Миронов Артем: другие произведения.

Глава 3 Стыковка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Межгалактический транспортный корабль Восток 612, получает сигнал СОС от военного космолета Атлантис 024, но после стыковки с ним, экипаж 612 - го попадает в прошлое, в 2026 год. Более десяти лет Мир разрушен ядерными взрывами. Испытания новых возможностей андронного коллайдера, повлекли за собой энергетические сдвиги во временном пласте, и как их последствия - запуски ядерных ракет. На Земле полно мутантов и нелюдей с измененным набором хромосом, снующих в развалинах городов в поисках пищи. Небольшие группы оставшихся в живых людей, пытаются укрыться от неминуемой гибели. Команда Востока 612 попадает в прошлое, но как ей вернутся в свое время и не допустить апокалипсиса?

  Контакт. Глава 3. Стыковка
  Артем Миронов
   Глава 3
  
  
   Стыковка.
  
  
   - Время пути до объекта, около, сорока минут, - прейдя в себя после аварии, сообщил Тоша, уже своим спокойным синтезированным голосом.
   - Хорошо, продолжай следить за всеми системами полета. Я не хочу, чтобы, что-то подобное повторилось. Не надейся на сигнализацию, сразу сам докладывай мне лично. - Отдала Кэт распоряжение Тоши, хотя сама все время искоса поглядывала на панель приборов.
   После такого бардака, капитан не очень доверяла электронике, тем более такой электронике, за работу, которой отвечал робот. Хотя Тоша, за все время, и ни разу не подвел ее, но у Кэт был неудачный опыт сотрудничества с робототехникой, несмотря на то, что это был робот более ранней модели, чем Тоша. Капитан вспомнила, как при стыковке с орбитальной станцией Мир пять, после того, как их космолет уже совершил вход в станцию, а все члены экипажа прошли дезинфекцию, а потом и карантин, робот отказался впускать их внутрь. При прохождении карантина, все обязаны снять неокостюмы. В маленьком стыковочном бункере, запас кислорода рассчитан только на десять минут. В тот злополучный день, кислородный шланг лопнул, как раз в переходнике, в открытом космосе. Механик провозился с этим шлангом около часа и частично смог устранить утечку, но все же этого было не достаточно. Компрессор работал без остановки и качал воздух, который все равно постоянно уходил из бункера в космос. Робот принял решение не впускать экипаж, а срочно, в автономном режиме вернуться на землю, так как сохранение корабля было для него более приоритетной задачей, чем спасение экипажа. Все умоляли его открыть шлюз, но он был не приклонен. Самая главная для него опасность это - разгерметизация. При его подсчетах, уровень угрозы составлял всего двадцать семь процентов, а людям нужно было всего несколько минут, что бы пробежать на станцию. Паника охватила команду. В адрес проклятой железяки летели всякие оскорбления и угрозы, но он был не приклонен. Казалось, воздух вот-вот кончиться и наступит неминуемая ужасная глупая смерть, которую никто не планировал, на этот как показалось с утра ясный, солнечный день. Смерть была так близко, что чувствовалось ее дыхание. Слышалось, как сердце ускоряет свое биение, лицо и руки становятся красными, глаза начинают слезиться, как вдруг неожиданно шлюз станции открылся и мы, спотыкаясь, друг об друга ввалились внутрь. Оказалось, что робот все-таки послал сигнал бедствия на землю, и как только там поняли, что же здесь происходит, - отключили его спецкомандой, которую знал, только главнокомандующий Байконуром. После произошедшего, этот недостаток убрали, а потом и усовершенствовали данную модель, но все равно недоверие осталось.
   - Где там Женька запропастился, что-то его долго нет? - Оглядевшись по сторонам, как будто пытаясь взглядом отыскать Женьку на капитанском мостике, обеспокоенно сказал Гризли.
