Рейд Томас: другие произведения.

Хрустальная гора. Глава 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава тринадцатая
  
   Торан открыл глаза. Он был дома. Или, по крайней мере, в месте, которое очень напоминало дом. Он лежал в кровати. Комнату со стенами белого мрамора заливал теплый солнечный свет и аромат свежих цветов - дэв увидел несколько подвесных корзин, наполненных травами и цветами. Откуда-то доносился щебет птиц и шелест листвы под легким ветерком.
   "Я жив, - подумал он. - Я не заслуживаю этого, но я жив". А ведь ему больше не хотелось жить.
   Торан глубоко вздохнул. Несмотря на усталость, было хорошо. Он больше не чувствовал всепроникающего зла. От испытаний в мрачных, наполненных злом пещерах, казалось, не осталось и следа.
   "Шрамов на теле уже нет, - думал он. - Если бы можно было так же легко исцелить израненную душу".
   Он вспомнил о Кэле и Алиизсе. Живы ли они?
   "Должно быть, живы. Они были там, со мной, в холоде. И... другие".
   Недовольный, что не может вспомнить ничего, кроме своего возвращения в Суд, Торан встал с постели, нашел свои вещи - все, кроме палицы - и оделся. Хотя он и старался не придавать этому значения, но, по его мнению, отобрать предмет его гордости было логично. Тем не менее, он встревожился. Что дальше? Что прикажет Тир? Был только один способ узнать.
   Ангел направился к двери, но по каким-то причинам не смог заставить себя к ней прикоснуться. Нахмурившись, он попробовал еще раз.
   ринуждение!" - думал он, начиная паниковать.
   Торан вышел на балкон, залитый солнечным светом. Ветерок трепал волосы. Перед ним маячила Целестия, ее высокую вершину скрывало кольцо облаков. Внезапно Торану больше всего на свете захотелось отправиться туда, скользить над ее широкими склонами, плыть над долинами и горными хребтами. Он мечтал расправить крылья и улететь в голубое небо, парить высоко над облаками, но не мог этого сделать.
   "Я настолько опустился, что стал обыкновенным заключенным, - со стыдом подумал он. - Я сам довел себя до этого. Потому что делал то, что считал правильным!"
   Ему хотелось протестовать против заключения, кричать, что он заслуживает лучшего, но ангел вспомнил свой обет принять все последствия.
   "Час расплаты близок, - сказал себе Торан. - Или ты надеялся ее избежать?
   Нет. Тир, пожалуйста, прости меня! Я пытался помочь!"
   Внезапно вспомнилась Алиизса, стоящая в ротонде рядом с Микусом и выкрикивающая очень похожие слова. "Я пыталась помочь", - говорила она.
   Торан был убежден, что она заслуживает куда большего, даже если ему нечего ей дать.
   Ангел бросился к двери
   - Я настаиваю на немедленной аудиенции у Высшего совета! - крикнул он. Когда никто не отозвался, Торан принялся кричать еще громче: - Я требую, чтобы меня услышали! Я покинул демонессу не для того, чтобы ее сломали. Я осознаю свою вину, но остальные не заслуживают наказания! Ответьте мне!
   Ничего.
   От напряжения ноги Торана задрожали. Тяжело дыша, он сел, почти рухнул, на кровать.
   "Ты был болен, - напомнил он себе. - И тебе больше не доставляет удовольствия благодатное исцеление, присутствие Тира".
   От этой мысли горло ангела сжалось.
   Через некоторое время, почувствовав, что силы вернулись к нему, снова начав испытывать нетерпение, Торан принялся тщательно осматривать комнату, разглядывая каждую деталь, ища какой-нибудь судьбоносный знак. Он обследовал каждую стену, осмотрел каждый предмет мебели. Ему показалось, что камера стала меньше и слишком тесна для него.
   "Это страшно, - понял он. - Как можно выдерживать заключение целыми днями? Алиизса, запертая в своей комнате, отчаянно стремившаяся бежать, чтобы спастись... Я обрек ее на это. И всех тех, кого приводил сюда. Я так поступал из лучших побуждений, но теперь вижу, как тонка грань. Иллюзия, разрушающаяся под натиском истины.
   Мы не настолько благородны, как нам представляется".
