Мясникова Мария Леонидовна: другие произведения.

Гильдия сказочников

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Хочешь попасть в другой мир? Да, пожалуйста! Силы, власти, могущества? Сколько влезет! Друзей, соратников, любимого? Сейчас организуем! Вечной жизни? Интересную работу? Любой ваш каприз... Что, уже не хочешь? Ну, извини, дальше сама справишься, чай, не маленькая. Отредактировано от 22.05.13


Я устала, сиятельный мастер,

На руках застыли чернила.

Кто мне скажет, что значит счастье?

Где достать, хоть на время, мерила?

А герои уже, как живые, о боже.

Или люди, возможно, лишь персонажи.

А царевна навеки уснула на ложе -

и ее не спасет ни рояль, ни пассажи -

Поцелуи не будят, увы, мертвецов.

Сказка сказкой, и снова здравствуй, реальность,

ну, а в ней ожидаешь подобных концов.

Впрочем, это быть может, еще одна крайность.

На руках следы от чернил:

Я пишу про чужую любовь.

Кто бы эти чернила пролил,

а то эти чернила как кровь.

Я устала, владетельный мастер.

Этим сказкам уже нету веры.

Кто мне скажет, что значит счастье?

Кто там нынче проводит замеры?

Последнее стихотворение, написанное Настей

  

Глава 1

   Стоя возле полок с любовной фантастикой в магазине, рассматривала новинки. К сожалению, на этот раз Армада не выпустила ничего такого, что мне непременно бы захотелось почитать. Впрочем, если поискать старательнее... Уж очень не хотелось уходить без драгоценной добычи.
   - Хэй, ты не могла бы подвинуться, - в мои размышления ворвался высокий, чуть хрипловатый голос. Говорившая оказалась девушкой на полголовы ниже меня, сухощавой, с растрепанными короткими каштановыми волосами и длинным носом. Она была похожа на маленького задиристого воробья и ни капли не подходила своему голосу.
   Молча отодвинулась. Спорить и ссориться с незнакомкой было бесполезно - никогда этого не умела и не любила, поэтому заранее чувствовала себя проигравшей. Маму, бескомпромиссного следователя прокуратуры, такое поведение дочки немало раздражало. Иногда, в пылу ссоры, она говорила, что я вся в отца - безответственная, не умеющая управлять своей жизнью трусиха. Пожалуй, в этом она была права: мне, с моей привычкой обижаться по пустякам, не помещали бы клыки и когти.
   - Интереесно, - протянула девушка, небрежно перелистывая одну из моих любимых книг, - они что, все про любовь?
   - Они не только про любовь, но еще и про смелость, дружбу, преодоление предрассудков, - возмутилась в ответ. Эти книги были смыслом моей жизни, сказкой в повседневной беспросветности, и чужое пренебрежение к ним мне показалось даже хуже невежливости по отношению ко мне. Я и сама иногда сочиняла нечто похожее, только никому не показывала.
   - Разве? Тогда извини, мне почему-то показалось, что они про девиц с завышенной самооценкой и штабелями мужчин у их ног, - собеседница иронично улыбнулась, забросив книжку на верхнюю полку. - Любишь сказки?
   Переложила книгу на место, незачем ей лежать среди детективов.
   - Да, люблю, а что? - в этой любви я не видела ничего плохого, в конце концов, я не курила, не кололась, не гуляла, и еще куча других не.
   - Ничего, сама их люблю. Только местами, - девица неизвестно чему развеселилась.
   Мне совсем не показалось, что она любит книги.
   - Настя, - неуверенно представилась. Особых надежд на продолжение знакомства я не питала, но, вдруг она и правда любит фэнтези.
   - Понятно, - представляться в ответ девушка не сочла нужным. - Вы консультант? Тогда подскажите мне... - завидев продавца, она поспешила к нему.
   Тупо уставилась на корешки книг. Возмущение било ключом - уж назвать свое имя она могла бы. Хотя, ее поведение неудивительно - со мной вечно случаются такие казусы. Вот если бы я была героиней одной из своих книг, тогда...
   Телефон в кармане куртки запел что-то оптимистичное. На меня начали оглядываться люди, и я, резко покраснев, торопливо нажала кнопку вызова.
   - Привет, мам, - прошептала в трубку. Не хватало еще, чтобы меня выгнали из магазина.
   - Что ты там бормочешь, Анастасия? Ты где? - мама всегда беспокоилась о том, как бы со мной чего не случилось. Я, естественно, ценила ее заботу, но иногда мне хотелось избавиться от тотального контроля.
   - Я в магазине. Приду минут через пятнадцать, - хорошо еще, что магазин находится недалеко от дома.
   - Хорошо. Купи по дороге хлеба. Целую.
   - Пока, мам, - пробормотала я. Времени на выбор почти не осталось, поэтому взяла наиболее приглянувшеюся книжку и отправилась к кассе.
   Очередь возле кассы была небольшая. Школьница, покупающая разноцветные гелиевые ручки, две женщины средних лет с книгами по садоводству и давешняя незнакомка. В отличие от остальных она набрала гору книг. Я быстро пробежала глазами по названиям: Ирвин Гофман "Социальная драматургия", Зигмунд Бауман, Макиавелли, Ницше, Томас Мор, несколько книг с эпической фэнтези, большой оружейный справочник. Глядя на эту гору литературы, почувствовала досаду - вернуться домой через пятнадцать минут мне определенно не грозило.
   И, к сожалению, мои пессимистические прогнозы оправдались. Из книжного магазина вышла спустя десять минут, а до дома, несмотря на его близкое расположение, все-таки больше пяти минут.
   На улице летал тополиный пух, и цвело уже второе поколение одуванчиков. Температура стабильно превышала тридцать градусов. Я переложила долгожданную покупку в сумку и, мучимая нетерпением, поспешила домой.
   - Настя, подожди, - невежливая незнакомка, до этого стоявшая на крыльце, окрикнула меня. Рюкзак за ее спиной был переполнен до того, что даже не закрылся до конца.
   - Ты что-то хотела? - кисло поинтересовалась я. Новинка жгла сумку, да и разговаривать с девицей не особо хотелось.
   - Ты их правда так любишь? - неожиданно серьезно поинтересовалась девушка.
   - Что? - нить нашего разговора давно прервалась, и смысл чужого вопроса ускользал от меня.
   - Сказки! - она резко вскинула голову.
   - Простите? - никакого желания отвечать не было. Какое ей дело до того люблю ли я фэнтези или нет?!
   - Не хочешь ответить? - она зашарила по карманам, после чего вынула какую-то висюльку. - Однако я и так вижу. Никогда не хотела связать свою жизнь со сказками на более, скажем так, профессиональном уровне? Если надумаешь, приходи в гости.
   Девушка решительно подошла ко мне и всунула в руки монетку на кожаной веревке, после чего развернулась и поспешила на остановку. Я смотрела ей вслед, сжимая в ладони подарок. На половине дороги девушка остановилась и повернулась ко мне.
   - Кстати, меня зовут Тайка, - донесся до меня ее крик, после чего чересчур навязчивая девушка вновь продолжила свой путь.
  
   Домой опоздала минут на двадцать. Мама на это только покачала головой: она, будучи очень обязательной, не терпела непунктуальности и даже мелкого обмана.
   - Иди ужинать, горе мое, - суховато сказала она мне. Я торопливо скинула босоножки и отправилась мыть руки.
   Настроение испортилось окончательно. В мамином голосе столь явно звучало разочарование, что у меня резко скрутило живот. Такая неприятность случалась со мной постоянно, если я сильно нервничала.
   Честно говоря, лучше бы мама ругалась, чем расстраивалась. Я ненавидела ее расстраивать, ведь, кроме меня, у нее никого нет. Отец бросил нас, когда я была маленькой, а других родственников у нас не было.
   Торопливо поев и помыв за собой посуду, я перебралась в зал, доставая заветную книгу. Мама что-то быстро печатала на компьютере.
   - Спасибо, все было очень вкусно, - я уютно устроилась в кресле.
   - Угу, - мама даже не оторвалась от экрана.
   Открыла книгу и на несколько часов исчезла из реальности. Туда, где меня ждали захватывающие приключения и настоящие чувства. Очнулась, только закрыв последнюю страницу.
   - Опять читаешь. Лучше бы ты так к учебе относилась, - укоризненно отметила мама, ставя на компьютерный столик чашку чая. Судя по всему, до окончания работы ей было далеко.
   - Вообще-то, сейчас каникулы, - справедливо указала я.
   - Вот именно. У тебя полно свободного времени, и ты могла бы подтянуть учебу, - мама прихлебывала горячий чай.
   Я пожала плечами. Не так уж плохо я и учусь. Да, у меня бывают тройки, но только иногда, да и поступила на бюджет и вдобавок на престижный факультет менеджмента. Нельзя сказать, что и институт был так же популярен как специальность, но не всем же учиться в МГУ.
   - Ладно, мам. Я пошла спать.
   - Спокойной ночи.
   Уже лежа в кровати, рассматривала подаренную монетку. Тускло- серебристая, с изображенным на обеих сторонах пауком, плетущим паутину, она показалась мне немного зловещей. Монета не походила на обычную безделушку, какую можно купить в любом сувенирном магазинчике.
   Еще раз повертев монетку в пальцах, надела ее на шею. Мне не так часто дарили подарки, но дело даже не в этом. Просто мне дико хотелось, чтобы и со мной случилось настоящее чудо. Странноватая Тайка со своей монеткой настолько выбивались из повседневного течения моей жизни, что надежда на свою собственную сказку стала почти нестерпимой.
   Засыпая, мечтала о магии, верных друзьях, борьбе со злом и, конечно, любимом.
  
   Проснулась я от того, что мне стало холодно. Спросонья решила, что скинула одеяло во сне, но открыв глаза, поняла, что кардинально ошиблась.
   Меня окружала самая золотая осень, какую можно было увидеть. Сквозь желто-красные листья деревьев просвечивало садящееся солнце. Я сидела на куче упавшей пожухлой листвы неизвестно где. Как говорят в таком случае, сбылась мечта идиота.
   Почти всю мою относительно взрослую жизнь мечтала оказаться в другом мире, и теперь я в нем оказалась. Одна, в лесу, в старенькой ночнушке и с монеткой на шее. Вы хотели, что ж получите и распишитесь. То, что сном это не было, я была абсолютно уверена - во сне трудно почувствовать холод, впившуюся в бок ветку, легкий ветерок. Я прислонилась к стволу ближайшей осины и истерично рассмеялась. Теперь понятно, почему джиннов сажали в бутылки - совсем не всякие желания нужно исполнять.
   Под конец натужный смех сменился истеричными всхлипами. Так самозабвенно я не рыдала никогда в жизни.
   Не знаю, сколько просидела под гостеприимным деревом: самой мне показалось, что несколько часов, но, судя по тому, что закатное солнце и не думало садиться, не так долго. Надо было вставать и что-то делать, куда-то идти. Мои любимые героини смело отправлялись на встречу с неизвестным, а я сходила с ума от страха.
   На меня внезапно накатило усталое безразличие. Продолжать истерику и дальше было бесполезно. В одной из сторон света, не знаю, в какой именно, я заметила просвет между деревьями и решила пойти туда. Неизвестно как меня встретят обитатели, но вряд ли они будут страшнее лесных зверей. По мне, лучше уж попытать счастья с разумными существами, чем быть съеденной стаей волков.
   Под босыми ногами хрустели упавшие ветки и осенняя листва. Я вздрагивала от каждого хруста и старалась идти потише, чтобы ненароком не привлечь к себе чьего бы то внимания. Да, наверное, мне может повести, и меня обнаружат эльфы или селяне, или светлый волшебник. Но в прошлой жизни мне никогда не везло, и я не видела причины, по которой мне повезло бы сейчас. Мечтать о том, что ты Избранная, приятно в теплой постели в родном доме, в незнакомом лесу эти мечтания не вызывают особого доверия.
   Ноги дико болели. Шагая по тропинке, я умудрилась сбить их в кровь. Никогда до этого момента я не ходила босиком, и теперь была уверена, что если я выберусь, то никогда и не буду. Хорошо еще, что было несильно холодно, где-то градусов двадцать тепла. Судя по погоде - осень только наступила. С другой стороны, ночью должно было похолодать, и я поспешила. Получалось не очень, хотя я старалась, боясь остаться ночью в лесу одна, без костра.
   Солнце, казалось, приклеилось к небу, но это меня уже не удивляло. Минут через двадцать я заметила между деревьями здания. Что ж, мне можно было себя поздравить, я вышла прямо к населенному пункту. Город здорово напоминал средневековую Прагу, виденную мной в Интернете на картинке. Остроконечные шпили зданий, каменные дома с нависающими над узкими улочками этажами, страшноватые статуи. Постройки казались какими-то острыми, тянущимися вверх. Кое-где, между зданиями, виднелись деревья.
   Я глубоко вздохнула и решительно направилась в город. Медлить дальше не имело никакого смысла.
   Стен вокруг города, как ни странно, не было. Правда, это меня не огорчило. Не знаю, чтобы я отвечала стражникам у ворот. Местных денег у меня не было, да и девица в ночной рубашке чуть ниже колен вряд ли такое уж частое зрелище в здешних краях.
   Меня немного подташнивало, голова кружилась от волнения. Я шагала по каменным улочкам и не знала, что мне делать. До этого, надеясь поскорее добраться до людей, я не задумывалась о дальнейшем. Хорошо еще, что улицы города были на удивление чистыми - шагать по грязи и помоям без обуви было бы противно, да и какую-нибудь заразу бы обязательно подхватила.
   Мимо меня проходили люди в странноватой одежде. Правда, было их не слишком много. На меня, как ни странно, не обращали ни малейшего внимания. Мне следовало попросить у кого-нибудь помощи, но я все никак не могла решиться. Будучи всю жизнь стеснительной и неуверенной, я не смогла избавиться от этих качеств даже в стрессовой ситуации. Под конец, когда все-таки решилась заговорить и подняла взгляд с камешков, устилающих улицу, слова застряли у меня в горле.
   Смотревшее на меня существо человеком не было, не было оно и одним из многочисленных представителей фэнтезийных рас, о которых я столько читала. Белая кожа, рот, полный мелких острых зубов, прямой нос, жуткие черные глаза. Длинные бледные пальцы правой руки сжимали короткий и какой-то искривленный меч, висящий на поясе, левая рука была скрыта под длинным черным плащом. Он имел человекообразное строение тела, но все равно чем-то неуловимо напоминал одновременно паука и ворону.
   Чужак то ли улыбался, то ли скалился, но выглядел в любом случае довольно жутко. Я застыла посреди дороги, впав в ступор. Остальные люди постарались побыстрее покинуть переулок. Мне, наверное, надо было последовать правильному примеру, но ноги будто примерзли к земле.
   Существо приближалось все ближе. Подойдя почти вплотную, оно начало открывать рот, и тут мои нервы не выдержали. От моего крика он недоуменно остановился, рассматривая меня, наклонив голову к плечу. Дожидаться, что нелюдь предпримет дальше, не стала, изо всех сил побежав прочь по улице.
   Только когда бежать стало настолько невыносимо, что легкие, казалось, начали разрываться от нехватки воздуха, остановилась отдышаться возле одного из домов. Отдышавшись, решила оглянуться, сразу же об этом пожалев. Площадь, на которую мне повезло выбежать, заполонило множество странных созданий. Людей среди них было не слишком много, да я и не была уверена, что это люди.
   Сзади на мое плечо легла чья-то рука, и я чуть не умерла от ужаса. Резко развернувшись, я встретилась взглядом с огромной крысой, стоящей на двух ногах. Одета крыса было в потрепанную мешковатую мантию. На носу у нее были очки-половинки. Сил кричать у меня уже не было, я чувствовала себя выжатой как лимон. Да и не казалась крыса такой же страшной, как зубастая нечисть из переулка, а крыс самих по себе я не боялась.
   - Кхм, - откашлялась крыса. Ее разумности я не удивилась - в конце концов, она была одета, а от существ, носящих хоть какую-то одежду всегда можно ожидать хотя бы зачатков разума. - Что-нибудь ищете, милая фройляйн?
   Никогда не предполагала, что такой простой вопрос, да и еще и заданный говорящей крысой, настолько меня обрадует. Не знаю, по какой причине, но мы понимали друг друга, значит, часть моих проблем была решена.
   - Извините, видите ли, я заблудилась и... - растерянно начала я, не зная как рассказать о собственной проблеме. Знают ли местные жители о других мирах и если да, то как они относятся к иномирянам? Захочет ли кто-нибудь мне помочь?
   - Понятно, понятно, - пробормотала крыса, видимо решив, что я уже сказала все, что хотела. - Бывает. Что ж, тогда идите вот по той улице, а затем сверните во второй переулок справа. Дальше, я думаю, вы все увидите.
   - Что увижу? - кисло поинтересовалась я в ответ.
   - Как что? - удивилась крыса, - вашу гильдию.
   - Гильдию?
   - Да-да, гильдию. Разве фройляйн не Сказочница? - крыса выразительно посмотрела на висящую у меня на шее монетку.
   - Э, конечно. Извините. И спасибо за то, что подсказали дорогу. До свидания, -старательно улыбнулась доброжелательному собеседнику, после чего поспешила по указанной дороге.
   Я не испытывала большого доверия к чужим указаниям, но особого выбора у меня не было. Все же, вряд ли мой нежданный помощник мог знать о приглашении Тайки. Оставалось надеяться, что там, куда я иду, меня не съедят и не принесут в жертву.
   На небе по-прежнему царил закат, и не думая кончаться. Хотя, данный факт удивлял меня намного меньше обитателей города. Проталкиваясь сквозь площадь, я видела женщин, с торчащими из-под платьев лисьими хвостами; чудовищ, похожих на злых демонов; людей без лиц; прекрасных существ, напоминающих эльфов; лохматых, приземистых нелюдей с руками, достающими земли. На меня если и смотрели, то только мельком, после чего равнодушно отворачивались.
  
   К счастью, указания крысы оказались достаточно подробными для того, чтобы не заблудиться. Дорога привела меня к высокой башне с узкими окошками-бойницами. Потихоньку навалилась усталость, накопившаяся за все время пребывания в этом мире. Хорошо еще, что я не сильно проголодалась - обычно, когда волнуюсь, кусок не лезет мне в горло. А плохо то, что до безумия хотелось пить, а ноги не только болели, но и гудели от усталости.
   Подойдя к небольшой двери, осторожно постучалась. Морда монстра, в виде которой была изображена дверная ручка, резко открыла глаза - еле успела отдернуть руку. Морда равнодушно посмотрела на меня, после чего дверь открылась.
   Тоскливо покосившись в проем, вошла, надеясь, что не ошиблась адресом. Огромный холл освещался серебристым светом, шедшим от стен. В деревянных кадках, расставленных у стены, цвели загадочные растения. Посреди холла уходила ввысь мраморная лестница.
   Я растерянно застыла. Людей в башне не было видно, а бродить по помещениям в отсутствие хозяев казалось мне не особо приличным. Хотелось хоть какой-то определенности в этой безумной ситуации, но я все еще не могла решить, что будет более правильным: попробовать поискать кого-нибудь или подождать в холле.
   Наконец, на лестнице раздались чьи-то шаги, лишившие меня выбора. Спускавшийся был благообразным старцем с длинной бородой и доброй улыбкой. Он был похож на доброго волшебника из сказки и вызывал желание довериться. Одет старик был в мешковатый балахон, напоминающий недавно увиденный мною на сердобольной крысе.
   - Легкой дороги, юная леди. Чем могу помочь? - под его взглядом почувствовала себя неуютно. Наверное, с его точки зрения, я выглядела довольно странным гостем: лохматая, неумытая, в грязной ночной рубашке и с запачканными босыми ногами.
   - Здравствуйте. Скажите, это гильдия сказочников? - волнуясь, спросила я.
   - Несомненно, вы попали туда, куда надо, - поощрительно улыбнулся он.
   - Я... - немного замялась, но потом решительно продолжила, - меня пригласили. Ну, по поводу сказок. Вот, - я протянула монетку, которую успела снять и потискать в кулаке.
   Старик внимательно осмотрел монету и протянул ее обратно.
   - Что ж, прошу вас следовать за мной. И не стоит так волноваться, моя дорогая.
   Я взяла монету и, снова надев на шею, последовала за нежданным провожатым наверх.
   - Позвольте уточнить, кто именно передал вам приглашение? - поднимаясь по лестнице, спросил мой спутник.
   - Тайка, - скрывать мне было нечего, но я не была уверенна в том, что девушку действительно звали Тайка или в том, что это имя, а не прозвище.
   - Неудивительно. Девочка излишне тороплива, хотя глаз у нее верный. Будем надеяться, что вам у нас понравиться. И еще - можете называть меня мэтром Инсидиусом.
   - Хорошо, мэтр Инсидиус. Я Настя, - от волнения забыв представиться раньше, смутилась я.
   Поднявшись на второй этаж и пройдя по коридору, мы подошли к одной из многочисленных дверей.
   - Проходите, юная леди. - Комната, в которую меня пригласил мэтр, скорее всего, была кабинетом. Стены были скрыты под многочисленными полками с книгами, возле окна стоял стол, загроможденный бумагами. - Присаживайтесь.
   Послушно присела в одно из трех кресел, находящихся в комнате. Мэтр устроился за столом в кресле напротив меня. Сложив руки в замок, Инсидиус положил на них подбородок и пристально посмотрел на меня.
   - Не хотите ли травяного настоя, моя милая?
   - Да, спасибо, - торопливо согласилась я. Жажда мучила меня уже несколько часов.
   Мэтр чуть прищелкнул пальцами и на столе возник поднос с двумя кружками дымящегося чая и тарелочка с печеньем.
   - Угощайтесь, - великодушно предложил волшебник.
   Обычно стеснительная в подобных ситуациях, я не заставила себя долго ждать. Напиток на вкус оказался как зеленый чай, а взятая печенька походила на мамину выпечку. Угощенье обрадовало меня больше, чем увиденная магия.
   - Ну что ж, Настя, расскажите мне, пожалуй, о своих любимых сказках, - прихлебывая чай, предложил мэтр Инсидиус.
   Немного удивившись тому, что мэтра интересует не мой странный вид, не то, кто я такая, а мои любимые фэнтезийные истории, послушно начала рассказывать. Мэтр внимательно вслушивался в мои сумбурные пересказы.
   Пересказав несколько своих любимых книг, вконец охрипла.
   - Пока достаточно, - прервал меня мэтр, - это ведь не вы сочинили?
   - Нет, конечно.
   - Тогда расскажите мне что-нибудь свое.
   Я немного смутилась. Не то чтобы у меня была плохая фантазия, просто я всегда слишком стеснялась рассказывать кому-либо свои выдумки. Я писала длинные сказки и складывала их в стол, опасаясь критики. Но на этот раз мне пришлось переступить через стеснительность.
   Неуверенно начав, потом почти перестала запинаться и задумываться - вдохновение захватило и понесло меня. Мэтр оказался превосходным слушателем и ни разу не перебил меня. Казалось, что он понимает с полуслова.
   Закончив, торопливо глотнула оставшийся на дне чашки чай - горло пересохло от непрерывного монолога.
   - Что я могу сказать, дорогая Настя - неплохо, очень даже неплохо. Вижу у вас превосходное воображение, вы верите в свои сказки. Думаю, вы нам подходите. А то после того, как Милада нас покинула, у нас совершенно некому сочинять романтические истории.
   - Мэтр Инсидиус, простите, но я вас не совсем понимаю, - мрачно отметила я.
   - Но вы ведь Сказочница, моя дорогая. Если бы это было не так, вы бы не смогли оказаться в Городе. Или эта негодница ничего вам толком не объяснила? - сердито пробурчал Инсидиус, теребя бороду.
   Я покачала головой.
   - Безобразие. Эх, Тайка-Тайка. Надрать бы ей уши за такую безответственность. Единственное, что ее оправдывает, это то, что, по-видимому, она нашла нужного человека. Впрочем, не обращайте внимания на брюзжание старого человека, милая Настя, задавайте свои вопросы. Постараюсь объяснить все, что вам непонятно.
   Предложение мэтра Инсидиуса вызвало у меня энтузиазм - хоть кто-то объяснит мне, что происходит. Осталось понять, какие вопросы нужно задать для того, чтобы разобраться в ситуации.
   - Скажите, мэтр, где я в данный момент нахожусь? Понимаете, я не уверенна, что это мой мир, - все-таки надо начинать спрашивать с самого основного.
   - Это и не может быть вашим миром. Город - вообще не мир, а, скорее всего, пространство между мирами. Сюда можно попасть из любого уголка Вселенной и уйти куда угодно. Город находится в нигде и никогда. Вы ведь заметили, Настя, что здесь не движется время? Когда поживете здесь подольше, увидите, что и время года здесь одно и то же. В Городе всегда осень и вечно закат.
   - А какое у него название?
   - Название? Просто Город - все-таки он один в своем роде.
   - Понятно, - пусть будет просто Город. Для меня это в любом случае не принципиально. - А чем занимается гильдия сказочников?
   - Мы продаем сказки. Сказки, моя милая, это очень нужный и дорогой товар. Почти каждый наш клиент хочет как-то изменить жизнь, неважно, свою или окружающих. Мы оказываем консультации, помогая несведущим разобраться в политике и войне. Мы подсказываем, какие решения принять, какой дорогой пойти, какие слова сказать, чтобы все было именно так, а не иначе. Мы придумываем запутанные интриги и раскрываем чужие тайны. Мы меняем реальность в чужих интересах, при этом сохраняя строгую конфиденциальность.
   - Я не разбираюсь в интригах и политике, и я не знаю, как заставить людей действовать как нужно, я не могу менять чужую жизнь. Извините, - одновременно с легким разочарованием почувствовала облегчение. Гостеприимный мэтр показался мне хорошим человеком, и он поверил, что я из другого мира. Наверное, если его попросить, то он поможет мне вернуться домой.
   - Но вам и не надо. Каждый сказочник имеет свою любимую тему. К примеру, уже знакомая вам Тайка замечательно сочиняет военные кампании. Тем более, нам как раз не хватало специалиста вашего профиля. Соглашайтесь, моя дорогая, вы ведь этого хотели.
   Я хотела вернуться домой, к маме, которая сходила с ума от беспокойства за исчезнувшую из собственной кровати дочку. Но, если сейчас отказаться от чуда, то, скорее всего, оно больше никогда со мной не случится. Дома меня ждала привычная повседневность.
   Если я вернусь, то окончу институт, устроюсь на скучную работу... Дома у меня нет ни друзей, ни даже приятелей, только мама, но... Я уже взрослая, и это моя жизнь, которую не хочется потратить на прозябание.
   - Хорошо, я согласна, - все, теперь дороги назад нет.
   - Чудесно, - обрадовался Инсидиус, - думаю, с нашей помощью вы во всем разберетесь. А пока прочитайте договор, - мэтр протянул мне свернутый свиток.
   Договор я читала не сильно старательно, но основное, все же, отметила. Гильдия сказочников предоставляет своим членам заказы, представляет их права в городском магистрате, проверяет надежность и платежеспособность клиентов, предоставляет полную информацию об условиях работы. В ответ члены гильдии обязуются отдавать ей тридцать пять процентов от выручки.
   - Закончили? Тогда подпишите здесь, - я взяла протянутое перо и расписалась, поставив кляксу.
   - Мэтр, можно задать вам еще некоторые вопросы?
   - Разумеется, Настя, задавайте.
   - Почему я понимаю, что вы говорите? - то, что в Городе используется не русский язык, я догадывалась.
   - Особенность городской среды - здесь не бывает языковых барьеров. Наложенные на Город заклинания позволяют нам понимать друг друга. Все-таки Город - место, где вы можете приобрести все, что угодно, а непонимание очень мешает торговле. Да и жители прибывают из сотни различных миров, а как-то договариваться им нужно.
   - Ясно. А почему Тайка предложила работу именно мне? - в глубине души я надеялась, что мэтр скажет мне, что я особенная или, что у меня выдающиеся магические способности.
   - О, подозреваю, что вы были первым встреченным Тайкой человеком, обладающим нужными качествами. - На меня навалилось горькое разочарование. Да, Настя, не повезло тебе с избранностью. - Но, не стоит расстраиваться, если вы будете стараться, то сможете стать уникальным специалистом. Так что все в ваших руках.
   - И, мэтр, еще хотела спросить... то есть попросить... понимаете, я здесь оказалась неожиданно и, - я замялась, не зная, как объяснить, что у меня нет денег и негде жить.
   - Не тушуйтесь, моя дорогая. Думаю, гильдия вполне способна оказать вам небольшое вспомоществование на первое время, - чуть порывшись в столе, мэтр вынул небольшой мешочек.
   - Держите. Думаю, двадцать кюэ на первое время вам хватит. Сегодня переночуете в гостевой комнате, а завтра подыщем вам местечко, где вы будете жить. А заодно поможем разобраться во всем остальном. Первое время в городе всем бывает трудно, а потом привыкаешь, - мэтр, взглянув на меня, заметил что, я пытаюсь сдержать зевок. - Что-то мы с вами совсем заговорились. Думаю, пора закругляться.
   В этот момент в комнату вошла полноватая женщина с длинными светлыми волосами и серыми глазами. Несмотря на лишний вес, она двигалась легко и плавно. Ее можно было бы назвать красавицей, если бы не равнодушно-отстраненное выражение лица.
   - Что-то хотели, мэтр?
   - Легкой дороги, Ольгерда. Познакомься, это наша новая коллега, она будет работать вместо Милады.
   - Надеюсь, это будет удачная замена, - серые глаза равнодушно посмотрели сквозь меня. - Можешь называть меня Ольгердой, девочка.
   - Я - Настя, - торопливо поднимаюсь с кресла.
   - Герда, дорогая, проводи юную леди в гостевую комнату и помоги ей привести себя в порядок.
   - Хорошо. Пойдем, Настя.
   Я улыбнулась мэтру Инсидиусу на прощанье и поспешила за Ольгердой.
  
   Сидя перед зеркалом, я расчесывала влажные волосы. Отражение показывало светло-русую, ничем не примечательную девушку лет двадцати трех.
   Ольгерда оказалась не такой высокомерной, как показалось в начале. Она не только ответила на оставшиеся вопросы, но и помогла подыскать чистую одежду. Доставшееся мне платье было чуть-чуть большевато, чулки спадали, зато выданные ботинки как раз моего размера.
   От нее я узнала, что напугавший меня нелюдь - тэньгу. Тэньгу непревзойденные бойцы и искусные волшебники, но при этом они нелюдимы и жестоки. Не любят тэньгу даже себе подобных, что уж говорить о представителях других рас. При этом они помешаны на церемониале и приличиях. К примеру, пристально смотреть на тэньгу нельзя, за подобное, по их мнению, оскорбление они способны убить с откровенной жестокостью. Мне повезло, как сказала Ольгерда, что тэньгу решил не связываться с гильдией из-за дурной девчонки.
   Большие говорящие крысы - крысолаки. Одна из самых многочисленных рас, из тех, кто населяет Город. Когда-то они переселились в Город целым народом, спасаясь от полного уничтожения, а потом прижились. В большинстве своем они довольно дружелюбны, преданы своему клану и прижимисты. В Городе говорят, что легче дождаться рассвета, чем выпросить медную монетку у крысолака.
   Вообще, в Городе множество самых разных существ и каждый день можно встретить кого-нибудь новенького.
   А монетка, подаренная Тайкой, оказалась не только приглашением, но и знаком Гильдии Сказочников. Правда, почему у Гильдии такой жутковатый знак Ольгерда так и не объяснила. Только улыбнулась в ответ на мой вопрос и сказала, что сама потом пойму.
   Выделенная мне комната была большой и светлой, с ванной за дверкой. Мраморная ванная, больше похожая на бассейн, произвела на меня огромное впечатление, но куда больше обрадовала наличие горячей воды и местного мыла.
   Уже засыпая, внезапно почувствовала себя очень одиноко. Но, хотя я не знала, какой будет моя будущая жизнь, точно знала, какой она не будет - скучной и обыденной. По крайней мере, я на это надеялась.
  

Глава 2

   Говорят, что Город почти живой и как всякое живое существо имеет собственные предпочтения. Также говорят, что, если ты понравишься Городу, то всегда сможешь найти то, что тебе нужно. Если же Город тебя невзлюбит, то ты даже до дома не доберешься - просто не сможешь выбраться из многочисленных переулков и тупиков. Именно поэтому горожане обычно желают друг другу легкой дороги.
   Легкой дороги - и камень покорно ложится под ноги. Легкой дороги - и ты никогда не встретишься со своими врагами, а с друзьями будешь видеться только тогда, когда тебе нужно.
   А вообще, пожелание легкой дороги - это одновременно и земное "здравствуй", и земное "до свидания". Правда к этому я еще долго не могла привыкнуть. Хотя местные идиомы были понятны, но слишком непривычны, чтобы их сразу запомнить.
   Почти две недели в Городе пролетели незаметно. Я постепенно начала обустраиваться и обживаться в непривычной обстановке.
   Лардо - самая мелкая денежная единица Города, представляющая собой материализовавшуюся энергию. Двенадцать лардо - лерта, а сорок четыре лерты - одна куэ. Гости из других миров могут поменять деньги в местном банке, который принадлежит магистрату.
   Мастера в Городе объединены в гильдии и цеха. Самая богатая Гильдия Города - это Гильдия Алхимиков. Казалось, какое может быть богатство у мечтателей, возжелавших найти философский камень? Но здешние алхимики проявили удивительную деловую хватку. Созданные ими големы покупались всеми без исключения жителями, да и многими гостями. Я еще не видела ни одного дома без горгулий на фронтоне или возле порога. Оживленные рунами, каменные стражи прекрасно избавляются от незваных гостей.
   Несколько дней хватило, чтобы окончательно влюбиться в Город. Гуляя по его улицам, смотря на его здания, я иногда не могла понять, красив ли он, или нет. Хотя, будь Город даже скоплением лачуг, для меня он был бы прекрасен. Мой Город, мои ворота в сказку.
  
   Правда, не все чудеса, с которыми я встречалась, были добрыми. Прогуливаясь вместе с Ольгердой, рассматривала прохожих - узкие глаза, клыки, хвосты, чешуя... Жителей Города я могла праздно разглядывать бесконечно долго. Наверное, это было неприлично, но удержаться не могла, вертя головой из стороны в сторону.
   Особенно мне запомнилась прекрасная фея. Она была столь красива, что от нее невозможно было оторвать взгляд. Только, почему-то, все мужчины старательно обходили ее по дуге.
   - Надо же, лиссэ, - насмешливо хмыкнула Ольгерда, - в последнее время в Городе они редко появляются.
   - Почему? - фея грациозно плыла по мостовой, не обращая внимания на отношение окружающих. Я бы так никогда не смогла.
   - Потому что глупцов у нас в последнее время поубавилось. Даже самый последний гоблин с лиссэ ни за какие деньги не будет связываться.
   - Они настолько опасные? - представить, что хрупкая и изящная девушка представляет опасность хоть для кого-то, не получалось.
   - Для мужчин - да. Лиссэ - паразиты, мужчин они выпивают на раз. Сами лиссэ всегда только самки, причем и рожают они одних девочек. А так как самцов у них нет, то паразитируют на представителях других рас. И все бы ничего, только для появления ребенка, они используют жизненную силу отца, оставляя высохшие тушки, - Ольгерда покачала головой, - вот от них все и шарахаются.
   - Она красивая, - жаль. Я сначала подумала, что она фея или эльфийка.
   - Приманка. Обаяние лиссэ действует даже на женщин, что уж говорить про мужчин. На самом-то деле, это иллюзия: внешность лиссэ меняется в зависимости от того, представитель какой расы на нее смотрит.
   Действительно, жаль. Образ феи как оболочка мерзкой паучихи - это неправильно. Поспешно отвернулась от красавицы. Лиссэ, с которой до этого я столкнулась взглядом, рассмеялась и задрала подбородок. К ощущению неправильности прибавилось легкое чувство стыда.
   - Не лови болотные огоньки, - окликнула меня Ольгерда.
   - Прости, что?
   - Не стой, замерзши на одном месте, и не пропускай чужие слова мимо ушей, - усмехнулась женщина. Хорошо, что Ольгерду не утомляло отвечать на мои бесконечные вопросы.
  
   Жилье, как ни странно, я смогла отыскать сама. Просто во время одной из прогулок повезло встретить старого знакомого. Крысолака, любезно подсказавшего мне дорогу, звали мэтр Хробениус. Работал мэтр в Городском архиве старшим архивариусом и был увлечен своей работой настолько, что мог говорить о ней бесконечно. К моей радости, интересно рассказывал он не только о своей специальности, но и обо всем на свете.
   Гостеприимный мэтр согласился за небольшую плату выделить мне просторную комнату. Уютный домик, ко всему прочему, находился довольно удачно для меня: недалеко располагались как один из городских рынков, так и здание гильдии.
   Нельзя сказать, чтобы все было так уж безоблачно. После разговора с мэтром Инсидиусом возникало впечатление, что тебе ужасно рады и ты на своем месте. Ольгерда отнеслась ко мне также неплохо: она казалась ворчливой, но доброй тетушкой. К Тайке я заочно прониклась приязнью, как к человеку, приведшему меня в Город. А после познакомилась и с другими коллегами.
   Он был очень высок, около двух метров. Раскосые глаза расплавленного золота, золотистые волосы и... и неприятная ухмылка, взгляд, проходящий сквозь тебя, будто ты мебель.
   Ольгерда, с которой мы сидели в гильдейской библиотеке над постановлениями Города, даже не повернула голову в сторону вошедшего.
   - Кто это? - почему-то шепотом спросила я.
   - Диниэ. Еще один член нашей Гильдии. Мастер страшных сказок, - чуть недовольно прозвучало в ответ.
   В Гильдии у каждого была своя специализация. К примеру, Ольгерда сочиняла детективные истории. Запутанные махинации, загадочные преступления, воры, убийцы, стражники и сыщики. Свои сказки она могла рассказывать часами. Обычно она отвечала на мои расспросы без энтузиазма, хотя и подробно, но все менялось, когда я спрашивала Ольгерду про ее работу.
   Тема сказок моего нового знакомого мне не понравилась. Все сказочники влюблены в свои сказки, поэтому сказочник, избравший для себя такие сюжеты, настораживал. Но, все равно, мне показалось, что с ним обязательно нужно познакомиться. Все-таки, он был сказочником, а еще меня мучило любопытство.
   - Здравст... То есть легкой дороги, господин Диниэ, - начала я.
   - Хочешь, я расскажу тебе сказку? - пропел Диниэ в ответ. Ольгерда оторвалась от пыльного талмуда с законодательными актами магистрата.
   - Отстань от девочки, сидх. Она не хочет.
   - Наверное, надо спросить у самой девочки? - насмешливо отмахнулся Диниэ, после чего повернулся ко мне. - Так что ты решила?
   - Э, большое спасибо, - мне подумалось, что если поговорить с сидхом о его сказках, то, возможно, нам удастся поладить.
   - Это будет не очень длинная сказка. О девочке, которая сидела в темной комнате...
   Чужой голос звучал то совсем близко, то очень далеко. Я с трудом понимала, о чем мне рассказывают. Казалось, я не слушала сказку, а жила в ней. Причем, эта сказка мне очень не нравилась.
   Под креслом шевелились тени, темнота, быстро наполнившая комнату, ожила. Тихие разговоры, звучащие со всех сторон, сводили меня с ума. Было холодно.
   - Достаточно. Мы уже оценили твои таланты, - голос Ольгерды прозвучал для меня как манна небесная. Тени рассеялись, шепот постепенно затих, комната снова превратилась в уютную библиотеку.
   - А как понравилась моя сказка девочке? - ненавижу это чувство. Чувство беспомощности, возникающее тогда, когда тебя обидели, а ты не можешь дать своему обидчику сдачи. Мерзкое и очень неприятное ощущение.
   - Не понравилась, - руки сжались в кулаки, голос немного хрипел.
   - Неужели? - моего собеседника наш диалог изрядно веселил. Ольгерда переводила встревоженный взгляд с одного на другую.
   - Да. Я знаю сказки и пострашнее, - единственная страшная история, которую я когда-то по глупости посмотрела, было "Оно" Стивена Кинга. После, долгое время находясь под впечатлением от просмотра, смотреть ужасы зареклась.
   - Что ж, тогда, ты, надеюсь, не откажешься поделиться сюжетом?
   Так, как отступать мне показалось неправильно, постаралась поподробнее вспомнить и пересказать кино. Получилось не особенно хорошо, но, сама идея, как ни странно, сидху понравилась. А вот Ольгерде не очень.
   - Занятная история. Я рад, что ты ее рассказала, поэтому, если хочешь, можешь у меня что-нибудь попросить. Я буду не против когда-нибудь отказать тебе услугу. Не волнуйся, Ольгерда, - обратился Диниэ к сердито хмурившейся женщине, - уже ухожу. Было забавно познакомиться с нашей новой Сказочницей. Девочка немного похожа на Миладу, не находишь?
   Вместе с уходом сидха, комнату покинул тяжелый, гнетущий дух. Ольгерда облегченно откинулась в кресле, я тоже попыталась расслабиться. Сердце стучало как после быстрого бега.
   - Только не вздумай действительно у него что-нибудь просить, - обратилась ко мне Ольгерда. Голос женщины звучал крайне серьезно.
   Собиралась спросить почему, но потом махнула на это рукой. Портить настроение еще больше не хотелось.
   А мое имя сидх так и не удосужился узнать.
  
   Свою первую сказку я запомнила надолго.
   Девушка, почти девочка, была невысокой и какой-то прозрачной. У нее были лучистые голубые глаза и светло русые волосы. Старенькое, много раз стираное, платьице, было все в заплатах.
   Она стояла, сцепив руки в замок, и с надеждой смотрела на меня. Не знаю, как ей удалось докричаться до Гильдии Сказочников, но раз она смогла, то, наверное, ей очень надо. Я не знала, смогу ли ей помочь, и чем она сможет заплатить за мою сказку. Хотя, раз ко мне ее привел мэтр Инсидиус, то, наверное, у нее есть, чем расплатиться. Или, вполне вероятно, мэтр просто-напросто пожалел ее.
   Девочка представилась Лиарой, но я мысленно уже успела окрестить ее Золушкой. Именно эта сказка невероятно подходила к ее ситуации.
   Лиара выросла, воспитанная одним отцом, королевским егерем. Мачехи у нее не было, но было двое маленьких братьев, о которых ей пришлось заботиться после смерти матери. Отец, постоянно отсутствующий дома, взвалил на маленькую дочку все небольшое хозяйство. Постоянно занятая Лиара не унывала, крепко взяв в свои ручки и дом, и братьев.
   Кто знает, как бы повернулась ее судьба, но однажды девочка встретила его.
   Он был невероятно красив: иссиня-черные волосы, серые глаза, узкое лицо. Он был невероятно смел: в восемнадцать лет командовал полком. Причем, назначали его не за родственные связи. Он был невероятно... В общем, он был сказочным принцем.
   Лиара в тот день поехала с отцом в замок, доставить свежую дичь к празднику - с границы приехал единственный наследник престола. Вся столица обсуждала ошеломительную новость почти десяток дней.
   Лиара же... Лиара больше думала о поездке в город, о новых башмачках и специях, которые надо непременно купить.
   Когда во дворе замка выгружали с телеги мясо, в ворота во главе отряда въехал принц. И тогда же они с ним встретились взглядом, после чего Лиара потеряла голову.
   Она мечтала целыми днями, что он тоже вспомнит ее, что придет за ней. Но время шло, а чуда все не было. Братья, с которыми Лиара поделилась сокровенным, подняли ее на смех. Отец, узнавший об этой, по его словам, "глупости", решил, что дочка засиделась в девках. Сын трактирщика, за которого ее просватали, был толстым и неуклюжим.
   Как она смогла найти Гильдию, почему она не испугалась и не растерялась, я не понимала. Наверное, она была смелее и решительнее меня.
   С Лиарой еще с детства случались разные мелкие чудеса: ссадины заживали сами собой, склеивались разбитые тарелки, оживали завядшие цветы. И в тот момент, когда девушке показалось, что ее жизнь кончена, дар выручил ее снова. Так Лиара оказалась в Городе.
   Мы слушали ее историю, сидя в уютных креслах в кабинете мэтра. Обычно при заключении контракта присутствуют трое: заказчик, сказочник и глава гильдии, но в этот раз, в качестве моей наставницы, присутствовала также Ольгерда.
   Наконец, Лиара завершила свой рассказ. Мэтр Инсидиус, сочувствующе улыбавшийся девушке, достал из ящика какой-то лист.
   - Что ж, милая леди, насколько я понял, вы хотите, чтобы мы помогли вам с принцем обрести счастье.
   - Да, ваше могущество, - девочка серьезно кивнула, - я готова на все, чтобы мы были вместе.
   - Что ж, я думаю, мы сможем пойти вам на встречу, - откликнулся мэтр. Я вся обратилась в слух. Сейчас я сама, впервые, должна была рассказать сказку для этой девочки, превращая ее в реальность, - для начала, познакомьтесь с Настей. Она будет заниматься вашим делом.
   - Очень приятно, госпожа фея, - соскочив с кресла, Лиара отвесила мне поклон, отчего я немного смутилась, - надеюсь, вы сможете мне помочь.
   Я тоже на это надеялась.
   - Что ж, если вы так уверены в своем решении, то давайте заключим договор, - мэтр Инсидиус протянул девушке лист сероватой бумаги.
   - Что мне надо сделать? - решительно тряхнула головой Лиара.
   - Всего лишь подписать вот здесь. Вы владеете грамотой?
   - Конечно, - в голосе Лиары прозвучала легкая обида, быстро сменившаяся улыбкой.
   Мэтр передал девушке чернильницу, и она быстро расписалась. После чего мэтр, усмехнувшись, протянул контракт мне. Проглядев написанное, заметила неясности - наклонившись к сидящей рядом Ольгерде, уточнила, что означает "оплата соответствующая".
   - Первое правило нашей Гильдии, Настя. Мы никогда не берем с клиента больше, чем он может заплатить.
   Я тайком вздохнула. Интересно, как определить, насколько клиент платежеспособен и сколько он действительно может отдать за услуги?
   После окончания разговора, мэтр Инсидиус попросил меня проводить Лиару в гостевую комнату, где она сможет отдохнуть, пока мы будем готовиться к ритуалу. Где находится комната для визитеров, я знала, сама прожив в ней несколько дней.
   Уже идя вместе с Лиарой по коридору, вспомнила, что мне показалось странным во время беседы.
   - Лиара, скажи, а как зовут твоего принца?
   - Не знаю.
  
