Мисан Богдан Сергеевич: другие произведения.

Дневники Безликого: На кладбище Богов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы всегда задавались вопросом: "Что будет дальше?". В романе "На кладбище Богов" я отвечаю на этот вопрос. Мир рано или поздно разрушиться, но словно птица феникс снова возродится из пепла и оживет. Но алчность,гордыня и тщеславие захватят души жителей нового мира и вестники апокалипсиса посетят многострадальные народы. Но будут и те, кто словно лучи путеводного маяка попытаются вывести народы из тьмы. Одним из таких "избранных" и будет Безликий. Прагматичен, циничен, но одновременно любящий людей, он будет действовать из тени, пытаясь предотвратить печальный исход. Именно из его дневников мы и узнаем историю Сантарии - нового мира, созданного на кладбище Богов.


   Кладбище Богов
  
   Глава1 Как зародился этот мир
   Какой бы темной ни была ночь,
   ее всегда развеет утренний свет...
   Мы знаем, что происходит сейчас, что происходило недавно. Но что, же было в самом начале? Лишь легенды дошли к нам. Но правдивы ли они? Ведь историю пишут только победители. Верно? Сегодня я расскажу то, что случилось на самом деле, то, что я видел собственными глазами.
   Тьма, мрак окружал все вокруг - и ничего более, но внезапно все засветилось, заискрилось, словно фейерверки во время празднования урожая на далеких землях Востока. И появилась она - созидательница всего сущего, имя и образ ее потерялись в книгах великих библиотек, незнакомка была близка к людям, но в тоже время держалась поодаль. Имя ей дали Фуджина. Но кто она и откуда? Этим вопросом задавались многие, но, ни один простой человек не знал ответа. Тьма расступилась, и свет озарил то, что было скрыто. К ее взору предстала земля, которую невозможно было описать словами. Листва деревьев, словно темный нефрит, блестела на ярких и ласковых лучах солнца. Моря, реки, озера все имело свой цвет, свой оттенок, природу и пытались рассказать свою историю, но толи разговаривали тихо, толи Фуджина понять не могла необычную речь. Но мир тот был пуст, и она решила создать тех, кто его сохранит даже после ее ухода. Создала четыре расы, что должны были стать хранителями: азличными были расы все те, каждая имела свой герб на щите". Каждому из четырех первых королей вручила артефакты - ключи, что должны были спасти мир от прихода тьмы, но как иронично, именно они и стали причиной многих войн. Так нам говорят древние писания, что сохранились.
   Земли между ними разделила она поровну.
   Эльфам достались густые леса, простирающиеся от необитаемых раскаленных земель на западе, и до самого великого поля, которое стало колыбелью кочевников. Эльфы получили от Фуджины в дар магию. Эта сила стала основой их могущественности.
   На юге хранителями стали митоки, существа, которые считались частью природы, порождением моря. Покрыто их тело было чешуей, а между пальцев перепонки. В дар от Фуджины получили способность дышать как на поверхности, так и под водой. Они были словно не от мира сего. Не желая воевать, становились добычей для остальных. И поэтому им пришлось стать сильнее. Ведь слабые не могут выжить в опасном мире. Даже природа, мать всего сущего придерживается этого правила.
   На севере, в глубине великих гор было основано государство гномов, северная республика. Словно гора восстала столица из камня посреди безжизненной снежной пустыни и засияла серебреным цветом и загудела скрипом металла. Их даром стала возможность понимать металл, из безжизненного куска камня порождать невиданные чудеса. А далеко на востоке была основана великая империя людей, что вскоре раскололась на две части: королевство Рам и империю Восточников. Людям Фуджина даровала усердие и трудолюбие, то, что помогло им освоить и магию, и механику, возможно, это и была ее ошибка, ведь много войн начали именно они.
  
   Глава 2 Мы - те, кто изменит этот мир
   Даже самый яркий огонь
   рано или поздно
   потухнет...
   Фуджина правила справедливо между детьми своими. Но даже за ее правление глупость, алчность, гордыня брала верх и начинались войны, уносившие тысячи жизней. Богиня или боялась или просто не хотела вмешиваться и останавливать войны. Я считаю, что Фуджина хотела, что бы ее дети осознали свои ошибки, но даже после тысяч лет, войны не прекращались. И однажды созидательница просто исчезла из своей обители.
   Но кто, же должен был занять ее место?
   Этот вопрос остался без ответа, и представители каждой расы отправились на совет. Мир, созданный Фуджиной, после тысячи лет приобрел свое очертание. Множество животных и растений появилось за время ее правления. И вот, настало время решить, кто займет место Бога. От эльфов прибыло два представителя: Рэнзея и великий мечник Земер.
   От митоки: вождь Крахат и его сын Ретан.
   Гномы прислали братьев Айфула и Одакра великих механиков с ветреного хребта.
   Посланником людей стал Шаир - великий бард.
   Собрались они во Дворце Белого крыла. В месте правления Фуджины. Слева сооружение окружал густой лес, перед входом протекала широкая река.
   Дворец был прекрасен, стены, вырезанные из белого камня, гордо красовались на вершине не большого холма. На башнях ярко блестели флаги, являющимися символами союза между хранителями. Во дворе находилось множество фонтанов, блестевших на солнце драгоценными камнями. Дворец был покрыт зеленью, множество видов растений, собранных прислугой Фуджины, обитали в саду замка. Огромное количество статуй, созданных лучшими мастерами стали обитателями опустевшего дворца.
   Лица представителей светились от удивления, даже гномы, видевшие множество грандиозных созданий, поразились красотой дворца богини.
   И вот, время совета настало.
  
   Глава3 Совет
   Я тот, кто ненавидит этот театр,
   но все, же играю в нем...
   Вот и настало время совета, сели за стол представители всех сторон. Помимо самих избранников пришли и воины их доблестные защитники. Только Шаир сидел один. Толи он был настолько глуп, либо очень силен. Броня гномов ярко сияла на солнце, самые лучшие металлы использовались для создания тех доспехов. Шлемы, словно сделаны из золота, были столь крепки, что любой людской меч разлетелся бы в щепки, ударившись об них.
   На обшитых бархатом поясах виднелись металлические вставки со встроенными хитроумными механизмами. К поясам крепились коробочки, которые и были их оружием. Раскрывшись демеханические коробочки, становились мечами, топорами, а то и вовсе огнестрельным оружием.
   У самих же механиков, представителей северной нации, доспех был скудным. Потрепанные старые, уже покрытые ржавчиной кирасы, на которых еле виднелся затертый герб. Изношенные кожаные перчатки имели жалкий вид, но на них все равно весело сверкали холодным светом заклепки, выкованные в кузницах Шонтора. На головах братьев висели мудреные приборы схожие чем-то с окулярами. У Одакра волосы были ячменного цвета, словно свежее пиво, которое он любил попить холодными ночами. Лицо его покраснело из-за усталости. Но, несмотря на тяжелую дорогу через холодные горы, он все также был бодр и весел. Брат вечно порицал его из-за буйного нрава. Сам же Айфул был воплощением того, как думали про гномов: ворчлив, замкнутый, невеселый, словно отражение своего брата. Его лицо покрывали широкие морщины. Казалось, что он живет уже не первый век, но первое впечатление обманчиво. На самом деле ему не было и четырех десятков. Это было ничтожно мало, потому что гномы в среднем жили около ста лет.
  
   Со стороны эльфов на каменных тронах зала советов восседали два представителя: прекрасная эльфийка Рэнзея. Про ее красоту и скромный нрав был наслышан каждый. Многие умельцы из эльфийских лесов и других частей Сантарии, мира созданного Фуджиной, хотели жениться на ней. Но она не радовалась этому и не хотела ранить чувства других. Одета она была в легкий эльфийский камзол, позволяющий усиливать силу магии в сотни раз. Только знатные Эльфы могли носить такие. На руках сияли чистотой белые перчатки, украшенные разной вышивкой, поверх которых на мизинце виднелся перстень ярко-фиолетового цвета - доказательство королевского происхождения и главное сокровище, доверенное ей.
   Половину ее лица закрывала черная маска, оставляя открытым только один глаз. Волосы ее были спрятаны под капюшоном.
   Рядом с ней сидел мечник Земер - защитник королевской семьи. Раньше он был гладиатором, пока его не выкупила из рабства королева. С того момента он и стал служить ей верой и правдой. На родине его называли цепным псом, но это не угнетало, он даже гордился таким титулом. На темном лице яростью сверкало два глаза, несмотря на то, что его времена, как гладиатора уже прошли. На щеке был выжжен символ, не дававший забыть, кем он был, и кто он есть - клеймо раба. Прямые, заплетенные в хвост волосы имели цвет свежего снега. Надет на нем был немного потрепанный камзол. С-под, которого выглядывала рукоять меча, украшенная непонятной символикой, подарок королевы, который он никогда не отпускал.
  
   Стража, сопровождающая принцессу и ее телохранителя, также была знатью. У эльфов только представители знатных родов могли быть рыцарями. Низшие эльфы становились ремесленниками, крестьянами или прислугой знатных семей. Одеты эльфийские солдаты были в мундиры зеленого цвета с белыми вставками. На груди виднелись пуговицы с позолотой, а на головах шлемы, предназначены для демонстрации статуса, нежели для защиты. На поясах висели тонкие, словно перо, но острые, словно бритвы мечи.
   Шаир, представитель людей был одет как чернец: синяя ряса, обрамленная черным цветом и подвязанная кожаным поясом. Это и был его скромный наряд. Белое лицо лишь чуть отдавало румянцем, длинные волосы черного, словно уголь, цвета. От скул и до подбородка шла негустая щетина, которую перерывал небольшой шрам.
  
   Справа от него сидели великие воины южных морей.
   Вождь одет в броню из полипов, которые не уступали в прочности стали. За спиной висели копья, сделанные из кораллов, и оплетены водорослями. Лишь одно касания этих кораллов могло с легкостью убить человека. Но этот яд был безопасен для Митоки. Этот народ все оружие делал из пористого коралла. Лица этих существ были вытянутыми, и во рту виднелись два ряда длинных и острых зубов, приспособленных для разрыва плоти. Кожа, покрытая чешуей, слегка отдавала синевой. На лицах были странные узоры: толи это природа их так разрисовала, толи это они сами постарались. Выпученные словно жабьи глаза двигались независимо друг от друга. На конце пальцев росли длинные когти. Поверх брони они окутались тканью, связанной из водорослей. Выглядела та одежда, словно длиннющая накидка от шеи и до самого пола, а на ногах у них были надеты деревянные гэта.
   Зал, где должен был начаться совет, представлял собой округлую комнату, на потолке находилось огромное окно, свет из которого падал точно на округлый каменный стол. Зал уже покрылся вековой пылью, ибо с последнего совета прошло уже, как ни как больше двух сотен лет. Первым на собрании заговорил представитель гномов "Дробящий молот Айфул". Так его прозвали из-за одного инцидента. Когда-то кузнецов Шонтора атаковала шайка бандитов. Они думали, что обычные кузнецы не представляли опасности, но когда стража подоспела, все бандиты уже лежали мертвы. Айфул своим молотом переломал бандитам все кости.
   "Люди, эльфы, митоки и мы гномы жилы в мире уже пару веков. Поэтому мы должны решить немедля, кто станет приемником трона! Дабы не затаилась вражда, между нашими народами я прошу высказывать все, что думаете сейчас или замолчать навсегда", - громко произнес Айфул. В это же время Крахат поднялся и начал говорить, что-то на непонятном языке. И следом заговорил его сын:
   "Мой отец не знает сего языка, и поэтому его языком буду я. Как же мы сможем избрать того, кто удостоится такой чести, стать Угуру? Это спросил мой Отец", - тихо прошипел Ретан. Угуру, так называли Бога в племени митоки.
   -Знаю я, мы должны устроить конкурс! - воскликнул Одакр и громко засмеялся.
   -Мой брат может и недалек, но сейчас он предложил неплохую идею, - сказал Айфул.
   -Конкурсы, за это нужно выпить, - выкрикнул Одакр, достав запечатанную кружку эля, и запрыгнул на стол.
   Только Земер хотел высказать, недовольство, из-за поведения гнома, как в голову механика прилетела стрела. Из раны вырвалась струя крови - и через секунду тело Одакра упало на стол. Все присутствующие выхватили их оружие, а мечник Земер стал перед принцессой, дабы закрыть ее от последующих выстрелов. В это же время все двери в зал советов распахнулись, и несколько отрядов вооруженных людей ворвалось в зал. На доспехах тех солдат ярко сиял герб, с изображением грифона, возвышающегося над руинами замка. То был герб королевства Рам, королевства людей.
   "Что тут происходит! Какого черта вы творите!", - со злостью в голосе выкрикнул Земер.
   "Я вас уничтожу, а потом тела, использую как дрова, гномы в бой. Разорвите этих уродов! ", - яростно закричал Айфул.
   Солдаты Шонтора раскрыли коробочки и помчались в бой. Эльфы и митоки тоже не остались в стороне, и началась схватка. Весь пол, в когда-то священном месте залила кровью, куски плоти и множество бездыханных тел были раскиданы по комнате. Каждый телохранитель представителей стоил четырех, а то и пяти солдат королевства людей.
   "Кто с мечом к нам придет -- от меча и погибнет", - прокричал великий мечник, рубая врагов.
   "Вперед несите бочки с порохом, пусть сгинут под завалами их святилища". В это же время раздался громкий взрыв, по стенам поползли трещины и через секунду каменный потолок обвалился.
  
   Глава 4 Мир, что вокруг нас
   Не видя света, мы уходим во тьму,
   где теряем самого себя.
   Но свет - это не панацея и не спасение.
   Это всего лишь - надежда.
   Облако пыли опустилось, на полу под грудами камней были завалены десятки трупов. Части тел, оторванных взрывом, были разбросаны по всему залу. Стояла гробовая тишина, люди заложившие порох были либо мертвы, либо успели убежать до обвала.
   Но вдруг заиграла тихая и приятная мелодия. Камни, словно завороженные начали медленно подниматься в воздух. Под завалами оказались выжившие. Представители и несколько воинов были в порядке, обошлись небольшими ушибами и ссадинами. Также уцелела и горстка солдат Рам. Эту магию сотворил Шаир. Благодаря музыке, прекрасной, тихой, медленной или резкой, грубой, неудержимой он мог творить чудеса, на которые не способны даже самые могущественные маги.
   так, раз уж я спас ваши шкуры, будьте так добры, поведать нам, что тут происходит?", - вежливо, тихим голосом спросил Шаир у пленных солдат.
   -Что ты творишь, человек? Из-за них столько наших собратьев потеряло свои души. Они должны быть отомщены. Я им быстро головы снесу, - выкрикнул Айфул, выхватив свой молот.
   спокойся гном, не делать поспешных выводов. Я желаю все прояснить. Если ты убьешь их, то мы не узнаем всей правды. Кто из вас главный, рыцари Рам?
   -Я - промолвил молодой солдат, - Сен Шантарский, легионер 2-го ранга гвардии тайного совета.
   -И почему же гвардия тайного совета напала на представителей других стран.
   -Думаешь, я тебе скажу? Предателю своей родины?
   -Если не хочешь, можешь не говорить. Но думаю, его молот поможет тебе все рассказать, - сказал Бард, покосившись в сторону Айфула, что стоял, потирая молот.
   -Ваши угрозы не смогут сломить наш дух! Мы ничего вам не скажем!
   -Хорошо, король умер и теперь трон занял Лансан. Это его приказ: уничтожить всех на этом лжесобрании, - закричал испуганным голосом солдат, что сидел справа от Сена.
   -Ах вы, людишки, решили развязать войну, - яростно воскликнул Ретан. - Я потерял трех братьев, теперь это место стало их могилой. Мы воины южного моря не простим вам такого удара в спину!
   -Прошу сохранять спокойствие, - Громко промолвил, некогда спокойный Шаир.
   Его лицо изменилось, глаза налились яростью. От напряжения он сжал кулаки, но через секунду от его волнений не осталось и следа.
   -Значит, прошлый король мертв?
   -Да, да, именно так.
   -Значит, произошло то, чего я боялся, посидите тут, за вами скоро придут, нам же нужно уходить, по той же причине, - сказал Шаир. Заиграв на лютне, из стен и из пола вырвались каменные лианы. Опутав солдат, застыли, превратившись в клетку для них. И вот все замолкло, никто не осмеливался порушить тишину, лишь ветер непрерывно гудел, прогуливаясь через частично разрушенный белый дворец.
   -И каковы наши следующие действия - спросил гном, пытаясь не показывать печали, что захлестнула его и начала душить.
   Вождь Крахат начал говорить что-то на его родном языке, положив ладонь на плече Айфула. И в эту ж секунду Ретан стал переводить.
   -Отец мой сказал, что каждый из нас потерял кого-то в этот день, но мы не должны забывать их и следовать нашему пути дальше.
   -Я предлагаю отправиться в наши леса, в великий город Гельмар, скрытый в листве, - сказала та, кто за весь совет не проронила ни слова - Рэнзея. - там мы сможем восстановить силы и обдумать то, что будет дальше.
   -Почему бы нам не вернуться в свои страны, - спросил Айфул.
   -Нет, если мы разделимся, не факт, что все останутся живы. Если люди даже посягнули на дворец Белого крыла, то, что им мешает выловить нас по одному, тем более к Гельмару отсюда ближе всего, - сказал бард, прислонившись спиной к холодной, каменной стене.
   -Я поддерживаю принцессу, - сказал Ретан,- нам следует отправиться в эльфийские леса.
   Крахат опять заговорил, но, как и раньше его понимал только Ретан, и в это время длань Рэнзеи засеяла, и она промолвила несколько слов, на неизвестном языке и дотронулась до головы вождя Крахата. Тот, попятившись от неожиданности, выкрикнул:
   -Что ты творишь эльфийка.
   -Это очень неудобно, если мы не будем понимать друг друга, поэтому я решила это исправить, - сказала принцесса, улыбнувшись под маской.
   На голове митоки появились, сверкающие синим пламенем руны, что через секунду исчезли.
   адно, хватит терять время, - сказал гном, - нам пора выдвигаться.
   И следуя друг за другом, они начали медленно спускаться по разваливающимся ступенькам, что вот могли рухнуть вниз. Зайдя в холл, они увидели, что стены, некогда завешанные раритетными картинами, оружием, золотыми канделябрами были пустыми. Под стенами лежали обломки скульптур, сделанных когда-то великими творцами. Когда они подошли к входной двери они увидели, что главный вход был завален, а от огромных ворот, покрытых позолотой, которые в прошлом, служили неповторимым украшением дворца, превратились в груду камня.
   -Сейчас я расчищу нам дорогу, - произнес Айфул, вытащив из-за пояса небольшой металлический шарик, заполненный взрывчаткой. Он уже замахнулся и приготовился закинуть его в груду камней, но Земер вовремя остановил его.
   - Ты что, с ума сошел? Быстро убери эту штуку, или хочешь похоронить нас под завалами?
   -Если ты такой умный то давай, придумай что-то,- с обидой в голосе сказал Айфул.
   В это время заиграла музыка, с каждой секундой становившаяся быстрее и громче. Вскоре она походила больше на скрежет металла, чем на песню. Громоздкие камни, закрывшие вход, вылетели, будто игрушечные и разлетелись на сотни метров в стороны. От неожиданного грохота все закрыли уши руками, а Шаир, посмотрев на них, ухмыльнулся и промолвил:
   -Теперь наш путь свободен, чего стоите, пойдемте.
   И вдруг все услышали громкие хлопки, которые становились все ближе и ближе:
   -Ты как всегда поражаешь, каждый раз я все больше удивляюсь твоей силе.
   В проходе появился незнакомец, одетый в наряд ярко-оранжевого цвета, похожий на одежду странствующих монахов. На голове была намотана длинная белая полоса ткани, закрывающая его от солнечных лучей. Пояс был бежевого цвета, на нем висела длинная, деревянная флейта и треснувшая фляга, с которой понемногу капала вода. На руках, перемотанных бинтами, висели круглые деревянные бусы, с вплетенными пучками красного меха.
   Все тело незнакомца было покрыто черными письменами. Его взгляд излучал непонятную, животную дикость, что вселяла чрезвычайный ужас. Все стояли завороженные, а в головах мелькала только одна мысль - бежать и не оборачиваться. Через мгновение чувство страха, только что переживших огромное потрясение представителей усилилось. Глаза незнакомца налились кровавым безумием, а по лицу поползла уродливая улыбка. Под его одеждой суетливо что-то начало шевелиться, как будто сотни змей обитали под нарядом монаха.
   В тот же момент два солдата эльфа, выхватив свой закаленные мечи вышли вперед.
   -Уйди с дороги монах, мы - рыцари Гельмара не дадим тебе и пальцем тронуть нашу принцессу, - с этими словами они атаковали незнакомца.
   -Нет, глупцы, вы не справитесь, он вас убьет и бровью не пошевелив, - выкрикнул Шаир, но было уже слишком поздно. Письмена, оторвавшись от тела, проткнули сердца двух солдат, и их трупы повисли на оживших символах. Лицо и ткань на голове незнакомца покрылись эльфийской кровью, а улыбка растянулась еще шире. Ему, словно нравился вкус и запах крови. Он наклонил голову чуть влево и, немного прищурив глаза, осмотрел всю группу выживших.
   -Я, я вас всех убью, и принесу в дар моему богу, но кто, же первым отправится к нему?
   Его выбор пал на тебя, возрадуйся такой чести, - откинув тела эльфов в сторону, убийца помчался в сторону Айфула.
   Письмена почти достали до головы гнома, но тот успел открыть коробочку, и достать свой геральдический щит, что засиял в солнечных лучах вечернего солнца. Его собратья также открыли коробочки и начали стрелять по нападающему.
   -Да как вы смеете противиться воле Божьей? Вы все будете покараны за свою дерзость.
   Из головы монаха потекла густая красная юшка. Один из стрелков Шонтора попал в свою цель.
   Но это не остановило безумца, стерев кровь с виска, его глаза еще больше налились яростью, а извивающиеся письмена стали алыми.
   -Я тебя отправлю к твоему Богу, - сказал Айфул и достал из второй коробочки гигантский молот, ударив им об землю.
   -Ах ты, богохульник, я тебе не прощу этого.
   Незнакомец, разозлившись, захотел уже броситься на гнома, но в это время из земли появились длинные каменные пики, что чуть не проткнули его.
   -Я не дам тебе убить тут никого,- сказал Шаир.
   Ударив по струнам, он породил ветер, что принял форму ласточек, и полетел прямо в нападающего.
   Но письмена монаха стали щитом, и закрыли монаха от магии.
   -Такие жалкие фокусы не смогут даже поранить меня.
   Письмена снова изменились. За спиной у обезумевшего незнакомца, появилось множество рук, словно у многорукого Шивы.
   ебе не победить меня, посланника древнего Бога. Сегодня вы потеряете свои души!
   Письмена дождем обрушились на Шаира. Но Айфул, прикрыв союзника щитом, принял атаку на себя. Его щит засиял еще ярче, и выстоял под натиском сотни мощных ударов.
   Ударив по струнам еще раз, бард породил жизнь: по земле поползти толстые лианы. Опутав тело монаха по шею, они задеревенели и превратились в путы.
   Снова заиграв на вишневой лютне, бард породил огонь. Пламя помчалось к безумцу по окрепшим лианам. Тело монаха вспыхнуло, словно сухой хворост. Пытаясь вырваться, незнакомец выпустил множество письмен, что начали биться об крепкую лиану, из которой брызгал густой зеленый сок. Испытывая агонию, заполнившую тело, он кричал во все горло:
   "Сейчас я вырвусь отсюда и уничтожу вас всех! А тебя, Шаир, я буду убивать медленно, и смотреть, как ты мучаешься предатель!"
   Уходим, нам нужно спешить, - окликнул бард. И все они побежали прочь от монаха, горевшего словно факел. Представители сели на лошадей, привязанных неподалеку от разрушенного дворца, и, вздернув поводья, поскакали к западной границе в великую эльфийскую столицу, сердце древнего леса.
   -Кто это был, черт возьми?- спросил Земер у Шаира. - Что он имел ввиду, назвав тебя предателем?
   - Это один из тех, кто служит нынешнему королю. Его имя Пиреш, неприятный тип, правда? Когда-то мы служили в пограничном отряде. Однажды на деревню напали кочевники. Нам не удалось отделаться малой кровью и много наших, как и кочевников полегло на поле боя. Вместо того, что бы похоронить их, он вскрыл тела и проводил ужасные ритуалы, дабы угодить своему божеству.
   - Но что за магию он использует? Ни письмена, ни заклятия, такого я еще не видел.
   -Это не обычная магия, таких называют гениями. Родителей казнили инквизиторы, за поклонение древним богам. С самого детства его считали изгоем, проклятым. Но он свято верил, что это благословение.
   -Он - сектант. Я не верю в богов, как это, надеться на то, чего даже не видел. Мы можно верить лишь в свои силы, - влез в разговор Айфул.
   -Ненавижу, когда кто-то влезает в чужой разговор,- раздраженно пробормотал Земер.
   -Следи за собой, длинноухий.
   -Успокойтесь господа, - вежливо попросил Шаир. - Так вот, инквизиторы передали его церковному служителю, надеясь, что священник очистит малыша от скверны. Позже попал в королевскую армию, именно там его и заметили люди из ордена по защите короля.
   -Ты тоже один из этого отряда?- спросил Айфул.
   Лицо Шаира побледнело, на глаза упала черная тень. Бард будто потерял сознание на мгновение.
   -Так что? - переспросил гном.
   -Нет, вы меня переоцениваете. Я всего лишь бродячий музыкант, по глупости попавший на поле боя и не более.
   -Близится к ночи, нужно найти место для привала. Очень опасно ехать вблизи этих лесов вечером. Много зверей водится в здешних местах, я чую их голод, - прошипел Крахат.
   Путники устроились возле большого камня, на возвышенности, недалеко от леса.
   -Нам нужно решить, кто после кого будет караулить этой ночью. Враги могут напасть в любой момент,- промолвил Земер.
   -Я буду первым, - сказал Ретан. - Этой ночью всё равно я не буду спать. Я должен отпеть души умерших братьев.
   И вот все, кроме Ретана улеглись спать, а он сел на большой камень и начал смотреть вдаль, молясь за братьев, умерших в тот день. Небо было ясным, звезды, словно танцевали на небосклоне, а статная луна наблюдала за своими детишками, резвящимися неподалеку. В тот день каждый, кто смотрел на небосвод, видел что-то свое: пастух, наблюдая за звездами, видел овечек и луну - их погонщика. Солдат встречал души умерших товарищей, которые вознеслись и разбили свои земные оковы. Казначей видел монетки, что рассыпались по всему небу, так и хотелось ему собрать и положить в мешочек. Ретану же небо напоминало великое море, столь же темное, глубокое и загадочное.
   -Какие прекрасные звезды! В наших краях такого не увидишь. Дожди, дожди, только дожди. Вечно небо плачет над нами,- тихо с грустью в голосе промолвил митоки.
   -Правильно, небеса скорбят о тех, кто пал на поле брани, тех, кто дерется сейчас, и тех, кто умрет в грядущих битвах,- гордо сказал вождь.
   От неожиданности сын вождя вскочил и вытянул свой меч, наставив его в сторону подошедшего сзади. Но увидев отца, митоки успокоился и спрятал меч под длинную накидку.
   -Да отец, ты прав, мы должны радоваться за судьбы тех, кто покинул нас, тех, кто не увидит, как буря изувечит все вокруг, изменит мир, оставшийся в их памяти.
   -Они вернулись в небесное море, наш истинный дом.
   -Смотри, что вон там? - Прищурившись, Крахат всматривался вдаль, спрятанную под темной пеленой.
   -Все вставайте, идите сюда!
   Путники, протирая сонные глаза, подошли к караульным. Воин Шонтора достал из коробочки непонятный механизм, и прислонил его к глазам.
   -Это всадники королевства,- тихо промолвил гном.
   -Они едут в сторону Замка Белого крыла, наверное, хотят посмотреть как дела у солдат, посланных дабы убить нас.
   -Дело говоришь эльф,- подтвердил Айфул, потирая нос. - Они будут в ярости, увидев, что у них ничего не получилось.
   Несмотря на то, что механик пытался казаться веселым, его глаза были полны печали. Наверное, он вспоминал проведенное время с братом в кузнице на склонах снежных гор.
   ам пора двигаться дальше, иначе солдаты нас настигнут. Я считаю, что лучшим выходом будет пойти через лес. Так мы сможем сэкономить время.
   -Ты прав бард, это самое разумное решение, так они не смогут нас выследить.
   Под покровом ночи путники выдвинулись. Их путь пролегал через древний лес, оставшийся нетронутым со дня сотворения мира. Зайдя в чащу, путники попали в кромешную тьму. Звезды и вечный странник луна спрятались за могучими кронами деревьев. Между массивными ветками редко сверкали серебряные нити паутины: то загорались, то потухали глаза обитателей пущи.
   "Тьма, расступается, перед шагом моим",- сказал бард, зацепив струны. Из лютни вылетел небольшой сгусток пламени и озарил, то, что скрывал мрак. Перед их взором предстало огромное количество необычных растений. С веток деревьев свисали длинные стебли, на концах висели бутоны темно-красного цвета, словно рубиновые.
   -Мы выбрали не самое лучшее время для прогулки,- сказал Айфул, - сейчас много лесных охотников выходит в поисках дичи, так что, будьте настороже.
   Не оглядываясь назад, путники отправились вглубь древнего леса.
   Чаща, покрытая мраком, разрывалась от множества звуков. Хотя представители и не видели ничего, но лес тот кишел жизнью. На земле распростерлись многолетние корни деревьев. Высокая трава доставала до самих колен. Из густого зеленого ковра выглядывали цветастые шапки грибов, а с деревьев свисали комки сухого мха. На земле когда ни когда появлялись, сияющие синим цветом лепестки подземной звезды, цветка, который почти невозможно увидеть вне горшка алхимика. У путешественников возникло чувство, что из тьмы кто-то наблюдал за ними. Чей-то тяжелый взгляд будто обжигал их тела.
   И вдруг сквозь полумрак они увидели тусклый отблеск. Подойдя ближе, им показалось дерево, в корнях которого лежал, уже вросший в ствол скелет. На нем все еще остались лоскуты старой одежды. Рядом с телом, давно умершего человека лежала небольшая кожаная сумка с потускневшей серебряной пряжкой. Именно ее блеск и заметили путники вдали.
   -Бедный человек, он умер далеко от дома и такой бесславной смертью,- сказал митоки. - Нужно душу, которая, как и тело приросла к дереву в этом лесу, отправить в другой мир, подарить ей покой.
   Ретан стал на одно колено, прислонив ладонь к выцветшему черепу, начал что-то говорить на своем языке. В то время, как сын вождя молился за душу умершего, остальные начали осматриваться вокруг тела. Заглянув в сумку с серебряной пряжкой, Земер обнаружил старую книгу, покрытую пылью и плесенью. Открыв записи умершего к его взору предстали письмена, сделанные чернилами, почти полностью уничтоженными временем, так что разобрать можно было не все. Он только смог понять, что эта книга являлась дневником, а скелет принадлежал путешественнику-историку. Из книги он смог понять лишь несколько коротких записей:
   "Идет вторая неделя моего путешествия. Лес, в который я забрел, очень красив: множество цветов, разных видов деревьев, вот она - красота, нетронутая испепеляющей рукой человечества. Я слыхал, что где-то тут есть деревня поселенцев, сбежавших сюда во время второй Шубарской войны пару лет назад. Но живы ли они еще? Мне бы очень хотелось наткнуться на них".
   м это интересно,- подумал Земер про себя и положил книгу обратно в сумку, не сказав ни слова другим представителям, что уже пошли дальше.
   После часа ходьбы вблизи они увидели хрупкий столп дыма. Ускорив шаг в его сторону, надеялись, что там окажутся люди.
   Приблизившись, они увидели небольшой поселок, но от того дыма не осталось и следа. Селение стояло почти полностью разрушенным, словно торнадо промчался несколько минут назад. Все строения были сделаны из дерева, на покрытых мхом крышах было множество дырок, а над дверью каждого дома висели свечи, горевшие слабым огоньком. Ворота, через которые они прошли, были уже дряхлые, и даже дуновение ветра могло повалить их на землю. От самого входа и далеко вглубь деревни бежала узкая каменная дорожка, подползавшая к каждому маленькому домику. Она была старой, и слабые ростки травы пробивались между брусчаткой. В поселении стояла гробовая тишина, а из-за тумана, опустившегося на деревню, становилось крайне жутко. Справа от ворот лежала большая куча углей, оставшихся от огромного кострища.
   "Что-то в этой деревни не так, нужно осмотреться, но быть крайне осторожным", - сказал Айфул, оглянувшись вокруг. Согласившись с этим, они разошлись в разные стороны по два. Лишь Шаир отправился один. Не успев отойти далеко друг от друга, всем послышался выстрел пистоля гнома. Каждый метнулся в сторону шума. Зайдя в один из ветхих домов, они увидели, что посреди комнаты в петле висела женщина, под которой лежала деревянная табуретка. Старая веревка уже потрескивала и была готова разорваться в каждую секунду. Тело хозяйки дома уже высохло, лишь на голове осталось немного волос. На нее был одет фартук белого цвета, но за долгое время он стал темно серым. На столе, тускло тлела свеча в простом железном подсвечнике, рядом лежала ложка и тарелка, на которой было, уже покрытое плесенью мясо, но сказать, что то было мясом, можно было с трудно. Дом был маленьким, в правом углу стояла небольшая кровать с деревянным каркасом, на котором лежала пыльная солома, накрытая шкурами животных. Весь дом был завешан плотной паутиной. Паркет захрипел, когда гномы прошли дальше, было ощущение, что он вот-вот провалится под их весом. Возле кровати стоял деревянный сундук, до которого пытались добраться гномы. Возле стен, покрытых трещинами, стояли длинные деревянные лавы, покосившиеся от старости. Над ними висели полки, на которых стояла разная посуда, сделанная из глины. Открыв сундук, Айфул увидел, что в нем лежали старые кожаные доспехи, щит из дерева, обтянутый кожей и короткий меч, похожий на мечи кочевников. Рукоять его была также обтянута кожей и перетянута тугим кнутом. Руку защищала железная гарда, сделанная в виде крыльев. В это время с улицы послышался женский крик, все путники выбежали из дома, но они ничего не увидели, как и раньше деревня была заполнена лишь густым туманом.
   -Что за чертовщина тут происходит, нам нужно уходить! - выкрикнул телохранитель Айфула.
   -Ты что, перепугался? А как же сила и непоколебимость северных воинов?- с насмешкой сказал Земер.
   -Нет, он прав, что-то тут странное происходит, нам нужно выбираться из этого чертового леса, - тихо произнес бард, посматривая то в одну сторону, то в другую.
   Вдалеке появился яркий свет, и путники отправились в ту сторону. Дойдя до конца каменной дороги, они увидели огромное строение, чем-то похожее на каркас корабля. Ворота, ведущие внутрь, были обрызганы старой кровью. Распахнув двери, представители зашли в огромный зал с длинными столами, на которых стояли тарелки, заполненные уже перегнившей едой. Ужасная атмосфера царила внутри. Множество изуродованных трупов разбросаны по всей комнате. В углах огромного здания стояли громоздкие статуи, вырезанные из дерева в виде стариков с длинными бородами, державшими над собой железные чаши с горящим огнем. На потолке висел огромный железный канделябр, в котором горело несколько факелов. В дальних углах стояли ветхие лестницы, ведущие на второй этаж. Поднявшись по рассыпающимся ступенькам, они увидели деревянный трон, в котором лежал труп, нашпигованный стрелами. Справа от трона была огромная дыра в потолке, через которую внутрь заглядывала луна. Но она была странной, словно светилась мутным зеленым цветом. Вдруг все услышали тихое пение, напоминающие колыбельную. Звук доносился снизу. Спустившись, путники увидели несколько дверей, укрепленных железными полосами. Постучавшись в одну, они услышали женский крик, прерывающийся всхлипыванием:
   -прошу, уходите! У нас нет ничего! Оставьте нас в покое", - и сразу раздался громкий детский плач.
   Но когда странники ворвались внутрь, там оказалось только старое тело женщины, держащей труп ребенка, замотанного в ткань.
   -Это уже ни капли не смешно! Нам нужно быстро уходить отсюда, - сказал Айфул. На его лице был явный оттенок страха. Глаза носились со стороны в сторону, а руки тряслись.
   -И ты называешь себя воином? Хватит трястись, словно трусливая псина! - выкрикнул эльф. - Мне уже надоело слушать вас карлики. Желаете - бегите!
   Эти слова вернули здравый рассудок гному:
   -Как ты смеешь? я сейчас запихаю эти слова назад в твою глотку.
   -Прошу, идите за мной, - прервал ругань тихий голос. В дверном проходе мелькнула небольшая тень.
   юда, сюда, - продолжал незнакомый голос.
   то ты и что тут произошло?- спросил Земер.
   - Роскар - глава этой деревни, я не желаю вам зла, я просто хочу, что бы вы помогли нам.
   -Где ты, как мы можем доверять тому, чье даже лицо не видели?
   -Нет, вы уже видели меня, я тот, чье тело навсегда осталось лежать на троне погибшего поселения. Голос заговорил тише, и понимать его становилось все труднее
   -Хватит врать нам, мертвые не восстают! - выкрикнул Земер, положив руку на рукоять клинка.
   - Уверен ли ты, в своих словах? Мир вокруг нас полон необъяснимого, мы не можем отрицать, что этого всего нет, если просто не видим. И только глупцы слепо это делают, - громко зазвучал голос.
   Перед путниками появился небольшой шар фиолетового света. А вслед за ним, вокруг представителей начали появляться еще и еще. Все сгустки мерцали разными цветами.
   -мы - люди, которые полегли здесь, защищая свой дом.
   -Убили нас воины, от которых мы пытались убежать много лет назад. Но эта чума достала нас и тут, в лоне древнего леса. Их лица были замотаны тканью красного цвета, только глаза сияли злобой и ненавистью. На тела были одеты доспехи, сияющие золотым цветом, а за спинами реяли флаги, на которых был изображен цветок на фоне полумесяца, восточники, Шубары. Многие жители сдались, даже не достав мечи, покончив с собой, а мы, воины, сражающиеся до последнего, молили богиню о помощи, но она была глуха к нашим страдания. Силы были не равны, а исход- предсказуем. Прошу, помогите нам, избавьте нас от заключения в этом мире. Забыв, про их основную цель путники отправились за фиолетовым сгустком пламени. Тот привел их к камню, покрытому неизвестными письменами. В него было вбито древко с флагом. Полотно покрылось дырами, время не помиловало его.
   рошу, вытяните этот чертов штырь", - донесся громкий голос из клубка фиолетового света. Путники сделали, что просил дух. В это же время все огни, что прятались в деревни, вырвались наружу, закружились вокруг путешественников, затанцевали, на миг показалось, что то, вовсе не ночь, а ясный яркий день. Но покружившись в танце, огни, словно стрелы полетели ввысь, оставляя за собой разноцветные следы.
   На миг все затихло, и в кромешной тьме начали появляться отпечатки ступней, фиолетового цвета, ведущие по заросшей дорожке. "Спасибо вам огромные добрые
   путешественники, вы освободили мой народ от вечного блуждания в руинах нашей деревни. Мы будем помнить вас до конца времен. Может, этого и мало, но в качестве благодарности я укажу вам дорогу, идите по моим следам и они выведут вас из древнего леса".
   Следуя по следам Роксара, странники выбрались из леса. Настало раннее утро, и солнце только поднималось из-за далеких гор, а его первые лучи ласково дотрагивались, до лугов, лесов и деревянных домиков. Тем времени в другой части Сантарии в центре королевства Рам, столице Катари, происходило то, что могло изменить весь мир. Новый король вот-вот должен был занять трон своего отца. Комната, где находился Лансан, дожидаясь своей речи, была полна необычных вещей. Зайдя в комнату, в глаза сразу бросалась пара мечей, висящих на стене. Они были в виде серпов, рукоятки блестели серебром, а острым лезвиям хватало даже малейшего касания, что бы оставить порез. То был трофей, который получил принц, разбив отряды восточников на реке Хашара: мечи одного из генералов Шубары. Справа, возле окна, стоял небольшой плетеный стол, на котором ярко взблескивали два пистоля, лежавшие в футляре из черного дерева. Рукоятки огнестрелов были из дерева, красного цвета, золотые курки, а стволы сделаны из лучшего сплава металлов. На рукояти также был вырезан герб, принадлежавший самому лучшему мастеру оружий - великому гному Донкару Северному(D.N). Именно он и создал первое огнестрельное оружие, поразившее весь мир. Его работы могли позволить купить только самые богатые люди, и новый король являлся одним из таких.
   Окна в его комнате высокие и широкие, солнце, своими яркими лучами озаряло свободное помещение. На окнах висели длинные белые шторы, которые сверху опоясывала ткань карамельного цвета. Стены комнаты выкрашены в нежно-бежевый цвет. На потолок нанесены узоры в виде ночного неба.
   Возле выхода на балкон стояло огромное ложе, на углах вбиты столбики, державшие массивный балдахин красноватого оттенка с разными узорами: от ярких цветов, до необычных зверей. Справа от кровати стоял огромный лакированный комод из дорогого дерева с тремя дубовыми ящичками и тайником. Засунув руку во второй ящик, можно было нащупать небольшой рычажок, потянув за который, открылся бы сам тайник, спрятанный за позолоченным зеркалом на другом конце комнаты. Именно там Лансан хранил важные документы, а также главное сокровище - один из четырех ключей к тому, что бы стать богом. Кожа короля была бледной, глаза, словно безграничные леса, и нос немного приподнятый вверх, золотистые волосы, аккуратно уложенные назад. Лансан был одет в дорогой мундир черного цвета, брюки были белые, будто снег, а на ногах дорогие антрацитового цвета сапоги блестели, словно драгоценные камни. На груди у него висело несколько орденов в виде звезды, за проявленную им отвагу в борьбе против империи восточников.
   -Прошу король, выйдите к народу, все вас уже заждались,- тихо, с почтением в голосе промолвил один из советников, войдя в комнату.
   Выйдя на балкон, король был ослеплен обжигающим блеском. Перед дворцом стояло шесть колон солдат, по тысяче в каждой. Доспех каждого из элитного отряда короля светил, словно небольшое солнце. Воины готовы были отдать свои жизни за страну и своего короля. Вперед войска вышел солдат, доспех его отличался от других: кираса ярко поблескивала красным крестом на груди, на наплечниках были небольшие гербы империи, а в левой руке он держал длинный овальный щит с обрезанным краем. Щит был белого цвета с черным крестом. Лицо бравого солдата скрывал под массивный шлем, выкованный лучшими мастерами империи. Прижав кулак к сердцу, он стал на левое колено и его примеру последовали все воины королевской гвардии.
   "Встаньте великие защитники королевства Рам. Вы не должны кланяться никому, кроме Бога и своих матерей. Настало время доказать, что мы - люди заслуживаем занять места Богов. И не эльфы, не гномы и не варвары митоки не заслуживают такой великой чести. Объединившись с востоком, мы станем непобедимыми, и все остальные нации будут восторгаться нашему величию и кланяться, кланяться, когда мы будем идти по улицам их столиц. С этого момента люди снова объединятся. Сегодня империя людей возродилась из пепла прошлого! - Произнеся эту речь, Лансан положил кулак на сердце и выкрикнул:
   -Химай великая империя Рам!
   -Химай империя Рам, химай новый император! - Подхватила толпа людей и солдат. Струи огня, выпущенные магами в честь прихода нового правителя, засветились, заиграли, озарив небо над замком. Множество жителей вышло из домов, чтобы увидеть императора Лансана, избранника Богов. Улицы заполнил люд, вся империя радовалась приходу нового правителя. Лишь некоторые понимали, что Лансан узурпировал власть и его амбиции не приведут ни к чему хорошему, но их руки были связаны, кто противился новой власти, замолчали навечно.
  
