Мясников Юрий Васильевич: другие произведения.

Звездный иней

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из раннего, милого сердцу :) Первая ласточка из мира Созвездий.

  Вечер. Обычный, в общем-то. Воздух так прозрачен, что кажется, будто он звенит, подобно хрусталю, когда идешь, рассекая безветренное пространство. Снежинки, подгоняемые лишь силой притяжения, но не ветром, тихо, как при замедленной съемке, опускаются на землю. А в безоблачном небе ярко-ярко светят звезды.
  Они в чем-то похожи - звезды и снежинки. Если считать светила не громадными шарами из раскаленного газа, а маленькими точками, мерцающими на небосводе, то их запросто можно сравнить и с застывшими в причудливых узорах льдинками. Они светят, переплетаясь с уличным освещением, светом горящих окон, преломляясь в атмосфере, теряя свою энергию на невообразимо огромных, по человеческим меркам, расстояниях. Но их свет доходит до нас. Крохи света. Но каждая кроха может сказать - вот она я! Гляди! Любуйся! Подари меня кому-нибудь!
  Ну вот! На звезды насмотрелся, кого-то толкнул. Нужно же смотреть под ноги, в конце концов!
  Я опустил взгляд с небес на землю и посмотрел на жертву своей безалаберности. В шаге от меня, в глубоком сугробе сидела девчонка в черной дубленке, серой с белым шапочке и... хохотала. Признаюсь, это мня удивило. Обычно особы такого возраста начинают тут же бурно излагать все, что они думают о таких безглазых остолопах, причем очень маловероятно, что эти высказывания окажутся лестными. А эта сидит и хохочет. Я машинально протянул руку, помогая ей встать. Она перестала смеяться и посмотрела на меня своими веселыми глазами:
  - Н-да. Пардон, извиняюсь, так сказать. Глядючи на небо, совершенно не обратил внимания... (Что за чушь я несу!).
  Девчонка улыбнулась еще раз и отряхнула рукав. Снежинки взметнулись вверх и закружились вокруг нее, не падая и не улетая, а мерцая в свете фонаря и отбрасывая причудливые тени на ее лицо.
  - Да ладно, оба хороши. Я сама сейчас так увлеклась Поиском, что совершенно не ощущала действительности. А ты тоже искал звезду?
  - Звезду? Это что, игра такая?
  - Нет, это не игра, - грустно ответила девочка, словно прочитав мои мысли, - Я жду парад планет.
  - Загляни в любой астрономический справочник, там написано, что и когда...
  - Нет, это не тот парад, - сказала девочка, еще больше понизив голос, - это бал Поиска Звезды.
  - Ясно, - сказал я, хотя сам ничего не понял, - удачных тебе поисков.
  - Спасибо, - прошептала она и, элегантно крутанувшись на каблучке, отправилась дальше. Только когда ее хрупкая фигурка скрылась за углом, я наконец сообразил, какая же она была красивая...
  Я еще пару минут пялился на сугроб, куда ее нечаянно спихнул и никак не мог понять, что же здесь мне кажется странным. Потом медленно побрел домой. И только лишь у самого подъезда меня словно током ударило. В памяти всплыла четкая, как фотографический пейзаж, картина - сугроб и следы. Мои следы. Вмятина на снегу. Ее следы, ведущие за угол. И ВСЁ! Вы поняли? Больше никаких следов, ведущих к сугробу! Абсолютно. Возникает вопрос - как же ты туда попала, прекрасная незнакомка (чтобы убедиться, что незнакомка таковой является, достаточно было буквально одного взгляда, я не преувеличиваю!). Не по воздуху же! Но тут мысли куда-то расползлись, и больше про нее я не вспоминал. До завтрашнего вечера.
  Сейчас я уже не помню, почему снова пошел той же дорогой. Надеялся на что-то? Маловероятно. Но я шел точно как же, как и вчера.
  Вдруг я понял - сейчас полдевятого. Просто пришло в голову - сейчас полдевятого. И почему-то после этого все вокруг затихло. Только снег шел. Также, как и вчера.
  Я поравнялся со злополучным сугробом. Со вчерашнего дня ничего не изменилось. Вмятина на снегу. Следы. Словно все произошло минуту назад. Я проследил взглядом ровную цепочку следов и медленно двинулся к дому, за который заворачивал след. Выглянул из-за угла.
