Мизухара Кристина: другие произведения.

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Глава 31. Печень-чатни. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:

  Часть 2
  
  Рождество
  
  После этих слов девушка, только что налившая лужицу растительного масла в сковороду, опёрлась обеими руками о стол - её ноги сделались ватными и держали из ряда вон плохо.
  
  
  - Что-о-о? - протянула она.
  
  
  - В записке написала, что он сволочь, каких поискать, и еще много всяких плохих слов, но она всё равно не может без него жить, не видит смысла, - между тем продолжила женщина, - её нашли у неё в рюкзаке. После уроков Кира повесилась в колледже в мужском туалете на ремне от джинсов.
  
  
  - Ка-кой-кош-мар! - воскликнула Жаклин и прикрыла рукой рот от ужаса. От её эмоций Чемми слегка подпрыгнул на своей пятой точке и тихонечко заскулил. Но масло уже разогрелось, и девушке пришлось действовать. - И что потом? - попыталась перекричать она шкворчание в сковороде.
  
  
  - Ну а что потом. Похоронили. - Эшли принялась убирать со стола после чая.
  
  
  - А что Алекс?
  
  
  - Он тогда сильно разозлился. Он и сейчас на неё очень зол и до сих пор говорит, что она - дура. - Женщина включила воду и стала мыть чайные чашки. - Ну, в принципе, его можно понять - он ничего ей не должен. Они встречались как и все, и расстались так же. - Махнула рукой Эшли. - Он же не виноват, что... эта девочка либо была очень эгоистична, либо не умела проигрывать. А может , и ещё что-то, кто его знает, что там у неё на уме.
  
  
  - Мда-а-а... - Жаклин автоматически начала чистить яблоко. - Она не была беременной? - спросила уже "включившаяся" в ней доктор Рочестер.
  
  
  - Я точно не знаю - её родственники не оглашали результаты вскрытия - но, вроде бы, нет.
  
  
  - А когда это было?
  
  
  - Почти два года назад. Он тогда выпускался из школы, а Кира училась на втором курсе экономического колледжа - она была на два года старше Алекса. Девочка, вроде бы, планировала работать в гостиничном бизнесе вместе с родителями.- Эшли принялась споласкивать чашки.
  
  
  - Она не принимала наркотики?
  
  
  - Нет. Не знаю. Алекс ни разу ничего такого не говорил.
  
  
  - А он ходил на её похороны?
  
  
  - Да. Пошел. - Кивнула мачеха. - Но что он там делал и с кем разговаривал, не знаю - ни я, ни Алиса у него не спрашивали, ни сами туда не ходили.
  
  
  - А ты видела эту Кира при жизни? - Жаклин помешала печень на сковороде.
  
  
  - Конечно, видела. Давай, я почищу морковь, - подошла к ней освободившаяся Эшли. - Он с ней пару раз приезжал к нам в кафе на мотоцикле. Тогда у него еще был мотоцикл, это потом уже ему Кирк купил машину. А однажды я с ними встретилась в "Семи озёрах". Я водила Маркаса на карусели, и в это время там был какой-то рок-концерт, на него пришли Алекс с Кирой. Мы случайно столкнулись.
  
  
  - И что это была за девушка? Как она тебе? - Не унималась Жак.
  
  
  - Ну, внешне она была, конечно, красавицей. Что и говорить, смотрелись они с Александром очеь эффектно - королевская пара, да и только: оба высокие, светловолосые, стройные, спортивные такие, подтянутые. А по характеру я её не знала, а это наш... плейбой никогда ничего не рассказывает. Если это восточная кухня, то, наверное, морковку нужно не тереть, а крошить соломкой, так? - перебила саму себя женщина.
  
  
  - Да-да, конечно, соломкой, - откликнулась Жаклин.
  
  
  - Не знаю я, - потянулась в шкаф за еще одной разделочной доской Эшли, - но мне именно так всё показалось. Кстати, я тоже считаю, что как бы там ни было, но вешаться - это придурь какая-то. Но ты знаешь, что интересно, она очень нравилась Алисе. Да-да... они как-то нашли общий язык с этой Кира. Девчонка частенько бывала у них дома, общалась и с Дженни, и с Кирком даже, когда тот приезжал.
  - Всё это, конечно же, ужасно... - задумчиво протянула Жаклин, начиная крошить яблоки и добавлять в сковороду, - но для меня это ничего не меняет, - добавила она тихо, не делая попытки заглушить новую волну шкворчания фрукта на горячем масле виноградных косточек. - Всё равно, если он позовёт, я пойду к нему по битому стеклу и по раскаленным углям, а с ним - куда угодно, хоть на край света, хоть к черту, хоть на эшафот, мне без разницы, - проговорила девушка очень тихо, как будто обращаясь к самой себе. - А я понравлюсь Алисе, как ты думаешь? - обратилась она уже громче к мачехе. - Именно как девушка Александр. Высыпай сюда морковку, - скомандовала она, увидев, что её помощница уже управилась с шинковкой.
  
  
  Эшли немного скривилась с сожалением на лице.
  
  
  - Я думаю, что нет. - Она спустила рукой морковь с доски в сковороду. - Мне кажется, Алиса будет против. - И, увидев на лице падчерицы разочарование, развела руками. - Понимаешь, Алиса... как бы это тебе сказать, она, да простит Господь мне такую дерзость, не очень умна. Какой гарнир сделаем к печени? Наверное, рис лучше всего, да?
  
  
  - Да, рис подойдёт идеально.
  
  
  - Ну так вот. - Эшли наклонилась в стол за кастрюлей. - Алиса - моя подруга, я дружу с ней очень много лет и люблю её как сестру, у неё масса достоинств, но вот что касается ума, то... сколько мы с ней вместе работаем, столько мозгами думаю я. - Эшли поджигала газ под кастрюлей с водой. -С Кирой ей было, судя по всему, очень комфортно, они прекрасно общались, а вот с тобой... я думаю, с тобой Эл будет чувствовать себя скованно и может даже злиться от этого. - Эшли стояла и вытирала руки полотенцем.
  
  
  - Но ты же с ней сумела общаться.- Жаклин приготовилась чистить и резать лук, и плакать.
  
  
  - Я привыкла. Алиса щедрая: и в плане материального, и в плане внимания. - Хозяйка открыла шкафчик в поисках пакета с рисовой крупой. - Она добрая, отходчивая, незлопамятная, весёлая... такая живая вся, энергичная - ой, да что там говорить - у неё масса достоинств. Если ты сможешь всё это разглядеть и в общении упирать именно на эти её качества, то я думаю, вы подружитесь. Но это, опять же, благодаря тебе.
  
  
  - А вообще, это странно,- подумала вслух о своём Жак. - Насколько я знаю, матери часто считают, что ни одна, пусть самая идеальная подружка, не достойна её мальчика.- Она состроила грустную гримаску, но улыбнулась. - А уж тем более, такого как Алекс.
  
  
  - Ну!- воскликнула Эшли и вздёрнула подбородок вверх. - Это уж как полагается. Я уверена, что и Мона считает, что Марго не заслуживает её Итана. Но ты, главное, сама будь уверена, что ты его достойна, и всё. И через какое-то время в это поверит и Алиса. Именно такой совет я давала и своей дочери, когда она выходила замуж.
  
