Митрофанов Александр Владимирович: другие произведения.

Продолжение 15

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что-то тяжело идёт. Жара.

  Продолжение 15
  И где! У здания ОблИсполКома! Я вылезла из машины и пошла на встречу с начальством, как вдруг меня позвал кто-то. Оглядываюсь, "Скорая помощь"! И медик в халатике. Маленькая такая. Что-то пищит и ручкой машет. Я и подошла. А мне мешок на голову, тряпку какую-то прижали к лицу и в машину закинули. Машина сразу с места в карьер. Я аж растерялась. Мне Ученик докладывает. Меня пытались усыпить хлоро-формом. И мешок конечно порвать недолго, но разве мне не интересно, ко и зачем похи-тил меня: Такую грозную и страшную, но судя по тому как меня закинули в машину лег-кую. Скан по сторонам. Трое. Девушка. Настроение у неё прекрасное. За рулём парень какой-то. Немного опасается чего-то но едет. Ещё один парень. Здоровый такой. И тоже чего-то довольны-ы-ый! Ладно. Делаем вид что усыпили. Но ниточки на всех вешаем. Минут через десять приехали. Ни в лес какой, а тут же в городе. На окраине правда, но в городе. Они что? Не знают кто я? И зачем меня похитили? Ага. Ворота. Охрана на воро-тах. Ниточки не помешают и скан. Скан наше всё. Магичка доложила. Меня привезли в дом бывшего главы нашей области. А я ведь его почти и не знаю. Как-то всё с ОбКомом общалась. Это что? Он решил со мной так поговорить? Хотя может не он? Тогда кто?
  Ого! Тут восемнадцать человек! Трое похитителей, двое охранников. Внизу деся-ток человек. Видать обслуга и охрана. И наверху трое. Девчушка побежала наверх. До-кладывать? Она что? Главная? А вот ребята с охраной. О чём-то беседуют и смеются. Слышно мало. "Даже не пик... мешок... валяет... как скажут..." Похоже разговор про то, какие они богатыри. А вот и девушка. Кричит что-то. Та-а-ак. Меня несут на плече. Все уже у меня на ниточках. А вот и второй этаж. Как же небрежно меня бросили на пол. Они что? И правда думают что я под наркозом?
  - Кира Александровна. Пора начинать возиться. Действие хлороформа кончается. Вам мало дали подышать.
  Ну что ж. Раз так советуют, так и сделаем. Ух как с меня мешок содрали! Всё! Ко-стюм испорчен. И шляпка где? В мешке осталась? Скан показал, что приехали двое но-веньких. Сидят три мужика и с ленивым любопытством смотрят на меня. Я так понимаю это главные действующие лица.
  - Ну что, Кирочка? Здравствуй. Не так ты оказывается и ловка, и сильна. Ребята тебя вон как легко поймали! Надо им премию выписать. Подаришь и за это по машинке. Поняла? - А вот это уже с угрозой. Ой что-то я не понимаю.
  - Во-первых вы кто? Во-вторых что вам нужно?
  - Нужно? Первое, что б ты вернула прежнего хозяина области на место, второе, за то что так поступила, ублажишь нас троих. Ну и в третьих, за то что так поступила, ты должна нам тонну золота.
  - Вы не ответили. Кто вы?
  - Мы о тех, кто назначил вашего хозяина сюда. Упс! Не троих. Четверых! Сын хо-зяина приехал. Причём нас вперёд. А то после него с телом уже трудно удовольствие получать. Не хватает у него чего-нибудь. Рук там, ног. Но ты же ведьма! У тебя там всё лечат. Вот и вылечат. Добровольно всё сделаешь? Или по принуждению?
  И тут вошёл юноша. Да он под наркотиками! Увидел меня, аж затрясся. За ножик на поясе хвататься начал. Вот про кого муж пару раз упоминал, что найти не могут, кто девушек режет, причём так изобретательно, что их живых режут по часу-два.
  - Кира Александровна. Это магичка. Он учился на хирурга три года. Выгнали за то, что на экзамены явился пьяный. Настолько пьяный, что шел на четвереньках, всех об-ложил матом и укусил декана за... бедро.
  Ага. Вот как.
  - Магичка. А почему это выясняется только сейчас?
  - Так контроля за ними не было! Я только за ОбКомом и ОблИсполКомом слежу! За этими участками не хватает моих сил.
  - Понятно. А это кто?
  - Не знаю Как приехали сюда, тоже не знаю.
  Смотрю несший меня сюда явился.
  - Так. Даму на стол. Крепи как всегда. Вначале мы позабавимся, потом ты, а потом сынку отдадим.
  Ну всё. Самый большой стакан... та-а-ак. Могу накрыть весь участок.
  - Ученик. Будет возможность. Сокращай.
  И тут пять стаканов. А теперь встаём. Стоп. К нам гости. Снимаем стакан. Пусть въедут. А теперь всё. Остальные не нужны. А ведь это сам Хозяин. Ждём. Может инте-ресное что выявится. Стакан на место. Не разбегались что б.
  - Кира Александровна. Вам эти люди нужны?
  - Не поняла?
  И Ученик мне разъяснил, что можно сократить их количество. И стакан раза в три. Прислуга, охрана. Трое похитителей. А вот похитители мне нужны. Ну крое водителя. Поговорить с ними хочу. Эти трое. Ну и Хозяин местный. А девочка-то за дверью муча-ется! Так что все тут. Сын пока жив. Не помешает. Не получилось меня на стол поло-жить. В стакане я. И тут вдруг один из троицы выхватил пистолет и выстрелил мне в но-гу! Но не учёл рикошет. Похититель мой упал зажимая простреленную ногу. Все стоят растерянные. А вот и девочка. Как она к раненному бросилась, бинт где-то нашла. Ногу умело так бинтует. Правда что ли медик?
  И вдруг мне пошло ... даже не знаю как назвать. Наверное наркоманы такие ощу-щения чувствуют. Хотелось ещё и ещё.
  - Ученик? Что это?
  - Все лишние умерли. Запустите самолечение. Болезни их тоже к вам пришли. А эффект этот. Это от множества пришедших к вам жизней. Думаете зря в сказках про ведьм ведьмы воровали чужую жизнь? Вот только лечить себя не умели, а тут же не только жизнь, но и болезни приходят!
  - Ну да. Тот мужичок тоже чужую жизнь воровал и очищал её замыкая на других. Очищал таким образом. Ладно, послушаем, что там говорят наши похитители?
  - ... шли? Не хотите подлечить раненного по вашей вине? - Молчу. - Интересно, долго она так продержится? И вот что. Похоже всё что про неё говорили, это рассказы её коллег. Выдумки. Что б руководить населением было проще. И вот что, давайте её по...
  - Не надо! - Ого! Один из гостей перебил Хозяина. - На этот случай у меня кое что есть. И расстегнул рубашку. - Заодно и проверим. Так ли хорош этот амулет. Я его только дважды применял. Состояние после него хреновое.
  И он достал из-под рубашки иконку? Или что-то похожее на неё. Как открытка, в стальной рамке. И от этого амулета вдруг пахнуло магией корабля. Отчётливо так. Улы-бается мужчина как-то нехорошо. И ме-е-едленно поднимает её плашмя, а на рамке-то прицел, две прорези. Он их наводит на меня. И вдруг магия ушла.
  - Фуф. Кира Александровна! Я не знаю что это и сделано кустарно, куча незавер-шённых цепочек, так что фонит от неё. Я через такую цепочку и откачал энергию.
  А ведь мужик маг! Потенциальный, но маг и неплохой так. Неинициированный. Видать иконка эта его раскачала. Ишь. Целится в меня! Что? Не работает? А что лицо такое удивлённо-обиженное? И тут вся четвёрка взбесилась. Как они кинулись на меня! Мой стакан пытались пробить чем только возможно. Ого! Даже этим столом! Видать тя-желенный он. С трудом двое подняли его и раскачав бросили в меня. Так. Сынок в от-дельный стакан. А всех остальных. Да тоже по стаканам. Ну кроме сладкой парочки. Их можно и в общий. С них и начнём.
  Девочка упорная оказалась, пока парня мучать не начала. Их наняли в Москве. С одним из тройки она работала. Точнее на него. Остальные подчинённые её. Начинал он как её... ну пусть будет любовник, хотя она ничего от той связи не получала. Папа её подчинённым его был, и через ту связь прошёл вверх две ступеньки. А потом она вы-росла, очерствела и выполняла задания по похищению, добыче сведений и ликвидации. Группу сама уже создавала. Платили им хорошо. Указывали кого, но не указывали ка. Училась в меде. На хирурга. Пятый курс. Парень. Ну нравился ей. А так, безработный. Дом свой купили, машину украли давно ещё. Так что заслужила. Умерла. Легко и быст-ро. А вот четверо мужчин кажется впечатлились. Пытаются вырваться из персональных стаканов. Папа правда всё на сынка косится, а тому хорошо, он судя по всему плывёт по волнам эйфории. А то что стоя. Это его не волнует. Патроны у стрелявшего кончились, ишь стоит багровый, орёт что-то, руки прижаты к телу, да у всех прижаты. И всем непри-ятно. Может начать с него?
  Снимаем стакан, и он сразу кидается ко мне. Ишь какой активный! Орёт про то, что партия мне этого не простит, и что он сам меня ... ну всякие безобразия со мной со-творит, а потом будет сам, без вмешательства сынка ... так. И когда же он утихомирит-ся? А вот вроде выдохся. Устал орать и руками махать. Присел на стул, отдышаться. А нет, на секунду только присел, а потом рванул к двери. Ага. Ща! Вот прям всё бросила и выпустила.
  - И что вы теперь сделаете?
  - Зависит от того, что вы мне расскажете. Меня интересует всё. Кто назначил нашего Хозяина, где вы и на кого работаете, кто вы такие. И какое отношение у вас с криминалом.
  Всего пару раз пришлось причинить ему боль, и парализовала ниже пояса. И по-плыл, поплыл гонор, зазнайство его. Понял, что я могу его убить. Ведь сладкая парочка умерла у него на глазах, да и кричали оба так же у него на глазах, мучались, а слышно ничего не было. И то, что его люди умерли он поверил сразу. Обречённое у него какое-то состояние. Понял что умрёт? Или больше не мог держать в себе всё это?
  Наш хозяин был родственником одного, теперь правда умершего в том году высо-кого начальника. Ну как не порадеть родному человечку. Пристроили. Дали двух помощ-ничков. Помогали. Так он потихонечку и вылез высоко. А криминал у нашего руководите-ля под рукой был. И те долю ему платили, потому их и не находили, а иногда и подска-зывали, кого нужно пощипать. Потому такие люди и не сообщали в милицию о совер-шённых у них хищениях. Ни домашних, ни производственных. Так как бралось то, о чём потерпевшие не хотели рассказывать кому бы то ни было. Вот наш Хозяин и рассказы-вал своим "подельникам" о таких людях. Кто перед ним чем-то не угодил. За то получал десять процентов изъятого у них. А в области таки много. Вот и имел и себе на карман. И благодетелю своему, тот который пришёл на место родственника, отстегивал. А эта тро-ица. Она решала проблемы с такими людьми, сняли вдруг ненароком, или проштрафил-ся чем. И сюда они приехали с тем, что бы меня прогнуть под их систему. А сынок. Сы-нок сам где-то нашёл дружков таких, что и посадили и снабжали. Так что наш Хозяин под ними ходил, а уголовники, те так. Сбоку-припёку. Хотя их тоже надо бы ... что б не ме-шали людям жить. А вот Хозяин наш. Ему много придётся писать. Кто есть кто и кто с кем и что с этого имеет. А этот изложил всё на пяти листах. Кто послал, кому подчиняет-ся, сколько заплатили. Почти и боль к нему применять не пришлось. Похоже он просто устал. Второй и третий увидев что первый что-то пишет понаписали не меньше.
  - Вы нас в лягушек?
  - Хочется?
  - Лучше убейте. Ненавижу лягушек.
  Так и уснули отдав богу душа, а мне ключи. Завтра с утра зайду. Проведаю. Тем более они мне про тайники всё рассказали. Не про все, ну да ладно. А вот теперь мест-ная голова осталась. И смотрит на меня как-то недружелюбно. Говорить явно не хочет. Ну что ж. Паралич ниже пояса и снимаем стакан.
  Первым делом меня заверили, что он мой горячий поклонник, а всё что раньше он говорил, так то рисуясь перед ними. И вообще он хороший. И мальчик у него хороший. Это нехорошие люди его немножко испортили.
  - Кира Александровна. А давайте я их объединю? Они будут чувствовать всё вместе. И радость и боль.
  Ишь как поплыл глава нашей администрации. А вот сынку похоже поплохело от уменьшении дозы. Попытался куда-то пойти. Не идётся? О как начала злоба проявлять-ся! Агрессия, он так и правда стакан пробьёт! Папа тоже бесится. Чувства-то одинако-вые. А вот и сынок выдохся и заплакал. Начал маму звать. Ему что? Мать наркотики да-вала? Зачем? А вот и ломка пошла. Как же им плохо. Папа кажется начал понимать, кто может это всё прекратить. Начал пытаться мне что-то сказать. Разъединяем их. Сил по-хоже нет. Все вымотал пытаясь что-то сделать, но не получилось ничего. Только со сту-ла упасть.
  - Позовите ... кого... нибудь.
  - Нет никого. Все умерли.
  - Все?
  - Те кто был здесь? Все.
  - Я... согла... сен. Помоги... те.
  Сняла я с него паралич. Сам, кое-как, заполз на стул и начал писать. Уже вечером закончил. Сын уже даже не бился и не плакал. Лежал на полу без слёз и сил и тоненько скулил. Все стаканы я уже сняла, а вот и мамаша. Вихрем ворвалась в комнату и попы-талась кинуться на меня. Таких бешенных я с плохим настроением очень люблю. Заодно и злость выплеснула. После восьмой пощёчины выложила всё. Сын ей не родной. И муж не любимый. Потому сынка на наркотики и подсадила. Папа её любовника главврач. Для сына идёт на всё. А вот глава слушает как-то устало всё это. Ушла я из этого милого домика только ночью. Забрала оттуда мелочи всякие, украшения, деньги, машины все три. Жены, самого и скорую. Пригодятся. Ну что? В Москву? Пока ночь. Посмотрю на жилища троицы. Заодно и подумаю по дороге, как с главарём сей области добывания денег разобраться.
  Побывала я в домах этих любителей сообразить на троих. Красиво. Богатенько. И денег много. Вот куда им столько. И сберкнижки на предъявителя, и золотые украшения. И золото в слитках. Ну что. А вот хозяина их не застала. На работу уехал. Я только ма-шину и увидела. И ведь что интересно. Хозяин уехал и сразу начался исход из дома. Детки, двое, Сын и дочка, каждый на своей машине, значит в разные места. А вот и жена. И тоже на машине. С шофёром. Лень самой рулить? Или по хозяйству? Хотя нет. Вон машинка старенькая поехала. Это скорее по хозяйству. Кто тут остался-то? На кухне двое. И в саду один. Ну это просто тогда. На всех отъехавших ниточки повесила. По-смотрим, кто куда и зачем. А сама в дом. Тем более что, а один в саду. Никто и не сле-дит за домом. Скан. Ого! А дом-то с сюрпризом! Подвал-то какой большой! И сколько всего в тот подвал сложено! Будем шутить. Ставим излучатель инфразвука. Запуска-а-аем. О как хозяюшки побежали! Одна сразу видно, повариха, а вторая похоже дочка её. Соседей будем трогать или нет? Будем! Чёрт их всех возьми! Так. Запускаем. Два часа тумана. Ишь как хозяюшки пытаются прорваться, и садовник тоже. Пытаются, но страх не пускает. И когда осталось пять минут, туман уже потихонечку стал рассеиваться вер-нулась маман. Увидев вместо дома туман и прислугу стоящую у ворот дама удивившись вышла и начала расспрашивать, что случилось. Те сами ничего не понимая начали жа-ловаться, что их такой страх обуял, такой страх! И что тут какая-то чертовщина. А вот и водитель вышел! Умничка! И машины у них не стало. Пока глазели на начавший рассеи-ваться туман. А вместо дома с участком песок. Просто круг песка. Нет ни забора, ни де-ревьев, даже у соседей немного участка отхватило.
  - Кира Александровна. При изъятии дома повреждены коммуникации. Так что под домом начинают собираться всякие воды и газ. Как бы не бабахнуло. Провода-то вон провисли и весело искрят, лёжа на земле.
  И тут хозяйка обнаружила что у неё нет машины. Как же она громко может кри-чать! Ну вот сумочкой бить шофёра... это вообще как-то, а вот и загорелся песок. Точнее газ пробившийся наружу, но кажется что песок горит. Шофёр показывает, мадам огля-дывается... ну надеюсь это просто обморок. А вот и соседи. Прислуга побежала по до-мам, а одна из соседок осталась с хозяйкой. Просто интересно, что тут будет? Ага. Вот и пожарные. А пламя пошло на убыль. Видать газ отключили. И провода искрить переста-ли. Интересно, пожарные вылезли, а что делать не знают. Песок почти погас. А вот и скорая. Ну это к мадам. Она так и лежит на земле. А вот и милиция. Ого! Целый майор по форме одетый вылез. И ещё одна машина. Видать эксперты. И ведь прошло-то всего десять минут, молодцы. Быстро работают. А что это эксперты принюхиваться начали? Мы же и канализацию перебили! Сейчас всё заполнение сливается в песок! Ну это дол-го, хотя водопровод-то не отключён. Часа четыре и наполнится всё. Интересно, тут бу-дет болото, как вместо Варшавы? Ой нет! Один из экспертов провалился куда-то. Ногой в ямку, но судя по тому, как он начал отступать, опасность подступает со стороны нюха. Хотя и сюда, за забор соседей полузаброшенного дома ветерком навеяло тоже. Мне Ученик сообщил об этом. Врачи увезли мадам, а вот прислуге куда деваться? Ни машин, ни чего. Пешком собрались идти. А вот и виновник торжества. Быстро он. Прошло всего сорок минут, а он тут как тут. И сразу к майору. Как-то он неправильно с майором, повы-шая голос. Майор стоит. Крепится. Эмоции кипят, но держится. Выслушал всё, козырнул и дав экспертам команду грузиться убыл. Вот ты у нас здесь и один. Водитель не в счёт. И куда ты поедешь? Я за тобой. Вдалеке. И куда же ты?
  Это что? Твоя любовница? А ничего так. Красивая. Какие-то равнодушные у неё эмоции. Не интересен он видать ей. По обязанности видать с ним, а может и не только с ним. В квартире двое? Отлично! Побеседуем. Так. Где там мой штурмовой комплект? С закрытым забралом? Звоним. Удивлённую дамочку в сторону и паралич. Что б не меша-ла, а сама в комнату. Обычный свой наряд. А ты смотрю уже и пиджачок снял, и галстук распустил. На работу значит не собираемся? Тогда вокруг стакан и начинаем задавать вопросы. Не хотим отвечать? Кричим? Не зря я стакан поставила. Ну покричи-покричи. А теперь начинаем. Паралич и боль. Ножка болит и не гнётся? А что так? Говорить будем? А вот на боль ты слаб оказался. Это не деньги воровать. Это больно. Пиши дорогой. Пиши. Фамилии, где и кем работает, сколько тебе отчисляет. Всё пиши. Подробнее, по-дробнее, и лёгкий подзатыльник, для вразумления. И снова писанина до вечера поздне-го. А тут уже внушительный труд! Число и подпись. Это сколько ж тут народу! Есть у ме-ня один любитель разных дел. Дома что ли посетить? Или завтра к нему прийти?
  * * *
   Не успел прийти на службу, как докладывают, что ко мне посетитель, точнее по-сетительница. Молодая и красивая. Мне на планёрку идти, а тут... и тут вошла она! Всё! Нафиг планёрку. И две папочки мне на стол. На папке потоньше написано "Умер", на папке потолще. "Готов к сотрудничеству". А ниже приписка "Осудить до Нового года".
  - Извините, а почему до Нового года?
  Если до Нового года он не сядет не менее чем на десять лет, то он умрёт. И из этого списка. Тоже все не севшие умрут. Пока они не охвачены моим вниманием, но ду-маю завтра они будут учтены. Да! И вот адрес, по которому он вас ждёт. Девушке при двери скажите. "Я вас освобождаю". Иначе она так и будет стоять. Вам интересно такое дело? И ушла. Тут начальник входит. Злой как сто тысяч чертей. Видать дома что слу-чилось. И давай на меня орать. А я стою, папку держу и только глазами мыргаю. Полков-ник понял, что-то не то. И уже спокойно спрашивает, почему на планёрку не явился. А я просто молча ему папку протягиваю, тот начал читать, смотрю, а у него аж фуражка на голове зашевелилась.
  - Ты понимаешь какие это люди? И что ты им сделаешь?
  Я молча на приписку показываю. Он посмотрел на неё, на меня...
  - Она?
  Я кивнул.
  - И что будет?
  - Умрут. Все кто не сядет не менее чем на десять лет.
  - Давай папку. Пойду к генералу. И что этот? Готов? - Я кивнул. - Забирай.
  Так началось то громкое дело о расхитителях в высоких кабинетах. Кое-кого и расстреляли даже. Но все сели не менее чем на одиннадцати лет. Единственное не по-нятно. Куда делся дом фигуранта. Главаря той шайки. Самого кстати расстреляли, хоть и работал в ЦК. Сколько же всякого всплыло! Какие люди оказались замазаны! Две тре-ти разбора дела велись в закрытых залах суда. Много народу слетело вниз. Ну умеет же Кира Александровна найти дело! А мне за него дали должность начальника отдела, че-тырёхкомнатную квартиру и орден Ленина! Но я боюсь. Вдруг опять Кира Александровна придёт? Она же такие дела мне приносит! Потом пол управления работает над ними, а подозреваемые торопят, побыстрее да побыстрее! И все всё рассказывают. Хотя нет. Двое отказались рассказывать. Так в ноябре у них ноги отказали, а в декабре руки. И в новогоднюю ночь оба умерли. Остальные только лбы утёрли. Они с тридцатого декабря все сели. Думаю вести себя будут хорошо, что б побыстрее выйти. Не знаю. Разрешала ли им Кира Александровна преждевременный выход... Хотя это уже не моё дело.
  * * *
   А дальше началось вообще какое-то невезение во всём. И генерал меня вызвал. Очень неприятные слова говорил, про самоуверенных особ которые разваливают стра-ну, Хотя они все конечно те ещё гады, но они партийные, а этим занимается специаль-ный отдел ЦК партии. А теперь что? Он работает совместно с МВД. Это подрыв партий-ных устоев. То есть то что они воровали конечно нехорошо, но надо было помягче, по-секретнее. И сроки поменьше. Прям как будто он их защищает. Может его тоже прове-рить? Стоило так на него посмотреть, как он сразу выгнал меня из кабинета. К Хрущёву. На приём. Машина будет через пять минут. А почему не своим ходом? Необычно всё это. Попробуем съездить. Ну что. Так себе машина. Тяжёлая и неуклюжая, не то что моя кисонька.
  А вот встреча мне не понравилась. Очень не понравилась. Я снова была винова-та. В том что у нас в стране столько воров на государственном уровне? Нет! В том что их вскрыла! И что не так веду внешнюю политику. И что деньги не отчисляю на развитие развивающихся стран. Мои попытки объяснить, что эти страны просто сосут из нас день-ги не имели успеха. Попытки объяснить, что я бьюсь за развитие страны, а кое-кто, например разоблачённые МВД, тянут страну назад, не имели успеха. Мне запретили со-вать нос куда не следует! Для этого есть специальные органы, они пусть этим и зани-маются! Ничего не стала говорить. Зачем? Просто буду карать их сама теперь. И об-ласть не всю, но начну контролировать. Будет отдельная советская область. И уголов-ников изведу. Пока только город весь и прилегающий к нему район, но надо что-то де-лать будет. К машине не пошла. Ну их всех! На метёлочке улечу! Мне её недавно улуч-шили. И скорость подняли, и потолок. И грузоподъёмность. Не шестьдесят пять, как раньше, а восемьдесят. С чуточкой. Что ж они на меня так все набросились? Из-за того что вскрыла эту шваль?
  А потом на заводе турбинном начались проблемы. С поставками материалов. Да идите вы все к чёрту! Давить на меня вздумали? Забыли что мне и немцы делают всё? Ладно. Полетим к немцам. Заодно Гелена навестим. А вот ФРГ меня порадовала и огор-чила. Они пошли навстречу СССР, но те гордо отвернулись. Ну не хотите и не надо! Зато Гелен доволен! Установил связь с сим-сим. И здесь, и дома. Даже зарядкой начал зани-маться. Его людям начали установку таких же развлекательных комплексов. А то что это. Начальник зарядкой занимается, а они прохлаждаются? Непорядок. Его группа до-ложила, что прибыли и начали тренировки. Правда тяжело началось. И что самому ехать надо, проверять всё. Ну я и пригласила его на неделю. Молодец мужик. Напряжённым сидел, но молчал и делал вид что ему совсем не страшно. Границу прошли чуть ли не между ёлок виляя. Зато за один день долетели. Машинку мою тоже улучшили. Теперь она четыре тысячи даёт и до восьми километров вверх. Как на метёлочке раньше. И те-перь у неё есть автопилот. Как и что ребята придумали не знаю, но над океаном можно спать. Летит себе по прямой, корабли облетает, и шторма. И высоко летит. Почти вся эта буча внизу остаётся. Хотя шторм и на высоте чувствуется. Самолёты тоже скорости прибавили. Уже под тысячу летят. Растут в своих умениях. А вот горючее потреблять начали меньше. Теперь летят чуть ли не порожняком. Топливо в хранилищах, багаж в хранилищах. Да ещё и защиту поняли. А вот стойки шасси укоротили. При посадке бол-тает. И даже как хвастался сим-сим, можно по морю плыть. Не утонет. Задавака. А вот Гелена подлечить отдала. Машенька вся отладилась. Почти на ста процентов, такая те-перь лапушка и умничка! В самой старшей ванне лечит весь организм за два часа. От обычных болезней. Вечером за два часа от старости обычной и за утром и вечером по два час от тяжёлых бед. Но человек худеет! Как скелет вылезает. Так что лучше по од-ному разу в день. Что б отъесться успевал. Ну и весь комплект языков. К которым доба-вился и португальский. Выучила таки его! Умничка.
  А про турбины я и забыла! Пришлось на метёлочке слетать. Молодцы немцы. Первую уже испытывают. Хотят её разрушить. Говорят для понимания, что от неё можно ожидать. А вторую начали строить. И плотина растёт. Растёт голубушка! следующем месяце закончат первую ветку ЛЭП. Ничего. Им там ещё трудится и трудится. Так что Новый год в Варшаве будет с новым электричеством. Хотя положение там напряжённое. То ограбят кого, то убьют. Нет. Чувствую, пока не развернутся магички, порядка не бу-дет. Всё бы полякам побузотёрить, похулиганить, пошуметь. Ничего. На Новый год бу-дет им подарочек. Можно и на их новый год. Так даже лучше.
  * * *
  Свадьбу нам сыграли конечно здоровскую. И вроде народу не много было, но ве-село, а монгольфьер? Они нас на облачке спустили! Мне потом рассказали, что это Кира Александровна указание дала. Нас спустить. И машину подарила. Какая ж она прелесть! А вот в Москве не очень хорошо жилось. Мама моего супруга и не говорит ничего, но ка-кой-то настрой весь... Например. Я в нашей комнате навела порядок. Такой, как мне надо, приходим, а всё переставлено, переделано. Вещи привезла с собой, убрала, раз-весила. Полезла за ними, а нет ничего. Потом нашла. Всё развешанное сложено, надо гладить, все сложенное развешано, хоть и не мнётся. Вот зачем? С трудом выдержала месяц и тут узнаю, есть! Есть куда удрать из этого молчаливого марша ненависти! Вот тут мама забеспокоилась! А как же! Мы же вечером не пришли домой. И ночью, и на сле-дующий день. И немного вещей исчезло. Естественно к сыну на работу, а там я его за-брала прям от проходной. Она чуть в стороне стояла и потому не успела. Но на следую-щий день вызвала таки сына на проходную, лишь бы со мною не встречаться, и закатила скандал. Хотя мой молодец! Она его всю жизнь угнетала. Как он мне рассказывал, жизни не знал. Вся жизнь по маминой указке. Даже мучатся начал, а не сбежишь. Некуда, да и не с кем. А тут я! Ведьма! Он и поступил так, как я советовала. Выслушал молча, спро-сил всё ли, выслушал повтор, поцеловал маму в щёчку и сказав, что непременно, но до-мой не вернётся удрал на работу. А после был мой приезд. Здесь я была жестока. Как только появился мой драгоценный, паралич на маму и только проехав мимо неё сняла его. Она поняла только раз на пятый. Не было её больше. На работе мой не выходил. Звонил каждый вечер, но стоило маме начать выговаривать как он клал трубку. Правда потом попросила вахтёрш наших позвонить маме. Рассказать про сына её, так они каж-дый вечер ей звонили, но к нам не совались. Не пересказывали мамины рассуждения. Видать их Кира Александровна научила. Говорят она как приезжает, с ними по часу си-дит.
  А в общаге жизнь как у нас. Город правда бедненький на продукты и товары. Пришлось домой съездить. Затарилась на два месяца. Нам же питаться чем-то надо? Экзамен это что-то! Волновалась, как ... как... жутко! Правда на меня тут смотрели как-то странно. Ну учитывая что из сдающих девушек всего трое, то смотрели на нас как на диковинку. Хотя я замужем! И плевать на всех! Правда один, особо настырный пытался познакомится, но я сразу сказала, не интересен он мне. Кажется удивился. Одет конечно красиво, Во всё иностранное, но мне не понравилось выражение его лица. Какое-то снис-ходительное, он ко мне снизошёл с божественных небес. Тоже мне! У меня уже есть один бог и богиня ненависти. А потом, на русском снова подошёл ко мне. Уже у машины. Спросил где такую машину себе добыла и каким способом? И так глумливо, как будто я её добыла нечестным способом, и подхихикивает так гаденько. Возле него уже трое кру-тятся. Ещё экзамены не прошли, а он уже прихлебателей набирает!
  А на физике у своей машины обнаружила стоявшего нагнувшись с шилом в руке одного из гадёнышей! Колесо хотел мне проколоть гад! Милицию вызывать? Так ничего ему не будет! Но наказать надо? Накажем! Где у меня тут ремень был? Не поясной, ба-гажный. Скорее вожжи, а не ремень, вот этими вожжами и внушила ему раз пять, что не-хорошо портить чужое имущество!. А потом попросила свою ласточку отпустить его. Не-разумного! Как же он плясал, как орал! Аж шило уронил! Шило я прибрала. Мало ли где пригодится, а у меня есть! И в руки его не брала. Так с его отпечатками и сунула в хра-нилище. И ведь его дружков-подельников никого вокруг! Вот что странно. Мы с девчон-ками подружились уже. Вроде хорошо идём, сдаём всё на пять. Последний экзамен сдан, так что вроде все поступили. Поехала развезла девчонок по домам. И домой. Устала.
  А вот в колхозе вообще красота получилась. Я уезжая и зная что мне предстоит поездка на картошку сразу попросила один сборщик выдать мне. Так мне выдали привя-занный ко мне! И по моей просьбе пять сим-сим. Девчонки прошли, как и я, и все имеют шанс стать ведьмами. Надо их к нам отвезти. Инициировать. Здоровье проверить. Прав-да говорят Кира Александровна отдала приказ. Полгода. Полгода знакомства. Ранее нельзя. Но как батарейки-то я их могу использовать! Ну так вот. Приехали, а нам поле выдают агромадное, условия для жизни хреновенькие, но ничего. Месяцок проживём. Тем более что у меня продукты есть, да и все мыльно-рыльные, запас одежды. Ну я тут и пошла к председателю. Мол давайте так. Вы нам задание дадите, а мы по его выпол-нении уедем. Вот какой-то хитромудрый мужичок, пьяненький, а так и норовит схитрить. И такое нам задание выдал, что я аж обалдела. Нашему отряду за год столько не сде-лать. Ла-а-адно! Я звонить, так мол и так, а мне спокойно! Высылаем подмогу с запаса-ми. И приехало аж двенадцать троек, все со сборщиками, и уже не первый год убираю-щие картошку. Мне выделили поле, назначенное ранее, а сами пошли с остальных полей урожай собирать, и днём и ночью убирали всё. За три дня собрали. И выдали мне уро-жай, для сдачи. Горох по моему крупнее,
  - Скажи, какая уродилась, такую и собрали.
  А мне что, вес набран? Набран. Картошка? Картошка! Ну и поехала сдавать. На складе брать не хотели. Но я им говорю, вес есть? Есть. Размер где указан? Нигде. А раз у вас в этом году картошка такая, я тут при чём. С криком и скандалом сдала. Прав-да пришлось девчонкам, что принимали, подарков дать, но килограмм по десять бана-нов-ананасов нас примерили. Да и девчонки те председателя похоже не очень-то любят. Где-то он их не по разу обхитрил-объегорил. А они вообще здесь перед отъездом на учёбу дорабатывают. В училище поступили. Здесь у них вот такая "картошка". Так что посмеиваясь приняли. Им-то что. Они С этой бумагой наш отряд и удрал. Мол всё сде-лано. Кстати, того наглого с нами не было. Да и друзей его тоже. Из них кстати только один прошёл экзамены. Остальные отсеялись. Ну и правильно. Не надо было на посто-ронних надеяться. Надо было головой думать и руками работать, писать много. А потом начались занятия. Хорошо я послушалась совета и взяла с собою диктофон. На слух я всё-таки воспринимаю всё лучше. Но записываю всё. Следующим будет лучше. И сим-сим учится. Запоминает всё. Потом следующим за мною будет легче.
  За столами мы сели вместе, и вот проходит неделя, как одну из нас этот, само-уверенный увлёк, вскружил дурочке голову. Та за ним как мотылёк за свечкой полетела. Пересела к нему, млеет, недолго млела правда. Недели полторы. А потом он вдруг ко мне подсел. И так вроде. Сел и сел. На перемене естественно скандал. Я отбиваю! Мои попытки объяснений не воспринимаются. Меня просто не слышат! Но ничего! Как нас учила Магесса? Не слышат ушами, услышат по печени. И точно! Уши после первого удара включились. Так что мои объяснения, что я замужем и мне никто не нужен были услышаны! А мы сели так, что рядом со мною не сядешь! Не-е-ет! Ему же надо именно тут! Ага! Ща! Меня сдвинуть! Нога отнялась с первого удара. Упал бедненький. И глаза такие удивлённые. Мол как так! Он тут весь такой из себя упакованный! Снизошёл ко мне, а я такая дурочка его не хочу впустить в сердце, душу и ещё куда-то? Раз подошёл, не впустили с кратковременным повреждением ноги. Второй раз. Народ уже похихики-вать начал. А тут домой пора. Ан нет. Ему нужно здесь машину поставить. Прям по мое-му выезду. Никак не выехать. А сам, что-то вспомнив ушевствовал куда-то внутрь. Ну ладно! Решил значит поиздеваться? А где у нас тут уголок поукромнее? А вот! За куст-ками-деревцами! И не выедешь просто. Забираем. И размещаем там, где выгодно мне, но не выгодно ему. А сами уезжаем. Вдвоём. Влюблённая меня услышала, но не прости-ла. Да не очень-то и хотелось! Меньше ездить по городу.
  Какой же был скандал на утро! Меня к ректору вызывали! Выговор влепить хоте-ли, а я просто попросила кого-нибудь изобразить, что же я такого сделала. Или дока-зать-показать. Или они считают что я такая силачка, что с машиной на руках гуляю? Ку-да бы у меня в землю ноги тогда ушли? Следы мох ног на газоне покажете? А машина там. Так нам сей водитель хвастался, что он может проехать и через игольное ушко. Опросите моих сокурсников. Вот он туда и проехал, а когда попался решил вину свалить на такую скромную и беззащитную меня. Машина кстати, так там и стоит. Похоже как её извлечь оттуда не знают. Деревья пилить им не разрешат. На перемене сбегала. Пере-ставила её. Расставила машины руководства и втиснула её туда. Ни самому залезть, ни ректору-проректору. Через час нашего красавчика вызвали. Наверное потребовали убрать. Интересно бы посмотреть на это действо, но у нас занятия. Пришёл злой, как чёрт. И мне шепнул, что мол это мне пройдёт так просто! И точно. На следующий день мою машину пытался протаранить грузовик какой-то. Украденный этой ночью. Но мою ласточку воспитывали у нас, так что грузовик дополз до моей красавицы только на боку. И похититель лежал внутри. Ждал милицию. Правда ни на что не реагировал. Парализо-вала его моя ласточка! Умничка!
  Ну что? Пора начинать мстить? Надоело мне всё это. Ладно. Первая месть. Пара-лич нижней половины. Занятия кончились, а студент не хочет уходить. Точнее хочет, но не может. Ничего. Посидит ещё пару. Потом отпустит. Знания лишними не бывают. А по-сле занятий у моей ласточки стоит студент. В руке гвоздь, и в борт моей машины направлен! Ну всё! Где тут гвозди продают? Час бегала, но нашла! Не купила правда. Точнее купила. Поймала пацана и предложила ему обмен. Он мне три гвоздя, можно ржавых и не совсем прямых, а я ему мороженное на выбор. Ха! Через пять минут у меня был десяток гвоздей, а парень очень довольный собою удрал куда-то. Ну что ж. Пока я металась я всё обдумала. Так что гвозди вошли в подходящее место как в доску! Весь десяток! И только как я отъехала паралич с него снялся. Думать надо, прежде чем что-то делать. А то что больше часа простоял возле моей машины? Так может любовался ею! Тем более он стоял со стороны пассажира. Я к нему и не подходила даже. Человек де-сять наблюдало за этим. Любопытно им было. Ну-ну.
  Девочку жалко. Брошенная этим мерзавцем она повесилась. Из-за такого вешать-ся? Дура она! А этот ходит. Улыбается. Сколько же он девчонок вот так, походя погу-бил? Ненавижу его прям! А вот и выход моей ненависти! На перемене его рука легла на мои плечи.
  - Ну что мы бодаемся! Ведь я нравлюсь тебе, признайся себе в этом!
  Как там Магесса учила? Насчёт незаметного удара. Так он и остался стоять. Правда руки опустились, а глаза и от раскрылись. Широко-широко. Но так просто он уже остановится не мог. Буквально в этот же день я услышала сзади звук разгоняющегося поезда, оглянувшись увидела локомотив. Никогда не думала что люди бывают настоль-ко жирными! И он разгонялся глядя на меня. И тут у меня родилась очередная каверза. Три шага назад, вроде как испугалась и немного из стороны в сторону. Мечусь я от ужа-са. Есть! Ручонки свои жирные пораскинул, а когда подбегал ко мне, то шаг в сторону, хватаю за ручонку и направляю его в дверь. До того я думала что дверь открывается наружу. Похоже я ошибалась. Хотя вряд ли. Так как преподаватель тоже удивился. Только сбираешься выйти, а на тебя открывается дверь, которую надо толкать и в ней стоит обалдевший парень, занимающий весь проём. Стоял правда недолго. Упал от чего-то. Наверное преподаватель толкнул. И снова меня к ректору. А за что? Я не понимаю. Студент пробежал мимо меня. На лекцию видать опаздывал, я отошла в сторону, дабы не мешать его пути, а что он забыл в какую сторону дверь открывается, я то тут при чём? Минуты три на разговор и я ушла. Предъявить-то им мне нечего! Ну всё! Я разо-злилась! Где этот подонок? А вот он! С толпой прихлебателей. Стоит. Лыбится! Подхожу и уткнув палец ему в грудь говорю.
  - Значит так. Ты мне надоел. Твои покаты ко мне надоели. Я замужем и ты мне не интересен. Вызываю тебя на дуэль. Сейчас! Здесь или в спортивном зале. Вид оружия выбираешь ты. Хоть кулаки, хоть что найдешь! Пять минут на подготовку!
  И тут эта сволочь снисходительно так улыбается и похлопал меня по щёчке! Тут мне крышу и сорвало! Я сломала ему руку. Троим его дружкам, что пытались за него вступиться тоже что-то сломала, одно ребро точно. Остальные просто удрали. Я была страшна в гневе! А когда успокоилась, то четверо лежали передо мной, двое лежали у стены свернувшись в клубок. А злость во мне клубилась. Хотя есть ей применение!
  - Значит так. Если ко мне будут приняты хоть какие меры, то у тебя в тот же мо-мент откажет левая нога, Если не будет снято обвинение, то на следующий день откажет правая, потом левая рука, правая и сердце. Как ты будешь решать свои проблемы, меня не волнует. А теперь касается всех! Вы все импотенты. На неделю!
  Ой чую как сила из меня утекает! Прям слабость накатила. Надо срочно поесть! Банан подойдёт. Нет. Три банана. В машине съела еще яблок килограмм и сидела минут двадцать. Приходила в себя. Видела как врачи на скорой приезжали. Забрали двоих. Похоже я их серьёзно повредила. Секретарь ректора выскочила. И ко мне бежит. Понят-но. Пойдём. Сходим.
  ...
  - То-есть вы хотите сказать, что я напала на этих ребят ни с того ни сего. Они сто-яли толпой, вместо того что бы идти после занятий, наверное обсуждали пройдённый материал, а тут иду я. Только что метнувшая в дверь студента тяжелее меня раз в де-сять, и вижу маленьких бедных студентиков, никогда ко мне не пристававших, и никого не обижавших, девушка же не из-за него повесилась, просто надоело ей учиться, И вот я решила их побить. Ничего что они все на полголовы минимум меня выше? И раза в пол-тора тяжелее? Но я же не ищу лёгких путей! - Тут ректор хотел что-то сказать. - Подо-ждите! Когда вы говорили, я же вас не перебивала? Так вот. Я! Избила шестерых парней, хотя их было больше, но остальные разбежались. Вы сами-то понимаете, что вы говори-те? Я что? Чемпион по боксу? И что же они меня не били? Они что? Манекены?
  Ошарашенный ректор молчал. Потом попросил рассказать про девушку, про этого вьюношу и отпустил меня. А у меня опять слабость. Что-то во мне ворочается.
  На следующий день красавчика не было. И на следующий день тоже. А в конце занятий меня снова вызвали к ректору. И у него был капитан милиции. Та-а-ак! Неймётся кому-то! Во мне снова что-то заворочалось, закипело прям!
  - Во-первых должен перед вами извинится. Студенты действительно вас оговори-ли. Признались, что они затеяли драку, а на вас решили всё свалить. - И тут в меня что-то вернулось, вот прям почувствовала! - А во-вторых, с вами тут хотят побеседовать.
  И вышел. А капитан остался. Весёлый такой. Но глаза внимательные.
  - Я понимаю, что вы их не били, но если у вас найдётся время, то не могли бы вы съездить со мной. Наш тренер хочет увидеть, как вы это не делали. Всё-таки бой с ше-стью противниками, это сложно!
  - Я ни с кем не билась!
  - Да-да. Помню. Так что? Прокатимся? Точнее прокатите? У вас говорят машина есть? Откуда кстати?
  - Это мне подарок на свадьбу. Наша верховная подарила.
  - Верховная? Что за ... должность?
  - Верховная ведьма. Поехали!
  В машине разговаривали, рассказала, как приставал ко мне этот... упакованный, как совратил девушку, а потом бросил, та с дуру и повесилась, как попытался и ко мне клинья подбивать. А я не хочу этого! У меня есть муж, которого я люблю, и не интересен он мне. Гнилой он какой-то! А потом тренер их. Когда я уронила его в седьмой раз, то он попросил меня позаниматься с ним. Мои объяснения, что лучше ему съездить в Тюнь-ковск, мол там лучше научат, было встречено смехом. Оказалось желающих много. И надо заслужить право поехать к ним. Или купить! А капитан-то! Он оказывается всю тре-нировку просидел тут. Ему видите ли было интересно понаблюдать за мной! И каков ре-зультат наблюдений? Он сказал, что лучше промолчит, а то не дай бог и его бить не бу-ду, а он пойдет об стену побьётся, да об дверь. Тут подошёл тренер. И поставил нас в пару. Только попросил ничего ему не ломать. Ну что, подготовленный, на броски реаги-ровал правильно. Откатывался и вставал, но через десять минут сдох. Попросил оста-новить бой. Не захотел вставать с ковра. Ну что. Прошлась сканом, мамочки мои! Как же я его избила-то! Ой-ёй-ёй! Пришлось лечить и кормить. Да и всяких других болячек в нём нашлось будь здоров! Час тренировка, час приведения в порядок, а у меня ещё муж не встреченный, да не кормленный! Вот я и умчалась.
  * * *
  - Ну и как тебе девочка-студентка?
  - Жуть! Она же меня била слегка. Только обозначала удар. Координация какая! А избила как мальчонку какого! Мне на соревнованиях и в боях так не прилетало! И ведь главное не понятно что и откуда прилетит! А гнётся как? У неё кости есть? Или вместо костей мышцы?
  - Я когда её смотрел, попросил шпагат сделать, так вот. Она делает любой легко. И может голову между ног просунуть при прогибе назад. Что-то ты легко после такого боя ходишь? Неужто ничего не отбила?
  - Да меня после боя как окатило теплом, нет, холодом, ну не знаю чем. В-общем прошло всё, но вот откуда она бутерброды и фрукты брала? У неё же руки пустые были!
  - А сколько ты в туалете просидел? И она была к этому готова. Не смотрела нервно на дверь, не дёргалась. Для неё это норма. Ты заметил сколько ты съел? И что?
  - Фрукты, бутерброды с мясом, молочное что-то попил, три бутылки...
  - Ты где-нибудь ещё такое ел?
  - Не-е-ет.
  - Во-о-от! И вылечила она тебя походя. И накормила. Она из того Тюньковска. И подозреваю что и оружие у неё есть. Просто она его не доставала. Поговори с ней. Пусть она вас потренирует. Пригласи с мужем на выходные, не приставай, похоже и правда мужа любит, А потом так, невзначай. Поинтересуйся, почему в этот институт пошла. Вы-слушай всё, ничего не предлагай! Ни-ни! Только интерес! Никаких предложений! Мужа заодно пробей. Нам такие специалисты нужны. В твой отдел и нужны! И разберутся, где что, и задержат если нужно!
  - Мне-то в отдел зачем?
  - А сколько раз ты специалистов звал? Сам не мог разобраться, а она по технике этой разбираться будет. Тебе же сейчас всё время дела подкидывают про перерасход, хищения и прочее всякое. А верховная её. Если она девочке машинку подарила, да с портретом, видать непростая девочка. Много ты машин с портретами видел?
  - Одну. Приезжала к нашему карьеристу. Кстати сегодня тоже приезжала!
  - Значит карьерист опять подрастёт, хотя нет. Некуда расти по званиям, если только по должности, как раз их начотдела уходит на пенсию.
  - Да с чего ты взял?
  - А вот увидишь!
  * * *
  Какие же молодцы наши ребята! В Бразилии придумали как сапёрам и разведчи-кам помогать. Сканом можно заметить всё на глубине до пяти метров и в радиусе четы-рёхсот пятидесяти. А обнаружив мину изымаем из неё инициирующий заряд. А без него она просто здоровенна хреновина. И в Москве. Одна из учениц научилась метать что угодно на расстояние до пяти метров. Хоть гвоздь, хоть нож. Пробовали. Можно так и полку какую прибить. Главное скорость начальную выбрать. Большую конечно не разо-вьёшь, Но иногда и не надо.
  Порадовала пилотов. Все теперь со связью! Ведь взрослые люди! Кое кто и де-душки уже, А радуются как дети! Ох они в Парагвае оторвались! Как теперь они появля-ются, так народ садится куда только можно. И бегут. Бегут без оглядки! Рации тоже сто-ят, но это только для связи с самолётами. И ведь маскироваться научились! Сядут в ле-сополосу, только самолёт пролетел, а вот и они! Бах-бах, и обломки идут на посадку. Раньше по восемь аппаратов дежурили, теперь всё. Два. Не летает никто. Хотя нет. Ле-тают, но так редко, самоубийцы всякие. От соседей залетали зачем-то. Но ребята просто сбили их и всё. Не стали разбираться, нарочно, преднамеренно или ещё с какой нехоро-шей целью. И начальству ничего не доложили. Не было! Никто не видел? Точно не было! Теперь вдоль границ летают, а за границу ни-ни! Опасаются! И правильно делают. Ребя-та за ними наблюдали сидя в лесочке. Всё ждали, вдруг решаться перелететь. Не до-ждались.
  Побывала на плотине. Ох и здорова же дура! А дно как выгладили! Чистенько прям! Все деревья на берегах рассадили, прям леса там разрослись. И уже оборудовать начали. Дорогу смотрю прокладывают, здания строят. Станции ещё нет, а провода уже тянут. Ох чую здесь место отдыха будет ещё то, а что, лес есть вода есть, солнца здесь много. Ну пионерские-не пионерские, а детские лагеря точно будут. Лес уже установлен. Развивается. В каждом лагере по магичке сажают. Обещали к пуску плотины всё приго-товить. Для более быстрого заполнения водоёма притащила три промышленных храни-лища. Так что первые три кубических километра воды лягут в первый день. Перелив уже готов. Стоит эдакая колонна. И не одна. Их четыре. А плотина уже на половину готова. Машинный зал формируется. Народ уже там провода какие-то таскает. Сим-сим на пло-тине поставили один. Он за все отвечает, и за машинный зал, и за управление, и за все остальные помещения, а вот остальную часть плотины Лес оберегает. А что. Там же просто тело плотины. Хотя плотина ещё та! Более семи километров! И высота возле турбин этой дуры почти двести метров. Разговаривала с главным строителем. Тот во-обще в шоке. До сих пор. И что строит, и главное как! Восторгов немерено. Говорит, что в конце ноября первую турбину можно ставить. Ну и поставим. Мне её немцы к началу но-ября обещали. Транспортировщики уже возят провода и прочие причиндалы, так что тут всё в порядке. Даже кран для монтажа турбин почти готов. Через неделю его привезут на стройку. И начнут монтаж всех подъездных путей.
  Да и смотрю начали работать по делу государственных воров. И ведь все! Все были партийными. Что-то не то с партией. А вот трёх не взяли. Даже близко к ним не подходили. Запрет. Ничего. Внушение им сделано. Умрут сами. В Новогоднюю ночь. Жа-леть их? Увольте! Никакой жалости! У одного из них золотыми вещами была забита ком-ната. Небольшая, но в такой у нас кое-где живёт семья. И неплохо живёт! И их жалеть? Не-е-ет!
  Даже вызов к Хрущову не испортил мне настроения. Удивила только просьба. Приехать нормально. Охрана видать попросила. Надоело её напрягаться. И вот сейчас я тащусь по дороге за грузовиком. Чад от него стоит, как не от всякой печки с сырыми дровами. И едет небыстро, и встречки много. Не обгонишь. Всё! Надоело! Беру руль на себя и вверх, а теперь вперёд! До нужного мне поворота.
  - Ученик. Всем Лесам приказ. Вот такие машины, с неисправными двигателями на дорогах глушить. Не могут ехать сами, пусть их тянут другие! Ладно я, а ведь другие это ещё и нюхают!
  - Конкретно этот грузовик упал на обочину. Видать загляделся на вас, а там пово-рот. Может выпивших тоже запретить?
  - Давай и выпивших. Это лишний геморрой. Сколько народу они сбивают!
  