  Она шла. Она шла, а вокруг нее вилась хороводом стайка снежинок, и новые, падая с неба, вливались в этот хоровод и тоже начинали кружиться.
  ...Она шла, оставляя эти следы за собой, как будто не вчера, а буквально только что - рассмеялась, посмотрела на звезды и пошла по своим делам... Но здравый смысл подсказал - нет. Просто-напросто она ходит одной-единственной дорогой: и вчера, и сегодня, и всегда-всегда...
  ... А снежинки, неспешно падающие на шубку, не достигали ее, а начинали кружиться вокруг в искрящемся снежном хороводе. Как вчера.
  Тут я понял, что не очень-то красиво так долго пялиться и повернулся, собираясь идти домой, как раз в тот самый момент, когда она изящно перепрыгивала через скользкую замерзшую лужу. И все-таки, откуда она взялась? Я почувствовал, что мозги у меня начали кипеть от напряжения, и пошел домой, стараясь забыть об этом...
  ... Я не планировал это нарочно, но, когда на следующий день, проходя мимо этого места, я посмотрел на часы, то обомлел. Была половина девятого. Столько же, сколько вчера. И позавчера.
  И следы были. Я, замирая от какого-то необъяснимого чувства, заглянул за угол...
  ... Она аккуратно перепрыгнула лужу и скрылась среди деревьев. Снежинки вихрем устремились за ней, растянувшись длинным сверкающим шлейфом. Один конец шлейфа встряхнулся, мигом опутав мою ладонь и потянув куда-то. Не в силах сопротивляться, я отдался воле такого странного провожатого...
  ... Когда я догнал ее, снежинки отпустили меня, послушно продолжив плавать вокруг ее воротника. А она обернулась.
  - Привет! - сказал я.
  Брови ее удивленно поднялись.
  - Мы же виделись минуту назад?
  - Какую минуту? Три дня! И... - и тут я осекся. Минуту назад... а как объяснить иначе то, что каждый день я встречал ее именно такой, какой покидал в предыдущий?
  - Просто я существую здесь только тогда, когда ты меня видишь.
  Я молчу. Я знаю, сейчас что-то случиться.
  И тут она заливисто рассмеялась.
  - Ой, я сама толком всего этого не понимаю. Все объясняют, объясняют, а я не понимаю до конца. Ну и ладно! Давай лучше пройдемся!
  Она взяла меня за руку и мы пошли. Я заметил, что снежинки теперь крутятся и вокруг меня.
  - Так кто тебе что объяснял? - спросил я, когда пауза неловко затянулась. Она ответила беззаботно:
  - Да, Гар-аннь объяснял мне про временный резонанс. Но я его не очень-то слушаю.
  - А кто это?
  - Неважно. Тебя как зовут?
  - Меня - Юра. А тебя?
  - Леда, - сказала она, и снежинки начали свой очередной хоровод.
  - Очень приятно.
  - Мне тоже. А почему ты сказал, что не искал звезду?
  - А я и не искал ничего.
  - Может ты и не думал об этом. Но ведь НАШЕЛ же!
  - Что?
  Леда остановилась, повернулась ко мне.
  - Понимаешь, там, откуда я, почти нет звезд, и ночью небо грустное и унылое. Но иногда, примерно раз в десять лет, кто-нибудь отправляется сюда, влекомый силой Звездного поиска. В этот раз найти Звезду посчастливилось мне. И ты мне в этом помог. Мы вновь двинулись вперед. В голове шумело, словно ветер, влетая в одно ухо, со свистом вылетал из другого.
  - Как я тебе помог?
  - Долго объяснять. Если ты согласишься помочь завершить Поиск до конца, то я бы рассказала все по пути, - тихо, даже чуть жалобно прошептала Леда.
  Мистика? Фантастика? Вас бы на мое место! Когда видишь, чувствуешь реальность каждой клеточкой тела и замираешь от предчувствия того, что сейчас ты проснешься, и весь этот мир рухнет, то вся сказочная эйфория превращается в пытку. Но я сказал: "Да", и гнетущее ощущение пропало. Вместо него наступило прекрасное чувство умиротворенности и покоя. Ветер утих. А я посмотрел под ноги и обомлел - земля была где-то в пяти метрах под ногами, а сами ноги двигались по... Я посмотрел по сторонам, назад, вверх...