  
  - Но всё дело в том, что я тоже считаю, что я его недостойна, понимаешь? Ему ведь только восемнадцать, а он уже вон какой! А я! Я иногда чувствую себя рядом с ним какой-то... плебейкой... - девушка нахмурила брови, шмыгнув носом от лука, - простушкой какой-то. - Все ингредиенты были уже в сковороде, поэтому она просто стояла и помешивала своё блюдо, приготовившись добавлять приправы и мёд.
  
  
  - Господи, что ты такое говоришь, девочка моя! Ты - врач!! Это, во-первых.
  
  
  - Вот именно! Всё, чем я могу с ним сравняться, только благодаря тому, что я старше. У меня уже есть образование, работа, я самостоятельна и независима. Но ему только восемнадцать, и наверняка в моём возрасте он уйдёт гораздо дальше. - Она открыла деревянную притёртую крышку бочонка с мёдом и, зачерпнув вымытой ложкой оттуда содержимого на кончике, положила в сковороду и стала помешивать. - Мне нужна ложка муки. Можно?
  
  
  - Да-да, конечно... сейчас. - Эшли из крайнего шкафчика достала пакет с мукой. - Вот.
  
  
  - Спасибо, - кивнула головой Жаклин, не отрываясь от помешивания.
  
  
  - Может быть, и уйдёт. А может быть, и нет, - продолжила нить беседы женщина.
  
  
  - Я уже сейчас не чувствую разницу в возрасте в плане интеллекта. - Жаклин опять вымыла ложку под краном. - Я знаю его с августа и ещё ни разу не слышала от него какую-нибудь откровенную глупость или детскую наивность, недальновидность. Иногда он бывает ребячливым, но это всё мимикрия, которой пользуются даже дедушки и бабушки. Он взрослый, понимаешь?
  
  
  - Я знаю его с рождения и ни разу не слышала от него ничего такого уж глупого для его возраста или наивного. Он всегда был взрослым. - Эшли начала засыпать в кастрюлю с закипевшей водой рисовую крупу, помешивая ложкой. - Если он видел, что ничего умного сказать не может, то молчал. Да если и может... то тоже молчал. Наверное, поэтому я вообще мало от него что слышала - он был настоящим молчуном. Это с твоим появлением парень что-то... прямо разговорился. А раньше он был таким, вот как вчера здесь, на ужине - его не видно и не слышно, он сам по себе и сам с собой.
  
  
  - Ну, тогда, значит, очень правильно, что я его старше. Если бы мы встретились в равном возрасте, у меня бы вообще не было никаких шансов. Не представляю, чем бы я тогда смогла его зацепить.
  
  
  Эшли зажмурилась и скептически покачала головой, после чего закатила глаза. Видимо, позиция Жаклин взрывала ей мозг.
  
  
  - В тебе, девочка моя, есть одно очень редкое сочетание качеств. - Мачеха устало присела за стол, опёршись на него рукой. - И если он этого не разглядит, я обязательно ткну его в это носом, пусть даже не сомневается. - Она погрозила пальцем кому-то за окном на улице. - Ты не боишься быть женщиной. Некоторые боятся, косят под мужиков, чтобы их не посчитали дурами - какая всё это несусветная глупость, как будто среди мужчин мало откровенных тупиц.
  
  
  - Эщли, извини, я тебя перебью, мне нужно карри и еще кое-какие приправы, - спросила девушка.
  
  
  - Сейчас я тебе дам всё, что есть у Марго, а ты уж сама выбирай там, что тебе нужно.
  
  
  - Угу.
  
  
  - Я подохну от скуки в Мире, где женщины будут похожи на мужчин, а мужчины - на женщин. - Хозяйка вынула из стола узкий, глубокий нержавеющий поддон, в котором рядком, как книги на книжной полке, стояли пакетики и кулёчки с приправами, и поставила его перед падчерицей. - Ты мягкая, женственная, добрая и при этом далеко не дура - вот это, по-моему, действительно, по-настоящему круто. - Она замолчала, оглядывая свою падчерицу, которая в это время перебирала пакетики с приправами, выбрав измельченный имбирь, семена аниса, корицу, карри и гвоздику. - Не думаю, что наш оболтус это уже понял, но не сомневаюсь, что чисто своей чуйкой на людей, которая у него, безусловно, есть, точь-в-точь как у его деда, он тебя уже, что называется, прочувствовал, просчитал, поэтому так и вцепился мёртвой хваткой, и мне не постеснялся показать.
  
  Жаклин, полностью смущенная и застеснявшаяся, предпочла свернуть эту тему.
  
  
  - Эшли, ты подняла мою самооценку до небес. - Широко улыбалась Жак, пробуя подливу от печени. - Пожалуй, Алекс меня недостоин. А можно у тебя еще кое-что спросить? - Жаклин смотрела на мачеху даже как-то лукаво.
  
  
  - Спрашивай.
  
  
  - Вот ты сказала, что заметила, как я на него смотрела еще в кафе, так?
  
  
  - Так.
  
  
  - А что, это действительно было так заметно? Неужели я так быстро прокололась?
  
  
  - Хм-м... видишь ли, Жаклин, в чём тут дело, - Эшли опять принялась за матерчатые салфетки, - я знаю Александр практически со дня его рождения, он вырос у меня на глазах. У меня была масса возможностей наблюдать, как при виде его, а уж тем более, вот так как ты - впервые у девочек, ну или девушек распахиваются, загораются глазёнки, - женщина подняла ладони к лицу и возле глаз резко раскрыла кисти. - Ой, да сколько раз такое было. Опыт! У меня опыт в этом деле. Алиса несёт ответственность за своего мальчишку, ей не до того, а я могла себе позволить в своё удовольствие подмечать и замечать... ухмыляться и посмеиваться. - Эшли слегка ухмыльнулась.
  
  
  - А надо мной ты тоже... посмеивалась? - Жаклин достала два семени гвоздики и кинула их в сковороду.
  
  
  - Ты знаешь... да я, в общем-то, твоему случаю не придала особого значения. А что, собственно, такого уж произошло? - Мачеха развела руки в стороны. - Девушка приезжает в другой город, приходит на ужин, её знакомят с новыми людьми, потом разворачивают за плечи, и в следующую секунду перед её носом уже стоит такой... экземпляр. Конечно же, женщина, нормальная женщина, обязательно на это отреагирует. К тому же я была уверена, что как только ты уедешь назад, к себе, в Оксфорд, то тут же его забудешь. Вы с Чарльзом казались мне идеальной парой: оба умные, грамотные, серьёзные, сосредоточенные на работе, на карьере. Ну, подумаешь - понравился смазливый мальчишка, ну с кем не бывает.
  
  
  - Извини, Эшли, я тебя перебью, у Марго есть соевый соус?
  
  
  - Там... в дверце, - показала женщина рукой на холодильник.
  
  
  - Угу. Спасибо. Продолжай, пожалуйста. - Достав бутылочку с соусом, Жаклин принялась рассматривать её на предмет производителя, пытаясь сделать вывод по поводу качества продукта.
  
  
  - Ну, так вот... а потом ты позвонила, когда Александр заболел, и даже ничего не сказала о смерти свекрови, и я поняла, что история продолжается. Ну а уж после того, как он поехал вчера за тобой на вокзал, да ещё и плюс ко всему вот это вот его: "А кто повезёт Жаклин?", я уже почти была уверена, что между вами что-то есть. И даже не знала, кому мне больше удивляться: тебе или этому засранцу - уж больно не похоже это ни на одного из вас. От тебя я вообще не ожидала, что увлечёшься восемнадцатилетним мальчиком.
  
