Мягчило Евгений Викторович: другие произведения.

по тропе Даанэля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    помогаю прекрасной создательнице прекрасной легенды "я и мой король". О самой войне короля Даанэля мало отрывочных упоминаний, сама Ксения честно говорит, что боевые сцены не её конёк. Беру на себя смелость восполнить важный пробел. Комментируйте!

   Он отвернулся, подхватил сумку и пошёл к багровым Вратам.
   Ксения Ландышева,
   'Сказка о потерянном короле' (я и мой король)
  
  
  ЕВГЕНИЙ МЯГЧИЛО.
  
  ПО ТРОПЕ ДААНЭЛЯ
  
  Часть первая. НАОБУМ.
  
  А.
   В момент перехода вокруг Даанэля всё колебалось, было мутным и неразличимым. А потом его обволокло тепло, муть сменилась хмурыми сумерками и лесом.
  Вглядевшись, он понял, что это рассвет, что здесь лето, что ему знакомы деревья, окружающие его с трёх сторон, а с четвёртой стороны, спереди - прогалина. В этом дальнем просвете виднелись домики. Закруглённый профиль их крыш напоминает крышки сундуков. Между деревней и лесом желтело поле. Скоро жатва.
  Он оказался в роще столбовников, с их стволами, гладкими как колонны и кронами, похожими на косматые зонты. Роща оттого смахивала на сводчатый колонный зал. Даанэль оглянулся назад, в сторону Огненных Врат. Разумеется, там уже давно и в помине не было ни Врат, ни Маши. Был пейзаж, который нередко можно увидеть в лесах Лаэнтера и сопредельных стран. И этот пейзаж, смотри не смотри, никто не украсит собой. Здесь делать больше нечего. Разве что терять время?
  - Добро пожаловать домой. - безрадостно сказал король сам себе и пошёл вперёд, к прогалине.
   Тёмная густая трава доходила иногда до колен. Организм ощущал средненький магический фон. Перейдя на магическое зрение, Даанэль понял, что не одинок (если это можно так назвать). Местный житель, невеликий ростом, припал к стволу дерева на краю леса. Дерево он обхватил одной рукой, и, пожалуй, чересчур крепко. С той стороны ствола - склонённые голова и плечо. Этот человек не шевелился. Даанэль медленно, осторожно шёл к нему. Шёл и надеялся, что первый встреченный им соотечественник жив, просто без сознания или пребывает в глубокой прострации. Приблизившись, король понял, что напрасно обольщался. Пришпиленный стрелой к дереву мальчишка лет двенадцати был безнадёжно мёртв. Поставив сумку на землю, Даанэль обследовал место трагедии.
  Следы были свежие. Прошло несколько часов. Ловко стреляют дроу, что и говорить. С приличного расстояния, пусть даже с ночным зрением, достать бегущего паренька именно тогда, когда он, добежав до края леса, на миг поравнялся с деревом - и приколоть к нему. Сначала казалось странным : почему же тогда враг не поразил жертву в сердце или шею, чтобы умертвить сразу? Почему засадил в середину спины? Может, промахнулся-таки? Через полминуты, обойдя дерево и взглянув на поле, король знал ответ. Глаза расширились. Волосы встали дыбом. Цедя сквозь зубы самые страшные и оскорбительные ругательства, которые знал, Даанэль быстро нагнулся. Заглянул мёртвому мальчику в лицо. Лицо, искажённое от ужаса и горя. Лицо и шея с парочкой ожогов. Нет. Его убийца нарочно дал мальчику пожить ещё несколько минут. А затем прошёл от деревни через поле, проторив в хлебах свою, отдельную дорожку. Дойдя сюда, нелюдь встал перед юным человеком так, чтобы тот его видел, а затем начал энергично покрывать землю беспорядочными, глубокими следами. То есть танцевать. При этом наверняка себе подпевая и весело смеясь. Дроу освещал себя факелом, чтобы человечек обращал на него внимание - а чтобы не отвлекался, тем же факелом поворачивал его лицо к себе. Так подземный выползень наслаждался до тех пор, пока деревенский мальчик не умер. Тогда дроу ушёл к своим.
  А догоревший факел вот он. Валяется тут же. Король пощупал - головешка была ещё тёплая. Окружающий мир стал багровым. Молча трясясь от ярости и ужаса, король Лаэнтера оглянулся. Восходящее красное солнце на минуту выглянуло в узкую щель между горизонтом и облаками. Понятно. Теперь вернуться к жертве. Изучить стрелу. Вроде не отравленная. Отломать хвост. Снять мальчишку со стрелы и положить на землю. Затем Даанэль, сняв рюкзак и поставив его рядом с сумкой, взялся выпрямлять труп. Что дальше? Дальше - опуститься на колени и, достав нож, втыкать его в землю, как в тело врага. Резать на куски, вынимать квадраты дёрна. Ножом и руками делать углубление. Мелкое, но сойдёт. Нельзя задерживаться - чтобы так не стало со всеми, чтобы ты, Даанэль Раэл, не остался единственным живым в своей мёртвой стране.
  Уложив мальчишку в углубление, он шагнул на поле, нарвал охапку колосьев и покрыл ими труп. Слегка присыпал землёй. Заложил дёрном. Встав смирно над свежей могилой, отсалютовал ей ножом. Прерывающимся голосом сказал :
  - Вот и всё, что твой государь смог для тебя сделать. Прости, если можешь. А если не можешь - не прощай. Слишком большая беда. А я вернулся после того, как она случилась.
  Надгробная речь сказана. Рюкзак на спину, сумку в руки. Ещё раз оглядеться магическим зрением. И эта столбовниковая заросль, и дебри из других пород деревьев, что по обе стороны от неё до горизонта, и поле и зловеще тихая деревня не скрывают в себе ни одного живого человека или нелюдя. Можно идти вперёд.
  Дроу, побывавшие в этой деревне прошлой ночью, не подожгли ни дома, ни поле. Оставили так. Замеченные на подворьях домашние животные почему-то молчали, апатично сидя или лёжа на своих местах. Зайдя на один двор сквозь настежь открытые ворота, Даанэль потрогал собаку. Собака, шумно дыша, никак не реагировала на приход и прикосновение, а лишь сидела в одной позе и глядела в никуда. 'Пожалели' их, значит. Единственное, что понадобилось врагам - уничтожить людей. И они это сделали, притом качественно.
  Король медленно обошёл всю деревню, заглянул в каждый дом. В свете начавшегося дня он видел задушенных или изрубленных в куски детей. Видел женщин. На тех из них, что помоложе и покрасивее, не было одежды. Вдоволь изнасиловав, их потрошили, а некоторым не поленились изуродовать лица. Однажды королю даже почудилось в тишине их мурлыканье: 'Такое великое семя, как наше, не должно произрасти в таком мусоре, как ты'. Что это было? Реальный отголосок недавней трагедии? Бред, наложившийся на знание того, что это в их духе? Часть мужчин убили в постелях, не дав им проснуться, а с прочими поиграли. В разные игры. Каждая из которых закончилась кровью и смертью.
  Некому тут собирать жатву. Самих сжали. На улице, возле трупа деревенского старосты (на шее, на цепочке висел соответствующий знак) валялась горсть монет, среди них несколько золотых. Все они были втоптаны в землю. Король нагнулся и выковырял из дороги пару золотых. Одна монета - новенькая, с его портретом. Оттерев их от грязи, король засунул их в карман джинсов. Пригодятся.
  Тогда же Даанэль заметил, что Раэл Танн, опустевший недавно на той стороне Огненных врат, теперь ловил магию и подзаряжался. В нём разгоралась и росла искра Силы. Но не серебряная, а кроваво-красная. Ловил и подзаряжался сам Даанэль. Когда он удостоверился в страшной гибели всех поселян, его покинула гневная дрожь. Взамен её появилось ледяное спокойствие. Странный сплав расчётливого автоматизма навыков и ощущения чёрных крыльев, на которых можно улететь далеко.
  Именно это спокойствие позволило королю сделать две необычные в данной ситуации вещи. Во-первых, навести по деревне сигнальный круг. Если что, будет время проснуться и изготовиться. Во-вторых, зайти с ношей в один из самых неприметных домов и там улечься возле очага.
  - Ну, что? Вернулся к себе? Поздравляю.
  Тишина. Его голос ему самому как будто почудился. Даанэль перед сном позволил себе несколько минут подумать о Маше. Вспоминал, как выглядят пригородные поезда, деревни и города вдоль железной дороги. Представлял, как она одна едет обратно в вагоне. Может быть, сейчас она уже добралась или скоро доедет домой. Воображал себе её милый лик, её сухие глаза без слёз. Это чувство - слишком сильное для слёз. И возникло так быстро! 'Почему ты так за меня беспокоишься?' - 'Просто... мы в ответе за тех, кого приручили'. Это было на второй - на третий день. Он ещё в жизни не слыхивал ничего такого же нахального и милого одновременно! Как сладко сердцу вспоминать об этом! А в один из последних дней Маша решилась-таки перед долгим расставанием подарить себя ему. Он заметил. Трудно не заметить то, что на лице написано. У него сердце кровью обливалось, когда он её разочаровывал. Прекраснейшая из девушек кричала без слов : не отнимай мою последнюю радость!!! А он отнял. Ушёл покупать земное оружие, позарез ему нужное. И кровью облилось уже его тело. Щедро эдак. Еле вернулся, с помощью Льва. Может, он забросит своё ремесло и займётся чем-то приличным?
  Его последний за время, проведённое на Земле сон был очень тяжёлым и муторным, иногда близким к смерти. Он кое-как восстановился, но, по разным причинам, пару суток перед возвращением не спал. Можно бодрствовать несколько дней, но именно сейчас он заставит себя отдохнуть. Потому что надо. Он днём выспится в этой глухомани, в укрытии. В убитой деревне, рядом с трупами. То, как он потрясён, неважно. Всему своё время. Сейчас - сон, а ночью дорога, и пускай ночь время врага! Всё равно он ночью пойдёт искать своих и чужих. И покажет себе и другим, на что способен. Страшный будет путь. Как хорошо, что Маша осталась на Земле.
  - Желанная моя. - сказал Даанэль, а потом озвучил заклинание сна.
  
  
  Б.
  Теперь можно не спать несколько суток подряд. Дана клятва невинно убитым поселянам, что все часы и минуты нового бдения посвятишь безостановочному поиску живых. Раэл Танн и ты сам набрали достаточно Силы для защиты царственной персоны и приличного пространства вокруг. Рюкзак на спине, сумка в руке. Другая рука готова к магическому бою. Простенькое заклинание - и в зимней одежде землян даже среди лаэнтерского лета будет легко и свежо. И ты свой для этой опасной тьмы. Путь начался.
  Быстро шла в ночи тень по имени Даанэль. Сменялись вокруг пейзажи. Увеличивалось пройденное расстояние. Долго не попадалось ничего, кроме птиц и иногда зверей. Ещё однажды дорога нырнула в низину, поперёк которой тёк ручей шириной в несколько шагов. Но Даанэль его не то что перепрыгнул - перелетел. Больше ничего не было. Странствующему королю не досаждало безрезультатное однообразие. Он отдался спокойному ледяному безмыслию. А если что, тело само всё сделает.
  К утру он нашёл ещё одну мёртвую деревню. Размерами побольше. С признаками активного сопротивления. Сожжённые вместе с защитниками или разбитые мощными ударами дома. Зрелые мужчины с мечами и луками, израненные или утыканные вражескими стрелами, как ежи. Женщин и детей - меньше. По остаткам волшбы в воздухе король опознал одного из погибших как сельского мага, притом довольно сильного. Наверно, именно его стоило бы поблагодарить за своевременную тревогу и многое другое. Изучение магических следов происшедшего дало Даанэлю две новости, сравнительно хорошие при таком раскладе.
  Во-первых, несколько дроу нашли здесь смерть, а ещё несколько были ранены. Отрадный результат. Жаль, не полюбуешься на тварей - их унесли с собой. (дело расовой 'чести', однако!) Во-вторых, и в главных, часть людей успела убежать.
  Даанэль ещё колебался, идти в другие деревни или догонять спасшихся. Но, отличив признаки преследования, спрятал вещи и налегке бросился в лес. Хватит опаздывать! Надо кого-то спасти!
  Плохо то, что обе деревни погибли в одно и то же время. За сутки с его людьми могло случиться много чего печального.
  В свете начинающегося хмурого дня он трижды находил настигнутых селян, а затем бежал дальше. На четвёртый раз он магическим зрением засёк на горизонте группу из трёх дроу. Они были высокими, темнокожими, светловолосыми - и шустрыми. Они были первыми врагами, до которых он может добраться. Взглянув на Раэл Танн, король представил себе огромную невидимую длань. Схватив сразу всех троих, рука плавно сжимается в кулак - а затем сминает их в кровавый ком. Издали донеслись жуткие крики. И не зря. Он знал, что там, в стороне, это происходит на самом деле. К ледяному спокойствию Даанэля добавилось новое чувство. Его можно было выразить словами : 'Получайте и вы то же самое. Эй, вам что, не нравится?! Ну, не обижайтесь!' Под конец король даже поглядел туда, и невидимая рука швырнула это куда подальше. Донёсся звук шлепка. Эти трое больше никого не убьют. Может быть, кто-то спасён. Вскоре пошёл дождь.
  Мокрый Даанэль вернулся к деревне, так и не догнав беженцев. В том же доме, где спрятал груз, он высушил тело и одежду. Мельком поймав себя на том, что быстро привыкает пользоваться магией, он достал из рюкзака бутылку вина. Подумав и оглядевшись, он сказал :
  - Видела бы ты меня сейчас!
  Откупорив бутылку, поднёс её горлом ко рту. Отставил и заткнул после того, как перелил в себя треть содержимого. Спрятал в рюкзак. Засмеялся.
  - Вот пижон, как сказали бы у вас! 'Только хрусталь и золото, никакого дерева, глины и...' и ещё чего-то там я так бодро говорил? А коль скоро здесь нет вообще ничего - и где они теперь, мои предпочтения?
  Дождь усиливался, лил по крыше как из множества водопроводных кранов. Тоскливо покосившись на сумки с оружием, которое в ненастье может испортиться, Даанэль щёлкнул пальцами, и посреди хижины возникла полупрозрачная фигура Маши. В полный рост. Она нежно глядела на него.
  - Вот наш дождь. У вас летом, наверно, тоже бывает что-то похожее.
  Даанэль подошёл к призраку Маши, встал рядом, и они долго глядели на дождь. Когда вечером тот наконец иссяк, король развеял призрак, взял свою ношу и поспешил по дороге к следующим деревням.
  Людей он встретил в тот же вечер.
  Только перед этим пришлось немного пообщаться с нелюдями. Ну, не то чтобы пришлось - он сам их искал. Морально и физически подготовившись.
  Сначала Даанэль надел пояс с мечом. Достав из мешочка перстни, рассовал их по пальцам. Поправил причёску. Глянув на сумку и рюкзак, вдруг скривился, как от внезапной кислятины.
  - Вы тормоз, ваше величество.
  Проявив самокритику, притом в сладостных земных выражениях, он тут же исправил то, что её вызвало : одним простым движением руки защитил свой груз водоотталкивающим заклинанием. Раньше не сообразил сделать, наверно, потому, что это было так просто и очевидно. Взяв ношу на себя, оглядел хижину, запоминая её, и вышел. Несколько шагов - и он на дороге.
  Снаружи этот небольшой дом походил на сундук. Так же, как и прочие уцелевшие дома. Особенность лаэнтерской народной архитектуры. Полюбовавшись на этот приют ещё и снаружи, Даанэль перешёл на магическое зрение. Во все стороны до горизонта никого не было видно. Настроив Раэл Танн, король открыто пошагал по дороге - туда, где она ныряла в лес.
  И вот вокруг тёмно-зелёный сумрак. Тихий ветер шелестел в ветвях, иногда сбивая с них отдельные капли. На этом звуковом фоне шаги короля были не слышны. Стремительная походка напоминала скорее полёт. Полёт на невидимых чёрных крыльях. Хищный полёт к цели.
  Будь пятнистый камуфляж вместо зимней одежды неведомого здесь покроя, владыка Лаэнтера походил бы на спецназовца, одного из тех, про которых успел прочитать на Земле. Но разница была не только в одежде. Если один спецназовец стоил нескольких десятков врагов, то этот серьёзный молодой человек, правильно распорядившись навыками и умениями, способен, мягко говоря, на большее.
  Звуки донеслись спереди, из дебрей. Он ускорил шаг. Он побежал.
  Вскоре стало понятно, что происходит там, в ночи. Довольно большая группа, около десятка дроу, окружила и теперь неторопливо донимала нескольких вооружённых людей. Издевательские обещания одной стороны чередовались с ругательствами и проклятиями с другой стороны. Кроме проклятий, люди пользовались и прилетевшими к ним отравленными стрелами врагов. Одного из них им удалось наугад, впотьмах, подстрелить в незащищённое бронёй лицо. Но этим успехи людей и ограничивались.
  'На этот раз я вовремя и кстати'.
  Магическая защита короля позволяла срисовывать обстановку, оставаясь незамеченным. Ибо таких же сильных магов здесь у них явно не было.
  Охраняя основную группу дроу, по сторонам, поодаль от неё, засели в верхушках деревьев стрелки. Застыли в позах, прицелившись вовне. С них Даанэль и решил начать своё вмешательство. Со всех сразу. Вскинув руку с Раэл Танном, произнёс нужные слова - и с пальцев сорвались невидимые стрелы. Разлетелись в разные стороны. У каждой - свой путь.
  Разница в расстоянии и местоположении роли не сыграла. Смерть прилетела ко всем. Стрелки дроу почти все застыли в ветвях навечно. Лишь один с шумом свалился и шмякнулся на землю. Неаккуратно, но это уже неважно. Даанэль опустил руку и повторил заклинание. Новая порция смерти помчалась к дроу, окружавшим людей на земле. Но не ко всем. Один был нужен королю живым. Для допроса. Ему прилетел особый подарок.
  Второй 'залп' пережили двое. Сначала. И предназначенный для допроса и ещё один, ловкий, выступавший здесь на первых ролях. В тот же миг, когда его собратья падали на землю, он сорвался с места и дунул прочь отсюда, ловко ныряя между стволами. Он уходил. Незримая стрела промчалась мимо. Усвистала себе дальше. А затем, описав загогулину в воздухе, развернулась и полетела обратно, аккурат навстречу беглецу. И через несколько мгновений встреча состоялась. Тёмный упал.
  Покуда несколько человек, залёгших среди мощных, поваленных бурей стволов, не осознали внезапной и резкой перемены в своём положении, последний дроу тоже пытался уйти. Но, к своему ужасу, он почувствовал, что не может сдвинуться с места. Руками машет, туловищем дёргает, но ноги его словно корнями в землю вросли : не поднять и не шагнуть в сторону! Пожалуй, впервые за время этой увлекательной прогулки по новым землям ему стало страшно и обидно. Он вспоминал и бормотал заклинание, способное помочь сойти с места. Вроде бы правильно, да только - не помогает. А там, внутри завала, зашептались, зашевелились человечки. Медленно, как во сне, из-за коряги высунулась бородатая голова. Существо, прищурившись, оглядывается. Тут бы ему и конец! Дроу полез за стрелой, но, спустя миг, сердце его застыло. Рука, вместо того, чтобы быстрым, чётким движением нырнуть к колчану, совершала бессмысленные машущие движения в воздухе. Дроу мысленно завыл.
  А бородач уже выглядел в сумраке валяющиеся то тут, то там трупы врагов, и глаза его стали круглыми от изумления. Сказав : 'Ого!', он выскочил из укрытия - и увидел нелюдя. Фигуру в броне, с тёмной мордой, выбивающимися из-под шлема белыми волосами. Тёмный гад нелепо дёргался и махал руками. Странно, непонятно, но зато хорошо. Радостно оскалясь, человек выхватил длинный нож и медленно приближался.
  - Одобряю. Но только подожди немного.
  Голос донёсся слева. Властный. Чёткий и громкий. Но как будто принесённый ветром с расстояния. Остановившись, бородач оглянулся в ту сторону.
  Среди деревьев, оттуда, где дорога, кто-то шёл сюда. Рост приличный. Одет во что-то тёмное. Броня или нет? В ночи толком не разглядишь. Не распознать цвет лица. Вроде бы что-то несёт в руке? Увидим. (Если он не убьёт.) Кто он? Враг или друг?
  - Кто положил этих? - на всякий случай спросил бородач, указывая ножом на убитых нелюдей.
  В ответ донеслось :
   - Я.
  Сказав это, пришелец остановился, подобрал с земли сук, дунул на него - и конец сука вспыхнул огнём! Человек ахнул, не зная, что делать и как относиться к происходящему. Нежданная радость или новый коварный обман извергов? Бежать навстречу - неважно, с какой целью, или же наутёк? Зрелый человек, видавший виды, был сбит с толку.
  Пришелец, освещая себя, подошёл чуть поближе и снова остановился. Положил странного вида большую суму на землю. Осветил своё лицо. Светлое лицо человека. Молодого, красивого, властного человека. Это ещё ничего не значит, засомневался было бородач. Они могут надеть маску или навести морок. Но, оглянувшись на сражённых дроу, устыдился своей мысли. Зачем им ради обмана нескольких деревенских охотников убивать столько своих?
  'Но вдруг всё это вообще наведённый сон? - опять ворохнулась опаска. И опять бородач сам себя пристыдил. - Нас легко было убить и просто так!'
  Между тем, подойдя совсем близко, пришелец улыбнулся :
  - И вы, двое, тоже вылезайте уже оттуда. Опасности нет.
  Те, кому это было сказано, зашевелились, изумлённо бормоча, повставали и трясясь от только что пережитого, кое-как перелезали через стволы. Озираясь на погибших чужаков, подошли к бородачу. Стало видно, что оба младше его. Если один - ненамного и обладает тёмной кудрявой шевелюрой, то другой - блондин, как и бородач, а по годам подходит ему в сыновья. Юноша осматривал место схватки, озадаченно поглаживая лук. Брюнет, сжимая меч, то и дело косился на обездвиженного дроу.
  Так они стояли втроём, все одетые в простые и удобные для лесной, даже и охотничьей жизни одежды из полотна, кожи и меха. Старший из них, между тем, всё продолжал при колеблющемся свете пламени вглядываться в лицо их могущественного спасителя. Чем дольше он это делал, тем растеряннее становилось выражение его лица.
  Их таинственный визави сменил руку, в которой держал импровизированный светоч, и при этом в свете мелькнули драгоценные перстни на его пальцах. (Один из тех перстней - чёрный, с великой красной искрой, сияющей в темноте посреди печатки.) Через несколько секунд после того, как бородач их заметил, в его светлых глазах вспыхнуло изумление, смешанное с надеждой. Дикой надеждой. Трясущейся рукой спрятав наконец нож, бородач сцапал за рукава своих сотоварищей и притянул поближе к себе. Следующее, что он сделал - судорожно сунул руку за пазуху, извлёк монету, поглядел на неё, затем ещё раз в лицо пришедшего и застыл.
  Тот улыбнулся, полез рукой в задний карман штанов, тоже достал монету. Подошёл к лесному человеку совсем близко. Протянув руки навстречу друг другу, они в оранжевом свете огня сравнили монеты. Они были одинаковы. Одинаковы были лица, на них изображённые, и те же черты имело живое лицо молодого мужчины, стоявшего напротив, в одном шаге.
  Лицо старшего задёргалось, ноги подкосились, он рухнул на колени. Его обалдевшие спутники смотрели во все глаза, как спокойный, знающий себе цену, выдержанный вожак обнимает пришельца за колени и рыдает, уткнувшись в них лицом. Рыдает, наверно, впервые за много лет. Услышали, как, на миг восстановив дыхание, он выкрикнул :
  - Государь! Вернулся!!
  Молодой человек, названный государем, свободной рукой обхватив бородача подмышку, потянул его вверх. Тот, перебирая рукамии по туловищу пришельца, позволил себя поднять. Вот , обнимаясь, они смотрят друг другу в глаза. В угольно-чёрных глазах короля тоже блестят слёзы! Почти спокойно, но как-то отрывисто, он говорит :
  - Вернулся. Надежды было мало. Но она была.
  - Как я рад! - изливал душу старший. - С тех пор как услышали что ты исчез, я сам себе и сыну и всем людям говорил, что ты появишься! Как исчез, так и появишься! Недаром же про Даанэля говорили, что он сильный маг? Правда, я и в самой мечте не представлял, что вернёшься домой ты именно здесь, в нашей глухомани, и что первым тебя встречу именно я, простой деревенский охотник! Ооооо! (всхлип) Как я рад!!!
  - А уж я как рад! - похлопывая его по плечу, ответил король. - Наконец-то встретил живых! За эти два дня я мало где прошёл, но видел только трупы. Не то, чтобы я начал беспокоиться, что так будет везде...
  - Так будет везде! Ты это ещё увидишь! - встрял в разговор дроу и захохотал.
  - Вот погань! - плюнул чернокудрый.
  Король Даанэль, отойдя от бородача, сделал лёгкое движение рукой - и звук смеха выключился, исчез. Тёмный только щерился открытым ртом и мелко подрагивал. Впрочем, недолго. Заметив, что его больше не слышно, он прекратил беззвучный и бессмысленный хохот. Три охотника, свидетеля этого маленького чуда, дружно издали удивлённый стон. Воткнув горящий сук в землю, король снова повернулся к людям.
  - Лаэнтерцы, живые вы мои! - с чувством сказал он. - Если уж мы встретились, то давайте, что ли, познакомимся? Я - Даанэль Раэл Лаэнтер, а вы кто?
  Лесные люди - два зрелых и один юный - переглянувшись, опустились на колени.
  - Очень мило. А теперь потрудитесь подняться обратно.
  Что-то в звучании голоса короля побудило их встать.
  - И больше никогда так не делать. Разве вы не слыхали, что ещё при моём отце подобный способ почитания царствующих персон относился ко дню вчерашнему - даже для дворца? Не ожидал такого от моих боевых товарищей, вместе со мной делающих одно дело!
  Мягкие, спокойные интонации, а особенно умопомрачительные слова 'мои боевые товарищи' ввергали в смущение и заставляли потупить глаза. Понимание высокой степени монаршей деликатности (за опускание на колени) придёт потом.
  - Там, где я был, мужчины при знакомстве пожимают руки. - выждав несколько секунд, продолжал владыка Лаэнтера. - Полагаю, вам такой обычай неизвестен?
  Рослый юноша, с такими же светлыми, как у отца-вожака, глазами, первым вскинул удивлённый взгляд и несдержанно брякнул :
  - Ого! А это как?
  Даанэль протянул ему руку, взял его ладонь в свою, встряхнул и, продолжая сжимать, сказал :
  - Итак, меня зовут Даанэль. А как зовут тебя?
  - Вантаар.
  - Рад с тобой познакомиться, уверенный юноша Вантаар. - король встряхнув парню руку, отпустил её и, улыбнувшись, добавил. - Вот, как-то так.
  Будь здесь хоть один землянин, он сказал бы, что Вантаар выпал в осадок. Не только потому, что с ним запросто и необычным способом поздоровался глава его страны - но ещё и потому, что сказал весьма лестные слова. В старину у слова 'уверенный' было ещё одно значение : идущий ради того, что дорого и свято, на смертельный риск. То бишь если ещё и не 'героический', то прямо к подвигу и славе идущий. А пока уверенный юноша так стоял и переваривал происходящее, король уже пожимал руку его отцу и спрашивал его имя.
  - Вансавит. - сказал бородач.
  - Рад с тобой познакомиться, уверенный муж Вансавит. - пожав и отпустив руку старшего, Даанэль перевёл своё высочайшее внимание на чернокудрго. Того звали Гирган.
  - Рад с тобой познакомиться, уверенный муж Гирган. Вот они, первые имена первых встреченных мной людей. Думаю, они навсегда останутся в моей памяти. А теперь, когда познакомились, давайте поедим. Магия требует подкрепления сил, и не только магических.
  Даанэль снял со спины странного вида заплечный мешок, висевший на нём всё это время, развязал и достал оттуда штуковины в разноцветных, дивных обёртках, а затем - бутылку вина, заполненную на две трети. Надписи на этикетке и на обёртках не были похожи ни на что.
  - Ваше величество, - подал голос Гирган, когда король извлёк пробку, - а из чего... э... вино пить?
  - Прямо отсюда, за неимением чего-либо ещё. - невозмутимо ответил король, поглаживая бутылку особенным образом, отчего её содержимое стало на несколько градусов крепче. - Я говорю и глотаю, а вы дальше по кругу пьёте за это. Ну, за живых и за их удачу!
  Определённо, это вечер (точнее, уже ночь) чудес. Сделав пару глотков, Даанэль передал бутылку Гиргану. Тот, молча выпив, передал вино Вансавиту, тот, так же молча отпив, уступил очередь своему сыну. Вантаар, глотнув, вернул сосуд королю.
  - А теперь, - громыхнул голосом король, - за погибель подлых врагов!
  Бутылка вновь прошла по кругу в том же порядке. Вина в ней осталось на один круг. Подумав, Даанэль тихо, на грани шёпота, сказал :
  - За мёртвых. Чтобы не была напрасной их гибель и чтобы живые их помнили, пока живы.
  Допили. Вантаару выпало сделать последний глоток. Отдавая пустую бутылку королю, юноша передёрнулся и сдавленно, боясь разрыдаться, сказал :
  - У меня тут сейчас брат погиб. Старший. - и ткнул рукой в завал.
  - Как его звали? - спросил король.
  - Вансар. - ответил за парня его отец. - Эти запустили стрелу прямо вверх, они об этом говорили, и она там летела, пока не развернулась сама обратно. Прямо вниз. Прямо к нам, и прямо чтобы точно в кого-нибудь попасть. И с той же скоростью и силой. Вансару прямо в холку. Пришила его к земле. А Вансар-то мой знаете как силён? С кабаном однажды справился. А тут... прилетела какая-то отравленная фитюлька... и нет его!
  Помолчали. А что тут скажешь? Так же молча король раздавал своим уверенным сотоварищам вкусные, питательные штуковины. Все четверо разрывали обёртки и ели, не чувствуя сладости. Пустые обёртки - как свои, так и его товарищей, юноша прятал у себя за пазухой. Зачем?
  Король решил, что об этом, а также о местности, в которую его привели Врата, он спросит не сейчас. Два дня не зная названия местности, ещё несколько минут потерпит как-нибудь.
  И у охотников имелось множество всяких вопросов. Что за странная одежда и странные вещи у государя? Где он был больше месяца? Что он там повидал и пережил? И многое другое. Но из понятного глубочайшего почтения они не решались их задавать. Сук догорел и погас. Потемнело.
  Когда с едой было покончено, Даанэль молча пошёл к завалу, где лежали погибшие. Там он отломил от ствола ветку и зажёг её тем же способом, что и первую. Охотники подошли следом. По ту сторону стволов в разных позах лежали три трупа. Вот сразу узнаваемый молодец, лежащий, обняв землю, со стрелой в холке. Вот кто-то откинулся от ствола навзничь, получив стрелу между глаз. А ещё один наоборот вцепился в поваленное дерево, со спиной, как у ежа. А ещё совсем недавно трое живых лежали среди них и ждали и себе чего-то подобного.
  Тишину нарушил приказ короля.
  - Заберите у них оружие и то, что посчитаете нужным.
  Пока охотники, вернувшись внутрь завала, делали то, что им было сказано, повелитель Лаэнтера обходил вокруг бурелома снаружи, делая рукой рубящие движения вниз и вверх и негромко произнося заклинание. Покончив с этим занятием, он, подсвечивая факелом, смотрел, как Вансавит и Вантаар перевернули своего мёртвого родича на спину и, усевшись на корточки, разглядывают и щупают его. Гирган же, вынеся небольшую охапку осиротевших вещей наружу, вновь перемахнул через колоду. Там он осторожно, чтобы не соприкасаться с вражескими стрелами, подтащил к трупу Вансара остальные трупы и тоже сел на корточки. Задумался о своём.
  - Встаньте. - сказал король. - И положите трупы туда, где сходятся стволы.
  Лесные люди, встрепенувшись и встав, выполнили и это указание. Вансавит брал каждого за ноги, а Вантаар и Гирган - за руки. Сложив погибших бок о бок, охотники вопрошающе оглянулись.
  - Теперь заложите их поленьями и сучьями.
  Старшие просто слегка призадумались, а Вантаар явно удивился. Предупреждая вопросы, король Даанэль объяснил :
  - Павшим в бою требуется почётное погребение, а копать землю долго и нечем. Не говоря уже о том, что захоронение могут разрыть. Значит, нужно такое погребение, чтобы и выглядело величественно и красиво, и останков не осталось на произвол судьбы. Такой способ есть. Это - погребальный костёр.
  Помолчали. Вансавит пробормотал как будто себе под нос :
  - Слыхал я от дедов, а они - от прадедов, что когда-то бывало и такое.
  - Вот теперь вспомним сами. - так же тихо сказал король, заводя за спину руку и доставая оттуда (точнее, ниоттуда) меч. Лесные люди быстро оценили длину и остроту клинка, украшенную рубинами рукоять и качество металла. В этих краях они ни разу не встречали ничего подобного. Король же, подойдя к завалу, поднял меч, примерился и обрушил его на толстое ответвление. Через миг оно отвалилось от ствола. - Подбирайте. Для павших от меча рубить мечом дрова для погребального костра - самое то. Подбирайте.
  На этот раз люди не заставили себя ждать. Следующие несколько минут Даанэль то карнал и чекрыжил бурелом (лишь посвистывали удары и прекрасный клинок сверкал оранжевыми бликами от факела), то отходил в сторону, дабы срубить и там что-нибудь, достойное внимания. Охотники ходили за ним и подбирали заготовленные дрова, затем тащили их к месту погребения, обкладывали покойных и возвращались к королю за новой порцией. Так, делая нечто необычное, но зато очень важное, они потихоньку срабатывались.
  Настал момент, когда проворный Вантаар спрыгнул с довольно высокой кучи хвороста, погребающего под собой его старшего брата и односельчан. Тогда же меч опять исчез за спиной Даанэля. По мановению его руки охотники встали лицом к нагромождению, по бокам и чуть сзади от своего повелителя.
  Даанэль бросил факел в кучу. Сначала горящий сук просто лежал среди своих соседей, если и зажигая их, то весьма лениво. Тогда, поморщившись, Даанэль махнул ладонью, и на огонь прыгнул маленький, но весьма бодрый ветерок. Он заставил языки пламени прыгать туда-сюда и, колыхаясь и приплясывая, зажигать новые места. Да, и почти не было дыма. Усиливающийся огонь заставлял древесину трещать и попискивать, а дыма над костром не поднималось.
  Вскоре над поляной ревел большой костёр. Было светло и так горячо, что люди отошли на почтительное расстояние. В этом огне погибшие и вправду могут сгореть почти что без остатка. И ещё он заметен издалека.
  