   - А разве нельзя сделать так, чтобы принц просто влюбился в Лиару? - растерянно переспросила я.
   - Конечно, нет, девочка. С чего бы ему влюбляться в первую встречную? - с легким удивлением произнесла Ольгерда.
   - Но она же красивая. И добрая. И очень его любит, - возражала в запале.
   - Что с того, что она красива, Настя? Неужели ты думаешь, что принц за всю свою жизнь не видел ни одной красивой женщины? - в голосе сказочницы слышалось легкое неудовольствие, как будто, неуспевающий ученик задавал своей учительнице элементарнейший вопрос, - эту Лиару он может, самое большее, затащить на сеновал.
   - А... - медленно протянула, не зная, что на это ответить.
   - Думаешь, это так легко? Настя, принцы не женятся на крестьянках, это мезальянс.
   - Но как же тогда мне выполнить контракт? - я скорчилась в кресле, смотря перед собой остекленевшим взглядом.
   - Кто из нас рассказывает сказки про любовь? Встряхнись, мы же с тобой разговаривали о том, как лучше всего рассказывать.
   Да, разговаривали, но... Я помнила, что нужно уменьшить количество изменений, чтобы было легче уговорить мир измениться так, как надо. Ольгерда тогда сказала следующие слова: "Мы меняем мир, но мир не хочет меняться, пускай даже к лучшему. Мир застыл. Чтобы расшевелить его, мы превращаем повествование в ритуал. Но, чтобы изменить все точно со своим замыслом, нужно быть настоящим мастером с огромным опытом. Сейчас на такое тебе не хватит ни сил, ни воображения, поэтому старайся исправлять незначительные детали. Пусть они складываются в слова и поступки, приводящие к тому, что ты хочешь увидеть".
   Я запомнила эти слова наизусть, но как их применить на практике, не представляла.
   - О чем задумалась, юная леди? - я подпрыгнула от неожиданности. Мэтр Инсидиус незаметно вошел в комнату, встав у двери.
   - О том, как буду выполнять взятые обязательства. Я сейчас даже не представляю, что делать, - пожаловалась я.
   - Ничего-ничего. Все мы когда-то начинали, - ностальгически протянул мэтр. - Главное - это решиться, а дальше разберешься сама, да еще и во вкус войдешь.
  
   Я застыла в углу зала, в центре треугольника, начерченного мелом на полу. Напротив меня стояло зеркало, я смотрела в него и падала. Потом, когда стану намного опытнее, подпорки в виде ритуала мне не понадобятся. Но скоро ли будет это потом?
   Сейчас же я рассказывала сказку...
   Возможно, это будет так.
   Он поедет на охоту на кабана. Принц со свитой будут долго гнать зверя по лесу, а потом свита отстанет и принц останется со свирепым хищником один на один. Кабан перед смертью успеет ранить принца.
   Она пойдет в лес собирать ягоды для праздничного пирога. Дочка лесника, она привыкла с детства гулять по лесу. Услышав чей-то стон, Лиара не испугается и отправиться проверить, кто же издает эти звуки.
   Она спасет его, и в ответ он ее полюбит, узнав поближе...
   Зеркало чернеет, и я проваливаюсь в пустоту.
  
   Принца звали Дэриком. Он действительно был очень смелый. А вдобавок еще очень упрямый. Королева, его мать, говорила, пока была жива, что принц весь в отца.
   Скорее всего, так и было. Потому что, когда пришло время, и принц повзрослел, споры с отцом стали для них частым делом. Королева, служившая вечным миротворцем, уже не могла помочь, и ссоры становились все значительнее.
   Принц Дэрик и король Стефан не сходились ни в чем: ни в том, каких союзников выбирать, ни даже в том, какие женщины красивее. А затем король заключил союзный договор с Тиршанским герцогством, согласившись вступить в войну с Элито.
   Король и его союзники решили, что империя давно ослабла, и можно безнаказанно откусить самые вкусные куски территории, пока другие соседи не опередили. Принц же считал, что империя пока сильна, и император, хоть и завяз в войне с кочевниками, легко сможет перебросить войска с одной границы на другую. Благо границы эти рядом, да и коммуникация с военной дисциплиной в Элито пока на достаточно хорошем уровне.
   На совете, где принц прямо высказал свое мнение, его никто не поддержал. Король Стефан славился вспыльчивым нравом. Принц же Дэрик, кровь от крови его, плоть от плоти, ни в чем своему родителю не уступал. Вот и на совете, сцепившиеся Дерик с отцом не смогли придти к компромиссу.
   Закончилось все очень быстро. Брошенным в запале: "Сопляк". И поспешным отъездом принца на границу с Элито на должность простого коменданта пограничной крепости.
   Вернулся единственный наследник через два года. Героем и командиром отряда. Война завершилась стремительно, и - не в пользу союзников. К счастью, император, имеющий вечно пустую казну, согласился на контрибуцию.
   Принц ни слова не сказал о своей прошлой правоте, но они с отцом оба помнили, и это воспоминание стояло между ними.
   Принц Дэрик не ладил со своим отцом.
   А еще у принца была невеста - наследница старого герцога Тиршании, давнего друга и союзника короля.
   - Я не буду на ней жениться, - говорил принц. - Это невыгодно. Прокуратор Цески предложил мне подумать о его дочери. Он богат и имеет значительный вес в имперском совете.
   - Твой прокуратор - шавка, лижущая императорские сапоги.
   - Отец, опомнись. Ненависть к империи и преданность союзнику не стоит выгоды королевства.
   - Твоя империя - колосс на глиняных ногах. Если мы свяжемся с ней, то когда она падет, падем и мы.
   - Может, империя и падет, но это будет не скоро. Подумайте здраво, ваше величество, - и принц в очередной раз хлопал дверью.
  
   Охота была единственным занятием, которое нравилось принцу. Конечно, не вообще, но в настоящий момент. В столице, полной бездельников, ищущих благоволения влиятельных лиц, это был редкий шанс остаться наедине с собой и просто подумать.
   Именно поэтому принц вырвался вперед. Кабан Дэрику, вместе со всей славой охотника, нужен еще менее чем, к примеру, брак с девицей из Тильшании. Просто за время, проведенное на войне, он так отвык от интриг, прилипших к лицу улыбок и фальши, фальши, фальши. Вот и сейчас он просто устал от своего будущего двора.
   Потом была коротка схватка с кабаном, и симпатичная девчонка, взявшаяся помочь охотнику. Она смотрела восхищенными глазищами, и принц не выдержал. Ночь пролетела как падающая звезда, а рано утром Дэрик покинул приютивший его дом, оставив все деньги и несколько дорогих колец. Этого должно было хватить его случайной подружке на достойное приданное.
   Через сорок дней все королевство праздновало свадьбу принца Дэрика с Эльзой Тильшанской.
  
   Я будто выплыла на поверхность глубокого озера, и теперь пыталась отдышаться. Сказка закончилась совсем не так, как бы мне хотелось.
   Принц - добрый красавец? Нет, не так. Упрямый, несчастный мальчик, пытающийся позаботиться о благе своей страны. У него несколько шрамов, и в непогоду ноет раненая в схватке нога. Я могла бы в него влюбиться.
   Лиара не знала даже его имени. Но она уже любит его, и она достойна счастья. Она - добрая, красивая, и... какая? Не знаю, но Эльзу принц точно не любит, и вряд ли они будут счастливы.
   Я глубоко вздыхаю, и ныряю вновь.
   Наверно, это будет так.
  
   -Хватит, отец. Ты слишком часто ошибаешься. Хватит. Я не женюсь на тильшанке.
   - Ты еще не дорос со мной спорить. Пусть сначала молоко на губах обсохнет, - рычит Стефан.
   - Я воевал, отец. Я видел, как умирают наши солдаты из-за того, что их правитель не может поступиться своими амбициями, - ноздри Дэрика раздуваются от ярости.
   - Да и ты не очень-то радеешь о благе королевства. Думаешь, не так? А что было бы, если бы тебя на этой войне убили? Смута? Другого наследника у меня нет, сын.
   - Это ты начал эту войну. Ты ошибался, отец, и ошибаешься сейчас. Я не женюсь на Эльзе. По мне, лучше уж взять в жену первую встречную девицу - более дальновидно, - кривит губы принц.
   - Что ж, ты сказал - я тебя услышал. Не хочешь Эльзу - бери первую попавшуюся. Надеюсь, ты не откажешься от своих слов, а, сын? - прошипел Стефан, окончательно разъярившись.
  
   - Лиара, смотри, не потеряйся, - ворчит егерь.
   - Я не потеряюсь, отец. Хорошо, что управляющий решил лично дать тебе указания, теперь я смогу сказать, что побывала в королевском дворце. Подружки не поверят. Да и мальчишки тоже. - Лиара вертит головой по сторонам. - Когда еще такую роскошь увидишь.
   А может, она увидит и самого принца. Он такой красивый, у него такие глаза. Солдаты во дворе говорили, какой он замечательный войн.
   Управляющий, дородный мужчина лет сорока с напомаженной бородой, ведет их по запутанному коридору. Лиара пытается угнаться за своими спутниками, но попадающиеся диковинки приковывают внимание.
   Очередной раз засмотревшуюся Лиару чуть не сбили с ног. Подняв глаза, Лиара увидела его, своего принца.
   - Вот и она, первая встречная, что делать будешь? - широко расставив ноги, осведомился его величество. Короля Лиара до этого момента видела только на серебряной счастливой монетке, подаренной отцом.
   Принц смотрит на отца, недобро улыбаясь, после чего опускается на одно колено перед растерявшейся Лиарой.
   - Моя леди, позвольте попросить вашей руки?
  
   Я очнулась перед зеркалом, отражающим уже не черный провал, а меня и комнату.
   В дверь осторожно постучала Ольгерда.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Нормально, - со мной все было нормально, не считая мучившегося меня разочарования. - А где Лиара?
   - Мы отправили девочку домой, после того как нашли талисман-переходник для того, чтобы вернуть ее обратно. Кстати, она приглашала тебя в гости. Сходи, если хочешь, все равно талисман многоразовый, - перекинув косу со спины на плечо, Ольгерда внимательно рассматривала меня. - Неплохо справилась для первого раза.
   - Нет, я не смогла. Мне надо поговорить с Лиарой. У меня ничего не вышло. Мне очень жаль, я всех подвела.
   - Почему ты так решила? Ведь твои герои поженились.
   - Да, но он же ее не любит, а Лиара хотела... - Лиара хотела быть любимой.
   - Она получила, что хотела, а хотела она сказку. Сказку, в которой принц женится на дочке лесника, - жестко улыбается Ольгерда.
   И я промолчала в ответ.
  
   - Как ты? - сидела на широком подоконнике, смотря на то, как плывут перистые облака. Никогда не думала, что вид дневного неба доставит мне такое удовольствие.
   - Все прекрасно, - улыбалась Лиара, - скоро у нас с принцем будет ребенок. Спасибо тебе.
   - Не стоит благодарности, - улыбалась в ответ. Как же приятно бывает иногда почувствовать себя всемогущим Богом. И хорошо, что они все-таки счастливы.
   - Знаешь, - Лиара чуть задумалась, перебирая белые цветы в вазе, - до того, как я тебя встретила, я представляла добрых фей совсем-совсем другими.
   Приятно, хотя комплимент сомнительный. Правда, вряд ли в этом мире живут настоящие феи. Фей я в Городе навидалась достаточно и добрыми они не были.
   - Совсем завяли, - огорченно закусив губку, девушка провела рукой по поникшим цветам. - Сейчас все исправлю.
   Я смотрела, как она водит руками над вазой, о чем-то уговаривая растения.
   - Не получается, - растерянно произнесла она. - Раньше же всегда... Хотя, ладно, попрошу служанку поменять букет.
   Сразу после этого досадного случая Лиара снова заулыбалась. Мы почти полчаса проговорили о различных пустяках. Всегда мечтала иметь такую подругу - веселую, добрую и неунывающую.
   После вина с пирожными я засобиралась домой. Лиара, видимо, не знающая как еще больше выразить мне свою признательность, поспешила отдать распоряжения - девушка вознамерилась дать мне с собой понравившиеся пирожные. Конечно, это было немного неудобно, но выпечка действительно была восхитительна. Тем более, Лиаре это сейчас ничего не стоило, так что гордо отказываться я не стала.
   Из коридора доносился звонкий голосок девушки, уже вполне браво командующей слугами. Подошла к окну, в последний раз выглянув наружу. Во дворе суетились какие-то люди, привычно тренировались стражники, шумела стайка ребятишек. Идиллическая картинка сказочного королевства.
   Отвернувшись от окна, я, подобно Лиаре, коснулась рукой цветов.
   - Я уже все, - Лиара появилась в двери со свертками и коробочками, - держи.
   - Спасибо, но не стоило так беспокоиться.
   - Это пустяки. Вот то, что ты сделала для меня - это действительно стоит благодарности, - серьезно ответила королева, покачав головой.
   - Все равно. И счастья тебе, - я пыталась одновременно заставить работать талисман и при этом не уронить подарки, - а кстати, где Дэрик?
   - Где-то на границе, опять свои гарнизоны проверяет. Ой, смотри, они все-таки снова зацвели, - Лиара кивнула на многострадальную вазу. - Значит, все будет хорошо. И у тебя тоже.
  

Глава 3

   Пожалуй, единственное к чему я так и не смогла привыкнуть, уже почти два месяца прожив в Городе, это застывшее время. Неудобно было как психологически, так и чисто практически. Я долго не могла понять, как же все-таки здесь определяют, сколько времени, или как договариваться о встрече.
   Надо сказать, что системы отсчета все же существовали, но были слишком непривычны на мой взгляд. Часы на башне, в которой заседал магистрат, били каждый час определенное количество раз. Правда, часов в сутках было аж двадцать шесть. Но это не так страшно, учитывая, что дней в местной неделе тринадцать.
   Как-то, сидя за чашкой утреннего чая, поинтересовалась у мэтра Хробениуса, почему в Городе считают именно по тринадцать дней? Мэтр был очень начитан и знал множество местных историй, и притом готов был ими поделиться. Почти всегда, испытывая затруднения, я обращалась к старому крысолаку. Правда в тот раз длинной истории я не услышала. Оказалось, что просто число счастливое, а если в Городе все равно, как учитывать время, то почему бы и не так? Число-то счастливое!
   Учитывая, что минуты считать было не принято, то, чтобы определить время, приходилось ждать, когда пробьет следующий час. Спрашивать у прохожих я робела.
   В общем, с местным временем как-то не ладилось, поэтому я обычно всегда опаздывала. Хорошо еще, что бой колокола слышен по всему Городу, вне зависимости от твоего месторасположения. Говорят, что это потому, что Колокол на башне призрачный.
   В чем состоит разница между обычным колоколом и колоколом-призраком, не считая звучания, я не знала. Как-то Ольгерда сказала мне, что все дело в особой экономности нашего магистрата, которую лично она, Ольгерда, считает самой настоящей скупостью. После чего пояснила, что, наверное, магистры боятся того, что кто-нибудь этот несчастный колокол украдет.
   Конечно, призрачный колокол, в отличие от обычного, украсть действительно несколько затруднительно, но кому вообще может понадобиться хоть какой колокол?
   Впрочем, местное времяисчисление, как с колоколом, так и без, меня удручало. Вот и на этот раз умудрилась проглядеть нужный момент, и поэтому злостно опаздывала: часы пробили уже двадцать пятый час, а встретиться с Тайкой мы договаривались час назад. Хотя как раз именно сегодня этого делать не стоило - наконец-то, удалось уговорить Тайку показать мне Городскую библиотеку.
   Сама Тайка тоже иногда опаздывала, но не терпела когда опаздывает кто-нибудь другой. Даже если ты задерживаешь на пять минут, она может разозлиться и уйти. Да еще и обругать тебя при следующей встрече. Именно поэтому, я очень надеялась, что на этот раз она будет в хорошем настроении и подождет меня. Сомнительно, что мне удастся еще раз уговорить ее показать мне расположение Библиотеки.
   Каменная мостовая легко ложилась под ноги, в лицо дул легкий ветер. Привычные горгульи на порогах домов так же привычно скалились. Пару раз встретила знакомых: молодую крысолачку с прижатой к груди корзинкой, и здоровенного мрачного типа, служившего вышибалой в одном из пабов. Мельком поздоровавшись, поспешила дальше.
   А потом, в одном из Городских переулков, куда я забрела в надежде сократить дорогу, встретила его.
   Он был похож на одного из тех героев, которых представляешь, читая любовную фэнтези. Именно такими я и представляла себе эльфов, вампиров и прочих нелюдей, бывших возлюбленными героинь. У него были огромные черные глаза, бледная кожа и роскошная длинная грива черных же волос. Он был высоким и стройным, а еще у него была самая красивая улыбка, какую я когда-либо видела.
   Засмотревшись на прекрасного незнакомца, резко запнулась и непременно бы упала, если бы он меня не подхватил.
   - Осторожнее, прелестная леди, - голос у него оказался негромким и мелодичным.
   - Спасибо, - я почувствовала, что краснею. Меня всю жизнь преследует какой-то рок, заставляющий попадать в разные нелепые ситуации. Вот и сейчас умудрилась повстречаться с мужчиной моей мечты одетой в старые штаны, огромные ботинки-говнодавы и вязанный крысолакский свитер. Более того, проспав время выхода из дома, я не успела причесаться - вот уж действительно прелестная леди.
   - Вам следует быть осторожнее. Вы куда-то торопитесь? - незнакомец участливо посмотрел на меня.
   - Я? Да, тороплюсь... то есть немного опаздываю, - на меня нашло привычное в таких ситуациях косноязычие.
   - Надеюсь, леди не будет против, если ее проводят? Мало ли что может случиться по дороге, - я тупо уставилась на протянутую мне руку.
   - Э... Конечно. То есть, я не против, - смелости принять руку у меня так и не хватило. Близко общалась с противоположным полом я только в школе, в институтской группе были уже одни девчонки, а знакомиться как-то иначе не получалось..
   - Чудесно, - он так искренне обрадовался моему согласию, что я растерялась, - куда мы будем спешить?
   - В таверну Мария. Это возле статуи Иллиана Справедливого, - заведение Мария было любимым местечком Тайки. Именно в нем она предпочитала устраивать деловые встречи, сидеть с друзьями, да и просто отдыхать.
   - Не волнуйтесь, леди, я бывал у старины Мария. Но не разрешите ли вы другое мое затруднение, моя леди? К несчастью, я совершенно не представляю, как вас называть? - черноглазый красавец снова улыбнулся.
   - Настя.
   - Чудесное имя. Никогда такого не встречал. Что ж, позвольте представиться и мне. Дариэль, - он прижал руку к груди и поклонился.
   - Очень приятно.
   - Мне приятно куда больше, леди Настя, - возразил Дариэль.
   Мой провожатый действительно знал куда идти. По дороге он рассказал мне несколько местных баек, пару раз пошутил - вскоре я начала ощущать, что гуляю с хорошим знакомым. Когда мы дошли, я даже почувствовала разочарование.
   - Ну, вот и все, моя леди, таверна Мария, - он кивнул на обшарпанную дверь, - но уверены ли вы, что вам надо именно туда? По-моему, это совсем не подходящее место для молодых леди. Возможно, я смогу пригласить вас в более приличное заведение.
   - Я бы с удовольствием, но мы со знакомой договорились встретиться именно здесь.
   - Тогда, думаю, все в порядке.
   - Вы могли бы зайти со мной, - предложила я Дариэлю.
   - Сомневаюсь, что это будет уместно, - с явным сожалением отказался он, - но я надеюсь на продолжение знакомства, леди Настя.
   Поцеловав мне на прощание руку, Дариэль откланялся.
  
   Открывала знакомую дверь с хорошим настроением - даже если Тайка решила меня не дожидаться, все равно день был замечательный.
   Таверна Мария представляла собой большой зал с круглыми столиками. В помещении было темно и накурено. Неудивительно, учитывая то, что таверну частенько посещали местные феи.
   Пристрастие феи к кальяну казалась мне очень странным, но жителей Города это не удивляло. Считалось, что правильный набор трав вызывает у фей пророческий дар. Наверное, в этом было свое зерно истины, так как больше половины членов гильдии Предсказателей - феи.
   Марий же был гномом, причем гномом классическим. Маленький, квадратный, с длинной ухоженной бородой, он, даже стоя за стойкой, не снимал с головы шлем. Учитывая периодически вспыхивавшие в таверне драки, данная предосторожность была совсем не лишней. Мало приятного, если в пылу боя, тебе попадут табуретом по голове.
   Видимо сегодня ко мне пришла Тихе, веселая богиня удачи - Тайка сидела возле стойки, опираясь на нее локтями. Марий протирал какую-то посуду, и при этом оба о чем-то самозабвенно спорили. Подойдя поближе, уловила что-то о преимуществе секир.
   - А, это ты. Легкой дороги, - возмущаться по поводу моего опоздания Тайка не стала.
   - Чего надо? - к манере Мария разговаривать я уже привыкла, хотя первое время очень обижалась. Специально кого-то задеть гном не хотел, да и в его хамстве присутствовала определенная доля обаяния. По крайней мере, феям нравилось.
   - Налей мне вина из одуванчиков, - этим вином меня как-то угостила Ольгерда, после чего оно стало моим любимым напитком.
   - А мне еще пива. И сухарей, - протянула пустую кружку Тайка. Марий долил пиво из бочонка в эту же кружку, что вызвало искренне возмущение у девушки.
   - Хэй, а помыть?
   - А зачем? Зараза к заразе не прилипнет, - на самом деле Тайка с Марием прекрасно ладили. По крайней мере, пиво они любили одинаково сильно.
   - Старый хэрраш, - пробормотала девица, садясь за столик, - зря ты эту бурду заказала - хорошее вино здесь не найти, зато пиво у Мария просто божественное.
   - Не люблю пиво.
   - Зря, - хмыкнула Тайка, хрустя сухариком. - Ладно, сейчас допью и пойдем.
  
   Хорошо, что Тайка согласилась показать мне Библиотеку. Сама бы я ее ни за что не нашла, даже с самыми подробнейшими указаниями мэтра Хробениуса. Мы петляли по незнакомым улицам, сворачивали в подозрительные переулки, пару раз переходили через мостики. Старательно пыталась запомнить запутанный маршрут, но выходило так себе.
   Библиотека оказалась высокой башней, чему я не особенно удивилась. То, что в городе все муниципальный учреждения находятся в башнях, я уже поняла. Как-то довелось заглянуть на работу к мэтру Хробениусу в архив магистрата, так вот, архив тоже находился в башне. Пожалуй, только гильдия убийц располагалась в обычном доме. Из чувства противоречия, наверное.
   Как-то заинтересовавшись причиной данной традиции, начала расспрашивать знакомых. Оказалось, что объяснение данному факту не может дать даже начитанный мэтр. Лично я предполагала, что так проще ориентироваться среди окрестных домов. По крайней мере, всем понятно, что если видишь башню - значит, ты пришел по адресу.
   Правда Башня Библиотеки отличалась какой-то заброшенностью. Вокруг нее было пустое пространство, под стенами цвел белый шиповник. Пробраться ко входу, не поцарапавшись, было трудно даже по тропинке.
   Минуты через две мы, наконец, добрались до двери. Продираясь через разросшийся шиповник, все исцарапалась. На Тайке, в отличие от меня, следов борьбы с кустарников не было.
   Порог библиотеки, как ни странно, не охраняли уже привычные горгульи. Даже медная дверная ручка была самой обычной. Стучаться Тайка не стала, просто толкнув дверь. Открылась она со зловещим скрипом.
   После того, как мы вошли в библиотеку, стало понятно, что ничего более зловещего, чем скрип, в ней нет. Библиотека производила двоякое впечатление: уходящие в темноту стеллажи книг под потолок и пыль с паутиной по углам. Сомнительно, что кто-то здесь следит за порядком.
   - Знакомься, это наша местная достопримечательность - бесконечная библиотека, - Тайка покровительственно похлопала по деревянной полке, - некогда создана главой цеха книжников и мудрецов Тиессом. Говорят, его подчиненные и просители так замучили его своими вопросами, что Тиесс решил материализовать вместо себя своеобразную справочную. После чего, вновь занялся своими делами. Считается, что здесь есть все книги, когда-либо написанные в нашей Вселенной.
   - Тайка, скажи, а зачем ты тогда покупала книги в моем мире, если в этой библиотеке есть все книги на свете и если она бесконечна? - весьма подозрительно: будь у меня под рукой такая Библиотека, я бы покупкой книг не занималась.
   - Потому что бесконечная, - ухмыльнулась Тайка, - и поэтому ты ни черта тут не отыщешь.
   - А почему ее никто не охраняет?
   - А зачем ее охранять? - равнодушно спросила сказочница, снимая с полки какую-то книгу. Небрежно пролистав, Тайка кощунственно отшвырнула книгу в угол.
   - Как зачем? А вдруг кто-нибудь захочет вынести книги? - я, конечно, предполагала, что в Библиотеке стоит магическая защита, но колдуны-то тоже не всегда бывают кристально честными.
   - Не захочет. Книги невозможно вынести - за пределами Библиотеки их просто нет.
   - Ну, а вдруг кто-нибудь прочитает что-то не то? Например, какое-нибудь разрушительное заклинание? - продолжила я.
   - Настя, ты так ничего и не поняла, - веселый смех Тайки показался мне довольно обидным, - здесь можно бесконечно долго искать хоть какое-нибудь опасное заклинание, и не найти.
   - Тогда зачем она вообще нужна? - слова Тайки оставляли впечатление полной бесполезности Библиотеки. Я сняла с полки первую попавшуюся книгу, как оказалось, повествующую о каком-то коровьем море среди каких-то кочевников.
   - А если ты захочешь просто бесцельно почитать, расслабиться? Или тебе все равно, что читать? Есть даже некоторые чудики, которые мечтают составить библиотечный каталог.
   - А почему они тогда не пытаются? - положила книгу на место, достав другую. На этот раз о ковке и закалке мечей.
   - О, некоторые пытались. Раньше, - Тайка закатила глаза, - Магистрат тратил на этих мечтателей огромные деньги, даже должность Библиотекаря учредили. Только это оказалось бесполезно. После пятого кандидата в Библиотекари энтузиазм начал угасать не только у членов магистрата, но и у самих прожекторов.
  
   На следующий, после посещения Библиотеки, день я привычно отправилась на ближайший рынок. Хорошо то, что городские торговцы, пусть и посменно, но умудряются работать круглые сутки.
   Рынок представлял собой подобие восточного базара, каким я его представляла. Огромная площадь, заполненная лотками с товаром, несколько фонтанов, неизвестно зачем здесь поставленных. В домах, стоящих по краям площади, были лавки различных специалистов: аптекарей, алхимиков, стекольщиков...
   Лично мне рынок нравился не очень сильно: суматошный, большой и шумный. Но продукты можно было купить только там, так что особого выбора у меня не было.
   В корзине лежал уже ставший привычным набор продуктов: масло, сметана, творог, яйца, свежий хлеб и яблоки. Готовить я не любила, поэтому яичница была для меня самым приемлемым блюдом: быстро и недорого. Творог же со свежей сметаной обожал мэтр Хробениус, и его тоже приходилось покупать почти каждый день. Впрочем, мне было нетрудно сделать что-либо приятное для гостеприимного мэтра.
   Ходила я на рынок всегда в одно и то же время, часу примерно в девятом. В одиннадцать надо было идти в Гильдию, где я и проводила почти все свое время. Хотя Ольгерда уже перестала обучать меня, я все равно старалась придти пораньше и уйти попозже: неизвестно когда придет следующий заказ, ожидаемый мной с нетерпением, да и гильдейская библиотека была просто огромной. Разумеется, она не шла ни в какое сравнение с городской, зато у нашей библиотеки было одно неоспоримое преимущество: в ней можно было отыскать то, что надо.
   Интересно было и познакомиться с остальными сказочниками, а то, кроме Тайки, Ольгерды, мэтра Инсидиуса и Диниэ, я никого не знала. А так получилось пообщаться с Освальдом, мускулистым рыжеволосым мужчиной. Сказки, которые он любил рассказывать, можно определить как приключенческий квест или героическое фэнтези. Только почему-то, в отличие от Тайки, обожающей различные железки и не выходящей из дому хотя бы без кинжала за сапогом, он совсем не носил оружия.
   Еще один коллега, Гонорий, рассказывающий потрясающие истории о ворах и обманщиках, был гноллем. Высокий, с лицом, напоминающим шакалью морду, с короткой жесткой шерстью, покрывающей все тело и когтистыми руками, он смеялся лающим смехом и веселил меня забавными случаями из практики и разудалыми историями. Сначала он мне не понравился, но гнолль легко смог исправить первое впечатление. После первой пары шуток он показался мне довольно веселым компанейским парнем, и я с легким сердцем простила ему его чересчур пристальный и ощупывающий взгляд и отталкивающую внешность.
   Остальных гильдейцев видела только мельком и не успела составить о них какого-нибудь впечатления. Но, все равно, каждый визит в башню был для меня удовольствием.
   Правда, пока время идти на работу еще не пришло. Спешить же домой, чтобы успеть приготовить завтрак, не хотелось.
   Присев на бордюр фонтана, с наслаждением вытянула ноги. Рынок находился не слишком далеко от дома, но за вчерашний день я успела набегаться по Городу. Купленное яблоко, взятое из корзинки, оказалось недозрелым и кислым. Есть было не возможно, а выкидывать жалко, пришлось заедать недозрелый плод хлебом.
   Хрустя яблоком, с отломленным куском хлеба в другой руке, с интересом рассматривала горожан. Надо же было случиться так, что именно в таком виде меня обнаружил вчерашний знакомый.
   Дариэль, в отличие от меня, был элегантно одет и причесан. Правда, это не помешало ему подойти ко мне поздороваться. Сначала я подумала, что парень решил проявить вежливость, но непринужденный разговор и парочка комплиментов рассеяли мои опасения.
   После Дариэль помог мне донести корзинку почти до порога и, хотя он отказался зайти на чашку отвара, мы договорились о следующей встрече.
  
   С Дариэлем мы встречались почти три недели, он был неизменно предупредителен и галантен. Мне хотелось летать. Пару заказов, пришедшую за это время, выполнила с огромным вдохновеньем - я верила в любовь, и я хотела, чтобы весь остальной мир также был счастлив.
   Чтобы был счастлив пожилой канцлер, долгое время влюбленный в императрицу; дочь герцога, мечтавшая о чужеземном принце; дворянчик, которому закон запрещал жениться на вдове купца. Я была влюблена и всесильна. Убедить мир, что все должно быть именно так, как я придумала, что любовь - это прекрасно, было легче легкого.
   Казалось, что я могу все, что у меня все получится. Правда, вещи частенько валились у меня из рук, что заметил даже мэтр Хробениус, после того как разбилось несколько тарелок. Периоды кипучей деятельности сменялись странной усталостью, когда спать вроде бы неохота, а делать что-либо лень. Но, все равно, я была дико, невозможно счастлива.
   Я жила нашими встречами, мои мысли, о чем бы ни начинала думать, постоянно возвращались к нему. Мы гуляли по городу, останавливаясь в небольших кондитерских, ловили ярко красные листья, уносимые ветром вдаль, танцевали под мелодии, никогда раньше мной не слышанные.
  
   На этот раз Дариэль проводил меня почти до двери. Получив на прощанье поцелуй, он откланялся. Честно говоря, мне до сих пор не верилось, что это происходит именно со мной. Да, я не уродина, но и красивой меня не назовешь: ничем не примечательное лицо, жидкие волосы, периодические проблемы с кожей.
   Прошла на кухню, привычно поставив чайник греться. Мэтр Хробениус был чем-то очень сильно недоволен. Крысолак даже не заглядывал в, как обычно, раскиданные по столу бумаги, очки сползли с длинного носа, но Хробениус этого не замечал. В ответ на мое приветствие архивариус прошипел какое-то крысиное ругательство.
   - Ты зачем привела сюда эту пакость? - сердито проворчал Хробениус. Негодование полностью заполонило мэтра, начиная от усов-вибриссов, заканчивая длинным розовым хвостом.
   Честно говоря, сначала я даже не поняла, о чем он говорит. Лишь секунд через тридцать пришло осознание, что мэтр имел в виду Дариэля. Вначале я возмутилась, но ругаться с мэтром, несмотря на его возмутительное высказывание, не хотелось. Все-таки мэтр единственное существо в Городе, бескорыстно проявляющее ко мне симпатию.
   - Он мой возлюбленный, - мои слова прозвучали несколько возвышенно и излишне пафосно, но как по-другому охарактеризовать наши отношения, я не знала.
   - Вот молодняк нынче пошел, - еще более сердито прошипел мэтр, - уже инкубов возлюбленными считать начали. Еще бы веселых женщин супругами называли. Нет, чтобы найти нормального ухажера, детей завести.
   Слова мэтра вызвали во мне оторопь. С чего крысолак взял, что мой парень - инкуб?! Да, то, что такой красавец обратил на меня внимание странно, но не настолько невероятно. Во всем остальном Дариэль вел себя вполне нормально: он был изысканно вежлив, рассыпался в комплиментах, дарил подарки, то есть был полностью идеален. Идеален?
   - Может он еще и не инкуб. Мэтр Хробениус, вы только не подумайте, что я вам не доверяю, но возможно ли это как-нибудь проверить?
   - Что тут проверять, сразу видно инкуб. Тоже мне проверяльщица нашлась, - мэтр явно злился. Короткая шерстка крысолака чуть ли не дыбом стояла от возмущения.
   - Но, все-таки? - я умоляюще посмотрела на архивариуса.
   - Купи себе обычный амулет, отпугивающий мелких бесов, инкуб его сразу почует. Да и приобрести его не трудно - тут даже специально к магу обращаться не надо, любая колдунья его сможет сделать.
   - А нельзя проверить так, чтобы он не понял? - обижать Дариэля мне очень не хотелось. Если амулеты настолько распространены, то он может понять, что это такое, не будучи инкубом, и оскорбиться.
   - Чтоб не понял? Зачем это тебе, фройляйн? Все-таки хочешь продолжать это непотребство?
   - А если вы ошибаетесь?
   - Эх, девочка-девочка. Думаешь, любит? - вздохнул Хробениус, постепенно успокаиваясь, - вот что значит молодость - пока сам по углям не пробежишься, не поверишь. Ладно, фройляйн, запоминай. Нарвешь белого шиповника, если сможешь, то лучше не из города. Своими руками нарвешь, да так чтоб в кровь руки исколола. Потом сплетешь себе венок, но только если ты девица. Если нет, то попроси какою-нибудь подружку, еще не ставшую женщиной. Только учти, она искренне должна хотеть тебе помочь и ничего не ждать за свою услугу. Наденешь венок на встречу к своему инкубу, а дальше сама все поймешь.
   - Спасибо, - мэтру я действительно была благодарна за предупреждение, но все равно надеялась, что он зря всполошился, - так и сделаю.
  
   Отправляться в чужой мир за шиповником сочла неразумным - сама я по другим мирам ходить не умела, а талисманы перехода стоили довольно дорого. Да и искать в незнакомом месте белый шиповник как-то страшновато. Кто знает, может, пока я знакомлюсь с местной флорой, местная фауна также захочет пообщаться со мной поближе.
   Найти шиповник в городе оказалось не намного легче. Почти двое суток бессмысленного шатания по улицам - и все зря. В конце концов мне повезло: шиповник я не нашла, зато вспомнила, где его недавно видела. Осталось только снова найти Библиотеку. Увы, для меня эта задача была также, если не более, невыполнима.
   Несколько раз заблудившись в Городе и с трудом найдя обратную дорогу, начала впадать в отчаянье. Горожане, к которым я обращалась за помощью, давали противоречивые, еще больше запутывавшие, указания.
   Купленная вначале моего пребывания в Городе, карта пестрела непонятными значками и будто бы смеялась надо мной. В надежде, что карта все-таки сумеет пригодиться, носила пергамент с собой, но надежда никак не желала оправдываться.
   В один далеко не прекрасный момент окончательно потеряв терпение, я отшвырнула карту и села на каменную мостовую, обхватив колени руками.
   - Мисса что-то потеряла? - только близкого знакомства с гремлином мне сегодня для полного счастья и не хватало. Маленькое чешуйчатое создание с огромными глазами и вытянутой мордочкой держало в руках мою карту. Повертев ее из стороны в сторону, гремлин, наклонив голову, внимательно изучал нарисованное. Наконец, насмотревшись, он снова скатал ее в трубочку.
   - Да, это мое. Отдай, пожалуйста, - я протянула руку. Гремлин шустро отскочил, покрепче сжав в лапках пергамент.
   - Не так сразу, мисса, не так сразу, - гремлин улыбнулся, обнажив клыки, - сперва шесть лардо, а потом ты получишь свою карту, не раньше, никак не раньше. И нечего тут заклинания бормотать - все равно не отдам!
   Разубеждать гремлина в том, что слово "пожалуйста" - это не заклинание, я не стала. Но и платить половину лерты за ненужную вещь не собиралась. Да я ее покупала на лардо дешевле!
   - Спасибо, обойдусь.
   - Пять лардо, - подумав, выдал гремлин. Я покачала головой.
   - Мне она не нужна. Все равно хоть с ней, хоть без нее ничего не найдешь, - объяснила гремлину.
   - А что мисса ищет?
   - Городскую Библиотеку, - повода скрывать предмет моего поиска не было.
   - Лерту, - новое предложение гремлина заинтересовало меня гораздо больше.
   - А ты знаешь, где она находиться?
   - Лерту, тогда отведу.
   - Хорошо. Но сначала отведи, а потом заплачу, - особой веры в честность гремлина у меня не было.
   - Три лардо вперед, - потерю трех лардо я сочла незначительной, и на этом мы договорились.
   Проплутав по закоулкам часа три, я начала раскаиваться в неосмотрительном решении, но, как ни странно, гремлин не обманул. Доведя до Башни, мой провожатый получил свою плату, после чего мы распрощались. Карту он так и не вернул.
   Запах шиповника кружил голову, и рвать его было очень обидно: казалось, я совершаю что-то постыдное. Говорят, что любовь - это доверие, и что предавший доверие недостоин любви. Но я-то доверяла Дариэлю. Или нет? Потому что, если да, то, что я здесь делаю?
  
   В тот раз я особенно тщательно собиралась на свидание. Однако, если бы не напоминание мэтра, венок из шиповника я бы забыла. Довольно забавно: непрерывно думать о какой-то вещи, положить ее на видное место и чуть не оставить дома перед выходом.
   Встретились мы, как и договаривались, возле статуи Одноглазого Тролля. Одноглазый Тролль был культовым героем жителей Города, в целом, и Гильдии зеркальных дел мастеров, в частности. Говорят, что он создал зеркало, не только полностью отражающее всю вселенную, но и способное изменять реальность. Зеркало давало возможности Бога, и, скорее всего, мастеру бы удалось воспользоваться могуществом своего творения, если бы не его безрукие подмастерья. Безответственная троица умудрилась разбить зеркало на множество мелких осколков, затерянных по тысячам миров. Говорят, что тот, кто соберет все осколки и склеит их в зеркало, сможет обрести безграничные возможности.
   Про Одноглазого Тролля знали все, включая меня. Еще в первый раз, когда я его заметила, тролль произвел на меня неизгладимое впечатление. Впечатление выросло в несколько раз после того, как я узнала, что изваяние на самом деле сам Мастер, превратившийся в камень от горя, после того как разбился труд всей его жизни.
   Дариэль пришел минут на десять раньше назначенного срока. Надо сказать, что, к его чести, он никогда не опаздывал.
   Я смотрела как любимый, держа в руках какую-то резную коробочку, приближается ко мне, и почему-то никак не могла почувствовать привычную радость.
   Улучшить настроение не смогли даже подаренные бусы из мелкого жемчуга. Слова, прежде казавшиеся мне идущими от души, виделись излишне пошлыми и какими-то ненатуральными. Обаятельная улыбка смотрелась слащавой, а взгляд неприятно маслянистым, постоянно задерживавшимся на венке.
   Вели мы себя как совершенно посторонние люди, стараясь держаться друг от друга на расстоянии. Даже вручая подарок, Дариэль и не подумал обнять меня, как делал всегда.
   Вдобавок, я чувствовала, что меня будто пожирают заживо, тянут из меня все силы... Я не понимала, как могла раньше так самозабвенно его любить.
   Наконец, не выдержав, быстро распрощалась и сбежала. Смелости на откровенный разговор мне не хватило.
  