   Едва подумав так, Торан осознал, что сделал. Он бросил вызов Верховному Совету и самому Тиру, осознав эту истину. Даже сейчас, при всем благородстве стремлений, ангелы оставались несовершенными.
   "Мое наказание и наказание моих товарищей тоже будет несовершенным", - расстроился он.
   В тот же день, гораздо позже, в дверь комнаты Торана постучали, и этот звук вывел его из задумчивости.
   - Я не могу коснуться двери, - сказал он, вставая.
   Дверь приоткрылась, и внутрь заглянул Гарин.
   - Рад видеть вас, - сказал он. - Я могу войти?
   - А у меня есть выбор? - равнодушно спросил Торан. Он вдруг рассердился и почувствовал возмущение. Ты ничем не лучше меня, думал он, глядя на посетителя и чувствуя себя скованно. Он не знал, куда девать руки.
   - Мог ли я не пустить тебя, даже если бы захотел?
   Хмурая гримаса Гарина была мимолетной.
   - Нет, но я не наглец, Торан. Это ваша комната, и в данный момент я ваш посетитель. Так я могу войти?
   Торан жестом пригласил его. Тот вошел, закрыв за собой дверь. Торан снова уселся на кровать.
   - Теперь вы вполне оправилась, и я дам знать Высшему совету, что он может призвать вас, - сказал Гарин, входя. - Или, по крайней мере, то, что от Совета осталось.
   - Что это значит? - спросил Торан, не сводя глаз со своего гостя. - Что случилось?
   - Возник раскол, - объяснил Гарин. - Высший советник и еще двое вышли из Совета в связи с решением о помиловании Эйрвин. Еще один советник ушел, как полагают, потеряв веру из-за последствий смерти Мистры. Остались пятеро, и они постоянно ссорятся.
   - Из-за чего? - услышанное не понравилось Торану. Слишком много нестабильности. Тир еще не обрел почву под ногами, что не могло не встревожить ангела.
   - От методов борьбы с волнами неконтролируемой магической энергии и до вопросов противостояния вторжению демонов. И еще из-за причины, по которой Тир, кажется, заинтересован в... - Гарин осекся. - Достаточно. Я этого не говорил тебе.
   - Почему бы и нет? - спросил Торан, поднимаясь на ноги, и, как встарь, чувствуя ответственность. - Я по-прежнему с ним. Я по-прежнему люблю его. Позвольте мне помочь.
   Гарин уставился на него.
   - Как тебе такое пришло в голову? Ты должен помнить о своих преступлениях против Тира.
   - Я знаю, - сказал Торан, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. Сердце учащенно забилось. "Может быть, - понял он, - я надеялся, что они сумеют переступить через это. Глупец!"
   - Но есть еще много такого, что я смог бы предложить. Полученную информацию. Не ради прощения, мечтать об этом наивно, а потому, что она необходима.
   Гарин покачал головой.
   - Это не мне решать, - сказал он. - Вы должны сделать свои предложения Верховному Совету. Однако я не стал бы испытывать больших надежд. Большинство очень плохого мнения о вас. Каждый видит в вас предателя, Торан.
   - А в моих спутниках? - спросил Торан. - Они не подчиняются тем же законам, что и я.
   - Верно, - ответил Гарин. - Хотя в данном случае для них было бы лучше подчиняться. Все они оказались в затруднительных обстоятельствах и, скорее всего, будут признаны виновными в заговоре против Дома. Только ты и Кэл имеете шансы на мягкий приговор. Может быть, изгнание. Для полудемона и жреца исход...
   - Это не жрец, - прервал Торан. - Его тело занимает душа Фарона Миззрима, мага дроу из Мензоберранзана. Мне надо вынудить их это понять! Он не сделал ничего против Дома. Его нужно освободить.
   - Так он и утверждал, - ответил Гарин. - Но истина не откроется во время слушания. В настоящее время мы должны предполагать самое худшее.
   "Самое худшее! - подумал Торан с отчаянием. - Но ведь именно я втянул своих товарищей во все неприятности. А теперь оказывается, что мою участь можно смягчить, они же не заслуживают подобного!"
   Он уставился в пол.
   - Так много боли я причинил... - пробормотал он.
   Второй ангел встал прямо перед Тораном.
