Мишина Надежда Викторовна: другие произведения.

Сказочка про Ять.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая повесть. На то она и духомистика, чтобы духовные подвижки главного героя мистическим образом перекликались с жизнью автора.

© Мишина Надежда

Сказочка про Ять, или Жизнь, которую хотелось бы прожить


  
  
   1
  
   - За черту! - Зрители проверили, не стоят ли они на границе поля в спортзале.
   - Никому не двигаться! Экран!
   По линии на полу вспыхнула к потолку с медным отливом прозрачная стена. Голыми руками снаружи лучше не трогать.
   - На исходные! - Судья оценила расстановку игроков, проверила обмундирование, не сходя с места. - Возможны только косвенные травмы.
   Заиграла музыка: довольно диначичный, накатывающий издалека драм-н-бейс. После, когда истекут десять из положенных на разминку пятнадцати минут, ритм музыки будет близок к трансу - игра пойдет на запредельных скоростях. Суть игры - перебрасыванием мяча из особого сплава, отталкиваясь от прозрачной перегородки между игроками и зрителями, выбить фигуру противника с поля. "Вышибала" на современный лад.
   - Вбрасываю мяч. - Огласила судья и сделала движение рукой, словно с силой вбила мяч в пол. Шар залетел сверху в игровое поле и началась "резня". Музыка топила зал в ужасающем ритме. Игроки летали над полем, выворачиваясь в полете, опрокидываясь через голову и ударяя ногами по мячу. В течение первой пятиминутки никого не вышибло.
   - Активнее, иначе воевать на швабрах будете! - Подзадоривала судья, бывший магистр "энергетических боев". - Пошли вторые пять минут.
   Она стояла, прислонившись к стене, с совершенно непроницаемым лицом. Двигались только глаза. В зале недавно закончилась тренировка волейболистов-любителей, некоторые, спросив разрешения остаться, во все глаза смотрели на происходящее.
   Первый выбывший. Вообще-то мяч должен был удариться об любую поверхность на стороне противника, прежде чем по нему можно попасть, но этот отражающий удар игрок умудрился предугадать и в прыжке, провернувшись юлой, отправить его обратно. Пославший мяч не успел увернуться с траектории и вылетел, как на пушечном ядре. Защитное поле, как липкая паутина, слегка погасило скорость, но игрока все равно прилично шмякнуло о стену. Он растянулся на полу и попытался снять шлем, который принял основной удар.
   Игра продолжается, все более ускоряясь. Мяч почти не видим обычному зрению. Впрочем, обычные люди судьями не становятся. Обычные ловят мяч зубами и больше никогда не пытаются "воевать".
   - Дисквалификация! - Откомментировал остановку судья, выкидывая с поля игрока, минуя экран - еще секунда неприятных ощущений в копилку. Тот повис на тайных шипах снаряжения, болтая ногами и плохо соображая. - Семь секунд добавленного времени! - Мяч вновь полетел вперед так, словно и не зависал в пространстве по чужой воле.
   Первый "выбитый" странно извивался на полу, пытаясь снять шлем. Судья долго не обращала внимания, пока тот не забился из последних сил. В несколько шагов преодолев расстояние (игрок свалился за левой крайней линией от судьи), она подцепила заклинивший шлем и разорвала его по наметившейся трещине.
   - Дерьмовая экипировка.
   Пока игрок отдышался, судья заняла свое место, такое впечатление, что не упустив ни одного удара. Сканирование игры шло практически в фоновом режиме.
   Удаленный игрок с круглыми глазами вышел из зала. Фаворит игр только-только раскачалась и одним ударом, под носом у "отправителя", заслала мяч на ту же сторону. Била сверху вниз, кулаком, забивая "гвоздь", который изрядно помял шлем у одной противницы и проломил "панцирь" на животе другой. Все это произошло, когда они парили в трех метрах над полом. Упали плашмя. Судье пришлось "увезти" их с поля, сделав соответствующий жест, будто тянет скатерть со стола.
   Нечего и говорить, что случайные свидетели игры были в шоке. Финальный свисток застал их врасплох. С учетом того, что играющих набралось на две команды по пять человек, результат оказался следующим: "левые" (от судьи если смотреть) остались в количестве одного человека (один удален, трое выбитых), "крайние" (те, что справа от судьи) остались в исходном количестве.
   Судья озвучила ошибки, первым делом предложив не экономить на обмундировании. Штаны и рубаха свободного кроя из серебристой ткани, которые обычно одевались поверх "защиты" и иногда скрывали опасные при столкновении выступы, называемые шипами, - это еще ладно, но "подстежка" не должна быть пластиковой. Только специальная резина.
   За спиной судьи висела таблица из пластика с памятью формы: на нем она отобразила распределение баллов и оружия по результатам индивидуальной оценки каждого игрока. Оценка складывалась из общекомандной игры, из количества ударов по мячу. Баллы умножаются, если есть лично "выбитые" противники. Фаворит по-прежнму не досягаем.
   - На твое место готовится. - По-свойски обращались к судье после игры. Та кивала. Все происходящее видел один молодой человек, к которому она некогда была неравнодушна. Впрочем, от вопросов он воздержался, собираясь вместе с остальными зрителями покинуть зал. Но как только из сумок достали топоры, секиры, трезубцы и ножи с пиками, они притормозили с уходом.
   Не обошлось без шуток: достали и швабру - современную, с губкой и металлической рукоятью. Сегодня она никому не досталась - у всех за игру набрано больше пяти баллов. А то был бы номер: со шваброй против топора. Хотя и так выигрывали, если успевали сообразить как.
   Знакомец, известный как "блондин" в некоторых кругах, с любопытством осматривался. Девчонки - а все игроки были женского пола - хвастались. Музыка, которая до того лилась невесть откуда, молчала. Стена исчезла. Едва не задохнувшаяся девушка тихонько сидела на лавке, периодически роняя трезубцы из рук. Претензий к судье не оказалось, поэтому сразу началось сражение. Появились некоторые участники-мужчины и тоже, оценив расстановку, начали болеть наравне со случайными зеваками.
   - За линию! - Дала судья отмашку. - На исходные! - Пары бойцов распределились по полю. - До трех! - Последнее слово судьи и свисток.
   Пока следила, не двигалась, иногда смещалась, но не намного. Взгляд в пустоту. Иногда прямо на него: чтобы отвел взгляд.
   Бои закончились быстро. Только после финального, перед "пересменкой" начали заговаривать.
   - Так ты не боишься, что твое место займут? - Кивают на фаворитку игр и боев.
   - Какое место? - У судьи довольно сухая улыбка. - Я уже не магистр.
  
   Что да, то да. Долгая история подпольного развития "Энергетических боев" - ЭБ - тесно переплеталась с личной жизнью, были победы, вырванные зубами, были проигрыши, когда "отлучали" от боев на месяцы. Была гибель человека по собственной вине, хотя... То, что это не моя вина, было доказано специальной комиссией и буквально недавно дали добро на "проверку" следственным экспериментом: многие обвиняли, не веря, что погибшая девчонка сама на такое пошла.
   И, мало ли спросят, если сила осталась при ней, - значит, и впрямь, не виновата. Аксиома. До этого долго провоцировали, так, что хотелось вцепиться в горло. Добились того, что изгнали из организации, что пошло на пользу всем.
   А потом утвердили, наконец, официальный состав проверки: собирались прийти сильные игроки, на такие жертвы команды не пошли - кому охота отдавать лучших, если нет уверенности в своей правоте. Если бы игроки победили, то им была бы прямая дорога в магистрат. Но пошли не сильные, а рисковые - те, кого приняли недавно и у кого "кипело". Не повезло.
   За проигрыш у них отобрали не только членство, но и все зачатки военного искусства: максимум, на что они будут способны, - виртуозно резать помидоры. Но, конечно, в резьбе по помидорам им не будет равных. Так или иначе, хода назад - в бои - не было.
   Все случилось едва ли не вчера. Они изготовились к круговому нападению, за которым следил назначенный комиссией судья из кандидатов в магистрат. Задача была проверить на наличие силы: у тех, кто не правдив, ее нет, таких в играх "вышибает" самыми первыми. На последних уровнях вранье или экипировка с "сюрпризами" отдачу давали еще катастрофичнее.
   Так вот, они стоят, ждут чего-то (в каком-то спортзале, опять-таки - при непосвященных), потом нервы у них сдали - прокатилась цепная реакция. Потенциальный "повышенец" должен был лишь засвидетельствовать: если сила есть, то и эту разъяренную толпу можно остановить. Хотя все, думается, надеялись, что я попытаюсь на мастерстве "выехать".
   Однако сила оказалась в наличии и, как в воронку, собрала все их мощности, отбросив пятнадцать человек корчиться на полу. "Наблюдатель" растерялся, но, повинуясь инерции толпы (тоже мне, "Фома неверующий" выискался), кинулся следом. Короче, оказался вблизи, его утянуло в ту же воронку и, обратным ходом, в него удалось вложить силу, что отличает магистров от "простых смертных" организации.
   И еще удивлялись, почему память у экс-магистров очищается подчистую: такой компактный ураган с собой забирает все. Но тут случилось иное: мало того, что ураган, "слизнув" информацию с меня, оставил память на месте, так и в новоиспеченном магистре переплавил все воспоминания в его собственные - у того совершенно отсутствовала фаза раздвоения сознания.
   Он потом свидетельствовал как за себя: все прочувствовал, что я пережила, когда погиб человек. Не верить свидетелю и не поверить в пятнадцать "выбитых" было сложно. Организация была основательно прорежена, за вычетом этих смельчаков появился всего один магистр и, с его подачи, вольный судья, его правая рука - та же я, только "сбоку". Недурственно.
  
   - Экс-магистр. - Шутовски раскланялся фаворит мужских боев. - Удалась ли попытка начать вести обычную жизнь? Хотя, - тут же перебил он сам себя, - если ты здесь, ничего не вышло.
   Стоило усилий, чтобы не скользнуть взглядом по "блондину" и не выдать его и себя. О своих разочарованиях и провалах я предпочитала молчать. Фаворит женских боев его оттеснила, протягивая швабру и улыбаясь. Ей почему-то надо было каждую тренировку мне что-то доказывать. Ее подбодрили аплодисментами за смелость: странный экс-магистр боев вызывал если не ужас, то самый настоящий трепет.
   Кто там сказал "со шваброй против топора"? Фаворитка настроилась; как только она была готова, опустили экран. Судья мужской сборной дал свисток. Она полетела, смещая центр тяжести на замахе, как хорошо отлаженный механизм. Высокая точность и целеустремленность, которой можно противопоставить только швабру. Замах. Светящаяся траектория - так медленно движется лезвие меча в глазах судьи. Рубит. Швабра вдоль, а не поперек.
   Со скрежетом вгрызается клинок в рукоять, разрубая надвое. Еще не пошло обратное движение. Перехват двух половинок ручки швабры - и получились тиски. Не успевает тормозить, на ее же энергии выкрутить меч из рук, зажав его в швабре, и отбросить. Вслед за руками, поддаваясь моему воздействию, закручивается тело в стремительном потоке-вихре.
   Падает. Вывих плеча. Каблуками упереться в спину. Ревет внизу. До счета "три". Что-то там еще, кроме плеча, которое ей тут же вправляют. Не смотрит в глаза. Все вокруг молчат. Будь его воля тогда при нем, магистр, которого я "создала", выл бы точно так же - сталкиваться со мной и моей силой так же неприятно, как с фурой на полном ходу. Все в недоумении смотрят на искореженную швабру с застрявшим мечом.
   Главное, знать как.
   Видимо, кроме просто развитых воинов, в организации есть и свое чудо. Вышла на улицу, на ходу снимая украшение в волосах - "осьминожку" - нашлепку на затылок, чтобы фанаты не убили ударом в голову сзади. Следом выходит второй, "мужской" судья.
   - Сломала девку. - Констатировал он, закуривая сам и протягивая сигарету. Внутри - особый состав, гасящий агрессию. Есть такие нервы, которые не выдерживают развития энергетики воина.
   - Ну не ограбила же. - С понятным подтекстом отмахнулась я: фаворитка воевать еще будет и даже в свое удовольствие.
   - У состряпанного магистра крыша едет. Жестко ты его. - Все ждут, видимо, что сильный окажется еще и добрым. Но никак не равнодушным.
   - Тоже справится. - Дым зелено-черной струйкой.
   - У тебя все "справятся". Чувства-то какие-нибудь еще остались? Или полный ноль?
   - Остались. - Вздыхаю. - Чувство тупости некоторых. - Намекаю на фаворита среди мужчин команды данного судьи.
   - Боится он тебя, что, не знаешь, что ли?
   - Пусть тогда не выходит против меня.
   - У нас тогда фаворитов не останется. Кого выставлять будем?
   - У всех такие проблемы. Пока магистр не возьмется за ум.
   - Ты хоть знаешь, сколько в него впихнула?!
   - А ты знаешь?
   Он затянулся и перевел дух.
   - Я пытаюсь тебя понять: тебя гоняли, давили, обвиняли в смерти. Я даже пытаюсь понять, какая пропасть была между тобой и им. И все остальные пытаются понять! Но ты делаешь вид, что все о"кей.
   - Пропасть - это да.
  
   Это вообще отдельная история. Из-за нее запретили "войну магистров" до победного, когда уже руки не поднимались с оружием, летели пух и перья с искрами и были перевоплощения в диких зверей. Я тогда своих врагов не только разбила, но и "сожрала", украв их силу по праву победителя. По сути, осталась единственным исконным магистром в организации. Всех последующих назначала та же комиссия, что в расширенном составе разбирала мое дело.
   Есть там так называемый "дезорг" - организатор наоборот, руководивший "похоронами" организации после смерти моей ученицы. Теперь он, когда вынес свой вердикт "не виновна", и есть совет, в едином лице. Прежде, чем он все реанимировал, он весьма тщательно смотрел, чтобы претензий, даже не высказанных, ни у кого из основателей-спонсоров не осталось.
   Стоило всем разбежаться с тонущего подпольного корабля и основательно забыть эту идею, как он вывел организацию на официальный уровень, естественно настроив ее под себя лично. И меня не забыл, поставил "во главу угла" - новичков процеживать. Их и было-то - полтора в неделю, ничего сложного. И бывших врагов - магистров - позвал.
   Они теперь колесят по миру со скрипками в руках. "Скрипичный Питер". "Скриппит" - сокращенно и привычно. Я бываю у них, когда они приезжают, они заходят, если попадают на "игрища". Но пропасть есть. Я - носитель сил, и они - мастера. "Магистр" теперь должность, а не суть человека.
   Дезорг тогда, хитро улыбаясь, обещал - претензий не будет. Когда набрались люди, они узнали историю, захотели проверить боем, ну, на счет пропасти. И обломали зубы - не смогли "перепрыгнуть". Зато состоялась первая, настоящая передача силы при официальном статусе организации. Дезорг и сам не ожидал, что так выйдет.
   Все тогда притихли, ожидая или новой смерти по моей вине, или иного конца света, но ничего такого не случилось: "сделанный" магистр (лица тех пятнадцати неудачников представляете?) объявил меня своей правой рукой. И я промолчала отчего-то. И дезорг не высказался никак, зато повесил на меня судейство.
  
   - Зам мага, тьфу. - Проговорила себе под нос.
   - Тяжело жить нормально? - Вдруг, ни с того, ни с сего, настойчиво спросил судья, словно опасался такой возможности по отношению к себе.
   Пожала плечами: с таких позиций, "норма - не норма", свою жизнь никогда не оценивала.
   - Может, ты уже переросла эту организацию? По крайней мере, официальную ее часть?
   - Когда пригласят поучаствовать в космических войнах, соглашусь и все брошу.
   - Я не к тому. Ты просто другая.
   Усмехнулась: везде другая, как только что-то становится в порядке вещей, - сколько уже это слышала.
   - Ты ведь рано начала, а теперь это просто спорт, теперь здесь не убивают.
   - И тогда не убивали. - Я насторожилась. - Один человек погиб и то - по собственной воле.
   - Ты в это веришь?
   - Я ее тренировала. - Отрезала дальнейшие расспросы.
   Докурили. Я почти ушла, когда он снова заговорил:
   - Знаешь, так легко отследить тех, с кем ты была связана. У них легкое недоумение в глазах, если они тебя видят.
   Значит, засекли очевидное. И гордятся этим.
   - И что? Диагноз поставишь?
   - Это сложно, я не диагност. Ты или безмерно устарела, или опередила время... в развитии.
   - Эволюция сознания - это движение вспять.
   Больше говорить было не о чем. Он вернулся в зал. Фаворитка чисто по-женски восстанавливалась, флиртуя со всеми подряд. Или просто общались. Судья своих построил, провел игру и бой. Покосился пару раз на брошенную швабру, из которой уже вытащили меч. Жуткое зрелище. По идее, алюминий, из которого она сделана, не мог остановить такую ударную силу.
   Перед закрытием зала, было уже за полночь, внимательно ее осмотрел. На швабре отпечатался мой хват, словно выплавленный на ручке. Меч остановился, не достигнув этого места на какой-то сантиметр. Немного постоял, вертя испорченный предмет в руках. Меч остановился, не коснувшись. И сопротивление здесь не причем.
   - Она сама его остановила! - Вырвалось у него.
   Тяжело вздохнув, выключил свет и закрыл зал. На улице выкинул швабру в бак. И забыл об этом. Или постарался не придать значение.
  
   2
  
   - Скриппиты приезжают, а ее нет. Что им сказать?
   - А должен говорить? - Магистр поднял на дезорга красные от усталости глаза. С тех пор, как она пропала, ему приходилось еще и судить. Мячи снятся еженощно.
   - Сосредоточься. - Спокойно, но требовательно продолжил дезорг. - Со вторым судьей говорил? Он ее последний видел.
   - Да-да, весь разговор под диктофон пролялякали. Ничего, все как обычно: плавный подкат и ответное "мордой об стол". Скриппиты нам опасны?
   - Нет, пока не решат, что виноваты мы.
   - Их же только четверо. - Вяло давил из себя оптимизм собеседник.
   Он сидел на старом учительском стуле, прислонившись затылком к стене. Периодически он пересаживался на такие же протертые, рядом стоящие стулья, нащупывая головой новое прохладное место на стенке - уже несколько дней жар и не думал спадать.
   - "Только" - неправильное слово касательно бывших магистров.
   - А нас...
   - А "нас" - старый дезорг, недомагистр и пара судей-вольнонаемников. - Откинулся на своем офисном кресле дезорг и начал раскачиваться, уперевшись каблуками в пол.
   Если бы не металлические ножки, оно тоже быстро бы пришло в негодность, - покупать новую мебель для постоянно дерущихся субъетов, которые, подчас, себя плохо контролируют, - было абсолютно бессмысленной тратой денег. Последние целые стояли слева, вдоль стены, и по ним ползал магистр.
   - Есть еще фавориты. - Искал причины для спокойствия по поводу ее отсутствия магистр. Хотя уж кто-кто, а он первый должен броситься искать: а то так и будет ходить, как ведро с подогретыми помоями, боясь расплескать.
   - Пока есть. - Поправили его. - Прошлых фаворитов, помнится, вообще по миру пустили.
   - Ты, никак, боишься?
   - А ты нет?
   "Стряпанный" магистр, проглотивший приставку "недо", тут подобрался.
   - Если бы не она, мы б вообще ничего не имели. - Дезорг отдал должное своей "одаренной" помощнице.
   - И претензий к нам бы не было. - Продолжал упорствовать собеседник, словно его произошедшее никак не касалось. - Может, ей наконец удалось начать нормальную жизнь, а тут мы - со шваброй наперевес.
   - Значит, искать не будешь?
   Магистр сделал вид, что это не вопрос даже.
   Привычку складывать с себя ответственность никакая магия, никакая сила из головы не выбьет. Так зачем тогда было вкладывать в него все это? На сохранение? Что она могла задумать? Или совпадение? При ней хоть мастерство осталось?
   - Ну, как знаешь. Тогда дуй на судейство. - Этот "сосуд силы" начал раздражать, поскольку вне ее присутствия вообще ни на что не годился, разве что стенку греть.
   - Я подменился.
   - А за что ты вообще отвечаешь? - Дезорг вскипел.
   - Я? Да ни за что! Я не просил этих метаморфоз со мной! - Завел он старую песенку, специально, видимо, для него заготовленную - чтобы повлиял на Ять. Попробовал бы при ней что-то сказать!
   - Не просил?! А в соглядатаи какого хрена полез?!
   - Интересно было! От тебя наслушался! И убедился. А уж что там она самодеятельность развела... Это ее дело, а не мое. - Он пожал плечами. - Да и вообще: тренера есть, судей доберем. Зачем она нам?
   - Действительно. - Театрально всплеснул руками дезорг. - Жили же как-то без нее. Раньше хоть травили, а теперь оправдали - и без надобности оказалась! - Он заставил себя сесть и успокоиться. Присмотрелся к магистру. Явно испугался, не вынес. Но не могла же она ошибиться настолько?!
   Нагловатый фаворит мужской сборной ввалился в кабинет.
   - Я че спросить, это, общественность интересуется, а магистр один у нас должен быть или несколько?
   - Выйди.
   До того дошло только после повторного окрика.
   - Я тоже думал, что и без нее можно. - Высказал дезорг магистру. - Но только с назначенцами.
   - Ты к чему? - Забеспокоился он.
   - Сила - да вернется к истоку. - Тихо произнес он, усиленно потирая переносицу, как в раздумьях.
   В этот же момент два тела упали на пол: одно - недомагистра, из которого откачали все могущество, второе - нагловатого фаворита, загородившего ей дорогу.
   - Где ты была!? - Поднялся на встречу дезорг.
   - Долго объяснять. Передай скриппитам привет. Я уезжаю и выхожу из организации.
   - Что? Куда? Почему?
   - Да, и спасибо, что вернул "ураган" на место, не знала, что помнишь.
   - Постой же!
   Но она прервала его:
   - Я начала обычную жизнь. Прощай. И не забудь: скриппитам - привет!
  