   - Да здесь я, здесь! - Буд-то услышав слова Гризли, измазанный машинным маслом и весь в копоти, которой в компрессорной было придастаточно, в рубку вошел Женька. На руках у него сидело маленькое, съежившееся, толи от холода, толи от испуга мохнатое существо.
   - Макс! Макс! Слава Богу, ты нашелся, я уж думал, не увижу тебя..., думал все пропал, а ты вон, оказывается, спрятался и молчишь. - С огромной радостью и неподдельно счастливым выражением лица прокричал на все помещение Угрюмый, да так громко, что его голос, гулким эхом отразился от стен коридора и затихая, провалился в шахту лифта.
   - Макс, был тайским котом бежевого цвета, а мордочка, хвост, лапы и уши были темно - серыми. Михаил Степанович очень любил Макса. Ему подарила ему его дочь Наташа на пятидесятилетний юбилей и вот уже более трех лет они никогда не расставались. Угрюмый, даже брал его с собой в различные поездки и полеты, так как оставить его было практически не с кем. У дочери была своя семья, и жили они уже давно отдельно, да и Наташкин бульдог Стефан, не очень-то жаловал Макса в те единичные случаи, когда они всей семьей навещали Михаила Степановича. Угрюмый сам не хотел часто расставаться с котом, так как был очень к нему привязан, вот и в этот раз он как обычно посадил Макса в переносную сумку для животных и отправился на космодром.
   Макс летал с Угрюмым уже, наверное, тысячу раз и привык к шуму двигателей, но как на зло, передвижной эскалатор, который доставляет экипаж в первичный модуль подготовки к полету по неизвестной причине заклинило, и сработала сирена аварийной сигнализации. Кот от незнакомого звука забился в грузовой отсек и никак не хотел оттуда вылезать. Угрюмый вместе с двумя охранниками искали его везде, даже в мусорные баки заглядывали, но все тщетно. У мужчины даже навернулась скупая слеза, когда пилот по громкой связи попросил всех подняться на борт. Такого на космодроме никогда не было, чтобы из-за кота задержали вылет на час. Михаилу Степановичу уже видилась мрачная картина смерти Макса. Он представлял себе, как догорает его маленькое пушистое тельце объятое пламенем от двигателя при старте, но его знакомый охранник Федя, вместе с которым они и вели поиски, заверил его, что, скорее всего с Максом ничего страшного не случилось и он с удовольствием позаботиться о нем, когда суматоха от взлета рассеется, и толпа обслуживающего персонала разойдется по своим делам с взлетной площадки, Федя обещал найти кота, во, что бы то ни стало, так как мимо пульта лазерного сканера охраны незамеченным еще ни кому не удавалось пройти, а другого выхода на космодром не было. Угрюмый немного приободренный обещаниями Федора, все-таки полез в модуль, нехотя застегивая на ходу неокостюм, высматривая в толпе родное животное и надеясь, что кот появится с минуты на минуту. Но Макса нигде не было видно.
   Когда кот увидел хозяина, в его маленьких хитрых глазках читалось изнеможение, но в ту же секунду оно пропало. Взгляд стал четким и ясным. Мяукая от радости и умиления он, царапая Женькину руку, вырвался из его объятий и в два прыжка настиг ногу Угрюмого и, вскарабкавшись по ней, уселся у него на животе.
   - Ну, наконец, вся команда в сборе, мне всегда не хватало второго механика, - тяжело дыша и осторожно трогая разодранную щеку, сказал Женька. Я когда сидел в компрессорной, слышу что то скребется. Ну, думаю, может вибрация такой звук издает от чего-то отражаясь. Даже мысль, что сюда крысы могли пробраться промелькнула, хотя твердо знаю, что это полный абсурд. Скрежет становился сильнее и более отчетливее. Мысль о вибрации отпала сама собой, а когда он мяукнул из шахты вентиляции, я вспомнил, как ты кошку перед стартом потерял и из-за нее вылет на час задержали.
   - Это не кошка, а кот! - Недовольно сказал Угрюмый, поглаживая Макса по голове.