  А вот встреча прошла грустно. Меня склоняли и так, и матом, хорошо не побили. Главная тема, как я посмела покусится на верных товарищей, членов партии! Которые не жалея сил... не щадя живота своего... бросая себя как жертву на алтарь революции... Ну вроде всё. Выдохся. Молчим. Пока спрашивать не начнут. Причём повторно. Ага. Вроде успокоился. Выговорился так, что аж охрип немного. Чаю возжелал. Мне не при-несли.
  - Один вопрос. Если вор имеет партбилет, то он имеет право воровать?
  А нет! Не выдохся. Ещё минут на двадцать речь всяконаборнословую закатил.
  - Я не поняла. Это вор или партиец?
  - Вор не может иметь партбилета.
  - Можно пригласить того, кто вам доложил об этом?
  Быстрый взгляд на меня и возжелал увидеть человека. Оказалось он тут. Рядом.
  - Вопрос вам. У вас списки изъятого у них при обысках?
  А вот тут человечек попытался изобразить что-то типа "Забыл". Ничего. Вызван-ные люди метнулись и привезли что надо. А я часок постояла по стойке "Смирно". Ну вот и документы положены.
  - Возьмите любой список. Зарплату этих людей вы примерно представляете. А теперь скажите мне. Как на эту зарплату они все приобрели? Да! Зарплату жены при-бавьте, и что они питались только хлебом и водой и не потребляли сигарет и спиртного.
  А вот тут дело пошло. Как сердобольный наш вспотел.
  - Чего стоишь, Садись. Чаю хочешь? Или тебе как всегда, каркаде?
  Смотрю уже несут. И вроде сигналов никаких не подавал, а вот собеседника нашего куда-то пригласили. Наверное что б не мешал увели.
  - Всё равно. Так такие дела не делаются.
  - А то что в партию влезли воры? И много? И своих дружков туда тянут? Ленин дело партии развивал, а вы хотите всё по старинке? Если всё по старинке, то давайте откажемся от машин и будем пешком ходить, от одежды и ...
  - Хорош! Понял я. Извини. Погорячился. Немного е так мне всё рассказали. Что хочешь?
  - Что б я в нашем районе могла проверять партийцев. Причём всех! Украл - в тюрьму. Но не как партиец, вначале исключаем навечно, а потом, как простого уголовни-ка, за хищение социалистической собственности.
  - Нет. Не дам я тебе такой возможности. Ишь чего захотела! Район свой очистить! А область кто чистить будет? Так что по области проверь всех! Видать много таких при-мазывавшихся!
  - Второе. Раньше за награды полученные на фронте доплата шла. Многим фрон-товикам это помогало жить. Отменили всё. Зачем? Прошу вернуть.
  - Хорошо. В твоей области вернём. Всё. Хорош. Разбаловалась ты. Ишь чего уду-мала. С меня требовать себе всего.
  - А что из этого мне? Работа по проверке? Или думаете мне деньги эти придут?
  - Ну муж-то твой воевал?
  - Нет. Он в тылу, уродов всяких ловил. Что б не баловали.
  Вот вроде опять знаков никаких не подавал, а уже секретарь рядом стоит. Отдал указание, изготовить мне бумагу, что вся область подчиняется мне. И что имею право расстреливать без суда и следствия. Опа! Это-то зачем! У меня брови взлетели до за-тылка. Ишь какую улыбочку гаденькую давит втихую. Ну-ну. И в душе радуется. Ну прям как ребёнок!
  - Ученик! Сколько от области накрыто Магичками? И Лесами?
  - Процентов десять. А всю область накрывать. Это года три надо. С Бразилией разобрались. Там план на пять лет расписан. А тут. Жуть какая!
  - Ладно. Основные казнокрады в городе сидят. Так что магичке приказ. Выявление у кого размер накопленного превышает в два раза предел возможного. Таких небось не-много? Остальное на контроль.
  - А что-то вы, Кира Александровна не веселы?
  - А с чего веселиться? У нас в области миллиона три, а может даже и четыре. Пусть партийцев, минус дети, ну миллиона два будет. А я ведь процентов десять на ра-боты направлю. Лес валить.
  - Ну ты загнула! Десять! Раз в сто меньше!
  - Хорошо. Но всё равно. Это двести тысяч! Двести тысяч перерожденцев!
  Смотрю тоже от этой цифры напрягся. Так и пили чай молча, минут пятнадцать. А потом меня отпустили. Обед зажал! Жадюга! Или снова из доверия вышла?
  - Да! Последняя просьба. Дайте мне трёх следователей. Они в бумажках рыться будут. Ну и вам докладывать. Кого и за что буду стрелять.
  Минут пять думал.
  - Через неделю приедут. Пять человек. Но смотри! Они всё досконально проверят!
  А мне что! Главное что бы работали хорошо. С тем и уехала. А в Москве новые бяки. Турбинный завод встал. Ну как встал. Турбина, это не только вал с лопатками, но и катушки, которые ток выдают. Потребовала всю информацию. Нет медного проката, ко-торым те катушки мотают. Три МЭСа стоят, почти готовые, турбину уже вторую делать начали. Хорошо. Пойдём по служебному пути. Каждый день сообщение, что под угрозой срыв госзаказа и что завод встал из-за того что негде хранить продукцию. Уточните па-раметры меди, какие нужны. Ну и всё остальное. Ну что. Немцы мне в помощь. Слетала. Поговорила, заплатила. Всё мне будет, но через неделю. И заготовки на пять МЭСов че-рез семнадцать дней. Да и на турбину через месяц. Думаю этого хватит. И каждый день сообщение. Нет меди. Выполнение заказа остановлено. Из-за отсутствия мест хранения. И вот что. Как придёт медь, да и всё остальное. Проверка всего на соответствие ГОС-Там. Ох чую каверза какая-то готовится. А пока поработают так. Нет. Надо у них запас на полгода делать. Или... А накатаю-ка я на них в управл... нет, а милиц... нет. В КГБ заяв-ление как о расхитителях госсобственности. Они же срывают план поставок. А там у ме-ня и отставание от плана предусмотрено. Цена следующей турбины на один процент ни-же за день просрочек, а это, извините меня золото. И не один килограмм! Хотя нет. Не буду. Писать, что я всё рву свою нижнюю прекрасную половину? Вот как наказание при-дёт, может думать начнут? Или найдут того, кто начнёт?
  Что-то мечусь я мечусь, а вот и хорошее кажется, Звонил Зейц. Просил приехать. Обещал сюрприз. И голос довольный такой. Ну что. Привычно уже догнала самолёт и полетела, Девочки молодцы. Прям засияли как меня увидели. Ах как рады! Вы снова с нами! А пассажирам, мол успокойтесь, это Кира Александровна, она часто к нам на ходу запрыгивает. А вот пассажиры зашушукались. Оказывается слухи о моём запрыгивании уже ходят, невнятные какие-то, а тут вот она я! Всё подтверждаю. И дипломат какой-то летит. Пригласила его на последний ряд, спросить, что там произошло, в Бразилии, а тот не в курсе. Ничего вроде. Ладно, по прилёте разберёмся. Связалась с Зейцем, а тот про-сит на побережье прибыть. Лететь на аэродром, потом назад на побережье, Не, далеко, спрыгнула на ходу. Помахала всем ручкой и пошла к нему на встречу.
  И что же тут за сюрприз? Опа! Американский корабль. Военный. Только он какой-то перфорированный. И тут мне рассказали, шёл американский корабль по какой-то надобности мимо, и как всегда, не спрашивая ни у кого разрешения пошёл через бра-зильские воды. Они всегда так делали. А тут Хаунебе дежурить начали над всей Брази-лией. Их собираются четвёрками разбросать по всей Бразилией, доведя их численность до ста двадцати восьми. Так вот первая четвёрка начала дежурить над побережьем. Им и пожаловались. Мол неопознанная цель. Видать нарушитель. Те подлетели поближе. Ага! Вкусная цель. Ну вначале как приличны, мол так и так. Вы незаконно вторглись. Да-вайте отсюда, те сделали вид, что не слышат. Отсчет десятисекундный, мол измените курс. Никакой реакции. Ну два Хаунебе с трёх километров и врезали, один с носа, второй с кормы. Движок весь в дырочку, горючки из дырочек наружу, забортная вода внутрь. Вот тут на корабле и началась паника. В это время ещё два Хаунебе в пике на них за-шли и в четыре ствола им перфорацию палубы сделали в четыре дырочки. Оказалось их выстрелы корабль тот насквозь пробивают. Ну и всё что попалось. Оставшиеся в жи-вых схватили что осталось и за борт. Естественно паника у них. На всё про всё потребо-валось восемь секунд. Кораблик потом ребята достали, там глубина всего около пяти-десяти метров. Вот. Притащили. И что с ним делать и с командами Хаунебе?
  Что-что! Америке санкцию. Пусть забирают. Месяц им на сие действие. Команду подобрали? Пусть тоже забирают. Секреты их нам надо? Нет? Значит просто посадить куда-нибудь и никаких вопросов-расспросов. И пусть пребывание оплатят. Десятикрат-но. И вызов Хаунебе, извлечение корабля, переполох в береговых службах. И извиняют-ся за это и объяснят, почему так сделали, нарушая все номы судоходства. А экипажи. Что им полагается за сбитого нарушителя? Во-о-от! В двойном размере. Цель-то боль-шая! Уж всяко поболее самолётика какого будет. Ибо не можешь безопасно нарушить, не нарушай! Ну хоть немного отвлекли от плохих мыслей. Побеседовала с президентом. Этот обедом накормил. Не зажал как некоторые. Зейцу, который за столом третьим был, сказала, пусть компартию не трогает, денег не даёт, платить на общих основаниях, но не мешать развиваться. Главное, что бы не лезли поперёк политики, если есть что предло-жить, то пусть предлагают, но объяснят, зачем и что с этого мы получим, если не полу-чим, то пусть возмещают урон. В десяти...
  Вот чего я такого смешного сказала? Оказалось это уже закон. С первого сентяб-ря. Ты что-то пообещал стране и народу? Не сделал? Плати. Как в стране движение усилилось! Все чиновники и государственные деятели следят за выполнением. Лично! И обещать стали гора-а-аздо меньше. Иначе же платить придётся! А народ радостно встретил такое начинание! Пообещал построить дом в такой-то срок? Вот контракт. С указанием что в случае... десятикратно... подпись. Сроки конечно увеличились, но надеюсь с выполнением досрочно никаких проблем?
  - Нет. С досрочным выполнением проблем нет. Даже премия небольшая есть.
  И кстати, мои спецы нужны. Дома чтоб строить. Не пришлю ли их я? Они и завод построят, и барак. Дома себе они и сами построят. И как оказалось, школы что здесь от-крывают. Во всех вторым языком идёт русский. А потом вообще преподавание идёт на русском. А вот родной язык ... нет, не португальский. Немецкий! Как оказалось в моём штадте признаны два языка. И ничего, говорят все без запросто! Корявенько, с акцентом, но понимают все и всё! Зейц смеётся. В ВВС хотят служить все! И форма красивая, и выглядят отлично. И дом выдают. В общем все льготы им. А уж как они идут! Это ж не в сказке сказать, ни пером описать! Вот правда в Варшаве их не любят. Как-то четверо приехали туда, на город посмотреть. Один даже летал на Варшаву по молодости, так вот. Их чуть не побили. Даже войти не успели. Ничего. Не будут туда ездить и всё. Не понравилось полякам видать, когда в прошлый прилёт на них "подарки" вывалили. И тут я их понимаю. Мне такое тоже не нравится. Ну что ж порекомендуем в Варшаву не со-ваться. А вот идея...
  - Ученик!
  - Да?
  - Слушай, на наших авиалайнерах стоят же какие-то особенные РЛС?
  - Да. На одном родная, на втором воссозданная.
  - А на Хаунебе её возможно установить?
  - Да, но зачем? Они сейчас видят всё на три с половиной километра, через неделю те, кто раньше вступил в строй, начнут видеть на почти тридцать километров. Теперь им первый и второй уровень ставят на месте. Скоро и третий так же ставить будут. Мальчи-ки Надии надеются и четвёртый скачать.
  И снова всё к Новому году. Прям мистика какая-то с этим Новым годом! Всё во-круг него крутится. И ГЭС запустим, и третий уровень скачаем, Ну не совсем к новому году, скорее к середине декабря. А это уже двести с лишнем километров видимости, тут точно. РЛС не нужны. А вот видеть они будут всё прекрасно. И Гелен. Что Гелен? А! Это Зейц говорит что-то.
  - Ау! Фрау Жер Дин! Фуф! Вы вернулись! Что-то случилось?
  - Нет. Всё нормально. Пара идей пришла в голову, но как оказалось их можно ре-шить проще. Так что ваши ВВС скоро удивятся. Как далеко они видят.
  - Что-то увеличивающее?
  - Нет. Тут другой принцип. Привезу специалиста. Он всё покажет, научит и рас-скажет.
  - Ученик! Ведь покажет?
  - Так точно!
  - Ну-ну.
  
  Отправила, но вначале попросила объяснить мне. Мда-а-а. Такого я не ожидала. Эти хлопцы порылись в обоих кораблях. На одном были обнаружены хвосты каких-то плетений. Потом эти "умники" покопались в своих головах и компьютерах, и нашли це-лый блок программ. Оказалось на ботах такие программы есть. Там стоят программы от кораблей. Программы управления огнём! Пушек нет, а программы есть! Так вот. Опять ребятки порылись в компьютерах, напрягли мозги. Теперь есть целый блок рун. И про-граммы к ним. Включается только при достижении уровня зрения двадцать девять с лишком километров. Замечаются все цели перемещающиеся со скоростью более трёх километров в час. По команде оператора выделяются враждебные или нейтральные. Враждебные уничтожаются огнём пушек. Даже есть команды на доворот пушек! И это стоит на ботах! Хочу такую же игрушку на свою машинку! Куда её только спрятать. Да и пушка здоровая. Ладно. Ребятки придумают. Так вот. Кроме всего такого, ребята ещё и Хаунебе улучшат. Так что и потолок в восьмёрочку, да и скорость за четвёрочку! А что! Только везти туда придётся две тройки. На один аппарат тратить им придется дня по два. Хотя вот чувствую, быстрее могут делать. Не знаю как, но вот предчувствия такие есть.
  Попросила экипаж отвезти их. А вот и снег пошёл. Пойду. Погуляю. Что-то настроение какое-то, как говорит Калерия Степановна, минорное. Как она там?
  - Плохо. Только что разругалась с режиссёром и пригрозила уволить его, если он не будет делать так, как ему сказано.
  - Какой режиссёр? Она что? Театром плотно занялась?
  - Нет. Театром занимается её зам по театрам. А это кино режиссёр. Он снимает фильмы по тем фильмам, которые когда-то привёз Бабай-ага, но они из того времени. Сейчас их показывать нельзя. А сюжет ей нравится. Вот она и организовала киностудию. Вы же деньги на это выделяли! И таких у неё трое. Первый фильм уже снят. Ещё не вы-шел, но к новому году готовится появиться. Он как раз новогодний. Про то, как одного неудачника друзья позвали в баню, под новый год и он оттуда улетел пьяный в Ленин-град.
  - Та-а-ак. Понятно. Оборудование где взяли?
  - Ребята привезли. Импортное. Отечественного не найти.
  - Ладно. Что сделали, то сделали, где она народ-то нашла?
  - А вот с этим как раз проще всего. В Москве есть специальный институт для та-ких. Она прошлась там. Пошепталась с кем надо и забрала себе народу сколько надо, а тут энтузиастов же куча. Да я же вам это всё рассказывал!
  - Забыла я. Старенькая уже. Как говорят местные, мне тринадцатый век пошёл!
  - Ну да, ну да! Как же я забыл-то!
  А настроение начало подниматься!
  - Как там младшая жена? С дочкой помирились?
  - Почти. В неё все мальчишки её класса влюблены, она к ним через день ходит. И не стесняется им рассказывать всё. И как вы её пригласили, и как дурой была, выделы-ваясь в семье, перед друзьями, да и перед вами, а вот когда она рассказывала, как хо-тела вас обогнать и побить, вот тут класс смеялся. Минут пять наверное. Так что почти все девчонки к ней хорошо относятся. И вот ещё что. Она не стесняется показать, как что делается, как посуду правильно мыть, объясняет почему так, а не иначе, как картош-ку жарить. Нет, сим-сим научит, но у него знаний тех. Теория, а тут практика. А некото-рые вопросы объясняет только девочкам. И не сразу, а через день-два. Мол мне ту во-прос задали. Вам всем интересно будет... Ну про службу отца рассказывает, и ходит в парк, на тренировки. Посох ваш её хорошо натаскивает. Гнётся и не мнётся. Уже и в учебные бои вступает, не стесняется. Она медик похоже будет. Машенька предлагает ей сделать первую прокачку каналов. Да и дочке вашей заодно. Пусть вместе сходят. За ручку конечно держаться не будут, но рядом побудут.
  - Как Работа Риткина?
  - А здесь вообще прекрасно! Она же дома сканирует при подходе. Никому не го-ворит, но вот входит, носиком поведёт, и хоп! Недоделка! Бригадир уже с нею ходит. Так мужики, которые в её смену сдают, заранее у двери стоят. Найдёт ведь. Её на работе "Ищей" зовут. До Ищейки ещё не доросла. Так вот. Она за свой неполный день столько принимает, сколько не все за день. Так что ей и зарплаты и премии всегда. Хотя вчера дом приняла без замечаний. Вошла, носиком повертела и вышла. Бригадир за ней. А она бумаги подписала и к следующему. Так бригада минут пять плясала. Так радовались. Т всё меньше и меньше ошибок. Ваше предложение приняли. Два бригадира и восемь ра-бочих едут в Бразилию. Развивать домострой там. Правда сказали, месяца три, домов не будет. Людей надо научить, самим научиться с вашим оборудованием и деревом ра-ботать. Дома себе построить. Ну и ваших научить. А там уже по списку работают. Поло-вина оборудования нашего. Наши заводы делают. Да и деньги там ваши крутятся. Так что акций десять процентов заводу принадлежит. Семьдесят вам, а остальные Зейцу. Он и место выделил, и рабочих подготовленных нашёл. И остальное оборудование нашёл. Не поверите, но почти всё оборудование сделали там же. В Бразилии. И на заво-дах, на которых вам принадлежит по семьдесят процентов!
  - С чего это?
  - Так заводы оборудованные кто принёс? А энергию на них кто дал? Кстати, Что плотина полностью ваша вы надеюсь не возражаете?
  - Плотина-то с чего? Там же и местные работают!
  - А платит им кто? Вы! А оборудование кем куплено? Вами. Так что ваша! Завтра первую турбину ставить будут. Ну если ваш самолёт долетит. И никто его не собьёт. Хоть и второй борт, но полностью идентичен первому. Хотя и помягче он. Почеловечнее. Первый всё просит самолёт польский, ну хоть один на земле расплющить. Но экипаж ему не разрешает, он так, их немного пошевелит, Поляки уже знают это и спокойно реа-гируют, когда их самолёты немного дрожат, или сползают куда. Это русский ну просто пассажирский летит. Вот самолёты его и боятся. Молодой-то до них пока не дотягивает-ся, но в феврале тоже хочет их пошевелить. Вот мне интересно, пилоты их как на это ре-агируют?
  - С русскими лучше не связываться. У нас самолёты их боятся и могут в обморок упасть при атаке.
  Аж самой смешно стало. Так и смеялась. И в голове смех звучал. Ладно. Где там мой любимый? Не отвык ещё от старой грымзы? Не привык к молодой? Ой не от... вык... гад... мог бы... ой, что... а-а-а-а-а! ... ... Уф! По-моему этот кобель формы набрал на ло-ся как минимум. Всё Спать через час под...
  
  - Любочка! Солнышко ты моё! Что у нас...
  - Плохого? Ничего. Моим решением было засеять поля не только картофелем, но и топинамбуром с кормовой свёклой. Результаты вот.
  - А словами?
  - К нам на кормовой завод звонят и наши корма берут как не знаю что. Мы же их теперь сложные о составу делаем и столько, что нам уходит только процентов десять. Остальное на продажу. У них на заводе семь доставщиков работает. Трое у нас, а чет-веро по стране ездят. И знаете кто берёт хорошо? Ваши грузинские области! У них от этого шерсть и гуще и качеством лучше. Сейчас решили фабрику строить. Хотят вас просить войти туда главой.
  - Ага. Я построй, я оснасти, я рабочих дай, а они будут шерсть привозить иногда потом расплатятся? Когда-нибудь?
  И понесло меня по кочкам договоров-переговоров. Аж в город ехать пришлось. Там меня ждали приехавшие специалисты и из Ленинграда какие-то договорщики. О чём договариваться будут молчат. Хотят встретиться со мной лично. Причём двое из них по партийной линии. Съездим. Послушаем. Заодно и в облисполком заедем. Как-то не по-лучилось у меня заехать туда в прошлый раз. Ну что. Первое на что я натравила этих людей, это был сам облисполком. Кто и что тут делает. Все такие невзрачненькие, под сорок. Сразу сказала посмотрю на скорость их работы и результат. А они в ответ на ме-ня так снисходительно посмотрели, будет их какая-то голенастая мелкотня учить! При-шлось с ними идти в отдел кадров и бухгалтерию. Мог быть скандал, правда при виде меня скандал утих как-то сам собой, а на следующий день треть народу уволилась, а остальные работали не разгибая спины. Вот интересно. Там половина бездельников или больше?
  А теперь знакомиться. О как. Смотрят на меня уже не насмешливо, а как... в зоо-парке, на редкую зверушку. Ну пусть смотрят. Сядем, посидим.
  - Кира Александровна. Выяснила куда они поехали. Их восемнадцать. И вылезли на мелкой станции. Я по карте посмотрела, там вокруг и нет ничего. Кроме того, что там автобус есть. Который до райцентра ходит. И вернулись они через три дня. Снова до-вольные. Не нравится мне это. Кровью от них пахнет.
  - Вот только не говори мне, что нюхать научилась!
  - Нет. Не запах. Кровь они пролили. И не одного человека, а человека три-пять убили.
  - Ну что, Кира Александровна. Так и будем молчать?
  Ну наконец-то. Налюбовались моей красотой. А дальше пошло совещание. Что я хочу в их исполкоме выяснить и зачем мне это надо. И что зарплаты хочу чуть припод-нять. Не сильно, процентов на десять. Но если будешь работать за двоих. Просто я счи-таю здесь каждого второго лишним. Я не права? Сидят. Молчат. Мои ребята обещали разобраться. Вам же легче работать будет. Молчат.
  - Кира... мнэ... Александровна. А правда что вам более двенадцати тысяч лет?
  - А вам не говорили, что спрашивать у женщин про возраст неприлично?
  И ушла. Это что. Единственное что их волнует? Даже не спросили у меня, имею ли я такое право. Ла-а-адно. Посмотрим в среду, что тут будет. А пока сходим в обком. Как там голубки? Чирикают? Да-а-а! Леночка чудо! И магия явно за пару сотен вышла! И ... она же лекарь и ментат! Может и внушить что угодно, и вылечить. Ну или убить. Это ж лечение, только наоборот.
  - Леночка! Радость моих глаз! Всё цветёшь! Как там Матвей Сидорович?
  - Радует глаз, руки и тело!
  - Да ты что? У себя! Вас всегда примет!
  Ну я и прошла! Ого! И правда, радует! Ишь какой красавец! Чуть за сорок. Подтя-нутый, жизнерадостный. Увидел меня, захохотал.
  - А вот и лишениц наша пришла! Лишаем меня с Леночкой работы?
  Поговорили часок-другой. Вспомнили старое, поблагодарили за новое и пожало-вался, народ из партии побежал. Платить партвзносы никто не хочет. Ну и поговорили о том, что тут как в армии. Там же были замполиты, политруки, комиссары, как ни назови, а они в командиры полезли, они замы по воспитательной работе. Замы! И не по управле-нию, а по воспитанию! Что б люди понимали, зачем это всё. Что б нормальные были, а не хапнуть побольше, спрятать поглубже и никого не подпускать. А современные? Говорят что? Просто повторяют что в газетах написано, так народ и сам прочитать это может, а где душа? Раньше с душой говорили, а сейчас с душком. Говорит одно, а своим поведе-нием о другом. Что главное для него это выделиться над толпой, есть повкуснее, жить поудобнее и плевать ему на всех остальных! Потому народ и побежал из партии. Вот в обкоме. Сколько народу осталось? А кто из них речь последний раз говори? Да такую, что народ зажгла, да на дело какое подвигла? Циркуляры какие издать, да, указания раздать, да что б устно, это пожалуйста, а вот если не получилось? А вот тут виноват не тот, кто такую глупость посоветовал, а тот, кто это сделал! То есть для вмешательства возможностей много, и ответственности никакой! Так народу это и надоело! Пусть отве-чают!
  Партия раньше было слово и дело, а у вас? Партия это тело. Причём одно тело. Тело парторга. И все видят, как живёт это тело. Как оно барствует! Так надо как-то ме-нять это! Так проговорили ещё пару часов. Озадачила я похоже парторга. Очень озада-чила. Ну пусть думает, решает. Нужно ли ему всё это? И если нужно, то что-то меняет. Пусть партии станет меньше, да лучше.
  
  А вот и Ленинградцы. Ну и что хотят? А вот хотят мало так, что аж много! Они хо-тят что б в Ленинграде стало как в Тюньковске. Дождь не когда ему вздумается, а по расписанию, что б метро помогла строить, у меня же есть что копают тоннели? Вот им и помочь. И чистоту-порядок что б навело. А они мне за это спасибо скажут! И даже сде-лают почётным гражданином города. Вотя только мечтала об этом всю свою жизнь! Не. Не нравится мне всё это. Метро может и поможем, смотря сколько заплатят. А магичку... хотя не помешает. Всё! К Любочке! Пусть с нею договариваются. Растёт Любочка, раз-вивается. Учится правда заочно, но тот ещё руководитель будет. И последнее время информации от неё стало поменьше всем. Кроме меня. Во всяком случае она так сказа-ла!
  