   3
  
   Четыре участницы "Скрипичного Питера" переглянулись.
   - Не наделала бы дел. - Наконец, сказала одна из них.
   - Вы знаете, где она? Куда сорвалась?
   - Нет. Просто предупреждала, если вдруг передадут привет от нее - значит все, "сбежала". Ну, вы в курсе, что мы всегда самопроизвольно пересекались. - Добавила вторая.
   Дезорг кивнул утвердительно. Он до последнего надеялся, что они скажут. После концерта они сидели в номере отеля и пили сок. Просто сок. Ему вдруг потребовалось что-то покрепче, хотя тяги уже давно не было.
   - В боях не все гладко?
   Он кивнул, качнувшись головой и плечами вперед и назад, и не думая отрицать.
   - А что, прежние магистры не хотят?
   - Я и не звал никого, кроме нее. Я подумаю.
   На том и распрощались. Надрался, как свинья. И плакал. Долго. Один. Ночью. Потом - как отрезало. С похмелья вызвонил всех, кого смог вспомнить. Пришли почти все. Организация ожила. Поначалу словно зомби-труп, а затем, как человек без сердца. Сердце вырвали. Не столько у организации, сколько у него. Но дело живо.
  
   4
  
   Тишина, ох, какая тишина! И лес. И трава. И речка, которая не говнотечка, - настоящая, пить можно. Птички, бабочки, зверушки всякие... Люди попадаются. В голове калейдоскоп лиц, но все вспоминаются - и то ладно. Говор странный, об электричестве - слыхом не слихивали: одна магия. Если ты МОЖЕШЬ - у тебя ЕСТЬ, не можешь - поле перепахивай и овощи расти.
   Ну, конечно, не без странностей: проявления любви смахивают многда на садизм, так тут все приличиями сковано, но если уж тебе позволено все, как увечному королю, то от тебя спасу никакого нет.
   Нет, не то, чтобы Его Величество был страшен или глуп, наоборот, да только изъяснялся наподобие нашего Настродамуса... И вот подручные давай толковать его слова на все лады! Не так истолковал - голова с плеч. И так до нового "пророчества". А по большей части он молчит, что народ вполне устраивает - не отвлекает.
   Все его "перлы" копируются писцами на строго оговоренном количестве бумаг, по одной в каждый дом. Этот массовый психоз по поводу разгадывания "пророчеств" носит строго периодический характер. Ежемесячный. Новолуние долой - следующий стих.
   Короче, странное местечко.
   Нормальные есть. Это в основном те, кто в государевы дела не лезет. Меня, вот, занесло к аристократу в дом. Особый шик иметь, как у нас - бойцовского петуха, так здесь - рыцаря-гладиатора или, на худой конец, лесоруба-шоумена. Но это по сути, а называется как-то хитро, не выучишь с наскоку. Аристократ попался с мозгами. И с сердцем, и с прочей требухой, да фамильными ценностями. Для него не новость, что есть другие миры, новость - что ему так повезло.
   До любовных излияний еще не дошло, но как-то он сразу взял этот курс, малость подзабыв, чего ради меня сюда вытащил. Этим положением дел я как можно более явно тяготилась, тем более его законные дамы кобрами шипели и анакондами смотрели, чего доброго сожрать собирались. Не жуя. От всего этого благолепия я слонялась окрестными аллеями, не забыв нацепить знаки принадлежности, от греха, как говорится.
   Пару раз их пытались умыкнуть в толпе, да не вышло - промахивались все как-то. От нечего делать, благо, не заставлял никто пахать, сеять или медитировать над катренами, забрела сквозь кусты чего-то дикорастущего, напоминающего беличьи хвостики на веточках, в один садочек. Скажи мне кто, что здесь король имеет тайное свидание, я б место это обошла по другой стороне города, а так: стоит себе скромный, неприметный флигелек, звуки соответствующие доносятся - ну и черт бы с ними. Меня карликовый дракон заинтересовал больше.
   Стоим мы, значит, с этой зверушкой, в гляделки играем, никого не трогаем. Флигель затих вдруг, как притаились там. Дракончик, тем временем, осмелел и цапнул меня за палец. Я ойкнула, из флигеля выскочила расфуфыренная мадам, крича, чтоб я ловила эту тварь. Вместо того мы оба, вместе с "этой тварью", уставившись на даму в неглиже. Она-то все скачет и тыкает в зверька пальцем, при этом весь ее "прительный" наряд развивается и переливается всеми тонами белого атласа - от кремового до слепящее снежного, аж слезы из глаз.
   Я наконец сообразила вырдернуть палец из пасти крылатого недомерка и вытереть его о плащ. Отвешивая поклоны, задом вошла в кусты, имея при этом вид явно озадаченный. Дама не стала ждать, когда и дракончик одумается улизнуть, и набросилась на него. Он разинул пасть, не иначе как от удивления, и чирикнул, почти как попугай: я бы тоже, будь я меньше, крякнула бы при виде того, что неслось на меня, размахивая руками с растопыренными пальцами.
   "Эту тварь" стало по-человечески жалко, я схватила его за клюв, оборвав удивленную "песню", и юркнула в заросли, в которых дама основательно застряла. Выскочив на какой-то свободный пятачок пространства, я огляделась. Визжащую даму выковыривал из кустов сам король, я узнала по монете с абрисом. Мы встретились с ним взглядом, отчего мне стало нехорошо. Драконообразный попугай у меня в руке притих.
   Когда мы отошли на безопасное расстояние, я его отпустила, но он не улетел. Догнал, перебирая лапами, что курица, взобрался по плащу с капюшоном и водрузил свою тушку мне на плечо. Что едят драконы? Чем их, простите, "топят", как печки, если они огнедышащие? А это чудо-юдо-попугаеобразный дракон показал лапу, к которой у него была привязана бумажка.
   Отвязала, почитала. Ничего так, заковыристо.
   Только стала слышать мысли этого попугая.
   Пришлось сесть, чтобы переварить событие. Дракончик так был мне благодарен, что велел съесть бумажку, чтобы никто больше его мыслей не слышал. Я толкнула речь, что если я отдам концы, то и ему в таком случае придется пухнуть с голоду. Он меня обрадовал, что в еде не нуждается, и со всеми здешними витиеватыми оборотами поинтересовался, откуда я. То есть, подумала я, с плеча слезать не намерен. Тоже мне, пират сухопутный.
   Накидала ему несколько мыслеобразов. Тот подивился - сколько живет, ни о чем таком не слышал, а жил он, до того, как стал скитаться от охотников, у колдуна какого-то на отшибе. Да убег. Разошлись во взглядах на жизнь, и нечего тут ржать.
   - Чего ж ты маленький такой? - Поинтересовалась я, а он, опять-таки, украсив речь, пояснил, что если развернется в полный рост, то тут же меня и задавит. Спросил куда "мы" идем.
   - Домой. Наверняка, прежде чем меня казнят за "взгляды на жизнь" короля, спросят с хозяина, что я делала во саду ли, в огороде.
   Ну, то, что люди от меня шарахались и оглядывались вслед, меня мало волновало, а вот то, что меня с визгами и воплями встретят хозяйские жены, - было внове. Мне вкраце объяснили, что счастья своего я не понимаю и дура я, каких поискать, если от Его Величества думала сбежать. Ну и логика! То есть мне надо было продолжать невозмутимо сидеть в кустах и делать вид, что я невидимка?
   А они продолжают, мол, король видел, как я охотилась и на кого, и пожелал видеть хозяина и меня при нем. Мы с драконом переглянулись - то есть мадам в белом нам припомнят позже и неожиданно? Тот вроде икнул (от воспоминаний о фрейлине, не иначе), отчего все сразу бросились в рассыпную, но вместо пламени у него из пасти повился дымок. Уж кто-кто, а он бы мог и не бояться. Не сожжет, так сверху сядет.
   В свете визита во дворец, вопрос, чем же дракон гадит, встал наиболее остро - плащ мне дали один. Дракончик оскорбился в лучших чувствах, но быстро отошел, приняв логичность моего вопроса. Объявил, что не гадит, поскольку не ест и, похоже, торжествующе свысока на меня посмотрел - я тренировалась не коситься на него при мысленном разговоре. Вот и славно. Все в суматохе разбежались готовиться к аудиенции, супруга хозяина на сегодня сменила гнев на милость, как к одноразово полезной тяпке. Аристократ, даром что с мозгами, поинтересовался, кто надоумил меня заняться охотой и при каких обстоятельствах я познакомилась с королем.
   Пришлось рассказать все, как есть, чтобы не ставить его потом в удручающее положение при дворе. Еще он очень осторожно поинтересовался, не было ли при драконе бумаг. Я посмотрела на зверька, перехватила его поперек и перевернула кверху брюшком. Не берусь воспроизвести, что он при этом сказал в мой адрес, но бумаг при нем, естественно, не было. Ни единой. "Извините, все съела".
   Аристократ расстроился и под влиянием этого рассказал историю о маге, обращенном в дракона, и что если прочитать заклятье, которое всегда при нем, он вновь станет человеком. Поэтому именно, судя по всему, лет сто назад драконов извели подчистую, остались только эти - попугаечные. Конечно, он обозвал их по-своему, но сути не меняло.
   Дракон прокомментировал легенду как небылицу для обывателей. Даже у попугаев есть тайны! С ума сойти!
   Оставшись одна, собралась было поддаться искушению и шваркнуть попугая чем-нибудь тяжелым на предмет выяснения вопроса "а то ли я съела?" и не вредно ли это для пищеварения. Но он, весь возмущение и жажда справедливости, добровольно поведал свою версию: был один маг, но он драконов хотел спасти, а люди - наоборот. Вот его и обратили в дракона, чтоб не мешался - авось под горячую руку пришибут, не станут выяснять, настоящий он или нет. Как им это удалось, людям-то, дракон умолчал, из чего можно заключить, что превратили такие же маги или колдуны. Но факт на лицо. Да, это он - тот самый маг, только вот это не оборотное заклинание. Обратное он сам нашел в одной заброшенной библиотеке. И теперь он "птица вольная".
   - Красной книги на тебя нет. - Вздохнула я, снимая плащ в своей комнате и располагаясь поудобнее - пока тут все еще соберутся, чепчики накрахмалят... - И что мне теперь делать? Я сама тут еще толком не освоилась, чтоб и за тобой приглядывать.
   - Еще кто за кем будет присматривать! Я-то здесь больше века живу, все знаю.
   - А с чего решил, что я должна тебя слышать? Вряд ли мое лицо вызывает у кого бы то ни было острые приступы доверия.
   - Так ты же не знаешь, что здесь творилось, какая мода была на драконьи супы, драконьи зонтики и бифштекс с драконьей кровью. Жрали все, чуть ли когти не обсасывали, пока не потравилась половина. А к иномирцу все равно соваться побоятся.
   - Интересно тут жили. - Вытряхнула я ветки из волос, что остались после лазания в кустах.
   - Хочешь, о короле кой-чего скажу?
   - Мне-то зачем? С ним хозяин разговаривать будет, а не я.
   - Ой, да ты думаешь, он на меня поглазеть хочет? Наивная.
   - Ты, я вижу, быстро язык перенял.
   - Он у тебя емче. Я ж дракон, а изъясняться так, как они, - я фразы забываю, сожрать собеседника проще, чем доказать, что не будешь этого делать. Тот, кого ты называешь "Аристократ", продаст тебя королю, как пить дать.
   - Это плохо? То есть, чем мне это грозит? Придется носить белое и бегать в чем попало по газонам?
   - Ничем существенным, если драться умеешь, конечно.
   - Договаривай.
   - Тут скоро турнир за право обладание силой, от любого мало-мальски приличного королевства - по участнику. Привозит такой участник силу - и быть тому королевству центром, а городу - столицей мира. Заманчиво, да из Троеполья никого ни в жизнь не обыграть - сила у них прижилась. А раз тебя притащили из такого забугорья, что даже я этих мест не знаю, значит, хотят попытаться. - Он быстро заснул.
   На закате была подана повозка для дам. Мы с попугаем ехали с ними, поэтому всю дорогу они пытались воткнуть ему в пасть орех. Он сдался и запел-замурлыкал что-то по-своему, едва не усыпил всех.
   - Лучше орех грызи. - Сдалась я, чувствуя, что веки стали пудово неподъемными.
   - Я так из стольких клеток сбежал! Действует на сутки.
   - Учту, когда захочу выспаться. На турнир поедем вместе.
   - Согласен. Не орехи же колоть с этими.
   Хмыкнули оба и стали ждать окончания поездки, благо дамы мирно спали и не мешали.
  
   5
  
   Вяло перекидываясь мыслями, мы сидели с нахлобученными на головы мешками, попутно отгоняя пинками распоясавшихся крыс. Те, как говорится, в ус не дули и возвращались, но, ручаться могу, ударные поверхности, пусть и мохнатые, у них болели.
   Попутно выяснили с драконом, с какими птицами я его сравниваю постоянно. Набросала ему в основых чертах образы замученных общежитием волнистых попугайчиков в зоомагазине. Он аж поперхнулся и показал своих, столетней давности. Нет, конечно, есть большие попугаи, но истребители? Летают они будь здоров, но их приход малозаметен - поскольку они появляются лишь при повальном набеге местного аналога саранчи. Рой попугаев- истребителей сметает тучное стадо пасущихся паразитов максимум в два захода и снова исчезает.
   Кстати, дракон предлагал объяснить мне, с какой радости у нас мешки на головах и почему качает. Нас (именно нас) взяли на турнир, но видеть туда дорогу мы не должны, посему - мешки и трюм корабля. Жена аристократа так огорчилась (читай - обрадовалась, что и королю помогли, и от меня избавились), что подарила дракону свой маленький мешочек с семенами (она называла их "сухими духами"), с которыми до того никогда не расставалась. Аристократ истолковал это по-своему и, естественно, неверно: мол, дружба у нас.
   А дракон теперь поминутно с тех духов чихает, чем отпугивает крыс. Еще одна зазевалась и получила свой именной пинок "свечка", с помощью которого ей удалось взлететь до потолка и достать до него головой. Дракон же уже начихал себе дырку в мешке, но, зная правила, его не снимал - чтоб все чин-чином было.
   Увидев удручающую картину вокруг, натянул мешок пониже и пожелал сидеть ближе: крысы периодически предпринимали партизанские вылазки с целью умыкнуть его за кожаное крыло. Он попытался сначала спрятаться, но я попросила его зажарить хоть одну - есть хотелось неимоверно.
   С первыми тремя случился казус - от них остались одни угольки и запах паленой шерсти. К десятой кучке пепла он уже отрегулировал мощность выхлопа, и я получила одну зажаренную заднюю лапку. С хвостиком. Выбирать не приходилось. На мысленный контакт крысы не шли, планируя всем скопом нас одолеть и обглодать.
   - Передай им, если ты станешь настоящим, мы потонем. - Предложила я использовать односторонний мыслительный канал.
   Надо отдать ему должное, сработало, да так, что я осталась без ужина, даже не зная, сколько нам еще плыть. Сработало также на то, что на палубе началась паника - массовое самоубийство крыс натолкнуло их на размышления, что именно мы тут с попугаем решили всех утопить. Гурьбой они ссыпались вниз, ожидая увидеть то ли воды по колено, то ли вообще всякое отсутствие дна как такового.
   И что предстало их взорам? Кучки пепла, трупики крыс, не успевших в свое время увернуться от моих ботинок, и их же жареные тушки. И два мешка, "глядящих" на вошедших. Кстати, благодаря прикрытой голове, не было видно, как я в спешке дожевываю хвостик. Дракон предусмотрительно повернулся задом и прикинулся спящим, чтобы дырка в ткани его не выдала - авось, сами не догадаются.
   Интересно, что они все подумали?
   Когда они ушли, я сплюнула свою жвачку. Благо, не обратили внимание, что веревка, которой повязан мой "головной убор", перегрызена местами крысами, а кое-где вообще сожжена. Я здорово рисковала, уча дракона огнем плевать, а не выпускать струю: можно было веревку насквозь, вместе с шеей, спалить. Но он честно постарался. Вышла бы из него презамечательная зажигалка.
   Так вот, вернемся к нашим баранам, то есть к корою, который тоже плывет на корабле. Я все гадала, а как он вообще свои надобности удовлетворяет, если ему надо чего, раз все время молчит? Оказывается, не молчит, а говорит прямо в голову. Заслушаться можно. У них тут телепатирование заместо второго языка, только для своих, чтоб не заставлять их разгадывать словеса, когда срочно надо делать.
   Нас во "своих" записали сразу, как только король просверлил меня взглядом и расплатился с аристократом. Дракончик тоже привлек его внимание, ничуть не меньшее, чем некоторые выступающие части моего тела. После развлекательной части, во время которой мне полагалось немного освоиться во дворце и перестать заикаться, когда прислуга отгадывали мои мысли, например, на счет присесть или выпить, началась деловая. Король, хозяин всея меня, и я с "птицей" покинули свиту обоих "дельцов". Они посовещались о своем на "безмолвии", чтобы я не услышала (дракон потом выдал почти стенографический отчет, по ролям, с интонациями), после чего соизволили меня обрадовать тем, что я и так знала от дракона: если привезу силу, мы станем столицей, я стану "свободна" от теперь уже королевской опеки.
   Все мысли Его Величества первоначально транслировались мне прямиком через аристократа: его голосовыми связками передавался голос короля. "Рупор" смиренно пережил над собой это насилие. Поинтересовалась на счет оружия. Да и вообще - где это? Куда ехать-то? Визу оформлять надо?
   Они оба сели с трагически смиренными выражениями лиц. Тогда я не знала, с чего вдруг такой "восторг" после хорошей сделки: просто молча налили, выпили залпом и снова посмотрели на меня. Я удивление высказала вслух, но от меня отмахнулись и послали в сад. Дракон, когда уже ушли на приличное расстояние, сказал, что живыми оттуда возвращаются только победители.
   Очень уж это мне напомнило наши турниры: стоит вышибить боевой дух, так никто и не помнит, что творилось "на рингах". Может, здешние и живы были, да не помнили, откуда приехали и за кого сражались.
   - Нас могут услышать? - Спросила я, предполагая, что по этой причине, видимо, у короля врагов и нет - он все их мысли читает и ему все явно еще до их действий.
   - Могут. Раз ты собственность короля, твои мысли теперь - его достояние. И только его. Да и то, если кодексы за сто лет не переписали, он не имеет на то права без твоего согласия.
   - А врагов слышать - имеет? Без их на то согласия?
   - Так если они поговорят с Величеством, то они и не враги - мысленный договор имеет такую же силу, что и письменный. К тому же это несколько, э-э-э, сильное впечатление производит, что про заговор, обычно, как-то сразу забывают.
   "Кремль на связи!", раздавшееся в голове, - так кто угодно испугается. Не мудрено.
   - Нет, а про тебя?
   - Я в кодексе не прописан, ибо по определению дракон думать не умеет.
   - А оборотень? - Уточнила я.
   Спокойно так уточнила, чтобы, в случае чего, иметь в виду, что у меня на плече сидело: гриф, грифон, попугай, дракон, чучело, блазень или прочая хрень... Его передернуло, он нахохлился и повторил кое-что из моих ругательств "тамошних", имея в виду, что он - невинная жертва заклятья, а не тварь безбожная.
   - Ладно-ладно...
   С королем мы столкнулись нос к носу, как только я лениво подумала, а с чего это он, когда раз в месяц пользуется своим ртом, а не "рупором", так странно разговаривает? Его Величество тактично "послал запрос", прежде чем перейти к общению. Наверное, первое, что увидел от меня - набор колобков и "ку-ку"; интересный я собеседник, без сомнения, даже дракон еле сдержался, хотя его-то фыркание самое очевидное.
   Я кивнула в ответ на посыл, со стороны собеседника выступили фанфары на неотрегулированных громкостях, отчего у нас с драконом в мозгах задребезжало. Попугаище успел проглотить смешок на счет приветствия нас обоих, Величества и меня.
   - Прошу прощения за нарушение вашего познавательного досуга, но возникло желание продлить аудиенцию без сторонних наблюдателей. - Он имел в виду аристократа. - Стиль вашего изложения мне удобен.
   У меня повисла тишина в голове, видимо, он еще предполагал отказ!
   - Я в вашем распоряжении. Ваше Величество. - Собрала я мысли в кучу.
   - Сейчас пройдем сквозь сад к захоронению оружия, выберете понравившееся. - С места в карьер начал он. - Позвольте узнать ваше имя; за пределами нашего государства с иноземщиной принято говорить вслух.
   - Аки Ять. - Представилась я прилипшим прозвищем. В разговоре все больше сокращали до "яти" - некогда распинаться было.
   Именно в этот момент я осознала всю прелесть не знания своего настоящего имени - это стало так очевидно, что повергло меня в некоторую оторопь. Подумать только, словно заранее предусмотрено мое пребывание в подобных "гостях". "Меня зовут", а не "я есть", чтоб никто надо мной настоящей власти не имел. А то, что там бабки в паспорте написали по святцам, так то - сжечь и не показывать, вообще ко мне отношения не имеет. Еще более далекое "прозвище" чем то, что есть. Почему я об этом раньше не думала?
   На меня в упор смотрели оба: и дракон, и король.
   - Я понимаю, вы имеете право хранить в секрете свое настоящее имя, но... Впрочем, хрен с ним. - Довольный уместно употребленным обротом Его Величество улыбнулся во весь рот. - У нас тоже растет. - Ответил он на некоторое мое замешательство: еще недавно они имели честь изъясняться на языке Декамерона. - Я бы хотел узнать некоторые подробности вашей прошлой жизни, чтобы понять, почему вы... - Он недоговорил, желая объяснений, с какой стати аристократу так повезло.
   Сделала "подборку" образов, утаив бои непосредственно за магистрат и превращения. Игра в мяч его слабо заинтересовала, в отличие от поединков.
   - Странное совпадение, вам так не кажется?
   - Странно то, что вы обращаетесь вежливо со своей собственностью. - Выдала я первое, о чем подумала.
   Это его рассмешило.
   - "Принадлежность" нужна, чтобы ваш труп доставили туда, куда нужно, и чтобы он не достался колдунам. - Так просто, без обиняков, поделился он. - Вы слишком лакомый кусок, знаете, хорошо, что аристократ осмелился нацепить эти знаки.
   Мы подошли к скромному холмику посреди опушки, король ключом открыл дверцу и первый стал спускаться, светя себе и нам фонарем. Моему взгляду открылось такое зрелище, от которого стали разбегаться глаза: как если бы все наши воины сложили свое оружие в кучу. Ходила долго, но застыла у "королевского" двустороннего топора на длинной ручке - очередная вариация на тему лабриса древне-греческого Зевса, хотят тот, все же, предпочитал громы и молнии - как более доходчивые.
   - Ты нас угробишь. - Подал голос дракон. - И кто такой, этот ваш Зевс?
   - А что?
   - Меня так же, - он покосился на короля, - звали. - Потом-таки, как мог сбоку, сидя на плече, попытался заглянуть мне в глаза, больно они ему не понравились в тот момент.
   - У вас есть опись всего арсенала? - Спросила я тогда вслух, несколько более оторопело, чем хотела. (И до сих пор пребываю в шоке, хотя мы уже достаточно суток к ряду плывем, не видя земли.) Это оказался тот самый топор, которым я предпочитала воевать в "магистрские" времена. Я брала его из особой, воображаемой ниши, ну, проще говоря, или в пространственной дыре, или "на складе образов", чтобы не таскаться с махиной по городу и не привлекать ненужное внимание. Скриппиты тоже подобное умели, пока еще были магистрами, но мы ни разу не озадачивались вопросом, откуда достаем оружие. Неужели дыра вела прямиком сюда?!
   Осмотрела древко, лезвия - все идеально заточенные, хотя уж сколько ими было рублено- перерублено. Я снимала воображаемый слепок? Который был виден, к тому же, в пределах экрана остальным участникам боев. Что же собой тогда представляла эта стена?! Что за пространство образовывалось внутри при замыкании ее контура в купол?! И почему я ни разу об этом не думала раньше, просто пользовалась?
   - Это может быть просто... - Король не мог подобрать свой аналог слову "параллелизм".
   - Вы часто подслушиваете?
   - Если моя безопасность зависит от этого. Так ваш титул "магистр"? - Уточнил он, как бы между прочим.
   Я развернулась к нему, не выпуская топор из рук. Скорее по привычке, нежели от ощущения угрозы.
   - Бывший. Это имеет значение?
   Снова обмякли оба - и король, что осел на нижней ступени лестницы, и дракон, что, разжав лапы, плюхнулся в пыль земляного пола и откатился куда-то за ящики.
   - О боги. - Он схватился за голову. - Ну, теперь точно все. Я хочу, чтобы во время путешествия вы и это лежали отдельно. - Он указал на топор.
   - Лежали? - Не уяснила я себе намека.
   Будучи неверно понятым, Его Величество, от осознания сказанного, слегка покраснел щеками, но быстро совладал с собой. Кто ж знал, что он имел в виду путешествие с крысами на мешках с запасами! Дракон пришел в себя позже, потому конфуза не заметил. Зато, как очухался, произнес:
   - Вот уж не думал, что доживу до этого в таком качестве.
   Король заставил себя "отцепиться" от меня взглядом и перевел его на дракона.
   - Я тоже не думал, что снова тебя увижу, Зевс.
   - Узнал, да?
   - Не без того. Но не пугать же такими деталями свиту. Подпустишь к ней кого близко - шкуру спущу и суп сварю.
   - Погодите-ка. - Нарушила я их мысленную перепалку. - Чего-то я не знаю?
   - Не перебивай Его Величество. - Примирительно к королю встал дракон на его сторону, за что на хвостатого я тут же наступила.
   - В чем дело?
   - Предсказание. - Вздохнул король, признавая, что у него с чешуйчатым попугаем есть общие тайны. - Правда, мы не знали, как прочесть один иероглиф в нем. - Он пальцем в пыли нарисовал старорусскую букву "Ѣ". - Ваши образы помогли сделать это. Нам вас предсказали еще лет триста назад.
   - Небось, тот же, кто и речь ставил? - Саркастически поинтересовалась я, о чем тут же пожалела: не хотелось бы с королем ссориться в свой первый визит. Его Величество вспылило, и только острие древка немного охладило его пыл. Я подивилась собственной неуместной безбашенности, но соображала еще быстрее, чем действовала и говорила: шутки ради, что ли, повезло аристократу?
   - Я требую открыть ваши мысли! - Едва не заорал он на меня. - Я требую!
   Так, значит, не все он в состоянии подслушать? Пришлось отвлечься, чтобы уберечь свой ботинок от прожигания в нем дырки: дракон непочтительно его кусал, что издалека, наверное, выглядело как облизывание, тогда как он силился снять его со своего крыла.
   Перво-наперво, когда отпустила Зевса, села на край сундука. Во что меня угораздило вляпаться?!
   - Я требую. - Проявил король железную выдержку, чтобы не стукнуть меня чем-нибудь из попавшегося под руку. Хорошо, если это окажется не тринадцатиспицый штык а ля вилка для слона. Да и ядра пушечные были в соседнем с ним ящике. Ну, в смысле, Его Величество стоял там рядом, а не хранился в заколоченном состоянии.
   В ответ ему завернула такое, отчего его уши должны были добровольно свернуться в трубочки и спрятаться в череп. Аккуратно положила топор на пол, сцепила пальцы и засунула их между коленями. Такое ссутулившееся зрелище двое пронаблюдали с пару минут, пока Его Величество не решило, что надо бы уже что-то предпринять и тронул меня за плечо. А то бы так и сидела, покачиваясь из стороны в сторону.
   Вот как, скажите мне, моя кличка сюда просочилась? Как?! Откуда?! Я точно не мессия и вообще - проездом, хочется думать. Совсем было бы замечательно взять и проснуться дома.
   - Идемте, госпожа бывший магистр Ять.
   - Бывший ятьский магистр. - Автоматически поправила я, припомнив старую шутку. Вообще, "ять" - это название одной из букв кириллицы. Одно время я этим словом заменяла ругательство. Поэтому, когда меня так называли, сделав из прозвища прилагательное, я даже не обижалась: вроде бы ничего крамольного в виду не имелось.
   Король, вежливо поддерживая меня под руку, вывел нас наружу (дракон едва успел повиснуть на подкладе моего плаща, прежде чем Его Величество все запер, а у того, надо сказать, было искушение Зевса так и оставить в арсенале). Пока я дышала здешним воздухом с добавками трех восходящих лун, король успел знаком раскрытой ладони притянуть топор и повесить замок на место.
   - И вам не чужда магия. - Вставила я.
   - Оставлю это при себе, пока не окажемся на месте. - Он вновь предложил взять его под локоть, для совместной прогулки обратно. - Сдается мне, вы частенько им пользовались.
   - Совпадение, Ваше Величество. Просто очень похож.
   - Как скажете, магистр Ять. Мы отплываем на рассвете.
  