   До достижения координат цели оставалось совсем немного времени. Все члены экипажа решили попить чай и немного расслабиться перед стыковкой. Она предвещала быть не легкой.
   Угрюмый открыв небольшую хромированную фляжку, перетянутую красной кожей позволил себе немного коньяка. Видно было, что он растроган, тем, что Макс нашелся и умиленно смотрел, как он играет со шнурком ботинка Гризли, который тот пытался завязать.
   Напряжена была только Кэт. Она, достав обеззараживающий спрей из аптечки, которую принес Тоша, пыталась аккуратно обработать рану, но Женька постоянно дергался. Робот и сам мог бы это сделать, но попросив капитана, Женька подумал, что она справиться с этим более аккуратно. Но он ошибался, Кэт была всеми мыслями была погружена в предстоящую стыковку, если конечно с Атлантисом не будет налажена связь, но передатчик молчал.
   Яркие мигающие зеленые огни стыковочного модуля Атлантиса не предвещали ничего сверхъестественного. Все шло как обычно по плану. Тоша взяв управление на себя, потихоньку стал сокращать расстояние. Свет неизвестной звезды, которую было видно в иллюминатор, озарял рубку, гася собой свет, исходивший от приборов управления. Вдруг его спокойствие прервал звук аварийной сирены. Надписи на мониторе сообщали Кэт о неисправности реактора. Половина приборов, которым для функционирования нужно было много энергии, перестала работать, а остальные перешли в аварийный режим. Откуда-то повалил густой едкий дым, смешиваясь с пеной, подачу которой включила пожарная сигнализация. Восток, завалясь на правый бок, увеличивал скорость, приближался к стыковочному модулю. Тоша пытался выровнить корабль, но все было тщетно. 612, благодаря усилиям Тоши, немного задрав морду, вошел в стыковочный модуль. Казалось еще немного, и он сможет удачно завершить маневр, но мощность и времени на это не хватало и, поддавшись силе инерции, Восток с силой ударился левым боком о раскрытый шлюз модуля. Кэт видела, как от страшного удара, борт корабля надломился, и началась разгерметизация. Страшные крики членов экипажа врезались ей в голову, но громче всех от боли кричал Женька.
   - Больно, как же больно. Кэт ты хоть видишь, куда пластырь приклеиваешь. Прямо на рану. Ты что, я чуть концы не отдал, лучше бы Тоша обработал, - с недовольным и перекошенным от боли лицом сказал Женька.
   Кэт очнулась от забытья. Ее руку крепко сжимал Женька, не давая ей оторвать от раны неправильно приклеенный пластырь. Так значит, ничего не было. Все живы, а корабль не был разгерметизован, облекая всю команду на страшную смерть в открытом космосе. Кэт уже свыклась за эти страшные минуты, с неминуемой гибелью по ее вине. Надо было настоять на ремонте. Переубедить Угрюмого. Он просто гражданский с очень плохим характером, а она боевой капитан, хоть и временно осуществлявшая коммерческие рейсы, но она верила, что придет и ее время.
   - Я говорю больно мне. Отпусти ты этот пластырь, что ты в него вцепилась? - Громко сказал механик, окончательно приведя в чувства Кэт.
   - Извини, я задумалась. Тоша ты можешь закончить. - С безразличным взглядом, тихо произнесла Кэт, и встала со стула.
   - Конечно Капитан. Вам, что нехорошо? - Внимательно спросил Тоша.
   - Нет, все в порядке, просто голова разболелась.
   - Может коньячку? Пятьдесят грамм? Даже полезно, и доктора рекомендуют. - Протягивая открытую флягу, весело сказал Угрюмый. Он был настолько рад волшебному появлению своего кота Макса, что забыл обо всех правилах и инструкциях.
   - Михаил Степанович вы в своем уме? Мне сейчас стыковкой руководить, а вы мне тут со своим коньяком. - Оттолкнув протянутую руку Угрюмого, Кэт, прошла мимо него и уселась за пульт управления.