   Избавиться от Дариэля оказалось непосильной задачей. Обычно чуткий и внимательный, предугадывающий любое желание, он отказывался понимать самые прямые намеки. Решившись сказать ему правду, была неприятно поражена его реакцией: Дариэль начал убеждать меня, что это наглая клевета, что я ошибаюсь, что моя любовь для него дороже жизни. Только, уговаривая, он улыбался фальшивой улыбкой, а глаза его оставались равнодушными.
   Мэтр Хробениус, с которым я поделилась проблемой, предложил мне обратиться к какому-нибудь магу.
   Знакомых волшебников у меня было не очень много. Честно говоря, только один. Ингерд был тощим, каким-то угловатым парнем с всклоченной светлой бородой. Лысый череп был покрыт странноватыми татуировками.
   Познакомились мы, как ни странно, на рынке, ругаясь над пучком морковки. Разумеется, ругались мы отнюдь не между собой: связываться с волшебниками из-за всякой ерунды я не собиралась. Гильдия гильдией, но и искушать судьбу не стоит. Тем более, я с моим магическим талантом даже не смогу определить, что меня кто-то сглазил.
   Просто так получилось, что какой-то особо наглый гоблин попытался нас обмануть. Ольгерда, еще в первые несколько недель моего пребывания в Городе, научила меня узнавать гоблинов. Мелкие пакостники постоянно пытались всучить покупателям гнилые продукты, грязь, червей и другую мерзость. А так как о гоблинах в Городе знали все, прожившие больше чем пару дней, то поганцы не только накидывали иллюзии на свои товары, но и сами перекидывались. Обычно они предпочитали личины крысолаков и людей, но могли представиться и гноллями, и даже эльфами.
   По счастью, увидеть их сквозь накинутую личину могут даже те, кто не обладает ни каплей магического таланта. Для этого достаточно всего лишь три раза сплюнуть, потереть глаза дулей и посмотреть через левое плечо. Простенький ритуал действует без перебоев. После того, как пару раз принесла домой гнилушки, приходилось пользоваться им постоянно.
   Вот и в тот раз мне удалось раскусить наглую тварь. Для колдуна это также не составило проблемы. В результате дурной гоблин, вздумавший обмануть волшебника, был капитально проклят, а я обзавелась новым знакомым.
   По-видимому, тот самый знаменательный день, когда пришло время воспользоваться полезным знакомством, наконец, наступил. Где жил Ингерд, я примерно представляла - прощаясь, колдун предложил обращаться, если мне понадобятся его услуги. Что ж, они действительно понадобились.
   Почти все колдуны жили в наиболее престижных частях Города, но мой знакомый, увы, к их числу не относился. Не знаю, что заставило человека столь успешной профессии поселиться в такой дыре. Оставалось надеяться, что все же не отсутствие таланта.
   До сих пор, я даже не подозревала, что в Городе есть места подобного рода. Да, этот квартал нельзя было назвать трущобами, но дома все равно казались ветхими и заброшенными. Понятно, что на самом деле это не так. Проходя, постоянно слышала чьи-то разговоры и шаги, какие-то странные мелодии. Но, невзирая на то, что я частенько оглядывалась, никого толком разглядеть не удалось.
   Как оказалось впоследствии, представляла я правильно - найти дом колдуна получилось быстро и с первой попытки. Вход традиционно охраняла пара сторожевых горгулий. После того как цель визита была сообщена, големы отошли, открывая проход к двери.
   - Кто пришел? - вышедший меня встречать колдун был в распаханном халате и одном тапке, - а, это ты...
   Судя по всему, память у Ингерда была хорошая: то, что я запомнила колдуна - неудивительно, но у него-то, наверное, полно случайных знакомых.
   - Помните, мы тогда познакомились на рынке? Вы еще предложили обращаться, если что, - под пристальным взглядом колдуна чувствовала себя неуютно.
   Ингерд лениво зевнул, приглашающе махнул рукой, освобождая дверной проем и чихнул. Жилище Ингерда представляло собой склад разнообразных вещей. Я представить себе не могла, зачем ему может понадобиться чучело совы или тромбон.
   - И что случилось? - вновь зевнув, колдун почесал подбородок. Под полами, на мой взгляд, короткого одеяния, торчали мохнатые худые ноги.
   - Проблемы с инкубом, - признаваться оказалось почти также стыдно, как если бы в дурной болезни.
   - Совет пять кюэ. Насчет остального посмотрим, - расценки у него оказались грабительскими - на пять кюэ в Городе можно было прожить недели три-четыре. Лучше всего было уйти и поискать другого специалиста. Но обратиться в гильдию Волшебников я не могла, по той простой причине, что ее не существовало.
   В Городе было множество Гильдий и Цехов. Даже представители такой профессии как шуты, даже зеркальных дел мастера, гравировщики, алхимики имели свои гильдии. Но маги, волшебники, колдуны и прочие обладатели магического таланта, не считая ведьм - но тут особый случай, не желали организовываться. За все время существования Города никто не предпринимал даже попытки как-то это исправить. Мэтр Хробениус считал, что дело в присущим магам индивидуальности и чувстве собственного достоинства. Хотя то же самое можно сказать и о ведьмах, но им это никогда не мешало.
   В Городе было принято обращаться к волшебникам по рекомендации или репутации. Даже я знала самых талантливых магов Города, но к ним была недельная очередь и, без сомнения, грабительские цены. А людей, способных порекомендовать мне недорогого, но талантливого специалиста, в моем окружении не было. Единственным же моим знакомым колдуном был Ингерд. В общем, круг замкнулся.
   Именно поэтому пришлось ответить согласием на предложение колдуна. В конце концов, никто же не обещал мне бесплатную помощь? Но все равно было немного обидно...
   За мои деньги колдун прочитал мне длиннейшую лекцию, большая часть которой была посвящена тому, чем опасен инкуб и как он может навредить. Сильно полезной эта часть рассказа не казалась - и так уже понятно, какую глупость совершила. Часть про методы борьбы заинтересовала намного сильней. Самым действенным способом было изгнание, но для этого требовалось истинное имя демона. Сомнительно, чтобы я была способна осуществить экзорцизм, но при отсутствии особого выбора...
   К моему огорчению, план был безжалостно забракован. Колдун категорически не поверил, что мне удалось узнать истинное имя.
   - Какой же демон скажет настоящее имя? - развеселился моим откровениям Ингерд.
   - А Дариэль тогда что? - я потерла виски, голова просто раскалывалась.
   - Уж точно не настоящее имя, - фыркнул колдун, - они имена пуще тени берегут. Скорее всего, тварь просто считала твои ожидания. Инкубы умеют притворяться идеальными возлюбленными, как-никак это их специализация.
   - Понятно. А как от них избавиться по-другому? - поздравляю тебя, Настька, только нашла любовь всей жизни и уже не знаешь, как от нее отделаться.
   - Самый простой способ - просто не связываться. Инкуб, не способный очаровать жертву, быстро переключается на кого-нибудь другого.
   - А если уже связался? - конечно, неприятно чувствовать себя особо одаренной, но лучше уж стать поводом для шуток ехидного колдуна, чем быть выпитой заживо.
   - Смотря насколько глубоко связался, - задумался Ингерд, - если встречались пару раз, то еще ничего, а если он на тебя уже настроился, то намного хуже.
   - Мы с ним почти четыре недели, - похоронным тоном сообщила я.
   - Плохо, - нахмурился Ингерд. - Но если ты с ним не спала, то есть шанс отвязаться.
   - А ты мне сможешь помочь? Я заплачу, - денег у меня, конечно, немного, но, в крайнем случае, постараюсь достать.
   - Нет, Настя. Связываться с демоном я не буду, на кой мне это надо, даже и за деньги? От нижних миров нужно держаться подальше, а то если будешь смотреть в бездну, то она обязательно посмотрит в ответ, - Ингерд, на мой взгляд, столь сильно любил деньги, что был способен торговаться из-за пучка морковки, именно поэтому его поведение совсем не обнадеживало, - сама с инкубом спуталась, сама и выкручивайся.
   - Неужели с инкубом так сложно справиться? Я думала, что инкубы слабые демоны.
   - Думала она, - хохотнул колдун, - не умеешь ты думать. Умела бы, не стала бы с инкубом связываться. Отпугнуть инкуба - это проще простого, но не когда он уже начал пить жертву. Инкубы, они как пиявки, не отдерешь. Вдобавок, через некоторое время, образуется своеобразная связь между инкубом и его жертвой, в результате чего он способен выпивать чужую жизнь издалека. Говорят, что инкубы способны даже мага выпить за полгода. Тебе еще повезло - он тебя, по твоим словам, целую кварту пьет, а ты вполне неплохо себя чувствуешь.
   Определенно, у нас с Ингердом было очень разное понимание слова "неплохо". В последнее время я опасалась смотреть в зеркало: оно постоянно отражало тусклые волосы, желтоватую кожу и синяки под глазами. При этом почти круглые сутки невыносимо раскалывалась голова, пару раз у меня все поплыло перед глазами, а однажды стошнило.
   - Зря не веришь. Был бы сильным, ты бы недели через две свалилась, а так вдвое дольше продержалась. Есть легенда, что один сильный инкуб сумел сидхэ высушить за ночь.
  
   Мы встретились возле фонтана на площади, так же как в нашу вторую встречу. Сейчас это казалось мне жестокой насмешкой.
   То, что Дариэль сможет отыскать меня без особых проблем, было ясно с самого начала. Между инкубом и его жертвой очень крепкая связь? О, да. К примеру, демон легко сумел определить мое месторасположение после первой мимолетной встречи.
   Венок из шиповника окончательно завял, а времени сплети новый не хватило. Надежды на купленный на улице у ведьмы амулет почти не было. Ведьма, дородная тетушка лет сорока, очень долго рылась в своих товарах, найдя нужный предмет на самом дне деревянной шкатулочки. Извлеченный прозрачный камешек с каплей крови внутри вместе с предупреждением об ограниченности воздействия был продан мне за пару лертов. Вдобавок, как и всякий другой амулет, камешек был одноразовым.
   - Уйди, - сжала в кулаке купленный амулет, беззвучно молясь всем Богам. Да, я была недалекой самовлюбленной дурой, но как бы то ни было, умирать не хотелось. На кой черт мне вообще понадобились все эти приключения, эта великая любовь?
   - Ну, зачем ты так, девочка? - а глаза у него на самом деле мутные, с явно видимой похотью. И как я раньше могла их сравнивать со звездами? - Я же люблю тебя.
   - Уйди, - хриплю я. Спина упирается в стену, ноги словно вата, сил нет даже на то, чтобы пошевелиться, - уйди.
   - Перестань, малышка. Ты же сама понимаешь, что все, что ты надумала полная нелепица. Разве я смогу причинить вред своей любимой? - вкрадчивый голос продолжал уговаривать.
   Сопротивляться чужому давлению невероятно трудно: хотелось все бросить и поверить, пойти за ним. При этом я понимала, что все эти чувства, эмоции не мои, что они навязываются со стороны, но сбросить наваждение не получалось. Слова застревали в горле, превращаясь в непонятное бульканье. Наверное, именно так себя чувствуют мухи, пожираемые заживо пауком. Горожане равнодушно проходят мимо - то ли ничего не замечают, то ли им просто все равно.
   - Уй-ди, - мне казалось, что рву паутину, облепившую меня со всех сторон. Во рту появился металлический привкус. Наконец паутина порвалась окончательно - я из последних сил кинула Дариэлю в лицо амулет. Инкуб машинально отшатнулся, и я, воспользовавшись его замешательством, бросилась прочь.
  
   После произошедшего мы с Дариэлем больше не встречались. Правда, лучше мне от этого не стало: прекратив преследовать меня наяву, инкуб повадился приходить ко мне во сне.
   Сны с его участием были какие-то мерзкие, оставляющие впечатление чего-то липкого и ужасно сладкого. Проснувшись, ни разу не смогла вспомнить, что же все-таки видела, но все равно приходило осознание, что все очень плохо.
   Вставать с постели становилось все сложнее: я то засыпала на ходу, то падала в обморок в середине дня. Начали стремительно выпадать волосы, иногда, при расчесывании, они лезли целыми пучками. Запах пищи вызывал тошноту, и никак не удавалось заставить себя поесть.
   Мэтр Хробениус качал головой и вздыхал, но ничем не мог помочь. Знакомых магов, способных отвадить демона, у него не было, а сами крысолаки магией не владеют. После того, как мне стало совсем плохо, мы вместе обошли всех магов, которых добродушный мэтр сумел вспомнить. Почти все они говорили одно и то же: для того, чтобы у меня появилась возможность выжить, демона надо убить, но за работу браться никто не хотел.
   Наверное, с инкубом смогли бы справиться священники или жрецы, но в Городе невозможно отыскать ни одного храма, церкви, завалящегося алтаря. На его улицах не встретишь ни сумасшедших проповедников, ни нищих монахов, выпрашивающих милостыню.
   Утешало только то, что заказов для меня пока не было. Вряд ли я смогла бы сочинить хоть какую-то историю, тем более про любовь. Мысли то путались, то были похоронно-мрачными.
   Приходя в резиденцию Гильдии, сидела в кресле, застывшим взглядом смотря в одну точку, с раскрытой книгой на коленях. Остальные сказочники отсутствовали по своим делам и в башне появлялись крайне редко. Часто видеть удавалось только Ольгерду, но любительница детективных историй была настолько погружена в работу, что мне никак не удавалось поговорить с ней. Да и что сможет сделать сказочница там, где не могут справиться настоящие маги?
   Мэтр Инсидиус занимался чем-то невероятно важным и целыми днями принимал посетителей или наносил ответные визиты. Побеспокоить пожилого человека своими проблемами так и не решилась. Освальд и Гонорий в Башню не заглядывали. Тайка, к которой, доведенная до отчаянья, обратилась за помощью, заявила, что она не добрая фея и что с каким-то жалким инкубом смогу справиться даже я.
   Но я не могла. Скорее всего, нужно было суетиться, что-то делать, искать помощь, но на меня постепенно находила апатия, и становилось все равно, умру я или нет.
   В один из бесконечно похожих унылых дней в башню гильдии заглянул Диниэ. Сидх как обычно не обратил на меня никакого внимания, что меня только обрадовало. Мне достаточно было проблем с инкубом, и связываться с психически неуравновешенным сказочником я не стремилась. Диниэ, со своей обычной мрачноватой усмешкой, тенью проскользнул мимо меня.
   Хотя, с другой стороны, хуже уже не будет, а мне, кажется, была обещана услуга. Я резко встала с кресла. Вернее, мне показалось, что резко - на самом же деле очень медленно. Голова закружилась, будто я смотрела вниз с большого расстояния: мой средний рост представлял для меня в настоящий момент невероятную высоту.
   Оперлась рукой об стену, пытаясь отдышаться. С такими темпами догнать коллегу будет затруднительно. Наконец, стараясь держаться поближе к стене, оправилась разговаривать со своим, скорее всего, последним шансом.
   Диниэ обнаружился в ритуальной комнате. После моего робкого приветствия он столь удивленно посмотрел на меня, будто с ним заговорила мебель. Раньше я бы смутилась, но в моем нынешнем состоянии мне было море по колено, и плевать на все с высокой колокольни. Или, как говорят в Городе, хоть с тэньгу бороться, хоть за лиссэ волочиться.
   - Господин Диниэ, - со всеми остальными гильдейцами, исключая нашего главу, давно была на ты, но с сидхом фамильярничать не стоило, - если вы помните, вы обещали мне содействие.
   Интересно, вспомнит ли он о задолженной услуге или отправит меня гоблинов вежливости учить?
   - И что же тебе так сильно понадобилось? - после длительного молчания спросил сидх.
   - Сочините мне сказку, - действительно, страшные сказки обычно заказывают для других.
   - Сказку, - протянул Диниэ, - конечно же, страшную сказку. И кому же мне ее рассказать?
   - Его зовут Дариэль, - тихо ответила я, а потом задумалась. Мой недолгий возлюбленный представился Дариэлем, это я знаю, но и только - ничего другого о нем сказать не могу. Какой он был? Что любил? Что ненавидел? По сути, Дариэль просто стереотип идеального любовника, но не боле. Инкуб, отражение чужих желаний, маска... Даже внешность его фальшивка.
   Что я могу сказать о том, кого любила? Ничего.
   - В Городе много разных существ. Как, по-твоему, я должен отыскать его? - изысканно вежливая интонация совсем не сочеталась с презрительной насмешкой.
   Отыскать? Действительно, как можно отыскать инкуба в огромном городе?
  
   Ингерд не слишком обрадовался моему повторному визиту. Весь его недовольный вид говорил о том, как он занят.
   Возможно, колдун куда-то собирался - по крайней мере, дверь он открыл не в заляпанном халате, в отличие от прошлого раза. Но выслушать он меня все-таки соизволил. Правда, по мере изложения моего вопроса его брови все больше поднимались вверх в немом удивлении.
   - Ты уж, Настя, решила бы, чего хочешь - или избавиться от своего инкуба, или приманить его, - с легкой оторопью пробормотал он.
   - Приманить, - решительно заявила в ответ, - и чтоб он ко мне не во сне пришел. И главное - быстро, - гарантии, что завтра проснусь, у меня не было.
   - Н-да, еще ни разу не занимался такой проблемой. Хотя, подожди-ка, - Ингерд прошел вглубь дома, вернувшись с огромным пыльным фолиантом.
   Торжественно открыв его, и даже не вытерев перед этим пыль, колдун начал просматривать старинные страницы.
   - Вот, все-таки отыскал. Можешь радоваться: вполне приемлемый ритуал вызова инкуба, для тех, кто не имеет отношение к магии - самое то. Всего восемь кюэ - и он твой.
   - Спасибо, конечно, но мне не нужен второй инкуб. Мне и одного хватает, - безусловно, было бы весело, если бы инкубы передрались из-за добычи, но весело было бы явно не мне.
   - Я уже понял, что тебе нужен именно твой инкуб, - недовольно отрезал колдун, - и учитывая вашу тесную связь, при ритуале ты, в любом случае, вызовешь именно его. Если, конечно, не назовешь истинное имя другого демона.
   Что ж, видимо, на этот раз мне повезло. Я сжала в кармане кошелек - после многочисленных трат осталось только девять с половиной кюэ, да и то не моих. Если мне удастся выпутаться, я по гроб жизни буду обязана мэтру Хробениусу.
   - Так ты покупаешь? - раздраженно уточнил Ингерд.
   - Угу. А за семь нельзя?
   - Нет. Не нравится цена - не покупай, - попытка сэкономить явно не удалась.
   - Ладно, держи, - из моей груди достался тяжелый вздох. Деньги, тем более чужие, было мучительно жалко. Впрочем, жизнь дороже.
  
   Городской парк, в котором я планировала провести вызов инкуба, раскинулся чуть ли не на четверть Города. Пожалуй, это был даже не парк, а настоящий лес, по неизвестной причине, расположившийся посреди Города. Правда, меня привлекла отнюдь не его величина, а возможность оказаться в одиночестве.
   Чертить пентаграмму на земле было довольно сложно: линии получались какими-то нечеткими, размытыми. Хорошо еще, что за время моего пребывания в Городе, в нем ни разу не шел дождь. Да и сомнительно, что когда-либо пойдет.
   Через полчаса кропотливой работы пентаграмма была начертана, свечи расставлены по краям, длинное заунывное заклинание прочитано. Сердце так билось о грудную клетку, что казалось, оно сейчас выскочит. Я мяла в руках листочек с инструкциями, врученный мне Ингердом, и ждала.
   Никаких спецэффектов, вроде дыма, молний, грохота не было: Дариэль просто возник в середине пентаграммы будто бы из пустоты.
   - Легкой дороги, любимая. Я так хочу обнять тебя, - мне показалось, что демон несколько растерян.
   - Обойдешься, - хрипло каркнула в ответ. Во рту пересохло, бумажка в руке окончательно смялась.
   - Почему ты так жестока, бриллиант очей моих? Ведь ты же звала меня, я знаю. Я пришел к тебе, и теперь все будет хорошо. Мы будем счастливы вдвоем, - чужой голос звал, уговаривал меня сдаться.
   Свечи стремительно выгорали, а вместе с ними таяла моя решительность. Закатное солнце, просвечивая сквозь листву, багровыми отблесками плясало на его лице. Лес шелестел что-то утешающе-милосердное.
   Надежда на то, что Диниэ выполнит свое обещание, давно уже покинула меня. Наверное, не так плохо умереть именно здесь. Здесь красиво и спокойно. Жаль, что так рано, но зато встречу смерть без седины и морщин. И, возможно, за порогом меня ждет что-то хорошее... У меня будет целый лес вместо могилы, и надо мной будут расти цветы.
   Бедная мама.
   Бедная я.
   Инкуб продолжал говорить о неземной любви, но его слова проходили мимо меня. Свечи все таяли вмести с последними минутами моей жизни. Обняв себя руками, подняла лицо вверх - равнодушное небо смеялось над глупой девочкой, захотевшей вечной любви.
   Подул резкий ветер, и свечи окончательно погасли. Линии пентаграммы нарушились, и инкуб перешагнул через меловые границы. Я закрыла глаза.
   И снова открыла их, услышав зловещий шелест за спиной. Развернувшись, с легкой оторопью увидела приближающиеся тени. Глаза существ тускло светили красными угольками. Двигались они какими-то резкими рывками. Дариэль, до этого приближавшийся ко мне, остановился.
   Обойдя меня, тени метнулись к инкубу. Дариэль попытался исчезнуть, но не успел - тени оказались быстрее.
   Я смотрела на расправу и чувствовала себя опустошенной. В памяти навсегда запечатлелось удивленно-обиженное выражение лица инкуба.
   Закончившие со своей добычей тени растворились в ночном лесу. Мертвый инкуб разлетелся клочками затхлого тумана.
   Покидая лес, я улыбалась.
  
   Следующую ночь удалось провести без привычных кошмаров. Самочувствие постепенно улучшалось, чему немало помогали приобретенные у местных аптекарей лекарства.
   Мэтр Хробениус так искренне обрадовался тому, что у меня все закончилось хорошо, что даже слышать ничего не захотел о возвращении долга. Впрочем, все равно постараюсь вернуть деньги побыстрее.
   Разговор с Диниэ, к которому я зашла выразить свою благодарность, оставил у меня неприятное впечатление. Сидх заявил, что я, как оказывается, ему что-то должна. На мои недоуменные вопросы, он уточнил, не думала ли я, что один-единственный сюжет стоит полноценной сказки?
   Понятно, что ничего хорошего сумасшедший сказочник точно не попросит, но пока решила просто не думать об этом. Да и чтобы он не потребовал в качестве платы за помощь, все равно без этой помощи я бы умерла.
  
   После окончания этой истории я все же написала очередную сказку. Сказка была про девушку, познакомившуюся с прекрасным незнакомцем, оказавшимся жестоким и коварным демоном. Демон хотел забрать ее с собою в ад, но появился смелый рыцарь и спас ее. Они полюбили друг друга с первого взгляда и жили долго и очень-очень счастливо.
   Да, это была не моя сказка, но зато она была правильной. Злодей был злодеем, а не мелким паразитом; главная героиня - красивой и смелой, а не глупой девицей, мечтающей о принце на белом коне; ее спаситель - добрым и бескорыстным, а не коллегой с явными садистскими замашками. У моей героини все закончилось хорошо, и она вскоре забудет произошедшее. Ей не будут сниться кошмары, и она не будет просыпаться среди ночи от тоскливой пустоты где-то внутри. У нее не будет периодически кружиться голова, и отсутствовать аппетит.
   Только сказку не рискнула показать даже мэтру, обычно дававшему благожелательный отзыв на все мое творчество. Почему-то мне казалось, что на этот раз он не одобрит.
  

Глава 4

   В тот день, когда мне пришло судебное решение, я не была занята ничем особенным. Работы пока не предвиделось, а бродить по Городу в поисках приключений не было никакого настроения.
   Честно говоря, я с трудом заставляла себя сходить на рынок. Поэтому просто сидела на подоконнике и читала вампирский любовный роман. Уж что я хорошо усвоила за время пребывания в Городе, так это то, что нет ничего лучше вампирьих романов. Эльфийские, даже на мой фанатский взгляд, были чрезмерно слащавыми и ксенофобскими, гномские излишне нудными, а гоблинские романы и вовсе одна порнография. Единственный попавший мне в руки гоблинский роман был с ужасом захлопнут на двадцатой странице. За эти двадцать страниц я получила столько специфической информации, сколько не нашла бы даже в Камасутре. После чего стало понятно, что узнавать об этих вещах дальше у меня нет ни малейшего желания. В результате книга была со священным трепетом закрыта и возвращена сердобольной Тайке, давшей почитать "замечательную книжку", со словами благодарности и мыслью "ниасилела".
   Не было никаких зловещих предзнаменований, страшных предчувствий или чего-то подобного, когда мое занятие любимым делом прервали. Можно было бы сказать, что ничто не предвещало беды, но даже если бы и предвещало, я со своим фаталистическим настроем все равно ничего не заметила бы.
   За все время проживания в городе судебных вестников я видела только однажды, но впечатление эти ребята оставили незабываемые. Как и все наиболее интересные встречи, эта также произошла на городском рынке.
   Во время покупки кабачков привычную базарную суету внезапно прервала красочная погоня двоих амбалов-орков за тщедушным парнем в черной мантии. Погоня длилась довольно долго, вместе со сверканием огненных шаров, пусканием молний и переменным успехом. Казалось, что громилы вот-вот настигнут беднягу, но им помешали сначала перевернутые лотки, потом метко брошенные кем-то шкурки, на которых один из преследователей чуть не поскользнулся.
   Жертва орков не скупилась на красочные заклинания, которые почему-то не волновали ни зрителей, ни его противников. Мне же постоянно хотелось нырнуть под прилавок из боязни быть поджаренной случайным файерболлом.
   Под конец удача вместе с симпатией зрителей окончательно перешла к предприимчивым оркам. Маг был пойман, после чего один из нападающих вручил ему запечатанный свиток. Затем довольные орки дружно развернулись и ушли. Это было довольно неожиданно, но, похоже, только для меня. По крайней мере, никто больше столь странному поведению не удивился.
   После секундного замешательства все вернулись к своим делам, и окружающий рынок загудел с удвоенной силой. Я же еще некоторое время провела в ступоре из-за столь резкого разрыва шаблона.
   Придя домой, с легким недоумением поведала о случившемся своему личному консультанту, мэтру Хробениусу. Мэтр изрядно повеселился моему рассказу о таком странном случае, после чего случай был отнесен им к курьезной, но частенько бывающей ситуации.
   Злобные орки оказались всего-навсего судебными приставами, а несчастный парень в черном - злостным нарушителем.
   Почему орки? Что ж, хотя не все орки в Городе судебные приставы, но почти все судебные приставы - орки. Связано это с биологическими свойствами данной расы: феноменальным иммунитетом к большинству ядов и прямым магическим воздействиям, хорошими физическими данными и моральной устойчивостью. Учитывая, что ребятам часто приходится связываться с магами, все вышеперечисленное становится необходимым компонентом выживания.
   Сама же судебная система в Городе довольно оригинальна. Прежде всего, никакого законодательства или законов не было вовсе, хотя понятие преступления присутствовало. Преступлением назывался любой поступок, задевающий интересы и честь любого жителя Города. После чего пострадавший должен был обратиться в суд. Суд же решал, действительно ли нанесенная обида стоит наказания.
   Причем же здесь судебные приставы? Нет, они не арестовывали или, упаси боже, не наказывали преступников. Они просто давали им судебное заключение. Но окружающие такого гуманизма почему-то не ценили и изо всех сил стремились избежать вручения сего документа. После того, как решение о совершении преступления было вынесено, и обвиняемый был проинформирован об этом, происходил судебный поединок. Дуэль без информирования оставалась обычным убийством.
   Оказалось, решать все споры и разногласия здесь предпочитают в поединке один на один. Что ж, жители изрядно сэкономили на внутренней страже, поимке, содержании и казни преступников.
   Меня немного заинтересовал вопрос, для чего тогда вообще нужен суд, если любой прохожий может вполне легально убить другого за какой-то косой взгляд. Но все оказалось несколько сложнее: такое выяснение отношений уже не считается судебным поединком и переходит в разряд убийств. За убийством может последовать месть обиженных родственников или кара соответствующей Гильдии. Дуэли же по решению суда в независимости от результата не преследуются.
   Впрочем, местная судебная система начинает действовать только в случае столкновения довольно влиятельных сил. Неизвестный попаданец или неудачливый гость могут быть преспокойно зарезаны в ближайшей подворотне без малейшего зазрения совести.
   Наверное, именно поэтому несчастные жители предпочитают поголовно состоять в Гильдиях. А я вначале подумала, что это мода такая.
   Суд же, по большей части, выполняет посреднические функции между гильдиями, следя за тем, чтобы в городе не случалось разрушительных военных конфликтов. Самим организациям он был достаточно выгоден и удобен, чтобы гильдии строго следили за соблюдением судебных решений. Идти же против их решения пока не решался ни один архимаг.
   Но, как бы ни была забавна городская судебная система, встречаться с ней я была не намерена. Хотя, как известно, ты предполагаешь, а боги располагают или, как здесь говорят, даже если ты пришел на перекресток, отсутствие пятой дороги не гарантировано.
   Сначала даже не совсем поняла, что от меня хотят двое незнакомых орков, постучавших в дверь. То есть, я прекрасно представляла, что протянутый мне свиток - судебное извещение, но никак не могла уразуметь, каким боком оно относится ко мне. После минутного размышления, все же сочла разумным поинтересоваться у приставов.
   - Э-э, уважаемые, вы к кому? - особого энтузиазма у стоящих на пороге орков мое неуверенное блеяние не вызвало.
   - Ритра Настья? Действующий член Гильдии Сказочников? - переглянувшись, поинтересовались гости. Я неуверенно кивнула. Их вопрос, оказавшийся одновременно ответом, развеял все надежды на то, что произошла ошибка. И кому я опять успела насолить?
   Протянутый мне свиток оставался в руках мрачно настроенного орка. Брать его как-то не хотелось. Помнится, что мэтр говорил, что в этом случае лучшая стратегия притвориться, что ты ничего не знаешь и вовсе не причем. Есть даже городская легенда об одном хитроумном художнике по имени Лихась, десятилетиями скрывавшемся от правосудия.
   - Ритра, вам следует ознакомиться с решением суда, - старший пристав нахмурился, видя, как я старательно отодвигаюсь от протянутого мне свитка. Его коллега подошел поближе, сжав рукоять меча. Видимо, на повторение подвига Лихася надеяться не следует.
   - А если я не хочу... ознакомляться? - и тем более не хочу быть убитой, даже если мое убийство будет красиво называться дуэлью.
   - Тогда мы вынуждены будем настаивать, - пробасил главный в этой парочке. Второй орк со зловещим выражением лица достал меч из ножен и принялся тщательно рассматривать его заточку.
   Выбор брать или не брать передо мною больше не стоял. Вздохнув, я взяла многострадальное решение-извещение суда.
   Орки вежливо поклонились и откланялись. А я осталась на пороге, сжимая в руках свой смертный приговор. Наказанием за любое преступление всегда был поединок и всегда смертельный. В Городе считали, что если два существа не могут договориться между собой и готовы обратиться в суд, то разрешить дело возможно только кровью. Штафы, административные наказания и прочие достижения земной демократии для Города не существовали.
   И зачем надо было открывать им дверь, если намного мудрее было бы выскочить в окно и смотаться подальше?
   Почему-то даже не интересно, кто собирается меня убить.
  
   Вернувшийся с работы мэтр Хробениус застал меня в уже ставшей привычной жесточайшей депрессии.
   - Милая фройляйн, что-то случилось? - огорченно поинтересовался старый крысолак. Я тупо смотрела в стену, сжимая в руках кружку с давно остывшим чаем. И чего ж я везучая такая?
   - Настя, что произошло? - с беспокойством повторил мэтр. Виновато улыбаясь, кивнула в сторону все еще запечатанного свитка. Хотя, судя по взгляду метра, вместо улыбки у меня вышел оскал. Мэтр, скользнув взглядом по извещению, весь подобрался.
   - Девочка, это твое? - мучительно не хотелось нагружать почтенного архивариуса своими проблемами. Мэтр и так слишком много мне помогает, хотя вовсе не обязан. Да мы даже к разным расам принадлежим!
   - Д-да, - голос немного охрип. Странно, ведь я не плакала.
   - От кого?
   - Я не знаю. Я не смотрела, - интересно, детское правило "спрячься под одеяло, и зло исчезнет" действует в реальной жизни?
   - Надо посмотреть, фройляйн. Это очень важно, - мэтр Хробениус уселся за соседний стул, серьезно глядя на меня, - все-таки твоя Гильдия очень влиятельна и не каждый захочет с ней ссориться. Значит, это либо достаточно влиятельная персона, либо твой противник появился в Городе недавно и попросту не понимает, с кем связался. Сейчас тебе жизненно важно правильно представлять ситуацию.
   Ладно, это все равно пришлось бы рано или поздно сделать, да и перед смертью не надышишься.
   - Девочка, перестань ловить болотные огоньки.
   Вздохнув, я прекратила гипнотизировать свиток и сломала магическую печать. Все, теперь пути назад точно нет - мой соперник скоро будет осведомлен о том, что я получила его вызов. Все равно, сломать печать кроме меня никто не мог.
   Вчитавшись в текст, поняла, что по прежнему даже не представляю, кому же я так наступила на хост.
   - Мэтр, прочитайте, пожалуйста.
   - Лучше прочитай сама, - качнул головой мэтр, - бумага зачарованная, я ничего не увижу, - пояснил в ответ на мое недоумение.
   - Хорошо. "Сим извещается, что судебный поединок между эрэ Моцудой Нанькибу и ритрой Настей состоится через семнадцать дней, считая день получения постановления суда Города. Причина поединка - нанесение тяжелого оскорбления чести и достоинству эрэ Моцуде Нанькибу. Контроль за ходом поединка будет осуществляться двумя представителями, делегированными Гильдией Сказочников, и двумя жителями Города, назначенными пострадавшим. Судебный поединок пройдет в зале суда Города в присутствии всех заинтересованных лиц в пять часов. Судья Архлей". Ничего не понимаю. Даже не знаю, кто такой этот Моцуда и чем я его оскорбила.
   Мэтр смотрел на меня с каким-то странным сожалением.
   - Все очень плохо, фройляйн. Судя по имени, это тэньгу. Мерзкие и мстительные существа с непомерно раздутым самомнением, - с неприязнью пояснил архивариус, - хотя мечники непревзойденные, любого дроу с закрытыми глазами под орех разделают, да и маги неплохие.
   - Да я всего одного тэньгу-то и видела. И его я не точно оскорбляла! По крайней мере, не хотела, - тихо закончила, вспомнив свой самый первый день в Городе.
   - Да неважно это уже. Задела ты этого проклятого тэньгу, или ему привиделось, дело уже сделано. Их оскорбить можно даже долгим взглядом.
   - А извиниться? Или деньги предложить? - хоть бы мне повезло. Только где деньги-то брать буду? К черту, жизнь дороже.
   - Что ты, что ты! Даже не вздумай. Он тогда даже некроманта нанять не погнушается, чтобы и посмертие тебе испоганить.
   - А если в Гильдию обратиться? - просить помощи у мэтра Хробениуса не стоило - если бы он мог помочь, то обязательно бы помог. Но что может сделать обыкновенный архивариус? А вот мэтр Инсидиус выглядит достаточно могущественным, чтобы решить мою проблему одним щелчком пальцев.
   - Не поможет, девочка. Если уж этот Моцуда решился в суд обратиться, значит, связываться с вами он не боится. А раз суд ответил положительно на его иск, то Гильдия дальше вмешиваться не имеет права. Это будет дуэль только между вами двумя.
   Видимо, все слова о могуществе Сказочников лишь слова. Что и следовало ожидать.
   - Настя, он тебя сразу-то не убил только потому, что ты состояла в Гильдии Сказочников. Да и судья именно поэтому так долго тянул с решением, - крысолак как-то прочитал мои мысли, - но больше помощи не будет, девочка, смирись.
   Отложенная на полгода неприятность остается неприятностью. И что у меня за жизнь такая, что ни день, то какая-то гадость?
  
   На Земле есть поучительная сказка про двух лягушек, попавших в кувшин с молоком. Первая лягушка сдалась и утонула, вторая же изо всех сил барахталась, пока не сбила молоко в масло, после чего спаслась. Мораль сей сказки состоит в том, что нельзя опускать руки. Взяв на вооружение этот совет, решила начать действовать. Пусть даже выпутаться не получится и я умру, так хоть моральное удовлетворение испытаю - мол, сделала, что смогла, просто не повезло.
   Прежде всего, решила посоветоваться с коллегами, разбирающимися в городской жизни куда лучше меня.
   Гильдейская башня привычно стояла полупустой. Интересно, как мои блудные коллеги узнают о клиентах? Видимо, их как-то извещают, потому что появляются сказочники в здании только тогда, когда есть работа. Пару раз я видела, как, после появления посетителей, стремительно материализуется нужный специалист.
   Но, судя по тишине, царившей на рабочем месте, клиентов не предвиделось. Хорошо, что хоть с этой стороны никаких проблем - работать в такой экстремальной ситуации точно не смогу: воображение, зацикленное на предстоящей опасности, откажет. Плохо, что получить совет, скорее всего, мне тоже не светит. Правда, Ольгерда вполне может быть в Башне - она любит обдумывать свои сюжеты в тишине библиотеке.
   В пустом помещении гулко раздавались мои шаги. Башня смотрелась странно заброшенной, а наличие в ней постороннего человека до крайности неуместным. Наверное, если бы в свой первый раз в Городе я никого бы не застала, прийти сюда во второй точно бы не рискнула. Пропала бы я тогда в Городе?
   И как моим любимым героиням было не страшно оказаться одной в чужом незнакомом месте? Что ж, если смелости и предприимчивости мне не хватало на Земле, то с чего вдруг это должно измениться здесь?
   До сих пор в ужасе представляю, как бродила бы по городским улицам, шарахаясь от любой тени. Неожиданно попасть куда-то еще, я не согласилась бы ни за какие деньги. Но и о том, что очутилась в Городе, не жалею. Это моя личная сказка, пусть даже злая.
   Дверь в библиотеку Гильдии открылась со скрипом, и я прошмыгнула внутрь. Ольгерда, сидящая у камина с пергаментом в руках, недовольно обернулась.
   - Легкого пути, Ольгерда.
   - Легкого. Только не шуми, у меня как раз стоящая идея появилась, - Герда вновь склонилась над пергаментом. И как она может на нем писать? Как-то попробовала, после чего пришла к заключению, что бумага не только дешевле и практичнее, но и удобнее.
   Прерывать работающую женщину показалось невежливым, поэтому присела в ближайшее кресло, взяв с полки книгу. Которая оказалась справочником по эльфийской тактике. Ну и черт с ней, все одно читать не тянуло.
   Время проходило мучительно медленно, пламя в камине стало намного ярче, а тени в комнате темней и агрессивней. Если не знать, что за окном стоит вечный закат, то кажется, что наступают сумерки. Еще немного, и я бы окончательно задремала, но тут Ольгерда решительно встала, громка отодвинув кресло.
   - Ладно, удачно поработать. Мне уже пора, поэтому легкого...
   - Подожди, пожалуйста, мне очень нужно поговорить, - торопливо перебила собравшуюся уходить женщину. Ольгерда с раздражением выкинула исписанный пергамент в камин.
   - Настя, я не разбираюсь в великих любовях и вряд ли могу тебе что-нибудь подсказать.
   - Мне нужен совет не по работе. Я очень прошу тебя, Ольгерда. Мне, правда, очень надо.
   - Хорошо, - Ольгерда снова уселась в многострадальное кресло, - рассказывай.
   Рассказывала я долго и коряво, постоянно запинаясь и путаясь. Ольгерда, застыв, не отрываясь смотрела на горящий огонь, изредка теребя длинную косу. Наконец, повествование завершилось, и снова потянулись минуты молчания, прерываемые треском пламени.
   - Хорошо, я поняла твою проблему, - особой заинтересованности сказочница не высказала, - что ты хочешь от меня?
   Тут я немного растерялась. Конечно, я действительно четко не представляла, чего хочу от так хорошо отнесшейся ко мне женщины. Помощи? Совета? Сочувствия?
   Но полного равнодушия точно не ждала.
   - Настя, ничем здесь не могу тебе помочь. Моя специализация не героический эпос и не военные кампании, я сочиняю истории о хитроумных преступниках и мудрых стражниках. Но даже если я была бы способна решить твои проблемы, то все равно не стала бы. Судебная дуэль - дело только двоих.
   Да, Настя, выкручивайся, как хочешь, сама. Ты что, думала, в сказку попала?
   - И что мне делать? - собственный дрожащий голос показался до отвращения жалким. Ольгерда мне ничем не обязана, но получить в ответ на просьбу о помощи такую отповедь неприятно.
   - Повзрослеть, Настя.
   - Ясно. Извините, что побеспокоила, - пойти утопиться, что ли?
   - Ты можешь обратиться к Диниэ или Гонорию, как-никак всякие "деликатные" дела - это их профиль, - сжалилась над неудачницей блондинка, - или к Тайке - она превосходно махает всякими железяками. На крайний случай, найми какого-нибудь мага, или тихонько притрави своего тэньгу до поединка.
   - Так нельзя. Это же подло!
   - Почему нельзя? - серые глаза насмешливо сверкнули, - если твой соперник умрет до поединка, то никаких проблем, сам виноват. Главное, потом не попасться. А на счет "подло, не подло", так жизнь вообще жестокая штука.
   Привыкай, Настя, к реальной жизни. Интересно, а этот тэньгу меня не прирежет в темном переулке? Ярко представив эту сцену в голове, поспешила озвучить заинтересовавший меня вопрос.
   - Да нет, зачем ему? Он и так тебя преспокойно на дуэли убьет. К чему тэньгу лишние хлопоты? Да и действовать они предпочитают демонстративно.
   Излишним оптимизмом в отношении меня сказочница явно не страдала. Хотя, возможно, она просто реально оценивает мои шансы.
   - Спасибо за совет и за то, что выслушали, - с паршивой овцы, как говорится, хоть шерсти клок. Жаль, добрые самаритяне кончились, но, по крайней мере, знаю, к кому теперь обратиться.
   - Легкой дороги, - прозвучало в ответ.
  
   Если бы все пожелания исполнялись, мир давно бы провалился в тартарары. Но некоторые, пусть и формальные, пожелания стоят того, чтобы материализоваться. Увы, легкой дороги у меня не было во всех смыслах.
   После тяжелого разговора с Ольгердой я поняла, что рассчитывать могу только на саму себя. Это было тяжело и непривычно.
   Там, еще дома, я во многом привыкла полагаться на энергичную и авторитарную родительницу. Но мое существование на Земле давно стало казаться бессмысленным и нудным сном. Да и немного потерял мир после моего исчезновения. Немного потеряла и я. Что хорошего осталось дома? Разве только мама...
   Каменные мостовые Города легко ложились под ноги. Эх, Город, мой Город, стоишь ли ты вороха свалившихся проблем?
   Улыбнулась проходившей мимо знакомой крысолачке. Смешливая черношерстная кокетка была одной из многочисленных племянниц мэтра Хробениуса. Пару раз она заходила в гости и приносила вкуснейшие пироги с мясом. С ней было очень легко общаться, и мы почти подружились. Крицка даже связала мне в подарок толстый серый свитер, в который я влюбилась и носила не снимая.
   Крицка что-то весело пискнула и сбежала. Спешила на очередное свидание.
   Поприветствовала важно шествующего толстого гнолля, пару минут поболтала с предсказателем-гномом, местной достопримечательностью.
   Всем известно, что у гномов не ладится с тонкими материями, но для бедняги свет клином сошелся именно на этой профессии. Уж его родня уговаривала-отговаривала, но гном был тверд и незыблем в своих устремлениях как скала. Правда, он еще ни разу не произнес ни одного правильного предсказания, но его клиенты не унывали. Предприимчивые жители Города приспособились толковать предсказания горе-оракула, существовала даже такая примета: "Если Смалин напророчил тебе одно, то сбудется обязательно противоположное этому".
   Странно, я и не заметила, как успела обзавестись таким количеством разнообразнейших знакомств. В большинстве своем весьма оригинальных знакомств.
   В Городе вообще довольно много странных личностей и неожиданных чудес. Вокруг возвышаются башни, спокойно выдерживающие конкуренцию с легендарной Вавилонской. Насмешливо скалятся охранные горгульи и другие монструозные шедевры Гильдии Алхимиков. Узкие готические окна горят синими огнями, слышатся взрывы и голоса.
   За все время пребывания в параллельном мире я привыкла бродить по Городу. Неспешные прогулки успокаивали и улучшали настроение.
  
   Бесцельное блуждание по улицам и переулкам закончилось у дверей Библиотеки. Так всегда, то ищешь и не находишь, то не нужно - само в руки падает.
   В затхлом воздухе стояла пыль. Возле порога бесхозной кучей валялись книги. Подобное варварство в библиотеке смотрелось отвратительно.
   В глубине огромного зала послышался грохот и чей-то возмущенный крик. Сначала мне захотелось покинуть место, переставшее быть укромным, но потом я передумала. Мало ли что, может незнакомцу понадобилась помощь. Просто так кричать никто не станет.
   Собрав всю волю в кулак, я двинулась вглубь библиотеки. Даже если там, в глубине книжных стеллажей, находится страшное чудовище, хуже, чем есть, не будет. Подумаешь, умру чуть раньше. Хотя еще пожить очень хочется.
   По мере продвижения к источнику шума, испуганные крики резко трансформировались в матерные вопли. Таких выражений я не слышала никогда в жизни, даже от пьяного соседа Василия Петровича.
   Чувствуя, что мучительно краснею, решила незаметно ретироваться. Но уйти по-английски не вышло - нечаянно натолкнулась на особо неустойчивый стеллаж с книгами.
   На грохот появился встрепанный рыжий парень. Одет он был в болтающуюся коричневую мантию и заляпанные, потертые штаны. На круглом лице виднелись веснушки. Картину завершала жиденькая бородка.
   - Эй, ты не ушиблась? - зеленоватые глаза с любопытством уставились на меня.
   - Жить буду, - я с кряхтением поднялась с рассыпанных по полу книжек. Надо будет их сложить на место, а то так и будут валяться.
   - Разумеется, будешь - от простого падения люди не умирают, - по-птичьи наклонив голову, сообщил мне рыжий.
   И что на это ответить? Буду, естественно, жаль только недолго.
   - Ты ведь человек? - продолжился бесцеремонный допрос.
   - Угу. Я - Настя. - Книжная пыль осела на одежде, превращая меня в какое-то чучело. Хорошо, что себя со стороны не видно.
   - Настья - это раса или народ? Должность?
   - Настя - это имя, - после моих слов парень заметно смутился.
   - Извини, я сразу не понял. Я - Тэк.
   - А Тэк - это...
   - Тоже имя, - Тэк обаятельно улыбнулся, помогая мне складывать книги.
   - Понятно, - очередной шедевр чьей-то мысли уже не влезал на переполненные полки. Стеллаж, где огромный, обтянутый кожей том находился раньше, ремонту уже не подлежал. - Ты сюда читать ходишь?
   Тэк скептическим взором окинул помещение библиотеки и насмешливо фыркнул.
   - Читать здесь? Хорошая шутка. Вообще-то, я здесь тени ловлю. Ну, ты сама знаешь, как это обычно бывает, - панибратски обратился он ко мне
   Я растерянно мотнула головой. Зачем нужно ловить тени, и как это бывает, я не знала.
   - Тени тут откормленные и непугливые, ловить легко, - продолжал разглагольствовать он, - заметила, да?
   - Честно сказать, я не понимаю о чем ты, - наконец, мне удалось вставить слово.
   - И что ты в таком случае тут делаешь? Только не говори, что читаешь.
   Я беспомощно развела руками. Что сказать еще, в голову не приходило.
   - Ладно, не важно. В любом случае, это хорошее место для охоты, так что дарю -пользуйся.
   - Спасибо, - не представляю, для чего мне понадобится тень, но кто его знает. - А зачем они нужны?
   - Кто? Тени, что ли? Кому как. Я из них ловушки для снов мастерю. Кто-то с помощью теней големов оживляет, еще часто продаем тени в гильдию убийц. Недавно большой заказ из цеха некромантов пришел, но что с ними эти чернокнижники делают, понятия не имею, - безмятежно сообщил он. - А ты почему спрашиваешь? Ты - механикус, что ли?
   - Я - сказочница, - через некоторое время я поняла, что Тэк спрашивает о моей профессии в Городе.
   - Здорово. Никогда не встречал Сказочников, - восхищенно протянул он. И было бы чему так радоваться. - Я сначала подумал, что ты из наших. Скажи, вы действительно покупаете чужие души, или это секрет?
   Парень с самого начала показался излишне своеобразным, но чтоб настолько... Надо же, покупаем чужие души. Хорошо, хоть не воруем.
   - А ваши - это кто? - задавая этот вопрос, я не была уверена, что хочу получить ответ.
   - Алхимики, конечно, - ответ прозвучал так, будто я в очередной раз спросила банальную и очевидную всем, кроме меня, вещь.
   - С чего ты взял, что я - алхимик? - мне и вправду было интересно.
   - Да так, - парень нервно затеребил куцую бороденку, - ты только не обижайся.
   - И не собиралась.
   - Видишь ли, обычно так... ммм... оригинально одеваемся только мы, - он окончательно растерялся.
   Еще раз посмотрела на одежду собеседника. За те минут двадцать, что мы говорили, внешний вид рыжего алхимика не изменился. Вспомнив, что одела перед выходом из дому, мысленно скривилась. Неужели я выгляжу также неряшливо?
   Похоже, так равнодушно к собственному облику относятся только алхимики. Оно и понятно. В представлении жителей Города алхимик - почти тоже, что сумасшедший ученый для землян.
   Подумать только, и я постоянно смеялась над байками об алхимиках. Срочно надо заняться внешним видом, говорила же мне мама. Все, если удастся выкрутиться, займусь собственным гардеробом и даже перестану носить любимые бутсы. Свитер... Свитер, пожалуй, оставлю.
   - Эй, ты точно не обиделась? - прервал мои мысли обеспокоенный голос.
   - Нет. А вы что, друг друга по одежде опознаете? - Ладно, если бы они форму носили, но по стилю!
   - Хорошая у тебя фантазия. По гильдейскому знаку, конечно, как и везде. Только кроме нас обычно в Библиотеку не заходит никто, да и творческий беспорядок в одежде у тебя присутствовал. Вот я и перепутал. Ты умеешь книги в Библиотеке искать? - Тэк внезапно резко сменил тему разговора.
   - Нет, это же никто не умеет, - теперь пришла моя очередь изумляться незнанию собеседника элементарных вещей.
   - Знаю, но ты все-таки Сказочница. Городская легенда, между прочим, - Тэк присел на перевернутый стеллаж.
   - Тоже мне легенда. Мы такая же Гильдия, как и прочие.
   - Скажешь тоже. Про вас столько истории ходит. Любой знает, что от Сказочников надо держаться подальше.
   Никогда не слышала этих историй. Но я в Городе недавно, и про каждую из Гильдий полным-полно разнообразного фольклора. Еще успею.
   - Хотят горожане про нас собирать небылицы и пусть их, - болтать о репутации своей организации и дальше желания не было. - Может, ты мне покажешь, как надо ловить тени?
  