   6
  
   Вот, собственно, и результат. Качка, крысы на завтрак, обед и ужин, мешки на головах и недоумение команды. Король выдал мне копию предсказания, хотя с мешком на голове не очень-то почитаешь. Еще мне, как почетному гостю, втюхали все "речи" короля. Увесистая папка мелким почерком. От нечего делать, вытащила наушники от неконфискованного во время перехода плейера и запихала их под мешок. Дракон заинтересовался и прислушался. Сказал, что отдает бесовщиной, и отстал.
   Ориентировочно в полдень (уже не утро, когда спросонья кроют матом все живое, еще не вечер, когда молча топают в каюты, стуча босыми пятками по доскам, - значит, полдень, плюс-минус полдня) дракон подал голос снова:
   - К нам пираты плывут. У капитана срочный совет с королем.
   - Ну, пусть король вытащит топор и сделает угрюмое лицо...
   - Оружие нельзя показывать противнику до схватки - это дает преимущество.
   - Какое?
   - Он знает, как с тобой бороться.
   С этим бы я поспорила, вспоминая всеми "любимые" швабры.
   - Тогда пусть король с капитаном оденут бусы и обнимутся. - Устроилась я поудобнее на мешках с песком и приготовилась задремать, пока возня и писк оставшихся на корабле смелых крыс не возобновились. Не тут-то было. Король влез в голову и поинтересовался, нет ли идей у меня, не столь его компрометирующих, как последняя. Спросил не без иронии, но с оттенком грусти: как предписано, на турнир положено прибыть "мирным путем". Драться нельзя, бряцать амуницией тоже. Зато, по-видимому, можно откупаться от пиратов в пользу соперника.
   - Бряцайте бусами.
   - Команда и так не в восторге от вашего присутствия...
   - Мы их от крыс избавили, а они еще в претензии. - Дракон надулся.
   - А что, пиратов много? - Обратила я вопрос ко всем, мол, нельзя ли дать бой, имитируя "разминку" и прочие приседания.
   - Мы плывем на байдарке по сравнению с тем, что движется на нас. - Передал мне Зевс общее мнение, выудив из моего словарного запаса нужное слово. Умный зверек. Идеальная домашняя зверушка - жрать не просит, трендит только много и не по делу...
   - И королевская особа на борту им ничего не значит?
   - Так даже лучше: добычи больше.
   - Про меня они знают?
   - Что какая-то Ять-ее-ити сидит в трюме? - Не иначе король соизволил хохмить в ответственный момент. - Не думаю.
   Быстро они перенимают, надо следить за тем, что и как я думаю в "открытый эфир". И, если уж на то пошло, не только Его Величество меня периодически прослушивает, но и его, я думаю, должен кто-то "стенографировать". Не знаю, с чего я так решила, но не может же быть абсолютной власть у того, кто связно больше двухсот, а то и двух десятков слов не может произнести. И то - изредка, если не мат.
   - Так можно все решить без меня?
   Все собеседники притихли.
   - Я бы с большим удовольствием ввязался в драку, чем искать обходные пути, но тогда можно сразу поворачивать домой, если не хотим быть разбитыми у дальнего маяка. - Весело сказал король.
   - Тогда уши заткните. - Предложила я. - Тебя это не касается. - Ответила я на странные попытки карликового дракона спрятать голову под крылья, не свернув себе шею.
   - Намек понят. Ждем, когда подплывут ближе.
   Поторопилась я на счет его "домашности". Кстати, на палубе образовалась суета - все ищут, чем бы заткнуть уши.
   - Госпожа Ять, - молвил король, - сопровождать вас одно удовольствие, но, может, объясните, наконец, что вы задумали?!
   - Не все-то вам знать... - Отомстила я, втыкая наушники попрочнее и выкручивая громкость чуть ли не на максимум. Зевс собрался, напыжился... Вид у него был, как у курицы, сосредоточенно несущей золотое яйцо, чего делать отродясь не доводилось.
   - Не сбивай меня своими сравнениями, вовсе не похож. - Попросил он, когда мне уже было не разогнуться от хохота: ясен пень, мешок с меня сполз и я увидела, как он "настраивается" на звучание в мыслительном диапазоне, не снимая своего "головного убора". Вот вылитая курочка Ряба.
   - Извини. - Простонала я. - Кстати, Ваше Величество, если все закончится идеально, велите выделить пару бутылок вина...
   - Я распоряжусь. - Ответил он, после основательных раздумий.
  
   Не то, чтобы я очень хотела напиться, просто был период, в память о котором хотелось влить в себя что-нибудь. Одно время - а было и такое, было - я ни на одном турнире не появлялась трезвой. Это было еще до того, как я осталась единственным магистром: мы откровенно воевали, нас было много и мы не любили друг друга. Просто потому, что по тем меркам нам было четырнадцать - пятнадцать лет и мы ожесточенно делили место под солнцем. Это было так давно...
   Так вот, имя "Ять" было вполне обосновано, поскольку меня боялись. И пила именно по этой причине. Силы сливались с моим "ходящим ходуном" инстинктивным центром, я была готова убивать. Страшные воспоминания. Пила вплоть до потери координации - в этом состоянии я побеждала, не имея точности отправить на тот свет вообще кого-либо.
   Ужасно. Ловишь их взгляды и видишь в глазах понимание, что их спасает только то, что я не могу согласовать силы со своми энергетическими центрами и проконтролировать ходы выплеска. А мне-то каково было каждый раз: а вдруг потеряю контроль и выкину за точку невозврата?! Вдруг есть непредсказуемый эффект от вмешательства в чужую энергетику, который вызовет необратимость? Вдруг сил не хватит вернуть противника, из которого только что "вышибла дух"? ЭБ никогда не ставил своей целью победить участника ценой его жизни.
   Смерть же, даже виртуальная, - это не будничное "упал, потерял сознание, очнулся - гипс". Некоторые настолько не владеют своим сознанием, что верят в свою гибель. Очень таких сложно разубеждать: сидишь, как на сеансе гипноза, руками водишь, каналы штопаешь и поворяешь, как попугай: "Ты живой. Ты живой. Встань и иди. Вставай и иди, чтоб тебя, у тебя завтра экзамен по математике. Я понимаю, что лучше сдохнуть..."
   Понятное дело, с какими словами они в себя приходили.
   <Яа-а-а-ать!>
  
   На мгновение я выплыла из воспоминаний, чтобы оценить ситуацию. Зевс уснул от своих же трелей, наверху никто не откликался, видимо, наши моряки так и не нашли затычек для ушей. Даже король спал. Или, может, мне так только казалось. Корабль пиратов дрейфовал рядом, но там тоже царила дремота.
   Сняла окончательно сползший на затылок мешок, нацепила "осьминожку" и выбралась наверх, используя Зевса как газовую горелку, переделанную из шотландской волынки. Спросонья он не понял, что к чему, и снова отключился. Нашла запасы вина. Чтобы не спровоцировать бунт (моряки все-таки люди суеверные), умыкнула свои законные бутылки и поставила замок, как было.
   Тихонько разбудила короля и показала ему всеобщее благолепие: дрыхнущих без зазрения совести врагов. Он посмотрел на меня и неожиданно, пользуясь тем, что у меня руки заняты, поцеловал так, что дух захватило. С его позволения, я откланялась праздновать, а он осторожно разбудил капитана.
   Мы поползли вперед. Влив в Зевса вино, я подождала результата. Немногие очухавшиеся крысы пожалели, что не стали кучей пепла "до того как" и не сиганули в море: он их гонял в хвост и в гриву, бегая по полу, как старый развратник за молодыми девчонками на дискотеке. С учетом того, сколько и с какой скоростью я пила, поймала я этого бегающего попугая далеко не сразу, но уж поймав, я захотела знать историю его жизни. Решив, что спорить против захмелевшей меня себя дороже, он выложил все, терпеливо ожидая, когда я перестану соображать.
   - Так ты в жизни был блондином? - Хихикала я.
   - Да, был. - Отвечал он, не понимая, с чего вдруг меня это стало беспокоить. А меня это волновало по той причине, что проведенные аналогии навели на вывод: здеся тоже должен быть "блондин". Оставалось дело за малым - выяснить, кто это. Миры разные - люди встречаются практически те же самые, потому что задачи никуда не деваются.
   Оставив дракона в покое, а также не особо интересуюясь, слышит мои мысли Его Величество или нет, я провалилась в свои воспоминания. Не то, чтобы я весьма хотела повторения турниров, что подпольно велись во всей России и в Питере в частности, но все шло к тому...
   Я боялась, честно говоря, что меня вынудят убивать. Ведь это там бои были чисто энергетическими и можно было вытащить человека обратно, если он "заигрывался" в образы (так называемые "качели" - "откачивать" побежденного посредством накачки своими силами). А тут? Смертей не хотелось точно. Сомнительно, чтобы все было понарошку.
   Может, все дело в том, что я не оправилась после ее смерти до сих пор? Слишком часто она мне снилась, убеждая раз за разом, что это был ее выбор. Между чем и чем тогда, черт возьми, мог стоять выбор у двенадцатилетней девочки, если она выбрала гибель?!
  
   Мы тогда еще на брусьях фокусы эквилибристики и отсутствия гравитации показывали, зарабатывая на подобных шоу, чтобы спасти ЭБ. Спортивные соревнования. И вот надо же: она подскользнулась. <Ять>! Я же все проверила!!! Рука в мелу, провести по перекладине, чтобы ничего не скользило, - и на тебе...
   Она упала на шею. Мгновенно, сами понимаете. Винить было некого.
   Но!..
   Дьявольское "но", воистину: она знала, что так будет. И пошла. И летала на перекладине, как пташка. И чего Зевс так уставился? Пьяных не видел?
   - Видел! Но вот когда колдуны душу воруют - впервые. Они тебя боятся.
  
   Дальше все как в тумане. Она всегда приходит, когда я пьяна, чтобы утешить. Она называет это "скрасить одиночество", но я-то знаю, что это мое чувство вины не дает ей покоя. Ничего не могу поделать. Может, были и другие причины, по которым она рядом со мной столько времени, но я их не могла вообразить. Я не виновата, но виновна. Не факт, что вообще когда-нибудь буду от этого свободна.
   Король "откуда ни возьмись" в голове среди помех: мы попали в бурю. Теперь ему точно будет не до моих мыслей. Хорошо. Слез не увидит. Икающий с перепою Зевс бегает за крысами. Я в сумасшедшем доме! Король, дракон... хоть трижды карликовый.
   Король, перекрикивая помехи, требует, чтобы Зевс материализовал ему заклинание, необходимое для двустороннего общения с ним, или ему "каюк". Дракон ничего не соображает. Его Величество лично за ним спустился в наши "палаты", схватил того за маленькую, с рожками, башку и пообещал ему ее свернуть. А потом еще и орехи заставить жрать. Со скорлупой.
   Зевсу же словно память отшибло: перебирает лапами в воздухе, продолжая бежать, и разве что не кудахчет. Что в этом плохого для короля? Без попугая нельзя выйти из бури? По какому поводу паника? Надо бы на будущее запомнить, что дракону лучше не наливать.
   Король навис надо мной и что-то достал из-за моей головы. Топор? Рубить изволит или шинковать? Перехватила его руку с такой скоростью, что он и "ух-ё!" подумать не успел. За него это подумал Зевс. Занесла руку для удара в нос, откомментировав это с той позиции, что убить - не убью, но помну основательно.
   Это ли не безумие? Остановилась. Даже, как мне кажется, извинилась. После крылатый мне сказал, что величество едва поспел остановить придворных волшебников, - пара секунд, и от меня бы осталась ничем не примечательная кучка пепла, каких в избытке валялось на полу.
   У короля быстрая реакция: его за ухо чуть не кусил Зевс, чтобы отдать бумажку с заклинанием, но тот перехватил его еще на подъеме, даже не оборачиваясь - на бумажке явно не тот пароль, что открывал мысли Зевса на всеобщее обозрение. Что-то другое.
   Король прочитал то, что там было написано, и на меня, наконец, подействовало вино в том ракурсе, ради которого оно и пилось. Осела на мешки. Закрыла глаза. Словно штырь из затылка вытащили. Неужели его маги настолько сильны? Или это были другие, конкурирующие? Начала проваливаться в настоящее пекло.
   Ну уж вряд ли за угрозу, пускай и королю, награждают прижизненной путевкой в ад, а испарина по телу выступила. И правда жарко... По донесениям снаружи, вода за бортом кипит и пенится.
   - Вы хотели сварить из Зевса суп. - Напомнила я королю, припомнив, как в арсенале дракон переметнулся на чужую сторону. Кстати, считается ли приглашением к переходу на "ты" поцелуй Его Величества?
   У Зевса опустились крылья и малость отвис клюв. Король просто отошел к стене и прислонился к ней лбом. Не будь дура, поняла, какой кошмар он сейчас себе вообразил: по моему желанию море кипятится, ага. И маги, проявляя рвение, готовы меня на части порвать, чтоб быстрее дошло до готовности. Суп. Суп. Суп.
   - Ты зачем набралась? - Тихо спросил, якобы по секрету от короля, Зевс.
   - Давно этого не делала. - Ответила я, нестерпимо желая курить. Вынула сигарету из пачки, попросила дракона плюнуть на кончик и с удовольствием втянула дым. С оказией на базаре купила местного "дрянного" табаку - один в один наш.
   - У тебя имя есть, величество? Ваше. - Со всем возможным тактом добавила я, сглаживая неприятное впечатление от своего хамства. Он хмыкнул в стенку, не поворачиваясь:
   - А как же. Только всякой пьяни знать его не обязательно.
   - О, можно, значит, так, по-свойски? - В свою очередь поддела я.
   Развиться беседе не дали. Корабль встал, как на мель сел. Король повернулся в недоумении и посмотрел на дракона. Тот, видимо, изобразил пожатие плечами. Оба обратились ко мне. Доходило до них долго. Я же удивлялась еще больше: реальность так реагировала на команды разума лишь во сне - у нас дома, в нашем мире, силы мысли вовсе не достаточно, чтобы сиюминутно изменить обстоятельства.
   - Славосвет. - Представился он. - Тоже прозвище.
   - А. - Коротко обозначила я свою позицию.
   После этого снова поплыли как на духу. Он хотел было отвесить мне плюху, но я снова перехватила его руку и оттолкнула от себя, наблюдая за ним полуприкрытыми от дыма глазами с чуть опущенной головой. Приятное он зрелище. Не смотря на нечеткость взгляда от алкоголя. Мое поведение вывело его из себя.
   - Ты хоть понимаешь, что тебя чуть не убили?! Вот только что! Ты мне на кой мертвой нужна?! Я тебя за борт брошу и домой поплыву?!
   - Ага, к жене, к дочкам... - Жестко проговорила я, судорожно затягиваясь. Кроме знакомого уже "штыря" в голове (привет, штатные колдунишки-шалунишки), почувствовалось второе воздействие, не в пример более тонкое и ненавязчивое, отчего не менее пугающее. Зевс заикался про воровство души - оно? Если бы не вино, чей-то хитрый план удался...
   А ведь правду король говорит, никогда еще серце не прихватывало от такой щемящей тоски - пойти бы за ней, вернуть, отговорить выступать. Да ведь я же сама, когда трезвая, понимаю, что не отговорить ее было: она ж копия меня была, шла - не боялась, мол, никому не ведомо, а остальное - фигня и пустоцвет.
   У нее много кто "пустоцвет" был. Я - нет. Да что ж такое, должно было отпустить. И "блондин" уже вспомнился. Нажала на глазные яблоки. Мысленно вдарила по темно-серым фигурам, что мелькали в темноте, так, что и саму отдачей тряхнуло. Зевс и сориентироваться не успел. Король меня перехватил, пока вскакивала, как вздернутая, и падала. Потом долго было просто темно. В темноте танцевала она. Юлька. Танцевала так, что сердце из груди выламывалось, так, как только скриппиты могли играть.
   Воспоминание об этих товарищах вызволило меня на свет и расставило все по своим местам. Все хорошо же! Душу не сперли, я еду воевать. Иноземщина, но цель та же: хорошая капуста из врага. Да и... когда доберусь, обещаю: мало не покажется. А то ишь какие все смелые, магией баловаться, а ты попробуй один на один, хо- хо. Нашарила рукой недопитую бутылку. Со словами "ну уж нет", ее попытались отнять и король и кусающий за локоть Зевс.
   - К черту! Оба! - Распихала их и по привычке выудила топор. Король снова с лица спал, но от бутыли отцепился.
   Или объясняй своим подчиненным, что и с кем делать "низзя", или вырывай выпивку - останавливать надо кого-то одного. Села и приложилась к горлышку. Хорошо, совсем хорошо. Не думать, не чувствовать и не бояться, что случайно почувствую. Предложила им затеять свою, чисто мужскую компанию и оставить меня в покое.
   Совсем без чувств - однозначно хорошо. Это когда ампутировали - и не жалко. Это почти как смерть, только хуже. Ну и слава этому... вашему...кто у вас тут за него? Серые личности, появляющиеся при закрытых глазах, испугались. Теперь я преследовала их. Мситительно я догоняла их призраки и резала. Посмотрим, что здешние колдуны могут против "ятьского магистра атеистического мира". Мы им тут всем надерем всё!
  