   - Настали тяжелые времена, мой друг. Вы находитесь в трудном положении. Весь Дом под угрозой распада. Расскажите мне, что случилось. Может быть, я смогу помочь. Где Микус? Какую роль вы сыграли в смерти Мистры? Дайте мне помочь вам.
   Торан посмотрел на него. Он слишком хорошо понимал, чего хочет небожитель. В другое время он и сам был бы на месте Гарина, умоляя кого-то - может быть, Алиизсу, - с ним работать, сотрудничать. Но теперь дэв чувствовал себя на другой стороне. Он подбирал слова очень тщательно.
   - Я отвечу на ваши вопросы, хоть это бессмысленно. Я не жалею о своих действиях - ни я, ни мои товарищи. Не потому, что я стремился что-то разрушить, не потому, что предал Дом, а потому, что в глубине души верю, что мы пытались сделать все, что в наших силах.
   Каждый человек может ошибаться, Гарин. Даже боги. К сожалению, слишком многие из нас не видят этого, пока не становится слишком поздно. Так, я подозреваю, будет и теперь. Если Дом страдает, как вы говорите, то наказания ничего не изменят. Беда гораздо больше, мой друг. Я это давно понял, но никто - и Тир менее всего - не стал бы меня слушать. Я боюсь, что так и будет. Никто из вас не увидит моей правоты, пока не станет слишком поздно.
   - Подобные слова не помогут вам, когда придет время предстать перед Верховным Советом, Торан.
   Торан вздохнул.
   - А я и не надеюсь. Просто хочу, чтобы вы поняли, что я доволен своей судьбой. Вам не нужно меня спасать. Я останусь при своем решении бросить вызов Совету.
   Плечи Гарина поникли.
   - Да будет так, - сказал он. Он отвернулся и направился к двери. Дойдя до нее, ангел остановился и обернулся.
   - Вы знаете, Микус всегда говорил, что считал вас одним из самых мудрых, самых преданных своих друзей. Раньше он часто это повторял. Я сейчас пытаюсь разглядеть, что же он видел в вас. Я на самом деле хочу увидеть. Но не могу.
   Сообщив это, Гарин распахнул дверь и удалился.
   Торан сидел долго, глядя туда, где стоял Гарин. Он снова и снова прокручивал в уме множество фраз.
   Уже стемнело, когда за ним пришли.
  
   Вок сжался от страха. Его колени ослабели и подогнулись, поджилки затряслись. Он уставился на глянцевый черный пол, чувствуя идущий от него жар. Камбион был уверен, что зловещее существо замышляет убить его и лишь томит ожиданием, прежде чем отдать приказ. Или идет к нему и готовится нанести смертельный удар.
   "Встань, дурак! - подумал он. - Не трясись. Он просто еще один демон".
   Но балор не был "просто еще одним демоном", и, несмотря на долгие годы, что камбион провел с демонами низшего ранга, страх вытягивал силы из его дрожавших конечностей, когда он смотрел на страшную тварь.
   - Вставай! - рявкнул охранник, дергая Вока за плечо и поднимая на ноги. - Не вынуждай Лорда Акситара подходить к тебе!
   Мысль не угодить балору заставила Вока забиться в конвульсиях страха и привела в чувство. Камбион поднялся и снова споткнулся, пока тюремщик вел его через камеру.
   Приблизившись к балору, Вок и эскорт удостоились взгляда.
   - Ты, - сказал он. Его могучий голос загрохотал в камере, и воздух задрожал от его мощи. - Ты тот, кто сопровождал ангела.
   Вок сглотнул, боясь сказать правду и боясь солгать. Он не доверял своему голосу и лишь кивнул.
   Балор нахмурился.
   - А ты был на их Плане? На их вонючих небесах, известных как Дом Триады?
   Вок снова кивнул.
   - Да, выдохнул он. - Я отправился туда, чтобы обмануть их и что-нибудь украсть.
   "И это было большой ошибкой", - думал он, уже представляя, как присоединятся к тем, кого в нишах насадили на колья.
   Лорд Акситар улыбнулся.
   - Хорошо, - сказал он. - Тир - этот "славный" домен - в состоянии хаоса. Я хотел бы воспользоваться преимуществом его уязвимости. Ты расскажешь мне все, что знаешь о нем.
