Мирский Христо: другие произведения.

@209 Что мы перепутали с Валютным Бордом?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предмет рассмотрения здесь понятен. Материал тоже старый и много вещей уже успокоились, но это не означает, что я был в чём-то неправ тогда, а и в принципе. (1998 г.)
    Keywords: публицистика, Болгария, валютный Борд, опубликовано, нетрадиционно, свои идеи.



ЧТО МЫ ПЕРЕПУТАЛИ С ВАЛЮТНЫМ БОРДОМ?*

[ Идея об иллюстрации: одно водохранилище с высокой стеной, на которой крупными буквами написано "водохранилище Валютный Борд", и в котором сверху плывут разные болгарские банкноты из 1, 2, 5, 10, а то и 50 тысяч левов, а снизу вытекает тонкий ручеёк с банкнотами из 5, 10, 20 и 50 немецких марок, можно и несколько монеток. ]

1. Если нужно было делать Валютный Борд у нас, то мы выбрали самый неподходящий момент для этого,

где любое другое время, было бы то раньше, было бы позднее, оказалось бы значительно более выгодным для нас! Если бы мы ввели Борд на 12 месяцев раньше, к примеру, то наш лев стоил бы в 12 раз больше, чем он стоит теперь, и аналогичной была бы ситуация и несколько лет раньше. А если бы мы ввели его теперь, то один лев стоил бы около 1300 лв, потому что такова его реальная цена теперь, если возьмём для базы цены со времени "бая Тошо", когда один лев равнялся одному штатскому доллару (не по его официальной цене, а путём какой-то потребительской корзины, как и полагается), и умножим их на этот курс. При цене в 1,750 лв за один штатский доллар сообразно с этой базой цена овечей брынзы должна была быть примерно 6,300 лв, хорошего сыра, коровьего масла или мяса -- около 10,000 лв, сахара -- 1,700 лв, белого хлеба --700 лв, яйц -- 230 лв, и так далее, а они ниже! То, что имеются некоторые исключения объясняется разными способами и не опровергает тезис для правильного соотношения цен основных пищевых товаров при тоталитаризме (к чему мы, так или иначе, теперь стремимся), с поправкой для некоторых сильно дотированных раньше отраслей, как транспорт.
Подсолнечное масло в моменте ровно столько, сколько оно должно было бы быть, но это в следствии урожая подсолнечника и его цена упадёт зимой до к 1,500 лв; коровья брынза теперь близка к её нужной цене из 4,500 лв, но она упала была значительно и опять упадёт до около 3,500 лв; бутылка ракии из 750 гр должна быть 7,300 лв, а пачка сигарет "Арда" с фильтром -- 1,000 лв (и они станут опять столько), но теперь наш народ настолько бедный, что властвующие просто боятся поднимать цены на акцизные товары (как это во всех западни странах), и приходится даже к таким аномалиям, что человек может купить литр ракии или водки в разливе за 1,000 лв, а литр свежего молока "Верея" -- за 950.
Цены основных пищевых товаров в моменте довольно заниженные, потому что Борд, фиксируя зарплат, не позволяет ценам расти (так как при рыночной экономике цены товаров определяются покупателями, а не продавцами, как думает почти каждый болгарин), но в этом нет ничего хорошего для нашей экономики и, кроме того, из этого следует неизбежный вывод, что в ближайших год-два они должны будут только подниматься, в чём нет ничего хорошего на этот раз для народа! Низкие цены товаров препятствуют нашему родному производству, которое и без того еле-еле "тащится" по сравнению с годами застоя. До Борда множество пищевых товаров родного производства экспортировались за границу из за валютного голода со стороны фирм, но теперь у них нет никакого интереса делать это (по демпинговым ценам, разумеется, потому что наши прежние рынки "пошли в кино" с тех пор как мы встали на путь демократии, а для завоёвывания новых, в условиях жестокой конкуренции других развитых стран, а то и наших бывших коллег по судьбе как Чехия, Венгрия, Словения, Прибалтика и прочее, с которыми теперь нам приходиться сравниваться, нам просто не хватает сил). С нужным неизбежно медленным повышением зарплат должны пройти лет десять пока доберёмся снова да положения с конца тоталитаризма, а что будем производить до тех пор -- не очень ясно. Наш торговый баланс на бумаге выходит хорошим, но этому может верить лишь человек, который не прожил хотя бы шесть месяцев в Болгарии чтобы понять, что мы прямо фокусники в подгонке расчётов в желаемому, потому что ясно, что не производим ничего серьёзного, а почти вся наша бытовая техника импортная, что значит, что мы её покупаем.
Ожидаемый приток внешних капиталов (потому что при этой бедности всё у нас довольно дешёвое и может легко быть купленным богатыми западными фирмами) чего-то не наступает, а даже и туризм, на котором мы очень надеялись (и от которого получали большие прибыли при тоталитаризме) в этом году очень плохой -- по всему видно, что иностранцы предпочитают более спокойные и "умеренно бедные" страны. Так или иначе, мы теперь на втором месте по бедности из наших бывших социалистических соседних государств после Албании (что, может быть, и правильно, так как и имя нашей страны начинается на второй букве азбуки?). Получилось так, что