   - Я что? Я ничего. Смотрю, ты совсем погрустнела. Думал так, для настроения. - Попытался оправдаться Угрюмый, но его слов уже никто не разобрал.
   Гризли тоже с трудом представлял себе предстоящую стыковку с такими неисправностями. Хотя он и не был инженером как Женька, но его знаний хватало, что бы понимать всю абсурдность ситуации. Он смотрел на пульт управления кораблем, и у него сразу пропадало самообладание при виде всех этих мигающих красных кнопок и табло. Честно говоря, он даже немного побаивался, вспоминая тот случай с Ченом на запуске космолета, хоть это было достаточно давно, но стоили мыслям выхватить частицу воспоминаний и перед его глазами сразу вставало лицо того человека с оторванной рукой. Его глаза просили о помощи, и в тоже время в них виднелась нотка упрека и проклятия. Странное чувство тревоги не покидало Сергея. Вспоминая тот страшный день, вся его сущность требовала отменить приказ, не приближаться к проклятому Атлантису, который и так принес им немало проблем. Та катастрофа не выходила у него из головы. Человек с оторванной рукой почти каждую ночь приходил к Гризли по ночам, во снах. Сергей, почему то чувствовал свою вину, хотя ее по большому счету и не было. Ну что он мог тогда сделать? Как спасти этого человека и еще многих других, которые пострадали в этой трагедии? Гризли часто задавал сам себе этот вопрос. Иногда он хотел и сам оказаться на их месте, но это было не возможно. Чувство вины, которое казалось, проросло в его голове и пустило корни, не давало ему покоя. Гризли чудились картины их предстоящей стыковки, и они не были безоблачными. Они почти повторяли видения Кэт, хоть он и не мог видеть их, но он мог предугадать их, видя встревоженное лицо капитана. А вдруг это повториться? - Эта мысль не давала покоя и без того взбудораженным фантазиям Гризли. Такое же может быть? Никакой взрывчатки конечно на корабле не было и теракт никто, конечно, не задумывал совершить, но с такими неполадками ни один корабль не смог бы нормально совершить стыковку. Но все понимали, что лететь нужно. Возможно, людям на Атлантисе нужна была их помощь, но даже если там у них все было в порядке, а на связь они не выходили по каким-то другим причинам, то все равно стыковаться было необходимо Востоку, потому что с такими повреждениями они долго бы не смогли самостоятельно продолжать полет. Гризли не сомневался в профессиональных способностях капитана Антоновой, и уж конечно в работоспособности Тоши, который ни разу не подводил их за достаточно долгий период различного рода полетов, но все же риск был.
   - Вон он, там! Я его вижу. Где яркая звезда, чуть чуть левее от нее. Видите? - Раздался оживленный голос Михаила Степановича, который все это время не отходил от иллюминатора.
   - А все на зрение жалуетесь. Вам бы в снайперы пойти. - С усмешкой прокомментировала наблюдение Угрюмого капитан.
   - Это я в близи плохо вижу, а вот в даль, хоть за километр что хочешь разгляжу. А снайпером я и вправду был. Только давно это было, еще в учебке. Я тогда молодой был, красивый. Сержантши, вроде тебя, так за мной и бегали. - Похвастался Угрюмый, кивая головой в сторону Кэт.
   - Спасибо конечно за комплимент, но эту часть биографии вы от нас утаили. Я никогда не слышала, что вы снайпером были. Ну и как, пришлось по профессии, так сказать, поработать? - С не поддельным удивлением сказал Гризли.
   - Да нет, какой там! Нас после учебки на практику послали, ну а какая тут может быть практика, когда войны нет? Так отстрелялись по визуальным лазерным мишеням и все. Я, между прочем первое место занял! - Похвастался Угрюмый.