   Ловля теней оказалась увлекательнейшим занятием. Я даже на время забыла о предстоящей дуэли. Тени разбегались от меня как мышки от разленившейся кошки.
   - Суть ты уловила, дальше дело техники, - сказал Тэк, засовывая пойманную мной тень в стеклянный фиал. Заключенная тень нервно заметалась по замкнутому пространству.
   - Зачарованный хрусталь, - в ответ на мое недоумение пояснил алхимик. - В других сосудах хранить строго не рекомендуется. Сбегает моментально. Ну, если только еще черное серебро. Ладно, пока достаточно, все равно ты все тени распугала.
   Я довольно улыбнулась. Единственная оставшаяся тень метнулась от меня в темный угол.
   - Тэк, теней в Библиотеке больше не будет?
   - Не волнуйся, завтра же появятся новые. Здесь все тени Города ищут убежище.
   - В смысле? Разве они живые? - это было бы довольно неприятно. Мне бы не хотелось ловить живое существо и сажать его в клетку.
   - Они же тени. Как они могут быть живыми?
   - Откуда же они берутся? - почему-то, раньше я об этом не задумывалась. Теперь, задним числом, вспомнилось, что я видела множество жутких теней, гуляя по Городу.
   - Каждое существо или предмет отбрасывает тени, - серьезно сообщил Тэк. Я почувствовала досаду.
   - Это я и сама знаю. А тени без хозяина как появляются?
   - Сам точно не знаю, но есть теория о том, что это тени тех неудачников, кто пришел в Город и был убит или умер. Как-то так, - завершил парень.
   - И теория правильная? - несчастные люди. Умереть в самом чудесном месте на свете, да еще и потерять по дороге в посмертие собственную тень.
   - Кто знает. Но по Городу бродит много бесхозных теней.
   - Я бы предпочла какую-нибудь другую теорию. А почему ты тени на улицах не ловишь?
   - В Библиотеке удобнее, они тут кучкуются. А там стоит одну тень поймать, как остальные тут же наутек бросаются, - представив, как Тэк с большим сачком для ловли бабочек бежит за тенями, а они от него убегают, тихонько прыснула.
   - Не смешно это, - моя реакция алхимика явно задела, - а муторно и долго. Дольше только тень у хозяина украсть.
   - Разве можно ловить тени живых существ? - надеюсь, нельзя.
   - Теоретически. Но на практике никто так не делает. Их ловить намного сложнее, и хлопот с такой тенью не оберешься. Обычно, чужие тени ловят только, если хотят навредить хозяину. Существовать без тени довольно проблематично: теряется полнота жизни, появляется апатия. Еще тень на хозяина натравливают - любая тень стремится стать настоящей.
   - А человека тень способна убить? - натравить, что ли, на тэньгу тень. И можно спокойно жить дальше. С совестью я уж как-нибудь договорюсь.
   - Смотря какая. Простые тени миролюбивы, если ты не хозяин, то беспокоится нечего, - успокаивающе пробормотал Тэк, аккуратно укладывая добычу в холщовую сумку.
   - А все-таки, - во мне еще сохранялась надежда на положительный ответ.
   - Нет, если их целенаправленно не натравливают. Тогда вполне могут убить.
   - И с тэньгу такие тени тоже справятся? - я ждала вердикта специалиста с замиранием сердца.
   - С тэньгу? Зачем тебе? - подозрительно осведомился алхимик.
   - Просто так. Интересно.
   - Не вздумай на тэньгу тени напускать, - серьезно предупредил Тэк. Моим отговоркам рыжий алхимик ни капли не поверил. - Тэньгу это особых неудобств не доставит, зато у тебя потом гора проблем будет.
   Ладно, не очень то и хотелось.
   - Пойдем? Мы здесь уже долго. Или ты хочешь еще побыть в Библиотеке?
   Я отрицательно покачала головой.
   Тэк, закинув сумку на плечо, направился к выходу. Я, машинально подняв с пола лишнюю книгу, отправилась за ним.
   - Зачем тебе эта книга? Ее нельзя забрать из библиотеки.
   - Просто так, - легкомысленно откликнулась я, - вдруг повезет и там написано, как получить огромную силу или раскрыт загадочный древний ритуал.
   - И про что же эта книга? Готов поставить лардо против лерты, что там будет написана бесполезная ерунда.
   С разочарованием я прочитала название. Тэк оказался прав.
   - Ты не поверишь. Она называется: "Как сделать книжные полки своими руками".
   Алхимик расхохотался в голос.
   - Как думаешь, Библиотека может быть разумной? - пошутила я.
   Тэк отнесся к предположению серьезно, резко остановившись и даже принюхавшись. После этого он внимательно посмотрел по сторонам, пару раз дотронулся до книжных полок, но потом, успокоившись, продолжил путь.
   - Я посмотрел и на первый взгляд Библиотека - обычное строение. Так что, вероятность маленькая. Конечно, одушевленные здания существуют в достаточном количестве, но это не тот случай.
   - Жаль, - интересно, каково это, находится в живом доме?
   Выйдя из Библиотеки, я вздохнула полной грудью. За порогом цвел шиповник, дул легкий ветер и по-прежнему был закат. Мэтр рассказывал, что есть пророчество о том, что рассвет наступит в последний день существования Города.
   - Не особо. Все одушевленные предметы обладают крайне скверным характером, а уж Башни вне конкуренции.
   - Поверю на слово. Благодарю за охоту, было очень весело. Легкого пути тебе, Тэк, - прощаться было немного жалко.
   - Если захочешь, то можем еще встретиться, - предложил парень.
   - Хочу, очень хочу, - надеюсь, ты сможешь рассказать много интересного, а то мне уже надоело попадать впросак, - если получится.
  

Глава 5

   До даты моей смерти оставалось десять дней, а я до сих пор не придумала, как ее избежать.
   Разговор с Гонорием ничего не дал. Гнолль, слушая мой рассказ, изрядно повеселился, под конец даже назвав меня "рисковой малышкой". Дескать, он сам бы никогда не рискнул связаться с тэньгу, столь страшно оскорбив его.
   - Мои услуги слишком дороги для тебя, красотка, но не волнуйся, ты и сама справишься. Я с удовольствием приду посмотреть на твою первую дуэль.
   Глядя в его горящие предвкушением глаза, я осознала, что мне не только не хотят помогать, но еще и собираются изрядно поразвлечься за мой счет.
   Тайка также изъявила желание присутствовать. В качестве жеста поддержки она предложила выбрать "что-нибудь подходящее из моей коллекции". Сдуру я даже согласилась, о чем сразу пожалела. Чем мне может помочь меч, пусть даже с волнистым лезвием, или "самая любимая" глефа, я не уразумела. Про булаву, произведшую неизгладимое впечатление и говорить нечего - мне ее никогда не поднять.
   После встреч с милейшими коллегами, во мне все больше крепчала решимость, хоть удавиться, но не позволить устроить из собственной смерти зрелище. Роль гладиатора на арене отчего-то не прельщала.
   Можно было еще поговорить с Диниэ. С инкубом же он помог справиться. Но связываться с сидхом я откровенно боялась - в его альтруизм верилось не особо, да и непонятно, чего он попросит за свои услуги, только точно ничего хорошего.
   В целом, еще после теплой беседы с Ольгердой стало понятно, что надеяться следует только на себя. Другое дело, что надежда эта будет, скорее всего, напрасной.
   Казалось, я должна была окончательно впасть в уныние, но настроение было странно безмятежным. Воспринимать свою смерть как нечто неотвратимое и стремительно приближающееся не получалось.
   Именно поэтому я не билась в истерике, а сидела на бортике любимого фонтана и грызла яблоко. Видимо, это становилось традицией. Лучи заходящего солнца падали на струящуюся воду, окрашивая ее красным. Издалека казалось, что из драконьих пастей постоянно льется кровь.
   Счесть это плохой приметой? Лучше об этом просто не думать.
   Шумела спешащая по своим делам толпа. Мне всегда нравилось разглядывать горожан - за все время пребывания здесь я каждый раз вижу что-нибудь новенькое. Главное, для этого мне не приходилось толкаться среди прохожих - то, из-за чего я недолюбливаю городской рынок.
   Неожиданно толпа расступилась. Потрясающе красивая девушка рассекала толпу, с поистине королевским достоинством не замечая неприязненных взглядов и шепотков за спиной. Лиссэ. Узнавать представителей этой расы с первого взгляда научилась даже я.
   Золотоволосая красавица неожиданно подломила каблук - видимо, одно из пожеланий наших замечательных горожан сбылось. Интересно, у кого хватило сил сглазить лиссэ.
   Паучиха с невозмутимым видом направилась прямо ко мне, из-за чего я чуть не свалилась в фонтан от испуга. Конечно, лиссэ охотятся только на мужчин, но мало ли что.
   Не обратив на меня ни малейшего внимания, она уселась на бортик неподалеку.
   - И почему нас так не любят, - проговорила лиссэ в пространство, заметив, как я торопливо поднимаюсь. После чего спокойно сняла подведший ее сапог.
   На ее реплику не стоило отвечать, тем более, она обращалась вроде не ко мне. Но уйти просто так было несколько некрасиво, да и плохое настроение требовало выхода. Какая важность, их никто не любит. Можно подумать, ко мне так уж хорошо относятся. Только если мэтр, для которого я нечто вроде еще одной бестолковой племянницы.
   - Паразитов нигде не любят, - связываться с лиссэ мне было не страшно, сейчас для меня страшнее тэньгу нет никого.
   - Разве вы чем-то отличаетесь от нас? - возмущенно пропела красавица. Каблук от ее пристального разглядывания окончательно отломился.
   - Мы никого не заманиваем, чтобы высосать из него потом жизнь, - ничего себе заявление. Мои коллеги, конечно, не сахар, но и не энергетические вампиры.
   - Конечно, вы сразу высасываете души, - огрызнулась лиссэ.
   От ее претензий я выпала в осадок.
   - Что ты несешь! Это глупые городские слухи, не имеющие с реальностью ничего общего,- моему возмущению не было предела. - Сколько я в Гильдии работаю, еще не у кого ни одной души не забрала!
   - Ты изрядная лицемерка, сказочница, - насмешливо протянула лиссэ, окончательно отложив сапог. - Вы еще большие пауки чем мы: у нас нет другого выхода, иначе наша раса обречена на вымирание, а вы просто забираете то, что вам не принадлежит. Знаешь, как ужасно, когда наступает время любви, а все от тебя шарахаются, - тоскливо добавила она. Наверное, я должна была ее пожалеть, но не получалось.
   - Вы еще большие пауки, - заметив мое отвращение, повторила она.
   - Мы даем людям сказки и исполняем чужие мечты, пусть и за деньги, - я любила свою работу, и подобное отношение к ней раздражало. Это было здорово, дарить другим счастье.
   - За деньги... Нееет, - протянула лиссэ, - вы продаете воздух за неподъемную цену.
   Выслуживать гадости дальше мне не хотелось, и я сбежала от неприятной собеседницы.
   - Если захочешь еще поболтать, приходи сюда, - смеялась мне вслед лиссэ.
   Никогда больше не стану есть яблоки в этом месте, это приносит неудачу.
  
   Моим очередным клиентом оказался симпатичный молодой рыцарь. Каштановые волнистые волосы, голубые глаза, мускулистое тело. Он был воплощением мужественности. Я бы не отказалась выйти за такого замуж: за ним я была бы как за каменной стеной.
   Оказалось, Франсуа спас принцессу от дракона, но девушка не оценила подвига мужчины.
   -Увы, госпожа, она не любит меня. Я готов ради Антуанетты на все: я даже пел ей серенады под окном. Вы не представляете, госпожа фея, какое это сложное дело, ухаживать за благородной дамой. Я нанял учителя музыки и научился играть на лютне. Мне до сих пор снятся эти уроки. Но милая Туанон равнодушна как ледяная скульптура.
   - А разве рыцари не должны совершать подвиги бескорыстно? - в последнее время моя вера в бескорыстие окружающих изрядно пошатнулась, поэтому мне очень хотелась получить подтверждение, что некоторых совершают добрые дела без оплаты.
   - Возможно, госпожа, но как только я увидел ее, так сразу полюбил. Но она не обращает на меня ни капли внимания. Если вы мне не поможете, я умру от неразделенной любви. Знайте, госпожа фея, мы и так помолвлены, но я не могу жениться на Туанон против ее воли.
   Допустим, от недостатка любви никто не умирал. Раньше я бы восхитилась столь романтичной историей, но теперь она смотрелась излишне банально и как-то надуманно, но, может, мне так кажется. Понятно, что когда свои проблемы, не до чужих. Все же излишне придираюсь к рыцарю: он же спас принцессу, да и корыстных целей не преследует - они с принцессой помолвлены.
   - Франсуа, как вы нашли дорогу в город? - в последнее время мне что-то не давало покоя. Действительно, как обычный рыцарь умудрился пройти между мирами?
   - Один чародей помог, - обаятельно улыбнулся мужчина, - мы с ним давние соратники: вместе спасали Антуанетту, да и еще парочку подвигов совершили.
   Я становлюсь параноиком.
   - Старый Хольм знает мою возлюбленную с самого детства и тоже надеется, что наша девочка будет счастлива, - закончил рыцарь.
   Я протянула мужчине стандартный договор.
   - Хорошо, Франсуа, вы меня убедили. Сейчас вам надо подписать бумагу и я постараюсь вам помочь.
   - Надеюсь, подписывать надо не кровью, - пошутил он.
   - Разумеется, нет.
  
   На этот раз перед зеркалом я поставила свечи. По полутемному помещению плыл запах сандала и ванили. Изломанные тени прятались по углам.
   Начнем, пожалуй.
   Наверное, это будет так...
   Принцесса внезапно оказывается на волосок от смерти, и храбрый рыцарь спасает ее. Пусть это будет дворцовый заговор, где Антуанетта чуть не погибает от рук коварных заговорщиков, но Франсуа появляется в самый последний момент. После чего она смотрит в его глаза цвета неба и тонет в них.
   Хотя нет, спасение прекрасной леди уже было. И я немного сомневаюсь, что способна устроить переворот во вполне успешном королевстве. Разве что, там и правда есть свои заговорщики. Но все равно, я еще не пыталась повлиять на больше, чем пять героев, сразу. Да и устраивать кровавую баню несколько не этично.
   Тогда это будет так.
   И я падаю в глубину стремительно чернеющего зеркала.
  
   Антуанетта никогда не любила своего отца. Его Величество Аргона Пятого было невозможно любить, только уважать. Хитрого и жестокого короля с трудом выносили даже немногочисленные любовницы. Очень немногочисленные, причем их количество не мог увеличить даже титул самодержца.
   Справиться с вошедшим в раж величеством не получалось и у его жены, тоже обладающей сложным характером. Советников и министров, не решающихся сказать слово против, Аргон Пятый ни во что не ставил. Только рано повзрослевшая дочь была способна повлиять на решения короля.
   У Туанон с детства была стальная воля: с пеленок поварившись в котле интриг, она сильно закалила характер. За время правления любезного батюшки произошло без малого три восстания: восставали крестьяне, недовольные повышением налогов на соль; дворяне, возмущенные новой земельной политикой правительства; военные, которых задело резкое уменьшение финансирование армии. На третьем восстании Аргон, наконец, опомнился, осознав, что платить войску надо, иначе его шансы усидеть на престоле резко упадут.
   Антуанетта пережила две внешних войны, закончившихся приобретением новых территорий, и множество интриг, чаще всего заканчивающихся пшиком.
   Чем старше становилась принцесса, тем больше портился и ее характер. "Вся в батюшку", - шептали по углам ее придворные.
   Придворных Туанон терпеть не могла - толку от них никакого, только зря казну проедают. Нелюбовь принцессы ко двору была взаимной: в лицо ей улыбались и делали комплименты, а за спиной рассказывали гадости.
   В деле бессмысленных и лживых комплиментов особенно отличались разнообразнейшие рыцари. Безбожно фальшивя, они пели корявые серенады посреди ночи, не давая выспаться, заваливали цветочными вениками и не давали проходу. Да, рыцарей она тоже не любила. Жаждущие денег и власти алчные подхалимы раздражали.
   Туанон не была дурой и прекрасно понимала, что слова об ее неземной красоте больше похожи на издевательство. К несчастью, принцесса пошла в мать, тощую и нескладную женщину с лошадиным лицом. Вдобавок, девушке в наследство достался длинный фамильный нос герцогов Норфских. Горе-ухажеров привлекало ее общественное положение и больше ничто.
   Кроме всего прочего, Антуанетта не выносила Франсуа, своего жениха. С племянником пронырливого магистра Хольма она была знакома с детства и прекрасно знала его.
   Когда они были детьми Франсуа, наследник графа Дэльфа, частенько дергал ее за косички и говорил гадости. Если бы принцесса рассказала об этом, то его ждало бы суровое наказание. Но, к счастью мелкого пакостника, Туанон считала ниже своего достоинства жаловаться.
   Когда они подросли, Франсуа стал приторно вежлив и говорил только завуалированные оскорбления. Посторонние его намеки не понимали, но у девушки неизменно падало настроение.
   А еще спустя некоторое время произошло подозрительное похищение принцессы драконом. Надо же, драконом! Почти вымерший реликтовый зверь, вместо того, чтобы спокойно охотится себе в горах, прилетел в столицу, где прицельно выбрал и унес принцессу. При этом, больше никого не тронув!
   Принеся Антуанетту в свое логово, дракон продолжил оригинальничать. Вместо того чтобы съесть добычу, он принялся ее охранять, видимо, поджидая рыцаря. Самое смешное, что рыцарь действительно появился.
   Не армия, не несколько боевых магов, а один-единственный рыцарь, немедленно освободивший пленницу! И этим рыцарем оказался столь нелюбимый Франсуа.
   Возвращались они торжественно под звук фанфаров: почти все жители королевства слышали о беспрецедентном подвиге. За время поездки в Антуанетте все больше просыпалось желание убийства.
   Вернувшись во дворец, принцесса чуть не придушила дорогого папочку, решившего сэкономить на спасении наследницы.
   Под давлением народного мнения и Совета аристократов отцу пришлось объявить о помолвке храброго рыцаря Франсуа и принцессы Антуанетты. Сей поворот событий счастливо спасенную девицу не обрадовал.
   Туанон прекрасно помнила, что, однажды, во время королевской охоты, она видела, как липкий магистр Хольм умудрился подчинить волю здоровенного кабана. Кабан задрал одного из баронов, умевшего спорные с графом Дэльфом пастбища.
   Антуанетта принципиально ненавидела ложь и интриги, и выходить замуж за мошенника не собиралась. Интересно, не сошел ли отец с ума? Неужели он думает, что если она выйдет за племянника ушлого колдуна, он проживет достаточно долго?
   И только многочасовой скандал с Аргоном позволил ей добиться обещания отменить помолвку и выбрать мужа самой.
  
   Очнулась я в ярости. Больше всего на свете мне хотелось придушить мерзкого Франсуа. Жениться по любви он, видите ли, хочет.
   К моему облегчению, мэтр Инсидиус был в своем кабинете. Когда я ворвалась к нему, даже не постучавшись, мэтр поднял голову от бумаг и дружелюбно улыбнулся.
   - Что-то случилось, юная леди? - обеспокоенно спросил он.
   - Извините, что без стука, - запоздало вспомнив о правилах приличия, попыталась виновато - уж не знаю, как мое раскаяние смотрелось со стороны - улыбнуться.
   - Ничего, моя дорогая, у тебя ведь случалось важное, требующее совета. Да ты присаживайся, - мэтр Инсидиус указал рукой на кресла.
   Я присела на край стула и постаралась успокоиться. Если закачу истерику, легче никому не станет. Но произошедшее сильно пугало - что если и прошлые мои клиенты преследовали корыстные цели, что если я помогала другим интриговать и добиваться власти и денег с помощью самого светлого чувства?
   - Что тебя так волнует, моя дорогая?
   - Хотела спросить у вас, мэтр Инсидиус, можем ли мы отказаться от договора?
   - Отказаться от договора? Девочка моя, мы обязаны исполнить любой подписанный договор, - казалось, мэтр немного рассердился.
   - Но, мэтр, мой клиент - подлец, жаждущий власти.
   Мэтр укоризненно покачал головой.
   - Люди не идеальны, девочка моя, но с чего ты так решила?
   - Туанон... То есть та девушка, которая должна в него влюбиться, знает об этом, - созналась я.
   - Ты слишком поспешно судишь, моя дорогая. Мысли героя не всегда отражают реальную картину мира. Нам свойственно быть пристрастными и необъективными. Я видел, этого рыцаря, Настя, он достойный и хороший человек. А твоя принцесса просто перестала верить в чудо и добрые намерения. Увы, это свойственно всем, приближенным к власти.
   - Да, но...
   - Ты же веришь в любовь, Настя, - мэтр внимательно посмотрел в мои глаза. - Ты должна в нее верить, иначе сказки не получится.
   - Я верю, - всю жизнь верила в сказку, но, только попав в нее, начала сомневаться, - но вы уверенны, что он действительно хороший человек?
   - Конечно, моя дорогая, - подтвердил мэтр.
   - Не то чтобы я сомневаюсь в ваших словах, но как вы определили? Не ошиблись ли?
   - Открою тебе секрет, - мэтр задорно подмигнул, - прежде чем найти клиента, я всегда проверяю его ауру. Уж послушай старика, на ауре человека отражаются все его помыслы и поступки. Понимаю твое беспокойство, Настя, ведь только достойные люди должны получать исполнение своих желаний, но Франсуа - хороший мальчик, поверь мне.
  
   После исполнения контракта я проспала пару дней, изрядно обеспокоив доброго архивариуса. Мэтр Хробениус уже решился звать целителя, когда я, наконец, проснулась.
   Мне очень хотелась посетить свадьбу Франсуа и Антуанетты - удостовериться, что у этих двоих все действительно хорошо. Все-таки, с церемонией влюбленные сильно спешат, и я невольно вспоминаю о подозрениях Туанон.
   Талисман перемещения я решилась попросить у мэтра Инсидиуса и, к счастью, мне повезло. Мэтр не только понял мои опасения, но и разрешил воспользоваться одним из артефактов Гильдии. Оказалось, в закромах гильдии есть зеркало, способное открыть дорогу во многие окрестные миры. А я и не знала, что такие зеркала существуют. Вот здорово бы было посетить другие миры.
   Мэтр рассказал, что зеркало было подарено одним довольно известным зеркальных дел мастеров в качестве благодарности за помощь.
   Сначала у меня появилась мысль, попробовать сбежать от тэньгу через такое зеркало. Жаль, что настраивать зеркала я не умела, а научиться, по словам мэтра, долго и сложно. Да и сами зеркала оказались дорогими и редкими.
   Свадьба единственной дочери короля проходила пышно и весело. Аргон Пятый не поскупился ни на выпивку, ни на угощение. Везде развешанные бумажные цветы и гирлянды создавали праздничное настроение.
   Мне удалось проникнуть в храм, где проходила церемония. Франсуа так счастливо улыбался, ведя принцессу к алтарю, и я подумала, что была несправедлива к нему
   Мне в последнее время не везет, но это не значит, что вокруг все плохо. Вероятно, что-то не так не с миром, а со мной.
   Венчание закончилось, и я уже собралась покинуть этот мир, как Франсуа заметил мое присутствие. Мазнув по мне взглядом, он наклонился к уху жены и что-то ей сказал, после чего торопливо подошел ко мне.
   - Приветствую, госпожа фея, - поклонился он, - для нас большая честь, что вы посетили нашу свадьбу. Я также хочу выразить вам огромную благодарность за то, что вы помогли мне найти мое счастье.
   - Не стоит, я очень люблю свою работу, - меня затопил стыд. Да, Настя, еще немного, и ты всех вокруг начала бы считать чудовищами. Правильно, давай собирай глупые слухи и побольше слушай разную нечисть, - наверное, вы меня прекрасно поймете. Вы ведь тоже всегда хотели стать рыцарем? Или у вас не было выбора?
   - Что вы, госпожа фея, я вполне мог стать магом. Мой дядя говорил, что у меня прекрасный способности, но потом я решил, что это не для меня. Но показать кое-какие фокусы я еще способен. Например, переместить вон тот букет для прекрасной дамы, - он показал на высоко висящий пышный букет роз, украшающий колонну храма.
   Но, не смотря на явное старание мужчины, букет оставался на своем месте.
   - Простите, госпожа фея, - сконфуженно пробормотал Франсуа, - наверное, я так счастлив, что не могу нормально сосредоточиться.
   - Ерунда, - засмеялась я
   Ну, хоть кого-то я сделала счастливым, и то хорошо.
   До моей смерти оставалось шесть дней.
  
   Всю свою сознательную жизнь, читая фентэзи, я мечтала не только о вечной дружбе и любви, но и магическом даре. Мне представлялось, как я, также как мои любимые героини, буду побеждать врагов с помощью могущественных заклинаний.
   Когда я только появилась в Городе, то, прежде, испугалась, лишь потом пришло осознание, что мечта исполнилась
   Одним из первых вопросов, заданных мной во время второй встречи с мэтром Инсидиусом, был вопрос, не могу ли я быть магом. Мэтр казался мудрым и всезнающим волшебником, решившим все мои проблемы щелчком пальцев.
   К сожалению, таланта к волшебству не оказалось - стать магом мне было не суждено. Постигшее меня разочарование было поистине огромным.
   Если ли бы я была волшебницей, поединок с тэньгу не был бы для приговором, но чего нет, того нет. Стать магом за оставшееся время также реально, как и научиться фехтовать.
   Хотя обратиться к магу - довольно здравая мысль. Деньги были, значит, был и шанс на удачное разрешение беспокоившего меня дела. Смешно, сейчас я нахожусь в другом мире, а решают все по-прежнему деньги. Жаль, что с такой скоростью "влипания" в неприятности, долг доброму мэтру Хробениусу верну не скоро.
   В качестве палочки-выручалочки пришлось снова выбрать Ингерда - пусть колдун личность неприятная, но дешевле него магические услуги никто не предоставляет.
   В третий раз посещая городские трущобы, я испытывала еще меньше восторга, чем в первые два. Правда, многочисленные тени уже не пугали. Даже поймала себя на мысли, что здесь можно неплохо поохотиться.
   - Опять ты, - неприветливо буркнул Ингерд, - ну, заходи.
   Светлая борода была заплетена в аккуратную косицу, плечи мага покрывала шелковая, расшитая узорами мантия. Было довольно непривычно видеть колдуна так роскошно одетым.
   - Вы куда-то собрались, мэтр? - выйдет забавно, если я пришла не вовремя. В последнее время мне так "везло", что уже начинаю привыкать.
   - Нет, уже пришел, - равнодушно откликнулся он, - что надо?
   - Ты убить можешь? - сцепила руки в замок, ожидая ответа.
   - Могу. Любой может, даже ты, - раздраженно отмахнулся Ингерд.
   - Тогда я к тебе не обращалась бы, - мама, что я делаю? Собираюсь лишить жизни живое существо? Неужели я... стану убийцей?
   Но если не сделать этого, то тэньгу убьет меня. Не хочу умирать, я почти не жила. Попробовать договориться? Но о чем говорить с существом, собирающимся убить тебя из-за собственной прихоти? Я же ему ничего не сделала.
   Мне пора повзрослеть, Герда права. С волками жить - по-волчьи выть.
   - Здесь что, Гильдия убийц? - особого энтузиазма Ингерд не высказал.
   - Нет, я имею в виду, способен ли ты проклясть, например?
   - Сорок куэ, - пожевав губами, заключил колдун. Видимо, ответ на мой вопрос положителен.
   - Договорились.
   - Дай какую-нибудь вещь жертвы, - потребовал Ингерд, - частицу плоти даже просить не стану, все равно, нет, - проницательно добавил он.
   - Вообще-то, его вещей у меня нет, - созналась я. Нет, и не предвидится.
   - Так достань, - в чужом голосе прозвучало недовольство.
   - Нереально, - для меня уж точно.
   - И как я тебе его найду? По-твоему, магия всесильна, что ли? Или тебе все равно, кого?
   - А имя не подойдет, - вспомнив про инкуба, предложила альтернативу.
   - Имя, - задумчиво протянул Ингерд, - гремлины с тобой, сойдет. Шестьдесят.
   - Стой. Мы же на сорок договаривались, - с его аппетитами мне никаких денег не хватит. Не успеешь оглянуться, как алчный колдун луну с неба потребует.
   Мое предложение возмутило Ингерда до глубины души.
   - Ты хоть представляешь, как тяжело по одному имени работать, - возмущенно пробулькал он, - сколько ценных магических компонентов придется потратить!
   - Ладно, - особого выбора не предвидится, придется соглашаться.
   - Теперь жди, - колдун покинул помещение. Долго ждать мне не пришлось. Уже через десять минут, Ингерд появился, нагруженный кучей непонятных и причудливых магических принадлежностей.
   После чего, прямо на полу комнаты, черной краской была нарисована пентаграмма.
   - Он хоть из Города? - Ингерд продолжал разрисовывать фигуру различными знаками.
   - Да, конечно, - прислонилась к стене, с интересом наблюдая за чужой работой. Колдовство Ингерда мне немного напомнило процесс рассказывания сказок, не хватало только зеркала.
   Закончив уродовать пол, Ингерд минут двадцать то ли медитировал, то ли дремал. Отвлекать колдуна, на всякий случай, не стала.
   - Имя-то хоть истинное, или я зря начал, - спохватился он.
   - Истинное, - в данном факте я уверена на сто процентов. Высокомерные тэньгу считали скрывать свое настоящее имя позором и ничего не боялись.
   - Ладно, почти закончил, говори свое имя.
   Сказала.
   - Это что, тэньгу?! - неверяще переспросил Ингерд, почти подлетая ко мне.
   - Да.
   Ошеломленный вид колдуна мне не понравился. Появилось подозрение, что удача в очередной раз покинула меня.
   -Ты что, рехнулась? - разбрызгивая капельки слюны, проорал мне в лицо колдун, - я не собираюсь связываться с тэньгу!
   - Восемьдесят, - перебила возмущенную тираду.
   - Иди к демонам, сумасшедшая! Где вообще ты их находишь! Инкуб, тэньгу, кто дальше?
   - Сто, - и что б ты ими подавился.
   - Тебя надо, ты и проклинай, - Ингерд чуть ли не топал ногами. Еще чуть-чуть, и проклинать будут меня.
   - Сама бы все сделала, у меня магического дара нет, - открестилась я.
   - Да неужели, - зловеще прошептал Ингерд. Глаза его засветились нехорошим огнем, - не смей мне врать, есть у тебя дар. Пусть маленький, но есть.
   - Хорошо-хорошо, - успокаивающе пробормотала, пытаясь отодвинуться от неуравновешенного колдуна подальше, - тогда хоть ритуал свой продай.
   Вдруг, сама провести смогу, пусть насчет магии сомнения и были, но сказки-то осуществлять как-то получается. Может и это особо сильное колдунство получится.
   Руки колдуна сжались так, словно душили чье-то горло, легко догадаться, чье. Веко конвульсивно дернулось
   - Подставить меня хочешь, - проревел доведенный до белого каления Ингерд, - немедленно убирайся отсюда.
   Я опрометью вылетела за дверь.
   Сомневаюсь, что рискну придти сюда снова. Интересно, что его так взбесило? По-видимому, репутацию тэньгу я сильно недооценивала. Оставалось надеяться, что она также раздута, как и наша.
   На дрожащих ногах дойдя до ближайшей стены, прислонилась к ней, пытаясь отдышаться. Одна из теней, гуляющих по переулку, с любопытством придвинулась поближе.
   Обидно, что визит закончился ничем. И, судя по всему, обращаться к другим магам бесполезно. На сильного специалиста, способного справиться с моим противником, не хватит денег, а позиция мелких ремесленников вряд ли будет отличной от реакции Ингерда.
   Странно и то, что Ингерд решил, что у меня есть дар. Неужели мэтр Инсидиус ошибся в своей оценке? Не мог же один из самых авторитетных для меня людей соврать мне?
  

Глава 6

   С каждой попыткой выпутаться из проблемы вариантов у меня оставалось все меньше и меньше. Просить помощи у сидха не хотелось, но пришлось наступить на горло собственной гордости - жизнь дороже.
   Диниэ в гильдейской башне появлялся крайне редко, как и другие сказочники. Мое время стремительно истекало, и я не могла ждать, пока удастся с ним встретиться. Пришлось еще раз побеспокоить Ольгерду.
   Спросив у сказочницы, где живет Диниэ, я получила четкий маршрут, нарисованный на клочке пергамента, и совет с ним не связываться.
   Указаниями я воспользовалась немедленно, в отличие от совета. Совет был, пусть и хорошим, но бесполезным.
   Постоянно сверяясь с нарисованной картой, я блуждала по Городу. Видимо, совсем одолел так характерный для меня топографический кретинизм. Но Город благоволил к смешной неудачнице Насте, и через полчаса я обнаружила жилище сидха.
   Диниэ жил в странноватом доме возле городского леса. Больше всего здание было похоже на приземистую серебристую башню, одну из тысяч, раскиданных по Городу. Сначала я даже не поняла, почему она показалась мне столь отвратительной.
   Мои мысли не поспевали за моими глазами.
   И только через мгновение смогла полностью осознать, что увидела. Пространство перед башней сидха было полностью заполнено деревянными кольями, на которых раскрывали рот в немом крике отрезанные головы. Некоторые из них были еще свежими, с сочащейся из порезов кровью.
   Я не вижу зла, не говорю о зле, не думаю о нем. Я не вижу зла.
   Я не могла сдвинуться с места - ноги будто приросли к земле. Не знаю, чего мне хочется больше: заорать или броситься бежать. Но точно знаю, что туда я не пойду.
   Этот сидх явно ненормальный. Я его и без того боялась, теперь же и вовсе уверена, что никогда больше не хочу его увидеть. Надо развернуться и уйти.
   И почему так удивляюсь - знала же, что каждый сказочник помешан на своих сказках. Чего же еще ожидать от сказочника, увлеченного ужасами? Только не думала, что будет так страшно и так реально.
   Я медленно направилась к Башне. Нет у меня никакого выбора: сидх может помочь избавиться от тэньгу. Судя по увиденному, убийство не доставит ему особых затруднений, если только он захочет меня спасти. Мой последний шанс.
   Я же заранее знала, что у него явные садистские замашки. В моих фэнтезийных историях предприимчивые героини спокойно умудрялись влюблять в себе разных дроу и вампиров. Только те девушки не мне чета: сильные, смелые, независимые, способные одной левой уделать любого неприятеля. И все же, как они могли любить тех, кто хладнокровно убивает их сородичей? Причем убивает для развлечения, из презрения перед низшей расой, для еды.
   Говорят, тэньгу намного более жестокие, чем дроу. Если эрэ Моцуда Нанькибу умрет, мне не будет его жалко. Хотя скорее умру я.
   Зачем сидху выручать меня, если остальные сказочники отказались? Хотя, он же помог с инкубом, авось, не убьет. Я ему понравилась, вроде.
   Черт. Еще не хватало придумать себе очередную великую любовь, будто инкуба мне не хватило. И на кой мне любовь чудовища?
   Но знаешь, Настя, ты и сама чудовище не меньшее. Тебе же уже наплевать на убитых, лишь бы тебе помогли. Ты уже согласна и на поддержку монстра, и даже думаешь, как выгодно, что он именно монстр, значит, спокойно сумеет убить.
   И не надо оправдываться, мол, у меня нет выбора. Выбор всегда есть.
   Господи, пусть бы головы не настоящие. Он же сказочник, он мог придумать их для создания зловещей атмосферы. Пусть это будет магия.
   Проходя мимо отрубленных голов, я закрывала глаза.
   Дойдя до входной двери, глубоко вздохнула. Вместо охранных горгулий, у сидха стояли выбеленные кости виверн. Не практикует ли он тайком некромантию?
   Собралась с силами и постучала.
   - Пришла отдать долг? - презрительно разглядывая незваную гостью, поинтересовался сидх. Приветствовать или еще как-то проявлять вежливость он не собирался.
   - Н-нет, - замялась я, - пришла попросить о помощи.
   Брови Диниэ в немом удивлении поднялись вверх. Лицо искривила неприятная усмешка.
   - С чего ты решила, что я буду тебе помогать? Ты еще за прошлый раз не расплатилась.
   - Очень вас прошу, господин Диниэ. Я готова заплатить вам... любую... назначенную цену.
   - Я не помогаю таким ничтожествам, как ты, - бросил он в ответ.
   Крепко сжала кулаки, ногти до боли впивались в кожу. И чему я удивлена? Будто сразу не понятно, чем это может закончиться.
   - Легкой дороги, господин Диниэ, - резко отвернулась от сидха - оставаться здесь дольше не имело смысла.
   И пусть он катится ко всем чертям, я не ничтожество и сама со всем справлюсь. Или сдохну, но никого больше просить не буду.
  
   Крысолаки очень дружелюбная и семейственная раса. С каждым разом они нравятся мне все больше и больше. Пускай по человеческим меркам, их нельзя было назвать привлекательными, зато по доброму отношению и взаимовыручке они любому эльфу фору дадут.
   Не знаю, что я бы делала без мэтра Хробениуса. В последнее время я не перестаю хвалить счастливый случай, сведший меня с архивариусом. Мэтр единственный всегда спешит мне на помощь и переживает как за родную.
   Вот и сейчас он очень расстроил из-за того, что у меня ничего не получилось. Мои неудачи мэтр принял ближе к сердцу, чем я, уже начинающая смирятся.
   - Тебе надо развеяться, фройляйн. Выкинуть все дурные мысли, отдохнуть, и тогда в свежую голову придут хорошие идеи, - старый архивариус оптимистично верил в счастливое завершение дела. Или притворялся, чтобы поддержать меня.
   - Знаешь, Настя, сегодня у нас национальный праздник, - волнуясь, начал мэтр Хробениус, - я буду очень рад, если ты примешь мое приглашение и отпразднуешь вместе с нами.
   - Не знаю, будет ли это удобно, ведь это ваш праздник, - растерялась я.
   - Пустяки, тебе все будут рады, - замахал лапками мэтр.
   Наверное, будут. Может, мне действительно стоит сходить на торжество? В конце концов, это будет довольно познавательно, да и приглашают на праздники меня не так часто, чтобы отказываться. Делать все равно нечего: работы нет, а сидеть одной в пустом доме и размышлять о неизбежной гибели не лучшее занятие.
   - А что за праздник, - полюбопытствовала я. За время пребывания в Городе не видела ни одного праздника. Можно подумать, что горожане не празднуют.
   - День исхода, - с важностью подняв палец, возвестил мэтр Хробениус, - в этот день все кланы собираются вместе почтить память предков и вспомнить, как мы появились в Городе, и почему нам пришлось покинуть родину. Молодым полезно знать прошлое, это позволяет избежать ошибок в настоящем.
   С мэтром я была согласна: традиции - это замечательно.
   Оказалось, что у крысолаков существует общий для кланов Зал собраний. Абсолютно уверена, что он находится в башне.
   Мэтр почти собрался, но согласился и даже настаивал на том, чтобы подождать некоторое время. Девушкам, как он выразился, нужно много времени "пригладить шерстку".
   - Почему бы тебе не принарядиться, - наставительно заметил архивариус, - знаешь, молодым и хорошеньким фройляйн следует носить красивые вещи.
   Я хмыкнула. Действительно, почему бы в последние дни моей жизни мне не побыть красавицей, а то я в зеркало уже больше месяца не заглядывала. Кажется, мне вообще было все равно, как выгляжу с тех пор как встретила инкуба. Даниэлем я его не называла даже мысленно.
   Посмотрев в зеркало, в удивлении отпрянула: странно, но я всегда думала, что у меня серо-синие глаза. Оказалось, ошиблась. Непонятно, как я могла перепутать, ведь можно не отличить разные оттенки, но не разные же цвета?! То, что я не заметила, что они зеленые - нонсенс! Причем очень знакомого оттенка: именно такие зеленые глаза были у одной из моих клиенток. Вроде бы у Дарины.
   Точно, у Дарины даль Торн, магички, влюбленной в своего коллегу-архимага. Она была миленькой, но вполне обычной. Зато глаза у нее потрясающие - огромные, зеленые, с длинными загнутыми ресницами. Те самые глаза, что вижу в зеркале.
  
   Меня посадили на почетное место для гостей, рядом с патриархом одного из кланов, мэтром Хриланиусом. Однако я предпочла бы сидеть рядом со своими знакомыми крысолачками - там, в дальнем конце невероятно длинного стола приметила одну из племянниц мэтра Хробениуса с многочисленным потомством. Но гостеприимные хозяева усадили меня рядом со старшим поколением их народа, и я была вынуждена слушать старческие воспоминания, в то время как крысолачья молодежь веселилась.
   - Милая девочка, подай мне тот чудесный кусочек сыра, - проскрипел патриарх. Я послушно протянула требуемый кусок, и древний крысолак вгрызся в угощение.
   Стол на празднике был роскошный. Даже если повеселиться не удастся, наемся точно до отвала.
   - Ты замужем? - оторвавшись от еды, поинтересовался мэтр Хриланиус.
   После моего отрицательного ответа он укоризненно покачал головой.
   - Женщине надо заводить семью, а не ушами хлопать, - неодобрительно сказал он, - жизнь-то идет. Или ты думаешь, что магичить лучше?
   - Я не маг, сказочница, - улыбнулась я.
   - Ужасно, такая хорошая девочка, и что ж тебя занесло в этот гадюшник? Шла бы в магички, все лучше будет.
   - А с чего вы взяли, что я могу стать магом? У меня нет дара, - ответа ждала с замиранием сердца.
   - Я сам маг, - рассердился старик, - я вполне способен понять, есть дар или нет. Я еще из ума не вышел.
   Этот старенький крысолак - маг? Тогда он, наверное, говорит правду, и магический дар у меня есть. Непонятно только, как мэтр Инсидиус его не заметил.
   - Извините, не хотела вас обидеть.
   - Все вы, молодые такие: сначала говорите, потом думаете, - примирительно заключил патриарх, - но из своей Гильдии ты все равно уходи, нечего тебе там делать.
   - Разве вы знакомы с нашей Гильдией, - удивилась я. Да нет, вряд ли. Наверное, мэтр Хриланиус слышал эти дурацкие слухи. Понятно, что он желает мне добра, но слушать гадости про свою Гильдию не очень приятно.
   - Конечно, знаком. Когда мы пришли в Город, - перешел на шепот мэтр, - здесь еще ничего не было, о разных гильдиях нечего и говорить. Даже жители еще не появились, наш народ был первым, только об этом почти все забыли. Но ваша гильдия уже была. Мой прапрадед рассказывал мне, что Сказочники в Городе были всегда. Сколько времени стоит Город, столько существует проклятая Гильдия. Именно сказочник помог нам перебраться в это место. И знаешь, кто это был? Инсидиус!
   Мэтр Хриланиус удовлетворенно откинулся на спинку стула.
   - Говорят, он связан с древними демонами, и надо держаться от него подальше, - продолжил крысолак, - дед с ужасом вспоминал, чем нам пришлось расплачиваться за его услуги.
   Я растерянно уставилась в тарелку. Мне и раньше казалось, что наша Гильдия одна из старейших, но что самая первая. И неужели мэтр Инсидиус бессмертен?
  