  То была лестница. С широкими ступенями, перилами, уходящая куда-то вверх. Самое главное - она была почти прозрачной, состояла, как казалось, из маленьких искорок. Ступени, перила - тончайшая пленка из блестящих точек - такая, казалось бы, хрупкая, но лестница, сотканная из нее, внушала стабильность и уверенность. Я расхрабрился и взялся за перила. Как и следовало ожидать, они не рассыпались. Ощущение от прикосновения было такое, будто притрагиваешься к кинескопу телевизора, и статика пробегает по твоей руке. Шаг. Еще шаг. Леда идет рядом. Шаг за шагом земля все отдаляется и отдаляется, с совершенно непропорциональной ходьбе скорости.
  Шаг. Еще шаг. И лестница кончается. Я останавливаюсь. Впереди - провал. Со всех сторон - только звездное-звездное небо. Лишь одна широкая темная полоса на нем без звезд. Леда взмахивает рукой. От неба отрывается целый звездный шлейф и мчится к нам. Маленькие искорки пристраиваются у края лестницы и застывают друг рядом с другом. Лестница стала еще длиннее.
  - Это звездный Иней, а не настоящие звезды, - говорит Леда, ловя мой вопрошающий взгляд, - скоро все они вернутся на свое место. Пойдем, надо успеть на поезд. Млечный Путь не терпит опозданий.
  Еще одна недомолвка. Страшно хочется обо всем расспросить. Но вопрос почему-то не связывается. В голове вертится что-то то ускользающее... Наверное, еще рано.
  Мы идем дальше. Лестница постепенно обрастает таким же искристым коридором из таинственного звездного инея. Впереди слышен чей-то голос, повторяющий какие-то фразы на неизвестном языке. Самое смешное то, что попроси меня кто-нибудь описать этот голос - я просто не смог бы. Бас, тенор, высокий, низкий - для него просто не существовало таких понятий. Помню только, что голос очень громкий.
  Но на место звука приходит цвет. Стены коридора окрашиваются в разные цвета, мельтешащие со страшной скоростью. Нагрузка на мозг такая, что все остальные рецепторы, кроме зрительных, просто отключаются. Никогда не думал, что цвет может потушить звук. Однако - вот.
  И тут цвет пропадает. Опять искрящийся коридор и лестница. Леда идет рядом. И тут, наконец, рождается то, что так долго крутилось у меня в голове...
  
  Лестница уходит в небо
  Мимо тысячи созвездий.
  Звезды справа, звезды слева,
  Все - от первой до последней
  Закружились в хороводе,
  Поднимаясь выше, выше.
  Из космических угодий
  Я далекий голос слышу.
  И не мягким баритоном,
  И не толстым громким басом
  Свет звезды в пространстве тонет
  Затухая в спектре красок.
  И пропала бесконечность -
  Звездный купол небосвода
  Обретает прочность, вечность,
  Нависает над народом.
  Леда, милая, скажи мне -
  Кто ты и откуда?
  Что такое Звездный Иней,
  Что это за чудо?
  Что такое Звездный Поиск,
  Как звезду найти?
  И куда уходит поезд
  По Млечному Пути?
  
   Леда посмотрела на меня чуть насмешливо.
  - Столько вопросов сразу! На половину из них ты узнаешь ответы сам.
  - А на вторую половину?
  Леда засмеялась.
  - Всему свое время. Сейчас - время пути. Я должна буду отлучиться не ненадолго. Ты лишь сядь в вагон, а я скоро буду.
  Я повернулся в поисках размышлений, но она пропала. Я повернулся снова и... очутился на станции метро. Практически настоящей. Туннель. Мраморный пол. Только стены уходят ввысь метров на двадцать, а потолок представляет собой некое подобие планетария. А ведь только что небо было настоящим...
  Из туннеля с гудением вылетел длинный поезд и остановился у платформы. Передо мной - вагон номер семнадцать. Двери приветливо распахнулись. Я вошел.