   Вок сглотнул слюну, когда охранник отступил и оставил его один на один с могущественным демоном.
   - Конечно, - пробормотал он, изо всех сил пытаясь вернуть самообладание. Он заложил руки за спину, как будто собрался прочесть лекцию. - Что именно вас интересует?
   - Все о Доме, - ответил балор, щелкая кнутом. - Земли, крепости. Я хочу знать все. Ты опишешь мне все до мельчайших деталей.
   - Ах! - Вок испытал удовольствие от такого задания. Появившиеся возможности... - Я многое разузнал, великий Повелитель, - заявил он, - поскольку лично исследовал большую часть Дома.
   - Если ты врешь, я сдеру с тебя кожу маленькими кусочками, - зарычал Повелитель Акситар. Он шагнул к Воку, и от его поступи пол камеры сотрясся.
   Вок упал на колено.
   - Я никогда не осмелился бы на такое, великий Повелитель! - выдохнул он, глядя на черные, раздвоенные копыта балора. - Я лишь хочу принести вам пользу, каким угодно способом, и получить что-то взамен. Я расскажу все, что знаю, и клянусь, что буду говорить только правду.
   Балор рассмеялся, и смех его походил на глубокое горловое рычание. Вок рискнул поднять глаза на Повелителя Акситара.
   - Уже пытаешься доказать свою значимость, - сказал Акситар. - По крайней мере, ты честный дурак.
   Каанир вздрогнул, опасаясь, что разозлил тварь.
   Демон погладил подбородок своим закрученным в спираль кнутом и начал бродить по камере, размышляя. Другие присутствовавшие там демоны старались не попадаться ему под ноги. Дретч, не достаточно быстро убравшийся с дороги, оказался наназанным на острие меча балора. Убогое существо какое-то время кричало и извивалось.
   Каанир снова вздрогнул. "Что он хотел этим сказать? - недоумевал он. Нет, он предостерегал. Ты нужен ему живым. Ты можешь быть полезным. Так докажи ему это!"
   Повелитель демонов отшвырнул дретча прочь и снова повернулся к Воку.
   - Если я сочту твои сведения интересными, то предоставлю тебе кое-какие блага, - сказал он. - С другой стороны, я сам мог бы извлечь информацию из твоего разума, вплоть до последней мысли.
   - Это так, - согласился Вок, тщательно подбирая слова, - но я мог бы оказаться полезным и в других отношениях. Было бы напрасной растратой пренебречь моими способностями.
   - Растратой? - зарычал балор, и от этого звука внутри у Вока все затряслось. - Ты обвиняешь меня в легкомыслии?
   Вок категорично покачал головой.
   - Нет, Повелитель Акситар. Я только хочу, чтобы вы осознали, насколько я могу быть вам полезен.
   - Ты очень высокого мнения о себе, камбион. Ты опасен.
   У Вока перехватило дыхание. Демон погубит его.
   "Докажи ему!"
   Собрав всю свою волю, чтобы удержаться от соблазна сбежать, Вок прямо посмотрел в глаза балора.
   - Сделайте меня опасным для ваших врагов, Повелитель, - сказал он. Ему было неприятно, что голос прозвучал немного жалобно, но он продолжил. - Позвольте мне служить вам любыми способами.
   - Что именно ты хочешь в обмен на такую великодушную услугу? - обратился к нему балор, снова пройдясь по камере. Пламя, исходящее от его тела, засветилось ярче. - Говори быстро. Я устал от тебя и твоих игр.
   - Войско, - ответил Вок, надеясь, что он не слишком испытывает судьбу. - Дайте мне под командование войско, чтобы преследовать ваших врагов. Не только во время нападения на Дом, но и по всей вселенной.
   Балор снова засмеялся.
   - Ты - главнокомандующий? - спросил он. - Ты вообще не похож на главнокомандующего.
   - Там, где я когда-то жил, я был им, - сказал Вок, стараясь держаться немного прямее, хотя все еще стоял на коленях. - Я командовал армией. Я мог бы хорошо служить вам в этом качестве.
   Балор продолжал ходить вокруг Вока. Когда он подошел поближе, камбион почувствовал исходящий от него жар. Демон наклонил голову вниз, и она оказалась совсем близко от лица Вока.