  И ведь начало меняться дело партии! Какие дебаты шли во всех местах где есть парторганизации! И этот народ замолчал? Ха! Половину парторгов поменяли! Половину! И потребовали ото всех отчёт, а что же ты голубчик сделал за всё это время? Так что партия взяла на себя не производство, как раньше, а мораль на производстве. Назначе-ние всех руководителей, от бригадира и выше. Руководителем мог стать и беспартий-ный, но вот назначение обсуждалось партийной организацией. И мораль. Мораль стала зависеть от партии. Первым делом это ударило по мне. Как это не странно. Ко мне прие-хал Матвей Сидорович. С Леночкой. Не я к нему, а он ко мне! Это бы ладно, но он по-просил! Не потребовал, а попросил на всех предприятиях установить своё колдовство. Дабы был порядок на территории. И вообще, взять весь город под свою руку. Не управ-ление, а порядок! И если это возможно, то и область бы не помешало! Всю. И понимая всё это, они согласны выделить на это деньги. Данная работа будет проведена и в кол-хозах нашей области, не он не думает, что они откажутся от оплаты. Если только несо-знательные, но и с ними будет проведена работа. И попросил составить график, когда планируется ввод моего колдунства над предприятиями города и всеми его районами. Вот и сижу сейчас, крою свой Тришкин кафтан. Где отрезать, куда переложить отрезан-ное.
  И в результате было принято решение дать возможность заработать молодым. Две тройки могут за два часа из заготовки сделать модуль. Лес или домового. И сде-лать, и активировать. А потом съездить и установить его. И если возникнет какая беда с тем модулем, то сами! Только сами съездить и исправить. Но первоначально научить. Как сделать, как активировать, какие ошибки возникают. Так что шефство началось. Деньги получают за установку и год оплачивают шефство. Потом-то модулю всё равно, он становится полноценным. Год посмотрим, как это всё будет, а потом и в Бразилии начнём такое же. Пионер? Вот возможность делом оказать помощь. Так что и занятие для пионеров-комсомольцев. И денежка для их кармана. Если не хочешь, то никто не за-ставляет, но вы покажите человека, которому не нужны деньги! Когда вокруг столько всяких юбочек-кофточек, да инструментов-деталей! И книжки разные. Ладно. Что там у нас по срокам? Месяц на учёбу, месяц на практику. Так я и сказала Матвей Сидоровичу. С Нового года. Пионеры-комсомольцы начнут помогать партии, как подрастающая сме-на. Сколько это будет стоить, и какие сроки. Пока сроки на квартал определили, А там посмотрим, как оно пойдёт. Кто-то скажет мало, а кто-то и много. Отладка пойдёт. И дело партии проследить за всем этим, как, кто и где. Вот и роль партии проявляться началась, а то сидели эдаким захребетником, сосали соки из организаций, а толком ничего и не делали!
  Так до декабря и металась, а в декабре новый вызов к Хрущову. И новый разнос, что я с партией делаю! И как я смела! И что это такое, мне же в ответ не дали сказать ни слова. Ни единого! Получила разнос? Вот и следуй указанным курсом! Зато завод тур-бинный перешёл только на привозные материалы. Поставки вообще прекратились. Всех комплектующих! Это уже наглость. Хорошо! Вот об этом и шли ежедневные реляции в министерство. Ничего не менялось. Ладно. Первая турбина наконец пошла на плотину. Правда она потяжелее немецкой, погабаритнее, но не знаю. Испытания покажут. А немцы молодцы. И турбину установили свою первыми, и провода протянули. И плотину закончили. Экая махина получилась! И мозаику уложили. Набрали камней разноцветных и выложили. Начата подготовка к запуску. Реку перекрыли. Накопленная вода вылита в водохранилище, Но долго ещё ей заполняться. Так что первый запуск двух турбин про-изойдёт не раньше двадцатого декабря, а полноценный запуск запланирован на полдень тридцать первого. Так что праздник Новогодний, точнее Братания, да-да! Там не Новый год, а Братание! Так вот праздник произойдёт по всей программе. Запланированы торже-ства, салют и прочие безобразия с карнавалом. Так что будет весло.
  А вот на родине будет невесело. Двадцатого декабря запланирована сдача тур-бины. Официальная. Та что ушла в Бразилию, та не сдана. Никому и ничего. Заготов-ленная турбина лежит. Недоделанная-недосданная. Вторая в половинной готовности. Нет комплектующих. А что реально готовы две, так о том молчок. Они же левые, изго-товлены из левых материалов, в то время, как должны были делать плановые. А штрафные санкции прописаны в договоре. Интересно, что будет? День просрочки, один процент от стоимости в минус. А доделать её, только если вдруг материалы появятся из воздуха, и то дней пятнадцать. А их ещё найти где-то надо. Да что б завод их принял. На заводе теперь сто процентный входной контроль! Три заготовки под лопасти оказались бракованными. Естественно были с претензиями отосланы назад! И всё! Тишина! Ни от-вета, ни привета. Что это? Для чего это? Тамару к ним отправлять? Или прибить дирек-тора? Для чего эдакая комбинация? Лишить страну золота? Или потом пригонят те же бракованные детали и приказом министерства они будут признаны годными? А ведь на те турбины есть приёмка, и договор заключён, что если они испортятся, и не дай бог ис-портят что вокруг, а детали несколько тонн весом разлетающиеся от вращающейся тур-бины могут многое поломать, ведь государству придётся многое компенсировать! За-чем? Зачем это так делается? Ох чую мне придётся самой с этим разбираться, а ведь в этом случае заплатит не государство. Заплатят те, кто в этом виноват. Лично, из своих сбережений! Директор побольше, а бригадир поменьше, и сидеть не смогут долго. Стоя все вопросы решать будут.
  А вот и шорох пошёл! Восемнадцатого числа приехали из министерства. Прове-рить. Как идёт проверка качества турбины. И что же они увидели? Стоящие цеха и си-дящих рабочих. Лежащие детали турбины и никакого шевеления. И пошёл крик: "Почему не доложили! Почему не сообщили!" Вот тут-то им и были предоставлены копии всех обращений, копии телефонограмм, копии телеграмм. И копии двух ответов. Что мол при-няли, будет рассмотрено, о результатах доложено, потом, когда-нибудь, может быть. Вот тут комиссия обалдела! Они что? У себя не знают что им бумаги шлют? Не знако-мятся с ними? Не читают? Пять дней поднимали всё и всех. Бумаги все есть, а работы по ним нет. Никакой! Вообще! То есть абсолютно! Трое вылетели с работы как голуби из под колеса! Но этим дела не поправишь. Полетели телеграммы, зазвонили телефоны, До Нового года не успели. Не успели разобраться с бумагами. Про запуск деталей в работу и не говорю, А цеха постояв часок, пока комиссия бегали туда-сюда, начали работать. Посмеиваясь, Мол как Барыня их! А?! Все знали, что заготовки Барыня привезла. И хо-рошие заготовки. Так что и зарплата, и пакеты у всех кто заработал будут!
  * * *
  - Вот скажи мне. Как думаешь, что Барыня сделает перед Новым годом? Даст всем пакеты или по два пакета?
  - Не знаю насчёт пакетов, а я в профком. В лагерь на Новый год записываться.
  - За мной будешь!
  - Кто первым прибежит, то и впереди будет!
  А ничего так зарядка дала, мы как кони рванули к профкому. Не мы похоже одни, говорят всех кто пакеты получал спрашивали, готовы ли они пакет поменять на домово-го. Кто-то соглашался, кто-то нет, а в ноябре все соглашались. Слухи пошли, как хорошо люди с тем домовым живут. Вон Кузьмич. И пил и курил как паровоз. Без цигарки его и не видели почитай никогда, а тут жена его запилила, мол надо нам домового. Замучи-лась я порядок дома держать, да посуду мыть. И что? Подсадили им домового. Через месяц чистота дома! И Кузьмич теперь с цигаркой, а с незажжённой. Так что вид тот же, а дыма его ядовитого и нету теперь! Вот правда как Кузьмич зарядку делал, это да! Весь двор смотрел на это представление как на клоуна в цирке! Как сделает пару упражнений, и подпрыгивает, отожмётся разок и крючит его. Правда на третий день уже редко его наказывали за попытки смухлевать, а потом ничего, начал делать всё нормально. Мало, так как сила у него уже не та, но начал всё нормально делать. Тоже в лагерь собрался ехать. Вообще ползавода едет.
  Барыня говорят где-то тут, в нашем районе лагерь сделал. Вот интересно, что там и как. Девчонки правда в Тюньковск хотят ехать, там же юбочки-кофточки-шубки. Но ни-чего. И так уже наши заводские девчонки на расхват идут. Да и на ребят тоже охота идёт. Всем же хочется припасть к источнику благодати. А что едят и как одеваются это всему городу известно! А недавно. Двое наших шли, так к ним подошли местные, мол не ваш район, то да сё, не так стоишь, не туда смотришь. И что? Наши двое эту пятёрку так отметелили! Прям любо-дорого смотреть! Говорят на зарядке их домовой этому научил, они и сами не поняли, как прошло, настолько упражнения привычные. Вот тут все моло-дые побежали просить и им домовых заселить. Но! В порядке очереди! В обмен на пакет! Так что энтузиазма прибавилось у молодёжи. Да и пакетов прибавилось. Раза в два ста-ло больше. А вот семнадцатого всем выдали подарок. Новогодний. Гирлянды. Пять мет-ров. Хочешь одной бери, Хочешь бери трёхметровую, что висит вниз как дождик, а хо-чешь бери две короткие. Ух как народ разбирал их! Они же не просто так горят! Там огоньки бегают! Таких гирлянд у нас в городе точно никто не видел!
  А на сегодня вообще потеха была! Собирает начальник всех и говорит, что к нам комиссия едет. Турбину контролировать. На которую детали недопоставили. Надо им спектакль показать. Приезжают они где-то часов в десять, к этому времени всё в цехах должно быть убрано, инструмент, заготовки. И все сидеть должны в курилке. Можно иг-рать в шашки-шахматы-домино. У нас работы нет, но на работу мы приходим. Сего-дняшний день вообще будет странный и в подсчётах учувствовать не будет. Сегодня работа вся сверхплановая считается. Главное при этом, изобразить скуку. Анекдоты там рассказывать, маяться дурью с безделья в общем. Сможем? Ха! Весь народ понял в чём тут коленкор. Если б Барыня заготовки не привезла, так бы маялись дурью на самом деле, а потом давай-давай план! Пятилетку за четыре года в три смены за две зарплаты в одиночку! Не-е-е! Мы не согласные! Так что спляшем им цыганочку с выходом! С пес-нями и плясками! И точно, в пол-одиннадцатого пришло к нам трое в шляпах, а у нас тут домино и пляски, народ веселится, а в цеху света нет, выключен, весь народ тут. Те сра-зу в крик! Мол почему не работаете! Ага говорим, как будет с чем, так будем работать. Так есть же плановая! Так говорим и что? А куда готовую продукцию? Склад забит предыдущей, пока эти две турбины не отгрузим, то и мест нет! И вообще! Наша дирекция шлёт им письма шлёт, а результаты где? Бездельники они! Как наши работяги на них начали орать, что нет работы, что мы тут все мучаемся, глядь, а начцеха наш улыбает-ся, хотя улыбку и прячет, ну тут и мужики подключились, как они от нас вылетели! Как пробка из шампанского! Начцеха нам потом спасибо сказал, ох как он рассказывал про их побег, и как им бумаги предъявили, по их недоделкам! Вот умеет рассказать. Ржали все! Да и потом смотришь, то один деталь уронит и ржёт, а на него гляди и остальные, то кто-то изобразит, как эти шляпы к нам зашли, а потом слушали и бежали, тут вообще ржач минут на пятнадцать. Они ещё в пару цехов зашли, а туда уже наши молодые ре-бята сбегали, порассказали. Так что и там тоже ор да крик на них. Те дальше и не пошли. Хватило. Даже обедать не стали. Пулей вылетели в министерство. С папками дублика-тов.
  А тридцатого в лагерь поехали. Ну автобусы понятно, обычные. Не для города естественно, для Барыни нашей, а через час приехали. Ну что. Двухэтажный дом. Обра-зует квадрат. Здоровый квадратище! Народу сказали, что и с детишками можно прие-хать. Первым делом повели в корпус заселяться. Комнатка на семью. А здание-то ока-зывается странное. Жить на втором этаже. А на первом! И столовые, ешь когда место есть, понятно что такую толпу в один присест не прокормишь. И бассейны. Правда вы-яснилось что бассейн один. Под стенку подныриваешь и ты на улице. Вода тёплая, а бортик заметённый снегом вот он! Рядом! Хошь вылезай на него, даже обратно нырнуть можешь с него! И все бассейны соединены этим внешним. Прям для плавания дистан-ция! Как мужики полезли туда! Потом и бабоньки наши тоже повылезли, оказалось мож-но проплыть туда и не подныривая. Там правда узенько, по-одному, так что мы нырнём лучше. А потом ужин и спортзалы, волейбол-футбол. Были и столы. Домино-шашки-шахматы. А утром зарядка! Ага! Надеялись отдохнуть. Как же! Часть-то народу без до-мовых, те спали, а мы поупражнялись и на завтрак, а потом! Тут оказалось можно и на лыжах-коньках покататься и на снегоходах! Я свою назад посадил и ка-а-ак дал! Снег во все стороны, моя визжит, счастливая! До обеда ураганили там, а потом глядь, а кое-кто прицепился к тем снегоходам на лыжах и за ними катается, Так что после обеда и мы. Вот прям до самого ужина. Пришли на него, мокрые, замёрзшие, счастливые! Дня три так развлекались. И тихо по лесу ходили, и с рёвом двигателей и в снежных бурях пролета-ли, снег тут с двенадцати до четырёх идёт. Так что утром всё снова цело. А еда? Выбор каков! И первого пять блюд, и второго пять. Да ещё и салатов десяток. А новогодняя ночь? Точнее день. Там всё началось в десять, мы вначале мимо проехали, но глаз за что-то зацепился, подошли. Мамам дорогая! Ладно дети не отходили, сами стояли рази-нув рты. А там! Там снегурочку спёрли, и нам всем пришлось её спасать! Нам! То вытя-гивали, то лезли куда-то, то загадки разгадывали, то по каким-то лабиринтам ползали, даже боролись. И победители получали призы. Первый приз в пакете, а потом туда складывали вырученное. А ночь! Сколько ж здесь огней было! А Ёлка! И прям сверкала вся, и огни от ней бегали, то туда, то сюда. А как дед Мороз Приехал! Он же правда при-летел на санях с оленями в упряжке, только олени куда-то девались. А подарки снегу-рочки раздавали. И ведь крохи сами-то. Класс третий-четвёртый. Моя аж разревелась. Когда такая карапусечка ей лично подарок вручила. И ведь всё так ненавязчиво. А когда все наигрались набегались начались соревнования. С лыжными гонками и стрельбой. Я в армии не стрелял столько, сколько здесь. Моя болела за меня, вечером встречала ме-ня охрипшая, раскрасневшаяся, прям такая... такая... так что ночью мы не высыпались. Последние два дня магазин приехал. Привёз шубки. Всё! Девки все с ума сошли, и все шубки разные, по длине, рукавам, размерам, цвету, рисункам. Я даже не пошёл. Сказал через час приду.
  А что мне там первый час делать? Пока она носиться и примерять всё? Какая шапка-шубка-сапожки? Я лучше поплаваю. А вот через ча-а-ас! Когда она примерно определится, что ей надо... Вот тут мне лучшее явиться. Иначе отвинтит что отвинчива-ется, а остальное отломает. Или оторвёт. И вот тут я растерялся. Четыре комплекта. И в любом она хороша! Этот покороче и посветлее, этот тёмный но длинный, этот какой-то распахнутый, но при этом застёгнутый, а этот... ну прям снегурочка. Эдакий голубень-кий. Так что взяли эту снегурочку... и длинный. Ну там в гости куда сходить. Или ещё куда. Зря мы в городе никуда не ходим. Говорят и каток у нас есть. И в парке что-то зим-нее имеется. И танцы. Оказывается мы и танцевать умеем. Тут в лагере сходили как-то вечером, а здорово свою жену в лихом повороте к себе эдак прижать под зажигательную музыку, и потом крутануть так, а она прям вся вокруг тебя как плащ вьётся, то прижмёт-ся, то за твоей рукой идёт. Ну прям наплясались, и настроение такое... душевное, гуляли потом ещё час наверное, целовались, как лет так... много назад, когда до дому её про-вожал. Иеэх! Сгрёб её в охапку и в комнату нашу бегом рванул, а она прижимается ко мне... Давненько у нас такого не было. Раньше шагов пять пронесёшь и всё, дышишь как тюлень какая, а тут, метров двести пронёс и только усталость приятная! А что мы потом в номере том творили! Так не выспавшись утром на зарядку и завтрак и пошли, потом в номер, поспать, Правда поспать как-то не получилось, как-то другие дела образовались, вот после обеда да, тут мы поспали, до ужина, а потом снова на танцы. Так пять дней и танцевали. И танцы тут интересно устроены. Минут пятнадцать на сцене какие-то тан-цуют, танцы странные, как он её крутит и вертит, прям страсть! И ведь прилично всё, но дух захватывает, а движения знакомые. Такие у нас в зарядке идут. Я на утро подумал, во время прогулке на лыжах по лесу, А ведь у нас и борьба и танцы эти есть. Что ж за зарядка такая? Может вместо зарядки просто потанцевать?
  - Нельзя. Движения при зарядке более медленные, более плавные. Мышцы ещё не проснулись. Порвёте или повредите. Если хотите, то вечером можно пару часов. Но к вам же во двор потянется народ. И танцы будут до утра. А вам утром на работу!
  Да. Эт-точно! Как тут всё продуманно.
  - А если в квартире парой?
  - Нет того единения как на танцах. Не то. Вы лучше в пятницу и субботу в клуб ваш сходите. Там танцы будут. А ещё лучше друга своего с женой возьмите. Сам-то он не решится.
  Точно! Надо во дворе клич кинуть, может ещё кто пойдёт. Мне тут костюм джин-совый купили. И жена-снегурочка. Кроме шубки и костюмчик купили. Дорогой правда, за-то замагиченный. Не испачкается и не порвётся, а если порвётся, то сам отремонтирует-ся. Ох мы в этот раз и закупились! Мне два года выплачивать, но зато не брали кучей, всего и побольше, а только что нужно.
  Отдохнули просто класс! Барыня умеет удивить и увлечь. Жена раньше всё ныла, на море, да на море. А сейчас? Держись говорит, что б в этом году снова сюда в отпуск съездить. На море что, лежишь на пляже, то на пузе, то на спине, а тут? Пусть две неде-ли, но зато и отдохнули, и загорели, и не надоело! Надо ребёнка делать.
  - Одного или двойню?
  - Э-э-э... сим-сим? Это ты к чему?
  - Так беремена жена ваша. Ребёнка одного или двойню желаете?
  Я так столбом и встал. Жена на меня смотрит, понять не может, что со мной, По-том видать её сим-сим местный сказал. Как она у меня на шее повисла. И шепчет: - Двойню? Мальчика и девочку?
  Я только и кивнуть смог. Горло аж пережало. К нам подъехали минут через пять машина и повезла куда-то, я толком ничего и не запомнил. Вот стоит комок в горле, А в голове какая-то мешанина. Тут моя выходит, прям как пава плывёт. А я счастливый та-кой. И тут из соседней двери выходит наглая морда друга-соседа, обалделая такая. И жена с ним под ручку. Это что? Я такой же был? Им сим-сим на час позже намекнул, и тоже мальчик-девочка. Едем назад в машине, довольные такие, а приехали, сразу три пары в машину лезут. Да-а-а, хорошо народ отдохнул! Ох чую прибыль городу дадим в населении в сентябре месяце. И завод наш опустеет на это время. Ну и съездили, от-дохнули! Это ж двойняшек триста родится?
  - Почти четыреста пар.
  Твою ж дивизию от куста налева! Ой мамочки! Моя на меня посмотрела, а потом видать ей тоже сказали. Как она фыркнет, тут нас на смех и пробила. Стоят четыре оболтуса и ржут. На улице снег пошёл, это мы что-то подзадержались, пошли в столо-вую, посидеть, обсудить, а не первые мы там. Ну я и поздравил всех. Решили остальных ждать. И ведь все. Все хотят двойняшек! Сидели всей толпой и обсуждали. Ничего так вдался последний день отдыха. И снова все замерли. Видать сим-сим что-то начал го-ворить.
  - У двоих точно будут тройняшки. Может даже у троих.
  Всё. Чаепитие устроили. Жёны правда на еду налегли. Видать что-то им там по-правили. Это ж что, теперь всем на трёхкомнатные подавать надо? Да ещё детей сколь-ко, это ж классов тридцать наберётся. Ой-ёй-ёй. И ясли-сад нужен. Это что ж делать-то!
  - Не волнуйтесь вы так. Кира Александровна проинформирована. В этом году начнётся строительство сада и домов. Место уже найдено. В марте и начнётся. Всё ря-дом будет. И от завода недалеко. Вам, как работникам завода место будет предостав-лено.
  - А дом какой?
  - Не волнуйтесь. Дом небольшой. Тридцать два подъезда. Строится квадратом. В середине двора ясли-сад. Таких домов будет несколько. Между ними школа. Все работ-ники завода поселятся там. Ну кто захочет конечно.
  - Да все захотят!
  - Так что всё будет рядом. Целый микрорайон вашего завода.
  Ну Барыня! Всё продумала! Хотя нет. Не всё. Это ж сколько детей. Надо было по-размазанней. Столько народу в декрет уйдёт!
  - В это время только МЭСы будут. Так что всё нормально. Единственное что, Ки-ра Александровна хочет ваш завод расширить, но он в городе. Места мало.Есть предло-жение, ваш завод отстроить в новом месте, возле города, там и микрорайон построить. Поговорите с народом. Если что, тогда в марте начнётся и строительство нового завода и нового микрорайона. Не сегодня. Сегодня народ не о том думает, через неделю. А в конце января собрание заводское будет. Вот тогда дирекция народу вопрос и задаст.
  - Так это ж железную дорогу тянуть надо!
  - Зачем? Кира Александровна заготовки вам по железной дороге привезла? Или готовые турбины по ней вывозит?
  Да-а-а! А ведь точно! Так я озадаченный и поехал домой. Жена спала на плече, а я ... а я счастлив был, а новый микрорайон и завод, об этом в понедельник, на работе по-говорим. А дома... Дома ждал шок. Пока мы отдыхали деньги поменяли. Нам правда от тех денег осталась трёшка, а зарплату уже новыми дали, а кое кто дома их ранил. Вот те метались, как бы поменять.
  * * *
  Как же хорош шло всё вначале. И первый пробный пуск. Заработала плотина. Оба генератора дали ток. В Варшаву свет больше не будет отключаться, а потом... потом я дала команду магичке Варшавы пресекать факты нарушения порядка и правопорядка. За воровство или попытку разрушения паралич, до прибытия патруля. За избиения удар то-ком, за повторное избиение увеличить силу тока. До летального исхода. За попытку убийства смерть. Ну и за попытку мусорить стандартное наказание. Везде развесили объявления. Мол хочу встретиться, поговорить. Варшавяне меня проигнорировали. Ну что ж я рассказал это пустой площади. Я всё сказала, а незнание закона. Магичке сказа-ла. Доклад мне только по запросу. Все доклады полиции. Это их дело. Если кто-то по-стоит сутки, доходчивей будет. А потом меня разобрал смех. За углами улиц выходящих на эту площадь обнаружилась толпа. Толпа лежащих. Они вставали и пытались уйти. А их удар током снова сбивал с ног. А вот первый догадался. Подобрал фантик от конфе-ты. И пнул урну. Да-а-а. Пока до них дошло, что мусор надо бросать в урну, а урну не пинать...посмеялась я от души, а они бесились. Я смеялась молча. Один наконец подо-шёл ко мне.
  - Что творится?
  - Сегодня в двенадцать я рассказала что будет. Вы не слышали? Вам не повезло!
  - Мы вот они, расскажите ещё раз!
  - Я не повторяюсь. Спросите тех, кто пришёл. Ну или выясняйте сами.
  И улетела. За неделю арестовано более десяти тысяч человек, более двухсот по-гибло. Ну что ж. Не захотели узнавать. Вы думали все будут вам угождать и прислужи-вать из-за того, что вы поляки и шляхтичи? Вы пока жители второго сорта. И работать будете, и вести себя так, как должно. А гонор свой. Да засуньте куда хотите. Покинула я ту Варшаву. Теперь я туда только по приглашению мэра. Ито подумаю.
  А в СССР беда наступила внезапно. Деньги поменяли. У кого на сберкнижке, тем проще, а у кого дома, вот тем похуже. У нас правда таких нету, все проще было в сбер-кассе хранить. На заводах вообще зарплату не получали, в магазине всё брали на про-пуск. И из зарплаты вычиталось, а вот в школах, садах, там да. Хотя тоже сложностей немного. Суммы-то маленькие. А вот в городе нашем, там беда. Всё наше бывшее руко-водство, не уехавшее, Вот у тех оказалось был капиталец, а теперь что? Надо засветить его? Ох представляю, какие у них суммы сгорели! И с лагерем для рабочих с завода бе-да. Так всё там устроилось, народу куча забеременела, И что теперь делать? Директор теперешний совет дал. Завод что бы расширить, нужно место, а он в городе. Вот и поме-нять. Мы городу место, а город нам три таких места по площади за городом. Но начинать в пять раз больше. И ставить там всё. И дома, и структуру. Больницу общую. При заво-де. И магазин. На заводе. Пусть выбивает место, и сразу там всё. И магичку, и Леса. К сентябрю всё отлично разовьётся. Так что вперёд! А меня снова вызвали к Хрущову. Для того, что бы снова накричать на меня. И ведь ни слова сказать не дают. Теперь меня об-виняют в развале партии! То что из партии удрали всякие приспособленцы и хлюпики не считают нормальным. Не буду говорить про турбины. Сам пусть разбирается.
  Всё. Не поеду больше. Пусть пластинку записывают и её присылают. Ей тоже не возразишь. Мне на завод заготовки присылать начали только через сорок дней. Намёк что мой договор хоронят? Так те заготовки ещё семнадцать дней готовить вообще никто не считает? И тут директор присылает два сообщения. Что он нашёл участок и его начал осваивать. Пока просто купил. И второе. Все заготовки брак. С описанием брака все за-готовки возвращены. А время идёт! Часы тикают. Решила отправить Хрущову сообще-ние. "Коммунист, который хочет лишить страну золота является коммунистом?" Теле-фонограмму отправила, копию в папку. Пусть разбирается. Так ли хороша партия. А у мня в партии будут те, что душой горят! Пятёрка пошла разбираться дальше. В Испол-коме сократили из пятерых четверых! Учитывая что куча народу удрала. Это что? Там работал кто-нибудь вообще? Или все дела спускали на тормозах? Это не дело! Обком тоже обеднел. Каждый десятый остался. Остальные потерялись. Да что ж это такое? И куда они все делись? Где-то же нашли места? Нет. В такие игры играть никто не будет.
  В середине месяца со мной связался Гелен. Германия готова к такому переходу. Ну что ж. Вперёд! Начнём с магичек. Всем внедрён модуль раскачки на второй и четвёр-тый уровень. Так быстрее разовьются. По расчётам крупные населённым пунктам всё внедрят до мая. Так что начинаем. Три тройки. И блок разборщик мусора. Восемь штук. Все пятого уровня. Начало положено. Пообщались с ним. Учиться и лечиться у нас по-нравилось. Как его мальчиков готовят тоже. Просил о Хаунебе. Зейц согласен, но без моего согласия, увы. Не идёт на контакт. И на обучение пилотов. Давать ему или нет? Думать надо. Если что, то из Бразилии им лететь три часа. Хотя... они же могут арендо-вать их на какое-то время. Год-два им же хватит? Или я ошибаюсь? Думать надо сейчас. Ладно. Месяц потерпят. А теперь в Бразилию. Вот немцам повезло! Похоже им тут рабо-ты лет на десять. Третью турбину ставят. Вторую готовят к запуску. Советскую турбину тоже вторую ставят. Точнее не советская она, а безымянная. Непроверенный поставщик. Зато к двадцать третьему февраля будут пять турбин работать. И Бразилия ЛЭП тянет. Тоже энергия нужна. Парагвай тянет медленно. Пока им за неиспользованную энергию платят. Тракторами. Полтора трактора в месяц конечно немного, но они есть!
  И тут Надия! Наконец испытан двигатель движения между звёздными системами! И наконец разобрались, как надо двигаться. Можно стоять и убрав себя в карман прове-сти так столько времени, сколько хочешь. Но энергия у тебя утекает, кислород-вода тра-тятся. Так что максимум (теоретически) можно там просидеть три дня. А вот если на хо-ду это сделать, Вот тут всё совсем другое. Летишь себе по инерции, Пронзаешь про-странство, да-да! Сквозь звёзды и планеты пролетаешь! Они там бесплотны, и выхо-дишь, где тебе надо. Скорость раз в четыреста быстрее скорости света получается. И вот что. Те сигналы, что мы тут записывали как прокачка модулей. Так вот. Они там ска-чиваются быстрее, звучат лучше и примерно пеленг есть. Так вот. Их там два! Два пе-ленга! Похоже нашли мы обе родины. И родину Дуба, и родину Корабля. И направления на них противоположны, почти. Когда на стоящем корабле вошли туда, то оказалось все наши предметы имеют тень там, так вот! Ребята второго экипажа заметили пяток сигна-лов. Где и что. Сейчас отправились к ближайшей отметке. Ну что ж. Хорошо. Может что и попадётся.
  Ну всё. Бразилия с энергией! Теперь там точно всё будет в порядке! И можно за-няться Доком.
  - Нельзя.
  - Это почему это?
  - Док окружён людьми. Они в лес не входят, но вокруг леса засечены тысяча две-сти семьдесят пять отметок.
  - И что они делают?
  - Измеряют что только можно.
  - Проще. Сколько работают с аппаратурой, а сколько их обслуживают?
  - Работают активно. Семь. Все англичане. Помогают им работать восемь англи-чан, немец и три индуса. Остальные это шесть англичан. Переводчики. Остальные ин-дусы.
  - Пуганём?
  - Как?
  - Не проснутся все англичане. Ничего брать нельзя. За попытку взять какие-либо вещи, удар током.
  - Так голыми останутся!
  - Ничего. Так быстрее дойдёт всё. И лучше запомнится. Машины есть?
  - Всё в зоне доступа. Пойдут голые и пешком. Что делать с непроснувшимися?
  - Там же зверушки есть? Не мешать им. Пусть полакомятся.
  - Они же оборудование попортят!
  - А оно нам нужно? Вот пусть и лежит всё! Интересно. Куда немец пойдёт?
  - Он скорее англичанин. Давно живёт в Англии.
  - Тогда тоже не проснётся. Ладно. Что там с Доком? Энергией обеспечен?
  Всё отлично. Док обеспечен энергией. Закончено производство модулей для вто-рого принтера. Теперь можно лететь собирать второй. Жаль что второй корабль занят, одним всё возить придётся. Хотя нет Часть уже экипажи перевезли. Как раз завтра соби-раются перевозить последний. Хотели и меня позвать. На монтаж. Говорят, что мне это всё знакомо, а им одним боязно. Надия, или её ребята разобрались со скачкой материа-лов для модулей. Там просто сдвиг по частоте. Так что теперь у нас и домовые и Леса идут с программами до восьмого уровня. Размер правда стал в два раза больше, но зато скорость развития! Теперь магичка вырастает за четыре месяца до расстояния в три с половиной километра! Правда усложнилась сборка и монтаж, но это уже дело механики!
  А вот с турбинным заводом начались проблемы. Завод можно строить. Но пере-возить нельзя. И оборудование с него брать нельзя. И рабочих ищи где хочешь. И мате-риалы для него ищи где хочешь. Ну что ж. Тогда завод будет мой. Личный. И инженеров на него наберём тех, кто может и хочет работать. Да и рабочих. Начинаем стройку. Мо-дули Лес внедрены. И магичку поставили. Теперь пять дней поохранять, что б не натво-рили каких гадостей, а там уже всё будет хорошо. В апреле зоны контроля сомкнутся. И никто ничего нам не сделает. Дорога есть, Улучшим её до города и хорош. Строители. Строителей возьмём наших, они с нашими технологиями знакомы...
  * * *
  Поговорил я с народом. Ещё до середины января весь завод гудел. Как это что все вдруг так резко забеременели, остальные мужей пилили, что они не поехали. А кое-кто из ездивших пилил, что он дурак сдерживался. Но то что Барыня сказала, что и жи-льё и садик будет, тут сомнения были, но скорее по качеству, а не потому, что будет-не будет. И вдруг собрание. В феврале. Барыня сказала, что хочет с нами поговорить. Пришли все, и вторая смена, и приболевшие.
  Вот тут Барыня и выдала. Она создаёт свой завод. А этот возвращает государ-ству. И кто хочет, переходит работать к ней. А дальше пошло интересное. Жильё даст. Но служебное. Не работает никто из семьи, освободи. Один-два работает, однушка. Де-ти. Тут двушка-трёшка. Естественно народ про пенсионеров спросил. Мол как им быть. На заводе не работают. Их что же, пинком под зад? И тут у Барыни ответ. Пенсионерам даётся дом. За полцены. Рядом будет посёлок. Там частные дома. Вот туда их и посе-лят. И рядом, и в сторонке. Можно к ним в гости сходить. И про молодожёнов. Сыграли свадьбу. Сразу завод даёт жильё. Однушку. Если есть дети, то тут надо заявку писать в профком. Если профком сочтёт нужным, то жильё будет выдано больше комнатное. И пожелания. Предположим семья. Большая. Три-пять семей. Хотят вместе жить. Пишут бумагу в профком. Им квартиры на одной площадке выделят. Даже может дверь между квартирами пробьют. Если требуется. Сады-ясли-школы. Это всё будет. Ну свой микро-городок. Так что в сентябре, если кто захочет, то пишет заявление на этом заводе и пе-реезжает. Экскурсия на новый завод и на жильё будут организована в начале июня, ознакомительная, что б видели, где и что будет, Автобусов будет три. Так что все не по-едут. Потом каждое воскресенье. Те же три автобуса. И по пенсионерам. Могут тоже пе-ревестись на новый завод. Но для льготного жилья им надо будет отработать два года и выучить не менее чем пять учеников. Тогда им жильё будет выдано.
  Тут Люська моя меня локтем в бок и спрашивает, мол что я выбираю? Я как-то от-странённо и говорю, не знаю как она, но я бы хотел с нею перейти туда. Смотрю у моей лицо подобрело, как-то мягче стало, на плечо мне головку положила, ляпота! Глядь, а сосед мой что-то от своей отгораживается, а она его при всех лупит, а потом ка-а-ак по-целует! Всё. Надо в профком идти. Заявление писать, что б соседями быть. Он видать глупо пошутил, что остаётся. За что и огрёб. Ну Барыня ответила на вопросы и как-то тихо исчезла. Видать в дирекцию пошла. Тоже там небось вопросов куча. А народ не расходится. Обсуждает. И сразу решает, что в июне ехать надо всем. Посмотреть, что там будет.
  Ох как же они друг-друга убеждали, какие они умнички, как же они заранее радо-вались. Только гудок, что обед начал народ растаскивать. Первая очередь обедать по-шла. Народ же ещё долго гудел, даже идя с работы разговоры разговаривал. У нас в квартире эти две сороки трещали так, что даже фильм не посмотришь, хорошо на кухню их выгнали. И тут сосед и говорит. А хочешь фильм посмотреть, которого нет в списках? Как так, оказывается, если знаешь название, то можно его найти, даже если оно и не написано. И ведь нашёл такой. "Аватар" называется. Ух ты ж твою дивизию! Через пень-ки и кочки! Синие люди, да повыше нас ростом! Да зверюги шестиногие! Мама дорогая, я сидел открыв рот. И только в конце обратил внимание, что на кухне тихо, глядь, а моя сзади стоит. И тоже открыв рот смотрит. Вот тут друг мой и попал. Я сразу сказал, что это он мне подсказал. Как на него моя и подружка её насели! Оказалось при нём рабо-чие, что устанавливали, разговаривали. Ну не совсем при нём, он на кухне был. Ну и вы-глянул, как они тише заговорили, заинтересовался. А там один обучал второго. Как и что делать. Вот он и запомнил названия. Там ещё два были, но он их не скажет. Они... ну они... для мужиков короче. Так что посмотрели, точнее начали смотреть, Потом соседи ушли. А моя посмотрела. Не весь, иногда я срывался. А она на паузу не успевала нажать.
  Судя по непроснувшимся глазам на зарядке, кое-кто тоже посмотрел фильмы те, но это ладно, но вот фильм про синих людей. Это что? Где-то такие есть? На заводе нечаянно проболтались. Оказалось народ тоже смотрел тот фильм. Не все правда. Не-которые не видели. И ещё три названия узнали. И тоже странные фильмы. Ведь так же не снимешь. Вон в фильме "Дикий, дикий Вест". Там же полчеловека на коляске катает-ся! Это что ж? Мы получается увидели фильмы про их жизнь? И наша Барыня оттуда? Ох ты ж дивизия за углом! Хреново там у них жилось! Ничё! Теперь, у нас тут получше. Заготовки вон привезли. Второй раз уже. Первый раз такой откровенный брак приехал, и следом за ним человек из министерства. Мол вы тут из г... этого брака конфетку шоко-ладную сделайте, цвет совпадает, сахару добавьте, сладкой будет. Ага! Вот прям сразу все кинулись. Да и ОТК наше не спало. Сразу список претензий и назад. Сами свой шо-колад жрите! И вот второй раз привезли. Ось назад поедет. Они ту же заготовку присла-ли. Медь не всю. Половина брак. Для лопаток только две заготовки в брак идут. Дирек-тор сказал у себя там, что б обследование за их счёт. Так что счёт заводам-бракоделам отправили. Не нравится? Пусть свою аппаратуру привозят и своих людей.
  Вот интересно. Два месяца уже отставание идёт. Мы должны третью турбину вы-давать. А первой нет ещё. И что будет? Сверхурочная работа? А оборудование и станки где? У нас работа трёхсменная. Так что не пройдёт. Нарушать техпроцесс, обточку, и прочие фокусы с деталями? Наша дирекция не пойдёт. Там запас есть, но два дня на турбину. Это что получается. Выходные отменят? Но так сэкономить можно пять дней, ну шесть, а у них отставание более шестидесяти. Посмотрим.
  * * *
  Ну советские чиновники! Ну нагородили! Только через неделю привезли новые за-готовки. Причём мало что действительно нового. Старый брак. Ну что ж. Тогда напишу бумагу и попрошу у Хрущова разрешения действовать своими методами. Это ж надо! Мне приходит тот же брак, что и в прошлый раз! Он что, за время путешествия перестал быть браком? И что делает наше министерство? Где контроль? Ох чую надо разбирать-ся! Ох чую надо! Пороть! Пороть всех! И мужчин и женщин!
  - Кира Александровна. Никто не даст вам пороть. Спрячут, увезут, вы будете вы-ставлены эдакой крепостницей! Оно вам надо? А вот штраф! В сумму ущерба. На завод вы можете назначить. Не на директора! На завод.
  Пришлось на своём заводе запросить все расходы. Сколько стоит рабочий день контролёра ОТК, который нашёл брак. Сколько стоит работа на оборудовании. Всё! Вплоть до того, сколько стоит электричество потраченное на контроль. Счёт пришёл... внушительный. А вот это хорошо! Вот этот чёт и предъявим! По каждой позиции всё по-считали. Да за такие деньги можно новую турбину заказать. А счёт для оплаты. А вот счёт укажем нового завода. Мне ж его строить! Так. А теперь в Германию. Мне же для нового завода надо где-то материалы искать? И чем-то платить. А платить будем мате-риалами. Железо, никель, хром и прочие элементы. Точнее заготовки вылеплять будем, а вот из них они нам всё и сляпают. Там и ковка, и отливка, и прочее-прочее-прочее. И валы и лопасти. А вот заказать, как это не странно пришлось на разных заводах! Одни делали заготовки под валы, а другие под лопасти. И медь. Там всё просто. Посмотрев качество исходного сырья мне предложили самый простой способ оплаты. Два кило-грамма сырья за килограмм изделия. И меня это устроило! Так что всё пошло хорошо. Заготовки будут.
  Слетали на новый Док. Всё прошло удачно снова. Первое что нужно, оборудова-ние для нормальной работы. Поехало всё. А первый док собирает новый принтер. Для последнего разведанного Дока. Но он начнёт работать только летом. Ну что ж. А вот и вызов. На встречу с Самим. Ну что ж. Съездим. Если бы только этот вызов. Парагвай сообщил, что со мной хочет поговорить один "друг" с очень интересными предложения-ми.
  
  На встрече на меня снова начали орать. Надоело! В стакан его! И чуть сжать! Вот так. Тишина. А в стакане поори-поори. Что? Не нравится? А теперь отпустим. И сами в стакан. Что б не мешали.
  - Прежде чем орать на меня за вину ваших людей, скажите, где вы будете брать сто восемнадцать килограмм золота для выдаче мне?
  - Какое золото? Почему вам?
  - Турбины где? Которые должны были поставить мне в ноябре и январе?
  - Подождите! Как где? Поставлены!
  - Да? И документы подписанные покажете? В феврале ещё одна должна быть по-ставлена. Через семь дней. То есть неделю. Можете по ней сообщить. Когда будет?
  - Подождите! Мне сообщили...
  - Пусть бумаги предъявят. И золото полученное от меня. Можно не металл, а опять-таки бумаги. Мол принято столько-то, тогда-то. Попросите принести. А пока чай пожалуйста. И вот что. Если из вашей охраны сюда кто сунется или выстрелит, то он умрёт. И его командир тоже. Итак. Бумаги. Три часа хватит?
   Официант принёс чай и унёс записку. Мы сидели вдвоём за столиком в неболь-шом зале и ждали. Через два часа появилось знакомое мне лицо министра энергетики. С папкой. Папку подали мне. Я кивнула на Хрущова. Мол ему надо. И вот тут началось шоу. Жестоких сказок и бледную мордочку. Я спокойно сидела, а диалог вёлся в другом конце зала. Блеяние министра было слышно только эмоциями. А вот Хрущов начал сно-ва распалятся.
  - Никита Сергеевич. А хотите я его убью?
  - Как это?
  - На выбор. Пристрелю. Раздавлю. Или сожгу.
  А вот тут министр начал бледнеть, а Хрущов задумался. Вот это министра добило окончательно! Так, что он на колени вдруг упал и захлёбываясь слезами начал умолять того, не разрешить мне с ним ничего делать. У него дети малые. А вот лужа под ним не от слёз. Точно не от слёз. И запах, судя по лицу Хрущова, пошёл мерзопакостный. Он уже даже не разгибался. Так в луже и рыдал.
  - Уйди! - И ногой так подтолкнул эту пародию на человека. Не вставая с четвере-нек рванул, по дороге распрямляясь и всё ускоряясь. Вот так инфаркт и получают.
  - Надеюсь там ему окажут помощь?
  Хрущов молчал.
  - И какая сумма выходит?
  - Если начнут хорошо работать, то около тонны. Я бы взыскала с допустивших такое лично. И в десятикратном размере. Они конечно скажут, что они не знали, что они партийцы, Но вот вам копии переписки с министерством. Вот эта толстая пачка повторя-ется один-в-один. Каждый день отправляли бумагу в министерство. И вот одна отписка, вот вторая. Всё. Вот акт приёмки первой партии заготовок. Вот вторая. Они похожи, по-тому что заготовка одна и та же. И вот га лопасти. Во второй партии две годных. Всего две. Вот на другие детали. На медные изделия. Здесь указано, что и почему не соответ-ствует. Так вот. Ждём третью и гадаем. Та же придёт или нет. Или наконец рабочая? И это на первую турбину! Которая должна была быть отгружена в конце ноября. А сейчас? Сейчас февраль! Это уже семьдесят дней отставания от графика. Теперь делать её бу-дут восемнадцать дней. И проверять два. Да ещё если отвлекать их не будут. Так что получается отставание в девяносто дней. А согласно договору, день отставания, минус один процент. Так что турбина обойдётся мне в десять процентов. С рабочими выход-ными вы сократите пять-шесть дней. Значит следующая обойдётся мне в пятнадцать процентов. Недорогие у вас турбины. Никита Сергеевич. Выгодно покупать. Турбина стоит почти триста килограммов золота. Вот и считайте, на сколько вас обманули вас, а в вашем лице и страну эти коммунисты. И после этого вы на меня кричите? Ах беднень-кие! Ах их обидели! А что страну они обидели на две тонны золота, так что? Молодцы? А что товары у меня метут с прилавков приезжие? А что бананы-ананасы из Бразилии по-везли? Это тоже случилось благодаря вашим коммунистам? Или вопреки? Мне нужна от вас бумага. Что я буду проверять все структуры повинные в этом безобразии и прини-мать меры. Вплоть до расстрела!
  - Ну расстрел это лишнее.
  - Если человек украл миллион рублей, то он по меркам закона к чему будет осуж-дён?
  - Ну это особо крупная сумма. Расстрел.
  - А тонну золота? Или она стоит меньше миллиона?
  - Ну не совсем украл, он...
  - Тонна золота где? Нет. Значит украл! Ведь суд не смотрит, украл преступник деньги или потерял. Их нет? Отвечай по закону! Или у государства это не деньги? Зна-чит так. Они мне вернут эту сумму. По законам Бразилии. В десятикратном размере. Или я их изымаю для отработки. На территории Бразилии. Две тонны верну вам. И если кто погибнет, то не считайте его коммунистом. Пожалуйста.
  - Лучше б они вышли из партии!
  - Хорошо. Такие заявления от них будут. Это я вам гарантирую! Причём карать буду всех. Сверху донизу.
  - Но я так не могу! Они же меня...
  - Напишите список фамилий и должности. Листок я при вас сожгу. Они точно по-гибнут.
  Пятьдесят четыре фамилии. Листок сгорел мгновенно. Даже пепла не осталось.
  
