Ринка Кейт: другие произведения.

Хрустальные цепи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.39*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бета, баннер и обложки: SIDNI; Корректор: Willow
    Жизнь ликанов сложна и опасна, и угрозу может нести каждый из них. Чтобы выжить, они уже давно следуют своей системе бытия, где на страже внутреннего порядка стоит Отдел Зачистки. Хайди - одна из тех, кто принадлежит к этой силовой структуре, и риск - часть ее существования, который она встречает каждый день с улыбкой на лице. Но что делать, если опасность скрывается в любимом мужчине? И как защитить его от самого себя? Да еще когда в ней до сих пор не утихает обида и злость. Ведь, отдав ему всю себя, взамен была удостоена роли лишь второго плана.
    Клип (SIDNI)

  
  Тяжелое дыхание бегущего волка.
  Хруст веток под ударами лап о землю.
  Свист ветра в ушах.
  И впереди только одна цель.
  Мелькание серой тушки между деревьями.
  Погоня.
  И цель почти достигнута.
  Стук челюсти, которая хватает лишь воздух.
  Промах.
  Недовольный рык.
  Вторая попытка.
  Острые когти вонзаются в податливую плоть.
  Удача.
  На языке привкус крови...
  Так замыкается еще одно звено пищевой цепи.
  
  ***
  - Я вижу его! Вижу! - орал ей в ухо Фил через наушник.
  Звук выстрела. Блеск осечки в городских сумерках.
  - Черт!
  - Ди?! - сквозь тяжелое дыхание заорал следом Джозеф.
  - Парни, он у меня на прицеле, расслабьтесь и не мешайте.
  Хайди сидела в вертолете и смотрела вниз через прицел винтовки. Там, внизу, была ее цель, а именно ликан в обличии волка. Он вышел из-под контроля, и их задачей было решить эту проблему. И все бы ничего, если бы дело не происходило в городе. Опасно настроенный волк метался по закоулкам. Вокруг него бегали Фил, Джозеф и Роб, пытаясь выгнать на открытое пространство и при этом не пустить к большому скоплению людей.
  Она сделала короткий вдох и задержала дыхание. Палец на курке напрягся, готовый нажать. Но в этот момент цель юркнула за угол кирпичной постройки.
  - Ушел, - разочарованно констатировала она, вскидывая винтовку.
  - Твою мать! Ди! Ты стрелять разучилась? - раздраженно выкрикнул Фил.
  - На себя посмотри, мазила!
  Ответом ей было короткое рычание.
  - Успокоились. Роб, он идет к тебе, - рыкнул Джозеф.
  - Понял, - ответил низкий баритон.
  Пока вертолет огибал здание, Хайди подумала о том, что за это время успела бы выспаться. Такая "птица" в городе - все равно, что неповоротливая каракатица. Либо просто сегодня им достался медлительный пилот. Ди бросила взгляд на парня: тот с усердием и сосредоточенностью в глазах вел аппарат. Даже губы выпятил. "Все ясно, - заключила она. - Новичок". И с кем ей приходится работать? Хотя можно было отдать ему должное - вел он аккуратно, ее даже почти не укачивало.
  - Проскочил, - произнес Роб.
  - Фил, ты видишь его? - спросил босс.
  - Я вижу, - ответила за него Хайди, снова принимая цель.
  На этот раз та оказалась под более удачным ракурсом. Ди снова задержала дыхание и без промедления нажала на курок. Короткий скулеж прорезал воздух. Она попала. Дротик с транквилизатором вонзился волку в спину. Через пару минут тот отключится и его можно будет спокойно доставить на базу.
  - Ничего без меня не можете, - съязвила довольная собой женщина.
  - Умница, - похвалил Джозеф.
  - С меня "Кровавая Мери", детка, - добавил запыхавшийся Фил, обещая ее угостить любимым коктейлем.
  - Договорились. Конец связи.
  
  ***
  Стенли сидел в баре за столиком и задумчиво крутил бокал темного пива. Он был так погружен в свои мысли, что не реагировал на происходящее вокруг себя. Остатки напитка уже давно выдохлись, но он не обращал внимания даже на это, механически отпивая глоток за глотком.
  Он был не на шутку озадачен. А все потому, что проснулся сегодня в лесу, неизвестно где, голый, грязный и с жуткими болями в животе. Все это говорило о том, что он волком ночью бегал по лесу. При этом еще кого-то съел, и этот кто-то был с мехом, потому что его все утро мучила изжога. Но озадачивало его не это, а то, что он почти ничего не помнил. Подобное было очень плохим признаком. Едва ли не катастрофическим.
  Неужели он снова теряет контроль над своим зверем? Если так, то быть беде. Либо Ветхие снова посадят его на цепь. Одни воспоминания об этом вызывали нервную дрожь. Он не хотел повторения своего прошлого кошмара. Но мог ли что-то с собой поделать?
  Обычно две ипостаси ликана существуют друг с другом в согласии. Но это был не случай Стена. Его волк существовал будто отдельно от него. Когда-то Лии удалось это исправить. Лия была его давней подругой, а по совместительству еще и Нейлой - той, которая имела ментальное влияние на ликанов. Именно поэтому ей удалось совладать и с его зверем, ей удалось их подружить. С тех пор Стенли думал, что это дружба надолго. Но недавние события дали понять - он ошибся.
  Его волк был зол, растравлен и в последнее время все активнее начинал себя проявлять. Иногда по телу Стена прокатывалась вибрация, после которой происходил выброс неожиданных эмоций, среди которых преобладал гнев. И этому чувству была причина. Та самая Лия к тому же еще была и их с волком возлюбленной, только любовь эта оставалась безответной долгие годы. Лия не принимала ничего, кроме дружбы. Поначалу они с волком с этим смирились. Но недавно у Лии появилась пара. Она стала принадлежать другому. Стенли смирился и с этим, но вот его волк - отказался и теперь разрывал эмоциями.
  Делая очередной глоток пива, Стенли поднял глаза, и взгляд уперся в знакомое личико. На него тут же обрушилась вся окружающая реальность. Бар был заполнен посетителями и гулом голосов, в полтона играла музыка кантри, звенела посуда. А напротив, у стойки бара, стояла Хайди. Сердце ускорило ритм, а ноздри раздулись, пытаясь уловить ее запах среди прочих. В его жизни существовало две женщины, и если Лия была его любовью, то Ди - страстью. Но серо-зеленые глаза посмотрели на него с презрением и перевели взгляд в другую сторону. Она даже не поздоровалась.
  - Эй, Багз! - выкрикнул бармену Фил, который стоял возле девушки. - Сделай нам как обычно.
  Багз махнул рукой, принимая заказ. Ликан отошел к столику, за которым уже сидел Роб и Джозеф - вся команда в сборе. Хайди осталась. Она села на стул, закинув ногу на ногу. Изгибы ее тело всегда волновали его сознание, и Стенли скользнул по ней взглядом снизу вверх. Сапоги-ботфорты на невысоком каблуке едва закрывали колени, выше них - короткие шортики. И завершала наряд кожаная куртка, не застегнутая, под которой были скрыты не только аппетитные формы, но и стрелковое оружие. Стенли знал это наверняка. Ди даже душ не принимала без своего пистолета, иначе начиналась паника. О наличии оружия так же говорили две заряженные обоймы, висевшие вдоль пояса, как украшения. Всегда вооружена и очень опасна - это было как раз про нее. Но для Стенли ее главным оружием был далеко не пистолет.
  Бармен поставил перед ней ее любимую "Кровавую Мери". Окунув палец в алый напиток, Ди взяла его в рот и пососала. У Стенли участилось дыхание. Она делает это специально, потому как знает - он будет на нее смотреть. Но вопросом - "зачем так над ним издевается?" - он не задавался. Ди злилась и мстила за разбитое сердце. Она полюбила его, но не смогла простить за чувства к другой женщине. А прекрасно зная, какой страстью он к ней пылает, девушка пользовалась этим ему назло, всегда изощренно и тонко играя на обнаженных нервах.
  Далее в ход пошла куртка, сброшенная с плеч до локтей. Под курткой была надета спортивная обтягивающая майка белого цвета. Стенли уперся взглядом в татуировку на руке, где витиеватыми буквами было написано его имя. В груди что-то сжалось. Кожа на месте рисунка была неровной, а где-то наблюдались пробелы. Когда-то Ди пыталась когтями содрать эту тату со своего плеча. И не один раз. Сейчас же пользовалась ею для того, чтобы напоминать ему, какая же он сволочь.
  - Браво, Ди, - тихо проговорили его губы в бокал пива. - Как всегда великолепна.
  Словно услышав его среди гула голосов, она повернула к нему личико. Губы растянулись в коварной улыбке. После чего, довольная собой, девушка вернулась к своему коктейлю - поднесла к губам, сделала глоток и облизнулась, игриво высовывая язычок. У Стенли мгновенно пересохло во рту. Следуя ее примеру, он опрокинул бокал, но тот уже оказался пуст. На язык скатилось всего несколько капель. Черт, он даже и не заметил, когда успел все выпить. Тем временем Ди продолжала. Ее ладонь скользнула по шее и потерла мышцы, словно те ныли от усталости. Выгнула спину, выставляя грудь вперед...
  Все, с него хватит!
  Стенли поднялся из-за стола. Обхватив бокал, он шагнул к бару и остановился как раз возле Хайди, которая мгновенно подобралась и теперь сидела в напряжении.
  - Может, хватит? - тихо прорычал он ей на ухо. - Не один я тут любуюсь этим представлением.
  От злости он тяжело опустил бокал на стойку бара, но не рассчитал силы. Толстое стекло в его руке треснуло. Но Стен не обратил на это внимание, он смотрел в глаза Ди, которая в притворном удивлении захлопала ресницами.
  - Ты о чем? - спросила она.
  - Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю.
  Она пожала плечиком и отвернулась.
  - Нет, не знаю.
  - Стен! - окликнул его Багз. - Бокал отдай.
  Стенли разжал пальцы и подтолкнул бокал к бармену, который, увидев состояние тары, уже не спешил ее принимать. Ловким движением руки посуда отправилась в мусорную корзину.
  - Извини, - сказал ему ликан. - Повтори, ладно?
  Багз промолчал и принялся наливать ему новую порцию. Стен снова повернулся к Хайди, которая пила коктейль. На этот раз от его пристального внимания девушка поперхнулась и закашляла. Стенли аккуратно постучал ладонью по ее спине.
  - Все, хватит, - оттолкнула она его руку. - Я в норме.
  Из уголка глаза скатилась одинокая слезинка. Ди потянулась за салфеткой. Но стоило ей попытаться поднять руку, как Стен, словно на рефлексе, схватил ее за запястье твердой хваткой. Девушка замерла и кинула на него настороженный взгляд. Между ними повисла напряженная пауза. Стен все никак не мог решиться сделать то, чего захотелось с неудержимой силой. Но наконец поддался порыву. Двинувшись вперед, он коснулся губами скулы, слизав с ее кожи соленую слезинку, нежно, аккуратно, заботливо. Нос защекотал запах ее кожи, любимый и родной, будоража его неустойчивое к ней сознание. Ди резко выдохнула, после чего уже не смогла ровно вдохнуть. Ее реакцией он остался доволен. Значит, они на сегодня квиты?
  Но когда его губы в поцелуе опустились чуть ниже, ее свободная рука тут же метнулась к его горлу, сдавливая кадык и отталкивая голову назад.
  - Не прикасайся ко мне, - прорычала ему в лицо разгневанная волчица.
  Не без разочарования Стен решил отступить.
  - Как скажешь, Ди.
  Взяв свой новый бокал, он отошел от нее и снова занял место за столиком. Только теперь сел спиной к бару.
  
  
  ***
  Сидя за барной стойкой, Хайди смотрела на затылок Стена и сопела от негодования. Каков гад! Мало того, что губы распускает, так еще и повернулся к ней спиной! Хотелось чем-нибудь в него запустить, но в руке был только стакан с коктейлем. А переводить напиток на этого засранца было жалко, пусть даже любимая "Кровавая Мери" уже и не казалась такой вкусной, как пять минут назад. Тут как раз кстати бармен поставил перед ней рюмку, собираясь кому-то налить спиртное. Выхватив ее из-под струи, Ди швырнула ту в голову Стенли.
  - Вот тебе, ясно!
  Рюмка тюкнулась о затылок мужчины и упала на пол, со звоном разлетаясь на осколки. Стен лишь слегка поперхнулся пивом, делая очередной глоток, затем качнул головой, почесал затылок и оперся локтями о стол. И даже не стал к ней оборачиваться.
  Игнорирует, сволочь!
  Отвернувшись от него, Ди встретила озадаченный взгляд бармена, который замер перед ней в той позе, в которой пытался оформить чей-то заказ. И взгляд его требовал объяснений.
  - Что?! - рыкнула Ди.
  Багз ткнул в нее пальцем.
  - Хватит крушить мой бар.
  После чего отошел от нее в другой конец стойки.
  Ди фыркнула. Можно подумать, она чему-то нанесла серьезный ущерб. Даже Стен, и тот никак не пострадал, что не могло ее не расстраивать. Она так злилась, что испытывала дикое желание с ним что-нибудь сделать: хотелось поколотить его, хотелось заставить чувствовать, и чтобы ему было так же больно, как больно ей.
  Очень кстати Хайди пришла в голову хорошая идея. Подозвав к себе Люси, она попросила ту провести аукцион, какие здесь иногда проходили по вечерам. Люси, стройная и симпатичная девушка, была женой Багза, которая к тому же умела красиво петь. Именно с песни она и начала. Встав на небольшую сцену и взяв в руки гитару, Люси спела "Лунную дорожку". Это слегка разогрело посетителей бара, после чего девушка смело приступила к аукциону.
  - Итак, леди, готовьте свои кошелечки, сегодня ваш вечер.
  Завсегдатаи поддержали ее выкриками и хлопками.
  - Так, с кого бы сегодня начать? - с улыбкой спросила в микрофон Люси, оглядывая толпу в поиске первой жертвы.
  - Люс, я готов! - выкрикнул крупный усатый мужчина, показывая на себя большими пальцами рук. - Выбери меня, детка!
  - Берни, остынь, дорогой, ты будешь следующим. А начнем мы, пожалуй... - Люси спрыгнула со сцены и прошлась по залу, остановившись возле Стена.
  Губы Ди расплылись в заговорческой улыбке, когда девушка посмотрела на нее.
  - Стенли! - выпалила та, хлопая парня по плечу. - Начнем с тебя.
  Но тот ее выбора не одобрил, давая отмашку:
  - Люс, я не уча...
  Не дав ему договорить, девушка приобняла его голову и прижала ладонь к губам.
  - Начнем с десяти долларов. Кто больше?
  В баре повисло молчание. На Хайди посыпались ожидающие и любопытные взгляды.
  - Двадцать! - выкрикнула какая-то смелая дамочка, явно не здешняя.
  Этот бар посещали только ликаны, по причине того, что бар располагался на территории Ветхих, где и жили только одни ликаны. Таковыми были немногие места их обитания. Большинство стай проживали неподалеку от людских поселений, хотя предпочитали вести обособленный образ жизни. Потому в этом помещении бара обычных людей не было. Но из-за того, что стая Ветхих являлась главенствующей среди них, здесь каждый день можно было увидеть новые лица.
  Ди прожгла соперницу взглядом и невозмутимо произнесла:
  - Даю сотню.
  Бокал Стена тяжело опустился на стол. Убрав от своего лица руку Люси, он повернул голову в зал.
  - Двести! - выкрикнула снова все та же дамочка, которую соседка уже решила пнуть под столом.
  Хайди залезла рукой под куртку, расстегнула кобуру, но пистолет не тронула. Достав кошелек-зажим, она вынула оттуда купюру и положила на стойку.
  - Пятьсот.
  - О-оу, - послышалось в стороне.
  И лишь стоило ей заметить со стороны соперницы какое-то легкое движение, как дуло ее пистолета уже смотрело той в лоб. На этом соперница заробела. Основная же масса, собравшаяся в баре, даже не была удивлена происходящим.
  - Убедительно. Пятьсот - раз, - произнесла Люси ради приличия.
  Хайди продолжала держать выскочку на прицеле.
  - Ди! - окликнул ее Джозеф со своего места. - Помяни мое слово, я у тебя когда-нибудь отберу твою игрушку.
  - Попробуй, - хмыкнула она, удостоив своего командира лишь коротким взглядом.
  - Два и три. Отлично, Ди, забирай своего кавалера, - поторопилась произнести девушка.
  Спрыгнув со стула, Хайди накинула куртку обратно на плечи, убрала пистолет в кобуру и посмотрела на Стенли:
  - Пойдём.
  Она не стала ждать, пока он поднимется и последует за ней. Просто вышла на улицу и дождалась его у входа. Не сказав друг другу ни слова, они сели в ее машину. Ди завела мотор и тронулась с места.
  - Могла бы просто позвать меня, - произнес, наконец, Стен. - Без этого представления.
  Ди повернула к нему лицо. Оглядела сверху вниз этого умника и снова обратила всё внимание на дорогу. И дернул же ее черт с ним тогда познакомиться...
  
  Стояла осень. К началу этого сезона Ди уже числилась подготовленным специалистом. Позади остались долгие месяцы изнурительных тренировок. И наконец, ее включили в состав седьмой группы Отдела Зачистки из шестнадцати возможных. Она была довольна своей нынешней жизнью и открывающимся перспективам. И была благодарна Ветхим, что они дали ей эту возможность - быть их частью. Но, верная своему новому делу, Ди оставалась почти такой же замкнутой, какой к ним попала.
  Поначалу Хайди плохо сходилась с посторонними и мало с кем-то разговаривала. Самым частым ее собеседником был только Хук - специалист по оружию и смотритель тира. Именно там она познакомилась с Филом, с которым ее свела общая любовь к огнестрельному оружию. Но эта необщительность не помешала ей завоевать репутацию вспыльчивой особы. Ди настолько не переносила мужское внимание, что не скупилась на пули для тех, кто осмеливался с ней настойчиво заигрывать. Но однажды на ее долю выискался один смельчак, который упорно лишал ее этой возможности. Он не пытался с ней даже заговорить, он просто смотрел на нее. Иногда мог прийти в тренировочный зал, сесть на скамейку и невозмутимо "пялиться". Ди это зверски бесило. Но она терпеливо ждала, когда он подойдет, чтобы поставить его на место. А у того будто и в мыслях не было подобной идеи. И однажды ее нервы сдали. Быстро уложив на лопатки своего тренера, она сама подошла к этому длинноволосому типу.
  - Чего тебе? - рявкнула она, прожигая его гневом сверху вниз.
  Парень поднялся на ноги, оказавшись выше нее на пол головы.
  - С чего ты взяла, что мне что-то нужно? - спросил наглец.
  - У тебя это на лбу написано, - прошипела Ди, подаваясь ближе.
  Он бросил взгляд на ее губы, и уже от этого ей захотелось разрядить в его голову обойму. Но, не имея при себе пистолета, она только глухо зарычала.
  - Еще раз увижу тебя поблизости - потом не обижайся, - предупредила она. - Ясно?
  - Тебя это раздражает?
  - А разве по мне не заметно?
  - Хорошо, я понял, извини, - ошарашил он ее, собираясь уже уходить, только напоследок добавил. - Удачи, Зажигалка.
  И он ушел, сделав так, как она попросила. Только Ди стояла, смотрела ему в спину и пыталась понять, почему ее теперь так взбесила его исполнительность?
  С этого все и началось. Стен так зацепил своим поведением, что теперь сам начал привлекать внимание Хайди. Когда же ее взяли в Отдел Зачистки, им пришлось не раз пересекаться, потому что этот ликан оказался одним из лучших технических специалистов в области информационных технологий Ветхих. И за все время их общения он ни разу не попытался к ней прикоснуться, добивая своей внимательностью, обходительностью и вежливыми манерами, хотя от самого на километр разило похотью. Это сбивало ее с толку. Хайди никак не могла понять, почему он не поступает как все? Почему ничего не предпринимает, чтобы погасить свое желание? Не то, чтобы она позволила бы ему это сделать - нет! И никому больше! Просто поведение Стенли вызывало любопытство. И это самое чувство однажды ее привело к его дому посреди дождливой ночи.
  - Ди? - удивился взъерошенный ото сна парень, оглядывая ее мокрую с головы до ног. - Что-то случилось?
  - Да, у меня назрел личный вопрос, - произнесла она, не преступая порога.
  Стен в удивлении приподнял левую бровь.
  - Так срочно?
  - Да.
  - Может, тогда зайдешь? - спросил он, приоткрывая перед ней дверь.
  Глянув в темноту коридора, Ди поежилась. Но не от холода, а от противоречивых ощущений.
  - Нет, спасибо, я быстро. Ответь мне только на вопрос, и я пойду.
  - Ладно, спрашивай, - сказал он, опираясь плечом о дверной косяк.
  Стенли не был силовиком и не отличался внушительным телосложением, тем не менее он был жилистым и подтянутым. А на его обнаженном торсе, пока Ди собиралась с духом задать свой вопрос, она насчитала шесть кубиков. "Пресс качает" - подумала она, пытаясь сосредоточиться хоть на чем-то, кроме своих ощущений, которые в ней разбудил этот ликан.
  - Почему ты... - замялась она, когда подняла к нему глаза. - Почему не пытаешься удовлетворить свое желание, которое ко мне испытываешь?
  Даже сейчас, втягивая в нос его запах, она улавливала знакомые нотки вожделения. И все равно он учтиво спрашивал:
  - А должен?
  - Нет, и не подумай, что я спрашиваю, ради чего-то. Просто ответь. Неужели так боишься получить пулю? С трудом верится, честно.
  Стенли улыбнулся, но эта улыбка быстро исчезла. А потом он спросил:
  - Ты знаешь, что досье на каждого ликана заносится в компьютерный архив?
  - Да, - ответила она, ужасаясь от своих первых подозрений.
  - Я создавал оболочку для этой программы и администрирую ее.
  - То есть, другими словами, имеешь доступ к этому архиву? - решила она уточнить.
  - Да.
  И тут Хайди все поняла - он читал ее досье! От понимания этого ее начало знобить, и в теле появилась дрожь. Она отвернулась от него, не желая видеть в глазах ни понимания, ни сострадания, ни что-либо другое. Она уже давно расправилась со своим прошлым, но его отголоски будут преследовать ее всю жизнь.
  - Не хочу причинять тебе боль, - тихо ответил он на ее вопрос.
  Его учтивость взбесила ее в очередной раз, заставив резко повернуть к нему голову. Да что он в этом понимает? Боль? От чего? От того, что ее собственный брат принуждал к сексу с тринадцати лет? Или от полученной после этого травмы? Ненавидя теперь всех мужчин, она чувствовала острую потребность в близости, и подобное противоречие рвало ее на части, являясь причиной такой вспыльчивости. И сейчас Стенли рвал ее как никто другой, потому что она ощущала взаимное влечение, которое не хотела бы чувствовать, которое делало ей больно.
  - Тебе не понять, - бросила она ему, прежде чем развернуться.
  - Ди, - окликнул он ее, останавливая на крыльце. - Что я могу для тебя сделать?
  Ее руки сжались в кулаки до хруста косточек. Она смотрела вниз, на то, как бьются о землю капли дождя, собираясь в лужицы. И не знала, что сказать. Вернее, знала, но боялась этого. Потому она сама от себя не ожидала, что осмелится спросить в следующую секунду:
  - А если бы я попросила? - тихо произнесла она через плечо.
  - Что именно?
  - Не важно, - тут же отмахнулась она, опасаясь, что сердце от дальнейшего волнения выскочит из груди.
  Быстро сбежав по ступенькам, Ди пересекла лужайку и запрыгнула в свой автомобиль. Руки едва слушались, отчего ключ никак не желал попадать в замок зажигания. Когда же ей удалось поставить его на место, Стен, как назло, выпрыгнул перед капотом, заставив вздрогнуть от удара ладоней по металлу. Их глаза встретились, и взгляд Стена был полон решительности.
  - Выходи, - прорычал он ей, кивая на свой дом.
  На какую-то долю секунды ей захотелось его послушать. Но, взяв себя в руки, Ди включила первую передачу и газанула пару раз. Стоящая на ручнике легковушка только слегка дернулась вперед.
  - Отойди, Стенли, - попросила она в довершение к этому.
  - Нет, Ди. Я жду.
  Хайди убрала ногу с педали газа. Руки стиснули руль до боли в мышцах. Что-то в его словах казалось смутно знакомым. Язык нервно прошелся по пересохшим губам, смочив те всего на пару глубоких вдохов. Она закрыла глаза, но в сознании сразу всплыли ненужные ей сейчас картинки.
  "Я жду, милая..." - говорил ей брат, до боли сжимая в кулаке ее волосы и удерживая голову в районе своего паха...
  Нет, она не будет ничего вспоминать!
  Но уже было поздно. К горлу подкатила тошнота. Хайди успела выскочить из машины прежде, чем ее начало выворачивать наизнанку. Правда, в желудке не было ни крошки с самого утра. Когда спазмы прекратились, она стала оседать, опираясь одной рукой о холодный металл автомобиля. Но Стен не дал ей упасть в грязь. Подхватив на руки, он понес ее в свой дом. И она даже слова не сказала против.
  
  
  ***
  Она привезла его в тренировочный центр. Интересно, зачем?
  Впрочем, он догадывался для чего.
  - Идём, - снова сказала ему девушка, выходя из машины.
  Стенли вышел и последовал за ней в центр, двери которого были открыты все двадцать четыре часа. В любое время тут велись тренировки, а по вечерам два раза в неделю проходили турниры, на которые съезжались ликаны других стай. Так что почти любой желающий мог найти себе здесь достойного соперника. Запрещено было участвовать в этом только Альфам, и итоги никак не влияли на отношения между стаями. Подобные баттлы велись в увеселительных целях. А также, насколько было известно Стену, для Ветхих, которые таким образом выявляли потенциал своих подопечных.
  В главном зале стоял гам, и воздух был насквозь пропитан азартом, потом и кровью. На центральном ринге проходил бой, и в момент их прихода крупный ликан пересчитывал ребра своему противнику, ломая одно за другим. Стен выругался. Хайди же знает, как он ненавидит, когда она участвует в этих турнирах. Оставалось надеяться, что девчонка захочет только посмотреть на других. Но, когда Ди скинула с плеч куртку, он понял, что созерцанием сегодня дело не обойдется. Схватив за руку, он заставил ее остановиться и повернуться к нему лицом.
  - Скажи, что ты не будешь в этом участвовать.
  - Почему нет? - с вызовом спросила девушка.
  - Отлично. Только не на моих глазах.
  Ему еще не хватало потерять над собой контроль и позволить выскочить наружу неуправляемому и обозленному волку, под раздачу которого мог попасть кто угодно.
  - Нет, Стен, на твоих, - ответила нахалка, придвигаясь к нему вплотную, так что он смог ощутить ее дыхание на своих губах. - Я за тебя заплатила, и сегодня вечером ты - мой.
  - Значит, хочешь подраться?
  - Очень, - промурлыкала она ему в губы, рождая вибрацию во всем теле.
  - Дерись со мной.
  Из двух зол он решил выбрать наименьшее. Губы Ди расплылись в ухмылке.
  - Ты ведь этого хочешь? - спросил он. - Искала возможность, чтобы как следует мне врезать, я прав?
  Ее глаза пробежали по его лицу, словно лаская кожу взглядом.
  - Ненавижу, когда ты прав.
  Развернувшись, Ди бросила взгляд на ринг и повернулась в другую сторону, направившись в соседний зал. Этот центр делился на пять секций, так что места хватало всем. В соседнем зале из-за турнира никого не было, и если бы ни крики за стенкой, здесь стояла бы тишина. Ди повесила куртку и сняла сапоги. Пистолет заботливо был уложен между складками полотенца. Стенли тоже снял куртку и сбросил обувь. Отмотав два куска эластичной ткани, Ди бросила их ему, после чего стала наматывать такие же на руки, ловким и привычным жестом укладывая ткань между пальцами. Стен последовал ее примеру. Из-за его неуравновешенности Ветхие запретили ему заниматься силовыми нагрузками, придя к выводу, что они лишь усугубят его положение. Умственные же нагрузки должны были пойти на пользу, потому что они требовали внимания и сосредоточенности. Именно поэтому Стен стал компьютерным червем. Тем не менее, он был обучен навыками рукопашного боя и каждый день находил возможность для каких-то физических занятий.
  Закончив с руками, Ди встала на татами. Стен вышел к ней и остановился напротив. Тогда она приняла боевую стойку, вытянула руки и поманила его пальцами:
  - Ну же, любовь моя, не стесняйся.
  - Всегда знал, что ты ненормальная, - сказал он, разминая пальцы.
  Встав в стойку, Стен запрыгал на месте. Поймал момент - рывок вперед и выброс руки. Ди ловко увернулась, уходя ему за спину и ударяя ногой под колено. То дрогнуло и подогнулось, заставляя опуститься им на пол.
  - А ты дерешься как девчонка, - веселилась она, отпрыгивая назад.
  Стен поднялся на ноги.
  - Не провоцируй меня, Ди, - предупредил он, обходя ее по кругу.
  - А то что? - спросила нахалка, лишь поворачивая голову вслед за его перемещением.
  - У меня просыпается дикое желание выбить из тебя всю дурь по-мужски. Понимаешь, о чем я? Ты, я и смятая постель.
  Ди задышала чаще и глубже. На щеках выступил легкий румянец. Стен дернулся к ней, на что девушка тут же среагировала. Пытаясь ударить его локтем в грудь, она промахнулась благодаря тому, что он вовремя ушел в сторону. Только вот как раз в ту сторону, с которой Ди стало удобно нанести удар с разворота второй рукой. Стен едва успел выставить блок, закрывая лицо руками, стиснутыми в кулаки. Удар под дых небольшим кулачком, но достаточно ощутимый, чтобы выбить из него весь воздух. Блок остался на месте, не позволяя Ди добраться до его лица. Зарычав, девушка нанесла очередной удар, что позволило Стенли уловить момент и перехватить ее запястье. Пусть он не мастер боевых искусств, но силы в нем было предостаточно. Но в этот момент Ди пнула его под колено, заставив зашипеть от боли. Не упуская своей возможности, она наотмашь ударила его по лицу тыльной стороной ладони. А выдернув руку, оттолкнула от себя легким ударом ногой в грудь. Стен пошатнулся и, не удержав равновесия, шлепнулся на задницу.
  Не торопясь вставать, он поморгал пару раз, чтобы фокусировать взгляд. На губе выступила кровь. Небрежно стерев ее рукой, он сел и посмотрел на довольную собой девчонку, которая ходила перед ним из стороны в сторону.
  - Тебе полегчало? - поинтересовался он.
  - Немножко, - с улыбкой ответила та.
  - Тогда повторим.
  Он встал на ноги. Шагнул к Хайди. Она встретила его очередным замахом. Стен увернулся, снова перехватил ее запястье, только в этот раз выкрутил руку так, что Ди пришлось повернуться к нему спиной. Хрустнули суставы. Но пока она не успела что-либо предпринять, в стальном захвате руки он поймал за шею её голову и прижал спиной к своему торсу. Почти тут же ее проворные пальцы оказались в районе его паха, сжав все хозяйство, но так, что до боли оставалось совсем чуть-чуть.
  - Осторожно, моя хорошая, - прошептал он ей на ушко. - Это все еще может тебе пригодиться.
  Ди рассмеялась, откидывая голову ему на плечо и обмякая в объятьях.
  - Уверен в этом? - спросила она, поворачивая лицо к нему так, что губы почти уперлись в шею.
  Хайди сделала глубокий вдох, упиваясь его запахом, и ноздри Стена также невольно раздулись. Ее пальцы освободили его от захвата, но лишь затем, чтобы помучить другим способом - сначала с нажимом прошлась ладонь, потом нежно и игриво помяли шаловливые пальчики. Стен задышал ей в унисон, ощущая, к какой мучительной эрекции приводят ее усилия. Он так соскучился по ее телу, что только одно лишь обещание уже приносило боль. Но это была истинная мелочь по сравнению с тем, что в этот момент начал просыпаться его волк, все такой же дикий и злой. Он почуял запах другой самки, не Лии, и был этим крайне недоволен. Стенли встряхнуло, передергивая от этой злости. Он тихо выругался и простонал. Нужно было немедленно все это прекращать. Но вместо того, чтобы отпустить Хайди, он крепче прижал ее к себе, потому что так сильно не хотел отпускать.
  Ди расценила это по-своему, позволяя слететь с губ приглушенному полустону.
  - Я до сих пор помню, как у нас это было первый раз, - прошептала она. - А ты помнишь?
  - Еще бы я не помнил, - ответил он, пытаясь взять себя в руки.
  И она еще спрашивает, помнит ли он?..
  
  Дождь все продолжал поливать серые улицы. Уже светало. Но этой ночью Стен не сомкнул глаз, потому что любовался девушкой, которая спала на его кровати. По крайне мере это он мог себе позволить. Она уже не была против. Впрочем, что-то в ее словах заставило его поверить, что она не будет против и большего.
  "А если я попрошу?" - спросила она его этой ночью.
  Если она попросит, он сделает что угодно - Стен знал это, но не понимал до конца, почему так к этому готов. Хайди не была Лией, чьи просьбы даже не обсуждались. И все-таки... Эта девушка привлекла его с первого взгляда. Попав к Ветхим, она выглядела как затравленный зверек, напоминая чем-то его самого. Но со временем и приобретенными навыками она менялась, причем со стремительной скоростью. В ней появилась уверенность, а из глаз исчез страх, уступив место гневу. Казалось, она была обозлена на весь мир, а на мужское население планеты - в особенности. И когда Стен узнал причины такого поведения, все встало на свои места.
  Поначалу, захотев с ней познакомиться, он решил повременить. Тем более видя, как она встречает каждого, кто начинал с ней заигрывать. Но отказаться от возможности наблюдать за этой девчонкой, смотреть на нее - было выше его сил. Его так тянуло к Ди, что это влечение сводило с ума, и с каждым днем все сильнее. Он даже к Лии такого не испытывал, что вызывало в нем искреннее недоумение. Он впервые ощущал такое неуемное вожделение, что был готов взять желаемое любым способом. Его останавливало только одно - это знание о ее тяжелом детстве. Ее досье не было одним таким в своем роде. У многих из них оставались душевные шрамы, полученные в детстве, которые, так или иначе, оказывали влияние на их дальнейшую взрослую жизнь. Но Ди почему-то сразу выделилась у него в отдельную единицу. Она по-настоящему его привлекала, и была такой первой после Лии. Потому, он не хотел делать ей больно, не хотел становиться для нее наравне с братом-ублюдком.
  Не успев проснуться, Ди распахнула глаза и выхватила свой пистолет. Стен замер, когда в него нацелилось дуло пистолета в дрожащей руке.
  И что дальше?
  К счастью, девушка узнала его быстрее, чем нажала на курок, и поторопилась отбросить оружие в сторону.
  - Черт, прости, - сказала она.
  - Плохой сон?
  - И да, и нет. Знаешь, я очень нервная в присутствии посторонних.
  - Вижу, - усмехнулся он. - Всегда спишь с оружием под подушкой?
  - Да.
  - В моем доме тебя никто не тронет.
  Ди сдавленно улыбнулась, опуская ноги с кровати и упираясь взглядом в свою сумку, которую сюда не приносила. Стен решил пояснить:
  - Я взял на себя смелость принести из машины твои вещи, которые там нашёл. Ты вся вымокла. Можешь воспользоваться моей ванной, пока я приготовлю кофе.
  - Хорошо, спасибо.
  Она дождалась, пока он выйдет.
  Стен не знал, какое кофе она любит, потому прихватил с собой молоко и сахар. К моменту его прихода, Ди уже вышла из душа. Но одеваться она не спешила, оказавшись в комнате одетая в его банный халат. Руки нервно крутили пояс. Она стояла к нему спиной. И о чем-то еще его просить ей было уже не нужно. Хотя услышать это вслух он бы от нее хотел. Подойдя к Хайди вплотную со спины, Стен потерся носом об ее мокрый затылок. Волосы пахли его шампунем, но этот запах нисколько не перебивал ее собственный.
  - Так о чем бы ты хотела меня попросить? - произнес он, неспеша стаскивая с ее плеч свой халат.
  Ди молчала, неуверенными движениями поправляя халат на место - то на одно плечо, то на другое. Тогда Стен сдернул ткань по ее рукам одним резким движением и отбросил в сторону. Ди только ахнула и вся сжалась, будто стараясь стать незаметной. Аккуратно убрав волосы с ее спины, он нежно коснулся кожи губами. Ди выгнулась, как от удара, но и сейчас его не оттолкнула.
  - Ты очень красивая, ты знаешь об этом?
  - Наверное, - произнесла она на выдохе.
  - Я не сделаю тебе больно, - пытался он ее успокоить, продолжая покрывать поцелуями спину. - Попытайся расслабиться.
  Его руки легли на тонкую талию, отчего девушка дернулась. Стену пришлось стиснуть ее в своих руках, чтобы не позволить вырваться или развернуться. Он понимал - она хочет того, что он может ей предложить. Но при этом ей тяжело переступить через какие-то свои барьеры, причем так тяжело, что тело била дрожь, и она вот-вот была готова сбежать. Сунув ей в руки подушку, он подтолкнул Ди к кровати, и тем самым вынудил наклониться. Она смолчала, даже позволила поставить свои колени на кровать и развести их в стороны. А когда он коснулся губами сосредоточения ее женственности, она выгнулась дугой, отпуская с губ сдавленные стоны. Но Стенли и сам был готов стонать вместе с ней. Сдерживать себя было для него настоящей мукой. Ди сочилась соками своего вожделения, и он понимал, что отчасти был тому причиной. Но сейчас речь шла не о нем.
  Упиваясь вкусом Ди и лаская языком ее складочки, он пытался довести девушку до оргазма. Только эта общая пытка затягивалась. Она уже двигала бедрами ему на встречу, рвала когтями простынь, стонала в голос, но так и не получала желаемой разрядки.
  - Я не могу больше, - простонала она ему. - Не могу...
  Отпустив ее бедра, Стен расстегнул джинсы, которые уже слишком давили, накрыл Ди своим телом и уткнулся носом в затылок.
  - Что не так? - спросил он хриплым и срывающимся от возбуждения голосом. - Скажи, что мне сделать?
  Ди прогнулась в спине и потерлась попкой о его напряженный пах, скользкая, горячая, жаждущая.
  - Не хватает... - выдохнула она.
  - Чего? Только попроси, я все сделаю... - говорил он, запуская пальцы в ее локоны.
  - Жестче...
  Повторять ему было не нужно. Намотав на руку темные волосы, Стен дернул голову назад, и вбился в нее мощным рывком. Ди громко застонала, задыхаясь от своих ощущений. Ее лоно туго сжалось вокруг плоти, один раз, другой, и все в такт его резким выпадам.
  - Так тебе нужно? - спросил он напряженным голосом.
  - Да, - выдохнула ему девушка. - Еще...
  Этот секс выдался поистине сумасшедшим. Оба изголодавшиеся и ненасытные, они не слезли друг с друга до самого вечера. Под его ласками и в крепких руках Ди немного раскрепостилась. Она позволяла ему все и требовала большего. И даже после этого они не смогли остановиться...
  