  
  - Это не увлечение, Эшли. - Жаклин очень уверенно отрицательно покачала головой. - Я никогда не поступлю так, как Кира, но как смогу жить без него, если он меня бросит, не могу себе представить даже отдалённо. Он для меня... всё. Я без него... - девушка даже не смогла договорить, не найдя слов.
  
  
  - Ну, тогда значит, постарайся сделать так, чтобы он мог сказать тоже самое про себя в отношении тебя. Хоть это будет и очень нелегко. Я тебе даже немного сочувствую - наш мальчик не прост, ох как не прост. Он рвётся к состоятельности, к бизнесу. Но и всё-таки, - Эшли задумчиво закусила уголок губы, - вместе с тем и завидую. - Она утвердительно закачала головой. - Да, завидую. Алекс... как бы это сказать... он лакомый кусочек и прекрасная партия в одном флаконе. Чаще бывает, что между этими двумя моментами нужно выбирать. Я тоже женщина, и у меня есть взрослая дочь, и я знаю, о чем говорю. Так что Александр... стоит только посмотреть, как он управляется с учёбой, как помогает Кирку, как вникает в бизнес. К тому же парнишка очень любит свою сестру - это важно. А с годами, да еще и рядом с такой как ты, он будет только лучше... ценнее, я в этом уверена. Удачи тебе, девочка.
  
  
  - Спасибо. Она мне определённо понадобится. - И поскольку на эту тему было сказано уже предостаточно, Жаклин решила её сменить. - А почему ты сказала, что дядюшки сейчас нет дома? А где же он?
  
  
  - Отправился на заседание общества садоводов. Когда он будет дома, то обязательно мне позвонит.
  
  
  - А-а-а... - обрадованно протянула девушка, выключая огонь под сковородой, - что-то припоминаю, да-да, он говорил мне!
  
  
  - Да. Он всё-таки решил привести в порядок усадьбу. Но если бы это решили сделать ты или я, мы бы с тобой зарылись в интернет и собрали бы там массу информации. А он нашел по знакомым это общество, вступил в него, заплатил взносы и теперь посещает его заседания раз в месяц. Правда, из трёх заседаний одно уже пропустил, да и ...
  
  
  И тут произошли сразу две вещи: зазвонил телефон Эшли где-то на холодильнике, и завыл домофон в прихожей.
  
  
  - Жаклин, встреть Александр, пожалуйста, - кивнула женщина подбородком на коридор и потянулась за телефоном.- Да, дочь, алло, слушаю тебя.
  
  
  Девушка двинулась в коридор. Чемми остался на кухне - в прихожую его не пустили местные запахи.
  
  
  - Да, - взяла она трубку домофона.
  
  
  Ей ответили после мимолётной заминки.
  
  
  - Я рад, что ты всё ещё здесь.
  
  
  Она сообразила мгновенно.
  
  
  - Входи быстрее, а то мне уже нужно бежать - кое-что случилось, - прибавила она изрядную порцию волнения и нетерпения в голос и нажала кнопку домофона.
  
  
  - Что? - рявкнул юноша на фоне пиликанья открывающейся подъездной двери.
  
  
  - Входи скорее, сейчас расскажу.
  
  
  Неизвестно, через сколько ступенек перепрыгивал молодой человек, но вошел он тотчас, как только она успела, чуть повозившись, открыть замок.
  
  
  - Что случилось? - буквально ворвался он. - Я тебя всё равно никуда не пущу - мы едем в горы.
  
  
  Жак самодовольно улыбалась.
  
  
  - Я пошутила.
  
  
  Александр замер, после чего медленно, очень медленно выдохнул и опустил плечи. Затем он наклонил голову и костяшкой согнутого указательного пальца почесал себе кончик носа.
  
  
  - Пошутила, значит, - посмотрел он на девушку, наморщив лоб.
  
  
  Та, ломая пальцы, несмело утвердительно кивнула.
  
  
  - Угу... пошутила.
  
  
  А в следующее мгновение уже была прижата спиной к стене позади себя. Алекс не надавливал, но, тем не менее, твёрдо взял её рукой за горло. Жаклин обеими ладонями схватила его за запястье и хотела отодрать от себя его кисть, но не смогла даже сдвинуть с места - у парня была волчья хватка.
  
  
  Из кухни слышался негромкий разговор Эшли по телефону.
  
  
  - Александр... Эшли, - прохрипела Жаклин.
  
  
  - Плевать,- он наклонился и поцеловал её в губы. - Твоё последнее желание.
  
  
  Она сглотнула и принялась думать.
  
  
  - Считаю до трёх, - ледяным тоном продолжил её "захватчик", - раз.
  
  
  - Видеть, как ты уплетаешь печень, которую только что приготовила для тебя Эшли.
  
  
  - Оу, вот оно как, - тут же убрал руку и сконфуженно отступил от неё юноша, - я не знал. Ну что же, желание женщины - закон.- Он с предвкушением улыбнулся и потоптался с ноги на ногу.
  
  
  - Да... пока желание мужчины - женщина, - подхватила Жаклин, - слышала, знаю.- Она сделала шаг к нему и, потянувшись на носочки, обвилась руками вокруг его шеи. - Но я опять пошутила.
  
  
  - Насчет печени? - обреченно опустил плечи Александр, видимо, смирившись.
  
  
  - Нет. Насчет последнего желания, - тихо, мягко промурлыкала Жаклин и лизнула его губки, а потом поцеловала.
  
  
  Александр "развил" было "тему", ворвавшись ей в рот языком, но они тут же отпрянули друг от друга, почувствовав рядом чьё-то присутствие.
  
  В проёме второго коридора в пижамке и носочках стоял заспанный, взъерошенный Маркас и таращился на тётю доктора, ту самую, которая привезла ему целый кулёк сладостей и мазала глазки, и Александра.
  
  
  - Маркас! - тут же ринулся к нему парень и, подхватив на руки, понёс в кухню. Жаклин последовала за ними.
  
  
  - Оу, кто у нас проснулся! - обрадовалась бабушка внуку. - А твоя мама только что звонила. Передавала тебе привет, Марик. - Она чмокнула внука в щечку, и Александр опустил мальчика на пол.
  
  Эшли ожидала от внука бурногй реакции на мамин звонок, но, видимо, ребёнок после неспокойной ночи и еще более шокирующего утра всё ещё был под впечатлением от увиденного в коридоре, поэтому, не дождавшись от него и слова, женщина посмотрела на молодых людей.
  
  - Звонила Марго: они долетели хорошо до этого... как его... Бриджтауна. Уже едут на своё место к отелю. Обещала, как расположится, еще раз позвонит. Ты купил лекарства? - вперилась она взглядом в вновь прибывшего.
  
  
  "А вот я даже не поинтересовалась этим", - подумала доктор Рочестер.
  
  
  - Да. Купил.
  
  
  - Выложи их на холодильник.
  