   Глава5 Деревня
   Наш, скучный обыденный мир,
   так и хочется изменить,
   раскрасив в миллионы цветов.
   Тем временем путники, после того как вышли из леса добрались до деревни. Найдя небольшую гостиницу, они решили остановиться и подумать о следующих действиях.
   -Что же мы будем делать? Лошадей мы потеряли в лесу, а денег у нас не так уж и много, - сказал Айфул.
   -Да как я могу позволить принцессе, находится в таком месте, это недопустимо!!!- выкрикнул Земер.
   -Прошу тебя не волноваться, все в порядке, - шепнула Рэнзея.
   -Но как же? Вы - принцесса, а не крестьянка.
   -Ладно, хватит жаловаться, нам нужно обдумать, как мы сможем добраться в эльфийскую столицу.
   -Да, Шаир дело говорит, не время жаловаться на жизнь. Я предлагаю поискать караван торговцев и предложить им защиту от разбойников, они же помогут нам добраться до места назначения.
   -Идея не плоха, но через этот город не ходят торговые караваны. - К столу, где сидели путники, подошла хозяйка трактира. Та женщина была крепкой, руки, словно два полена, нос картошкой, длинные каштановые волосы заплетены в комок на голове, а на овальном, усталом лице карие глаза горели весельем. Эта женщина могла без труда вытаскивать пьяньчуг из своего трактира.
   -Если вы хотите выбраться из этой захудалой деревушки, то вам может помочь только Шекр. Он возит в любые части империи. Если хорошо заплатите, то отвезет, хоть на край света.
   -Империи?
   -Да, а вы что не слышали? Об этом известно каждой собаке! Только вчера молодой император Лансан объявил о том, что запад и восток снова едины, а империя Рам возрождена.
   -Отлично, благодарю Вас...
   -Каира, но друзья зовут просто Кара.
   -Хорошо Кара, где мы можем найти этого Шекра? - вежливо спросил Шаир.
   Я его приведу. Сегодня вы можете от души тут повеселиться. - Улыбнулась хозяйка трактира.
   Айфул достал из небольшого мешочка несколько медяков и дал их трактирщице: "Налей мне пива, прекрасная нимфа".
   Лицо Кары покраснело, она отвернулась и поплелась к прилавку. В это же время все удивленно посмотрели на гнома, его лицо, светилось от счастья.
   акая красавица", - подумал про себя Айфул.
   Тот вечер выдался весел, весь трактир так и гулял. Гномы остались на первом этаже трактира и веселились вместе с шумной толпой, остальные же разошлись по своим скудным комнатам. Небольшие деревянные кровати, накрытые серыми покрывалами, стояли в дальних углах. Рядом с ними - небольшие сундуки и старые комоды. Напротив входных дверей были маленькие окна, через которые виднелись только соседние деревянные строения. Старые стены в комнатушке также были сделаны из дерева, с потолка бесконечно сыпалась труха, а пол хрипел от каждого шага. Все заснули, как убитые, после тяжелой дороги, только гномы веселились на нижнем этаже. Шаир проснулся первым, когда еще солнце сонно вылезало из-за горизонта, и решил пройтись по поселку. Внизу, в таверне стоял затхлый запах, много опьяневших гуляк спало на полу, на столах, на стульях. Возле прилавка лежала спящая Кара, а на ее руках был Айфул. Гнома она прижала к себе, словно мягкую игрушку. С отвращением на лице бард вышел наружу и во все легкие вдохнул морозную свежесть. Хотя на улице еще стоял утренний мрак, но улицы уже были оживленными: фермеры медленно двигались в сторону своих полей, торговцы громко зазывали людей, пытаясь продать товар. Возле входа в трактир лежало пару спящих мужчин в грязной старой одежде.
   "Неплохо они вчера повеселились", - подумал про себя Шаир.
   Несмотря на то, что поселение было небольшим, шум не стихал на улице: кудахтанье кур, мычание коров, сумасшедшее курлыканье индюков доносились из каждого двора. Ночью прошел сильный дождь, и приятный запах влаги доносился со всех сторон. Шаир решил прогуляться. Вдали он увидел острые верхушки деревьев и двинулся в их сторону. Дойдя до небольшой посадки, он сел возле высокой ели. Ударив по струнам начал наигрывать веселую мелодию.
   Все замолкло, звери перестали копошиться, птицы, больше не перекрикивались в лесу, все зачаровано слушали песню барда, а ветер и речка неподалеку подпевали ему. А Шаир сидел и продолжал играть на лютни, посматривая вдаль, словно надеясь что-то там увидеть. Неожиданно в лесу громко зашелестели листья, захрустели сухие ветки.
   "Кто здесь, хватит прятаться, выходи, живо", - бард
   отскочил в сторону.
   "Это я - дочка Каиры", - выкрикнула девушка, насилу выбравшись из куста, струшивая с себя листья.
   Одета в длинный сарафан коричневого цвета, на голову повязан белый платок, с-под которого выпали золотистые локоны, глаза ее светились небесной синевой. Она была небольшого роста, худенькая, дать ей нельзя было и четырнадцати, но по рассказам трактирщицы Луна старше, ей шел уже второй десяток.
   -Меня зовут Луна, я не далеко собирала травы и услышала тихую музыку, вы очень хорошо играете на этом инструменте.
   -Благодарю. Это - вишневая лютня, ладно, мне пора. Было приятно познакомиться, - сказал Шаир.
   Развернувшись, он пошел в сторону деревни, как вдруг снова услышал Луну.
   - Подождите, вчера я слышала разговор с мамой, я тоже хочу отправиться с вами.
   -Но зачем тебе ехать куда-то, у тебя тут дом, мать.
   -Это село слишком тесно для меня! Я хочу увидеть весь мир, понимаете? - Девушка смотрела, словно стеклянными глазами в глаза Шаира.
   - Слишком опасно, я не могу позволить тебе отправиться с нами, - непоколебимо сказал брад.
   -Прошу вас, я не буду мешать. Вы меня даже не заметите.
   -Эх, ладно, я не против, но как же твоя мать?
   -Я смогу уговорить ее, пожалуйста, возьмите меня с собой.
   Глаза девушки ярко блестели, будто молили, и Шаир, в конце концов, не смог отказать:
   -Хорошо, так уж и быть.
   Смирившись, менестрель медленно пошагал к деревне, наигрывая приятную мелодию.
   ы так замечательно играете, долго учились?
   - Разве у тебя нет дел? Иди к матери, если хочешь поехать с нами, то лучше бы тебе приготовиться. Дорога не будет легкой.
   , точно, до свидания, еще раз спасибочки.
   Девушка быстро побежала в сторону деревни, оставив Шаира позади. По дороге в поселок дочка трактирщицы все также слышала непринужденную мелодию сладкоголосой лютни. В ночлежке уже проснулись принцесса Рэнзея и Земер. Мечник вышел из комнаты, дав время принцессе переодеться, и спустился вниз. Там он увидел ту же картину, что и Шаир. Посмотрев на валяющихся без сознания пьяниц, он почувствовал только отвращение. Большой комок подполз к горлу, из-за затхлого запаха внутри небольшого трактира.
   -Как смеет этот гном, беззаботно веселится, в такое время.
   Он прошел между опьяневшими мужчинами и, открывши дверь, подошел к прилавку и сел на высокий расшатанный стул. У него было немного времени, чтобы осмотреть небольшую комнатушку. В помещении стояло четыре круглых деревянных стола, возле каждого по 3 стула. Мебель та была уже старой, покрытой множеством трещин, все словно вот-вот должно было рассыпаться. Из-за лестницы на второй этаж комната казалась очень тесной, но местным гуляки не особо жаловались на это. После предыдущего вечера вся пивнушка была заполнена пустыми бочонками. Несмотря на тесноту, хозяйка зачем-то повесила на стену массивную кабанью голову. Глаза у дикого зверя были выпученные, можно было увидеть ту боль, что чувствовало бедное животное, перед тем как его превратили в игрушку. Поднявшись со стула, Земер подошел к чучелу. Лишь чуть дотронувшись, на его голову посыпалась пыль, а через секунду кабанья голова и сама свалилась на него. Покашляв, прокляв свое любопытство, он начал стряхивать с себя пыль. НА месте, где висело чучело, мечник обнаружил небольшой тайник, в котором лежало шесть ножей, и скомканный кусок отсыревшей бумаги. Развернув его, он прочитал: "Прошло много лет, и я больше не смогу оберегать вас. Моим последним подарком будут эти прекрасные ножи. Они смогут помочь вам в трудный момент, но я надеюсь, что они никогда не понадобятся, прощайте.
   S.D".
   Забрав кинжалы, Земер повесил чучело на место, вновь скрыв тайник в стене.
   "Надо будет отдать письмо и эти замечательные клинки Каре", - подумал про себя.
   Но в тот момент трактирщица крепко спала. Тут же заскрипели ступеньки, и со второго этажа начала медленно спускаться Рэнзея, аккуратно шагая по трухлявой лестнице. Увидев ее, Земер направился к открытой входной двери. Только эльфы вышли на улицу, как мимо них пронеслась Луна, громко хлопнув за собой дверью. Будучи внутри, Луна направилась в сторону спящей матери. Подойдя ближе, она положила руки к ней на плечи и начала ее трусить, со стороны в сторону.
   -Мам, мам, вставай, уже утро настало, - громкий писклявый голос заполнил темную комнату.
   Трактирщица медленно встала, откинув Айфула в сторону. Словно медведица после длинной зимней спячки, Кара медленно, вразвалочку поплелась к прилавку. Из-за него она достала большую деревянную кружку и, вытерев грязной тряпкой, плеснула туда пива. Отпив половину, она вытерла рот рукавом и прокричала своим баритоном:
   -Вставайте бездельники, утро настало, а вы тут штаны протираете, бегом отсюдова.
   Сказав это, она облокотилась на прилавок и тяжело упала на стул.
   Потихоньку жизнь начала возвращаться в обездвиженные тела. Они начали хрипеть, стонать, словно нечисть, но еще один возглас трактирщицы окончательно оживил их и все быстро выползли из пивнушки.
   -Что ты хотела золотце? - спросила Кара у своей дочери, протирая глаза.
   -Тут такое дело, я всегда хотела отправиться в путешествие, и теперь у меня появился шанс, можно мне пойти с этими путниками?
   Трактирщица сразу же протрезвела, она стиснула зубы, а на лбу поползли морщины. Покраснев от злости, Кара выкрикнула и со всей силы ударила по столу:
   -Ты что себе придумала, ты нигде не нужна, только здесь у тебя есть родной человек.
   -Мне плевать, я уже устала быть здесь. Эта захудалая деревушка давит на меня, мне уже наскучила эта сельская жизнь! - Выкрикнула Луна.
   - Глупая девка, ты что, хочешь меня бросить, как и твой отец?
   Лицо Кары поменялось, теперь на ее лице была не злость, а печаль. Быстро отвернувшись от дочки, она начала нервно протирать прилавок:
   - Вовсе уже вышла из ума, угораздило же упомянуть Грина,- кляла Кара себя, сильнее и сильнее сжимая серую тряпку.
   -Мам, мам, что случилось?- Луна дотронулась до плеча трактирщицы.
   Выдохнув, Каира успокоилась и, натянув на лицо улыбку, обернулась к дочери.
   -Ты, что-то сказала про отца? ты же говорила, что он не вернулся с войны? - лицо девушки побледнело от удивления, а по коже пробежал холодок.
   -Говорила и что?
   -Мама, расскажи мне про него.
   Голос девушки дрожал, но она продолжала расспрашивать Каиру, она хотела узнать, что на самом деле случилось с ее отцом и где он сейчас.
   -Ладно, так уж и быть, расскажу. Достала ты меня!
   Муж Кары был обычным фермером, но началась третья Шубарская война, унесшая жизни многих славных воинов. И тогда отца Луны призвали в королевскую армию, как и других обычных крестьян, ремесленников и торговцев. Война шла почти пять лет и, закончившись, принесла радость в каждую деревню королевства Рам. Но улыбки были не настоящими, за собой скрывали отклик ненависти и печали. Один из вестников апокалипсиса, пронесшись по королевству, оставил за собой лишь опустевшие земли. Пока королевский замок шумел весельем, в деревнях люди сводили концы с концами. Многие воины, оставшись без семей, домов и судеб, надеялись на короля. Они спрашивали его: то им делать? как теперь жить?" Но солдаты были уже не нужны, и король попросту не желал слышать их. Именно тогда, когда все потеряли свою веру, появился Лансан. Герой войны, что сражался плечом к плечу с ними, доблестный и непоколебимый рыцарь. Вернувшись в родную деревню, Грин изменился, он больше не улыбался. Даже увидев свою маленькую дочь, его лицо не дрогнуло. И спустя четыре года он ушел, не оставив даже записки.
   -Какой же он ублюдок, - сказала в слезах Кара.
   -Куда он ушел? Почему? - воскликнула Луна.
   -Хватит меня расспрашивать, я рассказала все, что знала.
   В это же время внутрь трактира зашел Земер с принцессой. Мечник сразу же пошагал в сторону хозяйки трактира, достав из подсумка ножи.
   -Вот я случайно обнаружил эти клинки с утра и решил отдать вам. Это очень хорошая робота, цена каждого, думаю, около трех десятков злотых. Кроме того, на них наложено мощное защитное заклятие, но даже принцесса не смогла расшифровать эти письмена. Шесть ножей были спрятаны в обычные железные ножны, перемотанные крепкими красными шнурами. Рукоятки были в виде крестов, с выгравированными древними символами.
   -Мама, прошу, разреши мне отправиться с ними. Я вернусь, обещаю.
   -Хорошо, раз уж ты так хочешь, то езжай, куда душа пожелает, и забирай это чертовые ножи. Мне они не нужны.
   -Спасибо мама, я так рада!
   Луна, от радости наполнилась энергией. Подбежав к матери, она обняла ее. В тот же момент к трактиру подошел Шекр. Это был молодой парень, его уставшее лицо было покрыто веснушками, а под глазами черные мешки. Волосы угольного цвета прятались под легкой тканевой шапкой с козырьком. Во рту молодой человек пожевывал иглу ели. Одет он немного неряшливо: потертые кожаные штаны, пояс с вставленными в него металлическими шарами, белая тканевая рубаха с синей вышивкой, одетая на выпуск, кожаные башмаки черного цвета, все в засохшей грязи.
   -Это те, кого я должен подвести, Кар?- спросил он уставшим голосом.
   -Да, они самые, - сказала трактирщица, вытирая платком глаза.
   Кара со своей дочерью пошли в другую комнату, эльфы остались с Шекром, дабы рассказать про цель их путешествия.
   -Понятненько, я подойду в полдень, тогда же и отправимся. Смотрите, не опоздайте, - улыбнулся перевозчик и, выйдя наружу, вразвалочку поплелся по грунтовой дороге. До полудня оставалось пару часов. Гномы и митоки уже проснулись, а в течении получаса и Шаир вернулся в трактир. Оставалось меньше получаса до полудня, собравшись в трактире, ни уселись за деревянный стол в ожидании повозки.
   -Что? Луна едет с нами?- Воскликнул Айфул, - она не может, это слишком опасно, я не соглашусь принять ответственность, если с ней что-то случиться!
   -Успокойся гном, она уже не ребенок и может сама решать, чего хочет, - попытался успокоить Айфула мечник.
   -Смотрю ты по молоденьким, а, длинноухий? Сидишь уже слюнки развесил!
   -Как ты смеешь, я отрежу тебе язык за такое хамство! - Спохватился Земер, взявшись за рукоять меча. Но взглянув на принцессу, успокоился и сел на место.
   -Хорошо, если вы так хотите, то пусть едет. Это будет не на моей совести, слышали, я был против!
   Только солнце остановилось посредине неба, как с улицы послышался топот копыт и громкое ржание. Дверь в таверну распахнулась, и Шекр вошел внутрь, сняв шапку и стерев со лба пот.
   -Ну что выдвигаемся, вы готовы? А если нет, то это ничего не изменит.
   Все путники уселись в небольшую повозку, сделанную хорошим мастером из железа и дерева. В нее была запряжена пара коней. Одна лошадь черная, будто ночь, а вторая белая, как облако. Они сияли, словно порождения тьмы и света, дополняя друг друга. Вместе с путниками, в загруженную повозку залезла и Луна. На неё была одета белая рубаха, поверх которой она накинула болотного цвета кожаную жилетку. Волосы же заплетены в длинный хвост. На ноги были одеты короткие кожаные штаны по колено и высокие коричневые сапоги. Путь должен был быть долгим, всем им предстояла тяжелая дорога на запад. Отъезжая от ветхого, такого родного трактира, Луна видела, как Кара махала в след и плакала.
  
   Глава 6 Дорога
   Путь, что держит каждый, полон испытаний, и однажды потеряв ориентир, не сможешь достичь цели.
   Прошло уже несколько часов, как путешественники выехали из деревни. И тьма потихоньку начала опускаться на землю, словно съедая луга, леса и реки. Лишь лучи уходящего солнца защищали горы от злобного мрака. Повозка ехала, медленно виляя со стороны в сторону и подпрыгивая на неровной дороге. С нее можно было разглядеть все, что медленно проходило мимо их. Проезжая они видели много необычных мест. Болота, по которым бродили пугающие тени. То были тела людей, что имели неосторожность заблудиться и остаться там навсегда. Их трупы стали хорошими домами для паразитов - хищных цветков лилий. Передвигаясь рывками в вязкой грязи, эти монстры искали новые дома для семян лилий, что не раз приводило к несчастливому исходу. Лес, с деревьев которого что-то смотрело на проезжающих мимо людей, непонятные маленькие существа похожие на обезьянок, только с ног до головы их покрывали зеленые листья.
   И вот, солнце окончательно скрылось за горами. Тьма, наконец, воцарилась вокруг, только яркие звездочки, ночные фонарики, тускло тлели на небесной черной скатерти.
   -Нам нужно остановиться и переждать ночь. Так ехать нельзя, слетим в овраг и присоединимся к тем бродячим кускам мяса на болоте, - сказал Айфул.
   -Я никогда бы не согласился с его мнением, но сейчас он прав, - добавил Земер.
   -Хорошо, как вам угодно.
   Шекр остановил лошадей, и, разбив лагерь, путники устроились на окраине дороги. Разведя огонь, они вынули из сумок еду, что Кара дала им ранее. И начали ужинать. Поев, возничий залез на повозку, и, накрыв лицо своей шапкой, отправился в мир снов. Все последовали его примеру, только Шаир все не смог уснуть. Прислонившись к дереву, он потянул гнусавую мелодию и тихо запел:
   "Тьма открыла двери и вошла в этот мир,
   Нас она ведет, словно собака поводырь,
   Мы не можем противиться той тьме,
   Наши души пропадают, безмолвно в тишине.
   И ангелы не видят, слез на той земле,
   Пока мы тут страдаем, они веселятся на луне.
   О нас уже забыли, мы остались позади,
   Старые герои умирают совсем одни.
   Но не хочу я похороненным быть!
   Я желаю в небесах, вместе с ветром парить.
   Я тебя не вижу, но слезно молю:
   Покажи же дорогу, верни любовь мою!"
   На этих словах его песня оборвалась, и бард закрыл глаза. Он оказался в прекрасном мире, для которого печаль, злость, страх были чуждыми. Вокруг лишь чистое небо и бескрайнее поле, покрытое ковром из множества цветов. Синие, желтые, фиолетовые оттенки мерцали в глазах. Но попятившись назад, он вступил в лужу и красные брызги, разлетевшись по сторонам, измазали в алый свежую траву. Мир начал изменяться: небо затянули черные тучи, поле с цветами превратилось в землю, усеянную бездыханными телами, а все вокруг заполнил трупный смрад. Недалеко появилось огромное обугленное дерево, к которому ржавыми цепями была прикована девушка в рваном белом платье. Ее окружало небесное свечение. Подойдя поближе, Шаир увидел на ее спине растрепанные и поломанные ангельские крылья, тело было покрыто порезами и ссадинами. Старая цепь с каждой секундой все сильнее сжимала хрупкое тело. Бард быстро подбежал к ней и разбил цепи. Как только тело упало на руки Шаира, он понял, что девушка уже мертва. Сердце путника сжалось, словно чья-то рука схватило и сдавило его внутри. Ему показалось, что он ее когда-то хорошо знал, но лицо ангела было ему не знакомо. Он крепко прижал бездыханное тело к себе, но в тот же миг оно превратилось в стаю черных воронов. Громко крича и хлопая крыльями, птицы разлетелись во все стороны. Тело барда потяжелело, руки, лицо и одежка, все темно-алого цвета, а в голове крутился только одни вопрос - почему я не смог это предотвратить, почему? Понемногу его начало затягивать в море крови, а попытки выбраться лишь ускоряли погружение. Через миг он уже не мог дышать. Перед тем, как закрыть глаза Шаир увидел только слабый свет солнца, прорвавшийся в красное море. Вдруг он почувствовал чье-то нежное касание и услышал приятный и очень знакомый женский голос:
   -Не время уходить. Я верю в тебя. Ты сможешь пройти через все это.
   И тут его глаза снова открылись. Ослепнув от палящих лучей солнца, он увидел лишь темные очертания лица.
   -Хватит спать Шаир! Уже утро. Если не поднимешься, уедем без тебя! - Громко выкрикнула Луна.
   -Перестань кричать, у меня голова раскалывается от твоего противного голоса. Поехали, время никого не ждет, - нервно сказал Шекр.
   Как только все забрались на повозку, перевозчик вздернул поводья и, заскрипев, повозка медленно двинулась с места.
   -Шекр, сколько нам еще ехать?- Спросила Луна.
   -Агрх, не задавай глупых вопросов мелкая. Мы только вчера покинули деревню, как думаешь, сколько еще ехать?
   -Я не мелкая, мне, между прочим, столько же сколько и тебе, - Луна ударила Шекра в плече.
   -Ай, ты такая маленькая, но злая,- возничий начал смеяться над тем, как дочка Кары тряслась от злости.
   -Ты сволочь, Шекр!
   Солнце было в зените, вокруг стояла дневная жара. Проезжая мимо лугов, с повозки путники заметили маленьких существ, резвящихся на лугу. То были непонятные комочки светло-коричневой шерсти с маленькими черными глазами. Они прыгали из норки в норку, словно пытаясь догнать друг друга.
   -Ох, какая жара, может, остановимся,- начала жаловаться Луна.
   -Хватит ныть каждый час езды!- Сказал Земер.- Ты сама захотела отправиться с нами.
   -Смотрите, мы проезжаем Изумрудное озеро, - подметила принцесса, посмотрев направо.
   -Как красиво, - глаза Луны заблестели, она так и уставилась а воду, которая переливалась от зеленоватого до темно-голубого цвета.
   -Нужно остановиться, лошади хотят пить.
   -Как мне что-то хочется, то ною, а как лошади так сразу же, - возмутилась Луна, но Шекр даже не обратил на нее внимания.
   Повозка съехала с дороги и остановилась возле прозрачной воды. Разнуздав лошадей, возничий отпустил их побегать вокруг, пощипать хрустящую травку и вдоволь напиться освежающей воды. Все путники слезли с телеги и осмотрелись вокруг. Водоем был со всех сторон окружен отвесными скалами, лишь одна дорога подводила к озерной глади. Перед чистейшей водой медленно колыхались высокие заросли тростника. Озеро кишело жизнью: рыбы так и хотели прыгнуть на удочку, в густых зарослях тростника копошились лягушки, ползали змеи и бегали геконы. Взяв фляги, Айфул скрылся в густой растительности. Все остальные решили позавтракать. Развернув свертки, достали свои скромные запасы и принялись трапезничать. Через пару минут вернулся Айфул с водой. Подняв фляги вверх, он прокричал:
   "Вода тут чрезвычайно вкусная, похожа на ту, из которой делают эль у меня на родине".
   В этот же момент послышался выстрел, на одной из фляг, которые нес Айфул, появилась огромная дыра.
   От удивления его лицо перекосилось. Откинув фляги, он отскочил в сторону. Покраснев от злости, гном взглянул на группу людей, стоявшую недалеко от повозки.
   -Что вы творите, убить меня вздумали?
   Одеты незнакомцы были в длинные тканевые накидки, кожаные штаны и черные сапоги. А головы прикрывали тканевые капюшоны, из-за плащей выглядывали рукоятки мечей. Один из них вышел вперед и снял капюшон. То был молодой мужчина, лет тридцати. На его вытянутом, худом лице виднелся большой ожог. Короткие волосы и редкие усики были седыми. Осмотрев путников своими узкими сонными глазами, незнакомец выкрикнул хриплым голосом:
   -Понравилось бы вам, если бы в ваш дом зашли чужаки? И как ни в чем не бывало начали есть вашу еду, понравилось бы? Я вас спрашиваю. Вот и нам такое не нравится. Советую отдать все, что у вас есть и сваливать отсюда по-хорошему.
   Путники уже схватились за оружия, как Шекр, отложив кусок вяленого мяса, соскочил с повозки и вышел вперед.
   -Я что-то не вижу, что тут написано твое имя. Может, это ты тут чужак?
   Шекр ухмыльнулся, наклонив голову, взглянул в глаза бандита. Его взгляд был словно не из этого мира, похожий на взор демона.
   -Ты что, такой смелый? Пришел в мой дом, значит, так еще наглеешь? Ребята, выпустите ему кишки,- крикнул главарь, отшагнув назад.
   Выхватив клинки, семеро человек понеслось в сторону возничего. Отпрыгнув назад, Шекр вырвал со своего ремня пару металлических шариков и кинул под ноги нападающим. Раздался громкий хлопок и перевозчика вместе с грабителями скрыл густой дым. Прозвучал второй - и лошади, мирно пасшиеся на лугу, понеслись к своему хозяину, вбежав в облако дыма. А когда завеса опустилась, все увидели, что коней уже не было, а на руках у возничего появились по перчатке белого и черного цветов. Семеро из двадцати бандитов лежали на земле, истекая кровью и крича от боли, но лицо Шекра, ни капли не изменилось, оно все также было смертельно уставшим.
   даю вам последний шанс уйти. Мне не особо хочется убивать всех вас, - лениво произнес возничий.
   Руки главаря бандитов начали сильно трястись, и латаный старый пистоль, из которого он выстрелил по Айфулу, упал на землю. Сделав глубокий вдох, он успокоился и твердо сказал:
   "Раз уж вы не хотите по-хорошему, то будем по-плохому, Крок, покажи им". Один из шайки снял капюшон. То был высокий, лысый мужчина.
   На лице, покрытом старыми шрамами, росла густая черная борода, заплетенная в косу. Из-за спины он достал длинный меч, похожий на двуручное катано. Несмотря на длину и тяжесть оружия, он держал его, словно игрушечное.
   -Хе, хочешь победить меня одним размером меча? Смешно.
   Шекр помчался в сторону гиганта. Не теряя времени, Крок поднял клинок над головой, отшагнувши назад. Когда Шекр был вблизи, гигант со всей силы нанес удар мечом. Все даже вздрогнули. Но Шекр, ни капли, ни пошатнувшись, держал лезвие своей левой рукой, на которой была надета черная печатка. Не успев опомниться, все увидели, что с тела бандита ручьем брызгала кровь. Его грудная клетка была насквозь пробита. Возничий вытянул свою правую руку из тела гиганта и ухмыльнулся. Белая перчатка стала алой от крови бандита.
   -Я не могу позволить, чтобы моим клиентам угрожала опасность. Это плохо повлияет на репутацию.
   Все оставшиеся бандиты побежали прочь, сверкая пятками, а путники удивленно посмотрели на их кучера. Принцесса Рэнзея подошла к Шекру и начала внимательно разглядывать его странное оружие. Перчатки были кожаными, на месте сгибов черной перчатки были тонкие металлические кольца. Но это не мешала свободно сжимать кулак. Белая же перчатка отличалась, металл был только на кончиках пальцев. На лицевых частях перчаток находился герб в виде черной и белой лошадей, стоявших на дыбах друг напротив друга.
   -Хм, необычная вещица, неужели это одна из сотни? - тихо спросила принцесса.
   -Не понимаю о чем вы, ладно хватит смотреть на меня, как будто призрака увидели.
   Шекр снял перчатки и кинул их на землю. Упав на траву, они обратно превратились в лошадей. Подойдя к любимцам, возничий погладил шелковистые гривы коней. На теле белого коня остались кровавые разводы, но через секунду они исчезли, словно их и вовсе не было. Только кучер окликнул, лошади покорно подошли к нему и позволили надеть на себя уздечки.
   -Как я поняла, это одна, из реликвий Богов: щит и меч Марса, верно?
   -Нет, имена моих лошадей: Эсута и Косши, они - мое самое большое сокровище, наследство отца, - Шекр улыбнулся и запрыгнул на повозку.
   В то время, как все понемногу готовились к отправке, Ретан подошел к погибшим разбойникам, и, сложив их тела вместе, стал на колено, тихо читая молитвенные песни. После ритуала, он подошел к мечу, который выронил Крок, и поднял его. То был замечательный меч, сделанный человеком, любящим свое дело. Несмотря, на то, что Ретан был худощавым, он легко поднял с земли тяжелый клинок. Фуджина не только дала народу митоки способность дышать под водой, они также были физически сильнее людей, эльфов и даже гномов.
   "Неплохой меч, он еще век прослужит", - подумал Ретан про себя. Попросив прощения у мертвого гиганта, он стянул с его спины ножны, и, спрятав в них меч, закинул себе на плечо.
   -Ретан, заканчивай, нам пора выдвигаться,- сказал старый митоки.
   -Да, отец, уже иду.
   Он запрыгнул на повозку, и путники продолжили свой путь дальше. Как только кони заржали и начали потихоньку двигаться вперед, Шаир почувствовал на себе чей-то тяжелый взгляд. Это ощущение было уже знакомо ему. Во время прибытия к Замку богини, в Древнем лесу и в деревне что-то наблюдало за ним все это время.
  