  Понимая, чем может обернуться эта игра с Ди, ощущая дикое возбуждение, которое делилось с необузданным гневом волка, Стен решил немедленно все прекратить.
  - Хватит, Ди, - произнес он, толкая девушку в спину, лишь бы подальше от себя. - Поиграли и хватит.
  - Что?! - возмутилась девушка.
  Но Стен уже шел за своей одеждой, пытаясь не обращать внимания на Хайди.
  - И ты еще смеешь злиться на меня?! - негодовала она, почуяв эмоции волка.
  - Прости, моя хорошая, я ненамеренно.
  Она зарычала.
  Быстро обувшись, Стен схватил куртку и шагнул к выходу. Нужно было поскорее выйти отсюда. Ему нужен был свежий воздух, чтобы выветрить из легких запах Ди, который так будоражил его и злил зверя. От этих противоречивых эмоций его трясло. И зверь вибрировал под кожей, порываясь показать свой оскал. Но он пока справлялся, держа того на цепи. И уж лучше уйдет сейчас, чем подвергнет ее риску. К тому же, обнажать свою проблему не хотелось даже перед Хайди, не говоря уже про Ветхих, чьи камеры стояли почти в каждом помещении их территории. Он должен справиться с этим сам.
  У него ведь получалось это делать долгие годы, черт подери!
  - Ты не можешь сейчас уйти! - кричала она в спину. - Я заплатила за вечер с тобой! - Но такие мелочи на него не действовали, и она это знала. - Если ты уйдешь, я буду драться на турнире, и с самым опасным ликаном!
  Он остановился на пороге и повернулся к ней, но лишь затем, чтобы сказать:
  - Прости, Ди. И не наделай глупостей, хорошо?
  Выскочив на улицу, Стен пытался глубоко дышать. Он пошел в сторону леса. Запахи живой природы должны были успокоить. А заодно он нагружал себя различными задачами, решая нелепые уравнения и алгоритмы. И на сегодня его битва с волком была выиграна успешно.
  
  
  ***
  Злость для нее была привычной, почти комфортной. Слишком частая эмоция, чтобы не суметь к ней приспособиться. Потому Ди всегда знала, как можно заглушить это ощущение. Поочередно выбрасывая руки, она била боксерскую грушу. Мышцы работали в обыденном ритме. Хотя нагрузки не хватало. Но извести себя не было ее целью. Она и так неплохо поработала над этим прошлой ночью, когда вышла на ринг, где выложилась по полной. Правда, и в ответ получила, закончив ночь на кушетке врача. Радовало то, что Стену не понравится такое ее времяпровождение. А в том, что он все узнает, Ди не сомневалась. И главное, он будет осознавать, что этого всего могло не быть, останься он рядом. Ведь Стен прекрасно понимал, как ей нужен. Пусть она злится, пусть ненавидит, но ведь именно потому, что так сильно нуждается в этом несносном ликане, чье сердце принадлежит другой.
  Подпитанная гневом, Хайди начала яростнее колотить по груше. Контролируемое дыхание медленно учащалось вслед за движениями рук и корпуса. Тело покрылось испариной. Только, как бы Ди не истязала несчастный снаряд, тот покорно выдерживал ее натиск, возвращаясь в исходное положение. Так же и Стенли терпел все ее выходки. С громким криком Ди ударила по груше ногой. Звено цепи надломилось. Слетев с поврежденной петли, груша свалилась на пол... и прямиком к ногам Джозефа. Хайди подняла взгляд, встречаясь с глазами своего командира - серыми, серьезными, недовольными.
  - Ди, ты заставляешь меня нервничать, - сказал ей ликан.
  - Прости, Джоз.
  Хайди и правда чувствовала себя виноватой. Из-за того, что хорошенько повеселилась этой ночью, она не смогла утром выехать с командой на очередной вызов.
  Джозеф шагнул к ней ближе и в полголоса произнес:
  - Вы со Стенли мне уже надоели. Тебе бы следовало снова походить к психологу, чтобы поучиться отключать свои эмоции или хотя бы управлять ими.
  - Не нужен мне никакой психолог, - огрызнулась девушка. - Сама справлюсь.
  - Я вижу, как ты справляешься, - кивнул он на грушу, валяющуюся на полу. - Ты была нужна нам сегодня. Фила серьезно ранили.
  - Джоз, я же сказала: прости.
  - И?
  - Этого больше не повторится, обещаю.
  - Еще один прогул выезда из-за ерунды - будешь наказана. Поняла?
  - Так точно, мой капитан, - ответила она с толикой сарказма.
  - Умница, - похвалил ее ликан, уголок рта которого приподнялся в ухмылке. - А теперь поторопись привести себя в порядок и боевую готовность. Не мне тебе объяснять, какая сейчас неспокойная обстановка.
  Замечание было неоспоримым. С того момента, как они привезли сюда Нифера и посадили того в клетку, у них прибавилось хлопот. Каким бы гадом ни был этот ликан, а Альфой он был безупречным. Ликаны его стай считались самыми примерными, а территории их обитания - самыми неконфликтными. Проблемы для Ветхих обычно создавал сам Нифер. Но Ветхие терпели его выходки, шли с ним на компромисс, принимая его методы правления для себя более выгодными. Но теперь, вместе с решением Ветхих лишить Нифера власти, изменилась и ситуация: ликаны нескольких стай вышли из-под жестокого контроля. И хоть Эрик для каждой из них уже отобрал претендентов на роль Альфы, беспорядков все равно было не избежать.
  - Хорошо, поняла. Фил в медпункте?
  - Да, можешь к нему заскочить, если не боишься помешать.
  - Опять медсестру кадрит?
  - Угадала, - ответил ей Джозеф, прежде чем отправиться дальше по своим делам.
  Ди проводила взглядом широкую спину ликана. Джозеф всегда находил повод, чтобы поворчать на нее. Или она сама так часто его давала? Раз Фил уже способен приставать к женщинам, значит, не так уж серьезно ранен. Впрочем, у мужчин их расы отсутствовал хоть какой-то предел, способный отбить их сексуальное желание. Природа взывала к своему, к продолжению рода, где важность теряло все постороннее, будь то элементарные нормы приличия или даже родственные связи...
  
  
  - Бил! Питер! - позвала она братьев-близнецов. - Идите за стол!
  Сегодня мать оставила Ди на хозяйстве, и накормить братьев ужином было очередным пунктом этого дня. В свои тринадцать она не так многое умела, но уже была в состоянии приготовить яичницу с беконом, овощной салат и сандвичи.
  На кухню вошли близнецы и заняли свои места. Оба высокие, крепкие и очень похожие на отца, который бросил их, когда Ди исполнилось шесть. Вытерев мокрые ладошки о подол платьица, она присоединилась к ним. Ели молча. Ди неторопливо жевала сандвич, с радостью наблюдая, как братья уплетают ее кулинарные труды. Все было как всегда, да только - почти. В последнее время с Билом что-то происходило, но Хайди никак не могла понять, что именно. Даже сейчас, сидя за ужином с родными братьями, она испытывала непривычную неловкость от пристального взгляда Била. Почему он на нее так смотрит? Может, спросить у Питера? Она бы и спросила, если бы Питер с ней общался. Старший словно не воспринимал ее, разговаривал сухо и только по необходимости. Почему? Ди также не знала, но уже давно перестала задаваться этим вопросом, замечая, что так парень себя ведет не только с ней одной. Бил же был другим, более приветливым, и всегда уделял сестре внимание. Только вот в последнее время это внимание казалось ей каким-то неправильным.
  - Ты достал уже, - неожиданно произнес Питер, пиная брата ногой под столом. - Дай хоть пожрать спокойно. В тарелку смотри.
  Бил промолчал, только насупился и одарил брата недовольным взглядом.
  Когда все закончили есть, Ди собрала тарелки, свалила в раковину и принялась мыть. Братья уходить не спешили. Питер достал их холодильника две банки пива и подал одну Билу.
  - Так и будешь тут сидеть? Я собираюсь прогуляться, - сказал Питер брату.
  - Я тут побуду.
  - Как знаешь.
  Питер вышел. Бил остался. Ди сразу стало не по себе, и это огорчало. Она всегда считала его замечательным, кто мог и на коленку подуть, если упала, и куклу починить, если попросит. Казалось бы, более идеального брата нельзя было пожелать. Но появившееся напряжение между ними теперь все портило. Стоя к нему спиной, Ди не видела его взгляда, а все равно чувствовала тот на себе кожей. И это было неприятно, даже чем-то пугающе.
  Брат встал и подошел к ней.
  - Давай помогу.
  - Не надо, я сама, - отмахнулась Ди, споласкивая тарелку.
  Бил настаивать не стал, но так же не стал возвращаться на свое место.
  - Ты так выросла, - произнес он, заправляя ей за ухо выбившиеся из хвоста пряди.
  Ди поежилась, когда его пальцы скользнули вниз по шее. Это касание не было ей приятным. В нем было что-то неправильное. Зажатая между ним и стеной, она не знала, как реагировать на происходящее. Ей стало не просто не по себе, стало по-настоящему страшно. А тут еще Бил, наклонившись, потерся о ее шею носом. Ди дернулась и вжалась спиной в стену. Но такая реакция брату не понравилась. Схватив за волосы, Бил притянул ее к себе, обдавая лицо рычанием. Но испуг в глазах сестры быстро его успокоил.
  - Прости, Ди, - просил брат, покрывая поцелуями ее личико. - Прости...
  Тяжелая ладонь легла на ее бедро, задирая низ платьица с рисунком из синих колокольчиков. Сердце в груди колотилось, словно у пойманного зверька.
  И он снова повторил:
  - Прости, но я не могу больше это терпеть...
  
  
  Ди заметно передернуло. Вернув грушу на положенное место, она снова принялась колотить ее до тех пор, пока сквозь бинты на руках не выступила кровь из онемевших пальцев.
  
  
  ***
  Единственным местом, где Стенли часто забывал о терзающих его душу женщинах и проблемах со зверем, была его рабочая зона. На массивном столе громоздились мониторы, в каждом из которых была открыта масса окон, запущено множество процессов. Работа Стена заключалась в следующем: он писал новые программы, администрировал базы, следил за сетью, которой были связаны почти все стаи, и даже иногда выезжал с группами Зачистки, если была в том необходимость. И занимался этим не один. Его Технический Отдел насчитывал двадцать пять человек, и все сидели в одном помещении. Такое близкое соседство коллег Стена нисколько не смущало. Они все делали общее дело и часто нуждались в советах друг друга. К тому же, так проще было делиться идеями и опытом. Но сегодня это соседство обещало вывести его из себя...
  - Парни, я нашел! - выкрикнул Вилсон, сидевший за его спиной. - Стен, будешь смотреть?
  - Нет, - отмахнулся он, пытаясь отстраниться от происходящего вокруг него.
  Всё утро Вилсон находился под впечатлением от прошедшего этой ночью турнира. Его так воодушевил бой Хайди с каким-то ликаном, что парень даже не поленился влезть в систему файлов видеозаписей наружного наблюдения и отыскать там запись с Ди. Но Стен был едва ли не единственным, кто не желал на это смотреть. Вокруг Вилсона уже столпились ликаны.
  - Смотрим, - прокомментировал парень, нажимая на плей.
  Едва услышав крики толпы с видео, Стен надел наушники и уставился в свой монитор. В ушах заиграл тяжелый рок. Но в мыслях все равно крутилась одна Ди, которая заставляла его волноваться. Он же попросил ее не делать глупостей! И ведь не сложно ему было догадаться, для чего она вышла на ринг. Лишь бы сделать на зло, лишь бы заставить его жалеть о своих поступках и чувствах.
  Чья-то рука настойчиво похлопала его по плечу, и Стену пришлось обернуться. Вилсон ему что-то проговорил, ухмыляясь и тыкая пальцем на свои мониторы. Но взгляд Стенли и без этого невольно приковался к одному из них. Там была Ди. Она дралась с каким-то жилистым ликаном, и ее удары сменились натиском противника. Мужская рука тяжело опустилась на ее лицо.
  Нет! Черт, он не мог на это смотреть!
  Сбросив наушники, Стен сорвался с места и вылетел из комнаты. Тело била крупная дрожь, кожа запылала и покрылась испариной, а зверь под ней отозвался протяжным рыком. Волк всегда был готов подхватить его эмоции, особенно если это был гнев. Вцепившись в железные поручни, Стен попытался успокоиться. Как же он ненавидел, когда Ди так делала! Когда намеренно причиняла себе боль. Да он и себя ненавидел за то, что заставлял ее страдать...
  
  
  Волнение вынуждало кровь бежать по венам быстрее. Стен переживал за свою Ди, причем так сильно, что в груди щемило.
  Как же не вовремя Лия приехала его навестить...
  - Ди! - выкрикнул он в полумрак пустой комнаты, когда приоткрыл дверь ее квартиры.
  Ему никто не ответил. Тогда Стен аккуратно закрыл за собой дверь и прошел внутрь. Он знал, что она дома. В ванной комнате шумела вода, и именно туда он направился первым делом. Открыл дверь, увидел Хайди... и сердце замерло на вдохе. Со слезами на глазах девушка сидела в ванной и когтями раздирала плечо с татуировкой, где было написано его имя. Вода все насыщеннее окрашивалась в алый цвет - цвет ее крови.
  Но стоило Ди увидеть его, как она подскочила на ноги и выхватила пистолет. В дрожащей руке дуло прицелилось ему в районе груди.
  - Убирайся, - проговорила она сквозь стиснутые зубы.
  - Ди, выслушай...
  - Убирайся!
  - Ди...
  - Ненавижу тебя, слышишь?! Ненавижу!..
  Он сделал шаг вперед, к ней, и тогда Хайди нажала на курок...
  
  
  Стенли сделал глубокий вдох и долгий выдох, прогоняя воспоминания, от которых ему определенно не становилось лучше. Взгляд блуждал по этажам Центра. Этот Центр был главным штабом Ветхих, причем большинство этажей размещалось под землей, оставляя на поверхности непримечательного вида двухэтажное здание. И именно здесь он проводил большую часть своего времени.
  Его отвлек звонок телефона, который завибрировал на поясе. Звонила Лия, и в груди тут же разлилось знакомое и неконтролируемое тепло. Он был так рад ее звонку, что большой палец прошелся по имени на экране как если бы он мог дотронуться до самой девушки. Но главное - его волк мгновенно притих, словно прислушиваясь, и в то же время успокаиваясь.
  - Привет, - произнес он в трубку телефона, когда нажал на прием.
  - Привет, Стенли. Как ты?
  Он не сдержал улыбки.
  - Не думал, что услышу тебя так скоро.
  - Почему нет? Я же обещала, что буду чаще звонить. Так как у тебя дела?
  - Хорошо, а когда слышу твой голос - просто замечательно.
  Он соврал, но сделал это с чистой совестью. Еще не настолько плачевна его ситуация, чтобы беспокоить этим Лию.
  В трубке послышался легкий тихий смех с хрипловатыми нотками.
  - Я рада, но только если ты мне не врешь.
  - Разве я на такое способен? Не льсти мне.
  - Ни в коем случае...
  К разочарованию Стенли, этот разговор закончился, едва начавшись - неожиданно коридор заполнил звук сигнализации, оповестившей о том, что случилось нечто серьезное и непредвиденное.
  - Си шестой, Си шестой, на вылет! - проговорил женский голос из потолочных динамиков Центра. - Седьмая группа туда же!
  Стен шумно выдохнул. Паршивая ночь плавно перетекла в такой же паршивый день, который и дальше не обещал ничего хорошего. Си-шесть - это был его индивидуальный позывной номер. Мало того, что его прервали на разговоре с Лией, так ему ещё и лететь на какое-то срочное задание с группой Хайди. Такое совпадение случалось не часто. Вызовы распределял Отдел call-центр, и делал он это по специализации и наличию свободных в данный момент групп. И в этот раз снова выпала такая комбинация, оспаривать которую попросту не было времени.
  - Лия, прости, мне нужно бежать.
  - Я поняла. Удачи тебе.
  - Спасибо... что позвонила.
  
  
  ***
  - Даже не смейте что-либо мне говорить, - решительно заявила Ди своим парням, как только залезла в вертолет.
  Фил издевательски хмыкнул, засовывая в рот спичку. Джозеф уставился на Хайди внимательным взглядом. Роб предпочел остаться в нейтралитете. И никто не сказал ни слова, потому что понимали, какой может быть ее реакция. Слишком хорошо они друг друга выучили. Эта троица была не просто ее командой - они были ее семьей.
  Фил - беззаботный задирала, который с расстояния в пять шагов был способен подстрелить муху, а при всей своей любви к женщинам мог променять любую даже на револьвер. Единственной, как он считал, его вредной привычкой являлись спички. Когда-то Фил пристрастился к сигаретам, а чтобы бросить, заменял сигарету спичкой, гоняя ее по губам до тех пор, пока та не рассыпалась на мокрые опилки. Курить он бросил, а вот баловаться спичками - нет. Выбор в одежде всегда был прост: обтягивающие футболки темных цветов, для парадного выхода - джинсы, для остального - военные штаны с многочисленными карманами, где в каждом обязательно что-то было, начиная от запасных обойм до мятных конфет.
  Роб отличался молчаливостью, предпочитая открывать рот только по делу, и вести беседы он умел лучше всех их вместе взятых. Любые важные разговоры и решение сложных вопросов с кем-то "тет-а-тет" Джозеф доверял именно ему. Роб был высок ростом, обладал внушительной мышечной массой, и при этом мог считаться среди них самым интеллигентным и интеллектуальным ликаном. Он отличался нехарактерным для их вида спокойствием и, кажется, вообще никогда не выходил из себя. Одеваться предпочитал в классику, но на выездах был солидарен с Филом. От остальных мужчин отличало его и то, что он уже обзавелся парой. Ее звали Лили, и это была очень нежная и трепетная девушка. Хайди она понравилась с первой встречи, Фил же очень любил ее за умение вкусно готовить, часто напрашиваясь к паре на ужин.
  Джозеф - истинный командир по всем параметрам, который бы смело мог занять место Альфы. Он был строг, но справедлив. Из его положительных качеств можно было составить целый список. И это с учетом того, что туда же можно было включить и все отрицательные. Джозеф был вспыльчив, что только выдавало в нем особо страстную натуру. Его животный магнетизм и внутренний стержень чрезвычайно привлекал женщин. Многие из них грезили занять место его пары, которое и по сей день оставалось свободным. Но не каждой самке выпадала возможность оказаться хотя бы в его постели. Этот ликан был крайне требователен не только к членам своей команды. Хотя Ди считала, что он привередничает, или, проще говоря, зажрался. Выбор в одежде так же был прост - джинса, кожа, хлопок. Но что Ди в нем поначалу страшно смущало - этот мужчина никогда не носил нижнего белья. Из-за каждодневного совместного времяпровождения они знали друг о друге много лишнего.
  - Джоз, я справлюсь, - не выдержала Ди его взгляда.
  - Вот скажи, мне просто любопытно: ты врешь мне или себе? - спросил он.
  Ди устало выдохнула. Но ответить не успела - к ним в кабину вертолета подоспел Стенли, сразу став главным объектом всеобщего внимания. Он занял место напротив Роба, опустив походную сумку на пол у своих ног. Намотав на руку длинную тряпичную ручку, он сжал ее в кулаке, да так, что побелели пальцы. Стоило Ди поймать на себе его взгляд, как она отвернулась к окну.
  Вертолет плавно поднялся в воздух.
  - Веселая выйдет поездочка, - заметил Фил, который сидел рядом с ней.
  - Главное, чтобы без эксцессов. Все поняли? - спросил Джозеф, посмотрев сначала на Хайди и переведя взгляд на Стена.
  - Да, - отозвалась она.
  Стенли только кивнул. Тогда Джозеф взял стационарный телефон, нажал кнопку и включил громкую связь.
  - Центр, прием, - произнес ликан.
  - Седьмые, как слышно?
  - Отлично, Центр, так что там у нас? К чему такой кипишь?
  - Кипишь - это еще мягко сказано. Кто-то взломал центральный сервер и качает оттуда закрытую информацию.
  - Это что-то новенькое, - заметил Фил.
  - Какой сектор? - уточнил Джозеф.
  - Стая Питера, - прозвучало из динамика, пробегая жжением по нервам Хайди.
  Питер... Речь шла ни о ком ином, как о ее брате. Стиснув зубы, она поспешила снова повернуться к окну, лишь бы не видеть взволнованных взглядов. Тут все знали о ее прошлом, как и том, в каком родстве она состояла с вышеупомянутым Альфой.
  - Питеру звонили? - спросил Джозеф у Центра.
  - Он не отвечает. На другую связь тоже никто не выходит. Зато мы дозвонились некоему Руди - у него небольшая стая, в основном кочуют, но сейчас он претендует на территорию Питера. Насколько нам известно, между ними в скором времени должна состояться битва за место Альфы.
  - Ну и что там этот Руди?
  - Ждем от него звонка. Обещал проверить. Ваша задача по прибытию на место - разобраться в ситуации. Стенли пусть займется информацией. Нужно предотвратить распространение данных и уничтожить все, что было скопировано с сервера.
  - Поняли. Будем по адресу примерно через десять минут.
  - Тогда пока отбой. Держите в курсе.
  Джозеф отключил связь.
  
  Минуты полета прошли в напряженном молчании. Но стоило им добраться до места назначения, как началась суета.
  - Приготовились, - скомандовал Джозеф, выглядывая в окно и доставая пистолет из кобуры на поясе.
  - Ни хрена себе! - воскликнул Фил, когда уставился туда же. - Какие мухи их покусали?
  Ди тоже посмотрела вниз. Возле двухэтажного дома на лужайке развязалась нешуточная схватка. Ликаны, в количестве двадцати особей, словно сорвались с цепей. Они кидались друг на друга, дрались, рвали когтями и зубами. И это было ненормально. Ни с того ни с сего такие события не происходили, тем более так массово. Нужно было все прекратить, и вариант оставался один - быстро утихомирить и остановить ликанов можно было только через боль. Иначе им сейчас никак не справиться, или попросту будет хуже.
  Вертолет медленно опускался ближе к земле, но никто не обращал на него внимание. Роб открыл дверь, запуская в салон шальной поток воздуха, и сбросил вниз канат.
  - Стен, остаешься. Остальные - вперед, никого не убивать, можно только ранить, - отдал Джозеф новую команду. - Стреляйте по ногам.
  Роб спрыгнул первым. За ним последовал Фил. Ди двинулась следом, успев сделать всего один шажок, прежде чем Стенли внезапно схватил ее за руку.
  - Сейчас не время, - тут же рявкнул на них Джозеф.
  Ди посмотрела на Стена, увидев в глазах ликана серьезное волнение. Но доставляло оно ей лишь удовольствие - было по вкусу, что этот мужчина за нее так сильно переживал.
  - Стен! - уже нетерпеливо выкрикнул командир.
  - Будь осторожна, - только сказал ей Стенли, прежде чем отпустить.
  Ди фыркнула, приседая и обхватывая канат. Кому он это говорит? Но в самую гущу событий она спускалась уже с улыбкой на губах. С той же улыбкой нажимала на курок, стреляя по ногам ликанов. С улыбкой отражала натиск взбесившихся сородичей, которые, казалось, в пылу схватки уже плохо разбирали - кто друг, а кто враг. Чья-то рука дернула ее за волосы, собранные в хвост. Мужская - Ди поняла это, когда влетела спиной в крепкую грудь и услышала над ухом рычащий баритон. Нападая на ее же противника, какая-то разъяренная женщина ненароком полоснула Ди когтями по щеке, не глубоко, но ощутимо. С этого момента Ди разозлилась, обещая, что пощады теперь не будет никому. Отвесив женщине удар наотмашь, Хайди вытащила из ножен на поясе клинок и воткнула в бок ликана, чья хватка мгновенно ослабла, позволяя ей вырваться из его рук. Разворот, выстрел в ногу, чтобы не смог подняться и продолжить бой. Все происходило за доли секунд, гораздо быстрее, чем билось сердце. Промедлению не было места. Еще секунда, осознание нового противника за своей спиной, совсем близко, и снова разворот с новым клинком в руке, выхваченным из-за голенища. Выпад по инерции, удар в живот... и глаза уперлись в лицо Стенли. Ди ахнула, цепенея от ужаса. Какого же черта он тут делает?! Она зарычала, не имея сил как-то по-другому сейчас выразить свои эмоции. Стен только стиснул зубы.
  - Сзади, - тихо и спокойно проговорил он, перехватывая ее клинок в своем брюхе.
  Ди пришлось от него отвлечься, чтобы утихомирить очередного ликана. Но когда развернулась, Стенли уже кубарем катался с кем-то по земле. Она попыталась прицелиться, но сложно было это сделать, не опасаясь попасть в любимого. Его противник стал менять облик, и к ужасу Ди Стен тоже стал перекидываться. А встречи с его волком она ждала сейчас меньше всего. Она слушала, как ломались кости, смотрела, как появляется и удлиняется каштановая шесть, как болезненно меняется форма из человеческой в волчью, и пятилась назад, шаг за шагом стараясь оказаться подальше от Стена.
  В этот момент ее команда уже окружила сцепившихся волков. Все держали на прицеле эту грызущуюся кучу. Роб как всегда молчал. А Фил спросил:
  - В кого целиться-то?
  - Ну не в Стена же! - сорвалась Ди, получив неодобрительный взгляд командира.
  - Погоди, Фил, - одернул его Джозеф.
  Звери грызлись недолго. Преимущество явно находилось на стороне Стенли. Его волк был поистине жуток: крупный, мощный, гора сплошных жил и мышц, и почти всегда взбешенный - хищник до кончиков волосков темно-шоколадной шерсти. Это была идеальная машина для убийства или устрашения. Его многие опасались даже среди Ветхих, принимая только из-за самого Стена. Насколько это мужчина был дружелюбен и спокоен, настолько же его зверь был ему противоположен. Даже Альфы не имели над ним власти. С таким могла справиться только Нейла, например как та, к которой он что-то там чувствовал. В лесу никто не осмеливался составлять ему компанию. Дай ему волю тут, ликаны бы быстро поджали свои хвосты. Только бой был уже почти окончен.
  Всей свой грозной массой придавив противника к земле, Стен вгрызся ему в горло.
  - Он сейчас убьет его, - тревожно проговорили губы Ди.
  - Стреляй! - выкрикнул Джозеф.
  Воздух прорезали три выстрела, и все пули достигли цели. Ди в ужасе вскрикнула им в унисон:
  - Хватит!
  Стен дернулся, выпуская из пасти горло волка, но только затем, чтобы обратить свою злобу на других. Он оскалился, обнажая зубы. Но стоило Ди попасть в поле его видимости, как ей захотелось исчезнуть. В глазах волка, обращенных на нее, вспыхнула бешеная ярость, которую было невыносимо в них видеть. И в довершение к этому он утробно зарычал, делая шажок в ее сторону, словно хищник шагнул к своей новой добыче.
  - Как же он тебя невзлюбил, - заметил Фил, качая головой и продолжая держать волка на прицеле.
  - Без тебя знаю! - огрызнулась Хайди, медленно отступала назад.
  То, как относился к ней этот волк, ни для кого не было секретом. Единственное, что Ди пугало - ТАКОЙ ярости в нем раньше не было. Но причиной сейчас могла послужить сама ситуация, где волку пришлось защищаться, и которого посмели ранить.
  - Стен, назад, - попытался на него повлиять командир.
  Но Стенли даже ухом не повел, продолжая идти вперед.
  Джозеф выругался:
  - ...только этого мне не хватало. Роб, готовь транквилизатор.
  - Джоз, не нужно, - попросила Ди. - Он сейчас успокоится.
  Ди действительно в это верила, даже смотря на гневного наступающего волка с устрашающим оскалом.
  - У нас нет на это времени.
  Но ее вера лишь окрепла, когда волк остановился и помотал мордой.
  - Джоз, не нужно, - повторила она. - Он не причинит мне вреда, просто сейчас растравлен. Постойте все тихо и не делайте резких движений.
  Фил вскинул бровь.
  - Их тоже об этом попросишь? - поддел он ее, намекая на окружающих.
  Схватка вокруг них закончилась, а дерущихся ликанов сменили стонущие и истекающие кровью. Почему они сцепились - еще предстояло узнать. Главное, что никто не пострадал серьезно, а все нанесенные раны обязательно затянуться еще до захода солнца. А пока их проблемой был Стенли.
  Волк снова зарычал. Но в следующее мгновение замолк. Неуклюже потоптался на месте. Кровь из разорванных и пулевых ран, тонкими струйками стекая по слипшейся шерсти, собиралась под ним в алую лужу. Передняя лапа оказалась подстрелена, и теперь подогнулась, заставляя волка опуститься на землю. Ему было больно, и Ди чувствовала его боль как свою. Она могла сколько угодно наносить раны его чувствам, но физические мучения переносила с трудом. В этом они со Стенли были друг к другу взаимны. Упав коленями на землю, Хайди лихорадочно дернулась к нему, но подходить так и не решилась. Гнев волка не потух ни на йоту. Ее дрожащие пальцы скрючились в отчаянном жесте. Она все равно нестерпимо хотела ему помочь, только сомневалась, что этот зверь примет ее помощь. Он невзлюбил ее сразу, а с определенного момента ещё и возненавидел. Впрочем, как и она его.
  
  
  Хайди бежала по лесу, мягко ступая лапами по мокрой земле, усеянной осенними листьями и сухими ветками. Она кралась, принюхиваясь к следам Стена. Этот след тянулся от самого его дома, куда она приехала этим вечером, чтобы провести время с любимым мужчиной. Только в доме его не оказалось, а все указывало на то, что он отправился в лес... и не один. С ним была какая-то самка, причем ранее ей не знакомая.
  Неподалеку хрустнула ветка. Ди замерла и навострила ушки. Снова хруст, шуршание листьев и игривое порыкивание. Ди посеменила на звук, замирая на полушаге, когда увидела двух волков. Одним из них был Стенли, второй - чужая самка. Но поразило ее в первую очередь не это. Ди впервые увидела, чтобы волк Стена, всегда грозный и недружелюбный, так близко к себе кого-то подпускал. Он даже позволял этой самке его кусать и дразнить.
  Ди зарычала, направившись к ним. Желание растерзать соперницу до смерти стало единственным. Ее тут же заметили, прекратив все свои игры. Но стоило ей подойти ближе, как Стенли выступил вперед, на защиту... той, другой, оскаливаясь и начиная рычать в ответ. На нее. Ди остановилась. Опустив морду к передним лапам, она жалобно заскулила. Но волку было все равно, и ей осталось смотреть вслед удаляющейся от нее паре.
  Свою неожиданно новую боль волчица разделила вместе с ней.
  
  
  На глазах Хайди Стен снова поменял форму, возвращая себе человеческий облик. И теперь все повреждения стали видны невооруженным глазом: на животе рваные раны от когтей, как раз задевая то место, где едва начинала затягиваться рана от ее клинка, в боку - пулевая, и это не считая остальных по всему телу, только менее значительных. Опираясь на одну руку и прикладывая вторую к животу, Стен тихо ругнулся.
  - Да неужели! - громко произнес Джозеф, убирая пистолет в кобуру. - Неужели мы осознали всю паршивость ситуации.
  Ди обязательно бы ответила своему командиру, если бы не была занята. Она подскочила к Стену, чтобы помочь ему подняться.
  - Роб, помоги им, - скомандовал Джозеф и обратился к остальным. - Все тащим свои задницы в дом! Шаг от него - расстреляю на месте!
  
  
  ***
  Джозеф шагал по коридорам двухэтажного дома, вбивая в пол тяжелые ботинки. Он осматривал комнату за комнатой в северном крыле, пока Фил занимался южным. Этот дом принадлежал Питеру, Альфе местной стаи. Только самого хозяина тут не оказалось, хотя все утверждали, что видели его еще полчаса назад. Это была уже вторая по счету неудача. Третьей же являлось подозрение на факт того, что хозяин сбежал, прихватив с собой ту информацию, из-за которой они сюда и прибыли. Пилот вертолета видел, как с черного хода дома выбегал мужчина, уходя в лес.
  Это была диверсия, неслыханная и первая в своем роде. Джозеф нюхом чуял какой-то заговор. Ранее ликаны не отваживались на такие дерзкие шаги. Не было смысла. Да и сейчас Джозеф плохо понимал, зачем Альфе так себя подставлять. В одной из комнат они нашли мертвого человека, обычного человека со свернутой шеей, тело которого безвольно сидело за компьютерным столом. А именно этот компьютер был подключен к их сети, на что указывало оборудование, но что еще предстояло проверить Стену. Системный блок был поврежден, но с первого взгляда лишь внешне, и выглядело все так, будто в спешке кто-то просто не успел с ним что-то сделать. Смерть же несчастного наступила за несколько минут до их прибытия. Стенли предположил, что это может быть какой-нибудь нанятый хакер, которого решили убрать после завершения дела.
  Стенли... Этот ликан был его ходячей неудачей номер один. Стоило им вместе отправиться на какое-нибудь задание - жди проблем. Джозеф уже хотел поговорить об этом с Ветхими, чтобы те больше не отправляли вместе Хайди со Стеном. Удерживало только то, что в таком случае эти двое могли попасть под жесткий надзор. Джозеф жалел их, но все больше убеждался в правильности своего решения. Стен ослушался прямого приказа, из-за чего пострадал, и пусть только лишь сам, но все могло быть намного хуже. Стенли нужен был ему целым и работоспособным. У них из-под носа увели что-то важное, потому и действовать нужно было быстро.
  - Какого черта ты оказался в эпицентре событий? - спросил Джозеф Стенли, когда зашел в гостевую спальню дома.
  Стен сидел на кровати, кутаясь в покрывало, под которым не было ни куска ткани. Вся его одежда превратилась в рванье. Ликана била такая лихорадка, что заваренная лекарственная смесь в его руках едва не выплескивалась через края кружки.
  - Помочь хотел, - ответил ему тот.
  - Кому? Ди?! - выкрикнул он, кидая взгляд на девушку, стоящую возле окна. - И ты действительно считаешь, что ей, куда более серьезному бойцу, могла понадобиться твоя помощь в битве? Может, ей приспичит срочно куда-то вставить флешку! Ну конечно! Как я мог не догадаться.
  Стен поднял к нему глаза и одарил суровым взглядом.
  - Джоз, ну хватит, никто не пострадал, Стен скоро будет в норме, - произнесла Ди, привлекая к себе все его внимание.
  Джозеф подошел к ней.
  - Значит так. Мы с Филом берем ликана из стаи и отправляемся по следу Питера. Роб опрашивает всех, кто собрался внизу. Стен садится за компьютер. А ты - ведешь себя хорошо и докладываешь обо всем мне сразу. Ясно?
  - Да, - произнесла она самый правильный ответ.
  Получив свое, Джозеф спустился вниз. В просторной комнате члены стай зализывали раны. Их было около двадцати человек, мужчины и женщины, и атмосфера между ними была подозрительно напряженной. Они психовали и рычали друг на друга. Роб находился здесь же, он спокойно беседовал, добывал информацию и пытался всех утихомирить, что ему удавалось с непринужденной легкостью.
  - Так что тут произошло? - тихо спросил у него Джозеф, когда они вышли из комнаты.
  - Странно это все. Ликаны говорят, что этим утром Питер заставил всех сделать какие-то прививки, мотивируя приказом Ветхих. А так же принудил сидеть в его доме, объясняя тем, что после прививок все должны находиться под присмотром. Никто не знает, что это был за препарат. Только, видимо, от него у всех наблюдается учащение пульса, нервозность и явно выраженная агрессия. Как раз перед нашим появлением они сцепились со стаей Руди.
  - Какие идеи на этот счет?
  - Похоже на то, что Питер все продумал заранее. Ликаны так же говорят, что он ненормально себя вел последнее время, словно ему было наплевать на них.
  - Думаешь, он решил натравить своих ликанов друг на друга? - Роб кивнул. - Чтобы, например, задержать нас... - Роб снова кивнул. - Черт! Мы теряем время. Фил! - позвал того Джозеф.
  Фил появился уже через минуту. Взяв с собой молодого добровольца, они отправились по следу Питера.
  
  
  ***
  Благодаря обезболивающему препарату и стремительной регенерации боль постепенно отпускала. Раны затягивались. Дрожь утихала. Стен даже смог спокойно выпить лечебный и успокаивающий чай, который ему приготовила Хайди.
  Не стоило ему лезть не в свое дело. Но он просто не смог поступить иначе. Смотреть, как Ди причиняют боль, было невыносимо. Он сорвался на импульсе, стоило ему увидеть, как ликан схватил ее за волосы. И все-таки нужно было подумать о последствиях. Он сейчас не в том состоянии, чтобы строить из себя героя. Он не должен допускать такой провокации для своего зверя. Страшно было представить, что бы тот сделал с Ди, если бы смог до нее добраться. Одна эта мысль заставляла вздрагивать.
  На счастье Стена, команда пока не заметила, насколько стал бесконтролен его волк. Хотя он все больше подумывал о том, что им нужно все рассказать. Нужно. Удерживала только надежда, что все-таки сможет с ним справиться сам, а также - опасение снова оказаться в клетке. Он до сих пор помнил каково это, когда сажают на цепь, когда сидишь на одном месте день за днем, изучив каждый сантиметр вокруг себя, когда можешь только есть и спать, и чувствовать одну сплошную бесконтрольную ярость своего хищника. Но так же помнил, что это такое, когда зверь берет верх, не позволяя человеческой сущности проявить себя.
  Со своим волком Стен был недружен с детства. Он таким родился. И подобные случаи не являлись редкостью. Это не говорило о слабости характера или о чем-то подобном, это было врожденной особенностью, дефектом, который не позволял нормально жить. Существовать, будучи не в ладах со зверем, было крайне сложно, а для окружающих - еще и опасно.
  