   Утром король показал мне какую-то серую слизь, что болталась на потолке. Он сказал, что это мое похмелье. Я поблагодарила его и снова уснула. Больше у них со мной проблем не было, до самого пункта назначения. Меня ссадили на берег и помахали с борта платочком на прощание. Король был краток (видимо, еще и зол, что вечер ему испортила):
   - Кбогуврай! - И был таков.
   Выдернув топор, сброшенный с борта следом, из прибрежного песочка, пошла туда, куда вело множество следов прибывших ранее. Дракон, укоризненно молча, сидел на плече. Так было даже лучше: только его трепа не хватало.
   - Куда? - Периодически будила я его, сама изрядно клевая носом.
   Он посылал. Ну, то есть, направо или налево, прямо или на кол - в зависимости от того, как часто я дергала его с этим вопросом.
   Вскоре на нашем пути вырос древний, снаружи очевидно заброшенный, храм. Освещенный редкими всполохами розового рассвета, уже сюда долетающими, он казался целиком выполненным из бронзы.
   - Пришли?
   - Угу. - Выдал он и притих.
   Чарующее очарование джунглей без надоедливой мошкары. Все идеально, если бы отпуск и Майями, а не "где я?" и "марш топором махать". Без опасений мы шагнули внутрь и попали в иное пространство. Скованность тела, невозможность резких движений - все указывало на это.
   - Добро пожаловать. - Выплыл из темноты человек с посохом. - Следуй за мной. Вы опаздали.
   - У нас в пути были проблемы. - Мысленно ответил за меня дракон, пока я не успела рот открыть.
   Мы оказались в мрачном лабиринте переходов. Ориентацию потеряли сразу, плетясь следом за проводником. Пока не уткнулись ему в спину, не узнали, что дошли до места. Он отодвинул занавесь из мелких жемчужин, собранных на нитях, и предложил располагаться на отдых. До этого, надо заметить, у нас были раннее утро и несвоевременный подъем по ложной тревоге, что не помешало организму вдруг почувствовать себя смертельно уставшим.
   Отойдя от нас в переход, проводник протрубил и возвестил, что все участники в сборе. От предчувствий сильнее забилось сердце, а потом резко успокоилось. Стало казаться, что вообще биться перестало - так было перед боями.
   - Где мы? - Поинтересовалась я, поскольку за занавесью была такая непроглядная темнота, что выставленная вперед рука пропадала в ней по четкой границе.
   - Тебе лучше не знать. Отхожее место. Пять веков назад здесь где-то был алтарь и приносили в жертву богов какой-то твари. Богов!
   - Зевс?
   - Ну чего? - Из-под крыла пробубнил он.
   - Король женат?
   - Как тебе сказать... Ее призрак до сих пор бродит по дворцу.
   - Ох. Ну и зачем ты сидел в том саду? - Вздохнула я, словно в этом был источник всех бед.
   - От охотников прятался.
   - А мне поверил? - Мы оба уже засыпали.
   - Да. Кто ж, кроме несведущих, полезет в сад королевской любовницы.
   На том и уснули.
  
   7
  
   Расселись по скамьям, образующим полукруг, похожий на амфитеатр.
   - Сегодня суббота. - Передала дракону.
   - Верно. Как ты это определила? - Спросил он, прячась в маленьком проеме окна (да что уж там, просто пустое пространство между блоками кладки, заросшее снаружи зеленью) под самым потолком. Ему велено было держаться там, откуда в любой момент можно улизнуть.
   - У меня традиция - голова болит по субботам. Всегда.
  
   Троепольцев можно было узнать сразу, если хоть раз видел "Трех богатырей" Васнецова.
   - Пусть подавятся силой, не жалко. - Проворчала я, скрещивая руки на груди, откидываясь на спинку и устраиваясь поудобнее на холодном камне. Стоило так искусно покрывать его резьбой, чтобы потом сидеть на нем и морозить пятую точку.
   С верхнего яруса кто-то стукнул меня по голове, не со злости, но и на это реагировать не хотелось: велено драться на арене - вот там и посмотрим, у кого голова крепче, а с чьей просто соскакивает. Соседи стукнули еще раз. Не уж-то папуасу взгрустнулось о там-таме? Обернулась. Поймала отвисшую челюсть.
   - Мы с вами нигде не встречались? - Спросила та, что сидела прямо надо мной. Количество мускул говорило, скорее, за то, что ей приходилось сдерживать удар, чтобы узнать ответ на свой вопрос, а не допытываться уже у трупа.
   - В другой жизни.
   Она заржала что кобыла: "Нет никакой другой жизни!" и ткнула локтем задумчивую соседку, с волосами, выкрашенными "под седину", показывая при этом на меня. Посмотрев на всех, с кем она спешила поделиться новостью про "смешную эту", насчитала весь состав "Скриппита". Они очень удачно играли грубиянок из варварской страны, хотя "седая" Яна лучше бы смотрелась среди эльфиек, а "альпийская горка" Марфа лучше бы смотрелась среди шахтеров, пускай они и не раса. Ей там, подчас, самое место - их сложно сбить с ног.
   Ладно, разберемся еще, что тут происходит. И почему не страшен другой мир. И почему колдуны прицепились... Почему они все прицепились, если уж быть точной.
   А тут и гонг дали. Пошли первые борцы. Каждый выход, как в боксе, сопровождался если не гимном страны участника, то каким-нибудь воем-рыком, демонстрирующим мощь глотки владельца "саундтрека". Интересно, кто проводил жеребьевку? Они вполне себе чинно представились, кто такие и откуда. Второй гонг, собственно, возвестил о начале боя, словно правила все знали, а если кто опаздал на лекцию - сам виноват. Никаких экивоков, приехал - дерись, выживешь - еще подерешься.
   Ага, понятно, если тебя вызывают - получаешь легкий электрический укол в мягкие ткани. Как мило. Зато без воплей "Дамочка с косой, седьмой ряд, кресло номер одиннадцать против свиньи в каске, третий ряд, пятая лавка!" Пошли, что ли.
   - Откуда вы? - После речи первого бойца обратились и в мою сторону. Судью не видать, но чувствовался этот разворот вполне отчетливо.
   - Русть. - Подсказал дракон. Я как-то не сообразила, что не в курсе, чем там правит Славосвет.
   - Где твоя родина, иномирец?
   Шутки ради заслала мыслеобраз столкновения планеты и астероида из старого фильма-катастрофы. Они правда думают, что местное гестапо все получит на блюдечке? Пусть думают, что у нас там всепланетный бац случился. Картинка судью, по-видимому, несколько озадачила, а может даже огорчила. Скажет, что врать не хорошо, или не сильно принципиально? Оказалось, некогда разбираться. Дошло дело до имени.
   - Ять. - Представилась я, и галдеж прекратился, как будто онемели разом все трибуны. - Просто Ять.
   - Назови свой титул, Ять.
   Я догадывалась, какая удивленная сейчас у него рожа.
   - Магистр. Бывший.
   Дышать вокруг тоже передумали, как и обсуждать анатомические подробности моего тела. Пара секунд тишины, гонг.
   Против меня вышло существо, которое, наверное, снималось в "Смертельной битве", да и то загримированное под нечто приличное. А так у него было четыре руки, рост метра два, и все сплошь сухожилия, выступающие наружу, - кожу, поди, особая разновидность моли подъела, засим та отсутствовала. Злой, туповатый взгляд и слюнки с подбородка. Красавчик, а не противник. Уязвимые места обмотаны собственными жилами, сердце, надо полагать, выносливое, чтобы таскать эту тушу, да еще и не одно, наверняка.
   Побежал. А я стою. А он бежит - пар из ушей. Поняла, как чувствуют себя комары перед столкновением с лобовым стеклом несущегося "Камаза". Закрутила тело юлой, вывернулась из предполагаемого захвата под локтем. Под нижним локтем, черт меня побери!
   А, надо отметить, выходила я на ринг тоже не под гром аваций, а отрывок из песни. Какой-то непонятный механизм считывал ее, словно по ссылке переходил в голове, и воспроизводил всенародно. Ничего оригинальнее "Вставай страна огромная..." мне в голову на тот момент не пришло. Общее замешательство обеспечила своеобразная акустика, впечатление вплоть до растерянности произвести удалось. Морда дракона живописала такую степень священного ступора, что на него нельзя было без слез посмотреть - того и гляди, сам в суп попросится.
   Собственно, только замешательство, вызванное выходом, и еще не совсем прошедшее у противника, позволило его бегло просканировать, да и попросту оглядеться из центра "амфитеатра". Прикинула, что ведущий на бойне должен скрываться за перегородкой справа, раз его слышно, но не видно. Следуя своим умозаключниям, скользнув под руками нападавшего за спину, "пробила" позвоночник серией ударов.
   "Пробила" не в смысле сломала, а в смысле подчистила пробки в районе чакр. Да, сильно понадеявшись, что они у него есть и их у него не пятьдесят взаимозаменяемых. Достаточно, чтобы их было, ну, пускай даже два комплекта и они не резонировали лет двести.
   Хлынувший вверх энергетический поток выгнул беднягу едва ли не колесом. По ощущениям, должно напоминать растущий внутрь хвост. Быстро растущий. Пока он приходил в себя (в прямом смысле слова), снова приложилась в районе сердца, отчего оно, как послушный насос, приняло и выпнуло ударную дозу крови, стоило нанести еще один удар по касательной под затылок, снизу вверх.
   Вся волна "попыталась" прорваться в голову, но там на пути образовалась, моей помощью, гематома. Кровь, подхлестываемая энергетикой вверх, хлынула через рот и нос, так и не завершив круг: закупоренные сосуды не выдержали, мозг стремительно "перегорел". Враг еще поворачивался, сплевывая, и переставлял ноги, но фактически уже умер.
   Я стояла на краю арены, гадая, подключится ли второе сердце, но оно было еще более "тупо". Вообще, прием рисковый: если бы хоть одно сердце успело подключиться к освобожденному току энергии, мне бы пришел конец - сила, что была в него вложена, обернулась бы против меня. Все равно, что натаскивать себе будущего убийцу и научить того всем своим приемам. Но мне повезло: противник рухнул мне в ноги.
  
   8
  
   Чуть погодя, после других, более зрелищных, чем наша, схваток, вышли друг против друга троепольцы. Оказывается, если королевство богато такими мускулистыми товарищами, оно может выставить всех своих лучших воинов, повышая шансы на победу. Но троепольцы не в поддавки приехали играть, поэтому рубились честно и забористо. Чем сильнее один из них, тем больше у них преимущество в итоге.
   После долгоиграющей борьбы, один стал сдавать и был выброшен за ринг. Не очень почетно, зато не вусмерть.
   Скриппиты не вызывались. И вообще - присутствовали чисто номинально, заводя толпу на скандирование: фанаты боев, блин, - не наподдать делом, так оскорбить словом.
   Все мои сражения были неизменно коротки и неумолимы, полностью лишены какой бы то ни было зрелищности. Объясню, почему. Во-первых, адски трещала голова. Во-вторых, я и так-то плохо сплю в полнолуния, а уж в троекратное - вообще зверем себя чувствовала. Зовите меня Тузик и дайте мне наконец грелку - как-то так. Зря они назначили бои на этот день. Ну и, в-третьих, утром я успела влить в себя вино, чтобы... Я же не знала, что здесь происходит.
   Откровенно говоря, на лицах соперников читалось явное недоумение, что же держит меня вертикально. Я скажу что. Скриппит. Невесть когда обнаружат, что они ни в одном списке не значатся. Если, конечно, это не какая-то здешняя разновидность скриппита, которым все можно: вроде независимой экспертизы.
  
   Случилось! Троеполье - Русть. Здоровый богатырь против тоненькой меня. Интересно, не напоминаю ли я ему зубочистку? Вышел старший из них, необщительный ли тип или просто рожей не вышел, не ясно. Но борода знатная. Кажется, дело свое знает, а вот баб, лезущих в его "ратное" дело, - терпеть не может.
   Забыла еще кое-что уточнить: за предыдущие три боя я свой топорик ни разу не использовала, руками обходилась. Это оказалось в рамках правил: использовать или нет - твое дело, а вот менять уже нельзя. Вышел ты, предположим, с кастетом против арбалета-скорострела, уж будь любезен поскакать, хоть ради забавы, а воевать больше нечем. Так вот, дед серьезно настроился, что голыми руками я его даже в бане не возьму.
   И вынул он, значит, свою косу... У меня и мысли не возникло шарахаться: стояла, покачивалась, смотрела, ждала, когда станет "насвистывать" воздух. На его взгляд, я была дюже верткая капуста, эдакий мутант- живчик. Или, если допустить, что он лучше обо мне думает, - слишком пьяна, чтобы не вывалиться из-под удара.
   Сам собой уменьшился запас пространства для маневра и возросла скорость - части тела подчас вращались сразу вокруг двух осей. Иногда я была уверена, что вот-вот что-нибудь отвинтится. Это происходило автоматически, без моего желания. Получался красивый танец с противником - словно тень-паяц пляшет перед ним.
   Глядя ему в глаза, можно было эту его косу-молнию предугадывать. Загоняла деда вконец. Остальные троепольцы челюсти сжали, гневаются. Потом у меня случился приступ головной боли - выстрел в висок пришелся на выпад противника, он меня задел, еле успела живот как следует втянуть. Зал взорвался бурной овацией в пользу троепольца. Общественное мнение - сила.
   Я с удовольствием выпрямилась и покрутила головой, чтобы размять шею, пока возник антракт в стычках, а затем достала "а ля лабрис". Старое, спокойное ощущение "своего" оружия. Топор легко вертелся вокруг запястья и ложился в ладонь, стоило только пожелать, чтобы он так двигался и немного "подыграть" движениями.
   Посмотрела на деда, на его косу. Произведение искусства, между прочим, - фигурная, резная, здоровая и прочная. Скальпель, а не коса, любо-дорого смотреть. Заточенное кружево. Противник "приценился" к моей игрушке. Протянул руку, что означало "незачет результатов боя по согласованию". А я даже замахнуться не успела. Ответила пожатием, и мы разошлись.
   Дракон поспешил обрадовать, что продолжение боя ждет меня в самом конце, после "разминки" на всех промежуточных противниках. Кажется, признали за равную, сделали "реверанс", чтобы расслабилась: думают, что к концу от меня убудет прыти. Ну, ха-ха, да: отсрочка ничего не меняет.
   Я уже в открытую приложилась к бутылке. Троеполец что-то объяснил остальным, после чего они стали ко мне присматриваться. Замуж позовут, что ли? А, нет, настрочили писульку-прошение и бросили в урну, которая ползала по каменному желобу меж рядов и собирала пожелания. Я тоже думала было попросить отсадить от меня скриппитов, чтоб не топали над ушами, но сдержалась.
   - Плохо дело. - Глядя в сторону, сказала одна из моих "соседок". - Они узнали в тебе иномирную магическую силу и выступать будут все сразу. Имеют, кстати говоря, право.
   - Не надо было руку пожимать? - Догадалась я.
   - Да кто ж тебя знает. Может, и одолеешь.
   Час от часу не легче. Троекратное полнолуние вошло в решающую фазу. Это стало понятно по удлиняющимся "отключкам". Перед глазами, едва приоткрытыми, все принялось мельтешить. Крики на трибунах рвали мозг. Подсветка арены убивала глаза. Я не помнила, что сделала со следующим монстром-противником. Правда, когда вызвали на очередной бой и я взалась за топор, обнаружила, что он в ком-то застрял. Этот кто-то изрядно был потрепан, да к тому же притащен следом к моей лавке через все ряды.
   Вынув оружие, пошла на ринг. Против меня была девушка, это я точно запомнила. Она орудовала двумя кнутами, сплетенными из "железного" колючего куста, вроде дикорастущей колючей проволоки. Где она такую нашла, на каком болоте?
   Первый удар я пропустила, удивившись только крови на щеке. Ювелирно пристрелялась. Потом голову чуть подотпустило, я увидела ее четче. Воткнув топор в покрытие площадки, оперлась на него и закурила. Выпустила дым, ожидая новых фокусов. Честно говоря, от опоры теперь боялась отцепиться, чтобы не рухнуть.
   Движение где-то за маревом, которое кое-как удалось прогнать. Пока сигарета летела до пола, перехватила кнут и стала наматывать его на руку, подтягивая противницу. Подтягивала быстрее, чем летела до меня вторая колючка. В результате для удара по занесенному запястью даже тянуться не пришлось.
   Потерять свое оружие она не могла - перехват противником защитывался за поражение. Ей только и оставалось, что тянуть его на себя. Все произошло быстро. Отпустить натяжение, чтобы ее тряхнуло назад, резко на себя, чтобы ее повело в мою сторону головой вперед и вниз, развернуть, набросить на шею "ожерелье" из многократно скрученного кнута и дернуть за свободный конец, вложив определенные силы в раскручивание "волчка".
   Голова еще долго скакала на месте по инерции.
   Подняв еще тлеющую сигарету, докурила, не обращая внимания на привкус, вынула топор из пола и пошла на свое место. Черт возьми, мои мозги скоро взорвутся. Скорей бы все закончилось. Скриппиты ушли, понадеявшись, что я и так неплохо справлюсь. Замотав кровоточащие ладони, утерла щеку и промыла раны вином. Дело все же движется к концу.
   В висках поселился дятел, долбящий металлическую наковальню. Стоило закрыть глаза, как появлялось лицо Юльки. Она звала меня по имени, странно его коверкая. Я сначала не могла взять в толк, в чем дело, пока драконово чутье не подсказало, что это происки колдунов, опять пытающихся меня "умыкнуть". Сосредоточилась и на мгновение призвала Белую Ярость, выжигая внутри все образы светом и презрением. Юлька мертва, ей ничего не будет, а у живых, кто лез, куда не просят, должны остаться нехилые ожоги. Я на это сильно надеялась: призывать яростное исступление повторно очень не хотелось.
   Великий судья, что засчитывал проигрыши и поражения направо и налево, вдруг объявил, что до финала допускает Троеполье в полном составе и меня. Оглядевшись вокруг, я увидела почти пустой амфитеатр: неужели те, кто остались в живых, не могли сражаться? Могли, но должен же кто-то рассказать о битвах: хорош выбор - мы никому не скажем о вашем позоре я-не-удостоился-финальной-схватки, а вы расскажете про тех, кто дошел. А то как-то одних победителей миру мало, нужны свидетели. Живые, желательно, и вменяемые.
   Кстати, по правилам ли это - останавливать "естественный отбор"? Дракон предпочел отмолчаться. Меж тем, судья вышел из-за загородки (золоченая ковка под естественный орнамент, вставки из какого-то черного камня, который отвратительно отсвечивал во все стороны в пламени факелов - некоторые этим его свойством сумели-таки воспользоваться) и оказался совершенно не в моем вкусе мужчиной, хотя развитость туловища была выше всяких похвал.
   Вот тут, не пойми с какой вежливости, троепольцы хором пропустили даму вперед. Я вообще перестала что-либо понимать в правилах - вся бойня до того была лишь "прелюдией" к бою с судьей, так? А эти гаденыши уповали на то, что я его измотаю, а они заберут "почти мою" победу? Можно подумать, мне жалко.
   Я пошла вниз к терпеливо ожидающему противнику, не особо надеясь на свое очарование, мол, не будь ко мне жестоко, накачанное недалекое. Ботинки противно липли к ступеням, а может, уже просто еле переставлялись ноги. Сдается мне, судья собрал силу из всех проигравших и убитых, так что готов был втоптать меня в землю одной силой мысли. Интересно, а сработает ли отговорка "дорогой, не сегодня, у меня что-то голова болит"? От этой мысли на лице растянулась мечтательно-усталая улыбка, несколько смутившая троепольцев. Ой, вот не надо, что у вас там страна воинов-монахов...
   Сцепились так, что кости затрещали. Даже в своей экипировке (не могла раньше вспомнить?! Ах, ну да, мы пьяны!) ощутила, как меня сминает. Судья вышел из себя и бил так, чтобы наверняка. Я пару раз носом едва не вспорола покрытие ринга, ставшее скользким от пролитой крови. Мне чуть-чуть было не впечатали колено в голову, пока поднималась на карачки. Весь хмель затаился в голове, а затем через ядреный чих остался серой слизью под ногами. Я сначала уловила совершенно четким взглядом насторожившихся троепольцев, потом, подняв голову в ту же сторону, что и они, увидела дракона.
   - Зевс, дуй отсюда! - По-доброму "послала" я его.
   Судья, увидев мою мелкокалиберную подмогу, выхватил из-за голенища дротик и попытался его сбить. Я взмыла вверх, ударив его под руку топором, подкинутым носком ботинка. Дарт чиркнул рядом с проемом, где сидел дракон, взмыл под куполообразный потолок и оттуда упал на ринг, намертво в него воткнувшись. Это еще хорошо, что судья сделал шаг в сторону, а то получил бы антенну в голову. Я к тому времени вновь была при оружии и в стоячем положении. Даже не шаталась. Правда, с меня текла такая гадость...
   - Катись отсюда! - Жестче потребовала я от Зевса и наподдала мысленно так, что он едва успел расправить крылья в полете. С вытаращенными глазами дракон был перехвачен королем.
   - Плохо дело. - Тихо пискнул он. - Там столкновение.
   - Четче! - Славосвет его как следует встряхнул.
   Но что он мог ему сказать? Что я разгадала суть здешних игрищ? Троепольцы уносили силу, просто принимая волю судьи, а остальные, если, конечно, жить хотели, поддакивали. Или, на что еще можно было понадеяться, даже не понимали, что творится у них под носом. Узурпатор хренов, не люблю таких.
   Естесственно, вершитель этот тоже ко мне симпатией не проникся. Я опустила экран и приготовилась к продолжению боя. Все как дома, только по-настоящему. Троепольцы забились подальше, но не уходили: все еще надеялись, что сейчас он меня сломает и все будет как прежде. У меня неожиданно нарисовались другие планы: сила должна быть свободной от человеческой воли - это залог того, что и человек будет чист. Метафизика сплошная, но у меня вдруг в одном месте "загорелось" жажда справедилвости и любопытство посмотреть, что этот гаденыш из себя представляет без поддержки.
   В темечке било так, что раскол был неминуем: легкое смещение внутри, и боль остается глубоко в теле. Сознание бабочкой из кокона выпархивает в невесомость. Легкое головокружение. Именно такое, которое позволило одолеть девчонок из "Скриппита" и вправить им мозги.
   Сдается мне, король не захотел остаться в стороне: добрались до финала Троепольцы и мы, значит, что-то не то, итога не было. На рейде стояли третьи сутки, нервничали "в холостую". А уж после драконовой паники и вовсе с места сорвались - без согласований, без ничего - своих вытащить бы.
   Судия громил без остановки, гоняя по кругу. Он почти не уставал. В его голове, могу ручаться, все убитые здесь души указывали ему мои слабые места. Марево застило глаза, я даже не увидела, что на кровавом пире гостей прибыло - экран, ко всему прочему, висел глухой стеной. Зато в отдалении пираты крались к брошенным королевским кораблям. А за их спинами притаились колдуны. Вот уж кого не ждали.
   Информация, кто там за кем "присматривает", согласна, бесполезная. Хоть и доступная. Пришлось сосредоточиться на внутри происходящем. Вызвала мутацию экипировки. Отточенные пластины вылезли на предплечьях - очень удобно при ударе кулаком с продолжением траектории и добиванием локтем - срезает все ровненько и аккуратненько, за руку никто не хватает.
   На запястьях вылезают вперед не очень длинные лезвия, которые скрывают и защищают кисти; они похожи на сросшиеся когти у японских самураев. "Осьминожка", распластанная на голове, начинает отливать серебром.
   Все застыли от таких моих перемен.
   - Колдуны по ее душу. - Вдруг встрял Зевс и совсем как хищник щелкнул клювом. - Пока далеко.
   Троепольцы, усмотрев своих и все разузнав, бросились в атаку на рустичей. Но те, при короле- то, стали так бить, словно мать родную защищали. А он, Величество, наблюдал. Кому сказать, что речь предку рустичей "сломали" за трусость в одном здешнем поединке - никто не поверит. Все знают, что Русть здесь прежде не бывала. Ну, мало ли, когда она столицей была и при каких обстоятельствах ею быть перестала. Он, внешне спокойно, смотрел, с какой обманчивой легкостью я кружу вокруг судьи, избегая лобовых ударов.
   Я же своего предела еще не достигла. Бои за магистрат были более ожесточенными, поскольку там... ух! Но тогда не более голова... Я стояла "на краю", качаясь из безмерной легкости в умопомрачительную боль, делом судьи было караулить и бить. Где-то заиграли скрипки. Все четыре вдарили разом. На концерте неистовствовала толпа: скрипки сливались с транс-аранжировкой и давали стократный эффект полета. Но "связь" стали глушить колдуны, уже добравшиеся до пиратов и превратившие их в послушных марионеток: они шли сюда за своими жертвами.
   Пропустила удар такой силы, что на мгновение отключилась. Точнее - переключилась. Колдовское отродье стало вгрызаться в меня, звуки скриппита слышались как в тумане, почти исчезая. Одно время я участвовала в их концерте, отвечала за эффекты. Шоу называлось "Падший ангел".
   Но тут совсем все стихло.
   Их шепоток невольно "крал" меня, незаметно, сквозь наводимую искусственно дрему. Ржал судья, считая победу делом решенным. С другой стороны, король требовал встать. Требовал с такой яростью, что троепольцы бросились наутек: их, видите ли, напугало, что от его мысленного вопля, сопровождающегося диким ревом из поврежденной глотки, вскипела кровь на ступенях.
   А меня все волокли в темноту и немоту. Но ей удавалось пробиваться. Каким-то чудом эта маленакая Юлька, маленькая смелая Юлька, которая знала, что навернется на брусьях и свернет себе шею, на долю секунды заставила шепоток заткнуться.
   - Превращайся! Пора! - Сказала она, и я послушно подчинилась. Словно ждала этого приказа.
  