   Глава 7 Последние шаги
   Судьба, что это, или кто?
   Кто же наблюдает за каждым нашим
   шагом
   и судит наши действия?
   Дорога заняла почти две недели. И вот осталась только одна остановка перед тем, как прибыть в Гельмар, небольшой пограничный город империи Рам - Хакарат. Во время поездки Земер научил Луну некоторым основам самообороны и еще некоторым трюкам.
   -Вот и он, последний город, перед пунктом назначения, - обратил Шекр внимание путников на верхушки каменных башен, выглядывающих из-за крон деревьев. Близился вечер, добравшись до города, они решили переночевать возле его стен, так как денег почти не осталось, а еще нужно было купить еды. Шекр даже не заикнулся про оплату во время дороги. Ведь Кара, не сказав, ни слова путникам за все расплатилась сама.
   После остановки все разбрелись по городу.
   Земер, принцесса и Луна пошли осмотреть прилавки торговцев и купить немного еды; гномы пошли за выпивкой, а Шекр вместе с воинами-митоки остался охранять повозку. Шаир же в свою очередь пропал, и никто не знал, куда он пошел.
   Бард, решив прогуляться по городу, растворился в шумной толпе. В тот день в городе праздновался какой-то фестиваль, и на улицах все светилось, пело, танцевало, много шумных торгашей, компании людей, прогуливающихся то в одну сторону, то в другую. Менестрель не любил шумные места, и он пошел прочь от центра города. Пройдя немного на запад, уже почти не слышался шум праздника: не было слышно ни гула толпы, ни звонов колоколов церквей, ни пиликанья музыкантов. Шаир шел, глубоко погрузившись в свои мысли и почти бесшумно наигрывая грустную мелодию.
   "Темные тучи над миром стоят,
   И света не видно - только ветер слыхать.
   Помню твой голос, в доме своем,
   Но где ж он теперь, не сыскать и с огнем.
   Твой образ в душе, будто застыл,
   Но уже помрачнел и пылью покрыл.
   Сердце мое, что исчезло давно.
   Память твоя потерялась в словах,
   Которые я хранить обещал.
   Кожа твоя уже побледнела,
   А тело в земле охладело.
   И темные руки тянут меня,
   Смогу ли я там, увидеть тебя?
   Или они отбросят назад,
   где я увижу настоящий тот ад?
   Ты, словно ангел уже в небесах,
   Там ты витаешь во снах,
   А я словно пес по миру бреду,
   Чувствую, скоро умру,
   Иль умер уже, дух я теперь.
   Но я же не видел последних дверей!"
   Вдруг Шаиру послышались тихие шаги, перестав напевать песню, он видел, как из темного проулка вышел худой высокий мужчина, одетый во все черное. Его наряд показался очень странным менестрелю, ведь он никогда ранее не видел подобного одеяния.
   На голове был одет цилиндр, опоясанный фиолетовой лентой, черный фрак, из нагрудного кармана, которого свисала золотая цепочка, и длинные узкие брюки. На ногах были туфли с острыми вытянутыми носами, в руке он держал длинную деревянную трость с крюком на конце. Одетая на лицо серебристая маска была разделена на две части: одна половина лица изображала печаль, а другая - радость.
   - Здравствуй Шаир! Давно же я хотел лично поприветствовать тебя, но увы, не подвернулось случая, - незнакомец снял свой чудаковатый головной убор, немного наклонил голову. После чего достал из кармана золотые часы на цепочки, и, нажав на кнопку, сказал: "Теперь никто не сможет прервать наш разговор".
   Все вокруг затянуло голубоватой пеленой. Шаир был в недоумении из-за такой странной встречи. Не понимая ничего, он все же старался сохранять спокойствие.
   прятав часы, Незнакомец надел шляпу и спросил:
   -Чего же ты молчишь, менестрель?
   -Ты бог, или сатана, ангел или демон?
   -Я не свет,- правый глаз незнакомца засветился, словно факел, - и не тьма, левый же стал темно-синего оттенка. - Я каждый и никто одновременно, мое имя - Безликий.
   Незнакомец растворился в воздухе. И через секунду из-за спины барда послышался голос:
   -Неужели это все, что тебя интересует? Шаир быстро обернулся назад, но там никого не оказалось.
   -Невежливо отворачиваться от собеседника. Теперь Безликий стоял на деревянной крыше, опершись на тонкую трость.
   -Что тебе нужно от меня? - выкрикнул бард, приготовившись использовать лютню.
   Мужчина безумно захохотал.
   -Ты вздумал бороться со мной!? Попробуешь дернуться, я уничтожу тебя, глазом моргнуть не успеешь.
   Человек в маске растворился в черной дымке и сразу же оказался перед Шаиром. Оттолкнув барда изогнутым концом трости, он тихо сказал:
   -Тебе все понятно!? Между нашими силами огромная пропасть.
   Безликий надменно глянул на ошеломленного барда и тихо промолвил:
   -Прости мою дерзость, иногда я забываю про манеры. Мы разные, но очень похожи, в наших жилах течет одинаковая кровь. Наблюдая за твоим долгим путешествием, я был поражен метаморфозами, которые крайне изменили тебя. Но у меня появился один вопрос:
   -Зачем тебе нужна такая огромная сила, способная противостоять самой смерти?
   -Что бы отомстить.
   -Не очень благородная цель. И чем же ты готов пожертвовать, ради ее исполнения?
   -Всем и всеми, пусть даже этот мир будет уничтожен моими действиями. Если отомщу, то все равно буду счастлив.
   -Хорошо, ты переполнен решимостью, поэтому будет интересно наблюдать за тобой. Смотри, не разочаруй меня окончанием этой повести. Наше время закончилось. Приятно было с тобой пообщаться, бард.
   Незнакомец снова достал из кармана часы и нажал золотистую кнопку. Бард даже не успел опомниться, как все стало прежним. По улицам волнами разнеслась праздничная музыка, а в воздухе появился аромат сдобной выпечки. Раздумывая над словами незнакомца, Шаир поплелся вдоль темного переулка, опираясь на холодные стены близстоящих домов.
   Вернувшись к воротам города, бард запрыгнул на телегу и взглянул на вечернее небо, сияющие теплыми оттенками. И снова потерялся в мыслях.
   Когда менестрель вернулся к Шекру, Земер, принцесса и дочка трактирщицы все еще ходили по переполненному центру пограничного города. Много прилавков, украшенных к празднику, стояли вдоль главной улицы с выложенной странной едой, национальной одеждой и разнообразными безделушками. Луна подошла и тихо спросила у торговца: "А что вы празднуете?". Тот мужичек был лет пятидесяти: смуглая морщинистая кожа, редкие черные волосы, карие глаза, длинный кривой нос и короткие усы под ним. Одет он был не богато, старая тканевая шапка, потертая кожаная жилетка, рубаха изо льна и сапоги. Он обратил внимания на Луну, и весело залепетал:
   -О, девушка, вы не знаете? Каждый житель империи про это уже наслышан. Новый король, ой император, занявший престол не так давно смог заключить мир с этими восточниками и даже присоединил их земли к нашей империи. Такого великого правителя еще не знала история Рам. Кроме этого, сегодня мы благодарим древнего бога, защищающего эти земли.
   -Разве церковь не уничтожает тех, кто продолжал верить в древних?
   -Они все бояться соваться в обитель нашего бога.
   -Могу ли я побольше узнать о нем?
   -О, если вас интересует наше верование, то можете подойти к проповеднику, вон он рассказывает детям истории о древнем.
   Луна тихо подошла к толпе малышей. Из-за их голов она увидела невысокого скромного молодого человека с длинными седыми волосами в длинной белой рясе. Он с улыбкой рассказывал смешные, поучительные, местами грустные истории о древних божествах:
   "В местных лесах, как вы знаете, живет добрый бог, имя его Фантур. Если ты заблудишься ночью, можно услышать тихое пение свирели, это он, помогает путникам выбраться из своих владений. Летом во время засух он приносит тучи в своем мешке, а во время болезней и других невзгод можно услышать тихий плач. Это он горюет и жалеет тех, кому не в силах помочь.
   Хотите, я расскажу еще истории о хранителе нашей деревни?".
   В тот же момент зазвучали тонкие детские голосочки:
   -Да, да, еще, еще.
   -Ну хорошо, раз уж вы хотите, то я расскажу грустную историю о красивой девушке и о том, как Фантур влюбился. Проповедник не отрывал взгляда от незнакомки, которая тоже решила послушать истории о древних богах.
   В древние времена жил молодой бог, это и был Фантур. Он странствовал по миру, помогая всем, кто нуждался в нем. Но люди почти всегда, увидав его, пугались и бежали прочь, крича: "Демон, демон, спасите!". Фантур не мог понять, почему же те, кому он хотел помочь ненавидели его? Однажды, странствуя по миру, он увидел деревню, заполненную радостным празднованием. Фантур залез на холм, чтобы посмотреть на то, как люди веселились, пели, танцевали. Он хотел присоединиться к ним, но боялся, что его выгонят, как и раньше. Бог мог только сидеть на холме и хлопать в ладоши. В шумной толпе он увидел необычайно красивую девушку, лицо ее, было словно холодная луна, а глаза сиял ярче звезд, волосы нежного, белого цвета, словно воздушные облака, так и хотели медленно поползти по небу. Она была столь красива, что Фантур сразу же влюбился в нее. Но ее сияющие глаза были заполнены грустью.
   "Что случилось у этой девушки? - Спросил Бог сам у себя, - я должен помочь ей". Когда праздник закончился и люди начали потихоньку расходиться, Фантур проследил за девушкой. Выйдя из деревни, она пошла по узкой тропинке, которая вела к старому каменному забору. Зайдя за него, Бог увидел много каменных дощечек, вкопанных в землю. Девушка остановилась возле одной и, упав на колени, горько зарыдала. Фантур не выдержал и подобрался поближе к ней. Тихо сев на сырую землю рядом с ней, он заговорил:
   -Почему ты плачешь? Тебе больно?
   -Нет, - хлюпая носом, ответила девушка, медленно повернувшись в сторону незнакомца. Увидев бога, она тут же потеряла сознание.
   Подхватив девушку, хранитель леса взволновано спросил:
   -Что с тобой, могу ли я помочь чем-то?
   Она потихоньку начала приходить в себя. К ее взору предстало странное существо. Козьи ноги, человеческий торс, покрытый густыми кудрявыми волосами. А на голове у него росли бараньи рога. Фантур, с ног до головы был в паутине, в волосах запутались сухие веточки и листья.
   -Кто ты такой?- Спросила девушка слабым голосом.
   - Меня зовут Фантур, некоторые люди называли меня демоном, некоторые ангелом.
   -Если ты ангел, та пусть даже демон, то прошу тебя, верни к жизни моего брата, я заплачу любую цену!
   -Твой брат уснул?
   -Нет, он умер,- залилась слезами девушка.
   -Прости меня, но я не знаю, как разбудить тех, кто заснул навсегда. Мы не можем оживить мертвых, но мы можем помочь тем, кто еще не спит. Я думаю, твой брат не хотел бы видеть тебя такой.
   -Ты прав,- красавица вытерла лицо платком и, поблагодарив нового знакомого за совет, пошла по дороге к деревни. Фантур остался на кладбище, осматривая могильные плиты, покрытые зеленым мхом. Луна скрылась за темными облаками, звезды погасли, словно свечи задутые ветром. Хранитель леса прилег возле дуба и крепко уснул. На следующий день он снова захотел увидеть красавицу. Он поскакал по веткам деревьев к поселению. Пробравшись туда, он и увидел ее, она не была больше грустной, так и носилась по деревне вместе с ребятней помладше. Вечером незнакомка снова начала подниматься по узкой дорожке на кладбище, но она там больше не плакала, а Бог продолжал наблюдать за ней. Она пришла, положила цветы, сказала пару слов и весело пошагала обратно в деревню. Фантур каждый день, словно тень следовал за той красивой девушкой. Дни шли, проходили года, и девушка больше не была молодой. Она повзрослела, вышла замуж, родила детей, после - состарилась. Теперь она ходила на кладбище не только к брату. Шкандыбая и опираясь на палку, она отгребала листву с забытых могил. Она не плакала, а улыбалась, как и наставил ее Фантур. Вдруг, кинув грабли на землю, старушка крикнула хриплым голосом: "Ты тут еще, ангел?"
   Фантур спрыгнул с дерева и сказал:
   - Я так рад, что ты меня не забыла.
   Старая женщина улыбнулась и сказала:
   -Как же я могла забыть такое чудо?
   видела тебя, ты всегда был со мной и в горе, и в радости. Когда умер мой муж, именно ты плакал за моей спиной? Я слышала, как твои слезы падали на пол. Но не ты ли говорил, что мы не должны плакать из-за тех, кто умер, мы должны любить тех, кто еще не спит. Надеюсь тебя снова увидеть тут завтра, - сказала женщина, улыбнулась и, держась за палку, медленно поползла по узкой, уже заросшей колючками дорожке. Фантур ничего не сказал, только посмотрел в спину своей любви, он знал, что на следующий день она так и не появилась на кладбище. Она ушла, ушла навсегда, когда ее время завершилось там, на узкой поросшей тропинке. Но он так и не смог забыть ее, не сказал, что было на душе. Не в силах забыть ее, он остался в деревне, дабы хранить образы тех, кто уснул на старом кладбище, как и она. После того люди еще долго видели непонятное существо, стоящие над могилой, всеми забытой женщины.
   Многие дети заплакали, услышав такую грустную историю. Сердце луны тоже захлестнула волна печали. Проповедник подошел к ней и спросил:
   Почему ты плачешь, эта легенда может и грустная, но всего лишь история, ты ж не ребенок. А, да, я тебя тут раньше не видел. Откуда ты?
   Вытирая слезы, Луна тихо ответила:
   -Я приехала сюда из маленькой деревушки, но это ничуть не интересно, но правда ли существует Фантур?
   -Может да, а может и нет, лишь одним богам известна истина, - улыбнулся проповедник, глядя на молодую девушку.
   - Можешь мне рассказать больше про богов. Мне очень понравилась та легенда.
   -Конечно, кто ищет, тот всегда узнает. Тут слишком шумно, не люблю весь этот гомон, давай пойдем в более тихое место.
   Они прошли мимо старых, уже покосившихся избушек, и начали подниматься на холм, по старой, заросшей высокой травой тропинке. Через секунду в конце дорожки появились старые, покрытые темно-коричневой ржавчиной ворота. От невысокой каменной оградки остались лишь развалины. За воротами показались сотни каменных таблиц, закопанных в землю. Время не пощадило памятники мертвым. Полуразрушенные они безмолвно стояли в ловушке времени.
   -Неужели это место, из легенды?- спросила Луна. Обернувшись, она не увидела проповедника, что шел прямо за ней.
   -Да, дитя, а это та самая могила, могила девушки, которая пленила меня, благодаря которой, я стал хранить, сей маленький городок.
   Возле могилы, что была в самом краю кладбища, в тени засыхающего дуба стоял Фантур.
   -Раз ты хотела услышать истории про древних богов, то я смогу поведать тебе пару из них. Что было в самом начале, можешь ли ты ответить на этот вопрос, дитя?
   Только Луна хотела сказать что-то, как Бог прервал его:
   -Неверно, ты знаешь лишь лжеучения церкви. Как могут людишки узнать истину? На самом деле, вначале было две могущественные расы: митсухиты и ямихиты. Вы их называете жителями неба и подземного мира. Сила их была настолько велика, что они могли перевернуть землю и небеса, а артефакты, дошедшие до нашего времени, обладали не меньшей силой. Война между ними была неизбежна, и начало ее было предрешено. Мы - хаджаты - были слугами митсухитов и воевали на их стороне. Бои между светом и тьмой ужасны. Ежедневно сотни моих товарищей погибали на поле брани. Огромные каменные големы, разные твари и сами великие, сражались между собой. Ни одна сторона не уступала другой. После сотен лет непрекращающихся баталий многие бежали, не видя иного выхода. Ангелы отправились на луну, она и стала нашим пристанищем на многие годы. Я был одним из тех, кому поручили охранять отправившихся беженцев. Вернувшись на землю, мы не нашли того мира, что когда-то был нашим домом. Вокруг царил непроглядный мрак. Только благодаря силе выживших небожителей мы смогли развеять ее, именно тогда и появились четыре расы. Вы, люди тоже были созданы для служения митсухитам. Но первые короли не желали кланяться создателям, и тогда именно Фуджина воспользовалась этим. Она предала своих братьев и объединилась с первыми, одарив их силой реликвий, созданных ангелам и демонами. Мы не смогли им противиться. Выжившие снова бежали именно их прозвали древними богами. Но рано или поздно их настигала печальная участь, а артефакты, которыми они владели, Фуджина передавала людям. Думаю, скоро и меня настигнет печальная судьба, а сила, которой я обладаю, перейдет какому-нибудь охотнику.
   -Ты сказал правду, или просто смеешься надо мной?
   -Я сказал, что сказал, это твое дело, верить ли мне, прощай, дорогуша.
   Через секунду очертания Фантура растворились в тени старого дерева.
   -Занятно, - тихо послышался голос возле разрушенных ворот. Но подойдя ближе, Луна никого не увидела, лишь на земле она нашла небольшую монетку: на одной стороне была нарисована улыбающаяся маска, а на другой печальная. Пройдя по дороге, дочка трактирщицы спустилась в деревню. Там все также звучал веселый шум праздника, гул толпы и радостные песни. Вернувшись к экипажу, все заметили, что лицо Луны не было веселым, как обычным, она, как и Шаир задумалась о чем-то. Ни сказав, ни слова, Луна прилегла на телеге и сразу же уснула. К тому времени все уже вернулись. Гномы принесли пару бутылок местной выпивки, а мечник с принцессой - немного еды: вяленого мяса картикура, небольшого лугового зверька. Поев, путники улеглись спать, только Ретан не мог заснуть, он посмотрел на небо и задумался:
   "Что же сейчас происходит в Канкануне?" Канканун - столица племени Митоки.
   "Как же там Юми, в порядке ли она? Надеюсь, имперские солдаты не предприняли ничего. Нет, сомнения порождают смуту, наши воины смогут защитить деревню!"
   Он перевернулся на другой бок и попытался уснуть, но разные мысли так и лезли в его голову. Поэтому он решил, немного прогуляться. Надев накидку, Ретан накинул капюшон на голову и пошел в сторону леса.
   Была глубокая ночь, звезды тоже улеглись спать на тяжелые облака. Только луна еле виднелась из-за ночной дымки. Вокруг царил мрак и митоки сам не заметил, как забрел в самую глушь леса. Пройдя еще немного, он вышел к небольшому пруду посреди леса. Вокруг водоема, словно стражи стояли многолетние деревья, а вода в нем была черного, словно ночь, цвета. Ретан уселся на берег и медленно провел рукой по водяной глади. Как вдруг на дне появился яркий свет и начал подниматься на поверхность. Все засияло, а посреди пруда возник маленький островок, к которому вела узкая, словно сделанная из хрусталя, дорога. Через мгновение на островке воздвиглись четыре колонны, а потом, на колоннах появилась сень в виде купала. Ретан потерял дар речи от удивления, а действо все продолжалось. Возле непонятного строения начали расти прозрачные цветы, искрящиеся красным оттенком. В тот же миг из воды поднялось еще три дороги, с каждой стороны пруда. Из-за туч появилась луна, и вместе с ней с лева от митоки возник прозрачный силуэт, медленно двигающийся в сторону островка. Чем ближе призрак подходил к центру пруда, тем четче становился его образ. То была девушка в белом платье, державшая в руках букет прозрачных цветов лилии. Только митоки хотел сделать шаг по направлению к острову, как почувствовал, что кто-то схватил его за руку.
   "Красиво, правда, но я тебе не советую подходить ближе", - донесся голос из-за спины.
   Обернувшись, Ретан увидел существо, покрытое шерстью, с бараньими рогами, но с человеческим лицом. Кудрявая коричневая борода, прямой нос и добрые карие глаза.
   -Меня зовут Фантур, а как твое имя?
   Митоки отшагнул от пруда, и сказал:
   -Мое имя Ретан.
   -Рад нашему знакомству.
   -Взаимно, но что тут происходит? - удивленно и одновременно зачарованно спросил воин южных морей. Фантур запрыгнул на ветку близстоящего дерева и начал рассказывать:
   -Ох, как давно это было. Наш городок это тихое местечком, но однажды сюда приехал житель эльфийских лесов. Райт, если не ошибаюсь, он был писателем-неудачником и, как я понял, он пытался отыскать свою музу. В деревне молодой эльф и повстречал Лилею. Девушку скромную, тихую, хозяйственную, но с завораживающим огоньком в душе. Они сразу полюбили друг друга, жили вместе около месяца и вот через две недели уже должны были обвенчаться.
   Но как обычно в рассказах, пришла беда. Началась вторая война с Восточниками. Эльфу пришлось идти и сражаться на стороне королевства. Он пообещал вернуться. И выполнил свое обещание, но перед тем в королевстве разразилась жуткая эпидемия чумы и около половины жителей умерло. Отправилась на тот свет и Лилея. А он, не сумев противиться скорби, ушел из этих краев. Наверное, вернулся к себе на родину. Душа бедной девушки до сих пор ждет свою вторую половинку.
  
   -Грустная история,- сказал Ретан,- но без смерти не может быть жизни.
   -Согласен, как ни как, смерть - сестра жизни. Мне вот интересно, почему же все истории заканчиваются грустно? Ладно, мне уже пора, но сначала, я помогу тебе выйти из чащи.
   Фантур достал длинную флейту, покрытую рисунками в виде золотых листьев, и сыграл пару нот.
   Из флейты вылетел маленький огонек, переливающийся, то синим, то фиолетовым, то зеленым.
   ак захочешь выйти, огонек покажет тебе дорогу.
   Бог поднялся и исчез в густой кроне дерева. Призрак, дойдя до островка, остановился и посмотрел на бледный лик луны. Так дух девушки и продолжал стоять до восхода солнца, ни разу не двинувшись. Митоки присел, прислонив ребро ладони ко лбу, и закрыл глаза. Не зная как помочь бедной девушки, он молился за ее душу до самого утра, а там вместе с первыми лучами солнца Лилея пропала, растворившись в теплом свете. Призрачное строение начало многу рушиться, и через секунду вовсе исчезло. А островок, что располагался посредине пруда ушел ко дну.
   -Не скрывайся, я чую тебя! - выкрикнул митоки и, развернувшись, метнул пару ножей в сторону незнакомца. Они вонзились в толстую кору дерева, но никого рядом не было.
   -Будь осторожнее с этими штуками, не нужно так воинственно ко мне относиться, - промолвил Безликий, прислонившись к столбу тополя.
   Ретан молча достал из-за спины длинный меч, приготовившись к рывку.
   -Ох, как с вами, вояки трудно. Ладно, если хочешь, нападай.
   Только воин южных морей сделал шаг и взмахнул мечом, как безликий снова растворился в воздухе. И так раз за разом Ретан пытался ударить противника, но безрезультатно.
   -Мне надоело, хватит, Грань пустоты, - человек в маске вытянул перед собой руку, окруженную непонятным серым сиянием.
   Меч пропал из рук митоки и в тот же момент вонзился в землю перед Безликим. Но это не остановило его, сжав кулаки, Ретан понесся в сторону незнакомца.
   Глаз в маске загорелся красным цветом и лишь легкий толчок тростью опрокинул нападающего.
   -Успокоился?
   -Чего ты от меня хочешь!?
   -Скоро ты повстречаешь врага, которого не сможешь одолеть. Я всего на всего хочу помочь.
   -И зачем это тебе?
   -Скажем так, он причинит много проблем, и я собираюсь это предотвратить, - Безликий подошел и указал загнутым кончиком трости на сидящего на земле митоки. Человек в маске подошел к длинному катано и положил ладонь на рукоять.
   -Это поможет тебе справиться с охотником, - меч засиял и ярко вспыхнул, ослепив воина.
   Как только свет рассеялся, Безликий пропал.
   Огонек все это время кружился вокруг, а когда Ретан поднялся, понесся между старых деревьев. Возле леса извивалась тропинка, которая вела к поселению, пройдя по ней, Митоки вышел к деревне, где и встретил Шекра и остальных.
   -Мы уже шли искать тебя,- сказал возничий.
   -Как было безответственно уходить, ни сказав, ни слова? - добавил Земер.
   -Простите друзья, была ночь, и я не решился вас беспокоить.
   Крахат подошел и положил руку сыну на плече.
   -Пора, выдвигаемся!
   Сын и отец улыбнулись друг другу и вместе с остальными путниками двинулись к повозке.
  