  
  В.
  - Государь, а они не заметят? - обеспокоенно спросил Гирган.
  Вглядываясь в пламя, Даанэль сказал :
  - Они сейчас так далеко, что я их не чувствую.
  - И огонь. Как бы пожару не наделал. - подал голос Вантаар.
  За короля ему поспешил ответить отец.
  - Дождь сегодня был. Да и его величество, видать, не зря походил вокруг.
  Даанэль молча кивнул. Посмотрев на погребальный костёр ещё минуту, он повернулся и отошёл к пленному дроу, который всё это время так и стоял поблизости.
  Встав в одном шаге перед ним, человеческий король щёлкнул пальцами.
  - Ну что, друг любезный? Теперь ты можешь говорить.
  Еле оторвавшись от созерцания костра, охотники подошли и встали вокруг них. Кулаки их сжимались, зубы поскрипывали, во взгляды вернулась отошедшая на минуту ненависть.
  Дроу, без особого выражения на лице, разглядывал короля и ничего не отвечал.
  - Знакомиться с тобой я не буду. Нет смысла заводить столь короткое знакомство. А вот о том, где сейчас ваш отряд и какова его численность, я, пожалуй, спрошу.
  Тёмный усиленно изображал из себя статую. Подождав ровно столько, чтобы понять, что ответа не будет, Даанэль вдруг нанёс удар согнутой рукой и туловищем. 'Статуя' опрокинулась ; король уселся на оную верхом, лицом к лицу с врагом. Невозмутимо осведомился :
  - Так где вы и сколько вас? Я тебя внимательно слушаю.
  Чужак удостоил человеческого правителя издевательской ухмылкой.
   - Молчишь? Похвально. Молчи себе и дальше. - так же спокойно сказал король и... возложил ладони на лоб пленника. Сначала на поляне царило молчание, затем дроу что-то понял и, исказив лицо от ненависти, задёргался, замотал головой и даже начал пытаться произносить заклинание. Но король сделал некое почти ласкающее движение ладонями - и враг мгновенно успокоился и затих. Снова положив ладони на голову пещерного отродья, его величество терпеливо ждал чего-то. Он дождался ряда чётких, содержательных картинок, сменявших друг друга. Он увидел нужный ему путь.
   Ещё секунда - и охотники увидели, как их государь встаёт с тёмного тела. Отойдя на шаг в сторону, небрежно машет на него рукой. Услышали слова :
   - Он ваш. Делайте с ним что хотите.
  Три человека склонились над дроу. Четвёртый, стоя рядом, над ними, внимательно наблюдал и как будто всем своим существом впитывал яростные оскалы, блеск ножей, их острые тычки и звуки мощных ударов, дёрганья тел, хлюпанье крови и дикий вой. Но вой вскоре оборвался. Остались лишь прочие звуки. Кто-то из мстящих подвинулся, на миг открыв взору Даанэля голову казнённого врага. Вспомнил, как всего пару-тройку минут назад положил ему ладони на голову, чтобы узнать...
  ОООООО!!!! Положил ладони на голову, чтобы узнать!!! Даанэль закрыл глаза и отвернулся, но проклятая память, как назло, всё равно подсунула сравнение. Полтора месяца назад он тоже положил ладони на голову... чтобы узнать... Проклятая башка, как ты посмела усмотреть что-то общее между Тем и Этим?! Даанэля передёрнуло. Чтобы не допустить возникновения в своём предательском сознании вовсе уж мерзостной картины, он резко крикнул :
  - Прекратите! Достаточно!
  Стало тихо. Замерли три фигуры. Три изумлённо-испуганных взгляда уставились на короля.
  Тот, встряхнув головой посильнее, чтобы наверняка вышвырнуть из неё внезапное, немыслимо гадкое сравнение, отчеканил металлическим голосом :
  - Встаньте. Не будем терять время! Собирайте вещи и прямо сейчас пойдём на бой!
  Волшебный голос Даанэля подействовал так, что уже через минуту несколько людей шли по ночному лесу, оставив полыхающий погребальный костёр за спиной. Он сам собой прогорит и погаснет, а место, где он был, назовут 'костром Даанэля'.
  Король с грузом стремительно шагал первым по известному ему курсу. Охотники, наложив стрелы на луки, следовали за ним, не отставая, хотя и прилагали к тому некоторые усилия. Способности их вновь обретённого повелителя, с одной стороны понятные, с другой стороны - всё-таки дивные, не могли не порождать уйму вопросов. Но первые несколько минут пути люди честно терпели. Король сам нарушил молчание. Не оборачиваясь, он осведомился :
  - Если я правильно прочитал нашего языка, эта провинция, где мы сейчас находимся, называется Тиасур?
  - Да, Тиасур. - ответил старший. - Осмелюсь спросить ваше величество, что значит 'языка'?
  - В том мире, где я был, языками называют вражеских воинов, а ещё лучше, офицеров, которых нарочно берут в плен, чтобы узнавать важные сведения об их войске.
  Охотники хмыкали и переглядывались. Им явно нравилось новое слово.
  Даанэль же представлял себе Тиасур. Обширный и не очень заселённый северо-восточный угол своего королевства. К северу от этого края есть ещё одна провинция - а дальше уже другие страны. А земли дроу на юге и юго-востоке. Тьма и хаос! Не мешало бы выяснить, уже у нового языка, не заразила ли эта зараза - летучие отряды из телепортов - большую часть страны?! По возможности спокойно Даанэль спросил :
  - Когда началась война?
  - Пять дней назад. - сказал Вансавит. - Наш колдун сказал. Ему этих, видений послали.
  - Ваш маг сейчас живой?
  - Это вряд ли, ваше величество. - печально вздохнул Вансавит. - Когда сутки назад на Рангату, деревню нашу, напали они, он сражался по-своему, чтобы дать время хоть кому-то уйти. Из таких дел возвращаются редко. Кто-то из наших появлялся-появлялся в лесу, а он - нет.
  Может быть, это его я и видел, подумалось королю. Но об этом потом, при встрече с беженцами. Вслух пока стоит спросить о другом.
  - А в ваших краях когда они появились?
  - Во всяком случае, не больше трёх дней. - подал голос Гирган. - Вот только те, кто точно знает, ничего уже не скажут.
  А может, думал Даанэль, послали всего несколько отдельных отрядов в разные концы страны. На приличное друг от друга расстояние. Нагадят, посеют панику в далёком тылу и вернутся к своим. До следующего рейда. А отряд, оскверняющий собой эти места, немаленький, но и небольшой. Судя по тому, что я сумел узнать, я с ним справлюсь.
  Итак, Тиасур. Земля, изобилующая дремучими лесами и дичью. Земля опытных охотников, что очень кстати. Столичные снобы, говоря 'Тиасур', говорили : 'дикость и глухомань'. Кстати, я не раз читал в хрониках, как кого-то сюда ссылали, припомнил Даанэль. До некоей степени эту часть моего королевства можно сравнить с земной Сибирью. Но если я и местные жители сработаемся, эту землю ждёт большая слава. Северная часть этой провинции гористая. Южная часть равнинная, а мне встречались разве что холмы. Сквозь Тиасур протекает одноимённая река с обрывистыми берегами и быстрым течением. Она берёт начало в северных горах, а дальше к югу успокаивается. Насколько помнится, верховья реки несудоходны из-за течения и камней. Как смешно будут выглядеть дроу, пытающиеся доплыть досюда на речных галерах! А вот мы, люди, наоборот, на плотах наподобие земных, можем зайти далеко. Весьма далеко на юг, подвергшийся удару. Сплавимся, как эти... туристы, по горным рекам. Будет интересно.
  Но сейчас люди, почти без шума, идут по земле, между мощных стволов. И пока враг ещё далеко, можно говорить.
  - Как я уже сказал, мы идём на бой. Заботу об уничтожении вражеского отряда я беру на себя. От вас требуется только быть рядом, всё увидеть, может быть, немного пострелять из луков. Затем мы все четверо благополучно вернёмся к тому месту, где прячутся беженцы. Жители нескольких деревень собрались вместе, верно?
  - Нет, одной нашей. - ответил кто-то из охотников. - Рангата деревня большая, народу хватает. Кто-то успел удрать и его не догнали.
  - Много ли среди них мужчин, хорошо владеющих оружием?
  Его спутники некоторое время мрачновато молчали, затем Вансавит откликнулся :
  - Мммм...меньше, чем хотелось бы.
  - Хотя бы три десятка наберётся?
  Пауза. Звук тихих шагов.
  - Двадцать. Вместе с нами. Шестерыми. - тусклым голосом сообщил Вансавит.
  - Вышли, значит, осмотреться. - с едкой горечью добавил Гирган.
  Храбрые тиасурцы. Кто в этом усомнится, тому несдобровать.
  Снова пауза и звук шагов. Король поморщился и, что-то пробормотав, щёлкнул пальцами. Звуки ходьбы, и без того тихие, исчезли полностью. Не дав соратникам времени оценить новшество, король уточнил :
  - Остальные, я так понимаю, старики, женщины и дети?
  - Так, государь. Их-то ой как побольше!
  - Не все же мужчины погибли?
  - Не все в одну сторону разбегались, государь. Может, кто сам по себе по лесам ходит?
  - Искать и собирать, конечно, надо. Но не сейчас, а потом.
  Ночь царила над лесом. Вроде бы облачная и хмурая, но очертания фигур путников, стволов, меж которых они лавировали, коряг и иногда камней под ногами были-таки видны. Хорошая ночь.
  Вскоре они взошли на холм, пологий и оттого занимавший большую площадь. На его склонах то тут, то там торчали булыжники и даже валуны, обросшие мхом. Здесь их явно было больше, чем в лесу, который они уже миновали. Достигнув вершины холма, люди остановились оглядеться.
  В одном из направлений, вдали, меж стволами, виднелся изгиб дороги. Самое близкое досюда место : обе стороны пути удалялись куда-то.
  - Есть ли ещё дороги в ваших местах, кроме этой? - тихо осведомился Даанэль.
  - Нет, государь, она такая одна. - сообщил Вансавит. - Она связывает собой все значительные деревни, а они понатыканы где попало, и вот она виляет туда-сюда.
  - А как у вас насчёт замков и прочих крепостей?
  - Живёт в стороне один барон. И замок у него есть. Но это неблизко.
  - Если ещё живёт. - пробормотал себе под нос Гирган. - Прости, государь, не сдержался.
  - Ты просто озвучил то, о чём я подумал. А вообще, замок, это хорошо.
  С этими словами Даанэль поставил на землю сумку и снял рюкзак. Сразу спрятав сумку между двух камней-соседей, он развязал рюкзак и нащупывал в нём что-то. Затем достал какую-то прямоугольную вещь, от которой полукольцом отходил широкий ремень. Завязав рюкзак и пристроив его к сумке, владыка Лаэнтера встал и обернулся. Охотники то ли увидели, то ли угадали, что он улыбается.
  - Вантаар, хочешь видеть этих тварей ночью как днём?
  - Ещё бы! - тут же вырвалось у юноши.
  - Я одолжу тебе этот предмет на этот бой. - сказал ему король. - Надень его на голову, на глаза.
  Покуда парень, взяв вещь, исполнял указанное, король подступил к нему вплотную.
  - Сейчас тебе ещё ничего не видно, но так и должно быть. Вложенную сюда энергию надо беречь для дела. Я беру тебя за руку. Поднимаю. Чувствуешь этот маленький выступ сбоку?
  - Да, государь.
  - Нажми его.
  Вантаар нажал. И, разинув рот, застыл как статуя.
  - Ну как? - спросил Даанэль, вставая напротив него.
  - Лес светлый! - восторженно простонал юноша. - И ты такой видный, аж до капельки!
  - Погляди вдаль.
  Юноша поглядел. Туда. Сюда. Очумелая улыбка на его лице сменилась хищным оскалом.
  - Видеть их и попадать в них!!
  - Да, скоро ты будешь это делать, по моему сигналу. А пока выключи. Нажми туда же.
  Пока Вантаар с явной неохотой выключал прибор ночного видения и сдвигал его на лоб, Даанэль, отвернувшись, вглядывался в околодорожное пространство магическим зрением. И вот сказал :
  - Отсюда идём молча.
  Спустившись к дороге, четыре человека быстро и беззвучно шли вдоль неё. Трое из них - насторожив луки, а ещё один - просто держа руку перед собой. На одном из пальцев сиял красным огоньком перстень, и этот огонёк отражался в глазах его владельца. Казалось, будто это не просто так. Будто огонёк, живя своей жизнью, посылает человеку сигналы, понятные лишь ему.
  В какой-то момент предводитель сделал знак прочим, и те застыли. Хорошо зная родные края, они, однако, видели и понимали меньше, чем он, новичок здесь. Ведь этот новичок много где побывал и зрение у него - особенное. Вот и сейчас, что-то уяснив, он обернулся к спутникам и одними губами проговорил :
  - Они идут. Заходим сбоку. Мы двое сначала снимем стрелков в ветвях. За мной бегом!!
  Вантаар по знаку Даанэля на бегу сдвинул на глаза и включил дивную штуковину, дающую ночное зрение. Его отец и Гирган, полагаясь на себя, не отставали от короля. Король же, видимо, отдался этому бегу наперерез врагам весь и даже больше. Так оно и было. Он с головой окунулся в происходящее, чтобы изгладить из памяти некий отвратный момент. Через пару-тройку минут стало ясно : Заклинание, полностью скрадывающее звуки их передвижения, пришлось очень кстати. Двое из четверых увидели, как далеко впереди сидят стрелки в верхушках деревьев. Каждый такой - шагах в ста от другого. Вантаар выбрал одного, прицелился, выстрелил. Даанэль с энергичным шёпотом раскинул руки, затем опустил их. Ненадолго, всего на пару секунд. Затем, быстро глянув на Раэл Танн, опять раскинул руки - пошире, чем в первый раз - и зашептал другое.
  Наблюдатели в ветвях умирали тихо. В этот раз никто из них на землю не упал. Но дроу с их ночным зрением, а кое-кто и с магией, всё равно постепенно всполошились. Кто именно заметил неладное? Всадники на дороге, группы пеших дроу, прочёсывающих лес вдоль дороги, либо какая-нибудь 'бескрылая птица' в стороне от человечьего удара? Об этом история умалчивает. Однако через минуту местность оглашало множество тревожных выкриков.
  Вантаар явно целенаправленно послал в те выкрики ещё несколько стрел. Даанэль, закончив свои вторые чары, обернулся к Гиргану и Вансавиту и те увидели его страшную улыбку и услышали вкрадчивый голос :
  - Куда бы они не шли, они теперь никуда не придут. Им моя половая тряпка, а вы под щитом. Рядом со мной ничего не бойтесь. Смотрите, стреляйте. За мной!
  И четверо людей выбежали к месту, откуда хорошо виднелась дорога. Сначала дроу их не видели, метались туда-сюда, пытались выстроить круговую оборону. Даанэль, веселья ради, намахал им ещё несколько невидимых стрел, поразивших свои цели с разных направлений. Часть всадников укрылась в густых зарослях, что были кое-где на обочине. Другие всадники группами рыскали в одном направлении, никого не найдя, резко разворачивались в другую сторону. Пехотинцы, понукаемые десятниками, также прочёсывали лес, и один такой десяток выбежал прямо на горстку нахалов. Как близки сияющие глаза врагов и как громко звучит из их пастей :
  - Сюда!! Вот они!!!
  - Сколько их? - отозвались из соседнего десятка.
  - Четверо! Стоят на виду!
  Всадники, в очередной раз скакавшие мимо, развернулись сюда. Да что там, всё больше и больше тёмных фигур сбегается отовсюду и окружает. Меж деревьев стало тесно.
  - Спокойно. - прошептал Даанэль. - Они не знают, что всё не так.
  Предводитель всадников скомандовал :
  - Тех двоих - он пальцем показал Гиргана и Вансавита - пристрелить, а оставшихся на допрос.
  Даанэль ободряюще похлопал смертников по плечам. Дроу - несколько всадников с одной стороны и несколько пехотинцев с другой стороны - вскинули луки. Стрелы свистнули - и тут же с треском упали в двух шагах от людей.
  Немая сцена.
  - А теперь вы! - скомандовал Даанэль несостоявшимся 'целям'. Вансавита с Гирганом, да и Вантаара тоже, долго упрашивать было не надо. Стрелы в луках, а сами стоят наготове. Миг - и спущены три тетивы. Изнутри недоступного, невидимого круга человечьи стрелы вылетели только так, за милую душу. Один пехотинец и один всадник дёрнулись и начали падать. Третья стрела пролетела над пригнувшимся главным всадником. Но офицер недолго радовался спасению. Даанэль показал рукой, будто что-то откручивает. В десятке саженей от него 'что-то', в данном случае голова офицера конных дроу, с хрустом сделала полный оборот относительно тела. Тело сползло вниз.
  Даанэль презрительно засмеялся :
  - Нет, это не вы нас нашли, это мы вас нашли!
  И был яростный вопль из множества вражеских глоток, и наскоки всадников - охотники аж зажмуривались, когда в двух шагах от них кони на всём скаку разбивают морды или ломают ноги, отлетая обратно от внезапной невидимой стены, скидывая и топча седоков. И были рои стрел, небольших, но очень злых, наверняка отравленных, которые раз за разом опадали на лету, не достигнув цели. И были воины дроу, пытавшиеся мечами или руками залезть в прозрачный круг. Конечно, напрасно. А вот Вансавит, достав нож, сделал в такие моменты несколько удачных выпадов, кому в лицо, кому по руке. Ловкие, сильные, рослые долгожители с тёмной кожей и светлыми волосами, как ни старались, не смогли причинить этим людям никакого вреда. А потом их начал поглощать чуть светящийся серо-зелёный туман.
  - Какая всё-таки прелесть эти мои родные магические миры. - пробормотал Даанэль, послав охапку невидимых стрел к дороге, в ту заросль, где с начала боя укрылась часть всадников. Он подозревал в них руководство отряда. А у главарей - телепорт. Никто не должен уйти и предупредить. (А просто ускакать отсюда они не могли, была на то одна веская причина.) Теперь стоит присмотреться. Если органы чувств не изменяют, в том олешнике живых не осталось.
  Между тем Раэл Танн работал. Кроме поддержания незримого щита вокруг своего обладателя и его спутников, он осуществлял куда более важную задачу.
  С обоих направлений дороги и из леса по обеим сторонам дороги сюда, на пространство перед нашими героями сбегались дроу. Похоже, все, кто ходил в этой местности. Их количество соответствовало недавнему видению Даанэля, добытому у языка. А собирались они не по своей воле. Разве можно считать своей волей странный, очень плотный и на вид и, похоже, на ощупь, густой серо-зелёный туман (или холодный дым), что, кольцевой волной окружив чужаков, медленно но верно сгонял их сюда? Попав в него, на месте не постоишь. Призрачно подсвечивая, туман давал возможность увидеть, с какой твёрдостью он давит стоящих и утюжит упавших.
  Присмотревшись к этому жуткому зрелищу, охотники перестали стрелять. Поняли, что врагам и так приходит конец. Серый круг сдвигается всё тесней. Всё меньше и меньше дроу. Всё реже их выкрики и проклятия, призывы к Сельвентару или Великой Матери. Некоторые тёмные, вовсе отчаявшись спастись, сами ныряли в твёрдый туман.
  И вот настало время, когда все они исчезли. В наступившей тишине Даанэль вытер вспотевший лоб и взмахнул руками, произнося слова заклинания в обратном порядке. Не прошло и минуты, как страшный туман рассеялся без остатка. На дороге и между деревьями валялись груды трупов.
  - Вантаар, ты здесь не видишь ни одной живой лошади? - прозвучал спокойный голос.
  - Эээ... нет. - задумчиво откликнулся юноша.
  - Н-да? Похоже, что я перестарался. Тогда выключи это и отдай мне.
  Парень не сразу отвлёкся от созерцания побоища. Даанэль хотел было повторить, когда Вантаар медленно, трясущимися руками ощупал прибор ночного видения и нажал на кнопку. Сняв приспособление, повернулся и протянул его своему королю. Выражение, с которым он смотрел на Даанэля, земные психологи назвали бы 'я весь твой с потрохами. Если надо, съешь меня'.
  - Победа, кое-что ей кое-куда! - прохрипел Гирган.
  - Всего одна ночь, а сколько всего! - встряхнув головой, удивился Вансавит.
  Одна длань короля легла на плечо Вантаару, другая - на плечо Гиргану. Обнявшись, они стояли над побоищем.
  
  
  Г.
  Долго ли они так стояли? Наверно, столько, сколько и получается постоять в таких случаях. Что они при этом думали? То, во что горазд каждый из них. Могли бы простоять так до утра? Могли бы. Но тишину нарушил хриплый смех. Он донёсся спереди, из ближайшей кучи трупов.
  - Ну что, рады?
  Охотники вскинулись. Окунувшись в ночь чудес и в это ни с чем не сравнимое чувство первой победы, плечом к плечу с великим человеком, они впали в ярость : какой-то недобитый чужак посягнул на это чувство! Осквернил дивный момент! Смерть ему!
  - Подождите, я сам справлюсь. - Даанэль сделал успокаивающий знак. Ему был нужен разговор.
  Там, среди поверженных дроу, пошевелился один старый мужчина и с явным усилием приподнял голову. (Определённо, здесь одни самцы показывают, на что способны). Он повернул брезгливое лицо к подходящему королю и снова засмеялся. Похоже, искренне.
  - Что тут такого весёлого? - холодно осведомился Даанэль, останавливаясь напротив. - Или ты радуешься тому, как презренные человечки поубивали весь твой отряд?
  - Наши пещеры полны. Поэтому я как минимум не огорчаюсь потере. Огорчаться придётся тебе, человеческий правитель. Ваши потери только начинаются. А ты только что выдал себя. Пока ты в одиночку истреблял необычным способом мой летучий отряд, один мой подчинённый, по моему приказу, воспользовался телепортом и ушёл в нашу главную ставку. Теперь моё командование предупреждено и, поверь мне, северу вашей страны отныне будет уделено особое внимание.
  Командир дроу, уронив дрожавшую голову, засмеялся и закашлялся с бульканьем.
  - Почему я не заметил работу телепорта? - спокойно спросил Даанэль.
  - Я его маскировал. На это ушли все мои силы. Поверь, немаленькие силы. Но оно того стоит, ха-ха-ха-ха-ха. В это ты тоже поверь. Ты, кажется, хочешь меня допросить? Я сам тебе всё расскажу. Только не думаю, что тебе понравится.
  - Я весь внимание.
  Слушать и вправду стоило внимательно. Этот дроу больше не поднимал голову и вообще не шевелился, глядя прямо в ночное небо. Его голос тускнел и ослабевал, требуя с каждой новой минутой всё больше слуховых усилий.
  Охотники со своего расстояния различали некоторые слова и даже отдельные фразы. Слова чередовались с нечётким бормотанием, которое раздражало.
  Никогда ещё войско наше не было таким огромным. Бырмырбырмыр. Хорошо, что у вас общие границы с бырмыбырмыр. Бырмыр сильное звено в цепи, с остальными будет мырбырмыр. Мы действуем наверняка. Бырмырбырмыр. Да, на телепорты не скупились. Оно того стоит. Бырмыр одновременно и всюду, хотя бы ненадолго. В этой бырмыр мы одни, а чем южнее, тем бырмырбырмыр. Уж те-то отряды точно встретятся с войсками бырмыр. Наше продвижение очень бырмырбырмыр. За один день от границы до бырмыр. Вам бырмыр так не бырмыр. Возле бырмыр в одном бою мы бырмыр ваших, а таких боёв бырмыр бырмырбырмыр. Вианна скоро падёт. Бырмыр вернулся сюда? Лучше бы ты не бырмырбырмыр. - С этого момента тихое бурчание врага стало почти полностью непонятным для охотников. Оно продолжалось ещё несколько минут, пока не прекратилось вместе с жизнью неприятельского мага.
  Король медленно вернулся к своим. На близком расстоянии даже в ночи видно выражение его лица : мрачная маска с отсутствующим взглядом. По людским сердцам чиркнули когти зверя. Несколько дыханий затаились в ожидании высочайшего слова.
  - Возвращаемся к оставленным сумкам. - слова прозвучали очень ровно и спокойно.
  Несколько минут до каменистого холма пролетели как несколько мгновений.
  Поднимая свою ношу из камней, Даанэль снова нарушил молчание :
  - Дел предстоит гораздо больше, чем можно было рассчитывать. Но недаром делами называют то, что можно делать. Мы идём к людям, прячущимся в лесу. О том, что обстановка плохая, им знать необязательно. Сейчас необязательно.
  Пауза. Вансавит за всех рассудительно сказал :
  - А мы что? Мы молчим.
  - Пусть пока знают лишь о том, что врагов можно бить. Что это уже случилось. Радостных лиц я от вас не требую. Какая уж тут радость? Но бодрыми, пожалуйста, будьте.
  И человек человеку возразил :
  - Государь, радость всё-таки будет. К нам сюда пришёл тот, на кого мы даже не надеялись, кого, думали, не дождёмся. С тобой всё будет иначе.
  - Посмотрим. А пока идём. Ты показываешь дорогу.
  Так и пошли : Вансавит впереди, за ним - Даанэль и старающийся идти рядом с ним Вантаар, и замыкающий маленькое шествие Гирган.
  Продвигались долго, молча, по маршруту, которого Даанэль пока ещё не знал. Наблюдая за плавной сменой окружающих пейзажей, владыка Лаэнтера думал параллельно о двух вещах. О страшных откровениях умирающего мага дроу. И о сумбурных деталях желанной первой встречи с его людьми. С одной стороны - радость и вдохновение первой серьёзной борьбы, пусть локальной, импровизированной, неупорядоченной. С другой стороны - тут же требовательно просигналила беда : мол, не обольщайтесь, вот она я, никуда не делась.
  Особенное беспокойство вызывали слова :
  'Ты сильный маг, и я это почувствовал. Но как бы тебе не пришлось гоняться за магией!'
  Один раз король отвлёкся от размышлений, заметив магическим взором далеко в чаще кабана. Люди в лесу наверно голодают. Надо прийти к ним не с пустыми руками. Послав охотникам мысленный образ и указующим перстом указав направление, он остался поглядеть на них в деле. Вантаар порывался остаться ходить вокруг короля как телохранитель, но Даанэль жестом дал парню понять, что он нужен там, а не здесь. Вантаар кивнул и нырнул меж стволов, ловко и быстро догоняя старших. Глядя ему вслед, Даанэль подумал, что из юноши можно было бы воспитать неплохого телохранителя.
  Кстати, кабаны чутки к опасности. Чтобы не ушёл, может, притупить ему ощущения? Добыча нужна, да и добытчики, целые и невредимые. Но как бы они не обиделись.
  Спустя час, разрубив своим королевским мечом на несколько частей свежедобытую тушу, он предложил облегчить её вес. Его сотоварищи не возражали.
  Путь к людям возобновился.
  Шли ещё долго, и по большей части молча. Разговор король затеял только дважды. В первый раз - когда отошли подальше от места охоты. Даанэль осведомился :
  - Как, значит, ваша деревня называется?
  - Рангата.
  - А как другие?
  - Верса, Обериз, Наэртай, Гестунна. А что?
  - Я видел две деревни. Проходя через них, я не заметил ни одной разъяснительной надписи. И что это за деревни, так и остался в неведении.
  - Ну так ведь можно у людей спросить. - брякнул Вантаар, а через миг от досады скорчил рожу.
  - Да-а, если подумать, весело нам живётся. Встречаешь деревню, и, если некого спросить, не знаешь, как она называется. А там, где я был, перед каждым поселением стоит столб с длинной белой таблицей, а на ней начертано название. Когда мы победим, я введу такие столбы с названиями по всей стране.
  - Как твоему величеству будет угодно. - сказал Вансавит. - А какие названия там?
  Улыбнувшись, Даанэль смачно произнёс :
  - Москва, Петербург (он же Ленинград), Ростов, Петрозаводск, Самара, Владикавказ, Челябинск, Барнаул, Владивосток, Магадан. Значительные города. Но ни в одном из них я не бывал. Я был в городе И., куда, собственно, меня и зашвырнуло, и в его окрестностях. Съездил по делам в Шелестов, Наозеро, Уголье, Летовск, Балаган. Этих мест я достигал не верхом и не в карете, не плывя по воде и не шагнув туда сквозь телепорт. Там таких чудес, как телепорт, не было и не будет никогда. - король помолчал и хмыкнул. - Если я с собой пару штук не занесу. В мир без магии меня зашвырнули. Кстати, там была зима. Очень холодная, как на вершинах высоких гор.
  В довесок к словам король шевельнул рукой - и на несколько мигов всех путников охватила страшная стужа, в которой почти невозможно выжить. Людей встряхнуло и от не по здешнему крепкого холода, и от сопереживания.
  Полминуты все молчали, переваривая услышанное и почувствованное.
  - Это ж каким гадом надо быть! - возмутился Вантаар.
  - Самым обычным, желающим очистить нашу землю от нас. - ответил Даанэль. - В той стране, где я побывал, за полвека до того тоже была большая война. Схватка с врагом, преследовавшим такие же цели. Правда, там люди воевали с людьми.
  Тут он сделал паузу : пусть люди, если созреют, сами спрашивают о недосказанном.
  - Если там нет магии, то есть ли у них кто-то, кроме людей? - осведомился Вансавит.
  - Хороший вопрос - это половина ответа. - помолчав, сказал Даанэль. - Одни люди.
  - О! - неожиданно радостно воскликнул Гирган. - Хорошо, наверно, в таком мире, где только люди и кроме людей, никого.
  - Наши собратья по расе тоже умеют портить жизнь друг другу. Как я только что говорил, лет за пятьдесят - шестьдесят до этих дней там шла война на выживание.
  - Ааааа, извиняюсь, государь. - голос Гиргана явно потускнел.
  Наткнувшись на корень и чуть не упав, Вантаар вполголоса прошипел что-то непечатное. Чтобы выправить впечатление, он поспешил спросить о своём :
  - А на чём таком государь ездил в... - он пока не осилил новых названий. - в эти места?
  - Представь себе, - послышался задумчивый голос короля, - что по земле из дали в даль проложена длинная насыпь из крупного песка и мелких камней. Она очень плотно утоптана, и не зря. На всём протяжении насыпи по её верху уложено поперёк неё неисчислимое множество толстых перекладин. Раньше они везде были деревянные, а сейчас во многих местах - из других материалов. Все эти поперечные перекладины нужны для того, чтобы соединять и удерживать на себе длинные ...эээ... брусья железа, уложенные поверх них уже продольно. Одна железная полоса параллельно другой. Их концы гладко соединены. Ещё бы не гладко! Ведь по ним часто и много прокатываются многочисленные колёса. Мощная повозка с двигательным устройством, работающим от тепловой энергии, на огромной по нашим меркам скорости тащит за собой множество обычных повозок, прицепленных концами друг к другу. В каждой такой повозке, высокой и длинной, много всякой всячины уместиться может. Всё это взятое вместе - так называемый поезд. Поезда бывают разные по длине, а главное, по назначению. Одни перевозят грузы, а другие перевозят людей. Вся эта длинная громадина мчится из одного дальнего города в другой, иногда издаёт гудки, чтобы Судьба не завела какого-нибудь несчастного на её путь, и всё время стучит. И ты привыкаешь к этим стукам.
  - А отчего стуки? - не выдержал Вантаар.
  - У поезда много железных колёс, которые по форме совпадают с продольными брусьями, чтобы не соскочить с них в пути, на горе седокам.
  - Да уж, навернуться на скорости - приятного мало. - подал голос спереди Вансавит.
  - И сами эти рельсы, то бишь продольные брусья, это по сути и есть железная дорога. Твёрдая, прямая, состоящая из двух параллельных линий, проложенных на большое расстояние. Она составлена из множества железных брусьев одинаковой длины. И в каждом месте, где их концы стыкуются, по ним катят железные колёса и неминуемо стучат. Так что, Вантаар, железная дорога без стука немыслима.
  - Если ты его не уберёшь. - полусмущённо, полумечтательно изрёк парень.
  - Для этого нужна магическая сила. А там её почти не было. - грустно возразил король. Он ещё раз шевельнул ладонью, и за деревьями, справа от них, раздался неслыханный здесь тяжеловесный гул, сопровождающийся частыми лязгающими стуками. Затем, вспомнив, что поезд увёз его любимую, Даанэль прекратил действие иллюзии.
  На этом первый разговор завял. Звуки вызвали задумчивость. Гирган изумлённо воскликнул : 'Это ж сколько железа надо было добыть?!' Затем иногда то он, то кто-нибудь из его спутников пробовали на вкус новое, доселе небывалое здесь словосочетание : 'железная дорога'. А в основном молча несли свою ношу и поглядывали по сторонам.
  Во второй раз его величество спросил Вансавита :
  - Скоро придём?
  - Да, ваше величество, уже скоро.
  - Да, кстати об этом. Други мои, у меня к вам просьба. Когда выйдем к людям, вы, пожалуйста, пока не называйте меня ни величеством, ни королём.
  Полминуты, не меньше, охотники переваривали это необычное заявление. Вантаар, оглядываясь на Даанэля, спросил :
  - Эээ... а почему?!
  - Рано ещё.
  - Ээээээээ... - удивился парень, всем видом показывая, что хочет более развёрнутого и понятного ответа. В сдержанности старших угадывалось то же самое.
  Даанэль внёс ясность.
  - Ну кто такой, по вашему, король Даанэль? Хозяин страны, в которой мы все живём? Да. Человек, который, сосредоточив всё в своих руках, принимает важные и судьбоносные решения? Да. У этого молодого человека даже внешний вид и голос соответствующие. Но у любого аристократа облик и голос ничуть не хуже. - Тут он коротко и не очень приятно усмехнулся. - Да и сам Даанэль мог и должен был быть таким обычным аристократом. Но в один день у отца не осталось иного сына, кроме младшего, не имевшего права быть наследником. Король Илан, вопреки всем порядкам, сделал его наследником. Потому что больше некого! Нет, в истории нашего мира, конечно, бывали случаи, когда на трон восходили женщины, но не относится же это к девочке, у которой есть старший брат! Мне, правда, кое-что подсказывает, что, узнав новости об Элианэли в эти тяжёлые дни, я буду ей гордиться. Но мне-то гордиться нечем! Я-то мужчина, я старше и сильнее, и положение такое, что с меня и спрос строже. А я пока ещё ничего не сделал.
  - Как это ничего?! - тряхнув кудрями, возвопил Гирган. - А отряд нелюдей?
  - Один из перстней на моей руке может своей силой какое-то время перекрывать границу с дроу. Время, достаточное, чтобы подготовить хорошую встречу. Правда, для этого необходимо присутствие обладателя перстня в нашей стране и нашем мире. - И Даанэль ехидно хмыкнул. - А ни того, ни другого, ни, соответственно, третьего, то есть прикрытия границы, не было. Всё их войско ввалилось в Лаэнтер, захватывая пространство и нанося удар за ударом. На фоне этого уничтожение одного небольшого летучего отряда, посланного в дальнюю провинцию, выглядит хотя и хорошо, но явно скромно.
  - Для нас, ждавших смерти, это смотрится иначе. - настаивал Гирган.
  - У каждого свой взгляд. - философски ответил король. - Это, конечно, только начало и в своё время я соберу всю землю для ответного удара. Кликну свой монарший клич. Но хотя бы до первых громких побед я должен быть 'господин никто'. Ясно? Не вынужденный помощник отца, не молодой человек, за несколько месяцев самостоятельного правления мало что успевший. Не король Даанэль, славный пока лишь только тем, что вдруг пропал неизвестно куда, и когда он там вернётся и вернётся ли. Пусть я побуду человеком без имени, сильным магом, тем, кому с каждым днём всё больше людей могут доверить свои судьбы. А потом... пусть люди сами догадаются, кто это и зачем!
  - Как скажешь, государь.
  - Не так! 'Как скажете, господин'. Поняли? И по имени не называть.
  Строгость этого голоса помогла охотникам сказать 'Да, господин'.
  Вскоре Вансавит дал знак остановиться, а сам прошёл вперёд. Уверенно приблизившись к группе старых больших деревьев, он поднял голову и несколько раз издал звук, похожий на крик одной лесной птицы. Через несколько мгновений ему ответили сверху, из ветвей, таким же количеством звуков. Обернувшись к своим спутникам, пожилой мужчина махнул рукой, чтобы они шли к нему. Дождавшись, Вансавит повёл их сквозь тёмную чащу. По высокой траве, постигавшей бёдер. Мимо корявых сучьев, щедро загромоздивших невеликие проходы между стволами.
  Но вскоре характер зарослей изменился. Вместо могучих великанов с высоко расположенными кронами пошла молодая поросль и всякие кусты. Их густая зелень клубилась до самой земли. Вот тут, из тёмных ветвей, вылезло лицо.
  - Почему вас меньше? И кто это с вами? - спросил обладатель лица.
  - Скажи спасибо, что вообще пришли. - ответил ему Вансавит. - Могли все пропасть. В Малом завале, что недалеко от дороги, наткнулись на нелюдей.
  Человек в кустах аж присвистнул.
  - Троих потеряли. - деланно спокойно продолжал охотник. - И тут как нельзя кстати пришёл этот господин и спас нас. Он очень сильный маг.
  - Ооооо! - лицо в кустах прониклось ситуацией. - А как зовут господина?
  - Пока никак. - прошелестел сухой равнодушный голос Даанэля. - Пока я ищу занятия по себе и зарабатываю имя, можете звать меня господин Никто.
  - А я Мастуб. - несколько растерянно сообщил человек из кустов. Он не обязан был представляться незнакомцу. Что его подвигло на это, Мастуб не понимал.
  - Рад познакомиться. - ответил странный гость.
  - Твои где-то рядом? - спросил Вансавит.
  - Ага. - сказал Мастуб. В нескольких шагах от него в кустах зашуршало и стихло.
  - Сынок. - скакзал охотник Вантаару. - Дай им кабанью ляжку и пойдём дальше.
  Парень послушно сунул упомянутый предмет в кусты. Оттуда прозвучали удивлённое восклицание : 'Лёгкая!' и многозначительный отклик : 'Господин Никто постарался'. После этого Вантаар пошёл догонять своих спутников, углубившихся в кусты.
  Среди зелени Даанэль заметил несколько человеческих фигур. Но обладатели фигур вели себя тише воды, ниже травы.
  Пришедшие нырнули в гущу зарослей, то наклоняясь, то отодвигая сучья. Однажды с его лицом встретилась ветка, усыпанная какими-то ягодами. Но ради них он не сбавил шаг. Так и шёл за Вансавитом, а остальные - за ним. То и дело проходили мимо кого-нибудь. Опять пролезали сквозь кусты. Едва Даанэль подумал, что это надолго, как они пришли. Кусты и деревца закончились, и охотники вышли на круглую полянку.
  Поляна была как блюдце. Не только из-за очертаний, но и благодаря рельефу. От краёв к середине она несколько углублялась, притом достаточно равномерно. На 'донышке блюдца' расселась большая группа стариков, женщин и детей. Как и во что они одеты, в ночи не особо приглядишься. Рядом с некоторыми на земле валялась какая-то скудная рухлядь. Костра в опасной ночи они разжигать не стали. Благоразумно. Кто-то из людей спал, кто-то думал о своём, кто-то просто оцепенел без всяких мыслей. И все они были тихи и неподвижны. Ну прямо живые статуи.
  Сначала на появление охотников и их необычного спутника никто не отреагировал. Когда Вансавит уверенно подвёл сотоварищей к сидевшей на земле женщине в тёмном одеянии и опустился на корточки перед ней, даже она взглянула на него не сразу. Через минуту. Или две. Даанэль увидел, что у женщины, которой, судя по лицу, слегка за сорок, среди светлых волос, виднеющихся из-под головной накидки, есть и волосы слишком светлые. Выделяющиеся своей белизной даже в ночи.
  Не серебряная дуга в причёске, не серебряные каффы в ушах, не серебряно-светлые глаза, глядящие на мир как-то слишком спокойно - а именно эта седина в светлых волосах этой женщины бросились в глаза королю прежде всего.
  - Пришли, значит? - наконец спросила она вполголоса.
  - Ты права, Тарнья, мы пришли. - ответил ей Вансавит так же вполголоса.
  Типично северное имя, отметил про себя Даанэль. В центральных или южных провинциях её наверняка звали быТарнаэль или Тарнэлия.
  - Что-то среди вас я не вижу своего старшего сына. - тем же тоном сказала жена Вансавита.
  - Вансар погиб, как и ещё двое наших. - хмуро сообщил её муж.
  Помолчав полминуты, Тарнья начала раскачиваться вправо-влево. Спросила мужа :
  - Как и где?
  - Отравленная стрела. Засада дроу возле дороги.
  Качаясь из стороны в сторону, тиасурская женщина заговорила :
  - Моему первенцу всего на девять месяцев меньше, чем нашей совместной жизни. Он много чем успел порадовать меня, кроме жены и потомства. Он был, и вот его нет - как скотина языком слизнула. Чего вы такого особенного разведали, что стоило ему жизни? Рассказывай, Вансавит, всё как было. Мне надо знать.
  Даанэль, чтобы не мелькать ростом у всех на виду, сел на землю рядом с охотником. Его примеру последовали Вантаар и Гирган.
  Вансавит заговорил о том, как они вшестером вышли в лес, до дороги, чтобы пройтись мимо деревень, в расчёте вызнать силы дроу и, если повезёт, их расположение. Сказал о засаде, о том, как, явно развлекаясь, нелюди загнали их в бурелом и уже там расстреляли троих из шести - на разный манер.
  - И тут, со стороны Рангаты, к нам на помощь вдруг пришёл вот этот господин.
  Вансавит размашистым жестом указал жене сидящего сзади и слева от него Даанэля.
  - Вот он, наш спаситель. Господин Никто, он очень сильный маг. Иначе бы я сейчас с тобой не разговаривал.
  Женщина кивнула :
  - А он ещё и из очень знатного рода. И я его благодарю за спасённых не то чтобы чем-то, а всей своей жизнью. Что скажете, господин, то для вас буду делать.
  - Так уж и всё? - спросил король.
  - Кроме одного, о чём ты и сам знаешь, господин. - спокойно изрекла женщина. - Благодаря тебе вернулся любимый и вернулся сын - и я до смерти делаю для тебя, что могу. А о сыне поплачу во сне.
  'Сильная женщина. Недаром она из этих мест'. Вслух господин Никто заявил :
  - Хватит твоей благодарности. Вансавит, говори дальше.
  Пока охотник рассказывал о погребальном костре, допросе дроу и рейде, закончившемся, сверх всяких ожиданий, расправой над всем вражеским отрядом, король, оглядываясь, замечал, что слушателей всё прибавляется и прибавляется. Дивный рассказ о схватке с отрядом дроу, с последующей гибелью вышеупомянутого, слушали уже многие люди, тихонько сошедшиеся вокруг на звуки разговора. И перед пришельцами, и за их спинами стояли и сидели разнообразные человеческие фигуры. Без звука и почти без шевеления люди впитывали произносимое вернувшимся разведчиком.
  Когда Вансавит говорил о возвращении сюда, стало светать.
  Всё сказано. Помолчали.
  Если это всё правда, а такие люди, как Вансавит, не могли соврать, то какое счастье, что теперь этот человек вместе с ними.
  Один дедок, сидящий сзади сбоку от Тарньи, приглядывался к господину Никто как-то уж слишком задумчиво, а затем раскрыл рот. Даанэль его опередил :
  - Знаешь ли ты, почтенный старец, дорогу к замку здешнего барона?
  - Эээ... как не знать? Знаю.
  - И ты такой не единственный? - внезапно улыбнулся господин Никто. Даже голос его стал каким-то весёлым.
  (За несколько слоек до того Даанэль осмотрел ауры всех присутствующих и ни в одной из них не усмотрел ничего плохого).
  - Ну конечно! - дед аж руками всплеснул, так подействовали на него улыбка и странный вопрос. - У нас тут каждый хоть раз в жизни, да ходил в ту сторону! А вот если бы вы, го... сподин Никто, спросили, каков он внутри, замок-то, вот тогда бы вам и вправду мало кто ответил.
  - Это, наверно, потому, что внутри замка не бывали? - гнул свою линию Даанэль.
  - Ну так наверно же! - Подтвердил старик так горячо, что и некоторые из беженцев позволили себе улыбнуться.
   - А хотели бы туда попасть?
  Тут дедок помолчал и, подумав, ответил с достоинством истинного тиасурца.
  - Было бы неплохо посмотреть, как они там живут, и уйти домой. Но это только если позовут. Вот, бывал я как-то в самой столице и даже короля видел. Но он меня во дворец не звал пировать, а мне и без того неплохо живётся. Мой домик тёплый, а в тех дворцах да замках холодно даже летом. Так же и с нашим бароном - видеть я его видел, и не раз. Где он живёт, знаю. Но он меня не приглашал к себе, а мне и без того хорошо. Позовут - приду туда. Но не раньше.
  Выдержав паузу, Даанэль обвёл соседей взглядом и изрёк :
  - Считай, что уже пригласили. Вы все там побываете. - ещё несколько секунд тишины, и он добавил. - В жизни на лоне природы, конечно, есть свои прелести. Но это при лучшей подготовленности и при мирной жизни. А сейчас нам всем не помешало бы как можно скорее оказаться внутри мощных стен.
  Он встал во весь рост, всем видом давая понять, что приведёт людей куда надо. Судя по взглядам, сосредоточившимся на нём, люди явно захотели того же самого. Становище повставало, заходило, зашевелилось. Брякала иногда посуда и ещё реже оружие, хныкали разбуженные малыши, перешёптывались взрослые. Добавив в голос распорядительности, господин Никто сказал :
  - Подкрепитесь кто чем может, и, когда совсем рассветёт, пойдём в замок. Кто знает наикратчайший путь, пожалуйста, на два слова.
  Отвернулся и отошёл на два десятка шагов в сторону. Аккурат под куст с ягодами. Собрав горсть и отправив ягоды в рот, оглянулся. Рядом стояли Вансавит, Гирган и старик.
  Старик поклонился Даанэлю чуть ли не в пояс. Заглянул в глаза. Прошептал :
  - Обо всём прочем не скажу, скажу одно. Ты похож на своего отца. А я в ночь нападения выпустил на волю свою коняжку. Сейчас она тут, неподалёку.
  - И? - Даанэль сделал бровью.
  - На мои годы ты не гляди, я ещё наездник хоть куда. Молодёжь не даст соврать. Я вчера верхом на ней нашёл и собрал некоторых тут. Дозволь показать?
  На лице Гиргана появилось предвкушающее выражение. Вансавит кивнул. Поглядев на них троих, кивнул и король.
  Старик свистнул - и в нескольких десятках метров от них, среди зарослей, что-то вдруг сорвалось с места, дотоле тихого, и помчалось сюда с усиливающимся звуком.
  Через несколько мгновений рядом с ними из-за кустов выскочил и остановился конёк среднего роста. Масть его - тёмно-серая, с чёрными гривой, животом и ногами. А во лбу звезда, но цвет её не белый, как можно было ожидать, а... зелёный.
  - Вот он, мой Листик! - с гордостью сообщил дедок, щёлкнул языком, и конь улёгся на землю. Тогда дедуля деловито подошёл, сел на животное и снова щёлкнул языком.
  Услышав этот звук, конёк тут же поднялся на ноги. Старик с довольным видом гладил бороду.
  - Мне нравится то, что ты показал! - и король даже похлопал в ладоши несколько раз. - И необычная расцветка лба, чтобы точно все знали, чей он, и кличка ей подстать. Но как он позволяет себя красить?
  - Никакой краски! - почти возмущённо фыркнул всадник. - Одно волшебство! Наш маг посодействовал, а потом мы вместе его учили... - и он осёкся на полуслове.
  Даанэль сменил тему :
  - А когда ты вчера искал людей по лесу, мог ведь найти и нелюдей? Это неосторожно.
  - Мог, мог. - серьёзно отозвался старик. - А только что ж мне было, сидеть сложа руки?
  - Это верно. И всё же, встреть ты хоть одного дроу, вряд ли ты выжил бы.
  Наездник пожал плечами.
  - Да запросто. Убили бы старого Сайяра, а Листик ушёл бы к людям, да не просто так, а чтобы хоть как-то помогать им. Он у меня особенный. Нипочём не станет служить врагу. - и всадник погладил коня между ушей и по зелёному лбу. Листик стоял смирно, прикрыв глаза.
  - Сайяр - твоё имя? - осведомился Даанэль.
  - Да, государь, меня так зовут. - кивнув, негромко произнёс старик.
  В их дальнейший разговор вмешались два ребёнка, мальчик и девочка, что, отделившись от общей массы людской, побежали сюда с громкими криками :
  - Дедушка! Листик! Дедушка!
  - Проснулись. - уставившись в землю, совсем тихо пробормотал дед Сайяр. - Я даже знаю, чего им захочется.
  Листик наклонил голову до земли. Подбежав, белоголовый мальчуган лет восьми и рыжеватая девчонка, явно помладше, обхватили коня за шею и, подняв лица, наперебой загалдели :
  - Дедуня, а давай как тогда, а? Ну пожааалуйста!
  - Когда 'тогда'? - ни на кого не глядя, спросил старик.
  - Ну, той ночью. - внёс ясность мальчик. А девочка, отпустив шею Листика, сложила ладошки и воззрилась на деда с мольбой. Взгляд внучки заставил Сайяра щёлкнуть языком. Конь опять улёгся на все четыре. Едва старик слез, ребята заняли его место. Мальчик спереди, и, вцепившись в гриву, буквально лёг на шею Листика; девочка сзади, обхватив брата и положившись на него в чересчур прямом смысле. Дел Сайяр, склонившись к уху коня, что-то ему шептал. Тот фыркнул, мотнув головой.
  - Ну недолго. И я рядом буду. А потом встанешь и просто покатаешь, а? - спросил дед.
  Листик фыркнул и вытянул шею вперёд, параллельно земле. Дед Сайяр дважды щёлкнул языком, не оборачиваясь, пробормотал : 'Это скоро' и пошёл вдоль поляны. А Листик с двумя маленькими седоками на спине так и не встал. Он переставлял вперёд сгибы своих ног - один за другим, при этом помогая себе усилиями корпуса. Иначе говоря, конь пополз. Делалось это почти тихо.
  Селяне с ближайшего края, забыв обо всём, оборачивались поглазеть на происходящее. Да что там они! Сам Даанэль, мягко говоря, нечасто видел скакунов, ползающих на карачках, да ещё и под грузом. На миг ему подумалось, что его Эол, при всех своих достоинствах, именно так не сумел бы. Дети от чувств было запищали, но дедушка не слишком ласково одёрнул : 'Как тогда - это значит молча!' и лишние звуки прекратились. И через много дней Даанэль помнил этот дивный и такой беззаботный момент, удаляющееся по траве животное с маленькими фигурками сверху и старика, идущего рядом.
  - Очень скромный человек. - задумчиво сказал рядом Вансавит.
  - Это ты о чём? - поинтересовался Даанэль.
  - Конька выпустил не просто так, а с внучатами на спине. И Листик уполз так же, как сейчас. Перед тем дроу подстрелили дочь Сайяра. Пока Лонаар, его зять, отвлекал внимание дроу, стреляя в них и ругаясь, дед с ребятами долезли до конюшни. Оттуда выползли все вместе. Он их проводил до канавы в высокой траве, была там такая возле их двора, а сам вернулся к зятю. Отстреливались и уходили вместе. Но Лонаара подстрелили, дед добрался до места один.
  - До места, это досюда?
  - Да. - подал голос Гирган. - А вот мне сдаётся, что потом Сайяр не только ездил по лесу людей собирать, но и смерти искал. Обошлось на этот раз.
  Спокойный старик, который сутки назад потерял половину семьи, а потом, пристроив детей, много часов искал гибели. Хорошо, что сейчас опомнился. Он нужен мне и Лаэнтеру. Весёлые дети выспались на лесной поляне и теперь думают, что беда позапрошлой ночи - не более чем сон. Катаются на коне. Вон, Листик вскочил и побежал вокруг поляны. А дедушка Сайяр повернулся и идёт сюда.
  Вообще, думал Даанэль, пора погружаться в дела всерьёз. Первое время, проведённое наобум, прошло. Пора действовать по плану.
  Для начала - выяснить лучший путь в замок.
  