  
  - Спасибо тебе большое, Эшли, за всё. Я, наверное, поеду, - начала вдруг прощаться Жаклин, потому как Маркасу она помогла, про Марго узнала, с Эшли поговорила, с печенью Александр разберётся и без её помощи. - Пока доеду, и дядюшка доберётся. А если нет, так я что-нибудь ему приготовлю, пока он приедет.
  
  
  - Но ведь тебя же повезёт Александр?- мачеха посмотрела на падчерицу.
  
  
  - Нуу... в принципе, я могу и сама добраться.
  
  
  - Прямо даже будет интересно понаблюдать, как тебе удастся выйти из этой квартиры без него или выудить его отсюда до того, как он приговорит содержимое сковороды. Подожди, не начинай без меня - я должна это видеть. Пошли, Марик, я тебя быстренько умою.
  
  
  - Очень просто! - отозвался юноша, выкладывая упаковки с лекарствами на холодильник и не отрывая глаз от приготовленного блюда на плите. - Я возьму эту сковороду с собой!
  
  
  - Забирай! Это любимая сковорода Марго! - прокричала женщина уже из коридора.
  
  
  - Оу, я передумал, - в притворном ужасе округлил глаза гурман, скидывая с себя куртку и вешая её на спинку стула. - Марго насмотрится там на этих...местных жителей, приедет и за свою любимую сковороду мою печень вырвет, зажарит и съест.
  
  
  Жаклин, стоя возле холодильника и просматривая препараты, которые привёз молодой человек, прыснула со смеху.
  
  
  - Ты попутал. Это в Океании: Полинезии, Мелонезии живут бывшие каннибалы, а Марго полетела на Барбадос.
  
  
  - Ну значит, прилетит и скальп с меня снимет за железяку свою, делов-то! - Парень чмокнул свою девушку в щечку. - Я - в ванную, помыть руки.
  
  
  Вернулся он вместе с Эшли и Маркасом. Мальчик, окончательно проснувшись после умывания, немного освоился.
  
  
  - Доброе утро, - сказал он Жаклин и тут же стал усаживаться за стол.
  
  
  - Доброе утро, - с удовольствием ответила ему тётя доктор.
  
  
  - Маркас, ты будешь кашу? - спросила его бабушка.
  
  
  - Нет.
  
  
  - А что ты будешь?
  
  
  - Бекон с яичницей.
  
  
  - Молодец, - взлохматил ему волосы на голове Александр. - Мужик! - и тоже уселся за стол.
  
  
  - Яйца ему сейчас лучше не давать. - И Жаклин, глядя на ребёнка, сделала умоляющую физиономию. - Маркас, прости. - Она улыбнулась, ставя перед своим мужчиной тарелку, полную печени-чатни с двумя ложками риса.
  
  
  - Тогда он будет бекон с рисом. А потом чай,- резюмировала бабушка. - Жаклин, я так понимаю, шоколад ему тоже пока нельзя?
  
  
  - Да, пока лучше ему это не давать. Он пропьёт хотя бы дня три таблетки, снимет гистаминную нагрузку, тогда можно уже будет... понемногу...
  
  
  - У-у-у-у... - раздалось на всю кухню, и все обернулись на источник звука. Это Александр взял первый кусочек печени в рот. - М-м-м-м... - продолжил он развивать высказанную им мысль вглубь и вширь, демонстрируя полное владение материалом. - Если Эшли что-то делает, то она это делает! Очень вкусно! - воскликнул юноша, тыча вилкой в тарелку.
  
  
  - Это не я, - спокойно сказала Эшли и посмотрела на юношу как на безнадёжного, - это приготовила Жаклин.
  
  
  Александр на мгновение застыл, но в следующую секунду закричал еще громче.
  
  
  - Уууу... я знал! - он даже подскочил на стуле, подняв теперь вилку вверх как копьё. - Фак, я так и знал!
  
  
  - Александр! - опять воскликнули женщины в унисон.
  
  
  - Оу, Маркас, не слушай, Алекс шутит, - обратился большой мальчик к маленькому и опять взлохматил тому макушку. - Я так и знал, что ты бесподобно готовишь! Жаклин, ты просто обязана выйти за меня замуж, - подскочил он со стула и сжал свою девушку в объятьях так, что она тихо ойкнула. - Мы действительно созданы друг для друга. Я начинаю по-настоящему в это верить. - И он опять поцеловал её в губы, предусмотрительно закрыв от присутствующих собой, после чего шепнул на ушко: - А почему сразу не призналась?
  
  
  - А зачем? - так же тихо, но с хитрецой в глазах и голосе ответила девушка. - Вдруг бы ты стал хвалить только потому, что это приготовила я. - Она показала ему кончик языка.
  
  
  - Хитрюга, - сказал Александр и закусил нижнюю губу уже с похотью в глазах. Но тут же взял себя в руки - у него еще будет возможность...
  
  
  Тут у Эшли опять зазвонил на холодильнике телефон.
  
  
  - Да, Лам, алло, - взяла она аппарат и направилась с ним в коридор. Но перед дверью оглянулась: - Жаклин, поджарь, пожалуйста, Маркасу бекон, он в холодильнике. Что ты говоришь, Лам?
  
  
  Жаклин, заглянув в стол, нашла еще одну сковородку и поставила её на сильный огонь. Потом из холодильника достала самый нежирный кусок бекона и, отрезав от него три тонких пласта, разложила их на уже очень горячей сковороде.
  
  
  Александр, полностью отдавшись было "букету" вкусов печени-чатни, с интересом стал за ней наблюдать. Казалось, в этом нет ничего необычного: смотреть, как твоя женщина, с которой ты этой ночью занимался любовью, сейчас управляется на кухне и кормит ребёнка, и Александр не собирался заострять на этом своё внимание. Но оно как-то само... заострилось.
  
  Жаклин была вся... несмелая, неуверенная, и он даже не увидел в ней какой-то такой уж прямо решимости или особого выраженного желания при хлопотах на кухне и общении с ребёнком, но она определённо была полна готовности.
  
  "Хочу её к себе на кухню, - загорелся мыслью юноша. - Чтобы она вот так же управлялась с посудой, с плитой, с холодильником. Нужно поговорить с Кирком: пусть эту свою тётку девает куда угодно. Хоть на Луну запускает. Мне нужна эта квартира". - Он окинул взглядом Жаклин с ног до головы.
  
  
  - Маркас, ты кушаешь жареный лук? - вывела его из задумчивости вопросом Жаклин. Ей показалось, что бекон с рисом - это очень "сухо" для ребёнка.
  
  
  Мальчик по-детски старательно-сильно покачал головой из стороны в сторону.
  
  
  - Нет. Не кушаю. Я кушаю жареный перец.
  
  
  - Сладкий?
  
  
  - Нет... - но потом подумал и добавил: - Да, сладкий.
  
  
  - Лам едет сюда, - объявила вошедшая в кухню Эшли. - Я его покормлю здесь, а потом Алекс вас вместе отвезёт домой. Кстати, - указала она пальцем на молодого человека, - твоя мать сегодня вечером заедет ко мне. По делам.
  
  
  - Это вряд ли, - юноша, жуя, скептически сжал губы. - Когда я ездил в аптеку, звонил Кирк. Они с Дженн после обеда выехали из Килмарнока- ему нужно в Лондон, он постарается улететь сегодня последним рейсом. Сейчас их везёт Бен. Так что... где-то к вечеру они будут у нас дома.
  