  Его адски знобило. Ломило все кости, и каждый сустав словно выворачивался наизнанку. После трансформации, которую он с трудом смог осуществить из-за сопротивления волка, ему было плохо, ужасно плохо. Стен жался к дереву, пытаясь осознать, что же произошло. Запах крови забивал ноздри, вызывая тошноту. И от него некуда деться, кровь была повсюду: вокруг, на нем - на руках, на губах, во рту... Глаза неотрывно смотрели на тела друзей, таких же четырнадцатилетних мальчишек, каким был он сам. Тела - без дыхания, без биения сердец - мертвые! Стен не понимал, как такое случилось. Зачем его волк с ними это сделал? Они ведь просто играли!
  Со слезами на глазах схватившись за волосы, он закричал. И крик его постепенно перешёл в вой.
  Время замедлило ход.
  Кто-то появился рядом.
  Кто-то кричал и бился в истерике... Матери.
  Суета...
  Суета...
  Суета...
  Гнев Альфы. Он кричал и тряс его за плечи. Сильно.
  Волк Стена злился, рычал, драл когтями изнутри, под кожей, рвался наружу. Снова.
  И Стен не смог оказать ему даже толики сопротивления.
  Тогда Стая от него отреклась, и он оказался у Ветхих, в клетке, на цепи, потеряв счет даже не дням - месяцам. Пока не появилась Лия.
  
  
  - Зачем ты полез? - спросила Хайди, так и продолжая стоять возле окна.
  - Прости, сорвался.
  - Не делай так больше, хорошо?
  Стен промолчал. Он был бы и рад согласиться, но слишком плохо доверял себе. Отставив чашку на прикроватный столик, он сел и опустил ноги на пол. Легкая боль от почти затянувшихся ран заставила лишь поморщиться. Но сетовать было не на кого - виноват сам. Оставив одеяло на кровати, Стен прошел в ванную комнату. Раз хозяина в доме не оказалось, то и спрашивать было не у кого, чем тут можно воспользоваться. А ванная ему сейчас была просто необходима, чтобы смыть остатки крови, грязи и прочей гадости.
  Теплый душ окончательно привел его в норму, холодный - взбодрил. Позволив себе несколько минут водных процедур, Стен повязал на бедрах полотенце и вернулся в комнату. На краю кровати уже лежала небольшая стопка одежды.
  - Это Питера. Думаю, тебе что-нибудь подойдет, - добавила Хайди.
  Стен прошел мимо кровати и остановился позади девушки. Ди напряглась, явно нервничая от такой близости. Хотелось к ней прикоснуться, распустить волосы и нырнуть в них носом, провести ладонями по обнаженной коже, слиться телами в диком ритме. Но вместо этого он только лишь спросил:
  - Ты в порядке?
  - Буду, когда ты оденешься. И поторопись, нужно приступать к работе.
  - Конечно, - ответил он, сжимая в кулаки зудящие пальцы.
  Ему подошли только джинсы, но и те отказывались застегиваться на пуговицу. Футболки Альфы для его комплекции были тесноваты. Питер был немного меньше, либо предпочитал носить обтягивающую одежду. Стен не стал на этом заморачиваться, было уже не до этого. Пройдя в соседнюю комнату, он сел за компьютер. Ди вошла вслед за ним, несмотря на то, что продолжала нервничать. Она старалась не встречаться с ним взглядом. Но Стен не мог не заметить и не учуять, в каком состоянии находилась девушка. Он знал, что значит этот ее взгляд, этот призывный запах, источаемый самкой. Когда они последний раз занимались сексом? Месяца три назад? Слишком долгий срок для Ди, а Стен был уверен, что других партнеров у нее не было. Она просто никого больше к себе не подпустит. Она и его-то не подпускала сейчас ближе, чем на расстояние выстрела. По крайне мере старалась, но не всегда успешно. Он не настаивал, потому что понимал, в какие моменты можно с ней проявить активную инициативу, а когда - не стоит. Слишком много насилия Ди пережила в детстве, и Стен знал об этом как никто другой. На фоне всего этого работа неуместно отходила на задний план. Это было неправильно. Потому Стен попытался сосредоточиться на деле, уткнувшись в монитор.
  Перед ним стояла задача - провести ревизию на этом компьютере, проверить его на наличие похищенной информации, обследовать сеть. С сервера были скачены пакеты данных, и нужно было отследить их дальнейшее перемещение. Доступ к сети работал с отличным приемом-передачей, было запущено множество приложений, с которыми еще предстояло разобраться. Попутно он связывался с коллегами из Центра, которые пытались собрать всю возможную информацию со своей стороны, а именно - какие данные подверглись копированию. Работа предстояла несложная, но трудоемкая.
  - Ну что там? - спросила Ди, присаживаясь на край стола.
  - Потерпи, - ответил он, стараясь не обращать внимания на девушку.
  - Боюсь, сегодня это слово все-таки отсутствует в моем лексиконе, - ответила она, и Стен сразу понял, что подразумевала она совершенно не то, о чем говорил он.
  Хайди привычно была в коротеньких шортиках. Ниже - сапожки, которые таили секреты с качественной заточкой. Выше - обтягивающая грудь майка. Под мышкой - кобура с пистолетом. А помимо всего этого, на руках и на талии крепилось холодное оружие, запасные обоймы и прочие боевые штучки. В такой близости от желанного тела невозможно было дышать, да еще с учетом того, что Ди не вовремя собиралась позволить пасть своим бастионам. А именно к этому все и шло. Но главное - такая смена настроения еще ничего не значила. Как в наказание, как в отместку, она умело манипулировала его чувствами и тонко играла с его вожделением.
  - Сейчас не самое удачное время, - напомнил он ей.
  Ди вскинула подбородок, раздосадованная, что он так быстро ее раскусил, когда даже ничего не успела сделать. Ее взгляд пробежал по его торсу, остановившись на расстегнутой пуговице джинсов. И в этом взгляде сложно было прочесть что-то еще, помимо плотского голода. Стена мгновенно обдало жаркой волной. А волк под кожей недовольно заворчал, несогласный с его эмоциями. И это противоречие сущностей убивало.
  - Ди, хватит, - сорвался он. - Отойди... пожалуйста.
  Хайди резко встала и обиженно насупилась. Он обидел и разозлил ее всего одной фразой. И этой фразы было достаточно, чтобы зажечь искру. Схватив Стена за волосы на затылке, Ди запрокинула его голову и впилась губами в губы. Стен отозвался протестующим рыком, но и только. Это было невозможно - невозможно устоять против ее потребностей и вопреки своим желаниям. Он рванул девушку на себя, заставляя почти лечь, и ловко перевернул, уложив спиной к себе на колени, пока голодные губы упивались влажной лаской. Секунду назад она держала его за волосы, а сейчас уже держалась сама. Для нее поза выходила не очень удобной, но не для него. Ладонь с нажимом прошлась между ножек девушки, добиваясь умоляющего стона в его рот, который пробежал по его телу и осел в паху.
  - С огнем играешь, - предупредил он ее севшим голосом.
  - Какие сейчас могут быть игры? - будто искренне удивилась она. - Считай это благодарностью за самоотверженность.
  - Так вот как? А кто же поторапливал меня приступать к работе?
  - Меньше разговаривай - больше успеешь, - ответила Ди, надавливая на шею, чтобы привлечь его к себе.
  Но Стен не поддался, оставаясь в том же положении. Он прикрыл глаза, пытаясь утихомирить эмоции. Необходимость отказывать ей - бесила. Но Стен слишком плохо доверял себе, чтобы рисковать. Что, если во время секса он потеряет контроль над зверем? Это ведь было так возможно.
  - Не заставляй меня просить, - произнесла Хайди тихим, но твердым голосом, сжимая ножками его руку, ластясь, дразня, выпрашивая.
  Его снова окатило жаром, и этот жар шел словно из самой адской бездны. Как по цепной реакции зарычал под кожей волк, и это рычание отдалось в его теле дрожью. А ведь раньше эта девушка действовала на него по-другому. Раньше ее запах успокаивал, отвлекал, увлекал вслед за плотскими инстинктами. Но все лишь потому, что тогда волку не было до этого дела. Сейчас же он по-настоящему злился, не желая принимать никого, кроме Лии. Волк больше не хотел, чтобы Стен прикасался к этой самке. Ее волчица была для него не важна. А мнение самого Стена не имело значение, потому как его волчьей сущностью руководил только чистейший инстинкт, привязанность, слепая любовь и щенячья благодарность по отношению к Лии. Когда к Ди он испытывал лишь злобу и желание сомкнуть челюсть на тонкой шейке. А это рождало в Стене жуткий страх, ибо тот, другой, отказывался понимать, что Лии рядом с ними уже никогда не будет.
  С небывалой легкостью Ди снова раздразнила его хищника, да так, что стало и ни до нее, и ни до работы. Стен пытался сопротивляться. От этого бросило в пот, и кожа начала вибрировать. Запах самки будоражил нервы волка, который снова принялся рваться наружу. И волчица Хайди это учуяла.
  - Стен, в чем дело? - встрепенулась девушка.
  Он распахнул глаза, и от его взгляда она вздрогнула. Сдернув ее со своих колен, Стен вылетел из комнаты. Он прошел в уже знакомую ему ванную, включил холодную воду в душе и встал под колючие струи. Он не позволит своему зверю снова взять верх. Эта сущность должна быть ведомой, а не ведущей.
  Стоило ли сомневаться, что Хайди придет к нему? Она пришла, заставив Стена пожалеть, что не закрыл дверь на замок, хотя даже это вряд ли бы ее остановило.
  - Твой зверь сегодня в ударе, - произнесла она за его спиной, идя на поводу у обиды. - Почему?
  Стен протер ладонью мокрое лицо, которое тут же намокало вновь, и неважно было, что холодные струи продолжали хлестать кожу.
  - Он злится.
  Пауза, за время которой Ди, кажется, собиралась с духом, чтобы задать вопрос:
  - Из-за...
  Но она так и не смогла заставить себя сейчас произнести имя Лии.
  - Да, - коротко ответил Стен.
  - Ему пора бы успокоиться. Она принадлежит другому.
  - Потому он и злится.
  - Стен, это глупо. Своей злостью он ничего не добьется. Она никогда не будет вашей.
  - Я знаю! - сорвался Стен, разворачиваясь и выкрикивая рычащим голосом.
  От этого рыка Ди содрогнулась, и такая реакция подействовала куда сильнее, чем ледяной душ.
  - Прости. Я, действительно, все это знаю. Но ему... ему наплевать. Понимаешь?
  Ди смотрела на него и молчала. Эмоции на ее красивом личике сменялись одна за другой: сожаление, обида, понимание и тут же - противоречие этому.
  - Я снова теряю контроль над ним, - признался Стенли. - Как в поганом детстве.
  - Нет, нет! Этого тем более не должно быть, - разволновалась Ди, забывая о прежних эмоциях. - Ты хоть понимаешь, что это может значить?
  - Прекрасно, - ответил он ровным голосом.
  Ди выдохнула сдавленный полустон, оседая по стене на пол.
  - Если бы твой волк не был частью тебя, я бы его уже давно пристрелила. Стен, ты должен успокоить его, - почти требовала она.
  - Как? Если знаешь способ, скажи мне. Умственные нагрузки, прописанные когда-то Ветхими, уже не помогают.
  - Значит, тебе нужно чаще сбрасывать напряжение.
  Стен рассмеялся.
  - Я не шучу, и смешного в этом ничего нет, - гневалась Ди, и вполне искренне.
  - Ты еще скажи, что хочешь мне в этом помочь.
  Ди поднялась на ноги, попутно снимая кобуру. Она расстегнула ее и предусмотрительно положила в раковину.
  - Я уже дала понять, чего хочу. Или ты, может, плохо понял?
  Следом за кобурой последовала майка, отброшенная на пол. Черный лифчик отправился туда же, являя его взору вызывающе приподнятые и тугие соски. Стен начал волноваться, но отвести взгляда от девушки был не в состоянии. А потому продолжал смотреть, как изысканно она обнажает бедра, сбрасывая остатки одежды и оголяя темный треугольник заветного плода, вкусить который ему всегда хотелось со страшной силой. Она была восхитительна, и сложена по безупречным нормам природы. Он стоял под ледяным душем, а тело мгновенно среагировало на жар, идущий изнутри. Вожделение к Ди всегда было его личным феноменом. Странным казалось лишь то, что к Лии он подобного не испытывал.
  В этот момент волк молчал, но это совершенно не значило, что он успокоился. Стену удалось лишь слегка остудить его, когда сам уже почти горел от похоти.
  - Неужели не можешь потерпеть, пока мы не закончим задание? - спросил он ради интереса, расстегивая молнию на джинсах.
  Ди шагнула к нему, вставая под холодные струи душа.
  - Нет, - твердо произнесли ее губы.
  Словно в подтверждение этих слов, тонкие пальчики обхватили его набухший орган, создавая невероятный контраст между холодной водой и горячей кожей. Стен задержал дыхание, как перед прыжком в пропасть, только вот в какую именно - пока было неизвестно.
  - Тогда пообещай, что не будешь медлить, если я неожиданно перекинусь.
  - Не сомневайся.
  Это было последнее, что он хотел от нее сейчас услышать и что еще хоть как-то сдерживало.
  Обхватив Ди за талию, Стен приподнял ее и прижал спиной в стене. Ее ножки сомкнулись на его талии, пальцы вжались в кожу на плечах. Она приготовилась, как и была готова для него физически. И так было всегда, независимо от ее настроения. Для прелюдий не было ни времени, ни возможности, ни желания. Хотелось лишь скорее слиться и забыться в ритме тел, изголодавшихся друг по другу. Нетерпеливо, но тягуче, Стен до упора ворвался в ее лоно одним толчком. Ди закусила губу, испуская сдавленный стон. Ноготки врезались в плечи, царапая и раздирая, так что кожа горела на остывших следах. Горячий бархат ее тела обещал довести его до исступления. И волк это почуял, снова начиная высовывать морду. Игнорируя его, Стен начал свой ритмичный танец, резко, жарко, сильно, как ей нравилось, и как нужно было сейчас ему. И уже ничего не имело значения: ни дела, ни волк, ни ликаны, находящиеся внизу.
  Его губы с жадностью впились в ее стонущий ротик, мешая дышать. Но поцелуй прервался, когда Стена затрясло от рычания своего хищника, и этот рык нашел выход через его глотку. Ди тут же зарычала в ответ, сжимая пальцы на его горле. Стен замер внутри нее, от злости ударяя ладонью в стену. Под его рукой треснула плитка.
  - Не останавливайся, - прорычала Ди, требуя продолжения. - А лучше сядь.
  Стен решил последовать ее совету. Продолжая держать Хайди за ягодицы, он попятился, врезаясь спиной в матовую перегородку. Стекло протестующее задребезжало. Стен опустился вниз и сел на пол. Ди тут же заерзала бедрами, удерживая на себе его внимание, помогая удержаться самому. Он сжимал руками ее талию, ласкал ладонями любимые формы, наслаждался ею, всей, принадлежащей ему, нуждающейся в нем одном. От этого понимания можно было лишиться здравого рассудка, как с ним часто и бывало.
  И волк дышал вместе с ним, в нем, через него, как растравленный бык, пылая злобой. Но стоил ли риск этого секса? Определенно. Его вожделение пересиливало даже страх за безопасность Ди. Глупо, непредусмотрительно, чревато. Но эта потребность была сильнее нехватки воздуха, без которого сложно было дышать. Стен только очень надеялся, что она все сделает правильно, если он сорвется.
  Приподнимаясь, Хайди резко садилась, словно несясь наперегонки с его зверем. И пока Ди лидировала. Стен ощутит первый же спазм бархатистых стенок, так тесно его сжавших, что он едва не кончил сам. Рвано вдыхая, Ди выдыхала стон, снова и снова. Слушая эту музыку, Стен подхватил девушку и уложил спиной на мягкий коврик. Его так захватил инстинкт, что волку уже было не пробиться. И сложно уже стало понять, отчего именно его колотит: от возбуждения или из-за зверя. Двигаясь в исступленном ритме, до синяков, теряя голову, он высекал в ней новое наслаждение, добиваясь очередного оргазма. И уже в этот раз взорвался вместе с ней, успевая вовремя покинуть влажное лоно.
  
  ***
  Бежать по лесу на двух ногах было куда сложнее, чем на четырех. Именно потому они и отставали. Молодой и резвый волк несся впереди них, пытаясь нагнать цель. Она была еще вдалеке, но уже видимая достаточно, чтобы не вынюхивать по ее следам каждый сучок. Цель мелькала между деревьями, спеша скрыться. Где-то чуть дальше прогудел проезжающий мимо автомобиль. Впереди виднелась дорожная полоса.
  Еще несколько метров - и дорога уже почти видна. Но слишком поздно Джозеф смог заметить на обочине припаркованный автомобиль, как смог разглядеть и лицо Питера. Ликан запрыгнул в машину, на водительское сиденье, и спустя несколько секунду колеса со свистом сорвалась с места.
  - Черт, не успеем, - посетовал Фил, бегущий рядом.
  Джозеф потянулся в карман, вытаскивая мобильный. Нажав кнопку, он активировал звонок к Стену, собираясь разговаривать через наушник. Но разговаривать оказалось не с кем - Стен не отвечал. Звонить Хайди тут показалось бессмысленно. Тогда Джозеф набрал номер Роба, уже выбегая на твердый асфальт проезжей части и матеря свою команду.
  
  ***
  Двигаться снова они смогли только тогда, когда отдышались. Стен навис на Ди, уткнувшись носом в изгиб шеи. Зверь затих, и действительно стало чуть легче. Было здорово вдыхать ее запах и не чувствовать при этом недовольство своего второго "я". Стенли скучал по этому запаху, часто нуждался в нем и в самой девушке, часто хотелось не оставлять ей выбора. Но Ди слишком тяжело переживала его чувства к другой женщине, и с этим невозможно было что-то сделать. А сейчас об этом тем более не могло быть и речи. Он слишком опасен. И в тоже время - только Хайди и могла ему помочь. В одном лице она была и раздражителем, и усмирителем. Оттого именно она сейчас не оставляла ему выбора.
  Его губы заскользили по мокрой коже, сладкой на вкус, нежно коснулись ключицы. Но Ди не позволила продолжить эту ласку. Она оттолкнула его за плечо и села.
  - Сомневаюсь, что тебе неприятны мои поцелуи.
  - На это нет времени, - бросила она, хватая полотенце. - Тебе лучше?
  - Немного.
  - Вот и отлично, возвращайся теперь к работе.
  Стен взялся за край полотенца и дернул на себя, притягивая ближе и саму девушку.
  - От тебя веет то жаром, то холодом. Не надоело ли самой?
  Ди посмотрела ему в лицо. Несколько секунд вглядывалась в черты.
  - Мне всегда было интересно, думаешь ли ты о ней, занимаясь сексом со мной? Представляешь ли ее вместо меня, когда целуешь?
  От этих слов его покоробило. Да как ей только в голову такое пришло? Стен открыл рот, чтобы отругать ее за такие мысли. Но Ди прижала к его губам ладонь.
  - Лучше молчи. Не уверена, что хочу это знать или слушать вранье.
  Эта фраза уже вывела его из себя. Ударив ее по руке и отбросив ту в сторону, Стен вцепился пальцами в подбородок Хайди, притянул к своему лицу и натянуто выговорил, повторяя свои слова уже в который раз:
  - Перестань заниматься самоедством.
  - А что изменится?
  - Все.
  - Если это так просто, то отчего же ты не можешь приручить своего зверя? Отчего сам продолжаешь думать о недоступной тебе?
  - Я не машина, Ди, и не могу выключить какие-то функции волшебной кнопкой.
  - Вот и я не могу, - почти выплюнула она.
  Что-то ответить Стен уже не смог - в дверь постучали, после чего послышался голос Роба:
  - Стен, ты нужен Джозефу.
  Ди чертыхнулась, подрываясь на ноги, хватая одежду и спеша натянуть ее на себя. Стен тоже встал и застегнул только мокрые джинсы. Притянув Ди со спины к себе за талию, он поцеловал ее в затылок, при этом ощущая, какое ответное волнение вызывает каждое его касание. Так они и мучились, не в состоянии быть ни вместе, ни врозь, и каждый по своим причинам.
  - Спасибо, - поблагодарил он. - Буду с нетерпением ждать повторения.
  - Так уверен, что оно будет?
  - Уверен. Я слишком хорошо знаком с твоим аппетитом. Только у меня одна просьба. - Он перешел на шепот. - Не говори пока никому, что со мной происходит. Я постараюсь справиться сам.
  - Хорошо.
  - Спасибо тебе, - снова повторил он.
  Чмокнув ее в щеку, Стен вышел. Роб стоял неподалеку и сразу же всучил ему наушник с мобильным. При этом он не выдал ни одной эмоции по поводу произошедшего.
  - Да, Джоз, - сказал он ликану на том конце связи.
  - Каким чертом вы там занимаетесь?! - тут же заорал ему в ухо гневный голос. - У тебя три секунды, чтобы определить мое местоположение. А потом еще три, чтобы по спутнику отыскать на карте автомобиль, идущий на юг. Вперед!
  
  
  ***
  Пикап-внедорожник мчался по трассе на предельной скорости. Ди сидела позади кабины вместе с Робом и Филом, пытаясь удержаться на месте. Джозеф был за рулем. Рядом с ним сидел Стен, показывая дорогу, которую отслеживал с ноутбука. Они уверенно шли по пятам Питера. Их встреча будет неизбежна, хотя Ди совершенно не хотелось бы видеться со старшим братом. Если в детстве он ее игнорировал, то с определенного момента стал ненавидеть наравне с волком Стена...
  
  Бил вернулся домой раньше других. Она дремала, потому не услышала, как он вошел в ее комнату. Осознала его присутствие только тогда, когда он погладил ее по щеке - нежно, заботливо. Но эта ласка не была ей приятна так, как хотелось бы. Она вызывала ужас от понимания, что нужно этому мужчине и что произойдет неминуемо, хочет она того или нет. Застигнутая врасплох, Ди встрепенулась и вжалась спиной в стену. Сердце затрепыхалось в груди, поддерживая общую дрожь в теле. Но Бил будто не замечал ее состояния, и только позднее она поняла, что такая реакция лишь сильнее его возбуждала.
  - Ты так сладко спишь.
  Удерживая пальцами ее лицо, он подался вперед и навис над ней. Его губы намеревались коснуться ее, но Ди удалось повернуть голову, так что губы опалили только щеку.
  - Я не хочу, - попыталась она высказать свое мнение, надеясь, что хотя бы в этот раз он ее послушает.
  Бил даже не потрудился что-то ответить, скользнув губами вниз по ее коже. Ди содрогнулась от противоречивых ощущений. Одновременно было приятно и омерзительно. За первое она ненавидела саму себя, поначалу не понимая, почему вообще это чувство имеет место быть в ней. Она долго думала, что с ней что-то не так. Все стало ясно позднее - природу не обманешь. Бил словно приучил ее к себе, к своим ласкам, к своему телу. Она ведь больше не знала других мужчин, не знала, как оно должно быть на самом деле, но точно понимала - должно быть не так, как с ним. Не Бил должен быть на месте ее любовника, ее пары. Он стал для Ди тайной зависимостью, которую она возненавидела всем существом. От этой зависимости хотелось избавиться, как от наркотической болезни, и вместе с тем было невыносимо тяжело к этому идти. Иногда она ждала их близости, боясь себе признаться в том, как та ей необходима. Это сводило ее с ума, заставляя проливать слезы от собственной слабости, от безысходности положения. Любовь к брату превратилась в полную противоположность этому чувству. И поговорить было не с кем, не у кого спросить совета. Часто хотелось рассказать все матери, но Ди очень боялась, что та ее осудит. Ведь иногда, как в такие моменты, хотела лишь одного - чтобы Бил ее не трогал. Но брат больше не прислушивался к ее мнению. Он просто приходил и брал.
  - Бил, пожалуйста, - попросила она, отталкивая его за плечи.
  Он не послушал и в этот раз, уже принимаясь задирать ее юбку. Тогда она начала брыкаться, однако это почти ничем не помогало. Что она, хрупкая и маленькая, может сделать взрослому мужчине? Настойчиво и упорно Бил добивался своего, заламывая ей руки, грубо пресекая сопротивление, отвешивая пощечины, чтобы она не кричала и не выла. Но сегодня все получилось совсем не так, как всегда. Ей под руку попался его пистолет, который он не потрудился или забыл снять с пояса. Тогда Ди не думала, что делает. Она просто выхватила оружие, которым Бил уже научил ее пользоваться, сняла с предохранителя и выстрелила. Щурясь от алых брызг, она выскользнула из ослабевшей хватки и будто не могла остановиться, нажимая на спусковой крючок снова и снова. Прекратила только тогда, когда в обойме закончились патроны. И вроде бы никуда осознанно не целилась, а все пули почему-то попали в голову. После этого Бил перестал существовать, и ни Питер, ни мать ей этого не простили.
  Так она оказалась у Ветхих.
  
  
  Джозеф резко свернул на обочину и нажал на тормоза. Не сумев удержаться, Фил навалился на Хайди, придавив к кабине. В ответ она разразилась рыком:
  - Слоняра, слезь с меня!
  - Ой ли? И давно мы стали такой неженкой? - усмехнулся парень, отползая назад.
  - Еще одно слово - и ты этого уже никогда не узнаешь.
  Фил заржал, чем вызвал недовольство Джозефа.
  - Тихо там, - шикнул на них главный.
  Роб спрыгнул с пикапа и подошел к кабине со стороны Джоза.
  - Что у вас? - тихо спросил он.
  - Машина Питера неподалеку отсюда. Стоит на месте.
  Ди огляделась - вокруг одна лесистая местность, где-то впереди виднелся знак с указанием названия близлежащего населённого пункта, направо уходила неасфальтированная извилистая дорога. Потеснив Роба, Джозеф открыл дверь и вышел из машины.
  - Значит, так. Идем к нему. Спутник показывает, что поблизости есть озеро, по периметру которого стоят дома. Питер припарковался рядом с одним из них. Действуем тихо, без шума и пыли. Фил, Роб, зайдете с северной стороны, мы с Ди и... - ликан недоверчиво посмотрел на Стена. - Нет, Фил пойдет с Ди, Роб, зайдешь с южной стороны, мы со Стеном - с западной. Вперед.
  Никто не стал спорить, не стали и мешкать. Оставив пикап, который им любезно одолжил один из членов стаи Питера, они двинулись за самим Альфой. Стен, так же как и все, достал оружие и теперь держал его наготове. Хотя сам парень нужен был Джозефу исключительно по своему профилю.
  - Держись за мной и не суйся, - сказал ему главный перед выходом.
  Стен ничего не ответил, но Ди была уверена, что при необходимости он сделает так, как посчитает нужным. Перекинув через плечо сумку с ноутбуком и прочей мелкой техникой, он пошел за Джозем. Ди поспешила за Филом.
  К дому подходили аккуратно и почти бесшумно. Лишь едва-едва где-то был слышен хруст веток, который терялся в фоновых и привычных звуках природы. Уже издалека Ди увидела припаркованный у крыльца автомобиль. Было тихо. Из дома не доносилось ни шороха. Двигаясь мягкими и короткими перебежками, они подбежали к северной стороне дома и припали спинами к стене. Разговаривали жестами. Фил сказал, что собирается делать дальше, попросив ее следить по сторонам. Выпрямившись, он аккуратно заглянул в окно. По его лицу Ди поняла, что парень ничего интересного не узрел. Опустившись снова к ней, он ткнул пальцами на дверь запасного хода. Пригнувшись, чтобы их не было видно в окнах, Ди двинулась вслед за напарником.
  Фил вошел первым, Ди - следом. Двигались по очереди, прикрывая друг друга. В одной из комнат встретили крадущегося Роба, который, видимо, проскочил через парадный вход. На втором этаже скрипнул пол. Роб показал на винтовую лестницу. Фил двинулся к ней, вставая на первую ступеньку и заглядывая наверх.
  - Фак! - резкий возглас главного, вырвавшийся из наушников, заставил всех вздрогнуть и напрячься. - У нас гости, готовьтесь.
  Следом за его словами послышались звуки перестрелки. Первым делом Ди подумала о Стене. Вторым - заняла удобную позицию возле лестницы. Роб шагнул чуть ближе к дверным проемам, приготовившись стрелять в любого, кто к ним сунется. Но сверху тоже раздались выстрелы. Фил вовремя оттолкнул ее в сторону, одергивая руку, на которой тут же стало расползаться багровое пятно. Ликан лишь встряхнул ею и ринулся обратно на лестницу, успевая отскочить назад в нужный момент.
  Ди пыталась сообразить, как действовать дальше. Либо двинуться ближе к Стенли, либо - наверх, где, по всей вероятности, мог быть Питер. Роб уже от кого-то отстреливался.
  - Кто там? Питер? - спросила она у напарника.
  - Да, он.
  Времени думать уже не оставалось. Схватив Фила за ворот куртки, она дернула его к себе и попросила:
  - Оставь его мне.
  Он скользнул по ее лицу понимающим взглядом и уступил место, отправляясь на подмогу к Робу.
  - Ди, ты в порядке? - услышала она в наушнике голос Стена.
  Сразу сложно стало понять, кто о ком беспокоился больше: она о нем, или он о ней?
  - Да, милый, но сейчас не самое удачное время для такого разговора. Ты как?
  - Хорошо. Будь аккуратна.
  - Постараюсь. С кем имеем дело, ясно?
  - Это Псы, - ответил вместо него главный, чей голос звучал на фоне звуков стрельбы и суеты. - Не засоряйте чистоту, мать вашу!
  - Дикие Псы? - не поверила она.
  - Ну, это объясняет хотя бы то, почему они начали стрелять с порога. Мы им даже чай не успели предложить, - высказался Фил.
  Вместо ответа Джоз начал раздавать запоздалые указания:
  - Глядите в оба и стреляйте на поражение, промедление с ними чревато. Старайтесь не вступать в схватку. Ищите Питера.
  - А чем мы, по-твоему, тут занимаемся? - поинтересовался Фил.
  - Отсюда мне кажется, что вы там решили вздремнуть.
  - Обижаешь. Я уже ранен и весь употел.
  Хайди замерла у стены. Дикие Псы - это подвид ликанов, стоящие отдельно от Ветхих. Псы отличались буйным нравом. Особая жестокость, любовь к боли, некое сумасшествие - все это было у них в крови. Их боялись самые смелые. Редко кто отваживался вступать с ними в схватку даже ради стаи. Альфы Ветхих порой уступали им свое место без боя. Только это все было задолго до рождения самой Хайди. Насколько она знала, Ветхие истребили весь вид этих Диких Псов. Единственными, кто выжил и являлся их чистокровным представителем - это Нифер и Сара (сейчас одна из Ветхих).
  - Джоз, но это не могут быть они, - настаивала Ди.
  Она с трудом могла поверить, что эти стрелки принадлежали к Псам. Их попросту уже не существовало в природе. Ветхие и Дикие издревле враждовали друг с другом. Выжили те, кто оказался проворнее, кого попросту было больше.
  - У них татуировки Псов на шее, - высказал Роб свое наблюдение.
  - Теперь достаточно для того, чтобы мне поверить? - спросил у нее Джозеф.
  На эти слова она уже не успела отреагировать.
  - Надо же, кого я вижу, - услышала она сверху голос Питера, который смотрел на нее через прицел пистолета. - Малышка Ди. А я скучал. - Он опустил оружие. - Не хочешь обнять брата? Все-таки, как давно не виделись.
  Хайди сглотнула, глядя в лицо ликана - один в один лицо ее мучителя. Она ни за что не поверит, что брат, который хотел ее придушить после смерти близнеца, говорит с ней сейчас искренне. Когда-то Питер даже пообещал, что отомстит ей. И все же она стала медленно подниматься наверх. Питер попятился от лестницы, освобождая для нее пространство. Внизу уже началась драка - доносились звуки борьбы и ломающейся мебели.
  - Как ты выросла, возмужала, - усмехнулся ликан.
  - Приму за комплимент. Только не ради него я здесь.
  - А-а-а, тебе, наверное, нужно вот это? - брат достал из кармана синюю флэшку, - Что ж, попробуй забери.
  Он протянул эту флэшку ей. Ди нюхом чуяла подвох, но все равно пошла вперед, продолжая держать Питера на прицеле. Остановилась в полуметре.
  - Ну же, смелее, - подначивал он.
  Ди протянула руку... Мужская ладонь метнулась навстречу, резко обхватила запястье и вывернула кисть. Хайди не стала сопротивляться. Стиснув от боли зубы, она развернулась к ликану спиной.
  - Не хочешь вспомнить прошлое? - прошептал он ей на ухо. - Только уже со мной. Кстати, Бил часто предлагал составить вам компанию. Я отказывался, потому что у меня на тебя тогда не стоял. А вот сейчас стоит. Чувствуешь?
  От ненависти Ди затрясло. Питер умело бил по больным местам, специально издевался, мстил. Пользуясь близостью между ними, она ударила его затылком по носу. Ликан явно не ожидал подобного маневра, почему и ослабил захват. Ди воспользовалась этим и выдернула свою руку. Развернулась, отступая назад и вскидывая дуло пистолета. Но выстрелить так и не удалось. Питер подскочил к ней, снова хватая за руку и ударяя кулаком в лицо. Она успела только прищуриться. Скула мгновенно заныла от жгучей боли, кожа онемела. Но оставаться в долгу Ди не собиралась. Выхватив из-за пояса клинок, она вонзила острое лезвие под ребра Питеру - под углом, снизу вверх. От боли он зарычал, а она могла поспорить, что боль должна быть адской. Дернув девушку к себе, он ударил лбом в переносицу, отчего Ди едва не потеряла сознание. Ее понесло назад, и только перила лестницы помогли устоять на ногах.
  С болезненным стоном Питер вытащил из себя клинок.
  - Не зря ты мне никогда не нравилась.
  
  
  ***
  Находясь на углу дома, Джозеф отстреливался от одного из тех, кого смело можно было причислить к Диким Псам. А в это с трудом верилось. Насколько он успел заметить, их было трое. Эти черти словно выросли из-под земли. Все в черном, мрачные, сердитые и серьезные до безобразия. Он считал, что Псов истребили как популяцию. Так думали многие, если не все. Сейчас очень сильно хотелось задать Ветхим пару вопросов - владели ли они какой-нибудь информацией, о которой не пожелали распространяться, или же ничего не знали сами? В детстве дед часто рассказывал ему страшилки о Диких Псах. Многих детей в те времена пугали, что если кто-то будут плохо себя вести, то за ним придет "шалый черный волк" и съест. И вот теперь ему выпала честь увидеть таких воочию. В принципе - ничего особенного, только откуда такая подготовка?
  Снова высунувшись из-за угла с пистолетом в руке, Джозеф сделал несколько выстрелов в ликана, который стоял на пороге дома. Тот ответил тем же. Руку резанула боль, когда пуля прошила плечо. Пришлось снова юркнуть в свое укрытие. Но он был готов поспорить, что также попал в свою цель, которая даже не поморщилась. Отчасти именно поэтому Джозеф не рисковал подходить ближе. Некому было его прикрыть, чтобы смело выходить на открытое место, что было сродни выходу на бис под жгучие пули. Стен отправился в обход территории. Его задачей было поставить маячки на автомобиль Питера и Псов - подстраховка на случай какой-то неудачи никогда не бывала лишней. Остальные также были заняты.
  Взяв оружие в другую руку, он высунулся вновь, успевая вовремя уйти назад от очередного потока пуль. Но за эти доли секунды успел заметить, как кто-то выбежал из парадного входа и понесся вдоль стены в противоположном от него направлении. Зачем? Сорвавшись с места, Джоз ринулся вокруг дома в надежде столкнуться с врагом на равных условиях. Вылетев на западную сторону, он увидел ликана, причем женской особи, о чем говорило характерное телосложение и особенно - длинные ноги, обутые в ботфорты. Лица не было не видно из-за накинутого на голову капюшона короткой куртки. Такой короткой, что была видна обнаженная поясница и плоский живот. Эта резвая волчица с разбегу прыгнула на стену и, перебирая ногами по бревенчатым выступам, элегантно вметнула вверх, цепляясь руками за перила балкона.
  "Уйдет!" - вспыхнул сигнал в его сознании, поторапливая что-то предпринять вместо тупого созерцания.
  Джозеф метнулся вперед, на бегу запихивая пистолет в кобуру, чтобы не мешал. Подскочив к незнакомке, он подпрыгнул и схватил ее за лодыжку. Она недовольно зарычала, но так и не смогла удержать его вес на одних лишь пальцах. Сорвавшись, девушка полетела вниз. Ловкости ей было не занимать, о чем он понял спустя доли секунды, когда она повисла у него на шее, обнимая ногами торс, словно соскучившаяся любовница. Перехватило дыхание. Кожу горла захолодила сталь, но Джоз едва ли смог обратить на это внимание. Его взгляд приковался к женскому лицу. Такой молодой, умопомрачительной и дикой красоты он еще не встречал, и эту красоту хотелось разглядеть, хотелось запомнить до того момента, пока она не исчезнет также внезапно, как и появилась. А запах этой самки - хотелось вдыхать его с каждым новом вдохом, глубже и полнее. Пухлые губы растянулись в удовлетворенной улыбке - эта крошка явно знала, как действует на мужчин. Темно-карие, чуть раскосые, но безумно красивые глаза смотрели на него с вызовом и интересом. Джозеф даже не сразу сообразил - насколько забылся.
  - Медлишь, - произнес он наконец, намекая на клинок у своего горла.
  - Не спешу, - было ему сказано самым томным голосом, какой только когда-либо слышал.
  Джозеф хохотнул, чувствуя, как между ними нарастает напряжение, а вслед за ним набухает его член, что кажется неуместным бредом. У него не было проблем с сексом, чтобы тело так бурно реагировало в данный момент неизвестно на кого. Он даже не знал ее имени, не говоря о том, что эта девушка ему враг - на левой стороне шеи красовалась татуировка круглой формы, как отличительный знак, как принадлежность к Псам, как клеймо.
  - Удобно на мне висеть?
  - Много говоришь, - ответила красавица, обезоруживая своими дальнейшими действиями.
  Она поцеловала его - просто впилась в рот своими губами, страстно, дико и опасно возбуждающе. Не поддаться этому поцелую показалось для него сродни преступлению. Он сжал ладонями ее талию, по привычке. Сместив руку, девушка вдавила большой палец в еще не зажившую на плече рану. От резкой боли он сдавленно застонал ей в рот. Она задрожала в его объятьях, жадно съедая этот звук. После чего отстранилась и хищно провела языком по своим губам. От этого, как и от горящего взгляда, Джозефу стало не по себе. Это будоражило и возбуждало. Еще ни одна не смотрела на него так плотоядно. Но стоило вспомнить, к какому виду относилась именно эта дикая красотка, как все дальнейшие вопросы отпадали сами собой. А вскоре отпали и остальные мысли, когда неожиданно и сокрушительно в боковую сторону шеи вонзилось узкое лезвие. Такой подлости он никак не ожидал, тем более сейчас, чем и посмела воспользоваться зараза.
  - Еще увидимся, - смог он еще услышать ее слова, падая на колени.
  Девушка с него спрыгнула, и Джозеф сразу потерял ее из вида. Перед глазами все поплыло. Но он продолжал чувствовать - невыносимо острую боль и жуткий дискомфорт. Он глоткой ощущал горячую сталь, которая потеплела от его крови. И в этой крови он захлебывался, падая лбом на землю. На чистом рефлексе самосохранения он сжал ладонью рукоятку клинка и стал осторожно вытаскивать из своего тела. И только тогда в голове появилась мысль: "убью!"
  