  
  Д.
  Светлая моя! Нежная, ласковая, желанная! Я хочу прямо сейчас не просто думать о тебе, но и мысленно представлять : ты рядом. Мы вместе. Всего в одном шаге друг от друга. Хочу оглядываться - неважно, вправо или влево, лишь бы оглядываться на это счастье, которое идёт рядом - и рассказывать тебе о происходящем. Наподобие ваших акынов, которые что видят, о том и поют. А говорить придётся мысленно - ибо для реального разговора ты немыслимо далека. (Эдакий почти каламбур вышел). Мысленный разговор с Машей, о котором ты, настоящая Маша, узнаешь нескоро. Так что это всего лишь жалкая попытка утешить себя. Ладно, слушай : люди, узнавшие меня первыми, рассказали, что барона звали Ралдиз. Его замок называется Ралдиза.
  Я услышал в этом сочетании звуков что-то типично здешнее, северное. Я по очереди, на секунду, положил ладонь на лоб Сайяру, Вансавиту и Гиргану. Через них мне передался образ человека, коего мало что интересовало, кроме сумасшедших скачек по дороге и бездорожью, охоты и выпивок с домочадцами. Среди последних было человек двадцать-тридцать, которые на случай войны сошли бы за воинов. Если они хоть что-то из себя представляют, я думаю, они обрадуются появлению того, кто их в данной смутной обстановке организует и сподвигнет. Маша, ты спрашиваешь, получится ли у меня это сразу или таки не очень? Не сомневайся : сразу. Как у вас говорят, я волшебное слово знаю.
  'Неподалёку' по-тиасурски - это и в самом деле неподалёку. Отсюда до замка Ралдиза - почти два дня пути ускоренным пешим ходом. Верхом вышло бы куда скорее, но это моё досадное упущение. Надеюсь, я быстро научусь больше так не зевать. На войне я всё-таки новичок. Единственный имеющийся конь и его всадник получили особое задание.
  Сняв один из перстней, я вложил в него несколько зрительных образов из своей памяти. Мальчик, пришпиленный стрелой к стволу. Деревня со следами борьбы. Днём в лесу нескольких дроу сминает невидимый кулак. Ночью в другом лесу один дроу стоит обездвиженный, вокруг валяются его мёртвые сородичи, а затем подходит человек с ножом. И, наконец, на сладкое - враги, конные и пешие, погибающие сразу в большом количестве. Я нашептал старику на ухо заклинание, показывающее эти видения.
  По моему знаку дед Сайяр так же тихо повторил слово, и перед ним, напоказ нам четверым и части беженцев (они тут же, толкая локтями соседей и указывая пальцем на чудо, подошли поближе), развернулись вышеупомянутые сцены. На Земле я бы так не сумел, и пришлось бы искать видеокамеру, видеомагнитофон и телевизор. Сайяр вглядывался в происходящее, сжав кулаки, его лицо стало суровым, а глаза, можно сказать, засветились неким опасным светом.
  У вас говорят : куй железо, пока горячо. Пока перстень на моей ладони, я на всякий случай добавил в него защитное заклинание. Затем, одев сей непростой предмет на один из пальцев старика, хлопнул того по плечу и сказал :
  - Скачи по деревням в город. Показывай это людям везде, на каждой улице. Созывай всех, способных держать оружие и приносить иную пользу, к господину Никто, в замок Ралдиза. Именем господина Никто приведи их за собой.
  Он коротко поклонился.
  - Мой господин, я уже еду. Неважный из меня говорун, но клянусь, я найду такие слова, что приведу в Ралдизу море народа.
  И вновь я увидел, как по щелчку языка Листик опускается на землю и, взяв всадника на спину, поднимается. Листик с хозяином тут же нырнули в заросли - только ветви качнулись следом.
  А малой части моего народа, со мной во главе, пока придётся идти к цели пешком.
   Подождав, когда все поедят, я вышел, встал перед ними (весь эдакий в нездешней зимней одежде, и с перстнями на пальцах, а рядом вышел Вантаар с рюкзаком и сумкой). Дал себя осмотреть, переглянуться и пошептаться друг с другом.
  Чётко и ясно, достигая каждого уха, над поляной прозвучал мой голос.
  - Итак, лаэнтерцы, идём в замок, чтобы, освоившись там, начать настоящую борьбу. Кроме обитателей Ралдизы и вас, туда вскоре придут ещё люди. Так я организую первый отряд человеческой армии-спасительницы. После должной подготовки начнётся освободительный, очистительный поход в земли, попавшие под удар. А затем будет и визит вежливости в логово врага.
  Некоторые мужчины и даже парочка женщин (одна из них - Тарнья) засмеялись.
  - Я, некий Никто, маг из знатного рода, имею право начать и возглавить это предприятие. Малой части моих способностей хватило, чтобы очистить ваши родные места от подземной заразы. По пути вы зайдёте в свою деревню, в свои дома и в спокойной обстановке возьмёте всё, что может вам пригодиться. Но часть пути до замка для краткости придётся на бездорожье. Вынесете ли вы это?
  - Да! - несколько вразнобой, но уверенно ответил хор голосов. Из этого хора выделилась одна реплика : - Мы тиасурцы, нам любые дебри - сплошная дорога!
  - Ну, тогда пошли. - деловито закончил я. А поворачиваясь и делая первый шаг следом за Гирганом-проводником, послал всем и каждому частицу бодрости, чтобы легче и дольше шагалось. Ведь чем скорее все эти люди, по возможности невредимые, доберутся до крепости, тем скорее, Маша, мы встретимся.
  Все мы шли сквозь уже знакомые заросли. Я на ходу надел рюкзак. Вантаар с сумкой шагал рядом и зыркал по сторонам. Его отец вместе со вчерашним дозорным, Мастубом, растворились в лесу в поисках дичи. С ними мы встретимся в Рангате. Селяне идут в нескольких метрах позади меня, ближе не смеют. Лишь внучка деда Сайяра забегает вперёд, высматривая кусты с ягодами, дабы полакомиться на ходу. Она норовит держаться поближе ко мне. Вот и хорошо. Малышка удовлетворяет любопытство, я же за ней приглядываю, чтобы не потерялась. Ещё - проверяю, безопасно ли в пределах 'слегка за горизонтом' и всё время думаю.
  Хочешь знать, любимая, о чём я думаю сейчас? Пожалуйста.
  Судя по некоторым откровениям полудохлого мага дроу, на границе их отряды нападали на наши заставы не только спереди, но и с тыла и флангов. И это при условии, что пограничные гарнизоны вплоть до нападения контролировали местность. А не могут ли подземные ходы и туннели дроу заходить с территории их страны далеко в Лаэнтер? А если да, то насколько далеко?
  Ещё я думаю : меня с Раэл Танном и нашими возможностями очень не хватает там, в местах битв, проигрываемых людьми. Далеко, далеко гремят эти битвы. Они мне не видны. Я пока не узнал войну в лицо. Это страшное лицо скрыто за лесами, равнинами, горами, реками. Оно прячется в соснах, за стволами столбовника или в толстых, всегда параллельных земле ветвях лаэнтерских елей.
  Сейчас за мной вместо хоть какого-нибудь войска идёт невеликая толпа жителей, вынесших ужас и отчаявшихся. От этого отчаяния они либо ждут своей участи, сидя на поляне - либо зачем-то суются наобум, к самому демону в пасть. Сколько бы они так протянули? Определённо, я к ним пришёл очень кстати.
  Мы вышли на дорогу. Оглядевшись вокруг, затем глянув на Раэл Танн, я на миг повернулся и сообщил :
  - Дорога и её окрестности чисты. Если что-то изменится, я первый вам скажу.
  Нестройное, разрозненное 'ага' было мне ответом.
  Дальше я думал вот о чём. Часть мужчин-дроу не прочь основать своё собственное государство, где верховодить будут они. Лаэнтер для этого им подходит. Вот только где они себе возьмут столько женщин-дроу, что согласились бы слушаться их? А как они способны обратиться за содействием к человеческим женщинам, я видел. Скорей бы добраться до замковой библиотеки! Там должна быть хоть какая-нибудь карта страны. Память памятью, а Интад (название ближайшего отсюда города) мне ни о чём не говорит.
  До Рангаты дошли довольно быстро. На окраине селения горел костёр. Там Мастуб и Вансавит жарили оленя. Ещё Вансавит подстрелил какую-то лесную птицу и теперь вручил её Тарнье - пусть ощипывает.
  Селяне ныряли по домам, а там - по сундукам. Кстати, в нашем языке слова 'дом' и 'сундук' очень похожи, различие всего в одной букве. Но кое-кому просто некуда было заходить. Таких людей я занял работой : собирать трупы павших и сносить в один бревенчатый дом, разваленный магическим ударом дроу. Среди собирателей останков было много женщин, были и подростки обоего пола. Они, мирные жители глубокой провинции, не стыдились бояться. И я сам брался то за руки, то за ноги погибших и глядел на кого-нибудь из них своим повелительным взглядом. Этого хватало, чтобы он, она, они подходили и брались за остальные части тела. Каждый раз я спрашивал, как зовут того, кого мы переносим. Запоминал имена. Я понимал их взгляды и перешёптывания. Когда и эта работа закончилась, я созвал сюда всех. Взрослые мужи принесли ещё дров для жертв дроу, а затем, по моему знаку, все отошли. Я произнёс заклинание, выстрелив рукой вперёд - и дом-могила вспыхнул яркой вспышкой.
  Да, ещё один погребальный костёр. Они мне нравились с детства, когда я читал хроники. И тризна - ибо я повелел раздать всем мясо и есть (я подавал пример), глядя на пламя, пожирающее брёвна дома и тела их односельчан. Законам Судьбы это нисколько не противоречит. В отличие от некоторых богов Земли, у неё широкие взгляды.
  А потом, собрав вещи и утварь, мы пошли дальше.
  Где-то в пути была впадина, поперёк которой тёк мощный ручей. Дорога сходит к нему, затем по противоположному склону поднимается далее. Знакомое место. Тогда, ночью, я его перемахнул, едва заметив. Но тут не все такие, как я. И улыбнулся господин Никто, и произнёс заклинание и, подавая пример остальным, шагнул по твёрдой поверхности ручья на ту сторону. Затем, сойдя с их пути, любовался красивым зрелищем - людьми, идущими по воде. Взрослые прошли. Малышка и её брат задержались на берегу.
  - Надо же! Она течёт, а сама твёрдая и не мокрая! - изумлялась девочка.
  - Да уж, твёрдая! Её и кулаком не пробить! - сказал мальчик, только что сделав то, о чём говорил.
  Улыбнувшись, я тихонько сотворил знак. Затем посоветовал ребятам попробовать ещё. Мальчик бодро стукнул кулаком по воде... и тут же брызги разлетелись во все стороны. Люди засмеялись - они стояли рядом на дороге и наблюдали.
  Девочка сердито сказала брату :
  - Ты меня обрызгал! Вытирай теперь!
  Я опять сделал знак. Сбоку и сзади от меня кто-то хихикнул.
  - Вообще-то на меня тоже попало, ну да ладно. - проворчал мальчишка. - Вытру.
  Протянул руку к сестре и почти сразу отдёрнул её. Сделал большие глаза и крикнул :
  - Э, да ты сухая!
  Девочка тоже сделала большие глаза, ощупывая и оглаживая себя.
  - Что это? На меня же плихнуло, это точно!
  Пока внуки Сайяра не поссорились и не расплакались, я спешно снял рюкзак и кое-как запустил в него руку. Сказал детям :
  - Идите сюда оба, у меня для вас кое-что есть.
  Когда подошли, дал им по шоколадному батончику (нет-нет, с обёрткой в рот не надо, её надо разорвать, да, вот так) и велел идти рядом со мной. А обёртки-то они сохранили.
  - Ну как? Вкусно? Понравилось? - спросил я, вновь надев рюкзак.
  - Ой как вкусно! - вместе воскликнули они. - А у вас, дядя Никто, ещё что-нибудь такое найдётся?
  - Когда-нибудь, не сейчас, я снова пороюсь в этом мешке. Может, и найду. Кстати, я дядя Никто, а вот вас как зовут, молодые люди?
  - Я Лонмар. - ответил мальчик и резко шмыгнул носом, видимо, подтверждая сказанное.
  - А я Сайнаэль. - представилась девочка и, разведя руками, присела с полупоклоном.
  И я слегка поклонился им в ответ. Видел бы меня сейчас кто-нибудь из дворца! Как бы он обзавидовался этим детям, в желании попасть на их место, ради эдакой чести! Но здесь были только свои, деревенские простые люди. Я ждал от Лонмара и Сайнаэли вопросов вроде 'А ты король или кто?', 'Куда и зачем ты дедушку послал?', 'Можешь ли ты оживить маму и папу?' или ещё чего-то подобного, но дети, держась за руки, оглядывались вокруг и говорили о чём-то своём. Взрослые, по возможности, тоже слегка повеселели, чего я, собственно, и добивался.
  Чтобы не спугнуть это настроение, я тихо спросил у Гиргана о том, и только о том, как называлась следующая по дороге деревня. Ну, знаешь, та самая, в окрестностях которой я вернулся домой.
  - Обериз. - так же тихо ответил Гирган и добавил. - Вскоре после неё нам придётся свернуть с дороги и пойти прямо сквозь лес.
  И тут я задумался, а проходить ли Обериз - лаэнтерское подобие вашей Хатыни - или свернуть в дебри пораньше, а хоронить жителей мёртвой деревни прислать кого-нибудь покрепче. И тут я кого-то почувствовал вдали, а вскоре встряли дети :
  - Дядя Никто, а, дядя Никто! Смотрите, там впереди по дороге кто-то идёт!
  Вантаар тут же оказался чуть впереди меня. Гирган сорвал лук с плеча и достал стрелу. Я, вглядевшись вперёд магическим взглядом, сказал :
  - Это человек. Он там один. Идёт, шатается, иногда кричит. Он седой, но пои этом его лицо - лицо человека средних лет. Магии в нём нет ни капли, но зато горя - бездна. Пусть он подойдёт ближе.
  Дальше мы все шагали молча. Не оглядываясь, я понимал, что народ опять приуныл. Ещё запомним, какие наблюдательные внуки у дедушки Сайяра! Неплохо бы их проверить : случайность ли это?
  Спустя время, показавшееся вечностью, мы сошлись на грунтовой дороге, под сенью гигантских сосен. Он был в зелёной рубахе с широкими рукавами, в серых штанах и в бурых дорожных сапогах с отворотами. Голова его непокрыта, волосы всклокочены. Из каждых пяти волос трое седые, и лишь двое русые. Лицо бритое, в седой щетине. Лоб весь в продольных морщинах, оттого, что глаза слишком широко раскрылись. Цвет глаз неопределённый, а их выражение - тем более. Он стоял, слегка покачиваясь туда-сюда и одинаково оглядывая и всех нас, и окружающие деревья и дорогу.
  - Не ходите. - хриплым голосом изрёк он наконец. - Не ходите в Интад по делам.
  И тут одна женщина в толпе ахнула и всплеснула руками.
  - Ааа!! Да это же Тисар из Обериза!
  - Э! Да точно! - изумился Гирган. - Не признал! Только полмесяца назад виделись, и у него ничего седого и в помине не было! Всего на три года старше меня!
  Посыпались вопросы, один из которых : 'А что там, в Интаде?' - задал Вансавит. На единственного уцелевшего человека из мёртвой деревни вопросы не произвели особого впечатления. Тисар из Обериза всё так же покачивался и смотрел на деревья и людей, не видя между ними разницы.
  - Не ходите в Интад по делам! - наконец опять сказал он. - А то я вот сходил, а когда вернулся, то там не дом, а... это!! - слово 'Это' он произнёс гораздо громче и с каким-то смаком. Как я его понимаю! Он не в себе, и есть от чего. Сам это видел.
  - Дрянь всё то, что заставляет куда-то уходить. - продолжал пророчествовать Тисар. - Плюнь на всё, будь дома, и ты не прозеваешь...
  -...собственную смерть. - закончил я. Положил ладонь на его плечо. Заглянул в непомерно раскрытые глаза. И стоял, вкладывая в него мысленный приказ : Закрой глаза, человек. Засни сном, возвращающим ясность ума. Спи на ходу, ибо тебя никто не понесёт. Не до того нам. Спи и возвращайся в себя, так как ты нужен мне рассудительный и отдавшийся страшной борьбе. Спи и иди, а я поведу тебя за руку.
  И повёл его за руку. Отсюда мы все шли в полной тишине. Ветер и наши шаги - не в счёт. Спустя какое-то время прошли сквозь Обериз. Никто ни на шаг не отклонился от дороги. Только оглядывались на осиротевшие дома и на трупы, почти все, кроме Тисара, спавшего на ходу. Взгляды разные. У кого ярость, у кого ужас, многие почти что в отчаянии смотрят то на страшное место, то на меня. Я, подняв руку с Раэл Танном, почти беззвучно шептал заклинание. Отныне и до конца своей деятельности я должен предвидеть и учитывать всё. И если надо с чего-то начинать, так это с задержки разложения трупов. Первая цель, как сказали бы земляне из России, санитарно-гигиеническая, но мне куда важнее вторая. Последний из мёртвой деревни, придя в себя, опознает их всех. Люди, посланные вместе с ним, составят список. А уже только потом возьмутся за погребение. Хотя, есть ещё один вариант - Тисар в замке называет тамошнему писарю всех односельчан. И я и барон Ралдиз присутствуем при этом. Похоронная команда выйдет в Обериз сама. Но это должно случиться, увы, явно не сегодня. Тут будет стоять памятник. Большой камень, видимый издалека. На камне - имена. Я даже место присмотрел. И пусть сохранятся и эти дома, и это поле. Я буду сюда приезжать, как смогу.
  Дома закончились; слева от дороги то самое поле, справа - небольшой луг. После него к дороге подступает стена леса, а вот слева ещё немало поля. То есть немало открытого пространства. Я вгляделся : опасности нет. Куда, интересно, свернёт наш проводник?
  Тут Гирган, не оглядываясь, сообщил :
  - Когда поле кончится, пройдём до первой тропы, что налево. Она вскоре исчезнет, но зато останется направление.
  Так оно и вышло. Дорога снова пошла сквозь лес, повернула, вскоре слева и вправду отделилась натоптанная тропа, и мы по ней зашагали между деревьев.
  Когда тропа и вправду исчезла, рассосавшись во мху и траве, среди толстых и тонких стволов, я смог убедиться, что для жителей этих дебрей она никуда не делась. Во всяком случае, для части их, вроде Гиргана, Вансавита, Мастуба с сыном. Прочие, не исключая и меня, просто шли за ними. Для части женщин и детей этот путь был в новинку. Но они шли просто, как и везде. Иногда я ощущал их тоску, их усталость и страх.
  Пейзажи сменяли друг друга. То дебри, то редколесье, то болотистые низины, то твёрдые равнины. Ночёвку я устроил на вершине холма, господствующего над местностью. Склоны холма были усеяны валунами, торчавшими из земли. Притулился кто где. Вырыв яму в земле, развели ненадолго костёр. Быстренько поужинали кто чем - главное, чтобы всем досталось. Когда я улёгся, рядом подсел Вантаар. Парень явно выказывает склонность к телохранительству. Посмотрим. Если удастся научить, сделаем Тенью.
  Вскоре подошёл мальчишка.
  - Ты что не спишь?
  - Дядя Никто, а почему дроу такие злые?
  - На это есть несколько важных причин. Прежде всего, эта раса, возникшая позднее всех прочих, была сотворена искусственно. И одной из целей её создателей было отличие от других. И внешнее, и внутреннее. Не только тёмная кожа с белыми волосами, не только ночное зрение, ловкость и пристрастие к подземной жизни, а воспитание в каждом из дроу того, что мы, люди, называем злом. Их учат, что приносить другим горе и страдания - это хорошо, это подвиг, это почётно. Их учат, что они не просто самые лучшие в мире существа, но единственные, кто достоин хорошей жизни. Каждая семья приучена гордиться отпрыском, который умет кого-нибудь убить. Это плохо, но они в своей земле, а значит, в своём праве, и мы им не можем запретить такие учения и такую моду.
  - А если кто-то из них не хочет никого обижать? - спросил Лонмар.
  - Тогда все обижают его самого. Именно за это. - утоляя любопытство парня, а заодно и трёх девушек, притихших неподалёку, я чувствовал себя учителем. - И тогда у некоторых из таких 'слабаков' возникает 'светлая мечта' : когда-нибудь 'исправиться'. Здорово?
  - Да уж! - мальчонку явно передёрнуло. Задумчиво наморщив лоб, он спросил. - А если добрые взрослые и не хотят... исправляться?
  - Их не так много, чтобы на равных потягаться со всем своим обществом. Поэтому они покидают свою страну и живут за её пределами. Понял? Тогда иди спи.
  Мальчик ушёл к сестре. Я разлёгся на земле, но не спал, а думал.
  Вот он я такой, веду под своей защитой кучку селян из места А в место Б. Приведу я их в замок, смешаю с людьми барона в единый отряд, а потом и Сайяр кого-нибудь приведёт. Мы с бароном (или кем-то ещё) будем их обучать воинскому делу. Затратив на обучение сколько-то дней, я с ними выступлю на войну. И до самого поля битвы ополченцы будут в безопасности под моей защитой. Это хорошо. С одной стороны. А с другой стороны, мягко говоря, не очень. Потому что все эти дни я не буду мешать врагу захватывать пространство и очищать его от населения. И когда я наконец-то соизволю прийти на фронт, где этот фронт будет?
  Определённо, в программу обучения стоит включить разведывательный сплав по Тиасуру. Для гарантии успеха речную экспедицию возглавлю я. И будет это не опаснее, чем когда проклятые выродки зашвырнули меня на Землю - холодную, чуждую, почти полностью лишённую магии. А здесь я дома. Вантаар рядом бдит. Раэл Танн поддерживает защиту и всё равно полон силы. О, если бы в Ралдизе нашёлся хоть один видовой кристалл! Я бы чётко и своевременно определил положение в стране. На телепорт я не надеюсь : откуда в таком захолустье телепорты? Но видовой кристалл, хотя бы один, теоретически, должен водиться в каждом замке.
  Кстати, о Раэл Танне. Камень на перстне полностью покрыт красноватым свечением. Так и подмывает сделать хоть что-нибудь прямо сейчас.
  Так. Представим себе некое место в пределах Лаэнтера. Место далеко на юго-западе отсюда, гарантированно расположенное в зоне вторжения дроу. Лёжа на земле и сунув ладони под голову, я глядел в сумрачное небо. Вспоминал откровения мага дроу. Назло мне, своему убийце, он хвастался успехами своей расы. Следовательно, ему не было смысла вводить меня в заблуждение. Какие географические названия он перечислил? Так. Есть в юго-западном приграничье хороший городок, который соответствует всем нужным условиям. Бывал я там и теперь искренне жалею о том, что придётся портить красоту. Городок Байр, завоёванный врагом. Теперь его дома полны тёмных. О судьбе людей можно только гадать. Но вряд ли им будет хуже, если туда прилетит немалый сгусток магической силы, превращённый в нечто, для дроу убийственное.
  Для всех дроу, коим не посчастливилось там оказаться.
  Встав и жестом успокоив Вантаара, я взялся за дело. То, что сейчас начинается, буду видеть только я. Надо же людям спать? Приняв наиболее удобную позу, я извлекал из Раэл Танна избыток силы, набранной за минувший день. Доставал её плавно, аккуратно, чтобы она не рванула и не рассеялась зря по пространству. Доставал и удерживал, доставал и придавал заготовке нужную форму.
  Получился призрачный диск, переливающийся мрачными расцветками. Приотпустив его на невидимом якоре в вышину, я подключил диск к естественному магическому ветру. Пусть набирается сил и растёт. А пока, через тот же 'якорь', я вложил в него сведения : направление, общий вид цели, внешность жертв - и, если они там есть в больших количествах, его задача всё это раздавить и втереть в землю. Если же их там нет, пусть летает наобум до тех пор, пока не встретит большое скопление нелюдей - и опять-таки раздавит и вотрёт поглубже в землю. И рассеется, сделав дело.
  Всё. Диск вырос. Какой он в небе висит, большой и страшный - даже жаль, что его вижу только я. Отпускаю. Лети.
  Вдоволь проводив взглядом произведение боевого магического искусства, я лёг и с более-менее чистой совестью попытался заснуть. Но не успел. Вскоре послышался плач девчонки. Посреди тишины он был столь внезапным, что я удивился. Я услышал, как Лонмар, спавший рядом с ней, зашевелился. Послышался тычок, скорее всего, локтём в бок, и возмущённое шипение :
  - Эй, Сайна, ты чего это, а?!
  И тут меня отвлёк Раэл Танн. При взгляде на него мне тут же расхотелось спать. Сей предмет сообщал мне о чьём-то постороннем внимании из леса на горизонте. Кто-то издалека наблюдает за нами!
  - Там, в лесу, он смотрит на нас! Мне стало так страшно, что я проснулась! - жалобно прохныкала Сайнаэль.
  Ну надо же, какое совпадение! Не тратя время на раздумья, я резко усилил защиту. (Ты уж не обижайся, соглядатай!)
  Вскоре Раэл Танн перестал отмечать постороннего с его вниманием. Девочка продолжала плакать. Громко, не считаясь с возможностью всех разбудить. На неё шикали и брат и соседи, но Сайнаэль не унималась. Успокоить её удалось только мне. Она заснула, но часто ворочалась во сне и иногда дёргалась и стонала. У взрослых спящих наблюдались те же изменения в характере сна. Бодрствующие так и не уснули и стали какими-то вздрюченными. Глядя на эти изменения, я задумался : неужели это усиление защиты так на них влияет? Посмотрим.
  А потом я с Вантааром ненадолго сходил в ту сторону : проверить-таки, кто это нас почтил своим вниманием.
  Что я могу сказать, любимая? В чаще мы нашли мертвеца. Он был человеком. Он был один в этой дали. Как он мог сюда попасть? В дикой надежде я обыскал его труп - но увы, никакого телепорта при этом подозрительном чужаке не имелось. Жаль.
  
  
  Е.
  Серо-чёрный конь с зелёным лбом мчался удивительно быстро, при этом стараясь топать сколь можно тише. Немногие могли бы за ним угнаться. Точнее, плестись сзади, да и то недолго. Всадник, угрюмый старик, мог бы гордиться - сбылась его давняя мечта. Самый стремительный и выносливый скакун в Лаэнтере, и умный как человек, только говорить не умеет. Недаром Сайяр с приятелем-магом несколько лет нянчились с этим жеребёнком ещё с утробы матери.
  Но сейчас старику было не до гордости. Пришло время конька показать себя. Но совсем не такое время! Иначе всё должно было быть - а именно, чтобы вместе с живым другом обмениваться впечатлениями, чтобы спешка только из интереса, всякие же дивные штуковины только на радость людям и в шутку, а не ради спасения жизни.
  Конь мчался сквозь лес. Он сам выбирал путь так, что ни разу ни одна низкая ветвь не пересекла его. Он легко перемахивал толстые стволы упавших деревьев, подскакивая и приземляясь помягче для седока. Листик бежал аккуратно, за много часов не споткнувшись ни разу. У деда Сайяра только ветер в ушах свистел.
  Со второй половины дня равнина сменилась холмами. Листик продолжал скакать как заведённый через пересечённую местность. В чащобе и редколесье, на склоне или подъёме его бег был одинаковым по скорости.
  На гребне одного из холмов лес кончился, внизу открылась красивая долина, круглая как чаша. Посреди долины блестело озеро, в него впадал и из него вытекал ручей. За озером, на склонах и вершинах нескольких противоположных холмов долины, расположилась деревня. Дома, сараи, огороды и сады стояли бессистемно, где угораздило. Никакой улицы не имелось. Местом общего сбора жителей был берег озера.
  Вот и сейчас там сидело и стояло два десятка человек обоего пола. Но только взрослых. Детей не было - их под разными предлогами отшили. Взрослые жители Веланы, расположенной вдали от дороги, обсуждали страшную новость о войне. Мало того, что дроу напали на Лаэнтер по всей совместной границе и жмут вперёд, истребляя и воинов и обывателей. Проклятые исчадия тьмы появились и в здешних краях, и устроили бойню в Рангате. Наверно, не только в ней одной, но позволили кому-то уйти, чтобы сеять панику. Вот с чем (вместо нужных покупок) вчера из Гестунны вернулся Миар. Скача домой среди знакомых лесистых холмов, этот молодой семьянин, вспоминая ужас в глазах четырёх беженцев, решил ради своей беременной жены : в первые дни о нашествии должны знать лишь главы домов и надёжные, молчаливые женщины. Он обошёл каждый дом и нашептал хозяевам то, что узнал. И позвал назавтра на берег.
  Более-менее естественный срок для посиделок - ближе к вечеру. Было время подумать. Кто-то спешно доделывал то, что давно собирался, кто-то перепрятывал часть припасов, кто-то, как пожилой дядюшка Уваст, усевшись на валун, задумчиво глядел на свой дом со стороны.
  - Поработал я на своём веку. - тихо, чтобы жена не услышала, сказал он. - И если повезёт дожить, ещё поработаю. А сейчас почему бы и не посидеть сложа руки?
  В назначенный срок сойдясь у озера, веланцы выслушали в подробностях всё то немногое, что узнал Миар. И теперь гадали : что, где и как сейчас происходит, и как им, жителям маленькой лесной деревушки, поступать в этой ситуации. Несомненно, изрядная часть мужчин уйдёт на войну, но в качестве кого?
  - По хорошему, в нашем участии должно бы быть как можно больше толку, но с пропажи короля Даанэля хорошего было мало. И вот, совсем дождались. - рассуждал Бернус.
  - Хоть бы король нашёлся! - тоскливо вздохнула Кайнаэль, его жена.
   Листик, между тем, мчался к озеру, приглушённо топоча по мягкой траве, поэтому был замечен не сразу. Когда же это произошло, мужики на всякий случай выступили вперёд, вглядываясь во внезапного гостя.
  - Кто это скачет? - спросил Миар.
  - Вроде человек. - приглядевшись, констатировал дядя Уваст.
  Бернус прищурился :
  - Кто-нибудь его знает?
  Люди молчали, но когда всадник остановился в нескольких шагах перед ними, дядя Уваст осведомился :
  - Не видал ли я вас в Рангате, почтеннейший, когда мне приходилось там проезжать?
  Всадник кивнул.
  - Видели, уважаемый, потому что я оттуда. Я Сайяр из Рангаты. При случае видел и я вас здесь, только по имени не знаю.
  Уваст представился сам и назвал своих земляков. Затем спросил Сайяра, что привело его сюда, в эту глухомань.
  - Война и то, что надо делать. - был ответ. - Посмотрите. Узнайте о войне побольше. Если что непонятно, я разъясню.
  Подняв руку с перстнем, не очень вязавшимся с его внешностью, мрачный старик что-то прошептал, и перед забывшими ахнуть жителями лесной деревни Веланы в воздухе возникли видения.
  - Это у Обериза. Там они вообще всех умертвили. - было первое пояснение.
  Вскоре Уваст охрипшим голосом спросил :
  - А это уже у тебя?
  - Да. А здесь была драка. Среди трупов есть и моя дочь с её мужем.
  Людей, впервые в жизни увидевших 'работу' дроу, да ещё недалеко от своих домов, трясло.
  - А дети ихние?! - схватившись за голову, громко прошептала Кайнаэль.
  - Чудом удалось спасти. - изрёк всадник. Листик кивнул. Это заметили, хоть и не все.
  - Так это же прямо сейчас... и тут недалеко?! - наконец сполна прочувствовала ситуацию вдова Шернья.
  - Это был летучий отряд. Теперь его нет. - успокаивающе звучал ровный голос всадника. - Смотри, дочка, дальше. Тебе понравится.
  Шернье, да и всем остальным и вправду понравилось то, как злодеи получили своё. Вот показался человек с ножом. Дядя Уваст спросил, не охотник ли это, из ваших, на что получил утвердительный ответ. Глядя, как скрутило голову конному офицеру дроу, Атаэль не удержался от смеха. Когда прозвучала фраза : 'Нет, это не вы нас нашли, это мы вас нашли', Кайнаэль спросила мужа : 'Кто это говорит? Так хочется, чтобы он!' Бернус ответил, гладя её по голове и плечам : 'Не знаю, но, во всяком случае, голос хорош'.
  Лишь когда видения завершились и погасли, Миар спросил :
  - А кто это их так славно успокоил?
  Выдержав паузу, подождав, пока все, задавшись этим вопросом, внимательно уставятся на него, дед Сайяр торжественно изрёк :
   - Великий человек пришёл к нам в самый страшный час. Он молод и красив. На нём одежда, странная для нас, но обычная для тех мест, где он пропадал перед возвращением! Он маг, защитник людей и ходячая смерть для нелюдей и пока он один среди всех нас, мы не погибнем! Он, понятно, жалеет, что не там вернуться пришлось, где идут большие битвы, но и здесь, в Тиасуре, он тоже может сделать многое для выживания и победы людей!
  - Про кого это ты говоришь?
  - Про того, - ещё торжественней изрёк вестник, - кто надеется на вас так же, как и вы на него. Про того, кто был в гуще этих дел и вложил свои воспоминания в этот перстень! С ним он послал меня по сёлам и городам, собирать людей Лаэнтера под его знамя! Про того, кого люди слушаются с первого слова и первого взгляда! Про того, кто просил не называть его по имени и титулу, пока не добьётся первой большой победы! Про того, кто ведёт выживших сельчан в Ралдизу!
  - Это он? - одновременно спросили Атаэль, Уваст и Миар.
  - Да, это его величество король лаэнтерский, Даанэль, сын Илана. - сказал Сайяр, а его конь заржал.
  Плачущие от внезапного счастья люди, окружив гостя, обнимали, похлопывали, гладили и даже целовали его ноги и ещё - его коня куда попало. Непривычный к эдаким проявлениям чувств дед Сайяр ощущал себя очень неловко. Наконец прикрикнул :
  - Хватит! Со своими конями милуйтесь, если так хотите! А ещё лучше - не теряйте время зря на эту ерунду и скачите в Ралдизу, кто способен воевать!
  Смущённо переглядываясь, селяне на шаг отошли. Дед Сайяр ковал железо, пока горячо.
  - Да, у кого есть кони, садитесь и скачите в замок, ему на помощь! Вместе с вами проедем до Гестунны, я там ещё не был.
  - А почему и не дальше вместе? - наивно спросила вдова Шернья, ещё недавно лобызавшая сайяровы штаны в районе колен.
  - Да потому что разойдутся там наши дороги. - терпеливо объяснил дед. - Приедем туда, соберём ещё народу, скажем слово, и поскачут они все в замок, а я дальше по деревням, до самого Интада. Уже оттуда кого соберу, того и поведу.
  Шернья обязалась присмотреть за женой Миара, пока тот будет воевать. Кайнаэль твёрдо решила уйти с мужем в замок. Бернус отговаривал, стыдил, мол, и детей двое, не бросишь же ты их, и лошадь одна, скольких она выдержит?
  - Двоих с довеском точно : младшенькую на руках возьму!
  - А парень? Вместе с ним два с половиной! Не выдержит коняга! А припасов в дорогу?
  Неуместный спор грозил затянуться надолго, но вмешалась добрая Шернья - она, мол, присмотрит за их старшим сыном. Тогда Бернус согласился. Вдова увела мальчишку к себе в гости, а Бернус напялил дедовскую кольчугу, взял секиру и лук со стрелами. Затем, оседлав лошадь и подсадив жену с дочкой и сумой со снедью на руках, он выехал со двора.
  Миар, Уваст и Атаэль заранее вывели своих коней пастись. Об оружии и сёдлах тоже позаботились. Другие, вроде Гима или Луанэля, просто и без объяснений заглядывали на двор.
  Участники предприятия уходили вразнобой до края леса. Там, невидимые из домов, сошлись вместе одиннадцать человек. Кроме гонца и жены Бернуса, девятеро, у кого были свои кони.
  - Может, зря я такой тайны навёл? - оглянувшись назад, усомнился Миар.
  - Придём вместе к нему, я словечко замолвлю, чтобы разрешил иногда заезжать к себе. - попытался утешить его дед Сайяр.
  И отряд поскакал.
  Оставшимся на берегу озера выпала трудная задача : объяснить родственникам ушедших, зачем они ушли. Как можно дольше не упоминая о войне.
  