   За три дня до дуэли у меня, наконец, появился план. Глупый, рисковый план, но лучше такой, чем никакого.
   У меня никогда не получалось предсказывать реакции других, а манипулировать людьми мне не светило в самых радужных фантазиях. Но на этот раз я решила опереться на знания о чужой природе. Осталось только отыскать актеров, благо сцена уже написана и отрепетирована.
   Бродить по Городу в поисках одного из действующих лиц показалось мне не продуктивным, бессистемные блуждания надо было рационализировать. Идея заглянуть в городской Магистрат в гости к мэтру Хробениусу возникла внезапно. Крысолак многое знал о Городе и всегда мог дать дельный совет.
   Толстая и уныло-официальная башня Магистрата нагло возвышалась над своими соседками. Обычно все здания города потрясающе красивы, я любуюсь ими часами, но это - то самое исключение.
   - В городской архив, - торопливо бросила я привратнику, тощему и явно голодному упырю.
   В архиве я была всего один раз, но заблудиться мне не грозило: архив полностью занимал весь первый этаж высоченной башни. Мэтр постоянно жаловался на эту несправедливость: документы в сырой атмосфере имели обыкновение быстро портиться, а несчастные сотрудники простывали на сквозняке.
   - Легкого всем пути, - отрыв дверь, выпалила я.
   Несколько пожилых крысолаков, мрачный тролль и смешной гном в пенсне приветливо загудели.
   - Что-то случилось, Настя? - обеспокоенно привстал мэтр Хробениус.
   - Нет-нет, все хорошо, - подошла к заваленному бумагами столу, за которым примостился мэтр. Если не считать того, что меня скоро убьют, так и вовсе все замечательно.
   - Ты убери бумаги и садись, - посоветовал крысолак. Оглядела помещение в поисках свободных стульев, но таковых не обнаружила. Пришлось аккуратно переложить кипу бумаги на стол к метру. Бумажная гора опасно накренилась.
   - Мэтр Хробениус, вы знаете, как найти того, кого хочешь в Городе, если не знаешь ни имени, ни адреса?
   Оставалось надеяться, что пришла я не зря: не хотелось терять время, которое и так стремительно таяло.
   - Попроси, Город сам выведет, - серьезно сообщил крысолак, - если ты ему понравилась, то без затруднений отыщешь, что потеряла.
   Я поблагодарила мэтра и собралась уходить. Задерживаться в архиве на этот раз не стоило.
   - Подожди, - всполошился мэтр. Я замерла на середине пути.
   - Вот, - мэтр стянул через голову продолговатый медальон на цепочке, - хотел тебе дома вручить, семейная реликвия.
   Я взяла протянутый талисман. Больше всего украшение походила на застывший кусок хрусталя в форме слезинки.
   - Ты же заметила, что в нашем Городе не молятся богам, что нет ни храмов, ни алтарей, ни капищ? - коллеги мэтра отвернулись, старательно сделав вид, что заняты неотложными делами. Не обсуждаем ли мы еще одну запретную тему?
   - Да, только не поняла почему.
   - Потому что здесь они не отвечают, - грустно шевеля вибриссами, вздохнул архивариус, - в этом Городе докричаться до высших сил не возможно.
   - Совсем не до кого? - поинтересовалась я. Такое положение вещей не было для меня трагедией: еще ни с одним Богом общаться мне не довелось.
   - Я несколько ошибся, - мэтр накрыл лапкой мою руку, - можно, только на зов ответит совсем другое, и лучше его не звать. Никогда не молись в городе, Настя.
   - Не буду, - это обещание исполнить просто.
   - Возьми этот талисман. Он принадлежал жрецу богини удачи и передавался в нашей семье несколько поколений. Сама богиня не отвечает давным-давно, но когда-то в божественной милости подаренное нам благословение действует до сих пор.
   - Спасибо, мэтр, но мне несколько неловко, - я сжала в руке талисман. Мне не следовало принимать подарок, я и без того обязана старому крысолаку по гроб жизни, но отказываться не стала.
   - Пустяки. Твоих проблем благословение Норны не решит, но если есть хоть малейший шанс, то тебе обязательно повезет, милая фройляйн.
   - Конечно, повезет, - успокаивающе улыбнулась, - со мной все будет хорошо, не волнуйтесь, дорогой мэтр.
   Будем надеяться, что Город действительно выведет куда надо.
  
   Бродя по Городу, все больше впадала в уныние. Тактика "иду, куда ноги глядят" пока не приносила плодов.
   Проходя мимо рынка, остановилась возле ведьмы-гадалки. Большинство горожан предпочитает более качественные предсказания, и обращаются к феям. Говорят, что любая фея за пару лерт даст тебе развернутый план вероятностей, учитывая даже самые мелкие повороты твоей судьбы, раскроет все тайны твоего прошлого и расскажет те секреты, которые ты сам не знал. Однако общее направление будущего способна прочитать и уличная гадалка.
   Ведьма, молодая вампирка, с интересом рассматривала прохожих. С каким-то явно не профессиональным интересом, наметанным глазом определила я. Скорее всего, девица иммигрантка, да и в Городе недавно.
   Мысленно пожалела незадачливую вампиршу. Заработать в Городе, если ты не состоишь в какой-либо Гильдии или Цеху, достаточно трудно, вряд ли она получает много. Для жителей ее гадания экзотика, развлечение вроде настойчивого гнома Смалина.
   - На что гадать будем, - с меланхолией поинтересовалась она, - на будущее, настоящее, прошлое? На любовь?
   Сдалась мне эта любовь, а прошлое и без тебя знаю.
   - На исполнение желаний, - решила я.
   - Если желание быть вместе с любимым или замуж там выйти, то лучше гадать на любовь, - предупредила она.
   - Иди ты со своей любовью... далеко и надолго, - отрезала я. Мне эта любовь уже в горле застряла.
   Вампирша, ничуть не обидевшись, достала висящий по поясе мешочек.
   - Перемешай, - мешочек был протянут мне. Я послушно помешала. В мешке, как определилось на ощупь, находились небольшие деревяшки.
   Гадалка достала из мешочка на поясе руны, действительно оказавшиеся раскрашенным деревом, и разложила на ближайшем лотке.
   Толстый гнолль, чьим лотком мы без спроса воспользовались, что-то возмущенно пролаял.
   - Вытягивай, - девица не обратила на скандалящего торговца ни малейшего внимания. Я решила последовать ее примеру.
   Вытащила ровно три руны.
   - Хочешь, бери еще, - вампирша скептически потыкала длинным пальцем в выбранные мной деревяшки.
   Я отказалась. Выбирать еще мне не хотелось, меня преследовало ощущение, что этих знаков достаточно, чтобы узнать, куда приведет судьба.
   - Руны альмет, ринан, и тельгиз, - палец с длинным накрашенным ногтем ткнул в значки.
   Да, теперь мне точно стало все ясно. Зачем дальше объяснять - руны альгиз и тельнан, и все сразу понятно.
   - И что это значит?
   - Есть вероятность, что желание исполнится, но для этого надо приложить свои силы - на чужую поддержку рассчитывать нельзя, - пояснила гадательница, ссыпая руны обратно в мешок.
   Н-да, ничего нового и неожиданного, заключила я, отдавая вампирше горсть мелочи.
  
   Лиссэ нашлась возле одного из городских фонтанов. Пусть фонтан другой, но тенденция все равно просматривалась. Видимо, любовь к воде была у нас общей.
   Приветливо помахав лиссэ рукой, поспешила навстречу. Паучиха, глядя на мои ужимки, скептически подняла бровь.
   Хорошо, что встретились мы на краю городского леса, значит, наш разговор обойдется без свидетелей. Деревья шелестели золотистыми листьями, окружающий пейзаж внушал чувство умиротворения.
   - Ты меня искала, я почувствовала, - сразу перешла к делу лиссэ. Не знала, что они это умеют. Но чему я удивляюсь, ведь их раса - хищники, и они должны ощущать и добычу. И охотников, чтобы выживать.
   - Да неужели? - мой характер в последнее время резко испортился. Я стала часто ловить себя на том, что беспричинно грублю, тупо ехидничаю и ерничаю.
   - Город подсказал, - серьезно ответила на незаданный вопрос лиссэ, - легкой дороги, сестренка.
   Захотелось возмутиться обращением, но сейчас это было бы некрасиво, неуместно и просто глупо.
   - Предлагаю сделку, - ходить вокруг да около не имело смысла, - ты же понимаешь, партнера в Городе тебе не найти. Талисман перемещений тебе никто не продаст, да и таких денег у тебя нет. Будешь ловить по кустам несчастных туристов?
   Судя по реакции лиссэ, мои предположения правильны.
   - Мы не ловим гостей Города, он этого не любит. Тем более, большинство пришедших появляется здесь по приглашению Гильдий или имеет достаточно сил, чтобы не только попасть сюда, но и спокойно жить. Неудачники же нам не нужны, их быстро съедают и без нас.
   - Да какая вам разница, неудачник или нет? - мне, конечно, самой выгодна такая ситуация, но все равно интересно.
   - Наши дочки требуют много сил. Мы не хватаем первого попавшего мужчину, чтобы ни говорили по этому поводу. Но какое тебе до этого дело, сестричка?
   - Я тебе помогу.
   - Неужто? И что у тебя за корысть? - с подозрением осведомилась лиссэ.
   - Твоим партнером будет тот, на кого укажу, - пояснила я.
   - Нет, так дело не пойдет, - не оценила своего счастья паучиха. Талисман на удачу действовать не спешил, видимо, за много лет работы окончательно выдохся.
   - Как хочешь, тогда я ухожу, - уговаривать дальше смысла не было. Мне все равно нечего ей предложить.
   Осталось развернуться и уйти. Унижаться в очередной раз я не собираюсь.
   - Подожди, - бросилась догонять меня лиссэ, - я согласна, но у меня есть условие. Я помогу тебе, но и ты поможешь еще одной из нас, не требуя платы.
   - Договорились, начнем работать прямо сегодня, - что ж, талисман еще работает, и это хорошо.
   - Сегодня так сегодня, - лиссэ было все равно.
  
   Лучше всего я умею сочинять сказки. Даже дома я занималась тем, что фантазировала о волшебной любви. Что ж, сказки и будут моим оружием. Пусть это не честно, но каждый сражается, как умеет: я не маг и не воин, всего лишь сказочница. И я расскажу тебе сказку, эрэ Моцуда.
   Жаль, я не настолько опытная сказочница, чтобы обходиться без подручных средств. Идти в Гильдейскую Башню из-за опасения встретить там любимых коллег не хотелось. Если бы у меня была уверенность, что возможно воспользоваться каким-нибудь другим зеркалом, и носу бы туда не казала. Но все зеркала в Городе обладают своими, только им присущими свойствами. Редко какое зеркало просто показывает отражение. Забавно, что на рынке дешевле и быстрее купить волшебное зеркало, чем обычное.
   Комната с любимым зеркалом привычно пустовала в мое отсутствие. Все-таки хорошо, что никого нет - я совсем не уверена, что смогу вежливо и доброжелательно разговаривать. Скатиться в истерику мне мешало только осознание, что тогда уже точно все, конец.
   Фигура получалась корявой, мел дрожал в моих руках. Переносить в центр нарисованного безобразия зеркало, не решилась - не хватало только его разбить.
   Смотря в глубину зеркала, никак не получалось сосредоточиться - привычное чувство полета все не наступало. С ужасом поняла, что рассказывать сказку у меня не получается.
   Тихих шагов за спиной я не заметила, поэтому испуганно вздрогнула, услышав чужое покашливание. Резко развернувшись, с облегчением увидела, что это всего лишь мэтр Инсидиус.
   - Легкого пути, мэтр Инсидиус.
   - Ты заключила контракт, - нахмурил кустистые брови мэтр, - почему я этого не знал?
   Странно, но я никогда не задумывалась о том, как функционирует наша Гильдия. Клиентов ко мне всегда приводил мэтр, но я не подозревала, что мы работаем только с его разрешения. Да и как наша организация контролирует своих членов?
   Глядя на мое расстроенное лицо, мэтр сменил гнев на милость.
   - Неужели кто-то из города решился воспользоваться нашими услугами? -скептично вопросил он.
   - А почему не должен? - я давно в курсе дурной репутации Гильдии Сказочников, но есть же вполне здравомыслящие люди.
   - Видишь ли, Настя, многие горожане заражены глупыми предрассудками начет сказочников и предпочитают не обращаться к нам.
   Точно, у жителей настоящая эпидемия.
   - Могу я посмотреть контракт? - продолжил мэтр Инсидиус, - не обижайся моему недоверию, милая леди, существуют разные юридические неточности, поэтому надо заранее подстраховаться. Ты - девочка талантливая, но неопытная, работаешь недолго. Уж уважь старика.
   - Я не заключила договор, - призналась я, не поднимая глаз от ботинок. Смотреть в глаза доброго мэтра мне было неудобно, подводить его не хотелось.
   - Милая моя, мы не работаем без контракта, - отрезал он.
   - Нельзя ли без формальностей, а то я спешу? - вопрос прозвучал по-хамски даже для меня самой. После того, как я его произнесла, мне незамедлительно захотелось извиниться перед пожилым человеком.
   - Это не формальности, Настя, - как маленькому ребенку пояснил ничуть не обиженный мэтр, - контракт магический. Как бы тебе не хотелось, работать без него не получится - наша сила не сможет действовать сама по себе.
   После получения такой информации по коже пошли мурашки. Внезапно показалась, что во всех самых диких слухах наличествует здравое зерно.
   - Чем-то напоминает демонов, - упавшим голосом прошептала я.
   - Настя, не повторяй глупости, - рассердился Инсидиус, - просто нам нужно согласие героя, прежде чем влиять на его жизнь. Или ты думаешь, что разрешено играть чужим судьбами для развлечения?
   Мэтр продолжал повышать голос. Мое нелепое замечание задело его до глубины души. Слушая его рассуждения, мне становилось стыдно за свои мысли и поступки.
   Я тоже думала, что нельзя влезать в чужую жизнь без спроса, управлять чужими поступками исподтишка, но что я делала в таком случае? Для спасения своей жизни ломала судьбы других?
   И только когда Инсудиус замолк, я прекратила самобичевание. Знаю, что поступаю неправильно, но тэньгу первый решил убить меня и его совесть не мучила. Лиссэ же ничего плохого, по сути, я не делаю. Даже наоборот - мои действия принесут ей пользу.
   - Могу ли я одолжить зеркало, а то моя клиентка не хочет проводить ритуал в нашей башне?
   - Конечно, дорогая, это твое зеркало. Не забудь заключить договор, - начальник окончательно пришел в благодушное настроение.
   - Мое? - не подозревала, что у меня есть зеркало.
   - Разумеется. У каждого из нас есть свои инструменты для работы. Не думала же ты, что мы работаем на одном зеркале, - усмехнулся мэтр Инсидиус, - кто-то вообще обходится без подручного материала, что и ты когда-нибудь сможешь.
   - Я и не знала, что у меня есть собственное зеркало, - в моем вопросе подразумевалось обиженное "почему мне никто не сказал".
   - Это бывшее зеркало Милады, оно перешло к тебе по наследству вместе с рабочей комнатой. Милада была многообещающим специалистом, но, к сожалению, не выдержала трудностей. Увы, она перестала верить в бескорыстность любви. Всем нам было так жаль ее, такая хорошая девочка, ты на нее очень похожа. Еще помню, как она пришла на порог Гильдии, такая наивная, светлая, немного смешная. Она была как неоперившийся птенец, всем интересовалась. Я видел, как она взрослеет, было так жаль, когда она ушла, - на этом месте Инсидиус прервался, - прости старика, что-то заболтался.
   - Все в порядке, - меня очень заинтриговала личность моей таинственной предшественницы.
   - Контракт не забудь, - спохватился мэтр.
   - Ладно. Так я возьму зеркало? - на всякий случай снова уточнила я.
   - Настя, зеркало - твое, распоряжайся им спокойно. Шалопай Диниэ так вообще дома работает, в Башню носа не кажет. Все инструменты к себе перетащил, и ничего, никто его не ругает.
   Вот уж про кого-кого, но про сидха мне слушать точно не хотелось
   - И принеси мне, будь добра, контракт, не откажи старику. Все-таки в документах порядок должен быть.
   - Принесу, - пообещала я.
  
   Идя по городу с зеркалом наперевес, ощущала себя, мягко говоря, не очень умной женщиной. Хорошо хоть, привычные ко всему горожане не собирались разглядывать меня.
   Встретиться с лиссэ мы договорились на том же самом месте, что и в первый раз. Представив такую картину: закат, зеркало, прислоненное к фонтану, меловой трехугольник на траве, я в трансе и любопытная лиссэ за плечом, мысленно застонала. И как я, такая умная, собираюсь чертить фигуры на земле? Нет бы, подумать об этом раньше.
   Но вести лиссэ домой не хотелось, а в Башню она сама наотрез отказалась идти. О том, чтобы провести ритуал у нее, лиссэ не дала мне даже заикнуться. Свой отказ она аргументировала нежеланием засорять дом эманациями черной магии. С каких пор мое занятие стало черной магией, я не уразумела.
   Пришлось сойтись на местном лесочке, так как позволить мэтру Хробениусу встретиться с лиссэ, я не могла - бедного крысолака хватил бы удар. Или не хватил бы, но сомневаюсь, что это его обрадовало бы: если архивариус из-за инкуба так переполошился, то, что он устроит из-за целой лиссэ, представить страшно. Вдобавок мало ли что, мэтр все-таки мужчина, а доставлять неприятности тому, кто так обо мне беспокоится, отвратительно. К тому же после инкуба я постоянно подстраховывалась, опасаясь влипнуть в очередную порцию неприятностей.
   Ну, Настя, жаждала приключений, теперь черпай их полной ложкой.
   Вообще можно было обойтись без ее присутствия после заключения договора, но я как всегда прохлопала важный момент ушами, и контракт не был заключен. Была и еще одна тонкость: нахождение клиента рядом во время ритуала увеличивает шанс на нужное изменение мира, что тоже не лишне.
   Лиссэ ждала меня на условленном месте. Мне показалось, что она и не подумала уходить. Явление зеркала и меня паучиху изрядно развеселило.
   - Не зря с тобой связалась, Сказочница, - заключила она, - ты забавная.
   Я сгрузила зеркало на траву, и присела рядом, с облегчением вытянув ноги. Оценка посторонними моих поступков меня сейчас волновала меньше всего.
   - Ладно, лиссэ...
   - Меня зовут Орделия, сестренка, - отрезала сообщница.
   - У вас есть имена? - понятно, что есть, задав вопрос, я изрядно сглупила. Тем более, вопрос разных имен меня волновал в последнюю очередь.
   - У всех есть, - лиссэ мое расистское высказывание не понравилось, но мне было наплевать на обиды паучихи.
   - Без разницы. Подпиши контракт, и начнем работать.
   - Мы так не договаривались, - Орделия с таким ужасом отшатнулась от протянутого пергамента, будто он был змеей, - я не буду это подписывать.
   - Мы договаривались, - отступать в конце пути я не собиралась.
   - Нет, - казалось, еще мгновение, и лиссэ броситься прочь.
   - Немедленно подписывай, а не то прокляну, - прошипела я. По-видимому, лиссэ что-то прочитала в моем голосе, потому что с неохотой, но все же расписалась.
   Хорошо, что паучиха не знает о моем неумении проклясть даже мышь. Что ж, хоть какую-то пользу принесли бродящие по Городу слухи.
   - Ладно, - проворчала она, - но помни, ты обещала, что поможешь еще одной из нас и без своего контракта.
   - Мы без него не работаем, - отмахнулась, сворачивая документ в трубочку и засовывая в сумку. Потом надо будет осчастливить мэтра Инсидиуса. Дался лиссэ этот контракт, я же не собираюсь брать с них деньги.
   - Ты наглая врунья, - взбеленилась Ордалия, не оценив моих благих порывов.
   - Хорошо, что-нибудь придумаю, - устало соглашаюсь с ее претензиями. Это не такая уж проблема, особенно, если вспомнить, что я собираюсь отдать на смерть невинного человека.
   - Все же ты такая же паучиха как я, - мгновенно успокаиваясь, констатировала Ордалия, - от кого ты так хочешь избавиться?
   - Не все ли тебе равно? - я была занята тем, что пыталась начертить ровную фигуру на столь неподходящей для этого поверхности.
   - Конечно, нет, - оскорбилась лиссэ, - важно заранее знать, хватит ли мне выпитой силы или придется заниматься бесполезным делом.
   - Не волнуйся, тебе хватит, - треугольник, не смотря на все старание, получился до невозможности корявым, - но если тебя так уж любопытно, его зовут Моцуда Нанькибу.
   - Надо же, тэньгу, - изумилась она, - сестренка, уверена, что получится?
   - Что, тебе справится с тэньгу, силенок не хватит?
   - У меня-то хватит, а вот сможешь ли ты сделать так, чтобы он обратил на меня внимание, а не сразу же шарахнул заклинанием, это вопрос.
   - В любом случае, это моя проблема, - отрезала я
   Обязательно получится. А если нет, попробую еще раз. И еще.
   Самой себе я казалась одержимой.
  
   До моей смерти оставалась два дня.
   На этот раз работать пришлось без свечей. Ну, и демоны с ними, со свечками, все равно ветром бы задуло.
   Провела рукой по зеркальной поверхности. Вот и все, сегодня все решится. Лиссэ независимо стояла в сторонке, прислонившись к дереву. Удачное завершение было вопросом жизни и смерти лишь для меня, но не обвинять же в этом Ордалию.
   Общеизвестно, тэньгу никого не любят. Тэньгу никому не доверяют. Тэньгу горды и высокомерны.
   Но мне и не нужна вечная любовь до гроба, хэ-хэ. Достаточно, чтобы он всего лишь провел с лиссэ ночь, и все мои проблемы решены. Тэньгу никого не любят. Мне не надо, чтобы он влюблялся. Тэньгу никому не доверяют, но это не значит, что их нельзя обмануть. Тэньгу невероятно горды. Значит, сыграем на гордости.
   Зеркало стремительно чернеет и меня охватывает ставшее привычным чувство полета.
   Здравствуй, враг мой.
   Как мне заставить тебя обратит внимание на лиссэ?
   Надавим на гордыню?
   - Неужели такой сильный волшебник и непревзойденный воин боится меня, - лиссэ презрительно улыбается. Тэньгу видит ее невероятной красавицей. На мой взгляд, она тоже красива, но в красоте тэньгу сквозит нечто слишком чужое. Мелкие белые зубки, сардоническая усмешка, общая бледность, непропорционально длинное тело и худое лицо - образ лиссэ непредвзято отражает идеал этого народа.
   Давай же, эрэ Моцуда, соглашайся. Ведь ты же способен справиться с какой-то паучихой? Ты же не боишься?
   Показалось, еще чуть-чуть, и мой неслышный шепот подействует на него, но через мгновение тэньгу сбрасывает наваждение.
   Надо же, у вас высокое чувство самосохранения, эрэ, как же я ошиблась. Провокация не действует, но надо сказать, она немного детская, из разряда "боишься? да ты трус!". Правда ее банальность не отменяет ее эффективности. Особенно часто на нее ловятся мужчины, но с тобой не получилось.
   Попробуем по-другому.
   Я очнулась всего на мгновение, но все равно успела заметить, как мое зеркало покрывается трещинами. Испугаться, что оно полностью рассыплется, уже не получается - меня снова засасывает черная пустота.
   И как мне заставить тебя ошибиться, мой неуязвимый противник? Как сделать мою жестокую сказку реальной?
   Как же сильно я недооценила твою подозрительность и чувство самосохранения. Видимо, гордость не самое важное для тебя. Ты не станешь рисковать, связываясь с лиссэ, из-за глупых фанаберий.
   Значит, ты не должен заметить, что общаешься с лиссэ, и ты не заметишь. Мне надо всего два часа, а потом подействует магия паучихи - лиссэ как пиявки, когда прицепились, уже не оторвать. Чем-то представители этой расы похожи на суккубов, только не демонической природы, также принимают желаемый жертвой образ и я, пожалуй, не хочу увидеть, какие они на самом деле.
   Не очень-то эта сказка похожа на любовную историю, правда, Настя? С другой стороны, они же должны провести ночь, ведь лиссэ выпивают партнера во время любовного акта. Прямо как настоящие паучихи. Что ж, это будет роковая любовь, не иначе.
   У меня все получается, но вместо радости чувствую пронзившую все тело боль, иссушающую усталость, будто что-то тянет из меня последние силы. Приходит осознание, что если прекращу, то боль уйдет, но сдаваться нельзя.
   Чужая воля ломается мучительно долго, мне начинает казаться, что я уже проиграла.
   Но потом тэньгу приглашает Ордалию пройтись, не замечая, что попал в паутину. Ордалия высокомерно улыбается, принимая поданную руку так, будто делает великое одолжение.
  
   Я оставалась с этим двумя вплоть до финала. В самом конце моя воля не выдержала, и тэньгу очнулся. Умирая, он видел перед собой истинное лицо лиссэ, и я вместе с ним. Она, оно не было похоже на насекомое, оно ни на что не было похоже.
   Он хотел и одновременно не хотел освободиться. Я чувствовала сковывавший его ужас и одновременно желание, чтобы все продолжалось до самого конца. В результате, в награду за собственный поступок мне досталось ощущение, как меня поедают заживо. Незабываемый опыт.
   Я не хотела, чтобы ему было больно или страшно, пусть он и собирался причинить мне вред. Это получилось случайно, я сожалела, что мне не удалось избежать лишних страданий героя. Нужно было прекратить, не смотреть на это, но я до самого конца незримо присутствовала между этими двумя. Сказочница и герои ее сказки. Убийца и ее жертвы.
   Я ушла только тогда, когда жизнь окончательно покинула его.
   Зеркало рассыпалось у меня на глазах. При виде зеркальной трухи смеялась до боли в легких, до изнеможения, пока не поняла, что давно перешла на вой.
   Мне было мучительно жаль мое зеркало, превратившееся в пыль. Живое существо, которое только что убила, мне не было жаль совсем.
   Я лежала на примятой траве и смотрела на проплывающие облака. Надо встать и пойти домой, но сил нет, не сил даже пошевелиться.
   Сегодня я в первый раз убила. Следует ли считать, что я стала взрослой?
  
   Глава 7
  
   День поединка подкрался незаметно. Более того, расслабившись, я умудрилась и вовсе про него забыть. Если бы не мэтр, волновавшийся больше меня самой, точно проспала бы. Хорошо, что конфуза не случилось, а то вышло бы очень неудобно. И, что еще хуже, подозрительно.
   Дуэльный зал находился в здании Магистрата, так что заблудиться мне не грозило. Вот что мне нравится в городских "властях" - так это правильный подход к делу. Действительно, если не способен остановить происходящее безобразие, то всегда можно возглавить его или, на крайний случай, проконтролировать. Магистрат, по сути, ничего не решал, но участвовал везде, где только мог.
   Допросив первого встретившегося служащего, узнала, где находится несостоявшееся место моего убийства. Дуэльный зал - огромное помещение с обвитыми плющом колоннами и черно-белым мраморным полом. Интересно, как смотрится кровь на здешней плитке? Неужели, так же красиво?
   Зал был почти пуст, за исключением любимых коллег в одном и двух фигур, закутанных в черные тряпки, в другом углу. Гонорий с Тайкой пришли вовремя, как и секунданты противника. Кажется, народ ждет крови и зрелищ. Что ж, обломитесь дорогие коллеги, сегодня обойдемся без гладиаторских боев.
   Надо бы сделать вид понесчастней и поиспуганней. Все-таки, предполагается, что меня сейчас будут убивать.
   - Легкой дороги, - подходя к коллегам, чуть не поскользнулась на мраморном полу. Было бы забавно, дважды избежать неминуемой гибели и при этом свернуть шею.
   - Рад видеть тебя, красотка, - заулыбался гнолль. Как же меня, оказывается, раздражает постоянная привычка Гонория улыбаться, даже не просто раздражает, а дико, невыносимо бесит. Создается впечатление, что он будет так же скалиться, наблюдая за моей смертью. Пожалуй, надо научиться этому: улыбайся и, как говорят американцы, "no problem".
   - Взаимно, - тяну я. Век бы тебя не видать, гиена чертова.
   - Это был сарказм? - приподняв бровь, интересуется Тайка. И как она только могла такое подумать?!
   - Я рада, что вы пришли меня поддержать, - обойдемся без откровенных высказываний, в конце концов, дипломатия - наше все.
   - Интересно, почему твой противник опаздывает, - Гонорий решительно направился к секундантам Моцуды. Чуть помедлив, мы с Тайкой последовали за ним.
   - Может он вообще не появится? - тихо поинтересовалась у Тайки я. Как бы еще поэффектней разыграть удивление?
   Тайка с явным сомнением покачала головой.
   Пока мы добирались из одного конца огромного зала в другой, Гонорий успел начать разговор. Жаль, что я не присутствовала при начале этого незабываемого диалога.
   - Неужели ваш сородич струсил? Зачем же тогда столь затратные хлопоты? Уверяю вас, наша милая Настя не стала бы предъявлять глубокоуважаемому эрэ какие-либо обвинения, - Гонорий явно не опасался дразнить разозленных тэньгу. Так надеется на зловещую репутацию? Вряд ли, ведь мне она не помогла. Значит, уверен в своих силах.
   Уверен или самоуверен... Хороший вопрос. А что я вообще знаю о других сказочниках?
   - Происходящее - явное недоразумение. Я отправлю сообщение эрэ Нанькибу, и все разъясниться, - неприязненно шипит один из тэньгу. Представиться парочка не сочла нужным, следовательно, будут - "первый" и "второй". Еще бы их не перепутать.
   - Конечно-конечно, - фыркает Тайка, - мы не сомневаемся, что сие досадное происшествие имеет свое объяснение. Надеюсь, этот прискорбный случай не получит огласки, вашему народу ни к чему такая дурная слава, не так ли?
   Второй тэньгу резко подался вперед, схватившись за рукоять меча. Ни капли не встревоженная Тайка сложила руки на груди. По-видимому, нарастающий конфликт доставлял ей удовольствие.
   Испугаться я не успела. Первый успокаивающе положил руку на плечо своему нервному приятелю, и оба чуть отошли в сторону.
   - Я уверен, что эрэ Нанькибу не мог по своей воле пропустить поединок, - подчеркнуто вежливо прошипел первый. Несмотря на неприятную для него ситуацию, тэньгу сохранял хладнокровие. Ему можно посочувствовать: этот инцидент - нарушение кодекса чести расы. Показать свою слабость и трусость для существ невероятно озабоченных "сохранением лица" попросту неприемлемо.
   Гонорий облокотился о колонну, небрежно насвистывая какую-то уличную песенку. Тайка неприятно улыбалась. Затруднения противников эту парочку лишь забавляли.
   Не сказать, чтобы я сильно сочувствовала тэньгу, учитывая, насколько неприятные впечатления о них у меня сложились, но... Но у Тайки с Гонорием не было повода для такого отношения.
   Черные фигуры застыли в трансе.
   - Тайка, как ты думаешь, с ними все в порядке? - подойти, потыкать их что ли, вдруг они заснули? Или умерли?
   - Да что с ними случится, - презрительно отмахнулась она, - сейчас поболтают с нашим потеряшкой и очнутся.
   Забавно, я и не знала, что тэньгу телепаты. И почему в таком случае Моцуда не позвал на помощь?
   - К сожалению, мы вынуждены принести вам извинения. Дуэль не может состояться, так как несколько дней назад эрэ Нанькибу умер, - произносит одна из черных фигур, растягивая губы в улыбке.
   - Надо же, какая неприятность, - сочувственно качает головой Тайка. Гонорий просто улыбается.
   - В настоящий момент мы проводим расследование, - цедит второй, - смерть нашего брата не останется безнаказанной.
   - Он был убит? - Гонорий отлепился от стены, заинтересовавшись разговором. - Странно, что нас удосужились известить только сегодня, у нас не так много лишнего времени, чтобы тратить его на ерунду.
   Счастливый гнолль этот Гонорий: для него чужая смерть - ерунда, не стоящая потраченного времени. Правда, претензии тэньгу он предъявляет напрасно - о гибели Моцуды те узнали только сейчас.
   - Увы, нас сразу не известили, но в качестве компенсации за потраченное время, ритра Настя может выбрать в качестве противника одного из нас.
   Честно говоря, сохранить нормальное выражение лица мне удалось с огромным трудом. Больше всего на свете хотелось затолкать предложение проклятого тэньгу ему обратно в глотку.
   - Боюсь, я вынуждена отказаться, - и посмотрим, как у тебя получится меня заставить, - так как ни у вас ко мне, ни у меня к вам нет никаких претензий.
   Тэньгу с легким разочарованием чуть склонились.
  
   - И как же у тебя получилось? - выходя из здания суда, интересуется Гонорий.
   Я подставляю лицо уличному ветру. Вот все и закончилось.
   - Получилось что?
   - Как что? Убить тэньгу, конечно! - с нетерпением повторяет гнолль.
   - Не понимаю о чем ты, - пожимаю плечами, сил изображать недоумение и возмущение наглыми инсинуациями нет никаких, - извини, у меня сегодня много дел, и я спешу.
   А еще, мой любопытный коллега, дни откровений прошли.
   - Ты молодец, - с ухмылкой тянет Тайка, - избавится от тэньгу, не оставив следов, настоящий талант. То-то Гонорий тебе так завидует.
   - Тайка, это всего лишь везение, я никого не убивала, - возмущаюсь в ответ. А если и убивала, то вы обойдетесь без подробностей - подозрения к делу не пришьешь. И, если повезет, я никого больше не убью.
   - Выпьем по кружечке пива? Отпразднуем, так сказать, - предложил гнолль, блестя сальными глазками, - расскажу парочку историй.
   Зуб отдам, все истории окажутся скабрезными анекдотами, ничего другого сказочник отродясь не рассказывал.
   - С удовольствием присоединюсь, - кивает Тайка.
   Да, дорогие коллеги, сначала бросить в воду, а потом смотреть выплывет или нет - хороший способ воспитания. Чудесный.
   - За мой счет, - великодушно говорю я. Зачем портить отношения? Мне никто ничего не должен, и никто не виноват, что я в который раз ошиблась в анализе ситуации.
  
   Библиотека встретила меня привычной тишиной и полумраком. Что ж, сегодня мне опять не судьба встретиться с моим новым знакомым-алхимиком.
   Присев на пол и прислонившись к стене, вытащила первую попавшуюся книгу. Через два часа нюансы кораблестроения окончательно утомили меня.
   Проснулась я от того, что об меня запнулись. Неизвестный, подавившийся очередным ругательством, оказался Тэком. Как говорится, на ловца и зверь бежит.
   - Легкой дороги, - потирая ушибленную коленку, поздоровался парень.
   - Рада тебя видеть, - зевнув, отложила книгу, - давно не приходил.
   - Ты ведь хотела меня встретить? - уточнил он, пытаясь привести себя в порядок. На мой взгляд, довольно бесполезное занятие, лучше выглядеть от этого он точно не стал.
   - Угу
   - Повезло.
   Действительно, повезло. Особенно, учитывая, что я уже две местных недели изо дня в день хожу сюда. Пусть существуют и другие способы поиска, но мне не хотелось афишировать свой интерес, да и думается в библиотеке очень хорошо.
   Мне было позарез необходимо поговорить о любимой гильдии. Не то чтобы Тэк пользовался у меня безграничным доверием, я вообще никому в последнее время не доверяла, но парень явно был в курсе городских слухов. Тем более, он все же не обычный обыватель, и совсем полную ересь нести не будет. Осталось только понять, как буду отличать правду ото лжи.
   Проблема в том, что в Городе нет ни газет, ни телевидения, ни тем более Интернета. Мои безотказные источники сведений остаются только мечтой, и приходится пользоваться тем, что есть. Люди - один из самых пристрастных, ненадежных, субъективных носителей информации. Вдобавок, они врут. Особенное сомнение у меня стали вызывать другие гильдейцы.
   Но Тэк не знает о том, что я не так давно в Городе, значит, совсем явную лапшу вешать не будет.
   - Спасибо, что научил ловить тени. Я стала заядлой охотницей, - приветливо улыбаюсь.
   - Да не за что. Это не так уж трудно. Тем более теней в Городе много и они мало кому нужны. Кстати, что ты с ними сделала?
   - Ничего. Я их коллекционирую, - скоро в моей комнате не останется места, все заполонят фиалы с тенями. Мэтр даже ворчать стал, что я собираю бесполезную ерунду, прямо как маленький ребенок.
   - Да? - удивляется Тэк, - странная идея - коллекционировать тени. Может тебе тоже стоит делать ловцы снов?
   - Зачем нужны ловцы снов, Тэк? - отстраненно интересуюсь я. Не понятно и зачем делать что-то из пойманных теней, мне они нравятся и сами по себе. Если приглядеться, то даже оттенок черного у каждой тени свой.
   - Чтобы ловить сны, - логично, странно, что я сразу не догадалась.
   - А к чему ловить сны? - продолжаю, чувствуя себя Алисой во время безумного чаепития.
   - Чтобы избавится от кошмаров, в основном, - бесцельно бродя по библиотеке, рассуждал алхимик, - иногда сны продают, затем их смотрят другие. Еще можно узнать многое о хозяине сна.
   Пропуская мимо ушей основную часть рассуждений Тэка, я рассматривала бесконечные стеллажи. Какова возможность того, что мы заблудимся в Библиотеке?
   - Представь, ты сможешь запасать свои сны и смотреть самые любимые позже, - с воодушевлением вещал Тэк.
   Я согласно кивала.
   - А еще ловить сны - весело, - повысив голос, произнес он. От неожиданности я вздрогнула и обернулась к спутнику. В чужих глазах плясали смешинки.
   Понятно, всего лишь бизнес, своеобразная замена телевидению. Хотела ли я иметь свои сны про запас, учитывая, что в последнее время мне снились в основном кошмары? Иногда снилась мама, но это было еще хуже. Совсем я ее забыла.
   Бессовестно так бросить, ничего не сказав. Бедная мама, наверное, все морги обзвонила, места себе не находит. Но что сказать - мама, твоя дочь выросла? Променяла реальную жизнь на мечту? Опять попала в неприятности?
   Но ловец снов, пожалуй, неплохая идея. Все равно что-то надо делать с пойманными тенями, так пусть мое странноватое новое хобби приносит пользу.
   - Здорово. Научишь меня делать ловцы снов?
   Тэк довольно быстро согласился научить меня, только особой радости такой альтруизм не принес. Излишне подозрительное дружелюбие и желание делиться знаниями, а в последнее время в бескорыстность отчего-то не верилось. Спросить прямо, что ему надо?
   - Почему ты со мной общаешься? - глупый вопрос, умница, Настя. На такое можно ответить все, что угодно. От "ты мне понравилась" до "хочу помочь".
   - Интересно узнать побольше о сказочниках, - откровенно сознался Тэк, - никогда не сталкивался раньше.
   Интересный все же парень. Такая даже не обидная откровенность.
   - Тогда давай я тебе расскажу. Что ты хочешь узнать? Спрашивай, - пусть будет равноценный обмен. Заодно не надо думать, как перевести разговор на интересующую меня тему.
   - Как вы исполняете желания ваших клиентов? - алхимик чуть подался вперед, в глазах промелькнуло небольшое помешательство. Тэку был очень интересен мой ответ.
   - Лично я использую ритуал, - говорить про контракт, наверное, не стоит. В конце концов, лишние знания - лишние печали.
   - Сам ритуал вы держите в секрете?
   Держим ли мы в секрете, не знаю, но кое-что расскажу, иначе тебе станет неинтересно со мной общаться, и я лишусь такого ценного информатора.
   - Во время повествования, я обычно черчу фигуру и устанавливаю зеркало...
   - Вы пользуетесь зеркалами? - перебил меня алхимик. Во время разговора он так нервно теребил куцую бороденку, что казалось, что скоро выдерет ее полностью.
   - Мы - нет, скорее, я и только сейчас, - неизвестно, наступит ли обещанный мне момент, когда смогу обойтись без него, но лучше бы он наступил поскорее. Я до сих пор не нашла времени сообщить мэтру Инсидиусу о том, что мое зеркало превратилось в стеклянную пыль. И не подумала о том, как буду объяснять порчу рабочего инструмента.
   - Почему в городе думают, что мы демоны? - отвлекаю Тэка от его размышлений.
   - Все дело в источнике силы, - убеждать меня в том, что я ошибаюсь, и никто так не считает, Тэк не стал. Ну, и, слава Богу.
   - Какой силы?
   - Силы на изменение реальности, разумеется, - удивляется Тэк, - изменять вероятности не способен даже архимаг, даже боги не могут менять реальности, а вы способны влиять на чужие судьбы, не применяя особой силы.
   С добрым тебя утром, Настенька. И почему я никогда не задумывалась о том, как мы осуществляем чужие мечты? Смешно. До банальности смешно. Проглядеть то, что лежит на самой поверхности и даже не скрывается!
   Как обычная, ничем не примечательная девушка может делать свои сказки реальностью? Вера? Да воздастся каждому по вере его, вроде бы. Но я во многое верю, и сбывается отнюдь не все.
   - Я использую зеркало, - довод видится неубедительным мне самой.
   - Зеркало лишь проводник твоей воли, - качает головой Тэк. Наш сумбурный разговор нравится ему все меньше и меньше.
   - Если я скажу, что не демон, ты поверишь? - ручаться за остальных сказочников я не могу, как бы ни хотела.
   - Если ты так говоришь, то конечно, - в чужом голосе звучит скепсис.
   - Не веришь, - резюмирую я. Если алхимик не поверил, значит и остальным не доказать, но кому и зачем доказывать?
   - Что вы используете в качестве энергии преобразования? - спрашивает Тэк.
   - Это гильдейская тайна, - такая тайная тайна, что сама не в курсе.
  
   Сегодня я завела собаку. Ну, как сказать, завела, просто одна из теней, на которые я охотилась, вместо того, чтобы удрать от меня, смело подошла, виляя хвостом. Интересно, если собака доверяла людям, то ее тень сохранит ее привычки?
   Растерянно провела рукой по большому черному пятну, тень собаки еще активней замахала хвостом. Определить породу собаки-призрака довольно затруднительно, но точно можно сказать, что давно мертвая псина была большой. Очень большой.
   Всегда хотела иметь собаку, вот только чем их кормить? И еще странно, вот так гладить большую и черную тень. На ощупь она чем-то похожа на желе. Довольно холодное желе, надо сказать. Не понимаю, зачем я это делаю, и зачем люди заводят собак?
   - Ладно, дружок, иди, гуляй. Так уж быть, я не буду на тебя охотиться, - решила я, отрывая руку от несуществующей шерсти.
   Все равно, давно пора идти домой. Мэтр Хробениус сказал, что Крицка обещала принести сырный пирог.
   Только пройдя пару кварталов, заметила, что тень следует за мной, не отставая. Синдром бродячей собаки, привязавшийся к хорошо отнесшемуся к ней прохожему, у тени - это грустно. Как бы теперь от нее избавиться...
   Собака отстала только у порога. Ни уговоры, ни угрозы не смогли убедить упрямую тень оставить меня в покое. Захлопывая дверь перед призрачным носом, ощущала себя настоящей злодейкой.
   Выглянувший мэтр немного удивился, заметив, что обычно тени не бродят по людным улицам.
   - Она за мной увязалась, - виновато созналась, - не знаю, как избавиться. Она безобидная совсем.
   - Бродячие тени не так уж безобидны. Не приманивай ее, Настя, - серьезно сообщил крысолак, - тени стремятся почувствовать себя настоящими, им нужно присутствие живого существа. Живое тепло, которое они тянут из других. Город не отпускает их, не дает успокоиться, они не могут уйти и не хотят оставаться.
   - Жаль, - я и не знала. Больше никогда не стану охотиться на них.
   - Несчастные существа, но помочь им нельзя, - строго заметил мэтр. Зря он волнуется, я не собираюсь помогать всем теням Города за свой счет.
   Пирог с сыром оказался замечательным. Скорее всего. Задумавшись, машинально доедала второй кусок, не чувствуя вкуса.
   Мой сказочный, чудесный Город... Моя злая, злая сказка.
   - Город чудесен, - сначала даже не поняла, что произнесла очередную мысль вслух.
   - Наш любимый Город - изрядный собственник, милая фройляйн, он очень неохотно отпускает то, что принадлежит ему, - старый архивариус ест очень аккуратно, почти не оставляя крошек, - у всего есть обратная сторона.
   Пью заваренный чай с мятой. Изнанка моей любимой сказки мне немного разонравилась. Ну, почему в моей бочке с медом появилось столько дегтя?
   - У всего мэтр? А как же "счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным", - горько улыбаюсь, прихлебывая чай. Теперь докатилась до того, что предъявляю глупые претензии к миру, чувствуя себя обиженным ребенком со сломанной игрушкой. Но иррациональная обида никуда не исчезает.
   - Счастья никогда не бывает достаточно, милая фройляйн, - мэтр Хробениус смешно принюхивается к содержимому кружки, дрожат усы-вибриссы, - нам свойственно стремиться к большему, того, чего есть, всегда недостаточно. Мой дед считал, что счастье - это вечная погоня за счастьем.
   - Вы так говорите мэтр, будто счастье - это что-то, что можно потрогать руками.
   - Мой народ поколениями служил Норне, богине удачи, и мы знаем, что даже удача, вечное везение - не гарантия счастья. И то, что у тебя есть все, что пожелаешь, не приносит счастья. Счастье слишком эфемерно...
   - Демоны с ним, с счастьем, - заключаю я: нет и не надо. Странный, хотя довольно познавательный разговор, только спросить следует совсем другое.
   - Почему вы помогаете мне, мэтр? Я ведь вам совсем чужая, - решительно отставляю пустую посуду в сторону.
   Нехорошо так говорить с единственным существом в моем окружении, которому гипотетически не наплевать, что со мной будет, но мне действительно важно услышать ответ.
   Мэтр сцепил руки в замок, положив на них голову, и серьезно посмотрел на меня.
   - Ты - милая фройляйн, Настя, хорошая девочка, нуждающаяся в помощи. В Городе совсем одной и без поддержки трудно, особенно для молодой девушки, и неправильно было бы оставить тебя в беде.
   - Спасибо. Я вам не говорила, но я очень признательна за все, - какие причины вами не двигали, мэтр, без вас я бы пропала и чему выяснять дальше, что послужило поводом, - не знаю, что бы делала, не встретив вас.
   Мэтр смущенно развел руками, и смущенно принялся отмахиваться от моих благодарностей. Хорошо бы в следующей жизни родиться крысолачкой.
   На этом моменте следовало бы прекратить мои расспросы, но меня будто черт в ребро толкал.
   - Мэтр Хробениус, вы тоже считаете, что мы демоны, или что крадем чужие души? - быстро выпалила, чтобы не успеть передумать.
   Мэтр растерянно блестел бусинками-глазками и молчал.
   - В последнее время я совсем запуталась, - и всех запутала.
   - Ты взрослая девочка, Настя, ты должна решать сама. Это - твоя жизнь и твоя дорога, - старый крысолак нервно поправляет спадающее пенсне и качает головой, - и лучше не приманивай бродячие тени, не стоит давать неосуществимых надежд. Обещать то, что не можешь выполнить - жестоко.
   Мэтр отодвигает стул и встает из-за стола.
   - Пусть ночные мары обойдут тебя стороной, милая фройляйн, - неплохой намек на завершение разговора.
   - И вам спокойной ночи, мэтр Хробениус, - эхом откликаюсь я. Вот и поговорили. Выпить еще чаю, что ли?
   Заглянув в банку с сушенными листьями после ухода мэтра, обнаружила пустоту. Так и думала, что чай весь кончился. Пожалуй, мне стоит пройтись, проветрится, заодно купить заварки.
   Выходя из дома, машинально потрепала ждущую меня у двери тень. Призрачная собака завиляла тенью хвоста. Не давать призрачных надежд? А в детстве я мечтала иметь собаку.
  
