Миштофт: другие произведения.

Атлика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Далёкий 2530 год. Короткая битва окийцев с людьми закончилась. Поднимающееся над горизонтом солнце осветило ровную поверхность океана, окрашенную в красный цвет кровью жителей подводного города Атлика. Истерзанные трупы ни в чём неповинных жителей подводного города покрывали собой, словно ковром, водную гладь и их души скорбно смотрели вниз, поражаясь бессмысленности этого убийства. Расталкивая океанских воинов - мужчин, женщин и детей-, павших в этой, неравной по силе, битве, из водной пучины показалась подводная лодка. Её брюхо осталось в воде, а из люка, в верхней части, вылез капитан и пятеро его солдат. Они смотрели на водное поле побоища и не испытывали жалости, даже крохотное сожаление не посетило их сердца за то, что они уничтожили целый уникальный народ, который, быть может, в будущем смог бы дать надежду людям на новую жизнь. Жажда наживы говорила им о другом - хоть горстку окийцев следовало бы оставить в живых и продать учёным, но как на зло ни под водой, ни наверху не наблюдалось присутствия жизни в телах, которые во всём походили на человеческие, кроме жабр, расположенных на шее, и кожи, превратившейся в подобие чешуи, скользкой из-за защитной слизи.
   А солнце поднималось всё выше, и его лучи прикоснулись к песчаному пляжу острова Красс, вокруг которого бездыханно покоились окийцы. Изуродованное бомбами, обожжённое пламенем пожара, с разрушенными постройками - земное пристанище океанского народа потеряло свою былую красоту. Его одинокая гора была исколота орудийными и лазерными ударами, а искристый водопад навсегда лишился подпитки с ледяной вершины, потому что она обрушилась на землю с громогласным грохотом, и уже ничто не могло её поставить на место. Опустошение жизни во всех её проявлениях в этом, когда-то райском, уголке радовало капитана маленькой подводной лодки, и он похвалил свою команду. Они приплыли сюда поживиться жемчугом, выращенным этим народом, и затонувшими сокровищами, которые окийцы находили и складывали во дворце на радость королеве и себе, надевая украшения на праздники, украшая драгоценными камнями пояса и одежду, состоявшую всего лишь из плавок и лифчика (у женщин). Опустошив сокровищницу, убийцы не желали больше здесь задерживаться. Как по команде, из водной пучины начали всплывать остальные подводные лодки, словно стараясь показать миру тех, кого стоило поблагодарить за это зверство. Железные малютки появлялись одна за другой вокруг Краса, доказывая, что против такой силы у окийцев не было шансов выжить, вооружившись всего лишь ножами, арбалетами, да пиками. Мощь человеческой военной индустрии со смехом соперничала во время боя с этим допотопным вооружением, перемалывая отчаявшихся, но не сдавшихся, океанских воинов. Защитный купол над крохотным мирком окийцев был уничтожен и впервые за пять с половиной веков (столько было отпущено существовать подводному народу) на землю Красса обрушился ливень, словно небо оплакивало погибших, словно души так прощались со своим родным домом. Сквозь грохот грома и сверкание молний острый слух капитана первой подводной лодки уловил добавочный третий шум, который, казалось, приближался к ним.
  -Нас обнаружили, полундра, погружаемся,- кричал капитан, а его связист уже передавал приказ Главного на остальные лодки...
   Королева Атлики открыла глаза и села на кровати, мотая головой в разные стороны, чтобы прогнать кошмар, который только что увидела во сне. Настолько реально всё выглядело и запомнилось ей, что страх не отпускал её и подозрение, что это был вещий сон, ещё больше взволновало Лилию. Жабры на шее окийки жадно всасывали воду, чтобы дать больше кислорода, но это не помогало ей успокоиться. Лилия отстегнула ремень, который не позволял подводному движению воды утащить её с постели спящей, и подплыла к зеркалу. Она надела на ноги тяжёлые ботинки для возможности ходить по полу и стоять, не поднимаясь к потолку, и снова задумалась. Много раз Лилия видела на картинках изображения людей, которыми и окийцы были когда-то, но не могла поверить в эту реальность до конца, хотя старики и утверждали, что у первых поселенцев Красса, приступивших к строительству подводного города, кожа была нежной и незащищённой, как и у людей, да и жабры не позволяли им находиться в воде дольше трёх часов. Не доверяя людям, жившим где-то там на материке, за пределами защитного купола, королева нехотя соглашалась, что жители Атлики приходились им братским народом, поэтому старалась не испытывать к ним ничего, кроме невольного страха. А теперь ночной кошмар заставлял её задуматься о будущем не без ненависти к этим алчным существам. Неужели мог наступить тот день, когда мир окийцев, невидимый для опасных соседей благодаря куполу, рухнет и не останется в живых ни одной души? Столь ужасная картина, возникшая в воображении Лилии, сжала до боли её сердце. Она стояла перед зеркалом и чувствовала свою беспомощность, и даже корона, перешедшая к ней от умирающей матери, не помогла бы спасти её народ, если бы пришла такая беда. Взрывы в подводном городе, рушащиеся стены дворца, панический ужас на лицах горожан, не знавших куда плыть и за что хвататься, чтобы защитить себя и своих близких - Лилия помнила каждую мелочь, всё ещё чувствовала во рту привкус крови, смешавшейся с водой, своих подданных, не забыла крики раненных, когда всплыла на поверхность - кошмар предупреждал её о грядущей беде, уверила себя молодая королева. Но вдруг мысли окийки очистились от всего негативного, воспоминания о кошмаре почти стёрлись, и она улыбнулась своему отражению.