  
  Ж.
  Утром вышли на рассвете, чтобы к закату дойти до замка. Уменьшать защиту я не стал, чтобы и людей уберечь от возможной напасти, и точно узнать причину их беспокойства. И сумку и рюкзак захотелось тащить самому. Пока шли, я то и дело проверял окружающую даль насчёт вражеских наблюдателей или, не приведи Судьба, засад. Изучал поведение и состояние моих спутников. Вёл Тисара (в отличие от вчерашнего, на невидимом силовом аркане) и поглядывал на него. Если вчера он спал спокойно, то сегодня часто дёргался, ненадолго открывал глаза, пару раз издавал громкий вопль, заставлявший всех шарахаться, и иногда что-то бормотал.
  Людям явно было хуже, чем накануне.
  Вантаар спал недолго, перед рассветом да и то при моём скромном содействии. Теперь он больше обычного вглядывается в окружающее, а его движения стали, пожалуй, излишен резкими. Стиснув челюсти, он не проронил пока ни слова, даже в виде приветствия мне или отцу. Мне он поклонился, родителям кивнул.
  Внуки Сайяра шли как сомнамбулы. Мрачные, усталые, не глядящие ни на что. При виде их на душе звери скребут от жалости. Я подозвал детей к себе, чтобы расспросить и о прошлой ночи, и о ночи нападения. Что-то мне подсказывает, что я узнаю немало интересного.
  (Кстати, вчера, успокаивая девочку, я вообразил себе, что она наша дочь - моя и твоя, Маша. И ты тоже рядом. Что это наши дети, которыми мы уже давно обзавелись. Остаток ночи я грезил : вот удалось победить довольно быстро, за год, за два. Вот я явился за тобой, любимая, вот забрал тебя. Живописно представлял себе наши нежности. А потом ты задумчиво поглаживаешь животик. И вот у нас двойня : мальчик и девочка. Наши сокровища. Мы возимся с ними всё свободное время. В том числе и успокаиваем).
  Так что подойди, Машенька, поближе и послушай.
  - Лонмар, выспался хоть немного?
  Глянув на меня, мальчишка вяло кивнул.
  - Ну да, немного. А всё из-за неё.
  Сайнаэль, уныло бредущая рядом, даже не оглянулась в сторону брата.
  - Нет, это из-за меня. - сообщил я молодым людям. Сначала они так и плелись, глядя вперёд или себе под ноги, а потом дружно, почти синхронно уставились на меня. Похоже, их удалось-таки удивить. Поздравим себя. И продолжим. - Сайнаэли приснился соглядатай, а мне он не приснился. Поскольку я в то же самое время, что и ты, девочка, почувствовал его наяву. И дал ему оплеуху. Хорошую, сильную оплеуху со всех сторон сразу. За то, что он посмел тебя потревожить.
  В её детских глазёнках впервые за это утро мелькнула тень радости.
  - И он мне больше не привидится?
  - Этот - нет. Точно нет. Знаешь, мы с Вантааром сходили туда и видели его труп. Одежда на нём была добротная и недешёвая. Жители деревень такую не носят. Я спросил у Вантаара, не из замка ли этот человек. Тот ответил, что не видал такого. Затем, когда вернулись к людям, я показал его образ селянам. Все как один заверили меня, что это чужак. Вот что было рядом с вами, пока вы спали.
  Лонмар, похоже, слегка обиделся. Он задал вопрос :
  - А почему же он не привиделся мне? Почему только Сайне? Я ж её брат, значит, тоже должен был увидеть! Мы не раз вместе что-то замечали.
  'Вот как раз об этом я хотел бы с вами поговорить'. - подумал я. А затем... Маша, будь свидетельницей : совпали два обстоятельства. Очень способные ребята - раз, я расфантазировался, что это наши дети - два. Моя мысль тут же принесла плоды.
  Ребята, раскрыв рты и вытаращив глаза, дружно издали изумлённое 'О-о-о-о!!!' То, что они при этом подумали, было не более содержательно. Но зато мы услышали мысли друг друга!
  'А теперь постарайтесь что-нибудь подумать. Спрашивайте меня, но только мысленно'.
  Тут невпопад застонал во сне Тисар, идущий как привязанный в нескольких шагах позади. На миг обернувшись, я погладил пространство между нами. Он затих.
  'У, как здорово!' - восхитился мальчик. 'Просто молча представить, что говорю?' - уточнила девочка.
  'Да, вот именно. А вы сейчас не слышали мыслей друг друга?'
  Они переглянулись и с явным сожалением помотали головами. Они слышали только меня.
  'Кроме как иногда чувствовать кого-либо издалека, вы, мои юные друзья, ещё умеете ли что-нибудь?'
  'Пока нет'. - сказала Сайнаэль. 'Хорошо бы'. - Лонмар мечтательно вздохнул.
  'Ну, у вас ещё всё впереди, может, проснётся что-нибудь ещё. Кстати, а это вы давно умеете?'
  'Не помню.' - подумав, сообщила младшая сестрёнка. 'Как будто всегда'. - заметил её старший братик.
  'А ваши родители что-нибудь эдакое умели?'
  На это оба ребёнка ответили 'Не знаю'.
  'А вот я слыхал, что ваш папа был таким шустрым, что в ночь нападения сражался с дроу если не на равных, то всё равно прилично.'
  'Не знаю я об этом. И даже не видел'. - подумал Лонмар и его глаза заблестели слезами. Я провёл перед ним рукой и слёзы исчезли.
  'Ладно, если вы не знаете, я дождусь возвращения вашего дедушки и спрошу уже у него. А в ту ночь вы, значит, почуяли неладное, захныкали и всех своих подняли?'
  'Ну да. - кивнул Лонмар. - Так это что, мы спасли...'
  'Почти спасли. - улыбнулся я. - Во всяком случае, благодаря вам все ваши домашние были готовы'.
  Полюбуйся, Маша, как приятно вселять гордость в маленьких человечков!
   Подумав, Сайнаэль спросила :
  'Дядя Никто, а ты самый-самый сильный маг?'
  'Нет. Есть немало магов посильнее меня. - тут я им подмигнул. - Но тех, кто послабее, гораздо больше.'
  Дети задумчиво переглянулись.
  'Дядя Никто, скажи, а ты можешь оживлять мёртвых?' - спросил уже мальчик.
  Нежелательный оборот разговора. Скверное дело разрушать надежды, но если чья-то надежда была напрасной, иначе нельзя. Я не колеблясь ответил :
  'Нет. Исцелять тяжёлые раны или болезни, свалившиеся на живых людей, могу. Ещё могу убивать врагов разными способами. А вот возвращать к жизни мертвецов мне не под силу.'
  'А это вообще кто-нибудь может?' - настаивал Лонмар.
  Пришлось скрипнуть зубами так, что дети услышали, и внести ясность :
  'Некоторые могут, но это чёрная магия, для чёрных целей. Поднятый из могилы не станет таким же, как при жизни. В большинстве случаев это будет омерзительная тварь, либо забывшая, либо презирающая то, что было дорого при жизни. Надеющегося на это ждёт жестокое разочарование. Вот почему у нас оживлять мертвецов запрещено.'
  'Дааааа?!'
  Как они разочарованы! Я на миг отключился от их мыслей, чтобы представить тебя. Ты смотришь на меня с укоризной и сожалением. Нехорошо такое обваливать на малышей. А вдруг не вылезут из-под руин? Любимая, я рядом, я им помогу. На войне иллюзии могут дорого обойтись. Ты отвернулась и мысленно планируешь устроить мне выволочку. С удовольствием, родная, со всем моим удовольствием.
  Вот только спрошу сейчас Гиргана, далеко ли ещё осталось.
  - Нет, го...сподин. Вот сейчас мы все эту лужайку переходим, так? На том конце, перед нами, начинается лес, сосновый. Он длинный. Успеем соскучиться. Но зато на том его конце будет большой луг. А в центре луга - замок.
  - Подойди, Гирган. Вот так. И если ты не возражаешь, я на миг положу ладонь тебе на лоб.
  Сказано - сделано. Затем, позволив Гиргану отойти, я сообщил :
  - Внутри замка ты не бывал, но и за наружный вид спасибо!
  Затем я ещё немного, уже вслух, поговорил с детьми, пытаясь поднять им настроение. Вскоре, одарив их заранее припрятанными с утра 'вкусняшками' из твоего мира, попросил их погулять. Проверил защиту, оглядел процессию, кого-то успокоил на расстоянии. И настроил мысленный взор на картинку из головы проводника.
  Какое ты, место, куда мы все стремимся? Это оказалось явно не нуждающееся в соседних деревнях самодостаточное поселение. Всё сплошь из камня. Посередине, на удалении от всех прочих построек, возвышался собственно замок.
  Приглядевшись, я ощутил, как волосы встают дыбом. От гнева. Что за недоумок этот барон! Давно в осаде не сидели?! Мало того, что вокруг - никакого рва. Главное здание обнесено внешней стеной лишь с одного бока. (Эдакий приставной квадрат, на наружных углах коего две башни, и ещё одна, третья - посреди торцевой стены, а в ней ворота). Ладно бы само здание на вид достаточно основательное, чтобы нуждаться в дополнительной внешней ограде со всех сторон. Это мелочи. Но! В одной из стен главного здания! Той, что выходит на луг! Похоже, что недавно! Были пробиты несколько новых окон!! На уровне нижних этажей!!! Срочно заделать! Как только придём! И, похоже, для скорости я сам к этому приложу руки. Магическим ударом развалю на валуны хотя бы вон тот сарай, затем ненадолго придёт время заклинания малого веса. Барон со свитой сам будет таскать камни и собственноручно заделает дыры, а я, так и быть, милостиво наколдую скрепляющую смесь. Я волшебное слово знаю. И не одно! Может, не терять время, а послать удар прямо отсюда, с расстояния? Нет, лучше не надо. А то ещё, чего доброго, испугаются и попрячутся или разбегутся. Ищи их потом. А они мне всё-таки нужны.
  Решив так, я успокоился и вновь перенёс внимание на наш путь.
  Сквозь просветы в облаках иногда стало выглядывать солнце.
  Время шло. Что-то похожее на наблюдение Раэл Танн заметил только раз и издалека. Естественно, заметив, я ударил защитным полем в ту сторону. После чего думал о том, что предостережение старого недобитка начинает понемногу сбываться. Несколько минут, глядя куда-то сквозь сосны, я даже сомневался : 'А всё-таки стоит ли идти в замок?' Но убедил себя, что стоит. Малодоступное сооружение с толстыми, о т р е м о н т и р о в а н н ы м и стенами - то, что доктор прописал. 'Малодоступное - людям, шептало сомнение. Дроу - более доступное. Они тоже могут что-то каменное развалить. Или подкопаться. Или просто залезть.' А я с Раэл Танном на что?
  Ну, вот и договорились. Приятно договариваться с самим собой.
  Подошёл к Вансавиту и спросил :
  - Как самочувствие?
  Подумав, охотник ответил :
  - Могло быть и лучше. Всё вокруг так и нудит и нудит. С ночи. Не то чтобы это сильно мешало жить, но... раздражает. Хочется, чтобы стало, как до того.
  - Дойдём, и я сделаю так. Долго ещё осталось?
  Вансавит, глянув на положение солнца в кронах деревьев и на саму местность, ответил :
  - Треть бора почти прошли.
  - Ты знаешь, - доверительно сообщил я. - если бы я был один, так и шёл бы и шёл. Побыстрее, чем сейчас. Если бы тут все были такими, как я, то и шагали бы, как заведённые, ни разу не останавливаясь на отдых, еду и прочую ерунду. Пока не достигнем цели. Но это не так.
  Подумав, Вансавит кивнул.
  - Как ни крути, мы все тут обычней тебя. Уже давно шагаем. Устали.
  Молодцы лесные люди. Умеют сказать важное без лести.
  - Так что ж ты не командуешь привал? - спросил я и засмеялся.
  - Ждал приказа свыше! - ухмыльнулся охотник и, оборачиваясь по сторонам, закричал всем об остановке.
  Во время привала, встав поудобнее, чтобы всех достать, я наделил каждого частицей бодрости. Разбудив Тисара, заставил его съесть земной сухой паёк из рюкзака, после чего опять погрузил в сон. В Ралдизе разбужу окончательно.
  Когда снова пошли, я изобрёл способ скоротать время до вечера. Вообразил, как вместе с тобой разглядываю замок и его окрестности. А вот и люди в свойственных им костюмах, конные и пешие, поодиночке и вместе, мужчины и женщины, господа и обслуга, снаружи замка и в его стенах. Машенька, ты внимательнее меня. Ты углядела в луговой траве почти незаметные колеи от колёс. И было это не с той стороны, откуда я сейчас иду, а под углом к ней. Мы вместе изучали эти следы, как будто нет других дел.
  В своё время много телег здесь прошли, сказал я.
  Да. А вот в этом и в этом местах, видишь, колея расходится на много отдельных следов, сказала ты.
  Спорим, эти телеги были тяжело нагружены?
  Кто бы спорил, я не буду. Не нужно быть историком, чтобы понять, что иногда сюда завозят в большом количестве всякие припасы, а обратно (ты улыбаешься) уходят порожняком.
  Спасибо, откуда ещё я бы знал об этом, если бы не ты? (я улыбаюсь). Но всё равно, беру на себя смелость предположить, что эти караваны проходили сюда редко, эдак раз в несколько месяцев. Иначе возникла бы дорога.
  Или наоборот, заросла.
  Это почему? - деланно недоумеваю я. Как будто сам не знаю.
  Ну, если бы здесь вообще никто не ездил. - так же деланно поясняешь ты. Мы смеёмся, глядя друг на друга. Берёмся за руки. Не буду тебе говорить, как приятно чувствовать твои ладошки! Но - вскоре я слегка запинаюсь о поваленный ствол, встряхиваюсь и вижу, что иду по лесу один. Без тебя. А вокруг и сзади - около сотни людей разного пола и возраста, доверивших мне свои судьбы. И тех, кто способен быть воинами, среди них - горстка.
  Идя дальше, я вдруг подумал о том, что почти не умею пользоваться Раэл Танном.
  Ну что это, в самом деле, такое - зная, что могу защитить всю страну, защищаю пространство в несколько миль в радиусе?! Со считанными людьми, коим посчастливилось там оказаться? Или устраиваю какой-либо иной трюк того же масштаба. Это, наверно, как с земными компьютерами, к которым ты подступился впервые в жизни. Сравнение условное, да уж какое есть.
  Прошлой ночью, правда, я попытался действовать на расстоянии. С помощью Раэл Танна создал кое-что и послал подальше. Может быть, когда-нибудь, узнаю, куда это прилетело и как подействовало. А может быть и нет. Решено : как приду в Ралдизу этим вечером, так и начну экспериментировать. Расширять горизонты возможностей. В самом прямом смысле этих слов.
  К закату селяне опять приуныли. Все еле плелись, не радуясь тому, что почти дошли. За день наблюдений я понял, что защита может быть и послабее. Если её уровень превысить, люди явно начинают чувствовать себя хуже.
  В самый разгар дум об освоении Раэл Танна ко мне подошли Гирган с Вансавитом, говоря, что вот-вот край леса, вот-вот выйдем. А потом приблизились дети. Лонмар прильнул к левой руке. Сайнаэль к правой.
   - Что такое? - спросил я.
  - Страшно. - сообщил мальчик. - Я чувствую, что там пусто.
  - А ты, Сайна, что чувствуешь?
  - Что там люди были, но уже нет никого. Вот уже не один день.
  - Надеюсь, что вам это показалось. - спокойно изрёк я, вглядываясь в просвет между частыми и ровными сосновыми стволами. А закатное солнце, как назло, опять выглянуло в дыру меж облаков. И его лучи были багровыми. Как хочется, чтобы милые детки ошиблись! Лучше уж делать кому-то строгий выговор, чем...
  Мы вышли на луг - и я вгляделся в замок, реально возвышающийся впереди. Сначала обычным зрением. Реальный замок Ралдиза выглядел так же, как и в позаимствованном у Гиргана образе. Одноэтажные каменные сараи, с минимумом окон или вовсе без оных, расставленные вокруг главного строения. От него в одну сторону отходит зубчатая стена и упирается в угловую башню. А с другого конца здания, в опасной близи от земли, зияло несколько дурацких окон. От того, что некому будет их заделывать, вдруг стало тоскливо. Клянусь, если кто-нибудь найдётся, я его обниму и расцелую! Башня с воротами видна под углом, в промежутке между сараями. Ещё издали бросилось в глаза, что тяжёлые деревянные створки, щедро обитые железом, полуоткрыты. Правда, там, за ними, должна быть ещё и подъёмная решётка. Надеюсь, она опущена. В центре цитадели - из середины четырёхскатной крыши поднимается высокая, толстая башня. Спасибо за хороший наблюдательный пункт. Но сколько я ни глядел, ни на лугу, ни в проходах между сараями, ни в окнах замка, ни на его стенах не увидел ни одного человека. Ничего похожего на недавнюю фантазию.
  Ну что ж, есть ещё и магическое зрение.
  Оглянувшись назад, в лес, неподалёку замечаю Вантаара и жестом подзываю его к себе. Пока он подходит, концентрируюсь и перехожу на магический взор. Пронизываю взглядом это пространство. Озираю пустоту и вслушиваюсь в тишину, но не верю ощущениям. Не хочу верить. Ибо они подсказывают, что замок и вправду пуст.
  - Дядя Никто, вы тоже это заметили?
  'Тоже'. Неплохо сказано!
  - Спасибо, милые мои. Умеете вы обрадовать. Зайдите, пожалуйста, в лес.
  - А потом? - спросили дети.
  - Потом подождёте, пока я с дядями Вантааром и Гирганом схожу туда. И все пусть ждут.
  Обернувшись, я подарил им взгляд, заставивший ребят отойти за ближайшие сосновые стволы. После чего жестом подозвал вышеназванных людей и вместе с ними пошёл к замку. На полпути от края леса до полуоткрытых ворот в торцевой башне сбавил уровень защиты до вчерашнего. Когда вернусь, почувствую разницу. Себе же и своим спутникам сделал прозрачный силовой колпак, такой же, как в ночь схватки с летучим отрядом. Заодно, чтобы не мелочиться, состроил нечто невидимое, но очень жёсткое. Пусть оно заполнит весь замок, от глубочайшего подвала до шпиля на башне. И, если хоть где-нибудь в укромном уголке всё-таки притаилась незамеченная нечисть - её раздавит.
  
  
  З.
  - Стой!
  Человек, продиравшийся сквозь кусты в рассветном сиянии, вздрогнул и остановился. Но дрогнул он лишь раз, от внезапного окрика, а затем изображал из себя статую, безучастную к происходящему. На лице его виднелись шрамы и синяки, серо-голубая одежда, ещё недавно вполне себе приличная, теперь порвана, помята и запятнана кровью.
  - Если есть оружие - выброси! - потребовал тот же голос. Ещё где-то рядом прошуршало.
  - Нет у меня ничего. - без особых чувств пробормотал в ответ человек.
  - Руки вверх подними! - раздалось за его спиной.
  Шедший по бездорожью медленно поднял руки. На ладонях свежие рубцы, кожа на костяшках содрана. Сзади зашуршало и затопало, причём, по его впечатлениям, так неспешно, что сразу можно угадать собрата по расе. Это хорошо. Он видел светлокожие руки, что ощупывают и похлопывают его сзади. И это тоже хорошо, отстранённо думал он. С другой стороны, и эти звуки, и эти руки могут быть частью гибельного морока, насланного тёмными. Это плохо. Но со вчерашнего дня он готовился к смерти - и как-то привык. Даже спасся-то чудом. Таким, что до сих пор не верит в серьёзность и долгосрочность эдакого везения. Впрочем, даже если он угодил во вражескую иллюзию, ему есть, что сказать перед гибелью, и тогда их проклятые тёмные рожи вытянутся наверняка.
  Если же это люди - им понравится.
  - Ты человек? - спросили его спереди, из кустов.
  - Человек. - пробурчал человек.
  - А чего это у тебя волосы серые?
  Услышав об этом впервые лишь сейчас, он сразу понял суть дела. О, как он понимал их подозрение!
  - Ну так не белые же. На днях они вообще каштановые были.
  - Ты вообще кто? - настороженность в голосе не убавилась ни на каплю.
  - Гартун из Байра.
  - И всё?
  - Нет, не всё. Гартун Ризель, двадцать восемь лет, дворянин, младший сын.
  - Военный?
  - Да. Речная стража.
  - А где твои доспехи, военный?
  - Клянусь честью, что я не сам их с себя снимал.
  - Байр. Слыхал, есть неподалёку такой город. - сказал голос за спиной.
  - Был. До этой ночи. - спокойно поправил его Гартун Ризель.
  - Чтоооо?! - одновременно возмутились двое из кустов. Такое чувство, что им в новинку гибель городов на войне. Война же идёт целую вечность - несколько дней.
  Вот сейчас и узнаем, с кем послала встречу мне Судьба, подумал младший, и, может быть, последний из дворянского рода Ризелей. Если я ошибся, цена ошибки - всего лишь одна глупая голова. И, по-прежнему не глядя ни в кусты, ни назад, под восходящим среди багровых облаков солнцем, потрёпанный молодой человек с седыми волосами заговорил. Не заботясь ни об окружающей обстановке, ни об уходящем времени, он детально поведал своим слушателям о родных местах и об участи, их постигшей.
  (Вскоре один из дозорных раздражённо спросил : нельзя ли покороче, и Гартун, спокойно отмолвившись, что вся суть в подробностях, продолжил).
  Серебристо-голубое русло реки окружало город Байр с трёх сторон, и только с четвёртой была суша. В основании излучины, у перешейка, стояла гора с плоской вершиной - красивая на вид и господствующая над местностью. Собственно, благодаря ей город в здешних местах и возник. Несколько веков назад, по указу тогдашнего короля, на этой вершине выстроили неслабый замок. Разместили в нём на постоянной основе такой же неслабый гарнизон (и он, меняя состав, нёс вахту в замке до вчерашнего дня). Заведён был сей порядок в оборонительных целях, на случай глубокого рейда дроу. Катапульты, копьемёты, много метких лучников и несколько боевых магов всегда имелись в наличии.
  Зодчие постарались, чтобы цитадель выглядела так же красиво, как и гора. Редколесье со склонов не только не убрали, но напротив, подсадили ещё деревьев, чтобы под их сенью скрыть малозаметные, но важные для хозяйства и обороны пристройки. (Недаром среди саженцев преобладали столбовники, эдакие зонты с мохнатыми спицами). Вокруг замка не было ни одной подъездной дороги - только лестничные ступени. Подножие горы обнесли стеной, сквозь которую внутрь вели единственные ворота. От кольцевой стены, через весь перешеек, отошла ещё одна стена, толстая, опять-таки с единственными воротами (ворота ближе к замку), и заканчивалась на противоположной стороне перешейка - мощной сторожевой башней. Справа от замковой горы и от стены - широкий луг с дорогой. Он всегда под присмотром. Слева же, на отгороженном полуострове, возникли улицы, кварталы, дома в окружении садов.
  В сущности, город возник как придаток к гарнизону. Здесь ставили свои дома те, кто строил замок и по каким-то причинам захотел остаться тут. К ним присоединялись некоторые из бывших и текущих служак. Благодаря озабоченности последних Байру повезло не обзавестись своими трущобами.
  Время шло, и вместо первоначальных хижин и амбаров излучину постепенно покрыли добротные каменные 'сундуки'. Жильцы и строители старались придать им как можно более красивый вид. Рядом с некоторыми, если не было места для сада, возникали хотя бы палисадники. Тот или иной городской наместник ставил вдоль улиц фонари, узорчатые скамьи для отдыха прохожих или просто колодцы. Воины и офицеры, дежурящие на замковой и поперечной стенах, теперь развлекались тем, что угадывали, кто именно из жителей проходит мимо них (всех горожан они знали наперечёт) и изучая и запоминая приезжих.
  А посреди реки цепью расположились плоты на якорях. На одинаковом расстоянии друг от друга. Это речная стража. На каждом плоту пятеро воинов. Раз в сутки от лодочной пристани отчаливают лодки со сменой. Гартуну Ризелю нравилось дежурить на плотах. Сначала как простому стражнику, потом старшему на плоту, потом лейтенанту, чья зона ответственности - сектор от Замковой горы до лодочной пристани. А есть ещё пара секторов. (И есть ещё одна пристань - с боевыми ладьями). Тишина, плеск воды, а вокруг река и берега. Просто красивые берега, а не удобный для возможного противника проход вглубь страны.
  В нижнем течении река, упёршись в пределы страны дроу, резко поворачивала на юг. Затем, разделяя собой эти земли, она так и шла вниз, до впадения в морской залив. По обе стороны от поворота не обойтись без речной стражи.
  Над гарнизоном и городом уже давно витал дух спокойствия. Суть его можно было выразить в нескольких словах : 'От границы до нас не так уж и близко'. Из общественных заведений в Байре имелось нескольких постоялых дворов и трактиров - для проезжих. Постоянные жители любили ходить в гости и принимать гостей. А в гостях возможно многое. Интересные знакомства, более-менее захватывающие разговоры на любую тему, балы и пирушки, поводы для поединка или романтического свидания - этот список может быть бесконечным. Вот и родители Гартуна познакомились у кого-то в гостях, на балу. Будущий отец - местный житель, будущая мать - из недавних приезжих. Они сразу пришлись друг другу по вкусу, а у обоих семейств не имелось особых соображений, способных воспрепятствовать сближению молодых людей. Улицы, сады, комнаты и берега - все места, какие только есть в Байре, были свидетелями возникновения новой дружной семьи. Свидетелями того, как вставали на ноги, как росли их два сына и дочка. Свидетелями того, как Ватун Ризель женился на племяннице коменданта замка. И она подарила ему двух милых дочек. И свидетелями того, как младший, четвёртый маг из замка женился на милой Линнаэль Ризель, ничуть не пожалев о том. Видел Байр и неудачные попытки младшего из Ризелей достучаться до сердца одной юной баронессы, вскоре оказавшей явное предпочтение новому коменданту замка. Сей молодой человек, впрочем, проявил себя скорее как начинающий военный специалист, ищущий в мирном времени способа преуспеть в профессии. Учения со стрельбами по полю и показательными ударами магов, переброска телепортом отряда к границе, поход боевых ладей вниз по реке. И как результат, письменная благодарность самого короля Илана, в то время мало чем интересовавшегося по причине медленного умирания.
  Полтора месяца назад спокойствие горожан (как и жителей всей страны) нарушилось ошеломляющим известием об исчезновении нового короля Даанэля. Но даже в разгаре споров, среди страннейших предположений, поначалу никто и не представлял, что скоро их городу предстоит выполнять задачу, ради которой он некогда и был создан. Офицеры (семейные и несемейные), помещики, живущие на два дома (в городе и в деревне), трактирщики с прислугой, торговцы, рыбаки, садовники и землепашцы, проезжие разного чина и из разных мест - все они на свой манер гадали, когда и в каком виде найдётся глава их государства, и чем объяснится происшествие с ним. Комендант и маги благодаря видовым кристаллам знали больше других, но помалкивали. Пересуды с каждым днём и с каждой новой декадой становились всё более нервными. То и дело кто-нибудь спрашивал : а кто теперь будет вместо Даанэля?
  Однажды гонец из Вианны принёс коменданту графу Лостарну сообщение о трудных переговорах делегации дроу с принцессой Элианель. Подробности наглого поведения гостей не только возмущали, но и настораживали. Одновременно некоторые коменданты пограничных гарнизонов послали в Байр депеши о сосредоточении отрядов нелюдей на сопредельной стороне, об их явном и нездоровом интересе. Тут явно было о чём подумать. Мысли были мрачными. Комендант, пожалуй, первым в замке и городе подумал, что будет война. Надо составить свой доклад наместнику провинции. А в нём, сведя воедино эти тревожные сигналы, присовокупить просьбу о частичной эвакуации населения округи вглубь страны. И попросить парочку лишних телепортов.
  Граф Лостарн призвал двух старших магов к себе. Известив их, что доклад наместнику написан и уже отправлен, он предложил посовещаться о дальнейших мероприятиях. О чём они втроём договорились? Маги вскоре провели вокруг Байра несколько сигнальных кругов. А в гарнизоне, заставив всех молчать об этом, наложили особые заклинания на стрелы, мечи и метательные копья. Один старший маг провёл эту работу в замке и на стене, а другой - на ладьях и плотах. Так что и лейтенанту Ризелю с его подчинёнными своя порция чудес досталась. Обереги тоже раздавали. Сначала офицерам и десятникам, потом, через пару дней, и на воинов хватило. Всё это очень серьёзные меры.
  Наместник провинции прислал ответ : всего один телепорт и запрет эвакуировать население до начала боевых действий - 'во избежание паники'. А вот когда война начнётся, тогда пожалуйста. Поскрежетав зубами (и, может быть, высказавшись об уме наместника), граф Лостарн решил обойтись хотя бы каплей в море. Во-первых, он придумал длинный обоз с каким-то грузом, который необходимо срочно отвезти в Вианну. Для пущей сохранности груза, кроме возниц и горсти охранников, комендант выдумал и сопровождающих, коими могли быть женщины и подростки обоего пола, из семей самих обозников. Во-вторых, он выделил ладью, для рейса вверх по реке. Официально - для сопровождения курьера в провинцию и закупки там каких-то припасов для замка. Неофициально же - кроме курьера, воинов и гребцов, на ладью сели несколько женщин, из недавних приезжих, чьи родные дома были где-то подальше в центре Лаэнтера. Вот и всё, что можно было сделать.
  Офицер с воинами должен был проводить благородных дам с прислугой до провинции. Откуда те уже будут путешествовать сами. Среди дам была жена графа Лостарна, находящаяся в интересном положении. Сопровождающим офицером комендант назначил речного стража, лейтенанта Ризеля. Вкратце поведав тому о сложности обстановки, комендант Лостарн приказал :
  - Там, в городе, расставшись с дамами, походите повсюду, приглядывайтесь к людям и к обстановке так долго, как позволит время. Вы должны стать моими глазами и ушами. Если увидите наместника - хоть на несколько мгновений, запоминайте, как он себя вёл. То же самое касается любой компании воинов в корчме, грузчиков на пристани, торговцев на рынке и всех, всех, кого увидите. Попытайтесь осторожно выяснить в разговорах, как народ воспринял бы всеобщую эвакуацию из приграничных земель? Не мне вас учить, как повернуть разговор на эту тему. Я уже жду того, что вы узнаете. Когда вернётесь, доложите мне обо всём лично, с глазу на глаз.
  Лейтенант долго думал над этими словами. Думал и в вечер, когда состоялся разговор, и в утро отплытия. Во время пути он едва нашёл несколько слов для разговора с милыми пассажирками ладьи - настолько его впечатлило услышанное.
  - Ну и как? - спросил голос из кустов. - Что вы, господин лейтенант, узнали тогда?
  Гартун Ризель пожал плечами.
  - Наместника не видел. Дам проводил до тамошнего каретного двора и проследил за их скорейшим отъездом. Затем гулял по городу и, согласно приказу, разговоры разговаривал в несколько раз больше, чем было потребно моей душе. Встречал и воинов, на оружие и доспехи которых никто не накладывал боевых заклинаний. На торжище - одни купцы торговали как обычно, другие сбывали свой товар по дешёвке. Некоторых из последних я хвалил за оборотистость. Мне отвечали, что вот-вот уедут за новым товаром. Что вот-вот уедет, я поверил, а что за товаром - нет. Покупатели и уличные прохожие были не слишком веселы, но вели себя спокойно. Если город и покидал кто-нибудь, то одиночки с обычной поклажей. На пристани я видел, как стража арестовала одного грузчика, делящегося со знакомыми новостями с границы. Повод для ареста - распространение слухов. Когда мы вернулись в Байр, я пересказал коменданту Лостарну всё, что узнал. Он выслушал меня и отпустил домой. К каким выводам пришёл граф, я уже не знаю, но он посоветовал мне хорошенько отдохнуть - ибо, по его словам, 'Когда ещё придётся?'
  И вправду, для лейтенанта Ризеля это был последний отдых. Утром он отправился на плоты и следующие несколько часов наслаждался тишиной. А потом снизу погребли на разномастных лодках люди. Их нельзя было назвать рыбаками или любителями покататься. Это были жители со скарбом. В каждой лодке целое семейство, а в большой - и не одно. По два-три раза в час речные стражники окликали с плотов и заставляли причаливать для проверки людей из Мартера, Гиана, Анатэя и прочих мест вниз по реке и за её поворотом на юг. Все как один говорили, что им невыносимо тревожно. Орды дроу подошли вплотную к самой границе и ведут себя вызывающе. Гарнизоны подняты по тревоге. Ведут себя выдержанно, готовятся в случае чего дать отпор, но дела плохи.
  - Река ещё ладно, господа стражники, на реке просто праздник какой-то, а не движение. А вот дороги полны. Кому не на чем уехать, пешком тащатся. Плохо, господа стражники. - устало говорил один селянин из Гиана, поглядывая на вёсла. Когда Гартун спросил его, не останется ли его семья в Байре, тот аж вздрогнул. Естественно, ответил, что лучше он погребёт против течения дальше, пока хватит силы.
  Комендант, отовсюду получавший тревожные сведения, сделал какой-то вывод. В сумерках он выслал две ладьи вниз по реке, на разведку и спасение беженцев. Несколько десятков воинов и один из четырёх боевых магов отправились в этот путь. Гартун видел, как они проплывают близко от его плота.
  Они не вернулись. Во всяком случае, он не видел их проплывающими обратно.
  На рассвете следующего дня им из замка крикнули : 'Война началась!!'
  До вечера вдоль по реке ещё плыли гребцы в лодках. Потом - резко закончились. И эту вторую смену Гартун с подчинёнными оттарабанили на плотах. С берега в лодках им привозили паёк.
  Первый и второй день войны были какими-то странными. Об их городе и свои и враги будто забыли. Конечно, это было обманчивое впечатление. Утром третьего дня речную стражу призвали на берег. Плоты сняли с якорей. Объяснили, что нет больше смысла в речной страже. 'На стенах вы будете нужнее'. А что касается реки - два старших мага прямо со стены замка навели поперёк русла заклинание, реагирующее на врагов должным образом.
  На четвёртый день комендант составил из ладей и части лодок караван с беженцами. Ввиду спешки усадил кого попало. Караван должен был прикрывать младший маг, муж Линнаэль, сестры Ризеля. Та должна была эвакуироваться вместе с ним, о чём знала и даже собиралась... но перед назначенным часом исчезла из собственного дома! Вместо неё прибежала встревоженная служанка. Едва выслушав её, маг и Ризель побежали к дому, находившемуся недалеко от пристани. Поиски по магическому следу не удались. Леди зачем-то спустилась одна к чёрному ходу, сделала несколько шагов наружу - и исчезла. Её муж рвал на себе волосы и кричал :
  - Бред! Ничего не понимаю! Почти на глазах у прислуги! Что её заставило так странно поступить? И я не вижу следа, он кончился!
  Гартун, у которого сердце ныло ничуть не меньше, скрежетнув зубами, крикнул в ответ :
  - Сейчас не нашёл, и до ночи не найдёшь! Беги обратно, там твой приказ и твои подзащитные тебя заждались! А я сам искать буду!
  Наскоро попрощавшись, они разбежались в разные стороны. Маг - к пристани (вверх по течению - не вниз, может, ещё увидимся?) Лейтенант, так и не забежав домой, кинулся, лавируя мимо встревоженных горожан, на одну улицу. Вскоре он молотил сапогами и кулаками в запертую дверь. Казалось, что он сходит с ума. Хозяин того жилища, старый ясновидец, известный всему городу, вовсе не собирался никуда исчезать отсюда. Но вот, тем не менее, его дом закрыт и никто-никто, хотя бы из прислуги, постоянно живущей тут же, не отозвался. Осознав это, лейтенант вдруг опустился на землю. И ещё долго сидел и думал о том, что поиски не имеют смысла. Затем, кое-как встав, он поплёлся в замок.
  Там, найдя коменданта, Гартун доложил о как минимум двух случаях подозрительного исчезновения жителей в собственных домах. Граф Лостарн так встревожился, что отвлёк от занятий одного из старших магов и, выделив ему в сопровождение того же лейтенанта Ризеля и два десятка воинов, его подчинённых, послал их по тем же адресам. Дом младшего мага был не заперт. (След его жены обрывало какой-то странной волшбой.) Дверь в дом старого ясновидца пришлось взламывать. В обоих случаях второй маг с трудом нашёл некое малозаметное, но мощное отвлекающее заклинание. (Хотя нет, не так : сильное заклинание незаметности). Вдоволь повозившись и с тем и с другим, он увидел, что морок прикрывал непредусмотренные строителями подземные ходы. Кому нужна эдакая малозаметность - иллюзий не было.
  - Никак вы, лейтенант, не прочь туда сунуться и исследовать? - готовясь во второй раз магически запечатать ход, мрачно пошутил старший маг. - Не советую. Хозяева этих домов, не чуждые нашему искусству, не углядели беды у себя под носом! Даже я, будучи посильнее их, разобрался не сразу. Найди я эти нечеловеческие дыры в мирное время, ещё походил бы. Сам. Не подвергая ненужной опасности людей, лишённых дара, вроде вас, лейтенант. Но сейчас время войны, и я просто вставлю в это демоново горлышко свою самодельную затычку. Пусть им не поздоровится, если они её тронут!
  Связавшись по видовому кристаллу с комендантом, второй маг доложил о результатах. В ответ граф приказал обойти весь Байр, войти в каждый дом и точно так же проверить его.
  Гартун с воинами сопровождали мага от дома к дому. Успев понести первые потери, стоит постараться предотвратить новые. Скоро начало темнеть. Он без устали ходил весь вечер и всю ночь - то нёс факел, то стучал в дверь, то наблюдал за магической работой. Нашлось ещё шесть выходов, один из них в трактире. Мрачный трактирщик взял кувшин и пил вино, глядя на затыкание хода. Иногда он тихо ругался, руки его мелко тряслись.
  Так незаметно Гартун встретил рассвет позавчерашнего дня. Весь город не обошли, но комендант вызвал их всех в замок. Он увёл второго мага с собой, но перед этим, как-то странно поглядев на лейтенанта, разрешил ему немного поспать. И тот уснул в будке у стены.
  Позавчера во второй половине дня город подвергся удару. Лейтенант Ризель проснулся от того, что комендант вверху кричит воинам :
  - Стреляйте в поле, как тогда, на учениях! Стреляйте, как на учениях! Обязательно попадёте! Вот так! Правильно! Господа маги, теперь вам слово!
  Примчавшись наверх, Гартун увидел чёрное, шевелящееся поле.
  Оно быстро и равномерно подползало к стенам. Дотуда было уже совсем недалеко. Правда, ковёр из чёрных фигур остановился. Ненадолго. Наткнулся на защитный контур. И на заговорённые копья и стрелы, летящие со стен. И на удары магов, то и дело прожигающие немалые проплешины в этом чёрном ковре. Один маг бил из замка, другой - из сторожевой башни. Между ними, на городской стене, в районе ворот, три метательные машины поочерёдно отправляли в поле горшки со смолой. Та, в полёте воспламеняясь, если и редко попадала в строй тёмных, то хотя бы заставляла их шарахаться прочь. Ну, и нарушать строй. И замедлять продвижение. Это было хорошо. Но, увы, недолго. Гартун заметил далеко слева яркую вспышку, сопровождаемую воплями. На стене, возле городских ворот, вспыхнули демоновым пламенем горшки со смолой, сжигая две метательные машины и их обслугу. Ещё через несколько мгновений, как будто в знак издевательства, загорелась и третья. Сама по себе. Дроу напротив ворот радостно завыли и чёрной волной кинулись к этому участку стены. И никакой защитный контур им не мешал. Здесь вражеские маги уже стёрли его.
  Стоявший неподалёку от Гартуна комендант скрежетнул зубами. Затем извлёк видовой кристалл и, глядя туда, отчеканил :
  - Капитан Ризель, ваш отряд готов?
  Гартун похолодел. Он знал, что его старший брат Ватун командует усиленной ротой, предназначенной для телепортации. Он понял, куда их сейчас отправят. Понял и то, что живыми оттуда никто не вернётся. А он ведь с братом так и не повидался.
  Весь в этих мыслях, Гартун не сразу понял, что телепортация уже произошла и снаружи перед воротами кипит отчаянная схватка, и что сам комендант трясёт его за плечо.
  - А? Что?
  - Берите вот этих лучников, лейтенант, и бегом на ворота! Может быть, хоть кого-нибудь прикроете!
  Следующие несколько часов запомнились как-то плохо, отрывочно. Вот они по стене бегут от замка к городским воротам, над которыми ещё пылают метательные машины и трупы. Бегут пригнувшись и прячась за зубцами, но из двадцати лучников на этом пути погибли шестеро. Все - от маленьких ядовитых стрел. Вот они пристраиваются за зубцами. Его временные и незнакомые подчинённые натягивают луки и стреляют, а он, с одним мечом, пока бесполезным, просто смотрит в поле, где в неравном бою погибает его старший брат со своей усиленной ротой. Кстати, где он там? Не разглядеть. Вот городские ворота ненадолго раскрываются, выпуская наружу ещё один отряд, и закрываются снова. Лучник справа при этом, привстав, что-то радостно кричит - но крик сменяется хрипом, в горле у лучника - стрела и он падает на спину. Гартун подбирает его лук и колчан. Наконец-то и он при деле. Аккуратно, стараясь не высовываться, посылает стрелы в проклятые чёрные фигуры. Каждый раз норовит попасть если не в горло, то в лицо. Он несколько раз видел, как попал. Маги наносят удары. Живые перед стеной не пускают дроу к воротам. На стенах приседают горожане с горшками смолы - готовятся метать вручную. Да, чуть ли не полгорода пришло сюда. А в небе сгущаются сумерки.
  Многим ловкачам, вскарабкавшимся на стену без лестниц и прочих приспособлений, Гартун поотрубал руки, при этом сам чудом миновав гибели.
  Ночью оборона рухнула. Оттянув на стену и перемолов там изрядное количество воинов и горожан, дроу ударили им в спину. Но не со стороны реки - почему-то водный рубеж им так и не давался - а из самого города. Гартун не узнал, был ли у них ещё один лаз или дроу как-то выбили одну из 'затычек', но факт остаётся фактом. Они полезли через ход. Настал час - и две чёрные волны сошлись у ворот. Ворота открылись. Гартун и его соседи по стене смотрели на орду, вваливающуюся в город. Он стоял и смотрел, затем его опрокинуло и обволокло тьмой.
  А потом, как это ни странно, начался вчерашний день. Был рассвет. Очнувшись на земле, Гартун долго лежал, уставившись в небо, и вспоминал. Всё вспомнив, он сел и огляделся. Несколько десятков человек, сравнительно целых, сидели и лежали в саду, типичном для Байра. Только мужчины. Ни на одном доспехов не было. Осмотрев себя, Гартун понял, что и с него латы тоже сняли, пока он валялся без сознания. По периметру сада пригнанных сюда пленников окружал высокий строй в чёрных доспехах. Дроу стояли плечом к плечу и их взгляды не обещали людям ничего хорошего. Да уж кто бы сомневался!
  Было тихо. Пару раз ветер доносил издалека перезвон мечей и яростные крики (а однажды - с отзвуком чего-то магического). Значит, кто-то и сейчас дерётся. Снова тихо. Время шло. Солнце поднималось выше. Не глядя на своих стражей, Гартун зачем-то пытался заснуть.
  Опять проснулся - оттого, что в саду появился новый дроу, высокого ранга, с надменным лицом. Сначала он обратился к своим соплеменникам, на своём языке, полном шипящих и рычащих звуков. После сказанного им все прочие тоже зашипели и зарычали. Их тёмные лица стали очень довольными. Затем вновь прибывший, перейдя на человеческий язык, потребовал, встать и следовать за ним.
  Пока шли под конвоем к замку, Гартун увидел немало трупов. В основном людей, но и нелюдей тоже хватало. Это радовало. У замка ему довелось стать свидетелем сцен, которые он бы с радостью забыл. (В результате одной из них исчезло заклинание на реку). Затем остаток дня, до темноты, горсть людей работала могильщиками и носила трупы. Рыли большие ямы и сносили в них сначала людей (вниз), потом дроу (поверху). Работали без отдыха - враги им просто не давали отдохнуть. Выбившихся из сил рубили и сбрасывали в яму. Гартун, стиснув зубы, мысленно уговаривал себя не останавливаться. Люди закапывали могилы до глубокой ночи. Дроу пировали в их домах.
  Среди ночи подошла главная магиня дроу и, оглядев свежее захоронение, улыбнулась.
  - Вы хорошо потрудились. За это, так и быть, вы можете обойтись без могилы.
  И, махнув рукой одному из командиров, удалилась в замок.
  Дроу накидывались на людей и тащили их в разные стороны. Гартуна сволокли до пристани. Там ещё были лодки.
  Его и ещё нескольких (кажется, пятерых) людей двое дроу вывезли на середину реки. Гартун не увидел среди них ни одного более-менее знакомого лица. Нелюди не гребли : лодка двигалась сама, под заклинанием. Остановившись на середине, дроу ныряли на днище за каждым и, за шиворот мгновенно подняв его на ноги, связывали ему руки - неважно, сзади или спереди. Один темнолицый пакостно ухмыльнулся :
  - А ноги мы вам связывать не будем. Поплавайте.
  - Мы с вас даже доспехи поснимали. Помните нашу доброту! - сказал другой.
  Очередь на связывание не дошла пока лишь до одного или двух.
  И тут на захваченный Байр обрушилось нечто. Оба дроу стояли лицом к городскому берегу. Узрев их рожи и услышав звуки обрушения, обернулись и люди.
  Первым расплющило замок. Меньше чем за полминуты величественное, видное издалека строение сровнялось с вершиной горы, на которой стояло. Но - мало того - с реки, из того положения, находящимся в лодке было видно, как группы домов, соседствующих с замком - и сейчас наверняка полных тварями - это неведомое и почти невидимое нечто давит, давит быстро, как огромная подошва сапога! И гремит, и трещит, и кричит сладостная музыка гибели! В уши ударяет многоголосый нечеловеческий вой!
  Но нечто не собиралось ограничиваться цитаделью и её окрестностями. Даже людям, не говоря уже о выродках тьмы, виднелась толпа теней на пристани, быстрее ветра рассыпающаяся по лодкам. Но так же быстро мрачный сгусток самих небес докатился и до причала и, сбивая и давя, принялся очищать речные судёнышки.
  Дроу обалдело смотрели на всё это. Связанный Гартун толкнул одного из них в воду и завопил :
  - Делай как я!
  В лодке оставались пятеро людей и один дроу. Там началась схватка, короткая и ожесточённая, заведомо неравная по возможностям участников. Лодку весьма раскачивало. Двое ещё несвязанных вцепились в организатора заплыва. Все остальные подкатывались по дну, под ноги врагу, а связанный Гартун остервенело пинал сапогами и руки и голову нелюдя, пытающегося уцепиться за борт и вылезть обратно. Пару раз попал носком сапога в глазницу и, судя по ощущениям, нанёс ему неплохие повреждения. Так прошло несколько мгновений.
  Тут людям крупно повезло, что в этот момент с берега сюда прилетел сгусток неведомой силы. Пиная своего врага, человек боковым зрением видел : в стоящего в лодке нелюдя шмякнулось нечто почти прозрачное, круглое и острое, и порвало его пополам, вместе с одним из людей, как раз пытавшимся одолеть его. Вторым везением можно назвать второй заряд неведомой силы, который, опять-таки принесясь с берега, отсёк голову и плечи второму дроу, через борт залезающему обратно в лодку. Так погибли обе твари, а людей осталось двое. Но один из них так был изранен, что не мог пошевелиться и вскоре умер.
  Гартун Ризель остался один. С гибелью врагов исчезла и их магия, державшая посудину на месте. Течение уносило лодку вниз по реке. Мимо проплывал неузнаваемый берег - весь сломанный, растоптанный и зловеще тихий. Потом его сменила дикая растительность. Иногда поглядывая на это, Гартун то грыз челюстями, то обо что попало перетирал свою верёвку. Резать её было нечем : оба дохлых дроу покинули лодку вместе с оружием, а у пленников, понятное дело, ничего колющего и режущего с собой не было. Лишь недавно ему удалось освободиться и причалить к берегу.
  В этом месте рассказа человек, обыскивавший сзади, обошёл Гартуна, и тот увидел перед собой воина в кирасе и шлеме. Воин требовательно изрёк :
  - Покажи.
  Гартун Ризель на миг понимающе улыбнулся и показал ему руки, с которых ещё не изгладились следы верёвки, а в паре-тройке мест красовались синяки и ссадины, неизбежные, когда кого-то связывают не очень бережно. Ещё он показал сапоги с острыми носами, испачканными во что-то тёмное.
  И была минута молчания. И после неё почтительно и радостно прозвучало :
  - Простите нас, господин, что сразу не верили. Пойдёмте с нами.
  - Куда и зачем?
  - Увидите, господин Ризель. Вам понравится.
  Господину Ризелю было угодно составить воинам компанию. Точнее, ему было всё равно, куда и с кем идти. Они тронулись с места. Один шёл рядом с Гартуном. Другой, оставаясь впереди, в приречных зарослях, прокладывал путь сквозь них. Впереди мелькали его спина и затылок, облачённые в панцирь и шлем. Такой же, как у его напарника. Такой же, как у воинов королевства Лаэнтер. Из-под доспехов выглядывали зелёные рукава и полы.
  