  Ну что ж. Начнём. И начнём мы с поставок. Вызовем обоих Тамар. Пусть добыва-ют информацию и оплачивают причинённый ущерб! А то ишь. Как решения принимать, так вот они! А как результат спросить, так их нет. Так не пойдёт! Посоветовалась с Та-марами. И выделила им трёх присланных. Пусть помогают разбираться. По стали. А са-ма по меди проехаться решилась. Тут же всё просто. Медный прокат. Делается из мед-ных заготовок, а заготовки из руды. Всё просто! Так что образовав тройку РВС (реввоен-совета) поехали разбираться. На первый завод мы потратили неделю. Неделю! Ведь всё просто! Казалось... Всё руководство участвовало и заставляло низовых работников участвовать. Как же бумаги были запутаны! Ничего. Вот действительно, профессиона-лы.
  Месяц я моталась по стране оставляя за собой голых бездомных людей или их трупы. Ну трупы правда на заводах не были, они в министерствах разных водились. Каждый. Каждый писал бумагу на просьбу "исключить его из рядов КПСС, как извра-тившего дело партии. Использовав светлое желание партии привести человечество к коммунизму, в целях обогащения своей жадной до чужого добра души". Тут у них был выбор. Либо покинуть ряды партии и руководства или умереть. Некоторые не поверили. И снова полезли на руководящие посты. Умерли. Все умерли!
  А вот в министерствах! Вот там всё было непросто! Очень не просто! Больше по-ловины выполняло просьбы близких друзей. Даже не понимая, во что это выльется. То-же жить остались. Но без накопленного. А вот тут всё стало замыкаться на двенадцать человек. Так что и показания написали, где, когда и что передавали своим хозяевам из-за границы. И заявления в партию об исключении. И кто их хозяева. Всё-всё написали. Хотя нет. Не всё. Всё уже вспомнить не могли. А потом умерли. Все повесились. Пона-писали на груди табличку со словом "шпион" и повесились. А мне за границу ехать пришлось. Хозяева рядом висеть должны. Двадцать семь человек. И ведь тоже писали. Только уже по-английски. Две тонны золота я уже давно отослала в банк СССР. С ука-занием сообщить о нём Хрущову. И от кого. Так что хоть меня потом и обвиняли, в смер-ти ста тридцати человек, то это неправда. Я убила менее сорока. Остальных Тамары. Одного убили четыре раза, и до сих пор жив. Сидеть не может, это да, но жив! Он четы-режды умирал, но его оживляли и снова пороли. А вот пятеро сами повесились. Тут без нас. Один в Бресте, когда он уже почти убежал, а тут навстречу Тамара, он в другую сторону, а там Томочка. Ну он и рванул в туалет. А не сбежать. Нет окон, так он на ремне повесился! Хорошо Тамара е из стеснительных. Дверь вырвала, оживила и тот сразу всё рассказал. Понял, придётся. Остальные дома. Но это не спало их имущество. Всё было изъято у их родни. Так что только носильные вещи остались.
  Я была жестока? Да. Но зато теперь узнав, что заготовки идут мне, то принимают их военпреды и директор просит лично ему докладывать в случае хоть какой задержки! А бездомные не остались нищими. Их поставили на гособеспечение. Кого на десять лет, кого на восемь. Жестко? Да. Но у нас любят когда "человек как меч: или делает своё дело, или тупой". Так говорят японцы, но и к нам это применимо. Без удара мордой об твёрдую поверхность ничего иногда не понимают. А вот те кто понимает, те моментально делать начинают всё по правилам. Да железная дорога вдруг вспомнила, как пару лет назад Кира Александровна вагоны свои искала. Так один участковый в туалет сходить нормально не может, всё ему пистолет в ... неподходящем месте чудится. А несколько человек заикаются до сих пор.
  Через четыре дня заготовки пришли. Похоже их к пассажирским вагонам цепляли экспресс поездов. Как бы они иначе так быстро доехали. И не просто доехали, а с пред-ставителями поставщика. Готовыми ответить на любой вопрос. Вот просто молодцы. Мо-гут же. Когда хотят. А в министерстве энергетики министр ушел на пенсию. По состоя-нию здоровья. Плохо ему стало. Расстройство желудка постоянное. И сны наверное плохие снятся. Он каждое утро кричит и просыпается в мокрой постели. Сей час уже правда реже. Вот месяц назад и по два раза мог за ночь. А сейчас только утром. Новый министр назначил комиссию, разобраться по недопоставкам заготовок на турбинный за-вод. Но это особого толку не принесло. Все работавшие там раньше вышли из партии и уволились. Правда говорят тут была Кира Александровна. Одна в трёх лицах. Видели её втроём одновременно. И ведь народ этому верил! Только секретарь министра встреча-лась с нею безбоязненно. Чаем угощала. Смеялись. Что-то про отпуск говорили. Все всё поняли. Не даром старый секретарь так с работы ушла, а в замен ей нашли эту. Безрод-ную... Так что утром отношение к ней изменилось, на ... немного заискивающее. И всем стало понятно, откуда у неё вещи из Тюньковска! Она туда имеет допуск. Как своя!
  А про Парагвай-то я и забыла! Вот сегодня опять позвонили. Приглашают. Мечтаю о встрече. Тоскуют о свидании! Вот что им надо? Лететь придётся. Созвонилась с Зей-цем. Он тоже не в курсе события. Так что полечу самолётом. Заодно посплю. В кои-то веки войду на самолёт не в воздухе, а в аэропорту. Ой нет. Не войду! Меня не пускают! А где мои вещи? А все покажите! Показать что ли? Ладно. Пошли. Где тут у вас большой свободный склад? Нету? Тогда площадка большая? Есть? Веди. Вы трое тоже с нами? Идём. И я начала выкладывать. Вначале мебель. Расставила красиво так. А мебели-то у меня многовато. Отдать что ли кому половину? Или даже три четверти? Ладно. Поехали дальше. Эй! Юоец! Ты записывать-то будешь? Так. Машины. Моя парадная, моя рабо-чая, эту я в Америке забрала. Это что такое? Где я её прихватила?
  - Ребят! Никому не нужна? Эту мне точно подкинули!
  Предложили оставить. Наверное потом разберутся. Так, что там ещё. Так. Ору-жие. Вот тут глаза у таможенников полезли на лоб. Хотя нет. Дальше. Гора-а-аздо даль-ше. Особенно их впечатлил пулемёт. Старинный. Этот точно в Индии забрала. Да! Надо им его оставить и винтовки. Тоже какие-то старинные.
  - Ребят. Надоело что-то. Хватит вам этого? Так. Я мебель заберу. Эту, эту, вот этот гарнитурчик, э... нет. Эту вам оставлю. Вот это оружие, ну и машину эту. Всё? Могу лететь?
  - Извините, а ваш самолёт улетел. И мы вас не вып... - Пинок был хорош. Говор-ливого аж подбросило.
  - Извините его, Кира Александровна, но самолёт действительно улетел, но неда-леко. Так что вы его догоните!
  Ну и пришлось догонять. Опять в воздухе. Извинилась перед девчонками. Мол таможенники гады задержали! Хотела как нормальный человек лететь. Девушки извини-ли, они всё понимают, первый экипаж им рассказывал. Так что не проблема! Тем более я с билетом. Так что проводили на место и ушли. Но вот что-то спросить хотят.
  - Девушки. Вы хотите в отпуск к нам? Это вас мучит? - Ишь как закивали. В пер-вый раз небось ехали с первым экипажем и не знали ничего, а тут я самолёт догоняю. Ладно. Примем. - Девушки. Когда отпуск будет приезжайте всем экипажем. Их тоже под-учим. Один раз это мало. Даю добро, так что вас пропустят.
  - Ученик! Сообщишь моё добро?
  - Уже! Магесса приняла. Ждёт. Экипаж, я так понимаю будет те, кто сопровожда-ет? Мужья-жены?
  - Да. Ладно. Вот интересно. Что в Парагвае за интерес ко мне?
  * * *
  - А что вы меня пнули? Товарищ капитан?
  - Ты придурок? Или чем слушаешь? Это сама Кира Александровна. Она всегда без ничего едет.
  - Как же без ничего? А это что?
  - А это приз. Так. Мужики. Машину майору. Возражения есть? Нет. Отлично. Ме-бель. Мебель делим. А вот с оружием... что с ним делать?
  - Так это. В музей! Тут же вон какие. Я таких и н видел. А это вообще надо поджи-гать, что б выстрелило.
  - И пулемёт? Или это пушка?
  - А что пулемёт. Тоже не очень новенький. Десять стволов, что за конструкция?
  - А это братцы пулемёт Гатлинга. Точнее картечница Гатлинга. Ещё из того века. Тяжеленая дура. Такого точно в музее нет.
  - Откуда у неё такая дура, да ещё прошлого века? И так легко отдала. Это ж рари-тет. За границей за неё небось денег дадут и много.
  - Откуда. Стреляли небось в неё, вот и отняла у мальчиков игрушку.
  - А мальчики?
  - Умерли от огорчения. Да и вообще. Вот ты, говорливый наш. Как думаешь. Сколько ей лет?
  - Да чего тут думать. Двадцать три-двадцать пять. Но при чём тут это?
  - А при том, что ей двенадцать тысяч лет. Как думаешь. За это время могли в неё из такой штуки стрелять?
  - Могли. Но столько не живут!
  - А много ты народу знаешь, которые могут догнать самолёт в воздухе?
  - Да никто не может!
  - А вот она уже небось на борту.
  - Не может быть!
  - Пошли к диспетчерам. Если она на борту, ты не поучаешь ничего, а если её там нет, то можешь выбрать себе что угодно!
  Как оказалось Кира Александровна на борту. Пилотам стюардессы уже сказали. Её проводили на место и она заснула. Потрогать её нельзя. Что-то мешает.
  - Но как!
  - А вот так. Много ты народу знаешь, кто вот так с собою столько всего таскает? Лишнего, не нужного? Так что запомни! Это Кира Александровна. А будешь приставать. Убьёт. И никто не заступится! Так как убить её нельзя, а умереть от её рук можно! Вот историю про сорок повешенных слышал?
  - Да кто ж её не слышал!
  - Она их. Дела в КГБ сдала. Где все во всём признались. И пишут что уходят доб-ровольно из жизни. Все! Даже англичане приехали сюда к нам, незаметно пробрались через границу и повеселись, вместе со своими агентами. И ничего не докажешь. Ни сле-дочка вокруг. Всё снегом ровненько-ровненько засыпано. Только эти. Пейзаж портят. И надпись у каждого русского на груди. Шпион. Сами писали. Каждый себе.
  - А англичане?
  - У англичан надпись по английски. Начальник шпионов. Так что не видать тебе этой мебели. Беги, в музей звони. Мол так и так. Нашли случайно картечницу Гатлинга. Не надо ли им? В Кубинку звони. Они точно возьмут. Найдут куда приспособить. Да и винтовки им отдадим. Нам-то они зачем?
  - А что мы им скажем? Откуда они у нас?
  - Откуда... откуда... рассказ что нам их подбросили не пройдёт. Конфисковали? У кого?
  - Товарищ капитан! Обнаружен груз, без обратного адреса. Вскрыли, а там вот! И адрес куда отправляли, до востребования!
  - Не без обратного, а с несуществующим! Посылка вызвала подозрения. Потому была вскрыта. А там вот это! Молодец! Соображаешь! Так. Мебель на склад. Ждём му-зейщиков.
  * * *
  Нус-с. И что у нас тут? Интересно, этот молоденький не меня ищет? А вот и уви-дев меня кинулся навстречу. Ого! С размаху к ручке припал! Ловок! Молодец. Ишь как вытянулся и докладывает, что он переводчик приставленный ко мне для выполнения любых желаний. Любых? Что-то я в Зейце начинаю сомневаться.
  - Кем и где служили, голубчик?
  А нет. Зря сомневалась. Из спецотрядных. Причём охрана. Что-то я машины не вижу. Оказывается поедем на моей. Ну что ж. И тут плюс. На своей мне привычнее. По-ехали. А вот и полянка подходящая. Тормозим и проверка. Вооружение? Снаряжение? И проверка личного обучения. Минут двадцать проверяла. Хорош! Ловок и умел. Как он по траве катался. Да и тело развитое, умелое. Дабы не испачкать, приказала раздеться. Так что в одних трусах остался. Ничего, не пискнув, моментально разоблачился. Хорош, определённо хорош! Даже родилось пара мыслей... ой каких нехороших! Ну прям ой! Так. Мысли эти в стороны. Так. прудик рядом. Ополоснёмся и поедем по делам нашим. Ну хорош! Ох... Так. Всё Газу. Штурвал на себя. А ничего. Не боится. А нет. Эмоции-то ни-куда не денешь! Испугался немного. Но лицо держит. Ничего, вот и страх прошёл. Мо-лодец. Начало нравится. Теперь можно и в Парагвай.
  Начало визита мне не понравилось. В кабинете, куда меня привёл президент си-дел какой-то наглый тип с ногами на столе. Не поняла? Это что? И есть тот, кто хотел со мной встретиться? Ох не нравится мне это. Замерла у двери. Переводчик сзади. Тоже замер и судя по эмоциям приготовился к битве. Стояли так минут пять. Тишина полная. Президент приведя нас сел в сторонке. Хочет показать что он тут так, сбоку-припёку? Или просто ушёл с линии огня? А это наглец ничего. Сидит, смотрит на меня и лыбится. Не нарушает тишину. И эмоции такие спокойные. Как у лисы, что прижала лапой птичку. Ан нет. Не выдержал тишины. Начал вести речи. Ну что ж послушаем.
  - Ну что вы. Фрау Жер Дин. Или Кира Александровна Жердина? Что стоим, прохо-дите, даже можете сесть.
  - Меня приглашали на встречу с каким-то важным лицом. Кстати, а где ваша ло-шадь и коровы?
  А вот недоумение на лице не наиграно. Он и правда удивлён.
  - При чём тут лошадь и тем более коровы?
  - Вы сидите тут как ковбой, пастух, который долго скакал на лошади пася коров и ноги так затекли, что он положил их на стол и не снимает даже в присутствии дамы. Так вот. С пастухами мне говорить не о чем. Ибо они не умны и ленивы.
  После чего повернулась, что б уйти.
  - А ну стоять! Стерва!
  Быстр однако. Быстр и ловок. Даже за плечо меня почти схватил! Всё как я и предполагала. Но зачем же мне мешать ему лететь дальше. Чуть подправила линию по-лёта, чуть подтолкнула, и оружие ему разрядила. Точнее капсюли. Эх. Хорошо же летел. Понаставили тут стенок. Джентльмену прям пролететь негде. Вскочил выхватив писто-лет. Ну-ну. Стреляй. Замер на полсекунды и щелчок направленный мне в колено. Вто-рой... всё Кончились? А! У тебя же второй есть. И тут кончились? А ножик? И ножик из-влёк. Ну твой. Твой ножик! Получи его назад. К себе. Только теперь в твоё колено. Что ж ты не кричишь? Ах не можешь? Кричалка не работает? Так я, стерва как ты сказал, не люблю криков. А президент сидит. Лицо насмешливое. Даже не дёргается. Ковбой ката-ется. Больно ему видать. Лечить? Нет.
  - Господин президент. Тут пастушок ударился. Врача не вызовите? Пусть ему йо-дом ранку прижгут.
  - А сами?
  - А зачем? Он этого хотел. Он это получил. И пусть приберут тут, пока вы мне расскажите, что вам тут от меня нужно.
  Пока унесли прихворавшего нам на столике накрыли всё для чая. Даже какую-то выпечку принесли. Даже без излишних добавок. Приятно. Даже мой любимый каркадэ. Для обоих.
  Вот тут мне и удалось узнать, что оказывается США не понравилась я. Как веду-щая себя неправильно. И золото я у них украла неправильно. И корабль их утопила насквозь мирный и не замышлявший никаких гадостей. И самолёты их с гуманитарными грузами летящие в Парагвай и Бразилию сбиваем. И оружие непонятное не передаём им для изучения и повторения, а используем. Куча! Куча претензий. Оказалось без меня тут группа аквалангистов хотела искупаться в водохранилище моей плотины и пропала! Вся! Вместе с оборудованием. А что тайно, так не тайно то, а просто не хотели тревожить за-нятых людей.
  А вот про аквалангистов я не знала.
  - Четверо аквалангистов, сто пятьдесят килограммов взрывчатки, трое людей по-мощи-поддержки. Все умерли. Рассказав кто послал и зачем и сдав всё имущество и имевшиеся у них данные о деньгах. Своих и откуда и как получали. Прикрывались ту-ризмом. Всё получили тут. Доставившие им оборудование взяты и опрошены. Цепочка дошла до США и Англии. Вдвоём они задумали подрыв плотины. Так как это дешёвая энергия, а это развитие региона. Мало того, что они перестанут покупать их товары, так не дай бог начнут производить не хуже, а это конкуренты! Вон Германия. Уже рядом. Да и ваш заказ на ГЭС у них, поднял их рейтинг. К вам на плотину хотят начать ездить тури-сты. Дадите добро?
  - Так. Оборудовать пляжи и зоны отдыха. Пускать всех. Только цены рассчитать. И на плотину экскурсии. Сколько турбин работает?
  - Пять. Зоны отдыха оборудованы. Даже есть десяток яхт, в аренду можно сда-вать. Хоть с экипажем, хоть без. Всякие развлечения, как в Тюньковском доме отдыха. Полёты на параплане за катером, Лыжи, водные мотоциклы. Мало пока всего этого. Но есть.
  - Так. Пока всё в один. Цена двойная. На этот год. Для остальных... пусть смот-рят, завидуют, весть о чудесах несут. А вот те кто смогут заплатить и отдохнуть в доро-гом, это лишни повод повыделываться. Повара у нас найдутся?
  - Как в Выре? Есть. Они теперь год готовят двух.
  - Туда же. В дорогой. Пусть дорогой, так дорогим и останется. Яхты только там и новинки все туда.
  -... вна! Ау! Вы тут?
  - Да. Немного отвлеклась. Мой вам совет. Тут на водохранилище открываются зо-ны отдыха. Все равны, но одна дороже. Советую вам туда съездить. Так вот. По аква-лангистам. Зачем им с собою столько взрывчатки? По поводу гуманитарных грузов. Не знала что та же взрывчатка, оружие и наркотики являются гуманитарными грузами и раздаются даром. Корабль. Он спросил разрешения на проход по территориальным во-дам? И по золоту. Его же с Базы 221 украли. Или я в чём-то неправа?
  - Ну ваши Хаунебе как те, что используют на Базе 221.
  - Там немцы, тут немцы. Как вы думаете. Они договорятся? Тем более у них есть чем оплатить свои желания, а я всегда рада немного заработать. Вот к вам приехала. Думала опять заработаю, а тут вы мне пастушка какого-то подсунули. Неприятность. Да-ром потраченное время!
  - Нет-нет. Не даром. Хотел с вами договориться. Я обратился к немцам. Мол мне надо так же как и вам быстро протянуть линии электропередач. Ну и построить всю ин-фраструктуру. А они не хотят. Говорят без вашего разрешения нельзя. И ещё вопрос. Я против коммунизма. Вы коммунист. Как так? Вы со мной работаете?
  - И много у вас работы? И потом я призываю вас к коммунизму? Я хочу что б лю-ди имели кусок хлеба и мяса. Кто хочет работать. Я за то, что б люди могли заработать. А не за то, что б могли устраивать митинги и бастовать. Что б работы было немного больше, чем желающих её делать. Вот например. Вы коммунистов уничтожаете. Зачем? Дайте им работу и условия для жизни. Хлеб, мясо и жену. Жена будет хотеть вкусной еды и красивое платье. И какой тогда коммунист? Тогда обычны рабочий. А иначе жена ему весь мозг выест, ты вот митинговал, а сосед заработал и жене туфельки модные ку-пил, браслетик там. И всё! Нет коммуниста.
  - Странный у вас взгляд на эту проблему. Непривычный. Мне тут доказывают, что коммунизм хорошо, и вдруг вы.
  - Коммунизм говорит, от каждого по способности и каждому по потребности? Так? Так примени свои способности что б заработать на потребности.
  После оглашения задуманного я поняла. Надо разговаривать с немцами о созда-нии здесь филиала. Вначале по прокладке линия, потом слившись с заводом по опорам, приделать сюда завод по проводам, по всяким там изоляторам-трансформаторам. Так здесь такой филиал создать можно, что как бы головное предприятие не переплюнул. Надо разговаривать. И с Зейцем и с владельцами фирмы. И поговорить с коленоране-ным. Что это такое за поведение. Для чего оно? Кто послал, с каким заданием. Обсудив всё это с президентом поняла. Ему тоже интересно. Так что пошли втроём. Переводчик нужен. Он как бы лицо Зейца.
  А молодцы мужички. Спокойно опрос восприняли. Даже пару раз свои задумки ис-полнили. Обсудили все новации. Естественно в присутствии опрашиваемого. Тот так впечатлился этими идеями, что рассказывать начал почти сразу. Тем более что моя фраза насчёт того, что если что, то от тела избавится просто, его особо впечатлила. Хо-рошо хоть с ума не сошёл.
  А вот опрос выявил массу мелочей, которые не понравились хозяину Парагвая. Его списали. Как отработанный материал. Он больше не нужен тем, кто решил, что они хозяева мира и судеб. Он так. Игрушка в их руках. Сейчас введут санкции и всё. Страна останется без притока денег и товаров. А вот тут договор с Бразилией заиграл новыми красками. Это и трактора для сельского хозяйства, и машины-автобусы для перевозок. И станки для развития производств. А через меня торговля с СССР и Турцией! Да-да. Турция поняла,, какие объёмы товаров пошли через мои руки и охотно сотрудничала. А это и добываемое из земли и добываемое на земле. Дорогу мои ребята укрепили моду-лями Лес. И даже прикупив участок побережья наладили там погоду. Теперь там модный курорт. Всегда солнце, море, и как всегда аттракционы. Нет. Конечно аттракционы копи-ровали, привносили что-то своё, но вот русские горки. Садишься в коляску и поехал вверх-вниз, под землю и воду и снова в небо, а полёт с двадцати метров, и потом под водой, прозрачной и светлой, где плавают рыбы? Такое никто не решался повторить. Там без магии сделать это трудно. Технически трудно. Как народ там пугался! Визг сто-ял ещё тот. И в конце врач. Если что, сердце поправит. С этим у других было сложнее. Так что только у нас можно было насладиться ужасом. Правда тут небольшой мухлёж был. Для большего ужаса навстречу вагончикам дул ветер, но скорость вагончика, да плюс скорость ветра, Народу казалось что они летят с сумасшедшей скоростью. Врача кстати проходили и при входе. Один даже пройдя врача отказался. Мне говорит доста-точно. Он приехал сюда только сердце полечить.
  А ведь это идея! Всё равно же везде стоят сим-сим. В каждую койку медмодуль. Будет культурно-оздоровительное времяпрепровождение. И цену поднять. В конце вы-давать список болезней, что мы тут не лечим. Отдохнул, продиагностировался и поле-чился чуток. Сколько удовольствия сразу! Рядом продавалась земля. Выделила денег. На покупку, и оборудование. Сейчас же к нам поедет народ. И бассейн. Обязательно бассейн! Море же не всегда хорошее, бывает и прохладное, да и не все полезут в море. А тут, по грудь. И поближе к берегу. Плывешь в бассейне, а море вот оно. Рядом! И пальмы, ну или что там растёт. Что-то народ мой из Тюньковска расползается по миру.
  
  Об этом мне ещё раз напомнила Любочка, как только я объявилась на работе. У нас начали выпуск микросхем. Как там она сказала? Малой степени интеграции. Но из них начали делать всякие финтифлюшки. Почти все для армии, фонарики, рации, вы-числители, но кое что и для народа. Приёмники, проигрыватели. Так вот. Всё это надо развивать. А как? Дело в том, что нужно более десяти тысяч человек рабочих. Но у них есть жёны-мужья и дети. Жилье и социалка! Больницы-школы-сады-магазины-милиция. Хотя милиции у нас хватает. Да и работы у них немного. Весь район накрыт модулями и контролируется Магессой. Но уже бедолага еле-еле справляется. Так что её предложе-ние. Оставить ей роль управляющей и Тюньковск. Разместить у нас в районе ещё одну Магессу, в Бразилии две, в Германии две, в Турции одну. В Индии оставить магичку, и так справляется. И Москва. В Москву тоже Магессу. Город большой. Народу много. Ну что ж. Надо заказать. А вот с народом как быть? Где брать? И как заманить? Заводы-то я построю, Цемент теперь есть. И много цемента. Кирпич тоже. Электроэнергия МЭСы поставим. Но народ?
  А вот за решением этой проблемы оказывается надо было спросит свой народ! Оказывается желающих мильйон! Ну не миллион конечно, но желающих много. Как толь-ко Любочка озвучила эту проблему, то через неделю к нам приехали первые кандидаты. На один день. Днём к нам, вечером обратно. На вокзале встречали их, выясняли что мо-жет, состав семьи. Всю необходимую информацию. От нас первая информация. Теле-грамма. Когда к ним прибудут люди, помогающие с переездом. Если свой дом, то проще. Дом с участком забирается, если квартира, то тогда хуже. Забирается то, что люди хотят взять с собой. Этот человек и сопровождает их. Сложновато, но ничего. Зато точно бу-дут люди. А проверяли мы предрасположенность к магии. Так что брали только каждого второго. Оказалось что не всё так хорошо, как виделось отсюда. Приехали даже двое выгнанных мною из партии! Да! Сама удивилась, а они мне, а что нам делать. Пришлось вспоминать что ещё умеем кроме как руководить. Так что? Берёте? А что. Простым ин-женером что ж не взять. Предупредила, не справятся как инженеры, пойдут копать, или пилить. И что б вы думали? Эти нехорошие люди вдруг заулыбались. Не! Вот же гады! Их руководящая роль угнетала что ли? Не отпущу. Пока безработные, сразу и трудо-устроим. Один к строителям, он же вроде строителем был, а второй к инженерам. Месяц испытательного сроку. Потом и жильё дам и ко всем благам подпустим.
  А народу всё больше и больше! Приезжают в субботу. На смотрины. Смотрю что б по магии было что, Хоть более десяти. Жильё сразу снабжать домовым будем. Тут снова влезла в мои мысли Любочка.
  - Нам строители нужны. Человек двести. Каменщики, плиточники, отделочники. Может их сразу брать?
  А что? Можно и сразу. Жильё. Жильё. Вот проблема. Хотя. Вот пусть с жилья и начнут. Пока котлованы пусть роют. Хотя там народ не нужен. Уже три тройки работает. Водитель, он же подсобник. Помощник-заместитель-подсобник. И сам котлованщик. Тот кто формирует рамку изъятой земли, кто следит за тем, что изымается и снабжает аппа-рат маной. За день котлован роют. Под стандартный дом. Так что нужны ... строители нужны или нет?
  - Магесса! Вопрос. Можем на месте котлована обеспечить плюсовую температу-ру?
  - Через тридцать восемь дней.
  Ну что ж. Тогда и строить начнём. Через пятьдесят дней.
  - Магесса. Заказ на ЖБИ. Фундаментные блоки. Пусть потребность рассчитают, закажут сколько надо.
  - Любочка. Строителям. Вызовы пойдут через пятьдесят дней. Рабочим-инженерам в июле. И надо же школы. Готовь приказ. Где учителей брать знаешь?
  - А то! Как приезжаю, сразу шу-шу-шу по институту. Попасть к нам за счастье! Все хотят! Так что не проблема.
  - Так в деревню же!
  - Ага. Тут наши учителя приезжали в институт. Все сразу с вопросами, как там, где там? А наши говорят. Мы в деревенских школах ведём! Ну все сразу фу-у-у. А потом наши начали рассказывать. Каково в тех школах! И что по магазинам не бегают. И что дома почти и не едят. Так, бутербродик. Завтракают в школе, обедают в школе, и так, как тут и в кафе не готовят! А потом про свои классы рассказывать начали. Вот тут глазки у многих затуманились. Правда помня ваше указание берём больше ребят. На танцы хо-дят, в кино, в театры.
  - Театры? У нас театры есть?
  - Ох Кира Александровна. Совсем вы от жизни оторвались! Давно! Калерия Сте-пановна театральные кружки организовала. Оттуда народ и в кино снимается! А вы ду-мали у нас артисты для кино приезжают? Нет. Свои есть. И не хуже! Какие фильмы сни-мают! Мало пока, но ведь снимают же! Причём сразу и на плёнку, для показа по стране, и видеокамерой, для показа по телевизору. В год по пять-семь картин снимают. Ну и коро-тенькие. Журнал юмора. Так там по три-пять минут. Для журнала перед фильмом. Как снимут что, прям животики надорвешь. Так город просит их ему давать обязательно. Тут как-то набрали коротышек, ну и пустили в воскресенье. Один сеанс. Так народ на карач-ках выползал смеясь до слёз. На следующий сеанс билеты в кассе продавали двена-дцать минут. Всё. Кончились. Так что думают что надо в субботу и воскресенье по два сеанса пускать. Так. Для ознакомления. Потом, когда новинок наснимают, ещё сеанс бу-дет. Назвали СЮР. Сборник Юмора Разного. Так что вот так дело идёт. И театр есть. И кино, и танцы. Зря вы на танцы не ходите!
  - Ты и на танцы ходишь?
  - А что?!Мы с мужем там так зажигаем на конкурсе! Уже второй месяц первое ме-сто держим, но в эти выходные боюсь провалимся. Молодёжь поджимает. Ваша млад-шая жена в частности!
  - И с кем она?
  - С мужем естественно! С кем ей ещё ходить? Смотрю к классу вашей дочки при-кипела, а как мальчики на неё смотрят! Похоже все в неё немного влюблены.
  - Магесса. Это правда?
  - Не только мальчики. Но и кое-кто из девчонок. Она их класс готовит к боям. Ведь состязания же предстоят. Тактику отрабатывают, стратегию. Занимается магией уже с ними, хоть и не очень у неё пока получается, но физкультуру с ними. И она пока получше них там.
  - А супруг?
  - А этому лишь бы работа шла. Его теперь из горда вызывают на расследования. Как криминалиста. В городе-то всего два осталось. Требований нет, вот новых и не шлют. А старые. Старые они. Им бы чего попроще. Что б не гнуться. Это ваш гнётся в любую сторону. С ним ученики приезжают, всё сразу описывают, рассматривают, сни-мают. А он контролирует. Всем ставит баллы за найденное. Опрашивает по очереди. Так они те улики лучше собак всяких ищут! Пять минут и пальчики, и орудие преступления в радиусе километра. Всё найдут. Бывает и преступника сыщут. Все же резвые, обучен-ные, а за найденного преступника пятёрка за неделю. Ну приходит домой, так младшая и накормит, и погулять с ним сходит, и выслушает все его беды, прям умница. Начала не-много в криминалистике разбираться. Сейчас думает куда поступать.
  - Пусть идёт на юридический. А там уже решает. И пусть в прокуратуру старается попасть. Там женщине поспокойнее.
  - Ваш муж так же ей советует.
  - Ну вот и начинайте её натаскивать!
  А младшая-то молодец. Да и мой тоже хорош. Меня нет дома, а ему и не скучно, а весело! На танцы ходит он видишь ли! Ишь! Хотя и хорошо. А то что-то я дома появля-юсь что бы выспаться. Раз в неделю-две его вижу, тут всё по-быстренькому и спать. Нет. Правильно что младшую завели. Есть кому мужем заняться. Изменить ему что ли с переводчиком? Понятно что не изменю, но помечтать? Хотя нет. Потом захочется мечты в практику. Нет.
  - Магесса! Что у нас с кораблями?
  - Отрабатывают движение на далёкие расстояния. И разбираются с отметками за-секаемыми при нахождении в "кармане". Пока все отметки, это различные астероиды. И просят у вас разрешения на однодневный прыжок. Заметить нашу систему по радиоиз-лучению очень просто, А потом прыгая всё ближе и ближе, легко вернуться.
  - А давай. Куда устремитесь? К ближайшей звезде? К миру Дуба? Или к миру ко-рабля?
  - Мир корабля. До него точно не более двух дней. А мир дуба... Вот с ним непо-нятно. К нам же прилетел не обитаемый корабль. И что там за принцип был, непонятно.
   Ладно. Три дня туда, четыре обратно. И вот что. Карту неба снимите. По ней бу-дет легче сориентироваться.
  
  Ну что за напасти! Звонил директор с турбинного завода. С землёй возникли про-блемы. Не дают её нам. И вообще, больших участков нет. Что делать. Надо ехать туда. Разговаривать с рабочими. Ведь пообещала и что теперь?
  Приехала, собрала всех в обед. И говорю. Простите меня люди. Обманула я вас получается. Не дают нам землю ни под дома, ни под новый завод. Даже не знаю, что де-лать. И вдруг вылезает парень из толпы. Помню его. И за цех вылезал, и передовик. Жена ещё у него маляршей у нас работает. Вот этот парень вдруг и говорит. А если вы завод всё равно хотите в другом месте строить. То что в нашем город? Что, а других ме-стах земля хуже? А что? Я вот например и в другой город поехал бы. Ежели мне там жи-льё дадут. Да думаю больше половины поедет. Это ж как комсомольская стройка! А что. Жена под боком. Работа знакомая. Думаю и из цеха нашего многие поедут. Так что и в цеху знакомых много. А квартиру дадут, так что ж не съездить. Я и спрашиваю, а ко мне поедите? Тот прям как-то растерялся, тут жена его кричит, это что ли в Тюньковск? Нет говорю. Километрах в ста от него. Но всегда можно приехать. Сад-школа и магазин бу-дет. Тогда кричит я тоже согласная! Смотрю парень её разулыбался. И как заорёт! Да-ешь Тюньковск! Ну всё! Будет у меня свой завод. Попросила профорга составить три списка. Кто едет точно. Кто не едет точно и третий. Сомневающихся. Если что, работу всем дадим. Это без проблем. И тут профорг меня удивил.
  - А если люди с других заводов с вами вместо не желающих поехать поедут?
  - Да не вопрос говорю.
  И снова вопрос обрадовавший меня.
  - Тут у нас многие ребята не женатые, а девчонки у вас там есть?
  - Немного есть. Тысяч пятнадцать всего. Хватит?
  Тот аж руками замахал!
  - У нас столько и хлопцев-то нету! Но я вас понял. Первым делом холостых брать буду!
  Будет у меня свой турбинный завод. А заготовки. Да всё равно куда их возить.
  