   Глава8 Гельмар
   Все равны и клеймя кого-то,
   мы сами становимся рабами,
   рабами нашего невежества.
   Высокие деревья виднелись вдалеке. То и были эльфийские леса.
   -Вот и он принцесса, Гельмар уже рядом,- с заметной радостью в голосе выкрикнул Земер, а принцесса лишь слегка улыбнулась и, отведя взгляд в сторону, начала всматриваться вдаль.
   -Что ж вы принцесса, почему не рады, вы ведь вот-вот вернетесь домой?- спросил Шекр, улыбнувшись.
   -Я рада, но... Мне не хочется, что бы это приключение закончилось, не хочу возвращаться во дворец и жить как раньше.
   -Ох, мне бы ваши проблемы, я бы с радостью переехал во дворец, и не знал бы ни горя, ни печали.
   Шекр засмеялся и вздернул поводья. Лошади, заржав, ускорили бег.
   Проехав несколько миль, экипаж прибыл к границе Эльфийских земель. Там стоял небольшой пост, возле которого они и остановились. Из небольшого строения вышел солдат. Его уставшее лицо, покрытое грязью, было скрыто под капюшоном. Но подойдя поближе, он снял его и попросил предъявить разрешение на проезд. Одет воин в протертый до дыр кожаный мундир. На правом плече был герб с изображением замка. С повозки слезла принцесса. Сняв капар - ее красные локоны упали на плечи. В тот же момент солдат упал на колени, и прислонил голову к земле.
   -Прошу прощение принцесса, не признал!
   -Ой, не надо,- тонким голоском прокричала принцесса и начала поднимать кланяющегося солдата.
   -Простите еще раз,- повторился солдат.- Не смею вас задерживать. Он подбежал к перегородке, и оттянул ее с дороги.
   Лошади встали на дыбы, а потом с огромной прытью погнали вперед.
   ху, вперед лошадки! Вперед! - Выкрикнул Шекр, - держите свои вещи господа.
   -Ты что творишь, медленнее,- закричал гном, ухватив мешок, который вот-вот мог вывалиться из повозки.
   Но Шекр не слушал гнома. Повозка мчалась, словно на ветрах в сторону Гельмара, видневшегося вдали. Прошло несколько часов, как они уже въезжали в стены города. Все жители собрались возле ворот, дабы встретить свою принцессу. Город был огражден огромным каменным валом, стоявшим со времен правления первого короля. На стыках крепостных стен располагались высокие башни с установленными синими кристаллами, испускавшими из себя молнии, на верхушках. Вокруг Гельмара росли высокие деревьями, в кронах которых скрывались посты стрелков. Свою столицу эльфы разделили на четыре района: район знати, военный, ремесленный и часть, где находился дворец.
   -Видимо, тот пограничник уже передал весточку, - сказал Земер.
   -Принцесса, мы так рады, что вы вернулись,- доносилось из толпы.
   -Смотрю, подданные вас любят, - сказал Шекр,- не хотите остановиться и поприветствовать их?
   -У нас нет времени, мы должны прибыть во дворец и рассказать королю, о том, что произошло, - выкрикнул телохранитель принцессы. В тот же час по направлению к главным воротам выдвинулся отряд королевских стрелков, элита армии эльфов.
   Через пару минут они уже приближались к толпе радостных горожан. Лучники были одеты в длинные кожаные плащи болотного цвета с гербом, в виде меча, с двух сторон которого росли крылья. Лица были наполовину прикрыты длинными воротниками, на поясах, ближе к спине висели колчаны, а на голове у них были кожаные зеленые береты.
   Остановившись, один из них слез с коня и, подойдя к повозке, стал на колено.
   -Принцесса, мы - личная гвардия королевской семьи рады приветствовать вас дома.
   Остальные стрелки также спрыгнули с лошадей и стали на колени.
   -Прошу вас, встаньте, не нужно такой официальности. Я тоже рада вас видеть, храбрые воины.
   -Да ладно вам принцесса, рыцари проявляют свое уважение,- сказал Земер, спрыгнув с повозки. Он подошел к капитану отряда и протянул ему руку.
   -Рад нашей встречи, капитан Ханс.
   Глава отряда поднялся с колена и пожал руку Земеру.
   - Мне лестно повстречать вас, великий мечник, я должен сопроводить вас двоих во дворец.
   -А как же...
   -Не волнуйся принцесса, мы осмотрим город, пока вы поведаете вашему отцу про наше путешествие, - сказал Шекр, широко улыбнувщись.
   -О, вы о чем? Друзья принцессы, наши друзья, вы должны отправиться во дворец, король хочет повидать и вас, - сказал Ханс.
   Солдаты эльфов уселись на лошадей и двинулись вперед по дороге.
   -Следуйте за нами!- выкрикнул капитан отряда.
   Повозка заскрипела, и медленно сдвинувшись с места, поехала вслед за стрелками.
   Гельмар был переполнен зеленью, вдоль главной улицы были расположены небольшие домушки, не похожи друг на друга, в каждой было что-то свое. Это район, где жили обычные ремесленники, что увидев отряд королевских стрелков, и саму принцессу радостно начинали кричать и размахивать руками, приветствуя своих кумиров. Ремесленный квартал плавно перешел в район знати. Там были размещены огромные дома, так и сияющие на солнце изящными формами. Проходящие мимо знатные персоны, одетые в шелка, при виде принцессы, молча склоняли перед ней свои головы.
   -Вот и дворец. Наконец прибыли,- сказал Шекр.
   -Принцесса, почему вы грустны? Мы, наконец, дома, - обрадовался Земер.
   -А я и не грущу, я просто устала,- слегка улыбнувшись, сказала Рэнзея.
   Огромный дворец восстал перед путниками. Верхушки каменных башен прятались высоко в кронах многолетних деревьев, каменные стены покрытые мхом и лишайником, так и манили к себе взгляд удивленных путешественников. В некоторых окнах ярко светили свечи. Перед дворцом был расположен наикрасивейший сад с множеством разнообразных растений, между которыми несколько людей в соломенных шляпах серпами подрезали кусты. Во дворе замка стояло два массивных фонтана, обрамленных серебром, золотом и драгоценными камнями. Через минуту все подъехали к входу во дворе, возле которого стояло две мраморные колоны, украшенные узорами. На них лежал тяжелый треугольный козырек с вырезанным гербом эльфов. На нем было дерево, с длинными корнями, уходящими глубоко в землю, и книгой, на его фоне.
   Ханс слез с коня, подошел к повозке и став на колено сказал: "Принцесса, пройдите за мной, я отведу вас к королю".
   Вместе с мечником принцесса слезла с повозки и направилась в сторону входа. Как только они поднялись вверх по лестнице, двери распахнулись. За ними стояли двое дворецких королевской семьи. Они были одеты в белые рубашки, поверх которых красные жилетки, а на ногах коричневые брюки.
   Они поклонились принцессе, пока она проходила мимо. Внутри дворец был так же красив, как и снаружи. В нем стояли драгоценные вазы, статуи, а на стенах, покрытых цветной тканью висели дорогие картины и трофейные оружия. Вдоль по коридору располагалось множество дверец, а в конце проход, за которым и находился главный зал. Ханс открыл высокие двери, пропустив принцессу вперед. Зайдя следом, он закрыл их обратно. За дверьми скрывался огромный тронный зал. На стенах в той комнате было множество узких и высоких окон, а к тронам, где сидел король с королевой, вела желтая ковровая дорожка. Стены зала были выложены черной мраморной плиткой, а пол был весь сделан из красного дерева. Мебели там было не много, только резные столы и стулья возле стен. Зал предназначался для банкетов. На потолке висел огромный канделябр с золотым узором. Король вместе с королевой, у которой на руках лежала пушистая белая кошка, сидели на тронах в конце зала.
   -Рад тебя снова видеть, доченька,- сказал король, восседая на деревянном, украшенном резьбой троне. На высокой спинке были изображены сцены из многолетней истории эльфов.
   Отец Рэнзеи был одет в искусно сшитую мантию синего цвета, что опоясывалась поясом, с золотой пряжкой. На ногах были одеты фиолетовые шелковые шоссы, высокие сапоги, а на пальцах несколько золотых перстней. Его лицо было широким и мускулистым, зеленые глаза были полны уверенности в себе. Волосы его были коричневого цвета, как и борода: густые бакенбарды с усами, и гладковыбритым подбородком, словно выходящим вперед.
   Его голова была гордо приподнята вверх.
   -Что случилось на собрании? Почему вас вернулось только двое? И кто те люди, дожидающиеся вас на улице?
   -Это долгая история, я расскажу ее чуть позже, а сейчас прошу, отец, примите моих друзей во дворце.
   -Я требую объяснений, немедля, - выкрикнул король, вскачив с трона.
   Его лицо сильно сморщилось толи от злости, толи от любопытства.
   -Как желаете папенька, раз вы хотите, то я все расскажу сию же минуту.
   Король снова уселся на трон, положив голову на руку, махнул второй:
   -Начиная, я тебя слушаю.
   Прошел час, и принцесса завершила рассказывать длинную историю.
   -Хм, это плохо,- сказал пятый правитель эльфов, услышав историю.- Значит, новый император Рам сделал свой первый шаг, тогда и нам нужно поторопиться.
   -Мы будем всегда с вами, король!- Выкрикнул капитан отряда стрелков.
   - Рад, что у меня есть такие союзники, как вы, Ханс, - сказал отец Рэнзеи, улыбнувшись.
   десь, каждый готов отдать жизнь по вашей воле, - добавил Ханс.
   -Введите друзей моей дочки в замок, я хочу лично поблагодарить их.
   Тем временем на улице путники уже заждались, когда принцесса и Земер объявятся.
   - И где же она? Сколько можно ждать? Эти эльфы ничего не знают о том, как принимать гостей,- сказал гном.
   Верно брат, эти длинноухие считают себя выше остальных. В Шонторе нас бы уже накормили и напоили, - добавил Айфул.
   -Прошу вас, мы, как ни как в гостя, должны вести себя достойно,- сказал Шаир.
   -Хватит жаловаться, иначе скину вас с экипажа.
   Айфул фыркнул, и сказал:
   -Если хочешь, я могу, хоть сейчас слезть, мне ни капли не сдалась твоя рухлядь.
   В тот же момент двери в замок снова открылись - в них появился слуга. Он медленно спустился по мраморной лестнице и, подойдя к путникам, сказал: "Король пригласил вас во дворец, следуйте за мной, а лошадей с повозкой оставьте здесь, конюх позаботится о них".
   Шекр подошел к своим лошадям, положив руки на их гривы - в тот же момент они превратились в перчатки.
   -Позаботься о моей повозке. Звиняйте, но своих любимцев я никому не доверю.
   -Раз уж вы хотите, пусть будет так,- покорно сказал слуга.
   Путники вошли внутрь и через секунду они уже были перед королем. Он стоял, словно гора ростом более двух метров и плечами около метра в ширину.
   Рядом, возле него сидела его жена. Она словно лебедь: тонкая талия, гордая постава, на ней было одето легкое платье, лазурного цвета с открытыми плечами. Белое лицо, словно облако на котором ярко выделялись губы алого цвета и глаза - два изумруда, такие же, как и глаз Рэнзеи.
   -Как вы смеете не приклониться перед пятым королем эльфийских земель, великим Нокинхашаном?
   -Успокойся Ханс, эти люди помогли моей дочери. Это я должен им кланяться. Вы - дорогие гости в сем городе, просите что пожелаете, мои слуги принесут все, чего захотите. Вас проведут в ваши комнаты, желаю вам хорошо провести время в моих владениях.
   -Но как же то, что люди фактически объявили войну? - Выкрикнул Крахат.
   -Сейчас это не так важно: уставший воин - мертвый воин. Вечером будет пир, в честь вашего прибытия в столицу. После мы и поговорим об этом, расслабьтесь, сейчас вы в безопасности.
   Позади тронов была небольшая дверь, из которой выбежало две служанки в длинных черных платьях и белых фартуках.
   -Следуйте за нами.
   Служанки быстро пошагали в сторону двери, расположенной слева от главного прохода в тронный зал. Открыв двери, они стали по бокам от нее, приклонив головы, давая знак, чтобы путники прошли первыми.
   -Стоп, а где Рэнзея? - Спросила Луна одну из служанок.
   ринцесса у себя в комнате. Она вас навестит, как только закончит свои дела.
   Тем временем в своей комнате Рэнзея переодевалась в платье и готовилась к вечеру. Одна из служанок помогала своей госпоже.
   -Принцесса, негоже девушке из королевской семьи так одеваться, вы совсем себя забросили. Только посмотрите, ваши чудесные алые волосы все перепутались, а маска, зачем вы всегда носите эту дрянную тряпку, закрывающую столь чудесное личико.
   - Мое лицо точно как у матушки, зачем народу его видеть, если они уже видели точно такое же.
   -Ох, принцесса, вы меня в могилу загоните: королю и королеве было бы приятно видеть вас в платье, а не в безвкусном солдатском камзоле.
   -А мне нравится: он и удобный, и колдовать помогает. Мия, мне вот интересно: ты бы хотела попасть в какое-то приключение, почувствовать тот азарт, найти не только что-то новое вокруг, а также внутри себя?
   -Принцесса, хватит, король не поощряет таких идей.
   Вы - дочь пятого короля эльфов, вам не по статусу путешествовать оборванкой и искать приключения на свою голову. Честно говоря, мне не хотелось бы. Не хочу возвращаться в те дни, когда приходилась скитаться в поисках работы. Я благодарю Господа за тот день, когда меня приняли во дворец, не пожелала бы такой жизни для вас.
   -Ладно, я уже во дворце и больше не уйду не куда.
   -Рада, что вы поняли.
   Служанка улыбнулась и продолжила расчесывать волосы Рэнзеи.
   Тем временем Земер решил встретиться с остальными путниками. Все в это время уже покинули дворец, дабы осмотреть королевский сад. Выйдя из дворца, в глаза мечника бросился слепящий луч солнца. На нем был одет новый, словно только пошитый мундир белого цвета с золотыми пуговицами, на плечах лежали черные эполеты, с которых свисали аксельбанты, тяжело лежавшие на его груди. На левой стороне мундира ярко блестели разные сверкающие ордена. Толстый воротник обводили строгие черные линии, а на руки одеты белые перчатки с золотым орнаментом. Также на него были одеты прямые белые брюки. На белых туфлях с черной подошвой поблескивали черные пряжки.
   В руках Земер держал длинные тонкие ножны, украшенные позолотой и начерченными непонятные символы. Такие же письмена находятся на других реликвиях Богов. Еще не один ученый не смог узнать, какие тайны они в себе скрывают.
   - Я рад вас видеть, друзья мои,- сказал мечник, по не многу приближаясь к компании.
   -Ух, ты так изменился эльф,- сказал Айфул, усмехаясь,- прям ОрЕстократ.
   -Ты за словом в карман не полезешь, да, карлик?
   Земер и Айфул переглянулись, и было непонятно: толи они друзья, толи заклятые враги.
   -Я сейчас иду в город. Хотите прогуляться со мной?
   -Думаю, да, - сказал Шекр, положив руку на его плече.
   -Хорошо, пойдемте же.
   Пройдя через ворота сада, они снова вошли в район знати, каждый прохожий как-то недобро поглядывал на Земера. А тот только улыбался в ответ.
   -Что тут происходит, что с ними не так? - спросил Шаир.
   -Ничего такого, всего лишь напыщенность местной знати. Я не выходец из благородной семьи. Раньше был рабом, но благодаря королеве я стал рыцарем, стал частью высшего общества. Но местные важные индюки так и считают меня отбросом, но перечить королеве не осмеливаются. Даже дали мне кличку - цепной пес. Хех, а мне даже нравится такой титул, так все оно и есть.
   Пройдя чуть дальше, путники вошли в ремесленный район. Каждый проходящий мимо человек здоровался и улыбался Земеру.
   -Какие разные люди. Для одних ты - собака, а для других - герой, - возмутился Шекр.
   -Да, так и приходится жить, тут поворачиваем направо.
   Свернув с главной дороги, они вошли в район, где жили военные. Несмотря на то, что все солдаты были из знатных родов, но выбрав военную дорогу, они подписались на жизнь, вечно тренируясь и живя в специальном районе. Дома там были небольшие, но явно лучше, чем в ремесленном. Черепичные красные крыши, маленькие окна и широкие двери, каждый дом был словно отражением соседнего.
   -Вот тут я и живу,- сказал Земер, указав на дом в правом ряду. Возле жилья мечника располагался небольшой сад, огороженный невысоким забором, из-за которого выглядывали бутоны цветков. Мечник подошел к дому и тихо постучал. Дверь открыл маленький мальчуган. Его лицо было овальным и смуглым, коричневые короткие волосы и большие глаза, карего цвета. На лице маленького эльфа появилось удивление и радость. Он подбежал к Земеру и крепко обнял.
   Из-за тяжелой двери выглянула красивая эльфийка. Ее лицо было приятного персикового оттенка, аккуратный носик и большие глаза, необычного цвета - серебряного. Длинные коричневые волосы, что словно волнами, стекали с головы и легко ложились на плечи. На ее невзрачный коричневый сарафан с белыми рукавами был одет серый фартук.
   -О, Земер, я так рада тебя видеть,- сказала эльфийка и подбежала к мечнику, обняв его. От счастья с ее глаз медленно потекли хрустальные слезинки.
   -Как-то неудобно, кэп,- шепотом сказал напарник Айфула.
   -И не говори Шульц, тут прям настоящая драма.
   - Успокойтесь, вы точно, как маленькие дети,- сказала Луна, уставившись на женатую пару.
   -Дорогой, смотрю, ты здесь не один. Это твои друзья? Меня зовут Лейла, - сказала жена мечника, слегка приклонившись.
   -Да, я могу назвать их друзьями.
   Айфул даже причмокнул, и отвел взгляд в сторону.
   -Прошу проходите, некрасиво будет вас держать на улице. Дом может и небольшой, но в тесноте, да не в обиде. Верно? - Сказала Лейла, обворожительно улыбнувшись.
   Все медленно ввалились в дом. Он был не большой но обстановка придавала домашней теплоты. Слева от входа стоял крохотный деревянный комод, на котором лежало вышитое полотенце. Посредине большой стол окруженный пятью стульями. Справа в соседней комнате расположилась двухместная кровать, а рядом еще одна, но поменьше. В левом дальнем углу стояла печь, на которой была сложена глиняная посуда. На всех окнах в доме висели вышитые занавески.
   -Может, вы хотите есть, я только вот приготовила немного пшенной каши.
   -Прости дорогая, но через пару часов во дворце будет небольшой пир в честь наших гостей и возвращения принцессы. Я вот пришел за тобой, не хочешь пойти туда со мной?
   -Я не умею вести себя в высшем обществе. Извини, но тебе придется идти самому, та и дел тут куча, - сказала эльфийка, влюблено глянув на мужа.
   -Хорошо, раз ты не хочешь, то я не вправе настаивать.
   -Земер, мы, наверное, пойдем, осмотрим Гельмар. Ты, как ни как уже давно не видел сына и жену, мы не хотим тебе мешать, - сказал Шекр, выходя из дома.
   -Прошу, вы нам не мешаете, - выкрикнула Лейла.
   -До свидания,- закрыл дверь Шекр, оставив Земера с семьей.
   Выйдя на улицу, Шекр увидел, что только митоки дождались его.
   -Что, опять все разбежались в разные стороны? Мне это уже надоело! И как они так делают? Я только отвернулся, а их уже и не видно. Эх, ну ладно, нам тоже уже пора.
   Шекр и Митоки пошли к главной улице.
   Тем временем гномы уже были в квартале рабочих. Кроме самих домов, там были разные интересные места: трактиры, рынок, музыканты и многое другое.
   -Тут прям как дома. Это место похожее на бараки. Не так ли кэп?
   -И не говори такое чувство, будто в Шонтор вернулись.
   Дело близилось к вечеру, через несколько часов должен был начаться пир.
   -Айфул, может нам нужно идти к дворцу?
   -Да ладно! Ну, скажи, куда же нам идти.
   -Думаю, налево.
   Пройдя немного налево, они оказались в узком и темном проходе. Возле стены стояла уставшая тень. Когда гномы приблизились она, словно растворилась. На ее месте осталась только монетка, на одной стороне которой была нарисована улыбающаяся маска.
   -Что это за валюта? - спросил Шульц.
   -Брось, зачем оно тебе? Я вижу дворец, пошли быстрее, а то начнут без нас.
   Гномы ускорили шаг, а потом со всех ног побежали в сторону дворца.
   Шаир вместе с Луной после визита к дому мечника сразу отправились в королевский сад, уж больно он понравился им. Все это время они сидели на скамье и разглядывали разнообразные растения, а бард еще и поигрывал на своей лютне. Садовники, работающие в то время, радовались такой компании. Их труд становилась легче под задорную мелодию. И даже птицы, небесные менестрели, слетелись, дабы послушать чудесную музыку Шаира. Но чем ближе приходила ночь, тем мрачнее и тише становилась лютня. И когда понемногу начал подниматься широкий лик луны, лютня, словно заплакала.
   С глаз дочери трактирщицы начали срываться слезы, садовникам стало даже как-то не по себе от такой музыки, словно захватывающей сердца.
   -Почему ты всегда такой грустный, Шаир?
   -С чего ты взяла. Я просто часто теряюсь в мыслях.
   -И о чем же ты вечно думаешь?
   -Хе, о жизни, о том, что было раньше, и что случится в будущем.
   - Что случилось в твоем прошлом, что ты так много об этом думаешь?
   -Я не знаю, плохо помню, что было раньше, как - будто ничего и не было вовсе.
   -Знаешь, что я тебе скажу. Если ты будешь жить в прошлом, то потеряешь будущее, а думая о грядущем пропустишь настоящее. Луна поднялась и ушла гулять по саду, а бард остался сидеть на скамье.
   -Эй, Господин, вы очень хорошо играете на лютне, - выкрикнул садовник, что все это время подстригал кусты недалеко от скамьи.
   Он был невысокого роста, на голове небольшая соломенная шляпа, брюки до колен на подтяжках были все испачканы грязью, а под подтяжками серая рубаха, позеленевшая от травы. На руках - грубые тканевые перчатки. В ладони он сжал небольшой серп. Лезвие было немного изогнуто, а деревянная рукоять уже покрылась трещинами, но, несмотря на это он выглядел крепким. За поясом у садовника виднелась еще одна рукоять, точно такая, как и у инструмента в руках. Лицо садовника было молодым, выглядел он лет на девятнадцать.
   С-под соломенной шляпы выглядывали желтоватые кончики волос. Густые брови тяжело наплывали на узкие, зеленые лаз. Нос был маленьким, но с широкими ноздрями, под которым виднелась крохотная родинка.
   Губы были узкими, а уголки рта уходили вниз. Казалось, что он какой-то расстроенный.
   -Я рад, что моя музыка вам нравится.
   - Господин, не следует обращаться ко мне на вы, я всего лишь слуга, а вы - почетный гость.
   -Хех, как тут все интересно, тогда как тебя зовут?
   -Йокин, но...
   -Меня Шаир, рад нашему знакомству, и если ты меня не будешь звать по имени, то я очень расстроюсь.
   -хорошо,- Йокин улыбнулся, ему было впервые видеть такого странного аристократа.
   -Шаир, а не мог ты б спеть что-то еще?- Спросил садовник дрожащим голосом.
   -Раз уж ты просишь, то я сделаю это.
   Йокин чуть отошел назад и продолжил серпом срезать с кустов лишнее.
   Бард начал водить пальцами по струнам, и с лютни поплыла приятная мелодия. Через секунду менестрель начал подпевать своей напарнице:
   "Далекие песни, с востока плывут,
   Облака-странники нам их поют.
   Но мы не понимаем речи облаков,
   Мы всего лишь слышим звуки грома, их хлопков.
   Но я все понимаю, слышу я их речь
   - рассказали мне они, есть черные клинки.
   Мечи их смерть в себе несли,
   Во имя жизни, убивать они должны.
   Разве жизнь одного прогнившего урода, столь ценна, как счастье целого народа?
   За процветание своей страны,
   Они брали на душу огромные грехи.
   И вот пришел час суда,
   Расплата за убийства, их жизнь закончилась тогда,
   Но воля крепкая была,
   Не моля и не прося пощады, они положили головы под руку ката.
   И раз, и два и души улетели,
   Зазвучала мелодия свирели,
   То их последний вздох от горечи потери занемог.
   Прокляли они тогда
   И короля, шута и ката,
   И всех на площади Солдатов.
   И ту страну, что из тени хранили, они разрушить демонов молили.
   День прошел, потом и два, на арке все еще висели их мертвые тела.
   Они приказы слепо выполняли, но счастья в жизни так и не познали.
   Ударив в последний раз по струнам, Шаир замолчал, вокруг стояла гробовая тишина. Природа словно онемела, ожидая на продолжение, а Шаир тихо поднялся и направился в сторону дворца, махнув рукой садовнику на прощания. До начала банкета осталось около получаса, вся прислуга носилась по дворцу, готовясь к началу празднества. В главном зале уже стоял массивный стол, украшенный резьбой.
   Пройдя чуть дальше, Шаира встретил дворецкий. Его волосы были седыми, вытянутое лицо, покрытое морщинами, орлиный нос, широкие брови и квадратный подбородок.
   -Господин, пройдите в свою комнату, отдохните, пока мы приготовим все к ужину. Я зайду за вами, когда начнется пир,- сказал слуга, чуть приклонив голову.
   Шаир зашел в свою опочивальню. Она и в правду выглядела по-королевски. Слева от входа стоял не большой столик на выгнутых ножках и с выдвижным ящичком. На стенах, покрытых белой тканью висели картины в золотых рамках. Напротив входа было широкое двухместное ложе, накрытое синим шелковым одеялом с серебристой вышивкой. Рядом с кроватью стоял дубовый комод, а справа деревянная дверь, частично стеклянная. Пройдя через нее, Шаир оказался на балконе. Небольшой каменный козырек окружала мраморная оградка с деревянными перилами. С балкона Шаир увидел, что по главной дороге начали приближаться экипажи.
   Пир скоро должен был начаться. Вот и гости начали понемногу прибывать. Через секунду в комнату постучали, и, открыв дверь, Шаир увидел слугу.
   -Праздник скоро начнется, вам следует занять ваше место.
   -Хорошо, - сказал Шаир. Закрыв дверь, пошел за слугой.
   Стол был уже накрытым белоснежной скатертью, на нем лежали серебряные приборы и посуда. Из гостей прибыло лишь несколько человек.
   Луна, Шекр и Митоки также уже сидели за столом, а принцесса в то время встретилась со своим кузеном.
   Они отдыхали в небольшой комнате. Под стенами, покрытыми зеленой тканью, стояли высокие книжные шкафы, а на полу лежал огромный узорчатый коричневый ковер. Возле длинных окон стоял деревянный стол с картой, покрытой стеклом. На стене весели два скрещенных меча. Принцесса сидела в пышном платье ярко зеленоватого цвета. Ее алые волосы были завиты в кудри, а на правом глазу - белая повязка. Напротив сидел Лейш. Он был сыном Рестара, младшего брата нынешнего короля, скончавшегося несколько месяцев ранее.
   Его черные волосы были короткими и прямыми. Худое лицо бежевого цвета, тонкие брови, находившиеся над широкими карими глазами. Короткий прямой нос и тонкие розоватые губы. На него был одет невзрачный зеленый мундир, и брюки такого же цвета. В руке он держал старую, потрепанную книгу. Её переплет уже перестал быть жестким и хрустящим, книге было, наверное, больше ста лет.
   Принц вместе со своей кузиной играли в шахматы, это была их традиция. Каждый раз встречаясь, они по первой проверяли, кто выиграет. Ленш был замечательным стратегом, его даже взяли на пост одного из генералов Гельмара, несмотря на столь юный возраст. Но главным изъяном была небольшая надменности. И солдаты недолюбливали его за это. Но благодаря уму, и холодной логике армия Гельмара была очень сильной.
   -Ну что сестренка? Чего нового случилось за час нашей разлуки.
   -Ох, это долго рассказывать, я много раз была в опасности. За пределами этих стен мир совсем другой, какой-то по-настоящему живой, в отличие от этого сонного царства.
   -Не будь глупой, у каждого свое место. И это не твое, тебе следует быть принцессой, - сказал генерал спокойным, уравновешенным голосом, передвинув шахматную фигуру на доске. Его пронзительный взгляд видел все в душе сестры, ее страхи, желания надежды. Для Лейша с самого детства жизнь была всего лишь игрой, в которой он хотел стать победителем и взойти на свой олимп.
   -Тебя отец попросил поговорить со мной?
   -Возможно да, а может и нет. Ты лучше наблюдай за тем, что творится на игральной доске, а то снова проиграешь дорогуша.
   -Ты говоришь, что мое место во дворце, а вдруг ты ошибаешься.
   -Рэн, ты должна понять, что твоя мать, отец и я, все мы желаем для тебя только самого лучшего. Ты моя любимая сестра, я не хочу, что бы ты сгнила в каком-то овраге.
   -Ты ничуть не изменился Лейш, - улыбнулась Рэнзея, - с самого детства пытаешься манипулировать людьми.
   - Ты обо мне слишком плохо думаешь.
   -Да ладно тебе, хватит строить из себя святошу. Помнишь, как стравил между собой наследников домов Ладен и Розари.
   -Я никого ни с кем не стравливал. Я лишь снял с них маску притворства и так называемой "вежливости", я и не думал о том, что после этого они перестанут быть друзьями.
   -Ты просто пустил слух. Хватит выкручиваться Лейш!
   - А помнишь, когда ты....
   -Шах и мат, - прервал сестру Лейш.
   -Что?
   -Да сестренка, ты снова проиграла.
   - Жулик, каждый раз придумываешь новую подлянку, что бы выиграть.
   - Глупенькая, главная миссия стратега увидеть слабости врага и использовать их. Тем более, я ненавижу быть на стороне проигравших, - его лицо вдруг стало серьезным, но через секунду молодой принц широко улыбнулся.
   - Какая же я дура! Снова забылась в воспоминаниях и проиграла.
   Лейш поднялся из-за стола, протянув руку Рэнзеи.
   - Нам пора, принцесса, пир уже почти начался, а мы все еще тут.
   Опершись на руку брата, она встала, поправив помятое платье, и пошла за ним в сторону выхода из комнаты.
   В тот же миг, двери вылетели с петель и в комнату ворвались вооруженные солдаты с гербом империи Рам.
   -Вот они, взять принцессу.
   Ленш громко засмеялся, но по глазам было понятно, что он очень зол.
   -Все же человек в маске был прав, досадно, -пробормотал генерал себе под нос. - Подожди меня Рэн. Брат должен уладить пару дел.
   Подвинув Рэнзею назад, он стал перед ней.
   -Ох, я чертовски зол. Даю вам шанс сдаться, если же вы его проигнорируете, не ждите пощады.
   -Он всего лишь напыщенный дворянин, убейте его, а потом схватите принцессу, иначе генерал нам головы оторвет.
   -Что, как ты посмел, жалкий солдатишка?
   Лицо Ленша было напряжено, на лбу выступила вена. Книгу, что все также была в руке, он сжал со всей силы.
   - Книга Тота, одолжи мне свою силу.
   Принц отпустил книгу, но та, словно зачарованная зависла в воздухи и раскрылась, а письмена засветились красным.
   -Вперед, покажите наглому эльфу наше превосходство.
   -Страница первая, создай мой мир!
   От книги, словно волной, подул сильный ветер, и солдаты немного попятились назад.
   - Глава третья: кровавые копья. Лейш замахнулся правой рукой за левое плечо - и через секунду в ней оказалось копье красного цвета. Оно было словно покрыто огнем, дрожавшим как свеча на ветру. Принц со всей силы ударил копьем в пол, и оно вошло в него, словно в плоть. Через секунду в солдат из пола вонзилось по несколько штук таких же копей.
   -Ну что, солдатишка, все еще считаешь меня добычей?
   Глаза Лейша горели яростью. Он подошел ближе к капитану солдат империи. Замахнувшись рукой, выкрикнул: "Глава шестая - власть". Он выкинул руку вперед - и солдат полетел через весь коридор, пробив следующую дверь на своем пути.
   - Меня предупредили, что такое может случиться. Не волнуйся, сестра, войска Гельмара готовы к бою. Сейчас тут начнется настоящая бойня, я должен отвести тебя в безопасное место.
   -А как же мама и папа, мы должны помочь им! За меня не волнуйся, наследие первого защитит всех нас.
   - За них точно волноваться не следует. Они смогут о себе позаботиться, тем более твои друзья с ними. Вместе они дадут отпор противникам. Солдаты империи пришли сюда именно за тобой. Не веди себя как ребенок, ты должна спрятаться иначе всему миру может прийти конец.
   Лейш вместе с Рэнзеей побежали вдоль длинного коридора. Вокруг слышалось бряцанье мечей. Солдаты империи наполнили дворец, но король припрятал туз в рукаве. Каждый дворецкий, каждая служанка, вся прислуга во дворце были великолепными воинами.
   -Куда мы бежим, Лейш? Я должна сражаться вместе со всеми, а не прятаться. Я больше не слабая девчонка, "Руна повелителя времени" сильное оружие и я должна ее использовать.
   -Она поглотит тебя и превратит в призрака. Только первый мог с ней совладать, а мы стали лишь ее хранителями, никак не хозяевами.
   -Я смогу, обещаю, - взгляд принцессы был наполнен решимостью, она готова была положить свое сердце во имя спасения других.
   -Я не могу тебе это позволить, прости, сестренка. Страница шестнадцатая: "Сладкое беспамятство".
   Тело Рэнзеи рухнуло на руки Лейша.
   -Сколько от тебя проблем, дорогуша,- тихо сказал Лейш, улыбнувшись. Подняв, принцессу, помчался вверх по лестнице. По пути он встретил одного из дворецких. Тот бежал, держа в руках два топорика. Он был полным невысоким. Его овальное лицо было все в поту, блондинистые волосы зачесаны на правую сторону, а с-под широких бровей виднелись маленькие, словно коричневые бусинки, зрачки. Бледные губы были широкими, почти на все лицо. Остановившись, он протер лицо перчаткой, а топорики повесил на пояс.
   -Генерал, что случилось с принцессой?
   -Не волнуйся, она в порядке, отнеси ее в безопасное место, и все время находись рядом с ней.
   -Хорошо, сделаю.
   Дворецкий взял на руки принцессу и побежал в другую сторону.
   -И кстати, если с ее головы, хоть один волос упадет, то...
   онял, я позабочусь о принцессе.
   Лейш и дворецкий побежали в разные стороны.
   Тем временем в главный зал, где уже должен был начаться банкет, ворвались войска империи. Во главе отряда было два человека. Один из них был одет в длинную черную рясу, с длинными рукавами и высоким воротником. В одном ухе висела сережка в виде креста. Он был высоким, лицо вытянутым, жилистым. Нос небольшой, изогнутый.
   Волосы каштанового цвета, а тонкие, изогнутые в дугу брови, находились высоко над полузакрытыми зелеными глазами. Он стоял, нахмуренный, словно думая о чем-то, держа руки за спиной.
   Рядом с ним стоял второй человек, намного ниже. На нем была черная рубаха, поверх которой синяя кофта, на ногах - черные штаны до колени старые изношенные кожаные ботинки коричневого цвета. На шею был намотан длинный фиолетовый шарф, концы которого были закинуты за спину. Его лицо имело округлую форму, широкие губы, правый кончик которых чуть приподнят вверх, он словно ухмылялся. Над большими глазами синего цвета были русые, почти незаметные брови. Виски выбриты, а остальные пепельные волосы зачесаны назад.
   -Некультурно являться без приглашения, солдаты Рам, - вымолвил король.
   -О, прошу прощения. Надеюсь, вы не будете гневаться на нас. Ведь мы пришли к вам с подарком, - сказал человек повыше. - Мой брат Саркрас вам его преподнесет.
   Через секунду Саркрас исчез. И в тот же момент в сторону короля на огромной скорости полетели два меча.
   Но поднос, находившийся в руках дворецкого, которого повстречал Шаир ранее, стал у них на пути. Войдя по самую рукоять, клинки с грохотом упали на праздничный стол, перевернув серебряную посуду.
   -Отведи гостей в безопасное место, Фраксин! Нам предстоит долгий разговор с послами империи Рам.
   -Будет сделано, девочки сюда, сопроводите этих достойный мужей в дальние комнаты дворца.
   Из невысокой двери за троном короля выбежало около десятка служанок. Открыв массивные двери, ждали пока все гости пройдут вперед, а затем забежали следом. Фраксин, подойдя к Шаиру и остальным странникам, шепотом сказал: "Вам следует тоже покинуть дворец, люди настроены серьезно и мы не знаем, как это закончится, моя подчиненная вас выведет наружу".
   -А как же принцесса, я не могу ее оставить,- сказал Земер.
   -За нее можете не волноваться, она сейчас с господином Лейшом.
   -Хорошо, надеюсь на вас и ваших подчиненных, защитите их величества короля и королеву.
   Все гости вышли из зала, и король громко сказал:
   -Как я понимаю, вы явились за моей головой, не так ли?
   -Ну, зачем же так грубо? Наша цель - убедить вас вступить в союз с империей. Уступите реликвию и покажите свое благоразсудство.
   -Смотрю, ваш император и вправду решил стать богом. Но спешу вас огорчить: нам не интересно ваше предложение. Фраксин, выведи гостей.
   -Будет исполнено король, девочки сюда, проводите воинов к выходу. В тоже время из-за трона выбежало три служанки, у одной в руках было два небольших ножа, черного цвета, у второй длинная пика, а третья и вовсе держала в руках цепь, с прикрепленным огромным железным шипастым шаром на конце. Служанки быстро помчались в сторону высокого священника. Но через секунду они все, словно листья разлетелись в стороны. Впереди своего брата появился Саркрас.
   должен приклониться перед вашей силой молодой человек,- сказал дворецкий, положив правую руку на сердце и чуть наклонив голову, - но бить девушек - не благородно. В тот же миг, достав столовые ножи из внутреннего кармана фрака, дворецкий метнул в сторону нападавшего.
   Старший брат достал руку из-за спины и вытянул помятый листок бумаги с непонятными письменами. Сразу же прозвучал громкий рык, а все ножи отлетели вправо, вонзившись в стену. Дворецкий, не теряя времени, побежал в сторону воинов Рам. Обойдя стол слева, он побежал по ножам, что крепко застряли в стене. И спрыгнув с последнего, полетел в сторону священника, готовясь к удару ногой. Но на пути появился Саркрас и, схватив ногу, со всей силы отшвырнул Фраксина назад.
   По стене поползли трещины от столь сильного удара. С каждым следующим ударом тело дворецкого покрывалось ранами, а кулаки Саркраса загорались, синим пламенем, трепетавшим в унисон с его сердцем. Вдруг такой же огонь зажегся и в глазах. Но Фраксин не собирался отступать, отскочив в сторону, снова вытянул ножи из кармана фрака. Чуть замахнувшись, он был готов кинуть их в младшего брата, но было слишком медленно. В момент броска дворецкий почувствовал, что Саркрас со всей силы ударил локтем в правый бок. Послышался треск костей, и дворецкого откинуло назад. Саркрас уже несся вперед, дабы добить Фраксина, но несколько спиц вонзилось в пол перед ногами нападающего.
- Надеюсь, я не опоздала,- крикнула девушка в пышном черном платье с красными полосами и в большой черной шляпке, спрыгнув с коридора второго этажа, соединенного с главным залом.
   То была королевская швея. Молодое лицо, словно свежий снег, небольшие зеленые глаза и тонкие черные брови приковывали к себе внимание, а темные, густые волосы были заплетены в длинную косу. Она подбежала к раненому дворецкому и, закинув его руку к себе на плече, подняла изнеможенного Фраксина. У него было переломано несколько ребер, и повреждены внутренние органы. Но даже кашляя кровью, он пытался оттолкнуть швею и продолжить бой.
   -Ты что, умереть вздумал, твое время не пришло, ты еще послужишь королевскому дворцу,- выкрикнула швея, оттащив дворецкого к трону. - Отдохни, пока я буду защищать короля и королеву. Она прошла вперед и достала несколько длинных иголок из своей сумки за спиной.
   Фраксин, не послушав швею, поднялся, сделав несколько шагов дрожащими ногами, изрек: "Никогда пепельный странник не спрячется за спину девушки!
   пусть кости мои превратятся в песок,
   пусть кровь закипит и обожжет,
   пусть мысли развеет туман,
   пусть душу мою унесет ураган,
   но не паду, не брошу мечту,
   я поднимусь и стоя умру".
   После этих слов его пронзила боль. Упав на колени, Фраксин чувствовал, как огонь его жизни угасал. Начались судороги по всему телу, старые раны открылись. Через секунду он стоял в лужи собственной крови. Дворецкий корчился от боли, а на лице появился оттенок страха. Он кричал про себя, но пытался не показывать свои муки. Глаза ярко засияли белым светом, а кожа начала чернеть, обугливаться. Через секунду все его тело было черным, боль в теле утихла, осталась только цель - не проиграть. Фраксин медленно поднялся. Выпрямившись, пошагал в сторону швеи.
   -Фрея, уходи отсюда, найди принцессу, и помоги ей!
   -Но, как, же ты?
   -Я сказал - уходи, не медли!- Выкрикнул Фраксин. Он больше не был похож на человека, весь стал пепельного цвета, только глаза - отражение души ярко сияли.
   С глаз Фреи покатились маленькие слезы. Вытерев их, она побежала в сторону двери.
   -Куда же ты, я с тобой еще не закончил!- Закричал Саркрас, метнувшись в сторону швеи.
   -Не отвлекайся, сейчас ты мой противник. Фраксин схватив меньшего брата за фиолетовый шарф, откинул назад. Сразу же подскочив к нему, дворецкий ударил ногой сверху вниз, словно гильотиной, впечатав его в пол.
   -Ну что, все еще считаешь себя непобедимым, мелкий? С этой силой я смогу одолеть тебя.
   Правая рука дворецкого, словно камень откололась от тела, и, упав на землю, превратилась в кучку пепла.
   -Хе, мое время на исходе, но я не дам ему пропасть впустую.
   Фраксин замахнулся ногой и нанес удар по Саркрасу. Но в тот, же момент младший брат подскочил, уклонившись, ударил в область живота, отколов большую часть тела дворецкого. Фраксин понял, что ему осталось не долго, его вторая рука начинала понемногу рассыпаться, а тело уже вот-вот должно было обрушиться.
   -Не думай, что победа достанется тебе так просто,- сказал Фраксин и шепотом промолвил заклинание:
   "Тело моё, пепелищем станет, но душа бороться не устанет, поднимется прах и сокроет во тьме, мои мечты, что остались во сне".
   Дворецкий громко засмеялся: "Смерти не удастся подчинить мою душу! Я как и раньше буду странствовать по миру, защищая королевскую семью, пусть даже в другом мире".
   Один глаз, раскололся и высыпался наружу, перестав светиться. Это значило, что от его души осталась только половина. Через секунду он полностью превратился в пепел, но перед последним вздохом с правого глаза уставшего героя прошлого упала последняя, наполненная отчаянием и грустью слеза. Но, несмотря на это, он ушел с улыбкой на лице.
   "Прощай, мой друг, я выполнил твое желание...".
   Фраксин оставил на прощание подарок. Как только слеза упала на кучку праха, поднялся сильный ветер, и огромная туча дыма и пепла заполнила холл.
   За неделю, до нападения.
   Фраксин сопровождал короля и королеву на утренней прогулке в саду.
   - Как хорошо на улице сегодня, не так ли, дорогая,- промолвил король.
   -Ты прав, это так чудесно, забыть о суете и просто прогуляться.
   На улице стояла замечательная погода: легкий ветерок ласково веял прохладой, а листочки, отрываясь от веток, плыли по нему, как по реке, трепеща от каждого дуновения.
   - Фраксин, как твое здоровье?- Спросил король, остановившись перед кустом белых роз.
   -Мой король, благодаря вашей доброте и доброте вашей супруги, я все еще дышу. Но час мой на исходе.
   Дворецкий сорвал с куста цветок розы, и глубоко вдохнув ее аромат, сказал:
   "Много лет я выполнял все поручения вашего отца, четвертого короля. Мои руки покрыты кровью, и это - кара божья. Я должен расплатиться за свои грехи".
   Роза, которую Фраксин держал, загорелась и через секунду, рассыпавшись, пепел высыпался из руки и полетел по ветру.
   "Прошу вас как друга, в последующих битвах не вмешиваться. Я хочу умереть, как воин, а не как немощный старик, лежа прикованным к постели".
   Лицо короля помрачнело, взгляд упал на куст роз. На белоснежных лепестках цветов лежали капельки росы, которые вот-вот должны были скатиться по свежему стеблю и упасть на твердую землю, разбившись на тысячи осколков.
  