  
  ***
  Стенли аккуратно прикрепил маячок к днищу автомобиля. Удостоверился, что тот держится прочно, и только тогда выполз из-под машины. На этом его задача выполнена. Нужно было возвращаться к дому, откуда не переставали доноситься звуки боя. Если с Ди что-нибудь случиться... об этом не хотелось думать. Выглянув из-за машины со стороны багажника, Стен осмотрел территорию. Кто-то, а именно какая-то девушка, - взбежала по стене дома и исчезла на балконе. Но Стен о ней забыл почти сразу же, когда увидел Джозефа. Ему явно требовалась помощь. Никого больше не заметив на улице, Стен рванул к ликану.
  - Ди, ты как? - спросил он по пути.
  Ему не ответили, со стороны Хайди просто не было связи, что заставляло заволноваться еще сильнее. Стен едва подавил желание броситься в дом на ее поиски. Вместо этого он сосредоточился на Джозефе. Ди обещала справиться. "Она обещала", - уговаривал он себя. Тем более с ней были Фил и Роб.
  Когда Стен оказался рядом с ликаном, тот осторожно вытаскивал из своего горла кинжал. Зрелище было кошмарным, как и сама рана. Кровь темными струями текла с его губ, собираясь на земле в небольшую лужу. Но открытую рану на шее нужно было теперь чем-то прижать, чтобы остановить потерю крови, а Стен был в одних джинсах, так и не успев найти для себя одежду. Оставался сам Джозеф. Медлить не стоило. Оторвав кусок ткани от его футболки, Стен приложил к шее, накрыв ладонью самого мужчины. После этого можно было облегчить его состояние обезболивающим, который всегда имелся с собой у каждого. Этот препарат не только притуплял боль, но и способствовал регенерации. Стен быстро достал шприц из своей сумки, перекинутой через плечо, и вколол Джозефу. Для верности немного придержал ладонь на его шее и сам, пока парень откашливался и плевался кровью. Рана затягивались быстро, что было хорошим признаком. Подняв руку вверх, ликан показал ему на пальцах, что он в норме.
  В этот момент сверху, с балкона, донеслись голоса и громкие звуки схватки. Стен встал на ноги, пытаясь уловить голос Ди. Его начало лихорадить, и эти эмоции подхватывал волк, начиная обеспокоенно метаться под кожей. Но искать девушку уже не пришлось. Под треск дерева, снося перила балкона, Хайди вылетела спиной со второго этажа на улицу. От ужаса его сердце застыло. Хотелось поймать ее на руки, хотелось бежать к ней на помощь. Но ситуация потребовала других действий, когда на балконе появился Питер с оружием в руках, намереваясь для верности изрешетить его женщину свинцом. Не думая, Стен выхватил свой пистолет и начал стрелять, слушая, как за его спиной Ди глухо приземляется на землю, слушая ее болезненный стон. Челюсть сжалась до боли в скулах. Кожа покрылась испариной. Питер сразу ретировался, но Стен не спешил поворачиваться к дому спиной.
  - Иди к ней, - прохрипел Джозеф, переворачиваясь на спину и доставая пистолет, обещая прикрыть их.
  Второй раз ему повторять было не нужно. Стен рванул к Хайди, падая на колени рядом с ней. Он даже не заметил, когда успел достать последний шприц. Но с его применением возникли проблемы. Ди находилась без сознания. Она была избита и ранена, и затуманенным взглядом с первого раза было сложно определить, где именно находились раны. Стен видел только кровь, словно весь мир вокруг окрасился в красные тона. И ее состояние вызывало в нем необузданный гнев, которую повадился подхватить хищник, живущий внутри него. Начало трясти еще сильнее. Он резко подошел к той грани, где до смены сущности оставался один шаг. Но Стен не мог позволить своему волку выйти наружу.
  "Только не сейчас! Не сейчас! Сукин ты сын!" - орал он на него в своем сознании, наклоняясь вперед с громким рыком в голос. Волк встал на дыбы и ответил тем же. Стен ощутил к нему такую ненависть, какой не было прежде, что понесло за собой мысленные угрозы: "Задушу! Не мешай!" Волк насторожился, уже не спеша высовываться так настойчиво. Воспользовавшись этим, ликан отогнал его подальше от черты. И только тогда он смог вколоть Ди раствор обезболивающего.
  Неподалеку раздался чей-то голос, но было не до него, пока этот голос не рыкнул:
  - Стен!
  - Я занят, - отмахнулся он, лихорадочно пытаясь осмотреть Ди.
  Ему пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы суметь совладать с собой при виде ее ран. Но кровоподтеки мягких тканей постепенно рассасывались. Кое-где были поломаны кости, но и те восстанавливались быстро.
  - Стен, твою... - прохрипел Джозеф уже где-то ближе. - Я тебе сейчас всажу пулю в ухо. Ты поставил маячки?
  Стен повернул голову - ликан шел к нему, пошатываясь, держась рукой за горло и опираясь о стволы деревьев. Подойдя ближе, он опустился к Ди с другой стороны.
  - Как она?
  Волнение за безопасность девушки заставило посмотреть вокруг. Стояла подозрительная тишина, одной из машин не было на месте.
  - Они смылись, пока ты тут слюни распускал, - последовало ему объяснение.
  Но эти слова были проигнорированы. Имело значение лишь состояние Хайди, которое, к счастью, улучшалось с каждой секундой, но что успокаивало лишь слегка.
  - В себя не приходит. Маячки поставил, - ответил он разом на все вопросы.
  - Скорее всего, затылком сильно стукнулась, что не мудрено - полет был знатный.
  Джозеф протянул руки к ее голове, на что Стен отозвался рычанием, едва подавляя в себе новые вспышки злобы:
  - Не трогай ее! И тут нет ничего веселого.
  Джоз опустил руки.
  - Ты что-то путаешь, приятель. Когда сталкиваешься с этим каждый день, то начинаешь относиться проще.
  - Я никогда не смогу относиться к этому проще.
  - Тогда привыкай. Такова ее жизнь.
  Взгляды мужчин пересеклись над телом девушки, затянулись по времени. Стену не нравились эти слова, не нравилось слушать подобный юмор, не нравилось осознавать, что ликан прав. Их разорвал тихий женский стон. Хайди пришла в себя. Только тогда он смог вздохнуть полной грудью, но вот дрожь в теле проходить даже не обещала. Еще не открывая глаза, Ди поморщилась и рефлекторно схватила его за руку. Моргнула раз, потом другой, пытаясь сфокусировать взгляд, и наконец, посмотрела на него уже осмысленно.
  - Стен... - нежно произнести ее губы на выдохе.
  - Я здесь.
  Закрыла глаза.
  - Черт, как голова кружится... Где ребята? Не слышу никого в ухе.
  - У тебя связь отключилась, - ответил Джозеф. - Парни в порядке. Все живы. Фила тоже неплохо потрепали. Роб с ним.
  - А Псы?
  - Они ушли сразу после того, как выкинули тебя с балкона.
  - Это был Питер, - поправила она, тяжело сглотнув.
  - Похоже, он с ними заодно. Так что разница невелика. Ох как не нравится мне все это дерьмо... - Взволнованный ликан уставился куда-то вглубь леса, словно над чем-то задумался. - Вот же гадство - пришлось смотрел, как Псы спокойно уходят, прихватив с собой то, что принадлежит нам. - Левая ладонь сжалась в кулак, стискивая рукоятку клинка, который еще совсем недавно торчал в его глотке. - Порадовало хоть, что одного из них несли на плече. Так что хватит разлеживаться, не на курорте. - Оживился говорящий, окончательно придя в норму. - Дружно идем в дом, нужно решить, что делать дальше. Стен, устрой мне видео-чат с Ветхими. И следи за маяком.
  Раздав указания, Джозеф встал. Стен взял свою подругу на руки, осторожно и бережно, как самое ценное сокровище, тоже поднялся и шагнул вслед за главным. Но думал он в первую очередь не о словах ликана - Ди нужна была горячая вода и хоть недолгий покой. Обняв его, она уткнулась носом в шею, будоража и успокаивая теплом своего ровного дыхания.
  
  
  ***
  Сначала Стен отнес Хайди на второй этаж, в одну из спален, после чего снова вернулся к ним в гостиную. Он включил ноутбук и первым делом загрузил карту местности. На одной из автострад, недалеко от них, мигала красная точка - Псы и Питер. Псы и Питер...
  Джозеф задавался вопросом - чем же обусловлен этот тандем? Допустим, Псам Питер нужен был ради информации. Чем же тогда Дикие купили этого ликана? Хорошо хоть прояснилось, что было скачано им с сервера, а именно карты Ветхих: территории, планировка зданий, подземелий и подземных ходов. Только зачем им все это? Готовят диверсию или что-то еще? Глупо. Да и сколько их там может быть? - было очередным и существенным вопросом. Тем не менее все походило на вызов.
  - Один из них перед уходом просил передать Ветхим привет, - сказал ему Роб.
  И это ли не доказательство? Складывалось такое впечатление, что они и их оставили в живых неслучайно. Его команда не была готова к подобной встрече, по крайне мере, он так точно не ожидал наткнуться на дикую красотку, которая сначала горячо поцеловала, а потом воткнула нож в горло. Это дезориентировало и выбило из строя. Порадовал один Стенли, на которого, как оказывается, можно положиться в критической ситуации.
  После такой неожиданной стычки меньше всех пострадал Роб, и сейчас этот ликан патрулировал территорию, пока они зализывали раны. Фил отлеживался на диване гостиной, нагло попивая хозяйское виски. Ди была наверху. Джозеф сидел за массивным обеденным столом и крутил в руках свой новый трофей. Он ждал, пока Стен организует по ноутбуку видеочат с Ветхими. Парня заметно била дрожь, с которой он силился бороться, сжимая челюсти. Даже пальцы, которые он периодически сжимал в кулаки, дрожали, танцуя по клавиатуре.
  - Стен, ты в порядке? - решил поинтересоваться Джозеф.
  - Да, - уверенно ответил ему ликан, не отвлекаясь от монитора.
  Джоз окинул его придирчивым взглядом и пришел к выводу, что такое состояние может объясняться волнением за Ди. Стен всегда был крайне впечатлителен в том, что касалось этой девушки. Потому Джоз спокойно вернулся к оружию. Лезвие клинка было тонким, с аккуратной заточкой, рукоятка - деревянная, плоская и гладкая, с выжженным женским силуэтом с одной стороны и какой-то причудливой росписью с другой. Что-то ему подсказывало, что девушка непременно захочет вернуть свой клинок. Такими редкими вещами не разбрасываются.
  Он так увлекся рассматриванием оружия, что не сразу заметил появление Сары в окошке видеочата.
  - Джозеф, Стенли, дорогие мои, рада вас видеть, - сказала ему седовласая женщина с приветливой улыбкой на губах. - Какие новости?
  Внешность Сары была обманчива. Седые волосы и излишняя худощавость невольно наталкивали на мысль, что она уже далеко немолода, но это было совсем не так - Сара старше Джозефа всего-то лет на десять. Она было одной из преемников Ветхих и кем-то вроде их правой руки. Ее состарили не годы, а сама жизнь, правда, подробностей он почти не знал и знать не хотел.
  - С какой начать: плохой или очень плохой? - спросил он, неосознанно жестикулируя клинком перед носом Сары.
  Он даже не сразу понял, чем обусловлена ее реакция, когда женщина ахнула и резко втянула воздух. Всю ее приветливость смыло личными эмоциями. Взгляд был прикован к клинку, обнажая перед ним страх и замешательство. И Сара взволнованно спросила:
  - Откуда это у тебя?
  Озадаченный, Джозеф приподнял клинок на уровне глаз.
  - Знаком этот предмет?
  - Где ты его взял? - требовательно повторила она.
  - У одной девушки.
  - Какой? Как ее имя?
  - После того, как она воткнула мне его в глотку, у меня пропала возможность это узнать.
  Ветхая сглотнула, заворожено глядя на клинок.
  - Он принадлежал одной из Диких Псов, - произнес он, наблюдая за дальнейшей реакцией.
  Сара резко подняла к нему глаза.
  - Это невозможно, - произнесла она то, что опровергал сам трофей.
  - Их было трое. У каждого на шее по клейму Псов, - объяснял Джозеф, четко разделяя предложение и слова. - И повадки не наши. Они начали стрелять в нас, еще не успев переступить порог дома.
  Ветхая опустила глаза. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы взять себя в руки и вернуть привычную уравновешенность.
  - Где они сейчас? - спросила она.
  - Как не прискорбно мне сообщать, мы их упустили вместе с Питером и информацией. Но Стен успел прикрепить маяк к их транспорту. Какие будут дальнейшие указания? Фил и Ди были серьезно ранены, нам нужно немного времени, чтобы они отошли, а так же нужны еще ликаны.
  - Хорошо, Джозеф, я поняла. Оставайтесь на связи, вернусь к тебе позже.
  На этом она отключилась, оставляя Джозефа в недоумении смотреть на пустой монитор.
  - Отлично! - нерадостно выпалил он, втыкая клинок в стол.
  И что же в нем такое было, что заставило Сару отреагировать подобным образом? Только новых загадок ему и не хватало. Одна хоть прояснилась - Сара о Диких ничего не знала. Что дальше - оставалось только ждать. Отдав Филу ноутбук и наказав следить за Псами и за чатом, Джозеф отправился искать в доме ванную комнату, для начала на первом этаже. Засохшая на теле кровь неприятно стягивала кожу, к которой, к тому же, присыхала пропитавшаяся ею же футболка.
  Небольшая комнатушка с душем, унитазом и раковиной нашлась в северном крыле здания. Джозеф зашел внутрь, на ходу снимая куртку, которую повесил на крючок. Снял наплечную кобуру и аккуратно отложил на раковину. Потом стянул с тела футболку и прополоскал под теплой водой. Выжал. Отложил в сторону и посмотрел на себя в зеркало, опираясь руками о края раковины. Волчьим взглядом на него смотрел обозленный мужчина, перепачканный в собственной крови, который никак не мог взять в толк - какого дьявола каждое воспоминание о нахальной незнакомке отдается в груди непривычным трепетом и бурной реакцией в паху?..
  
  
  ***
  Вода окутывала тело приятным теплом. Все переломанные кости уже срослись, раны затянулись. Хайди чувствовала себя все лучше и лучше. Но лишь физически, когда внутри растекались малоприятные ощущения. Ненависть брата, который никогда ее не любил, не являлась чем-то неожиданным. А все равно было больно: больно от своего детства, которое не желало ее отпускать, больно из-за Била, больно за то, что они друг с другом сделали, что сделала она со своей семьей. Вопреки всем обидам и страданиям, она не могла себя не винить. Винила и злилась на это чувство. Она даже до сих пор не разобралась - жалеет ли о том, что нажала тогда на курок? Бил словно породил в ней болезнь под названием "противоречие", которая переросла в хроническую. Вся ее жизнь, все ее эмоции были сплошь созданы из различного рода противоречий. Без этого не обошлось даже в отношении Стенли. Она любила его, желала быть рядом, но никак не могла переступить свою ревность, это осознание, что он принадлежит ей не полностью, что думает о другой.
  По щеке скатилась сиротливая слезинка. Хайди стерла ее мокрой ладонью и перевела взгляд на дверной проем ванной комнаты, где появился Стен. Он зашел внутрь и присел на корточки возле нее, складывая руки на бортике ванной.
  - Как ты? - спросил мужчина, искренне озабоченный ее состоянием.
  - В порядке. Как ребята?
  - Тоже.
  - А ты? - спросила она, замечая его дрожь.
  Стен отвел взгляд, после чего посмотрел на нее и твердо произнес:
  - Тоже.
  - Ты никогда не умел врать.
  - Мне нечего сказать нового.
  Хайди отстранилась от бортика ванной и подалась ближе к ликану. Одна рука легка поверх его сложенных рук, вторая - зарылась пальцами в светлые волосы.
  - Ты переживал за меня?
  Она знала ответ, но нуждалась в том, чтобы его услышать.
  - Ты хорошо это знаешь сама, - произнес он, подтверждая ее мысли, но совсем не так, как ей было надо.
  Потянув за волосы, Ди заставила Стена запрокинуть голову, а сама придвинулась к нему еще ближе, нависая над его лицом. Ее грудь уперлась в его руки. Ликан сглотнул и ощутимо дрогнул. В воздухе повеяло вожделением. Это радовало - пусть он не любит ее так, как другую, зато хочет до ломоты.
  - Скажи, - попросила она в полголоса.
  - Перестань играть со мной, Ди, я и так на пределе, - сделал он резкое предупреждение.
  Хайди слегка отстранилась, туже сжимая пальцами волосы. Она начала злиться. Ненависть его волка к ней была взаимна и обострялась сейчас. Этот гад стал сильнее мешать, вставая между ними уже почти физически. От этого она невольно гневалась и на самого мужчину, просто потому, что он рядом с ней не всецело. Пусть и не его в этом вина, но и она неповинна в том, что так безмерно желает невозможного. Резко отпустив ликана, Ди поднялась из воды.
  - Не подашь полотенце? - холодным тоном произнесла она, не сомневаясь, что он услышит эти нотки.
  Стенли поднялся. Отыскав в шкафу ванной полотенце, он подал его. Ди выхватила его так яро, будто ликан пытался отнять этот нужный ей предмет. Но наслаждаться ее негодованием ликан не стал. Просто взял и вышел из ванной комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь. От этого злость Ди только начала набирать обороты. Тошно уже было от его внешнего спокойствия и стремлений добиться оного. Тошно от всей этой мнимой сдержанности, от которой никому не было легче. И от того, как он трясется над ней, да и только, не двигаясь дальше в своих желаниях - тошно! Хотелось встряхнуть этого ликана, наорать на него и все высказать. Она не фарфоровая кукла, которая не может постоять за себя даже перед его волком, если тому вздумается выйти наружу, пусть и боится его до жути. И она слишком живая, чтобы скрывать свои чувства где-то глубоко внутри так, как это делает он. А ведь Стен способен быть другим, она это знала, она это видела.
  Хотелось... драки, крови или секса! И лучше бы всего и сразу. Усталость, прошлое, неудача, безответность - все навалилось разом, выводя из себя.
  Так и не воспользовавшись полотенцем, Хайди вышла из ванной комнаты и решительно зашагала к Стену. При виде нее глаза ликана с подозрением сощурились. Но он вряд ли ожидал того, что она собиралась сделать. Подойдя ближе, Ди с размаху ударила его по лицу тыльной стороной ладони с такой силой, что голова Стена дернулась в сторону. Своего рода это была пощечина, та, которую способна отвесить женщина-воин, а не кисейная барышня. Зарычав и оскалившись, он шагнул вперед, грозно и предупреждающе. Плевать, причем даже на то, что его сильнее начала бить дрожь. Она с удовольствием подалась навстречу, упираясь носом к носу, стирая между ними последнее расстояние, и зарычала в ответ, с этим рыком выговаривая слова:
  - Меня тошнит от твоей невозмутимости. До отвращения сдержан, а сам на меня слюной капаешь. Чтоб ты ею подавился!
  - Я озвучил тебе причины... - прорычал он в ответ.
  - Чушь собачья!
  Эти слова его задели. Сначала Ди поняла это по глазам ликана, потом осознала, что же все-таки ляпнула. Стен перестал рычать и отстранился. Оглядев ее сверху вниз, обнаженную и мокрую, он обошел и зачем-то направился в ванную. Подняв руки, она прикрыла ладонями лицо, стараясь успокоиться. И какой бес в нее вселился? Она ведь прекрасно знает, как и в чем именно неправа.
  Стен вернулся неожиданно быстро. В его руке был ее пистолет. Ликан злился. Это было видно по суровому лицу и плотно сжатым губам. Хотелось извиниться перед ним за свои слова, и в то же время она слишком хорошо понимала их причины, чтобы не делать этого. Сняв пистолет с предохранителя, мужчина небрежно отбросил его на кровать. Еще шаг - и оказался возле Хайди. Касание ладони обожгло кожу. А уже через секунду она лежала спиной на той же кровати, подмятая под мощное тело, одна тяжесть которого уже вызывала в ней удовлетворенный восторг. Ди едва успела вдохнуть, прежде чем его рот принялся терзать ее губы. Уже несложно было понять, зачем он принес оружие - для ее безопасности. Кто-то заботится о презервативах, а у них вот так, и никак иначе. Стон сорвался будто сам собой, сначала от удовольствия, потом от легкой боли, когда он прикусил ее нижнюю губу. Хайди сделала тоже самое с ним, смешивая во рту его кровь со своей в пряный коктейль. И вроде все было замечательно, как она и хотела, да только...
  - Мне не нужно такое одолжение, - тихо произнесла она, когда саму трясло подстать ликану.
  Ответа не последовало. Стен уперся локтем в кровать, чтобы удобнее было расстегивать джинсы. Глаза смотрели жестко, но с такой необузданной похотью на дне, которая заставляла ее трепетать от осознания своей значимости в его жизни. И все-таки... стоило головке его члена упереться в складочки ее лона, Ди сжала колени на его бедрах, не позволяя протиснуться дальше.
  - Ты не слышал меня? - настаивала она на своем, понимая, что голос и тело ее сокрушительно предают.
  Понимал это и Стен, иначе не было другого объяснения победной улыбке на его губах. Поддев носом ее подбородок, он заставил запрокинуть голову. Горячие губы нежно коснулись шеи.
  - Это далеко не одолжение, - услышала она тихий низкий голос. - Пусти. Если, конечно, не желаешь иметь сейчас дело с моим волком вместо меня.
  Ди прикрыла веки, облизала пересохшие губы.
  - Пусть даже не собирается, - ответила, разжимая ножки и охая от резкого и глубокого вторжения.
  Она обняла любимого, вжимая пальцы в кожу широкой спины, будто это могло сделать его еще ближе, чем был и так.
  
  
  ***
  Вернувшись из ванной, Джозеф занял свое прежнее место за обеденным столом. За время его отсутствия ничего нового не произошло, как ничего и не изменилось. Разве что Фил окончательно пришел в норму. Неожиданным оказался какой-то глухой звук, доносящийся с потолка, который шел один за другим, отличаясь характерным тактом. Джоз также характерно выругался.
  - Я действительно слышу то, что слышу? - произнес он, задавая вопрос то ли себе, то ли Филу.
  Ликан лишь рассмеялся, весело и задорно.
  - Напомни мне поговорить с Ветхими, чтобы они больше не посылали с нами Стена. Черт бы их побрал...
  - Завидуй молча, - сказал ему парень, так и продолжая балдеть на кушетке. - Кстати, о какой такой дамочке ты говорил Саре?
  - Фил, не тупи. Я говорил о Дикой.
  - Значит, пока меня мутузил потный волосатый Пес, ты во всю развлекался с какой-то девахой? Черт, и где справедливость?
  - Тоже хочешь нож в горло? Так иди сюда, - он поманил друга пальцами левой руки, держа в правой клинок. - Сейчас устрою бесплатно.
  - Нет, спасибо. От твоей руки это будет не так приятно, как от женской. Кстати, на мордашку она хоть как была?
  - Обычная, - соврал Джоз, не испытывая желание ее обсуждать.
  Незнакомка и так до абсурдного занимала большую часть его мыслей, не хватало еще о ней говорить.
  - Жаль, - с досадой произнес Фил.
  А между тем глухая пляска кровати над их головами не прекращалась.
  - Может, пойти разогнать? - подумалось Джозу вслух.
  - Оставь их, - махнул рукой ликан. - Все равно у нас еще есть время.
  - Зато кто-то страх потерял. Или список, кого бояться, - говорил, а сам думал о сладких губах дикой красавицы, которая одним махом заставила его забыться во время выполнения задания. Понимая, что мысли снова уплывают вслед за ней, Джоз тряхнул головой.
  И все-таки ни одна женщина не способна вскружить ему голову настолько, чтобы отвлечь от главного. Сегодняшний случай не в счет. Но с той самочкой он обязательно еще разберется. И даже если не найдет ее он, та обязательно придет сама, придет за своим оружием. Так он думал, снова вертя в руке ее клинок с рукояткой ручной работы.
  
  
  ***
  Ее тихие шаги по сырому коридору нижнего этажа были почти не слышны. Зато она хорошо слышала жалобный вой волка, доносящийся из одной из запертых комнат. Где-то впереди моргала перегоревшая потолочная лампа. "Нужно сказать техникам", - отчужденно подумала она. Наконец, остановилась перед нужной ей дверью. Заходить не хотелось, но было необходимо. Открыв дверь электронным ключом, Сара вошла внутрь. Здесь тоже перегорела лампа, скрывая от ее взора того, кто таился в тени. Оставшаяся - светила слишком слабо, также находясь на последнем издыхании.
  Шли минуты. Сара понимала, что на молчание нет времени, как нет его и на трусость. Ей нЕчего и нЕкого здесь опасаться. По крайне мере физически. Пленник сидел в клетке, вмонтированной в стены комнаты, а также был скован цепями - для надежности. Отстранившись от двери, Сара подошла ближе, но лишь настолько, чтобы он не мог достать ее рукой.
  Зазвенели цепи, невольно заставляя ее вздрогнуть. Привыкшая к мраку, Сара теперь смогла разглядеть мужчину. Нифер поднял руку к своему лицу и провел грязными пальцами по подбородку. Ей стало труднее дышать. Просто потому, что спустя долгое время они впервые оказались так близко.
  - Чем обязан? - спросил он так, будто она пришла к нему на прием и при этом как-то не вовремя.
  Сара кашлянула, чтобы прочистить горло и вернуть голосу привычную строгость.
  - Ты соврал. Мне и Ветхим.
  Мужчина издевательски рассмеялся:
  - И в чем же именно?
  Давным-давно, когда Ветхие устроили облаву на Диких, Ниферу поручили уничтожить их Стаю, которая собралась из последних выживших. Его самого проверяли на вшивость, поручив в доказательство преданности принести голову Альфы. Он справился, будто вовсе и не принадлежал сам к этому виду ликанов. А теперь...
  - Я только что узнала, что Дикие все еще живы.
  Под звон цепей мужчина поднялся и подошел к прутьям своей клетки, небрежно просунул через них руки, насколько позволяли оковы, и сцепил пальцы впереди себя. Сара инстинктивно сделала шаг назад. Пронзительные серые глаза впились в ее лицо.
  - Ты расстроена? - спросил он.
  - Речь не об этом. Сколько их?
  - Почему ты думаешь, что мне это известно?
  - Потому что все зависело только от тебя. Ты принес голову Альфы последней Стаи Диких Псов.
  - Я сделал то, что был должен сделать, - ответил он.
  - Тогда объясни мне, как так получилось? - едва не прошипела она, теряя терпение.
  Он небрежно пожал плечами. Сара вскинула подбородок. Раз он не желает с ней говорить, она не станет унижаться и что-то выпрашивать.
  - Хорошо, не хочешь говорить так, узнаем другим способом.
  Она уже развернулась на пол-оборота, когда Нифер резко дернулся к ней. Холодный пот ужаса прошиб тело. Но волноваться ей по-прежнему было не о чем. Его грязная рука застыла в миллиметре от кожи ее плеча. Все, что он смог - это коснуться ее подушечкой среднего пальца, но даже этого прикосновения хватило, чтобы вызвать невыносимую, болезненную реакцию всего тела. Только ее взгляд оставался к нему безразличен, когда его - уже пылал эмоциями. Брезгливо оглядев его руку, она отвела глаза и вышла из комнаты.
  Но стоило ей закрыть дверь, как за спиной раздался громкий, дикий и гневный рев. Стиснув зубы, Сара поспешила к лифту.
  
  
  ***
  Они забыли, где находятся. Для него существовала только ОНА. Не остановились даже после первого раза, который был лишь способом, позволяющим сбросить напряжение. После него Стен спокойно мог в полной мере наслаждаться Хайди, всецело отдать ей себя в эти минуты. Он трепетно ласкал ее бархатную кожу: руками, губами и языком. Он облизал ее всю, с головы до ног, уделяя особое внимание нежному бутону меж стройных ножек и розовым набухшим соскам. В пылу Ди расцарапала ему плечи и спину, оставляя все новые борозды на заживающих ранах. В сладкой пытке он мучил ее удовольствием, играя на грани между нежностью и жесткостью. Иногда его зубы сжимались на ароматной коже, пуская кровь. Ей так нравилось. Очень. Особенно если в этот момент он неистово бился внутрь нее. Ди также нравилось, когда он брал ее сзади, грубо, словно ненасытный хищник. А Стен медленно сходил с ума от умопомрачительных движений ее бедер, когда она была сверху, когда в такие моменты терлась о его торс тугими сосками, когда он мог усилить ее ощущения в таком положении, вбирая в рот эти маленькие бусинки, терзая их языком и зубами.
  Хайди пыталась не стонать и не кричать громко. Получалось плохо. Иногда Стен накрывал ее рот ладонью, позволяя кусать его пальцы, что самого доводило до экстаза. И даже после, вымотанные и удовлетворенные, они не спешили покидать объятия друг друга. Пистолет не пригодился, что радовало. Стен прижимал к себе Ди и нежно гладил по волосам, пытался успокоить. Она снова плакала, что для него было едва переносимо. Эта стойкая волчица, которая могла стерпеть страшные раны, теперь часто плакала из-за него.
  
  
  - Что у тебя с этой сучкой?! - потребовала она ответа в приступе истерики после того, как он пришел в норму от огнестрельной раны.
  Он не хотел ей врать.
  - Ди, послушай меня...
  Он потянулся к ней, протягивая руку, но она отшвырнула ту.
  - Я задала вопрос! Ты любишь ее? И только не смей мне врать!
  Не хотел...
  - Да, - слетело с его губ острым лезвием.
  - Господи, - выпалила девушка, хватая себя за волосы.
  Он понимал, как больно это слышать. Понимал так, что самому было невыносимо от ее состояния, виной которому был только он. Да, Стен любил Лию, но уже давно смирился с ее безответностью. Он ничего не просил и не ждал, ни на что не надеялся, но и не мог просто взять и вырезать ее из своего сердца. Хайди же значила для него не меньше. Он плохо понимал, что чувствует к ней, сравнивая с чувствами к другой. Но точно знал, что Ди ему нужна, как глоток чистого лесного воздуха. Ни одна женщина не волновала его так, как это делала она. Он прекрасно понимал, что Хайди заслуживает большего, искренне хотел ей это дать. И именно поэтому считал, что она также заслуживает знать правду, если ее просит. Но в этом желании быть честным, он неосознанно загнал обоих в ловушку. Их отношения застыли, сердце девушки было им жестоко разбито.
  От его слов у Ди началось обострение истерики. Стен пришел в ужас, когда она начала рвать на себе волосы. Он попытался ее остановить. Она сопротивлялась, старалась вырваться, ударить его. С большим трудом ему удалось стиснуть девушку в крепких объятьях. Все, что ей осталось - это кусаться, драть его когтями, и Стен ей это выносливо позволял, пока она не устала, пока не выдохлась, измазанная в его крови и своих слезах.
  - Прости, - тихо и долго шептал он ей это слово, повторяя вновь и вновь, баюкая ее на своих руках.
  - Скажи, что чувствуешь ко мне?
  - Этого нельзя описать словами. Ты нужна мне не меньше... сильнее. Мне очень жаль, что мой волк так себя повел с твоей волчицей. Но для него все по-другому, понимаешь? Для него есть только Лия.
  - Да что ты такое несешь? Ты и он - это одно целое.
  Тогда она еще не понимала, о чем он говорит. Той, которая жила со своим зверем в полном согласии, было сложно понять иную ситуацию.
  - Это не совсем так, точнее - абсолютно не так.
  Она не поверила, не поняла, оттолкнула и устало, со злостью потребовала:
  - Убирайся из моего дома.
  
  
  В дверь аккуратно постучали, после чего к ним зашел Фил.
  - Голубки, у вас есть пять минут, чтобы одеться и спуститься вниз. И советую не опаздывать, иначе Джоз вас порвет.
  - Хорошо, спасибо, Фил, - ответил ему Стенли.
  Ди крепче обняла его, сильнее уткнулась лицом в шею. У Стена перехватило дыхание от осознания, как же она в нем нуждается, как сильно любит. Только он хорошо знал, что эта ее слабость ненадолго. Повернув голову, он коснулся губами ее виска и прошептал:
  - Я скучаю по тебе. Изо дня в день, каждую ночь.
  После этих слов Ди поспешила отстраниться. Она их не переносила. Он знал это, но хотел, чтобы девушка об этом не забывала.
  - Злорадно рада, что это так, - ответила она ему, прежде чем подняться с постели. - Прости за это.
  Отвернувшись, она направилась в ванную комнату. Глядя вслед обнаженной нимфе, которая соблазнительно выписывала в воздухе бедрами знак бесконечности, Стен не вовремя понял, что снова ее хочет. Его желанию по ней никогда не было полноценного утоления. Но хотелось не только секса, а гораздо большего. Хотя бы чаще быть рядом.
  Поднявшись с кровати, Стенли отыскал на полу свои джинсы. После того, как Хайди освободила ванную, он смог там привести себя в порядок. Натянул джинсы на голое тело. Верхняя пуговица по-прежнему отказывалась застегиваться. Уже у самой двери, когда они собрались выходить, Ди преградила ему дорогу. Обхватив ладошкой подбородок Стена, она поцеловала его, глубоко и страстно.
  - Спасибо тебе, - нежно произнесла девушка. - За заботу и ласку, за все.
  Стен сразу вспомнил ее недавние слова.
  - Ди, черт возьми, это было не одолжение.
  - Я знаю, - твердо произнесла она, после чего отпустила его, развернулась и пошла вперед по коридору.
  
  
  ***
  Повторный разговор с Сарой проходил уже в присутствии всей команды. В окошке видеочата было хорошо видно седовласую женщину с худым лицом и тусклым взглядом серых глаз.
  - Пока нам неизвестно, почему кто-то из Псов остался в живых, - отвечала она на вопрос Джозефа. - Но эта информация сейчас представляет для нас первостепенный интерес. Приведите кого-нибудь из них. Желательно девушку. При условии, что это будет кто-то другой, мне нужны ее фотографии.
  Брови Хайди взметнули вверх. Кого это Сара имеет ввиду? Неужели она так много пропустила?
  - Команда Билли уже выехала к вам на помощь, - продолжала Сара. - Они следуют за Псами. К вам же выслан вертолет. Так что ждите его и возвращайтесь с результатами домой. Все ясно?
  - Вполне, - ответил Джозеф.
  - Тогда, до связи, - произнесла Ветхая и отключилась.
  - Кого она имела ввиду? Какую девушку? - не удержалась Ди от вопроса.
  - Среди Псов была девушка, - пояснил Фил с загадочной ухмылкой.
  Ликан сидел на краешке стола и уже почти дожевывал очередную спичку.
  - А почему она им так интересна? - продолжала любопытствовать Ди.
  - Я бы тоже хотел это знать, - сказал Джоз, почесывая подбородок ребром кинжала с замысловатым рисунком на рукоятке, большую часть которого скрывали его пальцы. - Стен, ее фотографии - твоя задача. Понял?
  Стенли молча кивнул в знак согласия.
  - И раз уж у нас есть время, - оживленно произнес командир, - я бы с удовольствием послушал, каким чертом вы двое, - он ткнул острием клинка сначала в Стена, потом в Хайди, - занимаетесь во время задания?
  Ди опустила глаза. Гнев Джоза был ей понятен, но объяснять причины подобного поведения совсем не хотелось. Их не объяснишь просто так, не выдавая слабости обоих.
  - Когда вернемся, будете наказаны, - заключил тогда ликан.
  - Нет! - громко и твердо произнес Стен, подрываясь с дивана, на котором сидел все это время рядом с Хайди. - Это только моя инициатива, а значит, и отвечать одному мне.
  - Стен, замолчи! - рыкнула ему в спину Ди, готовая поколотить за такое геройство.
  Командир закатил глаза:
  - Как вы мне оба надоели.
  Ди встала на ноги. И уже собралась опровергнуть слова любимого, как неожиданно резко его ладонь накрыла ее рот, и пальцы стиснули щеки до боли. Ди засопела, уставившись в глаза Стена, которые смотрели на нее с небывалой угрозой.
  - Молчи, - тихо сказали его губы для ясности.
  Она даже растерялась. Потому и не стала настаивать. Пока что...
  
  
  Дальнейшие события проходили по привычной схеме. К ним прибыл вертолет, на котором они отправились за Псами. В скором времени цель застыла на карте неподвижной точкой.
  - Может, нашли маячок? - предположил Фил.
  Но Стен развеял часть опасений:
  - Не думаю. Псы остановились на стоянке придорожного мотеля.
  Джозеф связался с командой Билли. Те уже добрались до цели и затаились неподалеку. До их приезда они могли лишь наблюдать.
  - Трое мужчин и женщина заняли один из номеров, - передавал им информацию Билли. - Окна закрыты шторами наглухо, так что нам ни черта не видно, что происходит внутри. Следим пока за периметром. Вы скоро? А то мы уже скучаем.
  - Скоро будем. Не расслабляйтесь.
  - Ждем.
  