  
  Эшли, задумавшись, закусила губу и присела к столу.
  
  
  - Ну и что они там буду делать у вас дома? Алиса весь день в кафе - поесть нечего, может, даже отопление приглушено, да и сама она тогда ко мне не попадёт. Александр, - поднялась она, чтобы налить своему внуку чай, - давай звони Кирку, и пусть они все едут сюда: Алиса будет здесь, Лам, вы с Жак, Бен, Дженни, Кирк - посидим вечером все вместе, своего дядю отвезёшь в аэропорт от нас.
  
  
  - Позвонить можно, но не знаю, согласится ли он, - мягко засомневался Александр, задобренный коротким, но ёмким "вы", в которое подруга его матери объединила его с Жаклин персоны.
  
  * * *
  
  
  Кирк согласился.
  Сначала приехал дядюшка Лам. Эшли разогрела ему варёную курицу в тушеной картошке со сметаной. Пока он ел, Жаклин опять обрабатывала глазки Маркасу и объясняла его бабушке, как нужно принимать мальчику таблетки и какие анализы на аллергены лучше.
  
  
  В это время Чемми гулял с Алексом на улице. После чего уставший и выгулянный до предела юноша вздремнул на диване в гостиной под тихо, ненавязчиво работающий телевизор, а Чемми из последних сил на кухне помогал мачехе с падчерицей, которых мистер Фортескью развлекал милой болтовнёй, готовить блюда к ужину.
  
  
  Потом приехали Кирк с Дженни и Беном.
  
  
  Жаклин в ожидании родного дяди своего любимого мужчины, который, судя по всему, занимал очень важное место в жизни племянника и имел на него сильное влияние, даже разволновалась - а вдруг она Кирку не понравится? А этого ей очень не хотелось бы. А вдруг он не понравится ей? А этого ей не хотелось бы еще больше - придётся постоянно прятать свою антипатию при общении.
  - Жаклин! - кинулась Дженни с порога на шею девушке. - Как я рада, что ты здесь! Привет! С Рождеством тебя!
  
  
  - И тебя с Рождеством, Дженни. Успехов тебе и всего хорошего и интересного, - поприветствовала девчушку Жаклин.
  
  
  - Жаклин, - окликнул её уже успевший обняться с дядей Александр, подходя к девушке в прихожей вместе с темноволосыми каким-то взлохмаченным мужчиной, - позволь представить тебе младшего брата моей матери - Кирка Бикстера.
  - Мне очень приятно, Кирк, - буквально пропела девушка, включив в себе грацию и интонации воспитанницы дядюшки и его коллег, и протянула руку новому знакомому. Мужчина тут же порывисто ответил на рукопожатие.
  
  
  - Кирк, познакомься, это племянница мистера Фортескью - Жаклин Рочестер. Она живёт в Оксфорде и работает врачом в больнице Черчиля. Они с мужем были настолько любезны, что пригласили меня к ним в гости на одну из их вечеринок. Я считаю, мне очень повезло иметь в этом городе такое милое знакомство.
  
  
  Вообще-то, Жаклин полагала, что Кирк устанет слушать столь длинную тираду своего племянника и, может быть, даже перебьёт его или что-то в этом роде. Во всяком случае, ей самой пришлось побороться с желанием сделать именно это. И каково же было её удивление, когда после того, как Алекс замолчал, мужчина продолжал стоять с таким выражением лица, как будто с интересом ждёт продолжения.
  
  
  Кстати, о его лице. Оно было приятным. И делали его таковым достаточно молодой возраст - около тридцати четырёх-тридцати пяти лет, правда, вокруг рта уже успели залечь довольно крупные, те самые "унылые" морщины, примерно как и у Чарльза - и большие, близко посаженные, с пушистыми, густыми ресницами, светло-коричневые глаза, смотревшие живо и даже с некой... издёвкой. Овал лица обозначался мягкими, обтекаемыми линиями - никакой точеной, скульптурной нижней челюсти как у племянника, и тем более никакого волевого, грубого, как топором рубленого мужского подбородка как у него же, никаких резких углов и бескомпромиссных линий- ничего брутального. Даже брови у мужчины были какими-то плавными, прогнувшимися, к тому же довольно тонкими и даже, кажется, ухоженными.
  
  
  "Метросексуал?" - подумала про себя девушка. А вообще она с уверенностью могла сказать, что дядя с племянником непохожи настолько, насколько это можно себе представить. Не проглядывалось в их чертах одного и того же источника. Ну, если только за исключением роста - мистер Бикстер был тоже довольно высок, и если и уступал в этом своему молодому родственнику, то дюйма два-три, не больше.
  
  
  - Очень рад с вами познакомиться, доктор Рочестер. - Кирк довольно ощутимо встряхнул её ладошку. Да и само его рукопожатие оказалось довольно твёрдым и каким-то нетактичным - мужчина явно не озаботился контролем над силой своих ладоней при применении её по отношению к даме.
  
  
  - Здесь я просто Жак, - продолжила дальше "петь" девушка.
  
  "Наверное, он до сих пор не женат совершенно неслучайно. И вообще, что-то в нём... не так", - почему-то тут же не то подумала, не то почувствовала она.
  
  
  - Очень приятно, Жаклин, - чуть склонил голову Кирк.
  
  "Хороша! - подумал он, - Что и говорить, хороша! Леди! Не люблю таких. Они опасны - усыпляют, а когда проснёшься - она уже сидит у тебя где-нибудь в подкорке...в гипоталамусе. Поэтому...муж мужем, а осторожность никогда не помешает. Нужно бы держать её от мальчишки подальше, а не знакомить и просить приглядывать, как моя безмозглая сестрица".
  
  
  - Оу, Кирк! - воскликнула вышедшая из гостиной Эшли. - Добро пожаловать. Давно тебя не видела. Проходи, дорогой, располагайся. - И все двинулись в комнату, где уже был накрыли ужин.
  
  
  После того как подъехала еще и Алиса из кафе, и все собрались за большим обеденным столом в гостиной МакРоссов, для Жак началось то самое, настоящее Рождество - было многолюдно, в воздухе витало воодушевление, и разговоры не стихали, потому как разговаривали все со всеми и сразу.
  
  Маркас с Чемми расставлял фигурки каких-то динозавров на ковре. Бен уже звал Жаклин к ним в гости на ферму на Новый год, суля незабываемые впечатления. Принимая приглашение, девушка не упустила случая подразнить Алекса и обещала гостеприимному молодому горцу, что передаст его предложение своему мужу и, может быть, они даже приедут в Килмарнок на один из праздников в будущем году.
  
  
  Кирк спорил с дядюшкой о достижениях индейских племён Южной Америки. Мистер Фортескью считал, что народы аймара, мольо и кечуа помогли выжить инкам своим развитым земледелием, а не только скотоводством и охотой, как утех же разбойников арауканцев на юге, которые ничего не знали, как только грабить, угонять скот да хлестать спиртное. А Кирк утверждал, что инки выжили, и даже неплохо себя чувствовали, потому что у них имелось золота чуть больше, чем сейчас в золотом запасе Китая. Если бы не этот благородный металл, испанцы и португальцы их бы вместе с их кукурузой и жареным куем "на второй день знакомства угнали бы на галеры".
  