   Глава 8 Последняя битва
   Все имеет свое начало и конец, великие империи возникали из песка и становились руинами, жизни народов расцветали, а потом приходили в упадок. Все рано или поздно вернется в землю.
   Тем временем в городе также шли сражения. Солдаты империи, притворившись торговцами, пробрались в город и открыли ворота для остального войска. Многочисленные отряды ворвались в столицу эльфов. Во главе армии стояло несколько людей, одетых как монахи. Воины из личного отряда короля пришли, чтобы поставить на колени эльфов перед своим владыкой.
   -Все так, как и предсказывал Лейш. Может он и молод, но очень умен.
   -Хватит пустых разговоров, нам тоже нужно себя показать, нельзя отдать всю славу этому юнцу, верно?
   -Солдаты, вы - опора, на которой стоит весь Гельмар. Упадем мы, упадет все королевство, не дадим же наглым захватчикам топтаться по нашей земле, вперед братья мои за родину, за короля.
   Промолвив речь перед солдатами, генерал сел на коня и, выхватив из-за пояса небольшую булаву, покрытую златом и инкрустированную драгоценными камнями, поднял ее над головой и понесся в сторону армии противника. Одежда генерала выглядела скромно. Единственное, что отличало его от других солдат, это широкий плащ, обшитый мехом, и массивный железный наплечник с гербом в виде красного щита с нарисованным фениксом. Булава отблескивала на солнце, и в свете солнечных зайчиков можно было разглядеть на рукояти еле заметные гравировки, на одной из которых была веточка хмеля.
   Следом за ним последовал второй генерал, имя его было Дакран. Он слыл, как храбрый глава отряда лучников. На нем, в отличии от Богара, была одета дорогая мантия болотного цвета с плотным капюшоном, на ногах сапоги, обшитые мехом, а за спиной дорогой длинный лук. Войска схлестнулись, словно морские волны и, как музыка, зазвучало лязганье стали. Много солдат империи полегло от неожиданного нападения. Схватка длилась всего несколько минут. Но казалось, что тянулись часы. И вот зазвучал бодрый марш труб. Эльфы, выбежав из толпы, начали отступать.
   -Вы поплатитесь, бешеные псы! Я покажу вам, насколько разнятся наши силы,- прокричал во весь голос генерал Богар. В тот же миг его глаза засветились багровым цветом, а сияющая булава заблестела еще ярче.
   -Вставайте браття, час прокинутися од вічного сну, може, ваші кістки лежать у землі, але душі назавжди зосталися зі мною. Встаньте і покажіть ту силу, якою вас наділив Господь! Нарешті нам випав другий шанс виконати те, що ми не змогли. Не бійтеся померти, не страхайтеся заснути вдруге.
   Булава засветилась еще ярче, и через секунду, словно из воздуха начали появляться всадники. Души воинов степи откликнулись на призыв командира. Они не были похожи на эльфов, то были люди. На всех призрачных воинах была разная одежа. На ком-то дорогой жупан, широкие штаны, опоясанные кушаком, высокая шапка, а на других только рубаха и такие же широкие штаны. Солдаты генерала вооружились изогнутыми саблями и пистолями.
   Головы у многих были выбриты, только длинный жмут волос трепался на затылке. Призрачное войско, став стеной, заполнило улицу. Лица солдат империи побелели от страха, и строй, разбитый атакой эльфов попятился назад. Многие уже хотели бежать, как вдруг, словно рык дракона, разнесся голос:
   "Что испугались? Хотите убежать? И это великие воины? Не смешите меня. Это просто шайка трусов", - вперед строя вышел высокий мужчина. На нем была кираса, поверх которой длинная синяя мантия, свободные черные штаны и невысокие кожаные сапоги, а за широким поясом по два длинных меча с каждой стороны. Его лицо было смуглым и выглядело, словно не обтесанный камень: острый подбородок, грубая кожа. Глаза искрились, словно звезды, а с-под черной треуголки, виднелись кончики коричневатых волос.
   -Бояться трупов, как никчемно! Кто попробует убежать, того лично прикончу, всем ясно?!! А теперь вперед!
   -Что ты за командир, если твои подчиненные тебя боятся, такому как ты, никогда не победить - выкрикнул Богар.
   Лицо генерала Рам перекосилось от злости, на лбу выступили вены, зрачки сузились. Словно монстр он зарычал и вместе с войском ринулся в бой.
   В то же время и призрачные солдаты бросились на врагов. Их глаза горели яростью. Злость, копившаяся веками, завладела их телами. Они, как звери ворвались в строй воинов империи. Их сабли, сверкая холодным светом, обрывали нити жизни одну за другой. Словно безумцы они рубили врагов, упиваясь запахом крови. Но силы призраков были не безграничны. Многие снова пали на священной земле эльфов. Через пару мгновений поле брани превратилось в кладбище. Земля, пропитавшись кровью, стала грязью. Все окрестности усеяли стальные осколки и части тел. Но бой не прекращался. Солдаты-призраки были искусны, а их мечи продолжением рук, но даже их сила не могла сравниться с хранителем души великого воина, знаемого как Дракон Этиго.
   Его одежда стала алой, с синей мантии стекали багровые ручьи, а на клинках запеклась кровь.
   Хранитель души дракона медленно шагал в сторону Богара, сметая всех на своем пути. Он был окружен сильной аурой,сравнимой только с молнией, такой же опасной и завораживающей . И вот он стоял перед Богаром, глаза больше не светились. Они опустели, словно что-то выжгло его душу изнутри. И в тот же миг, небо затянули тяжелые тучи, задул сильный ветер и заревел гром. Мечи генерала Рам заискрились, как будто их наполнили молнии. И он попытался атаковать эльфа. Но в тот же миг у Богара в руке появились очертания меча, через секунду ярко засиявшего красным цветом.
   -Фантомы, но их раны кровоточат, странно. Ну, давай же посмотрим, на что способен командир призрачного войска, - сказал генерал империи, стерев кровь из пореза на щеке, который оставил Богар, взмахнув, почти невидимым мечем.
   Воины снова сошлись в яростном бою, каждое движение было точное, направленное на убийство противника, они словно танцевали под музыку лязганья мечей. Их мастерство удивляло, но силы Богара были на исходе, его тело становилось все тяжелее и тяжелее. Вдруг он почувствовал боль, а после ужасную усталость. Меч противника пронзил тело и вместе с кровью ушли последние силы эльфа. Призрачные войска исчезли, будто их и вовсе не было, а генерал империи вмести с остатками своего войска направился в сторону замка. Пройдя мимо смертельно раненого Богара, который вот-вот должен был отправиться в другой мир, сказал:
   -Меня зовут Хасан, для меня было честью сразить столь сильного противника.
   Генерал эльфов усмехнулся и навсегда закрыл глаза. Но вместе с его последним вдохом в воздухе застыли слова:
   -Мне тоже.
   Во дворце все также кипело сражение. Некогда красивейшие сады были залиты кровью, а вокруг витал запах ненависти и отчаяния. Король вместе со своей женой храбро сражались против братьев, но даже сил их реликвий не хватило, что бы победить служителей церкви. Земля затряслась, и раздался глухой гул. В тот же миг с дворца донесся рык, словно из преисподней и все содрогнулось с новой силой. Настала гнетущая тишина, было ощущение, что она останется навечно. Но нет, по каменной стене дворца поползли трещины. Не выдержав, она рухнула, подняв тучу пыли. Внутри бушевало пламя, даже камень плавился от жара. Из трещины выскочил король, держа жену на руках. Его одежда вся была изорвана, тело покрывали ожоги, а со лба стекала кровь. Но он все также крепко держал молот, свою реликвию. Положив королеву на землю, он сорвал с тела остатки синей мантии. Сжав каменный молот еще сильнее, он повернулся в сторону дворца. Священник тоже вышел из хором, струшивая пыль с плеча.
   "Вы знатно меня развлекли, но сейчас время заканчивать". Священник достал из-за спины два листка бумаги и громко выкрикну: "Кара восьмая".
   Два листка бумаги ярко вспыхнули и исчезли. В тот же миг послышалось стрекотание. Из-за замка начало приближаться тяжелое темное облако. Когда оно уже было вблизи, стало ясно, что, то был огромнейший рой саранчи, что быстро двигался в сторону короля. Эльф поднял над собой молот и с оружия вырвались молнии, приняв вид волков. Туча саранчи опустилась на короля, и даже силы молота грома не хватило, что бы отбиться от тысяч насекомых. Его тело начали покрывать порезы, молнии, словно живые, кружились вокруг своего хозяина, пытаясь защитить. Но саранча все прибывала и прибывала, отрывая куски его плоти. Молнии пропали, король упал на колени, а насекомые продолжали терзать израненное тело. Его наполняла боль, но он не проронил, ни слова. Вдруг небо над Гельмаром засияло, словно его озарили тысячи вспышек молний, а потом, как светлячки, из полуразрушенной столицы начали подниматься маленькие белоснежные огоньки. Взлетев ввысь, они прошли через светящиеся ворота, похожие на те, что ведут в мир богов, в котором всегда царит свет. После закрытия прохода на город снова опустилась гнетущая тьма и с неба, словно иголки, посыпались капли дождя. Гельмар полностью опустел, остались только войска империи и бездыханные тела защитников.
   "Какой интересный фокус. Но ничего страшного, наше задание уже выполнено",- сказал священник, направившись в сторону полуразрушенного дворца.
   Город находился в полной разрухе, прекрасный дворец - жемчужина западных земель стонал от боли и неизбежной гибели. Улицы, на которых недавно кипела жизнь, были заполнены молчаливыми мертвецами. Солдаты, почившие на поле сражений не удостоятся почетных похорон. Словно голодные крысы, почуявшие еду, воины империи набросились на трупы, рыская, как по карманам врагов, так и соратников.
   Хасан стоял в стороне. На его лицо упала тень печали, он застыл в своих мыслях. Капли дождя, падая на одежду, смывали остатки крови, а вспышки молнии озаряли темные улицы опустевшего города.
   "Мне от вас тошнит, копаетесь в трупах ради пары золотых. Куда делась доблесть? Где то уважение к побежденному противнику? Видимо век рыцарства в прошлом, от него осталась тень, лишь тень", - думал про себя генерал империи, направив свой взгляд в бушующее небо.
   Тем временем недалеко от Гельмара расположился лагерь генерала Лейша. Именно он спас всех жителей, использовав книгу Тота. Его тело было на пределе и он, оставшись без сил, свалился на влажную землю.
   Выжившие солдаты и горожане оказались в небольшом поселении, окруженном густыми зарослями. То был лагерь для тренировок следопытов. Старые палатки из оленьих шкур стояли кругом, в центре - большой кострище, а на близстоящих деревьях находились старые посты лучников. Много лет их не использовали, ведь лагерь находился почти в центре великого леса, куда еще не ступала нога чужеземца.
   Король был весь измазан собственной кровью. Вернув самообладание, он сразу кинулся в сторону своей супруги. От изысканного наряда королевы остались лишь лохмотья, из ослабевшего тела еле-еле слышалось слабое дыхание, что вот-вот могло исчезнуть. К монархам поспешили лекари, но было слишком поздно, сердце королевы больше не билось, ее легкое, словно перо тело легло на большие ладони короля. Разум вдовца заполнила ужасная печаль. Он не верил, что спутница всей его жизни исчезла, что ее больше не будет рядом. Король пытался стать примером для своего народа. Поднявшись, уверено заговорил:
"Друзья мои, сегодня самый страшный день в нашей истории, в этот час мы так близки к и
счезновению, как никогда ранее. Гельмар пал, множество великих воинов и замечательных людей в этот день покинули наш мир, но мы должны встать и доказать всему миру, что их жертвы не были напрасны, что мы еще не сдались".
   Он говорил твердо, но по лицу стекали горькие слезы. В тот день сердца всех эльфов наполнились злостью и желанием отомстить людям. К королю, пошатываясь от бессилия, подошел Лейш. Положив руку ему на плече, тихо промолвил:
   -Я сожалею мой король, что не смог...
   -Замолчи Лейш, ты ни в чем не виноват, если кого и винить, то меня.
-Отец, брат
, я так рада, что вы живы!! - послышался голос позади короля. Там стояла Рэнзея, подойдя поближе, она увидела свою мать, лежавшую на сырой земле и в тот же миг ее, словно пронзила стрела. Во рту появилась горечь, но принцесса не проронила, ни слезинки.
   -Ужасно, ради чего все эти жертвы, почему все должны умирать. Они жили, у них была семья, дом и все исчезло, сгорело за одно мгновение, за что все эти испытания свалились на наши судьбы, за что!?
   Лейш схватил сестру за руку, а вторую прижал к ее губам.
   -Я знаю, что тебе тяжело, как и мне, но сейчас не время для бесполезных эмоций.
   С глаза принцессы скатилась чистая, словно небо слезинка. Лейш отпустил Рэнзею и пошел к солдатам, а принцесса подбежала к уставшему королю и обняла его.
   -Я рад, что с тобой все в порядке дорогая, твоя мама бы не простила бы меня, если бы с тобой что-то случилось, - засмеялся король через слезы. - У меня к тебе просьба. Это послание нужно передать в Шонтор, я молю тебя отправиться туда,- голос короля дрожал от злости и беспомощности.
   -Я не могу позволить принцессе путешествовать в одиночку, - сказал Земер, подойдя к отцу и дочери.
   Рэнзея подбежала к телохранителю и крепко обняла его:
   -Слава Богине, ты жив, - девушка горько плакала в пыльный мундир эльфа. Он все понял, увидев тело королевы, лежащие на земле под грязным покрывалом
   -Буду признателен, Земер. К слову, как твои сын и жена, с ними все в порядке?
   -Да, с ними все в порядке, спасибо за беспокойство мой король. Единственное, что меня немного беспокоит: карликов я найти не смог. Но за них волноваться не стоит, их живучести позавидуют даже куприлы, они, как и эти маленькие пушистые зверьки выживают, даже в самые лютые зимы.
   -Мне пора, я должен поговорить с Лейшом и остальными генералами, как будете отправляться в столицу гномов, то обязательно сообщите мне.
   Король медленно пошагал к месту сбора, а Рэнзея и Земер вернулись к остальным путникам.
   -Рензеечка, я так рада видеть тебя,- выкрикнула Луна и прыгнула на принцессу с объятиями, повалив ее на траву.
   -Что мы должны делать? Чем можем помочь вам?- спросил Шаир, помогая девушкам подняться с земли.
   -Король приказал мне сопроводить принцессу к Шонтору. Вы уже очень помогли нам, и я не смею вас просить о помощи.
   -Я всегда следую за ветром, а сегодня он веет в сторону гор, - сказал Шаир.
   - Снова в дорогу! Моя бы жизнь была скучной, если бы не вы! - Не уместно выкрикнула Луна, чуть ли не подпрыгнув.
   -Мы поможем вам. Это дело чести. Митоки не бросают собратьев на произвол судьбы, - сказал Ретан, кивнув. На самом деле он боялся, что когда вернется домой, то увидит лишь выжженную землю, на месте деревни.
   - Я не уйду никуда, пока вы мне не заплатите за дорогу, - выкрикнул Шекр, улыбнувшись,- кстати, а где надоедливый гном, что-то я его давно не слышал.
   -Его нет в лагере, он либо умер в городе, либо как-то смог оттуда выбраться, - тихо промолвил Земер.
   Шекр уже потянулся, что бы снять шляпу, как:
   -Не хорони их, они выжили,- выкрикнула Луна, ударив Шекра по плечу.
   -Хорошо, хорошо, я просто шучу.
   -У нас нет времени. Переночуем в лагере и завтра с утра отправимся.
   -Как скажите, принцесса, митоки пойдут за вами, - с хрипотой сказал Крахат.
   В то время, пока путники готовились к отбытию, король и оставшиеся генералы должны были собраться в большом шатре. Внутри шатра было несколько ящиков с провизией и амуницией, а возле входа стояло два стражника.
   -Король, спасибо вам, что отправляете Рэнзею подальше из леса,- сказал Лейш, зайдя внутрь.
   Король лишь глянул на своего племянника и улыбнулся. В тот же момент в шатер вошел высокий эльф. Он был одет в коричневый кожаный доспех с металлическими вставками, а на плече у него была шкура лесной пантеры. Его лицо было покрыто шрамами, а на руках наложены швы. Волосы бронзового цвета, словно копья, направлены вверх, широкие карие глаза, словно земля. Шагал он твердо, словно массивный колос, все движение были медленны, но точны. Даже король, которого считали необычайно высоким, казался гномом, по сравнению с ним.
   -Как я рад, что вы живы король!- сказал гигант басом, протянув руку владыке. Его ладонь, была похожа на тяжелый лист металла. В боях он мог одними только кулаками ломать кости и дробить черепа.
   Король пожал руку воину, спросив:
   -Аурис, я рад тебя видеть живым, друг мой, но что случилось с рукой?
   -Ох, это лишь царапины. Когда мы вступили в бой с отрядами противника, я встретил странно-одетого монаха. На его голове была одета плетеная корзина, а на теле - яркая одежа. Он заиграл на красивой флейте, покрытой орнаментами в виде листьев золотого цвета. Вдруг сильный ветер черт знает откуда, подул в мою сторону и словно острый клинок оставил эти порезы. Теперь я обязан вернуть ему этот должок,- сказал генерал, потирая руку, покрытую ранами.
   В тот же миг в шатер вошел последний генерал. Имя его Газетто, придворный маг короля.
   На нем была, покрытая синим орнаментом белая мантия с длинными рукавами, что почти волочилась по земле. На вытянутом и худом лице сверкала пара зеленых глаза, спрятаны за толстыми линзами очков. Узкие губы отдавали бледно-бежевым оттенком, немного выделяясь на гладкой бледной коже. На руках у него были о черные перчатки, а за синим поясом висел не большой красный мешочек. Все генералы стали вокруг квадратного стола, посреди комнаты, на котором лежала подробная карта местности. Окинув взглядом печальные лица пришедших, король тихо заговорил:
   -Вот все и в сборе, давайте почтим память тех, кто сейчас не с нами, они были великими воинами и чудесными полководцами. Сегодня даже лес-прородитель плачет за своими сыновьями, покинувшими сей мир.
   Каждый положил правую руку на сердце и, пригнув голову, закрыл глаза. Так эльфы прощались с умершими. Через пару минут Газетто нарушил скорбящую тишину:
   -Король, враг почти победил, наша столица пала, мы должны действовать.
   -Я поддерживаю мага,- сказал Генерал Лейш,- нужно составить план действий и начать бороться с захватчиками, несвоевременно опьяненными победой.
   Король вместе со своими генералами провел всю ночь в шатре, работая над стратегией. Ночью с шатра доносились озлобленные крики. Но под утро они решили, что нужно поставить все на кон: орел или решка, иного не дано. Многие солдаты понимали, что у них мало шансов выиграть. Но отдать жизнь, защищая семью и короля, считалось самой большой честью. Спустя час принцесса вместе с компаньонами подошли к пятому королю. Тот стоял и общался с генералом Лейшом, но увидев дочку, сразу замолк.
   Принцесса подошла ближе и обратилась к королю:
   -Нам пора отправляться отец, сейчас в округе я не смогла обнаружить солдат империи, но чем раньше выйдем, тем меньше шанс наткнуться на патрули.
   -Думаю, я смогу вам в этом помочь,- сказал Лейш, улыбнувшись. - Садитесь на коней и готовьтесь отправляться. Путники запрыгнули на лошадей, а Лейш достал из сумки, висящей за спиной свою книгу. Открыв ее, он сказал:
   - Страница первый создай мой мир. Глава вторая "Подчинение пространства". Из книги, будто вода начал выливаться свет, следом заползая на пару деревьев, стоящих неподалеку.
   На руках и лице Лейша появились татуировки в виде цветов, что позже засветились, загорелись огнем.
   -Идите, это ваш выход из леса.
   Пройдя сквозь арку, созданную мощнейшим артефактом, путники исчезли в ярком сиянии. Через секунду свет пропал, а Лейш, закрыл книгу и сложил ее в сумку.
   -Вот и все король, надеюсь, с ними будет все хорошо, нам же время выступать.
  
   Глава 9 Куда ведет ветер...
   Жизнь - путешествие,
   которое не завершится до нашего
   последнего вдоха.
   Тем временем гномы тоже смогли выбраться из города. Когда войска людей только ворвались в Гельмар Айфул и Шульц уже блуждали в лесу, окружающем город. Над Гельмаром стояло черное облако дыма и отовсюду доносились звуки боя.
   -Похоже, все плохо, кэп.
   -Да ты что, а я и не знал! И кто же говорил, что знает дорогу? Теперь мы в таком дерьме, что и описать трудно, ладно, время выбираться отсюда.
   Гномы напали на небольшой отряд и смогли раздобыть пару лошадей. И хотя они не особо любили ездить верхом, но другого выхода не было. Айфул и Шульц поскакали по направлению синей стрелки компаса, указывающей в сторону северных гор, в сторону Шонтора. Прошло пару дней, они добрались до небольшой деревушки, стоявшей на берегу озера.
   -Тут мы сможем немного передохнуть, но есть одна проблема, у нас нет денег. Не так ли? - спросил Айфул, со злостью в голосе.
   Шульц выглядел очень уставшим, казалось, что он вот-вот рухнет на землю. Густая, лохматая борода была вся в паутине и разных растениях, а ранее весело-блестящий доспех покрывал слой грязи и пыли.
   -А! Что, нету у меня никаких денег.
   -Точно, не врешь? - рявкнул Айфул и подошел поближе. Его взгляд, словно сверлил уставшего Шульца.
   -Да, да, зачем мне врать тебе кэп.
   -Ладно, - выдохнул Айфул и пошагал в сторону деревни, ведя за собой уставшую лошадь. По дороге к поселению за гномами увязалась стая волков, и им пришлось оставить падающего от усталости скакуна, убегая оттуда прочь.
   -Жалко лошадку. Если бы не эти псы позорные, она бы нам еще послужила.
   -Да, а лошадиное мясо вкусное? Я бы не отказался от хорошо прожаренного куска.
   -Кэп, успокойтесь, мы бы могли продать и получить какие не какие, но деньги.
   В тот же момент у Айфула заурчало в животе. Словно зверь, спавший в пещере, проснулся от долгого сна и готов был выйти на охоту.
   Вдруг гномы услышали женские крики, доносившиеся с востока. Они быстро запрыгнули на лошадь, что уже еле стояла на ногах и, вздернув поводья, поскакали к источнику визга. Впереди находилась река, возле которой лежал топор, измазанный во что-то красное. Через секунду выкрик раздался снова.
   -Это наш шанс хорошо поесть, Кэп. Спасем девушку, а она нам, в качестве благодарности даст чего-то вкусненького.
   -Правильно мыслишь, вперед кобылка.
   Айфул еще сильнее хлестнул поводьями. Заржав, лошадь с последних сил рванула вперед.
   Гномы на всех порах мчались в сторону криков, пока лошадь, не споткнувшись, упала на землю, а они, словно мешки, грохнулись перед ней. Чуть дальше стояло дерево дуба, которое со всех сторон обступили кипары - дикие плотоядные птицы, достигающие размеров пони. Они яростно хлопали своими тяжелыми клювами, выпячивали яркое оперение и прыгали вокруг высокого дерева, пытаясь поймать свою добычу. Айфул и Шульц поднялись, раскрыв демеханические коробочки. Вооружившись, они яростно ринулись в бой. В одно мгновение все птицы разлетелись в стороны. С дерева камнем упал невысокий молодой полный мужчина, с загорелой кожей, черными короткими волосами и щетиной. Его глаза были круглыми, большой нос, напоминающий кабачок, занимал пол лица, а губы, словно две алые сушеные колбаски, лежали одна на другой.
   Одет был в жилетку зеленого цвета и белые узкие штаны, явно одетые не по размеру.
   Гномы очень удивившись, уставились, на сидящего, на земле мужчину. Тот также глядел на них широкими блестящими глазами. Через секунду незнакомец поднялся и протянул руку, сказав писклявым голосом: "Амир".
   Айфул пожал руку новому знакомому и тоже представился.
   -Хорошо, что с тобой все в порядке, - добавил второй гном, - мое имя Шульц, рад нашему знакомству.
   -Что с тобой приключилось, как ты оказался, в таком, не ловком положении?
   -О, я как обычно рубил древесину, как вдруг напали эти гадкие птицы. Даже кинул в них свой топор, пытаясь выиграть времени, что бы убежать от них. Если бы не вы, то просидел бы на этом дереве еще долго. Я должен вас поблагодарить. Только сначала нужно забрать топор, а то Мирочка мне голову оторвет.
   Мужичек улыбнулся и вразвалочку потопал к месту, где оставил топор, а гномы медленно последовали за ним.
   -Жалко, что лошадь убежала, как мы теперь доберемся домой?
   -Не волнуйся Шульц, как-нибудь да сможем.
   -Откуда вы? - спросил Амир.
   з Шонтора, кузницы мира сего, города, который словно каменный великан сторожит северные горы.
   -Ничего себе, хотел бы увидеть его. Я почти не покидал деревню, разве что на ярмарки в соседние города, - сказал Амир, посмотрев на небо, - наверно хорошо быть облаком. Плыви, куда хочешь, никто тебе не беспокоит, просто наслаждаешься жизней.
   -Облака плывут туда, куда ведет их ветер. Им тоже, наверное, надоела такая участь, - возразил Айфул.
   Они дошли к месту, где Амир встретил кипар. Мужичек поднял топорик и направился к тропинке, ведущей к деревне.
   -Пойдемте, чего стали? Мира, наверное, уже заждалась, когда я приду.
   Через пару минут они уже вошли в деревню. Она состояла из пару десятков маленьких деревянных домиков, стоявших вдоль широкой дороги, ответвления от которой тянулись к входным дверям. На улицах резвились дети, а каждый местный занимался свои делом, не обращая внимания на чужеземцев. Гномы вместе с Амиром подошли к одному из небольших домов. Возле входа хозяева разбили небольшой огород. Из дома доносилось ритмичное насвистывание и еле уловимый запах специй.
   -Дорогая, я вернулся, чую, обед уже готов, не так ли! - Закричал Амир, подтянув свои штаны.
   -Сколько раз я просила тебя не кричать, меня выводит из себя твой писклявый голос. Не умеешь разговаривать, как настоящий мужик, так молчи! Ох, матушка предупреждала, что намучаюсь с этой детиной. Так я дура не верила ей! - донесся грубый женский голос из дома. И сразу же на пороге появилась невысокая пухлая женщина. Ее кудрявые, черные волосы мягко касались вытянутого, загорелого лица. Раскосые карие глаза, словно тянулись к широкому носу. На лбу от злости появились морщины, а в правой руке она уже держала длинную деревянную палку.
   -Я тебя ждут-таки уже не первый час, ушел и пропал, а сейчас, видите ли вернулся, так и притянул с собой подозрительных мужчин. Что уже натворить успел?
   - Дорогая, хватит тут, знаете ли, разглагольствовать! Эти гномы спасли меня как-никак, сегодня ты могла и не увидать своего любимого мужа, если бы не они, - ответил Амир.
   Лицо Миры немного изменилось, она отшагнула назад и пригласила гостей. Внутри дом казался больше, чем снаружи, возле входа стояло несколько изношенных пар обуви, а напротив двери, возле окна стоял простой деревянный стол, окруженный трухлявыми стульями. Слева от него была печь, сделанная из камня, на которой стоял глиняный котелок, охваченный легкой дымкой пара.
   По правую сторону от входа разместилась широкая деревянная кровать и старый комод. Железные ручки еле держались за постаревшие стенки ящичков, но все также сияли металлическим блеском. Все вокруг казалось очень старым, но, несмотря на это, дом выглядел опрятно и не лишенным домашней заботы. Женщина, поначалу казавшаяся ужасно свирепой, тихо подносила к столу деревянные тарелки, расписанные разноцветными красками, и ложки, украшенные резьбой. Каждое поселение было не похоже на иное, словно имело свою душу, прекрасную и неповторимую. Ведь село - это люди, что также не похожи друг на друга. Мира остановилась и своим грубым голосом, но с необычной мягкостью сказала: "Чего уж, не стойте на пороге, заходите, а то еда остынет".
   Амир медленно положил топор и пошагал к столу, гномы также пошли за ним. На столе кроме тарелок и ложек стоял кувшин, наполнен свежим молоком, а на деревянной подставке дрожал от жара котелок. Все уселись за стол, Амир открыл крышку горшочка и из него клубком вырвался пар, вместе с манящим ароматом ячменной каши. Все положили себе по несколько ложек и залив ее молоком начали обедать.
   -Так шо случилось, чаго Амир натворил в этот раз?
   -Ничего необычного, эти лютые вредители снова увязались за мной, но теперь не отстали, когда я залез на дерево. В этом году они словно взбесились, жизни не дают.
   - Почему вам их просто не перебить? И все на том. - С недоумением спросил Шульц.
   -Мы пробовали уже, но они таки живучие твари, сколько не убивай, придут еще и еще, скоро начнется сезон спячки, и мы забудем про них на некоторое время. Люблю же я зиму. А куда вы держите путь?
   ы хотим вернуться домой, в Шонтор, но по дороге потеряли лошадей, теперь вот думаем, как туда добраться.
   едалеко отсюда есть независимый город Хабитемент. Я слышал оттуда ходят дирижабли в земли гномов, думаю, оттуда вы сможете добраться до северных земель.
   -Ты же говорил, что не был нигде, кроме родной деревни.
   -Если сломается какой-то инструмент, то я отправляюсь в Хабитемент и закупаю все, что нужно. Но люди там странные, как и сам город.
   - В каком смысле, странные?
   - Думаю, вы поймете, когда познакомитесь с кем-то из жителей. Единственное, что знаю - город, словно по волшебству появился в наших краях несколько лет назад, - сказал Амир, скорчив загадочную гримасу.
   Гномы провели у новых знакомых одну ночь, и на утро, поблагодарив хозяев, вышли на улицу. Узнав направление, они пошагали в сторону Хабитемента.
   Через день уроженцы северных земель уже стояли возле входа в город.
   Хабитемент называли пристанищем неверных, логовом еретиков. Многие механики алхимики и люди, которые не верили в церковь, находили свое место именно в независимом городе. Высокие здания, словно пронзали небеса, а улицы наполнял смрадный запах. Кроме ученых этот город облюбовали преступники, из-за них в поселении всегда стояла гнетущая атмосфера. Гномы, шагая по улице, слышали крики, скрежет машин. Каждая дверь запиралась на засов, только они появлялись неподалеку.
   -Какой необычный город, чем-то он напоминает Шонтор.
   -Шульц, тебе все напоминает Шонто...
   -Эй, я знаю, что вам нужно и у меня это есть, - прервал разговор хриплый голос. Из тени вышел невысокий незнакомец. На нем была старая, потрепанная накидка, а с-под капюшона выглядывало два ряда сверкающих острых зубов.
   - Не ожидал встретить в этих краях митоки. И что же у тебя есть для нас?
   меня есть все, главное, что нужно вам.
   -Мы ищем дирижабль к Шонтору.
   ойдемте за мной, я проведу вас к станции.
   -По рукам.
   Гномы пошли вслед за незнакомцем по узкой дороге. Механические светильники, стоявшие вдоль улицы, мерцали тусклым белым светом, приманивая мотыльков, которые стремясь к свету, сгорали, лишь прикоснувшись к нему. Переулки были пустыми, вокруг царила тишина, лишь тихое капание воды, шум вырывающегося пара и стук металла на миг прерывали ее правление. А тьма, зажавшись в угол, ждала, пока кто-нибудь отойдет от фонаря, что бы проглотить его. Но самой страшной не была тьма, а то, что скрывалось в ней. Казалось, что десятки очей наблюдали за проходящими мимо, злобно ухмыляясь и выжидая свою жертву. Проводник остановился возле высокого каменного здания, полностью покрытое маленькими, мигающими теплым желтым цветом фонарями. Сверху на широкой платформе стоял огромный, вытянутый, словно свеча, воздушный шар, полностью выкованный из металла.
   -Вот мы и пришли, - прошипел проводник,- скоро отправка, а теперь билеты. Их цена, все, что у вас есть. Митоки вытянул из-под плаща два, загнутых, словно змея, ножа. Из мрачных переулков на свет начали выползать злобные тени, сверкая ножами.
   -Мне не нравятся их рожи кэп.
   -А, по-моему, они под стать этому городишку.
   -Что ты там вякнул? Я могу и больше запросить за билет. Мы вас в фарш превратим, а потом продадим, - гаркнул старый митоки, закашлявшись. Тени начали приближаться ближе и ближе, а гномы достали свои демеханические коробочки, приготовившись к бою. Но внезапно прогремел взрыв и улицу заполнил едкий дым.
   -Быстро сюда, если хотите выжить,- прозвучал хриплый выкрик.
   Гномы побежали за голосом. Как только они оказались внутри здания, дверь захлопнулась, оставив их в полной темноте.
   -Эй, кто ты? Зачем спас нас? - выкрикнул Айфул.
   Свет в здании зажегся. Вокруг стояли металлические шкафы с лежащими на них большими ящиками. Гномы поняли, что они находились на каком-то складе. Перед собой они увидели невысокого лысого старичка с пушистой седой бородой. Его глаза были закрытыми и казались очень уставшими, нос, словно пика и широкие тяжелые брови. На лбу у него были натянуты защитные очки, а на теле коричневый комбинезон и тяжелые кожаные сапоги с металлическими подошвами. На поясе у него висели колбы, заполненные разноцветными жидкостями и порошками.
   -Я рад, что с вами все в порядке, незнакомцам следует быть аккуратнее, в этом опасном городе.
   -Спасибо дед, можешь нам помочь добраться до дирижабля?
   -Я вас спас, но это не значит, что должен и дальше помогать. Кстати, то всего лишь постамент, - махнув рукой, спаситель направился к двери.
   -Ну, тогда, хотя бы скажи, как мы можем добраться к Шонтору.
   Старик остановился и, развернувшись, сказал:
   -У вас есть два варианта, либо пойти к своим новым друзьям и попросить у них билет на ненастоящий дирижабль, либо следовать моим указаниям.
   -Дед, мне не сильно нравиться первый вариант, поэтому давай, говори все прямо, - настойчиво произнес Айфул.
   По лицу старца поползла улыбка, блеснувшая черным металлом из которого были сделаны все его зубы.
   -Сначала прекрати называть меня дедом. Мое имя Санхеби. Я - алхимик, теперь ваша очередь представиться.
   -Айфул, а это Шульц. Мы просто хотим вернуться домой, думаю, это все, что можем сказать о себе.
   Сейчас мы пойдем ко мне домой, там нас точно не побеспокоят. Только шагайте осторожно и не смотрите прохожим в глаза, местный народ вспыльчив.
   Вместе они вышли на улицу, переполненную прохожими. Словно река, люди двигались по тротуару, выложенному из железных кусочков. Взгляд каждого жителя был померкший, злой. С подворотней вырывались тихие всхлипывания. Некоторые местный шли, дергаясь, словно в их тела втыкали иголки, часто чесались и осматривались по сторонам. Но Санхеби двигался твердо, не обращая внимания, на то, что происходило вокруг. Через пару минут они оказались возле невысокой металлической двери, спаянной из разных видов металла. Старик пару раз сильно стукнул по двери и через секунду на той стороне послышались тихие мелкие шажки и громкий скрип. Дверь шумно открылась. В проходе стоял маленький мальчик, лет десяти. На нем был надет такой же комбинезон, как и на старике. Его широкое лицо покрывали веснушки. Короткие черные волосы кудрями свисали с головы. Глаза были разного цвета, карего и голубого. От удивления мальчишка раскрыл рот, увидев незнакомцев. Через секунду мальчуган бросился прочь от двери, побежав в дальнюю комнату.
   -Извините моего внука, он никогда не видел гномов,- хриплым голосом сказал Санхеби,- теперь к делу. Мне нужно, чтоб вы доставили образцы, созданные мной. Передайте их моему хорошему другу, Хальдиту в Шонтор. Я слышал, что он хорошо устроился, кажись, пробрался в правительство. Везет же некоторым. Думаю, вы слышали о нем.
   -Зачем тебе нужны мы? Ты и сам можешь отправиться туда?
   -Я уже не молод, да и за Атерном нужно присматривать. Так что? - спросил Санхеби, протянув ладонь.
   Гномы переглянулись. Айфул пожал руку алхимику.
   -Правильное решение. Я пойду, приготовлю образцы, а вы можете отдохнуть. Чувствуйте себя, как дома.
   Дом алхимика выглядел очень неординарно, словно соединял в себе традиции и механику. На стене висели оленьи рога, рядом же стоял шкаф, спаянный из кусков металла. Возле каменного камина стояло кресло, железный каркас которого был обтянут кожей. На полу лежала шкура медведя, а на стенах в медных рамках висели картины. На одной тумбочке Айфул заметил старую, покрытую пылью фотографию, на которой была изображена семья.
   -Мне дед говорил, что это мои Мама и Папа. Когда-то мы жили вместе возле леса. Вокруг были только зеленые холмы, веселые реки и красивые цветы. Как бы я хотел увидеть их, - донесся тихий, писклявый голосок.
   Обернувшись, гномы увидели Атерна, он любопытно разглядывал Шонторские доспехи и оружия.
   -А вы можете рассказать про ваш дом?
   Айфул подошел к нему, положив руку голову мальчишки, сказал:
   -Если тебе интересно, то слушай:
   ы из земли, где все покрыто белым одеялом. Притрагиваясь к нему, ты обжигаешься жаром снега.
   А от чистого воздуха, что витает над горами, ты можешь опьянеть, как от кружки крепкого эля. Город вытесан в скале, имя его Шонтор - кузница мира. Внутри той горы текут ручьи лавы, в которой мы и закаляем не только сталь, но и свои тела. Вся гора наполнена криком металла и стуком молота, она словно оживает, когда мы работаем внутри.
   Ребенок смотрел на бывалого воина с негаснущей, детской радостью, а глаза светились от любопытства.
   Вдруг с улицы послышался тяжелый гул серены, а из-за угла выбежал Санхеби.
   -Чего стоите, хватайтесь за что-нибудь, сейчас начнется тряска.
   Сирена затихла, и в тот же миг раздался громкий металлический скрип и шипение вырывающегося пара. Вся комната затряслась и начала шататься то в одну сторону, то в другую.
   -Что тут твориться!?
   -Ха-ха, вы что, не знаете, почему наш город называют живым? Сейчас это прекратиться и я все объясню, а пока держитесь крепче.
   Гномы еще сильнее вцепились в мебель, привинченную к полу.
   -Вот и все, можете расслабиться.
   -Но, но, что это было? - спросил Шульц.
   аш город - это огромный механизм, можно сказать, имеющий душу. Иногда он поднимается и двигается в неизвестном направлении. Говорят, что его создатель вложил сердце в свое творение, и даже после смерти город не останавливается; он движется, пытаясь найти что-то. Но это всего лишь слухи, ерунда. Скорее всего какие-то люди живут в недрах и управляют городом.
   -Но как вы узнаете, где находитесь. Карты?
   -Нет конечно, мы не используем эти застарелые куски бумаги. Механизм сам определяет наше местонахождение. Это то, в чем мы смогли превзойти вас, наших учителей - гномов,- сказал Санхеби, улыбнувшись.
   -Должен признать, что этот город достоин наивысшей похвалы, но что бы он мог мыслить. Что за выдумка, машины - куски металла, которые не способны на такое.
   -Возможна да, а может, и нет. Сейчас продолжу упаковывать сыворотку. Скоро я отправлю вас домой.
   В течении часа Айфул не прекращал рассказывать истории о том, как он уничтожал монстров, испытывал судьбу и вечно выходил сухим из воды. Атерн внимательно слушал и наивно верил в каждую байку.
   "Этот значок я выиграл вместе с братом на конкурсе механиков. Думаю, он не будет против, если я отдам его тебе. Вот, забирай, на память".
   Айфул улыбнулся и протянул ладонь. На ней лежал небольшой округлый орден, на котором была изображена шестерня, а в ее центре - гордый орел, расправивший свои крылья.
   - Спасибо, я никогда его не потеряю, никогда!- пролепетал Атерн.
   -Готово, теперь пойдемте, нам нужно зайти к одному моему другу, - выкрикнул алхимик, держа в руках небольшой сверток.
   Гномы вместе с Санхеби вышли на улицу, а Атерн выкрикнув, что никогда не забудет их, захлопнул дверь.
   -Сан, можно вопрос?
   -Валяй.
   -А где его родители? Почему ты заботишься о нем в одиночку? - спросил Шульц.
   -А вы любите лезть в чужие дела, не так ли?- сказал алхимик улыбнувшись.
   -Мы не...
   -Когда-то я вместе со своим сыном, отцом Атерна и его матерью жили в небольшом домике недалеко от леса. Там было очень красиво, вокруг не души, только бескрайнее поле. Как же я любил вдыхать аромат полевых трав. Дни напролет мы проводили опыты. Нашей целью было изменить саму жизнь. Мы хотели открыть секрет бессмертия и понять суть сего мира. Но этому не суждено было случиться. Церковь, будь она не ладная, как-то прознала про это и прислала свою цепную собаку разобраться. Я увидел в окне человека в длинной черной рясе, у него были каштановые волосы, а в одном ухе висела сережка в виде креста. Я сразу понял, что дело запахло жареным и кинулся к сыну. Тот тихо поднялся и сказал мне брать ребенка и уходить. Вместе с Арилой они пошли к священнику.
   Быстро выбежав из дома, я спрятался в густых кустах. Собственными глазами я видел, как тот человек, достав из-за спины листок бумаги, выкрикнул что-то. Небо затянули тяжелые тучи, и я уверен, что именно из того листка бумаги и появилось два ужасных существа. Они напоминали женщин, но место волос - змеи, а лица собачьи. На спинах были крылья, как у летучих мышей. Они быстро подлетели и разорвали моего сына, а потом и его жену. Я, я ничего не сделал, чтобы спасти их, меня охватил страх. Я хотел броситься к ним, но...
   Просто бежал сквозь лес, прикрыв дитя от веток и слез, которые против моей воли вырывались из уставших глаз. Это бы не помогло, утешал я себя. Каждый день безумие хотело завладеть мной, и только Атерн защищал меня от него. А что я мог сделать? Если бы я умер, то и Атерн. Заран не простил бы мне этого. Его бы, хе-х, взгляд, хе-х, преследовал бы меня до конца. Санхеби громко засмеялся, а с глаз потекли слезы. Через секунду улыбка исчезла, а слезы все продолжали сбегать по морщинистому лицу.
   -Мы все потеряли кого-то дорогого. Хотели бы они, чтобы мы плакали, лишь о мысли о них? Думаю, ты все правильно сделал, убежав. Если бы не ты, то жизнь этого мальчика завяла, не успев расцвести, - лицо Айфула закрыла скорбящая тень. Он вспомнил всех тех, кто умер во дворце, и грусть понемногу начала заполнять его израненное сердце.
   -Ты прав мой бородатый друг, сейчас не время, - сказал Санхеби, вытерев с лица слезы грязной тряпкой. - Мы идем к одному изобретателю, у него есть ваш билет домой. Скажу сразу, это своеобразный человек. В общем, не удивляйтесь. Санхеби подошел к железной двери с небольшой прорезью и громко шандарахнул по ней ногой изо всей силы. За дверью послышалось шуршание. Через секунду дверь распахнулась. Внутри царил полумрак, тусклое красное сияние исходило из кристаллов, развешанных по стенам. Неожиданно они вспыхнули, засияли, словно осколки золотого солнца. Небольшая комната была завешена фотографиями мужчины, а на всех столах и тумбочках стояли статуэтки, некоторые из которых также были похожи на него. В комнату зашел мужичек среднего роста. То и был человек, изображенный на фотографиях. Его волосы блестели ярко-желтым. На теле была одета обтягивающая рубаха красного, помидорного цвета и черные штаны. Поверх рубахи - старый фартук, измазанный машинным маслом, а на шее висели защитные очки, по которым уже пошли трещины. Неширокое округлое лицо с маленькими зелеными глазами опоясывала редкая щетина.
   -Смотрю, вы пришли к самому великому механику современности? И чего вам надобно? Сказал друг Санхеби, сняв перчатки, измазанные в мазут.
   -У меня к тебе есть просьба, я знаю, что ты работаешь над новым проектом и если позволишь, то мои друзья испытают его, долетев до самого Шонтора. Ты сможешь показать всем свое величие, Сусен.
   -Хорошая идея, я смогу доказать этим напыщенным механикам, кто тут самый великий, и чьи изобретения изменят мир. Но у меня есть условие.
   -Какое же?
   -Гномы используют мой транспорт, и никакой другой. Иначе договора не будет!
   -Ладно, ладно, как скажешь.
   -Наконец мой грандиозный ум признают, скоро я удивлю даже богов, - от удовольствия щеки механика покраснели. Повернувшись к спуску в подвал, Сусен взмахом руки позвал за собой.
   его вы застыли? Наверное, умиляетесь моим домом? Ха, я не только талантливый механик, но еще и замечательный дизайнер. Звиняйте, времени нет, что бы рассмотреть все. Вам нужно успеть до того, как город остановиться. С каждой минутой мы отдаляемся от Шонтора.
   Вчетвером они спустились по старой, покрытой ржавчиной лестнице и оказались в просторном и темном подвале.
   ейчас, сейчас, вот нащупаю рубильник и...
   Послышался грохот, а через секунду врубился свет. Сусен лежал в груде пустых металлических бочек и держался за длинный рубильник. Через секунду он вскочил, разбросав все бочки в стороны. Посредине комнаты стояла непонятная машина, накрытая старым, измазанным в машинное масло, куском ткани.
   Сусен подошел изобретению и сдернул накидку. Механизмом оказалась необычная машина вытянутой формы с широкими крыльями.
   -Это моя летательная машина. Я придумал ее, когда наблюдал за птицами, которые свободно парят в небесах.
   -Кха - врун - кха,- сказал Санхеби, улыбнувшись, - сам же рассказывал про чертеж, который нашел в груде строительного мусора. Как там, на чертеже была странная надпись, кажется, такая,- Санхеби достал из кармана помятый листок бумаги и машинным маслом начертил неизвестные символы: "Wright Flyer".
   -Чертеж чертежом, но я смог улучшить проект и создать это чудо.
   -Хватит спорить! Времени мало! - Раздраженно рявкнул Айфул.
   -Гном прав, Сусен, показывай, что тут к чему,- сказал Санхеби.
   Механик с трудом залез на место пилота. Указывая на десятки разных кнопок, рычагов и датчиков, он рассказывал, что к чему.
   Айфул с Шульцем слушали очень внимательно, но по их лицам было понятно, что ничего они не запомнили. В конце концов, Сусен, сплюнув на пол, нервно сказал:
   -В общем, тянете рычаг на себя - поднимаете нос, от себя - опускаете, вправо поворачивает вправо, влево... Ну вы поняли. Главное, наблюдайте, что бы вот эта стрелка не дошла до нуля. Если опуститься, то вы рухнете, словно камень. Это запас топлива, у вас есть два запасных баков, чтобы их использовать, нужно лишь дернуть за черный рычаг. Запомнили?
   -Думаю, да, только вот как мы вытянем эту махину из твоего подвала?
   -Насчет этого, не волнуйтесь, у города много
   разных возможностей.
   Сусен подбежал к небольшому рычагу. Дернув за него, выкрикнул: "прикройте голову, а то что-то может обвалиться, ахах-кх-кх".
   Дом затрясся, фундамент высокого строения задрожал и начал медленно ползти вверх. В тот же миг послышались злобные крики, а механик в ответ лишь засмеялся во весь голос.
   -Время ехать, - сказал Санхеби, пытаясь перекричать металлический шум.
   Все вместе они выкатили летательную машину на улицу. Гномы насилу залезли на место для пилота, а Сусен крутанул пропеллер, расположенный на носовой части механизма.
   -Ну что, готовы? Не отвечайте, это ничего не изменит, толкай Сан.
   Машина медленно покатилась по длинной улице, постепенно ускоряясь. Через секунду она оторвалась от земли.
   -Кэп, тяни на себя крыша! Быстрее!
   Немного черепицы рухнуло на землю, вместе с одним из колес механизма.
   -Это не очень хорошо, нужно было проверить все перед вылетом, - почесав затылок, сказал механик.
   -Слыш, а как они будут садиться, Сусен.
   -Как знать, как знать, - прошептал изобретатель, завороженно наблюдая за своим изобретением, улетающим вдаль.
   -Кэп, а ты знаешь в какой стороне Шонтор?
   Лицо Айфула побледнело, в суете он начал оглядываться по сторонам. Но вспомнив, что Сусен упоминал о компасе, успокоился и наклонил рычаг в лево. Машина, немного поскрипывая , плавно повернулась в сторону севера.
   -Пусть направит их ветер, - сказал Санхеби и, попрощавшись с другом, пошел к внуку.
  