   - Посмотрим, камбион, - гулко сказал Акситар. - А теперь рассказывай, что знаешь.
   Вок начал докладывать все, что мог вспомнить о Доме Триады. Он описал земли, плавучие острова и Суд. Повелитель Акситар внимательно слушал и задавал много вопросов, и, если камбион не знал ответа, то предпочитал тут же в этом сознаваться. Вок излагал гораздо больше, чем просто факты. Он предлагал свое мнение, открывая слабые стороны обороны домена. Он описал, как сможет организовать атаку на Суд, как будет распределять силы, и каких ответных действий он ожидает от ангелов.
   Описание перешло в обсуждение. Лорд Акситар выяснял детали с Воком, кивая, когда ему нравились стратегические и тактические предложения камбиона, или гримасничал и топал по комнате, когда был не согласен. Вок вел себя достаточно осторожно, оставаясь почтительным, но постепенно расслабился и, видя, что балор убедился в его глубокой осведомленности, полудемон стал более напористо отстаивать свои планы.
   Когда он закончил, горло у него пересохло, но Вок был уверен, что удовлетворил требования Повелителя Акситара и достойно зарекомендовал себя.
   - Ступай, - наконец повелел балор.
   Повелитель Акситар жестом подозвал бараноголового демона, что конвоировал Вока.
   - Отведи его в помещение для гостей, - проинструктировал балор. - Смотри, чтобы у него были все удобства. Угощение, вино, женское общество. И ни за что не оставляй его. - Он посмотрел на Вока, который изо всех сил старался не улыбнуться. - Отдыхай, готовься. У тебя будет войско.
   Вок низко поклонился Повелителю Акситару.
   - Я очень благодарен, мой господин. Вы пожнете плоды вашего мудрого решения.
   Балор отмахнулся, и Вок вслед за бараноголовым демоном вышел из раскаленного тронного зала обратно в широкий коридор. На этот раз камбион почти не обратил внимания на мучения существ, корчащихся в нишах.
  
   Алиизса вместе со своими товарищами стояла в центре полукруглой палаты Верховного Совета, одетая в простое одеяние из белой ткани. Хотя алю однажды уже принудили к сотрудничеству с помощью божественной магии Гарина и Нильсы, руки ее сковали наручниками, видимо, чтобы помешать открыть магический портал.
   "Они помнят мой прежний трюк с Кааниром", - угрюмо думала Алиизса.
   Рядом с ней стояли Кэл, Фарон и Эйрвин, так же связанные и облаченные в такие же простые одежды. Дроу появился в своем истинном облике, как накануне вечером в зачарованном саду. Алиизса заморгала, когда его увидела, и бросила на него шутливый взгляд.
   - Немного божественного вмешательства, - насмешливл прошептал он в ответ на невысказанный вопрос, - удовлетворение маленькой просьбы.
   Они ждали только Торана.
   Алиизса не волновалась. Она чувствовала, как беспорядочный хаос смешивался с официозными, деловыми манерами присутствующих. Многое произошло с тех пор, как она и ее товарищи покинули это место, и мало хорошего.
   Самым очевидным признаком хаоса было отсутствие четырех членов Верховного Совета, в том числе Высшего советника. Скамейки на возвышении оказались наполовину пусты. Группа соларов выглядела встревоженной и взволнованной. Они постоянно наклонялись друг к другу, обмениваясь жестами и тихими замечаниями.
   Присутствие большой компании собакоголовых архонтов возле обвиняемых добавило смятения. Действительно, огромное количество охранников поразило Алиизсу. Небожители назначили не менее трех на каждого заключенного.
   "Они не хотят рисковать, - решила алю. - Мы действительно пугаем их".
   На мгновение она почувствовала гордость от того, что заставила надменных ангелов взволноваться. Мимолетное чувство, порожденное отчаянием. И гневом. Ее обида на предательство небожителей вспыхнула с новой силой, как во время разговора с Кэлом и Фароном в саду, и алю обнаружила, что ее начинает бесить невозможность убедить ангелов в добрых намерениях.
   "Почему они так чертовски упрямы? - посетовала она. - Их жесткие правила станут причиной их падения, а за собой они утянут и нас".
   Настроение Алиизсы не улучшилось, когда она представила себе насмехающегося Каанира.