  Неумолимо наступали сумерки. Пилот вертолета высадил их за несколько миль до мотеля в целях конспирации. Клей, член команды Билли, подобрал их на трассе и доставил на место. Дверь номера им открыл Леон, еще один член команды, пропуская в темную комнату, где единственным источником освещения была тусклая полоска света, пробивавшаяся из ванной комнаты через дверную щель. Все три ликана, которых прислали к ним на подмогу, были сбитыми крепкими парнями, отлично знающими свое дело. Короткое приветствие, и сразу о главном:
  - Из номера никто не выходил и никто больше не заходил внутрь, - сообщил Билли, выглядывая на улицу через небольшую щелочку между песочными шторами.
  Ди подошла к нему и попросила уступить ей место. Она сразу отметила, что ликаны выбрали очень удачную позицию. Из их номера хорошо просматривалась вся территория стоянки и большая часть других номеров двухэтажного мотеля. Был виден фасад круглосуточного кафе, а также благодаря высоким окнам видно всех его посетителей. Между столиками суетились официантки в красных передничках. Сейчас здесь было оживленно. На стоянке находилось около двух десятков машин и несколько фур. На заправку подъехал внедорожник, за рулем которого сидела женщина. С ней были дети.
  - Ну и что будем делать? Здесь слишком много людей.
  - Чего-то ждать - слишком рискованно, - возразил Билли. - Можем их упустить или спугнуть. Сейчас же наше преимущество это эффект неожиданности. Псов всего трое, плюс Питер, нас - семеро. Мое предложение: ждем, пока не стемнеет, потом идем к ним; Хайди берет на себя девушку; мы заранее распределяемся по парам, каждая берет на себя по одному из Псов, кто-то Питера. А дальше - по ситуации. Главное, действуем аккуратно и быстро.
  Ликаны переглянулись, останавливая взгляд на Джозефе, чей ответ был решающим. Но озвучить его он не успел.
  - Из номера вышла девушка, - сообщил Билли, который снова вернулся на свой пост.
  - Стен! - выкрикнул Джоз, протягивая руку.
  Стенли сразу же отдал командиру цифровой фотоаппарат, который все это время был у него в руке. Джоз подошел к окну и навел объектив на цель. Ди подошла к нему со спины. Уж слишком ей было интересно взглянуть на эту женщину Псов.
  - Аппетитная зараза, жаль личика не видно, - прокомментировал Билли.
  Ди увидела на мониторе хрупкую фигуру, но с довольно-таки пышными формами в нужных местах. Только вот на голову был наброшен капюшон короткой куртки, что не мешало Джозефу нажимать на кнопку затвора вновь и вновь.
  - Лица действительно не видно, - прокомментировал она.
  Словно дефилируя по подиуму, девушка подошла к автомату с газированными напитками, оказываясь к своим наблюдателям боком. Она бросила в аппарат монетку. В ожидании оперлась рукой об автомат и прогнулась в спине. Билли рядом присвистнул. Фил, Клей и Леон сразу же прилипли к окну, ютясь возле него в неудобных позах, лишь бы через какие-нибудь щелочки выглянуть на улицу. Через мгновение девушка низко наклонилась, не сгибая колен, и взяла банку кока-колы. Она открыла ее и принялась жадно глотать напиток. Каждое движение было пропитано сексуальностью, все небрежно и лениво, притом, что каждый жест не казался случайным. В воздухе повеяло вожделением, и в первую очередь не от остальных - от Джозефа.
  - Мне одной кажется, что тут что-то не так? - только и успела спросить Хайди.
  За спиной раздался треск и грохот - разбивая и круша противоположное окно, к ним в комнату влетел мужчина, перекатываясь на спине и вставая на одно колено с оружием наготове. Ди даже не успела выхватить пистолет, как Джозеф толкнул ее в плечо с такой силой, что она грохнулась за спинку дивана. Раздались выстрелы. Поднялась суета. Посыпались команды от Джозефа и Билли. Лежа на полу, Ди потянулась за своим пистолетом, замечая, как в разбитое окно запрыгивает еще один Пес, а следом за ним всовываются еще двое, прикрывая первых. Все четверо - мужчины, что уже не сходилось с их первоначальным расчетом по расстановке сил. Откуда взялись еще двое Диких?! И где вообще Питер? Пользуясь диваном, как укрытием, с мыслями о Стене, Ди начала в них стрелять. От громких и многотонных звуков закладывало уши, так что новые команды расслышать стало почти невозможно.
  Диван пошатнулся, и на Ди свалилось тяжелое тело, придавив к полу боком, мешая дышать. Незнакомый запах сразу дал понять, что это чужой, а значит - враг. И она оказалась перед ним в очень неудобном положении для защиты. В ухо рычали, пока она нажимала на курок, уткнув дуло пистолета в чье-то брюхо. После второго выстрела ее запястье было свернуто одним легким движением руки. Открытая шея оказалась под угрозой, когда Пес раскрыл пасть, уже намереваясь нанести удар. Но кто-то пришел на помощь, очень вовремя стаскивая с нее тело. Это был Роб, на которого обратилась вся хищная злоба Пса.
  Выстрелы уже звучали реже, чаще - звуки борьбы: рев, удары, хруст мебели, звон стекол. Стиснув зубы, Ди выправила запястье, но, чтобы срослись сухожилия и кость, понадобится время. Она встала на колени и высунулась из-за дивана, пытаясь отыскать глазами Стена. Ей пришлось уворачиваться от обломка стула. Внутри было уже трое Псов. Кто побеждал, пока сказать было сложно. Небольшая комнатка стала местом схватки, причем дерущиеся друг другу мешали, путаясь под ногами. Лица Псов были искаженны бешенством и одновременно удовлетворением, словно они получали какое-то садистское удовольствие. Ди даже не сомневалась, что именно так и было.
  Не увидев в комнате Стена, Хайди начала сильнее волноваться. Отвлек Пес, кинувшийся на нее после того, как отключил Леона. Она вскинула пистолет в левой руке, целясь ему в голову. Пес ощерился, успевая оттолкнуть ее руку и всадить кулак в челюсть, отчего Ди на несколько секунд потеряла ориентацию в пространстве. Оружие выпало из рук. Грубые пальцы стиснули шею, в ответ на что она ударила его по ноге до хруста кости. Но тот даже не дернулся. Только лишь улыбнулся в оскале, посылая по ее телу холодок ужаса. Под носом стало мокро от крови, которая капала Псу на руку. Выхватив из-за пояса клинок, Ди вонзила тот ему под ребра. Потянулась за другим клинком. Пальцы на ее шее сжались сильнее. От недостатка кислорода в глазах заплясали черные пятна.
  Помощь снова пришла со стороны, причем самая неожиданная. На спину Пса прыгнул волк, сжимая челюсть на стыке шеи с плечом. И в этом волке Хайди узнала Стена. Пес отпустил ее. Под весом тяжелой туши он упал на колени. Но их бой только начался. Двумя руками схватив волка за загривок, ликан наклонился вперед и бросил зверя спиной об пол к ее ногам. Ди едва успела отпрыгнуть назад, и стала лихорадочно искать поблизости свое или хоть чье-то оружие. Но волку не нужна была ее помощь. Извернувшись, он молниеносно прыгнул на Пса, врезаясь зубами в горло и начиная драть его резкими рывками. Пес поначалу обнял его тушу, намереваясь сломать кости позвоночника или шеи, но так ничего и не успел. До своего последнего вздоха Дикий смог только напоследок всадить ее клинок в бок зверя.
  Повинуясь чувствам, Хайди отмела страх и подскочила к волку, чтобы вытащить клинок. Какие бы отношения у них не были, а этот зверь был частью Стена, и он только что ее спас. В груди зародилась крохотная надежда, что это все не случайно. Но все надежды мгновенно рассыпались прахом, стоило хищнику обратить на нее свое внимание, которое она привлекла, когда вытаскивала лезвие из его бока. Скалясь, он пошел на нее. Вся шерсть, вся морда были измазана в темной крови, которая с нижней челюсти стекала на пол мелкими струйками. От крови даже зубы казались красными.
  - Я только хотела помочь, - Ди попыталась его образумить, медленно пятясь назад. - Я не враг тебе. - Она опрометчиво отбросила клинок в сторону и подняла вверх раскрытые ладони. - Видишь? Я безоружна, черт бы тебя побрал... - Ее голос начал срываться, как и сами нервы, когда волк присел, готовясь к прыжку. - Стен!
  Это не помогло. Ди смогла вовремя закрыть лицо руками, подсовывая именно их под раскрытую пасть хищника. Этот волк был слишком силен, чтобы она смогла противостоять ему физически. Рыча, он драл ее руки, ломал зубами кости, пытаясь добраться до нежной плоти шеи...
  
  Она помнила, как орала в голос до хрипоты, пока горло не перекрыла сжатая на нем челюсть. Она не сопротивлялась, не могла. Помнила выстрелы. Крики. Боль, острую, жгучую, и не только снаружи. Она даже не поняла, в какой момент все закончилось. Не поняла, и почему.
  - Уходим! Уходим! - различила она голос Джозефа среди других.
  Кто-то закинул ее на плечо и куда-то спешно понес. Она часто проваливалась в забытье, то выныривая из него, то снова погружаясь. Запах обивки автомобиля дал понять, где она находится. Напоминали об этом и неровности трассы, встряхивая на кочках.
  - Терпи-терпи, - повторял голос Роба, который обкалывал ее препаратом одной лишь рабочей рукой...
  
  Когда Хайди пришла в себя и открыла глаза, то первое, что увидела, это потолок. Потом увидела членов команды, а так же Билли и Клея. Все потрепанные и чумазые, но живые. Они уже летели на вертолете. Молча. Горло жгло. Голова покоилась на чем-то теле. Ди чуть скосила взгляд и увидела Фила, который сидел с закрытыми глазами, упираясь затылком в стену вертолета.
  - Эй! - попыталась она привлечь внимание. Голос хрипел.
  Над ней тут же склонилось два лица - Джозеф и Роб. Рука Фила заботливо обхватила голову, и ликан произнес:
  - Ну наконец-то.
  - Где Стенли? - спросила она первое, что хотела знать.
  Все молчали, глядя на нее так, будто кто-то умер. Нервы стали накаляться. Ее начало трясти. Нет, она прекрасно помнила, что произошло. Но это сейчас не имело значения. Это был не Стен, а лишь... его часть. Она сглотнула, пытаясь задушить рвущиеся наружу горькие слезы, и постаралась отвлечься:
  - Что опять я проспала?
  - Ты проспала, как мы уносили ноги, - пояснил Фил с горечью. - Впрочем, Псы делали примерно тоже самое. Волк Стена нам значительно помог, добив двоих из них. Но это все было до того, пока он не переключился на тебя.
  Ди коротко кивнула, начиная паниковать от их умалчивания:
  - Я помню. Но я спросила, где он сейчас?
  - И тебя это не расстраивает? Не ошеломляет? Удивляет? - поразился Фил. - До таких крайностей он еще не доходил.
  - Нет, не удивляет, - ответила девушка, пряча глаза. - Так, где Стен?
  И тут Фил не выдержал ее равнодушия:
  - Черт возьми, женщина! Ты хоть понимаешь, как он для тебя опасен?
  Не выдержала и Хайди, срываясь на хриплый крик с выступающими на глазах слезами:
  - Я знаю об этом! Я спросила, где он?!
  Ликан фыркнул, негодуя на нее, и отвернулся в сторону.
  - Мы не знаем, где он, - вступил в разговор Джозеф. - Нам было уже не до него. Мы едва смогли уйти сами.
  Ди одновременно возмутилась и испугалась:
  - И вы оставили его Псам?!
  - Успокойся, - вмешался Роб. - Думаю, Стен успел уйти также, как и мы.
  - Ты думаешь или уверен в этом?
  Тут уже Роб предпочел промолчать.
  - Господи, - вырвалось у нее ноющим тоном. Она хлопнула себя по лбу ладонью, понимая, что сойдет с ума от волнения за своего несносного ликана. - Это была ловушка, да? - озвучила уже известный факт.
  - Да, - просто ответил Фил, поглаживая ладонью ее волосы. - К ним также прибыло подкрепление, и они умудрились напасть быстрее нас. Мы недооценили Псов или переоценили свои силы.
  - Мы лишних следов хотя бы не оставили? - спросила она.
  Даже сквозь нервы из-за отсутствия любимого рядом, как и хоть какой-то информации о нем, Ди не отпускал профессиональный инстинкт.
  Ей ответил командир:
  - С этим уже разбирается другая группа.
  - А Питер? Куда он пропал?
  - Его увезла девушка, когда допила свою кока-колу, - ответил он же.
  - Когда это ты успел заметить? - удивился Фил с кривой ухмылкой.
  Джозеф вперился в него жестким взглядом.
  - Еще одно слово, и я тебе башку отшибу, - прорычал командир, удивляя всех присутствующих.
  Фил сразу перестал смеяться. Но Хайди отвлекла от них одна мысль.
  - Кого-то еще не хватает, - озвучила она ее. - Где Леон?
  Отвечать ей никто не торопился. Билли под ее взглядом опустил глаза, а потом и лицо в раскрытые ладони, зарывшись в волосы пальцами. У Ди не осталось сомнений в том, что с Леоном случилось что-то серьезное или непоправимое.
  - Он в транспортном отсеке, - тихо и просто ответил ей ликан.
  Дальше летели молча.
  
  
  ***
  По густой лесной чаще бежит огромный бурый волк. Он двигается на запад, вслед за закатом, к своей волчице. Измазанная кровью шерсть давно слиплась, теперь свисая комками и торча в разные стороны. Иногда зверь останавливается совсем и начинает рычать. Это происходит тогда, когда человеческая сущность подходит совсем близко, пытаясь прорваться наружу. Волк не пускает. Он злится на вторую половину своей личности и яростно сопротивляется ей.
  Но в бешенстве находится не один только волк.
  Еще несколько миль бегом вперед под собственный разъяренный рык. И стоит дать слабину, как вторая сущность вырывается на поверхность, насильно заставляя меняться все ткани двуликого организма. Со стонами и рычанием волк обращается в человека, ослабленного, дрожащего в лихорадке и разгневанного не меньше зверя. Грязные пальцы врезаются в твердую поверхность земли, пока он дышит ею носом, не имея возможности подняться. Последние силы уходят на то, чтобы удержаться и не дать хищнику снова взять верх.
  И вот вроде бы все получается и можно снова идти, но только не вперед, а назад - на восток, к своей девушке. Держась за ствол дерева, человек поднимается. Ноги едва держат, но это ничего, это пройдет. Потихоньку, шаг за шагом он продолжает движение. Ему удается пройти совсем немного, как волк внутри него начинает рычать и рваться на волю. Человек спотыкается и падает на колени. Снова сопротивление, снова борьба. И бой опять проигран. Хищник побеждает, вновь заставляя меняться и обрастать шерстью.
  Они снова бегут на закат.
  И снова волк останавливается под давлением второй сущности, начиная рычать и дыбиться.
  
  
  ***
  Стен очнулся с именем Хайди на губах. Его сильно трясло, и ощущалась слабость в изможденном теле. Но волк внутри него пока притих, что дало возможность сосредоточиться на всем остальном помимо зверя. Чтобы осознать происходящее, ликану понадобилось несколько секунд. Он находился в ночном лесу - грязный, совершенно голый и абсолютно один. Но все эти беды были мелочью по сравнению с тем, что он сделал ранее.
  - Хайди... - с ноющим хриплым стоном вновь произнесли его губы.
  А следом полился поток невыносимо волнующих его вопросов: Что с ней? Как она? Как он мог позволить такому случиться? Как смог позволить волку наброситься на его девочку?! Некоторые ответы на них приводили в цепенящий ужас. Опираясь о деревья, Стен поднялся. Было бессмысленно сидеть на одном месте и убиваться от неизвестности. Нужно было как можно скорее найти телефон и узнать, что с Ди. Нужно позвонить ей самой. Срочно! Немедленно! Пока он не сошел с ума от безызвестности и страха. Стен огляделся, прислушался к звукам, втянул носом воздух, и, повинуясь инстинкту, поспешил на юг.
  Через несколько миль Стен оказался на окраине какого-то поселка. Здесь было тихо, как и бывает глубокой ночью. Многие жители спали после рутины трудового дня. Двигаясь в тени, Стен прошелся вдоль опушки, осматривая видимую ему часть территории. Благодаря шоссе, которое проходило через поселок, здесь нашелся мотель. Хотя пользовались им не только приезжие, но и сами жители - в один из номеров на его глазах зашел мужчина в компании девушки с виду легкого поведения. Он шлепнул ее по увесистому заду, подталкивая внутрь, и закрыл дверь под тихий кокетливый женский смех.
  Идти дальше Стен не стал, полагая, что в этом здании обязательно должен быть телефон. Только без одежды, без денег и в неприглядном виде добраться до него без лишнего шума будет непросто. В дальнем конце здания мотеля через широкие окна Стен увидел управляющего, сурового на вид крупного мужчину. Тот сидел на стуле, закинув ноги на стойку, и читал газету.
  Первая проблема решилась почти сразу. На заднем дворе мотеля сушилась чья-то постиранная одежда, колышась на ветру, который доносил до Стена запах свежего белья. Выйдя из леса, он быстрыми и легкими шагами добрался до этого места и сорвал первое, что попалось под руку и могло бы ему подойти. Это оказались какие-то широкие штаны в клетку и белая футболка. Но одеваться он не спешил. Пока просто стянул махровый халат и закутался в него.
  Вся одежда висела на толстой веревке, которая крепилась к двум столбам жесткой проволокой. Стен отломил от этой проволоки два небольших кусочка и направился к одной из комнат мотеля. Поглядывая по сторонам, он присел перед дверью и просунул проволоку в дверной замок. Механизм поддался быстро, словно решив не сопротивляться мастеру. Так Стен попа внутрь номера, где ему нужна была лишь ванная комната, чтобы привести себя в порядок. Он встал под душ и постарался ни о чем не думать.
  Спустя пятнадцать минут, ещё с мокрыми длинными волосами, уже одетый в то, что удалось раздобыть, Стен зашел к управляющему. Мужчина перевел взгляд с газеты на очередного посетителя.
  - Могу я позвонить с вашего телефона? - вежливо спросил его Стен.
  Оглядев его сверху вниз и остановив взгляд на штанах, человек нахмурился.
  - Деньги есть?
  - Нет, - обреченно ответил он.
  - Тогда не можешь, - грубо бросил тот, возвращаясь к газете.
  Стенли стиснул челюсти, пытаясь не выпустить свой недовольный рык. Его нервы и без того были на пределе, чтобы он терпел и старался быть вежливым еще хоть сколько-нибудь. Потому он просто подошел к телефону и снял трубку.
  - Эй, парень, ты что-то не понял? - возмутился мужчина, поднимаясь со стула и откладывая газету. - Нет денег - нет телефона.
  Подойдя ближе, смельчак протянул руку, чтобы выхватить у него трубку. Но Стен был не намерен ее отдавать даже под угрозой жизни. Перехватив руку мужчины, он дернул за кисть, с хрустом выворачивая сустав. Управляющий вскрикнул от боли и принялся осыпать его матом. Но Стен уже перестал обращать внимание на что-либо - он спешно набирал номер Ди. После щелчка послышались короткие гудки, которые показались ему гулом адского набата. Долго, мучительно долго он пребывал в надежде услышать женский голос. И наконец этот голос ему ответил:
  - Да.
  Стен выдохнул, только сейчас понимая, что на все это время задержал дыхание. С плеч словно свалился такой тяжелый груз, что ослабели колени, и ему пришлось опереться рукой о стену.
  - Алло, кто это? - произнесла Ди.
  А Стен стоял, молчал и слушал, понимая, что готов простоять вот так целую вечность, чтобы только слышать ее голос. Если бы она только знала, как он за нее испугался, как же сильно он чувствует себя виноватым, как сильно раскаивается, что позволил своему волку напасть на нее и причинить новую боль.
  - Стен? - с надеждой в голосе произнесла девушка.
  Он сглотнул и собрался с духом.
  - Ди, - наконец хрипло ответил. - Ты в порядке?
  - Да, - грустно ответила она. - Физически в порядке. Стен, ты где?
  Но на этот вопрос он отвечать не стал.
  - Прости меня, слышишь? Прости...
  У Хайди оборвался вдох. На этом Стенли уже собрался закончить разговор, но внезапно понял, что забыл сказать самое важное, что еще никогда не говорил ей, но всегда чувствовал. Пусть не так как это было к Лии, но по-другому попросту невозможно было назвать то чувство, которое он испытывал к Хайди.
  - Я люблю тебя, - сказал он ей, прежде чем повесить трубку.
  Он так сильно сжал эту штуку, что пластик треснул под его давлением. Вспотевший мужчина все еще корчился от боли и матерился, пытаясь снять с предохранителя пистолет, который вынул из ящика стола. Видимо, он рассчитывал расправиться с обидчиком как следует, хотя на деле оказался не так суров, как выглядел. Стен снова схватил его за руку, кисть которой все еще была свернута. Человек снова вскрикнул. Не тратя времени, ликан вправил сустав на место и прежде, чем уйти, посоветовал наложить на запястье повязку и выпить обезболивающее. Вместо "спасибо" его послали по матери, на что он совершенно не собирался обижаться или еще хоть как-то реагировать.
  Узнав, что Хайди жива и с ней все в порядке, Стен принял для себя важное и непростое решение - он не вернется в стаю, пока не справиться со своим зверем. А справиться с ним ему может помочь только одна женщина - Лия. Поэтому с этой минуты его путь лежал только в одну сторону - на запад, куда так рьяно сегодня рвался его неугомонный волк. Без труда вскрыв первую попавшуюся машину без сигнализации, стоящую на стоянке мотеля, Стен выехал на автостраду.
  
  На территории Лии он оказался на рассвете, когда солнце уже полностью выползло из-за горизонта и давно отпели петухи. Чтобы не поднимать шум, Стен бросил машину на значительном расстоянии от дома и пошел дальше пешком, подходя к зданию с задней его части. Насколько он успел заметить издалека и знал до этого, Пол, прежний Альфа местной стаи, и мать Лии до сих пор пребывали в волчьем облике и сидели на цепях у парадного входа, таким образом отбывая свое наказание.
  Поднявшись по трем ступенькам, Стен встал напротив двери и дернул за ручку - оказалось открыто. Но заходить он все-таки не решился. Просто поднял руку и позвонил в звонок, после чего встряхнул кистью, которая тряслась и выдавала все его эмоции. Внутри кипело такое сильное волнение, что он никак не мог с ним справиться. Причем так же взволнован был его зверь, уже беснующийся под кожей в состоянии нетерпения и счастья. Этот гад, который пока мирно сидел внутри, обещал снова вот-вот начать прорыв наружу.
  Стен глубоко вдохнул и споткнулся на выдохе, когда открылась дверь, и на пороге возник суровый Эрик, так по-домашнему одетый в одни штаны. И в том, что суровость этого ликана была не напускной, он знал не понаслышке.
  - Какого черта ты тут делаешь? - хриплым голосом гневно спросил мужчина, который явно был не рад его видеть на своем пороге этим утром.
  Стен не боялся его, но был вынужден опуститься вниз по ступенькам. Запах этого ликана вызывал у его волка лютую ярость и увеличивал желание вырваться на свободу, чтобы учинить схватку и побороться за любимую самку.
  - Я пришел за помощью. Поверь, меня бы здесь не было, если бы это не было важно.
  После последнего слова из глотки вырвался рык. Стен стиснул зубы. Эрик сложил на груди руки и стал внимательно приглядываться к нему. Он даже не повернул голову, когда позади появилась Лия.
  - Стенли?! - удивленно произнесла девушка.
  Она сделала шаг вперед, к нему навстречу. Но Эрик не собирался отпускать ее ближе еще хоть на шаг - он зарычал сам, гортанно и предупреждающе, вынуждая свою самку остановиться.
  - Эрик, прекрати. Стен мой друг, и он не стал бы приходить без предупреждения просто так.
  Запах Лии, который донес до него легкий ветер, обещал стать последней каплей. Стен ощутил первый толчок, словно бы волк с разбегу влетел ему в грудную клетку откуда-то изнутри. Он пошатнулся, хватаясь за перила веранды. Лия дернулась к нему, но Эрик рукой преградил ей дорогу. Тогда она снова была вынуждена остановиться. Нейла метнула взгляд на своего мужчину. Он в ответ посмотрел ей в глаза. Несколько секунд они так и стояли, после чего Лия подалась вперед и поцеловала Эрика нежным поцелуем. Стенли подавился новым рыком и отвернулся, пытаясь сосредоточиться на том, чтобы не позволить зверю вырваться.
  - Позволь, я просто помогу ему, хорошо? - услышал он голос Лии.
  На этом Эрик сдался, и Стен прекрасно мог его понять. Тогда девушка спокойно опустилась вниз, к нему. Она подняла руку и коснулась тыльной стороной кисти его лба, потом щеки.
  - Ты весь горишь. Все настолько плохо?
  Стен кивнул.
  - Он как с цепи сорвался, Лия. Я снова перестаю его контролировать. Но если бы только в этом было дело.
  - Тсс, тише, успокойся, - сказала она, гладя его по щеке и не отрывая взгляда от глаз. - Все будет хорошо, мы обязательно разберемся и что-нибудь придумаем.
  Ее слова и действия успокаивали, и не только самого Стена, но и вторую его сущность. Волк стал притихать, как и его эмоции. Спустя короткое время ликану стало проще и свободнее дышать, даже несмотря на то, что он ощутил на себе давление Нейлы. Лия пользовалась своей законной способностью, своей врожденной ментальной силой, заставляя волка успокоиться и отступить. И Стен уже смог выпрямиться и перевести дыхание.
  - Спасибо, - поблагодарил он девушку, которую давно любил, но не намного сильнее, чем Ди.
  - Пойдем в дом, - предложила она ему.
  Вопреки ожиданиям, Эрик не стал противиться и почти спокойно позволил войти в дом ликану, которого невзлюбил с самой первой встречи. Впрочем, их нелюбовь была взаимна и полностью оправдана. Лия предложила Стену сесть за стол и поставила перед ним тарелку с едой. Эрик также занял место за круглым кухонным столом, развалившись на стуле так свободно, что не возникало никаких сомнений, кто тут хозяин и кому принадлежит не только дом, но и женщина рядом с ним. Налив себе кофе, Лия села между ними:
  - Рассказывай, что произошло?
  - Сегодня ночью звонили Ветхие, - вставил свое слово Эрик.
  Лия перевела на него внимание:
  - Зачем?
  - Просили дать им знать, если к нам неожиданно наведается твой Стенли, - ответил ликан с ухмылкой.
  - Эрик, прекрати! - сорвалась Лия. - Твоя ревность бессмысленна, и ты прекрасно это знаешь.
  Бровь ликана взметнулась вверх на хитром лице:
  - Может, мне просто нужно это напомнить?
  - Обойдешься, - ответила девушка, снова отворачиваясь и гордо вскидывая носик, хотя у самой вот-вот была готова прорваться улыбка.
  В ответ на это ликан взялся за край ее стула и придвинул к себе, так что Лия влетела в него спиной, а ее ушко оказалось у самых его губ.
  - Не провоцируй меня, - тихо прошептал ей Эрик, обхватывая губами мочку.
  Стен отвел от них взгляд, хотя на самом деле захотелось вообще выйти. Не то чтобы он так уж сильно ревновал, но все равно было неприятно наблюдать за их воркованием и дышать их обоюдным вожделением. Плохо зная Эрика, можно было бы решить, что он все это делает специально, чтоб показать другому самцу, кому принадлежит эта самка. Но Стен уже видел подобное раньше и не сомневался, что ликан так себя ведет всегда, даже когда они наедине.
  - Я постараюсь, - ответила Лия, отстраняясь от своего мужчины. - И все припомню, если не будешь мешать.
  Эрик улыбнулся, уже видимо предвкушая данное обещание. Довольный, он откинулся на спинку стула и даже немного расслабился.
  - Стен, прости, давай сначала, - произнесла Лия, глядя на его тарелку, к которой он так и не притронулся. - Ты только ешь, хорошо?
  - Не хочу, спасибо. И спасибо Эрику, что все-таки не выгнал и позволяет с тобой разговаривать, - произнес он, посмотрев на мужчину.
  Тот ответил ему коротким кивком. Можно было решить, что ликан смягчился, только ему вряд ли понравиться то, о чем пойдет разговор далее.
  - Это началось после того, как я от вас уехал, - произнес Стен. - Думаю, тут ни для кого не секрет, как я отношусь к тебе, Лия. Так вот, после того, как в твоей жизни появился Эрик, я принял твое решение. Но только мой волк не разделяет мои мысли. С тех пор он начал рваться к тебе и доводить меня этим.
  Со стороны Эрика послышалось недовольное хмыканье.
  - Эрик, поверь, я сам этого не желаю. И тут дело даже не во мне. Дело в Хайди.
  - В Зажигалке? - уточнил ликан. - Любопытно, продолжай.
  Лия одарила Эрика недовольным взглядом, но в остальном промолчала.
  - Мой волк ее не принимает. И даже не так - он ее ненавидит и дико ревнует. Думает, что она нам мешает, отвлекает от тебя, - сказал он Лии. - Потому что я сам тянусь только к ней. И буквально этой ночью, когда мы были на задании, он вырвался и набросился на нее, - Стен сделал паузу, чтобы совладать с эмоциями. Его голос стал глуше. - Я думал, что он убил ее, честное слово, чуть с ума не сошел, пока не позвонил ей и не услышал ее голос.
  Девушка тяжело вздохнула.
  - Мне нужна твоя помощь, Лия, - произнес Стен, глядя ей в глаза. - Не ради меня, ради нее.
  - Что же, трогательно, - первым нарушил молчание Эрик. - Но не думаю, что Лия сможет тебе чем-то помочь, Стен.
  Нейле не понравились эти слова. Она встала из-за стола и твердо сказала:
  - Стенли, пойдем со мной, отведу тебя в комнату, где ты сможешь принять душ и переодеться во что-то более приличное. А ты, - обратилась она к любимому, - сиди здесь и жди меня. У нас будет разговор.
  Оба ликана решили ее послушать. С опаской глядя на мужчину, который сверлил его взглядом, Стен отправился за Лией. Она проводила его наверх и оставила в спальне для гостей, принеся сюда и тарелку с едой. Наказав все съесть и пообещав скоро вернуться, девушка поцеловала его в щеку и ушла к Эрику.
  
  
  ***
  Сколько же сюрпризов и проблем несет в себе такое чувство, как любовь. На даже знай она это заранее, Лия все равно бы от нее не отказалась. Сейчас она уже не мыслила свое существование без любимого мужчины, хоть тот по-прежнему бывал порой все так же несносен, как раньше. Ревнивый собственник, страстный любовник, наглый обольститель, просто любящий ее мужчина - все это Эрик. И она не представляла его другим в своей жизни и в своем сердце.
  Вернувшись от Стенли, Лия подошла к любимому и села к нему на колени, опустив ножки по обе стороны от стула. Руки ликана сразу же стиснули ее талию, забираясь под топик и обжигая кожу такой простой лаской.
  - Ты несносен, - констатировала она ему.
  - Так ведь именно за это ты меня и любишь, разве нет? - с хитринкой переспросил он, легонько кусая за подбородок. - И потом - имею право.
  Подхватив за ягодицы, Эрик встал и усадил Лию на край стола. Пока губы с жадностью покрывали поцелуями шею, руки уже задирали джинсовую юбку. По телу девушки пробежала дрожь предвкушения. Но с его стороны это был совершенно нечестный прием.
  - Эрик, подожди. Нам действительно нужно поговорить.
  Ликан отстранился, но все еще стоял меж ее раскрытых ножек и почти вплотную.
  - Хорошо, я слушаю.
  - Понимаешь, Стен... - голос сорвался, когда она ощутила, как большой палец его руки отодвинул тонкую полоску трусиков и скользнул по влажной плоти.
  На лице нахала отразилась самодовольная ухмылка - он прекрасно знал, как на нее действуют его игривые ласки, и всегда этим бессовестно пользовался.
  - Продолжай, - сказал он ей, меняя пальцы и уже средним из них врываясь внутрь нее. - Я слушаю.
  Лия выдохнула тихий стон ему в губы, но все равно продолжила свою речь:
  - Стен мой друг, почти брат. Мы выросли вместе и через многое вместе прошли. И теперь он пришел ко мне за помощью, и я должна ему помочь, понимаешь?
  Палец Эрика отыскал внутри нее ту самую чувствительную точку и теперь ласково гладил ее, дразнил, посылая по телу бушующие волны вожделения, где каждая новая была сильнее, чем предыдущая.
  - Понимаю, - ответил он, задевая губами губы. - Но ты этого делать не будешь.
  - Эрик... - попыталась она сказать твердо, но вместо этого лишь хрипло простонала его имя.
  - Нет, я сказал, - ответил он, резко перебив и так же резко вбивая палец в нее до упора.
  От такого ее едва не унесло на волне удовольствия, так что Лия крепче схватилась за мужские плечи. Но черт подери! Она не собирается ему повиноваться в этом вопросе! Это же Стен! Ее родной Стенли, который всегда приходил ей на помощь, когда она просила. Непонимание Эрика вызвало гнев и недовольство любимым. Отпихнув его руку, она оттолкнула от себя и самого ликана. Спрыгнула со стола, поправила юбку и отошла к раковине, собираясь мыть посуду после сегодняшнего завтрака.
  - Очень жаль, что ты меня не понимаешь, - сказала, не оборачиваясь, и включила воду.
  Эрик за ее спиной смачно выругался и уже серьезным тоном произнес:
  - Лия, я не хочу, чтоб Ветхие придрались к тебе за помощь тому, кто перед ними провинился. Еще не хватало, чтобы и ты попала под раздачу.
  - Но я не могу его бросить в беде. Или и того хуже - самолично сдать Ветхим. Ты хоть представляешь, что они с ним сделают? - гневалась Лия, не сдерживая эмоции, жестикулируя руками и раскидывая по кухне мыльную пену. - Они посадят его на цепь, и неизвестно на какой срок.
  - Твой отчим и мать сидят так уже не один месяц...
  - Они это заслужили! А он - нет!
  - Согласен, - ответил мужчина, от которого она уже отвернулась, продолжая мыть посуду.
  Какое-то время стояла тишина. Эрик молча обдумывал ее слова, после чего медленно подошел к ней и прижался к спине, придавив пахом к мойке. Крепкие руки одним движением задрали юбку до талии. Эрекция ликана вжалась в ложбинку ее ягодиц.
  - Так что ты предлагаешь? - спросил Эрик, обдавая ушко своим теплым дыханием.
  - Нам со Стеном нужно уехать туда, где нас никто не будет искать, - недовольный рык пробежал по коже, рождая приятные мурашки. Но Лия поспешила успокоить ревнивца: - Вместе с нами позову и Хайди. Я постараюсь их примирить, потому что, насколько вижу, вся причина его разобщенности с волком кроется именно в ней.
  Все еще недовольный, Эрик засуетился позади нее. Он стянул с нее трусики до колен, приподнял за попку, заставляя встать на носочки, а потом насадил на себя резко и до упора. Лия выронила все из рук, упираясь руками в стену, чтобы хоть как-то удержаться. Этот ликан часто предпочитал брать ее все с той же дикостью, с какой они начали свою половую жизнь. Но сейчас это нравилось ей куда больше, чем раньше. Сейчас это возбуждало с первого момента, заставляя нуждаться именно в таком грубом сексе. Она уже привыкла к этому, привыкла к Эрику, и жаждала его в любом месте, в любое время и в любом виде, лишь бы он был внутри и двигался так же неистово и умело, как и всегда.
  - Ты хоть понимаешь, что я тут с ума сойду от ревности? - спрашивал он, сжимая ее бедра пальцами и вбиваясь внутрь лона на всю длину ствола.
  - Да, - выдохнула Лия.
  - А как я буду скучать без тебя, понимаешь? - спросил, медленно покидая и снова толкаясь внутрь.
  Лия застонала в голос, снова выдыхая короткое:
  - Да.
  Наклонив ее вперед, Эрик зарылся пятерней в ее волосы на затылке и обнажил шею. Лия ощутила, как затылка коснулись зубы, но не кусая, а лишь слегка прикусывая в нежной ласке.
  - И ты все равно оставишь меня? - спросил он, повторяя вторжение в ее лоно тягучим движением бедер.
  - Я не могу иначе, прости. Ты же знаешь, что и я буду скучать и ждать нашу встречу с нетерпением. Ведь знаешь? - спросила Лия, подаваясь попкой навстречу его толчкам, подстраиваясь под его ритм и усиливая все ощущения.
  Эрик жарко выдохнул ноющий полустон ей в шею, сильнее сжимая пальцами бедра. Наверняка останутся синяки, и жаль, что совсем ненадолго.
  - Так ты отпустишь меня? - спросила Лия, прогибаясь в спине и требуя еще более глубокого и резкого проникновения.
  С губ Эрика слетел мат, и только потом:
  - Поедите вечером. А до этого будем без перерыва заниматься любовью. Все ясно?
  - Как скажешь, - поспешила согласиться Лия, закусывая губу, чтобы снова не застонать в голос, когда любимый начал вколачиваться в нее в нужном им обоим ритме.
  - Вот же черт! - ругался он на свои же сильные эмоции, к которым до сих пор еще не привык. - Как я же люблю тебя, моя девочка, - жарко выдохнул он, накрывая ладонью ее рот и заглушая стоны, позволяя кусать его пальцы вместо уже покусанных губ.
  Она честно отвоевала свою просьбу. И ведь условия, которые поставил Эрик, обещали много приятных моментов, какие всегда были таковыми рядом с ее страстным Альфой.
  
  
  
  ***
  Из-за утечки информации в стае царил переполох. Ветхие сильно расстроились, когда группа Джозефа вернулась с пустыми руками, потеряв при этом одного из них. Был объявлен чрезвычайный режим. Каждый должен был быть внимателен к посторонним и всему окружению. И никто не знал, чего ждать и с какой стороны. Тому, кто приведет в стаю живого Пса, была обещана награда и поощрение со стороны самих Ветхих.
  Она не спала всю ночь. Поначалу Хайди изводила себя волнением за Стенли. Где он? Что с ним? Не попал ли он в лапы Диких Псов? Она уже хотела организовать поисковую группу и вернуться в тот злополучный придорожный мотель, где сейчас работала другая группа Зачистки, разбираясь с последствиями произошедшего. Но Ветхие, занятые более крупными проблемами из-за Диких, пока отказали ей в этой просьбе. А также объявили Стена "особо опасным субъектом". Это значило, что искать его будут в любом случае. Но вот когда найдут... Ди переживала, что ничего хорошего сулить ему это не будет. Его запихнут в клетку и посадят на цепь. А если Стен не сможет примириться со своим волком, то о его дальнейшей судьбе страшно было подумать. Ди понимала, что не переживет этого. Пусть они и не были парой как таковой, пусть злилась на него и дико ревновала, но жила она только их встречами.
  Под утро ее телефон ожил от входящего звонка. Номер был неизвестен. Недолго думая, Ди ответила. К ее невероятному облегчению, звонившим оказался Стен. Он позвонил ей! Он жив! И хоть быстро положил трубку, ничего не сказав о себе, Ди еще долго не могла оправиться после его последних слов. Теперь не давала ей покоя его простая фраза.
  "Я люблю тебя... люблю... люблю..." - то и дело возникало в ее сознании.
  Она прокручивала это признание вновь и вновь, пытаясь прочувствовать, понять, осознать, поверить. Зачем он ей это сказал? Ведь знает же, как для нее это важно, как она этого ждала. Но сейчас Ди не понимала, как реагировать - радоваться или злиться? Это что же получалось, он разлюбил свою Лию? Или же теперь любил их обоих?
  Зачем он ей это сказал?!
  "А вдруг он в беде и ночной звонок от него был последним?" - возникали в ее голове более тревожные мысли. Все это неведение - убивало. Но спасение не заставило себя долго ждать. Утром ей пришла смс: "Ты нужна Стену. Приедешь? Лия". Имя адресата как обычно вызвало гнев и очередной приступ ревности. Но ключевым здесь было не оно. Разобраться со всем можно и позже. Потому Ди даже не стала раздумывать над ответом. "Говори адрес", - решительно написала девушке.
  