  Эшли с Алисой тут же обсуждали дела в кафе, время от времени присоединяясь к спору, а Александр по мере возможности и целесообразности поддерживал то один, то второй разговоры, чем, судя по всему, немало удивлял и мужскую и женскую пары собеседников. Понимание причины сего из ряда вон выходящего поведения сквозило только на лице Эшли. А Алиса даже принялась рассматривать линейку бокалов, выставленных за столом перед её сыном, и их содержимое - Александр был за рулём и ему еще предстояло везти Кирка в аэропорт, а лицам, не достигшим двадцати одного года, в Великобритании за рулём запрещено употреблять спиртное.
  
  
  Но такая идиллия продержалась очень недолго. Дженни, заскучав в этом царстве ученых мужей и деловых женщин, повернулась к родному братцу и начала его дразнить рассказами о том, как после его вчерашнего поспешного отъезда из Килмарнока она всё-таки доконала своих двоюродных братьев своим нытьём поучить её верховой езде, и они сдались.
  
  От этой новости у родного брата сдвинулись к переносице и опустились на глаза брови, раздулись ноздри, и губы сжались в тонкую линию.
  
  
  - Я же просил не подпускать её к лошадям! - повернулся он к Бену.
  
  
  - Да разве за ними уследишь?! - начал оправдываться и возмущаться тот. - Я только успел съездить в Луск с сухим молоком, приезжаю, а Хэм уже усадил её на Теслу и катает по первому базу.
  
  
  - На Теслу?! - взбеленился Александр, зло зыркнув на сестру. Та в ответ показала ему язык. - Но ведь это же лошадь! Что, нельзя было усадить её на пони? Да хотя бы на Пенку!
  
  
  - Сам садись на Пенку! - теперь уже раздула ноздри сама Дженн, но потом всё-таки улыбнулась - картинка её шестифутового братца, сидящего верхом на низкорослой Пенке, могла выдавить улыбку и из более серьёзного человека, нежели пятнадцатилетняя девчушка. - Хитрый какой! Самому Змея подавай, а я так - на Пенку.
  
  
  - Она одна сидела? - не обратив ни малейшего внимания на её праведный гнев, Александр опять обратился к Бену. - Хэм с ней не сел?
  
  
  - Да какой там! Хэм говорит, что она пока уселась, замучила бедную Теслу вусмерть.
  
  
  - Ой, да что т-т-ты! - уже начинала по- настоящему обижаться девчушка. - Ничего вашей Тесле не будет. Переживёт как-нибудь. А будете так со мной себя вести, в следующий раз оседлаю вашего Змея, ясно?!
  
  
  - Следующего раза не будет, - низким спокойным голосом и ледяным тоном отрезал Александр.
  
  
  - Ага! - наоборот, обрадовался Бен. - Попробуй сесть на Змея, ага, попробуй-попробуй! Меня не забудь позвать - я хочу это видеть. У него круп выше твоего носа, он отца вот только-только начал признавать, Алексу ребро сломал, - в этом месте Жаклин дёрнулась на стуле, - и чуть ползагона не разнёс, а тебе и подавно он себя мучить не даст, это тебе не Тесла.
  
  
  - А как это...- Жаклин прочистила горло, - а когда он Алексу ребро сломал? - как будто со стороны услышала она свой голос.
  
  
  - Да этой весной, - безо всякой задней мысли и с удовольствием продолжил Бен. - Его за зиму мало выводили на прогулки - очень холодно и ветрено было, а он ведь молодой еще, да и к тому же "англичанин". Вообще-то молодого жеребца после такого застоя нужно по весне по кобылам поводить немного, а потом уже под седло ставить. А этот, - Бен кивком указал на Алекса, - приехал, увидел, что Змея выпустили на баз, и быстрее на него уселся. Да ещё и по-ирландски, без седла. Ну тот его и скинул не назад, а вперёд, да еще и копытом ударил в спину. - Увидев, как Жаклин побелела, он поспешил её "успокоить". - Да ты не думай, ничего страшного. Ты ведь, врач, да? Врачам всё кажется страшным, а на самом деле это обычное дело, когда возишься с лошадьми, - пояснил доктору Рочестер Бен и довольно улыбнулся.
  
  
  Услышав такое "успокоение", врач развернулась к своему любимому шотландскому пациенту и посмотрела на него таким же взглядом, каким он минуту назад одарил свою младшую сестру.
  
  "Следующего раза не будет", - прочитал Александр в глазах своего любимого медика и закатил глаза.
  
  
  Змеем был двухгодовалый вороной скаковой жеребец. Для самих скачек его отбраковали по причине небывалого роста, силы, ширины груди и красоты - всё это для резвости и скорости оказалось необязательно. А вот племенная работа с этим красавцем могла принести немалые дивиденды. Именно по этой причине Рональд и купил его на прошлогодней осенней ярмарке в Tain.
  
  Это уже потом выяснилось, что у красавца ещё и темперамент был... племенной - все кобылы, к которым его возили на свидания, оставались весьма счастливы и довольны, не говоря уже об их хозяевах - там, где обычному жеребцу нужно организовать семь-восемь садок, прежде чем он покрывал "невесту", Змей управлялся одним, максимум двумя подходами.
  
  
  Но в содержании жеребец оказался очень сложным. Особенно невзлюбил он почему-то именно Александра. О чем недвусмысленно дал понять при первой же их встрече. Только лишь парень с Рональдом вошли к нему в стойло - дяде не терпелось похвастаться такой красотой перед городским племянником, приехавшим в гости на прошлый Новый год, как животное начало жаться по углам и фыркать на всю конюшню, явно готовясь к нападению. Тогда никто не обратил на это особого внимания, потому как жеребец на тот момент еще никого толком не знал и чурался всех подряд. Но когда парень сел на него впервые уже на базу, и Змей начал монотонно бегать по прямой линии взад-вперёд, не реагируя на удила - явный признак того, что он присматривает место, куда бы сбросить своего седока, Рональд поспешил остановить эту езду, пока не случилось беды.
  
  
  Беда случилась, когда дяди не было рядом - Алекс принял поведение коня как вызов и устроил ему "раунд" в апреле, который и закончился его полным разгромом и сломанным ребром. Ну и, конечно же, как после такого парню было не загореться идеей всё-таки усмирить этого норовистого красавца и мечту всех кобыл и их хозяев в радиусе ста миль.
  
  В этот свой приезд он кормил Змея вместе с Беном, приходил в конюшню сам, приносил жеребцу сладкую варёную картошку и долго разговаривал с ним. Тот всё внимательно слушал, картошку кушал, почти не фыркал, мотал на ус, но как только парень открыл дверь в стойло, сразу же прижался к боковой стенке. Юноша решил отложить всё это дело до будущих времён - к нему в Глазго ехала любимая девушка, которая могла неправильно понять и не оценить его сломанные рёбра, так что конь пока подождёт.
  
  
  За разговорами и общением время летело незаметно и уже приближалось к девяти часам вечера - Кирку было пора выезжать в аэропорт. Поэтому Жаклин, посмотрев на Александр прямым взглядом в упор, сказала всем, что ей нужно сделать пару звонков, извинилась и вышла в комнату для гостей. Там она даже не стала включать свет, а сразу приготовилась ждать.
  
  
  И дождалась.
  