   Теперь в комнате круглой формы, со скромной обстановкой, которая не имела острых краёв, стояла успокоившаяся стройная девушка. Вместо волос её голову, да и всё тело, покрывали мелкие, блестящие в воде, прозрачные чешуйки. Такое невозможно было придумать - сама природа помогла своим новорождённым детям адаптироваться к новой среде, как только опыты праотца окийцев закончились, и он положил начало существованию подводного народа. Многое усовершенствовали потом его ученики, добившись того, чтобы окийцы смогли рожать себе подобных; научились лечить себя в воде, выучили язык жестов для общения под водой, построили себе жилища - год за годом, не переставая стремиться к выполнению замысла о заселении новым народом океанских просторов, фанатики своего дела помогали этим существам выживать и учиться на своих ошибках. Горная лаборатория на острове всегда готова была принять любого окийца и оказать помощь. Но настал день, когда последний из учёных покинул этот мир и осиротевший океанский народ остался один на один со своими проблемами. Нет, они не растерялись и продолжили строить свой город под водой, поддерживали в исправности защитный купол, водружённый силовыми волнами над их маленьким мирком и уходивший в водную вглубь; рожали и замечали, как видоизменяется их внешний облик, но не пугались этому, потому что всё новое помогало им приспособиться к жизни в воде, облегчало их существование.
   Редко моргающие глаза королевы Атлики смотрели в зеркало, и она в который раз удивлялась, что на картинках нос людей всегда с двумя маленькими дырочками, чтобы дышать не только ртом, но и этим органом. У окийцев нос давно стал ненужным и лишился ноздрей, но всё-таки остался украшением лица. Не потеряв способность улыбаться, девушка подарила отражению этот милый подарок, и стала заканчивать свой утренний туалет: надела купальник, застегнула вокруг талии поясок-груз, украшенный алмазами; прикрепила свисток, и натянула резиновый обруч, украшенный драгоценными камнями, на голову, который подтверждал её высокое положение в подводном обществе. Покрутившись перед зеркалом ещё минутку, Лилия освободила ноги от ботинок и подплыла к окну, поднимая жалюзи. Окно без стекла с узорчатой решёткой для защиты от непрошенных гостей, которую легко можно было открыть ключом, выходило на, залитую солнечными бликами, восточную часть Атлики. Чтобы в дома впустить больше света, окийцы строили их на высоких каменных ножках, чтобы свет солнца проникал через отверстия в потолке. Круглые жилища были похожи на грибы с окошками - входные двери в воде были забыты за ненадобностью, потому что выплыть из любого окна было не трудно и очень удобно. Разве что внутри домов сохранились дверные круглые проёмы, потому что каждому хотелось иметь своё личное пространство и иногда закрыться от всех на ключ. Лилия теперь смутно помнила ночной кошмар, но всё-таки решила немедленно собрать совет и рассказать старейшинам о своём беспокойстве. Она надела ласты, открыла дверь своей спальни и выплыла в коридор, освещённый неоновым светом. С любовью построенный королевский дворец, был огромен и многие комнаты пустовали, но каждая из них была со вкусом обставлена - с окийским вкусом, что означало удивительный минимализм, не лишённый красоты. Нигде не осталось отпечатков разгрома, который так ясно Лилия увидела во сне, и теперь она убедилась, что ночной кошмар сыграл с ней злую шутку.