  Только вернулась, только по заводу проектировщикам задания выдала, вызов. В министерство энергетики. Не в среднее машиностроение, завод же вроде им принадле-жит, нет. Оказалось энергетикам! И в министерстве мне выдали следующую идею. За-вод должен быть построен за три года! Они на это деньги выделяют. Это хорошо. И строителей выделяют, а это плохо. Нет говорю. Строители ваши мне не нужны. И нача-лась ругань. Что тогда деньги будут выделены позже! И материалы мне не дадут! И специалистов не дадут! А план спросят! Вот тут-то я и выдала. Что как деньги ко мне придут, не выделены будут, а ко мне придут. Так и говорить о строительстве будем. И нормы все сеть. И вот как завод будет построен, так тогда и будет принят в эксплуата-цию. И снова ругань, что деньги дали, и за один день всё достроить должны! И что план нам будет спущен сверху. И мы обязаны его выполнить! И никого не волнует, достроен завод или нет! Так говорю как заготовки придут, на готовый завод, так тогда и план спрашивайте. И что у нас говорю завод строится под МЭСы. И что большие турбины мы оставляем у них под крылом. И что в июне мои руководители и инженеры уходят. Будут строить новый завод! Так что завод их. Ни болта ни шайбы оттуда не вывезем! В общем сплошное расстройство, а не общение. Хорошо мне секретарь скинула заранее о чём речь идти будет. Хоть подготовится успела. Так что большие турбины доделывать бу-дет старый завод. Да и начальство предполагаю будет старое. А значит турбины будем испытывать. Ой чую брака подсунут. Не всех я жучков выловила. Вроде почистила всё, ан нет, то на день, то на два отставания начинаются снова. Да гори оно всё ясным пла-менем!
  Место подобрали хорошее. Дорог правда нет, но что дороги. Три месяца и грун-товки будут, а там и до асфальтированных недалеко. Завод-то асфальтовый есть! Зато рядом и место для лагеря есть, И для дома отдыха. И для жилого района. Причём и для пятиэтажек, и для домов сельского проживания. Ну что ж котлованы можно начинать рыть.
  Сегодня корабль два сообщил, нашёл место, откуда идут сигналы и как видно от-куда прилетел корабль. И помощь не пришла потому, что это был последний корабль. В системе масса разбитых кораблей. Есть три разбитых принтера космического базирова-ния. Средние значит. И множество обломков таких же как наш, а вот боевых нет. Совсем! То есть абсолютно! Они что? Удрали? Куда? Нет никаких сигналов. Станция передачи сигналов может быть упакована и привезена. Точно, Сюда её и...
  - И тогда покажем всем, что вот где место, где обосновались новые враги. Кто-то же их разгромил? И когда всё сместится, те поймут, вот оно. И прилетят. Мы готовы к такому развитию?
  Мда-а-а... К этому мы не готовы. Далее про планеты. Там освоены две. На обоих есть жизнь, посадка не производилась. И принтеры привезут, хоть они и разбитые, но может можно их восстановить. Каждый разбирается на шестьдесят четыре части. Кош-мар! Это как же? Это почти двести частей? Это ж ужас. При дальнейшем рассказе выяс-нилось, ремонтники есть, их всего на восемь частей разберут и привезут. Это что ж за дуры такие здоровые? Мама дорогая! Нам же флот громадный нужен! Это ж возить не перевозить!
  - Задал вопрос Доку. Есть ли корабли для перевозки. Есть. Но что-то несуразное. И они орбитальные. То есть не садятся.
  - Так. Стоп. Паковать принтеры можно? Что-то мы не о том думаем.
  Выяснилось. Можно! И все дополнения к принтерам за раз привезут, а принтеры по два за раз можно. А вот это радует. Первый экипаж уже копытом бьёт, весь в нетер-пении. Ну что. Отпускаем, пусть вторые подскажут что, так легче будет. Так.
  - Ученик, что ты там про грузовик говорил орбитальный? Нам же вывезти надо с той системы по максимуму всего.
  - Грузовик создаётся сложно. Четыре модуля для узла управления.
  - Кабины то есть? Сколько ж там экипаж?
  - Четырнадцать человек. Затем восемь модулей. Это место для жития-бытия. За-тем четыре модуля для кормового отсека. И ... вот тут само странное. Размерность гру-зового отсека. От шестидесяти шестнадцати до ста двадцати восьми модулей. При этом! При этом из них шестнадцать могут быть боевыми А или Б. Один, четыре или шестнадцать шлюзами для проникновения. Вот так вот. При полёте внутри вакуум.
  - Ну что. Понятно примерно. Сколько максимальная вместимость?
  - Четыре таких корабля как наши.
  - А если отказаться от боевых и бытовых модулей? Это возможно?
  - Автономия двое суток и экипаж три человека.
  - А размерность наших кораблей в модулях?
  - Четыре кабина, два кормовых и двадцать шесть обшивочных. И грузовые те же. Но боевых модулей А только два.
  - Ну вот и понятнее стало. Кабины одинаковые. Корпус разный, там пошире будет. Боевые А тоже известны. Ну что ж. Будем строить грузовичок. Только как собирать? Это ж работников надо?
  - Нет. Принтер может собрать модули сборщики. Там два надо. Одинаковых.
  Опять кусты поломаны и рояль разбит! Будем выращивать новые, из ростков по-ломанных. А рояль. Склеивать? А ведь как хорошо начиналось. Стала бы замом по ма-газину, немножко магичить могу! Как всё сладко было. А теперь? Себе зама назначила по семейной жизни, по управлению подчинённой мне , точнее подчинённому районы. Да и район какой-то некультяпистый. В Европах такие государства есть, даже и поменьше. Народу правда маловато, но скоро прибавится. Десять тысяч, да турбинистов четыре, да все небось не одни приедут. Всё! Это ж кошмар! Куда мне всё это? Зачем? Да! Надо Ни-ките Сергеевичу отвезти бумаги. А то сократила ему партию а кто и почему неизвестно. А там уже почуявшие под собой зыбучий песок начали волноваться многие. И сразу сказки сочинять, немного не так, не в том порядке, чуть исказив факты. Такое можно по-нарассказывать. Что ужаснёшься. Ну что? На метёлочку и вперёд! Где он там? Опять вечером едет в лесной домик? Ну что ж. Навестим там. А никто не фиксирует, Хорошо. Так. В домик войдём. Чайник, чашечка, сидим. Пьём чай. А вот и гости дорогие. Пятеро. Пять чашек на стол. Самовар! Кстати, а ведь я его убирала горячим. Баранок, печенек. Не замечают пока. Свет ещё не включили. На детей не похожи. Скорее внуки. А вот жена, обычная.
  - Красивые у вас внуки, Никита Сергеевич. Чаю не хотите? Прошу.
  Немая сцена. Дети спрятались за бабушку, а та застыла.
  - Мгм. Кира Александровна? Добрый вечер. А что это вы тут делаете?
  - Сижу, чай пью. Вас жду. Вот для всех приготовила. Прошу к столу.
  Быстрый взгляд на мужа. Его чуть заметный кивок и всё семейство проследовало к столу. Сидим пьём чай. А это что за грохот в прихожей? А. Чай принесли, а тут уже пьют. Вот человек и выронил самовар. А вот и охрана. В стакан их. Дабы не мешали. Си-дим. Про жизнь разговариваем. И начали разговор с жалоб. Мол что это такое. На дороги транспорт не пускают. А если въедет, то глохнет. Тут я и спросила, а водителей на алко-голь проверяли? Не пьяные ли они были? А машина за собой такого шлейф черноты не оставляла, что куда там паровозу? Если всё это не так, то вызывайте меня, я тогда всё объясню. Так и сидели. Время от времени разговаривали, говорил только Никита Серге-евич. Остальные молчали. Ну что чаю напились, можно и делами заняться. Всё семей-ство убыло куда-то, а мы остались. Посуду я убрала. Потом обновлю. Воду залью, вскипячу, да и сахар баранки обновить не мешало бы.
  - Кира Александровна. Отпустите охрану. Они ж не виноваты что вы тут объяви-лись. И что за беда вас привела ко мне?
  - Да не беда. Я вашу партию сократила человек на триста, вот дела ваших пар-тийцев. Эти оказались шпионами. Вот их заявления о выходе из партии. Вот заявления и дела остальных. Которые им помогали. Тоже числились партийцами. Все написали бу-маге о выходе из партии и увольнении с должностей. Это дубликаты. Оригиналы пере-даны в соответствующие органы.
  А папок набралась хорошая такая кучка.
  - Вот такие у вас партийцы. Как вам набор? Шпионы и воры? Хотя нет. Не воры. Они же не себе брали. Они просто отнимали деньги у нашей страны для другой страны. Правда я ту страну не выбрала. Хотя они мне активно предлагали сделать турбины. Германия всё сделает. Тем более вся энергия мне не нужна.
  - И что мне теперь делать? Проверять всех? Они же меня... мне... не дадут это сделать. Тем более список я вам писал. И что?
  А вот тут я правда виновата. Про список-то я и забыла!
  - Извините, пора мне. Надеюсь ещё как-нибудь увидимся.
  Ой чую за дверями меня ждут. Прям жаждут увидеть в прицел. Куда? Куда деть-ся? Хотя как-то же сюда вода поступает? Ну что ж. Давненько я по подвалам не лазала. Пыль не собирала. Так. Перекрытие тут как? Пройду. Ага. Вот тут в углу комнаты. Как раз за портьеру зайду и в подвал, а потом по трубам, Хорошо я маленькая. Пролезу. Ре-шётка? Уберём! И восстановим обратно. Ещё? Ну тут уже отработано. Люк? Куда? Что за помещение? Так. А вот сквозь крышу пройду. А теперь потихонечку в сторону, а тут можно и вверх.
  * * *
  - Ну и как вы это объясните, захожу я в дом, а там Кира Александровна чай пьёт! И на меня посуду расставила. Вы же должны были всё проверить.
  - Да не было её. Никто не подходил. Вы же вдели, на крыльце снег не тронут.
  - А ваши люди всегда в дом через дверь входят? Спросите их. Особенно тех, кто ею к нам направлен и у неё прошёл переподготовку.
  - Спрашивал. - Начальник понуро повесил голову. - Стоят. Мордвы серьёзные, а мне смех слышится. И никто не сомневался что Кира Александровна так может, ни при-сланные, ни переподготовленные. Ей что войти, что снег восстановить. Как плюнуть. Хо-рошо. А куда она потом делась?
  - За портьеру зашла.
  - Что зашла я видел, а дальше?
  - Всё. Нету её там!
  - И что нету сам щупал. И где же она? Растворилась? Или тут ходы какие тайные?
  - Нету ходов. Мы же стройку контролировали!
  - И где она? Непонятно как появилась, непонятно куда пропала! Прям проходной двор какой-то! Ходи кто хочет!
  - Ну не кто хочет. Это ж Кира Александровна! И что она вам за папки принесла?
  - А это её результаты проверки кто мешал нашей стране золото зарабатывать. Те кто нашу страну на две тонны золота обманул. Золото она правда вернула. И тех кто в этом участвовал отстранила. Но вот что интересно. Все партийные! Все! Даже те, кто по-весился. Эти шпионами оказались. Она ... сами, те кто с ними работали, тоже прибыли, что б из чувства солидарности повисеть рядом.
  - Но как так. Незаметно пробрались что б повисеть? Скандала не будет?
  - Две недели прошло. Скандал есть? Никто этого не заметил. Правда местона-хождения поменяли, да и людей пропала куча. Все понимают, что Кира Александровна тут ни при чём. Сами они, но на всякий случай молчат. Так спокойнее живётся. Ещё с момента как в Индии с их людьми инцидент случился. Слышали?
  - Это когда англичане умерли, а те кто их обслуживал голыми прибежал? Нет. Не слышал. Этого ж в официальных новостях не было.
  - Вот и остальные не слышали. Надо в партии проверку начинать. А как?
  - Может с низовых звеньев. Низовые звенья кормят высокие, не будет корма, и высокие чины победнеют? Может думать начнут?
  - Вряд ли. И вот что. Здоровье у людей при власти плохое. Надо бы им замену подыскать. На всякий случай.
  - Да что с ними случи... э-э-э, а что? Что-то может случится?
  - Все мы люди, все мы смертны. А ещё есть ведьмы!
  * * *
  Дома меня ждал? Ждало? В общем ко мне на приём приехала Надия. И откуда только узнала? Хотя глядя на делающую вид Любочку догадываюсь. И что же она мне принесла? А принесла она мне ворох вестей. Первая. Это что они мою машину могут не-много переделать. Что б колёса не висели в воздухе. Там иллюзионисты поработали. Переделка полчаса. Могут и здесь. Специалист приехал с ней. Я кивнула. Секундное замешательство. Понятно. Процесс пошёл. Второе, мой ракетно-космический отдел... Это что? У меня и такой есть? Где? Когда? Как? Оказывается я дала добро на открытие у меня этого ... м-м-м... подразделения сказав, что если они хотят летать в космос с мо-ей помощью, то пусть тогда и селятся тут! Так у меня и поселились космонавты и ракет-но-космический отдел. Однако! Как мои слова интерпретировали! Так вот. Попытки запу-стить спутник, не космонавта, спутник, так вот. Это стоило столько! И расходы предсто-яли такие, что возник вопрос, а надо ли нам это? Ведь космонавта запустили дешевле? Гораздо дешевле? Так вот. Вопрос от этого отдела. Первое. Можно ли сделать аппарат для выхода в космос на двух-трёх человек? и второй. Можно ли сделать станцию. Орби-тальную. На человек пять-семь?
  - Ученик! Что нам на заданные вопросы ответит Док? И вообще, почему я с Доком разговариваю через тебя? Он же соединился с домовыми с Лесом?
  - Переключаю на разговор с Доком!.
  - Приветствую! Верховная! По вопросу многоразовой системы. Есть такая. Четыре человека. Живучесть сутки. Если прерывается, например переход на станцию, то систе-ма переходит на поддержание систем в норме и начинает подзарядку. Перезарядка с си-стемой Лес четыре дня. Создание три дня на модуль. Система состоит из четырёх моду-лей. Сборщик модулей три дня. Нужно два. Сборка двадцать семь часов. Станция. Ко-рабль. Только без трюма и кабины. Просто корпус. На обоих концах модули управления. Но монтаж на орбите сборочными модулями. Если потребуется, то станцию можно удли-нить и ввести переборки. То есть сделать её много комнатной. Искусственную гравита-цию.
  - Ну что. Месяц на корабль. И два месяца на станцию. Там будет искусственная гравитация. Подойдёт? И сразу вопрос. Сколько заплатить за это согласны.
  А вот к этому вопрос оказались не готовы. Ни Надия, ни те кто её подвиг на этот подвиг.
  - И теперь к тебе вопрос. Корабль везёт ремонтников от среднего модуля. Но! Не просто так. Первый борт вылетел. Он привезёт два средних принтера. Потом их по ча-стям спустим на землю. Надо посмотреть, где, что, как. Может сможем их отремонтиро-вать? Главное управляющий модуль. Всё можем и здесь собрать, но вот управляющий модуль нет. Точнее и его может сможем, но где взять для него программы?
  - А что за средний модуль? Значит есть и маленький и большой?
  - Малый есть. Запустила его с трудом. Он за время бездействия немного повре-дился. Так что в этом году ты его не увидишь. Сейчас копируем. Хочу в следующем году его здесь смонтировать.
  - И средний?
  - Нет. Средний орбитального базирования. Здоровый больно.
  - Ну хоть приблизительно.
  - Модуль принтера Дуба видела? Малый больше в восемь раз. А средний больше малого в тридцать два раза.
  - А-фи-ге-е-еть!
  - Да. Вот так вот.
  - И когда мы сможем припасть к этому источнику знаний?
  - Завтра не получится, только привезут и распакуют, и сборщики. Мдя-с. Неделю как минимум. Да. И вот что. Отряд космонавтов. У вас же есть какая-то программа подго-товки экипажа для корабля?
  - Немного есть.
  - Ну вот и начинайте готовить. Через месяц у них сдача экзамена. Полёт в космос. Так что пусть готовятся. А летом начнём монтаж станции. Орбитальной. Но возможно. Если нашей космонавтике это нужно.
  - Кира Александровна. К вам начальник особого архитектурного бюро.
  - Вот видишь Надия. Нет времени. Даже посидеть, повспоминать. Как оно раньше было. Не жалеешь о прошлой жизни?
  - Ну да. О чём? О том что я бы умерла? О неплохом мужчинке? Который правда удрал от меня и кобелирует там с молоденькой дурочкой? О тех охломонах которые слушаются меня во всём, а иногда взбрыкивают, когда им в голову затешется очередная идея и они летят ко мне, пожелав ознакомить меня с нею немедленно, не взирая на ча-сы? Или прячутся где-нибудь подальше, дабы свершить нечто эпохальное, а когда это оказывается ничем, то виновато потупя глазки врать, что они просто гуляли и заблуди-лись. Нет, бывает что и получается. Иногда небольшое улучшение, а иногда и взрыв. Так у меня погибли двое шустриков. Их разметало в пыль. До сих пор Лес исправляет последствия. И мы не можем понять, что же там так бабахнуло. Вроде есть все проме-жуточные результаты. Лес всё контролировал, но вот что там произошло, непонятно! Ладно. Пойду. К тебе с визитом прибыл начальник особого архитектурного бюро! А ведь когда Вы его женили на молоденькой дурочке, да самого молодого и глупого отвезли проектировать комплекс под Хохлочами он просто был счастливым влюблённым. А те-перь? Да и жена у него уже не та юная девица восторженная что так получилось и боя-щаяся вас чем потревожить. Та ещё хищница выросла! Рвёт любого за свои идеи. Ведь практически всё продовольствие под нею. Теперь её не иначе как Наталья Ивановна ве-личают. А живёт с мужем там же. Домик правда побольше стал. Вырос. Да и детишки у них. Дочь Кира. В Вашу честь, а сын как папа. Иван. Ладно. Пойду я! Ой! Вопрос один есть. У троих силы есть водить машину как у вас.
  - Кто?
  - Наталья Ивановна, я и майор Игушин Фёдор, который командует спецгруппой в КГБ. Так вот вопрос. Можно машины такие сделать?
  - Можно конечно, но Фёдору такую...
  - Не-не-не. Фёдору сделаем соответственную. В армейском стиле. На капот Коня нарисуем. Очень ему конь нравится на картине Брюллова "всадница". Вот его и забаба-хаем. Оружие можно?
  - Конечно! Всем! Личное же небось носят? Так что и тут, но где вы возьмёте такую машину?
  - Увы. Вынуждена вам признаться, но вашу машину мы скопировали. Так что та-кая же машина делается Дубом. И будет готова Наталье Ивановне к дню рождения. А портрет. Портрет мы перепишем. И лицо нарисуем похожее. Ребята из художественного училища такую нарисуют, что просто прелесть!
  - А что тыкву как на Хэллоуин? Она тут при чём?
  - Так и продовольствие и символ ведьмовства! Она же ещё никого не убила! Жа-леет народ.
  
  - А ты?
  - А что я! Ко мне дураки не ходят. Ко мне вообще мало кто ходит.
  - Сколько у тебя сейчас отделов? И сколько народу в них?
  Ну ракетно-космический. Там из Москвы пятеро, из института восемь и моих трое. Тоже этой темой увлеклись. Потом те, кто занимается миром Дуба. Сейчас пять. Иногда бывает восемь. Те, кто занимается миром корабля. Тоже пять-восемь. Программисты, а вот тут двенадцать. Причём они уже давно не обращают внимания, на каком языке пи-шут. Сделали программку, и та им переделывает под тот язык, который им нужен. Ну и так, придумывают то-сё. В общем под сотню будет.
  - И кто им платит?
  - Ну ракетчикам Москва. При чём всем. А остальным я. Но деньги, Деньги идут от тех, Кто что-то заказывает. Артефакторщики. Те платят как что-то с моими разработками делают. При чём и те кто делает одежду, и те кто делает какую-то вещь.
  - Например?
  - Например печально знаменитый плакат "не включать, работают люди!". Их ку-пили более ста штук! Не взирая, что он стоит как пачка таких плакатов.
  - Почему печально знаменитый?
  - Так сколько народу пыталось включить? И сколько потом стояло? Ждало элек-триков? Теперь видя такой плакат половина народу страны шарахается. И таких плака-тов десятка полтора, "не влезай, убьёт", "не лезь", "не трогай", ну и тому подобное. Знаете как их берут? Одежда. Хоть и в два раза дороже, всё равно берут. Амулет от ко-маров и мошек. Не менее ста штук в день берут. А таких магазинов три. Ой, да столько всего! Так что копеечка капает будь здоров! Вот на машину накопила. Знаю сколько она стоит. Так что подарок от нас с вами. Вы ж не возражаете?
  - Нет конечно. И хватит на вы. Давай хотя бы вот так. С глазу на глаз на ты.
  - Не поверите. Не могу! Пробовала. И не могу. Да и не очень хочется и даже не стремлюсь на ты.
  - Вот потому мне так одиноко. Даже подруг нет.
  - И что? Скучаете? Приезжайте, развлечёмся. Но не на этой неделе. Всё. Пошла я . Там Ваня ждёт. Пока!
  - Док!
  - Да верховная?
  - Сделать сборщиков когда сможешь?
  - Через неделю.
  А вот и Иван! Ишь ты какой! Костюм, галстук, ботиночки! Ну прям министр, не меньше!
  - Добрый день, Иван... не знаю как по батюшке.
  - Да ладно вам, Кира Александровна. Мы ж с Наташкой помним, как вы нас мо-ментом обручили и дали нам то, о чём мы в тайне мечтали. Как же мы тогда счастливы были. Мне работы всё время подкидываете интересные. А тут странная какая-то. Завод. Ну я съездил, посмотрел проекты, выслушал просьбы, а вот с жилым фондом, тут я не понял. Высоту как раньше делать? Или по новым стандартам?
  А вот тут немного изменения. Всё делаешь по старым стандартам, но без лепни-ны. Снаружи и внутри. И вот ещё что. Однокомнатных не будет. Однокомнатной назовём ту, где будет одна спальня. И зал. Двушкой...
  - Две спальни и зал. Хм. Но это больше площадь.
  - Думаешь кто-то против будет?
  - Тогда при первой зале надо сделать стенной шкаф. Одежду вешать.
  - При всех спальнях.
  - Ага-ага. Коридор широкий, кухню минимум на двенадцать квадратов, а в двуш-ках-трешках на двадцать. Санузел раздельный.
  - А в трешках два туалета.
  Так, похоже улетела мысль куда-то. Схватил бумагу и карандаш, начал что-то ри-совать, выглянула в предбанник. Ко мне метнулся паренёк. Крепенький такой.
  - Я водитель. Можно забирать?
  Через минуту провёл мимо нас Ивана.
  - Это что? Всегда так?
  - Ага. Вначале Наталья Ивановна мучилась, а потом вот такого водителя нашла и сердце успокоилось. Тот за ним как нянька всюду. И отведёт, и приведёт, и накормит, и спать уложит. Он на три дня считай завис. Пока всё в голове не прокрутит, никакого от него толку. А вот потом начнётся беготня у его ребят, ты считаешь то, ты это, всем ра-боту найдёт. На неделю загрузит, потом к вам придёт с проектом. Если одобрите, то ре-бятам ещё на две недели работы, все просчитать, посчитать, разметить. А потом уже рабочим. Но они его любят. Всё посчитано-просчитано. Ничего не забыто. Красота.
  - Это хорошо. Ко мне люди начнут по лету приезжать. Селить их куда-то надо. Так что мне нужны построенные дома. И рожать. Ну так получилось, что рожать много будут. Так что лечебницы.
  - Тогда с лечебниц начнём. Им месяцев пять-шесть развиваться для нормального уровня. И вот что. Если такой наплыв беременных, то можем их временно развезти по разным городам, а там и обратно привезти.
  - Давай. Займись. А мне на неделю-две надо слетать по делам.
  Список. Чёртов список. Хотя... Я дам им выбор. И их дело что они выберут. Итак. Первый шаг. Каждому письмо. Просьба каждому быть в парке на Воробьёвых горах в восемь вечера третьего марта. То есть послезавтра. Ну что ж никто не пришёл. Хоть и нашёл в закрытом кабинете на столе конверт. Выговор получили те кто были дома. Хо-рошо. Не просто так я там была. Умеет же Надия разные артефакты делать. Сидит себе клиент один. Никого вокруг, все ходят на цыпочках. И тут в его кабинете появляюсь я. Иллюзия конечно, но с меня. И всем говорю фразу: - У вас три выбора. Первый. Уйти на пенсию, с прекращением всякой деятельности. Всё остаётся как прежде. Второй. Уйти на пенсия с переносом своей деятельности в скрытую область. Вы умрёте первого апреля. И третий. Вы ни чего не меняете. Тогда вы не только умрёте первого апреля, но и умрут все ваши родные. Да-а-а! Установка ментального приказа в голову прошла удачно почти у всех. Они сидели секунд десять. А вот двое при первых словах вылетели пулей из ка-бинета за охраной, с криком задержать и пристрелить. Естественно ничего не нашли. Но вот программа. Программа встала криво. Приказ умереть, а дата и соблюдение условий не встали. Так что утром они не проснулись. Жестоко. Очень жестоко. Может и не надо было так делать? Ведь все достаточно высокого ранга руководители. И много хорошего сделали. Не знаю. А слух пошёл, что им явилась я и что-то сказала. А вот то, что была всеми вызвана родня, которой было строго приказано срочно! Мигом, пулей удрать из страны на пару месяцев. Это да. Это сделали все. Но для того сей артефакт и был уста-новлен в квартире, Всем внедрена одна ментальная команда. Со всеми условиями. Хо-роший артефакт. Жаль больше четырёх дней не живёт. Он прям парит материалами, так что на том месте где он стоял просто найдут пыль. Золото, серебро, медь и прочие со-путствующие материалы. А пыль ни о чём не расскажет.
  Двенадцать дней я моталась по этой Москве и изыскивала кто-где-куда. Гнёзда их искала. Ну и два дня на установку артефактов. Вот тут пришлось попотеть. Прям как шкодница какая кралась на цыпочках по коридорам и просачивалась сквозь двери. По-том команда активации. Всё. Отчёты мне пришли.
  А дома меня ждали дела. Второй борт привёз ремонтные модули и ушёл за остат-ками принтеров, через три дня вернулся первый. Привезя парочку принтеров, так вот, со-единив ремонтников и принтеры мы узнали, что из двух собрать один нельзя. Выбиты управляющие модули. Пять штук. И их нет. Модули отвезли на землю. Ну что. Вот Надии и подарочек. Ну что. Одна надежда на прибытие третьего принтера. В это время второй принтер, что использовался как донор был разобран. И снова подарочки для Надии. Я когда-нибудь убью этот Док! Он может сделать эти недостающие модули! А больше все-го убью, за то, что у него нет для них программ! Там всё просто. Центральный управля-ющий модуль, четыре управляющих и много-много одинаковых. Тех же самых, что ис-пользуются в малом. И управляющие те же. Программы другие. И центрального нет. Но сделать можно! Грубо говоря у меня есть 3-D принтер и есть тетя Клава, уборщица. Ни-когда не включавшая компьютер. И розетки для подключения компьютер тоже нет. И как вы думаете? Будет принтер работать? Пока не прибыл первый борт я металась как тигр в клетке. Немного порадовали. Привезли третий принтер и куски ещё от нескольких. И! На одном таком куске нашёлся управляющий! Рабочий! Ну что ж. Осталось только включить компьютер. И где его брать?
  Решение предложенное экипажами было... мягко говоря неожиданным. Они пред-ложили забрать оба ремонтника, сборочный модуль и оба запасных экипажа с собой. А на месте собрать два корабля. У нас их станет четыре! И что? И уже четырьмя экипажа-ми обследовать эту свалку. И опять таки что? Это не даст нам центральный управляю-щий! Хотя. Может что в этой свалке и найдём. Нам нужны сборщики и накопители. Про-мышленные. Много. А пока используя имеющиеся модули соберём два малых. Деталей с донора хватит. Так только на малые собрать центральный. Ну и перезаписать про-граммы на управляющие. А уж тогда я ух! Ка-а-ак ухну! Вот что и куда непонятно. Ладно. Хоть корабли соберём. Ну и многоразовый корабль для СССР и станцию.
  - Ученик! Что там у нас по радиации?
  - Ослабили в восемь раз. Но всё равно маловато. Надо не менее ста. А это ещё год развития кораблей.
  - А как же станция?
  - Ну свинец никто не отменял, А то что она тяжёлая будет, ну и что? Летает себе и летает. Вначале экипажи на неделю, потом к нам на лечение, потом можно будет и ме-сяц, а там и до года доберёмся. Кораблик для космонавтов запускать в работу?
  - Давай.
  
  А потом ко мне пришёл на архитектор. Какой же он уставший! Я то отдохнувшая, неделю с супругом провела. А он. Но чертежи принёс. Ну что. Завод понятно. В запуск. Дома... тоже в запуск. Общий план...
  - Магесса. И как тебе?
  - Ну что. Даже парк в центре предусмотрел. Молодец. Как будет поступать газ и электричество.
  - Газ протянем, а электричество, там ЛЭП недалеко, дотянем.
  - Я бы рекомендовала четыре МЭСа поставить, на всякий случай.
  Так всё и объяснила. А оказывается было решение и такое. Место в общем было. Ну что ж котлованы можно рыть. И фундаменты класть. Не сразу, понятно, но начинать строительство с первого апреля. Магесса обещала там раннее тепло. Относительное, но плюс точно будет. Надо строителей и помощников. И много. Хотя вот работяг этого за-вода и кинем. Стены они конечно класть не смогут, но кирпич поднести, да раствор, это можно. Да и ситуация мне не нравится. Завод уже должен выдать четыре турбины и до-делывать пятую, а официально не доделана третья! Даже и не начата толком. Ну что. Хорошо я сразу в Германии заготовок заказала на шесть турбин. Валы готовы. Два уже стоят, а ещё четыре делают сейчас. Обмотки все лопатки начато. Он реально могут де-лать две турбины, но из-за разгильдяйства в руководстве делают одну! У немцев на за-воде чуть меньше двух тысяч работает, а тут чуть более четырёх! И как сочетаются одинаковой выработкой? Почему? Я не понимаю! Директор мне правда объяснил. Всё упирается в оборудование и нахлебников. Оборудование старое, технология не меня-лась лет пятьдесят. И много работ делается тяп-ляп. Как с чертежами, он своих инжене-ров заставлял чертежи четыре раза переделывать. Прежде чем они стали совпадать. А цеха? Там точность в сотую миллиметра, а цех не может выдать точнее миллиметра. И напильником дорабатывают. Прям бесит!
  Оборудование заказала на своих заводах. Да. Моих. Они принадлежат мне. Трид-цать три как владелице и тридцать три как главе объединения. За мою помощь в реше-нии вопросов. Тут недавно один завод нас хотел обмануть. Заказали детали из хорошей стали, а пришло... скажем так не то качество стали, не то качество сборки. Я съездила, и попросила выдать то, что указано. Так мне так барственно, мол что есть, тем и пользуй-ся! Мы же вам деньги заплатили! А мы за них и сделали, а ваши капризы нам не инте-ресны! Тут я поступила по своим законам. Забрала их средства и имущества в десяти-кратном размере. И приказала вернуть брак. С указанием, что из-за срыва сроков и каче-ства поставки договор с ними расторгается по их вине. С них взыскивается неустойка в без акцептном порядке. Так что паралич с них спал когда они оказались нищими на ули-це. Да и на заводе много не хватало. Ну они и подали на меня в суд. Ну и ладно. Мне да-же интересно. Что они заявят? В договоре прописано всё. Там правда не десятикратный, а двухкратный размер выплат. Но я то взыскивала с их захоронок! Да и домами их с участками. Неплохие домики! Пригодятся для директоров моих заводов. Так что следу-ющий завод наши заказы через военпредов гнал. И материал проверил, на всякий слу-чай. Больше нарушений не было. Первый дом отдала директору. Это мол в качестве компенсации. Тем более у него прибавление в семействе. Дочка второго внука родила. И это обрадовало не только его. Остальные вздохнули с облегчением. Так теперь пред-ставляются. Мы с заводов Киры Александровны. Так что я становлюсь владельцем за-водов, газет, пароходов. А что. Газета же у нас выпускается. Своя. И радио своё, и теле-видение, а пароходы... Так два корабля есть!
  Кстати, как они там? Уже три? Отлично. А почему три, а не четыре? В основном кабины выбиты. Кто-то выбивал кабины и центральные модули на принтерах. Кто это и где он? Как бы выяснить? На планету посадку совершить? Язык-то капитана известен, так что может и правда?
  - Даже не думайте! Для этого у нас есть экипажи. И специалисты у Фёдора.
  