   9
  
   Судья занес мой собственный топор, чтобы отрубить мне голову, но не успел: место стало пусто. Позади него Ять присела на корточки и вся сжалась, как пружина. Он постоял мгновение и рывком себя развернул, выставив топор в защиту, но медленно... гораздо медленнее, чем прыжок пантеры.
   Все четыре лапы в торс и вогнать когти. Отпрыгнуть и приземлиться близ короля. Посмотреть на него сквозь колеблещуюся пелену заграждения, заставив того отшатнуться, а затем сорваться с места, в полете разинуть пасть, сбить судью с ног... Топор соскользнул с ринга. Последнее, что увидел противник, - гостепреимно распахнутые челюсти.
  
   Еле проплевалась и, качаясь, поднялась. Где-то в недрах скалы недобро так загудело. Посмотрела в направлении приближающегося звука: в стене вверх поползла, открывая зев, заслонка. Из мрака переходов неслась сила: сконцентрированный поток разума и воли, окольцованный судьей. Он несет в себе все, в том числе, как зачаток вируса, - душу самого судьи. А мне и отбрехаться нечем от заражения, я весь источник силы отдала первому подвернувшемуся действующему магистру!
   Вопрос, а с чем же я выступала против бойцов, остался открытым и полностью меня парализовал. Это же не может быть... ну, магия какая-то? Я даже не успела представить, что сейчас от меня останется: в лучшем случае, здесь появится новый судья.
   Свет уже катил на меня, но был подобен мраку. Я не убирала экрана, хотя король требовал сделать это немедленно. Все врезается в память без спроса. Вот оно. Накатило. Согнуло пополам, выедая сопротивление. Колдунов сдуло, но сейчас в меня проникало кое-что пострашнее их. Неожиданно появилось ощущение присутствия за спиной. Холодок пробежал от мысли, об ожившем силами магов судье. Меня уже так скрючило, что оживи он, надень балетную пачку и станцуй - не до него было бы.
   Но это был кто-то другой. Он присел за моей спиной, через мое плечо выставил вперед руку и начал отторжения силы за меня. Поток лился мощно, беспощадно, неистово, требуя себе пристанище. Мне нечем было распылять его в пустоту, своя сила осталась через чур далеко.
   Король подминал меня под себя, складывая пополам в позу "умирающего лебедя", чтобы закрыть от того, что лезло, казалось, через поры внутрь. Дышать стало никак - оно забивало пути. Ударяясь в его ладонь, поток распадался на лоскуты и ко всему лип, чтобы распаться, выпустить свет и снова попытаться залиться в "дурацкий сосуд". Но он же не всесилен, в конце концов!
   И вдруг... совсем вдруг... может быть, чисто случайно именно сейчас...
  
   "Сила - да вернется к истоку".
  
   Нас, как двух бабочек, пронзило со спины (Славосвет сдавленно охнул у меня над ухом; при других обстоятельствах вышло бы эротично), и распахнуло перед нами заслон посмертной воле судьи и всех воль, им порабощенных. Мастак он ловушки строить! Моя душа словно обрела доспехи, сомкнувшиеся вокруг божественного ничто, которое уже почти пошло на корм всем "страждущим" потока. Вычленив судью из многоголосицы душ, привлекла его к себе и сожгла от ненависти и омерзения, едва не провалившись в Белую Ярость, но вовремя остановившись. Остальное могущество судьи рассеялось само, распадаясь едва уловимым, кажущимся хрустальным, перезвоном.
   Король распрямился, дав мне дыхнуть, и так прижал к себе, словно я была последней ценностью на земле. Сухие, горячие губы оставили отпечаток у меня на шее.
   "Ай да дезорг, лысая твоя голова!" - Мысленно с облегчением всхлипнула я.
   Стало тихо. Я убрала экран. Посмотрела на Славосвета. Ободран. Окровавлен.
   Эй, <ять>, он же через экран прошел без спецодежды!!! Он не дал ему помочь - сам держался, да и его придворные маги, скорее всего, знали, что делали. Если и им не досталось по самое не смешно.
   Вклинился голос Зевса:
   - Сегодня жарко. Берегите голову от солнечного удара.
   Удар? Да, пожалуй. Добро пожаловать в старый-добрый ад головной боли.
   - О чем он? - Спросила я, надавливая на виски. Если бы я была тюбик, что бы вылезло из носа, ась?
   - Колдуны. - Неожиданно для самого себя заговорил король человечьим голосом. - Зевс, ты что задумал?! - Вместо ответа над нами, судя по пробивающему свету в оконцах, промелькнула приличных размеров тень.
   Славосвет сообразил быстрее.
   - Надо где-нибудь укрыться. - Повел он меня, поддерживая за талию.
   Мы попытались выбраться из этого вырубленного в породе храма, но это оказалось не так просто. Тел было много, запах в нагретой пещере стоял такой, что хотелось повеситься. Мы нашли защитников короля поголовно мертвыми. Нам наперерез кинулся кто-то из Троеполья. Едва не снеся голову и Славосвету заодно, я отскочила назад, притянула и зашвырнула топор вперед, благо для размаха место было. Все при мне, все работает!
   Убиенного по инерции протащило еще несколько метров до ближайшей стенки по переходу, но не ждать же: догнала, выхватила топор, махнула, мол, следуйте за мной. Король благоразумно поотстал, чтобы самому не нарваться, - а я случайно провалилась в дыру в полу, чуть не оставив зубы на поверхности.
   На Славосвета набросилось оставшиеся вдвоем троепольцы.
   - Ты хоть понимаешь, - орали они ему, словно имели на это полное право, - какой ты закон нарушил?!
   - Рустичи, - глумился второй прямо в ухо, - прокляты за то, что ступили на эту землю! Сила наша! И всегда была нашей!
   - Прежде, чем вы выйдете со мной отсюда, я бы хотел вам кое-что сказать. - Вежливо, смакуя каждое произнесенное слово, ответил он.
   Переглянувшись, троепольцы разогнули его и посмотрели в лицо. Он и правда не боялся. Хотя уж сколько было говорено о незамоленном грехе и пожизненной каяжбе короля...
   - Что?
   - Ложись. - Легко стряхнул он их с себя и припал к земле. Но ничего не случилось.
   - Брешешь! - Поднялись они и нависли над ним. В тот же момент с невероятной тягой и гулом их накрыло канализированным огненным рыком дракона, подоспевшего на помощь. Сдуло на приличное расстояние - хорошие легкие, даром, что не пьет, не курит.
   Послышались торопливо приближающиеся шаги.
   - Славосвет! Жив?
   - Жив. - Выкатился он из-за заступа в проходе и оперся на руку вочеловечившегося Зевса.
   - Вот и славно. Иди, я уже почти все их корабли сжег. Я выведу.
   Они в темноте всматривались друг другу в лицо, оставляя что-то недоговоренное при себе.
   - Не обманешь? - Наконец, произнес король.
   - Да будь я проклят.
   Славосвет, выйдя из храма по объяснениям Зевса, обнаружил колдунов здравыми и целыми. Один корабль был еще на плаву.
   - Что-то вас поменьше стало, нет? - Приветствовал он их, щурясь на ярком солнце и дыша пьяняще свежим воздухом. Только снаружи стало ясно, насколько сильно смердело внутри.
   - Славосвет, тебе известен закон: Русть не имеет права здесь появляться! Мало тебе призрака покойной жены? Это не все преступления, что ставятся тебе в вину! Ты утаил иномирца! - Потрясал руками перед его лицом старый, тощий маг.
   - Я его выкупил. - Король посмотрел в глаза колдуну: да, тот чуть не растерял весь свой апломб, услышав от по определению не способного связать двух слов короля краткий и слышимый ответ. - Крал его да не выкрал ты и твоя шайка. Или что? Посмеешь что-то против меня?
   - Посмею! Пока я правлю силами благоденствия в стране, еще как посмею! Только что я приручил и ту, что была в этом храме. Увести Его Величество на корабль и заковать. Его ждет суд предков!
   Напугать кого-то судом почивших предков, тем более короля, стало сложно, да и маг уже не рассчитывал на это: нужно было выиграть время и решить, как поступить с разговорившимся королем. В свете последних событий власть колдуна стремительно теряла свою абсолютность.
   - Эй, там! - Обратился колдун к зомбированным пиратам. - Сходите в храм и все обследуйте!
   Пока те плелись ко входу, храм благополучно рухнул. Славосвет замер, но не обернулся, только кончики пальцев слегка дрогнули, выдав желание сжать кулаки. Он чуть нахмурился, взгляд стал обращенным внутрь.
   - Меня сложно напугать призраками. Если она погибла, ты везде опоздал, Юзра.
  
   10
  
   Чаша забвения.
   Именно это было написано на постаменте под кубком. На вид, сделана чаша из золота, но мялась она, как папиросная фольга, и больше напоминала обрубок драконьего хвоста, покрытого чешуей.
   Я посмотрела наверх, но там, откуда свалилась, не было видно ни зги. Лишь в момент яркой вспышки удалось оглядеться и заприметить надпись. Проверять, есть ли что в кубке, пришлось на ощупь. Да, действительно, чуть-чуть плескалось на дне, возможно, это даже натекло с потолка. В любом случае, сомневаюсь, чтобы там была водка. Проверять не тянуло.
   Неожиданно головная боль напомнила о доме, появился страх стать "возвращенцем". Мне казалось, что, стоит мне на миг снова вернуться к обычной жизни, я умру, не сходя с места. Я здесь уместна, как будто очутилась в собственных россказнях. А дома... чувствуешь себя комиксом, оставленным в общественном туалете: голову не грузит, пролистать интересно, но такого не бывает.
   Поэтому, вяло поддаваясь искушению проверить, а вдруг и правда водка, в смысле, вдруг и правда все забудется, я никак не могла выбрать, что бы хотелось забыть. Или оно само отрегулирует? Так без какого мира я в итоге останусь - того или этого? Так и стою, оперевшись на пьдестал руками и склонив голову к ободу кубка.
   - Там кровь богов. - Спрыгнул ко мне человек, разговаривавший голосом попугая.
   - Зевс? - Я словно пришла в себя, выплыв из дурмана.
   Он зажег на кончике пальца огонь - так и познакомились. Блондин. В сердце неприятно ёкнуло.
   - Кто же еще. Это я, пожалуй, заберу. - Он приобнял кубок, оттесняя меня. - А то, чего доброго, выпьешь.
   - Что ты имеешь против? - Положила я руку на край чаши.
   - Многое. - Отвел он мою руку. - Первое: ты действительно забудешь все, что здесь произошло. Тебе не поможет даже звание магистра. Вернешься домой. Думаю, колдунов этот вариант тоже устроит. Второе: это кровь богов, которую здесь исстари проливали рустичи, нынешнего короля предки. А рустичи - это не какие-нибудь троепольцы! Они убивали здесь тех богов, которые хотели извести древних драконов. И извели, надо сказать.
   - То есть вы с королем - давние друзья с единым врагом. И превращался ты в попугаедракона не по злой прихоти мага? Ты сам по себе "оборотень".
   - Называй, как хочешь. И вот еще что, считай, третье: судья питался этой кровью - и жил долго и счастливо на свой лад, но - пробавлялся душами. Не глупи, не дам я тебе отсюда пить.
   Он снял чашу со своего места, при этом ножка осталась стоять. Вид она имела, надо сказать, перевернутой куриной лапы с длинными пальцами и устрашающего вида когтями. Каких размеров была "курица" и что она откапывала этим землеройным аппаратом, я бы предпочла узнать из энциклопедии вымерших видов. Так теперь эта лапа начала судорожно хватать воздух, скрипя суставами.
   Зевс быстро перелил кровь в кожаную флягу, что притащил с собой.
   - Ты ведь маг, Зевс? - Уточнила я, проформы ради.
   - Ну да. - Не отвлекаясь от процесса переливания, ответил он. Потом-то до него дошло, но - не успел. Ударив по рукам, выбила сосуд, разлив остатки по ногам, схватила его за что пришлось и сунула голову в лапу, по-прежнему ритмично сжимающуюся-разжимающуюся. Она с удовольствием сцапала объект.
   - Что делать? - Проскрипела она, напугав меня больше, чем риск стать новым судьей.
   Наверное, у нее только одна функция - держать, но просто держать голову Зевса - пустая трата времени.
   - Помоги ему ответить на вопросы. Правдиво. - Предложила я. Зевс явно колебался между желанием меня сжечь и... рассказать нечто. То есть теоретически... - Зачем же тебе кровь богов?
   - Растения поливать. - Спешно проигрывал он другие варианты в голове.
   Лапа неожиданно сильно сжалась, отчего Зевс взвыл и забыл напрочь превратиться, например, обратно в дракончика.
   - Я не могу тебе сказать!
   - Почему? - Уточнила я, видя, что лапа не реагирует.
   - Он запретил мне. - Попытался он выкрутить голову, как если бы у него на ней была резьба. Лапа немелодично провернулась на шарнире.
   - Кто?
   - Я не могу! Не имею права!
   Лапа перебрала когтями по голове, как если бы это был просто удобнее перехватываемый черепок.
   - Он мне запретил!
   - Зевс... - Лапа начала потихоньку сжиматься. Я была готова поклясться, что она спокойно выжмет из него все "соки". Мне уже даже послышался треск костей.
   - Не могу! Я не знаю его имени! Только прозвище!
   - Ну хоть его - она ж тебе сейчас голову оторвет.
   - Славосвет! Тот, кто себя так называет, - другой человек.
   - Ого. Продолжай.
   - Он хочет выяснить, почему драконы несколько веков назад отпустили свои бессмертные души, и те стали богами! У него жена погибла, пока он пытался выяснить это! Он убивал богов и что-то искал в их крови! Скажи, пусть отпустит!
   - Но ведь ты маг. И жил у колдуна. Хочешь использовать знание против него?
   - А Славосвет, конечно, спасал тебя от участи судии из чисто человеческого благородства! И твою "защиту" преодолел на одном упрямстве! Да разуй же глаза, он тебя использует! Здесь были следы его преступлений, а ты все благополучно уничтожила, единственного, кстати, живого свидетеля угробила! Гордись!
   - Отпускай. - Велела я чаше.
   - Мне нечего будет держать. - Возразила она и крутанула Зевса так, что ему пришлось изогнуться "мостиком" и встать на цыпочки.
   То есть дракона мы слушаемся, а незнакомая тетенька-магистр нам не указ?
   - Отдай мне кровь!
   - Зачем она тебе, если мне ты ее противопоказал?
   - Полнолуния еще не закончились! Если я дракон, как ты подметила, а боги - это бессмертные души драконов, то я смогу стать единым! Дай! - Выбросил он руку в мою сторону. - Я имею на нее право!
   - Отпускай. - Снова потребовала я. - Я тебе чашу дам.
   - Я уже держала чашу.
   Бестолковость лапы вывела меня из себя, не зря ее подальше запихали. Отрубив ей пару пальцев лабрисом, я его вызволила. Зевс едва не помер от страха: я не отказала себе в удовольствии сделать это с замахом и ювелирной точностью, с поправкой на то, что он забыл мне подсветить.
   Он жадно присосался к фляге, давясь и обливаясь попутно содержимым. Только бы вампиром еще не оказался, хотя... если по-прежнему будет пытаться "сохранить лицо"... Пока он катался по полу, я присмотрелась к "убитому" механизму.
   В кромешной тьме подставка неожиданно предстала слабо светящейся - после того, как наверху что-то грохнуло и стало абсолютно темно, это было уже заметно. Свет шел поперек постамента, разделяя его на две части, которые еще и сдвигались друг относительно друга. Свечение лилось как будто изнутри.
   - Смотри-ка, здесь надпись. "Мы, драконы и боги, оставляем средство соединить нас вновь, когда останется лишь один человек, верховный бог и дракон. Выпить кровь в полнолуние и произнесть "yurrolaut".
   Зевс еще раз дернулся и затих, выдохнув и икнув от облегчения.
   - Они знали, к чему приведет раздвоение. - Думала я вслух. - И все равно хотели познать? Оставили чашу, которую Славосвет оставил, чтобы спасти кого-то одного, живого свидетеля. Верховного бога, говоришь? Ты остался один, да, Зевс?
   - Я тебя слышу. - Подал он голос снизу, медленно поднимаясь.
   - Так ты понял, зачем они это делали?
   - Да. - Ответил он. Похоже было, что его только что разбудили и заставили привести доказательство теоремы, а он не смог собраться с мыслями.
   - И зачем? - Сама как попугай переспросила я.
   - Обмануть всех, если кто-то решит, что они уязвимы: нет у богов никакой крови. И их всех извели раньше, чем кто-то спохватился, что обратного хода нет. Драконы предвидели это за тысячелетия, и оставили сведения для последнего - почти бесполезная лазейка в прошлое и поучительный урок. - Он охнул. - Оставили весточку для последнего, чтобы он понял произошедшее. Они не знали, как меня будут звать, знали только, в честь кого. Драконы не стали смертными без своих душ - богов, - они просто все постепенно забыли. Форма осталась, драконов, обратившихся или обращенных в людей может быть масса, только не помнит об этом уже никто. Людям всяко проще живется чем драконам...
   - А ты знаешь, стало быть. - Подвела я итог. Ну и работенка предстоит ему, если он попытается со своей паматью найти остальных и "разбудить" их.
   - Почему я? Меня ведь заколдовали. Я не натоящий.
   - Раз жив и помнишь - еще как настоящий. А раз заколдовали, то, возможно, кто-то еще об этой чаше знал. Согласись, на простое совпадение не тянет. - Филосовски заключила я, словно понимаю в этом хоть чуть. - Куда они могли повезти лже-Славосвета?
   - Зачем он тебе, он же убийца. - Зевс сам резко остановил заезженную пластинку и вскочил. - Нет крови - нет убийств. Рустичи общались здесь с ними! Это делало их согласными с силами! Они не боялись колдунов! Надо его спасать, кем бы он ни был!
   - Гениально! И, главное, как последовательна твоя логика! Храм-то рухнул.
   - Давай, дурья башка, думай! - Разжег он огонь и стал носиться вокруг постамента с одиноко торчащим средним пальцем от лапы. - Ага! - Увидел он одному ему ведомые знаки, которые должны совпадать: на пьедестале оказалась далеко не одна поперечно вращающаяся часть. После всех его манипуляций ожил механизм где-то еще глубже под землей. После чего пол под ногами тоже стал разъезжаться ломтями в разные стороны, образуя лестницу, усыпанную каменной крошкой.
   Внизу нас ждал проход, похожий на банальный подкоп. Зевс "вспыхнул", как следует прокоптил подставку и, в отместку, расплавил лапу. Когда он спустился следом за мной, пол над нашими головами снова сомкнулся.
   - В чем дело? - Наткнулся он на мою спину.
   - В них. - Указала я вперед.
   Из глубины лаза на нас смотрела стена, усыпанная глазами. Много глаз. Светящихся, черт возьми, и немигающих.
   - Сейчас. - Присел Зевс и пошарил на полу руками, пару раз схватив меня за коленки.
   - Не смешно, блин. - Вздрогнула я.
   Наконец, он нашел то, что искал - факел - и от души на него плюнул. Тот покорно разгорелся. Оказалось, что перед нами была дверь в половину человеческого роста, похожая на выпуклый панцирь черепахи - это мои глаза отражались в каждой пластинке.
   - Испугалась? - Ткнул он меня локтем в бок и усмехнулся. - Идем, женщина, посмотрим, как ее можно открыть.
   Но наших усилий не понадобилось: при приближении, дверь сама поползла в сторону.
   - Мистика начинает мне надоедать. - Проворчала я, отмечая, что головная боль перешла в какое -то похмельное головокружение. То есть как таковой боли уже и не было, словно я ее "проглотила", осталось только ощущение, что проглотила слишком много и усваиваться оно не торопится.
   Внутри нас ждала жилая комната, пыльная, но с недурственными условиями для сна.
   - Комната снов! Во сне придет память, я чувствую! Здесь не брезговали ночевать короли Русти!
   - Как драконы сюда протискивались, хотела бы я знать. - Не побрезговала и я растянуться на постели, покрытой неким негниющим материалом, похожим на сентипух и губку одновременно. Здесь даже свежий воздух был, что совсем уж кстати!
   - Так же, как и я сейчас. Драконы не спят, для этого им надо спуститься на землю, но люди покоя не дают. Поэтому им проще было стать людьми, сама понимаешь...
   Заснули, как убитые.
  