   Хотя подводный народ не разучился разговаривать голосом и каждый день многие выходили на сушу Краса, чтобы полакомиться фруктами, устав от безвкусных водорослей и плодов, которые вывели специально для них учёные,- Лилия не любила проводить собрание совета на арене в глубине Краса, где следовало громко говорить. Милее для королевы был зал для заседаний во дворце, где языком жестов она могла разговаривать, не чувствуя усталости. Это просторное помещение, в которое через широкие отверстия в потолке проникал солнечный рассеянный свет, чаще всего посещала королева по долгу службы. Каменный зал был отполирован не только водным течением, но и руками окийцев; украшен картинами, которые, по сути, были фотографиями, запечатанными в стекло и большие рамы, или это было напыление на пластмассовую поверхность, но от этого изображение не теряло своей красоты. Так же западную (условно) стену зала прорезали три окна, остальную часть освещали светильники, а пол, в котором редко нуждались подводные жители, был устлан подобием мха, словно мягким ковром. Само пространство зала было пустым, за исключением семи кресел, стоявших напротив главного, с высокой спинкой и отделанного не гниющим материалом. В это королевское кресло и уселась Лилия, пристегнув себя снова ремнём, потому что пояс-груз не защищал её от тяги тела подняться к потолку хоть немножко, а это очень мешало, когда решались государственные проблемы.
   Только Лилия подумала о том, что надо позвать советников свистком, звук которого узнал бы любой в Атлике, потому что только у главы города имелся такой,- как вдруг советники сами появились в зале и расселись в кресла. Самым последним приплыл растолстевший Раймо, всё тело которого переваливалось с бока на бок, когда он двигал ногами во время заплыва, а сам он был столь сосредоточен на контроле движений рук и ног, что на выражение его лица невозможно было смотреть без смеха. Раймо плюхнулся в кресло и приготовился слушать королеву города, улыбнувшись. Казалось, на его теле чешуя так натянулась, что скоро лопнет. Но Лилия перестала тайком думать на эту тему и начала, жестикулируя, рассказывать о своём сне.
  -Пробить защитный купол людям не удастся ни с воздуха, ни под водой, так что волноваться о нападении не следует,- сказал Первый советник, вяло и не разделяя волнения с королевой.
  -Но насколько мы можем быть уверены в долговечности аппаратуры?- спросила Лилия.
  -Каждый день проверяется её исправность и заменяются изношенные детали,- ответил Третий советник, который был обязан командовать окийцами, следившими именно за исправностью купола.
  -На сколько лет нам хватит запасов этих деталей? И что будет, если долгое время батареи не будут получать энергии от солнца?- продолжала выспрашивать Лилия, которую раньше не интересовало состояние купола настолько серьёзно.
  -Закончатся детали, совершим вылазку в мир и добудем,- отозвался Раймо - Второй советник-снабженец.- А вот если погаснет солнце, то запаса зарядки батарей хватит на три месяца.
  Все остальные советники разом засуетились и косо посмотрели на толстяка. Где это было видано, чтобы окийцы покидали купол, чтобы красть у людей?! За защитной стеной скрывалось так много опасностей, что за сокровищами позволялось отправляться только самым сильным и осторожным из горожан. Исследователи глубин - так называли таких смельчаков, которые рисковали из-за сокровищ, которые являлись для окийцев всего лишь красивыми безделушками, а не ценностью,- давно уже рисковали зря, по мнению королевы. И сегодня она решила положить этому конец.
  -Да, мы не будем больше покидать купол без надобности,- сказала королева.- Сокровищница наполнена и нам хватит на много лет вперёд для украшения одежды и поясов.
  -Как много у нас ещё запасов деталей?- спросила Лилия Второго советника, который, как всем показалось, потерял рассудительность и трезвый ум, замахнувшись на воровскую вылазку к людям.
  -На наш век хватит,- сказал Раймо, а потом добавил, видя, что его ответ никого не удовлетворил:
  -Другого выбора не будет, как только сделать вылазку, вы ведь понимаете, что производить такие детали мы не можем.
  -Но пока что купол исправен и нам нечего бояться?- чтобы окончательно поставить точку, произнесла глава Атлики.
  -Да,- коротко ответил Раймо кивком головы.
   Теперь можно было решить несколько вопросов о рыбном загоне и о воспитательной работе в школе, и на это ушло у совета меньше часа, после чего Лилия всех отпустила и осталась снова одна. В зал приплыли служащие дворца, принеся с собой стол и яства для позднего завтрака королевы. Боковые окна закрыли ставнями, чтобы циркуляция воды не мешала принятию пищи и не разбрасывала плоды по столу, и Лилия приступила к трапезе. Вся посуда была сделана из камня и обязательно закрывалась крышкой, чтобы еда не всплывала наверх. Ничего жареного или варёного, ничего горячего давно уже не принимал желудок окийцев, поэтому они ели всё в сыром виде, даже филе рыбы, найдя во всём безвкусном только потребность утоления голода. Запивать яства не требовалось, и многое проглатывалось девушкой целиком, чтобы не дарить воде нужные витамины и чтобы немного позже почувствовать вкус некоторых подводных фруктов.