  И тут позвонили из московской милиции. Да-да. Именно ей! Она же начальница этой хулиганки! И та отказывается выходить из камеры без её, Киры Александровны присутствия. И что эта террористка испортила им оба автомата! Та-а-ак! А это уже серь-ёзно! И что она там жрёт в одну харю, а это кажется у звонящего уже истерика. Тем бо-лее что трубку положили. Хорошо хоть номер отделения указали. И она знает где это находится. Надо лететь. И срочно. Спасать девочку.
  Когда она приземлилась у отделения народ кинулся врассыпную. Причём и граж-данские и милиционеры. И не такая она и страшная! Ну не накрасилась сегодня. Что ж такую панику устраивать. А вот и дежурный. Нервный какой-то. Глаза какие-то у него ошалелые.
  - Молодой человек. Не вы мне звонили по поводу задержанной?
  Кивает и рукой куда-то тычет. А вот и камера. Открытая. И её девочка сидит. С какой-то женщиной беседует. Тихо, спокойно.
  - Кира Александровна! Как хорошо что вы приехали. Тут вообще что-то странное творится!
  - Минуту. И тебе здравствуй. Дежурный! Где следователь, по указу которого за-держали эту девушку?
  - В двадцать седьмом, но он закрылся и никого не впускает!
  Ничего. Пройдём.
  - Так. Дежурный. Девушка со мной. Дверь закрыть. И есть сержанты какие? - Опять кивание. - Пришли. Непонятно мне ту всё.
  Дверь и действительно была закрыта. И на мой стук оттуда раздался истеричный полувой-полукрик, что он будет стрелять! Не надо нам стрельбы. Убираем из капсюлей заряд. А теперь... А ладно. Своя. Входим. Ты на меня курком щёлкать будешь? Н-н-на! И пощёчину н-н-на. Сильно я его ударила, Вон ладошка на щеке отпечаталась. Зато вроде глаза начали осмысленное выражение принимать. А теперь дверь. Ключ в двери. Откры-ваем, а вот и сержанты. А что это у них глаза какие-то ошалелые? А, ну да. Дверь-то за-крыта была, я её отперла. Впустила всех в кабинет и села.
  - Итак. Лейтенант. Сейчас рассказывает девушка. Не перебивать. - А сержанты увидели ладошку на щеке лейтенанта и посмотрели на мою руку. Совпало. Интерес в глазах появился. Лейтенант что-то попытался вякнуть, но как-то машинально махнув ру-кой выключила звук.
  * * *
  - Слышь, Вань, а что там у вас было? Из автоматов говорят стреляли?
  - Как раз НЕ стреляли. Тут у нас приключения были. Тихонького нашего знаешь?
  - Да кто ж его не знает? Он у нас один уз лучших самбистов!
  - Ему бабы сегодня по морде надавали!
  - Вместе?
  - Зачем! По очереди. Одна ему грудину отбила, а вторая пощёчину такую дала, что не удивлюсь, если завтра у него синяк будет. Если его выпустят.
  - Ничего не понял. По порядку давай.
  - Ну по порядку, так по порядку. Есть у нас городок такой. Тюньковск...
  - Ты ещё с сотворения мира начни!
  - Не перебивай! Так вот. И приехала оттуда девчонка учиться. Поступила и по-встречала она тут парня московского. Ну как и что я не знаю там происходило, но при-гласил тот парень девушку домой, а в подъезде темно! Кто-то лампочки выкрутил. Со второго по пятый этаж. А им идти аж на четвёртый. У девушки с собой фонарик оказался. Добрались. А дома девушка и говорит. А давай вора того поймаем? В общем взяла лам-почки, поколдовала над ними, у тех надпись "Тюньковск" и высветилась. Вворачивай их говорит, а как не станет их, зови меня. Я их найду.
  - Что? Прям слово?
  - Вот прям слово! Я ж их видел!
  - Где?
  - Ща дойду. Так вот. Проходит пара дней. Нет лампочек! Он к девчушке, а та но-сом повела и подходит к двери соседа. С первого этажа. Звонит, открывает, как мы с то-бой вдвоём детина. Ну девчушка и говорит, зачем вы лампочки воруете. Верните пожа-луйста. А детинушка выпимши. Ну и решил девушку рукой в лицо оттолкнуть. Так он по-лучил первый вывих.
  - Девушка?
  - Ага! Парень аж челюсть уронил, а детинушка от боли второй решил пошалить. Так она ему второй вывих устроила и ногу вывихнула. Тут жена евонная летит. Ну вся такая прям! Её мальчика обидили! Ну и затормозилась в перилах головой. И ручки назад закручены и полотенцем, которое у неё с собою было, связаны. Сама на коленях. Ну да-ма орать собралась, а звука нету!
  - Врё-о-ошь!
  - Да я сам на лейтенанте видел!
  - Где?
  - Не перебивай! На чём я ... а, вот. Ну девица и говорит. Вызывай милицию. Рас-хитителей социалистической собственности поймали!
  - Прям...
  - Цыц! Так вот, парень домой. Вызывает, а в отделении как раз мимо дежурного Тихонький проходил. Как адрес услышал, так только крикнуть успел, "возьму", как дверь за ним закрылась. А там бегом-то три минуты, ну он врывается в подъезд, а там мужик катается, от боли вроде кричит.
  - Вроде?
  - Так и ему звук выключили! Ну ка-а-ак заорёт, мол скорую сюда! Паренёк снова домой, скорую вызвать, а наш Тихонький, достаёт из кармана ключи...
  - Из чьего?
  - Из своего! Оказывается эта детинушка брат его двоюродный! И запирает дверь, а потом достаёт пистолет и направляет на девушку! Вот тут он первый раз в грудину но-гой и получил! Пока он стоял в растерянности...
  - Ага! В растерянности, небось как дышать вспоминал!
  - Он говорит в растерянности. Так вот девушка у него пистолет забрали и обойму вынула, затвор передёрнула и пистолет обратно в кобуру. Как он уверяет испугавшись, а девушка говорит, что б лейтенанта не позорить.
  - Вот ей, верю!
  - Тут скорая, мужичка кое как доволокли, а тётку как извлекать? Уж доктора с од-ной стороны, водитель с другой.
  - А лейтенант из растерянности выходил! Га-га-га!
  - Девушка просто как-то спокойно так голову той вынула и отдала медикам. Лей-тенант говорит что колдовала.
  - Ну как она ему в грудину колданула, видать не хилая девица. Тут лейтенанта по дороге в отделение с девушкой довезли. Он и говорит. В клетку её. Та спокойно так за-шла в клетку и кричит, позвоните Кире Александровне. Без неё отсюда не выйду! И те-лефон называет. А от нас до того Тюньковска под две тыщщи вёрст.
  - А автоматы когда стреляли?
  - Вот и до автоматов дошли! Пришли за задержанными, а замок не открыть! И де-вица та заявляет, вызывайте Киру Александровну. И вдруг хвать дежурного, что с зам-ком возился. Я говорит ему сейчас башку прострелю! И в руках у неё пистолет! Тут тре-вога, Хвать оба автомата, один я, второй Леха длинный. Наводим на неё. А она и говорит. Не стреляют они! Ну я в окошко прицелился. Щёлк. Затвор передёрнул. Щёлк. Я в арсе-нал, хватаю два рожка и обратно. Щёлк-щёлк. Вся клетка уже ржёт. А там и пьяницы, и хулиганы. Майор орёт, что она автоматы поломала. Дежурный звонит, все бегают, орут. Подъехали ещё наши, и вдруг с неба вся такая сияющая Кира Александровна! На метле! Р-р-раз, и нет той метлы! Ну народ ка-а-ак порскнул, как зайцы от лисы. А она входит так спокойненько и спрашивает у дежурного, вы мне звонили? А тот только-только пистолет башкой почуял, как согласился позвонить, так его выпустили. Голоса нету, в горле пу-стыня Сахара. А Тихонький, как попытался вытащить из клетки девицу ещё раз схлопо-тал ногой в грудину. Опять растерянный стоит. Как дышать растерялся. Хвать за писто-лет, а та только глазьями зыркнула, у того и растерянность прошла, ка-а-ак рванул в ка-бинет, и замком щёлк! Ему мол, твоя задержанная, а тот орёт что стрелять будет! Тут Кира Александровна к нему, и дежурному. Двух сержантов за мной. А тут сержантов только мы! Ну мы за ней. Из кабинета грохот, у дверей девчуля стоит, и тут замок щёлк! А Кира Александровна дверь отпёрла.
  - Подожди, а как она там оказалась? Он же дверь запер!
  - Во-о-от! Мы входим, а Тихонький стоит такой тихонький-тихонький! Гы-гы. И в пол лица ладошка Киры Александровны.. Сейчас моя девушка говорит расскажет, тут лейтенант чё-то вяк, а Кира Александровна так ладошкой р-р-раз и всё. У лейтенанту звук выключили, стоит как рыба ап-ап. А звука нету. Ну тут девчуля и рассказывает, как и что было, ну то что я рассказывал. И тут Кира Александровна и говорит. А в квартире кто есть? Ну-ка поехали. Посмотрим на квартиру эту. Лейтенант? Вы едете или боитесь? Ключ дайте! И ладошку так протянула, что думал снова врежет. Тихонький весь аж в ко-ленках растерялся. В глаза ей смотрит и ключ достаёт. Ну мы и пошли. Лейтенант сзади, растерянный в коленках плетётся. Приехали, заходим в квартиру. Девчуля в шкаф. От-крываем шкаф, а там лампочек... две коробки. Крашенные всеми цветами, поцарапан-ные, и четыре лампочки с надписью "Тюньковск". Тут она поворачивает голову и спра-шивает. Это что? Ваш родственник пользуясь тем, что вы его прикрываете, системати-чески воровал социалистическую собственность? Арестовать его! Мы Тихонького и скрутили. А у того вообще голова отказала. Так мы его в отдел и препроводили. Ох нашему полковнику это понравилось! Он так радостно об этом матом говорил, часа два наверное. Нет. Что дела не будет это не вопрос. Что его вышибут коленом под зад по-завчера и из партии одновременно тоже. А вот брату его. Я б на его месте удрал бы ку-да-нибудь к Японии поближе. Вот такая у нас стрельба из автомата! Что с ними делать будут, неизвестно.
  - Да-а-а! Дела. И ведь не скрывает что ведьма! И ведь плохого ничего не делает!
  - Она говорит, ведьма та, кто ведает что делает!
  - Моя значит не ведьма! Она стерва! Ишь ведь что!
  * * *
  - Ну и что это было?
  - Кира Александровна! Меня всё это возмутило, но не могла же я идти против ми-лиции?
  - То есть взяв дежурного и приставив к его голове пистолет ты не шла против неё?
  - Ну я... ну... я не знала что делать!
  Разговаривали мы у входа в отделение, удаляясь от него не спеша. Пока разо-брались с делом, пока поговорили с начальством, в общем часа три ушло на всё. Хоро-шо я дела н заводила и протоколы не составляла, тем более свидетели были для мили-ции свои. Да и насчёт автоматов всё решилось. Я просто сказала что б патроны смени-ли. И весь ремонт, вдруг сзади возник шум, невольно я оглянулась. И двери вырвался тихонький, дали ж фамилию. И с криком, "сдохните же суки!" открыл огонь из пистолета. Всё! Это уже предел! Медленно пошла к нему. Пули рикошетили от моей защиты, вот он поменял обойму. В глазах исчезала злость и проступало удивление? Или удивление с ужасом? Ну всё. Напросился! Выдернув из ослабевших рук пистолет, который щёлкал бойком, хоть патроны и кончились Тихонький продолжал жат курок, просто дала ему вторую пощёчину. С другой стороны. Симметричненько получилось. А теперь удар под дых. И два вывиха рук. А вот и милиционеры вместе с начальником.
  - Интересно. У вас все милиционеры стреляют в спину прохожим? Или этот осо-бенный?
  - Что тут произошло?
  - Милиционер выбежал из дверей вашего отделения и открыл огонь из пистолета в спину двум удаляющимся женщинам.
  - Ну он только что написал заявление...
  - А! Это ваши люди так выражают свою озабоченность поиском работы? Стреляя по прохожим? Интересно.
  А вот полковнику уже не интересно! И з ЕГО отделения выбежал ЕГО человек и стрелял в прохожих. А так как в спину, то не спишешь на то, что он оборонялся. И свиде-телей куча! Он понял, что с его погон осыплются звёзды, а пенсия его ждёт махонькая и гораздо севернее.
  - Что с ним?
  - Вывихи рук. Сейчас вправлю. Вот. Домой что ли отвезите. И вот его пистолет. Заберите. Не хотелось бы что б он ещё в кого стрелял.
  Простого гражданина отвезли домой, где он и повесился. Сам-не сам, пусть след-ствие, если будет, разбирается. А нас отпустили через час. Писала бумагу я, да отдала её полковнику не регистрируя. Мол сам поступай как знаешь. Как оказалось полковник решил. Так что всё прошло тихо. Но то что в меня палили почти в упор, а я шла как ни в чём не бывало, видела куча народу. Легендой больше, легендой меньше. Это уже всё равно. Надеюсь от моих девочек и мальчиков отстанут теперь. Или при задержании бу-дут думать.
  И снова приглашение. Интересно что на этот раз? С момента стрельбы уже неде-ля прошла. Неужели так долго докладывали? Ну что. Прибыла. Как положено. На ма-шине. И даже ехала. Оказалось Никите Сергеевичу доложили результаты присланные им расследователи. И про лишних на постах, и про сколько они имеют, и про попытки управления тем, в чём не разбираются. Результатов папок пять на столе лежит. Препро-водили в кабинет. И сразу каркадэ принесли. Ну что ж. Значит ругать будут немного. Молчание длилось пол часа, прежде чем начался разговор.
  - Ознакомился. Занимательное чтение. Это что ж получается. У на партия как... питомник для сволочей? Нормальные только низовые члены? Да и те. Встречаются. Как вот тот милиционер. И ведь на хорошем счету был. Всегда планы перевыполнял.
  - А зачем милиционеру план? У него должен быть не план по задержаниям, а пря-док. Порядок в его районе. На его участке. Мало нарушений, молодец! Много? Плохой! А не задержал восемь человек, молодец! Если у него порядок, то кого задерживать? А ес-ли план, то ему не интересен порядок. Сговор начинается. Воры ему уговаривают при-дурков, на плановые задержания, а сами зато потом творят что хотят!
  Так и проговорили часа четыре. Просто говорили. Моя область уже... Как легко скользнуло с языка... моя область... И ведь никто не возражал. Так что моя область экспериментальная. Возрождаем партию. Собраний поменьше, зато дел побольше. И собрания не плановые, а по поводу. И не поводу, что Васька ушёл от Клавки, а по серь-ёзному. Не план к дате, а что б меньше брака. Поговорили и о том, что зря я у себя про-мышленность так развиваю. Вот сейчас. Создаю у себя предприятия. Нет. Предприятия хорошие, нужные, но вот с заводов по моему приглашению люди бегут задрав штаны как Маяковский за комсомолом. А это плохо! Нет, то что я создаю при заводах ПТУ хорошо. Но своими силами разве нельзя? Зачем сманивать хороших рабочих? И что у меня с зарплатами? Почему у меня учителя, медики и инженеры получают в три раза больше чем в стране? Пришлось объяснять, что это специалисты, которые выучившись стано-вятся высококвалифицированными. Так почему они должны получать меньше простого работяги, у которого мозги в мышцы ушли? А в конце мне сказали спасибо. Спасибо за мою помощь в его работе. Жалко конечно что такие люди ушли, но пришли не луч... ху-же! Правда теперь он хочет создать комиссию, которая будет заниматься партией. И тут я возразила. У него же есть ЦК. Там этих комиссий. Или только на бумаге? А сами сидят в носу ковыряют и придумывают, что в бумагах написать? Шверник, Николай Михайло-вич ею вроде командует? Или я что-то путаю? Вот пусть и отчитается. Так что уехала оставив нашего руководителя страны в задумках и размышлениях.
  А у меня строительство в полном разгаре! ЖБИ клепает фундаментные блоки и плиты перекрытий, кирпичные заводы пыхтят делая кирпич, песок и цемент накаплива-ется. Так что подготовка в полном разгаре. В каждый котлован поставили по модулю. Пусть пока развиваются. Домов надо много. Пятнадцать тысяч человек приедет в луч-шем случае, а то и все двадцать. Где их селить? И не успеть всё построить. Что же де-лать? Что? Набирать строителей? А куда их потом? Селить у себя?
  * * *
  Опять Барыня приехала. Да что ж такое? Опять что ли что-то не слава богу? А обед собрали всех.
  - Здравствуйте вам. Приехала я к вам с... ну даже не знаю, какой новостью. Вас ко мне переехать хочет много. Три тысячи рабочих. Это те, кто согласны точно. Ещё более пятисот не знают, не решили. И тут у меня возникла проблема. Нужен завод. На котором вы будете работать. Нужно жильё, где вы будете жить. Нужны сады и школы, так как многие приедут с детьми. А ничего этого нет.
  Шум родился от таких её слов, даже скорее не шум, а гул.
  Барыня подняла руку.
  - Так вот. Я к вам за помощью. Кто захочет, поедет сейчас. Но до октября по про-фессии работать не будет. Он будет строить. Соответственно получать меньше. Так как он будет разнорабочим, а не специалистом. Зато жильё получит первым. А работу. Ра-боту с первого октября получит по специальности. Так что вот такая пятимесячная "кар-тошка" у вас получится. Выезд завтра. Запись сейчас. Что бы знать, сколько билетов покупать. Поедем поездом.
  Люська меня сразу хвать за плечо.
  - Едешь? Сразу и жильё выберешь, и ещё что присмотришь, как, что. Я сам пони-маешь, не поеду. Мне сказали ехать в августе. Надеюсь ты к тому времени уже будешь иметь квартиру. А так как первый, то поближе к заводу, что б далеко не ходить. Ух! Здо-рово-то как! Я правда без тебя скучать буду, но ничего. Зато потом! ...
  Судя по её глазам она уже там! Мы с ней как-то представляли, как нам квартиру дадут. Ленка в трёшке живёт. Там кухня шесть квадратов, и две комнаты о двенадцать, а зала! Там вообще двадцать квадратов! Главное что б двор был. Утром мы выехали. Народу ж набралось, я прям обалдел! Больше тысячи человек! Откуда! Но вроде все наши. Кто ж на заводе-то остался? Одни старики? Два состава пошли к счастливой жиз-ни. На автобусах довезли до будущего завода. Прям комсомольская стройка. Землянки. Жили в них. Понарыли же! До работы возили на автобусах. Вначале это было поле. Сей-час всё поле перерыто. И началась работа. Ну точнее обучение. Нас начали учить ма-гии. Без магии мы что? Не справимся? Как выяснилось нет! И вот тут началось первое разделение. Кто-то быстрее учился, кто-то медленнее. А потом пошли кто куда. Кто под-носчиком. Кто плиты-блоки класть. Мы попали в подносчики. Вначале по четыре кирпича несли в хранилище, а четыре на руках, так и этаж первый. А как ко четвёртому перешли, так уже по восемь в хранилище, а в руках по пять. И тут я увидел объём. Это ж тут что такое будет? Это не дом, а огромина какая-то! Мы строим подъезд, а вправо и влево от нас стоят подъезды этажом ниже, и дальше так же. Вот и пятый. Ну всё! Крыша! Ан нет! На крыше будет парк! Это ж как так! Так не строят! А вот тут строят. И потолки высокие. Видать для начальства. А потом новый подъезд, и снова с первого этажа. Два этажа в день. Никогда не видел такой скорости строительства. У нас как стройка, так полгода-год. Неторопливо, а тут. Хотя учитывая что мы кирпичи носим каждому каменщику. Ему не надо бегать где-то. Он идёт и кладёт кирпич. Как автомат какой. Первый подъезд уже и снаружи готов. Оштукатурили, стёкла вставили. Двери. Сейчас греют его. Отделочники прийти готовятся. Обои клеить, плитку класть. Начал учиться класть кирпич. Так гля-дишь и каменщиком стану, а там зарплата побольше чем у подсобника. Почти как на за-воде получать буду. И ведь что интересно. Многие обучаются. Кто-то столярке, кто-то плиточником, каждому своё. И вдруг к первому сентября вызвали нас. Не всех. Десять человек. Мы с соседом попали. Повезло, старались. Пригласили в прорабскую, там и спрашивают. Каменщиками пойдёте? Так мы ж к тому стремились! Конечно все прям вы-дохнули "Да". Ну говорят, тогда первое. С завтрашнего дня, вы каменщики, пока на внутренних стенах. Но учёбу продолжать. Каждый день по два часа после работы. Со-гласны? Естественно все загалдели, мол что за вопрос! Конечно. И тут нам выдали вто-рое. Протягивают шапку. А в ней десять трубочек бумажный. "Тяните" говорят. Ну вытя-нули, циферки там от одного, до десяти. Это говорят номера ваших квартир, если хотите, поменяйтесь, кто где жить будет, а нам с соседом выпало на третьем этаже жить. Квар-тиры напротив. Зачем же нам меняться. А теперь говорят третье. Идёте в квартиры. Вас там ждут. Обои плитку выберите. Вам её по вашему желанию сделают. Как мы рванули! Как рванули. Прям не люди, а сайгаки какие-то. Точно. Девчонка в каждой квартире. Под-оконник пошире-поуже, дверь с каким рисунком, обои простые или с рисунком? На всё про всё час. Готово будет через две недели. Я прям растерялся, а девчонка мне всё по-казала, вот прям обои на стенах появились, пол. Оказывается она иллюзионист. И это иллюзия. А кухня здорова! Какие шесть, здесь все двадцать будут! И окошко в стене. В залу тарелки подать, если не хочу, можно заделать. Не-не! Не надо! И двери полукру... Мама дорогая! Вот как же это всё выглядит!
  А потом эта девчуля и говорит, я бы вам посоветовала на кухне поставить это, и показала, а в зале... и тоже показала. Я только башкой как пингвин киваю, Если говорит хотите, то мы вам это всё поставим и вы сможете послиться. Это что ж, у меня жильё своё будет? Не в землянке? Да говорит, вы как передовики. Потом по два подъезда за-селять будут. Но опять таки, тем кто лучше. Ну всё думаю! Тут и так все работали будь здоров, а тут энтузиазм рванёт! Выхожу из квартиры, соседушка мой выходит, рожа глу-пая-глупая. И лыбится. Увидел меня, прям его смех разбирает, а меня на него. Это что ж? Одинаковые вышли? Всё. Девушки нам сказали до свидания, нам на работу пора. И пошли куда-то. Тоже видать на работу. Мы потом после работы две недели не ходили никуда. Каменщиком тяжело работать, Правда нас научили разделять, здесь кирпич, здесь раствор. А там наловчились. Раствор прям течёт куда нужно, и кирпич прям в руку ныряет. Подходишь к стопке. Хвать кирпич, хвать раствор и снова потекло дальше. Правда норму пока не даём, но приближаемся. Каждый день письма пишу. Описываю как живём, как работаем, а вот про квартиру пока не пишу. Вот ключ мне сегодня вручили. Осмотрю, ванну приму, потом и напишу. Ёксель-моксель! Это что ж? Это всё мне? И бу-мага на столе. Перечень. Цены. Надо подписать и отдать. Долг на мне повиснет, но с другой стороны, без этого... не. Надо соседа навестить. Что за музыка? Повторяется? Это что? Звонок?
  А за дверью сосед. Опять ошалелый и радостный.
  - Я там ващ-щ-ще! Ух ты ж, а я не-е-е! Ах ты ж! Вот!
  Судя по эмоциям впечатлений море. Осмотрели мою квартиру, потом его. Мебели у него нет. Отказался. Сейчас жалеет. И холодильника у него нет со стиральной маши-ной. Ничего у него нет. Ванну принять есть где и то хорошо. Надо бы бежать в магазин, но выходных у нас не будет. Первый выходной в июне. Потом каждые десять дней. Но-венькие с нашего завода приехали. Завод почти без людей остался. Кое кто с жёнами. Тоже работают. Обои же надо клеить, ну и прочее, Как же там на заводе? А там всё пло-хо. Хорошо Барыня заготовок привезла. Есть что делать, Иначе б вообще кошмар был! Судя по всему сюда переедет почти весь завод. Кое-кто подумал-подумал и решил, что тут лучше будет. Ох чую встанет завод, ох встанет! Ладно. Не мои проблемы! Надо Люське письмо писать. А как про квартиру писать? Это видеть надо. Ну я к прорабу и пошёл. Мол так и так, квартиру дали, Жена же там, на заводе работает. Вот тут он мне и говорит. Ничего мол. Зато перерыва в стаже не будет. И у неё же отпуск есть? Значит как декрет оформит, отпуск берёт, документы все и сюда. Только повернулся, а Толик, сосед мой тут. И довольны-ы-ый! Я говорит нашёл тех девчонок. Что нам квартиры от-делывали. Одна после работы зашла. Оформила мне дополнительный заказ, но за это пустил её помыться и ужин с меня. Пустишь к себе? А то у меня даже ни приготовить, ни посадить некуда. Ну что, пустил. Та всё на бумажке прикинула, вот говорит вам что надо, нравится? А соседушка завис. Стоит рот разинув и только глазками морг-морг. Подписали бумажку. Девчушка и убежала. Теперь у Толика тоже мебель есть. Может дома спать. И готовить, но он ко мне ходит ужинать и завтракать. У меня говорит вкус-нее.
  Кажется ко мне ходят как на экскурсию. Все понимают что я передовик, но кварти-ра впечатляет, уже столько наших получило квартиры! Дома растут как грибы. Начато строительство лечебницы. Это и больница и поликлиника. Школу и сад не строят. Ска-зали потом. Наш дом растёт. Одна бригада гонит первый этаж, вторая перекрытия, тре-тья всё заделывает и заканчивает. Так в июле дом сдадут полностью. Вчера вылез на крышу. Деревья, кусты, трава. Парк. И дорожки. Не прямые, так что ужинать с Толиком пришли сюда. А что, всю посуду в хранилище, включая самовар и вот мы тут... Вот от-куда народ узнал, не знаю, но почти весь подъезд вскоре был тут, кто-то печеньки при-тащил, кто-то вафли, кто что. Часа два торчали. Завтра ужинаем здесь. На мне картош-ка, на Толике салат, четвёртый этаж мясо и чай. Смотрю и женщины у нас появились. Откуда? К одному жена приехала, а тут оказывается можно иметь двух жён, вот жена и дала добро. Правда пока ЗАГС отказал. Стаж житья полгода, и плюс пройти обследова-ние в лечебнице Тюньковска. До того нельзя. Но жена не возражает, да и девчонка тоже. Оказывается она у нас его любовницей была. Жена даже тогда не возражала. Подруги они.
  Тоже что ль завести вторую жену? Смотрю на мужиков, а у всех морды мечта-тельные. Ага. Так нам жёны и дали! Если только сковородкой. Всё-таки написал, что квартирку дали. Так что в середине июля жду. Сейчас даже не знаю, кем лучше, токарем или строителем. И то, и то нравится. Говорят магазин скоро откроется. Первого июля. Пока продовольственный, и лечебница. Пока пробно приём пока ограниченный, но с сен-тября всё будет работать нормально. И завод. Завод строят. Цеха здоровенные, станков пока нет, но крепёж уже торчит, Первым кран балку будут монтировать, потом станки ею. Ходили на экскурсию. Дорожки везде высадили, кустики деревца, прям приятно пройти! А вечером что-то на крышу вышел, какие-то люди ходят. Походят к кустам-деревьям. Ладони на них, и стоят минут по десять. Что такое? Как оказалось они уговаривают де-ревья больше не расти. Только тут вспомнил. На крыше не ровное покрытие, а с ямами, так в те ямы деревья и сажают, а трава, вот тут сантиметров десять небось всего. Не. Хороший дом.
  А в субботу звонок в дверь. Утром, я только-только с зарядки вернулся. Завтра-ком занимался. Толик собирался попозже зайти, что его в такую рань принесло? Завтрак же ещё не готов! Я весь такой недовольный открываю дверь, что бы этому ... сказать всё что я думаю, как кто-то прыгает мне на руки и я просто падаю в коридор. Только и успел заметить что в дверях Толика тоже кто-то лежит. Люська! Едрит твою кочерыжку! Откуда! Как попала?! И она мне, лёжа на мне объявляет, что она меня отпросила у про-раба, Толику тоже отгул дали, к нему Галка приехала и что? Я не рад? А я лежу. Лицо небось опять глупое, лежу, обнимаю свою Люську и всё. Ни о чём думать не хочется. И довольны-ы-ый! А та лежит на мне, дверь нараспашку, и ведь не стесняется, наши на работу идут, заглядывают в двери, улыбаются и проходят мимо. Хорошие соседи, пони-мающие! И тут яичницей потянуло, точнее уже не яичницей, а угольками от неё. Моя всполошилась и на кухню полетела. Я встал не торопясь и за ней. А там уже сковородка в мойке, а моя у открытого холодильника стоит.
  - Я значит у нас в городе сухим хлебом давлюсь, остатки картошку доедаю, а он... прям барон, у него тут и холодильник, и еды в нём полно! Нет что б к приезду жены тут завтрак приготовить, так он в одну харю тут жрёт вкусняшки и не делится. А чего у тебя такая зала маленькая? Да и с кухней совмещённая?
  Ну я и говорю, это не зала, это кухня. А залу могу показать.
  - Так. Жену в новом доме на ручках носят и показывают всё, и прыг на меня. А я что. Подставил ручки. Кирпичами накачал, зарядкой подравнял, можно и понести. Пока-зал и ванну, и туалеты, и комнаты, и залу. По поводу отсутствия мебели в спальнях объяснил, что без её глаза не решился обставлять. За что удостоен был поцелуя. Не. Люблю я эту женщину. Звонок, Толик с Клавкой пришли. Они собираются на крышу. Компанию им не составим? Как же здорово по этому парку гулять! Скамейки появились, беседки, со столиком и крышей. Через две недели парк сомкнётся и можно будет по крыше гулять. А пока девчонки решили нас кормить, правда обедом мы занимались. Они обсуждали что и где будет. А потом вышли на балкон. Толик говорит что лоджия, по мне всё что снаружи квартиры балкон. Вот тут их фантазия вообще куда-то улетела. Только метались туда-сюда. К Толику, ко мне, снова к Толику. А потом Толик был послан. Кон-кретно. К той девушке, что обставляла наши квартиры. Найди где хошь! Хорошо что про-раб знал её и она должна приехать минут через десять. А потом подумал-подумал и го-ворит, иди к восьмому подъезду. Приехала. Так что не прошло и полчаса ка Толик при-вёл её. А вот тут началось. И то покажи, и другое, и что б вот тут должны быть вот такие финтифлюшки, и вот такие кривульки, Я лично ничего не понял, а девушка молодец. По-няла их. Полтора часа и девушка ушла. С ключами. Обои не те, пол не такой. Так что дня три и у меня всё будет. Жена с Клавкой усвистали, а он остался.
  Два дня всё было нормально, а вот на третий он попал. Как всегда придя с рабо-ты, сегодня пораньше. Всё он делает правильно, надо только пару недель поработать. Моторику наработать. Так вот придя домой полез в душ и вот выходя из душа и вытирая голову услышал смех. Высунул из под полотенца глаз и увидел пять симпатичных де-вушек, в обтягивающих комбинезонах, обои небось клеили подумал он роняя полотенце, но то зависло на середине организма, пристыженное его рефлексами. А потом и руки подхватили. Как ему было стыдно. Лицо прям как кипятком обдало. Мама дорогая, вот Люська. Оторвалась на мне как могла и удрала, а я тут мучайся теперь! Подумал хозяин квартиры. Всё! Сожрут! Так опозориться! И ведь тишина была! Что делать? Что?
  - Так, девчонки? Чего ржём? Смотрите как хозяин покраснел. Он судя по всему не ожидал нас встретить. Так. Раз мы здесь и он здесь, показываем работу а вы чай. Пусть в себя придёт. Ну что? Хозяин. За девушками. Они всё покажут.
  И ведь пошёл. Как же я шарил глазами по квартире. Шарить-то шарил, а вот ви-деть не видел. Так в полотенце меня и привели на кухню. Одна смешала пять спичек и протянула остальным. Первая же вытащила короткую. Остальные встали и ушли.
  - Меня оставили подписать договор, напоить вас чаем и подождать, пока вы успо-коитесь. Если хотите, переоденьтесь. Только костюм надевать не надо.
  - Так посижу.
  Ну а что? Рассмотрели уже. Чего теперь. Хорошо Люськи нет. Убила бы меня, а ей подзатыльник дала. Как оказалось девушка и правда ни как не проявляла своего вле-чение ко мне. Налила мне чаю, рассказала как за чем ухаживать, а после того как я под-писал договор отдала мне кусочек картона и ушла. Даже не представилась. А я тут начал было мышцой играть, смотреть завлекательно, Не. Не интересен я ей, но все та-кие, опять жаром пыхнуло в лицо. Что за мысли! И я снова пошёл смотреть квартиру, Но уже с чаем. Красота! Я тут как барин шевствую с халате по своим покоям. Мдя. Не халат на мне. Не халат. И снова перед глазами пять фигурок... м-м-м... да после душа, да... м-м-м. Когда же середина июля!!!Так и застал меня Толик. Дверь-то девчонки уходя не за-перли. В коридоре, с чашкой чая в руке и полотенцем, лежащем на полу. Весь из себя задумчивый. Он даже не понял, чего это я. Потом покашлял. Вот тут я очнулся и как бе-гемот топая ногами улетел в залу. Там где-то треники лежат. Неудобняк. Плохо без Люськи. Ой как плохо, А была бы вторая же... Мне Люська настучала бы по ж... Но мысль в голове засела. Ночью мне снилось чёрти что, Даже начал овец считать, Потом пришла пастушка, в комбинезончике... Так ночь и не спал. И крутился, и душ принимал, и... да чего только не делал.
  А вот зарядку мне сим-сим сегодня необычную зарядил. Еле домой на завтрак приполз. Потом работа, потом пришёл в квартиру, разбудил меня сим-сим на коврике. В коридоре. И снова необычная зарядка. И вечером доползти до кровати успел. Так и про-должалась всё это до пятого июля. А вот пятого начались чудеса. Меня пригласили в парк. Не в тот что во дворе, не в тот что на крыше, а в другой. Бегом пригласили. Если не успею, то следующий вызов будет только через месяц, в лучшем случае. Как я нёсся! Аки конь галопом, только подошвы кед шлёпали по асфальту. Успел. На две секунды раньше, но успел. Прямо к статуе. На кого-то статуя похожа, но на кого не помню. Не знал, что у нас тут парк есть. Дошёл до статуи и налево, а там человек десять. Многие знакомы и начались особые тренировки. И в конце тренировки я выкопал ямку. Магией! Не я один. И начались у нас тренировки после обеда. Даже телеграмму Люськину не ви-дел, Ох и огрёб же я! За то что не встретил, за то что она тут как дура два часа под дверьми, хорошо Толик тут, у Клавки сидела, и где я такой кобелина бегал, и где ... а я стою. Ничего не говорю, и только улыбаюсь. Приехала! Приехала насовсем! Дверь от-крыл, Люську на руки и внёс в новую квартиру. Полностью оборудованную! Так и понёс её по всем комнатам. Та ещё побухтела, поворчала, а я молчу! Просто лицо счастливое, голос её слышу, лицо её вижу, на руках у меня моё счастье! Так ей на кухне и сказал, сажая её за стол. Быстренько ей чаю сделал, и сижу, любуюсь! Какой же я счастливый!
  Вот и прошло дурацкое состояние. Люська рядом! Когда спать легли, я её обнял и заснул безмятежным сном. А утром на зарядку. У меня своя, а у беременных оказывает-ся своя! А у меня улыбка. Так два дня с улыбкой и ходил. Люська моя тут уже всё разуз-нала, и в воскресенье мы с нею на экскурсию пошли. Садик посмотрели, школу, оказы-вается у нас и промтоварный магазин есть! А потом я ей парк показал. Тот, на окраине. Уже не на окраине. За ним котлован оказывается есть. И не один. Ещё три дома строят. Всего шесть. И все домины в квартал. Это ж сколько народу тут жить будет! И дома сто-ят. Частные. Это для любителей в огороде покопаться. Не. Я не готов. Да и Люська моя тоже. На завод зашли. Цеха почти готовы. Пуск планируется второго сентября. Поболь-ше нашего старого будет, а вот производство, поспланированней. При такой стройке глядишь и правда второго сентября запустят. Но как они бетон льют? Он же не сразу за-стывает?
  И на этот вопрос я узнал ответ. В парке. Мы начали изгонять воду из всего. Бето-на, дерева, песка. Сколько ж всего всякого можно магией сделать! А вчера мне сим-сим предложил отдать стиральную машину. Всё. Она мне больше не нужна. Все вещи и так у меня чистыми будут. Я возмутился, такие деньги уплочены! А мне вопрос, а какие? Гля-нул чек. Мдя. Не новая мне досталась. И всего на десятку дешевле отдаём. И что мне та десятка? А? Ладно. Отдал. Пришла та же девушка. Хорошо Люськи не было или они наблюдали? Раз-два. И нету. Хотя у самого хранилище тоже не маленькое, но... не. Ма-шинка бы не влезла. Теперь шкаф всё почистит-постирает. А через две недели шкафы. Остальные тоже доразовьются. Интересная же эта магия. Спросил как-то. А сколько можно забрать зараз в хранилище, а мне говорят, завод ваш. Штуки две. Это ж... да-а-а! Жаль в магазине так нельзя. Можно говорят, но попозже. Это ж как здорово будет, а то вечно полные сумки тащу. Прям будто нельзя на завтра новое всё купить. А сегодня подхожу к дому и вдруг голос. Люське моей плохо! Как я рванул! Плевать на тренировку! Пулей влетел, в охапку и в лечебницу, там её в ванну и полтора часа ждал. Мне выго-вор. Жена моя оказывается на обследование не ходила. Вот и получила, чего добива-лась. Покормил её и домой, а дома разнос ей устроил, мол что это тако, почему не хо-дим, а она уставшая, но всё равно. Не только ей меня разносить. Попросил им-сим мне сообщать о таких нарушениях. Ишь ведь что удумала, я думала не надо! О детях бы по-думала! Ух я злой ходил дня три, ну два... точнее до вечера. Подлиза. Но сразу строго сказал, прям если что, с работы сбегу и лично понесу в лечебницу. Пусть зарплату со-кратят, пусть премию не заплатят... вот тут её проняло! Мы же должны года на полтора, а сейчас дети родятся, это ж сколько всего купить надо! Сразу всё-всё-всё! Больше не буду! Ух! Аж собой загордился! Минуты на две. А потом работать начал. Вначале тяжело было. Отвык от станка. Месяц втягивался, ничего. Норму сделал, Люську в лечебницу сдал, казалось бы, отдыхай. Ан нет. Тревожно. Дня три дёргался, какая норма. Две дета-ли в брак ушло. И это по третьему разряду! А потом мне цеховой и говорит. Всё. Родила. Через неделю, после работы заберёшь. После работы сходи, навести! Как я заорал! Весь цех переполошил, Правда не первый. Пятый. Ну теперь можно и нормы давать. Ух я ж да-а-ал!
  И на тренировках всплеск, меня даже зачем-то в лечебницу запихнули. Ничего не повредил? Нет говорят. Расти начал бесконтрольно. Потом девочка какая-то маленькая, лет пятнадцати что-то на спине делала. Ох и устал я. А ведь завтра выходной. Да и Люська моя выходит на волю с детьми. Коляска! Где брать?
  - Коляску вам дадут. Так что не волнуйтесь. И на первое время вас снабдят всем. А потом в магазин. Выбирайте сами, в чём выходить на прогулки.
  Ух как я встретил Люську! Какая она худенькая стала! И стройка закончилась. Те-перь толпа мамашек встречает нас с работы. Понял для чего в подъезде коробу уложе-ны. Как раз под коляску парную. Посредине ещё один короб, это небось под одинарную. Здорово! Моя теперь и сама с коляской выйти может. Да и остальные мамаши. И на крышу, и во двор. Сейчас правда на крыше холодновато, но как-то и во дворе ветерок. Слабый, но есть. Сидят, кумушки голубушки, судачат о чём-то своём. А мне хорошо. Ужин готов, завтрак готов. Детишки спокойные, тренировки по магии идут, на работе кра-сота, все свои. Интересно, на том заводе вообще кто-то остался?
  * * *
  Опять меня хотят. Правда повод странный. Меня приглашают на праздник перво-мая. Концерт будет. Не идти нельзя. Зачем? Сказано с супругом. Пойдём втроём. Напе-рекор и в то же время всё правильно. Оденемся... А так же. В синее. С гарнитуром сине-го золота.
  - Ученик. Дубликат заказать долго?
  - Лучше Магазу. За неделю сделает. Мужу запонки и заколку для галстука в этом же стиле заказать? Это к Надии. За ту же неделю сделают. Платье как всегда с трудом сошьёт старик Исаак.
  - Что с ним?
  - Трудно дедушке. Четверо детей. Две молодухи, а он уже старенький. Еле-еле справляется. Машенька их каждый год обследует.
  - Ну и слава богу! Значит старичок ещё с трудом скрипит?
  - Ага. Тем летом с трудом двух молодых побил.
  - Зачем?
  - Они к его жёнам пристали, он попросил не лезть, так ему сказали, что папашам не гоже лезть в дела молодых. Ну он их и того. Слегка. Ребята как поняли кто их побил и встав ринулись морду бить были встречены верными жёнами. А вот тут без переломов не обошлось. Вылечили конечно, но жалобу от ЦК получили. В ответ отправили жалобу, что молодым людям запрещено появляться в нашем районе. Им доступ закрыт. И это ещё до лечения, так что им только переломы лечили. А все болячки оставили. Год-два и заболят все молодёжные раны. Злоупотребляли они. Женщины, наркотики, вино, куре-ние. Да и от женщин болезни наспех залечены.
  - Дети богатых пап?
  - Да.
  - Ладно. Заказывай всё. А я к супругу и Варе. Мне с ней шить платье да тачать туфельки. Да надо будет зайти в модный салон, одетыми при полном параде. Дабы нас под те костюмы причипурили. Что б красотки были, глаз не оторвать!
  - Тогда и мужа с собой берите. Что б всё в едином стиле было.
  А вот у Надии сделанные для мужа причиндалы мне понравились. Стильно. Тоже синего золота. Тоже с сапфирами.
  - Кира Александровна. Разобрались мы с той иконкой, что убивать должна.
  -И?
  - Иконку видать потом наклеили. Она вообще никакого значения не имеет. Для маскировки. Так вот. Это произведение мира корабля. Маноприёмник, аккумулятор на четыре выстрела и формирователь ментазаклинания "умри". Дальность действия де-вять метров. .преградой является стена из тяжёлых металлов. Свинец, золото, уран. Толщиной не менее метра. Действует на людей и на животных вроде коровы, свиньи. На козу и овцу не действует.
  - Та-а-ак. Это что ж получается? Штатное оружие?
  - Нет. Похоже кто-то владеющий управляемым принтером сделал себе, а после передал кому-то. Так как владеть им и управлять это разное.
  - Интересно, откуда тут такое?
  - А вот тут возможно помощь есть. Там половина, это что-то дополнительное. Ка-кая-то база данных. Активация не удалась. Мы пытались, но нам не удалось. Что-то вроде мал уровень допуска.
  - Ладно. Давай сюда. Похоже я знаю в чём дело. Активирую. Точнее попробую. Есть одно подозрение.
  Надо лететь в док. Там у меня высший уровень. А устройству похоже нужна связь. На денёк слетаю.
  Слетала называется! Ити-дрить твою корягу. Ну вот что это такое? А? Прилетела в Док. Мне сразу вопрос. Разрешить ли соединение с модулем, и высший приоритет. Де-лал тот модуль секретчик какой-то. И мне выдано местонахождение какого-то места и пароль допуска. Всё? Как бы не так. То место является внешним постом секретной базы! И это место где-то в Африке! Оно мне надо? Не надо. Но любопытство гложет? Нет. Оно прям грызёт изнутри! Потерплю. На первомай схожу и потом. Может быть. Попозже. Вто-рого например. Передала первому экипажу просьбу. Быть второго на базе. Пообещали быть, но третьего. Ничего. Надеюсь доживу.
  Ну Магесса! Уже командовать начала. Эта нехорошая железяка попросила наших ленивых сыщиков расследовать куда ездила та группа. И передала им данные, кто, ко-гда, где сошли. Оказывается там в пяти километрах на автобусе есть узловая станция. И оттуда в тот день эта толпа уехала. До станции Макеевка. А вот там. Другой автобус. И идёт тот через село Тимошко. И жил в том селе командир партизанского отряда, да его однополчане. Их всех ночью и выволокли в лес. Да на деревьях развесили. За разные части тела. Видать о чём-то спрашивали. Дело шумное было, но это ж Украина, у нас и не слышали о том. Ну наши любопытные и порасспросили. Были такие дела. Раз в ме-сяц-два. Но всё по разным сёлам, они тех кто это делает давно ищут, но следов никаких. Ни в лесу, где пытали. Ни на дорогах. Отдельные граждане были, но тут-то группа нуж-на! А группой никого не было! Вот почему они порознь уезжали. Группа сходилась уже на месте! Да и высаживались они на трёх станциях. А дальше автостопом. По человеку, по два. Как только группа поедет, МВД и КГБ за ними народ пошлют. Те на поезде, а ребята на "Тиграх". Студентов с собой возьмут. Аж восемь машин пойдёт. Вот что такое тво-рится тут? А?
  Ладно. Мне готовится надо. Как же Исаак обрадовался! А его лапушки? Прям за-целовали. Исаак даже к ручке приложился, а его небесные создания к щёчкам. Цветёт эта оранжерея! Цветёт и пахнет. И судя по всему Исаак в очередной раз станет отцом. Не заметно пока, но мне-то видно! Тут же и туфельки заказали. Мои забраковали, это ж... сапожник прям брызгал слюной, но обещал что всё будет!
  Мама дорогая! Как мы одели эти платья, да наделит туфельки, да одели всю би-жутерию... Не. Не ведьмы мы. Императрицы! Не меньше! Аж сапожник рот открыл, а Исаак, старая сволочь просто довольно улыбался! Всё! Одели супруга и в салон. Нас ждут великие свершения. Прибрали всё, дабы не светить, и пошли. А что. Тут рядом. А вот в салоне. Весь персонал высыпал. Минут десть обсуждали а потом началось поточ-ное производство. Одна готовит к стрижке, потом вторая стрижёт, третья укладывает, чет... А-а-а! Час с нами там возились! Час! А потом сделали фото. Одних. Его потом большое напечатают и на стенку повесят. И со всем персоналом. Тоже на стенку, но в своей комнатке. Где чай пьют. Это на память. А Варя молодец. Поднатаскалась с ребят-ками магии, управлению. Может её куда отрядить? Нет. Вначале выучить. Где у нас там начальников делают? В Свердловск. На заочку! У нас там и медики и педагоги учатся. А кое-кто оттуда и парней прихватывает. Как бонус. У нас с парнями положение выправи-лось. Много их у нас. Треть по две жены имеет. Так что детишек куча! Сейчас ещё за-водчане приехали. Дома и заводы себе строят. Кое-кто из них оказался способен к ма-гии. Будем учить, а хорошо учёба пойдёт, так и на спину наколочку сделаем. Ювы - не ювы, а почти готовые.
   И вот первое мая. Подъехали к месту проведения. Ох ты ж и домина! А машин-то! Машин! Ничего. Мы и пешочком дойдём. Машинку приберём. От греха подальше. И наряд пока обычный. Внутри поменяем. Идём. Никого не трогаем. Первый пост. Показы-ваем приглашение. Пропустили, но как-то нехорошо глянули. Не поняла что, но не по-нравилось что-то. Вторая линия охраны. А вот тут не пустили. Я приглашение показы-ваю, не пускают. Вызвали кого-то. Ждём. Приходит какой-то человечек. Паспорта пока-зали, приглашение. Не хотят пускать всё равно. Подделка заявляют. Варя аж чуть не за-плакала. Была б одна, ушла. И тут смотрю, начальник охраны Никиты Сергеевича. По-просила, Попросила а не полезла силой как бык на пастбище, попросила спросить его. Ну думаю если что, то ты у меня голубчик за всё и ответишь! Увидел меня, удивился, что это меня не пускают. Да вот говорю, паспорта у нас поддельные, приглашения под-дельные, да и сами мы не те, за кого себя выдаём.
  - А почему вас трое?
  - У нас, если вы помните двоежёнство. Так что это мой супруг, а это его младшая супруга.
  Секундное замешательство. Приказ пропустить и поспешное его удаление. Похо-же этого не учли. Ещё какие сюрпризы будут? Прошли в фойе. В гардеробную нам не надо, а вот при проходе дверей переоделись. Входили в дверь обычные, а вышли импе-ратрицами. Носики повыше, а ту-у-ут! Мама дорогая! Никого моложе сорока. Дамы моло-дые есть. Не. Не молодые. У нас побывавшие. А вот на нас все уставились. Мы такие похожие, а вот дамы уставились на украшения. Знают что это и сколько стоят. Вон ноли-ки в глазах замелькали. А у нас всё в стиль. Украшения, платья, туфельки и муж. Стоим. Даём нами любоваться. А вот и начальник охраны.
  - Вас Никита Сергеевич приглашает в ложу.
  И все видели кто к нам подошёл. И все догадались куда он нас повёл. Почему? Нас трое! А мест наверняка выделили два! Ой-ей-ей. Это нас в ложу пригласили только потому, что стула не хватило? Или кого-то выселили оттуда? Если так, то хуже некуда. Нет. Не выселили. Ещё пара стульев свободны. Охрана стоит. Но всё равно, спросила у главного, не выселили кого из-за нас. Улыбнулся.
  - Не волнуйтесь. Но вы в ложе. Вам весь зал завидует. Тем более Никита Сергее-вич не собирался приезжать.
  - А зачем тогда вы и они?
  - А что б враги не догадались!
  Враги? Скан. Есть.
  - Тогда вопрос. - Я перечислила ряды и места. - У них оружие. Это ваши люди?
  Глаза пробежались по залу.
  - Хм. Двое нет. И один в ложе. Там охрана, а выговорите пистолетов два.
  И вышел. Минут десять отсутствовал. Потом вернулся и вытер вспотевший лоб.
  - Вот когда вы не хулиганите, то красивая и помогаете.
  - А когда хулиганю, то я вам дырки ваши не открываю?
  Вздохнул. Махнул рукой.
  - Да я даже и не думал о том. Вы столько дырок вскрыли. Мы же всю систему пе-ределали. А когда вы сверху упали. Это ж... А-а-а. - И снова махнул рукой. - И тот. В ложе. Там охранник без оружия был. А вот у гостей. У обоих пистолеты. Сейчас спросят, откуда, зачем, где взяли, а вот в зале... в зале сложнее. В антракте будем брать. Если сможем.
  - Хотите им плохо станет. В антракте. Жарковато в зале. Люди старенькие. Сер-дечки слабенькие...
  - Ну у нас есть пара машин неподалёку. Значит вы и это можете. Хорошо. Один при выходе, а один пусть сидит до конца. В зале ему и поможем.
  Сосредоточилась. Ментальная команда. Путь в туалет и падение с потерей со-знания. А вот второй. В антракт не идёт никуда, а по окончании слабость. Редко я трени-руюсь. Минут десять сидела. Объяснила всё начальнику. Улыбнулся и вышел. Вернул-ся через минуту.
  - Кира Александровна. Удобно с вами работать. И оружие у кого, и идут куда нуж-но и когда нужно. Позвольте два вопроса?
  - Да?
  - Первый. Сколько ваш наряд стоит?
  - Весь? Мне за него предлагали два миллиона фунтов. Не согласилась. А вот полный...
  - Не надо про полный. Уже всё ясно. Я про три думал. Примерно. Угадал? - Я кив-нула. - А второй вот какой. Это вы начали разбираться с партией?
  - Да. Вы за это меня будете ненавидеть?
  - Нет. Мой двоюродный брат, по матери. Всю жизнь был партийцем. И жил по за-ветам партии. Но как-то раз задал вопрос. На какие шиши их парторг имеет такой дом, машину и каждый год ездит летом в Крым? И его вышибли из партии. Спровоцировали конфликт и вышибли, хотели под суд отдать, но завод встал за него. Против парторга.
  - И что?
  - Нам поменяли парторга, тот уехал парторгом в другой город, а нам прислали но-вого. А вот брата в партии не восстановили. И недавно я его увидел. Два года думал. Как с ним что сделать, а первого апреля он умер. Странный день. В этот день много народу умерло. - Быстрый взгляд на меня. - Не знаете, отчего?
  - Может вспышка на солнце?
  - Может и вспышка. А вот и антракт.
   И исчез. Появился минут через двадцать. Довольный как кот сожравший хозяй-ский ужин.
  - Народ прошествовал к туалету. Одному стало плохо. Сердце наверное. Ну мы его сразу в скорую помощь. Есть пистолет! Ну его в больничке спросят. А парочка из ложи. С ними хуже. Их пистолеты в двух эпизодах засветились. И что странно вроде к ним не имеют отношения, но что-то мне подсказывает - имеют! Ох и интересные дела раскручиваются! Ох и интересные. И знаешь что спросил меня мой знакомый когда я ему дело передавал? - И замер в ожидании ответа.
  - Он случайно не полковник?
  Да-а-а. Какое же у него глупое лицо!
  - Вот так всегда! Он тоже спросил, не участвовала ли в этом Кира Александровна, а то ему машину хочется. И при чём тут машина?
  Старалась смеяться тихо, что б не мешать своим наслаждаться концертом. А им нравилось.
  - Сейчас приедет. Будет делать вид, что он сидел тут весь концерт. - И как-то ли-цо его построжело. И точно. Через дверь проскользнул... скорее прошмыгнул, как тол-стый хозяйский кот на кухню, Никита Сергеевич. Плюхнулся на кресло вытер пот со лба и вдруг увидел что он не один.
  - Это Кира Александровна. Вы же написали с супругом, вот она и приехала с су-пругом и своей заместительницей. Младшей женой. А мест выделили всего два. И как быть?
  - Уволю.
  - Воля ваша!
  - Не тебя. Распорядителя. Видит же, новый человек, так собери информацию. Или брак засекречен?
  - Нет. Все законно. Записи в паспорте, регистрация в ЗАГС. Да и у нас многие знают. Ну жёны, что побывали в гостях, точно.
  - Так. Гости дорогие. Отвлеку. Так вот. Я с вами был всё время. Смотрел концерт. В антракте болтали ... о вас. И не спешим уходить. Всё!
  И тут концерт закончился. Все стали хлопать встав с мест. Ну мы тоже. А вот то что мы не одни заметили все. Ух как завистью из зала потянуло. Даже злобой. Народ начал покидать зал, почти все вышли, а вот и охрана подошла к оставшемуся сидеть. Что-то спросили у же... хотя молода. Причём сама-собой молода, а не у нас помолодела. Вот взяли его под руки. А вот нас снова посетил начальник охрану. Лицо довольное.
  - Ну что? Не зря меня не было?
  - Четверо с оружием. Двое засветившихся ранее в... - взгляд в нашу сторону, - не-приятных делах.
  - Ну что ж. Потом. Кира Александровна. Должен сказать неплохо выглядите. Очень! Да и ваши супруги отлично. Пройдёмте в фойе. Там немного народу осталось. На пару часов задержимся. Надеюсь не торопитесь?
  И мы вышли. Точнее вначале мы с Варей, а потом о чём-то разговаривающие мужчины. Все взгляды были на нас, сразу толпа устремилась к нам. Не все, смотрю ми-нистр энергетики где-то в уголке жмётся, хотя его жена и толкает коленом. Что-то ска-зал, взгляд на меня, прекратила. Ну а что ему ко мне подходить. Из пяти турбин постав-лено две. Где остальные три? Нет. Первый раз я дело раскрутила быстро, но нашлись продолжатели! Надеюсь не нагличане им заплатили Скорее из ненависти ко мне. Теперь бумажек не найдёшь. Всё перелопатили, все хвосты зачистили. Наверняка всё подогна-но. Заболел, сгорело, брак в работе, пришлось переделывать. Ну-ну. Платить тебе, дружок! Занялись тобой мои ребята. А то скучно им. Вот и развлекутся.
  Генерал к нам какой-то подошёл, о чём-то пошептался и ко мне. Лично. И что хо-чет он? Водку из резерва? Нет. Оказывается им понравилось что служат все. Не отслу-живший не может работать, учиться и лечиться. Точнее учиться можно. В ВУЗе, но по окончании. Будь любезен! Не служил? Какие руководящие должности! Рядовым до пен-сии. Да и работать. Но тоже рядовым. Причём бригадиром и сержант может быть, а вот начальник цеха, тут лейтенантом надо быть. Очень ему всё это понравилось. Особенно то, что данные можно получить из Бразилии. Там это уже существует. И опыт накопился. Мило побеседовали, пока супруг с младшенькой танцевал. А потом со мной. И тут Варя выдала. Попросила рок-н-ролл. Хорошо у меня уже восемь нарядов, есть и под рок. Как мы выдали! Что мы выделывали! А омолодившиеся дамы своих мужей начали пилить. Мол съездил бы, тоже мог бы так, а ты!.. Ох чую наплыв на лечение мужчин. А потом случилось чудо? А как ещё назвать то, что меня представили залу, это во-первых, моих супругов, это во-вторых, а потом подвели ко мне почти всех министров. Энергетик так ко мне и не подходил. И началась... точнее начался допрос. Почему люди трёх сортов? Тут я выдала, что вообще-то четырёх. Просто четвёртого мало. Во всём моём штадте их пять. Это заключённые. Для них выбрана самая маленькая тюрьма. Охрана в смену все-го шесть человек. При чём, судя по всему их скоро не станет. За двоих, осуждённых вместе уже дважды допустили просрочку платежа. Третья просрочка приравнивается к отказу платить. А это расстрел. Значит на трёх оставшихся возрастут расходы, Не ду-маю, что пожелавшие этого будут платить на двадцать процентов больше. Вот тут для всех был шок. Они что? Не владеют информацией? Им разве не рассказывали? Начала сначала. Как возникли классы, как отказались от тюрем, как это вызвало резкое сокра-щение преступности. Умирать-то никому не хочется! А срок назначенный судом, год и сто лет, не важен. Главное что бы этот срок оплатили. Твои подель... друзья. А это большие деньги, очень большие. Гораздо больше чем ты... получил. А делиться ими не охота. Потом как возник третий класс, и как из него можно перейти во второй, и даже в первый. И что подсудны все. Даже я. Опять удивились. А при чём здесь я? Пришлось сказать, что я фактически управляю этим штадтом. И Зейц назначен мной, и генерала ему дала я, и что президент Бразилии может мне конечно отдать приказ, но он предпочи-тает советоваться. Так как танки делают у меня, танкистов готовят там же, и снаряды... вы догадались! И броне машины. А вот Хаунебе. Это мои. И только мои корабли. И если я прикажу, то не один из них не взлетит. Не смотря на то, что будет делать экипаж. Да и экипажи. Не думаю, что пойдут против меня, так как я сделала им столько хорошего, а вот плохого не было. Так что в Бразилии армия, это пехота для которой кто делает па-троны? Нет. Спецназ тоже базируется у меня в штадте, и если нужно, то выезжает... а тут мне в голову пришла мысль и попросив товарищей подождать пару минут решила обсудить это с учеником.
  - Вопрос. Можно ли сделать тарелку, что бы перевезти взвод спецназа, ну или пе-хоты. Хотя нет. Спецов только. У них же с собой столько всего.
  - Док сомневается. Он проработает. Как основу берём образ Хаунебе ограбившего Форт-Нокс. Док начал работу. Результат будет дня через три.
  - Не поняла. Что так долго?
  - Раньше бы он вообще отказался. Он компьютер. Нет такого? Всё! А теперь начал взаимодействие с модулем домового. А через него и с нашей общностью. Вот они-то ему и помогут, каждый по кусочку знаний, а Док только рассчитает, что и как. Потом сложат, пересчитают что надо. Вот тогда и будет предварительно. Вооружать будем?
  - Парочку снизу и парочку сверху, с круговым обзором. Что бы защитить. А так, ребята сопроводят, на малышках.
  - Принято. Задачу ставлю.
  - Прошу прощения товарищи. Пара вопросов возникло, решала.
  - Вы на расстоянии решали вопросы? А где?
  - Да могу по всем местам, где я имею влияние. А что?
  - Да вот жалуются из Варшавы. Вы там устроили какой-то концлагерь! Народ ра-ботает за еду, если что, убивают. Тысячи погибших, люди истощены. Народ отказывает-ся туда ехать, а тех кто поехал, чуть ли не под дулами автоматов везут в Варшаву.
  - И снова минутку. Ученик?
  - За воровство, драки с применением подручных средств, за вымогательство и прочие прегрешения убито две тысячи триста семь человек. Наказано лишением премии и зарплаты до ста процентов десять тыс...
  - Округлённее.
  - Более десяти тысяч, Повторно более двух тысяч, третий раз чуть менее ста. По доставкам сбой был на месяц. Народ начал отказываться, потом пришли новые письма и народ понял, уничтожены те, кто мешал жить, и потихонечку, за три месяца всё вос-становилось. И да. С автоматами было. Прибыл борт, к ним кинулся один поляк,, и начал рассказывать ужасы. Ну народ и взбунтовался. Рассказчик задержан, по данным им данным начато расследование. Сейчас расследование идёт в Наглии. Через неделю все будут задержаны и начнут возмещать расходы на их поиски и противодействие.
  - Ну что ж товарищи. Действия описанные вами имели место. И да. Убито более двух тысяч. Только за что?
  И я начала рассказ, как в Варшаве всё обстояло ранее, до Нового года. И как ста-ло потом. То есть сейчас. И про автоматы, не вникая в детали, а сказала, что отправле-ны на отработку, а потом свободны покинуть куда хотят. Потом ещё три часа. В пять утра я сказала что всё! Хватит! Если им нужно, то данные пусть у МИД запрашивают! А мне пора домой. У меня муж не кормленый, младшая жена не построена, да и самой по-спать бы не мешало! Какой галдёж поднялся, что у них куча вопросов, что им нужно... Паралич на всех пятиминутный притормозил эту толпу. И что это было? И зачем? СССР хочет ввести у себя такую же программу? И армию? Не поняла. Варю за руль, Не поня-ла? Почему супруг? Устала? А я? Тоже устала, а он мужчина?
  - Кисонька! Последи за ним, что б не поцарапал тебя!
  - Мур-р-р!
  - Вот умничка!
  А дальше я спала. Спала долго. Аж полтора часа, оказывается для зарядки самое место! Я вся такая сонна-а-а, посох-то откуда? И метла-а-а, и мы втроём против них? Ну всё! Я злая! Ага! В лесу трудно длинным работать? На-а-ай! Вообще-то я хотела уда-рить, а получилось по мне. И почему сломанное дерево всегда падает на тебя? И вооб-ще эти деревья до меня были сломаны! Тем более они засохшие! Всё. Виновата. Буду думать куда бить. Все руки и ноги себе поотбивала. Так, самолечение-е-е... сама-а-а ле-чу-у-усь... Уф. Сколько ж я себе синяков наловила. Как там мои? Устали? Отдыхают? Не-е-е. Тоже наловили синяков! Лечим, лечим, все? Всё? Можем ехать дальше? Рядом озеро? Ур-р-ра! Раздеваясь уже в воздухе я нырнула! А вода-то холодна! Даже сквозь защиту пробило! У неё что? Температура близка к нулю?
  - Плюс три градуса.
  Офигеть! Тогда плывём. Быстро плывём. Маленькое какое-то озерцо. Вроде с бе-рега смотрелось большим, а тут от берега до берега минуты две. Раз пять проплыла и выбегаем на берег, разогрев упражнениями, одеваемся. Всё. А что это у моих вид какой-то ... не такой... я бы даже сказала странный?
  - Просто вы делали плавание и разогрев на максимальной скорости. Проще гово-ря вы плыли со скорость почти шестьдесят километров в час и занимались не пять ми-нут, как вам показалось, а чуть больше минуты. Так что они видели вихрь, откуда вы-нырнули одетая вы.
  - Но ведь здорово искупалась! А вы что же?
  - Там вода как в проруби. А ты тут... носилась.
  - Кира Алек...
  - Дома зови Кирой, как супруг наш зовёт.
  - Кира. А я так смогу?
  - Почему нет? Тренируйся!
  - Ученик? Когда ей можно будет посох сделать?
  - Годика через три. Хотя простой, конструкции дрын из забора, через месяц. Но самостоятельный через три года.
  - А мой ей оставить?
  - Без вас на час. Потом перейдёт в режим ожидания. Общаться будет, но станет просто палкой. Свернётся.
  - ...ду тренироваться! Но как вы... Я так же хочу!
  Вот тут я просто улыбнулась. Ну что ту ещё скажешь, а хотение, хотеть полезно. А одна старая железяка нам в этом поможет.
  - Мне вообще-то возраст говорит, что я ещё ребёнок, а статуя молода и привлека-тельна! Просьба. Заехать в Городе в облисполком. Вас там дедушка ждёт. Второй день приходит, и сидит. Хочет с вами встретиться. Ему объясняли, что вас тут нет а он, быва-ет тут? Я подожду.
  - Дорогой. В облисполком заехать надо. Заедем?
  Никто со мной разговаривать не хочет. Просто кивают. Тогда я обиженная сплю. Всё заднее сидение моё! А остальные пусть рулят и не дают водителю спать.
  А хорошо любимый дал! Уже и Город близко. Хотя нет, спит на переднем сиденье. Варя что? За рулём?
  - Вы же дали разрешение на управление!
  - Ну да. Просто не думала... хотя он тоже устал. Бедненький! Да и Варя мало вы-спалась. Дальше сама поведу, а остальным спать! А ну бегом! Ишь! Возражать вздума-ла! Ничего так жена получилась. Покорная, то может и покорная, но делает всё по свое-му! Так. Не отвлекаемся! Руль на себя!
  А вот и дедушка. Интересно, сколько ему? Ну уж наверняка за семьдесят.
  - Семьдесят два.
  - Добрый день. Вы ко мне? И что вы хотели?
  - Молода ты внучка! Не она, а постарше должна быть!
  - Вон милиционеры стоят, выберите любого и спросите.
  - Точно она?
  - Точно-точно. Так что привело вас сюда?
  И рассказано мне дедушкой было вот что.
  Давным-давно, в стародавние времена жило племя. Хорошо жило, но напали на них как-то враги, которые завидовали добру племени. И взмолился шаман к тому, кто помогал им. Помоги! Но поздно. Стрела пробила его шею. Так и умер он у алтаря. И убив всех, собирались начать собирать добычу враги, как пришёл тот, к кому взывал шаман. Тут все и умерли. Даже не начав толком сбор добычи. А место теперь то закрыто для людей. Много веков. И всё бы ничего, но вот беда. Развились поселения. Дед из одного. И соседнее крупное, и много товаров оттуда нужны в этом. Но хоть напрямую километ-ров десять, а не пройдёшь. А кругаля, так там вёрст восемьдесят и дороги плохие, Так что день туда-обратно убиваешь на поездку. Вот прослышав про великую ведьму их се-ло и отправило гонца, просить расколдовать то место. Что б дорогу проложить. А уж они помогут чем смогут за помощь ту.
  Ну вот и что делать? Соглашаться? Выяснила у дедушки, где это. Далече. Да и что с того села возьмёшь? Картошки мешок, да пшенички чуток? А с другой стороны... А что там? Племя? Это что? Двенадцать тысяч лет назад? Или дольше? Ладно. Сейчас слетаю по наводке медальона. Или как там нагрудная икона всехубивающая там назы-вается.
  - Так. Сделаем вот ка. У меня сейчас дела. Но этим летом я точно прилечу к вам. Может и через неделю. Не знаю как дела повернутся.
  Хотя... мы же в ту сторону летим. Две трети пути дедушку подбросим. Или зале-теть к ним? Ну ведь любопытно! Аж прям зудит в одном месте. Там примерно понятно в чём дело, а тут? Не. Летим сюда. Да и дедушку заберём.
  - Вот что. Поехали сейчас. Дела подождут. Поехали.
  - И мы с дедком почапали до машинки моей. Разбудили экипаж, всех вперёд, а мы с дедушкой назад.
  - На шабаш. У меня там дела на пару дней. А потом куда хотите. И платье синее. Это для высокопривилегированное. Так просто, знаете сколько стоит костюм во всём наборе и платье?
  А ушки-то напряглись.
  - Костюм пятьсот тысяч. Фунтов стерлингов, а платье три миллиона. В той же ва-люте! И это минимум.
  Машина остановилась и две пары глаз глянули на меня.
  - Это правда?
  - Увы да. Но я пока не хочу всё это продавать. Да и зачем?
  Головы повернулись обратно. Да-а-а. Будет о чём поговорить.
  Экипаж меня ждал. Я ещё подъехать не успела, а уже построились, Командир ко мне строевым. Помня мою установку, что носок и нос слова однокоренные, потому и уровень должен быть один, смотрелось это... хорошо. Дедок смотрю подвыпрямился. Подтянулся. Командир доложил, что экипаж готов. А что с дедом делать? Он же голод-ный. Так что отдала команду обедать, потом лечебное на него, так, основные болячки убрала. Опять пообедал, всё сокрушался, что меня объест. Ладно. От четырёх порция не обеднею. Ну вот и всё. Ключ на старт! Поехали за орехами. Объяснила куда летим, а дед-то уснул. Ну и хорошо! Пока летели доложили. Из останков принтера средний полу-чался, но программ нет. Так что сделали пять малых. Начато производство кораблей. Хотят создать минифлот. Пять бортов. Для советских космонавтов борт будет завтра. Будущий экипаж натренирован и готовится встречать. Так что полёты им предстоят дол-гие. Экипаж три человека. Неделя практики, три экипажа. Обследование, а потом плано-вые пуски. Те уже будут с Байконура. Там у них база. Оттуда даже два спутника запу-стили сами. С нашими баками. Но дорого. Очень дорого. Конечно, меня попросить де-шевле! А как выполнять... Вон что с турбинами творится! Сделать должны семь, а сде-лано пока две. Ну ещё полтора месяца есть. А вот что будет дальше... Не знаю. Мне турбины даром отдадут? Не верю Неустойку заплатят? Тоже с трудом верю. Начнут на совесть партийную давить? Да плевать! А вот станцию я им покажу. Но все деньги впе-рёд! И приостановить монтаж на предприятиях наших устройств. От них тоже задержка пошла. Пока не устранят и по МЭСам, и по большим турбинам, так не продолжим. Что-то вольготно на шейке моей лебединой расселись. Пора снимать. И только после оплаты. И ничего сверх оговорённого. Хорош. А вот и село дедушки. Идём вниз.
  - Куда! Не на село же! Давай в сторону! Вон полянка. На неё и садись. Дорога ря-дом. На боте отвезём и деда и меня. Бот-то хоть сделали вам?
  - Только нам и сделали. Но зато по полной комплектации. Так что и защита, и во-оружение. Всё есть. Давайте-ка я деда выну. Ишь как умаялся. Спит у ведьмы на ручках. Да и весу-то в нём. Больше весу в его бороде. Поехали.
  Проснувшийся дед продрал глаза и указал дом свой, туда его и подвезли, а про место то, рукой только махнул, куда идти. И опять заснул. Ну я его и отнесла. Бабушка какая-то всё суетилась вокруг. Что с ним, да что, ну я и объяснила. Устал человек. Спит, выспится, проснётся. Место где спросила, туда же рукой махнула. Ну поехали потихо-нечку.
  - Стой! Запретная зона. Попытка проникновения смерть!
  А язык-то корабля!
  - Добрый день! Я главный управляющий. Запроси мой статус у ремонтного дока.
  - Связи с ним не имею. Связь с ним только через главный пульт.
  - Запроси связь у главного пульта.
  - Тогда ждите. Запускается расконсервация.
  Так ребята. Пока идёт расконсервация поесть бы. Что-то я на дедушку потрати-лась много.
  - Кира Александровна. А что тут? Чего ждём? Какая расконсервация? Чего?
  - Пытаюсь связаться с Доком. Для подтверждения полномочий. Тут другая иерар-хия. Простые гражданские не имеют право пользования. Расконсервируется главный пульт. Тогда свяжемся и будем решать проблемы. Так. Что насчёт етьбы? Оченно хо-чется!
  - Ох Кира Александровна. Вечно вы как скажете что. Шпион бы какой не догадал-ся. Как же вы словами жонглируете! Сейчас ребята достанут бутерброды и квасу, тогда и поедим.
  На улицах потихонечку начал появляться люд. Паренёк куда-то шмыгнул, женщи-на куда-то прошла, не к деду ли? На нас ноль внимания. Ну и ладно. Они мне и не инте-ресны. Прошло почти полчаса.
  - Назвавший себя главным управляющим. Подойди.
  А что делать. Подошла. Меня судя по всему проверили, обмерили, прощупали.
  - Пройдите.
  Ребята дёрнулись за мной. Я помахала рукой.
  - Ребят. Не надо. Тут только что прошла расконсервация, могут быть неприятно-сти. Побудьте тут!
   И пошла. Куда? Зачем? Посмотрим, там и выясним. Скан! Ага. Далеко идти. Но что-то на краю есть. Подошли ближе. Мда. Под метровым слоем почвы скелеты. Племя жившее тут и их враги. Вещи какие-то. А это что?
  - Эй! Как к тебе обращаться?
  - Хранитель.
  - Хранитель. А что у нас тут?
  - Устройство связи с лабораторией. Осталось на поверхности. Проф не успел убрать. - Ну может и не профессор, но что-то высокообученное. - Может и не работать.
  - Можем задержаться? Мне интересно это взять.
  - Да.
  - Раз ты связался с ремонтным доком, то можешь перейти на русский?
  - Не понял о чём вы, но попробую связаться.
  Точно. Тупая железяка. Команды не было, он и не научился говорить по-русски. Интересно. Долго это будет? Ладно. Пока извлекаем устройство связи. Ну что. Желез... не-е-ет. Каменный ящик. Обведён контур руки. Сюда надо её приложить? И что будет?
  - Ничего. Вы не внесены в список пользователей, потому не отзовётся.
  - Но я же глав...
  - Пока вы никто. Надо подтвердить. И все ваши слова у вас ... как это говорится "на лице написаны".
  По-русски заговорил. Ну да. Главный же разбужен. Теперь всё быстро. Ну и куда тут идти?
  - Подойдите к скале. Минутку. Небольшие неисправности. Давно не открывалось.
  - Более двенадцати тысяч лет?
  - Да.
  Тут наконец дверь открылась. Да это не дверь, а скорее ворота. Ну да. Вон и спуск ровненький наклонный, а вот и лесенка. Верх? Почему вверх? По дорожке же вниз!
  - Поднимайтесь. Вам наверх.
  Зал. Большой зал. Интересно, зачем, может для собраний? Пусто. Прошла по кру-гу. Скан. А то что тут куча проходов даже не знала. Раз, два...пять. Пять проходов. Два наверх, один дальше и два вниз. Вверх, это комнаты, наблюдательная вышка, комната... вниз, это в лаборатории, а прямо... зал управления? Скорее он внизу. И что там? Склад какой-нибудь? Да что я гадаю. Всё прояснится когда-нибудь.
  - Ваши права подтверждены. И то что это вы тоже. Но у нас другие установки. У нас переназначение происходит только более чем через семь с половиной тысяч лет.
  - Насколько я знаю прошло больше Значительно больше.
  - Да. Так что ваши права подтверждены. Этот блок лабораторий переходит под ваш контроль.
  - Чем здесь занимались?
  - Попытка создать более совершенного существа.
  - Человека?
  - Нет. Появилось что-то вроде большой обезьяны. Хорошо действует в горной местности. При чём её кости подвижны относительно скелета.
  - Не поняла?
  - Ну если она не влезает куда-то, то сместив кости под более удобным углом вле-зает в такое отверстие, куда входит голова. Мы называли йет-та.
  - Более ловкий - перевела я. - Йет-та... йетти, йети. Большие обезьяны, которых замечали, а потом они исчезали... Так. Оборудование есть какое?
  - Да. Полный комплект рабочего оборудования, три ремонтных модуля и бот для набора образцов.
  - Связь?
  - Только с орбитальными модулями, но они отсутствуют. Появились какие-то, но они не дают сигнала, потому с ними нет связи. Ещё была связь с тремя лабораториями, одна лечебная, там лечили нас, людей вроде вас, всех. И две подсобные. Они просто доставляли особей по заказу. Но тоже нет связи. Они пытались вызвать, но приказ од-нозначен. Не отвечать. Разговор с ними только по нашему вызову. А наших вызовов не было. Из-за смерти владельца.
  - А доклад на центральную станцию об этом инциденте?
  - Был сделан, но главный пульт был уже на консервации, потому ответа не полу-чено.
  - И где эта главная станция?
  - Не знаю.
  - А как мне с нею связаться?
  - Для этого есть я.
  - А лично?
  - Можно использовать устройство связи владельца станции. Оно на поверхности. Сейчас проверю... Рабочее. Но где, Не знаю.
  - Устройство стандартное?
  - Да.
  Тогда пенал. Идём на поверхность и ищем.
  - Станцию приготовить к работе. Привести проверку всего оборудования. Принте-ры есть? Ремонтники какие?
  - Мобильный принтер одна штука. Ремонтный модуль одна штука, специализиро-ванные лабораторные две штуки.
  - Это ещё что за штуки? - спросила я выбираясь на поверхность.
  - Ремонтируют и создают замену в случае поломки чего либо в сооружении м обо-рудовании. Ещё занимаются уборкой. В данный момент проверяют все двери и ремонти-руют их.
  Так, а вот похоже и владелец. Рация есть. Ещё какие-то на нём вещи, извлекаем его. Так. Кольца. Обычные, ошейник, а как ещё назвать кольцо надетое на шею. Причём единое. Как же его надели-то? Так. Рация. Ещё какая-то коробка. Ещё. И в нагрудном кармане ещё. Всё? Всё. Так. Идём в лабораторию. Там спросим. Заодно домового им за-сажу. И лес. Археологов сюда надо, пусть покопаются. Но в лабораторию не пускать.
  - Кира Александровна, тогда если вы Лес посадите вон возле того дубка, то через месяц можно вызывать. Археологов можно и наших. Ребят им в помощь, они всё акку-ратно вскроют, дедушкам останется только изучать.
  - Так и сделаем. Пошли Лес ставить.
  Возвращаясь обратно поставили всё. Расспросив что это такое узнала интерес-ные вещи. Владелец лаборатории был осуждён пожизненно за бесчеловечные экспери-менты, в знак чего на нём и был сооружён данный ошейник, при попытке снять его, вла-делец лишался жизни. Но так как результаты интересовали военных, то он был передан спецслужбам для организации ему места для работы. Те отправили его сюда. Вот он тут и занимался экспериментами. Для того и племя прикормил. Те отдавали ему каждого пя-того новорожденного, а он их за это учил, как что сделать лучше и защищал. В момент нападения он спал после очередного эксперимента длившегося более пятидесяти часов, потому и отдал приказ "убить всех", вместо "кроме меня убить всех". А системе что. Она выполнила. И продолжает выполнять.
  - Так. отмена приказа "убить всех". Не смертельные защитные функции есть?
  - Удар током.
  - При попытках проникнуть в лабораторию применять его. Ко всем, кроме меня.
  - Принято. Изменено.
  - Владелец выбирался куда?
  - На главную станцию.
  - Как добирался?
  - На боте. Он автоматически довозил его.
  - Бот тут?
  - Да.
  Вот куда ведёт проход прямо. В гараж. Бот. Так. Всё стандартно, кроме вот этого. Я так понимаю это автоматика для поездок к начальству. Рассказал и про коробки. За-просив связь с главным и убедившись что та работает, дала команду к расконсервации, для моего визита. Ну и никого не подпускать к поляне. Дорогу открыть. Сама же поехала к ребятам. Меня не было уже часа три. Небось скучают. Так на боте и поехала. Ага! Ску-чают они. Как же. Вон народу сколько тут собралось.
  - И что тут за собрание?
  - Кира Александровна. Народ пришёл. Интересуется. Снимите ли вы проклятие?
  - Частично сняла. Проход открыт, но! Но открыт не весь. Там сами вешки постави-те, куда нельзя, током будет бить. Смелые сеть? Пробуйте!
  Вот мальчишки! Двое наперегонки устремились вперёд. Одного шарахнуло током, второй бежит, ударенный поднялся и за ним. Скрылись за холмиком.
  - Ну это часа на три. Что током бьёт видели. Всё. Нам пора. Ребят, я по земле, а вы за мной.
   Развернувшись поехала, а ребята остались что-то народу объяснять. Ничего. До-гонят. Разговаривая с главной станцией выяснила, что до неё почти три часа езды. За-пустив программу доставки начала разбираться с предметами. В нагрудном кармане это что-то вроде нашего плеера. Дневник голосовой. А вот на поясе висели датчики. Один засекает магоносителя. Причем даже потенциального! Только-только рождённого. Вот из кого йети делались! А второй тот просто окружающее мониторил, залежи всякие, обро-ненное что. Грубо говоря металлоискатель. Кольцо или месторождение, всё равно что. Странное конечно устройство. Хотя может и нужное. Но мой скан и берёт поглубже, и по-казывает получше. Отдам Надии. Может пригодится для чего.
  Так слушая дневник учёного и иногда содрогаясь от ужаса, что же эта сволочь с детьми делала, я и приблизилась к базе. Хм? База? Степь. Прямая и ровная. И засажен-ная какими-то зерновыми. Скан. Ого? Метров шесть до крышки. А крышечка-то под ко-рабль! Ну понятно что не нашли. На такой-то глубине. Кто ж поля так глубоко пашет? Никто. А как мне быть? Вход подо мной, но как войти?
  - Главный. Ещё входы есть?
  - Провожу сканирование. Всё очень изменилось. Доступных нет. Но произвести вскрышные работы. Это займёт дня три.
  - Не надо.
  Но что делать? Что? Река. Точно. Реку видела. Рядом тут. Хлипкий бережок. Гли-на, песок. Нет. А это что? Каменюка! И здоровенная!
  - Главный. Видишь меня?
  - Нет. Но засекаю. Можешь сюда построить проезд для бота с замаскированным въездом?
  - Минутку... Три с половиной месяца.
  - Отлично. Начинай.
  Так. А поставлю-ка я тут домового. Рядом с люком. Он до завтра на метр уйдёт, а за три-то месяца и на место встанет.
  - За сорок два дня.
  Тем более. А леса тут нет. Даже не видно.
  - Главный. Ставлю модуль. Уточни у Дока. Он расскажет как соединиться. Как бу-дет готово. Приеду. Начинай. Да! Принтеры есть?
  - Мобильный, малый.
  - А что есть вообще?
  - Добывающий комплекс, принтер мобильный, принтер малый, ремонтник лабора-торный - четыре, ремонтник малый - два, строительный комплекс, лечебный комплекс, разедкомплекс, узел связи дальний. Строительный комплекс в данный момент задей-ствуется для строительства прохода. Комплекс неполон. Два малых модуля уничтожены обвалом. Доклад отправлен в Центр. Ответа нет.
  - Сам сделать можешь?
  - Да.
  - Начинай. Всё. Я дальше. По делам.
  Ну и где корабль? А. Вон он. Так. Тут делать нечего. Полечу на него. Интересно. Получится проникнуть на него? Так... ближе... ближе... Всё. Боту вернутся к месту сто-янки как покину его. Во-о-от та-а-ак. Фуф. А потруднее даже чем через кирпич. Вот я и в трюме. Ну идём в кабину.
  -... где. Хотя вон бот, но он обратно летит. Идём за ним?
  - Кира Александровна сказала за ней, а не за ботом! Вам бы лишь с девчонками пообщаться! И где теперь её искать? Корабль. Где Кира Александровна?
  - Здесь.
  - Значит висим, пока не даст команду лететь, а вы... за ботом, за ботом. Она здесь! Хотя где здесь? Не вижу её!
  - Оглянись и увидишь.
  - Кира Алек...
  - Давайте на намеченную точку. Тут всё закончили.
  - А что тут было?
  - Вначале, это была лаборатория. Где сделали йети. Сделал учёный, за жестокое обращение с людьми сосланный сюда. Местных за людей не считали. Вот он йети и сделал. А был он под управлением главного секретного центра. Который находится здесь. Тут раньше лес был, теперь поле. Но к сентябрю должен быть смонтирован но-вый вход, тогда и прилетим.
  - А кто монтировать будет?
  - Сам и смонтирует. Я дала ему команду. Какие же тупые мозги у них. У нашего Дуба всё-таки модули поумнее, тем более они саморазвиваются, а эти, что вложили при создании, то и работает. Владелец лаборатории знаете почему погиб? Отдал команду "убить всех", а не "кроме меня убить всех". Вот его и убили. Мда.
  Полёт прошёл молча. И только когда собралась выходить, то Леночка вдруг спросила.
  - Кира Александровна, а как вы на борту оказались? Мы же вас не забирали, да и вперёд вы улетели?
  - Как? Да вошла.
  Тут-то мы и прибыли и я вышла И где тут искать? Стоп, а место-то знакомое. Брошенная база. Значит квадрат тот сделал живший тут. Живший и сбежавший. Это по-хоже лечебная база была. Потому он и сбежал. Лаборатория накрылась, связь потеряна, пошёл искать? Искать базу или лучшей доли? И забрал с собой оборудование всякое.
  - Надия!
  - Да, Кира Александровна?
  - Что там у нас с замещением сознания?
  - Всё ещё в коме. Попросили смертника, для испытаний. Дали. Внедрили, ну и тот через день впал в кому. И вот с тех пор лежит. И в Купель клали. Если до июля не вый-дет, то умертвим. Там похоже личность была слабая, а у нас наоборот сильная, вот и сцепились. Хозяин не захотел отдавать тело. Началось разрушение мозга. Пока очень слабое, но к июля всё прояснится.
  - Хреновенько.
  - Куда уж хуже.
  - А сам носитель где?
  - Да лежит у меня в сейфе.
  - Ещё что новенькое есть?
  - Переделку Хаунербе на новый вычислитель провели. Выпускаются теперь толь-ко с ним. Пилоты радуются. Недавно сбили шпиона. На высоте 24 километра. При том что наши не поднимаются выше восьми. Правда палили восемь аппаратов, вычислитель корректировал-корректировал, теперь не за пять минут как тот, а за тридцать секунд со-бьют. Во всяком случае клянутся, божатся, рубаху на груди рвут. Причём не на своей груди.
  - И чей шпион?
  - Ничей. Сам по себе. Откуда взлетел и куда летел непонятно. Ищут. Никто не возмущается, что мол мирный самолёт, сбился с пути... тишина. И да! Локаторы у всех на двести тридцать семь километров видят. Так что пилоты теперь сидят в засаде в ле-су и смотрят, не осталось ли придурков лететь через границу. Пока только шпион. Заме-тившему двойную премию дали, стрелявшим по премии. Обломки собрали. Никаких надписей. Вообще никаких. Пилота нашли. Единственное что сказали, что белый. Всё. Высоко падал. Ну и на море охотятся. Две только цели, и одна недобитая была.
  - Как это недобитая?
  - На некоторых аппаратах поставили не только огонь, но и землю. Грубо говоря камнями кидаются. И хорошо так кидаются. Обнаружили подводную лодку. На глубине до пятидесяти метров закидывали камнями Пробили корпус и повредили один из двига-телей. Но та ушла глубже, а там её не видят. Охотники прибыли, но тоже не нашли. Так что ушла.
  Интересно. А тот поисковик что нашла, на сколько он в воде видит?
  - Везу тебе игрушечку. Металлоискатель. Может он поможет искать подобные цели?
  - А вот такие подарки я люблю! Посмотрим!
  Всё равно возвращаться надо.
  - Экипаж! Получили космонавты новый корабль?
  И мне было рассказано какие они смешные. Как они учились летать. Как думали куда приделать камеру, как передать сигнал на Землю. Пока не придумали. Так учатся. Сейчас их дубли летать учат. По одному. Ну дубли, ребята из дублирующего экипажа! Уже и Луну облетели. На девятое мая запланирован их полёт. Если камеру приделают!
  - Камера установлена, аппаратура связи установлена. Так что завтра пуск. Сей-час экипаж без дублёров летит на Байконур. Что бы там встать на стартовую позицию. Оттуда их и проводят. Завтра в шесть утра по Москве. Экипаж три человека. И станцию просят поскорее.
  - Чем они будут платить?
  - Они не знают, что вам нужно. Готовы всем.
  - Всем?
  - Да. Всем. Так и составлена бумага. С подписями и печатями.
  - Отлично. Тогда они прекращают финансирование всех стран. Только продажа. Никаких подарков. Это только разбазаривание денег. Готовы? Как только прекратят, так получат станцию. Модуль на четыре человека.
  - А они это смогут?
  - А это уже не наше дело. Нет, приезжают договариваться. Поздно уже. Спать пойду.
  Девятое как всегда великолепно. Парад девчушек-барабанщиц в форме. Прото-пали ВДВшники и... пограничники? Эти-то откуда? У нас же пограничников раз-два и об-чёлся!
  - Уже нет. Три призыва в погранвойска ушли. А дембеля оттуда приехали посмот-реть, каково тут. Почти все и остались. Наши рассказали, они посмотрели, попытались мусорить. Все хотя бы раз попробовали, а потом с будущими призывниками в поход сходили. Пришли с языками на плечах. Потом с ВДВшниками столкнулись. Постояли друг против друга. Потом лекари прибежали. Ну и начался махач. Посчитали что б оди-наковой количество было. Так что лекари замотались. Всех кого поймали на батарейки пустили, но вылечили всех. Народ метнулся, поесть принёс, сидят, лопают, а все же ря-дом, ну начали обсуждать, что да как, да моменты разные, посмеялись, а потом сытыми стали, добрыми, ну и помирились. Теперь как новые приходят с армии, так сразу дуэль, выбирают сильного. Кто сильнее, ВДВ и погранцы. Пока ведут ВДВ. А драк больше не было. Ну и рассказывают, как служилось, случаи со службы. ВДВ наших брали, когда у нас народу под двадцать тысяч было, а сейчас у вас в районе более двухсот пятидесяти тысяч, а в сентябре и около трёхсот станет. Так что призывников у нас много. И дембе-лей. Все же молодые, любопытные, приехали, а тут... сказка. И девчонки, молодые и красивые, но если что, то и в глаз дать могущие. А мужикам главное что? Добраться до вершины! Если цель лёгкая, то и не интересно, а тут... штурмы, обходные манёвры, за-сады, временное оставления позиций. Интересно же! А пока доберётся, оглядится, да и решает, ну его родные места, тут-то лучше! Да и девчонка до конца не завоёвана, а уже увлёкся.
  А через два дня снова вызов. Приехать. И опять к Хрущову. Приехала. Я же де-вочка дисциплинированная. Сидит у него трое незна... Ан нет. Сергей. Его знаю. Приез-жал к нам за своими ракетчиками. Он что? Руководитель какой? Нда. Нехорошо получи-лось. Я то с ним как с простым инженером общалась. Ну и что, что у него фамилия Ко-ролёв. Да хоть Царёв или Императоров. И что хотят? Ах платить не хотят? Ну а я и ко-рабль заберу, и станцию строить не буду! И тут началось, что за корабль они заплатили! Ну а я им, хорошо. Оставлю, а насчёт того что станцию не буду значит не возражаете. Вот тут они и зависли. Секунд на тридцать. А Хрущов гад, сидит, улыбается. Мол вы-то раз, а я с ней постоянно.
  А потом начался разговор, почему я против помощи развивающимся странам.
  - Вот представьте себе. Погорели две деревни. Одной мы поставили председате-лю всё ларом, а в другую американцы всё продали, за то расплатятся потом. Но много. И что мы видим? Куда мы, деревня как была погорелой, так и осталась, а председателев дом большой и богатый, и инструмент весь потерян, эти ж придурки ещё дадут! Так что зачем его беречь? А вот тот, где продали. Там общество за каждую копеечку спросит, там отдавать надо. Так что всё восстановлено, иначе кто работать будет? И всё учтено и бережётся. Так зачем давать даром? Дворцы председателям строить? Мало их у них?
  - Но они же развиваются!
  - А вы словам верите? Или проверили их собственность? А у нас денег не хватает на народ. Вот посмотрите сколько всего не хватает! В школах классы переполнены, в больницах очереди!
  - Так врачей и учителей не хватает!
  - А почему у меня их хватает? Ко мне бегут, только свистни! Летят впереди паро-воза, на котором их вещи едут!
  - Так у вас вон зарплаты какие! Вы кстати откуда деньги берёте?
  - Так вы даёте! Я всех нахлебников выгнала, а деньги на врачей поделила. Ведь у вас как получается. Набрали брёвен, разных. Ольха, сосна, осина, дуб. Всякие-всякие. И стоят они, ну пусть сто рублей куб. Отобрали оттуда дубы, уже по двести, могучие дубы, уже четыреста, а вот сделали из брёвен статуй, и что? Сразу стали стоить по шестьдесят рублей! Вот и получается. Инженеры идут в рабочие, а за счёт высшего об-разования копеечку лишнюю получают. А у меня? Врач? Иди лечи! А койки-лекарства получать? Тут и простой бухгалтер может! Ему не надо знать что от чего помогает. Ему надо что б совпало в заявке и в накладной! А вот заявку. Заявку пишет главврач. Вот тот и решает. Чего и сколько ему надо. А у нас? Пять врачей лечат, пять заняты привозом всего, пять с документами сидят и восемь всё контролируют. Вот я и посокращала лиш-них. Знаете сколько? Две трети! Двое из трёх нахлебники. Да у меня инженер получает четыреста, но он не карандаши точит и бумагу носит. Он инженерные решения ищет, как улучшить, как упростить выделку детали. А лекари лечат! И учителя учат. Плохо учат? Свободен, за дверью пять топчутся и скребутся! Так моих учителей дети любят. Вот ла-геря сейчас начнутся. Думаете учителя едут отдыхать в Крым? Нет. Они в те лагеря мчат как заяц от лисы. Потому что у нас лагерь не скучное подъём-завтрак-купание-обед. У меня дети в походы ходят Учатся что можно есть, как костёр разжечь и тому по-добное. Вот к нам дембеля из погранвойск приехали. И с теми, кто в армию только пой-дёт пошли в поход. И что? Сдохли все! Приползли на карачках. А у нас это обычный по-ход. Без усложнений. Моих в армии без КМБ берут. Готовы потому что. А кое где сразу ефрейтора дают. Новобранцу! Потому что он делает даже дедов. Не во всём, но делает. Вы отправьте ту пятёрку, что мне придавалась, на проверку куда угодно. И что будет?
  - Та пятёрка у вас сидит. Очень им понравилось работать у вас. Народ как узнаёт что к ним едут, сам уже разбегается. Многие структуры похудели в два раза. Но как же вы их контролируете?
  - Так рабочий контроль на что? Время выполнения указано. Не сделали вовремя, народ пишет! И вот тогда уже контролёры приезжают. А в структурах ваших. Так народ понял. Денег-то тоже количество, а работников в два раза меньше. Значит зарплата вы-ше! И самое главное. У меня нет такого, что всё одного цвета или устройства. Мебель, на заказ, а там такое можно сделать! Обои? Подыщем! Часы? Сделаем! С кукушкой? Ах с жаворонком! Сделаем! И покупателю интересно, и рабочим не одно и тоже. Пусть до-роже на десять процентов, но ведь не как у всех! У меня половина одежды покупается, а половина шьётся на заказ. А ткани... Просто надо думать о народе, а у нас многие думаю о сво...
  - Не все!
  - Не все? Вот у вас тут в апреле мор случился. И сколько собственности у них было? Не проверили? Проверьте!
  Ракетчики сидели не дыша! Жадно растопырив уши. Это ж чего можно ждать. Ре-шится ли их вопрос. Но мало того. Это ж значит будет больше всего?
  - Станцию сделаете?
  - Выплаты сделаете не наружу, а внутрь?
  - Подумаю.
  - Ну и я подум...
  - Сделаем. Завтра очередные выплаты и они не пойдут. Будем развивать заводы.
  - И сельское хозяйство. А то что это такое, земель много, а продовольствие заку-паем за границей!
  - Ну кое-кто тратит неразумно.
  - Так меняйте! Выгоняйте из партии за развал и ставьте нового! Но со старого все протраченное взыщите! И хорошо бы в ...
  - Двухкратном размере. Негде ему десятикратный набрать.
  - Пусть идёт в колхоз агрономом, зоотехником, что-то же он умеет?
  - Двухкратный. Уже много. Так что придётся поработать.
  - И учёт. Не как сейчас. Каждая деталь по всем точкам техпроцесса. Нет. Вот на завод вошло, вот с завода вышло. Всё. Это ж бумаги тонны высвободятся! Газет-журналов-книг сколько напечатать можно!
  - Кстати о книгах. Главлит на вас жалуется! Книги не прошедшие его проверку у вас печатаются!
  - Так у нас! А не в стране!
  - Ага. Как бы не так! Ваши книги подпольно возят к нам. У вас она стоит два два-дцать, а тут уже под пятьдесят!
  - Значит интересно народу. Значит надо добро давать, а не изыскивать там всякие изыски. Мы отсылает в Главлит все книги выпускающиеся у нас. И что? Народу будет неинтересно читать про мифических орков. Книга не выпускается, а потом покупается у нас и продаётся по пятьдесят рублей! Это ль не показатель? В Главлите что? Только партийные пенсионеры сидят? Так возьмите десять студентов и дайте им книгу на неде-лю. С написанием рецензии. Так её прочитает за это время человек сто! Вот и интерес! Или вот. В вашем произведении имеется чёрный властелин. Вы на кого намекаете? На чёрного властелина! Больше ни на кого!
  - Подумаем насчёт студентов.
  - И молодых рабочих. Больше прочтут, меньше водки выпьют, меньше драк и безобразий всяких! А вот в предисловии написать, что "силы добра борются с чёрным властелином, в котором представлены все плохие стороны нацизма и капитализма". И всё! Сразу ясно, кто такой чёрный властелин.
  - Хм. Вот что. По две присылайте лично мне. Посмотрю.
  - И платить писателю надо не за изданное, а за проданное. Тогда не будет книг "Некоторые особенности зимней спячки у белых медведей". Попалась мне как-то такая книжица. Триста страниц. Первая фраза "Учитывая что белые медведи не впадают в спячку...", дальше я и читать не стала. И ведь издана. Тираж сто тысяч. Как вы думаете, продадут их? А другую выпустили сто тысяч, размели моментом, можно бы переиздать, да побольше, а бумаги нет. Так что за проданные, а не изданные. И пробный выпуск де-сять тысяч. А в магазинах заявку можно оставить. Пусть магазины шлют те заявки. Набралось пять тысяч, издали пятьдесят. Ещё набралось, ещё издали. А песни? Тоже слушают кто? А возьмите те песни, да один раз проиграйте их в каком-нибудь большом зале. И билет на них не по рублю, а по пять! И все должны будут заполнить листок. Ка-кая понравилась, а кая нет.
  - Ладно. Подумаем над тем. Так же и фильмы наверное можно... и билет по три рубля. Один показ. Мгм. И тоже листок. Что понравилось, что нет. На эти концерты народ будет ломиться, да и в кинотеатры... Так что насчёт станции?
  - Полёт космонавтов показали?
  - Да! - А вот тут вмешались ракетчики. - Как пилоты кувыркались там в невесо-мости! Хорошо бы ещё два полёта, а потом и станцию. Через месяц. Тоже с невесомо-стью. Потом запустим там псевдогравитацию. После Нового года. И с защитой. Там и правда большая радиоактивность.
  - Защита будет нарастать. Там встроены модули, они развиваются, защита и нарастает. К Новому году можно наверное будет и на месяц экипаж послать. А полёты. Корабль ваш. Когда хотите, тогда и летайте. Там же четыре места, насколько я помню. Пару дней запросто можно провисеть на орбите.
  - От нас требуют поделиться технологиями. Другие страны тожехотят в космос.
  - Вот представьте себе. Идёт русский богатырь, а к нему подбегает европеец, весь такой хлипкий, со шпажонкой, и говорит: "Отдай мне технологию! А не то я проткну тебя шпагой тут!" - И ставит на его доспехе крестик напротив сердца. А богатырь наш ничего не говорит, а обсыпал его мелом и достал палицу.
  Хрущов захмыкал отвернувшись, а ракетчики вдруг сказали: "Фигу им!"
  На том и расстались с ними, а меня попросили задержаться.
  - Кира Александровна. У вас же есть такая техника, что тоннели роет и сразу укрепляет. А для метростроя её применить можно? И если можно, то два комплекта. Один в Москву, а один в Ленинград. - Увидев мой нахмуренный взгляд, уточнил. - По оплате договоримся я думаю.
  - Адрес института, который разрабатывает оборудование и полный допуск для моего человека. Данные же нужны, размеры, нагрузки и прочие.
  А во теперь точно всё. Ушла. Домой. Надоело всё. Отдохнуть хочется.
  - Любочка! Ау!
  - Да Кира Александровна!
  - Хорошо бы сама, но если занята, то кого-нибудь дай дня на три. Отдохнуть хо-чется. Покупаться, шашлычка поесть, песни попеть.
  - А забирайте первый экипаж. Вас и будет двое на двое. Два мальч...
  - Отпускаешь?
  - Как бы не так. Они только вам подчиняются. Так что забирайте. Заодно, если хо-тите, озерцо проверьте. Километров двести от последней точки. В озере отклик.
  В озере? А что? Там металлы все внутри камня. Не поржавеют. Мог лекарь там спрятать своё оборудование? Мог.
  - Экипаж борта один. Лететь... - я указала куда. Сама же на метёлочке доберусь. Спокойнее мне на ней, да и быстрее.
  