   Глава 10 Души героев
   Нас всех заполняет свет и тьма,
   но только мы решаем,
   какого цвета будут наши сердца.
   -Шаир, Шаир, проснись, хватит уже спать, - тихий, ласковый и очень знакомый голос донесся из темноты: то с тобой, ты плохо себя чувствуешь? Посмотри на меня".
   -Вита, это ты? - спросил Бард, открыв глаза.
   -Конечно, же я, дурачок.
   -Я так рад тебя видеть, дорогая, после этих долгих лет разлуки!
   По мраморному лицу барда покатились стеклянные слезы. Обняв свою любовь, Шаир повторял про себя, что никогда не отпустит ее.
   -Не волнуйся, я никуда не пропаду, хватит, а то задушишь.
   -Я не хочу возвращаться. Не хочу, чтобы люди вокруг меня исчезали, я уже устал нести этот крест,- с печалью в голосе произнес Шаир.
   Вита положила свои нежные, как шелк руки, на влажное лицо возлюбленного. Прислонив губы к его лбу, тихо прошептала: "Мы не в силах изменить судьбу, которая нам дана. Будь сильным и гордо иди, не оборачиваясь назад. Прошу тебя, будь счастлив". В одно мгновение тело Виты засияло и, рассыпавшись на маленькие песчинки, полетело ввысь, оставив на руках Шаира круглый позолоченный медальон с сияющим рубином посредине. Бард сжал небольшой кулон в руках и со всей силы швырнул его в сторону, громко закричав, словно раненый тигр. Но его прервал холодный и пугающий голос:
   -Ну, зачем же так, не нужно отвергать часть себя.
   Тихие шаги становились все ближе и ближе, но развернувшись, бард не увидел никого.
   -Снова твои фокусы! Зачем ты меня возвратил сюда, в это место? Зачем заставляешь вспоминать родной город, слушать звук праздника, который эхом раздается в душе и рвет ее на части? Скажи, за что ты так меня ненавидишь, Безликий?!
   -Кто тебе сказал, что я тебя ненавижу? Я только хочу открыть тебе истину.
   -Хватит нести чушь. Ты просто сумасшедший!
   -Ахах, в чем-то ты прав. Но сейчас речь не обо мне. Ты только и делаешь, что бежишь от правды, пытаясь развеять печальные мысли, вырезанные в коре твоего мозга. Не убегай, прими! Это часть тебя. Не отвергай ее, как и я не отвергаю свою.
   Каждое последующее слово Безликий произносил по-разному, словно другой человек, не похожий на предыдущего.
   -Повернись и забери то, что принадлежит тебе, - сказал он женским голосом.
   Развернувшись, бард снова увидел Виту. В вытянутой руке она держала золотую подвеску.
   -Твоя душа полна страданий и чувства вины. Если ты не примешь их, то до конца жизни будешь жить в муках.
   -Я не хочу возвращать его, все может повториться снова, - сорвал голос бард.
   -Но он - это ты. Будь сильным и не дай овладеть собой. Стань сильнее или потеряй все, иного не дано. Заслужи их прощение.
   Образ Виты пропал, и перед Шаиром стоял человек в маске, держа медальон. Бард решился и, сделав шаг вперед, протянул ладонь. Как только медальон коснулся руки, все вокруг пропало. Осталась только тьма, которую через секунду развеял яркий свет.
   Шаир очнулся рано утром. Только первые лучи сонного солнца выползали из-за горизонта и медленно приближались к Шаиру. Остальные путники все еще спали. Временный лагерь был окружен полем, на котором росло несколько одиноких деревьев. Природа еще не проснулась, только звон тишины раздавался вокруг.
   Аккуратно пройдя между спящими товарищами, Шаир размеренно пошагал по полю, тихо напевая песню:
   "Как же я хочу в небе раствориться,
   Полететь туда, словно ветреная птица и солнечными лучами там умыться.
   Как же грустно мне, что этому не сбыться,
   Не смогу я никогда свободой той упиться.
   Мое тело, словно камень от земли не оторвать,
   А душа же жаждет хоть немного полетать.
   Я исчезну враз, оставив только звон,
   Что разнесется далеко и порушит сон,
   И разбудит всех людей, которые дорогу потеряли,
   Которые всегда во мраке злом блуждали.
   И услышат звон, все на небесах,
   Поймут они, кто жаждал жить, витая в светлых снах.
   Но темная душа жизнь мою забрала и яркую надежду кровью запятнала".
   Шаир медленно отложил лютню в сторону и спокойно, словно слившись с природой воедино, наблюдал, как все вокруг просыпалось. Как полевые цветы открывали свои глаза, умывались утренней росой и тянулись к ласковому солнцу. Как листья, падая с дерева, кружились в предсмертном танце.
   -Природа завораживает, не так ли Шаир?
   -Тебе так интересно наблюдать за мной? ты будто посетил театр и смотришь, как мы все играем свои роли.
   -Верно, хотя я уже не впервые вижу эту пьесу, но каждый раз нахожу что-то новое. Сейчас я уйду, но прощаться не буду. Скоро мы встретимся вновь. Не позволь горечи потери обрести верх, - сказал Безликий и вместе с порывом ветра пропал.
   В тот же момент Бард обнаружил, что все это время он держал в руке подвеску, которую человек в маске дал ему во сне. Надев ожерелье, его словно копья, пронзили воспоминания: всепожирающий пожар, запах крови и отчаяние. Перед глазами мелькали образы, которые он так жаждал забыть. Его лицо охватил ужас, со лба стекал холодный пот, мысли молили все прекратить, он не хотел пережить это вновь.
   На секунду все закончилось, измученный кошмарами, бард рухнул на землю и, закрыв лицо руками, улегся на пахучие полевые травы. Утренний мрак развеяло солнце, наконец, выбравшись из-за горизонта. Легкий ветерок, блуждая по округе, напевал свою веселую песенку и колыхал травинки.
   Все вокруг было спокойно, но в душе барда до сих пор властвовала буря. Смешанные чувства вины, злости и печали сливались и наполняли мысли.
   Вскочив, Шаир схватил лютню и яростно ударил по тонким струнам. Запищав, жалостливо завыв, из лютни вырвался поток пламени, которое словно яростный дракон понеслось в небо, пытаясь ухватиться за облака. Но через секунду пламя погасло, не оставив ничего, после себя.
   Выдохнув, бард медленно поплелся в сторону костра, где уже суетливо двигались фигуры.
   -Как прогулка Шаир? - тихо спросила Луна, подойдя к нему.
   -Замечательно. Утро - самый прекрасный час, так приятно вдыхать бодрящий аромат цветов, вперемешку с утренней влагой, это чувство невозможно описать словами, - ответил бард и направился в сторону своего коня.
   -Да как ты смеешь. Сейчас все эльфы сражаются, чтобы вернуть то, что для нас свято! Ставят на кон все, что у них есть, а мы, мы только и делаем, что языками чешим! Говорим о запахах, пока там проливается кровь. Какие, после этого мы рыцари!? - Выкрикнул Земер, со всей силы ударив рукой по дереву, росшему рядом, и отошел в сторону.
   Луна хотела пойти за ним, но принцесса схватила ее за руку и сказала:
   -Его лучше оставить в покое, он очень переживает за всех, особенно за сына и жену. Боится, что когда вернется, его некому будет встречать.
   -Этот солдафон считает, что ему труднее всех, что остальные никого не теряли. Эгоистично и глупо. Он не знает, как это, потерять все, - сказал Шаир печальным голосом, наблюдая за мечником.
   На секунду все притихли, не зная, что и сказать, но Шекр, прервав долгое молчание, раздраженно выкрикнул:
   -У нас не так много времени, что бы стоять тут. Кто-нибудь сходите за ним и скажите этому страждущему, что мы отправляемся и, если он не хочет остаться тут, то пускай засунет свое эго куда подальше! Пакуйте свои вещи, чем быстрее отправимся, тем быстрее прибудем в Шонтор.
   Старый митоки пошел в сторону мечника, смотрящего вдаль. Остальные же быстро начали складывать вещи в походные сумки. В конце концов, усевшись на лошадей, они отправились по узкой извивающейся дороге в сторону северных земель.
   Их все также окружала пустынная степь, не зря эту местность называли Великое Поле.
   -Как вы думаете, где сейчас гномы? - спросила Луна, прикрывшись рукой от жарких лучей солнца.
   -Как знать, как знать, может, мы зря надеемся, что они смогли уцелеть, вдруг они....
   -Никаких вдруг, они выжили и сейчас наверно где-то выпивают, - прервала Луна Шекра.
   Вдруг все вокруг заполнил тяжелый гул, а по земле побежала большая тень.
   -Это что, птица? - Громко вопросила принцесса, вытянув руку в небо, пытаясь закрыться от солнечного света, что бы увидеть хозяина тени.
   -Что за вакханалия тут происходит? Видимо, грядет великое бедствия, - промолвил Крахат, наклонив голову, и начал молиться.
   Огромная железная машина довольно быстро двигалась в сторону севера, громко щелкая и скрепя. Путники не успели даже поднять головы, как она исчезла вдалеке.
   Ближе к полудню солнце начало печь еще сильнее. Казалось, будто кто-то сыпал уголь в раскаленную печь. Вдруг вдалеке Земер заметил большой шатер, окруженный шатрами поменьше. То было поселение кочевников, сансорериконов. Они, словно ветер блуждали по великому полю, выпасая своих ездовых курамбурумимов. Существ, похожих на огромных кролей, которые ходили на больших задних лапах, а маленькие передние держали перед собой. Эти животные не боялись, ни жары, ни засухи, и давали шерсть и молоко. Их сансорериконы считали священными. Прошло десять минут, путники только приблизились к лагерю, как им на встречу выехало несколько воинов племени. Солдаты были одеты в пончо, прикрывающие грудь и в кунторокор. Часть одежды, похожую на длинную юбку. Вся одежда была сделана из шерсти курамбурумимов и раскрашена тремя цветами: синим, красным и белым.
   Также воины поверх одежды надевали легкую броню, представляющую собой кости, связанные веревками, сплетенными из травы. За спиной у каждого воина висели копье и лук, а на поясе - горн, также сделанный из костей. Их лица были смуглыми и разукрашены синими или красными цветами, а в темные волосы они вплетали перья.
   Подъехав, один из воинов заговорил на незнакомом языке. В тот же момент Рэнзея достала из небольшого мешочка камешек, с нанесенной руной. Она сжала его в ладони, и в тот же момент лазурное сияние осветило небольшую область вокруг странников.
   -Вы пришли на земли солнцепоклонников. Вы несете свет? Или мрак?
   -Прошу нас простить за вторжение, мы держим путь в Шонтор, к северным горам, - тихо сказала принцесса.
   -Вы гости Мамунточичи. Тогда мы будем рады принять вас, следуйте за нами, - радостно сказал кочевник.
   Пройдя за сансорериконами, путники оказались в небольшом лагере. Все суетливые жители занимались своими обычными делами, но увидев незнакомцев, кочевники останавливались и начинали их внимательно рассматривать.
   -Прошу сюда, вас должен увидеть и поприветствовать вождь, - солдат указал направление.
   Путешественники направились в сторону огромного шатра, заметного еще издали. Внутри он казался меньше, возле стен стояли ящики, глиняная посуда, покрытая рисунками. Посредине шатра тлел костер, окруженный коврами, сделанными из шерсти. На одном из них сидел статный мужчина, на нем было множество золотых украшений, важно блестевших и переливающихся в свете, пролезавшем внутрь через отверстие в крыше. Лицо вождя было широким. Черные длинные волосы мужчина аккуратно заплетал золотыми нитками. Узкие темные глаза и густые брови придавали его взгляду какой-то суровости. Он был одет, так же как и остальные воины, но на поясе висел железный меч с изогнутым широким лезвием и золотой рукоятью.
   -Кого ты привел ко мне Бакугат!- Громко спросил вождь.
   -О, великий избранник Джикисан! Эти путники идут к Мамунточичи, - выкрикнул солдат, упав на колени, и прижав голову к земле. - Прошу, простите мою дерзость, сын солнца и земли.
   -Подними голову. Мы, жалкие букашки, не должны кланяться друг другу, только властителю мира. Вас, путешественников, я рад принять в своей обители.
   Подскочив, солдат вышел из шалаша, а все остальные после долгой дороги уселись возле короля.
   -Что могу я, Хия, сделать для вас?
   - Разве вас зовут не Джикисан? - тихо спросила Луна.
   -Ха-ха-ха, а вы смешные. Джикисан - титул, который получает каждый правитель сансорериконов. Это значит, что меня избрал мир.
   - Мне хотелось бы узнать больше о вашем народе, можете немного рассказать? - спросил Шаир.
   -Да будет так, я расскажу святую легенду. Нам нечего утаивать от гостей, тем более, если вы того желаете.
   Жил как-то земли властитель. Священного народа прародитель.
   Видел он все, что случалось вокруг, он и пустил по небу яркий круг. Но был одинок, это был его порок. Как то он увидел девушку одну, дочку тех, кто небеса пронзал и видел ту красоту, гор, что поднимались высоко в Хакару. Он ее любил и благословение у гор просил, но они молчали, застывши в той печали, и слышать не могли.
   И в тот же час, пожиратель душ Кумрас вылез из земли и душу девушки схватил, он во дворце, ту заключил. Она застыла, так как и отцы ее просили, но уже была и не мертва, и не жива. И земли проситель, мира сего повелитель, заплакав с горя, тут застыл. И в тот момент его печали, реку пресную зачали, что охраняет их в сей час, и дает жизнь для всех нас.
   Мы верим, что солнца властитель застыл вместе со своей любимой, став горами, к которым мы каждый год во время летнего солнцестояния совершаем паломничество. Вместе король-солнце, мать-гора и сестра-река дарят нам свою благосклонность. После мы можем снова отправляться в путешествие по великому полю, не боясь, что недуги, дикие звери и другие бедствия смогут остановить нас. Ведь над нами все также сияет небесный диск, а ветер, дует в спины.
   -Спасибо великий Хия, но Хакара, это что? - снова спросил Шаир.
   -О, вы очень любознательны, это место - обитель нашего повелителя. Может, его тело затвердело и сейчас хранит свою любимую, но душа бессмертна. После смерти воины уходят туда, где служат ему. Это самая большая честь: стать защитником короля. После столетия службы он снова отправляет воинов на землю, испытывая их души. Но Кумрас, обитатель темного мира, хочет съесть их и если мы хоть на секунду усомнимся в господине, злобный призрак схватит и утащит нас в свою темницу, где будет долго пытать, а потом сожрет.
   Сияние вокруг путников исчезло, а Рэнзея упала на землю. Все остальные подбежали к ней, пытаясь привести девушку в сознание. Джикисан что-то говорил, но никто не понимал его. Принцесса очнулась и ослабленно промолвила :
   -Прос.... Простите, я не смогла поддерживать рунный камень долго, - и в тот же момент снова потеряла сознание.
   -Принцесса, с вами все в порядке!? Принцесса, - взволнованным голосом Земер продолжал пытаться пробудить ее.
   -Тихо ты, она просто уснула, нужно дать ей отдохнуть, - тихо сказала Луна, положив голову Рэнзеи себе на колени.
   -Этот камень помогал нам понимать сансорериконов, Шаир, может, попробуешь его активировать? - прошипел митоки, подняв руну с пола.
   -Попробую, но магия эльфов отличается от той, которую использую я. Поэтому ничего не обещаю, лучше прикройте лицо руками.
   Шаир ухмыльнулся и, взяв камень, попытался пропустить через него силу духов. Вокруг магического камня в танце начали кружиться, маленькие огоньки лазурного цвета, ускоряясь с каждой секундой. Никто не заметил, как медленно витающие блестки превратились в миниатюрный торнадо, который окружил руну, зависшую в воздухе. Сияющий поток, круживший на руке барда, начал менять цвет, становясь чисто-красного цвета. Он словно ожил.
   Глаза Шаира затянула тьма, а в ушах зазвучал чей-то злобный голос.
   -Почему? Почему ты хочешь забыть"
   Магия, окружившая руну, изменила свой цвет. Через секунду вся комната была освещена рубиновым светом.
   -Почему, ты хочешь ее бросить? Она не простит тебя.
   По всему телу Шаира стали появляться черные, словно уголь пятна, стремительно расширявшиеся.
   -ТЫ ДОЛЖЕН! ДОЛЖЕН! ДОЛЖЕН!
   Руна рассыпалась на маленькие осколки и разлетелась во все стороны, но ураган так и не исчез.
   -Нет, прошу тебя, не надо, если ты сделаешь это, то больше не сможешь вернуться, - послышался мягкий женский голос в голове Шаира.
   Бушевавшее пламя стало малинового цвета и начало по немного уменьшаться, а потом и вовсе исчезло. Черные пятна также растворились, словно их и не было, а туман, закрывший взор менестреля, развеялся. Когда он открыл глаза, то увидел лица товарищей, застывшие от удивления и солдат сансорериконов, окруживших путников, наставив на них копья. По их испуганным лицам стекал пот, а тела дрожали. Было чувство, что они бы пустились в бегство, если бы не страх, сковавший тела.
   Джикисан снова что-то крикнул на родном языке, и одновременно убрав свои оружия, все воины вышли из шатра. К тому времени принцесса уже почувствовала себя лучше и проснулась.
   -Что тут произошло? - до сих пор слабым голосом спросила Рэнзея.
   -Принцесса, не волнуйтесь, отдыхайте.
   -Земер, я знаю лучше, что мне делать. Так что случилось?
   -Как-то Шаир сломал твою руну, он просто взял ее в руку и вдруг красный свет, как вырвался, словно небольшой ураган, а камень разлетелся на кусочки, - возбужденно рассказывала Луна.
   -В этом нет ничего страшного, наверное он не совместим с магией наших предков, - принцесса вытянула руку перед собой, а глаз, скрытый под маской, засветился тусклым серебристым светом. Разбросанные кусочки, оставшиеся от руны, слетелись ей в руку и срослись вместе, - вот, все и готово.
   -Вау, что это было?- от удивления Луна даже ахнула.
   Принцесса, с улыбкой на лице промолвила:
-
Всего лишь небольшой трюк, ничего особенного. Меня больше удивило, как Шаир смог раскрошить эльфийский волшебный камень. Это не дает мне покоя.
   Рэнзея тихо промолвила заклинания, и из ее пальца вылетел небольшой сгусток света. Он медленно подлетел к вождю сансорериконов и исчез.
   -Как я погляжу, вы не обычные путники или паломники, которые хотят повидать Мамунточичи. Но тогда кто вы? - изумленно спросил Хия.
   -Хорошо, вождь, вы вправе интересоваться. Мы сопровождаем принцессу в Шонтор, столицу гномов, - сказал Шекр, указав на Рэнзею, - что бы объединиться с ними в борьбе против империи Рам.
   -Война - испытание глупцов, а мир - путь мудрых. Но этой простой истины многие не понимают. Из-за них остальным приходится участвовать в бесполезных стычках. Но победителей в войне не будет, - сказал Шаир, оклемавшись.
   -Вы - мудрые люди. Мне нет дела до войн других рас, но я вижу, что у вас в душах нет злых намерений. Просите, что нужно. Мы сделаем все, что в наших силах и поможем вам. Пока вы можете пройтись по лагерю или отдохнуть в моем шатре, - сказал вождь, закурив трубку.
   -Мы вам очень благодарны, - сказал Земер, немного наклонив голову.
   Шаир подошел к Рэнзеи и тихо спросил:
-
Можешь ты сделать так, чтобы я понимал их язык. Мне хочется пройтись и осмотреть культуру и быт этого племени.
   -Да конечно, - принцесса прислонила руку ко лбу барда. - Но это ненадолго. Я еще слаба.
-
Думаю, мне этого времени вполне хватит, спасибо, - сказал Шаир. И попрощавшись, вышел из шатра. Остальные же остались внутри. В лицо барда сразу ударили лучи палящего солнца, а пустынный ветер, вперемешку с песком закружился вокруг.
   Время близилось к вечеру, и огромный светящийся диск двигался в сторону места, где встречались небо и земля. Но не смотря на это, кочевники все также суетились, как и днем. Увидев Шаира, несколько из них подошли к незнакомцу и начали расспрашивать, кто он и куда держит путь. Ответив на несколько вопросов, бард продолжил осматривать временное поселение. Шатры сансорериконов были разукрашены в три цвета:
   Белый, синий и красный. Эти цвета имели огромное значение для жителей Великого Поля. Белый - цвет солнца и их короля, красный - цвет земли и гор. Сансорериконы считали, что именно они породили их. Синий - цвет воды, которая поддерживает их жизнь и жизнь всего вокруг. Проходя мимо одного шатра, Шаир увидел худощавого старика. Кочевник что-то перемалывал в каменной ступе. Все его дряхлое тело и старая, потертая одежда были чем-то измазаны. Подойдя ближе, Шаир спросил, что тот старик делает, на что сансорерикон ответил:
   -Я - лекарь этого племени. Как-то духи поля, посланники короля солнца поведали мне свои секреты, чтобы я мог спасти своих братьев от разных недугов. Все дает нам мать-земля. Вокруг, в невысокой траве прячутся маленькие бутоны цветов, корешки и многое другое. Каждое растение имеет необыкновенный эффект на наше тело и сознание. Сейчас я делаю синюю краску из цветов пустынного нарцисса. Это растение найти можно только тут, возле реки Канашима. Если тебя беспокоит рана, я могу помочь.
   -У меня есть только одна проблема: и травами ее не залечить. Благодарю за желание помочь.
   Старик лишь ухмыльнулся и продолжил мять лепестки. Попрощавшись, Шаир пошел дальше. Впереди он увидел невысокую ограду, за которой паслось стадо курамбурумимов, а перед входом стоял высокий мужчина. На нем была такая же одежда, как и на остальных кочевниках, единственное, что отличало - перемотанная белой тканью голова. Лишь лицо оставалось открытым. Ни копья, ни лука у него не было. Лишь пара небольших ножей, похожих на клыки и веревка висели на поясе. Подойдя поближе, Шаир разглядел его лицо. Широкий нос с горбинкой, голубые прищуренные глаза, направленные в сторону песчаных гор-обелисков. Тонкие губы потрескались от сухого воздуха. Только Шаир хотел поприветствовать воина, как:
   - Тебе что-то нужно? - неожиданно вымолвил кочевник, даже не кинув взгляда на барда.
   -А, нет, я просто подошел, из-за любопытства.
   -И чего же тебе захотелось узнать?
   просить твое имя и про этих необычных животных.
   -Мое имя ничего не стоит. Я всего лишь пастух. А про курамбурумимов ничего, что могло тебя заинтересовать, не знаю, - сказал кочевник, равнодушным голосом, - лучше вернись в шатер избранника трех. Вечером тут становиться опасно.
   -И чего же опасного?
   Послышался пронзительный вой.
   -Сейчас ты увидишь, - сказал пастух и выхватил из-за пояса ножи.
   Издалека в сторону лагеря начало приближаться несколько огромных зверей. Все их тела покрывала густая длинная шерсть. Из вытянутых челюстей виднелось два ряда острых зубов. Несмотря на размеры, они двигались очень быстро, отталкиваясь своими массивными лапами, на которых сверкали черные когти, размером с человеческую ладонь. Обезумивши от голода, звери неслись в сторону шалашей с распахнутой пастью. С их ртов вылетала густая слюна серого цвета, а на клыках виднелась свежая кровь. Как только они были близь деревни, воины сансорериконов побежали на встречу. Пастух также направился к двум чудовищам, двигающимся прямиком в сторону загона.
   Шаир не успел даже моргнуть, как юноша, словно хищник, напал на зверя, вонзив клинки в его шею. Горячая кровь, словно ручей вырвалась из плоти и окропила кочевника. В ту же секунду и второй зверь накинулся на свою добычу, с яростным ревом. Одним укусом этот монстр мог спокойно оторвать пол тела , но это не пугало пастуха. С каменным лицом он уклонился от атаки и сразу же запрыгнул на мохнатую спину зверя. Схватив веревку, он накинул ее на его шею. Прозвучал громкий хруст, и мертвое массивное тело чудовища свалилось в багровую лужу. Пастух соскочил с трупа и, вытянув свои ножи из тела животного, вытер их об свою одежду. Подойдя к загону, поднял бутыль и начал жадно глотать воду. Сосуд был сделан из глины с нанесенными орнаментами. Его форма чем-то напоминала песочные часы.
   Выпив немного, он отложил сосуд. Усевшись на землю, пастух оперся на шаткий забор и уставился на то, как воины, покончив с остальными хищниками, затаскивали туши зверей в лагерь.
   -Смотрю, ты не из робкого десятка, - похвалил пастуха бард: либо ты, либо тебя. Как тут не потерять страх?
   -Может ты и силен, но не настолько, что бы уничтожить страх. Он всегда будет внутри. Ладно, скоро стемнеет, мне пора, - сказал Шаир, обернулся и медленно пошагал к большому шатру. Отодвинувшись от забора, пастух улегся на теплую землю, положив голову на руки. Он взглянул вверх и застыл, словно не живой. Сумерки понемногу наступали, вытесняя солнце. Небо усеяли яркие крошки, а вдалеке показалась граница лунного круга. Раскаленный воздух сменила свежесть ночи, веселый ветер носил песчинки и засохшие листья, играясь с ними. В спокойном небе, когда никогда появлялись небольшие облака, которые пытались убежать из этого неприветного края. Бард, пройдя через деревню, увидел большой валун, напоминавший каменного стражника, упершегося в сухую землю и застывшего навеки. Запрыгнув на него, перед взором Шаира оказалась прекрасная картина, нарисованная самим Богом. Темная пустынная земля встретилась с прекрасным ночным небом, и словно двое влюбленных, они хотели, что бы эта минута никогда не заканчивалась. Умирающие от жажды днем деревья, умиротворенно дремали под ласковым светом луны, дабы на следующий день снова пройти сложное испытание. В тишине был слышен грустный вой зверей и перекрикивание часовых, ходивших в округе.
   -Приветствую тебя, Шаир, - прервал ночную тишину человек в маске. Великое поле столь жестоко днем, но ночью оно просто завораживает. Загадочное перевоплощение, происходящее ежедневно.
   -Зачем ты снова явился ко мне, тебе больше некому надоедать.
   -Теперь ты забыл о манерах, неужели нельзя просто взять и повидать старого друга?
   -Какой я тебе друг, совсем из ума выжил? - насмешливо и одновременно злостно промолвил Шаир.
   -Скоро начнется испытание. И если сможешь его пройти, то покажешь, что достоин унаследовать мою силу.
   -Мне она не нужна. Сейчас я обладаю достаточной, дабы исполнить свою цель.
   -И что же ты хочешь сделать?
   - Я желаю защитить этот мир и, наверно, эту глупую принцессу, взвалившую на свои хрупкие плечи больше, чем сможет выдержать.
   -И чем же ты готов пожертвовать ради этого?
   -Собой!
   -Ты все же немного изменился. Теперь концовка изменилась, куда же заведет нить судьбы теперь, - не скрывая явного интереса, сказал Безликий. - Желаю тебе удачи, а мне пора. Стань достойным моего наследства.
   -Еще раз повторяю..., - Бард даже не успел возразить, как человек в маске исчез. На его месте осталась небольшой флакон, заполненный черной жидкостью, внутри которой тускло сверкали маленькие огоньки. Шаир забрал подарок Безликого, сам даже этого не осознав.
   Всю ночь звезды в темном небе пели свои песни, а Шаир безмолвно слушал их истории и запоминал. Наутро, путники собрались отправляться в дорогу. Несколько воинов и вождь пришли попрощаться:
   -Я надеюсь, ваша дорога будет легкой, пусть благословение трех укажет вам путь.
   -Благодарю вас вождь, за все, что вы сделали для нас, мы никогда не забудем вашу доброту, - поблагодарила принцесса. Попрощавшись, путники отправились к пункту назначения.
   В течении трех дней странники шли по пустынной земле, которая плавно перетекла в зеленые луга, а потом и в снежные долины. Белая земля, словно манила своей чистотой и невинностью. Морозный аромат снега показывал всю красоту и суровость гор. Снежинки, одетые в прекрасный белый наряд, падали, кружась в вальсе, словно позабыв обо всем. Древние ели, будто разговаривая о чем-то, ждали, когда наступит ласковая весна. Но она все не приходила. Снег, искрившийся миллионами звезд, громко хрустел, стонал под подошвами путников, моля остановиться. И вот вдалеке показалась огромная тень пограничного замка Джимушо. Высокие древние башни, насупившись, молча стояли, словно задумавшись о чем-то. Темные стены, видевшие множество боев, возвышались на заснеженной земле. Вокруг находилось множество защитных укреплений, выглядевших, словно огромные металлические котлы, зарытые в землю вверх дном и покрывшиеся ржавчиной. Окопы, служившие защитникам много лет назад, были наполнены снегом. Остановившись перед тяжелыми деревянными воротами форта, укрепленными металлом, Земер соскочил с лошади и, подойдя поближе, громко начал стучать. Никто не ответил, только смех пролетающих мимо птиц раздавался вокруг.
   -Где все защитники форта? - С недоумением в голосе спросил Земер.
   -Может мы опоздали, и тут никого не осталось?- с наворачивающимися слезами на лице сказала Луна.
   -Нет, тут что-то другое. Я не заметил следов борьбы. Вряд ли гномы без боя сдали позиции, - осмотревшись вокруг, возразил хранитель души тигра.
   В тот же момент послышался взрыв и все вокруг окутал густой дым. Высокие сугробы развалились, и несколько солдат-гномов вылезло оттуда, наставивши мушкеты в сторону облака дыма. Стрелки были одеты в синие мундиры, поверх теплых, шерстяных рубах, а руки от холода защищали теплые перчатки. На головах у них были одеты меховые шапки, закрывающие уши, на ногах - теплые штаны и высокие сапоги. На поясах висели демеханические коробочки и разные другие механизмы. В руках гномы держали мушкеты новых образцов. Поскольку среди гномов редко встречались маги, им пришлось обратиться за помощью к разным машинам, которые помогали не уступать остальным фракциям. Именно это привело к огромному продвижению в науке северного народа. Теперь, пользуясь разнообразнейшими механизмами, гномы могли на равных сражаться с армиями митоки, людей и даже эльфов, мастеров волшебного дела. Многие механики со всей Сантарии пытались скопировать гномьи изобретения, но как только это им удавалось, в кузницах северных гор рождались новые, более эффективные конструкции. Также, дабы не дать возможным врагам преимущество, правительство Северной республики запретила поставлять оружие другим фракциям, но единичные случаи продажи все же имели место.
   Со стены замка полетело пару сеток, сплетенных из тугих железных канатов, что было трудно разрезать обычным клинком
   -Что, империя прислала своих шавок? - Донесся басистый голос со стены.
   Когда дым рассеялся, все путники оказались в ловушке. Массивные двери, поскрипывая, медленно начали открываться. Капитан форта вышел наружу. Он тоже был одет в синий мундир с мехом на воротнике, на котором весела небольшая сверкающая медаль, а на голове была теплая папаха.
   Он выглядел, как бывалый воин: уверенный взгляд, твердая походка. Все выказывало в нем хорошего солдата. Его лицо было округлым, шершавым, от северных ветров, небольшие карие глаза, широкий и немного приподнятый нос, седые усы и борода, закрывающая шею. На его перчатки портные пришили железные пластинки, для большей защиты.
   -Вы не похожи на солдат империи, признавайтесь, кто вы!
   -Да как вы смеете - это принцесса эльфов, - выкрикнул Земер.
   -А я - сенатор, Ахахах, правду говорите, а не то, пеняйте на себя, - раздраженно сказал капитан, - из-за наступления Лансана мы все наготове.
   -Мне это все надоело, сейчас я вам покажу, как неуважительно относиться к особе королевской крови, - меч Земера засиял красным светом. Одним взмахом он разрезал крепкую сеть. Гномы даже воскликнули от неожиданности, но не капитан. Он лишь наставил на нарушителя необычное огнестрельное оружие, похожего которое ни один из путников не видел ранее. Командир форта взял в руку свою коробочку, которая превратилась в длинный и широкий щит с небольшим углублением сверху. На нем ярко сияли инициалами его создателя: "D.N".
   Гном положил оружие в тот вырез и прицелился, но выкрик не дал начаться поединку
- Стойте
, они и правда посланцы короля эльфов, - послышался знакомый голос. И в далеке показался Шульц, бежавший в сторону ворот.
   а, я дочка Нокинхашана и я тут, что бы передать печальную весть,- сказала принцесса, выбравшись из сети.
   -Мы знаем, что Гельмар пал, и теперь стотысячная армия движется в нашу сторону. Я остановлю их наступление, - уверенно промолвил капитан пограничного форта.
   -Простите за мою дерзость, но хватит ли у вас сил сделать это? Армии Гельмара пришлось отступить, сразу после начала сражений, - прервала капитана принцесса.
   -Для меня нет ничего невозможного. Ваше поражения значит только то, что эльфы ни на что не способны, - промолвил Фимар. Гном достал из небольшой деревянной шкатулки две сигары. Обрезав концы, он поднес к небольшому устройству, которое поддерживало небольшой язык пламени. Прокручивая, поджег их и сразу же зажал губами. Сделав затяжку, со рта вывалился ком серого дыма.
   -Вы можете тут остаться, но не засиживайтесь долго. Армия империи уже близко, лучше вам отправиться до завтрашнего утра. Развернувшись, Фимар пошел в сторону небольшого каменного здания, оставляя за собой дорожку густого табачного дыма. Принцесса сильно разозлилась из-за надменности гнома, но не смогла ничего возразить. Земер подошел и, положив руку на плече, понятливо кивнул.
   -Шульц, я так рада тебя видеть, как вы выбрались из Гельмара, где Айфул, - возбужденно, с радостным лицом, начала расспрашивать гнома Луна.
   -Айфул, он... Его больше нет с нами.
   -Что, как, как это случилось? - Чуть ли не заплакав вопросила девушка.
   -Та ладно, все хорошо, он отправился в Шонтор, а я решил остаться тут и помочь с обороной бастиона.
   -Ты дурак! - Выкрикнула Луна и ударила Шульца ладонью по лицу. - Не вздумай шутить так.
   -Ладно, ладно, я вам расскажу, все как было, - потирая щеку, сказал гном.
   Около получаса Шульц описывал все в малейших подробностях, от побега из леса эльфов до визита в город еретиков.
   -...И тут мы начали резко терять высоту. Айфул пытался вернуть машине горизонтальное положение, но все попытки были тщетны. Разбились мы недалеко от границы, и сразу же были окружены отрядом стрелков, один из которых узнал Айфула. Он тут известная личность Хех. После этого нас привели к капитану форта. Приятный человек, не правда ли? - Закончил гном.
   -Да, а главное, гостеприимный, - возмущенно сказала принцесса.
   Форт был заполнен солдатами, копошившимися, словно муравьи. Справа от ворот стояло несколько мишеней, а дальше находилось длинное деревянное здание - казармы. Возле каменного строения, куда зашел Фимар, стоял склад, в котором виднелось множество деревянных ящиков, мушкетов и непонятных машин.
   К путникам сломя голову подбежал солдат. Приблизившись, он, задыхаясь, сказал: "Фух, капитан хочет, уф-ф-ф-фх, чтобы вы зашли в штаб немедля", - запыхавшись, промолвил гном.
   Вместе с воином республики путники направились к каменному зданию.
   Зайдя внутрь, они оказалась во тьме. Лишь слабый огонь в камине и несколько полуживых факелов пытались развеять сумрак. Посреди комнаты стоял огромный квадратный дубовый стол с картой местности. Фимар сидел в небольшом кресле возле камина. Слева от него была простая одноместная кровать, накрытая посеревшим одеялом.
   - Вольно солдат, можешь уходить! - Рявкнул командующий форта, встав с кресла. - У меня для вас новости странники. И их не назовешь хорошими. Многочисленные войска империи приблизились к границе, вам следует покинуть форт.
   -Но как мы сможем покинуть крепость? Это не возможно! Конница Лансана догонит нас, - сказала принцесса с печалью в голосе.
   Бывалый солдат улыбнулся, достал сигары со рта и затушил их в железной пепельнице, сказав:
   -В этом я смогу вам помочь. Вся территория гномов пронизана подземными ходами, которые используются, по сей день. Вы сядете на вагонетки и поедете в сторону столицы. Вам нужно это делать именно сейчас, позже мы обвалим тоннели, создав ров вокруг форта.
   -Но вы, же загоните себя в ловушку! - взволновано воскликнула Рэнзея, - вы не должны погибать! Можно отступить в столицу и, и...
   -Принцесса эльфов здесь не имеет власт! Мне льстит, что вы заботитесь о моих парнях, но в этом форте нет никого, кто не готов отдать свою жизнь! Мы покажем этим наглецам, чего стоят гномы. Шульц, ты тоже езжай вместе с ними.
   -Прости отец, но я останусь с тобой и моими товарищами по оружию,- твердо ответил гном.
   -Никогда ты не слушался отца, хорошо! Не время для семейных распрей, так что вы решили?
   -Мы согласны следовать вашему плану, - вперед вышел Земер. Его госпожа хотела что-то сказать, но телохранитель не дал ее этого.
   -Да будет так, - подойдя к камину, гном повернул шестерню, вырезанною на каменном очаге. В тот же момент послышался скрип, и камин выдвинулся вперед, открыв небольшой проход за собой.
   -Идите вдоль туннеля, в его конце вы найдете несколько железных вагонеток. Залезьте внутрь и дерните за рычаг. Надеюсь, вы не боитесь грязи, этот ход не использовали уже около тридцати лет.
   Поблагодарив капитана, путники с трудом залезли в проход и поползли вдоль него. В туннеле все было покрыто толстым слоем пыли, паутина висела со всех сторон, а когда камин вновь закрылся, внутри стало так темно, что хоть глаза выкалывай.
   С улицы донесся гул и взволнованный гном вбежал внутрь каменной постройки:
   -Кэп, армия империя уже виднеется на противоположном холме.
   Лицо Фимара стало серьезным. Накинув меховой мундир и взяв оружия, он вышел на улицу и обратился к своему войску:
-
Храбрые воины Шонтора! Время настало, враги уже дышат нам в спины. Пора вспомнить и получить силу наших предков. Станьте щитами, которые защитят жен и детей, их мирную жизнь. Станьте мечами республики, карающими врагов. Будьте героями, остановившими захватчиков.
   Все воины, раскрыв демеханические коробочки, подняли мушкеты над головами и кинули свой клич, который был слышен даже солдатам империи.
   -Занять свои места! Первый, второй отряды, идите в доты. Механострелки, занять позицию перед входом в форт, отражающий отряд, создайте им заслон.
   Первыми из крепости выбежали солдаты отражающего отряда. Эти воины, на спинах носили толстые металлические пластины, которые при установке принимали вид звезды с зеркальной поверхностью. Эти щиты, не только защищали от стрел, а также и от магических снарядов. Отражатели были новым изобретением шонторских механиков, которое они противопоставили лучшим магам императора.
   Механострелков считали отрядом элитных воинов, оснащенных особым видом мушкетов, которые могли точно стрелять более чем на три сотни метров.
   -Остальные, приготовьте пушки и выкатите их на стены. Не забудьте прикрепить, быстрее, вы что инвалиды?!
   -Капитан, конница империи заходит с флангов, наверно хотят, что бы мы запаниковали и завели войска. Тяжелая пехота же идет по центру.
   -Капитан Фимар, конница, которая обходила по флангу, попала на наши ловушки и теперь отступает! - Закричал гном с биноклем.
   -Отлично все идет по плану, передайте отряду механострелков выждать, пока враги подойдут поближе. Нам нужно экономить патроны.
   -Черт, они готовят магические снаряды, сейчас ударят,- закричал солдат из отряда наблюдения.
   -Поднять отражатели на стенах! Третий, шестой отряды, как только отражатели опустятся, начинайте расстреливать войска противника из пушек.
   Со стороны имперских войск полетело множество сгустков пламени, которые разбивались об стены, отражатели, залетали внутрь ятаганов. Дождь из огня не прекращался, и Фимар дал приказ:
   -Передайте механо-стрелкам, что бы они начали вести огонь по имперцам!
   -Но враги слишком далеко, они не...
   -Следуйте моему приказу, пока мы будем сидеть под щитами, их авангард уже подойдет к воротам.
   апитан, дело плохо, конница стремительно приближается. Нам нужно отозвать войска, - сказал гном, протянув бинокль.
   -Нет, этого делать нельзя! Что с дотами?
   -Из десяти осталось только три.
   -Черт, все плохо! Если их войска приближаются, то скоро обстрел прекратится. Как только магические снаряды прекратят сыпаться нам на головы, открывайте ворота и выводите тяжелый отряд, а третий пусть прикрывает их.
   -Будет сделано.
   Тяжелым отрядом назывались солдаты, чьи тела были одеты в тяжелую, многослойною броню, которую обычный гном не смог бы носить на себе. Но благодаря механикам, солдаты могли спокойно передвигаться в громоздких доспехах. Ворота распахнулись, из форта начал медленно выходить тяжелый отряд. Тех воинов сложно было назвать гномами, они были похожи на древних каменных големов, окутанных в пластины металла. Доспехи сияли в лучах северного солнца. На серебристых кирасах был выплавлен герб республики, на наплечниках грозно красовались длинные шипы. Не было ни одного слабого места у железных передвигающихся крепостях. В руках они держали огромные толстые щиты и заточенные топоры. На правых плечах доспехов находились небольшие трубки, из которых солдаты тяжелого отряда могли запускать взрывные снаряды. За закутанными в железо воинами выдвинулись члены третьего отряда, вооружившись оружием ближнего боя. Только стрелки скрылись внутри стен форта, как конница империи, словно волна, ударилась об железных воинов. Но, как и морские волны разбиваются об отвесные скалы, так и воины империи разбились об непоколебимых стражников форта. Всадники все прибывали и прибывали, пытаясь сломить защитников, но им не удавалось. Все удары мечей и копей отлетал от толстых пластин металла.
   -Не прекращать огонь, стреляйте, пока мушкеты не сотрутся в порошок! Чем больше мы убьем, тем легче будет нашим собратьям, сражающимся внизу, - кричал Фимар, выстреливая по врагам. Его оружие было одним из реликвий Богов. Пистоль имел странную форму и способность. Любой кусочек металла, оказавшийся в барабане пистоля, становился патроном. На вытянутом дуле красным цветом светилась небольшая надпись, почти стершаяся за время существования оружия: "PYTHON".
   - Подайте сигнал солдатам в дотах отступать, пусть они еще подорвут их напоследок. Приоткройте ворота, что бы тяжелый и третий отряды зашли внутрь. Готовьтесь использовать план кольцо.
   -Будет сделано сэр, - крикнул гном и запустил "Хлопушку" - сигнал для отступления войск.
   Прозвучали громкие взрывы, оставшиеся доты разорвало изнутри, и множество металлических осколков ранило солдат империи, которые уже стояли на подходе.
   апитан, они ставят лестницы и пытаются пробить ворота, что прикажете?
   -Вы что, совсем одичали от холода, скидывайте лестницы, главный ход укрепить, и что с кольцом?!
   -Нам не удалось взорвать, что-то со взрывчаткой.
   -Что, - закричал ранее спокойный Фимар и схватил бедного солдата за воротник мундира, - Рэйб, я же говорил тебе, проверить несколько раз! Как это могло случиться?
   В это же время к ним подбежал другой солдат с взволнованным видом и воскликнул:
   -Капитан, Шульц отправился в шахту, что бы запустить взрывчатку вручную, мы пытались его остановить, но...
   Фимар откинул Рэйба и подошел к только прибежавшему солдату. Положил руки ему на плечи, попросил:
   "Прошу, вытащите его оттуда, быстрее!".
   В тот же миг прозвучал громкий взрыв и войска империи, обступившие замок со всех сторон, провалились под землю. Капитан опустил голову. Подойдя к краю башни, выкрикнул:
   -Кидайте огненные бомбы, поджарим их с хрустящей корочкой. Для него время, словно остановилось, горечь наполнила сердце и с глаза скатилась одинокая слеза.
   -Хех, ты никогда не слушал своего старик", - сказал Фимар, заскрипев зубами. Ничего не могло отвлечь его: ни пролетающие мимо стрелы, ни крики людей, ни запах горелой плоти.
   -Капитан, капитан очнитесь, капитан, враги отступают, нам идти вдогонку? - Кричал Рэйб, пытаясь привести Фимара в чувства.
   -А, нет, оставайтесь на местах, но не прекращайте огонь.
   Прошло несколько часов, и начался снегопад. Вокруг царила тишина. Капитан Фимар стоял на стене крепости и смотрел в сторону войск империи, думая о чем-то. В это время к нему подошел Рэйб.
   -Капитан, мы потеряли около пяти сотен воинов, склад с провизией цел.
   -Что с боеприпасами? Насколько их хватит?
   -Не знаю, но за сегодня мы потратили около одной трети. С вами все в порядке?
   -Хех в порядке, а сам как думаешь? Я говорил, что ему лучше отправиться в Шонтор. Нет, он хотел остаться. Героем, видите ли, захотел стать! Как я теперь приду на могилу его матери? Как я ей скажу, что ее сын похоронен тут, в шахте, под завалами, вместе с трупами врагов?
   -Сэр, он умер не напрасно. Мы смогли отбить атаку империи именно благодаря ему. Он помог избежать еще больших потерь.
   -Знаешь, мы все тут умрем напрасно. Правительство нас кинуло на растерзание войскам людей. Нас, полторы тысячи против сотни тысяч, как это называется, как не идти на верную смерть? Думаешь, нам будет не плевать на ордена или памятники, которые поставят на наших могилах?
   -Я пришел сюда не для того, что бы стать героем и получить ордена. Я пришел, что бы защитить тех, кто счастливо живет в кузнице мира, ради улыбки своей маленькой дочурки я готов оставить здесь свою душу.
   Лицо капитана изменилось, словно огонь, который еле тлел, воспылал с новой силой.
   -Спасибо мой друг, если бы не ты, то я не знаю, что бы со мной было. За нами Шонтор, если падем мы, то следующей целью будет он.
   -Хороший настрой кэп. Завтра будет новый день, новая битва и мы сможем выиграть ее!
   -Капитан, беда, разведчики заметили отряды противников, которые пытаются зайти к нам с флангов, - вскрикнул гном, быстро поднимаясь по лестнице.
   -Отправить первый и второй отряды на одну сторону, а механострелков и третий на вторую. Передайте их старшинам, что бы те были осторожны. Отряд наблюдения, не спускайте глаз с основных сил противника.
   -Начинается буран, мы можем ничего не увидеть в этой белой мгле.
   -А что нам еще делать? Единственное, что мы можем, это отстреливаться.
   - Капитан, непонятная активность в лагере противника, похоже на подготовку магических снарядов, - сказал гном, пытаясь разглядеть что-то в бинокле.
   -Только не это!! Скажите всем отрядам отойти от стен! Где отряд отражателей, нужно поднять щиты!
   - Сер, отражатели остались только над воротами. Все остальные разбиты.
   В тот же момент дождь из горящих камней обрушился на боковые стены форта. Все вокруг заполнил густой дым, а снег почернел от пепла.
   -Мы попали в настоящий ад, - тихо сказал Фимар, посмотрев в серое небо. - Солдаты, приготовьте мушкеты и оружие ближнего боя. Рэйб, какая обстановка?
   -Отряды почти полностью уничтожены, только небольшая часть осталась боеспособной. Потеряли четыре дальнобойных оружия. Стены лишь немного потрепало, а так все в порядке. Предки построили на славу, даже сильная магия не смогла повредить вал.
   -Солдаты, занять огневые точки! Но будьте осторожны. В каждую секунду может начаться магический обстрел.
   Вокруг форт был окутан сильной метелью, но рычанье вьюги перерывали непрекращающиеся выстрелы мушкетов и раскатный грохот пушек. Тем временем в лагере империи Рам к генералу Хасану пришел его первый помощник.
   -Генерал, эти гномы не собираются сдавать позиции, но их силы и снаряды не безграничны, рано или поздно они падут.
   -Ты прав, но нам все-таки лучше отправиться на передовую. Я рыцарь и должен нести свой крест, - сказал хранитель души дракона, - мы выдвигаемся. Воины Джимушо стойко противостояли врагам, но времени оставалось все меньше. Многих охватывал страх, когда знакомый, который только говорил с тобой, через миг уже лежал со стрелой в голове.
   -Мы несем огромные потери. Если все продолжиться так, то мы не продержимся и часа.
   - Они прорываются!! - послышался выкрик солдата.
   -Быстрее, тяжелый отряд, держите ворота! Все остальные приготовьте оружие ближнего боя, - выкрикнул Фимар. В тот же момент стрела вонзилась в его левое плечо.
   -Ох, неприятно, - сказал капитан и сломал ее древко.
   -Фимар, тебе нужно оказать первую помощь, немедля, - взволновано сказал Рэйб.
   -Ты умеешь останавливать время? Нет? Сейчас не место для этого. Солдаты приготовьтесь к бою, сегодня мы станем героями, чьи судьбы будут выгравированы в Книге судьбы.
   Из полторы тысячи в форте защитников форта осталась всего сотня вместе с капитаном, а войска противника уже почти ворвались внутрь.
   Воины из тяжелого отряда попятились в стороны, а тяжелые двери разлетелись в щепки и выпали с проёма. Кто-то начал молится, другие тряслись, желая просто убежать, а третьих переполняла ярость и желание сражаться. Две силы уже почти схлиснулись в схватке, как разнесся громкий голос: "Остановитесь! Хватит на сегодня пролитой крови!"
   Солдаты империи расступились, создав коридор, через который их генерал прошел к гномам.
   -Вы - воины, чья сила и отвага впечатлили даже меня. Зная, что против вас выйдет армия, превосходящая количеством во множество раз, вы не сдались. Ежесекундно теряя товарищей, вы не опустили оружия. Находясь перед глазами смерти, вы не потеряли надежду. Вы - настоящие рыцари и я склоняюсь перед вами,- сказал Хасан, став на колени. - И поэтому прошу, сдайтесь. Я обещаю, что ваши жизни будут в безопасности. Опустите оружия и вернитесь к своим родным после окончания войны.
   -Зачем тебе это, почему просто не прикончишь нас? Ты что, думаешь, что это игра? Мы убили много твоих солдат. И ты оставишь все это? Почему? - выкрикнул Фимар.
   -Да. Сам не знаю почему, наверное, из-за того, что уважаю вас. Но я оставляю вам выбор: либо умереть здесь, либо жить дальше. Вы не сможете выиграть эту битву.
   -А ты странный, но мне нравятся неординарные личности. Я доверюсь тебе, мое имя - Фимар.
   -Рад, что вы здравомыслящий гном, меня зовут Хасан.
   Сто защитников Джимушо попало в плен, но там их считали не пленниками, а почетными гостями.
  