   11
  
   Меня разбудило прикосновение холодных пальцев. Подскочила на месте, дико озираясь. Проснулась-то дома, хотя и не сразу сообразила, что нахожусь в своей квартире, в Питере. После этого подскочила повторно - меня разбудил призрак.
  
   12
  
   - Да осудят тебя духи предков! - С такими словами сборище колдунов втолкнуло его в тупиковую ветвь коридора. Здесь было тепло, терпимо для организма, поэтому уселся на пол сразу у двери. Подождал, пока волной по стенам прокатилось искревление и затихло на противоположном конце. Из стен выступили духи.
   - Мне все равно, что вы скажете. - Произнес тихо. - Это уже не имеет значения.
   Первой выступила "жена".
   - Хочешь сказать, я зря погибла? - Уточнила она. - Зря защищала драконов вопреки всем предупреждениям этих убийц? Боролась тоже зря?!
   - Ни одного не осталось? - Вторил еще кто-то.
   - Храм рухнул. Они остались там оба. И не откликнулись. Я не знаю.
   - Это еще ничего не объясняет. - Подал голос "брат". - Значит теперь, когда ты один, мы сможем уйти, потому что все проиграно.
   - Давно пора. Слишком долго родню из себя строили, сами поверили. - Недовольно брюзжал еще кто-то.
   Их всех заставил потесниться настоящий Славосвет, погрозил у него перед носом прозрачно- дымчатым кулаком, похожим на комок старой пыли.
   - Я тебе дам нюни распускать! Ты мне за нее ответишь на суде!
   - Не уберег, дед. Не вышло.
   - А чего хотят колдуны? Допустим, драконы забыты людьми так давно, что им ничего не угрожает! - Снова вступила "жена". - Почему они не отпускают тебя?
   - Я не знаю.
   Будь она жива, то побагровела бы от ярости.
   - Я уверена, они что-то знают про Юльку! Потому что... - она осеклась. - Дай мне увидеть ее лицо! Дай!
   Пришлось сосредоточиться. Вызвал в памяти болезненное воспоминание о "ятьском магистре".
   - Спасибо. Обязательно ее навещу. - Она смотрела в глаза, пока не удостоверилась, что до него "дошло".
   Он кивнул. Значит, шансы еще есть - если магистра нет в мире призраков... Но ведь действительно, почему бы колдунам не успокоиться?
   - Все еще уверена, что Юлька исчезла не сама? - Осторожно поинтересовался.
   - Я найду, кто виноват. И буду терпеливо ждать его смерти. - Пообещала она. - Только после этого я тебя оставлю в покое.
  
   13
  
   - Я нашла тебя по его воспоминаниям. - В который раз она объясняла мне, пока я воевала с заварным кофе.
   - Да что ты будешь делать! - Воскликнула я в сердцах, понимая, что или у меня со вкусом проблемы, или кофе окончательно сдох, лишившись аромата.
   - Ты сейчас спишь, и то, что вокруг, - лишь отражение комнатой твоей памяти.
   - Фикция, один словом. - Сдалась я: безвкусный кофе победил. - Поэтому тебе удалось найти меня?
   - Да. Мне нужна помощь.
   - Какого рода?
   - Я не верю, что моя дочь погибла сама по себе. Думаю, ее убили. Помоги мне найти его или их.
   - Я немножко на ином поприще...
   - Ты ее знаешь. Моя дочь - Юлька.
   Села, стала ее разглядывать.
   - Она же человек. Была. В смысле, земной... обитатель...моего мира.
   - Я тоже человек.
   - Нет, кто вы? Имя у вас есть? И как я могу вам помочь, вы же умерли, я так полагаю...
   - Я Лионика, жена Славосвета, достопочтимого короля Русти, павшего в бою при защите Драконьего Стана на Востоке Континенталя.
   - Ять, просто Ять. - То ли представилась, то ли выругалась я с досады, услышав его титул. Славосвет все-таки женат. Грустно. Еще хлеще, что у них смерть браку не помеха. Весьма тонкий этический момент, скажу я вам.
   - Для сохранения жизни, не могу сказать больше.
   - Чьей? - Уловила я намек на подвох. Да и надежда на непойми что вдруг образовалась.
   - Нынешнего короля. - Сказала, как отрезала.
   Так, тпру, ее Славосвет и нынешний - не одно лицо?! Она приложила палец к губам.
   - Вы мне поможете?
   - Но как?! - Я бы рада, ввиду этого обстоятельства, но умирать ради скитания по загробному миру не готова.
   - Мне нужны ваши воспоминания, все, что вы знаете о Юльке.
   - Это ее полное имя? - Оглядывая захламленный стеллаж, уточнила у нее. - Я думала, она в шутку так представлялась. У меня появились вопросы. - Обрадовала я.
   - Я отвечу, если это касается дочери. - Уточнила она.
   - Да. Она, получается, "сбежала" сюда, в мой мир?
   - Мы ее спрятать здесь хотели. От колдунов. - Ее лицо при упоминании скривилось. - Они хотели пресечь наш род за то, что мы учились у высших существ, а не у темных сил. Не уберегли Юльку.
   - Значит, не бред. - Вернулась я со стопками фотографий. Вообще-то это были чисто служебные снимки, распечатанные с камер слежения, чтобы решить спорные вопросы на боях. Поэтому попадались среди них не очень аппетитные.
   - Она вам что-то рассказывала?
   - Мне тогда это казалось сказками: Ниеле, пробившая себе второй исток и вынырнувшая за Болотами, война в Махероне, после которой вновь пришли драконы. Было еще что-то о том, что они потом вновь ушли, но с Запада, а на Востоке подзадержались. Там эпоха "бездракония" началась позже, где-то лет на тысячу. - Я даже остановилась, глядя на округлившиеся глаза королевы. - Все хорошо?
   - Я читаю ваши воспоминания. Вы так заботились о ней.
   - Разочарованы? Думали, я это сделала, а потом вернулась доложить?
   - Но так написано во всех предсказаниях! Придет Ять, чтобы сказать, что дело свершено. Убитых не счесть, крадется месть, напомнит, что забыто давно.
   - У вас толкователей не зря вешают. - Подтвердила я. - Дошли до того, как она погибла?
   Она нервно кивнула. Хорошо, что призраки не плачут. Стала по-новой листать те фото, что я откопала и где "засветилась" Юлька. Скрепя сердце, предложила посмотреть запись с последнего шоу, которое мы проводили, чтобы подзаработать. Лионика согласилась. Смотрели обе молча. Вдруг она закричала, показывая пальцем в экран (во сне все оказалось проще - простыня на стенке сама все показывала, не надо было искать кассету и проигрыватель).
   - Я его знаю! Колдун! Это он! Там!
   Я остановила запись, уговорив сердце еще немного поработать в грудной клетке, а не снаружи, как оно порывалось от неожиданного повышения громкости призраком. Я-то думала, что они сами по себе так тихо говорят, а не потому, что могут неожиданными скачками звука вынести последние мозги.
   - Где? Кто?
   - Да вот же! Щелкает пальцами, в дальнем углу!
   Присмотрелась на медленном воспроизведении. Действительно, как только Юлька впорхнула на брусья, он стал странно прищелкивать, якобы в ритм музыке. Я выключила звук. Один щелчок, перерыв, два быстрых щелчка. Снова один, потом два.
   - Что это значит?
   - Он украл ее душу! - Дымчатое тело призрака поплыло красными искрами. - Вот чем они нас держат - они могут получить доступ к нашим знаниям через нее! Они украли душу последнего из нас! Это они задушили Русть, чтобы выпустить свои силы!
   - Если вы сейчас вернетесь, они все поймут. И, если душа еще у них, то вы ее никогда не найдете.
   Хотя мне-то откуда знать подобное?!
   Лионика попыталась остыть. Теперь и пожар не приснится.
   - Они убили ее! Убили!
   - Убить и похитить душу - одно и то же? - Уточнила я, прокручивая тот момент, как он щелкал пальцами. А ведь я его тоже знаю. Только откуда? Ах, черт, ну конечно же! Это тренер скриппитов, еще до моей победы на ними. Ох, как же они меня ненавидели! Отомстил, значит?
   - Тебе тоже лучше остыть. - Мягко посоветовала королева. - Ты слишком легко поднимаешь на поверхность силу, что освободила в храме.
   - Это разве плохо? - У меня заиграли желваки.
   - Нет, если тебе, чтобы убить муху, понадобится снести весь дом.
   - Колдун, говорите... - Цедила я слова. - Из тех, кто нынешнего короля похитил от храма на острове?
   - Мы их почти не видели ни до того, ни теперь, во дворце - они нам отвели лишь картинную галерею с нашими портретами. Я постараюсь через память короля выяснить это. - Она вздохнула и посмотрела на последние кадры съемки: моя фигура, раскидывая всех, кто стоял на дороге, пробиралась к телу упавшей.
   Глаза Юльки, я знала это не по записи, смотрели в сторону. Мысленно я восстановила процесс, как она двигалась перед падением: вот, она застыла на кончиках пальцев перед прыжком, из которого уже не вывернется. Брусья встретятся с шеей, тело упадет на пол. Так, повтор. Куда она смотрит?
   Начала крутить пленку туда-обратно на максимальном увеличении, пока не убедилась. Лионика терпеливо ждала.
   - Она увидела его. - Отбросила я воображаемый пульт. - Она увидела колдуна, но... - Я растерянно посмотрела на королеву.
   - Но не остановилась. - Договорила она за меня. - Принесла себя в жертву, чтобы предсказание сбылось и ты оказалась в нашем мире. Для нее это было важнее собственной жизни!
   Сон прервался.
  
   14
  
   Зевс сидел на табурете с жесткой спинкой, подобрав ноги. Щипал какую-то черствую то ли фруктину, то ли краюшку и мужественно это жевал.
   - Выспался? - Хмуро спросила я.
   - Если отвечу "да", ты меня покалечишь?
   - Хватит тырить мои словечки. - Огрызнулась я и, на всякий случай, посмотрела по сторонам и на потолок: слизи не было. И голова прошла. Но как же мне было паршиво!
   - Я всю ночь летал. - Поделился он. Я подавила смешок по этому поводу, уселась на второй табурет (по монструозным размерам на "стульчик" он не тянул). Оторвала кусок того, что он жевал, и напомнила, что он вообще-то не ест.
   - Скажи, когда можно будет вопросы задавать. - Попросила я.
   - Уже.
   - Тогда сделай присутствующее лицо, я со стенками разговаривать не умею.
   Он сосредотачивался так долго, что я успела доесть хлеб. "Краюшка" вновь возникла на столе - целая, не щипаная. Когда он просиял, наконец, спросила, не встречался ли он с Лионикой. Зевс, по виду, неожиданно забыл, как его звать.
   - С королевой?! Откуда...? - Заподозрил он что-то.
   - Приснилась.
   Ответ его удовлетворил. По секрету рассказал, что (ну, это он так думает) именно она превратила его в дракона. Хотя, на мой взгляд, это было больше похоже на "вытащила из него вторую суть", чем на "заколдовала" - каким-то образом я уловила разницу. Конечно, почетно, но зачем: был себе магом, равнодушным к "летающим чешуйчатокрылым огнеплюям", а тут вдруг - остался распоследним...
   Пребывание в человеческой шкуре явно не шло ему на пользу: он все больше скатывался в тоску и грусть. Того и гляди, заголосит да расплачется.
   - Отставить. - Вежливо попросила я, но так, чтоб и думать в эту сторону не смел. Быстро изложила ему свой сон, отчего Зевс несколько раз переменился в лице и, наконец, не выдержал.
   - Да эти колдуны всегда со всем воевали или стравливали! Им никто не указ! И Русть они истребляли из чистого удовольствия, весь род изрезали. Просто за то, что те учились у драконов и уважали гармонию!
   - А как в эту переделку нынешний король влез, не в курсе? Кто он вообще такой?
   - Да поди-разбери! - Зевс призадумался. - Сил у него больше, чем у меня, в их общество дьявольское - вхож, имя присвоил такое, что и произнести не всякий возьмется! Но он не такой колдун, как остальные: призраки с колдунами не очень-то ладят.
   - Может, у вас тут еще парочка предсказаньиц на этот случай имеется? Про Ять было, а дальше- то куда бежать?
   - Так ты и про Ять читала! Там, между прочим, написано, что Ять ВОЗВРАЩАЕТСЯ. - Поделился "открытием". - И не просто так, а мстить!
   - Опаньки. - Вырвалось у меня. - А что тебе, говоришь, снилось?
   Он помолчал, явно колеблясь, делиться или нет.
   - В основном драконы. Но к их памяти я получу доступ лишь в драконьем обличье. Предпочту это сделать попозже.
   - Почему?
   - Много буду знать - быстрее помру. Колдуны пытались ко мне в сон влезть. Еще не хватало, чтобы узнали тайну ухода моих предшественников - не в память королевского рода, так сразу в драконью влезут. Обойдутся без этого могущества.
   - Предлагали много?
   - Да всю Русть! Но мне-то она на кой, сама посуди?
   - Ого. Они думают, что она уже у них в кармане.
   - Боюсь, что так и есть. У них, наверное, есть способ влиять на короля. Мы, кстати, его спасать будем?
   - Сомневаюсь, чтобы они одного из своих убивать стали.
   Зевс сосредоточился на какой-то своей догадке.
   - Мне кажется, - вернулся он "из себя", - они пронюхали, что он в сговоре с призраками. Если он нашел с ними общий язык - хотя бы - то он уже намного дальше колдунов продвинулся. Что они могут пообещать ему такого, чтобы он предал бывших правителей?
   - Освободить душу Юльки. - Проскрипела я. - В этом все дело. Раз он рустич, он может быть и с ее призраком связан.
   - И с драконами до кучи. - Подсказал Зевс.
   К выводу мы пришли одновременно: он оберегает Юльку! Это застало нас в расплох - с чего мы это вообще взяли, ни он, ни я так и не поняли. Если он должен был ее охранять и не справился с этим, то призраки сделали из него "замковый камень" - ни выйти из ситуации он не может, ни что-либо сделать. Поэтому понадобилась Ять из предсказания, чтобы противостоять колдунам.
   - Так кого все-таки спасать? - Озадачился он.
   - Чего-то все равно не хватает. - Пожала я плечами. - Драконы исчезли все, кроме последнего тебя. Юлька - последняя из королевского рода Рустичей - погибла.
   - Есть еще нынешний Славосвет.
   - Кем-то благополучно проклятый молчать. - Я вздохнула. - Тогда с какого боку здесь Ять, вообще не понятно, в смысле, я ни к роду, ни к драконам отношения не имею, сверх-магией не обладаю...
   Почему я? Случайно? Или только потому, что Юлька меня знала в бою? И опять же - все так знакомо...
   - Род оборвался! - Осенило Зевса - Остался Славосвет, который еще делает вид, что все прекрасно. Он всех обхитрил! Они его прокляли, чтобы он не мог иметь детей - с таким-то дефектом, а на самом деле там от рода ничего не осталось!
   - Это не надолго. Похоже, они уже достаточно долго под него "копают".
   - Да. Они или его изобличат, или... - У Зевса на мгновение перехватило дыхание. - Или он всего лишь должен выиграть время, пока кто-то не найдет действительно последнего из королевского рода! Кто-то, не связанный по рукам и ногам здешними правилами...
   - Так, попугаище, повтори сначала. Ты хочешь сказать, что вся эта "Сказочка про Ять", как документ, - отвлекающий маневр для колдунов? Чтобы у них не было времени уточнять действительную родословную короля?
   - Нелепость, но выходит так. Ты путаешь все планы своим вмешательством.
   Морду бы набить тому, кто это предсказание составил. Чтоб в следующий раз не повадно было.
   - Так, а моя душа им зачем была? Гораздо проще меня просто пристукнуть. Ну, относительно проще, конечно, но все же...
   - О чем ты только что подумала?! - Глаза у Зевса подозрительно заблестели. - Вот сию минуту!
   - Да ничего особенного. - Удивилась я. - А что?
   - "Кто оставил предсказание", так? - Уличил он меня в головотяпстве. - Все знают, что предсказание оставила Юлька! Перед самым исчезновением! Лионика сделала все, чтобы она не досталась колдунам! - Зевс принялся маршировать по комнате. - Но Лионика была, э-э-э, ее беспокоили только драконы. Ведь в войне на Драконьем Стане полегло большинство королевских сородичей, но ни об одном она так не переживала, как о драконах.
   - Если бы и муж умер, она бы тоже не сильно расстроилась?
   - Муж? - Он споткнулся. - Ты не в курсе про династические браки? - Его голос стал срываться, от собственного ли сумбурного понимания, от моей ли невежествнности - не поймешь. - Неужели, неужели...
   - Объсни уже, в конце-то концов!
   - Ее интересовали ТОЛЬКО драконы! Ты меня слышишь?!
   - И что? Тут их поминают к месту и не к месту! Обычное ваше хобби, судя по всему, - рассуждать о них! Дальше что?
   Зевс умолк и успокоился так же внезапно, как до того сорвался с места и принялся маршировать. Пришлось думать своей головой, а не его.
   - Хочешь сказать, она с определенной целью вытащила твою "вторую натуру" на поверхность? И спрятала, хо-хо, у всех под носом очевидное?
   - Типа того. - Согласился он, с остановившимся взглядом и бледным лицом.
   - Давай на чистоту, какие отношения были между рустичами и драконами? - Потребовала я четкого признания. - На кой ляд рустичи защищали на этом вашем стане БЕССМЕРТНЫХ драконов?! Чем колдуны были им так опасны?!
   - Я не знаю! Я не имею к этому доступа! Это тайна! - Он испуганно отодвинулся от меня. - Колдунам, надо думать, она тоже не досталась. - Поспешил пролепететь он, потому что у меня начались непроизвольно сжиматься кулаки. Ну не выбивать же из него то, что он сам не осознает!
   - А еще им не досталась моя душа. Пока что. Зачем им это надо? Совершенно не вяжется же! И понадобилась Юльке эта "сказочка"! И зачем посторонний влез в войну колдунов и драконов?
   - Король не больше посторонний, чем ты. Я уверен.
   - Так найди на него еще одно предсказание!
   - На него. Ничего. Нет. Ты думаешь, я как на глаза Лионике попался, когда у них полный двор своих магов?! Она меня в архиве библиотеки застала и там же "обратила", словно подгадала встречу... Ее усилиями весь архив выгорел. Вся их родословная. Ее теперь не то, что колдуны, вообще никто не узнает. Назвался правнуком Славосвета - ну и хорошо, коли жив остался! Хоть архиепископом назовись.
   - Дай сюда Юлькино предсказание.
   - Я дракон, а не летающий карман! И только что испепелил целую морскую эскадру и выжег полострова. Так что у меня больше вопросов к тебе, и, заметь, законно обоснованных претензий!
   - Каких, например?
   Он неловко замялся на словах:
   - Ты меня споить пыталась! - Он и впрямь обиделся. - А потом еще такого пинка дала! И нечего смеяться надо мной! А то я всякого насмешника сжечь желаю, нестерпимо!
   Но меня было уже не разогнуть, правда, не только по этой причине.
   - А что там с пророчествами самого короля? - Отсмеялась я и вытерла глаза.
   - Что с ними не так? - Сразу забыл он про свои обиды.
   - Может, он сам их придумывает? - Я хлопала себя по одежде, ища, не затерялся ли где в складках листок. Хоть один.
   - Я требую открыть мысли. - Забеспокоился Зевс, что открытие пройдет мимо.
   - Погоди-погоди. Ну давай, не выкинула же я тебя! - Уговаривала я бумагу. - Ведь, посуди сам, за просто так речь не отнимают. Значит, он о чем-то молчать должен? А что, если в новолуние он вынужден проговориться о том, кто он? Если он говорит правду?
   - И вешал тех, кто это понимал? - Уловил Зевс суть.
   - Ага! - Нашарила я какой-то замызганный клочок. - Сможешь восстановить? - Отдала я ему. Он по памяти восстановил весь текст и принялись изучать.
   - Очень витиевато. - Сдалась я.
   Какие же мозги надо иметь, чтобы разобраться!
   - Обычный стиль. Но сути мало, почти нет. Или выглядит он как полнейшая дребедень, а то и опечатка. Он облегает что-то в пышные фразы и предлагает угадать.
   - То есть ответ может оказаться всего лишь одним словом? А чтобы узнать всю суть, придется отгадать все подряд "откровения"?!
   - Скорее всего. Но тогда это драконий стиль письма - они никогда не давали ответы в лоб, говорили загадками. Это очень тренирует сообразительность, если, конечно, ты действительно пришел к ним с важный вопросом. Если он пустяковый, никто не станет ломать голову, сутками бьясь над разгадкой.
   - Зевс, ты хочешь сказать, что из всей той кучи бумаг, что он наговорил за последнее столетие, сложится всего одно, пусть и длинное, предложение?
   - Если твоя догадка верна, то так и есть. И то - эта фраза вновь окажется загадкой. До конечного ответа можно в течении одной жизни вообще не докапаться! Последний ответ окажется прост и очевиден, но путь к нему научит гораздо большему! - Он преисполнился вдохновения и тут же пал духом. - У нас нет времени на этот путь.
   - Тогда предположи то очевидное, что стоит в самом конце пути. Что может быстро и кардинально решить создавшуюся ситуацию в пользу колдунов?
   - Э-эм... - Он весь в одно мгновение превратился в трепещущее напряжение, словно ответ сам напросился в его голову. - Имя! Его настоящее имя позволит колдунам выбить его из ситуации! Навсегда!
   - Судя по количеству откровений, его как минимум зовут Кетцалькоатль Лабиринтодонт Бонифатьевич. - Тоже удивилась я простому решению вековой загадки. - Я думаю, его противники тоже в курсе и давно не обращают внимание на все его выплески речи. Просто ежемесячно пытают, чтобы узнать имя.
   Зевс непочтительно хрюкнул от смеха, икнул и сжег им же самим восстановленный лист "пророчества", ставшего бесполезным.
   - Тайное имя, обычно, - это вполне может быть и фраза, но примеров привести не могу, сама понимаешь.
   - И когда ближайшее новолуние? Когда он снова будет "вещать"?
   Зевс набрал воздуха, чтобы ответить, но вместо того чихнул и снова что-то поджег.
   "Лучше уж говорящий дракон, чем огнедышащий человек". - Подумалось мне, как-то с драконом уже привычнее.
   - Скоро. - Занял он свое место у меня на плече, в виде мини-дракона, конечно. - Значит, скоро он снова вынужден будет проговорится в присутствии колдунов. Если он утратил надежды на спасение Юльки... и тебя... он может все выговорить. С поправленным горлом-то! - Спохватился он. - Уж в этот раз все растолкуют его слова как надо!
   Мы с пониманием посмотрели друг на друга.
   - Итак, как мы отсюда выберемся?
   - Раз плюнуть. - Сказал Зевс и действительно плюнул - на тончайшей вышивки ковер на стене, за которым оказалась дверца.
   - Вот предстанешь перед владельцем помещения, а тебе счет за порчу обстановки выставят.
   - На тебя спишу - вино дает о себе знать. - С невинным видом чирикнул он, сидя на плече, и нахохлился - предстояло идти в промозглую дыру за дверью.
   - Главное, чтобы было перед кем оправдываться.
  