  Нет, это не современный поезд. Скорее в стиле вагонов "люкс" времен первого лондонского метро. Мягкие диванчики вдоль салона, зеркала, лампа, задрапированная под старинную люстру.
  Я сел и тотчас обнаружил перемену в гардеробе. Сейчас на мне был, насколько я могу судить, костюм путешественника - зеленая с белым куртка, такие же брюки с кучей карманов и защитные очки в нагрудном кармане. Альпинистские ботинки. Я подивился метаморфозе, но и сенсации тоже из этого не сделал.
  Поезд тронулся, мягко нырнув в туннель. Колеса мерно застучали. В окнах ничего не было видно.
  Через пару минут ход начал замедляться. Поезд выкатился на свет. Еще одна станция. Двери распахнулись, и в вагон вошла Леда.
  Она тоже немного преобразилась. Теперь она щеголяла в темно-синих джинсах, сиреневой безрукавке и в черных очках, а в руках несла черный плащ. Короткие, но пышные рыжие волосы аккуратно уложены. В таком виде моя спутница очень напоминала агента из какого-нибудь шпионского боевика.
  - Что, нравится? - она кокетливо повела плечом, - это мой дорожный наряд. У каждого есть свой образ для разных поводов, и здесь они явны. Это удобно - не нужно подбирать наряд, а сразу явить его себе таким, каким представляешь. Знаешь, у меня такое шикарное бальное платье!
  - Ты обещала рассказать мне о Звездном Поиске, - напомнил я.
  - Да. Слушай. Там, откуда я, очень мало звезд. Вернее, их вообще не было. А из других миров до нас доходили лишь легенды о маленьких светилах, мириады которых украшают ночной небосвод. И один из нас ушел в долгий путь, и вернулся не один. Он пришел с человеком из другого мира. Они вдвоем принесли в наш мир первую звезду. То есть не звезду. А частичку звездного инея.
  Звезды делятся светом с окружающим миром. И если на Земле ты видишь этот свет, то вовсе не значит, что ты видишь саму звезду. Быть может, ее уже нет. Есть лишь свет, путешествовавший в космосе тысячи лет. Этот свет уже практически самостоятелен, ведь у вас его считают настоящей звездой. А мы называем их звездным инеем. Ну так вот. Те двое, бродя по улицам вашего города, поймали взглядами одну и ту же звезду. Наступил, как у вас говориться, резонанс. Свет, воспользовавшись силой двух взглядов, ожил и полетел искать себе новый небосвод. А остальные капельки звездного инея помогли двоим первым Ищущим быстро вернуться в наш мир. И тогда у нас появился этот огонек на небе, а потом пошел обратный процесс: свет родил звезду. Первую звезду.
  Потом было Первое созвездие. Прошло больше двух тысяч лет и сейчас их шестнадцать. До завершения семнадцатого не хватает одной-единственной. Той, которая вспыхнет сегодня.
  "Сегодня... Сегодня... " - гулко отозвалось в туннеле. Я обернулся, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть через окно. Ничего не видно. Я повернулся к Леде с целью спросить еще кое-что, но ее уже не было.
  Поезд остановился и двери распахнулись вновь. Я почувствовал, что надо выйти. Когда я покинул вагон, поезд вновь сорвался с места и унесся вдаль, увлекая за собой все окружающее пространство, рвя его и стягивая, а из-под разрывов лился нестерпимо яркий свет. Настолько яркий, что я невольно закрыл глаза. А когда открыл...
  Огромные ворота изо льда. Лед абсолютно прозрачен, но то, что находится за стенами, подернуто дымкой. Стены и Врата - не просто куски замерзшей воды, сложенные, как кирпичи. Они - монолит, уходящий ввысь и в стороны, украшенный причудливой резьбой, рельефными узорами, изображениями страшных и величественных животных, сценами битв и детальными моделями кораблей, причем во всем многообразии цветового спектра. Изображения настолько подробны, что можно разглядеть даже мельчайшие детали, вроде герба на щите одного из многочисленных воинов. Я прикасаюсь к стене рукой. Стена теплая. И, тем не менее, это лед. Теплый и ласковый. Я раньше такого не видел, но почему-то уверен, что лед. Я еще раз касаюсь стены и иду к воротам. На створках - изображение двух сфинксов на фоне пирамид и звездного неба.