   "Зачем я вернулась? - вновь спросила она себя. - Почему я решила, что это была хорошая идея? - И тут же возразила сама себе: - Это была не очень хорошая идея, это был единственный вариант. Либо возвращение, либо смерть. Ты сделала свой выбор. Сделала тогда, когда согласилась следовать за Тораном. Ты могла бы бросить все это давным-давно, когда проснулась в логове штормового дракона. Теперь поздно раскаиваться, дура".
   Это последние слова, которые Каанир сказал ей. Они заставили ее вздрогнуть.
   "Дура, действительно, дура! - подумала она. - Каанир был прав. Это место изменило тебя".
   Алиизса быстро, украдкой взглянула на Кэла. Он в глубокой задумчивости смотрел в пол. Хмурился, то и дело сжимал и разжимал кулаки. Ее сердце сжалось.
   Кэл увидел, как то, во что он верил, рухнуло. Ему было так тяжело принять эту жизнь, этот мир. Он столько служил ангелам. Пытался произвести на них впечатление лояльностью. Вот и благодарность. "Но почему мне так больно? - спрашивала она себя. Потому что они разочаровали моего сына".
   Ублюдки, все они.
   По другую руку рыцаря стоял Фарон и с восхищением смотрел по сторонам. Дроу, казалось, почти радовался тому, что оказался здесь и стал свидетелем таких событий.
   Алиизса, наблюдая за магом, заметила на его лице слабую улыбку. "Как всегда, - подумала она. - Неважно, насколько тяжелы обстоятельства, он не утрачивает способности радоваться. Неужели он никогда не чувствует сожаления? Даже сегодня. По крайней мере, на сей раз у нас был шанс на..."
   Тут двери открылись, и вошел Торан в сопровождении тройки своих охранников-архонтов. Его руки тоже были скованы. Горе и скорбь избороздили лицо морщинами, и у Алиизсы заболело сердце, так ей было жаль видеть ангела подавленным и униженным. Он даже не посмотрел на остальных.
   Алиизса вспомнила разговор с Кэлом. Он не хочет быть здесь, поняла она. Он не может видеть этих лиц. И дело не только в нем самом, а в нас. Боги и дьяволы, это несправедливо. Он заслуживает лучшего. И мы!
   Выполняющая обязанности Верховного советника женщина-ангел открыла судебное заседание. "Суд намерен определить, кто, если таковые имеются, участвовал в заговоре, совершенном против Дома Триады и Суда Тира из числа тех, кто сегодня стоит перед нами. Начнем, и пусть каждый ответчик предоставит те показания, какие пожелает. После этого будет вынесен приговор".
   Торан начал подробно описывать все события с тех пор, как Алиизса впервые попала под его опеку. Эйрвин выступила следом, высказав свою точку зрения, а затем остальные, каждый в свою очередь, дали показания. К тому времени, как Алиизса закончила, ее ноги затекли, и ей хотелось сесть и отдохнуть. Она не знала, что еще добавить. Советники задали несколько вопросов, требуя разъяснить некоторые моменты. Когда с этим покончили, Верховная советница обратилась к собравшимся.
   - Мы начнем совещание. Стража, уведите заключенных.
   Архонты сопроводили обвиняемых на отведенные им в камере места, и солары исчезли.
   Алиизса спросила, можно ли ей сесть, и архонты подвели ее к скамье. Алю с благодарностью опустилась на нее, а три небесных собаковидных воина встали вокруг. Она посмотрела на товарищей. Им также позволили сесть, но запретили разговаривать. Алю пыталась по очереди встретиться взглядом с каждым из них, надеясь, что они улыбнутся - назло Совету, который отказывался видеть их невиновность и признавать их заслуги перед Судом.
   Только Торан так и не поднял глаз ей навстречу.
   Советникам не потребовалось много времени для принятия решения. Они поручили охранникам вновь привести обвиняемых.
   Верховная советница обратилась к собранию.
   - В рамках слушаний суду стало очевидно, что вы стоите перед нами ни как заговорщики, ни как союзники. Вы просто действовали в соответствии с вашими собственными убеждениями и в то же время делали то, что считали правильным. Некоторый ваш выбор в ретроспективе кажется сомнительным. Все, вероятно, сложилось бы лучше, если бы другие внимательно прислушались к вам. Возможно, вы были искренни, но вы нарушили законы Суда и Дома, и, согласно закону, должны быть осуждены.