  
  Она сорвалась к Стену, никого не предупредив. К черту все и всех! Даже Ветхих с их законами, которые она сама же и охраняла. Сейчас ничего не имело значения, кроме ее любимого ликана. Она нужна ему, и это самое главное.
  Ехать пришлось несколько часов. Лия написала ей координаты, которые привели Ди на небольшую опушку, расположенную в глубине густого леса. И на этой опушке были разбита большая палатка. Сердце понеслось вскачь, когда первым появился Стен. Он отодвинул в сторону тяжелую ткань прохода и вышел наружу. Пропустив вдох, Ди сорвалась с места и бросилась к нему. Она обхватила его за шею, прижимаясь всем телом и чувствуя, как крепкие руки с силой сдавливают ее в объятьях.
  - Ди, - выдохнул он ей на ушко. - Прости меня, солнышко, прости.
  - Замолчи, - ответила она, быстро находя его губы и затыкая рот поцелуем.
  Такие простые, но такие необходимые движения губ быстро переросли в жаркие порывы. Но из глотки Стена почти сразу вырвался рык. Его зверь оказался ей не рад, что не удивляло. Слегка изумила только реакция самого ликана - оторвавшись от ее губ, Стен оттолкнул от себя Хайди так резко, что она упала на землю. А сам отошел в сторону и повернулся к ней спиной, пытаясь успокоить своего неугомонного хищника.
  - Спасибо, что приехала, - услышала она знакомый женский голос.
  Лия! Самая ненавистная для нее женщина на всей планете подошла к ней и протянула руку, чтобы помочь встать. Ди проигнорировала этот жест и сама поднялась на ноги.
  - Не стоит благодарностей. Не ради тебя я здесь.
  - И все-таки, у нас одна цель.
  - Какая? У тебя есть гениальный план по спасению Стена?
  - А что если и есть? - с вызовом спросила девушка, вставая напротив нее. - На что ты готова ради Стенли?
  У Ди невольно дернулась верхняя губа. Еще немного, и она начнет рычать. Как ненавистно было видеть эту женщину живой и невредимой. Но еще хуже было бы ей подчиняться и делать все то, что она попросит. И только ради любимого Ди была готова даже на это.
  - На все, - ответила она Нейле. - Разве мой приезд это не доказывает?
  - Хорошо, тогда готовься. Поначалу будет сложно, особенно тебе.
  К ним подошел Стен. Он тяжело дышал и выглядел вымотанным. Ди снова захотелось его обнять, прижаться к горячему телу, погладить, успокоить, но она не решилась даже подойти ближе на шаг, не говоря уже о прикосновениях. Руки невольно сжались в кулачки в попытке удержаться от необдуманного порыва.
  - У нас не так много времени, а работы еще вагон, - заговорила первой Лия. - Поэтому предлагаю начать прямо сейчас. Хайди, надеюсь, ты оставила свой сотовый дома и нам не придется в скором времени встречать гостей?
  - Нет, - рыкнула она с недовольством - неужели эта надутая самка думает, что она настолько глупа?
  - Хорошо. Тогда отнеси свои вещи в палатку и возвращайся к нам. Стен, разводи костер.
  Хоть и с неохотой, а пришлось слушаться, но только не саму Лию, а Нейлу. В отличие от нее у Ди просто не было никаких предложений. У Нейлы были. Ди отнесла в палатку небольшую сумку со скудными пожитками, которые успела прихватить с собой. Внутри было достаточно просторно. Втроем они вполне могли тут уместиться, да только смущал один большой и широкий надувной матрас. Один! Они что, будут спать на нем все вместе? Или дело обстоит куда хуже этого?
  Оставив вещи, Хайди вернулась к ликанам. Стен неподалеку разводил костер. Лия уже сидела рядом, нанизывая на шампуры сардельки.
  - Мы на пикнике? - съязвила Ди, садясь напротив нее.
  - Нет, но пока говорим, можно и перекусить, - ответила Лия, протягивай один шампур ей.
  Не сразу, но Ди приняла его. Стен тоже сел на землю, подбрасывая в разгорающийся костер сухие ветки и недавно еще срубленные поленья.
  - Что с Дикими? - спросил он.
  - Мы их упустили. Ветхие тихо негодуют.
  Стен понимающе кивнул и посмотрел ей в глаза:
  - Я очень рад, что ты здесь, Ди, но честно скажу - надеялся, ты не приедешь. Мысли о том, что я поставил вас обеих под удар Ветхих и приношу столько проблем, меня съедает.
  Ди опустила глаза. "Вас обеих, - прокрутила она его слова в своей голове. - Обеих". Он беспокоиться за них "обеих".
  - Кроме того, понимаю, как тебе непросто находиться рядом с Лией... - добавил он.
  - Я здесь, потому что сама этого хочу, - резко ответила она, убеждая его и себя в том числе. - И не будем больше об этом. Лия говорит, у нее есть какой-то план. Хотелось бы его услышать, наконец.
  Нейла улыбнулась.
  - План прост: какое-то время мы будем жить здесь, втроем. Будем вместе есть, спать, бегать по лесу и привыкать друг к другу.
  - И это все? - не поняла Ди.
  - Да, - просто произнесла та.
  - Ох, правда, гениальный план! - выпалила она с сарказмом. - А ты взяла в расчет то, что стоит волку Стена высунуть морду, он снова решит на меня наброситься?
  Стоило Ди произнести эти слова, как они потянули за собой воспоминания - горящие злобой волчьи глаза и острые зубы, которые драли ее плоть. Не выдержав их, она отбросила в сторону шампур, встала и отошла от ликанов, чтобы они не увидели ее слез. Почти сразу к ней со спины подошел Стенли. Он привлек ее к себе и крепко обнял, утыкаясь носом в шею.
  - Если решишь уехать, я пойму, - произнес он.
  - Ну уж нет, я не собираюсь так просто сдаваться.
  Его губы коснулись скулы в легком поцелуе.
  - Мне так жаль, что тебе приходиться все это выносить...
  - Стен, перестань...
  Но разговор так и не удался. Ди почувствовала, что Стена начало колотить. Его зверь снова стал рваться наружу. Ликан застонал, крепче прижимая ее к себе, и резко выдохнул. Теперь волк не давал им и пяти минут спокойно побыть вместе, уже приходя в гнев от одного ее запаха.
  - Как же я ненавижу себя за эту слабость, - произнес он рычащим голосом, снова вынужденный ее оттолкнуть.
  Но в этот раз ему оказалось сложнее противостоять своему хищнику. Под давлением второй сущности, Стен упал на колени. Он пытался сопротивляться, и это явно было очень больно. Мышцы под его кожей перекатывались, как нечто живое и самостоятельное, но самой трансформации так и не происходило. Силясь удержать зверя в себе, Стен закричал, наклоняясь лицом к земле, на которой оставались неглубокие борозды от его пальцев. В этот момент Ди совсем растерялась, не зная, как облегчить его муки - то ли лучше будет уйти, то ли остаться. За нее решил Стен, вскинув на нее горящий волчий взгляд:
  - Уйди, - прорычал он сквозь стиснутые зубы.
  Но Ди медлила. Тогда он на нее крикнул:
  - Убирайся!
  Ди попятилась, спотыкаясь на ходу и падая спиной наземь. Тело покрылось испариной. Стен стал стремительно меняться, рыча и скуля попеременно. Его тело покрывалось шерстью и с хрустом приобретало иную форму. Рука Хайди уже выхватила из кобуры пистолет.
  - Стой! - выкрикнула ей Лия, вставая между ними.
  И когда волк Стена встал на лапы, то перед собой он уже увидел Лию. Полсекунды напряженной тишины без единого движения, и хищник бросился на Нейлу, но не затем, чтобы разодрать, а чтобы облизать с головы до ног от невероятной радости встречи.
  - Привет мой хороший, - пела ему Лия, почесывая густую шерсть, пока волк изворачивался у ее ног, пытаясь лизнуть языком голую кожу рук.
  Ди оцепенела от такого зрелища. Этот яростный хищник, который еще совсем недавно смыкал челюсть на ее горле, теперь ластится и поскуливает от счастья в ЕЕ руках, как последний кабель дворовой породы. Ди затрясло. Ее волчица тоже пребывала в гневе, и обоим показалось, что их снова, в который раз, предали.
  - Ненавижу, - выдохнула она, поднимаясь на ноги. - Как же я вас обоих ненавижу! - уже кричала она, вскидывая пистолет и снимая его с предохранителя.
  Дуло смотрело четко в голову Лии, которая уже сидела на корточках рядом с волком. Почуяв угрозу для любимой самки, тот мгновенно принял привычный образ злого и беспощадного зверя, начиная рычать и скалиться. Нейле пришлось схватить его обеими руками за шерсть и упереться ногами в землю, чтобы не дать снова наброситься на Хайди.
  - Это плохая идея, Ди. Убери пистолет.
  - Не называй меня так! - выкрикнула она, ведя борьбу с самой собой, чтобы не нажать на спусковой крючок. Это ведь было так просто...
  - Убери. Мы обязательно что-нибудь придумаем и решим нашу обоюдную проблему. Дай ему время. Ты ведь так сильно ему нужна, разве сама не понимаешь этого? Не я нужна, а именно ты.
  - Я вижу, - холодно произнесла она, - как он готов меня сожрать от своей нужды.
  - Дай ему время, - настойчиво повторила Нейла.
  Ди просмотрела на волка. Он по-прежнему видел в ней угрозу, врага, и это невыносимо было читать в янтарных глазах. Но где-то там, внутри него, был человек, который всегда относился к ней так заботливо и терпеливо, как никто другой, и которого она любила всем своим разбитым сердцем. И она сдалась, опуская пистолет.
  Развернувшись, Ди ушла в палатку и рухнула на матрас, который приглушил звуки ее рыданий.
  
  
  ***
  Его волк был счастлив. Наконец-то сбылась его заповедная мечта - Лия была рядом с ним. Она гладила шерстку, кормила с руки жареными сардельками и позволяла облизывать ее сладкую кожу, под которой жила его любимая вторая половинка. Он очень хотел увидеть саму волчицу, даже просил об этом, стучась носом то по животу девушки, то по груди, то толкаясь в ее шею и сопя на ухо. Он звал волчицу. Но та не спешила появляться, словно кокетничала перед выходом. И ее хозяйка была совершенно непоколебима. Но волк все прощал, ловя крохи хоть такого внимания и близости.
  - Еще будешь? - спросила его Лия, подсовывая под нос очередную порцию жареного деликатеса.
  Его язык так быстро все смел, что он даже не успел понять, попало ли что-нибудь в желудок или нет.
  - На этом все, с тебя хватит. Не заслужил.
  Немного осознавая смысл ее слов, волк повернул к ней морду.
  - Ты очень расстроил меня, дорогой. Ты бросаешься на Хайди, а мне это очень и очень не нравится.
  Волк виновато опустил морду.
  - Она ни в чем неповинна, ты понял меня? - продолжала она отчитывать. - Она очень хорошая девушка и любит твоего Стена, вот зачем ты им мешаешь? Почему не хочешь ее принять?
  Волк отвернулся.
  - Я с тобой разговариваю, - строго произнесла Нейла, дергая его за ухо и вынуждая снова повернуться к ней. - Еще раз набросишься на нее, ты меня сильно этим обидишь, понял?
  Волк просмотрел на нее, а потом вдруг дернул головой и положил морду ей на плечо. Лия протянула руку к его голове и потрепала за ухом.
  - Ты должен ее принять, понимаешь? Так нужно для всех нас.
  Высунув язык, волк несколько раз лизнул ее в ухо.
  - Не перебивай. Знаю, как тебе тяжело это дается, но ты должен принять и то, что моя волчица выбрала другого. Ты ведь это прекрасно знаешь.
  Волк зарычал, посылая по ее телу вибрацию.
  - Прости, мой хороший, но мы сделали свой выбор.
  Убрав морду с ее плеча, волк встал на лапы. Он снова отвернулся, но уходить не спешил. Просто стоял и прислушивался к звукам и мелодиям леса, а также и к себе самому.
  - Прими Хайди, иначе вы со Стенном больше никогда нас не увидите и не услышите, - пустила она в ход тяжелую артиллерию. - Хотя бы даже потому, что оба будете снова сидеть на цепи в четырех стенах. Ты этого хочешь? Только учти, в этот раз я не приду вам на помощь.
  Волк повел ухом, но на нее так и не посмотрел.
  - Не зли нас, мой хороший, договорились?
  Он снова отвернул морду, но вскоре снова повернул и толкнулся темечком в ее плечо. Лия тихо рассмеялась на этот жест, который всегда ее забавлял.
  - Вот жук, - произнесла она, зарываясь пальцами в густую шоколадную шерсть.
  
  В этот раз Стену даже не пришлось воевать со своим зверем. Он спокойно и покорно отступил, позволяя человеку вынырнуть на поверхность.
  - С возвращением, - сказала ему Лия.
  Девушка сидела возле костра и жарила на шампуре белый зефир. Стен находился недалеко от нее, чуть позади. Измученное тело все еще ныло после трансформации, но и в целом он чувствовал себя плохо. Приподнимаясь на руках, ликан огляделся, ища глазами Хайди.
  - Она ушла? - взволнованно спросил он первое, что возникло в сознании.
  - Нет. В палатке. Ты снова расстроил ее. Будешь? - спросила она, протягивая ему слегка почерневший кусочек сладости.
  Стен отрицательно покачал головой и попытался подняться. В ногах ощущалась слабость, но это не помешало ему дойти до палатки. Отодвинув ткань в сторону, он заглянул внутрь. Хайди лежала на матрасе, свернувшись клубочком. Он снова довел ее до слез, что было видно по покрасневшему носу и глазам, которые встретили его нерадостным взглядом. Его зубы стиснулись до боли. Говорить "прости" уже казалось издевательством. Подходить он опасался, не желая снова уступать место своему упрямому волку. Потому просто взял бутылку с водой, полотенце, чистые штаны и вышел из палатки. И все-таки, он был очень рад, что она сейчас здесь, с ним. И Стен был готов на все, лишь бы примириться со второй сущностью. Ди этого заслуживала. Он сам хотел ей дать гораздо больше того, что мог дать ранее. Жизнь так хрупка и непостоянна, что глупо было ее растрачивать на ссоры и непонимание. Они оба заслуживали чуть больше, чем имели в настоящий момент. Жаль только, что Ди приходилось ломать себя и многое терпеть, чтобы ему помочь.
  Вечер только-только вступал в свои права. Но дожидаться ночи, чтобы лечь спать, они не стали. Пока Стен приводил себя в порядок, Лия затушила костер и объявила время сна.
  - И как ты себе это представляешь? - тихо спросил Стен, когда они еще были на улице.
  - За мной, - только ответила ему девушка, заходя в палатку. - Как дела? - заботливо спросила она у Ди.
  Та промолчала, только лишь шмыгнула носом.
  Стен зашел вслед за Лией и закрыл палатку с внутренней стороны.
  - Будем спать все вместе в обнимку. Сегодня посередине сплю я, завтра - Стен. Пусть его волк, да и он сам, привыкают к нашему общему запаху, чтобы потом спокойно реагировать на запах Хайди. Надеюсь, задумка всем ясна? - Оба ликана промолчали, соглашаясь. - Вот и отлично.
  Не раздеваясь, Лия опустилась на матрас и легла рядом с Хайди. Та вздрогнула от касания ее руки, которая легка ей на талию.
  - Успокойся, - сказала ей Нейла. - Приставать не буду. Стен, присоединяйся. Завтра тяжелый день. Встаем рано.
  Стен думал недолго. Опустившись к ним, он улегся позади Лии, притянув ее к себе так, чтобы касаться рукой кожи Ди. И хоть все происходящее было непривычным, но казалось достаточно правильным в этот момент. Да и общее напряжение спало быстро, позволяя ему расслабиться и уснуть вслед за двумя женщинами, каждая из которых была по-своему им любима.
  
  
  ***
  Эта идея не понравилась ей с самого начала, начиная от смс Лии и заканчивая ее бредовым предложением спать втроем, как одной большой и дружной компанией. "Да она в своем уме?!" - ругалась про себя Хайди. И все-таки стойко терпела. Но делала это ровно до того момента, пока во сне Лия не закинула на нее ногу, заставив проснуться уже в который раз подряд за эту ночь. Рыкнув, Ди выползла из-под девушки и вообще покинула палатку. Втроем на одном матрасе - для сна это было слишком людно, слишком тесно, слишком мало воздуха, чтобы свободно дышать. Стоило ей только подумать, что Стенли лежит рядом с Лией и обнимает эту девушку, как сон пропадал напрочь.
  Ди глубоко втянула носом воздух, пытаясь угомонить шальные нервы. Воздух был чист и свеж. Эта ночь выдалась малооблачной, и звездный небосвод украшал яркий белый диск полной луны. Лес вокруг дышал прохладой. Там в темноте, под кронами деревьев, кипела ночная жизнь. Слух ласкала трель цикад и уханье сов. Где-то вдалеке пискнула мышь. Покачиваясь на ветру, скрипели стволы деревьев, шелестела трава и опавшие листья. У Ди возникло желание обратиться в волчицу и нырнуть в лес. Хотя бы там она смогла бы забыться на какое-то время. Но Лия прервала даже эти потаенные мысли. Выйдя из палатки, девушка встала рядом с ней.
  - Хорошая сегодня ночь, правда? - вежливо спросила у нее Нейла.
  - Пожалуй.
  - Вижу, тебе не спится?
  - Ты очень наблюдательна, как я посмотрю.
  Нейла нашла в себе наглости улыбнуться и предложить:
  - Не хочешь прогуляться?
  - А Стен?
  - Он пусть отдыхает. Только ты и я.
  Ди помедлила с ответом, дождавшись следующей фразы:
  - Или ты боишься оставаться со мной наедине?
  Это задело.
  - Не на ту напала, - ответила она Нейле и шагнула в лес.
  Лия направилась за ней. Огибая стволы деревьев и мягко ступая по земле, девушки уходили все дальше и дальше от Стена. Обе шли молча, наслаждаясь любимой природой, вдыхая родные запахи. Быстро привыкнув к тьме, глаза не подводили их даже там, куда не проливался лунный свет.
  Наконец Хайди решила остановиться и задать Лии вопрос, который мучил ее всю дорогу:
  - Так что на этот раз ты от меня хочешь?
  Лия вышла веред и встала перед Ди.
  - Думаю, нам не мешало бы выяснить отношения и подружиться, если мы не хотим все усложнить. Ты так не считаешь?
  Ди сложила на груди руки.
  - И как ты себе это представляешь? Выкурим трубку мира и поговорим у костра о девичьем?
  - Ну нет, дорогая, этот способ не для нас, - ответила Нейла, подставив ей раскрытую ладонь. - Можно твой пистолет?
  Ди напряглась, потому что все еще не понимала, чего же от нее хочет Лия.
  - Зачем?
  Та убрала руку.
  - Не доверяешь? Ну хорошо. Тогда просто достань его сама. Надеюсь, глушитель с собой?
  - Обижаешь, - ответила Ди. Она доставала из кобуры пистолет, с которым спала даже несмотря на неудобства. Потом вынула из дополнительного кармана на штанах глушитель и прикрутила к дулу. - Что дальше?
  На губах Лии снова появилась улыбка. Развернувшись к Ди спиной, она отошла немного вперед. А когда повернулась лицом, спокойно произнесла:
  - Подними пистолет и направь на меня.
  Ди прищурилась, чувствуя некоторое предвкушение:
  - Зачем?
  - Не надоело задавать глупые вопросы?
  Хайди промолчала, вместо этого поднимая пистолет на вытянутой руке. Прищурив один глаз, она посмотрела на Лию через прицел своего оружия, и этот ракурс пришелся ей по вкусу.
  - Вижу, тебе это уже нравится, правда? - спросила Нейла.
  И только сейчас Ди поймала себя на том, что улыбается вместе с ней.
  - Ты как всегда права. Дальше?
  Девушка развела руки в стороны и так же спокойно произнесла:
  - Снимай с предохранителя и стреляй. Ты ведь давно хотела это сделать, не так ли? Только советую стрелять так, чтобы после этого я осталась жива, иначе тебя от Эрика не спасут даже Ветхие.
  От такого щедрого предложения в груди у Хайди сладко заныло. Ведь Нейла была снова права - ей так давно хотелось это сделать! Ди невольно облизала пересохшие губы. Такое искушение, и почему-то она все еще медлит. Отчасти просто опасалась, что выстрелив один раз, уже не сможет остановиться. К сожалению, а где-то и к счастью, подобное было ей свойственно. От напряжения быстро затекла рука, занемели пальцы, которые крепко обхватывали рукоять пистолета. Ди пришлось по очереди размять один за другим. И все то время, пока она готовилась и раздумывала, Лия была у нее на прицеле. Оставалась самая малость - всего лишь нажать на спусковой крючок.
  - Ну же, - поторапливали ее. - Второй раз я предлагать не буду.
  А Ди все равно медлила. Уже начала трястись рука, что было большой редкостью. Она медленно вдохнула и замерла на выдохе. А в следующее мгновение внезапно осознала, что не может этого сделать. Вот в данной ситуации просто не может. Это слишком легко. Разжав руку, Ди выпустила пистолет, позволяя ему упасть на землю, лишь бы только избавиться от соблазна. От этого жеста Нейла в мгновение обозлилась, что оказалось совершенной неожиданностью, как и ее дальнейшие действия.
  - Какая же ты трусиха, - проговорила Лия, быстро шагая к ней.
  Хайди даже как-то сразу пожалела о том, что не выстрелила, и очень сильно захотела это сделать, когда Нейла подошла к ней и отвесила пощечину.
  - Тогда дерись со мной, - услышала она слова Лии, пока отходила от неожиданного и бесцеремонного шлепка по лицу. - Или и на это духу не хватит?
  "Да как она смеет?!" - промелькнуло в голове Ди перед тем, как ее накрыла уже привычная жгучая злость на эту женщину. Она ответила ей ударом, но Нейла вовремя успела поставить блок. Это разозлило еще больше, так что Ди начала неосознанно рычать - волчица поддерживала каждую ее эмоцию. В следующий момент ей пришлось защищаться. Локоть Лии проворно и сильно ударил в солнечное сплетение, отчего стало трудно дышать.
  - И это все, на что ты способна? - подначивала Лия, отступая назад.
  Ди снова разразилась рыком, но не позволила себе срываться. В любой схватке эмоциям нет места, важен лишь холодный расчет и осознанность действий - так ее учили, хотя следовать этому правилу было трудно, и получалось не всегда. С Полом как раз не получилось, следствием чего стало поражение. С Лией эту ошибку она допускать не собиралась. Резко вдохнув, Хайди снова начала атаковать, обрушивая на Лию серию ударов. И, казалось бы, Нейла - слишком сильный для нее противник, но уже спустя несколько минут та сплевывала на землю кровь из разбитой губы. Не обошлось и без хватания за волосы. В ход шли любые приемы и уловки. Лес наполнился звуками схватки, женских вскриков и хрустом древесины. С запахами леса смешался запах свежей крови. А к исходу схватки, когда обе слегка выдохлись и Хайди удалось придавить Лию лицом к земле, каждой была нанесена не одна рана и сломана не одна кость.
  Но насладиться победой у Ди не вышло. Сидя верхом на Нейле и тяжело дыша, она вправила вывихнутую кисть и спокойно произнесла:
  - Ты поддавалась. Или думаешь, я поверю, что Нейлу так легко одолеть?
  Лия хрипло рассмеялась, заканчивая смех болезненным стоном.
  - Лучше бы сказала "спасибо" за предоставленную возможность. Чтоб ты знала - не каждому я такое позволяю. И если мы закончили, не могла бы ты с меня слезть?
  Ди немного подумала - так закончили они или нет? Отчасти этого было мало, да и не то удовлетворение, когда знаешь, что противник тебе поддался. Но все-таки, Лия и тут была права - такая возможность выпадает не каждый день, и хоть как-то, но душу она отвела. Каждый удар, доставшийся от нее Нейле, ласкал ущемленные чувства Хайди. И стало немного легче и свободнее после такой разрядки. И даже пропало желание хвататься за пистолет. Потому она поднялась с девушки и села неподалеку от нее, прислонившись спиной к толстому стволу дерева.
  Лия со стоном перевернулась на спину и хрипло озвучила:
  - Ты мне три ребра сломала.
  - Извини, - ответила Ди, не сдерживая радостной улыбки.
  - И клок волос выдрала, - добавила Нейла, запуская пальцы в свою короткую шевелюру.
  - Я очень старалась. Так это и есть твой метод примирения?
  - Ты чем-то недовольна?
  - Я? Ну почему же? Довольна.
  - Еще бы, - фыркнула Лия, снова вызывая у Ди улыбку.
  - Почему ты нам помогаешь, несмотря на риск?
  - Потому что Стен мне как брат, он - моя семья. Он всегда приходил на помощь, когда та мне требовалась.
  - И как же Эрик тебя отпустил?
  - Поверь мне, с трудом, - прокряхтела Лия, пытаясь сесть.
  - И ты думаешь, у тебя все получится?
  - Это зависит не только от меня. Вот скажи мне честно, Хайди ты любишь Стена?
  Такой вопрос Ди задел. Неужели этот факт может подлежать сомнению?
  - А по мне не видно?
  - Нет, - посмела ответить Лия, при этом глядя ей в глаза. - Ты о себе думаешь больше, чем о нем. Ревнуешь его попусту. Не позволяешь ему просто себя любить, когда он так к тебе тянется.
  А вот это уже было крайней наглостью. Ди встала. Хотелось послать эту Лию ко всем чертям, но каким-то чудом она удержалась от резкости. Просто развернулась, собираясь уйти. Но тут же поняла, что не может это сделать, не сказав этой выскочке все то, что думает. Развернувшись, Хайди шагнула обратно к Нейле, все еще сидящей на земле, и начала кричать:
  - Ты ничего обо мне не знаешь, ясно?! И ревную я его не попусту! Как тут не ревновать, если я для него всегда была и буду на втором месте? Когда на первом - ты! Ненавижу вас обоих! Слышишь? Ненавижу!
  Ди трясло от злости, когда Лия спокойно встала с земли, невозмутимо отряхнула руки и просто сказала:
  - Тогда забирай свои вещи и убирайся отсюда. Справимся как-нибудь без тебя.
  Хайди подавилась вдохом. Неужели она не ослышалась? Ее прогоняют? А ведь эти слова оказались настолько обидными, что на глазах выступили слезы.
  - Ты не посмеешь, - произнесла она предупреждающим тоном.
  - А что мне остается? Мы же все выяснили - ты ненавидишь Стена больше, чем любишь. Тогда зачем ты здесь? Задай сама себе этот вопрос еще раз.
  Ди резко выдохнула. По щекам скатились слезы, оставаясь на губах солеными каплями. А на смену злости пришло щемящее отчаяние.
  - Я люблю его, Лия, - дрожащими губами твердо произнесла вслух Хайди такое очевидное признание. - Он все, что у меня есть...
  От столь сильных эмоций, которые в ней вытащила наружу Нейла, Ди уже не смогла удержать поток слез. Наконец наступил предел, после которого сдали нервы. Но показать такую слабость - было сродни позору. Только совершенно неожиданно Лия подошла к ней и притянула к себе, стараясь утешить. Это расслабило, и тогда держать на ногах весь груз обиды стало невозможно. Ди упала коленями на землю, утягивая вместе с собой и девушку.
  - Поплачь, Ди, в этом нет ничего страшного, поплачь. И послушай меня очень внимательно. Ты нужна Стену, и он тебя любит достаточно сильно, и только это должно быть для тебя важно. Да, волк Стена выбрал себе пару, но он ошибается и слишком упрям, чтобы это понять. Я знаю, что ты сильная, и верю, что сможешь его переубедить. И запомни - я всегда буду готова вам помочь.
  - О-о-о, - простонала Ди ей в плечо, шмыгая носом и заканчивая приступ слезливости. - Как приторно от твоей доброты.
  - Все еще хочешь, чтобы я показала тебе выход из леса?
  - Ну нет, теперь не дождешься.
  - Тогда соберись и принимай бой. Ты ведь готова бороться за любимого мужчину?
  Все еще продолжая добровольно сидеть в объятьях Нейлы, Ди нервно хохотнула.
  - Уж в этом можешь не сомневаться.
  На этом они с Лией разошлись по разным сторонам. Лия отправилась обратно к поляне, а Ди захотела немного побыть одной. Ей понадобилось время, чтобы осознать все слова и действия Нейлы, чтобы просто окончательно все обдумать и принять.
  Как бы сильно она не ненавидела эту женщину, а все больше и больше проникалась к ней уважением. Ее уму и силе духа можно было позавидовать, а еще втайне хотелось быть на нее похожей, просто ставить в пример. Она была наслышана о том, как Лия боролась за любимого и с самим Эриком, и даже с Нифером. Это была большая смелость и немалый риск. Но свое счастье эта женщина выгрызла зубами, добилась потом и кровью. Так неужели она, Хайди, не способна на подобное? Способна, и еще как! И если для этого придется вступить в схватку с самим волком Стена, она это сделает, не отступит и ничего не побоится. А возможно даже и не понадобится вступать в схватку. Если Лия ей поможет, то вместе они обязательно со всем справятся.
  Этой ночью Нейла ее пристыдила, заставила посмотреть иначе на самые простые и доступные вещи. Ей нужно проще относиться к тому факту, что Стен что-то чувствует к другой женщине. Пусть этого не изменить, но зато можно поменять свое отношение. "Мне попросту должно быть на это наплевать!" - уговаривала себя Ди, потому что теперь прекрасно понимала - мысли об этом лишь разрушают как ее саму, так и их со Стенли отношения. Неужели она настолько слаба и неспособна отстраниться от того, что им мешает? Даже не ради себя, а ради Стена, которому так нужна. Она ведь это прекрасно знает, чувствует душой и телом. И при этом зачем-то продолжает мучить обоих. "Зачем?" - этот вопрос теперь повисал в воздухе без какого-либо однозначного и категоричного ответа.
  Так незаметно для себя Хайди изменила свое отношение и к Нейле, и ко всей ситуации в целом, и ничуть об этом не жалела, будучи решительно настроена на победу. А в войне, как известно, хороши любые средства и важен каждый союзник.
  
  
  ***
  Тонкие пальцы вновь и вновь перебирали фотографии. Одну за другой. Взгляд Сары внимательно изучал содержимое. Иногда она хмурилась, где-то вглядывалась пристальнее, изучала. Пока внезапно со злостью не отбросила всю пачку в сторону, на край стола.
  - Это все? - напряженно спросила у него женщина.
  Джозеф, который сидел напротив, подернул плечом:
  - Пока да.
  Сара отвела взгляд, задумалась. А его глаза невольно приковались к фото, которое лежало поверх всей пачки. На одном из снимков была запечатлена та самая загадочная девушка из Псов в своем чертовом капюшоне, из-за которого ему так и не удалось заснять ее красивое личико. Но и эти фотографии уцелели чудом. Во время их стычки с Дикими сам фотоаппарат был расколочен, но карта памяти в корпусе сохранилась благополучно. Причем Джозеф смог показать Саре эти фото только сейчас, когда вместе со сломанным аппаратом вернулась группа зачистки, которая подчищала в мотеле все оставленное ими дерьмо.
  - Ладно, покажи мне нож, - потребовала Ветхая.
  Джозеф вытащил из крепления на поясе клинок и положил на стол. Но сделал это нехотя, ведь если Сара пожелает его забрать, придется уступить. Почему-то не хотелось расставаться с этим трофеем. Вдруг девушка решит за ним вернуться, в чем он почти не сомневался. Но Ветхая не спешила брать в руки это холодное оружие. Она долго сверлила его взглядом, после чего произнесла:
  - Забери. Оставь пока у себя. Но смотри не потеряй. И если... Слышишь? Если девушка вздумает за ним вернуться...
  Сара замолчала, вынуждая его томиться от любопытства.
  - И? Что мне с ней сделать? Убить?..
  - Нет! - выпалила женщина. - Ни в коем случае. Она нужна нам живой. Только вот... - Ветхая встала со стула и медленным шагом подошла к Джозефу, положив ладонь ему на плечо. - Скажи мне, дорогой, я могу тебе доверять? - неожиданно спросила женщина.
  - А разве я когда-нибудь вас подводил?
  - Нет.
  - Тогда вы сами ответили на свой вопрос.
  - Раз так, то у меня к тебе большая просьба, о которой никто не должен знать.
  - Я слушаю.
  Сара немного наклонилась к его уху:
  - Если девушка вернется за своим оружием - схвати ее и сразу сообщи об этом только мне, лично. Договорились?
  - Как скажете, - согласился он, продолжая изнывать от любопытства - что же такое задумала Сара?
  - Спасибо тебе, Джозеф. Не подведи. А теперь о других делах, - бодро продолжила она, возвращаясь на место. - Хайди нашлась?
  - Нет, к сожалению. Ее телефон дома, машина на месте.
  - И она никому ничего не сказала, где может быть?
  О, ему и самому было интересно знать, где носит эту неуемную красавицу.
  - Нет. Предполагаю, что ей сейчас просто захотелось побыть одной. Она очень переживает за Стенли.
   - О нем тоже никаких новостей?
  - Нет, - ответил Джозеф, начиная уже тихо злиться, что вынужден так часто произносить именно это слово вместо какой-то полезной информации.
  - Это плохо, Джозеф, это все очень плохо.
  - Я понимаю, - согласился он.
  - Понимания мало, нам нужны результаты. Ты понял меня?
  - Еще бы, - ухмыльнулся он.
  - Тогда иди. Если что-то будет известно, сразу сообщи мне.
  - Обязательно, - ответил Джозеф и на этом откланялся.
  
  
  ***
  Он проснулся как раз к обеду. Не успел Стенли выйти из палатки, как нос защекотал аппетитный запах жареного мяса. Две девушки сидели у костра и уже жевали приготовленные яства.
  - Наконец-то, - произнесла Лия при виде него вместо "доброго утра". - Давай, Стен, присоединяйся, а то тебе ничего не достанется. Как себя чувствуешь?
  - Немного лучше.
  Ди подняла к нему глаза, но почти сразу отвела их и вернулась к еде, так что он не успел понять, в каком она настроении. Одно было неизменно ясно - хорошего пока нет ничего.
  Подойдя к девушкам, Стен опустился на землю. Лия протянула ему шампур, который он принял с удовольствием. Голоду было все равно, в каком настроении человек, а тем более ликан, и какие у него проблемы - в любое время он требовал и готов был брать свое. Так что Стен с упоением вонзил зубы в жареное мясо.
  Ели молча. Каждый был занят делом. Невольно Стен стал рассматривать девушек, сравнивая свои ощущения. Он посмотрел на Лию. Что он к ней чувствовал? Ответ находился сразу - он чувствовал нежность, тепло, ощущение чего-то родного и близкого. Он перевел взгляд на Ди. Здесь было по-другому. Он так же чувствовал нежность. Но кроме этого было еще стойкое желание защитить, уберечь. Ди слишком сильно в этом нуждалась. И, конечно же, неизменным было его вожделение именно к этой конкретной женщине. Да и он нуждался в ней не меньше. Несмотря на все проблемы, основной инстинкт упорно заставлять испытывать голод совершенно иного характера. Так было всегда по отношению к Хайди, обещая оставаться таковым и впредь. Оттого, когда он смотрел на Ди, то чувствовал непреодолимое желание коснуться ее, ощущать тепло ее тела, ее губ. И при этом хотелось отдавать гораздо больше, чем забирать в ответ - любовь, не иначе.
  Заметив на себе взгляд Стена, Ди снова взглянула на него. При этом она так лениво и томно подняла глаза, что у него внутри что-то ухнуло в район паха. Это было неожиданно, учитывая их ситуацию. Причем и случайностью назвать было сложно, что он понял следом. Сначала Хайди уставилась на его губы, вернулась к глазам. Потом опустилась на шею, и снова - к глазам. Скользнула по всему торсу, задержалась на том месте, где бугрилась ширинка на его джинсах.
   "Что происходит?" - не понимал Стен, начиная откашливаться, потому как запершило в пересохшем рту.
  Но и на этом Ди не остановилась. Отправив в рот кусочек хлеба, нежным захватом губ она медленно облизала свой палец. Низ его живота дернулся в спазме, отчего ликан резко выдохнул. Это некстати разбудило зверя, которому вожделение именно к этой самке было не по вкусу. От противоречивых эмоций вздыбились волоски на коже. Навязывая ему свое, волк вынудил глубоко втянуть носом воздух, выискивая среди прочих запах Лии. Стена это упорство так взбесило, что он не удержался от рыка. Девушки мгновенно замерли, устремляя на него взгляд. Он отвернулся, стараясь успокоиться. Но было уже поздно. От его сопротивления и нежелания поддержать зверь завелся с пол-оборота. Сразу начала бить дрожь.
  - Так, хорошо, - произнесла Лия, отряхивая руки и вставая на ноги. - Будем считать, что обед закончен. Прогуляемся? - обратилась она к Хайди.
  Та отложила еду и тоже встала:
  - С удовольствием.
  Не спрашивая его согласия, девушки принялись раздеваться. Стен только смотрел, как на землю сыплется одежда и все больше обнажаются женские красивые тела любимых им женщин. Но уже через пару минут рядом с ним стояли две прекрасные волчицы с густой шерстью и налитыми блеском глазами. И как только волк внутри него почуял запах Лии, его стало не удержать.
  