  Дверь открылась, осветив комнату светом из коридора, и тут же закрылась. Александр сходу одной рукой ринулся ей под свитер, где не имелось в наличии бюстгальтера, а другой схватил за затылок. Было такое ощущение, что он целовал, и сжимал, и обнимал её на время - сколько можно успеть за ту минуту, которую они могли себе позволить, не вызвав подозрений.
  
  
  - М-м-м... сладкая моя,- просто хапал он без разбору всё, что попадалось ему под губы и руки в темноте, - хочу в тебя... - пару раз даже просто лизнул её щечку.
  
  
  - Алекс... - первая попыталась очнуться Жаклин.
  
  
  - Да, - сказал он и пососал мочку её ушка.
  
  
  - Я закажу такси на завтра на семь утра. Поэтому где-то в половине восьмого буду на вокзале.
  
  
  Он отстранился.
  
  
  - Понял. Но сегодня, как только посажу Кирка на рейс, я ещё позвоню тебе - хоть вас и повезёт Бен, но с тобой всё равно нужно держать руку на пульсе.
  
  
  - Я бы попросила тебя этого не делать - этот разговор может затянуться далеко за полночь, а нам с тобой лучше отдохнуть и поспать.
  
  
  Александр тяжело и медленно выдохнул, после чего устало и обреченно свесил руки вдоль тела.
  
  Потом одной пятернёй взлохматил себе волосы.
  
  
  - Ты права. - И чмокнув девушку в носик, добавил: - Черт бы всё это побрал.
  
  
  Жаклин улыбнулась в темноте.
  
  
  - Я буду ждать тебя в зале ожидания.
  
  
  Он хмыкнул.
  
  
  - Скорее всего, это я тебя там буду ждать.
  
  
  - Договорились. - Она потянулась на носочки и обвилась руками вокруг его шеи. - До завтра? - спросила Жаклин, вдохнув запах его кожи под нижней челюстью.
  
  
  - До завтра. - Он с чувством на прощание поцеловал её в губы. - Всё. Мне пора.
  
  
  И Жаклин заметила, как юноша, выйдя из комнаты для гостей, тут же открыл дверь в ванную комнату и туалет, которая была чуть наискосок по коридору. А сама она включила свет и взялась за телефон.
  
  
  Чарльз долетел благополучно и, поселившись в гостинице и уже отдохнув с дороги, сейчас работал с бумагами. Завтра он отправляется за город на переговоры к одному редактору.
  Мери тоже заверила, что у них с Сулой всё хорошо, хоть и была в разговоре традиционно насторожена, сдержана и лаконична. Что Жаклин, собственно, полностью устраивало.
  
  
  Расходились и разъезжались все сумбурно и весело.
  
  
  - С богом, Жаклин, - шепнула ей Эшли, обнимая девушку на прощанье, - берегите себя там. Вы нам очень дороги оба: и ты, и он.
  
  
  - Спасибо тебе большое за всё, Эшли. Ты - лучшая, - с чувством поблагодарила мачеху падчерица.
  
  С Алексом она, понятное дело, не смогла перекинуться даже взглядом - пока дядюшка прощался с его оппонентом Кирком, а она давала последние наставления Эшли по уходу за Маркасом, обоих парней: Александр и Бена уже послали перекладывать вещи Кирка из машины в машину - Рональд никогда не отпускал младшего брата без гостинцев.
  
  
  
  * * *
  
  
  Александр гнал свою Q7 по ночным улицам родного города. Сейчас Глазго казался ему каким-то не таким, как раньше. Чужим.
  
  
  Чужим не в смысле враждебным, а просто чужим, и всё. Каким-то уже не тем Глазго, из которого он уехал три месяца назад, другим. Другой город, другие улицы, другой родной дом, другой он, другие друзья, другие желания, другая жизнь. То, что Жаклин в эту ночь будет ночевать без него, а он без неё, взрывало ему мозг. Наверное, можно было всё-таки что-нибудь придумать, соорудить какой-нибудь форс-мажор или просто рассказать всё еще и мистеру Фортескью, заявившись к нему на ночь, а потом просто отодвинуть мужчину с дороги и пройти к любимой в спальню, лечь рядом, обнять и заснуть. Просто заснуть.
  
  
  Но, конечно же, ничего такого он делать не будет - пришло время включить мозги.
  
  
  Только вот загвоздка в том, что отдыхать ему тоже лучше было бы с Жаклин. А ей - с ним.
  
  
  Домой Александр пришел недовольный и хмурый. Молча прошел мимо Дженни и Бена, сидящих рядом в гостиной за ноутбуком, поприветствовав одним только взмахом руки - спросить у них лишь о том, как они довезли Жаклин к дядюшке и всё, было излишне странным, а разговаривать о чем-то, кроме этого - излишне обременительным. Еще и поэтому он безжалостной рукой закрыл перед носом матери, которая хотела было с ним что-то обсудить, дверь своей комнаты, бросив через неё краткое: "Все разговоры завтра утром".
  
  
  В комнате он плюхнулся навзничь на кровать и уставился взглядом в потолок. Голова была пуста как после экзаменов. Сейчас, во время каникул, когда учёба на время отказалась от своих прав на его внимание и усилия, в мыслях и действиях действительно осталась только одна Жак. Только ради неё он был готов сворачивать горы и поворачивать реки вспять. Всё остальное - мимо. И этим вечером ради неё он даже готов был попытаться заснуть. Тем более, что вскоре ему пришла СМС: "Спокойной ночи" от некой "Профессорши" - он так и не переименовал её номер в своём айфоне, сохранив его еще тогда, в августе, под этим именем.
  
  
  Написав ответ: "Завтра", он встал, чтобы переодеться. А когда лёг, предварительно заведя будильник в телефоне на шесть утра, заснул сразу же, мгновенно.
  
  
  Проснулся парень не от мелодии телефона, а от того, что кто-то легонько тряс его за плечо и какой-то женский голос звал по имени:
  
  
  - А-але-екс, А-але-екс... проснись, пожалуйста.
  
  
  - Что?! - он подскочил в кровати.
  
  
  - Тс-с-с... тише, тише, не кричи так. - На краю его кровати сидела Дженни. - Я... - она неуверенно сложила руки на коленках, - поговорить.
  
  
  Это была их своего рода традиция - они иногда разговаривали. С детства. Особенно по ночам. Поэтому, наверное, нисколько не удивительно, что Дженни знала о брате почти всё. Даже несмотря на свой юный возраст. За всю историю их доверительных отношений болтливой и общительной Дженни каким-то волшебным образом удалось никому и ни разу не выдать ни единой тайны брата, ни единого его секрета, этим своим достижением ввергая в изумление даже его самого.
  
  
  - О чём? - не стал злиться Александр - после того, как он приехал на каникулы, они еще ни разу не разговаривали, и, скорее всего, завтра тоже не получится. - У тебя всё хорошо? - протёр он глаза.
  
  
  Девчушка молча кивнула головой.
  
  
  - Да. У меня всё нормально, всё по-старому. Я смотрю, с тобой что-то не так. - Она ковыряла пальцем простынь. - Ты какой-то... не такой. И у Рона был... странным... и сейчас. Может быть, расскажешь мне? - просто попросила сестра.
  
  
  Александр разлёгся на кровати, тяжело выдохнул и запустил себе пятерню в волосы.
  
  
  - Мы завтра с Жаклин едем в горы. Вдвоём.
  