  Звезды мерцают. Когда я подхожу ближе, сфинксы встают и медленно расходятся в стороны, потом и вовсе сходят со стены, располагаясь в первоначальных позах слева и справа от врат. Впечатление было такое, будто лед на мгновение превратился в желе, а величавые кошки вынырнули из него и вновь окаменели, представав безмолвными привратниками. Я подхожу к воротам, но прямо передо мной опускается тяжелая ледяная лапа.
  - Ты войдешь не прежде, чем ответишь на вопрос, - говорит сфинкс, не проворачивая головы. Второй в разговор не вступает, демонстративно поигрывая кисточкой на хвосте и не убирая лапу с моего пути. Вопрос? Ну что ж. Пусть будет вопрос.
  - Космос... - медленно, с видимым удовольствие растягивая слова, говорит сфинкс, - вы, люди, так стремитесь к нему. А так ли много вы о нем знаете? А много ли вы знаете о своей земле? Не успев открыть загадки собственной родины, вы стремитесь к чужому неизведанному. А будете ли вы помнить Землю, когда вырветесь из ее объятий?
  - А как же!
  - Это не ответ.
  Ясное дело, не ответ. Но я не знаю, как беседовать со сфинксом об этических вопросах. Может, привести какой-нибудь пример о космонавтах, выбравших одиночество ради общей цели? В памяти сразу вспылили строчки из песни. "Земля в иллюминаторе... земля и иллюминаторе... И снится нам не рокот космодрома...". Но "трава у дома" это исключительно летний вариант. Не только же летом Землю любить! Тем более, эта снежная атмосфера подразумевает соответствующий ответ... Ну, думай, думай, что может тебе навеять воспоминание о Земле Там, где нет ни дня, ни ночи, среди далеких звезд... стоп! Понял!
  Ответ пришел, как и вопрос тогда, на лестнице...
  
   День и Ночь, потухли звезды,
  А потом опять зажглись.
  Оседает, снег, как слезы,
  На румяных щеках крыш.
  Время суток, дни недели -
  Утро, вечер и среда
  По спирали завертелись,
  Возвращаясь в никуда.
  Космос тянет, космос манит,
  Он влечет и он страшит,
  Но всегда есть тот, кто знает,
  Что он МОЖЕТ совершить
  Подвиг, миссию, Дорогу -
  В общем, кто как назовет
  Невообразимо долгий
  На ракете перелет...
  ... День и Ночь у НАС, ТАМ - звезды
  Все вокруг плывут, они ж
  Вспоминают снег, как слезы,
  На румяных щеках крыш...
  
  Сфинкс убрал лапу. Ворота распахнулись.
  Я видел Эрмитаж на картинках. Правда, очень похоже. Такой же широкий светлый коридор, а в нем - со вкусом расставленные предметы искусства. Но не все понятно. Вот, скажем, эта картина - красивый пейзаж, море, горы, два светила на небе. А рядом с картиной - многогранный кристалл со сложными геометрическими фигурами, плавающими внутри него. Время от времени все фигуры складываются в один куб, который тотчас взрывается, разнося мелкие элементы фигур по всему кристаллу. Что это? Может, нам, землянам, этого не понять? А может, мы просто еще не дошли до этой ступеньки.
  Увлекшись разглядыванием стен и всего на них помещенного, я не заметил даже, что коридор заполнился народом. Бросив взгляд на огромное, от пола до потолка, инкрустированное сиреневатыми камнями зеркало, я увидел, что наряд мой изменился. Теперь я щеголял в шикарном черном смокинге. Еще была зеленая бабочка, а из нагрудного кармана вместо альпинистских очков торчал кончик накрахмаленного платка. Причем костюм удобен, словно ходил я в нем не первый год. Движений ничего не стесняет, не мнется, стильно, практично - Джеймс Бонд обзавидуется. Я, в меру своей элегантности, поправил галстук-бабочку и двинулся в ту же сторону, что и основная масса народу.