  Как и всегда - было больно. Но уже спустя мгновение о боли было забыто. Только встав на лапы, волк начал топтаться на месте, поначалу разрываясь между двумя желаниями: наброситься на волчицу Хайди и кинуться к волчице Лии. Нейла перетянула. Но стоило ему дернуться в ее сторону, как та грозно зарычала, опуская морду к земле. Волк настороженно остановился. Все трое застыли на месте. Долго смотрели друг на друга. Выжидали. Первой шевельнулась Хайди, шагнув в сторону Лии. Волку это не понравилось, и он начал предупреждающе рычать. Но тут Нейла встала на защиту волчицы, снова обращая на глупого зверя свой гнев. Это заставило отступить. Замолчав, волк отшатнулся и замер в недоумении - что же так разгневало его любовь?
  Пока он мучился в смятении, Лия подошла к Хайди и потерлась о ее ухо. Та хоть и не выказывала радости от подобного милования, но и отталкивать не стала. Волку оставалось только смотреть. Он сел. Еще раз проведя носом по шерсти второй самки, Лия наконец-то подошла к нему. Он сразу поднялся на лапы. Воодушевился в надежде. Но волчица оказалась неумолима. Один ее рык, и он сразу присел, заскулил, не понимая такого поведения. Позади нее Хайди сорвалась с места и бросилась в лес. Лия метнулась за ней. Но волк недолго смотрел им вслед, поспешив вдогонку.
  Они долго мчались друг за другом. Где-то нагоняли, где-то отставали. При этом волк старался не подходить близко, оставаясь в стороне, наблюдая, выжидая момента. Две волчицы вели себя так, слово не замечали его присутствия. Они вместе что-то вынюхивали, совместно ловили мелкую лесную живность. При этом Лия упорно ластилась к Хайди, заставляя волка изнывать от ревности и зависти. Но он все терпел, продолжая оставаться в стороне.
  В какой-то момент волчицы решили передохнуть. Они улеглись на траву рядом друг с дружкой, так что Лия положила голову на спину Ди. Этим моментом волк решил воспользоваться. Короткими перебежками он стал продвигаться все ближе и ближе к двум самкам. Встанет, пройдет пару шагов и снова ложится, ожидая реакции. Но те лишь иногда бросали на него выжидающие взгляды. Наконец ему удалось подойти настолько, что до морды Лии оставалось совсем чуть-чуть. Но когда зверь Стена потянулся навстречу, она подняла голову и отвернулась. Тогда волк сделал короткий шажок вперед, уже почти наступая на Хайди, которая и без этого находилась в крайне напряженном состоянии. Спасало только то, что волк был занят другим делом, расставив для себя приоритеты, и не собирался сейчас ее трогать. Он всего лишь хотел поприветствовать Лию, которая так упорно воротила от него морду. И когда он опять потянулся к ней, та оскалилась и начала глухо рычать.
  На этот раз ее отказ волк не принял. Ему надоело уступать. Обозлившись в ответ, он также разразился рыком. С первой нотки этого звука Хайди сорвалась с места и отскочила в сторону, а Лия встала на лапы, принимая угрожающую позу. Это грозило перерасти ни во что иное, как в ссору. Первой набросилась Лия, заставляя волка дернуться назад. Тот даже замолчал, уворачиваясь от раскрытой пасти. Хоть и злой, но не желающий причинять ей боль, он мог только защищаться, позволяя той снова и снова бросаться в его сторону. Когда же Лии это надоело, она демонстративно вернулась к Хайди и вместе с ней исчезла в чаще густого леса.
  Брошенный и одинокий, понурив голову, волк не спеша посеменил за ними, принюхиваясь к свежим следам. А внутри тихо начало пульсировало недоумение - почему его больше не любят так, как раньше?
  
  
  ***
  Хоть и трудно было это признавать и произносить, но Хайди заставила себя через силу.
  - Спасибо тебе, - сказала она Лии. - Давно я так славно не бегала по лесу.
  - Пока не за что, - ответила та, натягивая свежую чистую футболку.
  Во время прогулок по лесу девушки нашли неподалеку от своей опушки небольшую заводь, где можно было искупаться и привести себя в порядок, чем они и занялись, когда вернули себе человеческое обличие.
  Но в целом саму прогулку нельзя было назвать удачной. Поведение волка Стена приходилось терпеть на какой-то запредельной грани, о существовании которой она раньше и не подозревала. Одна лишь любовь к этому ликану давала ей силы все это переносить. Этот гад едва ли не хвостом вилял перед Лией, когда ее даже не замечал. Радовало хоть то, что не набрасывался, но и эту заслугу можно было причислись к достижениям Лии.
  Отношение же к Нейле у нее пусть и стало чуть-чуть лучше, но не до такой степени, чтобы они смогли подружиться до статуса "лучших подруг". Ди по-прежнему ее ненавидела, но часть ненависть уступила место благодарности за помощь. Нейла искренне хотела им помочь, старалась сделать все возможное, чтобы легче стало самой Хайди. Это было видно и действительно вызывало благодарность. Но черт подери! Как же было ненавистно отношение волка к этой самке! Почему она для него такая особенная и единственная? И всё же ответ на этот вопрос, наверное, не знал даже сам Стенли. Это просто было. И, скорее всего, будет продолжаться.
  - Думаешь, у нас все-таки что-нибудь получится? - спросила она Лию, когда возвращались к опушке.
  - Не знаю, - вздохнула та. - Этот волк - самое упертое животное из всех, каких я только встречала.
  Слова Нейлы не обнадеживали. Тем не менее, пока сложно было судить, ведь они только начали. Но на следующий день история повторилась. Волк по-прежнему старался вернуть к себе расположение любимой самки. Он ходил за ней по пятам, как привязанный. Просил, скулил, ждал, наблюдал. Хоть и стыдно было признаться, но его муки доставляли Хайди удовлетворение. В конце концов, тот, благодаря Лии, был теперь поставлен на место самой Ди - его игнорировали и отталкивали.
  Так проходили дни. Они все вместе ели, спали, бегали по лесу и каждый вечер сидели у костра. Такие вечера оказались самыми приятными моментами за время их совместного сосуществования. Они много разговаривали, часто что-то обсуждали. А вскоре Стен даже смог спокойно обнять Хайди. Он просто как-то сел рядом с ней, притянул к себе и крепко сжал в объятиях. У Ди тогда даже перехватило дыхание. В такие минуты она ощущала себя счастливой, просто оттого, что может чувствовать и касаться Стена. Волк снова начал им это беспрепятственно позволять. Это вселяло надежду на то, что они на правильном пути. План Лии работал. Он доводил волка до состояния покорности, заставлял мириться с очевидным. Пусть и насильно, но все трое были уверены, что это единственная возможность. У ликана не волк должен управлять человеком, а человек - волком. И если зверь выходил из-под контроля, его нужно усмирять. Если же не удавалось это сделать, то выход не отличался разнообразием: либо заточение, либо смерть, чего требовал закон выживания и благополучия всей популяции. А сколько таких неуправляемых ликанов томилось в подвалах Ветхих, знали лишь немногие.
  
  Благополучно прошла неделя. Уже казалось, что есть значительные сдвиги. Стенли смог вернуть себе контроль. Его перестало колотить от противоречий, а волк все реже и реже реагировал на его эмоции. Даже намеренное кокетство Ди оставляло зверя равнодушным, что нельзя было сказать о самом Стенли. Его частая эрекция, изменения в запахе кожи, учащенное дыхание, взгляды - все это позволяло ей понять, насколько она ему не безразлична. Причем Ди заметила, что он никогда не смотрел на Лию с таким вожделением, как смотрит на нее. Это не просто радовало, это приводило в восторг. Наблюдая за этими двумя, Хайди не видела между ними сильных чувств. Это была скорее крепкая давняя дружба, и ничего кроме. Стен ни одним жестом или словом не дал в этом усомниться. Но насколько он тянулся к ней, настолько же его волк тянулся и к Лии. И хоть это плохо укладывалось в ее голове, пока продолжало оставаться фактом.
  Еще одной положительной и обнадеживающей деталью стало то, что волк начал менять свое отношение к волчице Хайди. Сначала он перестал на нее рычать и бросаться. А когда понял, как к ней относиться Лия, даже стал проявлять интерес. Ди едва выдержала тот напряженный момент, когда зверь обнюхивал ее со всех сторон. Она все ждала, что вот-вот он снова вцепиться в нее зубами, и даже не смогла сдержать рыка, когда его морда оказалась в районе ее шеи. Тогда волк послушно отступил.
  Но даже после этого Лия не сменила гнев на милость. Ее волчица по-прежнему оставалась холодна и непреступна. Волк это терпел, и уже казалось, что смирился...
  
  В тот день Хайди отправилась к воде вместе со Стеном. Он быстро искупался, а потом долго смотрел, как она нежилась в прохладной воде. Не изменяя себе, Ди очень старалась держать его в напряжении. Она чувствовала себя счастливой от осознания, что любимый мужчина хочет ее, нуждается, как в женщине. И в тот день решилась перейти на следующий шаг. Если его волк позволяет им быть рядом, возможно уже позволит и большее. Причем это также даст понять о степени его контроля.
  Когда Ди вышла из воды, Стен заботливо укутал ее в полотенце.
  - Не замерзла? - спросил он с мягкой улыбкой, растирая полотенцем ее спину.
  - А если и замерзла, согреешь? - кокетливо поинтересовалась она.
  Стен вскинул глаза к лицу любимой. Улыбка почему-то померкла.
  - Ди, еще рано, - сразу пресек он все ее планы на этот вечер.
  - Почему ты так думаешь? - взволнованно спросила.
  - Потому что, - ответил он сначала сухо, но под ее взглядом мягко уточнил: - Потому что мой волк подавлен, но не сломлен. Я не знаю, что можно от него сейчас ожидать.
  - Так давай попробуем и узнаем.
  Подавшись к нему, Ди нашла его губы. Первое касание вызвало почти болезненное ощущение, словно по нервам пустили разряд тока.
  - Ди... - умоляюще выдохнул он ей в губы в последней надежде остановить.
  Но это, как и первый вкус любимых губ, толкало на более активные действия. Она слишком соскучилась по нему, чтобы отказываться от близости, когда этого так сильно хотят оба.
  Мокрое полотенце соскользнуло на землю. Ладошка Хайди свободно обхватила тугую плоть, потому что они все еще были раздеты. Стен мучительно застонал, поддаваясь чарам любимой женщины. Он обхватил ладоням ее голову, просовывая пальцы в мокрые волосы, и впился в губы жадным поцелуем, словно бы она была его единственным источником. Под таким напором дышать стало тяжело, почти невозможно, но это сейчас требовалось меньше всего. Опустив руку к ее ягодицам, он смял их, царапая кожу, прижимая бедра к своему паху. Другая ладонь сжала волосы, и, потянув голову вниз, он стал осыпать пылкими торопливыми поцелуями кожу шеи. И все сопровождалось шепотом, в котором можно было различить ее имя. Каждый жест выдавал его желание и нетерпение, уже вызывая у Ди предобморочный экстаз. Не хватало только его само, внутри, глубоко в ней. Но этого не пришлось долго ждать.
  Первый же ствол дерева послужил опорой. Прислонив Хайди к нему спиной и закинув ножки себе на поясницу, Стен ворвался в ее лоно нетерпеливым резким движением, вышибая смешанный стон. Было слегка больно от такого вторжения, но значения это уже не имело. Главное было его чувствовать, иначе казалось, что она сейчас умрет - без него, как без воздуха. И Стен с наслаждением давал ей желаемое, начиная двигаться тягучими рывками. У обоих сбивалось дыхание, прерывалось от стонов, звонких - у нее, хриплых - у него. О нежности снова было забыто, пока преобладала страсть, требуя свое из-за ощущения дикой нехватки друг друга. И совершенно неожиданно было услышать рык, который вырвался из его глотки. Опять.
  - Стен?.. - испуганно произнесла Ди.
  Он остановился. Прижал ее к дереву и уткнулся лицом в шею. Его начало лихорадить. Сквозь стиснутые зубы вырывалось сдавленное прерывистое рычание. Волк проснулся и снова решил показать, кто тут хозяин. И это когда они думали, что у них уже почти все получилось.
  - Ш-ш-ш, все хорошо, любимый, - стала шептать ему Ди, поглаживая по спине. - Все будет хорошо...
  - Не будет, - уколол он в ответ такими словами.
  Ди зажмурилась, ощущая, что его дрожь перешла к ней - ее так же неумолимо начало трясти.
  - А ты просто верь, хорошо?
  Стен вымученно застонал. Затрещало дерево, в которое он вонзился пальцами. Давление его бедер усилилось, что даже онемела поясница, прижатая к стволу. Ликан находился в таком напряжении, что, казалось, был тверже камня. Еще чуть-чуть, и что-нибудь сломается.
  - Отпусти его, раз он так этого хочет, - произнесла Ди.
  - Нет!
  - Тогда я не знаю, что делать, - озвучила она вслух всего лишь свои мысли.
  - Беги.
  - Что?
  - Уходи отсюда, Ди, пожалуйста, и как можно быстрее, иди к Лии, - просил ее мужчина.
  Отпустив девушку и покинув все еще пульсирующее лоно, он попятился назад, пока не уперся спиной в ствол другого дерева. В глазах уже был не он - из глубины его существа на нее смотрел разъяренный хищник.
  - Беги! - прорычал он ей под хруст своих костей.
  И Ди побежала, подгоняемая страхом и предчувствием неизбежного. Только бежать по лесу на двух ногах было сложнее, чем на четырех. Потому Хайди по дороге перекинулась и понеслась во весь опор. Но как бы быстро она не бежала, волк все равно начал ее нагонять, вскоре оказавшись на хвосте. Ди впервые ощутила себя добычей, когда не она, а ее хотят сожрать. Частые удары лап хищника о землю, слышимые за ее спиной, нагнетали ужас, а также пробуждали привычное ощущение обиды. За что же он так сильно ее ненавидит?
  На счастье Хайди, Лия оказалась на поляне. Нейла лежала на траве и читала книгу, которая была отброшена в сторону, когда девушка увидела несущуюся к ней волчицу. Подорвавшись на ноги, она поспешила навстречу. Пропустила мимо себя Ди и преградила дорогу волку, которому пришлось тормозить, упираясь лапами в землю, чтобы вовремя остановиться. И все равно он проехался задом по скользкой траве и уперся мордой в живот Лии. Та брезгливо отступила и не удержалась от всплеска гнева, наотмашь ударяя рукой по мохнатой морде.
  - Да сколько же можно с тобой бороться! - кричала она на него. - Ты! Эгоистичное чудовище!
  Что так повлияло на волка, было не угадать, но неожиданно он оскалился и бросился на Лию. Раскрытая пасть сомкнулась на ее руке. Девушка вскрикнула, оседая вниз на одно колено. Ди среагировала быстро. Приняв человеческое обличие, она, спотыкаясь, понеслась в палатку за транквилизатором. Но когда вернулась и уже приготовилась выстрелить, Лия строго бросила:
  - Не надо.
  Волк все так же продолжал сжимать в зубах ее руку. От боли и напряжения девушка вспотела, по лицу потекли прозрачные струйки. Но в долгу она не осталась. Свободной рукой Нейла вцепилась в звериную холку, натягивая ее до такой степени, что у волка закатились глаза.
  - Отпусти, - потребовала Нейла, вкладывая в это слово свою ментальную силу и дар к убеждению.
  Ей было достаточно сказать это всего один раз. Волк аккуратно разжал челюсть, выпуская изо рта израненную руку.
  - Боже мой, - вырвалось у Ди, когда она увидела, что тот натворил - рука Лии была почти полностью перекушена в двух местах.
  Теперь нужно было бежать за аптечкой, что Хайди и поспешила сделать. Снова вернувшись к Лии, она достала из аптечки обезболивающее и без всякого разрешения вколола девушке. Та за это была ей только благодарна.
  - Спасибо, - произнесла она побледневшими губами, начиная пошатываться.
  Казалось, Нейла вот-вот погрузиться в обморок. Ди подсела к ней ближе, подставляя саму себя как опору. Но та была гораздо выносливее, чем можно было себе представить. А кроме этого влиятельнее и сильнее. Волк долго пятился от них назад, после чего стал менять облик. И когда появился Стен, то первое, что он сделал, это наклонился лицом к земле и измученно закричал, хватая себя за волосы. Это был крик боли, усталости и отчаяния. И Ди прекрасно его понимала - он устал причинять боль тем, кто ему дорог. От сострадания к любимому на ее глазах навернулись слезы.
  - Стен, успокойся, - почти также приказала ему Лия. - Я в порядке... сейчас буду.
  Стен с нажимом прошелся руками по голове, после чего пополз вперед на четвереньках. Он был в не меньшем ужасе от того, что сделал, пусть и не сам, но его вторая половина. Он остановился перед девушками и растерянно, виновато посмотрел на каждую.
  - Прости, - попросил он у Лии, протягивая к ней дрожащую ладонь. - Мне так жаль...
  - Успокойся, ты не виноват.
  Стен не согласился с ней, но предпочел заткнуть себе рот тыльной стороной ладони, сжатой в тугой кулак. Лия, наконец, смогла ровно сесть. Видно, боль начала ее отпускать, а рана затянулась до состояния "терпимой". Они посмотрели друг другу в глаза, и Стен по-прежнему просил прощения. Но Нейлу, как оказалось, расстраивало совсем иное:
  - Да, - произнесла она с грустью, - жаль, что ничего не получилось.
  Стен опустил лицо в раскрытую ладонь и провел ею сверху вниз. Отвернулся, закусывая губы. О чем-то серьезно задумался, болезненно хмурясь.
  - Что же тогда делать? - произнесла Ди, которая отказывалась верить в то, что ничего нельзя больше предпринять. - Может, нужно еще время?
  Стен покачал головой:
  - Нет.
  - Не говори так. Мы здесь всего неделю.
  - Но это все не помогает! - почти выкрикнул он ей в лицо.
  Стен злился. Ди впервые увидела его таким расстроенным и строгим к самому себе.
  - Лия? - окликнула она Нейлу в надежде услышать от нее что-то обнадеживающее.
  Но та словно вынесла приговор:
  - Я не знаю, что еще можно сделать. Боюсь, наши усилию псу под хвост, а все улучшения - это лишь временное событие. Прости, Стен, но твоего зверя легче пристрелить.
  Ди пришлось закрыть рот рукой, чтобы не всхлипнуть в голос от понимания того, к чему все это идет.
  - Стен? - позвала она любимого.
  Он посмотрел на нее, и в виноватом взгляде читалась обреченность. А потом он произнес:
  - Мы возвращаемся.
  - Куда? - не поняла Ди.
  - Домой.
  - Ты в своем уме? - разозлилась Ди. - Ветхие же посадят тебя на цепь.
  Только молчаливый взгляд Стена дал ей понять, что именно этого он и хочет.
  - Неееет, - протяжно выдала она, покачивая головой.
  Но ликан даже не стал ее слушать. Стиснув челюсть, он встал:
  - Собираемся.
  Ди подскочила на ноги вместе с ним, сжимая кулачки. Ей было сложно поверить в то, что он готов ее бросить, а именно это сейчас фактически и происходило. Он уже все для себя решил, и наверняка гораздо раньше этого момента.
  - Ты не сделаешь этого.
  Он остановился на полушаге:
  - А у меня есть выбор?
  - И что тогда буду делать я? Ты обо мне подумал?!
  Стен тяжело выдохнул. Он сделал к ней шаг, взял за руку, дернул к себе и крепко стиснул в объятьях. Теплые губы коснулись ее виска.
  - Прости меня, Ди. Но я не могу так больше, понимаешь? Я устал бояться, что в один прекрасный день растерзаю тебя в клочья. Не могу... - его голос срывался от волнения. - Просто... Не могу допустить, чтобы кто-то от него непоправимо пострадал, и тем более ты. Прости меня, слышишь? - Она слышала, только уже не смогла ничего ответить - мешали спазмы рыдания. - Я слишком люблю тебя, моя хорошая, - продолжал он нежно шептать, поглаживая рукой по волосам. - Но это уже единственный вариант, понимаешь? Я не должен свободно расхаживать в таком неуправляемом состоянии. Ветхие этого не допустят. А ты? Ты же хранитель законов и должна их четко выполнять, не так ли?
  - К черту эти законы, - сквозь слезы проговорила она.
  - Так, тряпки, взяли себя в руки, - обратилась к ним Нейла. - Пора собираться.
  Всхлипнув, Ди повернула к ней лицо:
  - Ты же обещала.
  Та стойко встретила ее укор:
  - Я не всесильная. И мне жать, что идея не удалась. Чего еще ты от меня хочешь?
  - И ты так просто отпустишь его на растерзание Ветхим?
  - Это его решение, и твое дело принять его таким, какое оно есть. Он искренне старался ради тебя, теперь твоя очередь сделать тоже самое для него.
  Переведя взгляд на Стена, Нейла обошла их и направилась к палатке собирать вещи.
  - Но ты не можешь так со мной поступить, - не верилось Ди. Его объятья стали крепче. - И как ты себе это представляешь? Мы просто вернемся как ни в чем не бывало? Ветхие начнут задавать вопросы и когда выяснят, что я их ослушалась, то что будет со мной? - попыталась она использовать свой последний козырь. - Мы должны попробовать еще раз. Может, нужно что-то еще, что-то другое, не знаю...
  - Ди, - перебил он ее, - ты сама сдашь меня Ветхим.
  - Что?!
  - Послушай, просто сделай это для меня, - попросил он, - пожалуйста.
  Ди захлопала ресницами, начиная злиться.
  - Ты хоть понимаешь, о чем просишь?
  Стен зажмурился, словно от боли.
  - Да. Но это единственный вариант, чтобы избежать недовольство Ветхих в твою сторону. Ты просто скажешь им, что отправилась меня искать самостоятельно. Обратилась за помощью к Лии. Молю, просто сделай это, Ди. Раз волк не понимает по-хорошему, остается его наказать так же, как он наказывает меня. Так ты это сделаешь?
  - И что будет с нами потом?
  - Не знаю, - честно признался он, - но дальше так продолжаться не может... Не должно.... Ты только не забывай, как сильно я тебя люблю, хорошо?
  Снова полились слезы. Снова боль. Снова страдания. Ди будто опять ступила на очередной круг своего Ада. Только что она могла ответить любимому на его просьбу?
  - Хорошо, - ответила она, стирая со щек соленую влагу. - Я сделаю так, как ты хочешь. Но и ты не забудь, что я тебе этого никогда не прощу.
  Выскользнув из его объятий, Ди поплелась одеваться, чтобы потом помочь Лии собрать эти проклятые вещи...
  
  
  ***
  В машине стояла тишина. Был слышен лишь гул мотора да шуршание колес по асфальту. Ни у кого не было настроения разговаривать. Лия была за рулем, Ди сидела рядом, отвернувшись к окну. Стен обустроился на заднем сиденье. Из-за того, что девушки вкололи ему дозу успокоительного, сильно клонило в сон, но он держался. Голова соображала заторможено, однако это не мешало ему осознавать происходящее. Легко ли далось ему решение, которое он принял? Нет, совсем нет. Но он точно верил, что так нужно, так будет лучше для всех. Иначе он представляет угрозу, он опасен для тех, кого любит, даже для Лии. А это неправильно, неприемлемо. Так не должно быть, черт бы побрал его тупоголового зверя!
  Сегодня впервые Стен испугался не просто по-настоящему, он впервые понял, что значит, когда от ужаса содеянного стынет в жилах кровь. Его зверь ведь запросто мог серьезно навредить ни одной, так другой. И даже силы Нейлы тут никому бы не успели помочь.
  Нет, он поступает правильно. Взвешенно и осознанно. И Ди должна принять его решение. Иначе пока никак. Видят боги, он старался, они все старались. Только не вышло. Но это не значит, что он сдается. Просто он вдруг понял, какой еще подход к зверю можно опробовать. Причем вариант показался самым оптимальным в их ситуации. Так и Ди, и Лия выходят из зоны возможного риска оказаться под прицелом недовольства Ветхих. Да и Эрик наверняка уже рвал и метал в отсутствие своей женщины. Сколько еще можно ее задерживать?
  Сквозь дрему Стен слышал, как Лия кому-то звонила.
  "Ну конечно же, своему Альфе", - мелькнула мысль.
  А потом он все-таки уснул.
  
  Его разбудил хлопок двери. Кто-то вышел из машины. Лия. За ней Ди. Сфокусировав взгляд, Стен увидел Эрика. С грозной миной он подошел к Лии, сгреб в охапку, сажая на себя, и впился жадным поцелуем в губы. Видно, мужчина больше соскучился по ней, чем был зол. Ди резко отвернула голову от сладкой парочки и направилась в сторону Сары и двух сопровождающих ее ликанов. Накрывая глаза ладонями, Стен тихо застонал от собственного бессилия. Оно выводило из себя. Каждый болезненный жест или взгляд Ди выворачивал его наизнанку. Собравшись с духом, он вышел из машины. Сара встретила его печальной полуулыбкой:
  - Опять? - только спросила она.
  - Да, - нехотя выдохнул он.
  - Жаль, - констатировала она, взяв за руку Хайди. - Молодец, девочка, хорошая работа. - Ди смогла только кивнуть, закусывая нижнюю губу. - Пойдем, Стен.
  - Секунду, - попросил он, поворачиваясь к девушке.
  Он уже протянул к ней руку. Но Ди со злостью оттолкнула ее, отвернулась и ушла прочь. Стен долго смотрел ей вслед, стискивая зубы, прежде чем до него дошли слова Сары. Она просила более не задерживаться. И он послушал, покорно направившись за Ветхой.
  Со времени его последнего заточения подвальные камеры для провинившихся ликанов слегка изменились. Теперь каждая имела внутри себя клетку для пущей безопасности посетителей. Стали прочнее крепления цепей, как и сами оные. А также стало чище. Но серый унылый оттенок стен остался неизменен. Именно в такую камеру его и привели. На шее щелкнул замок ошейника, пока немного свободный для его шеи, потому как рассчитан был не под него, а под волка. Захлопнулась камера клетки. Закрылась дверь за Сарой. И он остался один, наедине со своим зверем. Осталось дождаться, когда тот начнет рваться наружу. А после - черта-с два он позволит волку сменить облик. Хочет быть главным, так пусть будет. Пусть хоть сгниет потом в одиночестве этих холодных стен!
  
  
  ***
  Щелчок. Один, второй, третий. Раз-два, раз-два...
  Фил словно решил подействовать ей на нервы. Сидя рядом, он попеременно взводил курок своего пистолета. Взводил - отпускал, взводил - отпускал.
  - Фил, прекрати, - потребовала Хайди, так и не открывая глаз. Поплотнее укутавшись в одеяло, она уткнулась носом в спинку дивана. - И вообще, я же сказала, что никуда не пойду. Отстань от меня.
  - Ди, - позвал он ее, наконец перестав щелкать. - Ну хватит уже слюни распускать. Ты как девчонка...
  - Я и есть девчонка, если ты не заметил, - огрызнулась она, перебив собеседника.
  - О, поверь, в тебе это сложно упустить из вида. Но я не об этом.
  - Фил, отстань. Иди кого-нибудь другого доставай.
  Ликан вздохнул. Посидел немного тихо, а потом снова начались щелчки. Ди заткнула уши ладонями. Ну почему ее никто не может оставить в покое? Хорошо, хоть Лия вернулась в свою глушь, а то бы и эта нашла, чем ее донять.
  - Ну что тут у вас? - глухо услышала она голос Джозефа.
  А вот это уже стало последней каплей. Сбросив одеяло, Ди поднялась на ноги:
  - Да что же такое? Не дом, а проходной двор! - закричала она, указывая парням на дверь. - Уходите из моего дома! Оба.
  Фил как сидел, так и остался сидеть, только перевел взгляд на Джоза. Начальник же подошел к ней вплотную, даже наступил на ногу краешком сапога.
  - Значит так, Хайди, - строго сказал он ей. - Подбирай свою расстроенную задницу, собирайся и на выход. У нас выезд и ты нам нужна в боевой форме.
  Ди уже открыла рот, чтобы возразить, на что Джозеф оскалился и начал глухо, предупреждающе рычать. Девушка выдохнула свое негодование, хныкнула, признавая поражение, и отправилась одеваться.
  Задание оказалось плевым и безрезультатным. Кто-то донес, что видел в своем районе Диких. Их группа сорвалась на выезд. Но по приезду так никого и не обнаружили. Ди расстроилась от такого печального итога. Даже и пострелять было не в кого. Дикие же как испарились. Наверняка, выдав себя, ушли в затишье. Пока. В том, что они о себе еще заявят, сомнений не возникало. Оставались вопросы - когда это произойдет и как именно?
  Прочистив указанный периметр, группа снова вернулась ни с чем. Все это время Ди очень старалась не думать о Стене. Она злилась на него, считая, что тот поступил нечестно. Он просто взял и решил все за них двоих. Кто так делает?
  - Эгоист, чертов, - вырывалось периодически из ее уст.
  Чтобы как-то отвлечься, она стала проводить больше свободного времени в тире и спортзале. Иногда отводила душу тренировочными или турнирными схватками. Фил часто крутился рядом. Как друг он старался ее поддержать просто своим присутствием. Но в один прекрасный день она все-таки не выдержала и зашла узнать, как у Стена дела.
  - Да как у него могут быть дела? Сидит, - ответил ей надзиратель, уже немолодой мужчина по имени Эрл с усами и маленькой седой бородкой.
  Что-то нажав на клавиатуре, он вывел на один из своих многочисленных мониторов картинку с камеры из комнаты Стена. Ди увидела лохматого волка. Он ходил из стороны в сторону, высунув язык. Бока казались подозрительно впавшими.
  - А что с ним такое? Как-то он совсем неважно выглядит, - разволновалась Хайди.
  - Так он не есть ничего. Вернее, Стенли просил его не кормить, воду давать раз в день.
  Вдох испуга застрял в глотке. Сколько он так уже сидит? Почти неделю?
  - Но так нельзя, - возмутилась она. - Он совсем с ума сошел?
  Эрл пожал плечами:
  - А я почем знаю? Мое дело в мониторы глядеть, да докладывать, ежели чего не так.
  - Эрл, так уже пора докладывать, - начала срываться Ди. - Ты посмотри на него? Он же себя голодом заморит.
  Выскочив из комнаты, решительным шагом направилась искать смотрителя. Ну нет, она не позволит Стену так с собой обращаться. Не ест волк, не ест и он.
  - Сумасшедший, - ругалась она на ходу.
  Смотритель очень кстати попался ей в коридоре.
  - Джуд, почему Стена не кормят? - требовательно спросила она того в лоб.
  Ликан оторопел, заморгал веками:
  - Потому что он сам об этом просил. Сара поддержала.
  - Но так же нельзя! - выкрикнула Ди, сжимая кулачки.
  Мужчина мягко положил ладонь на ее предплечье.
  - Хайди, милая, Стенли сейчас очень непросто. Он все пытается совладать со своим зверем. И если такой способ ему поможет, мы всегда готовы посодействовать.
  Что тут возразить?
  - Джуд, ну как же так? Он ведь может умереть от истощения. Или серьезно заболеть.
  - До этого доводить никто не собирается. Его будут кормить раз в неделю. Не переживай, - подбодрил он, а сам смотрел с жалостью в глазах. - Извини, мне нужно идти.
  Обойдя ее, Джуд ушел заниматься своими делами. Вот так просто всем было наплевать. Ну ничего, она это так не оставит!
  Уже вечером Хайди сидела у Эрла, уговаривая его закрыть глаза на то, что она собиралась проделать. Ликан упирался долго, но все-таки согласился помочь, приняв в знак благодарности яблочный пирог, его любимый. Видно, запах свежей выпечки оказался сильнее. У Сары удалось выпросить разрешение на посещения Стенли тогда, когда ей захочется. Благодаря этому Ди смогла беспрепятственно попасть в камеру любимого.
  Когда она вошла внутрь, волк лежал на полу, положив голову на лапы. Дыхание было тяжелым, частым. Он не спал. А на ее появление отреагировал вяло, удостоив лишь взглядом. Ди смело подошла к прутьям.
  - Ну как, доволен? Добился, чего хотел? - со злостью спросила она у хищника.
  Тот смог только повести ухом. Видно, чувствовал он себя неважно. Гнев Ди начал стремительно сменяться на милость. Она устало опустилась вниз, усевшись на пол. Оперлась лбом о холодные прутья. Внезапно стали напрашиваться слезы, и Хайди не стала им сопротивляться. Ей так не хватало Стена, так было без него плохо, что подобные срывы стали входить в привычку. И она тихо разревелась. А эта мохнатая сволочь лишь смотрела на нее безразличным взглядом.
  Вспомнив, зачем же все-таки сюда пришла, Ди достала из кармана пакет. Внутри был свежий фарш. Отделив его от пакета, девушки кинула мясо внутрь клетки, поближе к волку.
  - Жри, сволочь, - произнесла вместо "приятного аппетита".
  Волк резко поднял голову, посмотрел на фарш, потом на нее, снова на фарш. Но так и не двинулся с места.
  - Ешь, - потребовала она со злостью.
  Тогда он начал тихо рычать, едва оскалив зубы. Ди зарычала в унисон. Но эта перебранка длилась недолго. Фыркнув, волк поднялся. Только вместо того, чтобы подойти в еде, он развернулся и снова опустился вниз, улегшись теперь спиной к ней.
  - Ах ты... гад! - закричала от возмущения Ди, поднимаясь на ноги.
  От злости она даже дернула за прутья, с трудом подавив в себе желание пнуть их ногой. Все равно не их хотелось отпинать, а этого напыщенного засранца. Обойдя клетку, она остановилась с другой стороны, чтобы снова оказаться лицом к лицу с хищником. Снова дернула за прутья, стараясь привлечь его внимание. Тот же никак не отреагировал, притворяясь спящим.
  - Хайди, дорогая, - услышала она голос Эрла, доносившийся из динамика на стене, - отойди, пожалуйста, от клетки. И вообще, тебе пора уходить. Скоро обход.
  В этот момент Ди очень пожалела, что не взяла с собой ворох камней - было бы что запустить напоследок в эту мохнатую сволочь. Оставив его в покое, она быстро покинула комнату. Зашла к Эрлу, хлопая дверью. Уже начала громко возмущаться, как ликан поманил ее ближе к себе, тыкая пальцем в монитор.
  - Смотри, - сказал он.
  На экране был волк Стена. Он стоял на лапах, опустив голову к полу, и слизывал с него остатки фарша. У Ди отлегло от сердца. Она даже не сдержала улыбки.
  - Он съел! - выпалила она от радости, не веря своим глазам. - Этот гад все съел!
  С этих пор ее походы к Стену участились. Она продолжила носить Эрлу одни сладости, волку - другие. Гордый хищник так и не притрагивался к еде в ее присутствии. Всегда дожидался, когда она выйдет из комнаты, и только после съедал все подчистую. Но Ди старалась его не баловать, просто подкармливала, не позволяя Стену довести себя до серьезного истощения. Иногда она оставалась у него более чем на пять минут. Просто садилась напротив у стены и молчала вместе с ним.
  Но однажды Фил решил составить ей компанию. Ликан зашел в камеру Стена вместе с ней, и его присутствие вызвало у волка необычную реакцию. Он сразу поднялся на лапы и насторожился, устремляя на другого самца недовольный, даже обозленный взгляд.
  - Странно, - заметил Фил. - Раньше я его так не интересовал.
  Ди цыкнула, махнув на волка рукой:
  - В другой ситуации я бы решила, что он ревнует. А так, даже думать не хочу, какая вожжа попала ему под хвост.
  - Хм, - задумался Фил. - А если и правда?..
  Произнеся эти слова, ликан неожиданно притянул Ди к себе, обнимая руками. В ответ на это хищник дернулся к ним, и более того - начал гневно, устрашающе рычать. С испугу Хайди не сразу сообразила, что происходит. А когда поняла, отказалась верить.
  - И давно ты его вот так подкармливаешь? - спросил Фил ей на ухо.
  - Да не очень.
  - Ну что ж, похоже, это принесло свои плоды. Он уже считает тебя своей.
  - Да ну, глупость какая. Наверняка он просто боится, что я перестану его кормить.
  - Тем не менее, другого ликана рядом с тобой он воспринимает как угрозу.
  Ди только недоумевала, раздумывая над словами друга. Когда же они вышли, Фил дал ей небольшой совет:
  - Не ходи к нему несколько дней. Пусть начнет переживать, что ты его бросила.
  От этого совета на губах Хайди расплылась коварная улыбка. Невольно она начала задумываться над тем, что если все-таки обладает какой-то хоть минимальной властью над зверем Стена, то непременно стоит этим воспользоваться. Стоит попробовать укрепить это явление. С этими мыслями она пошла прямиком к Саре. Признаваться, что подкармливала заключенного, не стала. Просто выдвинула свою идею о том, чтобы только она кормила Стена. Пусть у этого хищника выработается положительный рефлекс с ее появлением. Сара согласилась. Ветхая любила Стена как мать и потому была готова идти на уступки.
  Так Ди теперь стала приходить к Стену официально. Она составила для него свое меню, хоть и скудное, и график питания. Все готовила сама.
  - Ты очень упрямый, - сказала она как-то зверю. - Именно поэтому ты здесь, понимаешь? Теперь она стала часто разговаривать с ним. А он всегда молча слушал. - Кроме меня, у тебя никого не осталось. Да и так почти никого не было. Лия ушла. И я вот тоже подумываю об этом. Зачем ты мне? Такой... недружелюбный. Тем более без Стенли. Хочешь косточку? - хитро спросила она, протягивая ему через прутья свежую говяжью кость.
  Волк посмотрел на нее голодными глазами, но подходить так и не стал.
  - Ну как хочешь, тогда я ее сама съем.
  Ди демонстративно разделась и перекинулась в волчицу. Взяв в зубы кость, она отошла от клетки и принялась с хрустом ее грызть. Волк сел, не спуская с нее глаз. Начал часто сглатывать слюну. И все-таки поддался искушению. Подойдя к прутьям, он опустил морду вниз и посмотрел на нее просящим взглядом. Немного помедлив, волчица все-таки подошла к нему и сбросила кость из пасти на пол рядом с прутьями. Аккуратно раскрыв челюсть, волк попытался дотянуться до нее зубами. Получалось плохо, да к тому же он случайно оттолкнул ее от себя носом. Тогда Ди также носом толкнула ему кость, так что та пролетела через прутья прямиком к лапам хищника.
  Она не стала спешить перекидываться. Сидя рядом с клеткой, дождалась, пока волк догрызет свое лакомство. Тогда он впервые ел при ней. Когда же им был проглочен последний кусочек, он снова подошел к прутьям с ее стороны. Долго и тоскливо смотрел. Иногда взволнованно нюхал воздух. Наверное, это был первый раз, когда Хайди не видела в нем ни явного, ни скрытого гнева, обращенного на нее и ее волчицу.
  После этого она не ходила к нему три дня. Правда, поначалу рассчитывала на два. Затянула потому, что плохо себя чувствовала. В последнее время она часто ощущала тошноту. В тот день с самого утра ей совсем стало худо.
  - Наверное, съела что-то не то, - объясняла она парням из команды, которые пришли ее навестить.
  После обеда Роб прислал к Ди свою жену. Та приготовила ей свежий бульон и (боже!) положила перед ней тест на беременность.
  - Лили, ты с ума сошла? Убери это от меня, - с испугом выпалила она, поначалу не подумав.
  - Ди, просто проверь, хорошо? Сделай это для меня, чтоб я была спокойна.
  Хайди недовольно выдохнула, а сама невольно начала вспоминать, когда последний раз у нее были месячные.
  "Да черт их знает", - отмахнулась она, не желая напрягать сознание из-за такого пустяка. Не то, чтобы не верила в возможность подобного, просто представляла себе все это совсем иначе.
  Тем не менее просьба Лили была выполнена. Положив тест-полоску высыхать на раковину, Хайди решила умыться. Несколько раз ополоснула лицо холодной водой. Взяла полотенце. И едва не забыла про тест. Когда же ее взгляд упал на раковину, и она увидела две полоски, ей снова стало дурно.
  - Лили! - в трепетном ужасе выкрикнула она из ванной.
  