   Успокоившись, что ничто не угрожает Атлике, Лилия с удовольствием позавтракала и снова почувствовала умиротворение в душе. Она подплыла к окну и посмотрела на фруктовый сад, вид на который открывался отсюда. А когда подумала, что сегодня в городе немноголюдно, сразу заметила как окийцы выплывают из своих грибовидных жилищ и всплывают на поверхность, чтобы немного понежиться в солнечных нежарких утренних лучах. Незаметно к Лилии подплыла её няня, ухаживающая за ней с самого рождения, и вместе они решили прогуляться по городу, заплыть в театр и посмотреть на репетицию нового спектакля, а потом королева хотела проконтролировать набор учащихся в научный институт, которые продолжали дело своих учителей, когда приходило время. Молодые учёные работали в горной лаборатории, которая осталась от прародителей; следили за происшествиями в мире и научными достижениями по радио и телевидению, контролировали чистоту воды, разрабатывая и усовершенствуя очистительные сооружения под островом, лечили жителей Атлики - так много всего важного лежало на их плечах, что нельзя было допустить лоботрясов на эти места.
   Плывя немного в стороне от королевы, няня успевала рассказывать воспитаннице старые истории о внешнем мире и Лилия как всегда, с интересом следила за повествованием (слушать жесты было невозможно). Проплывающие мимо, горожане приветствовали свою королеву, прикасаясь правой рукой к левой груди, а она отвечала им тем же с материнской нежностью во взгляде, потому что каждый подданный был ей дорог. Радость от встречи с Лилией отображалась на каждом лице, и невозможно было представить, чтобы все горожане, весь город с его спокойным неспешным укладом - умерли из-за блестящих каменьев. Отклик тревоги напоминал о себе в течении всего дня, но королева старалась выглядеть бодрой и умиротворённой не взирая на страх. Незаметно для неё пролетел день, и вскоре девушка вернулась во дворец, чтобы поужинать и лечь спать. Она опустила тяжёлые жалюзи на окне и легла в кровать с ощущением, что ей чего-то не хватает, словно память не даёт ей вспомнить самое дорогое, что у неё было. Но сон оказался сильнее её, и королева Атлики погрузилась в сладостный мир сновидений...
  
  ***
   На земле наступила ночь, и на увеселительной станции, построенной вокруг купола, коридоры опустели. Грандиозный подводный аттракцион для туристов закончил работу до утра, выключились телевизоры и голограммы окийцев. Последней отключили голографическую программу няни Лилии. В центре управления аттракционом все мониторы погасли, кроме одного - ночной дежурный наблюдал за спящей девушкой, ни о чём не подозревавшей вот уже три года. Её мозг был связан с главным компьютером, который читал каждую её мысль и помогал выбирать сюжеты для каждого нового дня, подсказывал какие голограммы желательно вставить на пути Лилии и о чём с ней говорить. Зная, что только один окиец, погибший в той неравной битве, не смог бы удержать девушку на расстоянии, и обязательно заставил бы её приблизиться и поцеловать голограмму, открыв правду её одиночества,- компьютер не позволял воспоминаниям о нём и о любви оживать в мозгу Лилии, но не мог запретить сердцу невольно тосковать. Единственная окийка, которая выжила в тот роковой день, не помнила о своём горе и продолжала жить в сказке. Но иногда её кошмар возвращался к ней, напоминая о печали, которой лишили девушку; о счастье, которому не суждено было течь бесконечно; о жизни, которую прервала человеческая злоба, и компьютеру не удавалось блокировать воспоминания в её сне.
  -Опять сниться кошмар?- зайдя в комнату к ночному дежурному, спросил начальник ночной смены.
  -Нет, сегодня сновидение выбрало Его,- улыбаясь, ответил тот.
  -Данные из компьютеров окийцев потеряны и пиратам за это руки надо оторвать. Скоро учёным удастся создать ей реального друга, мне сообщили, что опыты начинают получаться, хотя и медленно.
  -Она сегодня пару раз чуть не дотронулась до няни, так что компьютер от натуги перегрелся, чтобы отговорить её касаться руки старухи. Реальные окийцы для аттракциона были бы кстати.
  -А завтра прилетают туристы с Марса. Так те вообще с запросами идиотов всегда - подай им любовную сцену,- засмеялся начальник и подчинённый его поддержал своим хохотом. Они долго ещё разговаривали и шутили, словно в спальне спало не живое мыслящее существо, а зверёныш, которого без зазрения совести можно было и дальше продолжать выставлять на показ, как диковину...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"