   Алиизса закрыла глаза. "Нам придется пройти через это, - подумала она. - Даже после всего происшедшего они не могут сойти с накатанной дороги и увидеть собственную глупость. Черт их побери!"
   Верховная советница продолжала:
   - Поэтому каждый из вас будет осужден в соответствии с вашей ролью в случившемся, а именно:
   Эйрвин, в соответствии с вашей амнистией, можете быть свободны и покинуть совет, при условии, что вы не будете прилагать дальнейших усилий, чтобы помогать и содействовать кому-либо из ваших коллег-подсудимых.
   Алиизса посмотрела на женщину-ангела и увидела, как она покачала головой и нахмурилась.
   - Кэл, вы будете возвращены под опеку и попечение подходящего представителя Торма и будете продолжать обучение под руководством нового наставника.
   Кэл вздрогнул, закрыв глаза, и сердце Алиизсы дрогнуло.
   - Фарон Миззрим, вы занимаете тело, данное вам теми, кто не имел права предлагать его. Кроме того, как мы уже обсуждали с вами, мы определили, что Сосуд, в который вы вошли, был создан несовершенно, и его состояние продолжает ухудшаться. Вы не сможете существовать в таком качестве долго, а на основе совершенного вами в жизни, мы не считаем нужным предоставить вам помощь. Таким образом, Суд не видит альтернативы, кроме как изгнать вас из этого Сосуда и отправить обратно, туда, откуда вы пришли.
   Алиизса заметила слабую гримасу Фарона, которую вскоре сменила самодовольная улыбка.
   - Я думаю, мы все можем согласиться, что я предполагал подобный исход, - сказал он. Его голос был необычно тихим.
   "Черт бы все побрал, - подумала она. - Я больше сочувствую ему, чем всем вам, вместе взятым".
   - Алиизса, - продолжила Верховная советница.
   Алю сглотнула и приготовилась.
   "Давай! - подумала она, направляя весь свой гнев на говорившую. - Мне теперь все равно. Желаю вам всем сгнить в Бездне!"
   - Время, проведенное у нас в Суде, показало, что ваши действия были... хаотичными. Хотя, говоря по чести, мы не можем придраться к ним.
   "Какое благородство!" - подумала алю, отнюдь не испытывая гордости.
   - Но мы также не можем найти оправданий, которые позволят вам остаться в Суде или в Доме. Поэтому мы изгоняем вас из этой плоскости навсегда. Вы будете возвращены на родину немедленно.
   Алиизса оцепенела. Такое наказание было более жестоко, чем вечное заключение в тюрьму. Ее друзья, ее семья будут потеряны. Навсегда. К тому же, ей некуда было возвращаться. Она почувствовала себя бродягой.
   Наконец, Верховная советница обратилась к Торану.
   - Ваш послужной список обширен и полон героических поступков, - сказала она. - И ваше сердце, как выяснилось, правдиво. Вы действовали в соответствии с вашими представлениями о том, что служит интересам Суда и Дома. Тем не менее, ваше помилование под вопросом. Вы намеренно и неоднократно не подчинялись Совету, вы нападали на ваших коллег дэвов с целью помешать им в исполнении их обязанностей, и вы уже не раз ставили под сомнение праведность Тира и правильность его решений. И самое главное, вы, кажется, не раскаялись. Вы отрицаете это?
   Торан глубоко вздохнул, прежде чем ответить.
   - Нет, - сказал он четко. - Я стою на своем.
   Однако Алиизса видела, как руки обвиняемого ангела дрожали. Она сжимала кулаки.
   Верховная советница нахмурилась.
   - Я вижу, вы не оставляете нам другого выбора.
   "Что? - подумала Алиизса. - Выбор возможен? Торан, покайся! - мысленно кричала она ему. - Проси прощения у Тира! Он примет тебя снова!"
   Но алю знала, что на сердце у Торана.
   Верховная советница продолжала:
   - Поэтому я предлагаю навсегда лишить вас божественной благодати и бессмертия. Вы изгоняетесь из Дома Триады.
   Торан молча опустил голову.
   Единственным звуком, раздававшимся в камере, были рыдания Алиизсы.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"