   Глава 11 Надежда и отчаяние
   Осколки надежды порождают отчаяние,
   но чтобы его развеять,
   нужен лишь один лучик света.
   К тому времени, как форт Джимушо пал, путники добрались к Шонтору, где их встретили воины королевской гвардии. Они были одеты в красивый, сверкающий чистотой доспех. Кирасы имели немного вытянутую вперед форму, а на наплечниках золотистым светом переливались шестерни - символ республики. На головах у них были шлемы с забралом. В руках гвардейцы держали длинные алебарды, ярко отблескивающие холодным металлическим цветом.
   "Хорошо, что вы уже здесь, председатель ждет вас", - в один голос сказали стражники.
   Путники оказали в темной каменной комнате. Стены поросли мхом, а воздух был очень сырым. Пройдя немного дальше, они увидели винтовую лестницу вверх. Выйдя из угрюмого подземелья, путники оказались в огромном зале. Мраморный пол, белоснежные колонны, державшие высокий потолок, расписанный прекрасными картинами.
   Тайный проход находился слева от главных дверей, выплавленных из прочного сплава, и сверху покрытых серебром. От входа к длинному каменному столу в форме подковы, окруженному мраморными тронами, вела длинная темно-синяя ковровая дорожка. На стенах находились огромные окна, от самого пола, до потолка, а по углам зала стояли древние, искусно вытесанные каменные статуи первого правителя Шонтора. Перед изогнутым столом разговаривало о чем-то несколько гномов.
   -Вот вы и пришли, подойдите к председателю и сенаторам, они вас уже заждались, - сказали стражники. Только они зашли в тоннель, как проход исчез. Направившись к гномам, путники разглядывали все вокруг и удивлялись чистоте и строгости архитектуры гномов. Рэнзея не могла поверить, что гномы, северные варвары, как их считали все эльфы, могли сотворить что-то подобное, что-то столь прекрасное.
   -Рад вас приветствовать в нашей обители, принцесса. Мое имя Тордан, я - глава республики гномов. А это сенатор Джерн.
   -Приветствую вас, - спокойным, тихим голосом сказал сенатор.
   -Ну, а с этим гномом вы и так хорошо знакомы,- сказал председатель, указав на стоящего рядом.
-Вот и вы, а я думал, сколько нам еще ждать, - буркнул Айфул.
   Гномы были одеты в дорогие жупаны белого цвета, с узором, вышитым из золотой нити. На ногах - черные, начищенные до блеска сапоги. Лицо председателя было вытянутым, широкие и добрые глаза двигались со стороны в строну, осматривая всех телохранителей принцессы. На его поясе висел пистоль с рукояткой из черного дерева, на которой золотом была вылета надпись "D.N"". Лицо сенатора Джерна казалось уставшим, тяжелые рыжие брови наплывали на карие глаза; обветренные, потрескавшиеся губы, кривой нос и густая длинная рыжая борода, заплетенная в косу, свисала до самых колен.
   -Мы тоже по тебе скучали коротышка, - сказала Луна.
   - Сейчас на любезности нет времени. У меня есть две ужасные новости. Во-первых, форт Джимушо пал и нам неизвестно, что случилось с его защитниками. А во-вторых, незадолго до вашего прибытия на нашу границу ключ Богини пропал. Теперь вы, принцесса, главная цель Лансана. Я раскаиваюсь, мне очень стыдно перед вашим отцом, прошу, простите меня, - сказал Тордан, ударив кулаком по сердцу, - армия республики сдерживает наступление врагов, но их сил недостаточно. Скоро войска людей подойдут к городу. Шонтор - великая цитадель, они не пробьют нашу защиту. Мы уже приготовились к битве на изнеможение, но нам понадобятся все силы, которые у нас есть. И поэтому прошу вас помочь.
   -Но что может сделать кучка путешественников против многотысячной армии? - спросила Луна.
   -Многое! Ведь вы не обычные странники. Среди вас есть хранитель божественного оружия, хранящего душу тигра из Каи. Лучшие воины митоки и хранительница печати первого короля эльфов. Бард, чье прошлое было связано с орденом печати, и дочка Грина Дайсгечча, одного из генералов империи. Мы хорошо осведомлены о каждом из вас.
   Новость о том, что она дочка генерала империи Рам потрясла Луну. Всю жизнь она считала отца трусом, который сбежал, бросив ее и мать.
   -Прошу, расскажите мне о Грине,- попросила Луна председателя.
   н - генерал армии Рам, большая шишка, нам и самим известно не многое. Единственное, что мы знаем, так это то, что ты его дочь и то, что он обладает реликвией Богов. Священным щитом, хозяйку которого ложно нарекли ведьмой. Но, даже полыхая на костре, она сохранила свою веру. Грин - верный подручный Лансана и выполняет все его поручения. Мне кажется, он даже убьет тебя, будь на то воля его императора. Поэтому, не надейся, на теплое приветствие, слушай, мне жаль, но сейчас для этого не время и не место, - промолвил сенатор Джерн. Гномы опустили взгляды в пол, словно сожалея о чем-то.
   -Ладно, хватит, я понимаю, что семья и все такое, но сейчас у всех слишком много проблем. Каждый кого-то потерял, и непременно потеряем еще, - раздраженно вымолвил Айфул.
   На лицо девушки сразу упала тень печали, а в лазурных глазах задрожало отражение света. Она повернулась спиной и, тихо всхлипывая, направилась к широкому окну. Председатель положил руку на плече Айфула и тихо сказал:
   -Я понимаю, что тебе очень трудно. Ты потерял многое, но она в этом не виновата. Успокойся. Так что мы можем рассчитывать на вашу помощь?
   -А у нас есть выбор?- спросил Шаир, сложив руки на груди, - нам это только и остается.
   -Отлично, вы разделитесь и отправитесь в места, которые атакуют войска Рам. Айфул и Джерн проведут вас, а молодая леди пусть отдохнет в комнате для гостей, она нашла отца и потеряла его снова в один и тот же день. Я и вас попрошу остаться, принцесса, здесь, в безопасности под охраной.
-
Если принцесса останется тут, то и я. Король попросил меня защитить его дочку и я выполню эту просьбу.
   -Хорошо, раз вам так угодно. Медлить нельзя. В любой момент войска людей могут подойти к столице.
   Разделившись на две группы, путники отправились к стенам цитадели. Митоки вместе с Джерном отправились к главным воротам, находившимся на востоке. А Шекр, Шаир и Айфул отправились на север. Коридоры замка сплетались в лабиринт. Не зная дороги, можно было потерять свой путь в сотнях комнат. Выйдя на улицу, путники вдохнули свежий горный воздух вперемешку с непонятным газом. Их взгляд сразу привлекла часть горного хребта, находившаяся немного восточней выхода из замка. Из широких трещин гор, словно змеи, выползали черные языки дыма, окрашивая лежавший вокруг снег в серый оттенок. Можно было подумать, что именно в той горе располагалась преисподняя. Это и была знаменитая кузница мира. Стук молотов и скрежет металла эхом разносился между гор, повествуя всем о тяжелой работе гномов. Шагая по извилистой брусчатой дороге и смотря по сторонам, каждый мог познакомиться с уникальной архитектурой столицы Северной республики. Древние каменные постройки, похожие на входы в шахты располагались вдоль главной дороги, а скульптуры, украшавшие фасады и крыши построек были выполнены с филигранной точностью.
   -Вау, Шонтор впечатляет. Но почему тут так пусто? Людей вывели из города? - спросил Шекр, оглядываясь по сторонам.
   -Нет, дело в другом. В этой части города не живут люди. Мы ее называем обителью предков. Это памятник, дань уважения прародителям. Все гномы живут в казармах не далеко от кузниц, сюда же часто заходят только священники.
   -Священники? Никогда не думал, что гномы верят в Бога.
   -Мы верим только в предков и первого короля. Это и есть наша религия, - твердо сказал Айфул.
   Впереди показалась стена. Словно гора, она возвышалась и тянулась к северному солнцу, закрывая от опасности жизнь внутри города.
   -Вот и она, наша гордость, наследство, оставленное нашими предками, - гордо промолвил гном, указав на стену, которая поднималась на тридцать метров в высоту. К вершине вели механические подъемники, не останавливающиеся ни на секунду. Солдаты Шонтора готовились к обороне: тренировались в стрельбе, устанавливали орудия на стенах, носили боеприпасы, укрепляли огромные деревянные ворота, обшитые металлом, которые могли открыться, только с помощью механизма.
   По направлению к путникам начала двигаться фигура гнома, одного из генералов армии. Он был одет в утепленный черный мундир с белыми пуговицами и в штаны того же цвета. К поясу крепилось три коробочки. На широком округлом лице росли густые черные усы и короткая бородка, а длинные волосы с проседью генерал заплел в хвост. Подойдя ближе, он снял свою длинную треуголку, обрамленную золотистой вышивкой и мехом.
   -Добрый день, я генерал Линрегн. Рад приветствовать на моем посту, - воин говорил медленно, выдержанно, соблюдая интонацию, - сейчас проследуйте за мной.
   Путники пошли за генералом. Когда они проходили мимо казарм, все солдаты останавливались и отдавали честь, проходящему мимо генералу. Зайдя на подъемную платформу, Линрегн положил руку на рычаг и с трудом опустил его. Немного дернувшись и заскрипев, платформа медленно поползла вверх.
   -О, Айфул, чуть не забыл. Вот, механики попросили меня передать эту коробочку тебе, - тихо сказал генерал, аккуратно сняв с пояса демеханическое оружие и протянув его Айфулу. Коробочка чисто-белого цвета, с выгравированной шестерней и орлом, сильно отличалась от остальных демеханических оружий гномов.
   -Не стоило, зачем она мне? У меня есть уже две, - с недоумением спросил гном.
   -Я не знаю, это механики сказали также передать тебе, что коробочку Одакр заказал у них еще до вашего отбытия. Думаю, ему много стоило изготовить подобную вещицу.
   Айфул взял коробочку и сжал ее со всей силы. И увидел на ней небольшую надпись: "Тому, кто сможет поразить небеса". Протерев глаза, гном громко сказал: "Я не плачу, просто что-то в глаз попало и все тут". Шекр лишь улыбнулся и отвел взгляд в сторону, посмотрев на величественную гору. Вдалеке послышался стон горнов и заблестели гордые флаги имперцев.
   Словно лавина, бесконечная армия быстро двигалась по направлению к замку. Остановившись, войска начали разбивать лагерь. На заснеженном поле один за другим появлялись красные шатры.
   -Скоро начнется наступление. Будьте готовы, воины Шонтора, - сказал генерал Линрегн.
   Солдаты из полка Линрегна посмотрели на своего командира, и, приготовив оружие, уставились на солдат противника.
   -Этим гиенам не покорить стен столицы! Они скорее сломают клыки об этот древний камень, - сказал помощник генерала.
   -Может ты прав, а может, и нет. За всю свою жизнь я видел столько чудес, что теперь ничему не удивлюсь. Но история показывает всю силу этих стен, - с гордостью промолвил Линрегн, - никто еще не покорил эту цитадель.
   В небе над армией империи Рам ярко засветился синий огонек. Прикрывшись магическими щитами, пехота стала в формирование "черепаха" и двинулась вперед.
   -Наконец, сейчас повеселимся братья, только не оплошайте перед предками, - выкрикнул генерал и, раскрыв демеханическую коробочку, достал мушкет и прицелился.
   - Ближе, ближе, и теперь... Огонь!
   Раздалось множество глухих хлопков. Словно хорошо отлаженный механизм, гномы, не прерываясь ни на минуту, стреляли по приближающимся войскам.
   На солдат империи сыпалось множество пуль. Воины Рам десятками погибали под дождем из свинца, но на место одного погибшего прибывало двое.
   -Не снижать темп! Отряды перезарядки ускорьтесь, мы не должны подпускать их к стене.
   -Сэр, они готовят магические снаряды! - выкрикнул Орн.
   -Хорошо, поднять отражатели! Будьте осторожны, сильно не высовывайтесь из-за щитов
   -Будет сделано!! - загудела толпа.
   В сторону замка полетело огромное количество белых комков. Разбиваясь об щиты и стены, они всё покрывали коркой льда. Из формирования вышел высокий мужчина. Он был одет в утепленный коричневый мундир, перевязанный красным поясом и меховые сапоги. Его кожа казалась бледной из-за холодного света солнца. В руках он переминал деревянные четки. Он что-то пробормотал и, присев, прижал к земле ладони. В тот же момент две каменные руки вырвались из земли и потянулись к стенам. Ударившись об укрепления, они остановились, создав мост, по которому уже выдвигались солдаты империи.
   -Воины, которые хороши в ближнем бою, приготовьтесь! Остальные прикройте нас, - сказал генерал, сложив мушкет и выхватив вторую коробочку. Его вторым оружием оказалась длинная рапира, выкованная из черного металла. Шекр, Шаир и Айфул тоже вышли на каменные мосты, приготовившись к бою.
   -Сейчас вы у меня получите, всех отправлю к вашему Богу, - сказал Айфул, вытащив подарок брата - меч, сиявший золотом и серебром. Шаир ударил пальцами по струнам, и лютню окружило слабое сияние зеленоватого цвета. По каменному мосту быстро поползли корни, сметая все на своем пути. На втором мосту также шло ожесточенное сражение. Айфул, Шекр и дюжина гномов сдерживали прибывающих солдат. С криком воны падали в снежную бездну, которая словно стонала в предвкушении свежей плоти. Вторые ворота Шонтора также были осаждены войсками империи. Митоки были искусны. Закаленные ежедневными испытаниями природы, они без труда противостояли лучшим рыцарям Рам. Хотя точно не знали, что случилось с их племенем, но в душе уже осознали всю горькую правду. Теперь их долгом было отомстить за павших соратников и не допустить нового геноцида. Словно зверь, Ретан размахивал острым катано. Рубая солдат империи, его глаза затянула пелена злости. Двигаясь вперед по каменному мосту, он оставлял за собой багровый след.
   -Вы заплатите за свою глупость! Я не отойду, не сдамся! - Прокричал Ретан, срубав голову подбежавшего солдата. Возле лица митоки пролетел железный кол и вонзился в гнома позади.
   -В следующий раз я не промахнусь, сегодня знатно поохочусь, - злобным голосом, словно прорычав, сказал подошедший воин. Солдат весь был одет в шкуры животных, сшитых между собой, а лицо скрывала маска, сделанная из головы волка. На мускулистых ногах он носил сапоги из кожи медведя, обшитые шерстью снежного барса. Вокруг охотника витала злобная аура. Выживши во множестве боях, его глаза наполняла уверенность. Воин Рам засунул кол в отверстие необычного оружия, похожего на коробочку, закрепленную на руке, и направил его на митоки, положив вторую руку на рукоять меча с коротким, изогнутым лезвием, запачканным засохшей кровью.
  