  
  Даже в темноте он заметил, как часто заморгала Дженнифер.
  
  
  - Чего-о-о? - она принялась то попеременно моргать,- в горы-ы-ы-ы? - то просто таращить глаза. - Александр... - у девчушки явно не было слов. - С Жаклин?!
  
  
  - Я люблю её, - сказал и повернул к ней голову брат, - а она любит меня.
  
  
  - Боже... - Дженни была как завороженная. - Алекс... ничего не понимаю. - Но тот молчал, решив дать ей время. - Это вы в Оксфорде, да?
  
  
  - Да.
  
  
  Девчушка пожевала губы.
  
  
  - Но ведь она же...
  
  
  - Что... "она же"? Замужем?
  
  
  - Да, но не в этом дело. Она такая... доктор, она умная и она... англичанка.
  
  
  - Господи, Дженн, англичане что, не люди, что ли?
  
  
  - Люди, конечно... просто я думала, что... - она еще чуть-чуть помолчала, размышляя, но, видимо, нюансы и моменты, которые не укладывались в её голове, и которые, по её мнению, могли воспрепятствовать влюблённым быть вместе, кончились, потому что она вдруг предприняла следующее: - И-и-и-и-и... - приглушенно завизжала девчушка и так же тихонечко захлопала в ладоши. - А-а-а-а... я так рада, - она упала брату на грудь и обняла за шею, но тут же выпрямилась и затрясла за плечи. - Расскажи!! Алекс, расскажи мне всё! Боже, я так рада! Ты и Жаклин! Это так... необычно... так... креативно... так... интригует! Расскажи! Давай-давай, рассказывай! - не давала она ему вставить и слово, и трясла его за всё, что попадалось под руки. Уже хотела было ухватить за ноги и тоже потрясти.
  
  
  Александр довольно посмеивался.
  
  
  - Дженн, ты никогда не разочаровываешь меня своей реакцией. Ты одна всегда за меня рада и всегда готова меня поддержать.
  
  
  - Да-да... конечно, готова. А как это всё... между вами, а? А-а-а-а-а-а... - тут же перебила она саму себя догадливым криком, - так вы уже це-ло-ва-лись?!
  
  
  И тут Александр замер. Готовое было сорваться признание зависло у него на кончике языка как прыгун в воду на самом краю десятиметровой вышки. Юноша понял, что впервые в жизни не готов обсуждать свои отношения с девушкой. Ни с кем. Даже с Дженн! Это было неслыханно!
  Но перед ним сидела его родная сестра. Та, которая его очень любила, и которую он тоже очень любил. С которой они выросли вместе и поддерживали друг друга всё это время.
  
  
  - Дженн, - он указательным пальцем на мгновение закрыл себе одну свою тонкую ноздрю, но тут же опустил руку, - я люблю эту женщину...
  
  
  - Ой, - приложила ладошку ко рту Дженни, - всё, я поняла. Извини, я просто не подумала. Да - да, конечно, это я всё от неожиданности. А вы поженитесь? - вдруг подскочила она на кровати так, что и Александр тоже подбросило на пружинах.
  
  
  - Ну, скажем так: я хотел бы жить с ней вместе.
  
  
  - А она?
  
  
  - И она тоже. Но у неё есть муж. Правда, там не муж, а одно название, но всё равно...
  
  
  - Александр, а как же Нью-Йорк?
  
  
  Парень напрягся. Но быстро оправился.
  
  
  - Дженн, наши отношения только начинаются. Я еще сам толком ничего не знаю, поэтому давай-ка идём спать, - и он спустил ноги с кровати. У них с сестрой имелась ещё одна традиция, порождённая привычкой разговаривать по ночам - Александр обязательно провожал её после этого в кровать. Правда, как и у большинства традиций, у неё была вполне себе разумная и понятная история возникновения - если Дженни не выпроводить в кровать за руку, дождаться от неё, что она поднимется и уйдёт сама, весьма и весьма проблематично. Вернее, практически, невозможно.
  
  
  Вот и сейчас, после того как они поднялись с его кровати, брат положил ей ладонь на ближайшее к себе плечо, не обнимая, и повёл в её комнату.
  
  
  - А вы деток хотите? - пыталась выжать по максимуму из оставшегося времени Дженнифер.
  
  
  Александр закатил глаза.
  
  
  - Каких деток, Дженн? Ты о чём? - тянул он время.
  
  
  - Ну каких... мальчиков... или девочек. А? Не хотите?
  
  
  - Нет. Не хотим.
  
  
  - Жаль.
  
  
  - Угу.
  
  
  - Жаклин МакЛарен. А что, звучит! А как ты её называешь, когда вы только вдвоём?
  
  Юноша застыл на месте.
  - Я не знаю. - Он развернулся к сестре и ошарашенно уставился на неё. - Никак.
  
  - Да уж... - очень по-взрослому скептически сжала губы девчушка, - "я люблю её", - передразнила она брата. - А милого прозвища не дал!
  
  
  - А на кой оно ей? - искренне удивился Александр и опять двинулся дальше по коридору.
  - Да и правда, что?! На кой? - Дженни закатила глаза. - А кой тебе её имя? Дай ей кличку и зови по кличке.
  
  
  - Я бы с удовольствием называл её... Сасенак.
  
  
  - Пф-ф-ф... - девчушка схватилась за голову, - оч-ч-чень романтично. Александр, ты безнадёжен. Что за пережитки прошлого. У нас вообще-то уже почти 2012-й год на улице и политкорректность.
  
  Брат молчал.
  
  
  - Но ты знаешь... - скривила губы его сестра, - а ей, между прочим, пойдёт. Она такая... саксоночка, такая Сасенак. Главное, чтобы она не обиделась и поняла тебя правильно.
  
  
  - Она поймёт. - Он ухмылялся, распахивая перед сестрой дверь её комнаты. Он уже всё решил. - Она всегда меня правильно понимает. Да и вообще, она всё делает правильно, вернее, как я люблю.
  
  Он довёл девчушку до постели, отогнул ей одеяло и придерживал его, пока она укладывалась. После чего накрыл её до подбородка.
  
  
  - Передавай ей привет от меня и передай спасибо за подарок - мне мама отдала его сейчас дома, - напутствовала сестра брата, укладываясь в постель. - Но всё равно, скажи, что если она тебя обидит, то будет иметь дело со мной.
  
  
  - Не переживай. Она сделает меня счастливым. Обязательно. Вот увидишь.
  
  
  - На самом деле я очень рада за тебя. А можно, когда вы будете жить вместе в Оксфорде, я приеду к вам в гости, можно?
  
  
  Александр поцеловал сестру в лоб.
  
  
  - Нужно.
  
  
  - Ой, как здорово! Спокойной ночи и хорошей погоды вам в горах. А куда вы поедете?
  
  
  - Спасибо. Сначала на Торридон, а там посмотрим.
  
  
  - Вау! Круто!
  
  
  - Угу.
  
  
  - Тейлор ездила туда с родителями летом. И, кажется, ещё Саймон там был. Там классно!
  
  
  - Угу. Ладно. Уже очень поздно, а мне завтра рано выезжать. Спокойной ночи. Спи, - и, сказав это, он вышел из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | И.Коняева "Павлова для Его Величества" (Попаданцы в другие миры) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | И.Шикова "Милашка для грубияна" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"