Борд только фиксировал нашу бедность,

потому что до него мы как раз начали были восстанавливать цену нашего лева и сумели добиться невозможного, победив даже штатский доллар в два раза, и имелись все основания ожидать снизить ещё немного его курс (как и пытаемся теперь путём дефляции лева), но увы, это уже никогда нам не удастся. Невольно мне приходит в голову один анекдот с двух-трёх летней давности об одном вопросе к радио Ереван: "А, знаете ли что сталось с болгарами, добрались ли они до дна?", на который они отвечают "Ага, добрались они, добрались.", а потом их спрашивают "Ну, хорошо, а теперь что делают?" --"Ну, копают дальше!", был их ответ. Благодаря Борду мы, наконец, перестали копать всё вниз, на за счёт этого теперь

застряли в иле!

Наш валютный кризис до этого был естественным процессом поиска твёрдого покрытия для нашего ненадёжного лева и он прошёл сам по себе когда деньги стали расходоваться (что-то вроде молодёжных прыщей, которые, как бы их и не мазали всякими мазями, ничего не помогает, но потом идёт время и они сами исчезают). Смело можно утверждать, что теперь и без Борда доллар был бы, или дешевле, или хотя бы хорошо соразмеренным с нашими зарплатами. Во всяком случае у нас всё ещё минимальная заработная плата ниже 30 шт.дол., что, наверное, уровень Руанды.
Если бы наши политики не поставили опять, по старой привычке, политику над экономикой и выдумали бы что-то более разумное чем зимние марши по улицам, чтобы вызвать очередной прыжок доллара вверх (так как цена данной валюты в условиях рынка определяется, прежде всего, доверием, которое можно иметь к стране, а это значит стабильным политическим климатом в ней, который со своей стороны зависит, по меньшей мере от доведения до конца выборных мандатов), то доллар поднялся бы до некоторого уровня из около 1,000 - 1,200 лв и приостановил бы свой рост, ввиду факта, что люди не имели больше денег чтобы его покупать, и теперь, может быть, мы мало-помалу всплывали бы на поверхность (т.е. до тоталитарного уровня жизненного стандарта), в то время как с Бордом мы так крепко пристали ко дну, что не отцепиться.

2. Если нужно было грубым образом остановить девальвацию лева, то мы и сами могли бы сделать себе валютный борд,

который привёл бы к ограничению и устранению рынка нашего лева (потому что Борд именно это и сделал!) и до фиксирования его на некотором разумно низком уровне. Так как "у голода глаза велики", то некоторое количество твёрдой валюты нужно было дать людям, но и небольшое успокоило бы хорошо народ, потому что она ему нужна лишь как средство для сбережения, а при этой нашей бедности трудно кто-то сумел бы сэкономить больше 20 процентов своих доходов. Одно простое предложение следующее: все зарплаты, пенсии и другие денежные помощи нужно выплачивать частично в валюте, где эта часть, скажем, 1/3 суммы (на худой конец 1/4). Такую сумму смогло бы найти любое приличное предприятие, так как фонд заработной платы обычно около 5 до 10% общих расходов, так что речь идёт буквально о 2- 3 % в валюте. Немного посложнее было бы положение с пенсиями, которые насчитывают немало, но там можно было бы поискать некоторые займы, или другие помощи, или даже выдавать какие-то сертификаты, как для государственных ценных бумаг, для круглых сумм из 100 монетных единиц, например (а если часть поменьше, то её можно было бы накапливать), и их реальную выплату можно было провести года через два-три. Валюта могла бы быть по выбору лица и её можно было бы изменять на шесть месяцев, а кому не хватает копеечек на хлеб и молоко, то он мог бы перепродавать её кому хочется, и так месяца за 3- 4 наступило бы полное затишье на валютном рынке (с некоторой годовой инфляцией лева порядка 10-20%, что нормально для нашей больной экономики), как и спокойствие среди 90% населения.
Если, независимо от этого вещи не стабилизируются, то можно было бы прибегнуть и к некоторому разумному блокированию валютных вкладов граждан, примерно по следующей схеме: свободные для оперирования все вклады до 250 шт. дол. (или эквивалент в другой валюте), с вкладов размером до 1,500 шт.дол. можно брать ежемесячно до 50 шт.дол. (где не обязательно чтобы это происходило каждый месяц, и если кто-то не ходил 4 месяца, то на пятом может снять сразу 250 долларов -- чтобы купить себе, скажем, телевизор), а с вкладов бòльших размеров можно снимать только порции из 1/10 вклада через три месяца. Естественно нужно допускать и исключения в случаях срочного лечения. Это далеко не неслыханная в мире вещь и её социальная цена была бы ниже нашей "системы" семикратной годовой инфляции и двух- до трёх-кратной компенсации с процентной ставки.