   Мне уже давно не хотелось посещать гильдейскую башню, и даже бесцельно гуляя по городу, я избегала приближаться к ней. Но как-то утром, проснувшись, почувствовала, что меня тянет туда, как магнитом. Иррациональному чувству сопротивлялась часа два, после чего стремглав помчалась в здание Гильдии.
   Оказалось, что потребовались мои услуги в качестве Сказочницы. Понятно теперь, как мои коллеги знали, когда нужны на работе. Вот и с еще одного секрета слетел покров тайны.
   После долгого перерыва, наконец, у меня появился очередной клиент. Вероятно, предполагалось, что я должна быть довольна, но, к сожалению, я не знала, как буду работать без своего зеркала. Следовало поставить мэтра Инсидиуса в известность о порче казенного имущества. Сама не понимаю, почему еще не рассказала ему о том, что у меня больше нет зеркала. Наверное, все дело в том, что глава Гильдии больше не казался мне добрым волшебником из сказки. Из-под чудесной маски порой выглядывал человек, знакомство с которым не могло доставить удовольствия. Гильдия добрых волшебников и фей, да уж.
   Заглядывала к любимому начальнику с легкой опаской: в свете недавних открытий предсказать его реакцию было несколько затруднительно. Тот мэтр Инсидиус, живший в моих представлениях, поддержал бы меня. Что сделает настоящий мэтр - вот вопрос. Впрочем, мэтр отреагировал вполне доброжелательно.
   - Что ж, моя дорогая, не расстраивайся. Такое однажды случается с каждым Сказочником. Видимо, ты взялась за задачу, которая тебе пока не по плечу.
   Мэтр говорил с таким участием, что я опять засомневалась в своих выводах. Это как во сне: трудно разобрать иногда, снится ли тебе кошмар или нет, и обычное течение событий сменяется запредельным ужасом всегда неожиданно, ведь нет никаких предчувствий.
   - Я думала, мы можем все, - хотя, вернее, вообще не думала.
   - Девочка моя, мир сопротивляется изменениям, - убеждающее вещал мэтр Инсидиус, - мы хотим его сделать более совершенным, привести к добру, но зло мира тянет его назад...
   Конечно, мэтр, говорите, говорите. Я с вами полностью согласна. Зло мира... У меня что на лбу написано "верю всему"?! Такое случается только со мной - перепутать Гэндальфа с лживым Саруманом, счастье, что не с Сауроном.
   Но мы ведь действительно стремимся помочь... Все-таки, мисс О'Хара - молодец, лучше подумать об этом позже.
   - Но что мне делать без зеркала? - будем решать проблемы по степени неотложности.
   - Знаешь, подбери себе какое-нибудь из гильдейских запасов, а потом сходишь к зеркальщику, дам тебе адрес, и закажешь новое. За счет гильдии, - широким жестом предложил мэтр Инсидиус.
   - А разве можно пользоваться чужими зеркалами?
   - Девочка моя, зеркало - инструмент, часть ритуала. Возможно то, что оно тебе не подойдет. Если ты не найдешь ничего подходящего - это проблема, но ты девочка способная - справишься и так.
   - Я постараюсь, мэтр, - все равно, особого выбора мне не предоставили.
   - Думаю, тебе стоит познакомиться с нашей посетительницей, - Инсидиус нетерпеливо постучал пальцами по столу. Визит пора завершать.
   Что-то в последнее время все хотят от меня побыстрее избавится. Тенденция, однако.
   - Стоит, наверное, - неохотно соглашаюсь: идти разбираться с очередной "великой любовью" совершенно не хочется.
  
   Очередной клиенткой оказалась девушка лет двадцати пяти с роскошной гривой вороных волос. Она могла бы оказаться довольно привлекательной, но дело портил длинный нос и высокомерное выражение лица. Развалившаяся в кресле для посетителей девица была довольно уверенна в себе.
   Недавняя талантливая выпускница Магической Академии, сильная магичка. Скорее всего, у нее есть пород для гордости, мне ли ее судить. По крайней мере, она нашла путь в Город, а это многое значит. Хотя, меня в последнее время посещали подозрения, что дорогу в Город найдет любой, кому она понадобилась. Наш излишне гостеприимный дом любил гостей.
   Как оказалось, ее перенесло заклинание, найденное в одном старинном манускрипте, описывающем место, где исполняются все желания. Я бы на ее месте не доверяла непонятным артефактам и обещаниям.
   Рисковать Эльзу фон Бьорн заставила, естественно, любовь. У них на этой любви свет клином сошелся, что ли? Ведьма, успешная, богатая, с кучей поклонников, влюбилась в проезжающего барда-эльфа. Только эльф был согласен на небольшую интрижку, но заводить отношения с человеческой женщиной не собирался. А вот Эльзе необходима была любовь до гроба.
   Влюбится в проезжающего менестреля-эльфа, как романтично! Кроме того, что он красивый бард и эльф, эта горе-возлюбленная ничего о нем не знает. Ненавижу романтику, с такими темпами у меня скоро возникнет аллергия на любовные истории.
   - Понимаете, я очень люблю его, но эти условности... Для эльфов нормально завести шашни с человечкой, но потом, - она заправила выпавшую прядь за ухо. Что ж ты раньше о "потом" не подумала, если сама все знаешь? Или сочла, что тебя общие правила не касаются?
   - Если вы понимали, чем все закончится, почему начинали эти отношения? - мне ни сколько не жалко ведьму, мне и себя в последнее время не жалко. Чисто человеческое, думать, что все обойдется, именно тебя пронесет мимо беды.
   - Я потеряла голову, он так ухаживал, - нервно вертит чашку с чаем она. Мы похожи, обе принимаем желаемое за действительное. Только Эльза точно знает: за красивыми декорациями - ничего нет, иначе бы не пришла к нам. Девушка хочет вечной любви, а вот эльф этого явно не хочет, и убедить себя, что чувства пойдут ему на пользу, не получается. Надо бы заняться аутотренингом, в будущем пригодится.
   Получается, мы ломаем чужую волю. Один получает исполнение мечты, а второй, что достается второму? Тому, кому это все не нужно? Интересно, как все происходит у других Сказочников, чем расплачиваются за желания их герои. Тайка, приносящая в мир войны... Сколько погибло по ее вине? Освальд, Диниэ... Сказочники и сказки, пауки и запутавшиеся в паутине мухи. Ты не добрая фея, Настя, и не стоит верить, что мы действуем во благо.
   Хотя, клиенты счастливы. А эльф, если хорошенько подумать, сам напросился: нечего относится к людям как к грязи под ногами. И не стоит потом удивляться, если и твои интересы и желания не примутся в расчет. Судя по рассказу Эльзы, он тот еще кадр.
   Слышать, как она с горящими глазами описывала своего возлюбленного, мне было неприятно. Пусть ей он и казался лучше всех на свете, я видела самовлюбленную, высокомерную сволочь.
   Объяснить ей, что ли?
   - Вы хоть понимаете, что он вас не любит и никогда не любил?
   - Но он полюбит, - без тени сомнения, произнесла Эльза. Что и требовалось доказать, не стоило даже пытаться.
   Что ж, она сама виновата, сама хочет такого счастья, значит, эти двое друг друга стоят. Собственные мысли меня немного испугали: "она сама виновата", "он сам пришел" - жалкие, ненужные оправдания воров, насильников, убийц, мошенников. Свалишь вину на жертву, и все в порядке, все хорошо.
   Каково мое место в этом "почетном" ряду? Я не хочу так...
   - Тогда вам остается только подписать контракт, - давай, Эльза, откажись. Ты же знаешь, что поступаешь неправильно.
   Но кому когда-нибудь мешали рассуждения о морали в погоне за мечтой? Ведьма без сомнения протягивает руку за пергаментом, но я медлю.
   - Вы уверенны, что именно этого хотите - придуманного счастья и любви?
   - Вы сказали, что он будет любить меня, - хмурится Эльза, между длинных пальцев ветвятся молнии, - меня обманули?!
   Кажется, мне угрожают. Никто не любит разочарования.
   - Нет, почему, - пожимаю плечами, - он будет любить и любовь будет настоящая, но ты-то будешь знать, что сам по себе он бы тебя никогда не полюбил.
   - Это уже мое дело, - отрезала Эльза.
   Если бы только твое. Если бы...
   - Что ж, подписывай.
  
   Эльфа звали Иллиэль. Причем его имя я узнала, рассказывая сказку, а не от предполагаемой возлюбленной. Эльза называла его просто эльфом, будто для нее именно раса избранника имела решающее значение.
   Без зеркала было трудно и непривычно, никак не могла сосредоточиться, свечи скорее мешали, чем создавали рабочую атмосферу, тишина давила на виски. Сказка не звучала, и только догадавшись закрыть глаза и мысленно представить зеркало, удалось сдвинуть дело с мертвой точки.
   Я не знала, что буду делать, и меня все больше привлекал вариант просто сломать волю эльфа и навязать любовь к Эльзе, как я поступила с тэньгу.
   Кружилась голова и тошнило, хотелось, чтобы все поскорее закончилось.
  
   Итак, эльфа звали Иллиэль, и он был неудачником.
   Почти полвека он был влюблен в эльфийскую принцессу, но о взаимности нельзя было и мечтать, настолько высока была разница в их положении. С карьерой Иллиэлю также не везло.
   Он родился в знатной семье, но недостаточно знатной, чтобы занять требуемое ему место в обществе. Во время одного из эльфо-оркийских конфликтов эльф попытался возглавить отряд. Но военная карьера не принесла удачи, слишком быстро вожди двух народов заключили перемирие.
   Орки быстро развивались, им удалось сместить эльфов с занимаемой позиции. Раньше, когда оркийские племена были раздроблены, эльфам удавалось их стравливать между собой и уничтожать по одиночке. Но новому вождю орков, талантливому и честолюбивому, удалось объединить разрозненные племена, и расе Иллиэля пришлось туго.
   Иллиэль увидел в произошедшем свой шанс. Во время заключения перемирия он вместе со своим отрядом напал на вражеского полководца. Если бы ему удалось тайно избавиться от лидера врагов, проблема была бы решена. Племена, объединенные вокруг одного харизматичного вождя, после его смерти быстро бы распались, неминуемо наступила бы грязня за власть. Иллиэля могли вознаградить и вознаградили бы, но удача опять прошла стороной. Оркам удалось отбиться, и нападение выплыло на свет.
   Разумеется, произошел дипломатический скандал, и, возмущенные нарушением клятвы, оркам предоставили помощь гномы и люди. Эльфам пришлось изгнать преступников из леса. Сородичи незадачливого командира постарались откреститься от столь неблаговидного деяния.
   В двести сорок лет, в самой середине молодости жизнь была кончена. Семья отказалась от Иллиэля, имя его было покрыто позором, на родине ждала смертная казнь, а любимая была связана с другим.
   Иллиэль подался в человеческие земли, став бардом и наемником. Краткосрочные интрижки с человеческими самками, войны, дуэли, пьянки - все это было неважно, но круговерть помогала забыться.
   Иллиэль не помнил Эльзу и ничем не выделял ее в череде остальных, разделивших с ним постель. Какая любовь, если все краткосрочные романы с человеческими женщинами он считал унижением, все это делалось от безысходности.
   Черная безнадега и только имя "Ли-ти-эль", надежда на мимолетную встречу заставляет жить. Лишенный чести изгнанник, без смысла жизни, без цели. Он никого не жалел на своем пути: люди лишь прах, они коротко живут, так к чему запоминать их лица?
  
   Открыла глаза и потушила свечи. От запаха сандала раскалывалась голова. Что ж, если мы для тебя пыль под ногами эльф, то почему я должна тебя жалеть?
   Сломать твою волю, эльф, не так уж сложно, она и так сломлена, но голова болит все сильнее и я не уверена, что получится.
   Что ж, тогда совместим две любви. Он любит принцессу, достаточно поменять ее на Эльзу, подменить один образ в сознании на другой. Что у Эльзы с принцессой Литиэль общего, не считая высокомерия, разумеется?
   Глаза? Нет, пусть будет движения, улыбка, слова. Мне ли не знать силу иллюзий?
   Эльзу тоже не жалко, пусть получит свой красивый фантик, а о вкусе конфетки мы не договаривались.
  
   Обычная человеческая таверна, грязь, пьяные лица, прокуренное помещение. Мерзкие животные. Петь для этих скотов - нарушение великой гармонии. Больше всего на свете хочется убить их всех, но нельзя. Если его объявят вне закона на человеческих землях, но куда ему тогда податься? К гномам?
   А потом в таверну зашла она. На какое-то мгновение, Иллиэль почудилось, что это Литиэль. Мысль была дикой и неожиданной, что его прекрасной принцессе делать в этом месте?
   Иллиэль смотрел на человеческую ведьму. Первое впечатление было ошибочным, черноволосая женщина ничуть не напоминала хрупкую эльфийку, но неуловимое ощущение осталось. Она странная, и в улыбке чудится что-то знакомое.
   - Помнишь меня? - знакомое чуть насмешливое выражение глаз. Иллиэлю не хотелось ни с кем сегодня общаться, но не с ней.
   Разве они встречались, пытается вспомнить эльф. Иллиэль уверен, что ее он точно бы запомнил. Эльф перебирает струны, для нее стоит спеть.
   - Мы знакомы?
   - Может быть, - ему показалось, что она собирается уйти.
   - Придешь на мое выступление? - ее надо удержать - возникает иррациональное желание.
   - Сюда? - она брезгливо морщит носик, и Иллиэль чувствует всю глубину собственного падения. Действительно, ее нахождение здесь неуместно, как и его, она как лучик света в здешней свалке.
   Она не в чем его не обвиняет, но точно так же молчала бы Литиэль.
   - Так мы знакомы? - почему-то это кажется ужасно важным для Иллиэля.
   - Сегодня чудесная ночь и до звезд рукой подать. Проводишь меня?
   Можно остаться, но Иллиэль зачарованно соглашается. Отпустить ее бродить по темным переулкам одной - немыслимо!
   Человечка так похожа на Литиэль, что даже страшно. У нее ее улыбка, ее движения, выражения глаз. Она так же смеется и двигается. Неужели великая мать решила дать ему второй шанс?
  
   Можно ли магией наколдовать себе что-либо во сне? Заснуть одной и проснуться другой? Этот вопрос меня очень волновал.
   После очередной сказки, навсегда оставшейся для меня "эльфийским романом", я проснулась выжатая как лимон. Смотреть в зеркало не стоило, и так понятно, что под глазами синяки, вид неприятно желтый, волосы всклоченные. Какая разница.
   Поприветствовав завтракавшего мэтра, я налила себе стакан молока и села напротив. Спускаться в ночной рубашке и непричесанной явно не было хорошей идеей. Мэтр с удивлением рассматривал меня, вилка с яичницей застыла в воздухе.
   Какая-то слишком сильная реакция на простое нарушение приличий. Понятно, что нормальные фройляйн так не поступают, но обычно мэтр читает мораль, а не смотрит как на приведение.
   - Что-то случилось, - если у меня выросли рога, даже не удивлюсь. В конце концов, демонам положено быть рогатыми.
   - Все в порядке, - опомнился мэтр, - фройляйн, это не мое дело.
   - Но все же, - обеспокоилась я. Да и самой интересно.
   - Все в порядке, просто мне кажется, что с серой шерсткой тебе шло больше, - успокоить меня мэтру не удалось.
   Я вылетела из-за стола. Неужели я поседела?!
   Но все оказалось не так страшно, скорее, странно. Особого урона моя внешность не понесла. Вот только с каких пор у меня черные волосы? Очень знакомого оттенка, виденного мной не так давно.
   Чужие черные волосы, чужие глаза... И если мы не берем у клиентов души, то что тогда? Чем бедняги расплачиваются за сказки? Ладно, если только этим, тогда я вздохну с облегчением. Но мне не верится, что кого-то из остальных сказочников может заинтересовать такая ерунда как меня. Представить Освальда заинтересованного чужой внешностью, или Гонория не удавалось. Воображение отказывало.
   Мне жизненно необходимо узнать правду. Или однажды заглянув в зеркало, я увижу не себя.
  
   Покупку зеркала не стоило откладывать еще дальше, ведь повествование без него сильно затруднилось. Мэтр Инсидиус любезно предоставил мне адрес мастера, и я собралась нанести визит.
   Очередная башня, даже не удивительно, только на этот раз миниатюрная. Не похоже, чтобы здесь жил или работал успешный специалист, но надо проверить.
   У входа нет даже привычных горгулий, как нет и окон. Видимо, здесь обитают весьма эксцентричные жильцы. Я постучала в дверь, но мне долго не хотели открывать. Заповедь "стучите и вам откроют" в Городе часто не действовала.
   Наконец, дверь чуть приоткрылась, и в нее высунулся нос.
   - Здравст... - впервые за время пребывания в Городе у меня вырвалось земное приветствие. Да что со мной такое творится?
   Открывший мне дверь носатый низкорослый карлик мрачно уставился на меня. Особой радости от моего прихода на его челе не читалось.
   - Легкой дороги, - торопливо исправилась я. Вдруг еще решит, что я хотела наложить проклятие, или что-нибудь в этом роде. - Мне нужен зеркальных дел мастер мэтр Брон.
   Карлик еще более кисло посмотрел на меня. То ли я ошиблась адресом, то ли привратник немой.
   - Мне посоветовал обратиться к вам мэтр Инсидиус, - имя начальника сотворило волшебство: дверь, наконец, открылась полностью, пропуская меня.
   - Мэтр Бром сейчас занят - он делает зеркало, его нельзя отвлекать, - пояснил носач, - вам придется подождать, ритра.
   Ладно, подожду, спешить мне некуда. Но все же хорошо, что это не сам мастер Бром.
   Что ж, зеркальщик, как и многие в Городе одержим своей работой. Интересно, почему дело здесь чаще всего призвание? Город гильдий и цехов, мастеров и подмастерьев.
   Прихожая - маленький, кривой и заваленный хламом коридор, оказавшийся невероятно длинным и узким. Карлик, то ли ученик, то ли подмастерье, может, слуга, немного помявшись, вынес мне облезлый, колченогий стул - роскошный сервис у мэтра Брома. Видимо, стоя ждать не придется, спасибо и на том.
   Мастер освободился часа через три, которые растянулись для меня вечностью. Не представившийся проводник не стал стоять над душой в опасении, что гостья что-нибудь стащит, и я очутилась в одиночестве.
   Я успела передумать тысячу мыслей, ни одна из которых не была светлой. Как быстро радость и чувство полета сменились камнем на сердце, уверенность - подозрениями. Хочу ли я знать правду?
   - Следуйте за мной, - сообщил карлик. В руках он держал толстую свечу, дававшую чахлый и не надежный тусклый свет. Почему бы им просто не завести окна?
   Комната, в которую меня завели, привела в легкое ошеломление: на пороге меня встретили сотни моих отражений. Зеркала, большие и маленькие, в раме и без, квадратные, овальные, круглые, самых невообразимых форм, заполонили все пространство.
   В темной заставленной зеркалами комнате пыльно и душно. Пыль здесь совсем не такая как в Библиотеке. Смешно и нелепо рассуждать о различиях пыли, но там она создавала уют, а здесь будто давит, не дает вздохнуть.
   Высокий колпак первым привлек внимание, пока я не заметила старые, словно выцветшие глаза. Зеркальщик - невысокий худенький старичок с прозрачными светлыми глазами и блуждающей улыбкой - равнодушно кивнул. "Я знаю, зачем ты пришла, ты тоже, к чему формальности", - говорила этот жест.
   Почему в городе так часто улыбаются? А еще улыбки у каждого свои: мэтр Хробениус - уютно, по-домашнему; Тайка - со скрытым вызовом, мэтр Инсидиус -ободряюще, вызывает доверие; Гонорий - сально; а у Диниэ - жуткий оскал.
   - Легкой дороги. Мэтр Бром? - уточняюще спросила я, оглядываясь по сторонам.
   - Разумеется, - досадливо поморщился мэтр. Действительно, к чему спрашивать такие пустяки?
   Тысячи моих отражений смотрели на меня. Зрелище оказывало гипнотизирующее воздействие.
   - Судя по тому, что тебя прислал Инсидиус, тебе нужно пустое зеркало, - проскрипел зеркальных дел мастер.
   - Почему пустое? - отражения одинаковым движением одновременно удивленно вскинули бровь.
   - Потому что без особых свойств.
   Спрашивать дальше, будучи не уверена, что хочу услышать ответ, не стоило.
   - Я смотрю, у вас очень много зеркал, - прошлась мимо стен, заглядывая в каждое зеркало. Одно из моих отражений насмешливо подмигнуло и пропало. Я отшатнулась, но скорее от неожиданности, чем от испуга.
   - Это - моя работа, - старичок неотступно следовал за мной. Зеркальщик сильно беспокоился за свои зеркала, и я сочла, что его произведения очень важны для него. Нервировать хозяина и дальше я не стала, отойдя от хрупких, бьющихся предметов.
   - У вас есть разные зеркала, не так ли, мэтр Бром, - я видела в Городе говорящие зеркала, поющие, подсказывающие дорогу, тысячи зеркал с самыми неожиданными свойствами, - а зеркала, которые показывают истину, у вас есть?
   Если такие зеркала существуют, то они должны быть у мастера. Должны, но не обязаны. Но даже если так, то он точно скажет, возможны ли они, и, если повезет, я разберусь в своих сомнениях.
   - Что есть истина, ритра? - вместо нормальных объяснений мастера потянуло на философские размышления.
   - Сейчас вы скажете, что истина для каждого - своя, - разочаровано протянула я.
   - Нет, - усмехнувшись, отрезал зеркальщик, смотря своими белесыми глазами, - я скажу, что истина слишком огромна и величественна, чтобы ее смог уловить взгляд простого смертного, осознать истину способен лишь Бог. А вот зеркало, показывающее правду, у меня есть, если это вас интересует.
   - Что значит зеркало правды?
   -Она показывает то, что мы глубоко внутри знаем, но боимся себе в этом признаться, - неприятно растягивает в очередной фальшивой улыбке тонкие губы мой собеседник.
   - Любой человек знает то, что знает. Как можно скрывать от себя правду?
   - Мы живем в самообмане, правда - жестока, ритра, кому как не вам знать об этом. И не стоит делать из меня глупца, я еще не выжил из ума.
   - Извините, я просто говорю, что думаю, - но не думаю, что и кому говорю.
   - Нет, ритра, вы врете, - хмыкает он, перекладывая зеркала.
   - Допустим, а что, это запрещено? - вызверилась я. Кажется, я срываюсь, причем на совершенно постороннем типе.
   - Нет, - легко подтверждает мастер, - но только непонятно, почему именно мне. Я давно знаю, кто вы такие, и не собираюсь иметь с вами никаких дел, - старик провел пальцем по одному из зеркал, собирая пыль.
   - Но судя по тому, что мэтр Инсидиус меня отправил именно к вам, вы имеете с нами дело, - вру здесь не только я. Милый мастер Бром тоже не гнушается обманом.
   - Я просто продаю вам зеркала, - разозлился старик.
   - Тогда продайте то, что мне надо, и я уйду, - предложила в ответ.
   Мэтр достал небольшое квадратное зеркало в половину моего роста, закрытое черной тканью.
   - Твой заказ, оно тебе подойдет. Двести куэ.
   От возмущения даже забыла, что за все платит гильдия. Сумма была невероятной.
   - Вы не выглядите столь успешным и востребованным специалистом, чтобы драть такие цены!
   - Все равно не купишь то, что тебе надо у других мастеров. Никто кроме меня не делает эту мерзость. Зеркала нужны, чтобы смотреть и видеть, не важно что, а не чтобы... - безразлично отметил он.
   Я с вниманием слушала. Кажется, сейчас вытащат очередной скелет из шкафа. Но мастер замолк, и скелет остался на своем месте.
   - Ладно, забирай свое зеркало и убирайся, - видно, не судьба услышать шокирующую правду.
   - А почему вы тогда делаете наши зеркала, если они - гадость? - попыталась вновь вызвать старика на откровенность, но рыбка наживку не заклюнула: зеркальщик раздраженно отвернулся, промолчав.
   Хорошо, черт с тобой, не пытать же тебя.
   - Мэтр Инсидиус сказал, что заплатит вам позже, - стянула черную ткань с зеркала и заглянула в него. Темная поверхность пошла рябью и что-то посмотрело на меня из глубины. Это действительно было мое зеркало, я сразу почувствовала.
   - Трижды проклятый паук, если бы он не держал меня за горло, - пробормотал себе под нос зеркальщик.
   Благоразумно пропустила его слова мимо ушей, не хватало только влезть в их разборки. Зеркало вновь закрыла плотная ткань. Можно забрать его и уходить, как мне уже посоветовали, но осталось решить еще одно дело.
   - Мэтр Бром, продайте мне еще одно зеркало. Я заплачу, - торопливо добавила, видя, что он уже собирается отказаться.
   - Тебе повезло, что я не в таком положении, чтобы отказать. Какое зеркало тебе нужно? - я явно не была любимым клиентом мастера.
   - Зеркало правды.
   - И что ты хочешь в нем увидеть?
   - Зачем вам лишние подробности, мэтр, - так, Настя, надо успокоиться, не следует хамить пожилым людям.
   - Я могу отказаться продать зеркало.
   - Не похоже, чтобы у вас было много клиентов, - напомнила распетушившемуся мэтру.
   - Тебе-то откуда знать, - разозлился старик, окончательно выйдя из себя. Костяшки сжатых в кулаки пальцев побелели. - Эти дураки считают, что мои зеркала приносят беду. Они исключили меня из Гильдии, жалкие завистники. Я всего хотел заглянуть чуть дальше, им никогда не понять, криворуким штамповщикам жалких поделок!
   - Конечно-конечно, успокойтесь, - пролепетала я. Мастер весь затрясся, выглядел он на грани сердечного приступа. Мне было одновременно и стыдно, и страшно. Зря задела больную мозоль, он и правда может отказаться продать зеркало или, что хуже, умереть от волнения.
   - Жалкие завистники, - брызгал слюной мэтр Бром.
   - Все хватит, хватит, успокойтесь, я поняла, - прокричала я.
   Мэтр пришел в себя резко и внезапно. Вид у него был как у только что проснувшегося человека. После прекращения криков, он резко заметался по комнате, ища что-то.
   - Вот, - он протянул мне небольшое ручное зеркальце в чехле, - пятьдесят куэ, забирай и проваливай.
   - Спасибо, - торговаться, как ни хотелось, не стоило. Я быстро развязала кошелек и отдала требуемую сумму, пока он не передумал.
   - Убирайся из моего дома.
  
   В зеркало посмотрела только через несколько дней. Сначала я ничего не почувствовала, увидев в глубине только собственное отражение, и хотела с облегчением отложить напрасную покупку. Мэтр Бром меня обманул, но я даже не обиделась на сумасшедшего мастера.
   К сожалению, я опять ошиблась.
   Понимание настигло меня резко и внезапно, как озарение.
   Магия, долбанная, трижды, четырежды проклятая магия, о которой я мечтала половину сознательной жизни. Я знала, что у меня ее не было, а потом внезапно появилась. Внезапно... Но внезапно, безо всяких причин может только прыщ соскочить. Мэтр Инсидиус не соврал мне. По крайней мере, не в этом. У Лиары и Франсуа был магический дар, после завершения сделки он пропал.
   Магия исчезла у них, а у меня чудесным образом появилась. Чужая магия, чужая внешность, что еще я успела украсть?
   Я резко отрываюсь от зеркала, мне не нравится эта правда, я не хочу ее знать.
   Как было просто закрывать глаза на все странности, и как тяжело сейчас, когда наступила кристальная ясность. Зеркало летит в стену и разбивается на сотни осколков. Второе разбитое зеркало, а разбитые зеркала к несчастьям. Мне хочется одновременно кричать, топать ногами и биться в истерике, а я сижу и тупо смотрю в стену.
   Ничего ведь не изменишь, да?
  

Глава 8

   Даже если вы не хотите отдавать долги, ваши заимодавцы все равно вас отыщут и выбьют их из вас. Так что забыть о лиссэ мне не удалось, как не хотелось.
   Ордалия отыскала меня во время очередного похода на рынок. Выяснять отношения над кабачками показалось мне не слишком хорошей идеей. Не то чтобы овощи не одобряли скандалов, но местные сплетницы не дремлют. Не стоит, чтобы мое имя связывали с лиссэ, особенно вспоминая про тэньгу.
   Тем более лиссэ парии в городе, а мне дурная репутация не нужна, она и так хуже некуда. Но пусть репутация и у нас не сахар, но на мне же не написано, что я сказочница.
   Пришлось отвести лиссэ в сторону, пока кабачки не расстроились окончательно. Темный переулок с подозрительными тенями как раз подходил для темных дел.
   - Что ты хотела? - вдруг произошло чудо, и она просто подошла поздороваться со знакомой.
   - Ты еще помнишь, что мне обещала? - чуда не случилось. Все как обычно.
   - Да, я помню, - если скажу, что забыла, она от меня отстанет?
   - Рада, что ты не забыла свое обещание, сестренка.
   А я-то как радо, слов нет. И особенно радуют новоприобретенные родственные связи. Когда же ты, наконец, прекратишь называть меня сестренкой!
   - С тобой захочешь, а не забудешь, - проворчала я.
   - Так когда ты...
   - Спасибо за помощь, я так тебя и не поблагодарила, - перебила Ордалию я. Все-таки лиссэ, как ни крути, оказала мне неоценимую услугу, и пришло время платить по счетам.
   - Ничего мы, паразиты, должны помогать друг другу, и мы с тобой не конкуренты. Тем более, это была честная сделка, сестренка.
   Честная сделка и немного психологического давления, это да. Теперь бы еще исхитрится и не платить.
   - Конечно. Но почему я - сестренка? Я никого не убиваю, - не часто и только в порядке самозащиты, - я... помогаю людям.
   Мне хочется верить, что помогаю. Да, мы обманываем клиентов, вернее, она обманывают сами себя, но взамен получают счастье.
   - Ты посмотри, разве твои клиенты счастливы? - лиссэ присела на корточки, глядя снизу вверх своими огромными глазами.
   - Мы делаем наших клиентов счастливыми, - как мантру повторила свои слова я. Заглянувший в переулок огр шарахнулся от нас как от огня.
   - Неужели ты такая наивная, - с сомнением воскликнула Ордалия, - кому ты врешь, в конце концов, мне или самой себе?
   Я должна возмутиться, но остатки честности мешают. Не стоит продолжать этот бесцельный разговор, и как-то надо дать понять лиссэ, что я ее обманула. Надеюсь, она не накинется на меня. В любом случае, отправлять кого-либо на съедение желания нет.
   - Почему ты уверена, что я сдержу слово? - подстраховаться никогда не помешает. Вдруг я заключила магический договор, и сама об этом не в курсе.
   - В Городе нельзя нарушать сделки. Разве ты не знала, - развеселилась лиссэ, - что иначе тебя будут преследовать неудачи.
   - Неудача не так страшно, - пожалуй, постараюсь смириться с неизбежным будущим.
   - Ты так думаешь? - щурится лиссэ, - абсолютная неудача - худшее, что может произойти. Ты запросто можешь свернуть себе шею на ровном месте. Любая неприятность, имеющая самый малый шанс на осуществление, произойдет обязательно, со сто процентной точностью. Еще не один нарушитель не проживал больше четырех дней.
   Меня затошнило. Кажется, мне опять не оставили выхода и придется отправить на смерть невинного человека. И в этом виновата только я, пусть я убиваю не своими руками, но моя будущая жертва ни при чем.
   Я не смогу.
   - Неужели ты хотела нарушить сделку, а, Сказочница? - проницательно спрашивает лиссэ.
   Хотела, черт возьми, и мне ни капли не стыдно.
   Ненавижу безвыходные положения. Надо узнать, не соврала ли Ордалия, и попробовать поискать другое решение проблемы. Без убийства.
   - Хорошо, мне надо увидеть твою сестру.
   - Завтра, на месте прошлого ритуала, - согласилась паучиха, - и помни, мы договорились - без контракта.
  
   Ордалия не соврала. До чего несовершенное и капризное существо - человек: раньше я возмущалась тем, что окружающие мне постоянно врут, но когда мне сказали правду, опять недовольна. Обещание необходимо сдержать, но есть хорошая новость - я обязана выполнить все точно, как сформулировано. Плохая новость - лазеек в формулировке отыскать не вышло.
   Что мне делать, о боже, что я могу сделать?
   Я будто все глубже и глубже погружаюсь в болото, пытаюсь выкарабкаться, но от собственных усилий лишь тону быстрее. Осенние листья утешающе шуршат, любопытная тень идет за мной по пятам, как настоящая собака. Тащу очередное зеркало. Опять.
   Наверное, таскать зеркала - моя судьба, так же, как разбивать их. Пусть с ним в этот раз ничего не случится, навещать мэтра Брома в ближайшее время совсем не охота. И не в ближайшее время тоже.
   На условленное место прибыла чуть пораньше, в стремлении быстрее все закончить и забыть. Напиться, что ли? Говорят, помогает.
   Я сидела в траве, ждала лиссэ и гладила свою собаку. Механические движения успокаивали. Алым, цветом крови, просвечивало сквозь листву, хотелось залезть на дерево с книгой и яблоками, читать и смотреть на вечно заходящее, застывшее солнце.
   - Знаешь, я назову тебя - Блэк, - рассеянно сообщила животному, - тебе подходит это имя.
   Тень согласно вильнула хвостом. Выдуманная собака, придуманная судьба. Вот она, жизнь как в сказке.
   - Мэтр советовал тебя прогнать, - доверительно продолжила я, - но я с детства мечтала о собаке, а мечты должны сбываться, как думаешь?
   Тень не думала ничего.
   - И, в конце концов, - заключила, - в моем положении глупостью больше, глупостью меньше - уже не важно.
   Договорить с Блэком я не успела, потому как, наконец, появились лиссэ. Ну и ладно, тень обойдется без моих жалоб на жизнь.
   - Легкой дороги, сестрица, - вторая лиссэ была похожа на первую. Золотистые волосы, ангельский лик, огромные фиалковые глаза. Не девушка, а очередная сказка. Еще один городской ужастик.
   - Вы вовремя, - кривить душой и желать легкой дороги не стала. Обойдутся.
   - Гортензия, - представила спутницу Ордалия, - Гортензия, познакомься - это та самая сказочница, которая любезно согласилась нам помочь.
   Еще бы не согласилась, Ордалия ведь почти приставила мне нож к горлу. Говорят, что в ситуациях смертельной опасности раскрывается суть человека. Ты, Настенька, трусливая дрянь, дрожащая за свою драгоценную шкурку и готовая на убийство. Не зря лиссэ все талдычит о нашем мифическом родстве, ох, не зря.
   Или еще не поздно сбежать из Города?
   - Кто тебе нужен? Кого ты выбрала? - деловым тоном уточняю у лиссэ, кого мне придется убить.
   - Мне все равно, - Гортензия пожала плечами, - главное, чтобы в нем было много силы.
   От плотоядного выражения лица паучихи меня передернуло. Вспомнился несчастный тэньгу, которого сожрали заживо.
   Я зажмурила глаза и резко встряхнула головой. Сейчас не до самокопания, надо работать.
   Я уставилась в зеркало, и попыталась войти в транс. Итак, нужен любой житель города, но желательно не слишком сильный и не очень слабый, не имеющий влиятельных покровителей и многочисленную родню. Могущественных друзей тоже быть не должно, и он не должен быть магом. И лучше, чтобы это был не человек и не крысолак. Портрет идеальной жертвы составлен, осталось ее только отыскать.
   Черт возьми, не получалось.
   Решила бы, что вредный Бром подсунул мне не работающее зеркало, но я уже использовала его. Попытка представить конкретного мужчину пользы не принесла.
   Попробовала еще парочку раз, но чувство полета так и не пришло. Что такое не везет и как с этим бороться?
   Знакомая ситуация - с Ордалией было то же самое. А исправило ситуацию только одно - заключение контракта.
   Без контракта мы не можем ничего, внезапно осенило меня. Ни-че-го. Мэтр ли Инсидиус в очередной раз обманул меня, или я плохо слушала и опять услышала не то, что на самом деле, уже не важно.
   Демоны и контракты, контракты и демоны. Нельзя больше закрывать глаза на то, что городские слухи имеют под собой основания.
   Кто все-таки платит за наши сказки? Заключение контракта, легенды о демонах, слова Тэка об источнике силы, которую мы тратим на повествование - все смешалось у меня в голове.
   - Вы можете идти, дальше буду работать сама, - ни к чему лиссэ знать о моих затруднениях. В Городе нельзя быть слабой или тебя сожрут, как в прямом, так и в переносном смысле.
   - И когда нам ждать результата? - кокетливо наматывает прядь Гортензия. Вижу, что тебе не терпится, подождешь.
   - Вы сами поймете, - но в идеале - никогда.
   Теперь бы мне самой понять, что я способна сделать и надо ли это делать. Давай, решай, Настя, за тебя никто ничего не предпримет и никто не поможет. Да и втягивание кого-либо будет уж совсем дурно пахнуть.
  
   Несколько дней пролетели как в тумане. Вновь бесцельно бродила по городу вместе с тенью. Наверное, вид у меня был достаточно безумный, потому что прохожие начали шарахаться от нечесаной, всклоченной девицы с огромным черным псом за спиной.
   Надо было что-то решать. Вот бы прилетел добрый волшебник в голубом вертолете и решил все мои проблемы. Вот только в волшебников что-то не верилось, по крайней мере, в добрых и бескорыстных. Думается, они вымерли тысячи лет назад. Как мамонты. Сама побывшая доброй феей, я точно знала, что чудес на халяву не бывает. Бесплатно значит очень дорого.
   Город, на который променяла советь и покой, оставался по-прежнему безмятежным, ему не было и дела до моих бед. Не хотелось ни приключений, которых я наелась на всю оставшуюся жизнь, ни друзей, которых как не было, так и нет. Слово "любовь" вызывает изжогу. Бывшие любимыми книжки про девушек-попаданок злой, горький смех.
   Я сбегала от своих проблем в сказку, но проблемы нагнали меня и там. Уже понятно, что не в сказке ты живешь, Настя, совсем не в сказке. Кто сказал, что попав в волшебный мир, ты автоматически становишься смелой, предприимчивой, красивой, обаятельной? Опомнись, ты - это ты. Вдохнув чужой воздух, ты не мутируешь из серой мышки в сногшибательную леди из своих снов.
   Если бы мне предложили все поменять, вернуть как прежде, я бы отказалась.
   Надо что-то решать, но даже посоветоваться не с кем. Не на мэтра Хробениуса же опять все сваливать. Пытаюсь рассуждать здраво: получается, без контракта работать я не могу, а лиссэ контракт подписывать точно не будет, она еще не сошла с ума. Зато, если я не сдержу слово, то, наверное, погибну. Или нет, но проверять не тянет.
   Значит, подписать контракт должен мужчина. Но никто в городе не настолько безумен, чтобы связаться со сказочницей. Связь с лиссэ так же подозрительна и невероятна, от паучих шарахаются все, и знают о них тоже все.
   Тогда это должен быть кто-то, недавно оказавшийся в городе, и лучше, чтобы не представитель моей расы. Пусть будет эльф, не жалко. Терпеть не могу этих высокомерных хмырей.
   Теперь остался один вопрос - как я найду недавно очутившегося в городе эльфа, без связей и знакомых, и лучше не слишком крутого мага, и еще чтобы он ничего плохого не знал ни о нашей гильдии, ни о лиссэ? Как уговорить его заключить договор с незнакомой человеческой девчонкой, учитывая их отношение к людям? Что ему может так понадобиться, чтобы подписать контракт? Подойти к нему, определить гостя, говорить с ним - все составляло одну большую проблему. Вдобавок, как не возбудить подозрений - еще один вопрос.
   Критерия определения попаданцев у меня нет. Я поняла, что вампирша-гадалка недавно в Городе, но ошалевший взгляд - не показатель, слишком просто ошибиться.
   Оставалось надеяться на подаренный архивариусом амулет и на то, что Город всегда выведет куда надо и поможет мне отыскать требуемое.
   Тень, по-прежнему, неусыпно преследовала меня. Прохожие косились неодобрительно, но мне дела до их оценки не было. С каждым поглаживанием, каждым часом проведенным вместе, моя собака казалась все реальнее. Она уплотнялась на глазах, я даже начала различать цвет ее шерсти.
   Надо пока, на время, ненадолго избавиться от тени, компрометирующей мой светлый образ самаритянки. О том, что весь мой внешний вид не слишком соответствует имиджу доброй феи, сообразила чуть позднее. Ладно, я буду очень эксцентричная добрая фея.
   Город привел меня к дверям таверны с оригинальным названием "Свиное рыло". То ли подсознательно хотелось напиться и забыться, то ли именно там был субъект, которого я искала, моя несчастная, бедная жертва.
   Чувствуя себя маньяком-убийцей, открыла дверь. Дверь мерзко заскрипела.
   Когда глаза привыкли к полумраку, мне почудилось, что я попала в притон. Через пять минут поняла, что действительно, это - притон. Пришлось достать гильдейский знак во избежание неприятностей. Отмахиваться от приставаний пьяных посетителей мне не улыбалось.
   Я оглядела помещение. Высокие потолки, висящие на балках летучие мыши, горбатый, плюгавый гоблин у стойки. Повезло случайно забрести в логово вампиров?
   Все посетители, включая меня, выглядели безумно странными. За столиками употребляли пиво тролли и гномы, несколько человек играли в карты, в углу объедались полурослики. Один-единственный вампир что-то цедил у трактирной стойки.
   "Горожане", - с разочарованием поняла я. Никакой это не притон. Обычные горожане, отдыхающие после работы. Зря достала монетку с пауком, еще всех распугаю.
   Но пьяным посетителям море было по колено, и никто не стал с криками ужаса бежать прочь. Особого внимания на меня не обратили.
   Ладно, хоть напьюсь, говорят, помогает.
   Но окунуться в бездну пьянства мне не удалось. Взгляд зацепился за одиноко сидящего в углу парня. Он сильно выделялся, казался лишним, не таким. Присмотревшись, я увидела обычного человека. Парень, лет двадцати пяти, с длинными темными волосами, симпатичный.
   Взяв кружку пива, я решительно подсела к нему. Все равно, все места заняты, а так хоть познакомлюсь. Скармливать лиссэ его я не собираюсь, так что ничего криминального. Кружка с пивом, выданная мне хозяином сего заведения, была грязная, но пить я все равно передумала, так что подхватить заразу мне не грозило.
   - Ты ведь человек, да? - я не сомневалась в его происхождении, но надо же с чего-то начинать разговор. Мое предположение его задело.
   - Я полукровка, мой отец был эльфом, - брюнет очень гордился тем, что отец эльф. Неужели нет других поводов для гордости?
   Он мог и не уточнять, кто из родителей эльф, кстати, и так понятно, что не мать. Такое бывает редко, почти никогда. Связи с людьми позволяют себе только мужчины, и детей, получившихся в результате, они не признают. Во многом полукровки вызывают у эльфов большее омерзение, нежели люди.
   - Можно я здесь посижу? - идея знакомства мне уже разонравилась, а вот идея с поиском кандидата для лиссэ вновь стала актуальной.
   Кажется, парень принял меня за падшую женщину, и, судя по его взгляду, много денег мне не получить. Вид мой был не очень. Сама знаю, что всклоченная девица, похожая на нахохлившую ворону, восторга не вызывает.
   - Займи другой столик, - какой ты вежливый, однако. Мне это нравится, ведь чем ты хуже, тем легче мне будет подставить тебя.
   - Не обижайся, мне просто показалось, что ты в Городе недавно, - совсем недавно, иначе ты бы не стал хамить Сказочнице, ведь знак моей Гильдии виден невооруженным глазом.
   - И что? - заглотнув очередную кружку, рыкнул полуэльф. На столик перед ним стояло с десяток пустых кружек.
   - Я сама тут недавно, и понимаю, как трудно...
   - Ничего ты не понимаешь, - осоловевшими глазами уставился он. Кажется, парень уже наклюкался.
   - Расскажешь, как ты тут очутился? - присела напротив. Стул, как и стол, был липким и жирным. Надо будет потом отстирать вещи, если только они не испортились окончательно.
   - Мы искали талисман в гробнице, бах, и я уже непонятно где. Знал бы, в руки бы не стал брать, - непонятно пояснил пустой бутылке он.
   Слушая пьяные откровения, все больше изумлялась. Молодой парень записался в отряд охотников за древностями, жаждав денег и алча славы. В результате, очутился невесть где, и вместо того, чтобы выяснять ситуацию, напился вдребезги и рассказывает о своих приключениях на весь зал. Конечно, я выгляжу безобидной девицей легкого поведения, которую не следует опасаться. Хорошо, что в кои-то веке надела юбку, но ему-то откуда знать, что здесь так принято?
   Если бы он догадался спросить окружающих, да хоть того же хозяина, но парень упорно экстраполировал законы своего мира на Город. Есть таверна, где тусуются податливые девицы и сомнительные наемники, ловцы удачи, все понятно и привычно. Только на самом деле здесь одни добропорядочные обыватели и я. Еще один добропорядочная горожанка, н-да. В Городе ночных бабочек нет вообще, или они хорошо маскируются, но я ни разу не видела ни одной женщины, напоминающей путану.
   Полуэльф не обременен интеллектом, что ж тем проще. Однако обменный банк он отыскал, не в долг же его здесь поят. А вот то, что угодил в другой мир, до парня еще не дошло.
   Зато искать его никто не будет. Кому он тут нужен, пришелец из захудалого мирка?
   - Я угощаю, - полуэльф с таким энтузиазмом кивнул, что возникло подозрение - его деньги кончились.
   Делать вид, что пью наравне с парнем, пропуская его жалобы на жизнь, просто. Мой невеликий актерский талант изрядно подкреплялся его невменяемым состоянием. Хотя нытье уже надоело, мне тоже не легко, но я же не распускаю сопли и не ною. Мужчина, тоже мне.
   Потом начались приставания, и мне с трудом удалось подавить желание вскочить из-за стола. Парень был такой пьяный, что мой внешний вид стал ему по барабану. А вот мне было довольно противно.
   - Подпиши, пожалуйста, и будет у тебя любовь на всю жизнь, - достала бумагу с контрактом. Подпиши, и я уже пойду из этого вертепа домой.
   - Мне не надо на всю жизнь, - закапризничал он, - только на вечер.
   - Без проблем, договор - и только на вечер, - тем более, в твоем случае это одно и то же.
   - Эй, парень, был бы ты с ней поосторожнее, - крикнул один из гномов. Неплохо, что в этом зале нашлись неравнодушные, но лучше бы их не было.
   - Еще что-либо скажешь? - ледяным тоном осведомилась я. Прокричавший гном с большим пузом подавился собственными словами. Сильно же нас боятся.
   - Стервятница, - полетело мне в спину. Ничего, переживу. Да и доля правды в чужом оскорблении есть.
   В затуманенных алкоголем мозгах не возникло ни тени сомнения, когда полукровка брал в руки перо. Пора было уходить, мой собутыльник захрапел за столом, но я немного задержалась.
   Пьяный полукровка еле передвигал ногами, тащить на второй этаж почти бесчувственное тело было сложно. С облегчением сгрудив его в оплаченную комнату, я радостно покинула таверну, чувствуя себя спецагентом после завершения секретной операции.
   Подписанный контракт лежал за пазухой. Пора браться за работу.
  