  У озера были одновременно. А вот дальше я экипаж удивила.
  - Значит так. вы взяты ной для выполнения задания особой сложности. Отдохнуть меня. Так что шашлык, печёная картошка и всё такое на вас. Ну и жильё. А я купаться. Заодно на фронт работ гляну.
  Всё. Вроде отдых, причём тут фронт работ? И что за работы?
  Начнём. Скан. Есть. А не плохо так. Глубина метров пять воды и метра два песка. Попытаться взять? Ага. Счаз... Не получится, вода исчезнет тут, меня понесёт течени-ем, я вплыву в мешок, мешок развернётся обратно... Микрошторм получится. Нужен плот. И верёвкой к берегу привязать.
  Пока рекогносцировку делала и мангальчик готов, и дров принесли. Что-то даже варят.
  - Ребят. Мне нужен плот. Метра три на три. И прикрепить к берегу, что б течением не унесло на середину. Метрах в двадцати от берега.
  - Срочно?
  - Можно и завтра.
  А какими глазками тут кто-то смотрит на капитана! А капитан делает вид что не видит. Но сам тоже зырк-зырк. И улыбается, Дово-о-ольный! Ла-а-адно.
  Забираем штурмана и идём разбираться. Объясняю. Где лежит то, что я хочу достать.
  - А зачем плот? Тут втыкаем в дно дерево и с него, как с пьедестала достаём. Бревно сейчас сделаем!
  Не поняла, но сейчас поглядим. Вот и сосна пропала в лесу. Ага. Он всю сосну взял в хранилище? Зачем? Вынул и взял только вершину, а теперь куски брал. Заточил как карандаш. И пошёл по дну. Сосна над водой торчит, вот пошла вверх и резко вниз. Метра два воткнул. Силён! Из воды торчит пенёк сантиметров двадцать. Ну что. Поплы-ли. Вот и всплыл штурман. Похвалила. Молодец он. Влезаем и берём в хранилище всё. Озеро, дно, лежащее на дне. Хорошо так уровень просел. А теперь на берег. Вынимаем. Хорошо на холмике стояли. Прям у ног вода появилась и побежала обратно в озеро. Вместе с половиной песка и рыбой. А нет. Рыба не вся. Молодец штурман. Набрал рыб-ки. А теперь с водой повторим. И ещё раз, и ещё. Ну вот и наши сокровища.
  - Кира Александровна. Что это?
  - Связной комплекс, лечебная капсула, ремонтный модуль, мобильный принтер, малый борщик, только без внешних модулей, и три промышленных хранилища.
  А где питающий? Ни маносборщика, ни аккумуляторов. Сам питал? Силён усоп-ший. Хотя да. Учитывая усыпальницу. И умный. А вот и остальной экипаж. И что так на меня смотрим? Питаем ремонтника. Пошёл, есть. Самодиагностика. Питаем принтер, как и думала аккумуляторы подкисли. Сейчас свяжется с принтером, перезарядит всё. Сборщик. Что там у нас? Всего три модуля осталось? Даю команду принтеру. После ре-монта заняться обслуживанием сборщика. А ремонтнику осмотр лечебного. Цел? Мину тридцать на всё как минимум.
  - Так! И что такими широко распахнутыми глазками смотрим? Шашлык готов?
  Ага. Капитан испарился. Ну идём к шашлыку. Да что ж они на меня так смотрят? Прям как на икону. А вот и второй шампур. Этот не подгорел как первый.
  - Кира Александровна. А что вы сделали?
  - Сейчас ремонтник починится и прилетит сюда. Я его подзаряжу и он займется сканированием принтера, потом ещё разок и он займётся капсулой.
  - Принтер! Сделать три дополнительных аккумулятора. Я их заряжу и отдохну. Заряжаться будете от них.
  - Принято.
  А теперь ночь у костра. Далёкие звёзды. Тихо звучащая музыка... Музыка? Отку-да? Узел связи? Музыка из него? Так. Но я же его не заряжала. Проверка. Так. Заряжен. Почему и как?
  - Ученик. Анализ. Как узел связи оказался заряжен?
  - В нём смонтирован свой маносборщик. Ого! Да он вообще основательно перепа-хан.
  - Нормально он может работать?
  - И нормально и ненормально. Он и как приёмник может работать.
  - Но зачем лекарю понадобился приёмник? Они же не пользуются радиодиапазо-ном!
  - Может что бы их разговоры не фиксировались?
  - Тогда где же второй такой же узел связи?
  - Судя по радиодиапазону в радиусе километров пятидесяти. Дальше не сможет. Попробуй сделать вот так.
  И я приложила руку как посоветовал ученик, а потом нажала на точку. Ученик, научившийся давно слушать радиодиапазон работал как локатор. Он и определил, что ответ пришёл. После чего вызов замолчал. Там не сняли трубку. И дальность неболь-шая. Вперёд! Я рванула на метёлочке в ту сторону, и чередуя вызовы, Ученик смог их сдублировать подлетела к скале. Вызов шёл из выемки Но там ничего не было! Скан! Дверь. Замаскированная дверь. Вскрыть? И как? Нетерпение глодало меня как леопард лань. Жадно и причмокивая. К дьяволу! А не толстая дверь оказалась. Из-за того что она на высоте метров двух и видно что там просто углубление её никто и не нашёл. Лестни-ца. Зал. Скан. Семь выходов! Один вверх, один дальше, остальные вниз. Вверх. Хм. И что тут было? Сгнило всё. Судя по всему спальня? Не важно. Дальше. Гараж? А чем ещё может быть здоровая пустая комната со здоровенными воротами ведущими наружу. Тогда вниз. А вот это похоже основное гнездо нашего лекаря. Первая дверь. Не закрыта, но не открывается, А дёрнуть? Опять сломала. Комната для кого-то. Сгнившее всё. Три мумии женщин в комнатах. Они не могли выйти. Двери была заперты снаружи. Одежду и украшения я трогать не стала. Да ну их. Тут золота-то грамм сто всего. Пусть археологи их ощупывают. Им почести и радость, а мне этого не надо. Здесь судя по всему столо-вая была. Закопчённый очаг, наверное раньше это было ковром. Или коврами. Дальше. Два хода сюда. Тут какие-то склады. Это всё ерунда. А прохода отсюда нет никуда. Сно-ва вверх-вниз. А вот тут была лаборатория! И маноприёмники, и аккумуляторы, и аппа-ратов всяких куча. И всё в прекрасном состоянии. Три ремонтника. Один обычный и два лабораторных. Принтер! Малый принтер! Как же ты его сюда-то допёр? Ворота. Ещё га-раж. Ого! Какая дура! Это что? Грузовик? Да сюда же взвод можно впихнуть, нет, пол-взвода. Это мне показалось. И какие-то кубы.
  - Есть кто тут? Бортовой вычислитель набор букв-цифр.
  - Стоп. Почему бортовой?
  - Потому что снят с обломков грузового корабля и установлен здесь.
  - Задача?
  - Следить за порядком и вести журнал, фиксируя все идеи и наблюдения.
  - Как давно тебя покинули?
  - Одиннадцать тысяч восемьсот...
  - Достаточно.
  - Куда делся хозяин всего этого?
  - Умер. Тело забрали из зала приёмов и похоронили.
  - А что не разграбили остальное?
  - Я не дал.
  - Идея такова. Заберу тебя отсюда и поставлю в другое место. Ты как?
  - Мне всё равно.
  Ия начала сбор оборудования. Я забрала всё. Все датчики, все механизмы. Здесь остались только три мумии. Иллюзия. Ученик помог сделать иллюзию на вход. Месяц продержится. А теперь сюда археологов.
  - Уже отправил. Сегодня выезжают. Послезавтра здесь. Входы в запретные злы заделаны. Найдут - вскроют, не найдут, их проблемы.
  Я вернулась утром. Экипаж не сказал ничего. Я искупалась и легла спать. Так прошло два дня. Ох! Я ж там, в пещере одну дверь сломала! Комната, такая же как и у девушек. А, ладно. Сегодня приедут археологи! Точнее на подъезде. А вот и они. В первую машину. И вперёд. Три знакомых мне дедушки и два молодых человека. Ну вот и пещера. Убираю иллюзию. Двери открыты, дедушки устремились внутрь, а я что-то так устала. Села на подножку машины и вдруг заплакала. Как же было плохо девушкам. Во-круг богатство, а ни еды ни воды. Так и умерли от жажды. О. Ленка тут. Воды мне при-несла. Поблагодарив пошла в корабль. Попросив, как экипаж освободится лететь домой. Так на сиденье и заснула.
  * * *
  - Ребята! Вы поняли! Это же тут! - Ребята переглянулись. - Вы же видели, в трёх комнатах мумии, а в четвёртой выломана дверь. - Снова переглядки. - Она была в той четвёртой комнате. И бежала отсюда. Потому и прилетели сюда! И пещеру она когда пошла искать? Ночью! И вернулась только утром. Помните какая усталая, а сегодня, ко-гда вы ушли, то она плакала! Ну-ка припомните, когда она плакала?
  - Обычно от неё плакали.
  - Я так е плакала, когда вернулась в деревню к бабушке, где не была лет десять, а бабушка умерла пару лет назад. Вот так же сидела на крыльце и плакала. Они же умерли?
  - У них не было ни еды ни питья. А двери закрыты снаружи. И что же она их не освободила?
  - Ну мы не знаем в каких они были отношениях и самое главное, когда это про-изошло. Может она не знала что их кинули!
  Да что ж они всё переглядываются-то? Вот прям ... ну не знаю!
  - Может у неё спросить?
  - Ага. Так она тебе всё расскажет. А в поле том? Ну никаких признаков базы, а она, в сентябре прилетим. Вот откуда она знает про те базы?
  - Да-а-а. Значит отсюда... Тогда многое становится понятным. Полезть на дно и достать оттуда утопленное оборудование. Это ж надо знать! Озеро и озеро. И сколько песка на том оборудовании было! Не думаю, что в каждом озере такой клад. И ведь обо-рудование на берегу стояло и что-то делало. Не убирала. А перед приездом вдруг убра-ла. Ой не зря она сюда нас притащила! Отдыхать. Так отдыхают?
  * * *
  - И знаете что я вам голубчик скажу. Да, нетипичные украшения. И да видели. И знаете где? Год назад. Странное захоронение. Один в один украшения. Только эти более женственны. И ведь что странно. То захоронение в странном месте нам преподнесла Ки-ра Александровна. А это? Возле дороги, пусть мало, но ездят и за двенадцать тыс...
  - Проверить надо. Может всего восемь тысяч.
  - Хорошо, Никто за восемь тысяч лет не нашёл? А пришла Кира Александровна, которая сюда на три дня отдохнуть приехала и опа! Нашла! И в одной комнате выломана дверь, и про неё говорят что ей двенадцать тысяч лет.
  - Ну не выглядит она на двенадцать тысяч лет!
  - Она и на свои пятьдесят по паспорту не выглядит. Максимум на двадцать пять.
  - Не живут столько люди!
  - А откуда вы знаете? Всех людей проверяли? И потом. Естественно я не буду утверждать такого нигде. Но вам предлагаю подумать. Просто подумать. Странно всё это. Что она нам ещё м-м-м... найдёт?
  * * *
   Первым делом к Надии. Ждёт небось старушка, ночами не спит, волнуется где я, хорошо ли спала, не ломит ли с утра спину... Хотя о чём я? Она оказывается вчера при-ехала от своего Бабай-ага. Прям летает. И на заводе всё отлично у него. Ему в очеред-ной раз предложили стать его директором, а он в очередной раз отказался. Занят своим новым производством. УАЗики теперь основной завод делает, уже весь завод накрыт нашими модулям. Так что теперь там полный контроль. Брака точно нет, а шины для них теперь делает Свердловский шинный. И вся его продукция идёт им. Ну кроме тех, что идёт в продажу. У него теперь "буханки"-скорые делать начали. Причём как армейцам, так и гражданские. Так у него на заводе одних артефакторов в смену аж двадцать чело-век трудится. Кто-то корпус усиливает для военных, кто-то автового ставит, кто-то ме-доборудованием занимается. Теперь половину вызовов лечат не отвозя больного нику-да. Грузят на носилки в машине. Это обязательно. И там уже сразу или лечат или выда-ёт рекомендации, что с ним не так. Так говорят даже больнички сельские теперь на об-следование в "Скорую" тащат, а не своим оборудованием смотрят. Так будто бы диа-гноз лучше ставить. Надо попробовать Бабай-ага сделать диагностический кабинет. А что. Оборудование то же, а места для врача больше.
  Первым делом Надии задала вопрос. Есть у неё закрытое помещение и люди, ко-торых можно туда засунуть? Увидев её лицо поняла, спросила что-то не то. Придётся разъяснить.
  - Понимаешь. Пока я тут отдыхала, то нашла немного оборудования. Часть была в озере утоплена, а часть... скажем так, в замаскированном помещении. Из мира корабля всё. Занимался всем этим человек осуждённый за жестокое обращение с разумными, выселенный в закрытую лабораторию военными, которым были интересны его резуль-таты. Им, и ещё одним прид... учёным были созданы йети. Так вот. Управлял всем бор-товой вычислитель, снятый с разбившегося грузового корабля. У него результаты всех экспериментов, он вёл записи. И всё оборудование. Включая грузовик.
  Вот тут Надия включилась.
  - Какой грузовик? Ну-ка идём.
  Да-а-а... Я подозревала, что у Надии есть секретные помещения, но такого... У неё целый подземный гор... посёлок. Сколько же тут помещений!
  - Ну надо было где-то отрабатывать работу землероек для строительства подзе-мелий.
  Вот в одном из залов я всё из распаковала. Она охре... впала в ступор.
  - Это что?
  - Я же тебе расск...
  - Вопрос был риторическим. Молчи. Дай приду в себя.
  - Кстати тот артефакт, что внедрял новую личность. Он был сделан на этом обо-рудовании.
  А вот тут на меня посмотрели так...
  - Ты уверена?
  - Да. И ту нагрудную иконку тоже здесь.
  Так, судя по задумчивому лицу подбирается список тех, кто этим всем займётся.
  - Можно отсюда грузовик забрать?
  - Конечно, на нём всё перевозилось и всё.
  Судя по тому что грузовик исчез, а меня не слышали, то хватило бы и "Конечно". Дальше не слушали. Всё. Пора линять. А то забудут тут, а вылезать отсюда будет сложно.
  Наверху собрались по-моему все.
  - Так. Новая загадка загаданная нам дорогой Кирой Александровной. На улицу.
  Там и был выставлен грузовик. Как дети малые, кто-то уже в кузове, кто-то снизу, кто-то в кабине. Облепили как дети новую игрушку.
  Не все. Восемь человек приблизились к ней и ушли. Ну эти получат игрушку не хуже. Теперь-то большой Хаунебе точно будет не только иллюзией! И бортовой вычис-литель. А ведь на наших корабликах их нет. Только стрелковый. А это значит, что он имеет и ... как бы это сказать, запись куда путешествовал. И систему навигации! И... и... хорош мечтать. Выпотрошат, тогда и узнаем. Похоже это действительно клад ещё тот. Вот уж точно неожиданная находка. И лечебная капсула. Надо выяснить как работает. И с Машенькой поделится. Ей это будет полезно. Может что новенькое узнает.
  - Кира Александровна. Срочный вызов. Как раз о лечении. Авария. Несколько очень высокопоставленных товарищей ехали быстро, а тормозили в дерево. Пять по-вреждённых. Звонка пока не было, но думаю будет. Только что передала магичка, ответ-ственная за тот район.
  Закончился доклад уже в воздухе.
  - Так. Магесса. Машины "скорой помощи" туда. Для всех. Будем лечить. Мини-стры?
  - Выше. Гораздо выше. Муж, жена, ребёнок, водитель и охранник. Они пострадали меньше, но машину зажало. Машина не наша. Никто их пока не нашёл. Водитель ещё жив. У охранника множественные переломы.
  - Время прибытия машин?
  - Девять часов. Быстрее не получится.
  Мне что? Придётся их одной вытаскивать? Дьявол им в печёнку! Из-за чего хоть произошло?
  - Даме надо было срочно новое платье, а ребёнок и муж должны были его помочь отделать до того, что б оно выглядело божественно!
  - Дама у нас была?
  - Нет. Так вот дама всё время кричала "быстрее"! "Быстрее"! Вот и не успела в гости к подруге. Так. Прибыли ГАИ. Попытались вызвать подмогу. Что делать не пред-ставляют. Машина всмятку. Номера приметные, но кто внутри не знают.
  Я рухнула на них как гром средь ясного неба. Все резко отшатнулись. Хорошо машина не загорелась. Так. Что у нас? Водитель. Близок к смерти, извлекаем первым.
  - Предлагаю забрать машину. Так все сразу окажутся снаружи. Машина металл. В стороне развернёте.
  - Все разошлись. Пять минут никто не подходит!
  Так. Берём... Есть! Развора-а-ачиваем... есть. А теперь к телам.
  - Все к пассажирам. Я начинаю предварительное лечение.
  И понеслось. Водитель, кровотечение, закрыла, второе, закрыла, третье! Господи, да сколько же их у него! Шесть. Теперь вода. Отправила одного из милиционеров поить водителя маленькими лотками. Охранник. Два кровотечения, переломы... поправила. Второй поилец пристроен. Теперь дорогие родители. Мальчик вообще почти не постра-дал. Будет местным работа. Жена первой. Иначе криков не оберёшься. Кровотечение, у неё-то откуда? Так у неё ещё и язва! Вот от удара и порвалось. Лечение, половину лече-ния провела. Дальше медики. Муж. Ну тут ушиб с гематомой головного мозга. Медики. Пусть диагностируют. Вот и прибыли. Все в крови, две машины "скорой" Сразу пасса-жирами занялись. Тогда водитель. Повреждения... есть. Залечила, но в Купель его на пару часов надо. Охранник. Повреждения, как поломанные кости его порезали...
  - Они не жильцы. С такими ранами не живут. Оставьте их!
  Вот только совет медика мне не нужен! Откинула руку с плеча. Так. Вроде жизнь на неделю ему обеспечила. Снова жена. Так. К нам её надо. Полгода точно проживёт. Ребёнок... отлично. Молодцы медики. Куда! А ну-ка положили! Так. Гематома. Убираем кровь из мозга, как... как я прохожу сквозь преграды. Пробуем на другом, пробуем-м-м, есть. Ого! Полстакана крови точно вышло, сгустки какие-то, так. лечим, и здесь, и тут. Всё? А нет, синяки... и трещина в кости... к нам бы его. На месяцок. Усталость у него бешенная. И с женой в разные санатории, иначе умрёт. Она его задушит в объятиях или утопит в своей любви. Нет. В разные. А что там ГАИшники у машины столпились? Ладно. Потом. Так. Всё. Исчерпалась. Надо час отдохнуть.
  - Так. Пострадавших в больницу. Меня в ресторан. Ближайший. Машину... - Заме-тила людей у неё. - Это кто? Из соответствующей службы? Пусть забирают. Мне к му-жу... Итак. Вы здорово пострадали при аварии. Я вас немного подлечила. Водитель и охранник пострадали очень серьёзно. Их заберут мои люди. Иначе они не выживут. Вам мой совет. Жену к нам, срочно в ДДД. Это на два месяца. Первого заезд как раз. Курс два месяца. Как хотите, но нужно. Она тоже серьёзно пострадала, я её тоже подлечила, но тем не менее лучше к нам. - А на лица жены торжествующая улыбка. Видать муж не соглашался. - Теперь по вам. Вот медики подтвердят, гематома мозга, ещё куча про-блем. Тоже к нам. Но на лечение. Тут к сожалению без жены. Она отдельно находится будет. Встречи две-три может и будет, но не более. И лечение. Отсрочка не более меся-ца. Потом смерть прервёт ваши планы.
  - Ребят. Кто меня в ресторан отвезёт?
  * * *
  - Ох! Ну я вам скажу да-а-а! Вызов, срочный, кто-то там из высоких, летим, прие-хали, а там куча народу. Полковники, майоры. Машина... Вы бумажку смятую видели? Так же! Они же дерево обняли целиком! Мотор в кабине весь! Как их оттуда извлекали, не представляю! Водитель весь в крови, костюм порван весь, пассажир переломанный. Ноги точно выгнуты не там и не туда, руки, грудная клетка. И эта тут. Вся в крови. Я ей сразу сказал. Час-два и всё, а она так плечом дёрнула, мол не мешай. И продолжила. Ребёнок отдельно. Ну мы к нему, не сильно пострадал. Женщина. Похоже внутри что-то порвалось, кровь изо рта. И вид, ну краше в гроб кладут. И мужчина. Похоже гематома мозга. Тут эта, вся в крови, освободилась. К женщине, потом к мужчине, руки на лоб по-ложила... и вдруг из под рук кровь. Вся в сгустках. Она его гематому наружу вывела! Как, даже не спрашивайте, не знаю! Потом ещё над ними руками поводила, иногда за-держиваясь тут, там. А потом и говорит, везите. Потом ещё что-то пострадавшему сказа-ла, так женщина от тех слов прям расцвела. Привезли. Думал, довезём-нет. Довезли! И что дали результаты обследования? Мало того что повреждений нет. У них половины болезней нет! Я потом ребят из ГАИ порасспросил, они говорят, что эта женщина с неба упала. Да-да! С неба! А машину они рассмотрели. Там живых на передних сиденьях во-обще остаться не должно было. Да и сзади тоже побиться должны были. Так вот. Один из них метнулся домой. Он рядом живёт и жену с кастрюлями притащил, покормить, та холодной слопала всю еду, что жена на неделю варила. А потом пообещала что дома у них домового поселят.
  - Это который сим-сим?
  - Да. И за еду заплатила как в ресторане, так что жене той денег на два месяца на продукты хватит.
  - А пострадавшие что? На следующий день выписали. Там всё жена теребила му-жа, что надо рекомендации выполнять. А времени чуть-чуть. Что за рекомендации не знаю, и почему времени чуть-чуть тоже. Ей ещё лет десять точно прожить можно! Да и ему. Уставший очень. У нас в больнице заснул, так жена его только через восемнадцать часов разбудить смогла.
  - А та, которая в крови была, она что?
  - А ничего. Как жена поесть привезла, та уже чистенькая, только уставшая, а по-том и машины пришли. Говорят ребята таких и не видели, большие, просторные, погру-зили двоих и уехали, а у окровавленной вдруг откуда-то машина появилась, так она на ней улетела.
  - Что? Так быстро уехала? При такой усталости?
  - Нет. Улетела в смысле улетела по небу. Как самолёт.
  * * *
  Привезли бедолаг. Оба без сознания. Опять я лекарь! Да за что мне это всё-о-о! Как же надоело всех лечить. И тяжело. Ох как тяжело тратить всю ману! Прям как будто из тебя все соки вытянули! Но хоть подлечила всех. И кровь из головы этого... фу... прям по рукам! Я руки потом час отмыть пыталась. Хорошо воды из озера того набра-лось. А потом милиционер жену привёз. С борщом. Густым... ароматным... какой разо-гревать! Так слопала, кастрюлька правда небольшая, а потом картошечку, да с мясом, да с подливочко-о-ой! А тут и чай вскипел, ну я чайку и выпила, с двумя бутербродика-ми. Булку вдоль разрезала, на неё сальца... м-м-м... вкуснотища! У меня была с собой пачка трёшек, я им её и отдала. Ей же снова надо готовить. Я у них еды съела на пару дней точно. А потом ребята приехали. Ну а я машинку свою извлекла и домой. Спать. Пока приедут высплюсь.
  А потом ребятами занялась. Машенька сразу сказала. Сегодня приведёт в себя и кормить. Кормить три дня. А потом два дня лечения. Здесь и за рубежом всё в порядке. Пока металлоискатель проходит испытания на одном их Хаунебе. Ну что. До трёхсот метров чует лодки. Надия уже скопировала набор значков, ребята переделали и готовят четыре артефакта. Будет у них "Морской Дозор". Надия правда сказала, что один из её хлопчиков имеет какие-то мысли, но что из этого получится, ясно будет только в июне. И да. Она просит моего согласия на создание у них лагеря. Есть ребятишки умненькие. Всё будет как везде, но развиваться будут на учёных. Двенадцать часов на всё осталь-ное, а четыре на лабораторию. Ну и два часа на поесть-отдохнуть.
  А что. Это мысль. Так же можно и в магазины подмену организовать, на деревян-ный завод. Да и на всё. На любое предприятие. Надо сообщить об этом Любочке. Хотя... они же все на сборке ягод. Уже сейчас начались походы за листиками-почками, да и яго-ды пошли. Но сообщить Любочке надо. Пусть провентилирует вопрос. И сборщики... Пусть сим-сим усилят им зарядку. Ноги они хорошо качают, а тело и руки?
  