3. Валютный Борд вообще не разрешил нашу основную проблему для улучшения жизненного уровня населения,

потому что не повысил зарплат трудящихся (а даже наоборот -- заморозил их), ни создал условий для интенсифицирования нашей родной промышленности (потому что не принял никаких протекционистских мер для рыночной защиты болгарских товаров -- высокие импортные пошлины на иностранные товары, к примеру), ни уменьшил наш внешний долг (а даже наоборот -- фиксируя один хуже реального курс лева, в сущности, увеличил долг, потому что он вырабатывается у нас, т.е. в левах, но выплачивается за границей, т.е. в валюте), да даже и не успокоил людей успевших сохранить какую-то монету на "чёрные" дни (так как при этой символической процентной ставке и неизбежном постепенном повышении зарплат и цен, которые следуют за ней, оказывается, что сбережения продолжают таять -- медленно, но неуклонно)! Оно, если человек задумается, Борд и не ставил себе задачу разрешить ни один из этих вопросов (потому что и не может!), а просто накопить актив для одной из политических сил, которая могла бы укрыться за фактом стабилизирования цены лева. Но такое жёсткое фиксирование цены некоторой валюты прямое нарушение рыночного механизма (а мы вроде бы утверждаем, что рынок всегда хорошая вещь), а и во время "бая Тошо" тоже была постоянная цена лева (а теперь утверждаем, что тогдашнее положение было плохим).
Единственное хорошее последствие деятельности Борда это то, что он создал стабильную среду для хорошей бухгалтерской отчётности и поддержания постоянных цен в национальной валюте. Но ведь кто сказал, что бухгалтерские расчёты нужно проводить в нашей национальной валюте, раз основной принцип при создании Европейской экономической общности именно единая бухгалтерия в екю (а с 1 января 1999 года в 11 стран будет оперироваться официально в евро единицах)? Это ничуть не затрагивает национальные интересы стран общности, ни требует реального существования таких банкнот в обращении на внутреннем рынке в каждой из стран, а их печатание и использование планируется только для 2002 года. Бухгалтерию можно было вести в любой из твёрдых валют, а все расчёты оборачивать из левов в такую валюту (что всё равно делается при валютных операциях фирм, только что в обратную сторону).
Цены товаров можно было актуализировать сообразно дневному курсу или ставить в екю, к примеру, и перевычислять в момент покупки, если курс довольно нестабильный, также как и делалось негласно в ряде фирм где-то с 1991 года, только что они использовали чаще всего доллары. Зарплаты тоже нужно было определять в какой-то твёрдой валюте, а выплачивать по усреднённому курсу за прошлый месяц.
Подобная ситуация существовала в нашей истории, где скоро после Освобождения от турецкого рабства мы были привязаны к французскому франку (и первые почтовые марки были в сантимах, а не в стотинках), и это длилось успешно много лет. А и какова была наша валюта при тоталитаризме, если не привязанная к рублю, где наш лев отличался от рубля лишь на одну-две стотинки? Вся "тонкость", очевидно, в том привязаться к сильной валюте, а не к слабой (и когда рубль "заслаб" мы и привязались неофициально к доллару (как и русские, между впрочем).
Только что у наших политиков было недопонятое чувство национального достоинства и они думали, что оно выражается в оперировании болгарскими левами (и это записано в ст.4 закона о бухгалтерии). А пока они так думали, гордый болгарский лев взял да "измельчал" до размеров одной ... вши (если принять, че лев средней величины имеет длину около 1.80 м, или 1,800 мм, с головы до хвоста, не вытягивая его -- но оно и не рекомендуется тянуть льва за хвост --, а одна вошь около 1 мм, или в 1,800 раз меньше). Так что если существует что-то, что уронило наше национальное достоинство, то это измельчание лева, а не официальная валюта при бухгалтерии.

4. Даже если мы и "опростоволосились" с Валютным Бордом, то сделаем ещё хуже, если теперь откажемся от него,

потому что при неразумном переходе между двумя уровнями момент перехода оказывается хуже любого из обоих уровней! Под "неразумным" здесь понимается не по экспоненте, т.е не плавно, а с присутствием сильных синусоидальных, т.е. волнообразных, колебаний, которые превышают новый уровень с обеих сторон, а наш переход к демократии оказался как раз таким и сопровождённым сильными и быстрыми изменениями, то влево, то вправо, которые скорее походят на старческое трепетание мышц, чем на разумное регулирование некоторой центральной нервно системы.
В конечном итоге, со всём можно свыкнуться, так что и с одним Валютным Бордом сможем (а и что другое нам остаётся), а лет через 5- 6 вещи могут и улучшиться. Плохо то, что сделали это одним довольно неудачным способом и в самом неподходящем моменте из за политического актива, а не с точки зрения наших национальных интересов. Но и у этого свои преимущества (как сказал один шотландец после того как у него сгорел дом -- так как и его жена сгорела вместе с ним), так как мы наконец

осознали свою бедность

(после того как фиксировали её на долгое время), а осознание собственных недостатков и проблем основная предпосылка для их исправления. Будем надеяться, что сумеем поумнеть ещё немного, чтобы успеть их поправить.

09.1998







 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"