  Состав толпы был очень пестрым. Вот, слева от меня прошествовал сухопарый юноша в белоснежной кандиде, следом за ним величественно прошагал смуглый немолодой мужчина в груботканной накидке и с посохом, справа шел наголо бритый китаец в разноцветом кимоно с изображениями драконов, впереди, гремя легкими парадными доспехами, двигался рыцарь, ведущий за руку даму в пышном кринолине и со шляпой-клумбой, потом меня догнал улыбчивый толстяк в бархатном камзоле, шляпой с пером и шпагой на боку, он распихнул всех и, догнав молодого парня в коричневой кожаной куртке и такой же кепке, начал ему что-то объяснять, отчаянно жестикулируя. Парень недовольно остановился и, сделав, извиняющийся кивок своей спутнице, вступил в спор. Девушка в восточных одеждах и с кучей маленьких черных косичек громко засмеялась, и куда-то побежала. После этого моему взгляду встретился невысокий плотный человек в военной форме, кажется, полковник, мальчик лет двенадцати в белой рубашке и красных шортиках, еще один рыцарь, милиционер, человек в белом халате и огромных очках, девушка в жокейском наряде, один мужчина в каком-то футуристическом, серебристо-блестящем - костюме, и многие, многие другие...
  Коридор привел меня в огромный зал, по периметру которого были расставлено множество столиков с высокими канделябрами на них, и несколько высоких кресел на помостах. В центре зала располагался бассейн с фонтаном. На меня, кстати, почти не обращали внимания. Я же особо и не противился, и медленно ходил среди толпы, выискивая глазами...
  А вот и она. Стоит радом с высоким, пожилым мужчиной и что-то увлеченно говорит. Я подхожу ближе. Леда замечает меня.
  - А вот и Юра. Гар-Аннь, познакомься. Юра, это Гар-Аннь, Магистр Ордена Звездного Инея.
  Магистру на вид лет семьдесят, на нем длинная, до пят, белая мантия и фиолетовая остроугольная шапочка. Лицо его доброе, он улыбается, оглядывая меня.
  Я бросаю взгляд на Леду. Она смотрится еще лучше, чем раньше. Возможно, это и есть то бальное платье, о котором она говорила в поезде. Красота неописуемая. Весь спектр цветов, как в одеяниях придворных Древнего Китая, но без крика. Преобладают зеленый и черный, блестящий. Красиво, не спорю. Но сама ты, девочка из снежной сказки, смотришься куда красивее. Особенно твои глаза. Бездонные и улыбающиеся...
  - Пожалуй, нам стоит поторопиться, - прерывает Гар-Аннь мой транс, - а то опоздаем на церемонию.
  - Без нас не начнут, - хихикает Леда и, схватив меня за руку, бежит к свободному столику. Центр зала пустеет, присутствующие рассаживаются.
  Фонтан начинает бить все сильнее и сильнее, струя воды почти достает до потолка. И вдруг - раз! Вода замерзает. Замерзшие капельки зависают в воздухе, образовав ажурный ледяной купол. Внутри этого купола что-то вспыхивает, да так, что озаряет светом весь огромный зал.
  - Это наша звезда, - шепчет Леда, - Сейчас прозвучит Пророчество, и пойдет последний этап.
  - Что за пророчество?
  - Легенда, ставшая реальностью. Никто не знает, как эти слова попали в наш мир, но именно они вдохновили многих на Поиски. Слушай...
  Откуда-то с потолка раздался тот самый голос, что я слышал там, на лестнице...
  
  Звезды малы, но это лишь фикция,
  Только кажется, на самом же деле
  То, что видишь, не будет все правдою,
  Не всегда совпадает с реальностью.
  Только точки на небе сверкают,
  Но не звезды они совершенно,
  Только свет от светил расплывается
  На небесном своде планеты.
  И в далеких мирах в ночном небе,
  Отделившись от звезд-прародителей,
  Этот свет - только гость, и не более,
  Ищет он небосвод для себя.
  И когда найдет и увидит
  Тот, кто выберет одну из тысяч,
  Когда встретятся два взгляда,
  Здесь живущего и гостя далекого,
  Свет навек прекратит скитания,
  Он зажжется на новом небе,
  И Парад Планет совершится.
  И тогда Свет станет Звездой...
  
   Заиграл музыка. Одна за другой, пары начали выходить в центр зала, к застывшему фонтану, и кружится в танце. Леда взяла меня за руку.