   15
  
   В голове почти тикало. Время утекало немилосердно. Он уже чувствовал, как горло оттаивает и он сможет и должен заговорить. Теперь, когда все с ним в порядке, ничего другого не останется, кроме как сказать правду. Он не Славосвет. Сообщество терпеливо ждет. Как только станет ясно, что рустичей больше нет... Некому больше будет охранять ворота. И Юльку.
   Лионика вернулась и среди призраков произошло оживление: оказалось, Ять не убивала Юльку, как они думали. Король облегченно выдохнул: мнение, что младшая почему-то пыталась выгородить свою убийцу, развеялось. Но станет ли Ять "мстить", не разобравшись в вопросе, просто за какую-то малознакомую девочку, погибшую у нее на глазах?
   И еще кое-что не давало покоя: не окажется ли вся ситуация многоходовкой, чтобы заполучить саму Ять? Он и сам не мог понять и объяснить, почему эта мысль никак не отпускала. Что вообще способствовало ее возникновению - только ли невозможность проследить Ять до ее... кем же он ей приходится, этот лысый? Может, не стоит задаваться этим вопросом в столь неподходящее время?
   Король сидел на полу в дальнем конце коридора и ждал: где-то часы пробьют наступление новолуния, он поднимется, препоручит себя в чужие руки и перестанет контролировать свою речь, а потом и вовсе потеряет все. Мало им похищенной души, они хотят вторгнуться дальше, на эту сторону.
   И что потом? Убрать с дороги Ять? Или она уже перестанет быть помехой, когда всех призраков, удерживаемых на Континентале насильно, скормят силам зла с мертвых звезд, чтобы те проявили себя на Востоке? Появится новое кладбище на половине материка. Пышное. Чтоб завидовали даже. И почетный караул из приставленного мага у каждого виртуального склепа.
   Как же все запуталось и сложилось в один момент. Так ли бесстрашна Ять?
   Двери резко распахнулись, пропустив солнечный свет с внутренней галереи замка в коридор, и распугав призраков. Юзра довольно улыбнулся на их шипение.
   - Славосвет, даю тебе последний шанс, не вызывая смуты в стране, открыть свое настоящее имя! Скажи мне и я пощажу Юльку, их всех! - Он указал на обе стены, увешанные портретами. - Ты же знаешь, какие силы вызовешь на поверхность, если Троеполье узнает, что Русть обезглавлена! Дай мне спасти ситуацию, прекрати упрямиться! Своим молчанием, уже довольно долгим, ты только оттягиваешь конец! Или ты готов бесконечно жертвовать дорогими тебе людьми?! От Русти сегодня же ничего не останется!!! Какой смысл быть верным этим полудохликам, если уже завтра их станет в сто раз больше! Одумайся! - Видя, что слова не вызымели действия, он перестал упрашивать, как делал каждый месяц с той минуты, как...
   - Я вырву у тебя сердце вместе с именем, клянусь тебе! - Жестко проговорил Юзра, но так и не посмел приблизиться. Измученно он спросил: - Почему ты предал нас, наше дело? Ты был мне как сын!
   - Не дави на жалость, ты и сам знаешь, почему. Я же трус, Юзра! Я отступил в последний момент и отдал ему все шансы меня убить, но он того не сделал! А ты бы расправился со мной в том бою, не задумываясь.
   - Как ты смеешь! - Колдун хотел было сделать шаг к нему, но остался стоять, словно между ними была стена. - Ты просто не знал, что он дракон! Ты выманил часть его знания, но он запечатал твою речь! Отдай знание или дай мне свое имя, чтобы я вытащил эту заразу из тебя, которая заставила тебя отречься от своих братьев!
   - Я знал! Знал! И все равно вышел против него, один-единственный из всех вас. И отсутпил, когда почти победил. Есть что-то ущербное в твоей логике, Юзра, страхом и уничтожением твой вопрос не решить.
   - Вернись к нам.
   - И ты все простишь? - Король усмехнулся. - Прибереги облик доброго пастыря для слепцов из твоего стада. Я ничего тебе не скажу. Все и всё узнают не раньше назначенного срока.
   - Не пытайся выиграть время! - Юзра снова разгневался. - А как ты заговоришь, если я принесу тебе голову этой Ять?! - Он сощурился, буравя глазами Славосвета, но тот спокойно ответил на вызов открытым и прямым взглядом. Тогда Юзра сменил тактику:
   - А хочешь, она будет твоя?
   - Нашел, чем искушать, она и так моя. - Произнес он, а про себя добавил. - Даже больше моя, чем сама считает.
   Юзра ушел, полосуя стены молниями от злости.
   Славосвет устало выдохнул. Юзра и впрямь готов был пойти на это, если бы не необходимость представить живого короля народу, отсутствие которого не так-то просто объяснить. Необходимо было массовое разочарование людей в роде правителей, очернение и обвинение их во лжи.
   Лионика присела рядом и утерла проступивший у него на лбу пот.
   - Хорошо держишься. - Веско сказал настоящий Славосвет.
  
   Юзра напустил духов, призраков, демонов - чтбы измотать, но древний род Хранителей встал на защиту. Какой был прок бессмертным драконам в "короткоживущих" людях-хранителях, мрущих в битве с потусторонними силами и себе подобными? Они и сами не знали, может быть, таково было равновесие - необходимость передавать некое, всегда существовавшее, знание ограниченным, смертным формам.
   Просто они так давно жили бок о бок, что иное и не подразумевалось, - враг стал общим. Но кто знает, может, это и было предельное посвящение, о котором он только слышал. Но он-то выступал на стороне нападавших и готов был до смерти сражаться с потерявшими вдруг весь страх учениками драконов.
   Когда он ступил на ринг, то уже знал, что он больше рустич, чем, собственно, колдун. И ему предстояло побороться с вочеловеченным драконом. В ту секунду, когда вопрос с победой был почти решен не в его пользу, человек-дракон отступил и между ними случился какой-то сговор. Ему раскрыли глаза и опечатали рот. А он предупредил о грядущих бедах. В залог дракон отдал свою память и силу называться "Славосветом".
   Естественно, лишить дракона жизни в человеческом воплощении можно, но он этого не делал! Это было подло подстроено своими же, решившими, как и его соратники относительно него, что он их предал. Из него же силой выпытывали знание - то ли секрет силы драконов, то ли способ прохождения врат этого знания, которое открывало доступ ко всему Востоку, подчинявшемуся только драконам. Он сам не мог понять и осмыслить, что настоящий Славосвет вложил в него, только после этого стало невозможно воевать ни за тех, ни против этих.
   За "трусость" ему запретили появляться на острове, где развернулись последние схватки войны. После принятия короны в качестве опекуна Юльки, этот запрет поддержали остальные королевства и распространили вообще на всю Русть, как, якобы, убийц драконов. И это при том, что они стояли насмерть за своих учителей! От колдунов он отдалился, поскольку попытался удержать Русть от поглощения Троепольем, присвоившим себе силу острова благодаря тому же колдовскому братству. Колдуны были на готове все эти годы и сила была им нужна только для преодоления магии королевского рода. Надо понимать бешенство Юзры - один из них стоит у власти, но не дает ею воспользоваться!
   И этот сговор... даже после того, что он натворил, дракон пошел на это! Это оставалось за гранью понимания, пока, уже став на место короля, он не узнал про Юльку. Славосвет предвидел, что не сможет ее защитить? Или сам спровоцировал охоту на нее своим предательством по отношению к остальным членам рода? Насколько же далеко он видел, если припас фальшивое письмо к "внучатому племаннику", якобы уцелевшему в резне у Драконьего Стана? Постепенно, к нему в жены "приписали" Лионику - память у людей короткая, скоро его даже стали изображать похожим на Славосвета.
   Но колдуны-то знали. Они выследили Юльку. Пока он ее опекун, ее душу еще можно освободить. Продлится это недолго. Дальше - полнейшая неизвестность.
  
   Вернуть бы тот бой и отказаться от всей его памяти, запихать обратно в драконью голову... Он осекся. Их же не осталось. Столько веков мудрости, которыми ни он, ни люди воспользоваться не могут, и все для того - чтобы просто сохранить, без возможности передать?! Он удивленно посмотрел на призраков. Лионика кивнула.
   До смешного просто: один передает знания в пригодный сосуд, другой - точнее другая - саму метаморфозу! Но должно быть что-то еще, замыкающее! Оно должно было быть на острове! Поэтому рустичам на руку было, что им запретили там бывать - оно не досталось не тому человеку. А троепольцы, должно быть, проходили мимо и даже не знали, что это надо искать, поскольку найти это мог только дракон... Зевс!!!
   - Хитра ты... - Настоящий Славосвет посмотрел на супругу. - Не зря выбрал.
   - А то ТЫ выбирал. - Веско заявила она. - Но без Юльки я не уйду. - Она снова обратилась к нынешнему королю. - Ты представляешь, зачем она им может понадобиться? Они же видели и Ять, и дракона.
   - Догадываюсь. - Ответил он, более чем печально.
   За него ответил кто-то из призраков:
   - Выбирать заставят, между живой и мертвой. Но их обоих надо сберечь!
   С потолка на пол шмякнулось нечто мелкое и мохнатое и завернуло что-то из разухабистого русского творчества. Правда, его падение отозвалось во всем замке раскатистым гулом и вызвало дрожание стен, будто на пол упал башенный купол. Такого веса нельзя было заподозрить за комком шерсти и чешуи, запутавшемся в собственных крыльях.
   - Я не помешал беседе? - Спросил гость, с трудом выпутывающийся из собственных лап, который очевидно не видел никого в помещении, кроме короля.
   - Сила да вернется к истоку! - Первым делом повторил Славосвет услышанное над своим ухом во время возвращения сил к Ять и лишь затем позвал. - Зевс?
   Король не верил своим глазам, как у зверька начался непроизвольный рост массы, и осторожничал с воодушевлением, видя что тот становится человеком. Попытавшись на ходу вспомнить что-либо из истории драконов, обнаружил в памяти приличных размеров дыру. Он помог перевоплощающемуся дракону подняться, стараясь удержать того на ногах, - тот явно не ожидал такого "приема".
   - Я все объясню! - Еще писклявым голосом попугая выдал Зевс, неожиданно увидев достаточное количество призраков вокруг себя.
   Приведенное формулой в движение спящее свойство жидкости, выпитой им на острове, ударило по сосудам, отчего его всего зазнобило. "Забвение" спало, открывая память утерянному было знанию, делая единым его и носителя. Зевс мучительно потянулся, хрустя всеми костями и стал даже несколько выше. После чего он с облегчением выдохнул, выпуская тонкую струю огня. Ему все еще требовалась поддержка, поскольку он с трудом стоял на ногах.
   Неожиданно на пороге возник Юзра, готовый молнией поразить незваного конкурента на власть, пока Зевс был откровенно слаб и беспомощен. Король вскинул руку и, пользуясь старыми навыками, выбросил Юзру за дверь, захлопнул ее и опечатал. В то же время Зевс, обведя всех удивленным взглядом родственника, только что узнавшего, что у него теперь есть большая семья (не смотря на то, что мертвая), подобрался, оглянулся на сотрасающуюся дверь, готовую слететь с петель, подпрыгнул и... Король еле успел пригнуть голову, чтобы не получить длинным хвостом по голове.
   Он завис в воздухе как раз вовремя, чтобы окатить огнем прорвавшихся внутрь Юзру со товарищи. Движением рук, словно срывая с поверхности стола вверх ткань, король выбросил нападавших на открытую галерею, из которой они пожаловали.
   - Где она?! - Не пойми кому прокричал он: Юзра и остальные весьма качественно прожарились. Зевс вочеловечился и приготовился было следовать за королем, который тут ориентировался, но на дороге у них возник еще один колдун, пропустивший самое веселье.
   - Это он! При свидетелях клянусь, это он! - Узнала убийцу Лионика.
   Что-то в воздухе прокатилось, как плотная стена жара, и запечатало призраков на их местах в портретных рамах. Коридор следом превратился в цилиндрический зал с выложенными зеркальной мозаикой стенами, полом и потолком. При этом свет был настолько ярок со всех сторон, что при малейшем движении в глаза бросались сотни солнечных зайчиков.
   - Вы застали врасплох Юзру, но не нас. - Начал вещать колдун на противоположной стороне залы. - Скоро, стараниями Юльки, мы заполучим душу Ять и тогда уж нас никто не сможет остановить. Все царства будут наши!
   За его спиной появилось еще несколько пособников. Король впервые увидел тайное ядро ордена. Или только достойную смену Юзре?
   - Да на здоровье! - Услышали все голос Ять. - Только позвольте, господа, вам кое-что объяснить.
   "Как? Как она собирается проникнуть сюда, в замкнутую иллюзию?!" - Успел подумать Славосвет. - "Ее никто не мог этому научить, если только это не ее умение от рождения! Но!.."
   Дверь поддалась первым двум ударам топора: их словно вырезали из зеркальной стены и опрокинули внутрь. Король, конечно, знал, что они где-то есть, но и ему самому щели пришлось бы искать добрые сутки - сквозняк в ловушке отсутствует.
   - Мне плевать, что вы задумали и зачем вам моя душа, но мне нужен убийца. Совершаем обмен. Немедленно.
   - Какой убийца? - Прошел ропот за спиной колдуна.
   Славосвет не к месту был неприятно удивлен - весь орден не знал, что творят некоторые его члены! Какой волей и силой надо обладать, чтобы держать все махинации в тайне! Означает ли это, что и Ять ему по зубам?
   - Не хотите по-хорошему? - Голос был обманчиво благожелателен и спокоен, оттого паника в рядах горе-магов только усилилась. От колдуна попятились.
   - Это он!!! - Донесся слабый голос Лионики, который тут же подавил безымянный колдун, сжав амулет на груди. Довольно рефлекторное движение, которое не осталось незамеченным.
   - Я знаю твое имя. - Направилась к нему Ять, на ходу перехватывая топор для удара.
   Колдун встал в устойчивую стойку и попытался нанести удар первым, полы его плаща вздулись, но ничего не произошло. Славосвет задушил шаровую молнию в зародыше и разрядил заряд в темное пространство за дверным проемом.
   - Экран. - Уже совсем не ласково вынсла Ять вердикт, выбрасывая соратников колдуна за внешний край, предоставив разбираться с ними Славосвету и Зевсу.
   Тот, как только понял, что до Ять не достучаться и не передать ей важную информацию, сосредоточился на бросившихся врассыпную пособниках: спешно подойдя к стене, оттолкнулся от нее ногами и в воздухе, сшибая зеркала со стен, развернулся во всю драконью мощь. Быстро сделав круг под сводами, он перекусил струйку зеленовато-черного дыма, обвивающую короля, и поспешил догонять беглецов. Когда он пересек иллюзию, просто исчез из виду.
   Славосвет воспользовался передышкой, стянул "дымного" змея с шеи и намотал на локоть. Продолжая отмахиваться от змея, выпускающего кольцо за кольцом из посоха одного из колдунов, самого старого, который заведомо знал, что ему не убежать, он преблизился к его источнику и перехватил посох выше руки хозяина. Змей захирел и отвалился.
   - Юзра сглупил, не поверив, что не ты основное препятствие! Во всем виновата его недальновидность. - Старик, что управлял змеем, ничуть не раскаивался, меряясь взглядами с королем.
   - Вам же предсказали, - с силой вталкивал слова Славосвет в сознание колдуна, - что погубит вас не колдовство, а воровство. Не ту душу взял себе Влад. Сосуд у него?!
   На каждом слове короля в теле старика образовывалось рваное отверстие - он не рискнул отправиться в ловушку вместе с телом, что, с одной стороны, его страховало, с другой - делало абсолютно уязвимой его душу. Тупая самонадеянность!
   Влад, что стоял внутри экрана, мучительно осознавал, что никакая магия внутри <ять>ского купола не работает.
   - Бывший магистр Ять... - Лился из него яд. - Я давно тебя жду! И все предусмотрел, поверь мне!
   - Это вряд ли. - Усмехнулась Ять. - Тебя едва хватило, чтобы настроить скриппит против меня.
   - Да что ты понимаешь в могуществе! - Его голос неожиданно дрогнул, словно его на секунду одолело сомнение, словно... он проверял, так ли это. - Если бы не ты, здесь давно уже все поменялось! И эти дурочки там перестали бы вести себя, как последние оторвы!
   - Тебе всегда не везло с женщинами.
   Свободной рукой Ять стала прищелкивать в знакомом ритме.
   - Ты четко помнишь этот момент, Влад? Он отпечатался у тебя в голове? Ты помнишь, что происходит с каждым под этим куполом, чья победа добыта хитростью и обманом?!
  