   Хорошее настроение покинуло меня очень быстро. Когда снова вспомнилось, что я играю в игры, результатом которых станет смерть.
   Работала в гильдейском зале, предварительно убедившись, что в башне никого нет. Не думаю, что мэтр Инсидиус одобрил бы левую халтурку.
   А впрочем, мне просто не хотелось никому ничего объяснять.
   Новое зеркало, никаких фигур и свечей - надоедливый мешающий антураж. Я точно знала, что могу обойтись без лишней мишуры, я уже работала безо всего.
   Опять творю непоправимую глупость. Весь запал уже прошел, и остался смертельный ужас перед тем, что я собиралась совершить. Не могу же я убить парня только за то, что он хам и недоумок.
   Нет, понятно, что я собралась убить не за что, а почему, что нет ничего личного. Пусть он вызвал у меня неприязнь, но оправдывать мой поступок его поведением лицемерно.
   Будто во мне живут две Насти, сейчас вступившие в противоборство: добрая и наивная девочка, верящая в сказки и расчетливая дрянь, идущая по головам.
   Ради своего спасения я убиваю того, кто мне ничего не сделал. Непосредственная опасность, как с инкубом или тэньгу, мне не грозит и, тем более, пьяный попаданец мне не угрожал, ничего не сделал.
   Я верчу между пальцами гильдейский знак. Серебрист паук, изображенный на монетке, смеется надо мной. Или ты, или он. Выбор предсказуем, и сделала ты его давно.
   Зеркало закрывает черная ткань, как в доме у покойника. На сегодня все.
  
   Я сожгла этот чертов контракт. Скорее всего, незадачливый полукровка умрет, в Городе трудно выжить одному, но пусть без моей помощи, лиссэ подождет еще.
   Глядеть, как он горит, было тоскливо. Не люблю сжигать мосты, но что поделать. Возможно, поступила правильно, может, нет, но, по крайней мере, совесть меня не замучает. Пожалуй, я подумаю и поброжу еще, вдруг выход найдется. И, наверное, все же напьюсь.
   Волосы впервые в моей жизни в Городе красиво заплетены, спасибо Крицке, надето новое платье и туфли на каблуке. Мне хотелось быть красивой, а не чучелом распоследним. Если что, пусть меня запомнят такой. Самое смешное, что я могу стать роковой красоткой, достаточно продолжать работать. Лицо одной, фигура другой - и, вуаля, дело сделано. Только мне не надо, я так не хочу.
   Миленькое заведение возле городского базара, чисто вымытое помещение, огромные окна, опрятные квадратные столы, накрытые скатертью. Хозяин, добродушный толстячок, радостно приветствует клиентов.
   - Есть свежие пирожные, - поделился радостью хозяин, как только я подошла к стойке.
   Пирожные это хорошо, но у меня сегодня другие планы.
   - А самогонка у вас есть? - радушная улыбка чуть поблекла. Но оправился толстяк довольно быстро, и улыбка засияла вновь.
   - Гномья, ядреная, - прихвастнул толстяк, достав из-под стойки большую бутыль. В бутылке плескалась мутная жидкость.
   Я вместе с самогонкой присела за один из столиков. Водрузив покупку за стол, сообразила, что пить не из чего, пришлось возвращаться за стаканом.
   Хлебнув первый раз, закашлялась. Дух перехватило, на глазах выступили слезы. Кажется, всю бутылку мне не одолеть, я не справлюсь даже с половиной.
   Пару раз к моему столику подходили, но гильдейский знак отпугивал мужчин не хуже файербола. Зато поколебавшаяся было самооценка неуклонно возрастала. Приятно чувствовать себя привлекательной.
   А потом ко мне подсел тучный хоббит в черной мантии, нарушив мое одиночество. Мою принадлежность к Сказочникам он царственно проигнорировал. От хоббита пахло странно неприятным, кисловатым запахом. Так несет от моргов, застарелый запах тухлятины въелся в него насквозь.
   - Что желает сьер некромант, - угодливо склонился хозяин, материализовавшийся возле столика с невероятной скоростью. Тайна вони была раскрыта.
   - Самогон. Раки, - величественно взмахнул рукой хоббит. Воистину, краткость - сестра таланта.
   Я подавилась смешком.
   - Сьер, давайте вас угощу, мне все равно все не выпить, - предложила я.
   Хоббит смерил оценивающим взглядом бутыль и торжественно кивнул.
   - Эй, ты, - обратился он к хозяину, - не надо самогона. Неси просто раков и чего-нибудь сладкого леди.
   Хозяин кивнул и исчез.
   Хоббит налил полный стакан гномьей водки, залпом выхлебал его и довольно крякнул. Надо сказать трактирщику, пусть принесет еще один стакан, а то мой безвозвратно присвоили.
   - Жизнь - дерьмо, - сообщил некромант.
   - Согласна, - вздохнула в унисон. Жизнь, конечно, не мед. Но как-нибудь переживу, самоубийство меня не прельщает, самый тупой и трусливый выход.
   - Да, ты-то это точно знаешь, - окинул меня долгим взглядом он. - Все они так. Свалили на нас грязную работу, а сами хотят остаться чистенькими. Мэтр Харбо, - протянул ладонь он.
   Рукопожатие у мэтра Харбо оказалось крепким.
   - Настя. Рада познакомиться.
   - Почему рада? - приканчивая вторую кружку, вопросил сьер. Нам бы еще огурец и одного собутыльника - картина "сообразим на троих" готова.
   - А почему нет, - философски пожимаю плечами я. Объяснять, что мои слова - простая идиома, нет настроения, да и долго.
   - Да, почему бы и нет, - покладисто подтвердил некромант. - Все хреново.
   - А у вас-то что случилось? - решила проявить вежливость я. Надеюсь, выслушивать чужие откровения опять не придется.
   - То же, что и у вас. Интриги, везде одни интриги, - вдохнув, подпер ладонью щеку Харбо, - слышала, что затеял Городской Совет?
   - Не-а.
   Городской Совет - собрание глав всех городских организаций, упоминания о нем я слышала пару раз. На Совете решают неотложные дела, принимают необходимые законы, следят за межмировыми взаимоотношениями, контролируют перемещения большого количества объектов в Город и обратно. Совет способен решить многое, если хоть кто-то управляет Городом, то это не Магистрат, а Совет Гильдий. Собирается обычно раз в десять кварт, и один уже прошел совсем недавно. Что же послужило поводом для внеочередного заседания Совета?
   - Да, странно это, - в унисон с моими мыслями гудел сьер, - и вас вроде касается.
   - Что у них случилось? - без особого интереса осведомилась я. Не до городских проблем, трактирщик как раз принес заказ. Молодец, догадал прихватить еще и чай для меня. "Пьянка откладывается по техническим причинам, в связи с нехваткой посуды", -решила я, вгрызаясь в медовый пирог с орешками.
   - Ваш глава опять что-то намудрил. Ухитрился заключить договор за спиной Совета с правительством одного из технических мирков, на торговлю и любые связи с которым как раз недавно наложили запрет. Остальные возмущены таким наплевательским отношениям к общим правилам.
   - Подумать можно, они их не нарушают, - преступление Инсидиуса впечатление на меня не произвело.
   - Нарушают, конечно, но первая заповедь гласит: "не попадайся", - хоббит наставительно поднял палец.
   - А мэтр Инсидиус попался, - неверяще прошептала я. Представить, что этот хитрый лис, наш глава, подставился, не получалось, хоть убей.
   - Да, вам мэтр - та еще сволочь, - с восхищением протянул некромант, - его ваш же гильдеец сдал.
   - Кто? - я даже на время отложила кусок. Кто из наших желал причинить мэтру вред настолько, чтобы начать действовать? Тот, кто стремится занять его место, или это - месть? Инсидиус мог обманывать не только меня.
   - Ваш чокнутый сидх давно метит на место главы Гильдии, странно, что ты не в курсе, - громогласно возвестил сьер.
   - Я не сильна во всяких интригах, - откровенно созналась я.
   - Как и я, - обрадовался Харбо, - тоже весь в работе.
   Работу хоббита я представляла с содроганием, и поспешила перевести тему, пока он не завел беседу про любимую профессию.
   - И Инсидиуса сместят, - с замиранием сердца уточнила я. Глава гильдии сказочников Диниэ - это невыносимо, повеситься можно, худший кошмар.
   - Зависит от голосования, - признал некромант. Он успел допить всю бутылку, но пьяным не выглядел, не то что давнишний полуэльф, свалившийся от пива, - если все пройдет как обычно, старый лис опять выкрутится. Но могут и изгнать из Города.
   Не знала, что у нас в городе разворачиваются такие битвы.
   И как они собираются это проделать? Представив скрывающегося в катакомбах мэтра Инсидиуса, совершающего партизанские вылазки, я чуть не подавилась. Выпитый самогон не пошел мне на пользу, все виделось мне невероятно забавным.
   - Это все понятно, но почему тебя-то задело, - отламывая кусок, продолжила я. Хоббита тянуло поболтать, я от него не отставала.
   - Наши все разделились на два лагеря. Весь Цех гудит. Наш-то глава против вмешательства в ваши внутренние дела, сьер Леран с Инсидиусом давние приятели, а вот его заместительница, полоумная кошка, против. У нее любовник из Гильдии Ткачей, а их главный мастер на ножах с вашим, долгая кровная месть, вроде. Так что теперь она всем капает на мозги. Хочет продавить свое решение, чтобы сьер Леран на голосовании поддержал врагов Инсидиуса. Заодно мне работать спокойно не дают, надоели совсем, - недовольно пробулькал Харбо. - У меня эксперимент начат, а они со своей политикой лезут, зла на них нет. Создал пару костяных личей, посетителей отгонять, но коллегам-то по барабану. Лезут и лезут, сволочи.
   Хоббит с ожесточением сжал скатерть. Довели беднягу, не дают спокойно поработать.
   - Я тебя понимаю, - посочувствовала я. Как меня всю достало, ты бы только знал.
   - Благодарен я тебе, что выслушала. Ты такая чуткая собеседница, - расчувствовался мэтр Харбо, - если тебе понадобятся услуги некроманта, приходи, обязательно помогу, и даже сделаю скидку.
   Да, скидка - это серьезно.
  
   О предстоящем собрании городского Совета был в курсе и мэтр Хробениус. Одна я как всегда витала в облаках. Как, оказывается, безнадежно мало знаю о городской жизни, о функционировании Города и, самое страшное, даже не интересуюсь. Надо перестать жить с закрытыми глазами, ведь мир не вертится вокруг меня.
   Прямо открытие века, да, Настя?
   Все равно спешных дел у меня нет, если только не считать за важное дело мои попытки скрыться от чересчур настойчивых лиссэ. Ладно, скажу им, что так быстро сказки не рассказываются, и я не могу подобрать подходящую кандидатуру на роль главного героя, тем более, что это - почти правда.
   Заглянув в башню за новостями, наткнулась на Гонория. Гнолль лакал прямо из бутылки подозрительного цвета пойло, которое тут же предложил мне. Пить жидкость расцветки перезрелого лимона желания не было никакого, зато послушать об актуальных городских событиях не отказалась бы. Однако, спрос не поддерживался предложением, и в ассортименте находились лишь бородатые анекдоты времен основания Города.
   Домучив очередной непристойный рассказ, гнолль ржал как гиена. Я снисходительно улыбалась сказочнику: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Черт с ним, с моим коллегой.
   - Гонорий, ты в курсе проблем нашего мэтра? - издалека начала я, когда, наконец, удалось вклиниться в бесконечный монолог.
   - Ерунда, - булькнула бутылка, часть напитка осталась на донышке, часть выплеснулась наружу. Пол, на который попала подозрительная жидкость, воодушевленно вскипел. Гнолль, покосился на новообразовавшуюся дыру скептическим взором, немного поразмыслил. После чего аккуратно замаскировал ее ковром. - Очередная провальная попытка Диниэ получить власть.
   - Зачем она ему?
   - Как зачем? - поразился гнолль, от удивления даже отложив бутылку, - он же сидх! Они все повернутые на власти, сумасшедшие предатели и убийцы, в сотни раз хуже всяких вампиров или дроу. Любой сидх с наслаждением воткнет нож тебе в спину, причем в тот момент, когда ты ждешь этого меньше всего, - пояснил Гонорий, закинув ноги на стол, - Диниэ постоянно пытается занять место главы гильдии. Когда-нибудь старику надоест закрывать глаза на его выходки, если уже не надоело.
   - И что будет тогда? - примерное развитие событий я представляла.
   - Ты же умная девочка, - осклабился Гонорий. Дождавшись моего неуверенного кивка, он продолжил, - сама догадаешься.
   Понятно, милейший мэтр Инсидиус сотрет наглого выскочку в порошок, и если мне повезет, то до того момента, как сидх потребует от меня ответную услугу. Чувствую, мне с ним вовек не расплатится, я и с лиссэ-то огребла по полной.
   Спрошу, пожалуй, кое-что еще, хотя не уверена, что мне ответят. Но узнать необходимо, может, метаюсь не я одна, или, возможно, мои переживания яйца варенного не стоят. Очень хочу понять, как оправдываются перед собой другие сказочники. Мы ведь врем тем, кто к нам обращается, и я так больше не могу.
   Если бы мы говорили клиентам правду... но ведь они думают, что платят деньгами.
   - Зачем ты делаешь нашу работу? - пожалуй, я пришла сюда сегодня только из-за того, чтобы услышать ответ.
   - Мне нравится рассказывать сказки, это весело, - особенно, учитывая, что ты рассказываешь, не так ли? - Тем более, мне за это платят.
   - Они ведь платят не деньгами, - что-то мне подсказывает, что данный прискорбный факт отлично знают все мои коллеги и полгорода в придачу. И только я до последнего момента находилась в счастливом неведении.
   - Ты же сама согласилась, что умная девка, а, красотка? - разговоры со мной частенько забавляли моих сослуживцев. А вот мне хотелось плакать. - Подумай, можно ли расплатиться за исполнение мечты такими пустяками, отдать лишь какие-то несчастные деньги?
   - Почему мы их не предупреждаем?! - мне кажется, что я почти кричу, но из горла выходит сдавленный шепот, - это обман!
   - Они обманывают сами себя. Мы всегда берем столько, сколько они способны заплатить.
   - Почему мы тогда не говор им всю правду, если сделка - честная?
   Гонорий заржал как конь.
   - Мы говорим, - пояснил он, - и только их вина, что они не слышат. Почитай стандартный бланк договора, - посоветовал гнолль, - занимательное чтиво. Видишь ли, там написано - "оплата соответствующая".
   Я вцепилась в ручки кресла, невидящим взглядом уставившись в стену. Боже, смотреть и не видеть, как же это по-человечески.
   - Соответствующая, - с издевкой подчеркнул он, - сама проверь. Соответствующая их запросам и фантазиям. Где тут хоть слово о деньгах?
   Будет мне урок, как четко надо все формулировать в городских договорах: если что-то подразумевается, лучше проверить, может, подразумевается совсем другое.
   Одно могу сказать точно - угрызениями совести гнолль не страдал. Вероятно, так и надо, но я до сих пор не убедилась в правильности своих поступков. Действительно, не думала ли я, что за мечты платят деньгами? Даже в сказках за них платят кровью, потом, жизнью, душой, в конце концов! И ни слова о деньгах...
   Я получила свой ответ, но, на самом деле, хотелось услышать совсем другое. Чтобы меня успокоили, убедили, что все не правда, все хорошо. Добро пожаловать, в реальную жизнь, Нео.
   Теперь прошел очередной ничего не решающий разговор, надо спросить не то и не так, но как тогда?
   - Привет, гнолль, знаешь, я хотела спросить, почему мы становимся убийцами? - как-то не звучит.
   - Можно ли повернуть время вспять? - сама знаю, что нет.
   - Хороший из меня получился демон, да, Гонорий? - еще лучше.
   Я же умная девочка, сама разберусь.
  
   В Тэке есть что-то кошачье, то ли любопытство, то ли бесцеремонная откровенность, или то, что он всегда гуляет сам по себе.
   Очередная наша встреча, третья по счету, произошла, когда я выгуливала тень. Блэк не настоящая собака, и вряд ли нуждается в прогулке с хозяйкой, но меня эта бессмысленная процедура успокаивала. Как будто я дома, как будто все правильно и обычно.
   Не то чтобы мне хотелось, чтобы все было иначе, но мое сейчас - совсем не то к чему я стремилась. Может, не тот антураж? Слишком много готики? Недостает романтики?
   Если вернусь домой, то устрою всем бывшим любимыми книгам аутодафе.
   - Легкой дороги, - депрессивные мысли прервал неожиданно возникший из темного переулка алхимик. Странный парень, слишком чудной даже для Города.
   - Я и так гуляю - и дорога хороша, - мостовая легко и привычно ложится под ноги. Кажется, легкие дороги ведут в ад?
   - Смотри - тень, - кивнул на мою собаку парень.
   - Это - Блэк, мой пес, я его выгуливаю, - еще привычней погладила тень я.
   - Накачиваешь тень энергией, - по-своему понял происходящее алхимик, профессионально-оценивающим взглядом окидывая собаку, - хочешь натравить на кого-нибудь?
   - Можно и так сказать, - легкомысленно отмахнулась, но соблазнительная картинка загрызенного насмерть теоретического противника тут же встала перед глазами, - хочу настоящую собаку. Пройдемся вместе?
   - Идет, - смешно крутя головой по сторонам, откликнулся Тэк. Смешной субъект, будто Города никогда не видел.
   Идти по Городу вместе с кем-то было непривычно, но приятно. Возможно, именно поэтому так хочется настоящую собаку - с ней не одиноко. Стадия придуманных друзей благополучно перекочевала из далекого светлого детства в далеко не такое светлое будущее.
   Молчание, по-домашнему уютное, кружило вокруг нас. Неприятные мысли отступили далеко-далеко. Интересно, как перестать думать и нельзя ли отлавливать ненужные размышления, чтобы потом избавится от них?
   У человека вообще водится достаточное количество абсолютно лишних вещей. Совесть, тоска, любовь, душа, там, к примеру.
   - Мы с тобой давно не виделись, - начал алхимик. Давно? Время утекает сквозь пальцы стремительней моих иллюзий.
   Честно говоря, мы видимся лишь, когда надо мне, вдруг и Тэк хочет получить ответную услугу. Тенденция, как-никак.
   -Я тебе приснюсь, - предложила, - хочешь? И поговорим...
   - Лучше не надо, - поспешно отказался Тэк, - не люблю кошмары.
   - Я такая страшная? - обидно, вообще-то, пусть вопрос был риторический. Я, конечно, не умею ходить по снам, но если тебя так не хотят видеть, то это настораживает.
   - Конечно, ты же сказочница, - а я уже начала забывать.
   - Я в курсе, - дальше мы шли, напряженно молча, пока я не спохватилась, - а что войти в чужой сон реально?
   - Естественно. Ты хоть и сказочница, но какая-то совсем дикая, - почти обвиняюще произнес мой неиссякаемый источник информации.
   - Подумаешь. Зато я знаю все правила эффективного управления, а ты нет.
   - Ты кем-то управляла? Не верится, - искоса поглядывая на меня, Тэк месил ногами мостовую, - что это за правила?
   - Ну, разделение труда и... - премудрости менеджмента давно выветрились из моей головы. Бедный Тейлор перевернулся бы в своем гробу.
   - И? - поощряюще протянул парень.
   - И разделение труда, - кисло довершила я. Кажется, дальше идет делегирование полномочий. Интересно, зачем я тратила столько времени на учебу, если образование слетело с меня как ненужная шелуха? Даже если нам преподавали вполне нужные и полезные вещи, умение пользоваться ими все равно не пришло.
   Тэк, оценив глубину моих познаний, развеселился и предложил продолжать делиться мудростью с невежественным ним.
   - Отстань, зануда Я забыла.
   И мы снова замолчали. Смешной парень Тэк, смешливый. С ним легко, только говорить нам не о чем: гильдейские секреты ему при всем желании не выдам, так как не знаю, а самому Тэку быстро надоест быть моей энциклопедией. Жаль, что ничего у нас общего нет, я бы хотела иметь такого друга.
   - Жаль, что здесь нет звезд. Давно не видела звезды, - сожаления в последнее время начали занимать очень уж большое место в моей жизни. Периоды острой жалости к себе сменялись периодами самоубеждений в том, что ни о чем не жалею, не надо жалеть. Все как дома, в общем. Только без мамы.
   - Что в них хорошего, в этих звездах, какая от них польза? - равнодушно поддержал беседу алхимик. Странная привычка мерить все пользой.
   - Ничего в них хорошего. И пользы нет, - вздохнула я, - они просто красивые, понимаешь?
   Тэк не понимал. Я и сама не понимала, только вечно застывшее время, несмотря на свою красоту, все больше походило на пусть и прекрасные, но декорации.
   - Красивые и ладно, - пожимает плечами мой спутник, - мало ли красивых вещей? Вон, смотри, какая красивая башня или вон та кованая оградка. Тоже ничего.
   Узкая белая башенка действительно была чудесной, как и ограждавшая ее кованая оградка, но сравнивать вещи со звездами нелепо.
   - Не расстраивайся, - кажется, парень почувствовал мое испортившееся настроение. Опять вышло неловко.
   Не люблю такие моменты, когда хочется нарушить тишину, но слова застревают в горле.
   - Лучше, давай, я тебе что-нибудь расскажу, - воодушевился он.
   - Расскажи, - один сделанный ловец снов висел у меня над кроватью, а второй подарен мэтру Хробениусу - воистину, полезнейшее знакомство. Мне, вообще, везет на случайных знакомых. Тайка, мэтр, Тэк...
   - И даже научу, - согласился алхимик, - сниться кому-нибудь очень легко... только пообещай, что ты мне не приснишься.
  
   Когда в дверь постучали, никаких плохих предчувствий у меня не было. Появились они гораздо позднее, когда я открыла эту чертову дверь. Честно говоря, чуть не заорала: на пороге стоял Диниэ.
   Ладно, кричать от ужаса при виде сослуживца - не комильфо, но какого демона он приперся?! Что ему здесь надо?
   Общее представление о том, зачем заявился сидх, у меня было, но что должно случиться, чтобы он пришел именно сюда? Какой жареный петух клюнул этого морального урода?
   - Что ты хочешь? - приглашать сидха в дом на чашку чая не собиралась, разводить реверансы тем более.
   - Я пришел за услугой, которую ты мне задолжала, - сговорились они, что ли? Этому-то что надо - все одно то, что не смог осуществить сидх, мне точно не по плечу.
   - Все что должна - прощаю, - хотела огрызнуться, но помещал инстинкт самосохранения. Эх, была бы я чем-то вроде бессмертного Дункана Макклауда, ну, или чуть посмелее...
   - Что ты хочешь? - раздельно произнесла я. Пусть побыстрее изложит свои требования и катится отсюда.
   - Хочу, чтобы Цех Некромантов поддержал обвинение Гильдии корабельщиков - мне нужен их голос.
   Странно, что обвинение выдвинуто от имени Главы корабельных дел мастеров, логичней, если бы протест подавали Ткачи или Книжники, на худой конец, Оружейники. Даже я слышала о том, что Энельд Беловолосый предпочитает не вмешиваться в городскую политику. Бессмертный фэйри, по слухам, не считал мелкие дрязги и интриги коллег достойным времяпрепровождением.
   Пожалуй, если бы у меня был выбор, в какой из Гильдий состоять, я предпочла бы Цех Книжников или Гильдию корабелов. Когда я впервые увидела летучие корабли, я замерла в восхищении. Да, тогда многое казалось мне частью сказки, но волшебными белоснежными корабликами засматриваюсь до сих пор. Они невероятно красивые, безумно красивые.
   Как-то мне даже довелось прокатиться на одном из их кораблей. Смотреть сверху на Город было непривычно, от высоты захватывало дух, а потом пейзаж внезапно сменился. Все-таки, недаром эта Гильдия одна из самых богатых: корабли, преодолевающие путь между мирами, стоят многого.
   - Почему не Гильдия Ткачей, например? - прервала непрошенные воспоминания. Если и Корабельщики подписываются под обвинением, значит, положение мэтра Инсидиуса совсем незавидное.
   - Они и так против, - поделился очевидной истиной Диниэ. Родина тебя никогда не забудет, о, капитан Очевидность.
   - Не кто-то другой? - продолжила я. Сидх недовольно оскалился - мои вопросы его раздражали. Ну, хоть беситься теперь буду не одна - в кампании все ж веселее.
   - Они всегда поддерживали старого хрыча, - облизал губы сидх, - если они будут против, многие задумаются... А, в общем, не твое дело, - внезапно прервался он. Отчитываться передо мной сидх явно не собирался. Правильно, зачем делиться со мной информацией, и так все сделаю.
   - Я не смогу.
   От злости темнеет в глазах. Кажется, я начинаю не только бояться Диниэ, но и ненавидеть.
   - Меня не интересует, как ты сделаешь, но если не сможешь, я тебя убью, - издевательски прошипел сидх, приблизив свое лицо вплотную к моему. В том, что этот маньяк выполнит свою угрозу, даже не сомневалась.
   После своего жизнеутверждающего обещания, Диниэ, наконец, убрался прочь
   - Да пошел ты, - с размаху захлопнула дверь. Вот сидха бы я убила, причем с превеликим удовольствием!
  

Глава 9

   Я снова не представляю, что мне делать, но это состояние стало уже столь привычным, что не вызывает особого беспокойства. Дамоклов меч, провисев достаточно долго, превращается в предмет интерьера.
   Выполнить "просьбу" Диниэ необходимо, его требования важнее претензий лиссэ. Зло большое и зло маленькое... И оба зла требуют от меня убийства. Возможно, совесть перестанет терзать меня. Когда-нибудь потом. Тем более, если что, умирать придется сейчас.
   Возможно. Не хочу проверять.
   Каблуки, корсаж, пышные юбки, замысловатая прическа - наносить визиты следует при полном параде. Мэтр Харбо имел неосторожность пригласить меня в гости, так порадуем же его.
   Какой бы хорошей ни была городская мостовая, ходить по ней на каблуках жутко неудобно - каблук все норовит застрять в первой попавшейся выбоине. С каждым шагом ностальгия по любимым ботинкам становилась все сильнее - красота требовала от меня слишком больших жертв.
   Добравшись, наконец, до пункта назначения, почувствовала нескрываемое облегчение, на волне радостных эмоций не обратив внимания на окружающее. Но после того, как немного осмотрелась, радость несколько поблекла. Кажется, я говорила, Диниэ - сумасшедший маньяк? Мэтр Харбо, судя по всему, был не меньшим чудовищем, не смотря на располагающую внешность и показное дружелюбие.
   Хотя, когда это внешность была мерилом души? Достаточно вспомнить любезнейшего мэтра Инсидиуса, или хотя бы посмотреться в зеркало, чтобы мешающие жить иллюзии срочно покинули меня.
   Будем считать, что заборчик из чьих-то костей - это часть рекламы. А чернеющий провал вместо двери - вполне себе креативное решение. Знать бы еще, нормально ли такое жилище для некромантов, или мне достался особо эпатажный.
   Привыкнуть со второго раза к виду мертвых затруднительно, но мне до странности все равно. Может, все дело в том, что у Диниэ свежеотрубленные головы, а тут выбеленные кости? Или в том, что, в последнее время, ловлю себя на пугающем равнодушии...
   Странная дверь, дотрагиваться до которой совсем не тянет. Как бы гости не сообщали о своем прибытии, мне этот способ не известен, придется обходиться подручными средствами. Но стучать по темноте не буду.
   Поорать под окнами, что ли? Мэтр Харбо получит прекрасный повод решить, что я ненормальная, но альтернативы не предвидится.
   Мои ленивые размышления были прерваны самим предметом мыслительного процесса. Мэтр Харбо незаметно материализовался на пороге: по-видимому, радушный хозяин решил встретить незадачливую гостью.
   - Легкой дороги, сьер, - облегченно улыбнулась я.
   - Легкой дороги, ритра, - величественно кивнул хоббит. Одет он был в поношенную рабочую робу, что представляло сильный контраст с торжественным тоном, - решила приобрести что-либо?
   - Меня очень заинтересовало ваше предложение, мэтр Харбо, - обтекаемо ответила я. Как всегда, планируя визит, я о чем-то забыла. На этот раз забытой оказалась сама цель посещения. Не могу же я сообщить некроманту, что заявилась просто поболтать, узнать побольше о делах его Цеха, м-да. Кажется, мне предстоит в рекордно быстрые сроки придумать, что именно хочу купить.
   - Проходи, ритра, - мэтр гостеприимно взмахнул рукой, и темнота, окружающая дверной проем, рассеялась. Благоразумно поспешила воспользоваться предложением.
   - Я отвлекла тебя от работы, сьер? - поинтересовалась, незаметно оглядываясь. К счастью, жилище было куда уютнее внутри, нежели снаружи. Обычные стены, покрашенные ненавязчивым бежевым цветом, темно-коричневые ковры, приглушенные шарики света на стене - и никаких зомби, скелетов, вампиров...
   - Ничего важного, - отмахнулся мэтр, колобочком катясь впереди, - обычная халтурка. Один недоумок из технического мирка хотел оживить свою жену. Ладно, нормальное желание, понимаю. Но какого беса он обратился ко мне через полгода после ее смерти! Он бы еще лет десять подождал, а потом начал суетиться. Нет, ты представляешь, через полгода, - раскипятился хоббит, - ее душа уже давно успела отправиться на перерождение, ее теперь даже не всякому богу достать, а этот... только-только спохватился.
   - Но вы как-то справились, сьер? - в ответ на мой вопрос мэтр Харбо недоуменно оглянулся и пожал плечами.
   - Сошлись на создании вампира, - недовольно буркнул он, - быстро, просто, при этом почти сохраняется старая личность, внешний вид и мышление близки к человеческим. В целом, для того растяпы сойдет.
   - А разве вампирам не надо питаться кровью, охотиться на своих жертв? - я слышала, что вампиры предпочитают пить кровь своих бывших сородичей. Кажется, их предпочтения связаны с особенностями физиологии.
   - Надо, - неприятно хихикнул некромант, - но это уже не мои проблемы. В их мирке больше семи миллиардов жителей, одного вампира они уж как-нибудь прокормят.
   Да, и, скорее всего, первым на обет пойдет незадачливый супруг. Но это мэтра Харбо уже не касается.
   Дойдя до гостевой комнаты, мэтр любезно предложил мне устраиваться, а сам поспешил в лабораторию.
   - Работа не ждет, - пояснил он, - надо доделать один небольшой ритуальчик. Ты пока подожди немного, если понадобится что-либо, обращайся к духу дома.
   Я неуверенно кивнула, и некромант испарился.
   Завести себе вампира, что ли? Только прокормить его будет затруднительно, да и мэтр Хробениус не одобрит. Лича? Поставлю костяк в углу прихожей, пусть гости на него плащи и шляпы вешают. Призрачную гончую? Но зачем мне две собаки, тем более, если ни одна из них не будет настоящей?
   Точно не зомби, зачем мне такая мерзость не представляю, костяного дракона негде хранить, привидений и так насмотрелась... Говорящий череп купить, что ли? Можно будет поиграть в Гамлета... Бедный Йорик.
   Теоретически, логичней всего выглядел заказ на убийство лиссэ - тогда я избавилась бы от половины своих проблем. Только не факт, что некромант согласится проклясть паучиху, да и убийство заимодавцев как-то нехорошо пахнет.
   Додумать, что же такое я хочу от некроманта, помешало его появление.
   - Вот и все, - жизнерадостно сообщил мэтр, на ходу стягивая перчатки, - теперь я полностью свободен и готов заняться твоим делом ритра.
   - Хотела бы приобрести лича, - вырвалось у меня. Да, Настенька, тебе бы рот зашить, чтобы болтала поменьше.
   Мэтр невозмутимо кивнул, будто покупка лича была самым банальнейшим поступком. Хотя, с его точки зрения, была.
   - Мне очень понравился ваш способ отгонять настойчивых посетителей, - нервно улыбнувшись, постаралась объясниться.
   - Хороший способ, но не особо действенный, - мэтр Харбо развалился в кресле, - ты же понимаешь, ритра, что на твоих коллег это произведет еще меньшее впечатление, чем на моих.
   - Разумеется, - даже не сомневалась, что тому же Диниэ все равно наличие или отсутствие лича в моем окружении.
   - Что ж, тогда приступим, - потер руками некромант, - выпьем чаю и заодно обсудим характеристики твоего будущего приобретения.
   С трудом удалось удержать вертящееся на кончике языка: "Я полностью доверяю мнению специалиста". Все же сюда я не за личем пришла, а на разведку, следовательно, отказаться от чая было бы стратегической ошибкой.
   Чай был обжигающе горячий, зато пирожки просто таяли во рту. Надо же, а я думала, что избавилась от дурной привычки заедать стресс едой.
   - Знаете, сьер, вы меня здорово обеспокоили, - надеюсь, моя попытка выпытать нужное мне сойдет за светскую беседу, - я раньше не слишком задумывалась обо всех этих политических дрязгах, но нынешнее положение мэтра Инсидиуса меня ужасно расстроило. Понимаете, мы с Диниэ совершенно не ладим.
   Ну, вот, и ни слова неправды.
   - Как вы думаете, сьер, ваш глава не передумает поддерживать мэтра? - сцепила руки от волнения.
   Хоббит отложил откусанный пирожок и потянулся за чаем.
   - Не стоит беспокоиться, сьер Леран давний знакомый мэтра Инсидиуса и всегда его поддерживает, - успокоил меня некромант. Лучше бы они были смертельными врагами, но когда это мне так везло?
   - Понимаю, сьер, но даже самые близкие друзья порой предают, не в обиду вам будет сказано, - а раньше я так не считала, думала, настоящая дружба всегда до гроба, как и любовь, - вы уверены, что мэтра Лерана ничто не способно переубедить?
   Мэтр внимательно посмотрел на меня и странно усмехнулся. Разведчик, увы, из меня не получился.
   - Подозреваю, что сьер ненавидит вашего хитроумного мэтра не меньше остальных, - наклонившись ко мне, негромко сообщил некромант, - но он умудрился дать Инсидиусу кровную клятву, так что никогда не пойдет против него.
   - Что ж, это замечательно, - для нашего мэтра - несомненно, а вот для меня не очень, - но если со сьером Лераном что-либо произойдет, будут ли его преемники следовать такому же курсу?
   - Почему же со сьером должно что-либо произойти? - хоббит окончательно отложил чашку и, внимательно сощурившись, уставился на меня.
   - Мне не хотелось бы говорить, - а правду я вам, сьер, точно не скажу, - но Диниэ на этот раз готов на все...
   - Он всегда готов, - тихонько проворчал некромант.
   - И, кажется, есть те, кто его поддерживают, - довершила я. По крайней мере, одного человека точно знаю.
   - Что ж, тогда у вашего мэтра возникнут крупные проблемы, - философски отметил хоббит, - в любом случае, кто бы ни оказался следующим главой.
   - Вы полностью в этом уверены, не так ли? - мне необходима стопроцентная гарантия, что если удастся чудом избавиться от Лерана, потом не придется возиться с его преемниками.
   - Конечно, - мэтр Харбо вновь взял в руки надкусанный пирожок, - есть два кандидата на должность главы после мэтра Лерана: сьерра Мелисса и сьер Эльтин. Одна предпочитает поддерживать своего любовничка из Гильдии Ткачей, а второй дальний родственник Энельда Беловолосого. Учитывая, что корабелы, как и ткачи на этот раз выступают от обвинения, то следующий глава Цеха автоматически становится противником Инсидиуса.
   И это хорошо. С одной стороны, а с другой - что я, в действительности, буду делать, если Диниэ победит? Работать под руководством садиста-сидха все равно, что жить рядом с Чернобылем.
   - Вернемся к нашим баранам, то есть, личам, - спохватился сьер, - какие технические характеристики вы ожидаете увидеть, ритра?
  
   Итак, мне предстоит очередное убийство. Такое ощущение, что мои руки уже по локоть в крови. Наверное, это слабость, возможно, можно счесть нежелание убивать - человеколюбием, гуманностью, привитой воспитанием, вот только... Только мне уже все равно, несколько отчужденное отношение к своим поступкам становится привычным. Со мной что-то не так, или мне только кажется? Хотя сейчас совсем не до самокопаний.
   Гораздо большее затруднение вызывают не угрызения совести, а собственная неопытность. Подобраться к сьеру Лерану не так-то просто. Жаль, что без заключения контракта я не могу почти ничего, разве только натравить на некроманта тень.
   А еще не следует забывать о лиссэ... Чертова лиссэ, пытающаяся навесить мне еще один камень на шею. То, что убийство творится чужими руками, не избавляет меня от ответственности, к сожалению.
   Еще два убийства и все закончится. Все пройдет и забудется. Больше никогда не попаду в подобную ситуацию...
   И ты действительно веришь в эту чушь, да, Настя? Хотелось бы верить.
   Улыбаюсь знакомым и незнакомым. В последнее время слишком часто улыбаюсь, вместо того, чтобы рыдать навзрыд. Но зачем позориться, зачем показывать слабость, если никто не поможет? Улыбайся, ведь это так раздражает... Улыбайся, ведь все "окей".
   Еще два трупа за спиной и свобода, хотя... Пожалуй, два - это излишне, почему бы не совместить обе проблемы? Пусть лиссэ поможет мне избавиться от некроманта и заодно получит свою плату за помощь. Только как заставить некроманта подписать со мной контракт?
   Скорее всего, мэтр Леран не такой дурак, чтобы заключить сделку со Сказочницей даже в невменяемом состоянии, не учитывая того, что привести его в такое состояние отдельная задача. А работать без контракта лиссэ не станет, и даже если мне удастся ее обмануть, сьер без малейших проблем избавится от паучихи. Потом же, абсолютно уверена, некромант обязательно заинтересуется тем, почему это лиссэ так неосторожно выбрала его, и я огребу очередную порцию неприятностей. Прямо "миссия невыполнима".
   И как же нам поудачней познакомиться, моя будущая жертва?
  
   Когда ты находишься в пограничном состоянии, то все меняется. Даже логика у них, находящихся на границе между тем и этим, своя. Шаманы, путешествующие в мире духов; провидцы и оракулы, застывшие в трансе; сумасшедшие, пьяницы, медитирующие - между всеми ними есть одно общее: они и здесь, и там, их сознание изменено, обычные законы повседневного мира отступают прочь.
   Есть еще одно такое состояние, в котором нарушаются правила реальности, состояние, в которое впадает каждый из нас - это сон. Для того, чтобы спать, не надо есть мухоморы, пить спиртное, сидеть, часами уставившись в одну точку. При этом спящего не удивит заманчивое предложение подписать некий уж-жасно выгодный договор. Мы склонны считать, что то, что видим во сне, не выйдет его за границу, только это не так.
   Очередной разговор с Тэком, и оказывается, что присниться кому-либо довольно легко. Сначала хотела поговорить с мамой, я так давно не видела ее, но потом передумала. Зачем бередить раны, это жестоко, да она и не поверит - моя родительница всегда была материалисткой и реалисткой.
   Возможно, именно поэтому навестила соседку по лестничной площадке. Тамара Петровна, полноватая тетка лет тридцати, мать двоих сыновей, во сне выглядела фотомоделью. То ли у бедняги развелись комплексы, то ли повысилось самомнение.
   Следовало спросить о маме, но у меня язык не повернулся. Не хочу слышать ни о том, как маме без меня плохо, ни о том, что про меня забыли. Не хо-чу.
   После сумбурного и бестолкового визита, посетила сон своей однокурсницы. Оказалось, что дома прошло больше года, и меня уже успели похоронить.
   Не так уж много людей пришло на мои похороны. Честно говоря, почти никого. И стоит ли после этого жалеть о покинутом доме?
   Мысли о том, что поговорить со сьером Лераном желательно во сне, стали посещать меня все чаще. Застать спящего некроманта гораздо легче, чем пьяного вдребезги, да и беседе в таком случае не помешают.
   Но на саму идею меня навела Тайка. Заглянув в таверну Мария, заметила сидящую над кружкой с пивом девушку. Специально искать встречи с Тайкой я не собиралась, просто именно это заведение оказалось по дороге. Обычно я ужинаю дома, но сейчас мэтр Хробениус ушел в гости, готовить было лень, поэтому перекусить в харчевне показалось хорошей идеей. Болтать с коллегой не тянуло, но и избегать ее было глупо.
   Разговор не клеился. Я уныло ковырялась в заказанной тушеной капусте с мясом, Тайка традиционно хлебала пиво.
   - Тайка, как ты думаешь, если ты убьешь кого-либо во сне, это будет заметно? Высока ли вероятность найти убийцу? - не то, чтобы я собиралась убивать сьера Лерана именно так, даже не было уверенности, что нанесенные во время сна повреждения остаются после пробуждения, но за спрос с меня пока еще денег не брали.
   - Убить кого-либо во сне, - Тайка рассмеялась, чуть не захлебнувшись, - кто тебе сказал такую ерунду?
   Но я же посещала чужие сны, или во сне можно только разговаривать?
   - Убей лучше его, тебя жестоко обманули, - цинично посоветовала сказочница, - нельзя попасть в чужие сны.
   - Зачем тогда нужны ловцы снов? - как-то нелогично получается: посещать чужие сны нельзя, а талисманы, ловящие сны, довольно популярны.
   - То, что нельзя гулять по снам, не означает их безопасность, - отхлебнув пива, пояснила Тайка, - всегда можно наслать на неприятную тебе личность кошмар, есть те, кто способен заглядывать в чужие сны...
   - И чем разница? - кислая капуста уныло висела на вилке. Все-таки кормят здесь не особо, лучше бы зашла куда-нибудь еще.
   - В том, что нельзя менять чужие сны по собственному желанию, - суховато сообщила девушка, - только смотреть и то не всегда.
   Смешные они: жизнь менять можно, а сны - нельзя?
   Если Тайка права, доверять Тэку нельзя. Но если мне не привиделось, если мои визиты не иллюзия, то у меня появился неплохой шанс.
   Убить, даже во сне, я не смогу, но вот заключить нужный мне договор - вполне. Осталось только узнать, действительны ли заключенные во сне договоры. Поинтересуемся у специалиста?
  