  - Пора.
  Мы вышли. Леда положила свои ладони мне на плечи, я обнял ее за талию. Музыка заиграла чуть громче. Мы начали медленно кружить вокруг фонтана. Так продолжалось довольно долго - счет времени я совершенно потерял. Не до того было. Кто знает, тот поймет. Но, в конце концов, я стал замечать, что все танцующие начинают вращаться вокруг фонтана, причем во всех трех измерениях, да и сам ледяной абажур медленно поднимается из фонтана, все выше и выше. Потолок становится все прозрачнее, пока не пропадает совсем. Мы - уже вне ледяного дворца. Вокруг - темнота. И только пара десятков небольших звездных скоплений с разных сторон. Танцующих пар стало меньше, примерно по числу созвездий. Они, как маленькие метеоры, уносятся во все стороны.
  - Каждый к своей планете, - просветила меня Леда, положив свою голову с огненно-медной прической мне на плечо, - Когда последний кирпичик, последний штрих - последняя, Завершающая Звезда встанет на свое место, и новое созвездие засияет на ночном небосклоне в полную силу, тогда вокруг Завершающей закружится новая планета. Новая жизнь. Звезды дают тепло, а Завершающая - еще и жизнь. Она завершает небесный узор и начинает обогревать новый мир. Семнадцатая Планета в Семнадцатом Созвездии, освещаемая Завершающим Солнцем, родившимся из света с неба планеты Земля...
  Последняя фраза прозвучала громко и торжественно. Мы остановились. Музыка смолкла. Прямо перед нами, висел в космическом пространстве, безо всякой опоры, огромный гобелен. Странный, очень странный рисунок. Бессмысленное, на мой взгляд, переплетение кривых линий, кругов и разноцветных клякс. Некоторые линии выделены. Они чуть жирнее, и, вероятно, обозначают контуры. В вершинах линий горят яркие желтые и белые точки. Штук десять. Вместо одной - черная дыра. От нее несет пронизывающим, но не в физическом, а, скорее, психическом смысле, холодом и невыносимым чувством уныния и безвыходности.
  Но тут на гобелен падают блики ледяного абажура. Крошечный, но яркий огонек, скованный прозрачными оковами, медленно плывет к гобелену. Все ближе и ближе. Раз - и ледяной купол разлетается вдребезги, и осколки льда уносятся в разные стороны. Свет, обретя свободу, несется к гобелену и со свистом влетает в черную дыру, прочно застревая там. Все вершинные точки вспыхивают с двойной силой. Бессмысленность линий улетучивается вместе с гнетущим холодом черной дыры. Изображение на гобелене обретает объем. Теперь это - огромная птица, парящая под лучами Солнца.
  Гобелен пропадает. Остаются только яркие точки. Теперь они - звезды на небе. Рисунок утвердился среди созвездий.
  Мгновенный полет, и новая звезда уже рядом, подобно земному Солнцу. Музыка просыпается вновь, и мы опять начинаем кружится вокруг бывшего лучика с Земли, обретшего новую жизнь. Леда снова положила голову мне на плечо, и я закрыл глаза, просто наслаждаясь танцем.
  Танец продолжался уже довольно долго, когда я почувствовал легкое дуновение ветерка. Я открыл глаза и обомлел. Мы стояли на зеленой лесной поляне по колено в ромашках. Вокруг шумел светлый лес, а в лесу пели птицы. Где-то рядом журчал ручей. Далеко, на горизонте, подернутая голубоватой дымкой, высилась горная гряда. Леда улыбнулась.
  -Это новая планета. Твоя и моя.
  Леда встает на цыпочки и тянется ко мне. Я нежно обнимаю точеный стан и ловлю ее губы своими... Это - наша планета...
  ...Каждый раз, идя по ночному городу, я останавливаюсь на том самом месте и смотрю в небо. Иногда мне кажется, будто надо мной светит неземное созвездие - орел, парящий под лучами солнца. Я смотрю на крайнюю, самую маленькую звездочку и вспоминаю НАШУ планету. Где ты сейчас, девчонка из снежной сказки?
  И ответа нет. А может, я просто не научился слушать...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"