   Ретан, с яростным криком понесся в сторону охотника, виляя со стороны в строну.
   -Ха-ха-ха, а ты ничего, удивил, удивил, лгать не буду, - сказал воин, отбив атаку кривым лезвием. Из пасти убитого волка блеснула злобная улыбка.
   Ретан отпрыгнул назад и стал в стойку, приготовившись к следующему выпаду. Подкидывая и ловя свой меч, охотник с насмешкой в голосе выкрикнул:
-
Ну что зверушка, настало время поохотиться, ты станешь хорошим трофеем.
   Пока возле стены шли ожесточенные бои, главное крыло замка было заполнено волнением. Слишком старыми для боя сенаторы остались и теперь спорили между собой.
   -Сколько можно ждать, я не могу просто сидеть в неведении, - вскочил поседевший от старости гном. Все его лицо было покрыто морщинами, густые, широкие брови почти полностью закрывали уставшие глаза. Короткая, немного блестящая борода, была аккуратно зачесана и подстрижена, а на пальце поблескивала серебряная печатка с гравировкой молота, которая означала, что он состоял в сенате.
   -Успокойся Хальдит, все в одинаковой ситуации. Сейчас мы можем только верить в воинов и покровительство предков. Если будет нужно, то я сам возьму с полки свой старый меч и пойду на поле боя, а теперь сядь, - громко сказал и ударил кулаком по каменному столу сенатор, сидевший напротив. То был сгорбившийся от старости гном, с потемневшей и покрытой пятнами кожей. Его лицо было нахмуренным, тяжелые брови, большой, распухший нос, дряблая кожа, и редкая борода показывали опыт, который он получил в обмен на молодость. Дряхлое, уставшее от тяжелого труда в кузницах тело завалилось на спинку тяжелого трона.
   -Ты прав Салвай, нужно всем успокоиться. А где председатель? Неужто он тоже отправился к стене? - потирая лысину, сказал гном, сидевший справа от Хальдита. Пока гномы разговаривали между собой, Луна, потерявшись в мыслях, стояла возле окна и смотрела в белоснежную даль. Принцесса вместе с Земером подошли к ней. Мягко дотронувшись, Рэнзея заговорила:
   -Мне очень жаль, но я хочу тебе сказать, что бы ты не печалилась, а радовалась. Он все же жив, - сказала принцесса, глянув на подругу добрым взглядом.
   -А я и не печалюсь, я только пытаюсь понять. Как он мог променять жену и дочь на короля? После такого его трудно назвать отцом. Он предал нас! Ненавижу, ненавижу! - Глаза Луны заблестели, задрожали, и несколько слез упало на румяные щеки. Смахнув их рукавом, она обняла Рэнзею, горько зарыдав. От удивления принцесса попятилась назад, но потом положила свою легкую, словно перо руку на голову подруги. Даже ворчливые гномы перестали грызться между собой, услышав тихий плач и всхлипывания.
   Вдруг из-за массивных дверей послышались крики. Внезапно они распахнулись и через проход вошли солдаты империи. Во главе отряда из десяти человек стояли генералы Грин и Хасан. Грин был одет в сияющий темно-серым блеском доспех. На выпуклой кирасе красовался красный крест, показывающий праведность его намерений и целей его короля. Лицо генерала полностью скрывал под собой железным шлем, который словно холодная маска прятала его эмоции от окружающих. В руке он крепко держал сверкающий, словно солнце, щит. Струсив с меча кровь, Хасан направился в сторону сенаторов, которые уже приготовили свои пистоли. Выставив меч перед собой, хранитель души дракона громко сказал: -Ваш глава предал вас! Что бы остаться председателем, он провел нас по тайным ходам и теперь воины империи ударят в спину защитникам Шонтора, которые сейчас у стены. Эта партия за нами. Я не одобряю такое бесчестное действие, но, увы, я не имею другого выбора, как повиноваться приказу. Прошу вас сдаться и отдать нам сокровище, которое принцесса сейчас сжимает в руках. Тогда ни одна капля крови не упадет, в сеем зале.
   Но, даже недослушав генерала Рам, сенаторы открыли огонь по его солдатам. Три солдата замертво рухнуло, и кровь, словно вино разлилась вокруг, окрасив белоснежный пол и гордую ковровую дорожку в темно-алый цвет.
   -Быстрее, мы их задержим, а вы бегите, - выкрикнул сенатор Хальдит, перезаряжая пистоль. Как только он наклонил одну из статуэток орла, стоявших на углах стола, скульптура первого правителя отодвинулась в сторону, открыв проход в дальнем левом углу,- Чего стоите, ну же!
   -Простите, но я вас не брошу. Все это из-за меня и я не могу просто убежать! - Выкрикнула Рэнзея и достала небольшой камешек, на котором ярко сияла непонятная руна, - Фраксин, ты снова нужен своему королю, приди на мой зов. Камень ярко засиял, и вокруг него начали появляться очертания человека, через секунду перед всеми появилась фигура пепельного странника.
-Луна лови, и не потеряй, а то я тебе дам, - улыбнулась принцесса и кинула подруге свое кольцо - последний ключ, - Фраксин, хватай Луну и унеси ее подальше, прошу!
   -Б-б-у-д-е-т с-с-д..., - прошептал фантом, приклонив голову. Подняв девушку на руки, он понесся в сторону тайного прохода.
   -Принцесса, вы не вы, что бы ни совершить глупость. Но я тут для того, что бы защитить вас от последствий,- сказал Земер, покосившись на статую, которая снова стала на свое место.
   -Грин, король скоро будет здесь, мы не должны разочаровать его. За тобой кольцо, только прошу, постарайся не навредить девушке, - сказал Хасан, отбивая, мечем пули, летевшие в его сторону.
   Щит и доспехи генерала Грина засияли золотым светом и, словно комета, он понесся вдогонку за кольцом, разбив статую священным щитом.
   -Земер, я вызываю тебя на рыцарский поединок. Всегда хотел сразиться с тобой. Солдаты не вздумайте вмешиваться в наш бой! - Выкрикнул Хасан.
   Мечник кивнул, приняв вызов. Сенаторы прекратили стрельбу, а Земер вышел вперед, выхватив свой меч.
   Вот и встретились они, души вечных соперников и хороших друзей. Сколько бы раз они не перерождались, всегда находили друг друга. Их души навсегда связаны: тигр и дракон, земля и небо.
   Тонкое лезвие меча Земера по немного начала отдавать красным оттенком, а меч Хасана - синевой.
   -Ты великий воин и хороший человек. Но как жаль, что ты выбрал не того короля. Мы могли бы стать друзьями, - сказал Земер, приготовившись начать бой.
   -Хех, возможно, но клятва уже дана, и нарушить ее я не могу. Думаю, ты меня прекрасно понимаешь, - улыбнулся хранитель души дракона и атаковал противника. Поединок начался, но он не был похож на бой врагов. Они сражались, словно два друга, решившие проверить свои навыки. Каждый удар был грациозен, но одновременно быстр и смертелен. Словно огонь и вода они столкнулись под марш клинков. С каждым взмахом мечи становились тяжелее, а на телах появлялись небольшие порезы. Ветер-судья кружился между ними. Любая ошибка могла стоить победы и жизни, но никто из них не собирался проигрывать. На лбах выступил пот. Предатель пытался помешать заполучить победу. Тела были на пределе, становясь все медленнее и медленнее. И вот, споткнувшись, Хасан упал на твердый пол, выронив свой закаленный меч. Закрыв глаза, он уже был готов принять свое поражение. Лицо окропила горячая кровь, но боли не было, снова открыв глаза, он увидел, что Земера пронзило три стрелы и по белому мундиру начало расползаться зловещее багровое пятно. На лице противника застыл отклик боли. Мечник свалился на пол, а Рэнзея подбежала к нему и попыталась привести в чувства. Но было поздно, душа тигра покинула тело. В тот же момент гномы снова открыли огонь. Под пороховые взрывы Хасан медленно подошел к телу Земера и, воткнув меч в пол, заплакал. Он горевал по достойнейшему из врагов. Душа воина древности, переродившись, множество раз, снова потеряла брата по духу.
   -Принцесса, не плач, лучше уходи отсюда, пока не поздно. Он бы хотел этого. Я помогу выполнить его долг, - сказал Хасан, протерев лицо и вынув свой меч.
   -Это из-за тебя он погиб! Это твоя вина, - в слезах вскрикнула Рэнзея. Глаз под повязкой засветился белым светом. Вокруг нее на полу появился огненный круг.
   -Если хочешь, можешь убить меня. Я уже и так был готов к этому, - твердо сказал мечник, расставив руки в стороны и закрыв глаза.
   -Нет, ты не достоин, умереть. Я не буду избавлять тебя от этой вины. Иди и искупи ее, - бушующее пламя, которое уже собиралось вырваться из тела Рэнзеи, утихло. Вытерев лицо платком, она посмотрела в сторону удивленного Хасана.
   -Да будет так, я выполню твою волю, даю слово, но только если ты позволишь своему телохранителю составить мне компанию.
   Принцесса ничего не ответила, лишь незаметно кивнула. Она понимала, что так будет лучше.
   -Я бы помог вам, но этого сделать не могу, не могу пойти против своих соратников, не смотря на то, что они хуже сточных крыс. Я верю в тебя, принцесса, у тебя все выйдет, главное не теряй надежду. А вы гномы не перестаёте меня удивлять, даже будучи дряхлыми стариками, продолжаете сражаться и побеждать, - сказал генерал империи. Разбив окно, Хасан выпрыгнул из зала советов.
   -Кого это ты назвал дряхлым, я по сильнее тебя буду, наглый мальчишка, что убегаешь? То та беги, пока не получил пулю в лоб! - прокричал в след сенатор Хальдит.
   - Принцесса, почему вы стоите? Вы должны помочь подруге. А мы останемся тут и прикроем вашу спину, - тихо сказал сенатор Салвай, засыпая порох в мушкет.
   -Спасибо, постарайтесь тут и не вздумайте умереть. - Попрощавшись, Рэнзея забежала в узкий, темный туннель. Тем временем оборона Шонтора была сломлена. Не ожидая нападения с тылу, войска гномов и оглянуться не успели, как были загнаны в ловушку. Покойный генерал Линрегн перед смертью приказал поломать подъемники. Теперь у воинов Шонтора остался лишь один выход. После часа сражений войска были почти полностью уничтожены. Всю землю возле цитадели усеяли трупы, как гномов, так и людей, а по стенам стекали бесконечные реки крови. Горным эхом раздавались одинокие выстрелы и прощальный звон мечей. Слезы солдат, которые больше не повидают жен и детей замерзали на остывших, посиневших лицах. И вот, последний всхлип пронзил небеса. Прислонившись к холодному камню, Шекр медленно свалился вниз, зажав рваную рану на животе. Кончики пальцев начали неметь, холод заполнял каждую часть тела, а образы в глазах начали мутнеть.
   -Что, вот и все? Я так и умру, словно бродяга в подворотни? Хех, какова была жизнь, таков и конец, - опечалено сказал, закрыв глаза.
   -И разве тебя это устраивает? Готов ли ты так просто сдаться и стать куском мяса, который растащат дикие звери? Открой глаза, выслушай и реши.
   Открыв глаза, усталым взглядом Шекр осмотрел стоящую перед собой фигуру и, усмехнувшись, сказал:
   - Какого болтливого жнеца послали по мою душу.
   -Нет, я всего лишь безликая тень этого мира. Я пришел сюда, чтобы открыть тебе истину и задать всего лишь один вопрос.
   -Поспеши, времени у тебя маловато, - закашлявшись, сказал Шекр.
   - Гибель мира уже близка, вестник покарает всех за содеянные грехи. Хотел бы ты изменить столь печальный конец? Несколько твоих друзей уже ответило на этот вопрос.
   -Смотрю не я один облажался в бою, а что с Шаиром, он успел помочь принцессе.
   -Ты не о том сейчас думаешь, ответь на мой вопрос и вскоре ты узнаешь то, чего жаждешь.
   -Ладно, пусть моя жизнь, хотя бы под конец на что-то сгодится.
   Безликий улыбнулся и кинул Шекру в руку небольшую бронзовую монету. На одной ее стороне была улыбающаяся маска, а на другой грустящая. И в тот же момент его еле теплая рука упала на землю, зажав блестящую монетку между пальцев.
   Тем временем Рэнзея выбралась из тайного прохода, сразу же ее ослепил блестящий снег и сгусток света, мерцающий в небе, словно второе солнце. Генерал Грин медленно шагал в ее сторону, держа на руках Луну.
   -Как ты посмел, свою собственную дочь? Я тебе этого не прощу, - выкрикнула Луна, достав свои руны, засверкавшие разными цветами.
   -За кого ты меня считаешь? Она в порядке, скоро проснется. Бери ее, и уходите. Император Лансан скоро будет здесь.
   -Я никуда не уйду без кольца, не отдам его в руки этого мерзавца, - сказала Рэнзея, кинув руны на землю.
   акрой свой грязный рот! Он единственный луч света в этом темном мире. Его намерения чисты, Бог тому свидетель. Я лично преподнесу ему последний ключ, знаменуя начало новой эпохи, - громко, с гордостью в голосе сказал генерал Грин.
   Вдруг послышался громкий взрыв, и древняя каменная стена напротив Рэнзеи рассыпалась. Из-за нее вышел император Рам, окруженный личной гвардией. Грин положил Луну на землю. Подойдя к королю, стал на колено, протянув правую руку, на которой лежало кольцо с фиолетовым камнем.
   -Не смей трогать его! Первый король, властелин времени, одолжи мне свою силу и открой врата в другой мир, - прокричала Рэнзея, сорвав маску с лица. На месте одного глаза у нее был вставлен камень, на котором белоснежным цветом сияли неизвестные письмена. - А вы, рыцари прошлого, увидьте врата короля всех героев, придите на мой зов и выполните волю наследницы печати". Позади принцессы появился огромный проход, через который медленно начали проходить фантомы, окрашенные в разные цвета.
   -Интересно, такая огромная сила принадлежит глупой девчонке. Но даже эта мощь не сможет противиться силе Бога. Сильные правят всем, в то время, как слабым приходиться плясать под их дудку. Многие сделали правильный выбор, но ты, - засмеялся Лансан во весь голос. Взяв кольцо, он надел его на палец. На его коже появились желтые полоски, излучающие яркий свет, а в глазах - пугающие светлое свечение.
   -Странно, я ничего не ощущаю, - сказал Лансан, сжав кулак. И только он разжал его, как все его тело начало болеть, будто несколько молний ударило в один момент. Он чувствовал жар, волной поднимающийся от ног. Ему казалось, что вместо крови по жилам тек расплавленный свинец. Через секунду боль утихла, а за спиной владыки империи появилось ослепляющие сияние, похожее на крылья.
   -Наконец, я так долго этого ждал. Я достиг своей цели. Время уничтожить этот прогнивший мир и создать новый, идеальный, где не будет больше тьмы. Жаль, что многим придется умереть ради этого, - выкрикнул Лансан, широко улыбнувшись. Поправив свои растрепавшиеся золотые кудри, он вытянул из ножен, украшенных драгоценными камнями и металлами, меч. Клинок был длинным и тонким, а на лезвии не виднелось ни одного зарубка.
-Печать короля - ужасная способность. При жизни может отделить часть души и заключить ее в камень, что бы потом снова призвать воина на службу, даже после его смерти. Это страшная сила, создавать бессмертных воинов, но она тебе не поможет, - сказал Лансан, взмахнув своим клинком. Огненная стена вокруг Рэнзеи пропала, а волна воздуха сбила ее с ног. Фантомы героев Гельмара пытались защитить свою принцессу, но каждый взмах меча развеивал их. Настолько великой была его сила - сила меча из легенд, оружия владычицы озер.
   В тот же момент очнулась Луна. Увидев, что Рэнзея в опасности, не колеблясь, кинула нож в спину императора. Но тот лишь ударился об доспех и со звоном упал на каменную кладку, не оставив даже царапины.
   -Как ты посмела, попрощайся со своей жалкой жизнью, - разгневано выкрикнул Лансан, выставив перед собой руку. Яркий луч света, словно копье, полетел в ее сторону. Генерал Грин подскочил к Луне и прикрыл телом свою дочь. Но это не спасло ее. Длинное копье из света пронзило два тела. Рухнув на землю, Грин, истекая кровью, положил руку на ее лицо и сказал:
   -Дорогая прости, прости, я не смог тебя уберечь, как же я был... Не успев договорить, его тяжелое дыхание оборвалось. С головы генерала слетел железный шлем и откатился в сторону. Под ним скрывалось морщинистое лицо старика, покрытое коричневыми пятнами. Было видно, сколько трудностей этот человек перенес. Смерть наконец принесла ему долгожданный покой.
   -Глупый старик, под конец решил стать хорошим папашей. Теперь пришло время для тебя, принцесса, отправиться следом за подругой, - Лансан взмахнул и, словно лезвие, волна света полетел в сторону Рэнзеи. Но в тот, же момент послышался пронзительный звук, и перед принцессой из земли воздвиглась каменная стена. Приняв весь удар на себя, она разлетелась на маленькие кусочки.
   -Ха, а я уж подумал, что ты опоздаешь на празднование, принцесса, прости, но мне ты наскучила, - ухмыльнувшись, сказал король империи. Промолвив заклинание, он кинул на землю что-то похожее на семена, ярко сверкающие золотом. Из земли выросло несколько шипов. Но до того, как они вонзились в тело девушки, Шаир достал бутылочку, оставленную человеком в маске. На секунду бард исчез, а затем появился рядом с принцессой, оттолкнув ее в сторону.
   На лице мага застыл оттенок боли, из-за которой он даже пальцем пошевелить не мог.
   -Нет, Шаир, - выкрикнула Рэнзея, - я не дам тебе его убить. Вокруг эльфийки снова появилось несколько фантомов.
   -Я же сказал, исчезни, ты мне наскучила, - император Рам появился перед девушкой и одним взмахом меча отделил ее голову от тела. По бледной коже лица потекла кровь, а в глазах остался лишь страх, оставшейся после встречи со смертью.
   -Как ты посмел! Множество жизней погасло из-за твоих амбиций. Ты настоящий монстр! Печальная песнь пронзит небеса, и ужасная кара падет на тебя, - струны забренчали, и с неба начали падать стрелы, словно сотканные из огня.
   -И ты смеешь называть меня монстром? Тебя до сих пор гложет потеря товарищей и той девки? Твоя сила уже не та, убийца Богов, - Лансан без труда отбил стрелы, одним только взмахом руки.
   -Если не примешь мой дар, то у тебя не хватит сил. Ты же хочешь, отомстить за нее, не так ли? - зазвучал громкий и злобный голос в голове Барда.
   -НЕТ, я не жажду мести, моя цель, спасти этот мир, - Шаир, словно сумасшедший, начал бить по струнам вишневой лютни. Из музыкального инструмента один за другим вырывались сгустки пламени.
   -Уже разговариваешь сам с собой? Мне жаль тебя, - огонь рассеивался, только приближаясь к сияющему доспеху. Подойдя к Шаиру, Лансан замахнулся мечем и, пробив вишневую лютню, лезвие вонзилось в мягкое тело. По старому деревянному инструменту поползли зловещие трещины, а порванные струны, что раньше пели веселыми голосами, больше никогда не исполнят сладкую серенаду, а старый гриф, отколовшись, упал на смятый, перемешанный с грязью снег.
   -Без тьмы, не может быть света, и именно ты, стал мраком, благодаря которому я засиял так ярко, но в чистом мире нет места тени, - сказал Лансан, стирая снегом с клинка темно-алую кровь.
   -Черт, где я, как же болит тело, - спросил Шаир сам себя, очнувшись в странной белой комнате. Вокруг ничего не было, только пустые стены, лишь на одной весело массивное серебреное зеркало. Поднявшись, бард медленно, похрамывая, пошел в его сторону.
   -Как все болит, что случилось? - продолжал он спрашивать себя. Заглянув в зеркало, Шаир не увидел свое отражение. Оттуда на него смотрела зловещая тень с черными, словно обсидиан глазами.
   -Что это за фокусы? Это не я! - Выкрикнул Шаир и ударил по зеркалу со всей силы.
   -Ха-ха-ха, ты уверен? Ты хоть сам знаешь, кто ты такой? - Лицо тени расползлось в кривой улыбке по трещинам зеркала.
   -Я точно знаю, что я - это не ты. Этого предостаточно!
   -Да? А так ты меня узнаешь? - Тень начала изменятся. Шаир даже потерял дар речи от потрясения: в зеркале было отражение его любви - Виты. Только ее глаза больше не напоминали два широких озера, наполненных лазурной водой. Они были черными, наполненными лишь злобой.
   -Ну что, теперь узнал? Я - твое настоящее желание. Благородная цель? Спасение мира? Не смеши меня, хватит примерять маску добродетели. Как может очиститься тот, кто и есть сама тьма? Я - это ты, твои страсти, желания, грехи, которые ты совершил. Ты ведь не забыл, почему тебя назвали убийцей Богов? Я помню, как служители этих божков пытались защитить свои идолы. А помнишь, как ты убил Фуджину и ее защитников. Это было похоже на кровавую баню. Ты даже приковал ее тело к дереву, так боялся ее? Мы прекрасно знаем, что тогда ты был слаб, как никогда. Выполнял приказы этого наглого короля, что пожелал стать Богом. Это они убили ее! Ты понял это, но решил ничего не делать. Будь сильным! Время, наконец, пришло. Сегодня мы отомстим всему миру за нашу боль!
   Тело барда начало биться в конвульсиях, поднявшись, он опрокинул голову в сторону и посмотрел на Лансана. То больше был не Шаир, черные глаза, как у демона, и кожа, которая потемнела и частично покрылась чешуйками. На пальцах выросли длинные когти, а во рту появились клыки. Он зарычал диким зверем и бросился в сторону императора.
   -Вот ты и показал свою настоящую сущность. Умри демон. - Он взмахнул мечом, и рука монстра отлетела в сторону, окропив все вокруг черной кровью. В тот же момент на месте отрубленной выросла новая, еще больше и омерзительней. За спиной появилось темное, словно ночь, растрепавшееся крыло. Монстр оскалился и медленно пошагал в сторону своей жертвы.
   -Ты не сможешь победить меня, я, я же Бог, такого не может случиться, нет! - Испуганно выкрикнул Лансан и попятился назад. Тень набросилась на него, снова и снова нанося удары острыми когтями, отрывая куски мяса зубами и вырывая внутренности, еще живого человека. Охотник сам стал добычей. Крича от жуткой боли, он пытался вырваться, но лишь одним ударом лапы монстр раскрошил его череп. Выпотрошив тело, демон поднялся и зарычал еще громче. Кровь, оставшаяся на корявых конечностях, словно живая начала двигаться и, застыв, превратилась в кристалл в виде косы. На спине чудовища появилось второе крыло и, расправив их, словно большая летучая мышь, взлетел ввысь.
   -Настал час суда, сегодня этот мир снова поглотит и очистит тьма, - зловещий голос, словно гонец разнесся по всей Сантарии, оповещая всех о начале конца.
   -Вот на сцене появилось зло, теперь время выйти героям, ведь все легенды на один лад.
   Монетки, которые Безликий дал умирающим путникам начали светиться, дрожать. И в тот же миг, над мертвыми телами, словно призраки, поднялись отражения душ героев. Они знали, для чего они были вырваны из корявых пальцев смерти. Чтобы исполнить то, для чего были рождены. Приняв вид стрел с разными наконечниками, они взлетели ввысь, направившись в сторону монстра. Вонзившись, уже в полностью перевоплотившегося барда, они засияли разными цветами.
   -Верно говорят, что каждая душа уникальна и прекрасна. Сколько бы раз я не видел, всегда поражаюсь этому чуду. Словно великий художник макнул кисточку в краску и разрисовал белый холст. Жаль, что бард не смог овладеть этой силой. Придется снова взвалить это все на плечи юноши.
   Тень загорелась ослепительным синим пламенем. Темные крылья прохудились и с оглушающим воплем, заглядывающим в душу, монстр полетел вниз. Ударившись об холодную твердую землю, он поднял завесу пыли. А когда она опустилась, то там ничего не оказалось, как будто его пепел отправился за странником ветром, как и подобает менестрелю.
  
   Глава 12 Переправа Харона"
   Всем нам дан ограниченный срок.
   Но бояться не стоит,
   ведь смерть-сестра жизни.
   Умерев однажды, нас вернут обратно,
   дабы снова испытать.
   Солнце скрылось, тьма пришла,
   В тени блеснули разноцветные глаза.
   Он ждет уже давно.
   Порвалось жизни их панно.
   Темные невзрачные фигуры
   Каменные гробы тянули,
   А рядом люди шли.
   Их свет слепил и жег глаза,
   Но почему у них печальная судьба?
   Почему земля их приняла?
   Среди восьми гробов один полупустой,
   Душа внутри, а тело тут,
   Я словно опустевший труп.
   Вокруг могил стоят они,
   Великие короли,
   Сказав последние слова,
   Они покинули креста.
   Но горечь не унять:
   Жена и сын начали рыдать.
   А сердце воина болит,
   Время им больше не уделит.
   Душа храбростью пылает,
   Он в небесах уже летает.
   Могилы - последние дома, где будут покоиться тела.
   Ее душа любовью до конца была полна,
   Что на куски ее рвала,
   Но смерть в могилу признание забрала,
   А небо память приняла.
   Ударил гром и молния блеснула,
   Небесное море буря всколыхнула,
   Волна печаль их забрала,
   Отец и сын - две души,
   В последний путь отправиться были должны,
   Лазурным цветом засияли,
   Что час настал, они уже знали.
   Товарищи, честь, семья и жилье -
   Все ушло в небытие.
   Огни красные горели, поглощая тех,
   Кого защитить хотели и не смогли.
   Очередь теперь пришла, к тому,
   Чья черно-белая душа, всегда хотела быть в седле,
   Идти навстречу одурманенной судьбе,
   Он жаждал жить, как никто другой,
   Но все закончилось печальною игрой.
   Время идет, стрелки бегут,
   Его вспять не обернуть
   И жизни также не вернуть.
   Принцессы сердце надежду излучало, даже герои прошлого вернулись с подземного причала,
   Услышав ее зов.
   Словно свет, ее душа хранила тайну первого царя,
   Что властвовал двумя мирами,
   Его солдаты никогда не умирали.
   Но даже эту силу - Божья победила, к земле ее прибила, забрав последний вздох.
   И вот, последняя душа, наследника первого короля.
   Подняв тот меч, что чистотой сиял,
   Он смерть не признавал и дрался до конца,
   Пока душа не разлетелась на осколки чистого стекла.
   Седые тучи тут висят, вместе со мной они грустят.
   Открыл глаза и вижу я: много душ вокруг меня,
   Пришли они сюда, чтоб почтить героические сердца,
   Что вместе с ними полегли,
   И мир для потомков сберегли.
   С небес на землю луч упал - лестницу для воинов создал.
   И строем ровно души вверх поли, прощайте герои, друзья мои", - печальная песнь разнеслась по широкому полю, заполненному каменными крестами. Заглянув на каждую могилу, тоскливая мелодия отправилась вслед за призраками воинов, уходящими за кулисы мира
   -Мой друг, мне не хотелось бы признавать такой конец, - прозвучал изнеможенный тихий голос. - Ты же можешь изменить это, ведь я прав?
   -Да. Я делал это много раз, но всегда исход был один.
   -Хех, умеешь успокоить, и что же нас ждет дальше?
   -Посмотрим, ведь спектакль еще не закончился, прощай бард.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   287
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"