  
  И.
  - А вы, собственно, кто и из какого гарнизона? - наконец осведомился Гартун.
  Из качающихся ветвей фигура в доспехах представилась :
  - Десятник Донан. Эрз Донан. Из гарнизона Анатэя.
  Воин с красными от недосыпа глазами добавил :
  - Единственный десятник. А я рядовой Васкут. Из десятка Ринуса.
  - Анатэй, значит, взяли? - спросил Гартун. Хотя что тут спрашивать, если это поселение находится в дне плавания вниз по реке и уж точно недалеко от границы с дроу. - Как поживает ваш комендант, майор Идуль?
  - Гидуль. - поправил его десятник Донан. - Майор Гидуль никак не поживает, погиб он.
  Вообще-то Гартун оговорился намеренно, но посвящать в эту маленькую тайну никого не стал.
  - Как именно? - осведомился он.
  - Он в башне был. Там та-ак рубились! К башне лезет сплошная чёрная волна, да ещё быстро! Наша рота им наперерез, да ненадолго нас хватило!
  - А вы где были?
  - Достаточно близко, чтобы видеть!! - с обидой сказал десятник. - Вот я, например, перед тем как упасть, видел, как они, друг у друга по плечам и головам, лезут на стену башни, руками цепляются меж камней, их сковыривают, а они опять лезут! А очнулся я под кучей трупов, возле берега, под обрывом!!
  - Меня тоже многими нашими мертвецами придавило, из моего десятка - я один! Ринус, Хадор, Верт - все мёртвые, я потом их увидел. Один я живой. - сказал Васкут.
  - А как вы друг друга нашли? - вопросил Гартун.
  - Да просто, возле башни. - сообщил десятник Донан.
  - Эти уже давно куда-то ушли восвояси. Оставили только мертвецов. И среди них, что странно, были и ихние. - добавил Васкут. - Мы все договаривались : если кто выживет, сойтись у башни. Конечно, если там этих выродков нет.
  - Двое собрались?
  - Трое. Когда ушли, встретили в лесу двух воинов из Мартера, один тащил на себе другого, израненного, и рассказывал про творившееся в Мартере всякие ужасы.
  - То же, что и у нас. - не оборачиваясь, озвучил своё мнение десятник.
  - То есть вас пятеро?
  - Шестеро. - сказал Васкут. - Идём наобум, никуда и ни зачем.
  - А кто шестой?!
  - Да вообще какой-то парень из деревни.
  - Он искал нас именно как воинов и рассказал... э... кое-что. - добавил десятник из кустов. - Ещё очень просил, чтобы остаться с нами. А нам что? Разрешили, с тем условием, чтобы Нимара он таскал на себе, ну, этого, который ранен.
  Гартун немного подумал.
  - То есть среди вас ни одного офицера не осталось?
  - Кроме вас, господин лейтенант, никого. - подтвердил Васкут. - А раз уж мы так удачно сошлись, то просим, чтобы вы нами командовали.
  - Рановато просите. Я ещё не увидел остальных. - иронизировал Гартун.
  - Так это скоро, господин лейтенант! - заверил его Васкут.
  Действительно, вскоре из-за дерева раздался свист. Донан ответил таким же свистом. Из-за дерева вышел воин-лучник, его одежда под доспехами была коричневой. Три воина вывели своего спутника на маленькую поляну, где находились ещё три человека. Двое - бедно одетый молодой селянин и воин в зелёном - сидели, третий, воин в коричневом, лежал. Снятые с него панцирь и кольчуга валялись рядом. Панцирь был измят так, что смотреть страшно. Кольчуга в нескольких местах разъехалась. Под расстёгнутой одеждой синело тело : один сплошной кровоподтёк. Глаза этого воина были закрыты, он то ли спал, то ли был без сознания.
  Увидев пришедших, селянин и воин в зелёном тихо поднялись. Уставились на вновь прибывшего с понятным интересом.
  - Кланяйтесь. - прошептал десятник Донан. - Мы выходили себе дворянина и офицера. Это господин Ризель, лейтенант речной стражи.
  - Господин лейтенант из Байра. - уточнил Васкут.
  Эти двое поклонились. Деревенский парень встряхнул головой, поправляя длинные светлые волосы, и спросил :
  - Господин, случайно, не лекарь?
  В его голубых глазах мелькнула надежда. Его сосед-воин, ткнув его локтем в бок, что-то прошипел. Господин им ответил :
  - Отставить. - это воину в зелёном. - Нет, я не лекарь. - это юному красавчику-деревенщине. - Но я посмотрю. - это всем.
  Медленно, как бы нехотя опустившись на колени и нагнувшись над раненым, офицер вглядывался в повреждения. Увиденное ему не нравилось. Ни на туловище, ни на конечностях - ни единого следа от меча и тем более стрелы. На воине явно был оберег. Но сейчас его нет, а тело являет собой гигантский ушиб. Не иначе, нашего счастливчика выбросом Силы 'приласкали'. Раненый иногда стонал. Гартун встал.
  - Я не провидец, а между тем, его дальнейшая судьба зависит от того, сколь сильно были повреждены его внутренности. Ему нужен покой, а в крайнем случае носилки, которые несут сразу двое. Их можно сделать самостоятельно. Две достаточно длинные палки и нечто вроде полотна с любыми завязками, чтобы их соединять. Вы оба займитесь. Исполняйте. - Воин в зелёном и селянин, встрепенувшись, отошли искать подходящие стволы. - А не найдётся ли у вас чего-нибудь поесть? Я пил из реки, но, знаете, если два дня голодать, этого явно мало.
  Три воина переглянулись. Донан помотал головой, Васкут досадливо пожал плечами. Лучник, неловко помявшись, пробормотал :
  - Могу предложить господину лейтенанту горсть орехов. Больше ничего нет. В засаде не поохотишься.
  - Ну, давай хотя бы орехи, если есть. А потом сходи подстрели чего-нибудь для всех нас. Исполняй.
  Лучник на миг вытянулся по стойке смирно. После этого он запустил руку за пазуху и извлёк скромных размеров тряпичный свёрток. Дав его Гартуну, опять на миг застыл смирно. Развернулся. Ушёл за кусты, на ходу поправляя лук и колчан. Его шаги очень скоро стихли.
  Лейтенант развернул тряпку. Лесных орехов там и впрямь была горсть, правда, великоватая для одной ладони. Потому и понадобился свёрток. Лейтенант разгрызал орехи по одному, но не проглатывал, а отправлял за щёку. Накопив за щекой достаточный запас, он тщательно пережевал ядрышки и только потом проглотил.
  Его желудок, после недолгого раздумья, отозвался ноющей болью. Поморщившись, Гартун, сел на землю и, наклоняясь вперёд, снова стал накапливать ядрышки за щекой. Махнул рукой Донану с Васкутом : садитесь и вы тоже. Все сидели, кроме раненого, который исправно стонал.
  Орехи закончились. Желудок скулил, воспринимая пищу после долгого вынужденного перерыва. Лейтенант сидел и о чём-то думал, глядя в ту сторону, где две фигуры испытывали на прочность свежесрубленные палки для носилок. Хорошо, что я подсказал, думал он, а то им явно было не до того. Сами нескоро додумались бы. Вообще, нужен план. Каким бы он ни был, ясно одно - на руинах приграничных гарнизонов нам делать нечего. А если сидеть без движения, обняв колени и припав туловищем к бёдрам, живот может успокоиться.
  Так он сидел, пока не вернулись двое с носилками. У деревенского парня больше не было пояса : он повязан поперёк носилок, а с другой стороны какая-то рубаха - рукава завязаны узлом вокруг деревяшек. Вроде бы воин в зелёном её пожертвовал, ибо в костюме парня ничего не убавилось. Но между рубахой и поясом ничего нет. Гартун осмотрел всех присутствующих. Ни у кого - ничего похожего на плащ. Ладно. Найдём потом.
  Спустя время все они сидели и ждали лучника с добычей. Гартун подумал : если охота удастся, тогда все и познакомятся. До тех пор он не спешил спрашивать имена.
  То ли проснулся, то ли очнулся раненый. Он открыл глаза. Его стоны участились.
  Немного послушав его, Гартун Ризель спросил :
  - Воин, жить хочешь?
  - Эээто смотря зачеееем. - простонал раненый.
  - Чтобы убивать тёмных тварей. Чтобы ты скорее поправился, тебя будут таскать сразу два человека на носилках.
  - Ээто хорошооо. А ты ктооо?
  - Я офицер. Лейтенант. Нас тут шестеро, вместе с тобой. Один охотится. Потом пообедаем. Тебе самый вкусный кусок.
  - Я бы с удовооольствием. Попрааавился. Ээто будет здооорово.
  - Ты или поправишься сам, или кто-то тебя вылечит. Одно будет дольше, другое скорее. А пока мы тебя поносим, как мама в детстве. Согласен?
  - Дааааа.
  Опять воцарилось молчание. Гартун Ризель чувствовал, что боль из живота понемногу уходит, но вскоре её сменяет жуткое стремление проглотить много мяса, желательно с солью, перцем и некоторыми овощами. Пришлось ложиться на землю и говорить :
  - Когда он вернётся, разбудите.
  Презрев возможность прихода дроу, он заснул.
  Разбудили его ближе к закату. Разбудил Васкут. С тёмной зеленью ветвей кое-где смешивались розовые блики уходящего солнца. Уже горел зажжённый каким-то из способов костёр, и все были в сборе. Добытого лучником зверя Гартун не опознал. Роль вертела исполнял клинкерт десятника Донана, а сам Донан смотрел на рукоять в руках : нагреется, не нагреется?
  Поднявшись с земли, лейтенант осведомился :
  - Будем знакомиться? Как звать меня, вы, наверно, уже знаете. Называйтесь вы.
  Все, даже раненый, оглянулись на него. Затем здоровые попытались встать, но офицер махнул рукой, проворчав : 'Садитесь, ещё не время'. И пошло знакомство. Десятник Донан и рядовой Васкут представились заново. Лучник сообщил, что он - Идос, а его больной сотоварищ - Нимар. Имя воина в зелёном оказалось Хормидон. После этого лейтенант воззрился на единственного здесь гражданского.
  Тот, сидя, слегка поклонился.
  - Меня зовут Руи.
  Красивое имя, вполне себе подходящее к его красивой внешности. Невзирая на простоватый наряд, немало деревенских девчонок по нему вздыхало... до войны. Но, как минимум сейчас, внешность для этого парня не главное. Он неравнодушен к беде Нимара, он молчалив и задумчив. Я слышал его голос только пару раз, да и то по делу. И звучит голос, как у человека, чудом оставшегося в живых, вроде меня, подумал лейтенант Ризель. А вслух спросил :
  - Хочешь ли ты, Руи, остаться с нами?
  - Да, господин. Мало того, я хотел бы стать воином.
  - Хм, сильно сказано. - Лейтенант сощурился и отчеканил. - Всё твоё время будет принадлежать службе! И всем возможным начальствующим лицам! Ты должен будешь, как миленький, выполнять их любые приказы - не всегда умные и не всегда честные и безопасные для тебя! Учить тебя будут много чему и не всегда в одно и то же время! Не только строю и обращению с оружием, но и, возможно, какой-нибудь непонятной ерунде! Ещё ты будешь много и тяжело работать. Мало радостей в жизни воина. Сон или отпуск. А в отпуске либо выпивка, либо женщины, обычно из тех, коих не берут замуж! Если ты не маг, почти все шансы остаться рядовым воином - твои! Конечно, ты можешь отличиться в боях настолько, что заслужишь повышение. Если выживешь. Но и десятники тоже погибают - спроси у Васкута. И офицеры тоже - спроси у меня. Долго ли живут воины на войне? Любой приказ может стать роковым в твоей судьбе. Ты точно всего этого хочешь? Руи, мальчик мой, тебе оно надо?! Принесёшь присягу - и назад из всего этого дороги не будет! Разве что кроме дезертирства, которое по законам военного времени карается смертью. Тебе это надо? Тебе никто не мешает пройти с нами до безопасного места, а там мы разойдёмся без обид. Мы - воевать, а ты - лечить людей или строить укрепления. Достойные занятия. Зачем тебе быть воином?
  Все взгляды сошлись на парне. Слушая речь лейтенанта, Руи сидел смирно и, образно говоря, старался не дышать. Только сжал челюсти. И после того, как лейтенант замолчал, парень сидел и, глядя тому в глаза, молчал. Что на уме - не понять. Молчание затягивалось. Лейтенант уже собрался спрашивать, когда Руи сам заговорил.
  - Вильдера. Деревня, откуда я. Там сходятся две дороги - из Мартера и Анатэя - и срастаются в одну, а она уходит дальше в страну. Кто-нибудь из вас хоть раз проезжал там? Ага, проезжали. Так вот, в день, когда всё началось, из Анатэя через Вильдеру и дальше проскакали двое верховых. По виду, оба раненые. Странно. С чего бы это? Один ещё сидит в седле бодренько, а другой помалкивает, иногда стонет и конячью шею обнимает. Это было утром. Они крикнули всем, кто был на улице, чтобы слушали. И пусть кто-нибудь позовёт старосту. Пара мальчишек, Лагуд и ещё кто-то, мотанули до дома старосты. Всадники остановились ненадолго и сказали, что ночью дроу попёрли через границу и давно идёт битва. Их очень много и не все задерживаются у рубежей. И будто они сами видели, а увидев, еле спаслись, даром, что сами конники, а встретились с пешими меченосцами. И у дроу есть явное намерение идти дальше. Так что, сказали они нам, если жить хотите, бросайте свои дела, собирайте пожитки и бегите.
  Услышав такое, все наши как помертвели. Это ж конец всему!
  Тут подошёл Орнэль, наш староста, а с ним ещё много кто. Ну, и я в том числе. Орнэль заставил их повторить. Ну, разговорчивый и повторил, то же самое, только с парочкой новых подробностей. И говорил быстрее, чем в тот раз, а сам так и озирается с тоской, мол, как бы поскорее отсюда драпнуть? А другой иногда от шеи отвалится и слово скажет, и опять гриву обнимать. Вот так мы у себя в Вильдере и узнали про войну. Староста их выслушал и спросил : 'А вы, значит, за помощью скачете?'
  'Спасибо за совет'. - простонал тот, кому хуже.
  'Да, уважаемый! Мы покуда просто убегали от гибели. А сейчас и вправду надо бы поскакать за помощью. А вы тут думайте сами. Мы вас предупредили'. - сказал бодрый. И они погрохотали дальше, по той дороге, что одна.
  А мы в Вильдере задумались. И первое, что надумали, что если это правда, у нас очень мало времени.
  - Погоди! - сказал лейтенант Ризель, которого с некоторых пор что-то явно заботило. - У старосты приграничной деревни нет видового кристалла? И о начале войны с такими страшными соседями он узнал через несколько свечей, от каких-то случайных всадников?
  - Так оно и было. - мрачно кивнул Руи. - Вообще-то кристалл был, но где-то за месяц до того он таинственно исчез из запертой комнаты без окон. Орнэль очень разозлился, искал по всей деревне, спрашивал каждого - никто ничего не знает ли? Никто и ничего. Потом приезжал маг, по слухам, сердился, что вызвали поздно. Обошёл, понюхал, нахмурился, ничего не сказал и уехал. Староста обратился в Мартер с просьбой о новом кристалле. На днях его должны были завезти.
  И вот всадники уехали. Никто не усомнился в их речах : в наших краях с этим строго. Как-то раньше один шутник додумался одно селение возле Гиана взбудоражить. Прибежал, крикнул 'Дроу напали!', все тут же в бегство, знатная шумиха была! А потом, как узнали, его чуть не убили. Так ещё его потом в цепях в самую Вианну увезли и там за эдакую шутку приговорили к смерти. Правда, потом король Илан помиловал, заменил казнь сколькими-то годами каторги. Так что у границы с этим не шутят. Всадникам, тем более раненым, мы сразу поверили. Ребятишки быстро обежали всех, кто был на каких-то работах, а прочие, не теряя времени, собирали самое ценное, что могли унести. Орнэль созвал мужиков и спросил : кто уйдёт далеко, а кто - в замок, к барону Фарнэзу? Кому что больше по нраву? Некоторые с жёнами и детьми отправились в замок. Моя семья разделилась. Отец, с дедовыми щитом и мечом, ушёл в стены нашего барона, а мать ушла по дороге. Я вместе с ней - так мне отец приказал, чтобы я был с ней. Чтобы я присмотрел за мамой, а я у них один. Хорошо это или плохо, я сейчас не знаю. Ведь с одной стороны, братья и сёстры - это здорово, а с другой стороны - их же и потерять можно!
  Взяли мы денег и еды, я башмаки надел, чтоб ноги не сбить по камням. И, больше не теряя ни мига, пошли по дороге. Дорога вымощена тёсаным камнем. Такая ровная, плоская, одни щёлки между плитами. Мать здоровается и говорит с соседями, кто проходит мимо или проезжает, а я смотрю на дорогу под ногами и думаю : какая она удобная. Как жители наших мест постарались её обустроить! Как легко и быстро по ней двигать туда либо сюда. И хорошо, если только нашим. Но, значит, и тёмным тоже, если они сюда нагрянут? А если так, зачем было такую хорошую дорогу делать? Не наоборот ли - порушить её, чтоб была одна тропа, да и та с препонами?
  Так мы шли, слойку за слойкой. Вильдера уже позади, и поля с лугами позади, дорога идёт сквозь лес. А лес притих и слушает, как дорога копытами да тележными колёсами стучит. Мы все молчим, почти не переговариваемся. А что говорить-то? Понятно всё. Кто был верхом, те налегке давно проехали вперёд. А кто телеги запряг, они почти наравне с нами, пешими. Всю свою семью в телеги поусаживали, а кое-кто и не своих добавил, надо же, чтоб лошадь не устала. Дядька Уртос маме предлагал подсесть, она вежливо отказалась - у него и так полно, а лошадь одна. А ещё потом... одна девчонка, весёлая... отца не смущаясь, мне сказала 'Запрыгни к нам, красавчик!'... и смеялась... тут уже я отказался.
  Руи, закрыв глаза, немного помолчал.
  - Так, от страха не зная усталости, мы прошли следующую деревню, а потом, уже за ней, опять был лес. С нашего ухода прошло две свечи, а то и с половиной, мы начали было думать, что успели уйти, как вдруг, случайно глянув по сторонам, поняли, что идём не одни. По лесу и по обочинам дороги, тихо и быстро, туда же, куда и мы, идут дроу. Чёрные, как тени. По обеим сторонам от нас.
  А у меня и оружия никакого нет. Даже дубинки.
  Как сейчас помню : нам показалось, что это чудится. Тёрли глаза, моргали - а они не исчезают. Так и идут рядом, гады! В ту же сторону что и мы, да вдвое, втрое побыстрее нас. На нас не оглядываются. Молчат. А мы что? Мы тоже молча продолжаем топать вперёд по дороге. Идём себе и стараемся на них не смотреть. И они вправду шли мимо, шустро мелькали вперёд, а мы как будто еле плелись, и за то они не обращали на нас внимания. Даже показалось, что так и будет, пока не разойдёмся. Где уж там! Это же дроу! И вот, с какого-то времени... в общем, мимо нас пошли лучники. Вроде бы свистят себе мимо, с луком через плечо, а не успел заметить - уже кто-то из них повернулся к тебе, успел стрелу достать и наложить, и рраз! - выстрелил. И дальше шныряет. И пошло и поехало : то тут, то там крик, и на дорогу валится человек. А все наши от ужаса так одурели, что не останавливаются и идут. Вот и я, когда маму подстрелили, только оглянулся и дальше иду. Видел, как впереди подстрелили дядю Уртоса, а потом, на выбор, одного из его сынков. Идём, и кто-то из нас падает. Но почему не я?! И ту веселушку я видел... свалилась с телеги... стрела в горле... а телега уже далеко впереди катит! - Руи опять закрыл глаза и помолчал. - Да, а лошади не боялись, так спокойно шли, будто не замечали их и будто вообще ничего не происходит. А где дорога поворачивает, я поворачивать не стал, свернул прямо. Между несколькими ихними воинами и всадницей. Была там такая. Она ещё на меня глядела, будто хотела. Тьфу!! Не знаю почему, но я прошёл вот так, среди них, но не глядя на них. И так близко, как между вами. Слышу, эта всадница что-то сказала, на своём языке. И они, которые рядом с ней, засмеялись. Иду дальше, прямо в лес и жду стрелу промеж лопаток или в шею. Долго шёл. Жду до сих пор. Почему?!
  Костёр догорал. Все молчали, глядя на парня. В лесу вокруг них сгущался сумрак.
  - Вот. - закончил Руи. - За это мне и нельзя быть никем, кроме воина. Ночью поесть пытался, и тут же меня вывернуло. А когда десятника с другими встретил, остаток еды им отдал. С вами буду. И одним из вас. Я точно решил. Я видел дорогу. Что мне по сравнению с той дорогой всякие приказы, господин лейтенант?
  - Будь по-твоему, Руи. Королевство Лаэнтер в моём лице принимает тебя на военную службу. Будешь носить раненого товарища, стоять в дозоре, учиться обращению с оружием и строю. А потом доспехи и присяга.
  - А сейчас присягнуть можно?
  - Хм... - лейтенант задумался. - А спать ты сейчас хочешь?
  - При чём тут спать, господин лейтенант? - удивился Руи.
  - Как это при чём? Если сейчас возьму у тебя присягу, то первым делом поставлю вместе с кем-нибудь в дозор. Будешь стеречь всех нас. Смена нескоро. А раз уж мы тебе доверим наши жизни, на посту спать никак нельзя. Ты уверен, что не заснёшь?
  Парень почесал в затылке. Светлый лик его сделался весьма задумчивым.
  - Ладно, это уже завтра с утра пораньше. - сжалился над ним лейтенант. - Я выспался и скоро сам выйду караулить. А со мной будет... - Ризель, задумавшись, тоже запустил пятерню в седые волосы. Кого взять? Лучник Идос уже дежурил, а потом на охоту удачно сходил. Пусть отдохнёт. Донан и Васкут были заняты с утра, а потом он спал и не видел, чем они занимались. Есть ещё Хормидон. Но этот подождёт. - Ты, рядовой Васкут, выспался днём?
  - Так точно, господин лейтенант! - отозвался Васкут.
  - Вот с тобой и пойдём. Сразу после того, как подкрепимся. Готов?
  - Так точно.
  - Господин лейтенаант, возьмиите мой мееч. - с земли простонал Нимар. - Вам без мечаа никаак. А я ещё нескоооро встану.
  - Уговорил. - подумав, согласился тот. Встал, нагнулся, взял пояс с мечом - и надел.
  - Мясо остыло, можно есть. - сообщил десятник Донан, снимая тушку с клинка.
  - Спасибо, это очень кстати. Раздели на всех.
  Жаркое было слегка подгоревшим снаружи и немного сыроватым внутри. Помимо его скромных размеров, имелась ещё одна трудность : рёбра по своей, скажем так, содержательности явно уступают той же ноге. Вот и дели такое на всех! Но Донан извлёк нож из поясных ножен, взялся за дело и спустя пару слоек каждый жевал свой кусок. Даже Нимар, с усилием подняв левую руку, сжал в ней окорочок, а затем положил его возле рта.
  Придерживая меч, лейтенант уселся возле догорающего костра, боком к нему. Он ел мясо и вглядывался в сумрачную чащу. Там было спокойно и тихо. Он ел и думал об этих людях, вцепившихся друг в друга после страшного разгрома. Не стоит узнавать, как они себя вели, что чувствовали, едва сойдясь тут. Сами расскажут, если захотят. Вместе с этой мыслью возникла парочка других. Не обращаясь конкретно ни к кому, Гартун сказал :
  - Пережив эту ночь, мы завтра отправимся в далёкий путь. Будем идти вдоль реки.
  Ответом было молчание, с явной примесью задумчивости. Затем Хормидон подсунул в костёр пару сучьев. Отсветы огня колыхнулись на сучьях.
  - Хормидон, извлеки дрова обратно и по возможности засыпь огонь землёй. - так же спокойно приказал Гартун Ризель. - Ночью он может нас выдать. Поэтому впредь костры разводить только днём, да и то не всегда. Понял?
  - Так точно, господин лейтенант! - и воин в зелёном спешно вытянул толстый сук и ударами по земле сбил с него первые язычки огня. Затем, достав свой нож, Хормидон резал куски дёрна и придавливал ими самое пламя, после чего просто кидал песок горстями. В общем, выполнял приказ. На полянке темнело на глазах. Руи и Васкут, спешно доев, тоже вцепились руками в землю.
  - А вам я ничего не приказывал. - изрёк лейтенант. Руи и Васкут отпрянули.
  Очень милый способ хоть как-то найтись и опомниться в опрокинувшемся мире. Эти парни, едва найдя хоть какого-то командира, слушаются его особо старательно. Главное - не растратить бы их доверие по пустякам. Встав и скомандовав встать прочим, лейтенант заговорил.
  - Перед тем, как идти в дозор, я должен вам кое-что рассказать. Едва ли вы узнаете об этом от кого-то, кроме меня.
  Только один я видел своими глазами, уцелев после этого, как погиб комендант Байра, отважный и благородный воин граф Лостарн. Он делал всё, от него зависящее, чтобы вверенный ему город выстоял. Но дроу оказалось слишком много. Попав в плен на городской стене, я очнулся наутро после штурма, среди пленных, которые должны были собирать трупы и копать могилы. В то утро я слышал, что в замке, а комендант был там, ещё дерутся. Нас подняли и погнали. Среди прочего, мы оказались и перед замком. Врагами распоряжалась магиня, старая и отвратная на вид. Несколько дроу приволокли к ней графа Лостарна, коего ухитрились взять живым. Я видел, как эта мерзкая старуха, раздев коменданта, отрубила ему обе руки до локтей и обе ноги до колен, мгновенно заживила культи, а затем... угадайте что? Магией удерживая калеку в воздухе, напротив себя, она сказала, на нашем языке, что за столь мужественное сопротивление оказывает ему великую честь. Она разрешает ему со-во-купи-ться с ней! Да, вот так, на виду у всех.
  Со своего места я видел, как его передёрнуло от отвращения. Ведьма смеялась и манила его к себе, отчего комендант подплывал к ней всё ближе. И тут он выплюнул ей прямо в лицо что-то маленькое, мне не удалось рассмотреть, что. Наверно, он прятал это во рту, на всякий случай. Тварь, закрыв лицо, отпрянула, завизжала, потом, держа на лице одну ладонь, другой рукой принялась неистово размахивать. Искалеченного Лостарна, который был у неё на невидимой привязи, начало швырять вверх и в стороны, а потом со страшной силой ударять по земле. Незабываемые звуки! Им било по земле в несколько раз больше, чем нужно для отнятия жизни. Я плакал, почти не дышал и думал : лучше это, чем позор.
  Лейтенант встряхнул головой, пытаясь избавиться от жуткого зрелища. Его слушатели молчали, тоже почти не дыша, а возможно, и прослезившись. Затем Нимар задумчиво простонал :
  - Дааа, ииим лучше не попадаааться.
  - Ещё я видел полуживого мага. - продолжил Гартун. - Они его они держали в руках и заставляли снять заклятье с речного русла. Он смеялся и плевал им в лицо - это был его единственный ответ. И тогда их главная ведьма, уже поправившая свою образину, выпустила из него всю кровь в миску и сотворила над ней какое-то особенное заклинание. Кровь превратилась в тёмный шар, страшный на вид. Добавив ему ещё силы, она отправила шар в полёт, в сторону реки. Я видел это и остался жив. Один из всех.
  Мы - пятеро воинов из разных гарнизонов, один офицер речной стражи и один обыватель. Такие разные! Но каждому из нас, встретив смерть, повезло выжить там, где погибли прочие. Посему предлагаю : назвать всех нас Отрядом Последних.
  Люди переглянулись. Десятник Донан осторожно сказал :
  - А это звучит, и притом неплохо.
  - Тогда да будет так! А теперь - всем спать. Васкут, за мной.
  И двое дозорных ушли за кусты.
  
  
  К.
  Замок был вопиюще пуст.
  Положившись на предварительный осмотр и на магическую защиту, король пошёл туда с сумкой и рюкзаком. Зачем оставлять вещи в лесу, если намерен так и обосноваться под крышей? Заклинание лёгкости действует, одна рука свободна - вперёд!
  Сначала Даанэль, Вантаар и Гирган вошли в замковый двор, даже не нагнувшись, ибо решётка была поднята. Они оказались на утоптанной до каменной твёрдости дорожке, ведшей ко входу. Дорожка была ограничена валунами, за которыми зеленел сад. Да, почти весь квадрат огороженного стеной двора занимал сад. Причём с правой стороны меж деревьями блестел светлой водной гладью пруд. За ним - опять-таки ряд деревьев, причудливо зеленеющих на фоне серой стены. Здесь, наверно, уютно гулять. И удобно прятаться кому попало.
  Но сейчас здесь никто не прячется. И тихо. Во дворе даже ветра нет, чтобы шелестеть листом или травинкой. И трое вошедших идут слишком тихо.
  На полпути от ворот до ступенек, что перед входной дверью, Даанэль вдруг остановился. Пару мигов подумав, он резко, под прямым углом, свернул направо. Пошёл к пруду. Вантаар и Гирган - за ним.
  Подойдя к самому берегу, Даанэль с каким-то странным выражением лица вглядывался в водоём. Наконец вздохнул с явным облегчением.
  - Никого. Кроме двух-трёх случайных рыбёшек. Пошли отсюда.
  Не возвращаясь на дорожку, все трое направились мимо садовых деревьев, наискосок, в сторону входа.
  - А что вы там, в пруду, хотели найти? - спросил Вантаар, и вдруг до него дошло. Лицо исказилось, изо рта вырвалось. - Эаа-аа!
  Гирган молча содрогнулся.
  - Говорю вам, никого там нет. - успокоил их король. - Но ещё не всё потеряно, внутри замка наверняка должен быть колодец. - помолчал и добавил. - В котором, разумеется, даже рыб не будет. Одна вода.
  С этими словами они вышли на вытоптанную площадку, окружавшую ступени. Площадка тянулась влево, до больших полуоткрытых ворот, типичных для конюшни, как в богатых домах Земли - для гаража. Три человека достигли ступеней, взошли на крыльцо. По знаку Даанэля его спутники встали сбоку от большой двери, а он сам сделал ладонью в воздухе петлеобразное движение. Затем, тоже зайдя сбоку, отвёл руку в сторону. Дверь послушно открылась сама.
  Тут же Даанэль молча сделал жест, и стоящие рядом охотники почувствовали, как что-то сильное и прозрачное врывается внутрь. Король послушал-послушал - и смело шагнул внутрь. Остальные - за ним.
  Они оказались в просторном мрачноватом холле, с тремя высоко расположенными щелями окон, со стенами, задрапированными тёмно-красной материей, с несколькими чёрными креслами у стены напротив входа. Направо, в углу, скромно чернела одинокая дверь, ведущая вглубь замка. Король изрёк :
  - Здесь чисто. Идём дальше.
  Повторилось дистанционное открывание двери. По ту её сторону открылся зал. Он ушёл ещё правее, аж до внешней стены. (Правда, в ней окна были, как положено, маленькие и под самым потолком). В ближней стене, справа, имелся вход в какое-то помещение. А вот противоположный, дальний угол зала украшала собой винтовая лестница. Так, в трёх стенах имелись двери, ведущие в разные стороны. Лестница, с железной основой, ступенями из дубовых досок и гладкими бронзовыми перилами, несомненно, являлась произведением искусства и предметом гордости хозяев. По полу пролегли ковровые дорожки, сморщенные и сдвинутые в сторону. Наверняка это были следы панического массового бегства. Даанэль, поморщившись, махнул рукой, и прозрачная волна, пробежав по полу, разгладила дорожки.
  Стены зала увешаны портретами былых владельцев замка Ралдиза. Вантаар скользил по ним заинтересованным взглядом. Эти картины, размещённые в одну линию, нужно было рассматривать слева направо, от старинных до новых. Правда, в центре стены, противоположной от входа, красовался большой камин, а над ним висел щит с баронским гербом.
  - Отсюда можно повернуть и попасть куда угодно. - опять подал голос Даанэль.
  Прежде всего, короля интересовал подвал. Бок о бок со своими спутниками он достиг винтовой лестницы. Там он увидел, что, во-первых, между ней и стеной на каменном полу разместился деревянный люк с железным кольцом, за которое его можно поднимать, а во-вторых, в стене, в углу, есть дверь. Приоткрыв эту дверь и убедившись, что и за ней безопасно, король Лаэнтера оставил здесь Гиргана.
  Поставив перед охотником сумку и рюкзак, Даанэль проникновенно сказал :
  - Ради некоторых из содержащихся здесь предметов я в своё время рискнул жизнью. Так что и ты отвечаешь за них головой. Правда, это ненадолго.
  Даровав Гиргану отдельную защиту и наказав кричать, если что, его величество собственноручно поднял люк за кольцо. Доски люка были, как положено, крепко сбитыми, очень толстыми и тяжёлыми. Люку соответствовала выемка в камнях. Открылся чёрный квадратный зев и каменные ступеньки, ведущие прямо вниз.
  Король, обняв одной рукой подданного за плечо, встал вместе с ним на те ступени. Глядя им в спины, Гирган слышал :
  - Ну что тут может быть? Узилище? Надеюсь, пустое. Закрома? Надеюсь, полные. Тайные ходы? Надеюсь, прорытые нами, а не кем-то там ещё. Пойдём, Вантаар, проверим.
   И эти двое начали спускаться по ступеням в замковое подземелье. Вот ушли в пол до пояса, а вот по плечи. Тут Даанэль спросил :
  - Ты никогда раньше под замками не ходил?
  - Нет, государь.
  - Надо же когда-нибудь начинать. Тебе не темно?
  - Темно.
  Пауза.
  - А сейчас?
  - Уууу! Светло теперь! А это, если что не так, тебе не помешает?
  Их головы опустились ниже пола. Послышался ответ короля :
  - Нет, конечно.
  Гирган ждал, как ему потом казалось, целую вечность. Думал : 'чем он там светит?' Представлял себе наедине с замком, в тишине, всякие ужасы. Трогался за оружие чаще необходимого. Косился на стоящую возле его ног королевскую ношу.
  Вскоре из подземелья поднялись Даанэль и Вантаар, всё такие же сцепившиеся за плечи, как допьяна напившиеся старые приятели. Поймав настороженный и немного ревнивый взгляд Гиргана, король сказал :
  - И тут, хоть плачь, всё в порядке. Даже нечисти с их магией - ни малейшего следа. И ни одного человека, чтобы добавить к своему войску, что более печально. А у тебя, как я вижу, всё спокойно?
  - Точно так, ваше величество, всё спокойно, кроме меня самого.
  Король отпустил Вантаара, и тот подошёл к Гиргану. Встав к сотоварищам спиной, Даанэль двинул рукой, и тяжёлый люк встал с пола и задвинулся на прежнее место. Железное кольцо, глухо брякнув, легло в паз, предназначенный для него. Даанэль повелел :
  - Помогите мне надеть на спину рюкзак.
  - Осмелюсь спросить, это с двумя ремнями, что вы носите на спине, так называется? - подал голос Гирган.
  - Да.
  Односельчане сработали в четыре руки. Несколько мигов - и рюкзак на спине у хозяина.
  - Колодец и закрома нашли? - спросил Гирган у Вантаара. Тот кивнул.
  Король, подбирая сумку, от себя добавил :
  - Нашли. И тайный ход, которым не пользовался никто, ни люди, ни нелюди, нашли. Я его немного заклял. И ещё основание центральной башни нашли. Определённо, изначальных строителей не в чем упрекнуть. Пройдёмся, погуляем?
   Даанэль прошёл в угловую дверь. Гирган и Вантаар, опять-таки за ним. Начался обход замка. Ни в одном помещении не задерживались. Пока только знакомились с расположением комнат и их содержимым, и всё. Сначала, разумеется, король осмотрел пресловутые окна. Каждое из них - большое, широкое, и ни намёка на решётки. Кажется, не только дроу, но и человек, хорошенько разбежавшись, может запрыгнуть внутрь. Этот большой, длинный зал, судя по обстановке, был предназначен для увеселений.
  - Сегодня. - морщась, бормотал Даанэль. - Ещё сегодня! Невзирая на темноту! Извёстку видел там, внизу, глины можно накопать, заклятье наложу. Ещё в этих двух местах ров не ров, а канаву точно можно.
  Прогулявшись по всему первому этажу, вернулись к винтовой лестнице, поднялись выше. Потом, обойдя второй этаж, ещё выше. Третий этаж. Пространство под крышей. Башня.
  Почти везде наблюдался некоторый беспорядок. Где-то опрокинуто кресло, где-то уронили кинжал, где-то потеряна женская накидка, где-то разбито блюдо. В пустой конюшне сено валялось по проходу. Всё это уронили исключительно люди, жители замка. Магических следов кого-то иного не наблюдалось. И нигде, даже в библиотеке, где полно бумаг, ни одной записки с единственным словом, указывающим направление всеобщего побега. Только книги. Библиотеку Даанэль осмотрел бегло, поверхностно, с печалью во взоре. И печаль эта была вовсе не из-за того, что видовой кристалл не сиял где-нибудь на видном месте!
  После этого 'прогуливались' ещё немало.
  - Что я могу сказать? Provereno, min net. - наконец изрёк Даанэль, стоя на верхней площадке башни. Три последних слова прозвучали на незнакомом здесь языке.
  Несколько мгновений озадаченной тишины. Из леса на луг надвигались сумерки. Скоро в зелёно-розовой гамме пейзажа начнут преобладать тёмные оттенки, кроме того, добавится много серо-синего цвета. Справа сзади раздалось :
  - Ээээ...
   Деликатный Вантаар предоставил своему повелителю услышать и объяснить странные слова, или не услышать и оставить так. Его величество предпочёл первое.
  - На языке той страны, где я был, это означает, что какое-либо место проверено, и там нет ни одного... э-э... опасного предмета, прикосновение к коему может стоить жизни. Такие предметы в их мире часто оставляют враги, ненадолго пробравшись куда не просили, тайно или явно. Счастлив тот, кто их не нашёл.
  Пауза. Селяне задумчиво кивают. Один из них думает о том, как бы и нам здесь делать эти 'опасные предметы', государь, наверно, знает и научит. Другой мечтает не только об этом, но и о понимании слов незнакомого языка.
  В реальность их вернул голос их повелителя.
  - День кончается, а дел ещё много. Спускаемся. Вантаар, пойдёшь, позовёшь народ, а я зажгу свет на первом этаже. Пусть все взрослые сходятся там, снаружи, а дети заходят внутрь. Да, когда будете проходить мимо во-оо-н того сарая, откройте его и узнайте, есть ли там что-нибудь полезное. Если есть, потрудитесь вынести. Понял? Исполняй.
  - Слушаюсь. - по-военному отозвался Вантаар и, развернувшись, стал опускаться по лестничным ступеням.
  - Гирган, здесь такой замечательный круговой обзор! Видно далеко. - сообщил король. - Мне даже жаль покидать это великолепное место. А придётся. Моё присутствие необходимо на первом этаже.
  И, бросив последний взгляд на этот 'вечерний пейзаж, вид сверху', Даанэль тоже повернул и направил шаги к лестничной клетке. Гирган молча следовал за ним.
  Несколько позднее, зайдя в зал с низкими окнами, король снял рюкзак и поставил, вместе с сумкой, в центре помещения. Обе руки понадобились его величеству в свободном виде. Затем, ненадолго глянув на Раэл Танн, он энергично распростёр руки. Из окон со звоном и треском повылетали все рамы.
  - Ломать - не строить. - прокомментировал Даанэль их крушение. Опять сконцентрировался, пробормотал несколько слов, которых даже стоящий рядом охотник не разобрал - и снова выбросил руки вперёд и немного вверх.
  Через миг возле окон, внутри и снаружи от них, в воздухе замерцало приятное белое свечение. Оно не давало тени, не резало взгляд, его края плавно размывались по окружающему пространству. Все выбитые окна были охвачены этим свечением.
  - Красиво, правда? - осведомился Даанэль.
  - Да уж, я бы так не сумел! - вырвалось у Гиргана.
  - А ты сумеешь принести сюда лопаты?
  - Ммммм... что?! Какие... а, лопаты? Ну да, государь.
  - Мы видели весь шанцевый инструмент исключительно на первом этаже. Помнишь, где именно?
  - А, да-да, помню. Всё, что есть, собрать и сюда принести?
  - Именно.
  Гирган тут же ушёл за лопатами почти бегом.
  Оставшись один, Даанэль сел на пол, рядом с ношей. Он то ли задумался, то ли рассчитывал новое заклинание. Вскоре до царственного слуха донеслись звуки многих голосов. Прислушавшись, король понял, что, сначала повосхищавшись иллюминацией, люди остановились у нужного сарая. (Пару раз слышались реплики Вантаара). Осматривают, высказывают предположения. Вскоре оттуда послышались удары по воротам. Ещё Даанэль услышал, что часть голосов, что помоложе и понежнее, перемещаются в сторону входа.
  Через некоторое время слабый треск и гул голосов со стороны сарая дали понять, что там теперь открыто. Король не вытерпел, встал, подошёл к отверстию и пригляделся. Селяне вытаскивали наружу охапки сена. Пару слоек полюбовавшись, как женщины и немногие мужчины снуют в сенник порожняком, а обратно с охапками в объятьях, он приложил ладонь ко рту.
  - Все выйдите оттуда! Ради быстроты я вам помогу!
  Услышали. (Ещё бы нет!) И послушались.
  - Ещё дальше в сторону.
  Беженцы отошли ещё левее. Дальше накиданной ими кучки сена.
  Тогда Даанэль, вновь вскинув руки, задвигал перстами, забормотал заклинание. Незримая сила, исходящая от него, оформлялась в нечто, способное захватить вместе и выдернуть куда-то в сторону изрядное количество чего угодно. Сила, достигнув сарая, дала отголосок, на основании которого обладатель силы представил объём помещения и количество содержимого. Ещё несколько мигов, ещё несколько слов, и всё это сено сграбастывается, спрессовывается в единый ком. Ещё несколько мигов - и ком туго пролезает через ворота сенника наружу. Селяне дружно ахнули. Но это ещё не всё. Король опустил одну руку, а другую, протянув в сторону кома, начал поднимать.
  В воздух поднялось и сено. Скомканная масса, поднявшись в темнеющее небо, поплыла в сторону замкового двора. Плавно подлетев к стене, сено медленно скрылось за ней, где-то в пределах двора.
  Острый слух короля различил дружное 'Ааа!' не только со стороны сарая, но и из замкового двора. Впрочем, те звуки не содержали в себе ничего от страха перед тем, что людей готовится раздавить что-то большое. Скорее кто-то, стоя рядом, познаёт неслабые впечатления. Даанэль опустил и вторую руку. Затем закрыл глаза и представил расположение помещений первого этажа, а конкретно - конюшни. Сосредоточился, опять поднял руку и скрючив пальцы, будто держит что-то круглое, медленно, аккуратно потянул на себя. На замковом дворе опять азартно закричала молодёжь. Эти крики, с некоторой потерей громкости, перелетали стену и доносились до ушей их родителей за опустевшим сенником и до короля, стоящего у пустого окна. Тот, когда рука зашла за плечо, наконец разжал пальцы и уронил руку вниз.
  Некоторое время Даанэль так и стоял, не открывая глаз. Пробормотал :
  - Что сено, что бензин - и то и другое горит, и то и другое полезно. И то и другое не стоит оставлять снаружи.
  Затем он прикидывал затраты магических сил на несколько следующих дел. Затем он услышал, что замок наполнился звуками шагов и голосов. Небрежно поведя рукой, его величество открыл и эту дверь, и парочку следующих. Голоса стали слышнее и разборчивее. Среди них стало можно опознать голоса внуков Сайяра. Рядом что-то ответил 'дядя Гирган'. Чуть поодаль какой-то подросток скребнул лопатой по каменному полу и ойкнул. Встретились, значит. Кто-то дорогу показывает, а заодно найденные лопаты поднести даёт.
  Король открыл глаза только после того, как юные селяне, предводительствуемые Гирганом, ввалились в этот зал. Войдя, гости замка Ралдиза почтительно притихли. Оглядев их всех, Даанэль осведомился :
  - Никого сеном не придавило?
  Одна девчонка хихикнула и затихла. Все как-то оробели.
  Ответил Лонмар.
  - Нет, дядя Никто, мы все, как зашли, так и шли по этой, что с камнями, дороге. А эта штуковина перелетела через нас дальше и бухнулась на деревья с кустами, да на пустое место перед замком!
  Сайнаэль добавила, что побоялась, будто сено бухнется прямо в пруд и вымокнет. Её брат продолжил, мол, оно так же, всей кучей, медленно поползло к площадке, в ворота конюшни, и залезло в них. Гирган, встряхнув чёрными кудрями, добавил, что тоже это видел, только изнутри. Заполнилась почти вся конюшня. Он сам еле ушёл через внутреннюю дверь.
  - Значит, как и предполагалось, все живы, здоровы и отделались только лёгким испугом?
  - Дааааа!!! - ответил 'господину Никто' целый хор голосов.
  - Тогда подбегайте к окнам и зовите всех своих старших сюда!
  Дети, не заставив себя долго уговаривать, ринулись к окнам и оттуда загомонили на все лады. Взрослые тронулись с места. Сначала они шли к замку медленно, а потом и побежали. Кто-то из детей, прямо через окна, полез им навстречу. А потом обнимались, как будто полмесяца не виделись, а не пару десятков слоек. Даанэль дал им время.
  - Все в сборе? Все здесь? - прогремел его голос.
  - Дааааааа!!!
  - Там, у сарая, никого не осталось?
  Молчание. Расценённое, как знак согласия.
  - Тогда смотрите!
  Он резко 'выбросил в пространство' руку с Раэл Танном. Сенник содрогнулся и осыпался. Погрохотали валуны на землю. Крышу вообще унесло куда подальше. Вся Рангата вздохнула, наблюдая эдакое зрелище.
  'Что и говорить, камней много. Но на заделку стены они уйдут все до единого. Надеюсь, добавлять не придётся'. - подумал господин Никто.
  