   В громоотвод на башне замка ударила молния и верхушка просто взорвалась, поскольку напряжение внутри замка ничуть не уступало природному разряду. Дракон, маневрируя под потолком и обрушивая на головы перепуганных колдунов массу камней, вывороченных из стен, продолжал гонять их, как вшивых по бане. Взяв хорошую скорость и догнав большую группу орущих от страха колдунов, он обрушил на них жидкий огонь.
   - Что надо делать с сосудом?! - Влезал Славосвет в сознание противника. Он не мог вспомнить, как того зовут, но и это не могло уже помешать вламываться в его сознание сквозь зрачки, буквально разрывая их. Белесая радужка глаз колдуна вспыхнула алым от сопротивления, но силы были не равны - старик вскрикнул, отбросил посох и попытался исчезнуть.
   - Отпусти! Ты никогда не был убийцей и тебе им не стать! Ты слаб! Даже со всем знанием драконов ты бесполезен! Тебе никогда не подняться по силе до великого Коракса!
   Земля начала ходить ходуном от одного упоминания имени основателя ордена, колдун сам испугался своих слов - Коракс исчез незадолго до появления Славосвета в учениках, а ученикам имена не положены - они могут назваться кем угодно лишь только после посвящения на ринге! Страшная догадка мелькнула у колдуна:
   - Пощади! Кем бы ты ни был!!!
   Но король уже вырвал из памяти умирающего старика все, что ему было надо знать, однако передать Ять информацию возможности не было: она не только отгородилась от всех помех, но и бросилась в атаку, воспользовавшись тряской в замке и тем, что Влад беспокойно бросил взгляд на борющихся короля и колдуна за экраном. Уж ему-то было хорошо известно, что может вызвать такое разрушение.
   Началось не только форменное землетрясение, оглашенное криками последних перекусываемых Зевсом беглецов, но и абсолютно необъяснимое движение деревьев за окном - их ветви с размаху врывались в оконные проемы, словно в намерении разобрать замок по кирпичику.
   Славосвет, выронив из рук бездызанный образ колдуна, ощутил странный обруч на своем лбу, ставший видимым, который мешал призывать бьющие в выступы замка молнии, мешал привлекать деревья, которые - он знал это всем собой - лезли к нему на помощь и на защиту. Собственное имя стало ощущаться чужим и подавляющим. Он отметил странное довольство Влада, в котором узнал своего первого помощника - это он запретил ему даже думать об основателе ордена и тайных планах обмана драконов...
   Ощупав обруч, нашел на нем след когтей дракона - вот он, их сговор с ними - и все будет как он того пожелает! Сговор заставит подчиниться Зевса - это связь имеет обратный ход! У Влада - Юлька, у него - Ять! Почти готово! Посмотрев на женщину за экраном, он наткнулся на жесткий взгляд. Так смотрят только враги. Что ж, если он только что подписал Владу смертный приговор, - так даже лучше.
   Неожиданно тонкий голосок позвал его именем Славосвета. Голос Юльки полоснул так глубоко, что он схватился за голову, - обруч сдавил виски, словно до этого ему раскроили череп и теперь только он держал куски вместе. Перед глазами все поплыло, что творится вокруг, он видеть перестал, отчего еще больше разозлился, - осталось совсем чуть-чуть! Он зарычал от беспомощности - второй видимый обруч сговора прижал его плечи к бокам и сжал до хруста костей.
   От его усилий вырваться с помощью сил, ему подчиненных, в замке повзрывались одна за другой гигантские люстры.
   - Плохо дело! - Успел подумать Зевс, маневрируя между ними и ускользая за поворотом от града осколков. Там, правда, его поджидала самая большая из них, - она стала рушиться прямо над крыльями, разрывая перепонки. Зевс прямо в падении "сдулся", превратился в попугая и укатился за выступ стены, которая хоть как-то укрыла его от стеклянного дождя. Стремительно теряя силы, он превратился в человека и потерял сознание.
   Король собрался из последних сил и постарался разглядеть, что делает Ять, но это никак не удавалось - его обступили призраки, в руках у настоящего Славосвета был меч. Если Ять победит, если она одновременно со Славосветом нанесет удар... Он уже приговорен сговором! Его обман раскрыт!
   - Я-а-а-ать!!! - Король пытался ползти, хоть как-то докричаться до нее. За ним неотступно следовал Славосвет, кончик клинка пронзительно царапал зеркальное стекло - этот звук ассоциировался только с одним - со смертью, которая процарапывалась до него. - Сосуд!!! Он у него!!!
   Драконы умеют помогать исполнить обязательства. Проблесками зрение стало возвращаться у нему: Ять уже повергла противника на землю и готовилась отрубить ему голову. Она смотрела только ему в глаза. Влад, весь в крови, успел поседеть, поскольку ему неоткуда было ждать помощи - при попытке нарушить сговор, король обрек себя на "связанность по рукам и ногам", которая гарантировала, что скорее его ребра пронзят сердце, чем он нарушит слово.
   Третий обруч приковал его кисти к бедрам. Он только и мог, что сопротивляться нарастающей боли сдавливания. Лежа на спине, запрокинув голову, весь выгнутый и вздыбленный, с красной от напряжения шеей, с проступившими венами, он пытался противостоять сам себе, обрести контроль над пожирающим его темным началом. Оно сочилось из-под обручей и стен, оно капало с ветвей и текло к нему, давая силы сорвать обручи.
   Неожиданно его взгляд словно перевернулся, он перестал видеть себя пленником, а увидел вокруг себя, за стеной призраков, целое темное полчище тварей, тех самых, с мертвых звезд, которые требовали дать им обещанную пищу. Славосвет и остальные стояли возле него, пока он, как приманка, опрокидывался в пропасть, подвешенный на обручах, весь скованный. Он обещал темным тварям пищу и место для разгула на Континентале и теперь, если он нарушит слово, его самого уничтожат.
   А драконы... спасали... его?! Он увидел сквозь мрак внизу тонкий шпиль такого же замка, в котором обитал его орден. Если призраки отпустят его, он окажется пронзенным насквозь. Он дернулся и снова оказался в зеркальной зале. Не только душа Юльки, но и его в руках бывшего магистра...
   Теперь все зависело от Ять, но она никого не слушала. У нее была только одна задача - отомстить за Юльку и на побочные задачи времени у нее не было. Гром бури за окном, взрывы стекла, треск деревьев и начавшийся пожар заглушили все звуки и стоны, однако даже сквозь них пробился звук скрипок. Их волшебная музыка врезалась в какофонию звуков и придавала страшной трагедии невыносимо прекрасную гармонию.
   Решивший, что начал бредить, король увидел выступившие из экрана четыре фигуры со скрипками у плечей. Они только на секунду отвлекли его от полностью остановившегося взгляда Влада, потерявшего свой рассудок в лицезрении той же картины, что открыли ему драконы. Но тут же колдун ударом ноги был перевернут лицом к Ять и ее рассекающему воздух лабрису. Король хотел позвать ее, но из горла вырвался только знакомый хрип и скрежет.
   К хрипу добавились другие звуки, что хлынули в его сознание: крики Лионики, царапание меча Славосвета по стеклу, вопль Влада, слабое биение сердца Зевса и жадный, дружный, победоносный рев Бездны с раскаленным шпилем замка в глубине ее спасительного мрака. Он не выдержал и закричал, ощутив начавшееся соскальзывание, переходящее в свободное падение, - он бы все отдал, чтобы, как Влад, лишиться ясности ума.
   Музыка резко оборвалась вслед за коротким ударом - топор воткнулся в пол и застрял аккурат между зеркальными пластинами. Четверо опустили скрипки в полнейшей тишине: ни грома, ни молний, ни шороха ветвей снаружи не доносилось. Только мерное потрескивание огня в отдаленных частях замка. Единственное, чего не хватало - пения освобожденной души.
   Ставшая видимой Лионика упала на колени и закрыла лицо.
   Пот катился с лица Ять просто ручьями, а выражение на нем было такое, словно она увидела то же, что и король секунду назад. Она посмотрела на него, качнулась, выпустила топор и рухнула. Король, как полуразорванная гусеница, лежал на полу и тяжело и мелко дышал: обручи не давали вдохнуть полной грудью, стискивая так, что любой мужчина бы не выдержал - казалось, что все пошло прахом и это лишь обманное затишье. Обнадеживало, что Бездна неожиданно перестала тянуть его вниз, потеряв всякую власть над ним, - драконий сговор оказался сильнее. По крайней мере, он всеми силами хотел в это верить.
   Долго стояли скриппиты, в нерешительности держа скрипки и смычки, словно своим отточенным слухом пытались расслышать некий звук. Пока же только неожиданное хныкание и полудетский плач Влада нарушили тишину. На его шевеление оглянулись все, даже призраки: пугливый, как мелкая зверушка, потерявший всякое человеческое разумение колдун испуганно жался в угол.
   Наконец, четверо скрипачей, пусть неуверенно, словно им только показалось, поднесли скрипки к подбородкам. Взмыли смычки. Но вместо музыки полился горький плач Лионики. Четыре фигуры окаменели с поднятыми смычками. Замок немного тряхнуло, топор завалилися на бок и звонко разбил внутреннюю капсулу амулета, до того болтавшегося на шее Влада.
   Изнутри что-то вытекло. В залу ворвался порыв ветра, который снес иллюзию, как туман с поверхности моря. Постепенно ожили скриппиты и заиграли мелодию, накатывающуюся волнами, все ускоряющуюся и приводящую в движение разрушенное пространство вокруг.
   Легкий, как едва уловимый аромат, смех окончательно утихомирил буйство природы за окном. Почти невесомые шаги пересекли коридор и замерли около воспрявшей Лионики. Солнечный свет заиграл на тысячах зеркальных пылинок. Призраки стали медленно таять на границе света и тени. Юлька обернулась и помахала появившемуся в дверях Зевсу, хромающего в их сторону. Он слабо улыбнулся и присел рядом с королем, чтобы снять обручи, - он имел для этого и полное право, и силы. Юлька же подошла к Ять, чтобы попрощаться, но отвечать на вопросы не стала.
   Как, недоумевала Ять, она поняла, что надо делать? Как удалось увидеть то, что видел король? И, главное, - не потерять над собой контроль при переполнявшей ее ненависти и злости к Владу?! Она точно знала, что намеревалась покончить с ним самым изощренным методом.
   Влад, кстати говоря, при виде Юльки взвизгнул и бросился бежать прочь без оглядки (как оказалось после, не только из замка, но из Русти). Юлька же догнала родителей, ждавших ее у самой границы светового луча - все вместе они растворились среди пылинок. Одновременно с их исчезновением, скриппиты прекратили играть, сложили скрипки в чехлы, закинули их себе за спину и тоже подошли к Ять, подбирая по дороге ее топор.
   Лже-Славосвет тоже хотел подойти к ней, но не мог двигаться без помощи Зевса, который, закинув его руку себе не плечи, повел совсем в другую сторону. Обернувшись, он увидел, что четверо девушек поднимают ее тело, кладут сверху топор и исчезают.
   - Я думал, что ты меня на острове им сдал за ненадобностью. - Хрипло произнес король. - Выпьешь дряни и адьё.
   - Опять претензии. - Зевс отмахнулся. - Я и сам не до конца верил, что все делаю правильно. Сам-то хорош. - Кивнул он на тело колдуна, из которого Славосвет всю душу вытряс, чтобы узнать, где держат Юльку.
   - Нечего было змею мертвецов с собой таскать. - Король пнул посох. - Да и догадался он... Куда они Ять унесли?
   - Домой. Что делать-то теперь будем? - Вдохнул Зевс свежий воздух на парадном крыльце и посмотрел на стены разрушенного замка. - И как тебя звать теперь, Величество?
   Король хотел повторить вдох Зевса, но грудная клетка предательски заныла.
   - Отстань.
   - Я, кстати, официально отказываюсь переходить на прежний язык. "Соблаговолите, Ваше Величество, высочайший из рода Русть, в знак примирения с рабом вашим, в народе именуемым Зевсом-попугаем, имя свое обозначить, в общих чертах хотя бы. Да не обозлитесь на смиренную просьбу дурака." - Передразнил он и сплюнул.
   - Соблаговоня... воляю. - Подыграл король. - Благо новолуние к сему душу мою весьма располагает. Имя мое, веками скрытое, означает мрак черного пера вестника дурных вестей и перемен, мелькнувшего в ночи в блеске трех полных лун. Имя мне - Королевский Ворон, Коракс Вран.
   Зевс замер в напряжении - все знали, кто такой Коракс и дела его ордена в Русти и за ее пределами. Один из тех, кто развязал войну против драконов и Хранителей, а потом оставивший всех и полнейшую смуту после себя.
   - Теперь можно его не скрывать. - Он испытующе посмотрел на Зевса. - Ты же видел сговор и, будет желание, заглянешь, от чего они меня удержали. Не вздумай во мне усомнится, а то мне Ять не видать. Ну! Это же я.
   - Если это ты, то я вообще не понимаю, как нам удалось совершить все сегодня. Где гарантия, что ты не ввергнешь нас в новую войну?
   Коракс весь затих и словно присмирел:
   - Ты бы знал, как на меня Ять смотрела, когда я поддался. И что меня ждет по ту сторону. У меня есть ты, к тому же. Зевс!
   - Что?
   - Верь мне! - Почти веселясь сказал Коракс. - Сговор со мной на всю жизнь и снять его может лишь живой дракон! Славосвет изрядно подстраховался, когда я думал обдурить его и воспользоваться вашим знанием против вас. И сегодня он тоже был совсем не против прихватить меня следом.
   - Теперь-то я спокоен за свою жизнь. - Зевс вновь подставил плечо королю и помог ему спуститься с лестницы на дорогу, по которой им предстояло идти пару часов, чтобы оказаться в городе. - Но согласись, без Ять разрешить противостояние было невозможно. Везучая она!
   - Что удивительно сверх меры, не находишь? - Коракс не мог отделаться от ощущения, что иномирец не так прост, как хочет показаться. Словно какой-то отличительный "знак", который он непременно узнал бы, как сильный маг, она специально оставила на своей стороне.
   - Да. И как она только Влада не убила? Ей же никто ничего не успел объяснить! Страшно представить, как и чем она рисковала. Ее ничего не волновало, кроме его смерти, и все-таки она справилась!
   - Она ж трезвая была! - Припомнил Коракс.
   Дружный хохот огласил окрестности.
   - Кстати, могу я погостить во дворце, а то мне столько вспомнить надо... Архив восстановить, тебя с трона свергнуть...
   - Оставайся. - Он неожиданно погрустнел. - А если не вернется? Она же видела, кто я.
   - Вообще-то она от меня без ума, так что вернется! - Медленно ковыляли они по лесной дороге мимо кое-где сожженных и поваленных деревьев, навстречу по которой уже неслась пустая повозка с четверкой лошадей. Лошади убежали, когда началась буря и теперь возвращались к хозяевам.
   - Ты там всех пережарил? - Поинтересовался Коракс, забираясь на козлы с другой стороны от Зевса. - Там все чисто?
   - Чисто?! Копоти под потолок, все в обломках и стекле, внутренний двор напоминает каменоломню. Подари халупу Троеполью, ее уже не восстановить.
   - Да, советник Зевс, обязательно так и поступлю.
   - Жалованье не забудь. - Просопел он, превращаясь в дракончика и сворачиваясь калачиком на скамье.
   - На кой попугаю жалование? - Подобрал Коракс поводья и стал править домой.
  
   16
  
   Проснулась с лучами солнца, вползающими в квартиру. Скриппиты, упившись после концерта, спали вповалку. Если бы не знала, что их всего четверо, решила бы, что у меня ненароком остановился табор. В квартире - в моей, прошу заметить, - царил полнейший развал, если не сказать разврат. "Остатки царской роскоши", местами обгоревшие скрипки... Что здесь творилось? Все мобильники коллективно плавают в вазе. Мы что, пили неделю или за одну ночь все так замусорили?
   - Где Мамай? - Осведомилась я, отыскивая кофе и сигареты во всеобщем хаосе. - Не иначе как он был на разогреве.
   Выползла сначала Яна, за ней Марфа со Светкой. Последней приползла Елизавета. Королевское достоинство на опухшем лице последней изобразить не удалось, поэтому она скромно проблеяла "ко-о-о-офе мне, срочно".
   - Да делаю я. Что здесь было? Мы кого-то убили и решили спрятать улики, уделав всю квартиру?
   - <Ять>, хватит умничать, дай кофе.
   - Сухого только, погрызть. Не видишь, что ли, что грею?
   - Нет, ты правда ничего не помнишь? - Вяло, но все-таки удивилась Янка.
   - Стала бы я спрашивать.
   Они вкратце пересказали то, естественно, что знали сами. Я рассыпала кофе по всей кухне.
   - Ну вот, - трагически возопила Светка, - теперь мы знаем, кто тут все уделал. - Филососфски закончила она, отмечая кончину кофе.
   Все четверо посмотрели на пол. Лица у них были такие, словно это было распоследнее кофе на земле, которое могло бы спасти им жизнь, но слизывать его с заляпанного пола они категорически не согласны. Я повторила маневр с пачкой и снова принялась варить "срочнокофе".
   Девчонки к тому времени скинули лишнее со стола и приготовились к поглощению утреннего напитка богов. Между делом привели себя в относительно правильный внешний вид, а то выглядели так, будто только- только с шабаша ведьм вернулись. Впрочем, чем, если не магией, объяснить, что они прямиком с концерта оказались в замке?
   - Мы пили неделю? - Приготовилась я услышать более реальные и значительные сроки.
   - В последний раз, когда ты вернулась в сопровождении призрака, и передала через дезорга привет, мы не успели это отметить. Свалились в обморок сразу после его ухода. - Поведала Марфа. Вот уж за кем, так это за ней такого свойства не водилось. Значит, искали.
   - Мы всегда знали, что ты со странностями, но чтобы так... - Добила Лизка.
   - Лишу кофе. - Пригрозила я самым веским аргументом за то, чтобы жить, сегодняшним утром. Или днем?
   После первой чашки я вспомнила, почему мы так редко встречаемся: взглядом, полным скорби, обвела я раскинувшийся кругом развал.
   - Ой, ладно тебе! Можно подумать, в-первой! - Засобирались они на самолет. Шустро вызвали такси и даже, насколько мне показалось, успели-таки к назначенному времени.
   Мысленно сосредоточилась и раскидала все на свои места. Нашлось много лишнего и каких-то запчастей не известного назначения. Все прямиком в мусорку, чтобы не искушать себя выяснением. Зазвонил телефон.
   - Ять, это Лиза. Ты не знаешь, что мы пытались выжечь на скрипках? - Она была на грани священного ужаса.
   - А что там? - Ничего не припомнила я.
   - Ну... - Она замялась и понизила голос. - Тогда скажи, что значит "Здесь был Зевс"?!
   Вместо ответа я расхохоталась, да так, что не остановиться, и впечаталсь в старый шкаф, который все никак не могла собраться выкинуть.
   - Да ну тебя! - Обиделась она и отключилась.
   Со шкафа соскользнул листик. Ну надо же, "Сказочка про Ять", кто бы мог подумать... Интересно, о чем это может быть?
  
   17
  
   - Вернулась! И правда вернулась!
   - Зевс, ты мне за скрипки ответишь! Скриппиты меня едва не порвали!
   - Да что вы все приветствия с претензий начинаете! Что за мода! - Он сплюнул и поджег свою же мантию.
   - Зевс, это уже шестая. - В спальню вошел Коракс. Дракон обратился в то, что положено по сути, и отскочил подальше от короля. Тот, меж тем, подошел ближе и сел на край постели.
   Забавно просыпаться не в своей постели и даже не в своем мире.
   - Приветствую, сударыня бывший ятьский магистр. - Вежливо произнес он, касаясь моей руки губами. - Король Русть, Коракс Вран, приветствую вас на нашей земле.
   Я откинулась на подушку.
   - Я попала в дурдом. Мало мне скриппитовской побудки, можно подумать!
   Эти двое, не стесняясь, заржали в голос. Потом они мне долго и обстоятельно все рассказвали, с удовольствием отказавшись от уховянущих оборотов речи и даже сдобрив ее кое-чем из моего языка, чем смутили еще больше. Говори они по-своему, я бы состарилась раньше, чем они закончили. С облегчением узнала, что Юлька и правда свободна, что мне не померещилось. Потом Зевс смылся под предлогом "распорядиться об пожрать".
   - Значит, теперь ты Коракс. Шикарно, когда предстоит следующая смена амплуа?
   - Ты собираешься меня покинуть, если я снова стану кем-то еще? - Притянул он меня к себе за невесть откуда взявшуюся на мне ночнушку.
   - И все же? - Не давала я себя спокойно расцеловать как следует.
   - Тебе не все равно, как меня звать? Я же не допытываюсь, как тебя звать на самом деле.
   - Позволяю допытываться! - Сделала я широкий жест и спрятала лицо в складках его рубашки.
   - Ну, тогда и ты начнешь вопросы задавать, верно? - Он погладил меня по волосам.
   - Я и так начну их задавать.
   - Я придумаю что-нибудь правдоподобное. - Он поднял мое лицо за подбородок. - Ну, или снова начну говорить загадками, если будешь приставать сильнее обычного.
   - О, да, я буду! - Торжественно пообщела я, подставляя губы, но, так и не дав до них дотронуться, продолжила. - Кстати, Русть теперь столица?
   - Вообще, да. Причем, всего Востока. Но это пока не официально - голосование остальных королей будет только в следующем году. Там какие-то подковерные тонкости, однако Зевс убедителен уже сейчас. Помолчи, пожалуйста, хоть минуту!
   - Тонкости связаны с очередным предсказанием? Пообещала вернуться твоя жена?
   - Она была не моей. - Он все же обнял меня, мешая переодеться, смирившись с тем, что молчать особо я не планирую.
   - Точно?
   - Угу.
   Тут я на минуточку испугалась, что он глупость скажет в духе "будь моей, пока смерть не разлучит нас, и после нее тоже будь", но он предложил мне вполне сносную должность при дворе, чтобы появляться изредка. Такая вот командировочка организовалась.
   - Магистром чего? - Уточнила я.
   - Просто магистром. Не придумал еще.
   - Плохо готовился.
   - Ждал сильно, не до этого было.
   Наше милое общение прервал вусмерть перепуганный дракон. Мы уже почти за сердца похватались, опасаясь какого-нибудь кошмара, но он сказал:
   - Эти, твои, со скрипками, - здесь! Ищут Зевса какого-то. Не знаешь, кто бы это мог быть? А то они ТАКОЕ обещали с ним сделать!
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"