  Как оказалось я зря лечила охранника и водителя! Начальству медики доложили, что их раны не совместимы с жизнью, так оно их и вычеркнуло. Так что он и безработные и мёртвые, ну во всяком случае не живые. Хотя их бывший хозяин и приехал-тки лечить-ся, но он ничего сделать не мог. Ему их придавали. И не более того. Единственное что меня удивило, что он приехал с сыном. Но тут последовало объяснение, что жена гото-вится к посещению Дома и ей не до этого. И хотя ничего не надо с собой брать, но надо ж всем рассказать, как они попали в аварию из-за придурка водителя. Их лечила сама вер-ховная. Она же прописала им лечение. Хорошо муж смог-таки выбить место, раньше он не хотел, но против верховной не возразил. Она конечно сомневается, но надо ехать... Надо! Главное что б не опоздала.
  А приезжий какой-то... неторопливый. Он же вверху. Как же он принимает реше-ния? Может у нас потому так медленно и принимаются все, что наверху много таких... неторопливых? Это ж беда! После первого обследования Машенькой задала вопрос, можно ли как-то ускорить его... И оказалось он такой потому, что вначале надо выяс-нить. Не помешает ли, не пойдёт поперёк решений, не навредит ли. А польза для наро-да... она вторична. На первом месте польза для себя и других! Даже какое-то робкое же-лание убить проклюнулось, но быстро сбежало. Смысл? Придёт такой-же! Ой-ёй-ёй! Это что ж? Везде так? Потому и мест для любовниц-племянниц столько? Что б решение по-дольше шло? Пока вопрос выше решается?
  А вот первое июня принесло мне и радость и... ещё что-то. Во-первых дели по-ехали в лагеря. Но кто куда. Кто-то в исследовательские, кто-то в торговые, кто-то в сборочно-ягодные. Второе. Среди новоприехавших рабочих нашлись неплохие маги. И третье. Мы засекли корабль, совершивший посадку на землю! Откуда? Зачем? И что самое смешное. Он сел на земли Королевы Мод. То-есть туда, где у нас якобы база 221. Место нашли быстро. Такую дырку и не заметить? Но зачем? Зачем они прилетели? По-пыталась связаться с Доком. Нет связи. С кораблём. Нет связи. Ага! Открывается люк. Хаунебе! Вперёд! Живыми брать! Это что за аппарат такой? Бот-не бот. Какой-то стран-ный. Нет. Выглядит как бот. Но еле ползёт. Скорость километров двадцать. И корабль. Это какой-то огрызок. Все семь человек экипажа, но они всё время заняты должны быть. Тут же мало что есть Даже движок так себе. Среднего нет. Они что? На планетарном разгоняются и уходят в астрал? Да и корабль весь в заплатках. Прям со свалки какой-то.
  Что? Со свалки? Правда? Заговорили. Это их второй рейс. На планете, с которой они, нет ничего. Ни металлов, ни нефти-газа. Есть только леса. Да и то, так как на плане-те долгое время было много промышленности, то леса в основе ядовитые или людоеды. У них там ни жуков-бабочек, ни птичек-зверушек. Расчищают с жертвами лес, получают поле. На поле что-то сеют-сажают А потом охраняют, что б соседи не собрали всё. Нет. Есть царства. Там централизованная охрана. Даже связь есть. Им со свалки многое про-дать можно. Но берут только молодых и сильных. Старики не нужны. А тут наши не мо-лодые на свалке нашли корабль. Нет. Их и раньше находили, но этот даже летать мог. Вышли в космос. Нашли кучу обломков. Один скафандр был, нашли ещё два. Кучу кон-сервов. Отремонтировали как смогли. На корабле была карта. Вот этой базы. Прилете-ли. А здесь хранилища. Полные ресурсов. И принтер мобильный.
  Они не повезли ресурсы. Это ж сразу всё отнимут. Наделали кучу всяких устройств. Вроде как склад нашли. Маленький. На продовольствие поменяли. Прилете-ли наделать ещё мелочей. Точнее забрать наделанные. Ну-ну. Как часто у них склады находят? Последний тринадцать лет назад? А тут они. А потом второй склад? Взяли бы их и выбили из них правду. Отняли корабль, а самих убили. И прилетели бы нас завоё-вывать. Могли кучу народу положить. Так. Корабль в док. На ремонт. Этот Док а консер-вацию. Что там Германия насчёт возрождения базы 221 намекала? Сюда ремонтников. Двух. И приводим её в порядок. Принтеры отсюда заберём. А вообще многое заберём. Когда их ждут обратно? Через тридцать пять дней? А почему так долго? А потому что набрать скорость не могли, потому в астрал уходили на той скорости, что набрали, по-том снова набирали, а меж планетарными системами магнитных полей мало, потому набрать скорость трудно. Но зато здесь есть и ресурсы и продовольствие.
  Так. А живут они где? В бывшем научном центре? Потому и продовольствия не-много есть? В горах долина, там и сеют? Как чудесно.
  - Так. Ученик. Срочный ремонт корабля до нормального состояния. И ремонт этого Дока. Тут будет База 221. Землероек сюда. До берега тут недалеко. Оборудование забе-рём, оставим свет и открытие люк. Один ход к морю, другой к базе сбора ресурсов. Бу-дем строить базу как наши ВДВшники себе построили. Это сколько? Год строить?
  - Примерно.
  - Так. Разведчиков сюда. Поиск со сканированием. Почему мачок не сработал?
  - Поломался. У них вообще устройства связи не используются. Не с кем. Потому и не знали про беду такую.
  - А как же садились?
  - Корабль давал сигнал опознавания, база слышал и открывала, а они думали, что так и положено.
  - Ладно. Как починят, начинаем перевозить сюда базу ту. Туда защитников нужно. Что б не лез народ лишний. И всё. Абсолютно всё сюда. Может что-то починим, лишней информация не будет. Много их там?
  - Человек сто. И тоже снег. Так что поселим тут, они привычные.
  - Вопрос вот в чём. А зачем они нам? Что могут?
  Пришлось возвращаться к переселенцам. Война была более ста лет назад. Кто, за что, они не знают. Прилетели, сбили всё, что летало, поломали с орбиты всё, что пыхтело и улетели. Их государство? Пять с половиной планет. С половиной потому, что в их системе есть планета, на которой под куполами живут поселенцы. Они добывали ресурсы. Купола разбиты. В других системах по две обитаемых планеты. Схематично было нарисовано небо и на нём отмечены системы. Центральная система имела силь-ную защиту. Так что может и выжила. Вторая наверняка разбита, тоже развивающаяся. Лет на двести раньше, но развивающаяся. Ребятам задача. Посетить-посмотреть. Изда-лека. Обрадованные экипажи быстро на спичках разыграли, кто куда летит и испари-лись. В принципе кораблики имели неограниченную автономию, просто проблема с туа-летами и продуктами. Не умели они живое хранить. А выделения... это тоже немного жи-вое. Через день да. Неживое, но пахнет оно сразу.
  Связь не применяли дальнюю, дабы себя не выдать. Так что дней пять ждём. Орлы нашего космофлота притащили столько всего! Они пособирали кораблей штук сто, у всех выбиты двигатели. Для базы орбитальной годится, а вот для полётов нет. Так что сейчас принтеры делают двигательные модули. Будут они и корабли есть. Точнее будут!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"