  
  Л.
  Среди ночи, в том же зале (только с уже сплошной, заделанной стеной), люди составили длинный стол, натащили кресел и стульев, принесли вина, копчёного мяса, сладостей и прочих яств, и засели пировать. Потому что господин Никто, полюбовавшись на свежезаклятую им самим новую кладку, изрёк :
  - Пируем! Потому что дошли и ещё немного пошевелились!! Мы славно поработали и славно отдохнём!
  Сначала, как положено, некоторое время он сидел во главе стола и любовался на народ, чинно и аккуратно утоляющий голод и жажду. Выслушал положенное количество искренних благодарностей за то, что уменьшил вес камней на время работы. Сказал :
  - Ну что вы? Я тоже хотел поскорее отдохнуть перед завтрашними заботами.
  Вскоре он действительно ушёл, на пару свеч отдохнуть. ('Увидимся утром. До той поры ни с кем из нас ничего не произойдёт. Доброй ночи всем!') По его знаку Вантаар, спешно доев куски и допив глотки, последовал за ним. У дверей надел рюкзак. Сумку же понёс сам король. Они проследовали в зал с портретами и винтовой лестницей, и поднялись на тот этаж, где была библиотека. Остановились у её дверей.
  - Сейчас я открою дверь, а ты пока постой у порога.
  Вантаар кивнул и молча подпёр спиной косяк. Следующую пару слоек он поглядывал то в коридор, то в библиотеку. В коридоре было пусто и тихо. В библиотеке его величество напустил белого свечения, а затем обходил все углы и закоулки, иногда показываясь в виду. В очередное такое своё появление он встал посреди незагромождённой части комнаты, раскинул руки и, медленно поворачиваясь, начал как бы гладить окружающее пространство. Иногда он при этом что-то бормотал. И было смутное ощущение чего-то сильного, впитывающегося в стены. Вантаар попытался расслышать, а его повелитель, выговорив очередное заклинание, тем же тоном добавил :
  - Следи за коридором. Здесь я сам.
  Парень кивнул и отвернулся.
  От созерцания коридора его отвлекли, во-первых, прекращение заклинаний и попутных ощущений, а во-вторых - звук, как будто перетаскивают некий предмет мебели. Действительно, Даанэль собственноручно влачил большое кресло в сторону двери. Вантаар обозначил намерение помочь, но Даанэль выставил длань : не надо.
  Поставив кресло у стены, король уселся, точнее, почти разлёгся, аж ноги вытянул. Взмахом руки убрал белое свечение. Спросил из темноты :
  - Ты спать сейчас не хочешь?
  - Нет, государь.
  - Тогда стой в коридоре, как в засаде на кабана, а чтобы точно не уснуть, представляй себе, что на весь замок - только мы оба. Спать не хочешь?
  - Не-а, государь, меня аж трясёт изнутри!
  - Тогда закрывай дверь с той стороны и бди.
  Вантаар, согласно промычав, так и сделал. Там, в коридоре, он снял с себя лук, наложил стрелу, пощупал нож на поясе - и стал бдить.
  Даанэль, поглаживая подлокотники, закрыл глаза. Ему достаточно легко удалось настроить себя на более-менее определённый срок, в течении коего ему будет сниться Маша. Он снова там, с ней, в её родном городе И. Не предвидится никакой войны. Радость ты моя, это был всего лишь плохой сон. А теперь смотри : ты проснулась, а мы вместе. Нам не надо расставаться - просто незачем, и вообще у нас много-много времени впереди.
  Проснувшись, король глянул в окно. Было ещё темно. Обернувшись к двери, прислушался. Парень за стеной дышал тихо и осторожно, без особого слуха и не различишь.
  Даанэль поднялся из кресла, в несколько шагов достиг входа. Сквозь дверь спросил :
  - Долго ли я спал?
  Молодой страж отозвался сразу (ждал, наверно) :
  - По ощущению, две свечи точно было. А то и больше, ваше величество.
  - За это время видел ли ты кого-нибудь?
  - Нет.
  - Зайди сюда.
  Вантаар вошёл, закрыл дверь за собой, но так и замер у порога.
  Даанэль во тьме уверенно прошёл к столу, нащупал подсвечник с тремя свечами, дунул на них. Посветлело. Вантаар зажмурился и тотчас услышал задумчивые слова Даанэля.
  - Среди прочего я прихватил с собой оттуда несколько так называемых световых гранат. Эти предметы умещаются в одной руке и их кидают во врагов. - король хмыкнул. - Для того, естественно, чтобы причинить им вред. Тяжкий и, по возможности непоправимый. Есть гранаты дымовые, одни для завесы, другие для отравы. Есть гранаты световые - вещество, заложенное в них, даёт сильную вспышку, способную лишить зрения, на время или навсегда. Есть просто гранаты, их такими и придумали изначально, их начинка при срабатывании запала рвёт металлическую оболочку изнутри с такой силой, что на много шагов вокруг плоть и даже металл порваны или искорёжены до непригодности. Тех простых гранат я тоже прихватил. В случае чего, будем их делать сами. Здесь.
  - А покажете?
  - Не сейчас. Скажи, когда я посылал вас двоих во входную башню, закрывать ворота, вы также и опустили решётку?
  - Ну да! Подождали, пока все во двор войдут. Залезли наверх, присмотрелись, встали за ворот. В четыре руки и опустили. А почто вы спрашиваете, ваше величество?
  - Вантаар, я не понимаю, куда делись все те, прежние руки? - отчеканил Даанэль. - Те, которые поднимали решётку и открывали ворота настежь, и ушли, так её и оставив?! Здесь, в библиотеке, несколько пыльновато. Здесь читали нечасто. Вообще, хозяева замка не отличались особым умом, мне сегодня пришлось за ними кое-где чуть ли не подтирать, но мне их сейчас ой как не хватает! Несколько десятков человек, на которых я всерьёз рассчитывал, ушли, все до одного!
  - Куда же они делись?!
  - Тайна. Они куда-то сорвались с места, а нам не сказали. Их следы ещё можно было бы проследить, но мне некогда. Одно из двух : либо они найдутся, когда-нибудь и в любом виде, либо они исчезли навсегда. - он пожал плечами. - Будем надеяться, что это не так.
  Молодой охотник промолчал. По его лицу было видно, что он не надеется на лучшее, но он не смеет возражать.
  - А теперь, пожалуйста, сядь в кресло и поспи.
  Король сделал в воздухе одно гладящее движение.
  Вантаар молча поклонился и занял место в том же кресле сбоку от входа. Лук он положил на колени. Через слойку после того, как парень закрыл глаза, послышалось размеренное, типично сонное сопение.
  Даанэль начал обыскивать библиотеку. Прежде всего ему были нужны хоть какая-то карта страны и видовой кристалл. Последний, если есть (а он должен быть), явно где-нибудь спрятан. В шкафу, например. А шкафов здесь немного - всё больше открытые полки.
  Но сначала стол.
  Две тумбы по бокам, одинаковой формы, по три ящика в каждой. Симметрия, однако. С какой начать? Хотя бы с правой. Ящики заперты. Даанэлю пришлось 'поуговаривать' замки. Верхний ящик он открывал долго и осторожно, предварительно сотворив мини-щит на случай подвоха. Но подвоха не было. Было несколько слоёв свечей. В обёртках, чтобы не слиплись. И огниво было в самом уголке. Больше ничего.
  Средний ящик содержал набор письменных принадлежностей. Больше ничего.
  Нижний ящик был битком набит всякими хозяйственными документами. Больше ничего.
  Король взялся за левую тумбу. Здесь тоже было заперто. Приласкав замки, Даанэль выдвинул верхний ящик - и слегка удивился : тот был коротким, и по дну его катались несколько стаканов. Хрустальных, с резьбой. Определённо, дальше - тайник. Даанэль вынул ящик из пазов, поставил его на стол и вынул следующий - тоже короткий, но, правда, пустой. О последнем ящике можно было сказать то же самое. Взяв свечу со стола, Даанэль нагнулся, посветил туда - и тихо ругнулся. Тайник содержал большую бутыль из толстого стекла, на две трети наполненную красной жидкостью.
  Преувеличенно аккуратно вставив ящики обратно, король начал обход шкафов и стеллажей.
  Было уже почти светло, когда в кресле у двери проснулся Вантаар. Открыл глаза, увидел сидящего за столом Даанэля, который внимательно рассматривал какой-то очень большой лист, и попытался подняться. Не глядя на парня, король махнул рукой.
  - Посиди пока.
  Голос и лицо короля ничего не выражали.
  - Ты, наверно, хочешь узнать, сколько ты спал? Сколько и я, может, чуть подольше. Доброе утро, Вантаар.
  - Доброе утро, ваше величество.
  - Правда, оно могло бы быть и добрее. - не отвлекаясь от карты, продолжал король. - Если бы я нашёл видовой кристалл. В парочке документов он упоминается. Но я его не нашёл. Только пару карт. Тиасура и всего Лаэнтера. Спасибо Судьбе. Хоть что-то. Узнавать местные достопримечательности полезно. Но отсутствие видовой связи основательно тормозит всё наше дело.
  Молодой северянин сполна оценил и готовность своего повелителя делиться со своими людьми тем, чем можно поделиться, и скрытую горечь его откровений. От последней фразы ему стало так не по себе, что он вслух предположил :
  - А в других помещениях поискать, если тут нет?
  -Мысль неплохая. Но в тех документах чётко и недвусмысленно говорится, что кристалл всё время находился именно здесь, в библиотеке. Неужели он взял его с собой?
  Некоторое время оба молчали. Затем король, сжав кулаки, спросил у библиотеки:
  - Зачем? Что бы это ему дало?
  Библиотека - всего лишь комната. Естественно, она не ответила.
  - Когда-нибудь этот случай войдёт в хроники. Под названием 'Тайна замка Ралдиза'. Но это будет потом. - король разжал кулаки и встал из-за стола. - А сейчас тушим свечи и идём вниз. Утро настало и люди ждут.
  
  
  М.
  Покуда лес и луг не таили угрозы, господин Никто прошёлся вокруг замка. Его сопровождала стайка ребят. Вместе с ними он обошёл все уцелевшие сараи и заглянул внутрь. Все ворота были с внутренней стороны. Спасибо строителям.
  Сараев осталось четверо. Вместительные, длинные, они были расставлены по периметру баронского гнезда. Интервал между ними позволял полностью увидеть кусок здания - но лишь кусок. Остальное до некоторой степени перекрывалось. При желании проходы между сараями, хоть и широкие, можно захламить. Место пятого из них, разобранного на благое дело, займёт засека. Каменные сараи - хорошая основа для кольца укреплений. Было бы время их обустроить. Единственный проход останется напротив ворот.
  Увы, сейчас, прямо сейчас можно надеяться лишь на магию, Раэл Танн и пока ещё не сделанные заграждения. При вчерашнем обходе в замке не нашлось ни одного камнемёта или копьемёта. Одно лёгкое личное холодное оружие, да и того, как изящно говорят в России, 'с гулькин нос'. Разоружился господин барон. Посчитал, что больше не понадобится старинный хлам, и избавился от него. По выгодной цене. В библиотеке, в ящике стола, есть соответствующая бумага. С приятно выглядящей циферкой.
   Думая об этом, Даанэль с юными сопровождающими отпирал ворота без ключа, с расстояния отодвигал створки и, убедившись в безопасности, приглашал детвору 'первыми' обследовать помещение. А затем с интересам выслушивал их крики, насчёт того, что ребята там обнаруживали, а в особо интересных случаях сам подходил.
  Один сарай оказался каретным. Там оказалась пара карет с баронскими гербами, россыпь отдельных деталей, три пустующих конских стойла с сеном - и отгороженный уголок для двух сторожей. Там были две кровати, столик и фонарь. В это помещение вели две двери - внутренняя и внешняя. Сейчас некоторые ребята залезли в кареты, прыгали по кроватям, зажигали фонарь, а Даанэль с прочей молодёжью направился к следующему строению. По пути он с горечью думал : 'И сторожа пропали тоже!'
  Другой сарай был полон дров. Битком набит дровами. Есть что повынимать и в проходах сложить в виде баррикад.
  Третий сарай оказался пуст. Что там было? Этого не смогли раскопать даже дети.
  Последний - оказался конюшней. Давно и след простыл от стоявших когда-то здесь коней. В Даанэле вспыхнуло раздражение : почему не везёт ни на коней, ни на связь?! Ведь это затягивает и отдаляет лучшее из времён!
  И он вышел отсюда к месту своего вчерашнего силоприкладства.
  Какой-то отрок с девчонкой, на вид чуть постарше, забежали в ту сторону, где валялись остатки крыши. Разумеется, попытались поднять. Разумеется, результат оказался довольно скромным. Стропила и продольные брусья не реагировали на эти жалкие усилия, и только черепица иногда откликалась мелким шевелением и глухими звуками.
  Глядя на их возню, господин Никто прикидывал, кого послать в лес за кольями. По возможности сейчас, пока в окружающем лесу безопасно.
  - Милая девица, сбегай, пожалуйста, в замок и позови всех сюда. Пусть возьмут топоры, пилы, лопаты и пустые мешки.
  Девчонка, оказавшаяся рядом, покраснела от мимолётной похвалы. Затем, молча кивнув и взявшись за юбку, чтобы не путалась в ногах, побежала к воротам.
  Не прошло и десяти слоек, как у сараев собрались почти все, кроме Мастуба и Вансавита, дежурящих в башне, над воротами. Да, на призыв откликнулись все, даже мрачный Тисар из Обериза, разбуженный утром. Было видно, что он о чём-то думает.
  Даанэль стоял в проходе между сараями - дровяным и пустым. Стоял лицом к замку и народу, а спиной - к небольшой кучке поленьев. Он заговорил :
  - Вчера перед нами стояла задача дойти досюда. Эта задача выполнена. Сегодня мы должны соорудить из подручных материалов дополнительные укрепления вокруг замка.
  Помолчав, пока все проникнутся и поймут, господин Никто обернулся к поленьям. Махнул рукой, чтобы люди подошли поближе. Нагнулся и стал плотно укладывать дрова в некое подобие стены. Но часть поленьев оставил, а затем уложил сзади 'стены', поперёк кладки.
  Встав, обернулся к людям.
  - Видели? Теперь разделитесь на три части. Вы, старики и подростки - копаете. Вы, женщины и дети - плотно складываете поленья так, как я показал. Вы, мужчины - идёте в лес, за жердями и брёвнами. Толщина их может быть любая, от руки до туловища, а вот длина... - он задумался. - три сажени, не меньше. Заготовьте их побольше и приносите сюда. Что с ними делать дальше, я скажу.
  Тисара, собравшегося было в лес, король попросил остаться.
  - Для тебя - особое задание. Смотри.
  Перед глазами последнего жителя мёртвой деревни возникло изображение длинного, глубокого - по грудь, вырытого в земле окопа. Тисар ещё в жизнине видал подобной экзотики. Видение исчезло.
  - Что это? Большая могила для дроу?
  - Если хочешь, можешь считать и так. - ответил король и увидел, как на лице селянина медленно появляется страшная улыбка.
  - Ну, тогда я её один выкопаю. Только дайте лопату.
  - Будет тебе сейчас лопата. Копаешь отсюда и досюда, вот по этой линии. Ширину и глубину видел. Землю выбрасываешь в наружную сторону.
  Работа закипела. Женщины и подростки укладывали поленницы между сараями. Дети утаптывали выкопанную землю в пустые мешки. Впрочем, мешки (как и дрова) вскоре кончились. Заметив это, Даанэль отослал младших детей в замок, отдыхать, подростков - в лес, чтобы приносить жерди полегче, а большинству женщин сказал :
  - Идите в замок, ищите ткань - любую, срывайте лишние занавески с окон, зашивайте и завязывайте узлом старую одежду, шейте новые мешки, несите сюда. Старые пустые корзины и ящики из-под чего-нибудь тоже приносите.
  Женщины уходили. Спустя время некоторые из них возвращались с охапками разноцветных и разнотканных мешков, с двумя-тремя небольшими корзинами в руках или одной большой корзинищей в объятьях. Было и несколько ящиков. Всех их наполняли землёй и ставили в один вал.
  Мужчины с подростками приносили из леса дрыны требуемых размеров. Затем они затёсывали верхушки принесённых стволов, укладывали остриями наружу поверх нагромождённой ограды - а поверх них снова ложились мешки и корзины.
  Тисар трудился на открытом участке. Люди, помогавшие ему копать ров, не раз говорили ему : 'сядь отдохни' или 'на, выпей', но он отмахивался : 'вечером, всё вечером!' и снова вонзал лопату в песок как во врага. На последнего оберизца и на оставляемый им след глядели с опасливым уважением. Наконец сам господин Никто отправил его отдыхать.
  Так прошла большая часть этого серого дня. Когда усталые люди потянулись к замковым воротам, ограждения окружали замок по всему периметру. Были они разной степени готовности, выглядели как помесь ежа с гусеницей. По сути, жалкое препятствие, но лучше, чем никакого.
  Закончено будет завтра.
  Ужин был там же, где вчера. Сидя во главе стола, Даанэль сказал :
  - Через свечу выйду на ступеньки. Расскажу мужчинам о нашем враге.
  В сумерках на замковом дворе, перед ступеньками, сгрудились мужчины, вкупе со стариками и подростками. В назначенный срок вышел господин Никто и сразу заговорил :
  - Я насылаю на вас одно из заклинаний памяти. Слабенькое, но должно помочь. Каждый здесь да слушает и запоминает : дроу ловкие. Быстрые. Стены для них меньшее препятствие, чем для нас. Удивительные прыжки в длину или высоту - для них обычное дело, а вот для нас - не очень. Ещё они видят в темноте - правда, не столько нас самих, сколько тепло наших тел, ну, и их очертания. Значит, предметами, сравнимыми теплотой с человеком, но иной формы и иного размера, их не обмануть. А делать куклы, да ещё и движущиеся... до того ли нам? Впрочем, кому не жалко посвятить себя этому занятию, милости просим. Глядишь, и поможет.
  Кто-то из мужчин не удержался от смеха. Даанэль сделал бровью и продолжил.
  - Дроу живут под землёй. На поверхности тоже, но не очень. А знаете, люди, что хорошо в подземельях? То, что в них можно залить или задуть какую-нибудь гадость, которую даже эти сверхсущества - тут он почти ласково улыбнулся. - не переваривают. Или просто затопить.
  Находясь на поверхности, и особенно среди нас, людей, они используют беззвучный, но зато понятный язык жестов. А мы чем хуже? Разве мы не способны на то же самое? Скажите!
  - Способны! - вырвалось у Вантаара. - Гос...подин, а ты знаешь жесты?
  Он улыбнулся.
  - Знаю. Притом частично от них самих. Помнишь того, у костра? И, разумеется, покажу. Вот те их знаки, что я сумел узнать. Смотрите. А сейчас я покажу вам свои жесты, придуманные мной на досуге. Наши, человеческие.
  Следующие несколько слоек мужчины взирали на знаки, показываемые господином Никто, и слушали его объяснения.
  - Продолжим. Страна дроу подразделяется на владения Домов. Каждым Домом правят женщины, если их можно так назвать. Всей страной правит королева. Женщины в стране - на первых ролях. Правительницы, магини и воспитательницы. Мужчины, впрочем, тоже достигают многих высоких постов, в зависимости от способностей. Только лишь в главы государства они никогда не попадут. Дроу поклоняются разным сущностям. Женщины и часть мужчин почитают Лленн, Великую мать и богиню смерти, её паука-воителя Сельвентара. Часть мужчин поклоняется сыну Лленн Ваэрону, мечтающему о независимости мужчин от великой матери. А вот Иллистри, богине танца, луны и охоты, сестре Ваэрона, они поклоняются меньше, а жаль. Она самая милая в их роду.
  Дроу - оружейники не из последних. Их броня сильна. Советую после боя снимать её для себя. Правда, она выкрашена в чёрный цвет, и вы должны с этим что-то сделать, чтобы вас не спутали с её прежними хозяевами.
   В бою они любят использовать отравленное оружие. Арбалеты с ядовитыми стрелами вам знакомы?
  - Демону Хаоса их под хвост! - крикнул Вантаар и затаил дыхание, чтобы не зарыдать. Потерять брата именно таким способом - это вам не что-нибудь.
  - Значит, знакомы. - прокомментировал король. - Кроме того, они умеют вызывать иллюзии - даже простые воины. Ещё у них есть у них плащи-невидимки, но на поверхности они работают плохо, а то и вовсе портятся. Что весьма хорошо для нас. Кроме того, благородные дроу владеют левитацией. Но магия дроу в значительной степени ослабевает при свете солнца. - тут он замолчал.
  Вантаар подумал. И не постеснялся опять спросить.
  - Так значит, день - это наше время?!
  - Да, но если мы хотим выжить и победить, мы должны отнять у них ночь. Это очень дерзко, трудно и опасно - но разве умирать, оставив им свою землю, приятнее?
  Занятие прервал девчоночий выкрик.
  - Дядя Никто, там из леса кто-то подходит! Несколько людей, на конях! - подбегая, голосила Сайнаэль. - Но дедушки там нет. Кто это?
  - Посмотрим. - спокойно сказал Даанэль и пошёл сквозь расступающуюся толпу вперёд, к башне с воротами. И долг и собственное желание заставляли его лично полюбоваться на первую реакцию внешнего мира. Было и ещё одно соображение.
  Отдалившись от своих слушателей примерно на середину двора, он, делая соответствующие пассы, нашептал заклинание невидимости. Точнее, навёл иллюзию. Тело и одежда растворились в воздухе. Народ за спиной ахнул. Даанэль пару раз топнул по дорожке и, не услышав звука, ухмыльнулся невидимой ухмылкой.
  После чего, сорвавшись с места, побежал к воротам. Ворвавшись в башню, невидимо и неслышно взлетел по лестнице на площадку, где возле подъёмного ворота дежурили всё те же Мастуб и Вансавит. Здесь он на слойку вернул свой вид. Охотники, слегка вздрогнув, наставили на него копьё и арбалет, но, узнав внезапного гостя, опустили оружие. Вансавит облегчённо вздохнул, а Мастуб, отведя самострел в сторону, проворчал :
  - Напугали, господин. Чуть не выстрелил.
  - Я под щитом. Поднимите решётку ненадолго. - дождавшись, когда они возьмутся за рукоятки ворота, король повернулся и, уходя, добавил. - Да, скоро вам будет смена.
  Сбегая вниз по лестнице, Даанэль опять стал невидимым.
  В проёме обернулся и через двор крикнул народу, осторожно подходящему сюда :
  - Шестеро уверенных мужей с оружием, займите ворота!!
  Прошмыгнув под решёткой, выскользнул из ворот. Быстро преодолев расстояние до единственного открытого прохода напротив башни, вышел через него на луг. Оглядевшись, он заметил, под сильным углом к входу, группу из двенадцати конников. То были, конечно, люди. Из простых. Если приглядеться, на одной из лошадей восседали двое - мужчина и женщина. Выехав из леса, верховые медленно и не слишком уверенно приближались к замку. Отличная возможность встретить их самому.
  Дед Сайяр, произнося свои бодрые речи, наверняка мог проговориться, что созывает людей не к кому-нибудь, а к самому королю. Вот пусть король их и предупредит, чтобы и новички до первой победы помалкивали, кто их призвал. Кроме того, при виде заграждений с торчащими кольями, всадники слегка растерялись, не знают, куда им повернуть. Так что он, вышедший им навстречу, как нельзя здесь кстати. Они его пока не видят... но это легко исправить!
  Сначала в сумерках посреди поля ровно и медленно засияло белое свечение. Островок света был небольшим, всего в пару саженей. Дав конникам время заметить это явление и оправившись от удивления, смешанного с испугом, вглядеться повнимательней, он деактивировал иллюзию невидимости. В центре светлого пятна медленно проявилась одинокая фигура в тёмной одежде. Мужик в кольчуге, тот, что сидел на одном коне с женщиной, поднял лук. Спокойно наблюдая за выкриками и хватаниями за оружие, этот человек шаг за шагом приближался. Белое свечение перемещалось вместе с ним. Наездников что-то заставляло оставаться на месте.
  Среди них не наблюдалось ни одного знакомого лица.
  Подойдя так близко, что морды передних коней озарились, Даанэль спросил :
  - Кого вы видите перед собой?
  Женщина позади лучника в кольчуге прошептала : 'А голос как тот'. Мужчины разных возрастов переглядывались. Один из них, постарше, слез с коня и нарушил молчание. В голосе ощущалось скрытое напряжение.
  - Вы по виду человек, и притом господин из благородных. На барона Ралдиза вы непохожи, видал я его. Да и неспособен он на эдакие штуковины. А раз так, то, значит, вы... э... осмелюсь спросить, знаете ли одного старика, что скачет по деревням?
  Все аж застыли в ожидании ответа. Каким он будет?
  Молодой человек в сгустке света улыбнулся.
  - Знаю. Дед Сайяр из Рангаты, на сером коне с зелёным лбом. Кстати, где он там, как он там?
  - Ускакал по дороге в Интад. - как во сне, откликнулся старший.
  Подняв руку, Даанэль показал перстни, и тут же, глядя на засиявшие глаза и пораскрывавшиеся было рты, сделал предостерегающий жест.
  - Давайте пока подождём с восторженными криками. Мы только собираемся здесь, чтобы дать первый бой. Вы, благодаря дедушке Сайяру, знаете, кто я, так пускай до первой победы это будет наш общий маленький секрет.
  - Это... - заминаясь, сказал один из всадников. - мы, значит, такие не одни, ваше...
  - Господин Никто. - предостерёг его король. - Что значит 'не одни', и кто ты?
  Тот, поклонившись, ответил :
  - Меня, господин Никто, зовут Нор, я из Гестунны. Мы, такие, как тут есть, только вот сюда налегке заехали. Вперёд, значит. А в лесу, позади нас, ещё целый обоз плетётся.
  - Обоз?
  - Да, ва... господин Никто. Мы как услышали радостную весть, да как увидели то, что нам старик показал, так и начали сразу собирать кто что может, тебе на помощь. Кто телеги с лошадьми выставил, кто скотины повыгнал, кто еды нагрузил всякой, кто каких-то тряпок зачем-то - авось пригодятся, а кто сам пошёл. Иные с жёнами и с детьми. Во главе обоза знающие люди, что хоть раз в жизни, да побыли тут. У кого по случаю старые доспехи да оружие есть, те порылись, достали да взяли, значит. У кого оружия нет, просто так вышли.
  - Сколь велик обоз? - осведомился господин Никто.
  Нор молча посчитал, наморщив лоб.
  - Да телег сорок будет, господин Никто. И при каждой не по одному человеку.
  - В среднем по два, по три?
  - Ага, а где и по четыре.
  Прочие всадники слушали и кивали, подтверждая сказанное.
  Если так, прикинул Даанэль, можно рассчитывать ещё на две сотни человек, как минимум половина из которых - боеспособные, хотя и вряд ли обученные, мужчины. И какое-то количество провианта, в том числе и ходячего (в виде скота). Дела потихоньку налаживаются. Вслух король спросил :
  - Далеко ли они сейчас?
  - Мы оттуда досюда свечу скакали. А то слишком медленно было.
  - Значит, сейчас они подошли поближе. Хорошо. Нор, возьми с собой ещё кого-нибудь на твой выбор и поскачите к обозу. Скажете, дошли, а главное - доведите до их сведения мою волю : некоторое время называть меня господином Никто.
  Нор поклонился.
  - Понял, господин Никто. Я из Гестунны, и я возьму с собой кого-то из Веланы. - он, оглядев сотоварищей указал на одного парня. - Атаэля возьму.
  - Хорошо. Исполняйте. - взгляд, голос и жест Даанэля были таковы, что уже через миг Нор и Атаэль, развернув коней, поскакали через луг, в сторону тёмной громады леса. Они на скаку даже не оглядывались. Фигуры всадников быстро уменьшались и таяли в сумраке. Кто-то вздохнул им вслед.
  - А вы представьтесь, и я проведу вас в замок.
  Старший, который спешился и говорил первым, поклонился и назвал себя :
  - Уваст. Я буду из Веланы.
  - Миар. - представился молодой человек слева от него. - Я тоже оттуда.
  - А я из Гестунны, и зовут меня Иласим. - сказал мужчина средних лет.
  Кроме Иласима и отсутствующего Нора, прочие всадники - Эрред, Лексар, Гим, Кридон и Луанэль оказались из Веланы. Лучник, сидящий на одной коняге с женщиной, был Бернус, а его жена, с грудным ребёнком на руках, глядя на короля счастливым взором, представилась как Кайнаэль. Она несколько раз прошептала : 'Нашёлся'.
  - Дочка? Как зовут? - удостоил её вопросом владыка Лаэнтера.
  - Нифсаэль.
  - Милая девочка. - одобрительно улыбнулся Даанэль. - Долгой и счастливой жизни ей. Ну, а теперь, наконец, пошли.
  Развернулся и пошёл к замку
  Свечение уплывало вперёд вместе с ним. Не оборачиваясь, он сказал всадникам :
  - Запомните то, что с вами сейчас происходит. Вряд ли когда-нибудь ещё глава государства лично будет встречать первых воинов. Все прочие будут вторыми, третьими и так далее. А у меня, хотя я всем рад, будет слишком много дел. Так что, други мои, повторяю - идите, приглядывайтесь и запоминайте.
  Разумеется, эти слова ни у кого возражений не вызвали.
  Пешком шли Даанэль, а за ним Уваст, ведущий коня в поводу. Прочим был дан знак оставаться верхом.
  Свернули к единственному незагороженному проходу. Прошли через него. Впереди стена, впереди башня с воротами. А в воротах - несколько человек. Один из них - Вантаар. Они стараются вглядеться в приближающееся.
  Башня. Проход, заполненный беловатым свечением. Господин Никто, сплетя руки на груди, встал у стены, перед решёткой. Рядом с ним - шестеро селян внимательно изучают новичков.
  - Э! Да это же Иласим! - обрадовался знакомцу один из мужиков
  - Ритэн! - признал того всадник. - Ты оттуда и живой? А к нам тут четверо ваших приходили. Говорят, у вас такое было!
  - Ты знаешь, я почти не видел, я прятался и удирал. Расскажешь?
  - Все про всё расскажут, только пусть пройдут в ворота! - подал голос Даанэль.
  И движение, застрявшее было, продолжилось.
  - Конюшня забита сеном, так что оставляйте коней во дворе! - сказал кто-то.
  Когда все наездники втянулись внутрь замкового двора, Даанэль с Вантааром закрыли створки ворот, а потом зашли в башню. Поднялись к вороту, и здесь его величество изрёк :
  - Вот ваша смена и закончилась. Идите отдыхать до завтра. Мы здесь вместо вас.
  -А...
  - Всё в порядке. Что я могу, вы знаете. Ещё пятеро человек в воротах, и ещё один на вороте. Скоро должен прийти обоз с людьми и припасами. Мы его встретим, а вы отдыхайте.
  Вансавит и Мастуб поклонились, переглянулись меж собой и с Вантааром и ушли.
  Новые стражи, взявшись за рукоятки ворота, опустили решётку почти до низа. Затем Даанэль подошёл к внешнему окну, а Вантаар сел у ворота. Некоторое время оба молчали. Наконец король пробормотал в окно :
  - Обоз уж я сам замечу. Пускай девчонка спит.
  - Откуда в ней такие способности? - подал голос Вантаар.
  - Узнаем в своё время. Это и вправду интересно, но гораздо больше меня волнует, как скоро к нам придут хоть какие-нибудь войска. Ты, как юноша вполне себе разумный, надеюсь, понимаешь, что вот такое сельское ополчение против тёмных головорезов... эээ... не пляшет? Сегодня мы препятствия возводили. На некоторые колья я налагал заклятья. Дроу с разбега прыгнут - наденутся. То-то подёргаются, как насекомые на булавке. Но кто им мешает прыгнуть выше? И, приземлившись, не поломав себе ничего, побежать дальше вперёд?
  Помолчав, парень ответил :
  - Твоя магия, государь, им помешает.
  - Завтра знакомимся, всех пристраиваем, доделываем заграждение. И учимся.
  Вантаар кивнул.
  С этого мига и до той слойки, когда Даанэль заметил приближение обоза, прошло немало времени. Но вот телеги, пешеходы, пассажиры и всадники приблизились.
  Предстояло разместить возы и возчиков внутри заграждения и в замковом дворе. Предстояло сгружать грузы и нести их в стены Ралдизы, предстояло определять, кто из добровольцев где проведёт ночь.
  