   В иллюминаторе и вправду появилось небольшое серебристое пятно, отдаленно похожее на космический корабль, которое постепенно увеличивалось. Вскоре уже можно было разглядеть и надпись на борту - "Атлантис 024" Корабль висел в воздухе не подвижно. Двигатели были выключены. Он, как будто плыл по течению. Ни чего не говорило о том, что что-то было с ним не так. Внешне корабль выглядел вполне отлично. Не видно было ни пробоин, ни каких либо других внешних повреждений.
   - Приготовиться к стыковке! Всем членам экипажа занять свои места. - Скомандовала, уже привычную для себя фразу Кэт.
   - Все системы стыковки в пределах рабочей нормы. - Успокоил Тоша. - Начинаю сближение.
   - Ты пробовал с ними еще на связь выходить? Вдруг они проснулись, и нам не придется стыковку в ручном режиме проводить. - Попытался пошутить Угрюмый.
   - Режим автоматической пеллингации после подачи сигнала, не выключиться сам, пока вызываемый объект не выйдет на связь. - Разъяснил Тоша.
   Значит, Атлантис молчит. Что же могло с ним случиться? Эти мысли не покидали голову капитана, но еще более странным был этот его маневр. Если по какой-то нелепой случайности Атлантис получил команду уничтожить Восток, то это он сделал бы в ту же минуту, а не пытался их протаранить. Может это и не был таран. Впечатление было такое, что в этот момент им управляла какая-то неведомая сила. Будто бы за штурвалом сидел маленький ребенок, оставленный родителями без присмотра. На технические неполадки, по крайней мере, со стороны это не было похоже. Причин тому могло быть множество, но как объяснить временное исчезновение с мониторов радара, это в голове Кэт никак не укладывалось.
   Огромный стыковочный модуль Атлантиса позволял полностью принять на борт Восток. Когда Тоша послал запрос на стыковку, автоматика военного корабля, сделав небольшую паузу, наверное, сверяя серийный номер Востока и реестр записи летной лицензии, сменил грозные, ярко- красные, горевшие по несколько минут огни, на дружелюбные быстро мигающие зеленые огоньки режима стыковки.
  
   Капитан не отрывала глаз от приборов, вспоминая свои страшные недавние видения, но пока все было спокойно. Восток немного покачнуло. Тоша на всякий случай держал дистанцию немного большую, чем это было нужно, только для того, чтобы капитану было спокойнее управлять процессом. После того как шлюз модуля был полностью открыт, Кэт уверенно подала рукоять подачи мощности вперед, и Восток аккуратно вошел на территорию Атлантиса. Выключив главные двигатели, Кэт подруливая дополнительными, что бы исключить возможность аварии, благополучно посадила корабль. Сначала закрылся основной задний шлюз, который находился чуть ниже боковых замков, а потом опустился и верхний, надежно прикрыв Восток. Выходить из корабля пока было нельзя. Нужно было либо одеть защитные неокостюмы, либо дождаться пока система выровнит разницу давлений, после стыковки. Командир приняла решение подождать несколько минут, пока давление восстановиться до нужного уровня. Неокостюмы нужно было проверить, перед, тем как одеть, а эта процедура могла занять больше времени, тем более никакой видимой угрозы Атлантис не излучал, да Кэт хотела воспользоваться лишней свободной минуткой, чтобы прийти в себя.
   Тоша уже отстегнулся от своей переносной консоли и ожидал всех у выхода из космолета. Наконец наружный датчик давления нехотя перевалился в зеленую зону, да и в главное лобовое стекло на капитанском мостике было видно, как струи воздуха вылетавшие с огромной силой из перепускного клапана, становились все слабее, и под конец совсем пропали. Двери в Атлантис были открыты, и перед командой транспортного космолета Восток 612, возникла странная картина, которую они никак не ожидали увидеть.
  
  Огромная просьба оставлять Свои комментарии и рецензии.Буду очень признателен!!!
  
  
  
  љ Copyright: Артем Миронов, 2010
  Свидетельство о публикации Љ21002150773
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"