  
  ***
  Звяканье цепи разносилось по комнате бесконечным перезвоном. Волк метался из угла в угол в неведомом ему ранее волнении. Что-то было не так. Все не так! Чего-то не хватало. А что-то было лишним. И все это сосредотачивалось на одной лишь самке, причем совершенно не той, которая была ему нужна. Он помнил ее запах, осознавал причины его изменения. И тихо злился, потому что сейчас ему была нужна именно та, которая всегда мешала. Инстинкт толкал его к ней, притупляя гнев, рассеивая ненависть, порождая противоречия, нагнетая беспокойство. Заставляя осмысливать простейший дар природы - у него скоро появится потомство. У него. От нее. Потомство. И тут было не важно, что лично он к ней не прикасался.
  Но кроме всего этого волк был очень сильно голоден.
  Подойдя к своей миске, волк нырнул в нее носом. Сухо. И ни крошки. Поворчав себе под нос, он отошел. Остановился, дыша тяжело и часто. На каждый шаг уходило слишком много сил. Нужно было передохнуть. Он сел, став прислушиваться к человеку внутри себя. Звать. Искать в нем хоть какой-то отклик. Он запутался, уже не понимая, чего же все-таки хочет. Но человек упрямо молчал, отстранился настолько, что ослабевший хищник не мог спрятаться в его шкуре от голода и духоты холодных стен. Плюс ко всему любые попытки перевоплотиться пресекались разрядами тока, проходящего через ошейник. Волк чувствовал себя брошенным. И хоть друзей-родных у него не было и так, но отречения от него возлюбленной самки хватало за всех. Тоска все прочнее и глубже вгрызалась внутрь него. И пусть даже ощущение было привычным, но сейчас как никогда слишком беспощадно грызло его под шкурой. Слишком остро воспринималась забота той, которая всегда мешала. Только она приходила. Только она кормила. Только она была нужна, здесь и сейчас.
  Спустя несколько минут тихое ворчание стало перерастать в протяжный вой, в который волк вкладывал всю свою печаль. И жаль только было, что ОНА его не услышит.
  
  Его разбудили посторонние звуки. В камеру вошли трое ликанов. Один из них держал шланг. Этот шланг крепился к пластиковому баку на подставке, который вкатил второй ликан.
  - Привет, Стенли, - сказал третий с улыбкой. - У тебя сегодня банный день. Поздравляю, приятель. Будь хорошим мальчиков, и, может, даже потрем тебе спинку.
  Волк оскалился, вполне догадываясь о том, что сейчас будет. Но сколько бы он так не возмущался, а деваться было некуда. Чуть теплая струя воды врезалась в бок. Он отскочил в сторону и сорвался на рык. Но вода нагнала его и там. Так, пока один ликан обливал его из шланга, двое других намылили щетки с длинными ручками и просунули внутрь клетки. Две щетки (в чем и состояла вся хитрость) - пока волк воевал с одной из них, вторая успешно драла и натирала пеной его шкуру. Эту процедуру он невзлюбил еще с тех самых времен, когда находился здесь в заточении первый раз. И как бы не сопротивлялся, а итог оставался неизменным: экзекуторы уходили, оставляя после себя запах хлорки, а его - с мокрой шерстью и с полным ртом мыльной пены.
  
  Скрежет железа заставил его выплыть из дремы и поднять морду. Пришла. Наконец-то! Немного притупленное и до конца неосознанное ощущение радости вынудило подорваться на лапы, а привычная настороженность - тут же замереть на месте.
  - Привет. Ну как ты тут? Скучал по мне? - первым делом произнесла девушка. - Смотри, что я тебе принесла.
  Она подошла. Присев, достала из сумки пакет и выложила содержимое в миску. Запахло свежим мясом, отчего его рот сразу наполнился слюной. Уже давно оставив гордость, волк подошел к миске. Девушка улыбалась ему по ту сторону клетки. Ее запах он чувствовал не менее ярко. Тот теперь не давал ему покоя, он все сильнее менялся и словно бы говорил: "Ты должен о ней позаботиться". Но это все отошло на второй план, едва язык коснулся еды. Не разжевывая, волк быстро все проглотил, так и продолжая оставаться голодным. Только теперь этот голод был хоть немного притуплен.
  - Вот умница, - сказала девушка, просовывая руку к нему через прутья клетки и раскрывая ладонь перед его носом. - Это тоже тебе.
  Нос мгновенно подсказал ему, что на этой ладони лежит что-то очень вкусное. Аккуратно вытянув морду, волк высунул язык и слизал предложенное угощение. Проглотил, так и не осознав, что это было. Понимал только, что хочет еще, отчего язык снова и снова пробегал по теплой коже руки своей кормилицы, вылизывая до последней нотки вкуса.
  - Знаешь, это заставляет меня верить в то, что мы теперь друзья, - услышал он взволнованный тихий голос.
  Оставив ее ладонь в покое, волк начал слизывать запах пищи со своего носа.
  - Послушай, мне нужна твоя помощь, - продолжила девушка. - Мне очень надо поговорить со Стеном. Понимаешь? Твой ошейник отключен. Он не причинит тебе боли. Слышишь?
  Волк насторожился. Хотя и так было неспокойно. В последнее время смятение прочно обосновалось в его душе.
  - Пожалуйста, - начала она просить, заглядывая в его глаза. - Стен, ты мне сейчас очень-очень нужен... - пальцы коснулись его шерсти. - Ну, давай же, черт тебя подери. Давай, мой хороший.
  Волк посмотрел в ее лицо. Что она от него хочет? Сейчас здесь только он.
  Они просидели так в молчании какое-то время. Обхватив прут клетки, девушка устало прислонилась щекой к своей руке:
  - Как же ты мне надоел, - призналась она и зажмурилась, словно бы от боли.
  Волк вытянул к ней морду, принялся обнюхивать. Ее запах дополнился новыми ассоциациями. Теперь он не вызывал ненависть, теперь он пробуждал другие инстинкты.
  И наконец внутри зверя словно что-то перевернулось, вздрогнуло, начиная накатывать волнами - человек стал откликаться. Волоски шерсти вздыбились. Под шкурой пробежали мурашки. Зверь рыкнул, пятясь назад и готовясь к очередной порции боли и, как ни странно, к освобождению. Сопротивляться даже и не думал, отдаваясь во власть второй сущности. Он так устал, что впервые за долгое время пошел не просто на уступку, он был рад помочь сменить облик. Напряжение стало нарастать, заполняя каждую клетку тела, и меняя, меняя, меняя...
  
  
  Выплыв словно из забытья, Стен первым делом попытался поймать и утихомирить все те ощущения, которые достались ему от волка и сейчас накрыли плотной и тяжелой волной. Глаза отыскали счастливое лицо Хайди. Она улыбалась, хотя по щекам текли слезы.
  - Стен, - проговорила она, протянувшись к нему.
  Он не колебался. Устремившись к любимой, жадно обхватил ее руку и припал губами к коже, целуя, вдыхая запах, лишь ее. В сознании посыпались беспорядочные вопросы, за которыми поначалу оказалось сложно поспевать.
  - Что ты тут делаешь? - хрипло задал он первостепенный из них, потираясь щекой о теплую ладонь, снова целуя. - Ди, ты не должна здесь находиться.
  Сказал, а сам сильнее сжал ее ладонь в страхе, что она его послушает, что уйдет.
  - А где же еще я могу быть, если ты здесь?
  - Ди... - только и смог он сказать, давясь ощущениями, которые его переполняли в этот момент: любовь, благодарность, сожаление. Какая же она у него непослушная. А еще упертая похлеще его волка. Кстати, эта скотина так выдохлась, что едва ли не бежала во весь опор от состояния своей материальности. Только рано еще было, рано.
  - Я очень скучаю, - тихо сказала она.
  - Я тоже, Ди, поверь, я тоже. - Постепенно в сознании все четче и четче всплывали воспоминания зверя. - Милая, ну зачем же ты его кормишь?
  - Потому что вы оба нужны мне живые и здоровые.
  - Ди...
  - Стен, подожди. Мне нужно тебе что-то сказать. Это очень-очень важно.
  Он сглотнул, принимая теперь непривычное смятение своего зверя как эстафету. И вроде бы причина была где-то на поверхности, совсем рядом.
  - Не томи, - попросил он, сразу получая ответ.
  - Я беременна.
  Стен замер, уставившись на Хайди так, будто впервые ее увидел. Шок - именно это он испытал в данный момент. Холодное оцепенение пробежало по нервам. Она ждала, пока он переварит новость, а он молчал, пытаясь ее осознать.
  У них что, будет ребенок?
  Но это... это... невероятно!
  И так... не вовремя!
  - Черт же... - вырвалось у него на выдохе.
  И без того напряженная улыбка Ди потускнела.
  - Ты не рад, - произнесла она в утвердительной форме.
  Вырвав из его руки свою ладонь, девушка отшатнулась назад. Стен было рванул вслед за ней, но почти тут же отстранился, прикладывая к губам туго сжатый кулак. Он был в ужасе, а также взволнован, счастлив, расстроен - и все это сразу. Почему сейчас?!
  - Понимаю, что для этого не очень подходящий момент. И я сама в смятении. Но, честно говоря, ожидала от тебя другой реакции. Вот просто интересно, если бы на моем месте оказалась Лия...
  - Нет, Ди, замолчи. И ты сама знаешь, почему.
  Она смутилась, стыдливо опуская глаза, даже соглашаясь. А также расстраиваясь еще сильнее.
  - Хорошо, прости, - слишком сдавленно произнесла она, поднимаясь с колен. - И знаешь, мне очень жаль, что все так вышло.
  Закончив фразу, девушка устремилась к выходу, наверняка в желании убежать от него куда-нибудь подальше. Стен сразу оказался на ногах, крепко сжал ладонями железные прутья и крикнул ей в спину:
  - Не смей так говорить!
  Дойдя до двери, Ди остановилась, но оборачиваться так и не стала.
  - Ты же знаешь, что я люблю тебя. Ведь знаешь? - напомнил он. - И я рад. Очень. Как я могу не радоваться? Просто тяжело поддаваться этому чувству, находясь в клетке, понимаешь?
  - Понимаю, - тихо ответили ему. - Конечно.
  - Прошу, не уходи, - тихо попросил он.
  Наконец она повернулась к нему лицом. Но лишь затем, чтобы нерешительно сказать ему последнюю на сегодня фразу:
  - Стен, я... я зайду завтра.
  Он стиснул зубы, глядя вслед любимой женщине, которую так по-глупому сегодня расстроил. За ней закрылась дверь, и ему в тот же миг перестало хватать воздуха. Без нее он словно не дышал.
  "Я беременна, - отдавалось эхом в его сознании, - ...беременна". Держась за холодные прутья, Стен сполз на колени. Вот глупенькая, конечно же, он рад. Разве может быть иначе? Просто это оказалось слишком неожиданно, и слишком горько было от своего положения. Что он сможет дать Хайди и их малышу? Он по-прежнему оставался опасен для нее. Для них! Подобные мысли встряхнули, заставляя на этом сосредоточиться, вынуждая думать. Достаточно ли того урока, который он преподнес волку? Пока сказать было сложно. А как тот реагирует на беременность Ди? Стен прислушался к ощущениям внутри себя. Его заполняло волнение. Гнев? Ненависть? Вроде не было. Только это еще ничего не означало. Примет ли волк их общее потомство? Должен. Но вдруг нет? Здесь не может быть сомнений. Повинуясь этой мысли, Стен попытался успокоиться.
  Он сделал глубокий вдох. Главное - не торопиться и не поддаваться отчаянию. Сейчас он нужен Ди так, как никогда раньше. А за это стоило побороться с удвоенной силой. Ему необходимо попробовать прийти в лад с самим собой, для чего в данной обстановке были все условия. Да и подавленностью волка слоило бы воспользоваться именно сейчас, пока еще не оказалось поздно.
  Он снова сделал глубокий вдох. А потом потянулся к своему хищнику, вытаскивая его изнутри себя на поверхность едва ли не за хвост. И вот теперь у них состоится очень серьезный и долгий "мужской разговор".
  
  
  ***
  Ди лежала на кушетке, положив голову на колени Лили. Та ласково гладила ее и тихо пела. Лили любила петь, преимущественно что-то из кантри. А Ди нравилось ее слушать. Мелодичный голос успокаивал.
  - Не переживай, - приободряла ее девушка. - Все будет хорошо.
  Хорошо? А как это? Хайди уже сомневалась, что знает, каково же это. В ее жизни никогда не было "все хорошо". Она не могла даже радоваться тому, что ждет ребенка от любимого человека, что до сих пор плохо укладывалось в ее голове. Стен вот не сильно-то обрадовался этой новости. Да и где он сейчас? Его нет рядом. И хоть она могла понять почему, все равно было обидно от его реакции. Когда она сообщила о своем положении Филу, тот и то обрадовался так, будто отцом собирался стать именно он. Но расстраивало не только это, а перспектива стать матерью одиночкой. Как она справится? Да она понятия не имела, что делать с маленьким новорожденным существом. Ей проще ввязаться в схватку с десятком противников, чем примерить на себе такую новую и во многом пугающую роль. Убивать и то привычнее, чем давать новую жизнь. И что же ей теперь делать?
  - Все будет хорошо, - повторила Лили, снова пробежав пальцами по ее голове.
  Эти прикосновения теплой женской ладони напоминали о матери, о детстве, когда все еще было хорошо, когда брат был всего лишь любящим братом, а не ее насильником и личным кошмаром. Кстати, о маме - та до сих пор так ничего и не знала. Нужно было ей позвонить. И стоило только Ди о ней подумать, как вскоре завибрировал ее мобильный, и дисплее отразилось "Эльза", имя матери.
  - Да, - ответила она женщине по ту сторону связи.
  - Здравствуй, моя куколка. Ты совсем позабыла мой номер. И не стыдно тебе?
  - Прости. Я была немного занята.
  - Это все пустые оправдания. У тебя одна мать, у меня одна дочь. - Ди закатила глаза, пытаясь не нервничать. - Как ты там, моя детка? Надеюсь, не забыла, что у твоей матери день рождения через три дня?
  - Не помню, чтобы я хоть раз об этом забывала.
  - Так ты приедешь ко мне? Я сделаю твой любимый тыквенный пирог.
  Ди села, ощущая на своей напряженной спине легкое поглаживание ладони Лили. Ей сейчас совершенно не до поездок, но и отказать она не могла, потому и ответила:
  - Конечно приеду.
  После смерти сына Эльза ушла из своей Стаи в другую. Хайди забрали Ветхие. Питер же остался и вскоре стал Альфай. Их и без того неблагополучная семья перестала существовать вовсе. И только на день рождения матери Ди приезжала навестить ее, и всегда только одна. Питер той в основном лишь звонил. И ни разу не приехал в этот знаменательный день, всегда брезгливо избегая встречи со своей младшей сестрой, которую возненавидел после того, как она убила его близнеца. Хотя скорее, ликан просто опасался, что не удержится от соблазна отомстить за смерть брата. Альфе не престала такая слабость. Да и напасть на подопечную Ветхих - сродни подписанию приговора.
  Но знает ли Эльза, что ее сын сейчас объявлен в розыск и считается предателем? А может, и вовсе владеет информацией, где его можно найти? Ди знала точно, что ее уже допрашивали, но одно дело, когда спрашивают посторонние, а другое - собственная дочь и при личной беседе.
  - Давно ты разговаривала с Питером? Или может, видела его?
  - Куколка моя, он не звонил мне уже два месяца. Сейчас у него отключен номер. Я волнуюсь.
  Ответ матери насторожил. Неужели она ничего не знает? Или это для удобства?
  - А в твоей Стае что-нибудь говорят о нем? - осторожно спросила Ди, понимая, насколько быстро разносятся слухи.
  - Говорят. Но, если помнишь, я не слушаю сплетни. И все равно буду на его стороне, что бы ни натворил мой мальчик.
  Эльза всегда больше любила сыновей, чем дочь, с чем Ди уже давно смирилась, еще с детства привыкшая воспринимать это как должное. Лишь позднее она смогла осознать простейший факт - мать была не совсем здорова. А помимо этого Эльза считала, что мир крутится вокруг мужчин, что им нужно все прощать и позволять. Следуя этому мировоззрению, она спокойно отпустила отца, когда тот решил уйти, и вырастила избалованных близнецов. Также она предпочитала игнорировать проблемы, делать вид, что их не существует. Наверное, так действительно было легче жить - когда не замечаешь проблемы, то вроде бы их и нет. Только в душе Хайди до сих пор не простила матери, что она не замечала происходящее в своей семье много лет назад. А Эльза до сих пор не простила ей смерть любимого сына, хоть и старалась этого не показывать внешне. Она просто безропотно и хладнокровно отдала свою дочь Ветхим, избавилась от нее, лишь бы не видеть рядом убийцу своего любимого ребенка. Ди обижалась и за это, но в то же время и понимала. Потому поддаваться обидам ей не позволяло обычное чувство вины.
   Так они и жили, продолжая поддерживать отношения и обоюдно игнорировать семейные проблемы. Стен как-то спросил, почему Ди общается с женщиной, которая, по сути, предала ее. Своих родителей, которые отвернулись от него, Стен видел всего несколько раз, да и то только потому, что находился в их Стае по какому-то заданию Ветхих.
  - Потому что я не могу по-другому, - ответила ему Хайди. - Она моя мать. И одна из немногих, кто у меня вообще есть.
  До конца Стен ее так и не понял, а она и не смогла объяснить. Она общалась с Эльзой потому, что просто не могла иначе, и этим все было сказано.
  
  
  Когда на следующий день Хайди открывала дверь в камеру Стена, то очень переживала, что снова увидит волка. Но ее волнение не оправдалось - на этот раз в клетке оказался сам Стен. Правда, сегодня не одна она пришла навестить его.
  - Сара, - поприветствовала Ди Ветхую.
  - Здравствуй, Хайди, - ответила ей та. - Как ты себя чувствуешь?
  - Терпимо, спасибо. Я не вовремя? Может, мне зайти позже?
  - Нет-нет, я уже ухожу, - сразу встрепенулась женщина. Попрощавшись со Стеном, она подошла к двери и напоследок сдержанно добавила: - Хайди, завтра, пожалуйста, оформи бумаги на декретный отпуск. Думаю, тебе уже не стоит отправляться на какие-то выезды. Ну и, конечно же, я вас обоих поздравляю.
  На этом Ветхая вышла, оставив после себя терпкий запах печали.
  - Что она тебе сказала? - взволнованно спросила Ди первым делом, подходя ближе к Стенли.
  - Пока ничего утешительного, - ответил он с грустью. - Прости.
  Ди понимающе кивнула, закусывая губу.
  - И все-таки не знаю, только ли мне это кажется либо так на самом деле, но, по-моему, у нас есть кое-какие сдвиги в лучшую сторону. Твой волк перестал на меня рычать, - начала она взволнованно рассказывать. - Он принимает от меня пищу. Да он ест с моей руки! Он...
  - Шшшш, - мягко перебил ее Стен, прикасаясь ладонью к щеке. - Я все знаю. Только для Ветхих одного нашего мнения мало. Ты же это понимаешь? Им нужны наглядные результаты.
  Теплые пальцы так нежно гладили кожу, что у Ди перехватило дыхание. Кто бы только знал, как она соскучилась по этому мужчине, по его ласкам, как сильно он нужен был ей рядом, и не какие-то пару часов, а все те, что есть в сутках.
  - Ты уже не злишься на меня? - тихо поинтересовался он.
  Ди улыбнулась. Конечно же она злилась. Но настолько устала от этого чувства, что уже не всегда находила на него силы. Да и попросту сейчас было не до того.
  - Это не важно. Давай лучше я тебя покормлю.
  На этот раз она принесла не только сырое мясо, но и тушеное в сливочном соусе. Ей на умиление Стен с удовольствием все съел, даже вылизал тару. Поблагодарил. Потом они долго стояли друг напротив друга и молчали, просто наслаждаясь возможностью побыть вместе. Казалось бы, их разделяли всего какие-то несколько сантиметров металла. Но если бы так было на самом деле.
  - Я обязательно скоро буду рядом, - пообещал он.
  Она не поверила, но говорить об этом не стала. Вместо этого только предупредила:
  - Меня завтра не будет. Поеду к Эльзе. У нее скоро день рождения.
  Стена эта новость не обрадовала. Он даже попытался отговорить ее от поездки:
  - Милая, не спеши, потерпи немножко. Обещаю, мы обязательно съездим к ней вместе сразу же, как только меня отпустят.
  Хайди хотелось спросить - неужели он так скоро надеется решить все свои проблемы? Но признаваться в своей неуверенности не стала. В любом случае ее поездка может отложиться на слишком долгий срок. А ей сейчас как никогда нужно поговорить именно с Эльзой, с женщиной, которая уже была матерью и являлась таковой для нее. Кто же еще может дать совет? Кто сможет подсказать хоть что-то в ее ситуации? У Лили детей еще не было. С Сарой на эту тему говорить не хотелось. Фил ей ничем тут не поможет. А больше у нее никого и не было.
  - Стен, мне очень нужно к ней съездить. Именно сейчас и лучше одной.
  Нехотя, но любимый был вынужден согласиться. Только поставил условие, что она будет отзваниваться каждый час Эрлу, смотрящему, и тот уже по громкой связи будет сообщать ему, что у нее все в порядке. А также взял обещание, что поедет не одна, а возьмет с собой хотя бы Фила. Поначалу Ди именно так и хотела сделать. Но в день ее отъезда ребята отправились на выезд, уже без нее. Да и Джозеф был против их совместной с Филом поездки, мотивируя тем, что может пережить потерю одного бойца, но никак не двух, тем более в нынешнее время. Именно поэтому Хайди собрала сумку, закинула туда несколько запасных обойм, села в машину и поехала к Эльзе одна.
  
  Дорога заняла всего какие-то три часа. За это время Ди не раз связывалась с Эрлом. Как она и думала, Стен был очень недоволен ее решением.
  - Страсть как волнуется, - рассказывал о нем Эрл. - Мечется из угла в угол. То волком рычит, то так.
  Состояние любимого на Хайди действовало странным образом - она переживала за него, но в тоже время была рада. Такое поведение любимого отражало для нее всю степень его чувств. Он волнуется, а значит, любит и нуждается в ней. Не в какой-то там Лии, а именно в ней, Хайди. Здесь уже было от чего чувствовать себя хоть чуточку счастливой.
  В доме матери стоял знакомый запах выпечки. Как всегда у той было уютно - по этой части мать не упрекнуть. Эльза встретила ее радушными объятьями. Она проводила дочь на кухню, заварила чай с ароматными травами, подала тарелку с кусочком тыквенного пирога. Они сели за стол. Только-только начали о чем-то говорить. Но продолжить разговор так и не получилось.
  Их прервал звук шагов, донесшихся из коридора. Он заставил Ди насторожиться, и не зря. Она поняла это тогда, когда на пороке кухни увидела Питера. Брат зашел к ним как ни в чем ни бывало, поцеловал в щеку счастливую мать, которая бросилась к нему на шею. Но вот сестре улыбнулся так злорадно, что у той по спине пробежал холодок.
  - Привет, сестренка, - произнес он вдобавок. - Давно не виделись.
  А сестра, оцепенев от ужаса, даже ничего не смогла ответить.
  - Сынок, садись за стол, - засуетилась Эльза, начиная что-то объяснять дочери. - Питер приехал незадолго до тебя, не успела сказать...
  Брат сел напротив Хайди, на место матери. Он продолжал улыбаться, уверенный в себе, довольный собой. Ди уже держала руку под курткой, на рукоятке пистолета, и достать его удерживало лишь присутствие матери.
  - Как же хорошо, что наконец-то мы собрались все вместе, - радовалась счастливая женщина. Развернувшись, она поставила перед сыном тарелку с кусочком пирога и села за стол. Напряжения в комнате как и не чувствовала или, скорее, делала вид, пребывая в какой-то эйфории, ведомой лишь ей одной. - Куколка моя, а ты чего не ешь? Неужели пирог не удался?
  Ди моргнула, переводя взгляд на мать. Та ждала ответа.
  - Удался, не переживай, - ответила она, забирая в свободную руку свою чашку чая.
  Но выпивать содержимое в ближайшее время не собиралась, всего лишь сделала маленький глоток. Вместо этого приготовилась выплеснуть горячий напиток в морду Питера, если тот сделает хоть одно резкое движение в ее сторону. Но брат вел себя так, словно и не выкидывал сестру из окна второго этажа всего несколько недель назад.
  - Мам, да брось ты переживать, - ответил тот, пережевывая кусочек пирога. - У тебя самые лучшие пироги в мире. Когда было иначе? Правда, сестренка?
  От таких слов мать засияла еще больше, потирая сына за плечо. В глазах женщины стояла не только радость, но и гордость за свое дитя, и для нее совершенно не имело значения, что гордиться уже было нечем.
  - Ты только не говори никому, что видела у меня Питера. Хорошо, куколка? - попросила Эльза. - Его сейчас ищут. Почему-то Ветхие решили, что наш мальчик что-то натворил. Да разве же он на это способен?..
  На этом моменте Хайди покоробило. Она уже была не той маленькой и глупой девчонкой, которая воспринимала все как должное. Захотелось встряхнуть Эльзу и заставить ее взглянуть правде в глаза. Сколько же можно жить в собственной лжи?
  - А вдруг способен? - дерзко спросила она, глядя брату в глаза брату.
  Тот даже перестал жевать. А мать повернула к ней изумленное лицо.
  - Да как ты можешь так говорить? - с обидой в голосе возмутилась женщина.
  Внезапно Ди почувствовала тошноту. Старая песня повторялась вновь и вновь. И с этим ничего нельзя было сделать. Но не это сейчас волновало больше всего. Хайди попыталась понять, что сегодня здесь делает Питер. Рискуя быть замеченным, он явно пришел не к матери, он пришел к сестре. И для нее это не предвещало ничего хорошего. Зашел закончить начатое неделями ранее? Решил привести свою месть в исполнение? Ведь его теперь ничего не сдерживало. Хайди впервые стало по-настоящему страшно, и совершенно не за себя, а за своего еще не рожденного малыша. Этот страх сковывал, рассеивал уверенность в своих силах, мешал, заставлял думать совсем иначе, нежели обычно.
  - Чего ты хочешь, Питер? - спросила она напрямую.
  Бровь на лице брата поползла верх, словно бы он не понимал, о чем речь.
  - Я еще не решил, - ответил он, отламывая ложкой очередной кусочек пирога. - В любом случае у нас с тобой осталось незаконченное дельце. Не так ли?
  Ди сглотнула и выпалила на одном выдохе:
  - Питер, я беременна.
  В комнате повисло напряженное оцепенение. Мать уставилась на нее, не моргая, какое-то время пребывая в шоке. Брат снова перестал жевать, сидя напротив с каменным лицом. Ди понадеялась, что эта новость взыщет к голосу его разума. Но получится ли?
  - Ох, куколка моя! Это же... Какая радостная новость!
  Эльза уже встала со стула, чтобы обнять и поздравить дочь, но Питер внезапно рявкнул:
  - Мам, выйди!
  - Но, сын...
  - Выйти, я сказал!
  Похоже, что новость его разозлила. По крайне мере улыбаться он перестал.
  - Хорошо, дорогой, как скажешь, - с нескрываемой грустью согласилась та, как всегда повинуясь любой прихоти сына. - Вы только недолго. И ведите себя хорошо.
  Ди приготовилась: схватила крепче чашку с чаем, сильнее сжала ладонью рукоятку пистолета, который висел под мышкой. Как обычно, ее некому было защитить. Как обычно, приходилось полагаться на саму себя. Не привыкать.
  - Это в мои планы не входило, - тихо сказал ей брат, пока мать покидала кухню.
  - Питер, я прошу, давай просто поговорим, - попыталась Ди найти с ним общий язык.
  Глаза ликана сощурились, а в следующий миг он дернулся к ней через стол, хватая за руку, которая держала кружку. Горячая вода выплеснулась, обжигая кожу обоих. Оставалась надежда на то, что ей удастся успеть вытащить пистолет. Но и с этим ее постигла неудача. Ей не хватило всего какой-то доли секунды. Питер так сильно ударил ее по руке, что пистолет выскочил из ладони. Тогда Ди сжала эту ладонь в кулак, замахнулась и со всей силой впечатала в нос брата. Его голова отдернулась чуть назад. Он ослабил хватку. Воспользовавшись этим, Хайди рванула в сторону, туда, куда упал пистолет. Но Питер оказался быстрее - схватив ее за хвост, в который были собраны волосы, он рванул на себя, укладывая спиной на стол. Плечо прошил острый клинок, прочно врезаясь наконечником в поверхность стола. От боли Ди вскрикнула, но крик тут же был заглушен широкой мужской ладонью, когда брат заткнул ею рот сестры.
  - Тихо, тихо, - шепотом приговаривал он, наклонившись к ее лицу.
  Ей на щеку упала алая капля из разбитого носа. Чуть придя в себя, Ди со злостью вцепилась пальцами в жесткие волосы Питера. Тот зашипел, пытаясь отодрать ее руку. И у него получилось, так что у Хайди в сжатой ладони остался клок волос. Но и на этом сдаваться она не собиралась. Превозмогая боль, Ди подтянула к себе ноги, приподняла их и крепким хватом ножниц сцепила на шее ликана. Закряхтев, тот пытался ослабить захват или хоть как-то вывернуться, пока она его не задушила или не свернула шею, к чему и стремилась. Брату пришлось убрать руку с ее рта. Но это ничего ей не давало. Звать на помощь все равно было некого. В порыве борьбы им пришлось сместиться. Но если на Питера это никак не повлияло, то Ди так и не смогла удержать позицию из-за острой вспышки боли в раненном плече, которое все еще было приковано к кухонному столу. Воспользовавшись этим, брат вырвался. Схватил ее свободную руку и прижал к тому же столу. А еще через секунду Ди ощутила на шее укол шприца. Что он ей вколол, догадаться было не сложно - почти сразу сознание стало куда-то стремительно уплывать. На этом очередная их битва снова оказалась проиграна ею. А возможно, проиграно и гораздо больше.
  - Чертов трус, - шепотом смогла она высказать напоследок свое мнение об этом ликане.
  "И все-таки нужно было слушать Стена..." - оборвалась ее последняя мысль.
  
  
  ***
  Ветхая не находила себе места. Заламывая руки, она металась в четырех стенах своего кабинета. Ее взгляд то и дело устремлялся на письменный стол, на котором лежали фотографии молодой Дикой. Из-за этих снимков, да и вообще из-за этой девушки, Сара уже которую ночь не могла спокойно спать. Хотя кого она обманывает? Ее покой нарушился ровно с того момента, как в их подвале заточили Нифера. Для нее это было слишком: слишком близко был этот ликан и одновременно слишком далеко, при том, что ее выворачивало наизнанку каждое из обстоятельств.
  Но сейчас ее волнение было связано не столько с ним, сколько с Дикой. Ветхая хотела знать, кто эта девушка. В ее душе поселились такие догадки, которые было страшно признавать, о которых было невыносимо думать, не имея уверенности в своих мыслях. И только Нифер, возможно, мог дать ей нужные ответы. Ей стоило всего лишь спуститься вниз, под землю, зайти в его камеру и спросить. Только не хотела она к нему идти. Каждая встреча с Нифером - все равно что ее личное испытание. Прошло столько лет, а она все еще слишком бурно реагировала на этого мерзавца.
  Остановившись у стола, Сара опустила на него ладони. Еще шаг, и она наверняка уплывет в обморок. Очень сильно сказывалась усталость, скопившаяся за последние дни. Появление Диких Псов перевернуло весь привычный уклад жизни Ветхих. И мало того, оно ставило этот уклад под угрозу. Чего ждать от Псов, никто не знал. Но одно было ясно точно - хорошего ждать не стоит. Два враждующих вида никогда не уживутся рядом друг с другом, ни один не уступит другому, и это без учета того, что Псы имеют полное право на вендетту. Ситуация едва ли разрешимая. Сколько этих Псов? Какие еще сюрпризы ожидают их впереди? Все эти мысли и волнения занимали Сару последние дни. Но только не они были первостепенны, что заставляло женщину сомневаться в своей компетентности. У них перед носом реальная угроза, а она постоянно думает о той девушке, чьи фотографии захламляют ее стол.
  От безысходности с губ Сары сорвался тихий стон. Но эта слабость бесила. Со злостью она смахнула все с поверхности стола. Документы, папки, вся канцелярия свалились на пол в общую кучу. От нестабильности эмоций, что так редко случалось с ней в последние годы, Ветхую охватила дрожь. Ее нынешнее состояние было невыносимым. Только этого никто не должен видеть. Она образец для подражание, эталон сдержанности, она - лицо Ветхих. Ей непозволительно настолько сильно поддаваться эмоциям. И она не станет этого делать!
  Закрыв глаза, Сара сосредоточилась на своем дыхании. Вдох-выдох, вдох-выдох... И наконец успокоившись, она подняла с пола фотографию Дикой и решительно зашагала к Ниферу с мыслями о том, что сейчас спустится к нему и обо всем спросит. В конце концов, она имеет право знать свою правду.
  Нифер встретил Сару полусонным взглядом. До ее прихода он дремал, прислонившись спиной к каменной стене. Первое, что бросилось ей в глаза - он похудел. Но ни голод, ни заточение, ни что-либо подобное не могло его сломить, не могло вытащить на поверхность его слабости. А уж страх ему и вовсе был неведом, как и сострадание. Сидя за решеткой и на цепи уже которую неделю, похудевший, он продолжал оставаться самым опасным хищником, какого она только знала, которого всей душой ненавидела и которого когда-то всем сердцем... любила.
  - Посмотри, - потребовала она у него, едва подойдя к клетке на расстояние вытянутой руки и просовывая ему фотографию через железные прутья.
  Нехотя ликан поднялся на ноги, ленивым шагом подошел к ней, просунул руки через прутья и облокотился о них. Забрал фото, смотря при этом в глаза Саре. Его взгляд жег, вызывал табун ощущений, но это все уже давно перестало иметь хоть какое-то значение. Ветхая научилась с ними справляться, научилась их душить. Именно поэтому смогла стойко выдержать такой горящий взгляд. Стало легче, как только он опустил глаза на снимок. Хмыкнул.
  - И что ты от меня хочешь? - спросил мужчина, словно издеваясь, ликуя оттого, что из них двоих именно она находится в неведении, когда он, сволочь, все знает!
  - Кто на фотографии? Тебе ведь известно? Ведь так?
  - С чего ты взяла? Тут даже лица не видно, - ответил он, небрежно бросая фото к ее ногам.
  Волнение и злость Сары подпрыгнули на несколько витков спирали, которая закручивалась внутри нее и состояла сплошь из колючих эмоций. В висках запульсировало, словно кто-то начал отстукивать тревожный ритм барабана. И тем не менее она холодно потребовала:
  - Я спрашиваю еще раз: кто на снимке? Именно у этой девушки оказался твой гадский клинок, с которым ты никогда не расставался. Тогда как он попал именно к ней? Кто она?!
  Ликан улыбнулся - лениво, хищно, удовлетворенно.
  - Ну хорошо, если я скажу, что мне с этого будет?
  От такой наглости Сара резко вдохнула. Да как он смеет? Этот ликан думает, что она станет унижаться? Умолять? Да никогда больше!
  - Спрашиваю в последний раз, - предупредила она его.
  - Это очень секретная информация, детка. Подойти ближе. И я скажу. На ушко, - лукаво ответил он бархатистым, хрипловатым голосом, снова издеваясь. Искушая.
  От этого Ветхая вскипела, до кучи злясь еще оттого, что ее вообще довели до такого состояния. Сделав короткий шажок вперед, она со злостью выплюнула:
  - Будь ты проклят, Нифер!
  Резко развернувшись, Сара направилась к выходу, сосредотачиваясь на каждом шаге, думая о том, как бы дойти до двери ровной походкой, как бы не показать этому мужчине еще хоть толику лишнего. И когда уже дошла, уже обхватила ладонью дверную ручку, услышала за спиной всего несколько простых слов, которые оправдали все догадки и перевернули ее внутренний мир:
  - Это наша дочь, Сара, наша дочь.
  Слова прозвучали как удар, как признание, как приговор. Так и не обернувшись к Ниферу, так ничего и не сказав, Ветхая вышла из душной камеры, потому что только на это хватило последних сил. И стоило ей только закрыть дверь, стоило почувствовать себя в безопасности, она позволила тьме принять ее в свои любящие и нежные объятья, сотканные их нитей бесконечного забытья.
  
  
  Конец второй части, продолжение следует...
Оценка: 8.39*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Песнь Кобальта. Маргарита ДюжеваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Проклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаПорченый подарок. Чередий ГалинаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондЛили. Сезон первый. Анна ОрловаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаМалышка. Варвара Федченко
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"