  
  Н.
  Стояли сумерки.
  Сквозь небольшой городок Паннар на юге Лаэнтера полчища тёмных эльфов шли ещё дальше на юг - к сиртанской границе. Шли так быстро, что даже поднимали за собой ветер. Шли, покрывая за переход втрое большее расстояние, чем люди.
  Собственно, в пределы Сиртана дроу уже вторглись. Через подземные ходы и телепорты их ударные отряды ворвались в пограничные крепости и устроили там резню. Довольно широкий проход вглубь страны оказался открыт. Оставалось дождаться подхода обычных войск через лаэнтерскую территорию. И вот они идут.
  Разговорчиков в строю дроу себе не позволяли. Ну, почти. Разве что, на ходу покосившись на открытые двери и окна, где мелькали их более удачливые собратья в обнимку с человеческим барахлом, один другому сделает знак : нам бы там побывать. Ответы могли быть разные - от никоторых до 'да, было бы неплохо' и от 'что, прямо сейчас?' до 'и нам достанется'. Начальство смотрело на эти краткие, мгновенные обмены мнениями сквозь пальцы.
  Сквозь город Паннар, по его главной улице, шелестели одна за другой колонны воинов в чёрном, с почти чёрными лицами и белыми волосами из-под шлемов. Они были как сгустки ночи, наползающей на земли людей.
  Немало людей из этого города уже были избавлены от лицезрения этой картины. Они валялись у дверей, на тротуарах и в боковых проулках, в любых количествах и разных позах. Куда бы ни уставились их глаза, они ничего не видели. По одной очень простой причине. Одни из бывших горожан лежали там, где им пришёл конец, иных отвалили с дороги вбок, чтобы не загораживали проход. Но и тем и другим было одинаково всё равно. Мёртвые не видят.
  Но некоторые люди всё-таки смотрели на этот марш. Точнее, их заставили смотреть. Тут стояли плечом к плечу и взрослые и дети, знакомые и незнакомые, мужчины и женщины, типичные господа и бедняки. Стояли и молча глазели на идущую мимо тьму.
   Несколько десятков живых, пытавшихся убежать из Паннара и пойманных в облаве, конвойные дроу пригнали на один из перекрёстков. Каждого не поленились поставить лицом в нужную сторону. Окружили тонкой цепью часовых. За попытку закрыть глаза или отвернуться, хлестали невидимым бичом. До их душевного и телесного состояния никому не было дела. Никто из пойманных не сомневался, что не переживёт будущей ночи.
  Не сомневались в этом и их сторожа. После того, как бывшие хозяева этих мест полюбуются на прохождение войск и впечатлятся этим глубже некуда, они, собственно, будут больше не нужны. Единственное, что озадачивало тёмных : кто и как это сделает? При захвате города и поисках этих недобитков они несколько утомились. Но самое главное - сейчас, карауля кого не надо, они выдернуты из всеобщего поиска добычи и попутных увеселений. Один воин открыто спросил об этом. Командир отряда, устроившего облаву, махнул рукой.
  - Мне всё равно, кто и как, лишь бы скорее.
  Опёршись об угол дома, он смотрел на север, откуда возникал строй.
  Незаметно рядом с офицером возник пожилой, можно даже сказать, старый дроу в хорошем костюме. Его лицо, на коем участки гладкой, почти блестящей кожи соседствовали с резкими морщинами, не выражало никаких чувств. На его белых волосах покоился узорчатый тонкий обруч из тёмного металла. Такие предметы являются магическими артефактами. Их носят как маги, так и простые богатые дроу, способные раскошелиться по-крупному. Чёрный плащ старика, пристёгнутый к одежде, был расшит серебряными нитями.
  Старый дроу появился невесть когда. Лейтенант обратил на него внимание лишь после того, как внезапный гость кашлянул, привлекая к себе внимание.
  Встретились два взгляда : пустой и несколько недовольный.
  - Чем обрадуете, почтеннейший? - спросил офицер.
  - Отдыхом для вас и ваших воинов, уважаемый. - прошелестел голос старика. - Как вас прикажете называть?
  В голосе - безразличие, характерное для знати.
  - Лейтенант Иссилас. С кем имею счастье говорить? - в голосе представителя командных низов счастья не слышалось ни капли.
  - Маг Поррузед из свиты госпожи Дагеллы. Знаете такую?
  Вышеупомянутую госпожу знал если не каждый второй, то каждый третий дроу, не меньше. Её Дом прославился новейшими изысканиями в боевой магии, рытьём сверхдальних ходов и множеством экспериментов с пленниками из других рас. Её лазутчики по праву считались самыми дерзкими и незаметными. Её активное участие в разработке плана войны с людьми было несомненным. Сама Дагелла любила вдруг оказываться то здесь, то там. Нагрянет - и наблюдает, сидя в стороне, как всё происходит по её желанию. Если иногда что-то шло не так, она развлекалась видом того, как подручные обоего пола наводят порядок, заодно и оценивала, как с ними быть дальше. А подручных и сопровождающих у неё всегда уйма. Вот и сейчас Дагелла может быть где угодно и делать там что угодно.
  Например, прислать в обычный городок обычного мага-мужчину. С поручением.
  - Кому не известна одна из Опор Престола? - и одна из самых страшных тварей страны дроу, мысленно добавил лейтенант Иссилас. - Слушаю вас внимательно, господин Поррузед.
  - Сначала ознакомьтесь с письмом. - старик вынул из рукава тонко скрученный свиток, обвязанный тесьмой и запечатанный с обоих торцов.
  Лейтенант умело ослабил тесьму, концами уходящую под печати с гербом Дома, известного на всю страну. Затем потянул так, что обе печати снялись. Развернув свиток, лейтенант Иссилас прочитал : 'предъявитель сего имеет право забирать с собой партии людей для опытных нужд' а в конце подпись Дагеллы.
  - Я не против, забирайте.
  Гость смерил взглядом небольшую толпу людей.
  - Ваша инициатива? - он имел в виду 'последнее воспитание'.
  - Нет, почтеннейший господин Поррузед, приказ коменданта. А войска-то ещё не кончились, идут и идут! Только после этого я мог бы освободиться.
  - Определённо, ваш комендант знает, кому, что и зачем приказать. - в спокойном голосе старого мага лейтенант уловил насмешку.
  Тёмно-коричневое лицо Иссиласа почернело от ярости. Его начальство, нагло отодвинув его в сторону, наживается его добычей! До которой не дало ему дойти!
  Гость продолжал :
  - На днях какой-то дерзкий человеческий колдун слегка огорчил мою госпожу. Она посылала в город Байр свою ученицу, госпожу Ммитринн, для оказания магической поддержки при взятии этой крепости. Поддержка была очень кстати, ибо с Байром пришлось повозиться. И вот, представьте себе, лейтенант, вражеский оплот взят, мы празднуем победу, а ночью весь город, со всеми дроу, что там находились, был раздавлен в лепёшку. Что-то неизвестное расплющило все дома в городе и всех наших в этих домах. Шесть тысяч погибших, и среди них госпожа Ммитринн.
  Иссиласу стало жутко. Впервые он услышал о таких больших потерях среди себе подобных. Ничего себе 'слегка огорчил'! Но тут же в нём возникло подозрение.
  - А вы, господин Поррузед, откуда знаете об этом?
  - Когда тем утром пропала связь с Байрским замком, я был одним из тех, кого телепортировали на место. Видел всё сам. Мои помощники нашли то, что осталось от госпожи Ммитринн, и я опознал её. Покойница была не очень сдержанной натурой, и её дар весьма и весьма уступал дару госпожи, но тем не менее - это потеря для госпожи Дагеллы и для всех нас. Дагелла слишком сдержанна, чтобы выказывать свои переживания, но тем не менее, ей понадобилось несколько партий людей.
  - Когда вы их заберёте? - с плохо скрываемым нетерпением спросил Иссилас.
  - Да прямо сейчас. А вы можете делать что хотите, и, если к вам возникнут вопросы, смело ссылайтесь на это письмо. - гость небрежно указал на свиток, до сих пор удерживаемый лейтенантом в руке.
  - Вам сопровождающих дать? - на всякий случай осведомился лейтенант Иссилас.
  - Спасибо, не надо, с этим стадом я сам справлюсь.
  - Один? - уточнил лейтенант, хотя, по сути, то была не его забота.
  - Один. - прозвучал ответ.
  Старик, отходя, отвернулся. Он знал, что письмо Дагеллы вкупе с устремлениями офицерика сейчас же даст результат.
  С явным облегчением лейтенант отдал команду - и стражи зашевелились. Согнав людей в одну плотную кучу, принялись толкать их в спины, заворачивая их следом за Поррузедом по тротуару. Горстка представителей человеческой расы, не особо понимая происходящее, пошли за незнакомым стариком из враждебного племени - лишь бы идти против движения ненавистных пришельцев, и лишь бы им было паршиво - но только по-другому.
  А где-то позади них отряд дроу, построившись, двинулся по городу. Лейтенант Иссилас вспоминал пару-тройку адресов, где ещё не было соперников, когда они возвращались с добычей.
  Теперь 'добыча' уходила. Своеобразный строй честно пытался не отставать от старика, внёсшего некоторое разнообразие в эту коллекцию почти завершившихся судеб. Кроме того, вскоре в их поведении начались странности. Кое-кто здесь прошёл мимо собственных домов, не обращая на них ни капли внимания. Дети не любопытствовали, мужчины игнорировали женщин, шагающих рядом локоть к локтю. И все вместе, молча глядя только вперёд, топали не разбирая куда - по тротуарным плитам или по трупам. Молодая женщина в длинной юбке, не глядя, куда идёт, упала, сойдя с трупа. Она испачкала юбку и руки в крови и уличной пыли, но, опять-таки не обращая на это внимания, пыталась встать. Удалось ей это не сразу - соседи по процессии пару раз сбивали с ног. Но всё-таки женщина встала и пошла уже в хвосте колонны, так же глядя вперёд.
  Старик Поррузед не оглядывался. Для того, кто не поленился бы глянуть магическим взором, стала бы видна тусклая узорчатая сетка. Исходя от мага, она охватывала всех его сопровождающих. Вот вам и причина.
  Так, пройдя три квартала, Поррузед свернул в узкую боковую улицу. Полсотни разнообразных жителей Паннара втянулись за ним, оставив позади главную улицу с до сих пор идущими на юг войсками. Здесь было тихо и темно, здесь чувствовалось, что ночь уже совсем наступила.
  Поррузед извлёк откуда-то кристалл телепорта, активизировал его - и перед ним во всю улицу раскрылся дугообразной формы проём, за которым было иное пространство. Поррузед вошёл туда. Люди, как обычно, за ним. Когда последний из них прошёл, дуга тихо схлопнулась. Взятый город остался позади.
  Маг и люди шли в ночи по неведомому лугу, по дальним краям коего со всех сторон темнели кущи леса. Направляясь к одной из них, Поррузед долго и внимательно глядел магическим зрением и, никого не увидев, впервые позволил себе улыбнуться.
  Затем старый дроу ускорил шаги, тогда как люди сохраняли прежний темп ходьбы. Оттого между ними появился всё увеличивающийся разрыв.
  Достаточно удалившись, старый дроу провёл ладонью по лицу, отчего его черты несколько изменились. Вернее говоря, стали прежними. И кому какое дело до того, что настоящий Поррузед валяется сейчас мёртвый где-то в укромном месте между границей страны дроу и Паннаром? И тем более комуnbsp; какое дело до его неузнаваемо изуродованного лица?
  Люди ещё преодолевали луг, а старик уже достиг зарослей. Там он обернулся, одним жестом снял с этих людей магическую сеть - и исчез в дебрях.
  Ещё какое-то время люди шли вперёд, но уже начали, встряхнувшись, оглядываться по сторонам и друг на друга, а также задавать вопросы.
  - Что это было?
  - Люди добрые, и что-то ни одного тёмного не видать, а?
  - Кто нас гнал? Почему их теперь не видно?
  Молчание, среди коего никто не осмелился сказать заветное : 'Неужели пронесло?!'
  - Где это мы? - удивился подросток, даже ночью видно, что оборванец. - Только что ж вокруг одни дома торчали!
  - Вражьи шутки! - проворчала его соседка, пожилая обывательница. - Выдернули из собственного подвала, привели и заставили смотреть на этих уродов, а потом повели, повели. Они это умеют. Ой!! - вдруг испугалась она. - Сейчас как налетят да истыкают!
  - Кто налетит и истыкает? Вы их видите?
  Высокий парень, сказавший это, с явным раздражением вышел на пару шагов из общего строя. Огляделся. Авторитетно сказал :
  - Никого не вижу. Одни мы.
  - А в лесу? - не сдавалась старуха, помогая себе жестикуляцией. - Разве не высматривают?
  - Сейчас проверим.
  Парень пожал плечами и вдруг оглушительно засвистел. Все вокруг онемели от ужаса, а потом начали ругать его. Особенно крепко выразился отрок, первым спросивший 'где мы?' У него, бедняги, аж всё застыло внутри! А парень ещё раз свистнул, гикнул и проорал во всю глотку :
  - Эй, вы, там! Давайте уже наконец делайте что-нибудь!
  - Юноша, заткнитесь. - спокойно изрёк некто, среднего роста, одетый не очень хорошо, но и неплохо, а по годам немолодой и нестарый. - Или сходите туда, сами проверьте.
  Между тем заинтересовавшаяся разговором небольшая толпа окончательно остановилась и потеряла строй. На миг забыв о странностях обстановки, недавние пленники превратились в зрителей.
  - После вас, уважаемый. - ответил высокий юноша то ли весело, то ли нахально.
  - Могу. - так же спокойно отозвался Некто Средний. - Только давайте договоримся : если они там есть и меня пристрелят, вы и вправду тоже пойдёте туда. Зря, что ли, свистели?
  На сей раз парень долго молчал. Кое-кто уже начал над ним хихикать, когда он уже более покладисто изрёк :
  - А давайте вместе, мне без разницы. - и весело добавил. - Если что, так мне и надо!
  И два силуэта направились к лесу. Кто-то пожилой, глядя им вслед, сказал :
  -Не знаю, кто как, а я, пожалуй, сяду отдохну. - и действительно сел на траву, блаженно простонав при этом.
  Затем было почти тихо. Лишь в разных местах голоса шепнут : 'может, и мне сесть?', 'как бы лечь не пришлось!', 'и всё-таки, где мы?'. Вдруг тишину прорезал истошный женский вопль :
  - Орни, сыночек!! Кто-нибудь, где мой Орни? Мы вместе были!
  Голос с другого конца сборища :
  - Мам, я тут!
  - Сыночек, иди сюда! Ты жив!! Что ж ты не отвечал?!
  - Ой... прости меня, пожалуйста!
  В другом месте обмен мнениями :
  - Ну, как там эти?
  - Пока не видать.
  - Ой, если бы только знать, что под деревьями их нет, я бы туда пошёл.
  - А иди сейчас. Ещё не поздно.
  И снова тишина. Общее настроение колыхнулось в сторону безразличия. Вдруг расхотелось говорить. Напуганные, усталые и голодные люди расселись прямо на траве. Им не слишком смотрелось по сторонам. У кого были мысли, те нырнули в мысли. Прочие обходились и так. Некоторые - слишком пожилые или слишком юные - заснули.
  Двое разведчиков - высокий парень и Некто Средний - вернулись из леса, когда про них уже успели подзабыть. Они шли открыто и громко переговаривались, наверно, чтобы не напугать народ.
  - ...так что вот такое со мной иногда бывает. - парень.
  - Это ничего, бывало и хуже. - Некто Средний.
  Пока они подходили, из их разговора можно было уяснить, что парня зовут Либус, а Средний в этой толпе не увидел ни одного знакомого лица. Приблизившись, Средний сообщил :
  - Там их нет. Там вообще никого нет.
  Недоверчивое молчание послужило ему ответом. Средний спокойно пожал плечами и сел на землю. Либус же, подумав, осведомился у всех :
  - Думаете, дроу нас заморочили? И мы, это, заманиваем, да?
  - Почему бы и нет? - вполголоса отозвалась молодая мать, прижимая к себе заснувшего Орни.
  - А почему бы и да? - обиделся Либус, подошёл к женщине и разлёгся у её ног. - Если они там, почему они такие медлительные? Потрогай меня. Сделай такую милость.
  Женщина удивилась, подумала и потрогала.
  - Настоящий? - резко спросил парень.
  - Да. Извини.
  - Это что, - раздался голос справа. - вот маги, что ихние, что наши, умеют такого морока наслать, что кажется настоящим. На то они и маги.
  Либус онемел, не зная, что ответить. Но тут в разговор вмешался Средний.
  - Уважаемый, перед тем, как 'обнадёживать' людей, позвольте узнать, а вы способны отличать морок от истины?
  'Уважаемый', наверно, был на это неспособен, ибо он замолчал.
  Вскоре другой человек в другом месте проговорил то ли всем, то ли никому :
  - Пойдёмте, наконец, куда-нибудь под деревья! Тут мы все видны как на ладони!
  Этот совет, высказанный не впервой, наконец-то был услышан. Либус сказал : 'Давайте.', встал сам и помог встать женщине с ребёнком. Встал сам любитель спрятаться, подумав, встали и его соседи. Встал Средний. Парень-оборвыш растолкал старуху. Где-то тоже кого-то поднимали.
  И вот все пошли. Кто молчал, кто говорил. Либус узнал, что женщину зовут Сэйя, а её муж вчера погиб. Средний, идя поблизости, слушал их разговор, а сам гадал, не закинул ли старый колдун их, к примеру, в страну дроу? Тогда они проживут лишь до первой встречи с её населением. С них станется. Мысль была слишком страшна, чтобы делиться ей с кем-то. И что делать именно ему, если это так?
  В кущах не было ни следа дроу. Убедившись в этом, паннарцы расселись, разлеглись среди стволов. Что им ещё было делать до утра? Как что? Спать. Всё равно хуже не будет. Так и провели остаток ночи.
  Утром, при свете, товарищи по несчастью увидели себя и друг друга во всей красе. Помятые, ободранные, исцарапанные, косматые, кое-кто с кровавыми пятнами на одежде. Голодные, уставшие, но зато живые. У Среднего, помимо бритого лица, оказалась какая-то коротковатая стрижка, чёрные глаза, и он иногда одёргивал и без того длинные рукава плотной рубахи. Либус оказался рыжим и веснушчатым, с небесно-голубыми глазами. Сэйя - миловидная шатенка, виду которой соответствовало одно слово : домашний. Мальчик Орни, проснувшись, запросил есть. Сэйя ничего не могла ему дать. Положение немного исправил Либус, найдя неподалёку ягодное место. За ним туда наведались и другие люди. Но людей много, и на одних ягодах им не продержаться.
  Луг мелькал рядом, меж деревьев, просторный, с изумрудной травой, но туда никому не хотелось.
  Зато Средний, Либус и оборванец Пекуно сходили на разведку. (Больше ни у кого духу не хватило). Вернулись среди дня. Выражения их лиц были странными. Молча они подошли и вместе уселись под любопытными взглядами.
  - Дядя Адран меня научил залегать отдельно, в стороне. Это и чтоб я всё видел и, если что случится с другими, дошёл и рассказал. - похвастался Пекуно.
  - Нашли дорогу. - кратко, но ёмко сообщил Адран, бывший Средний. - Запрятались в кустах. Ждём, кто проедет. Люди проехали. - (вздох облегчения). - Обоз. Мужики грузы везут. Несколько военных верхом. И один другому говорит : к вечеру успеть бы дотащиться до Саттура. Так что радуйтесь, среди своих мы.
  Они и обрадовались, а удивились ещё больше. Ведь город Саттур находился в добрых двух сотнях миль к востоку от Паннара.
  Приятно, конечно, оказаться далеко от гиблого места. Но если у здешних вершителей судеб возникнет вопрос, как они попали оттуда сюда? Что им ответить? В начале войны с дроу сослаться на одинокого доброго дроу?
  
  
  О.
  Обоз, пришедший в ту ночь, распределили так : верховых коней в замковый двор, объедать сад, ещё нескольких животных пристроили в каретник. Часть возов, на вид не самых лучших, выставили вдоль преграды. Грузов хватало, но взбодрившихся грузчиков тоже было немало. Вскоре привезённые припасы уже занесли в замок. Ауры вновь прибывших просканированы и в общем признаны хорошими. С десяток мужчин в доспехах приглашены в портретный зал для разговора. Сам разговор должен состояться после ужина.
  В зале с бывшими окнами, несмотря на глубокую ночь, суетились десятки людей обоего пола и разного возраста, накрывая длинный стол для общего пиршества. Само оно должно было быть скромным и недолгим. Чтобы новички насытились и, услышав напутствие свыше, прониклись.
  К началу застолья господин Никто вышел частично переодетым. Куртка исчезла, её заменил камзол от одного из лучших хозяйских костюмов. Цвета он был тёмно-серого, с серебряным шитьём. Нижняя часть одежды - штаны и обувь - остались прежними. Ходить в них по лесам очень удобно.
  Даанэль сел во главе стола. Сзади слева от него Вантаар пытался стать тенью - в обоих смыслах. Все взгляды устремлены на этих двоих, но на сидящего, конечно, больше. Даанэль взялся за золотой кубок, полный красного вина.
  Сначала он рассматривал сотрапезников с непроницаемым выражением лица, но, как говорили потом в народе, 'улыбнулся, будто вдруг солнце из-за чёрной тучи засияло'. В этом сравнении явно была доля истины, недаром оно вошло в легенды.
  - Сегодня ночью в замке Ралдиза добавилось часовых. - сказал вождь. Его голос, спокойный и негромкий, заполнил, однако, всё помещение. Его речи слышал каждый. - Это хорошо. Замок наполнился людьми, перестал пустовать. Ещё совсем недавно нас было очень мало, и не во всяком, даже важном месте. Теперь мы можем себе позволить расставить часовых и в проходе, и по периметру, и в воротах, и кое-где внутри замка.
  Далее он перечислил имена, которые успел как-то узнать, и названия деревень. Вскользь употребил по отношению к ним слова, вселяющие гордость. В нескольких словах обрисовав величественную картину прихода добровольцев и регулярных войск из прочих мест, он заверил, что тиасурское ополчение одно из первых. Обещал обучать их сам, с завтрашнего утра, и по залу пронёсся вздох.
  - Вам ведь нетрудно вставать на рассвете, а то и чуть пораньше? Мне тоже. Иногда я могу и вовсе не спать. Но поскольку вы - это не я, вам нужно будет отдыхать каждую ночь. Вот и сейчас, когда насытитесь - ложитесь. Это мой первый приказ, но вас, - жест вправо. - он пока не касается, сами знаете почему.
  Десятеро мужчин в доспехах наперебой закивали. Господин Никто поднял кубок :
  - За нашу скорейшую победу и за вечно живой Лаэнтер!
  И торжественно начал пить. Все за столом последовали его примеру. Если кто-то отметил, что за царствующего монарха он пить не стал, то проявил понимание. Пить за самого себя? Начался ужин. Следующие несколько слоек Даанэль смотрел в пространство перед собой, явно что-то обдумывая. Заодно он с нетерпением ждал, когда группа в старых доспехах наестся. Едва, по его мнению, таковой момент настал, Даанэль поднялся из-за стола. Вантаар двинулся за ним.
  - Вы - за мной. А всем остальным - до завтра.
  Не слушая ответных пожеланий, не глядя на горстку спутников, вылезающих из-за стола, он устремился в соседнее помещение.
  Прохаживаясь по портретному залу, Даанэль разглядывал выстроившихся перед ним в шеренгу нескольких мужчин. Под углом к этому строю неподвижно стоял Вантаар, вглядываясь и в своего короля и в его гостей.
  - Кто я такой, вы знаете. - нарушил молчание Даанэль. - Представьтесь вы.
  - Моё имя Оссил Нааррун. - сообщил рыжеволосый молодой человек, ненамного старше Даанэля, облачённый в наиболее качественные доспехи. В караване он ехал на своей лошади и пристроил её на замковом дворе. По прибытии, наслушавшись рассказов о пустом замке, Оссил Нааррун, и без того невесёлый, заметно помрачнел. Вот и теперь голос его был несколько сдавленным и глухим.
  - Хм, в начале правления короля Илана в здешние края был сослан один дворянин, Рил Нааррун, кажется. Потом он был помилован, но предпочёл остаться в Тиасуре. Редкий и потому запоминающийся случай. Вы ему никем не приходитесь?
  - Я прихожусь ему сыном. Старшим. Есть и младший, а между нами две сестры. Итиар рвался со мной сюда, но я велел ему остаться дома и за сёстрами и матерью приглядывать. Он несовершеннолетний.
  Даанэль кивнул. Ему подумалось, что редкий дворянин по своей воле останется в Тиасуре, и редкая дворянка станет его женой и матерью его детей. Пусть она сама и не против, но есть же и родня. Значит, Нааррун-старший вполне мог жениться на простолюдинке. Но о таком надо спрашивать наедине.
  - А что же ваш отец?
  - Он недавно умер. - ещё более сдавленно пробормотал Оссил, явно сожалеющий о потере.
  - Наверно, интересный был человек. Я бы с ним познакомился. А у меня тоже недавно умер отец. Я вас понимаю. Примите мои соболезнования.
  Несколько слов - и у тебя появился новый горячий сторонник, готовый за тебя и в огонь и в воду, и рассказывать об отце. Потом расскажет, когда будет случай. А пока продолжим знакомство.
  - Я Дир из семьи Мессарэй. - сказал следующий.
  И Браннон Клиго, и все прочие также старались называть не только имя, но и фамилию. Они-то явно были простого происхождения. Потому их семейные прозвания, в отличие от имён, звучали редко. А тут столь удобный случай, что не воспользоваться им - преступление.
  Узнав имена, господин Никто поинтересовался : каков ваш опыт военной службы?
  Ответы можно было разделить на две части. Кто постарше, в своё время отслужил в войсках, а кто помоложе - чему-то научился от отцов. Твор, Браннон и Алдуг как-то побывали егерями в Интаде. Ими уже много лет командует майор Барлу.
  - Только майор? Значит, в Интаде егерей немного?
  Алдуг ответил :
  - Не больше пяти сотен. Город-то маленький. Места тихие. - подумал и добавил. - Были.
  Задав каждому по несколько уточняющих вопросов, король решил :
  - Каждый из вас до утра возьмёт по два десятка человек в командование. Подбирайте кого хотите, лишь бы было проще обучить и сколотить настоящий отряд за наименьший срок. Справитесь - быть вам лейтенантами.
  Гости переглянулись - и все молча поклонились. Их повелитель, благосклонно кивнув, спросил :
  - А маг у вас в Гестунне есть ли? Мне нужен помощник по чудесной части, а ни у кого из вновь прибывших я не заметил сверхъестественных способностей.
  - Есть, как не быть. - прогудел Дир.
  - Господин Руданн, так его звать, никогда не сидит без работы. - добавил Оссил Нааррун и встряхнул рыжими волосами. - О его делах у нас много говорят. Было бы только время, чтобы слушать.
  - Но почему этот достойный человек не здесь?
  - Маг человек осмотрительный. Почтенный Руданн слышал речь старика, видел показанное им, и на свой манер определил и подтвердил, что всё это так. Сейчас он собирает всё, что может ему помочь, наверняка доделывает дела с теми, кто в нём нуждался и приедет следующим обозом. Так он сам сказал при мне.
  - Видовой кристалл у него есть? О телепорте уже не спрашиваю, ибо похоже, что сей предмет я заставляю исчезать из пределов моей досягаемости самим своим появлением.
  Господин Никто спрашивал достаточно бодро, но притом сознательно позволил раздражению слегка выглянуть из-под шутливых интонаций.
  Ополченцы переглянулись.
  - Вроде был. - сказал Твор, но как-то неуверенно.
  Раздражение Даанэля усилилось, но, подавив его, он осведомился :
  - В эти дни, до и после начала войны, вы его видели в работе?
  Гости переглянулись меж собой.
  - Вроде да. - сказал Алдуг.
  - Значит, будем робко надеяться на то, что уважаемый Руданн вроде бы прихватит его с собой. - резюмировал Даанэль. - Ну что ж, я вас больше не держу. Встанете на рассвете и до полудня наберёте себе команды из нужных вам людей. А в полдень будет смотр.
  Даанэль сделал размашистый жест.
  - Теперь знаете, где именно?
  Молчаливые кивки и поклоны.
  Ещё один жест - точнее, король просто махнул рукой : можете уходить.
  Спустя пол-слойки в зале остались Даанэль и Вантаар. Последний, глядя в лицо своему владыке, открывал и закрывал рот, явно желая о чём-то спросить.
  - Да?
  - Кроме того, как стоять настороже, надо ещё и всех подозревать, что ли? Даже тех, среди кого вырос, кого всю жизнь знаешь? - голос парня был негромким, не для всех.
  Смерив телохранителя задумчивым взглядом, король откликнулся :
  - Почти всех. А кто входит в это самое 'почти', мы будем обговаривать в каждом соответствующем случае. Если, - тут его голос слегка изменился. - ты не передумал служить мне и Лаэнтеру в этом качестве.
  Стало очень тихо. Вантаар, вытянувшись в струнку, закрыл глаза.
  - Нет, я не передумал и не хочу передумывать. Кто я такой, чтобы болтаться туда-сюда, как не знаю что? - помолчав, юноша открыл глаза и, глядя в лицо Даанэлю, закончил мысль. - Это жутко и очень трудно, вот эдак поменяться изнутри. Раз надо, я, конечно, поменяюсь, но уж больно это... - и, не договорив, махнул рукой.
  - Тогда пойдём наверх. - деловито сказал король и шагнул к винтовой лестнице. Вантаар последовал за ним.
  В рассуждении организации сопротивления эта ночь была успешной. Всё бы ничего, но на то, чтобы помечтать о Маше, времени почти не оставалось. Разве только сон?
  Ну что ж, ему никто не заказал немного поспать, как и всем прочим. И ему было несложно настроиться на то, чтобы ночью приснилась она.
  Он устроился в библиотеке, в кресле, в самом неприметном углу. Закрыл глаза.
  Маша стояла в коридоре, похожем на институтский, правда, он точно знал, что зашёл сюда из своего мира. Да, вот так : дверь из мира в мир! В полутёмном коридоре было пусто. Никого, кроме них двоих, в пятнадцати метрах друг от друга. И, хотя всё равно звучали какие-то шорохи и даже чьи-то шаги, это их не удивляло. Их удивили они сами. Не ожидали - так быстро и обыденно. Маша, в белой блузке и голубых джинсах, стояла, схватившись за ту самую серебряную цепочку. Даанэль даже на расстоянии слышал бешеный стук любимого и любящего сердечка. Чувствовал, что девушке перехватило дыхание. Да и у него самого сердце колотилось где-то под горлом. Пошёл к ней, а через миг - и она к нему.
  Они медленно сходились навстречу друг другу. Долго сближались. Будто не полтора десятка, а добрых полторы сотни метров их разделяли.
  Остановились в одном шаге. Глядя с удивлением и надеждой друг другу в глаза, молчали. Долго боялись дотронуться. Наконец Даанэль, вспомнив, кто здесь мужественный и сильный, плавно поднял руку и провёл ладонью по светлым, пушистым волосам.
  Маша вздрогнула и вздохнула. Дотянулась своей дрожащей ладошкой до его щеки.
  Некоторое время они, молча лаская друг друга, справлялись с дыханием. Наконец Маша прошептала :
  - Дэн? Это ты?
  - А какого ответа ты ждёшь? - улыбнувшись, поинтересовался он.
  Подумав, она сказала :
  - Только одного. Того самого.
  - Считай, что ты его получила.
  И тут она обняла его. Вцепилась так, что спине больно стало. Впрочем, вскоре она опомнилась и ослабила хватку. Он же обнял её исключительно нежно.
  - Дэн, ты так быстро и так вовремя! Если б ты знал... - лепетала она ему в грудь.
  - Я знаю, любимая. Тебе что, плачется? Вот только этого не надо. Гляди на меня.
  Девушка и вправду плакала. Глядела на своего короля мокрыми глазами, из которых выкатывались слезинки. Даанэль сначала вытирал её щёки, потом, опомнившись, наклонился и стал осушать их губами. Их дыхания смешались, тёмные волосы Даанэля спутались со светлыми, чуть вьющимися Машиными прядями. Вскоре сам собой начался поцелуй, и, понятно, закончился он нескоро.
  - Ну как? У тебя там всё? - наконец отстранившись, спросила Маша. После нескольких долгих секунд тишины от её слов по коридору пошло эхо.
  Ещё несколько секунд Даанэль внимательно слушал гуляющее эхо, вместо того, чтобы обдумывать ответ на довольно щекотливый вопрос. А потом изрёк :
  - Я вдруг опять попал к тебе. На этот раз исключительно сам. Из замка в этот коридор. И такое чувство, что в любой момент могу вернуться обратно, один или с тобой.
  И глупо улыбнулся. Маша глядела на него почти серьёзно, лишь в глазах мелькали искорки чего-то иного, негрустного.
  - Так значит, снаружи ты не был? А у нас сейчас лето. Пойдём, покажу.
  - Пойдём, родная. Только сейчас скажу несколько слов. Тех, что произносят в особенной позе.
  Одну руку прижав к груди, другой рукой жестом он фокусника достал из кармана кольцо. Опустился на колени.
  - Милая, добрая девочка моя. Несколько раз ты спасала меня, вот и сейчас - от тебя ожидаю жизни.
  Этот маленький ротик, самый милый в двух мирах, слегка изогнулся в ласковой улыбке. Щёки зарумянились. Две ладошки нырнули ему под руки.
  - А ты сам? Ты меня тоже спасал не раз. Вот и сейчас я умирала без тебя, а ты пришёл. Так что встань и живи. Нуууу, Дэн, что же ты? Я сама тебя не подниму! Помогай.
  Шорохи в коридоре сменились каким-то тихим нежным звоном. На грани слышимости.
  - Я сам встану, но не сейчас. Дай мне руку.
  Медленно, как во сне (хотя почему как?), девушка протянула ему ладошку. Даанэль, сначала будто позабыв, зачем оно ему надо, перевернул её, любуясь линиями и перебирая тоненькие пальчики. Но вот он надел ей кольцо. Поднялся с колен, внимательно разглядывая любимую - теперь уже его невесту. Маша поднесла правую руку к лицу. Любуясь золотым сиянием, сосредоточенно, тихо, медленно заговорила :
  
  Мне сегодня не помеха мамы строгие глаза.
  Ты приехал, ты приехал, чтоб со мной судьбу связать.
  Расскажи мне об успехах, неудачах расскажи.
  Ты приехал, ты приехал, чтоб со мною быть всю жизнь.
  Разлучница-разлука, у дома не крутись -
  мы больше друг без друга не можем обойтись.
  Мы больше друг без друга не можем обойтись,
  разлучница-разлука, у дома не крутись!
  
  Вообще-то у меня папа строгий, а не мама, но это единственное расхождение. А во всём остальном - наш случай : совпадает до мелочей! Это странно, Дэн, но иначе, чем стихами, я об этом сказать не смогла. А стихи хорошие. На них даже песня есть, в своё время известная.
  - Споёшь.
  - Да. Слушай, я тебе не говорила, что у нас сейчас лето, а ты его не видел? И твой костюм подходящий. Пойдём, покажу.
  Взявшись за руки, король и его любимая пошли к входным дверям. У Даанэля мелькнула мысль о том, что миры различаются по сезонам, и если здесь лето, в Лаэнтере его быть не может. Но мысль пропала. Счастливо и возбуждённо поглядывая друг на друга, они подошли к двери. Возбуждение Даанэля стремительно нарастало, и, когда он открыл и увидел по ту сторону дверного проёма пустоту, что-то в нём оборвалось. Он дёрнулся. Воздух на миг застрял в глотке.
  Вокруг черно и одиноко.
  Только книжные полки смутно вырисовывались во тьме.
  Только сердце так некстати колотится.
  Демон поганый, а что если и ей по ночам такое снится?! А потом - такое же внезапное возвращение в унылую явь? Аж душа замерла при мысли о том, каково бедной девочке такое выдерживать.
  Ещё ему подумалось : вот он каждый день, после каждого сна мечтает о своём, делает что может для достижения двух целей. Для спасения и победы. Для скорейшего соединения с любимой. Но - где-то в других местах, немало других деятелей с возможностями, сейчас просыпаются с мыслью о том, чтобы его устремления не сбылись. А значит - столкновения целей не миновать. Прекрасные грёзы без действий по их осуществлению вопреки чужим волям - ничто.
  Больше не заснуть. А до рассвета далеко. Ладно. Это не помешает заняться делами. Выбор есть : сделать несколько медальонов для переговоров на расстоянии, или же устроить новый большой магический удар по скопищам дроу. Злость на собственный организм помогла победить второму намерению.
  Решительно и резко встав из кресла, Даанэль покинул свой уголок. Встрепенувшийся Вантаар последовал рядом. Они почти беззвучно вынырнули в коридор, освещённый факелами. В коридоре слегка вздёрнулись часовые. Не глядя на них, король с телохранителем быстро прошли к винтовой лестнице, ведущей на центральную башню. В проходе тоже стоял часовой, земляк Вантаара. Он посторонился, пропуская узнанных им, и вернулся на прежнее место.
  Поднялись на верхнюю площадку. Даанэль долго определял, в какой стороне запад и юго-запад. (Для Вантаара - просто куда-то вглядывался).
  Морочить себе голову чем-то сложным не хотелось. Поэтому Даанэль выразил отношение к происходящему всё теми же невидимыми стрелами. Он совершал пассы, произносил заклинания сотворения и настройки, выбрасывал длани вперёд - и смертоносные подарки уносились в ночь. Они пролетят полстраны и найдут свои чёрные тела.
  До рассвета, стоя на башне, он посылал 'стрелы' в сторону вражьего нашествия.
  
  
  П.
  Наутро несколько всадников с криком 'Хэйя!' умчались в Гестунну. Их задача была - рассказать в подробностях о том, как дошёл обоз, как люди устроились, что они сейчас делают и передать приветы знакомым. А затем вернуться со вторым обозом. Всадников перед тем отобрал и проинструктировал лично господин Никто.
  Над замком тускло светило солнце сквозь облачную пелену. А в замке и возле него свеженазначенные лейтенанты обучали ополченцев строю. Рубить и стрелять многие из них и без того умели.
  Один сектор внутри периметра не был занят телегами и людьми. С этой стороны и возникла площадка, на которой господин Никто решил производить смотры и учения. Сейчас-то она пустовала, но в полдень будет п р е з е н т а ц и я. Со всеми вытекающими последствиями.
  На пустую площадку то и дело поглядывали строители, доводящие до ума заграждение. Те женщины и дети, которые были не при деле, услышали там и сям от своих ополченцев упоминание о смотре - и теперь заблаговременно пристраивались на возах и между ними. Их возбуждённое ожидание оправдалось и усилилось, когда двадцать ополченцев, во главе с Диром, то ли двадцать первым, то ли первым, слаженно взялись прокладывать широкий проход. Сдвигали или откатывали телеги, просили всех присутствующих никак не занимать освобождающееся место. Обратно, от достигнутой площадки до башен по команде Дира прошагали строем (как они его себе представляли). Определённо, скоро полдень.
  Затем ещё двадцать один человек, под командованием Оссила Наарруна, прошествовали с мишенями и установили их в ряд возле заграждения. Заодно Оссил нейтральным тоном сказал строителям :
  - Господин Никто приказывает вам временно покинуть этот участок из соображений вашей безопасности.
  Желающих поглазеть на событие, сидя под стрелами, конечно, не нашлось. Уходя, глядя вслед покидающему плац отряду Оссила и переговариваясь о своём, селяне думали : вот-вот и полдень.
  И точно, где-то в пять свечей весь заметно сгустившийся народ ахнул. Разговоры прекратились. Из-за башенного угла вынырнули две фигуры : строгий брюнет в камзоле, странных штанах и сапогах, и сбоку-сзади него мрачный блондин в новеньком сером костюме и мягких полусапогах. Молча и стремительно они прошли весь путь до площадки.
  Там они прошли вдоль края, в угол. Затем брюнет легко, с земли, с ходу вскочил на телегу, а блондин остановился рядом. Так, стоя возле телеги, он, казалось, медленно и плавно обозревает окружающее пространство, без особого интереса к происходящему. Так блондин учился глядеть по-телохранительски : на всё, и вместе с тем не на то, на что смотрят многие. Вокруг него все свои, все - земляки, настроенные счастливо и дружественно. А на центральной башне и снаружи ограды его вместе с царственным подопечным подстраховывают (да и сам государь, если что, сумеет и за себя и за других постоять). Так что у него сейчас торжественно-учебная вахта. Торжествуй, учись и не зевай!
  Едва брюнет запрыгнул на подводу, в вышине, на центральной башне замка, протрубил рог. Это был условный сигнал, и из-за угла замка показался строй. Сначала командир в доспехах, а в нескольких шагах позади него - ополченцы в одинаковых зелёных накидках без рукавов, подпоясанных серыми поясами.
  Эту простую конструкцию, не требующую от портных ни времени, ни сил, господин Никто впервые увидел очень далеко отсюда, в фильме 'Рэмбо. Первая кровь'. Широкий жест десятку швей - и те поняли, что и как делать. Ткани, впритирку, нашлось в кладовой. Не вся она, правда, была зелёной, но господин Никто подошёл, погладил ладонями, и цвет поменялся. 'Нужная мелочь, особенно сейчас', повторял он про себя, как заклинание. Швеи успели. Вынесли мужчинам красиво сложенные комплекты перед самым началом.
  И вот по проходу идут : командир в доспехах, за ним колонна его подчинённых, пять рядов, по четыре человека в каждом, затем опять командир и пять рядов ополченцев, и это происходило десять раз.
  Народ по сторонам ахает, удивляется ровному и чёткому построению. Десять прямоугольников : один человек в высоту, четыре человека в ширину и пять - в длину. В простых зелёных накидках, что их объединяют и превращают в отряды, они шагают по истоптанной траве.
  Первый взвод вошёл на плац и направился к его дальнему краю. Там, по команде, остановился и развернулся. Разнобоя и ошибок, в общем, нет. Знатоку шагистики было бы к чему придраться, но его сейчас тут нет - и не надо! Судя по выражению лица самого господина Никто, он доволен и этим отрядом, и всеми остальными. Не обошлось ли здесь без простенького, устроенного мимоходом, заклинания с его стороны? Кто знает?
  И вот ополчение развёрнуто лицом к господину Никто, стоящему напротив, на телеге. Он смотрел им в глаза. Их пока две сотни. Но это его люди. Большинство вооружены луками. Увидим, насколько они страшны в их руках. Мечей нашлось на один взвод. Выдержав слойку тишины, он заговорил :
  - Когда одни люди погибают, другие остаются в живых. Это вы, лаэнтерцы, охотники из провинции Тиасур! Бывают и звери в несколько раз быстрее человека, но вы же их не боитесь, а разговариваете с ними на языке стрел! И вот напали на нашу землю страшные разумные звери. - немного рассказав об их приготовлениях к удару, он добавил. - Подготовка велась и с другой стороны. Дроу воспитали горстку своих ручных людей, которые считают их за высших существ. Похвала тёмных хозяев для них - смысл жизни. В отличие от существования своих же собратьев - людей.
  Переждав возмущённый гул народа, брюнет продолжил.
  - Часть таких извращенцев обладают магическими способностями. Некоторое время назад они подкараулили лаэнтерского короля Даанэля в лесу, на охоте, и истребили всю его охрану, а его самого, поскольку он оказался им не по зубам, зашвырнули в другой мир. Далёкий, холодный и негостеприимный, к тому же почти полностью лишённый магии.
  Пауза. Люди, дружно ахнув, переглядывались и шептались. В разных местах несколько женщин наивно спросили :
   - Так что, это всё-таки не он?
  - Да он же, только о себе как о другом человеке говорит. Ты дальше слушай!
  Или, как вариант :
  - Откуда бы и от кого ему знать, в какой мир он попал, если это не он сам?
  - Даанэлю повезло, что его выкинуло в городе, а не в безлюдных дебрях. Впрочем, жители того города были заняты собой, и не было им дела до одинокого, странно одетого чужака. Ещё там свирепствовал жуткий холод, коего даже вы, северяне, не можете себе представить. Там была зима. Там были сумерки. В своей лёгкой, летней одежде Даанэль вполне реально мог не дожить до утра. Но всё-таки и там нашлась одна душа, проникшаяся его бедой.
  Опять пауза. Люди в строю и в толпе осознают услышанное - с ужасом и надеждой. Некоторым, особо впечатлительным, кажется, что наравне с фигурой на телеге они видят фигуру в клубящемся холодном тумане. Вокруг неё вместо белого дня - синий сумрак, подчёркнутый далёкими жёлтыми квадратиками огней. Эту фигуру в плаще трясёт от стужи. Трясутся и они. А сам господин Никто молчит и вспоминает. Впервые он публично говорит о своей спасительнице. Нужно выбирать слова.
  - То была девушка. - задумчиво сообщает он. - Ей через месяц должно было исполниться восемнадцать лет. Она возвращалась домой из библиотеки, а по пути заходила в лавку за продуктами. В одной её руке была сумка с книгами, в другой руке сумка с едой. Она переходила большую улицу в нескольких шагах от короля. На них чуть не наехала чёрная закрытая повозка, передвигавшаяся без лошадей. Изнутри вылез её владелец и начал кричать что-то грубое. Даанэль ему достойно ответил, и тот развернулся и укатил. Даанэль помог девушке, понёс её сумки. Люди того мира, особенно городские, живут в серых многоэтажных домах-ящиках, изрядная часть которых имеет унылый вид. Зато этажей в них и вправду много : восемь, либо десять, либо шестнадцать.
  Сколько переглядываний, сколько удивлённых вздохов!
  - На каждом этаже по несколько отдельных квартир - это вроде номеров на постоялом дворе, только не одно, а по несколько помещений в каждом, к тому же с удобствами. И проживают там не временно, а всю жизнь или много лет. Девушка жила на девятом этаже, в маленькой квартире. Поднялись они туда не по лестнице, хотя таковая там и была, а в некоем снующем вверх-вниз между этажами подъёмнике в форме большого шкафа. На их языке он называется 'лифт'. Дверцы этого лифта сдвигались и раздвигались сами, но это была не магия. Одна механика, развитая до высшей степени. Когда король и его спасительница вышли на площадке девятого этажа, и она, с вполне понятными в её ситуации сомнениями, достала ключи, отперла дверь и впустила незнакомца в своё скромное жилище, там было темно. Но девушка ткнула рукой в определённое место на стене возле двери, и мгновенно зажёгся яркий свет. Но и это была не магия. В этом свете они начали раздеваться, и каждому мода другого показалась очень странной.
  И опять многим показалось, что, наравне с фигурой, стоящей на повозке, они видят ту же фигуру, с теми же чертами лица, в плаще, камзоле, высоких сапогах и с луком через плечо, в маленьком помещеньице, которое вдруг, в один миг осветилось прозрачно-жёлтым светом. А напротив него стоит маленькое большеглазое существо, которое снимает с себя большую пушистую шапку, снимает одеяние из меха зверей, и открываются длинные светлые волосы и милая девичья фигурка. На ней и вправду какие-то странные одеяния. И самым странным из оных, буквально бросившимся в глаза, были... синие штаны из толстой ткани! Штаны - на девушке!!
  Но картинка померкла. А господин Никто продолжал :
  - Она в первый вечер не понимала ни слова из того, что сказал он. Впрочем, как и наоборот. Эти двое объяснялись жестами и действиями. - на миг опять возникла картинка : светловолосая девушка, сплетя руки на груди, стоит у стола, по другую сторону коего сидит он, такой знакомый. Говорит в основном девушка. Слова незнакомые. Голос то требовательный, то жалобно-вопрошающий. Выражение лица меняется соответственно. Картинка возникла и пропала. - Даанэль упустил из виду, что этот мир почти без магии. Когда милая девушка заснула, король, тоже немного поспав, среди ночи пробудился и возложил ладонь ей на лоб. Чтобы узнать их язык. Что я могу сказать? Он достиг результата, но магическая сила покинула его. Раэл Танн опустел. Всего одно заклинание - и он выжат досуха.
  Всеобщий стон пронёсся над пространством. Что строй, что толпа - не отличить их было в силе и выразительности того стона.
  - Вот это да!! - прошептал Гирган на башне, глядя на происходящее сверху вниз. Видов он не видел, но слова речи ему были слышны чётко, хотя и явно издалека. Пробормотал - и вздрючился. Вгляделся в окружающее пространство, где не было ничего запретного. Тут же, на башне, рядом, ещё три лучника, изготовившись, сидят и молчат. Гирган даже устыдился своего шёпота.
  - Как и чем Даанэль наполнял эту пустоту, говорить не буду. - пронеслось над плацем. - Скажу одно : он чувствовал себя спелёнатым взрослым среди спелёнатых младенцев. Радовался каждой капле, каждой крупице вновь обретённой Силы. Его спасительница, девушка по имени Мария, нашла с Даанэлем общий язык и, проникшись его бедой, помогала ему во всём. С ней он познавал мир под названием Земля, страну Россию, город И. и быт и нравы его жителей.
  Пауза. Миг - двое на базаре. Вокруг ходит множество мешковато одетых людей, и изо ртов у них вылетает белый пар. Миг - двое в огромном помещении с множеством ящиков и книжных полок, а на потолках горят странным ровным светом светильники. Миг - он и она на тёмной улице, в окружении каких-то уродов. Миг - среди дня идут вместе, среди жутковато-белой дикой природы, по снегу. Картинки исчезли и больше не возникали.
  - Больше сорока и меньше пятидесяти дней Даанэль и Мария прожили в одних стенах. За это время многое случилось, и хорошего, и не очень, бывали и ссоры, и даже опасные обстоятельства. Но её доброта и искреннее желание помочь, вместе с его настойчивостью в поисках, сделали те дни незабываемыми и даже лучшими в жизни обоих.
  Хочется рассказать, как Маша под конец спасла его во второй раз. Но рано. (Не говорить же об их взаимных колебаниях, возвращаться ли в Лаэнтер или остаться в России?) Да, рановато. Пока хватает и того, что есть. Обитатели Ралдизы смотрят с выражением : 'Счастье-то какое! Сбылась наша надежда. Ты здесь - и мы уже спасены. Мы знаем, кто ты, но пока сделаем вид, что ты говоришь не о себе! Всё равно, за тебя - в огонь и в воду.' Вантаару, стоящему рядом, это видно ещё лучше.
  Речь надо заканчивать. Всё хорошо в меру. Лучше, после каждого нового удачного для нас боя, одаривать сподвижников одной-двумя новыми подробностями. А о плохом не думать, как не думали об этом её соотечественники даже в первый год той войны.
  - Даанэль нашёл место Силы. Оно было в пределах нескольких часов быстрой езды от города. Наконец наполнился Раэл Танн. В эту поездку Даанэль взял Марию с собой. - господин Никто улыбнулся. - Она уговорила короля Лаэнтера взять её с собой, чтобы увидеть его переход в свой мир. Но Маша и без того имела на это все права. - только глухой не заметил бы это мягкое, ласковое 'Маша'. - Хорош бы Даанэль был, уйдя от неё тайком! И вот, в свой последний день, проведённый вместе, они тепло оделись и через несколько часов приехали ТУДА. Немного прошли по снегу до места, наиболее подходящего для Врат. Милая девушка смотрела, как её гость, с заклинаниями на родном языке, творит Огненные врата. А перед тем, как расстаться, уйдя через них, он ей обещал вернуться. Он обещал новую встречу. Несколько шагов, несколько мгновений - и вместо зимы лето, вместо России родной Лаэнтер, за спиной и в руке сумки с некоторыми вещами из того мира, а впереди война. Наша война, в которой мы выстоим и победим!
  - Иттэа!! - рявкнуло отовсюду. Почти неожиданно, громко и искренне. Люди аж смутились, удивлённо переглядываясь меж собой.
  - Меченосцы, пять шагов вперёд. - деловито прозвучало с повозки.
  Взвод, вооружённый мечами, под командованием Алдуга, вышел из общего строя. Алдуг скомандовал :
  - Рассчитаться на первых-вторых!
  Под благосклонным взором господина Никто мужчины бойко рассчитались. Затем, по знаку Алдуга, вторые вышли на три шага и, развернувшись, встали напротив первых. Бывший егерь, стоя вполоборота к своему повелителю, провозгласил :
  - Показательный бой на мечах. Убивать друг друга до смерти и даже ранить до крови не надо, просто покажите, на что вы способны.
  Только договорил, а клинки, с шелестом вырванные из ножен, засверкали в воздухе. Ещё миг - и со звоном столкнулись мечи.
  Даанэль присматривался к противоборству благожелательно-спокойно. Во всяком случае у него было такое лицо. А что за мысли мелькали - кому какое дело? Зато зрителям хорошо. Дав им полюбоваться, король вмешался :
  - Благодарю вас, меченосцы. Можете быть свободны. Уходите в замок. Лучникам - остаться!
  Алдуг и все его воины отсалютовали мечами. Их взвод соединился и чётко развернувшись, прошёл к замку. Немного проводив их взглядом, король повелел лучникам показать своё умение в строю.
  'Что вы можете, все вместе? - думалось ему с печалью. - Вас слишком мало, а времени ушло слишком много! Чувствую я всем своим организмом, что должно было быть достигнуто большее! Особенно при попадании в более населённые места! Ну да, вы, неполные две сотни, все дружно разворачиваетесь к мишеням. Шеренга лихо снимает луки, так быстро, что нравится даже мне. Свистят стрелы, втыкаясь в доски. Мишени прямо на глазах превращаются в ежей. Народ доволен, особенно за моей спиной. Потом спрошу об этом у Вантаара. И выслушаю его с благосклонным выражением лица. Кому какое дело, что, как на Земле я страдал от нехватки Силы, так дома я страдаю от нехватки людей?! И ведь в ближайшие два дня не рванёшь отсюда куда-нибудь!'
  Внешне господин Никто ничем не выдал таких мыслей. Он уверенно, с отсветом радости, изрёк :
  - Благодарю вас, лучники. Можете быть свободны. Разворачивайтесь и уходите в замок. Но завтра - подъём на учения. Ещё раз благодарю за хороший смотр.
  И спрыгнул с телеги, к Вантаару. Брюнет и блондин вместе стояли среди всех, провожая взглядами уходящих строем ополченцев. Следом многие разошлись по делам, но, кто мог остаться, глазели на этих двоих. Лонмар и Сайна были поблизости. Осмелились и подошли. Мальчик, глядя во все глаза, прошептал :
  - Так вот значит, кто ты такой, дядя Никто.
  - Мы чувствовали, как ты вспоминал. - тоже шёпотом сообщила девочка. И тоже глазищами зыркала, всё никак насмотреться не могла. - Мы даже видели. Там и вправду тааак холодно! Это, значит, ты рассказывал про себя.
  - Стало быть, ты король Даанэль. Но мы молчим.
  - До первой победы. - улыбнувшись, сказал им Даанэль. Потрепав ребят по головам, пошёл дальше.
  После парада продолжилось строительство. Множество новых рабочих рук достраивало и улучшало линию преграды. Вдали со стоном и треском валились сосны. Обозники на телегах возили из леса вновь срубленные стволы. Их укладывали продольно, поверх уже готовых препятствий.
  Ещё немало селян обоего пола выкапывали ров, по возможности широкий и глубокий, с внешней стороны периметра. А ещё ров будет сухой - грунтовые воды далеки. Вырытую землю кидали в ограждение : пусть нарастает! Подростки её утаптывали. Возникала эдакая смесь вала с забором. Сам ров - на возможно малом расстоянии от ограды, лишь бы она туда не рухнула.
  Хоть что-то. Лучше, чем ничего.
  Из башенных ворот несколько возов отправилось на луг, за травой для множества коней.
  Во дворе, у пруда, упражнялись в фехтовании на мечах. Загнанный в воду считался побеждённым. И то верно : не приземляться же ему на конские кучи? Даже по самым простым меркам это было бы весьма неэстетично. Не говоря уже о том, что стирать придётся.
  Сами кони тут же, рядом. Кусты и нижние ветви деревьев уже слегка обглоданы.
  Даанэль в сопровождении Вантаара ушёл на замковую башню. Стрелки покинули площадку. Внизу, на плацу, маленькие люди через силу укладывали маленькое отсюда бревно. (Он распорядился, не пояснив, зачем).
  Глядя на округу с высоты, король произвёл с помощью Раэл Танна новое вмешательство в далёкую отсюда войну. Сначала он рассчитал территорию, покрываемую Раэл Танном. Северо-восток его страны, аж до Гертайского хребта, уверенно попал под это покровительство. Заодно великий артефакт выявил на этой территории несколько 'огоньков' враждебности. Затушив оные, вместе с их носителями, король обратил внимание на край зоны. Там, на юго-западе, судя по ощущениям, массы дроу почти беспрепятственно продвигались сразу в нескольких местах. Даанэль локализовал одно такое скопление, а затем, в виде эксперимента, поиграл с ними окружающей средой : землёй и воздухом. Земля тряслась, прыгала и разверзалась, воздух сгустился до твёрдого состояния и давил. А потом, когда некого стало давить или прикапывать по грудь, земля успокоилась, воздушная твердь рассосалась.
  Позднее дознаватели дроу увидели ту равнину, резко отличающуюся от прочих мест, как гигантскую песочницу, в которой порылась стая собак-великанов. Они небрежно, кое-где не полностью, прикопали свои экскременты и убежали.
  Тёмная владычица, вынужденная послать дознавателей в несколько мест, догадывалась, кто виноват и где его искать. И предпринимала меры.
  Но это потом. Сейчас Даанэль провёл практический опыт. И результаты ему так понравились, что король повторил его трижды.
  Много дел у короля Лаэнтера. И лишь глубокой ночью он подумал о сестрёнке Элии, о её судьбе и действиях в этот момент. Не видя иных способов, брат попытался связаться с сестрой через ДаанЭлию. Его дремлющий дух пролетал сквозь пространства. Это, казалось, никогда не кончится. Но вот наконец каким-то чудом Даанэль влетел на знакомый луг. Огляделся. Было тихо и безветренно. С одной стороны клин облаков замер возле солнца. Не увидев никого вокруг, Даанэль пробежался вдоль реки, от моста до мельницы и обратно. Он не просто бежал, а кричал во всё горло : 'Элия!' 'Нэль!', но никого не встретил и не услышал. Король даже проснулся с досады.
  - Ну что ж, есть и будущие ночи, а пока... - Даанэль, не договорив, закрыл глаза и погрузился в сладкие грёзы. Он снова на Земле, в России, в городе И. В гостях у Маши.
  Он стучится в знакомые двери. Внутри квартиры знакомый топот. Дверь медленно открывается. Они протягивают руки навстречу друг другу. Даанэль, жадно впитывая счастливый свет её глаз, рассказывает о своей борьбе и слушает о том, что было с ней.
  
  
  Р.
  Настал ещё один день. Даанэль продолжил учения своего импровизированного воинства. Перед рассветом, вдвоём с Вантааром устроил тихую тревогу. Зашёл в помещение, выделенное под казарму для одной роты. Единственный огонёк колебался на полу возле двери. Король хлопнул в ладоши. Фигуры на подстилках, спавшие одетыми, зашевелились. Одни проснулись сразу, других пришлось будить. Хватали луки и колчаны. Зал был достаточно велик, располагался на третьем этаже, в углу. Пять немалых окон украшали его стены. Всё бы ничего, но нижние края тех окон располагались на уровне носа взрослого человека. Так что отходи и любуйся тёмными небесами. Если не хочешь чего-то другого.
  Даанэль хотел другого. С пола запрыгнул на подоконник. Обведя ладонью контуры рамы, нашёл и дистанционно открыл шпингалеты. Лучники восторженно любовались, как вместе с Вантааром он раскрывает окно. В полутёмном зале посвежело. Царственный гость между тем сунул руку за пазуху и вынул оттуда моток верёвки. Один её конец завязал узлом и вскинул к потолку. Верёвка, взлетев как бы сама, наделась узлом на крюк для люстры. Подёргав и удовлетворившись результатом проверки, Даанэль бросил моток на пол. В зале прозвучал тихий шёпот :
  - Кто-нибудь, привяжите второй конец этой верёвки к стреле и дайте мне вместе с луком.
  Ополченцы только что просто смотрели, но, спустя два мига как минимум трое ближайших присели к верёвке. Ещё один извлёк стрелу из колчана и встал рядом наготове. А кто-то уже протягивает лук господину Никто. Приняв сначала то, а вскоре и другое, он примеривается, прицеливается и стреляет вниз. В бревно, положенное вчера на плацу по его приказу. Попал. И длины верёвки хватило.
  Поздравив себя с точным расчётом, Даанэль вернул лук, взялся за верёвку и, стоя вполоборота к аудитории, сказал :
  - Иногда всем нам бывают нужны очень прямые пути, прямее некуда! Все за мной.
  После чего тёмная фигура в более светлом проёме окна прыгнула и исчезла. Почти все ахнули, кроме нескольких, стоявших возле окна. Вантаар не стал терять время, а, положившись на Судьбу, вскочил на подоконник, уцепившись за раму. Балансируя в проёме, он вцепился в верёвку, углядел впереди внизу своего короля, что летит сквозь пустоту, держа обеими руками верёвку. Всего миг он наслаждался этой, доселе невиданной, и даже немыслимой картиной, а потом оттолкнулся от подоконника и полетел сам. Руки аж дёрнуло под тяжестью прочего тела. Ладоням стало горячо, а вскоре и мокро. Парень даже знал, отчего. Он даже застрял, но сверху ему сдавленно кричали ' 'Эй, пошевеливайся!'
  Повернув голову к замковой стене, Вантаар также полушёпотом отозвался : 'Ладони берегите, ладони!'. Далее, не заботясь о том, поняли его там или нет, он морщился от боли и перебирал ладонями. Верёвка колебалась. Вскоре её затрясло под чьим-то чужим весом.
  Наконец спустившись к господину Никто, Вантаар увидел, как тот благодарит за службу нескольких прибежавших на плац сторожей. Те отошли, и хозяин тут же потребовал у телохранителя :
  - Руки покажи!
  Парень стыдливо показал ладони. А по верёвке фигуры сползали медленно. Видать, услышали предупреждение.
  Король присмотрелся, погладил обе ободранные ладони - и по краям повреждённой кожи, навстречу друг другу заплясали маленькие голубые искорки! Они медленно ползли вперёд, и кожа после них делалась целой. Пока Вантаар, под ироническим взглядом Даанэля, наслаждался дивным зрелищем, рядом, один за другим, спускались и вставали в строй лучники. И для него, а не для всех, был тихий шёпот :
  - Благодарить не надо. Когда приедет маг, поработаешь носильщиком для него, а потом будет тебе лекция о поведении Теней.
  Вот так они и вышли прямо на, говоря по земному, полигон. Начинался рассвет. Наложив руки на некоторые из мишеней, Даанэль произнёс заклинание.
  - Теперь некоторые из стрел, в произвольном порядке будут отскакивать от мишеней. Долетать хвостами вперёд до некоторых из вас. Такой слабенький намёк на встречный бой. Так что не зевать - завтра сделаю ещё хуже!
  Грозное предупреждение, при всей его серьёзности, вызвало общий смех. Люди рвались в бой. Они смеялись даже чуть погодя, когда часть стрел, отскочив от целей, с каким-то грубым звуком летели обратно. Самые ловкие от них уворачивались. Кому-то дали по шее : 'Эй, ты за других не прячься!', кто-то получил тупым концом стрелы по телу, до синяка или кровавой раны, но шутил : 'Никак, насекомое кусает, только не заметил, какое!', потому что рядом стоял ОН и смотрел на них.
  Он не просто глядел. Через свечу после восхода солнца лучнику Дибалю не повезло. Отскочившая стрела тупым концом со всей дури воткнулась ему в шею. Дибаль, выронив лук, захрипел и упал на спину. Все тут же остановились, резко оборачиваясь к пострадавшему.
  Даанэль сорвался с места и вот уже был там. (Вантаар повторил манёвр). Присел над Дибалем, оглядел рану. Вдруг поднял голову, грозно зыркнул на обступивших их лучников :
  - Почему прекратили бой?! Стреляйте дальше!!
  Следующие несколько мигов они самым позорным образом недоуменно переглядывались. Кто-то рот раскрыл, чтобы вякнуть явную глупость, вроде 'Так это же учения!', но взводный (это был Браннон) подал голос :
  - Понял, господин! Все стреляем!! - и первым выхватил стрелу
  Люди его взвода, а затем и другие ополченцы отворачивались от места нешуточного происшествия и возобновляли 'бой'. Их настроение заметно помрачнело. Даанэль, скрежеща зубами, наложил руки на шею ополченца, ладонями с обеих сторон от стрелы. Закрыл глаза. Сосредоточился. Вначале воздействие было незаметным. Слойку спустя Вантаар, отвлёкшись от обозрения обстановки, увидел, что стрела, кстати, чистая, без крови, поднимается из шеи. Хорошо, что хвостом попала, и не в большую жилу! Кстати, и хрип прекратился. Ещё раз поглядев туда, Вантаар увидел, как на шее Дибаля гаснут последние голубые искры. И никакого шрама!
  Селянин глядел на своего повелителя изумлённо и счастливо. Он уже было раскрыл рот что-то сказать. Даанэль поспешно перебил :
  - Благодарить не надо! Встал, продолжил стрелять - вот твоя лучшая благодарность!
  Дибаль так и сделал. Собратья-лучники поглядывали то на него, то друг на друга. Не надо быть провидцем, чтобы знать : к полудню о происшествии будет разговаривать весь замок. (Кстати, кое-кто из народа уже кучковался у плаца).
  Больше отскакивающие стрелы никого не увечили. Обычная норма.
  Вскоре пришло время завтрака. Строй ушёл в замок традиционным путём. Даанэль же оглянулся на окно казармы, куда поднималась верёвка. Несколько мигов сосредоточенного молчания - и почти все зрители ахнули : тонкая светлая верёвка, сматываясь кольцами, вылетела из окна. Она продолжала сворачиваться и в падении. Белый моток упал на вытоптанную траву, рядом с бревном. Узел на стреле тоже как бы сам собой развязался. Вантаар нагнулся, цапнул моток с земли и подал королю. Даанэль кивнул, затем повёл рукой, и там, наверху, окно закрылось.
  Господин Никто покинул плац невозмутимо, уделяя восторженным воплям не больше внимания, чем ветру. В сопровождении озирающегося Вантаара он шёл завтракать.
  Завтрак происходил в одном из укромных помещений второго этажа, в обществе того же Вантаара и его родителей. При встрече король предупредил Вансавита и Тарнью от любых знаков почтения. Пища у всех четверых была одинаковая. Лишь король запивал её вином.
  Насытившись, он благосклонно кивнул Тарнье и сказал :
  - Одежду для сына ты сшила знатную. Доверяю тебе новое, более важное задание. Сшей теперь знамя. В нём два цвета : чёрный и серебряный. Неважно, каков будет серебряный элемент, в виде узора или в виде полосы. Расположение оной тоже не суть важно, сверху, снизу, в центре или сбоку, важно, чтобы его замечали и вдали. Размер флага, скажем, с половину этой комнаты.
  - Сделаю. И чёрная ткань найдётся, и серебряные нити видела. На крышу его?
  - На шпиль главной башни.
  Тарнья деловито уточнила размеры шпиля. Даанэль объяснил. Подумав, пожилая женщина сказала :
  - Сделаю через сутки. Какой-никакой, а готовый флаг будет.
  - Бери себе в помощь кого хочешь, не стесняйся.
  - Это уж обязательно, государь. Есть кого в помощницы выбрать. - Тарнья с достоинством поклонилась.
  - Знай, что ровно через сутки я со сшитым тобой знаменем в руках выйду наружу и заставлю его взлететь на шпиль. - говоря это, король встал из-за стола.
  Эти трое тоже встали и отвесили глубокие поклоны.
  Все разошлись по делам.
  Днём дел хватало. Проверить и загерметизировать созданный в предыдущие дни большой резервуар. Проследить, как его наполняют водой. Наведать свою драгоценную сумку и её содержимое. Взойти на башню для рекогносцировки. Ещё немного расширить зону действия Раэл Танна. Сойдя вниз, распорядиться набить мешки - мишени - чтобы потом на длинных верёвках повесить в замковом дворе. Да мало ли что ещё?
  Ближе к вечеру пришёл ещё один обоз из Гестунны, и с ним приехал тамошний маг. Руданн оказался человеком уже пожилым, но крепким. Лысина блестела, в бороде виднелись первые седые волоски, прищуренные глаза смотрели сосредоточенно. Он с достоинством восседал в телеге. Проезжая мимо некоторых из своих знакомых, он перекидывался с ними парой слов. Из этих реплик было понятно, что кроме гестуннцев, в обоз влились добровольцы из других деревень.
  Внуки Сайяра заблаговременно провидели приближение второго обоза. Задав ребятам несколько уточняющих вопросов (где они сейчас, сколько сотен человек, сколько лошадей и повозок), король вместе с ними покинул комнату, в которой находился. С детьми и Вантааром спустившись по винтовой лестнице, Даанэль вышел на замковый двор. Проходя мимо пруда, погладил одну обгрызенную ветку - и она не только покрылась листьями. На ней возникли несколько персиков. (Дерево было совсем другой породы).
  - Угощайтесь. - Даанэль погладил мальчика и девочку по головам. Поглядев, как они, со счастливыми глазёнками, лакомятся, король и его спутник покинули стены замка.
  Нужную ему повозку господин Никто встретил перед воротами. Оба мага ещё на расстоянии признали друг в друге собратьев. Кроме того, Руданн проявил заметную выдержку, признав владыку своей страны и не воздав ему иных почестей, кроме обычного, неглубокого поклона.
  - Я давно и с нетерпением вас ждал. Пройдёмте со мной в библиотеку и поговорим.
  - Вы оказываете мне великую честь. - гестуннский маг нащупывал рядом свою ношу.
  - Ваши вещи понесёт моя Тень, не утруждайтесь.
  Вантаар слегка поклонившись, вышел вперёд и взял из телеги объёмистую, серую с зелёными узорами, котомку. Её покрой был изящен и удобен для долгого ношения. Пропустив короля и мага вперёд, Вантаар пристроился сбоку-сзади.
  - Значит, и ваш обоз привёз припасы? - спросил король чисто 'для затравки'.
  - Естественно. Кому охота голодать вдали от дома? Еда - это уверенность.
  - Ваша правда. Видовой кристалл у вас есть ли? - минуя ворота, спросил Даанэль.
  Ну, ну, ну! Только не говори, что...
  - Я даже взял его с собой. Правда, он маленький, слабенький, уж извините меня, если можете, ваше...
  - Спасибо, что он вообще есть! - Даанэль, обернувшись к Руданну, улыбался. - Сам я недавно был лишён большого и радовался малому, так что я вас понимаю.
  На дороге через двор кучка селян, держа в объятьях туго набитые мешки с длинным верёвками, задумчиво озирались вокруг. Увидев приближающегося Даанэля со спутниками, поклонились. Новый маг заинтересовался :
  - Осмелюсь спросить, это не мишени ли?
  - Они самые.
  Руданн спросил :
  - Можно, я прямо сейчас немного над ними поколдую и повешу на стену?
  - Можно. Я с удовольствием понаблюдаю за вами и вашей работой.
  Поклонившись, Руданн приблизился к людям с мешками (многие знали его в лицо) и, закрыв глаза, по очереди щупал матерчатые предметы. Ладони мага каждый раз поднимались до хохолка и путешествовали по верёвке, а губы беззвучно шептали заклинания. Так обследовав один мешок, Руданн ставил его на дорожку и брался за другой. Его действия сопровождало внимательное и уважительное молчание.
  Наконец сельский маг открыл глаза, быстро улыбнулся в бороду и простёр руку в сторону одного из мешков. У того верёвка встала столбом, сам собой завязался узел, и мешок, поднявшись над деревьями, полетел вправо.
  Спустя неполную слойку верёвочная петля наделась на зубец стены, мешок покачался туда-сюда, попрыгал вверх-вниз и успокоился.
  - Во время стрельбы все они так будут танцевать, самым метким на радость. - изрёк Руданн и раскинул руки в направлении всех остальных мешков. И встали верёвки, и завязались петли, и оторвались от земли все мешки. Те, на которые маг указал правой рукой, улетели направо, а все прочие, соответственно, налево.
  Тишину нарушили несколько хлопков в ладоши.
  - Я доволен, господин Руданн! Продолжайте, как начали.
  И король пошёл вперёд. Маг и Вантаар последовали его примеру. За их спинами радостные мужики смотрели то на них, то на мишени, хлопали друг друга по плечам, один раз оттуда донеслось : 'Теперь живём!'
  На ступенях двое в зелёном приветственно вскинули мечи. Затем внутренние помещения, винтовая лестница, коридор - и библиотека. Вантаар с сумкой гостя зашёл первым, осмотрелся, за ним - прочие.
  Король и маг сели за стол, один напротив другого. Даанэль стал раскладывать какие-то листы. На них были изображены то треугольной формы крылья, с подвеской явно для человека, то труба на подставке, то плоские или цилиндрические предметы в разрезе, судя по штриховке, заполненные каким-то веществом. Были и рисунки : человек в незнакомой форме и без шлема, по пояс торчащий из земли, замахнулся бутылкой на нечто тёмное, большое и угловатое. Нечто, даже нарисованное, источало угрозу и мощь. На его пути валялись такие же фигурки в форме, только мёртвые. Рисунок цветной, краски яркие. Лист наискось перечёркивала черта, слева от которой тёмное нечто пылало весёлым ярким пламенем. На других рисунках также были изображены всякие дива, но Даанэль попросил гостя :
  - Укажите мне, пожалуйста, самые интересные детали в этой картинке.
  Руданн взял лист в руки. Сощурившись больше обычного, где-то слойку изучал изображение. Затем, положив лист на стол, уверенно указал :
  - Сей человек стоит в яме, глубиной почти по грудь, и в руке у него бутылка с некоей жидкостью. Оная жидкость явно имеет свойство воспламеняться и зажигать всё, куда бы она ни попала. - Руданн ткнул пальцем в угловатую штуковину.
  - Хотите знать её рецепт? - и Даанэль назвал несколько веществ и способ их соединения. - Главное, не нужно никакой магии. А значит, эти твари не почувствуют. Поджигаешь фитиль и бросаешь.
  - Я понял вашу мысль. Побить магию без магии - великолепно! Остроумно и просто.
  - Смертельно просто. - улыбнулся Даанэль. - Поджигать можно вот такими деревянными палочками.
  На столешницу легла маленькая коробочка с картинкой на верхней грани и с боками, покрытыми каким-то тёмным веществом. Даанэль надавил на торец, и выдвинулась внутренняя часть коробочки, где были уложены тонкие палочки. У каждой на один конец было нанесено что-то коричневое, твёрдое. Даанэль вынул одну палочку, чиркнул коричневой головкой по тёмному боковому покрытию, головка зашипела - и спустя миг расцвела маленьким оранжевым огоньком.
  - Не каждый наш соотечественник может подуть, и оттого возникнет огонь. - сообщил король. - И не каждый обычный человек может быстро управиться с огнивом. Если вы, Руданн, сможете определить оба этих вещества, простой и быстрый огонь окажется буквально у нас в кармане.
  - Постараюсь, го... сподин Никто.
  - А теперь поглядите сюда. - король положил на стол брусочек серо-жёлтого вещества с цилиндрической выемкой в торце. Затем в его пальцах блеснул цилиндрик соответствующего размера. Миг, и цилиндрик вставлен в гнездо. - Без него будет только гореть без всякой пользы. А с ним красиво взорвётся где-нибудь среди тёмной нечисти. Или в некоем месте, важном для неё.
  - Взорвётся. - медленно, будто смакуя, повторил маг. Не то чтобы это слово было неизвестно в этом мире, но и к широко известным оно тоже не принадлежало. 'Взорвётся' - специфический термин для немногих специфических веществ. Ведь этот мир - мир магии и холодного оружия.
  Даанэль между тем вынул цилиндрик из гнезда и протянул оба предмета Руданну.
  - Сумеете ли вы воссоздать такие вещества?
  Взяв их в руки, маг закрыл глаза. От его ладоней пошло слабое свечение. Он познавал сущность материалов, попавших в его руки.
  - Что я могу сказать? - наконец изрёк Руданн. - Сумею, но это займёт очень много времени и сил. По моему скромному мнению, лучше было бы начать с поджигающих палочек.
  - Там, где я побывал, они называются спичками. Спички.
  - Спички. - маг попробовал на язык новое слово. - Непонятно, но зато коротко. - и, вопросительно глянув на Даанэля, взял в руки коробочку. Достал палочку, зажал головку между пальцев, в другой ладони стиснул сам коробок. Опять внутренние стороны ладоней засветились. - Да, это будет попроще. С вашего позволения, ими и займусь.
  - Да будет так. Но и про взрывчатку не забывайте. Она ждёт вас. - при этих словах в глазах Даанэля мелькнуло что-то грустное.
  - Всё моё время в вашем распоряжении.
  - А теперь, наконец, испытаем видовой кристалл.
  Руданн кивнул, нагнулся, пошарил в сумке и достал вышеупомянутый предмет. Он действительно был маловат размером. Умещался в центральном углублении ладони. Всё, что Даанэль помнил до сего дня, было куда больше.
  - Лучше всего он связывался с этим замком. И с видовыми кристаллами моих коллег-магов в деревнях этой округи. До нынешних дней мне этого хватало.
  - До каких городов достаёт?
  - Лишь до Интада. - покраснев, сказал маг. - И то с трудом. Лучшее качество приёма и передачи, конечно, я обеспечиваю... за счёт приложения некоторого количества собственной магии.
  Даанэль сделал бровью.
  - Интересно. Давайте-ка сделаем это вместе! Попытаемся связаться со всеми, кто знает вас в лицо, и кто не...
  Раздался стук в дверь. Вошёл Вантаар.
  - Сейчас и дети, и взрослые прибежали. Из леса, говорят, выехал разъезд егерей.
  
  
  С.
  
  В самых сумерках на луг выехали полсотни всадников, остановились недалеко от заграждения, задумчиво переглядываясь меж собой.
  - Что здесь такое творится? - осведомился офицер. - Ров, штабеля, прочие завалы!
  - Здесь собрались какие-то люди и явно укрепляют замок. - задумчиво откликнулся один десятник.
  - Это и так ясно. Неясно другое : кто распоряжается всем этим? Не барон же Ралдиз?
  В общей массе верховых раздались несколько смешков.
  - Вот ты и выясни. Со своим десятком.
  Восприняв эти слава как руководство к действию, десятник махнул своим подчинённым. Отряд поехал в сторону препятствий.
  А внутри оных лучники тихонько заняли позиции. Вышло так, что Твор был там и в людях за рвом увидел знакомых по прежней службе. Окликнул их по именам, те отозвались. Пошёл разговор, к которому с интересом прислушивались.
  - Пришли, значит, а здесь пусто-пусто! Ну вообще никого!
  - И ни малейшего следа или намёка?
  - Ни-ни!
  - Кто сейчас вами командует?
  - Лейтенант Нифрэ! А вами командует, значит, некий господин Никто?
  Пауза.
  - Великий человек он, поверь. У него есть и другое имя, которое весь Лаэнтер знает.
  - Скольких он один?!. Повтори!
  - Ты меня знаешь - я не стал бы сражаться за недостойного. Так и передай!
  Посовещавшись, егеря отъехали.
  Через несколько слоек весь разъезд переместился к полосе препятствий. Командир егерей почему-то был слегка раздражён происходящим.
  Лейтенант Нифрэ приказал оставить коней с внешней стороны рва и при них - нескольких своих подчинённых. Так же, на всякий случай, никто из них не находился рядом с другим. Прочий отряд, спешившись, прошёл сквозь единственный проход.
  Внутри периметра селяне зазвали голодных егерей к себе на телеги, угощали и беседовали. Каждый десяток, под ответственность командиров, расположился компактной кучкой : все друг у друга на виду. И у каждого оружие под рукой.
  Лейтенанту же было объявлено, что его ждёт сам господин Никто. Офицер пошёл следом за провожатым, чернокудрым простолюдином в зелёной накидке-безрукавке, подпоясанной серым поясом. Ворота прошли молча. На сумеречном замковом дворе, по обе стороны дорожки, такие же простолюдины в зелёных накидках стреляли из луков по мешкам, за длинные верёвки подвешенным на стенах. Мешки ещё слабо походили на ежей : они в сгущающейся мгле качались из стороны в сторону и иногда внезапно прыгали вверх-вниз. Тем больше заслуживали уважения стрелки, что всё-таки попали.
  А на крыльце, у дверей, снаружи двое караульных. Те же, в накидках, только не с луками, а с мечами наголо. Отсалютовали и вновь опустили, остриями к земле.
  А внутри - восемь, по четверо в ряд с каждой стороны. Лицами к входящим. Взгляды внимательные. Клинки плашмя на плечо положены. Эти приветствовать не стали.
  Лейтенант Нифрэ внезапно успокоился. Осталось лишь слегка удивиться самому себе. Вымотался, наверно.
  Вошли в зал с портретами и винтовой лестницей.
  - Вот сюда, вверх по лестнице. Наш... - маленькая пауза. - господин ждёт вас.
  Господин, темноволосый и немного надменный, ждал на площадке второго этажа. Сзади и сбоку стоял телохранитель. (провожатый лейтенанта остался позади него).
  - Я - Никто. Представьтесь. - голос уверенный. Нет, не так. Голос, которому нельзя не ответить.
  - Иссиал Нифрэ, лейтенант королевских егерей.
  - Дворянин?
  - Естественно.
  - Слышал я, во время своего объезда вы не встретили в дебрях никого, кроме дичи. Ни одна деревня, в которой побывал летучий отряд дроу, либо жители которой пошли за мной в этот замок, не находилась на вашем пути.
  - Это был обычный объезд, господин Никто. Об этих событиях я слышу впервые. - лейтенант, подумав, добавил. - В любом случае, посещение замка Ралдиза было предусмотрено маршрутом. Мы здесь по плану.
  - Рад это слышать, лейтенант. - господин Никто спустился на одну ступеньку. - И отныне вы первое по-настоящему воинское подразделение в замковом гарнизоне. - сказав это, господин Никто резко обернулся, заглянув прямо в глаза Иссиалу Нифрэ с выражением : 'вот только попробуй возрази!'
  А ведь похож, подумал Нифрэ. И по возрасту, и по внешности. Высокий брюнет, возрастом немного не до тридцати, черты лица такие же, как на новом золотом.
  Между тем этот, похожий, сказал, созерцая то, что у лейтенанта на боку :
  - Хороший у вас меч. Ваш родовой?
  - Да, господин Никто, он и вправду хорош и достался мне от предков.
  - И у меня есть меч предков. Он тоже красивый. Не угодно ли полюбоваться?
  Этот человек медленно занёс руку за плечо, и послышался нежный, шелестящий звон. С этим звуком господин Никто извлёк из-за спины воистину красивый клинок. Длинный и широкий, с четырёхгранным лезвием. Грани - истинные зеркала! Лейтенант видел в них отражения всей своей фигурки. Рукоять тоже прекрасная, украшенная рубинами. Рубины большие. Меч, как будто для королей предназначенный. Хотя, почему как будто? Он и выглядит по-королевски!
  Как и его обладатель.
  Лейтенант снял шляпу и отвесил глубокий поклон. Брюнет же, сверкнув клинком (Нифрэ аж вздрогнул), сунул его обратно за спину, после чего сказал :
  - Не кланяйтесь, я пока ещё ничего особенного не сделал. Вы уж пожалуйста, потерпите немного. На днях будет поход. Притом, увы, не боевой, а демонстративный. У вас есть кристалл связи?
  - Нет. Буду капитаном - дорасту до этой редкости.
  - Тогда извольте. - сверкнув глазами, господин Никто достал из кармана невеликий кристалл и протянул его лейтенанту. - Умеете пользоваться? Свяжитесь с вашим командованием в Интаде. Я не проверял, маг говорит, с трудом достаёт дотуда.
  - Слушаюсь. - Нифрэ задумчиво, даже с некоторым сомнением оглядывал предмет в своих ладонях. - Что конкретно сказать?
  - Истинную правду. Что ваш разъезд доехал до Ралдизы и обнаружил там строительные работы. Можете испросить разрешение у майора остаться здесь. Вдруг позволит?
  Лейтенант, кивнув, сжал кристалл особым образом. Артефакт начал переливаться светом. Пучки света гуляли по помещению туда-сюда, пока господин Никто не протянул ладонь и не совершил гладящее движение. Тогда перед лейтенантом ровно засияла полусфера, внутри которой появилось иное помещение. Письменный стол, шкафы, стены, обшитые деревянными панелями. Судя по выражению лица лейтенанта, он знал эту обстановку.
  В том кабинете послышались быстрые шаги. За стол уселся мужчина средних лет, в доспехах и с майорским медальоном. Он пригляделся к вызывающему, и его худое лицо удивлённо вытянулось.
  - Добрый вечер, майор Барлу! - поздоровался лейтенант.
  - И вам того же. - удивлённо ответил майор. - Откуда у вас связь и чем обрадуете?
  - Мы в замке Ралдиза, господин майор! Замок населён, но не теми, кем предполагалось. - Нифрэ начал рассказывать обо всём, что увидел, от строительства укреплений до встречи с человеком, похожим на короля.
  Было видно, что майор в сомнениях.
  - Оставайтесь, лейтенант. Разрешаю. Отошлите в Интад двоих человек, а сами оставайтесь. К вам на помощь придёт ещё одна полурота. - Ещё раз поглядев на Даанэля, майор Барлу отключился. Полусфера погасла.
  Брюнет протянул ладонь. Лейтенант вернул кристалл.
  - Вам есть смысл вернуться к вашим людям. Потом ещё увидимся. - сказал король.
  Лейтенант поклонился, повернулся и ушёл. За ним последовал Гирган.
  Даанэль развернулся и тоже ушёл. Путь его был в одно помещение, расположенное под самой крышей.
  Оставшись там один, он попытался связаться с Элией через кристалл, ретранслируя сигнал изрядным количеством собственной Силы. Зов вырвался далеко за пределы защищённой зоны но и это не дало результатов. Наверно, у сестрёнки сейчас нет кристалла. Он уселся в кресле поудобнее, нырнул в полусон и снова попытался связаться через ДаанЭлию. На этот раз здесь не было пусто. На берегу уныло сидел Нэль, опустив ноги в воду. Он явно слышал, как приближается Даанэль, но не подавал виду. Парень упорно пялился на речную гладь. Сердце Даанэля сжалось : он не ожидал застать Хранителя в таком виде. Подойдя, король опустился на корточки рядом с Нэлем и некоторое время глядел туда же, куда и он.
  - Что скажешь?
  - Было бы что - сказал бы! - отозвался Нэль.
  - Почему вчера не откликался?
  - Сам пытался связаться. Не вышло. - Нэль по-прежнему не смотрел на гостя.
  - А сейчас связи нет ни с кем?
  - Конечно! Ни с Элией, ни, тем более, с Машей.
  - Плохо. А раньше? Что было раньше, с последнего раза?
  - Перед самым нападением Элия заходила одна, просила передать : встретилась-таки с эльфами. Беседа была краткой и свелась к тому, что Перворождённые как минимум будут поставлять оружие. О большем они планировали договариваться с королём Даанэлем.
  Король фыркнул :
  - И даже пробную партию своего оружия девчонке не доверили? Впрочем, я их понимаю. Прибыть в страну, король которой исчез, а при дворе смердит изменой - и при этом что-то дарить? О, как я их понимаю! Ладно. А Дэйтон не заходил?
  - Пока нет.
  - А у меня, как назло, пока нет возможности связаться с ними наяву. На тот случай, если кто-то появится на связи, расскажи, что сейчас я на свободной территории собираю ополчение.
  Наконец-то Нэль обернулся. Заглянул прямо в глаза.
  - Здесь у нас все готовы хоть сейчас хоть куда, по первому зову. Начиная с меня и кончая сам знаешь кем.
  Король сощурился :
  - И наплевать на секретность, что ли?
  - Это была мечта вслух! - сделал невинные глаза Хранитель. - Помечтать нельзя, что ли?
  - Юноша ты и есть юноша! - продолжал выговаривать Даанэль. - Даже не мечтай! Пусть живут как жили. Это место - секретное. И будет таковым до самой последней возможности. Даже если мне придётся через ДаанЭлию кого-то провести из пункта А в пункт Б, я его проведу с повязкой на глазах и, конечно, в твоём сопровождении. Моли Судьбу, чтобы до этого не дошло!
  - Извини. Не дойдёт.
  - Ну, если у тебя всё, мне пора.
  - Удачи тебе. - пробормотал Нэль и снова обернулся на реку. Такого меж ними не было никогда.
  Ещё немного постояв и подождав, король покинул ДаанЭлию.
  Он проснулся в той же самой комнате под потолком. Вантаар дежурил снаружи. Позвав его, король сказал :
  - Идём в библиотеку. Я на сегодня уже выспался, а ты нет. Так что я буду до рассвета читать всякие полезные вещи, а ты поспишь. Вполглаза и в пол-уха.
  Так оно и было. За тем скромным исключением, что его величество иногда вставал и, на несколько минут отвлёкшись, думал о своей любимой.
  
  
  Т.
  
  На рассвете до него снаружи донеслись крики, показавшиеся ему отчаянными.
  Крикнув Вантаару 'Подъём! За мной!', король метнулся из библиотеки. Ему на миг почудилось, что библиотечные завсегдатаи вытряхиваются из карт и бегут по белым полям. Ладно. Скоро всё узнаем! Вот только возьмёмся за оружие поудобнее. Рукоять меча за плечом, лук со стрелой в руке, телохранитель рядом.
  Они выскочили на стены и увидели то, отчего у них на мгновение всё-таки в зобу дыханье спёрло. Там, снаружи, из леса всё-таки выходили дроу. Как будто так и надо : в чёрных латах и шлемах, с тёмно-коричневыми лицами и белыми волосами. Они стояли напротив самых противоположных скатов и глядели на них. На скаты рва, а не на людей. И говорили, несомненно, о том, как их преодолеть. Не имея или почти не имея в виду человеческое сопротивление.
  Естественно, было их много. И были они всюду. Но Даанэль, вместо того, чтобы считать, сколько именно, и смотреть, где, присел за зубцом и отправил в их сторону подарочек. Но не заговорённую стрелу, как мог бы кто-нибудь подумать, а импульс одного перстня, под названием Раэл Танн. В первую секунду дроу с этой стороны ничего не поняли, а во вторую секунду (как, впрочем, и последующие) их уже не было. Не считать же за дроу пустые доспехи, жалобно свалившиеся на траву?
  - Нам нужны латы! - в наступившей тишине пробормотал Даанэль. - Иначе и это испарил бы!
  Обернувшись на глядящих на него с отвисшими челюстями сподвижников, его величество добавил :
  - Что застряли? Идём на другие стены. Покажете мне ваши собственные умения.
  И вторым пошёл в западном от ворот направлении. Первым, конечно, был Вантаар. За ними увязались, кто мог, из гарнизона у ворот.
  Здесь дроу были ещё живы и очень злы. Они уже осознали потерю и сейчас пытались перепрыгивать ров и карабкаться по заграждениям. Там же, где они этого достигли, дроу не спешили вперёд, а пристраивались в баррикадах и тоже начинали стрелять.
  Меткие залпы стрел наблюдались и с той и с другой стороны. Но если дроу, получившие своё, в большинстве случаев снова поднимались и брались за оружие, то людям приходилось умирать насовсем. Заметив это, защитники Ралдизы в большинстве своём впали в уныние. Только отдельные охотники поражали-таки свои цели насмерть - в голову.
  - Господин Никто! Вы здесь, а они там! На стену полезли! - добавил страстей мальчишка. Судя по сбившемуся дыханию, он прибежал с противоположной стороны.
  - Ладно. Значит, пора кончать здесь. - отозвался король и опять поднял руку с Раэл Танном. Была маленькая вспышка или её всё-таки не было? Не понять. Понятно лишь то, что через миг и с этой стороны врагов больше не стало. Опять-таки одни пустые латы. - Пойдём дальше. - голос Даанэля звучал как-то обыкновенно. Уступая лишь своему телохранителю, он шёл на восточную от ворот стену. Немногие проследовали за ними. Мальчишки среди них не было : исполнив поручение, он исчез во внутренних помещениях. И это правильно. А на той стене и вправду было не слишком весело. Несколько дроу уже захватили участок и наседали на пятящихся людей, уменьшая их количество. Среди погибших оказался и лейтенант Нифрэ и кто-то из его спутников. Погибали и ополченцы и просто добровольцы. По стене вообще и по их трупам в частности (впрочем, два трупа своих же собратьев тоже пошли в дело) бодро и уверенно шныряли дроу. Увидев их ещё издали, Даанэль пригнул Вантаара и пригнулся сам. Вовремя! Некоторые дроу их заметили и тут же обрушили туда волну чего-то грязно-белого. С этого момента продвижение тёмных по стене явно замедлилось. Даанэль же вовремя выставил полусферический щит для себя и своих сподвижников. Этот щит отразил удар грязно-белой волны. А король сшиб дроу, взлезавших на стену. Какой-то миг на стене царило нечто вроде паритета : новых дроу чем-то незримым сметало вниз и оставались только те, кто был здесь до прибытия господина Никто. Притом почти все они по достоинству оценили опасность и переключились на него. Лишь двое сзади сдерживали воспрянувших духом защитников, то убивая, то калеча кого-то из них. Прочие наседали на Даанэля, Вантаара и прочих. Затем всех тёмных смело (и теперь - вместе с доспехами). Убрав щит, господин Никто подошёл к краю стены и заглянул туда без боязни. Спустя мгновение к нему присоединился Вантаар, а потом и остальные. Они увидели... да ничего они не увидели! Пусто было! Когда стало ясно, что этот штурм не удался, к Даанэлю подошли все жители Ралдизы, которые только были в том месте. - Что скажете? - спросил он их. - Как странно! Это должны были быть самые Почему они не - А для того, чтобы не оставалось иллюзий у Лаэнтер, ты никогда не будешь местом лёгкой прогулки для этих тварей! Не говоря уже о том, что И начало этому положено.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"