   Застать мэтра Инсидиуса удалось только дня через три. Похоже, дела идут не очень, иначе, зачем мэтру так суетится?
   Зато за эти три дня узнала, что большинство жителей не верит в то, что можно свободно гулять по чужим снам. После убедительнейших объяснений мэтра Хробениуса, я почти перестала доверять самой себе. Почти...
   Потому что я решилась присниться лиссэ. С Ордалией мы не только разговаривали, собственно сам разговор не вышел - получилась безобразная женская драка. Очнулась, к счастью, без каких-либо повреждений. Я уже решила, что нанести увечья в снах - нереальная задача, и даже сам разговор мог мне просто присниться, как меня навестила лиссэ.
   Скандал, устроенный ей, слышали все соседи, моя репутация безвозвратно испортилась, но, как ни странно, я была совершенно довольна. На шее лиссэ виднелись царапины, а скулу украшал внушительный синяк - у меня получилось.
   - Если ты убьешь меня, то и сама проживешь недолго, - шипела лиссэ словно рассерженная кошка, - ты не посмеешь нарушить договор.
   Да, договор это святое. Но она видела меня! Мне удалось, Ордалия помнит, что я ей приснилась.
   - И не собираюсь, - невозмутимо сообщила я, - только что мне помешает убить тебя позже?
   Лиссэ захлебнулась воздухом от ярости.
   - Не беспокойся, я пошутила, - если кого и убью, так это сидха, - а теперь уходи. Я позову тебя позднее.
   Правда, было одно небольшое ограничение - присниться получалось только знакомым. Мне надо было хотя бы раз увидеть кого-либо, чтобы войти в его сон. Так, хотя опыт с Ордалией оказался положительным, присниться Лерану так и не смогла.
   Что ж, осталось не так много препятствий - увидеть некроманта и узнать, действителен ли подписанный не наяву контракт. И оба эти вопроса мог легко разрешить один человек.
   Сначала подумывала обратиться к дружелюбному мэтру Харбо, но мэтр не дурак, давать ему компромат на саму себя - нелепо и опасно. Да и корысти помогать мне у него нет. Зато мэтр Инсидиус был идеальной кандидатурой. Никто не знает о действии контрактов лучше, чем родоначальник нашей Гильдии, да и с главой Цеха некромантов он знаком. Заодно сообщу ему о планах сидха. Конечно, Инсидиус догадывается о действиях Диниэ, но вряд ли знает точно. А облегчать жизнь сидха я уж точно не собиралась.
   Не факт, конечно, что мэтр согласится познакомить меня со сьером, более вероятно, что откажется. Но поговорить с ним необходимо.
   Выловить мэтра Инсидиуса получилось с большим трудом. Мне буквально пришлось круглосуточно дежурить в Башне, ожидая его прихода. На третий день повезло, и мэтр соизволил ненадолго посетить резиденцию Гильдии.
   - Мэтр, - торопливо соскочила я с кресла.
   - Легкой дороги, моя дорогая. Уж извини старика, совершенно некогда поболтать, - приглаживая бороду, отозвался Инсидиус.
   - Мэтр, это срочно и важно, - я поспешила догнать уходящего мэтра, - это касается дел Гильдии.
   - Милая Настя, неужели тебя все еще волнуют эти нелепые слухи, - огорченно покачал головой мэтр. Поднимался по ступенькам старик стремительно, будто молодой, поспевать за ним удавалось с трудом.
   - Ну что вы, мэтр, я хотела поговорить совсем о другом, - а о "слухах" предпочту услышать от менее заинтересованного собеседника, - видите ли...
   - Ну, хорошо, - сдался мэтр Инсидиус, приглашая меня в свой кабинет, - я выслушаю тебя, моя дорогая.
   - Это ненадолго, - утешила старика я.
   Рассевшись, мэтр приготовился слушать, а я вещать. Знать бы с чего начать...
   - Чаю, моя милая? - мэтр Инсидиус понял мои затруднения.
   - Нет, спасибо, - чаю можно попить в любом другом месте, - мэтр, скажите, действителен ли контракт, заключенный во сне?
   Мой вопрос казалось, даже не слишком удивил главу Гильдии. Мэтр сцепил руки в замок, чуть откинулся в кресле и улыбнулся.
   - Ты - шустрая девочка, - одобрительно заметил сказочник, - Тайка сделала неплохой выбор.
   Да? А мне, в последнее время, думается, что отвратительный.
   - Контракт заключенный где угодно, когда угодно, при любых обстоятельствах - клиенту достаточно подписать его, и договор вступает в силу, - продолжил мэтр.
   - Значит, если клиент подпишет его во сне...
   - То он все равно действителен, - подтвердил Инсидиус, невозмутимо помешивая чай.
   - Но Тайка говорила, что нельзя посещать чужие сны, - спохватилась я.
   - Моя дорогая Настя, Тайка не является таким уж неоценимым кладезем знаний, она склонна ошибаться. В следующий раз, при подобных затруднениях, обращайся лучше ко мне, - великодушно предложил мэтр. Именно так должен выглядеть и вести себя умный и добрый дедушка-волшебник. Ему хочется довериться, но я не могу, только не сейчас.
   - Ну что ж, Настя, раз это все, что тебя волнует...
   - Не совсем, мэтр. Я хотела попросить вас познакомить меня со сьером Лераном, - выпалила я.
   - И зачем же тебе это знакомство? - глаза мэтра Инсидиуса насмешливо сверкнули из-под кустистых бровей.
   - Видите ли, меня очень заинтересовала некромантия, - причина показалась неубедительно мне самой, про мэтра и говорить не стоило. Ладно, все равно попытка изначально была провальной.
   - Тебе не стоит врать, Настя, - осуждающе произнес Инсидиус, - у тебя все равно не получается.
   Возможно, мне следует научиться?
   - Простите, мэтр, - пожалуй, сказать правду - тоже неплохое решение, - просто мне не повезло задолжать услугу Диниэ, и он попросил меня избавиться от мэтра Лерана.
   Да, какая откровенность - молодец, Настенька! Но как-либо осуждать готовящееся убийство мэтр не стал, его больше заботили несколько другие вещи.
   - Ах, Диниэ-Диниэ, мой глупый мальчик, - хотя голос по-прежнему звучал по-доброму, складывалось впечатление, что старик разозлился, - как же не дает тебе покоя мое кресло.
   Я старательно пыталась подавить злорадство, но пока битва шла с переменным успехом.
   - Дорогой мэтр, мне очень не нравится поступок Диниэ, это ужасно. Вы куда лучше подходите на место главы Гильдии, я вас очень уважаю, но вы же понимаете, что отказать сидху не в моих силах?
   - Отказать, - задумчиво протянул Инсидиус. Кажется, мэтра посетила важная идея, - ну, что ты, моя дорогая, тебе не обязательно идти на такие жертвы. Пожалуй, получится познакомить тебя с Лераном, как раз скоро сьер затеял небольшой приемчик. Все свои, - пояснил он, - тебе понравится, милая леди.
   Глаза мэтра Инсидиуса зловеще сверкнули. Видимо, Диниэ ждут большие неприятности.
  
   Маленький приемчик оказался не таким уж маленьким. Конечно, особого опыта в посещении подобных мероприятий у меня не было, но размах поражал. Тысячи незнакомых лиц, блестящая круговерть. В пестрой суете ощущала себя какой-то потерянной, недаром говорят, что одиночество острее всего ощущается в толпе.
   - Леран, познакомься, наша новая Сказочница, - сопровождать мэтра Инсидиуса было скучно. Разговоры со старыми знакомыми, жонглирование непонятными намеками - меня так утомила праздничная суета, что я чуть не проспала долгожданное знакомство.
   - Очень приятно, - Сьер Леран оказался худощавым блондином с невнятным лицом и непонятным возрастом от двадцати пяти до сорока пяти. На лице блуждала неприятная улыбка.
   - Настенька - замечательный специалист, она подает большие надежды, - продолжал расхваливать меня мэтр. Комплименты особого удовольствия не доставили: мне не думается, что подавать надежды в качестве Сказочницы так уж хорошо. Гораздо приятней было бы их не оправдать.
   - Что ж, я рад, что вы нашли хорошую замену. Милада оказалась излишне сентиментальной, - как только речь зашла о моей предшественнице, я вся обратилась в слух, однако, услышать новые подробности не удалось.
   - Настя, моя дорогая, не могла бы ты оставить нас одних, - с любезной улыбкой обратился ко мне мэтр Инсидиус, - пройдись, поздоровайся со знакомыми.
   Чудесно, учитывая, что я никого здесь не знаю. Хотя, какая разница, все равно не собираюсь здесь задерживаться.
   Так, наяву с Лераном я уже знакома, теперь дело за малым. Понять бы только, зачем все это нужно мэтру Инсидиусу? Мне казалось, ему было бы выгоднее предупредить некроманта, а не помогать мне. Я опять запуталась.
   Разговаривать с кем-то во сне совсем не то, что в реальности. Спящие откровенны, спящие беззащитны, и, надо сказать, когда проснувшись, я обнаружила только что подписанный договор под подушкой, это вызвало лишь некоторое удовлетворение хорошо сделанной работой.
   Осталось только найти некроманту обещанную любовь всей жизни, и дело в шляпе, а с притупленными эмоциями разберусь позже.
  
   Встречи с лиссэ никогда меня не радовали, но, в последнее время, не доставляли они удовольствие и ей. Все-таки уметь ходить по снам довольно полезно - не пришлось бродить по Городу в поисках Ордалии, достаточно было просто назначить ей встречу.
   - Что ты хотела? - недовольно спрашивает паучиха.
   - Мне казалось, хочешь ты, - с легким удивлением смотрю в ответ, - вроде бы у нас была сделка. Зови свою сестру, и начнем.
   - Я уже думала, что ты решила обмануть меня, - кривится Ордалия. Лиссэ уже не рада, что связалась со мной.
   - И как ты могла такое подумать, - хмыкаю. Вроде бы, мы уже говорили на эту тему. - Давай быстрее, я, наконец, хочу сбросить этот груз со своих плеч.
   А потом, видимо, придется замаливать грехи.
   - Кто он?
   - Ну, какая тебе разница, - утомленно вздыхаю - все-таки ритуал дает о себе знать: первоначальное воодушевление быстро сменяется смертельной усталостью, - пойдем уже.
   - Кто он? - упрямо повторяет лиссэ, встав как вскопанная.
   - Это принципиальный вопрос, что ли? Какая твоей сестре разница, кого жрать? Или вы отказываетесь от платы? - это было бы замечательно, избавиться от лиссэ. Правда, лиссэ имели свою точку зрения.
   Гортензия присоединилась по дороге, и я шествовала со свитой из двух лиссэ. Как хорошо, что я, как оказалось, всегда могу найти своего клиента, пока не истек срок действия контракта. Разгуливать по Городу в такой кампании сильно напрягает.
   Клиент был не только найден, но и смертельно пьян. Сьер Леран вывалился из ближайшего питейного заведения, чудом удержавшись на ногах. На измазанной мантии гордо блистал невероятно чистый гильдейский знак.
   - Пьяный некромант? - с непередаваемым выражением лица осведомилась лиссэ. Сьер Леран как раз затянул особо лиричную песню. Случайные прохожие торопливо шарахались прочь от размахивавшего почти полной бутылкой самогонки главы уважаемого городского Цеха. Видимо, раньше Город дебошей бравого мастера не видел.
   - Инсидиус, скотина, сволочь старая, - немелодичное пение сменилось жалобами на жизнь. Видимо, сьер с мэтром не так уж хорошо ладят.
   - Ты шутишь, - взвизгнула Гортензия, - да он же из меня чучело сделает.
   - Не говори ерунды, у нас с ним контракт, так что он тебя полюбит как миленький.
   - Нет-нет-нет, - торопливо забормотала паучиха, отходя обратно в переулок. Ордалия от возмущения потеряла дар речи.
   - А что? Чем он тебя не устраивает? - мне даже стало немного обидно за сьерра Лерана. Никто-то его не любит.
   - Да весь Цех любителей мертвечины на нас потом сезон охоты откроет, - потрясенно прошептала она.
   - Да? - машинально переспросила я. Честно говоря, мне было все равно, что там будет дальше, - но, во всяком случае, с его стороны все будет сугубо добровольно. Сопротивляться сьер не станет, если вас это так волнует.
   - Они этого так не оставят, - вторила Гортензии сестра, - нас убьют.
   - И что? Разве это мои проблемы? В договоре ничего не было ни о каком "потом", тем более что, твоя сестра говорила, ей все равно кто.
   - Ты рехнулась, - Ордалия как-то посерела, сразу став несколько полинявшей. Гортензия прислонилась к стене, прожигая меня ненавидящим взглядом.
   - Значит, кандидатура вас не устраивает, - предположила я, ковыряя носком ботинка мостовую. Настроение стремительно повышалось.
   - Да, - на два голоса крикнули лиссэ.
   - Тогда откажитесь от договора, - давайте, вперед, мне же будет лучше, - все равно никого другого для вас искать не стану.
   - Будь ты проклята, - рявкнула Ордалия, лицо второй лиссэ перекосило от ненависти. Особенно мило такое единодушие смотрелось на фоне доносящихся ругательств раскачивающегося некроманта.
   - Это да или нет? - уточнила я.
   - Это - да, и катись ты в Бездну, - разозленные лиссэ исчезли в темноте переулка.
   Чудесно, теперь осталось только отыскать способ на время избавиться от некроманта, не убивая его. В конце концов, разве речь шла об убийстве?
  
   Многие попаданки мечтают о неземной любви. Кажется, в стремлении удачно выйти замуж и состоит основная цель попадания куда бы то ни было. Учитывая, что в качестве хорошей партии рассматриваются эльфы, дроу, вампиры, орки драконы, то некромант на их фоне выглядит вполне ничего вариантом.
   С Алисией я познакомилась на одной из улиц. Бедная девушка потерялась в незнакомом месте, сильно напомнив мне мой первый день в Городе. Через пару часов сидения в близлежащей кафешке мы уже были лучшими подружками, и мне поведали трагичную историю попадания.
   Свергнутая злобным дядюшкой принцесса, сбежала от узурпатора. С невероятным напряжением открывшая в последний момент межмировой портал, она надеялась обрести в Городе помощь в своей праведной борьбе против захватчика. Я не стала огорчать ее тем, что в Городе таких идиотов она не найдет.
   Еще минут через сорок у меня требовательно поинтересовались, что мы будем делать. По-видимому, бедняжка была свято уверена в том, что я обязана решать ее проблемы. И, кажется, ей повезло.
   Пожалуй, знаю одного достаточно влиятельного мага, способного помочь Алисии. Вот сьер Леран, которому была обещана любовь всей жизни, этим и займется. И, главное, разбираться с обидчиками возлюбленной он будет далеко отсюда. Дней десять он будет занят, а собрание за это время как раз успеет пройти.
   - Знаешь, Алисия, я знаю, кто тебе может помочь. Сьер Леран - замечательный маг.
   - А он хороший человек? - закапризничала принцесса.
   - Чудеснейший, - с энтузиазмом подтвердила я, вгрызаясь в пряник. Что ни говори, а поедание сладкого здорово успокаивает, - тебе он очень понравится.
   А ты ему тем более, недаром за пазухой ждет своего часа подписанный договор. Что ж, сьер, вот она, ваша судьба, уж не обессудьте, надо было менее расплывчато говорить свои требования.
   Когда через пару дней сьер Леран бросил свой пост, сбежав с сумасшедшей рыжей девицей, я ни сколько не удивилась.
  
   В последнее время мне часто стали наносить визиты. Теперь мне удалось на собственной шкуре проверить изречение про незваных гостей. Они, действительно, гораздо хуже любого татарина.
   На этот раз заглянуть соизволил мэтр Харбо. За дверью меня ждала впечатляющая картина: небольшой толстенький хоббит и высокая, полностью закутанная к черное фигура, из-под капюшона которой сверкают багровым глаза. Мэтр решил самолично доставить мой заказ. Как-то невежливо получилось, у меня вообще вылетело из головы его покупка. Вдобавок, подобная забывчивость выглядит подозрительно, наводя на мысль о настоящей цели моего визита.
   - Легкой дороги, ритра, - неприязненно поздоровался мэтр. Сложить два и два для некроманта не составило особой сложности, - вы не заглянули за своим заказом. У меня сложилось впечатление, что он не особо вам нужен.
   - Простите, сьер, мне так неудобно, - просто навалилось много работы, я закрутилась, - мой голос звучал все тише и тише, - выпьете чаю? - наконец, нашлась я.
   - Пожалуй..., - хоббит на мгновение остановился, обдумывая свои следующие слова, - предпочту отказаться.
   Лич неуловимо переместился, заставив меня вздрогнуть. Не очень-то приятно обнаружить на своем пороге обиженного некроманта.
   - Наверное, вам известно, ритра Настя, что сьер Леран недавно покинул нас...
   - Мои сожаления, - пискнула я. Конспирация у меня была никакая, хорошо хоть, в убийстве меня обвинить нельзя. Правда, именно на это всем в Городе плевать.
   - Не стоит. Не думаю, что вам действительно жаль. Но, наверное, вам будет интересно, что новым главой Цеха назначали сьера Эльтина, не так ли?
   - Я ничего не делала, - ну, или ты ничего не докажешь, по крайней мере.
   - Это не мое дело, ритра, - отрезал хоббит, - я был бы благодарен вам, если бы вы и впредь не вмешивали меня в свои дела. Также я бы предпочел, чтобы вы в дальнейшем обращались к другому специалисту. Не подумайте, что это-то что-то личное.
   Ну, что вы, сьер, я вас прекрасно понимаю. Зачем вам неприятности? С моей стороны было действительно нечестно впутывать вас в мои проблемы, неудивительно, что вы рассердились.
   В прочитанных мною книжках те, кого героиня впутывала в неприятности, стремились помочь ей. Может, в героинях чужих сказок есть что-то, чего нет во мне, иначе, почему в них так часто влюбляются? Однако обаянием природа меня обделила, позаимствовать немного у очередного клиента, что ли?
   - Вы обещали мне скидку, - нашла в себе силы улыбнуться я.
   - Я помню и не отказываюсь от своих слов.
   Жаль, что хоббит окончательно уверился в том, что я изначально хотела его использовать, но не объяснять же про случайное стечение обстоятельств. Все равно не поверит. Что ж, у этого знакомства продолжения не будет, и ладно. Мэтр Харбо мне понравился, но навязываться бедняге не стоит. Зачем портить ему аппетит?
   Осталось только решить, что делать с личем. Ненужная вещь, но дорогая, может, подарить кому-нибудь? Не выкидывать же нежить на улицу как какой-то мусор.
  
   Иногда я думаю, что остальные сказочники - чудовища, а иногда, что и я тоже монстр. Мне всегда казалось, что я - хороший человек, но, видимо, только казалось. Может, и раньше, где-то в глубине души, я знала, что ничем от них не отличаюсь. Почему-то же Тайка выбрала именно меня. Хотя, мэтр Инсидиус мог сказать правду, и ее выбор был случаен - это даже не удивительно.
   Привычный столик в глубине комнаты, ворчливый гном за стойкой, полумрак и две кружки пива.
   - Почему именно я? - не то чтобы мне это так уж важно, но отчего бы ни узнать.
   - Почему ты спрашиваешь меня? - Тайка вертит кружку в руках. Раздражающая привычка отвечать вопросом на вопрос.
   - Разве не ты пригласила меня в Город? - мои вопросы хотя бы риторические.
   - Я, - спорить Тайка и не собиралась.
   - Так почему?
   - Просто так. Считай это судьбой, - ухмыльнулась она.
   - И все? - недоверчиво переспросила я. Ответ оказался предсказуемым, но все же немного обидно. Просто так - и ты подвернулась первой, похоже на то, будто тебя случайно сбили машиной, и теперь извиняются: "я не хотел, просто так вышло". Кошмар.
   - А еще ты мне чем-то напомнила меня в молодости, - ностальгически протянула Тайка. Странно было слушать про молодость от, на вид, почти ровесницы, но зная своих коллег, я легко представляла себе, что они способны жить вечно. - Такая же наивная, непутевая, хотевшая все и сразу, причем даром.
   - Я не хотела, - возмутилась я. По-крайней мере, даром.
   - Разве?
   - Даже если и так, то какое тебе было дело до того? - я сжимаю кружку так сильно, что она того и гляди расколется.
   - Никакого, - честно смеются в ответ. - Я хотела тебе помочь, и разве ты не рада, что так вышло? Теперь ты можешь получить все, что захочешь.
   Вроде бы, именно такие слова мы говорим нашим клиентам, или мне так кажется?
   - Мы их обманываем, - что-то мне подсказывает, что реакция Тайки будет такой же как у Гонория.
   - Дураки хотят купить счастье за деньги, почему я должна им мешать? Мы осуществляем их жалкие мечты, получая при этом неплохие дивиденды.
   Ответная фраза Тайки резко царапнула слух. Прозвучало так, будто мы являемся всего лишь посредниками, а не инициаторами сделки.
   - Мы получаем наши дивиденды, все что захотим, в качестве платы за сделку, так? - медленно начала я. Тайка безмятежно кивнула. - А душа?
   - А что не так с душой? - недоуменно наклонила голову Тайка.
   - Душа ведь остается у клиента? - пожалуйста, скажи, что это так.
   - Разве тебе нужна чужая душа?
   - Нет, - шепчу я.
   - Тогда какие проблемы? - Тайка опять смеется, только смех звучит чуточку фальшиво. Или в помещении всего лишь плохая акустика.
   Лишь выйдя из таверны, я сообразила, что так и не получила прямой ответ на свой вопрос.
  
   Мне никогда не хотелось узнать будущее: раньше, дома, оно казалось мне серым и унылым; потом оно виделось мне чудесным, движением вперед, к мечте; сейчас я просто боюсь знать, что ждет меня впереди. Выбор, выбор... Иногда так сложно выбирать, особенно, если тебе предлагают все - могущество, силу, красоту - и почти даром. Взамен надо всего лишь выполнять свою работу, даже не надо обманывать - клиенты благополучно обманут себя сами. Что я теряю, в конце концов? Совесть? Но остальных она не мучает, ни коллег, ни заказчиков, почему же за всех должна отдуваться я одна?
   Вместо этого, я иду за советом к фее. Настоящей фее, а не той, которой одно время представлялась себе. Феи - лучшие провидицы Города, а мне хочется знать. Не то, чтобы я жду чего-то хорошего, все это просто не может кончиться хорошо.
   Над моей кроватью висит ловец снов - мне опять стали снится кошмары. И нет даже тени сомнения в том, правильно ли поступаю - я поступаю неправильно.
   Наверное, не стоило сниться своим клиентом. Но я не хочу окончательно запутаться в паутине обмана, не хочу, чтобы мне врали в лицо, чтобы я врала самой себе.
   Лиара не была счастлива: постоянные измены мужа, нелюбовь придворных, шепотки за спиной, неприязнь тестя. Она чувствовала себя чужой во дворце, ей было одиноко. Мне было жаль, только девочке следовало хорошенько подумать, прежде чем охотиться на своего принца.
   Я навестила не только первую свою клиентку, я навестила их всех - и всегда кто-то был несчастен, правда, не всегда заказчик. Вполне хорошо поживал великий визирь, ставший благодаря удачной женитьбе султаном. А вот узнать, была ли счастлива его жена, я не смогла - предприимчивый мужчина ухитрился казнить несчастную за супружескую измену.
   Мои сказки все меньше напоминали сказки, а все больше реальную жизнь, причем не особо хорошую. Пришлось признаться, что мы не только забираем непомерную плату, но и продаем что угодно, но только не счастье.
   Что я хотела добиться от предсказательницы, наверное, не знала я сама. Не знала я также, нужно ли мне купленное такой ценой счастье. Если подумать, я плачу намного меньше остальных за свои фантазии. Всего лишь душевный покой, какие, право, пустяки!
   - На что будем гадать? - спросила зеленоглазая красавица. В комнате пахло дымом, в углу расположилось старое зеркало, на столе лежал небольшой ножик. Почти как в моей рабочей комнате.
   - На будущее, - решилась я.
   - Плату вперед, - видимо, фея сомневалась в моей кредитоспособности.
   - Хорошо. Сколько, - доставая кошелек, поинтересовалась я.
   - Пять куэ, - фея взяла протянутые монеты, и ссыпала их в небольшую коробку. - Дай руку.
   Увы, традиционные методы цыганок фея не практиковала, поэтому резко полоснула по протянутой руке ножом. От неожиданности я дернулась.
   - Осторожней, - буркнула фея, капая моей кровью над небольшим зеркальцем. Кровь исчезала в никуда, а зеркало все темнело и темнело. Наконец, фее показалось достаточно, и она отпустила мою руку, потянувшись за кальяном.
   - У тебя есть два пути, - куря кальян, произнесла фея. Огромные глаза закатились, голос звучал хрипло, с небольшим надрывом.
   - Всего два? - скептично протянула я. Гены рационалистки-мамы проснулись как всегда не вовремя.
   - Остальные уже закрыты, - объяснила фея, заложив ногу на ногу. Как она умудрялась говорить, не отрываясь от кальяна, оставалось загадкой.
   - И какие это пути?
   - На одном из них ты потеряешь себя, зато приобретешь то, к чему так стремилась...
   - А на другом?
   - А на втором ты умрешь.
  
   Я сижу на краю обрыва, свесив вниз ноги. Я и обрыв - это немного символично, даже забавно, жаль, что мне совсем не до смеха. Текущая внизу вода притягивает взгляд, завораживает. Река стремительно бежит, равняясь на жизнь.
   Каждое наше решение, всякий поступок имеет свои последствия. Только вот плата за них разная: пропускал пары - не сдал экзамен, проиграл поединок - умер, проиграл войну - потерял страну. Всякое действие измеряется невидимой мерой и получает свою награду, ибо сказано: "не сейте ветер, не то пожнете бурю". В общем, как-то так.
   Наверное, это и есть долгожданная взрослая жизнь, когда все надо решать самой и отвечать за все тоже самой.
   Я бросаю в реку камешки и они, вот незадача, тонут. Один камешек, другой камешек - счастье, душевный покой, мечты, доверие, надежды - все тонет вместе с ними. Что ж, и царствие им небесное.
   Кажется, детство окончательно сдохло. Околело и сдохло словно старая кляча.
  

Глава 10

   Мой Город похож на глянцевую открытку: красивый пейзаж, счастливые зрители, а за кадром - пустота. Огрызок мира, несколько кусочков паззла, а дальше справится воображение. Раньше я и не понимала, сколько всего нам приходится додумывать самостоятельно. Симпатичный парень улыбнулся, пройдя мимо - ты ему понравилась, преподаватель нахмурился на экзамене, значит, хочет тебя завалить. И главное не задумываться, что у актеров и декораций твоего спектакля там, где-то за кадром, есть своя жизнь. Иначе окажется, что вокруг тебя пустота и одиночество.
   Но одиночество давно меня не пугало. По-крайней мере, также сильно как люди и собственная одержимость. Меня будто переклинило: выяснять, откуда что возникает, стало насущной необходимостью. Вопросы мучили меня, не давая покоя, а поиск ответов не приносил толка.
   Особенно волновал меня Город. Если, по всеобщему мнению, он возник на дороге между мирами, то откуда течет река и кто придумал вечное солнце? А постоянная осень, надо согласиться, смотрится хоть и чудесно, но совершенно неестественно.
   В Городе я не страдала от отсутствия водопровода и канализации, а новые районы при возведении необходимых зданий, казалось, возникали сами собой. Сама концепция Города настолько не вязалась с физической картиной мира, выученной в школе, что я впадала в когнитивный диссонанс.
   Город точно не был планетой, но приемлемая атмосфера и физические законы пародировали земные. С другой стороны, у Города были границы, как я смогла выяснить опытным путем. За стеной то ли леса, то ли парка разлеглась пустота. Некая мутная пелена тумана, вечно двигающееся марево - так и должен выглядеть первозданный Хаос.
   Выглядело так, будто какой-то шаловливый и безответственный бог решил создать свой уютненький камерный мирок, но в спешке не докончил начатое. Углубляться дальше в марево не выглядело хорошей идеей, и на этом выяснение границ моего нового дома завершилось. На расследование я убила кучу времени, уложившись в несколько здешних дней, но не жалела об этом. Пусть один раз пришлось заночевать в леске, зато можно поставить галочку напротив пункта "отдых на природе" и с чистым сердцем возвращаться к работе.
   Искусственность Города меня не расстроила, не напугала и даже не удивила. Такое развитие событий предполагалось уже давно и сюрпризом не стало. Но, если честно, меня пугала возможность того, что за фальшивым глянцем прячется оскал Бездны.
   В последнее время мне постоянно снилась Бездна. Она пристально смотрела прямо на меня, а я смотрела в ответ. Внутри сна нам поразительно быстро удавалось находить взаимопонимание. Мы не говорили в обычном понимании этого слова, но какое-то общение, обмен информацией между нами происходили.
   Бездну нельзя было назвать злой, скорее, она была... голодной. И, там, в нереальности, я знала, что оно легко сожрет мою душу, стоит чуть зазеваться, но меня сей прискорбный факт, увы, не волновал.
   Когда повторяющиеся сновидения мне окончательно наскучили, я подвесила над кроватью ловец снов, а потом доставала добычу из паутины. Из пойманных нелепых кошмаров плела тонкие кружева нереальности, окутывая ими свой рабочий кабинет.
   Таинственная атмосфера благоприятно воздействовала на клиентов, вызывая подсознательную веру в возможность чуда. Заказы выполнялись влет, фантазии бились через край. Я обворожительно улыбалась клиентам и организовывала очередное чудо, которое оные так жаждали.
   Любовные истории виделись мне липкими, надоедливыми и банальными, так что для меня особым шиком стало вносить в заказы "изюминки", да так, чтобы покупатель ничего не заметил.
   Девица, возжелавшая жить вечно со своим вампиром, стала приведением - и представляя, как они занимаются любовью, я тихонько хихикала. Еще одного недоумка, мечтающего об эльфийской принцессе, пообещала вселить в тело эльфийского же принца. Свое обещание я выполнила, а то, что принц - дроу, так дроу что уже не остроухие? А то, что его отравили на пятый день после династического брака с возлюбленной, то я уж совсем не причем - осторожнее надо быть.
   И почему все так хотят жить вечно? Лично мне, например, хватит десятка-другого тысячелетий.
   Доминировало преимущественно хорошее настроение, я постоянно смеялась и шутила. Для меня стало нормальным танцевать босиком на крышах, пить, не пьянея, флиртовать с незнакомцами. Окружающие моего энтузиазма не ценили. Мэтр Хробениус стал меня избегать, а обычные горожане шарахались в стороны, когда я шла по улице. На шепотки за спиной, жесты от сглаза и порчи, страх и проклятия - на все отвечала безмятежным весельем.
   Зато мне в кои-то веке удалось поладить с коллегами. Мы играли в кости с Освальдом, бродили с Тайкой по сомнительным заведениям, распевая пьяные песни, навели шороху в одной из ближних технических мирков за кампанию с Гонорием. Единственным исключением оставался Диниэ, но и для него у меня нашлось нечто особенное - как оказалось, украсть чью-либо удачу проще простого.
   Ничего постыдного в своем поступке я не видела: в конце концов, оказать поддержку ущемляемому старику мой долг. Да и лишняя удача в хозяйстве пригодится.
   Но мэтр Инсидиус мое стремление помочь не оценил. Дело дошло до того, что мэтр оторвался от подготовки к собранию Магистрата, и вызвал меня на приватный разговор.
   - Девочка моя, мы не обманываем наших клиентов ни прямо, ни косвенно, - вроде мэтр сердился, но отчего не понятно - я точно следовала букве договора. Как меня и учили.
   - Настя, шельмовать с контрактом - последнее дело, - мои объяснения старика не убедили от слова совсем, - если все наши клиенты станут умирать, или их желания всегда будут выполняться с подвохом, это плохо повлияет на нашу Гильдию. Репутация прежде всего!
   - Я всего лишь хотела немного повеселиться, - раскаянья я не чувствовала. Какая ерунда, мы ведь и так их обманываем.
   - Милая леди, это совсем другое дело. Мы никого специально не вводим в заблуждение. То, что навоображали заказчики - уже их проблемы, - раскрыл разницу между обманом и самообманом Сказочник, - запомни, честность - лучшая политика.
   Я подтянула ноги к груди и поставила на них подбородок, сидеть в присутствии мэтра выпрямив спину и сложив руки на коленях - пройденный этап.
   - Ладно, - походу, придется искать новый источник развлечения, - больше не буду. Кстати, мэтр Исдиус, возьмите меня на Собрание. Никогда на нем не была, а посмотреть очень хочется.
   Я уставилась в глаза мэтра прямым и честным взглядом хорошей девочки.
   - Ну что ж, девочка моя, если тебе так хочется, - со вздохом согласился мэтр.
   Очень хочется. Полюбоваться на крушение надежд противного согильдейца - приятное времяпрепровождение.
   На сем торжественном моменте аудиенция закончилась, и я вернулась к ничегонеделанью.
   Про сидха мэтр даже не упомянул, и мне стало понятно, что скоро у нас опять будет недобор штата. Как бы ухитриться уговорить мэтра поменять мне специализацию - я бы вполне неплохо смотрелась на освободившемся месте. А то от романтики уже изжога.
  
   Когда человек внезапно сильно меняется, то у изменений должна найтись причина. Но мой характер испортился совершенно на пустом месте. Просто однажды, бах - и я уже проснулась другой.
   С этим надо было что-то делать: новая я пугала окружающих, и точно бы не понравилась моей старой версии. Но, вот незадача, я совершенно не хотела возвращаться в прежнее состояние.
   Меня восхищало мое отражение в зеркале, новый имидж был именно таким, о каком всегда мечтала, а легкое отношение к миру и окружающим приводило в восторг. Я смотрела на реальность кошачьими равнодушными глазами и готова была пройтись хоть по горам трупов ради достижения призрачной цели, исполнения любой прихоти. У женщины ведь должно быть право на маленький каприз?
   Я была смертельно больна и не хотела лечиться.
   Но таинственные изменения затронули не только мою скромную персону. Сидх снизошел до нашей дружной кампании.
   На стихийно организованные посиделки для членов гильдии он заявился незваным и попытался организовать то ли митинг, то ли собрание. Как я поняла, ему была необходима наша поддержка - дела его шли совсем плохо.
   - Инсидиус давно не выполняет свои обязанности. Его методы изжили себя, - на мой взгляд, попытка пропаганды со стороны сидха выглядела откровенно жалкой. Утопающий хватается за соломинку, ммм?
   - Да неужели? - с нарочитым сомнением воскликнула Тайка. Раздались приглушенные смешки.
   Остальным сказочникам затруднения Диниэ казались забавными, раньше я бы посочувствовала попавшему в западню сидху. Но заповедь "падающего - толкни" будто кто-то вырезал огненными буквами в моей голове.
   - Зачем притворятся, будто все идет по плану? Все помнят, что нам обещали и что мы получили взамен? - в голосе сидха звучала приглушенная злость. Опять бедняжке что-то недодали...
   - Ты хочешь сказать, что нас обманули? - задумчивым тоном спросила Ольгерда. За невинным видом скрывалась насмешка - она змеилась в чуть искривленных уголках губ, притаилась в злых глазах.
   - А разве нет? - сидх не мог обмануться, принять подначку за поддержку, ведь фальшь видела даже я. Не мог - но обманулся.
   - Ну, у каждого может быть свое мнение, - великодушно разрешил Освальд, поигрывая мышцами. Комнату вновь наполнило инфернальное веселье.
   Мы походили на стаю волков, играющих со своей добычей. А то, что добыча пока огрызалось - это хорошо, тем больше веселья.
   - Вы сами не понимаете, насколько глупы, - до Диниэ дошла бесплодность его попыток, - вы запутались в собственной паутине, висите на нитках - но думаете, что свободны.
   И сидх хлопнул дверью.
   После его ухода на миг воцарилась тишина, а после помещение снова наполнил шум. Слова сидха не произвели на нас особого впечатления, хотя, казалось бы, кому знать цену слова как ни нам.
  
   Здание Магистра в знаменательный день был заполнено чуть более, чем полностью. Любопытствующие не погнушались стоять несколько долгих часов. Пока за закрытыми дверями шло обсуждение. Следовало учитывать и то, что все присутствующие - персоны в Городе влиятельные. Приветливо кивнув знакомым, я прислонилась к двери. Ждать придется долго, а наглости прийти на закрытое совещание у меня пока не хватило.
   Вот когда начнутся открытие прения и будет выноситься решение, станет веселее. По словам толстого купца-нерга, совет глав городских Гильдии и Цехов мог тянуться весьма и весьма долго. Что ж, подождем.
   Колонны обвивал антимагический плющ, поглощающий из окружающего пространства магию. Весьма предусмотрительно - в пылу дебатов многие переходили на тяжелую аргументацию, способную разнести в клочья половину Города.
   Вокруг шли нескончаемые обсуждения и споры. Выдвинутое против мэтра Инсидиуса обвинение оказалось очень серьезным, но то, что хитроумный сказочник опять выкрутится, никто не сомневался.
   За толстыми деревянными дверями шло судьбоносное обсуждение. К сожалению, толщина дверей не позволяла подслушать, хотя некоторые предприимчивые и нетерпеливые жители попытались.
   Разговорившись с одним из корабелов, внезапно выяснила, что Диниэ несколько ошибся в оценке своих шансов. Как оказалось, глава Гильдии корабелов неожиданно решил передумать и переметнулся на сторону мэтра. Учитывая, что Энельд Беловолосый - фигура внушительная, несколько мелких гильдии предпочли последовать за ним.
   Высокий и вежливый эльф объяснил метания своего начальства тем, что тот выступил за всеобщее примирение. По мнению Энельда, столь стремительные кадровые перестановки не принесут ничего, кроме вреда. У подобного консерватизма должна была быть своя причина.
   Цех некромантов тоже преподнес сюрприз. Главой гильдии, при неоценимой поддержке Инсидиуса, оказался родственник Энельда.
   Некоторые ортодоксы считали, что незапланированная отлучка мэтра Лерана не повод отстранять того от должности, но мнение большинства перетянуло. Тем более его старый приятель, мэтр Инсидиус намекнул. Что в ближайшие лет сто возвращаться в Город Леран не намерен.
   Заглянувший на огонек Гонорий поделился анекдотом и предложил не маяться дурью. Все равно, мол, решение прогнозируемо, и стоять несколько часов, ожидая заранее известную новость - нерационально.
   Заодно, гнолль рассеял туман, скрывавший истинную причину благожелательности корабела. Беловолосый давно хотел увидеть своего родственничка главой Цеха, и когда мэтр пообещал свою помощь, недолго думал. Порадовался и некромант: парень давно мечтал занять чужое место.
   Что ж, раз мэтру с моей помощью удалось осуществить подкуп якобы честнейшего из жителей Города, обладающих властью, и получить вместо одного голоса два, то беспокоиться за него точно не стоило.
   Благодарный Беловолосый сделал даже больше, примирив мэтра с Гильдией Ткачей. Диниэ ужасно не повезло.
   Я восхищалась ловкостью мэтра, но одновременно меня глодало какое-то неприятное чувство. Мне почему-то, на самом краю сознания, чудилась паутина, в которой мы все запутались.
   И было, почему-то, мучительно жалко. Непонятно кого я оплакивала - детские мечты, собственные смешные фантазии, незаметно исчезнувшую добрую девочку Настю. Жалеть саму себя - непродуктивно, жалеть других я разучилась.
   У нас в Гильдии никто никого не жалел. Было непринято.
   И даже друзей. Да и были ли, смотря правде в глаза, у нас друзья? Очень сомневаюсь.
   Леран был другом мэтра, но помешать его предполагаемому убийству тот и не подумал. Знал, что я не смогу снова убить, или в политике нет друзей? Понятия не имею. Но ситуацией мэтр воспользовался на всю катушку.
   Зато теперь точно знаю, что мэтр - полная сволочь, и мне плевать.
   В победе мэтра Инсидиуса я ни капли не сомневалась. Как оказалось, правильно.
  
   После того, как Магистрат вынес свое решение, я поспешила найти сидха. Бедняга срочно нуждался в утешении.
   Нашелся страждущий легко - от его фигуры веяло такой яростью, что округ образовалось пустое место. Приближаться к сидху, выглядевшему раненым зверем, рисковали немногие. И только я подошла попинать поверженного соперника.
   - Кажется, мне надо посочувствовать. Наверное, это нелегко, потерять все, - слащаво улыбаясь, протянула я противным тоном пай-девочки.
   - Неужели ты думала, что сумеешь просто так извратить мою просьбу?
   Какую просьбу, милый? Неужто просят так, что это больше похоже на ультиматум?
   - Разве я обещала тебе хранить молчание? - можно подумать, это такая уж тайна. - Признайся честно, из тебя вышел преотвратный интриган.
   Мои слова вывели сидха из себя - он позорно быстро потерял равновесие. Еще чуть-чуть, и на меня набросятся с кулаками. Странно, со всегда хладнокровным Сказочником такое проигрышное поведение не вяжется.
   - Инсидиуса тут нет, тебе никто не поможет. Да и нашему мэтру плевать на твой подхалимаж, - неправильно оценил мое поведение сидх. Если бы я постоянно надеялась на чужих, то давно бы умерла.
   - Я могу помочь себе сама, - за спиной ощерил клыки Блэк. Спокойно, тише, мальчик, справлюсь сама
   - Да неужели? - возле моего лица сверкнули острые как бритва когти, но я и не подумала уклониться.
   По ходу, сидх решил оторваться на мне за свой проигрыш. Будем откровенны, я его спровоцировала, но ему придется улучшать свое настроение где-нибудь в другом месте, ибо нефиг.
   - Я больше тебе ничего не должна, и я уже тебя не боюсь, - я ничего уже не боюсь, - можешь попробовать убить меня, тогда после навещу тебя во сне, посмотрим, как ты выкрутишься, - с вызовом посмотрела на него. Вести себя так, будто кто-то, вызывающий доверие, лично пообещал мне бессмертие - дурной тон, но ничего не могу с собой поделать.
   - Нельзя посещать чужие сны, - моя угроза не произвела на сидха впечатление, он лишь равнодушно прищурил желтые глаза, - тем более то, что происходит там - не реально.
   - Проверь, - смеюсь. Проверь, дай мне повод убить тебя.
   Тэк считает, что убить во сне проще простого, мэтр знает, что сны тоже реальны. Кто же такой Тэк, и что же такое наш добрейшей души мэтр? О том, во что превращаюсь я, лучше не задумываться.
   Мэтр Инсидиус подкрался неслышно, как кошка. Мы обратили на него внимание лишь после настойчивого старческого кашля. Но если я просто обернулась, то Диниэ отчетливо вздрогнул. Читать чувства и эмоции других становилось все легче - если бы не полное равнодушие к другим, то возникшие способности назывались бы эмпатией.
   - - Твоя глупость стала утомлять меня, мальчик мой, - укоризненно покачал головой мэтр. Цепкие глаза с жестким прищуром окинули незадачливого интригана с ног до головы, - неужели ты считал, что эта выходку сойдет тебе с рук?
   Диниэ стал аккуратно отступать подальше от главы гильдии. Его поведение показалось мне весьма экстравагантным. Не думает же сидх, что его будут убивать прямо в помещении Магистрата?
   - Беги, мальчик мой, беги, но я все равно тебя найду.
   Сидх, позорно слив конфликт, предпочел ретироваться. Больше в Гильдии я его не видела и дальнейшей судьбой неудачника не интересовалась.
  
   Из каждого зеркала по-прежнему скалилось нечто, ловец снов уже не помогал, и приходилось занавешивать все зеркала темной тканью. Лица клиентов стали исчезать из памяти - они больше не имели значения, прохожие сливались в одну, весьма зловещую фигуру.
   - Тебе надо остановиться, - сочувственно говорил Тэк. Возникнув, как всегда из ниоткуда, он присоединился к моей традиционной прогулке.
   Сказать ему, что ли, что в Гильдии алхимиков о нем никто никогда не слышал? А, ладно, лень.
   Кажется, ты, Настя, нашла себе воображаемого друга. Интересно, его хоть прохожие видят, или, по их мнению, я общаюсь с пустотой?
   - Со мной все в порядке, - если человек до последнего не хочет замечать очевидного, то его никто не способен заставить. Я видела, что вишу над пропастью - но состояние невесомости привлекало как огонь мотыльков.
   - Сама знаешь, что нет, - качает головой неизвестно кто, - попробуй бороться, иначе не заметишь, как тебя сожрут с потрохами.
   - Почему я должна тебе верить? - вяло интересуюсь. Выяснять отношения мучительно не хочется, но и слушать проповеди тоже.
   - Потому что тебе больше некому верить, тебе ведь все врут, - звучало так, будто Тэк претендует на истину в последней инстанции.
   Какое безапелляционное заявление. Парень, да я сама себя прекрасно обманываю - достаточно не спрашивать, не замечать, не размышлять, жизнь сразу станет проще.
   - Ну, мэтр Хробениус, - о старом крысолаке вспомнила чисто из чувства противоречия. Но, откровенно, он действительно пытался мне бескорыстно помочь. Или я просто не замечала, в чем его выгода.
   - Старый крысолак, - фыркнул Тэк, показывая прекрасную осведомленность о предмете разговора, - он даже не разберется, что с тобой не так.
   Откуда лже-алхимик вообще знает о моем домовладельце? Вопросы, вопросы...
   - А со мной что-то не так? - из вежливости переспросила я. Разговор изрядно наскучил.
   - Не ври себе, это глупо и бесполезно. От того, что ты закрываешь на происходящее глаза, реальность не изменится, - Тэк провел рукой по стене одного из зданий, - ненавижу это место.
   В этом с ним согласиться не могла - Город я любила до беспамятства.
   - Тогда уйди, - смысл его страдания мне был непонятен. К чему такие страдания, если к твоим услугам вся Вселенная?
   - Ты думаешь, если бы это оказалось в моих силах, я бы задержался тут даже на минуту? - горько улыбнулся собеседник.
   Откуда мне знать? Лично я согласна провести в этой осени вечность.
   - И, знаешь, на твоем месте, тоже не стал бы задерживаться, - продолжил Тэк.
   - Не навязывай мне свои предпочтения, - сочтя разговор бессмысленным и оконченным, попыталась распрощаться. Но Тэк изо всей силы вцепился в мой локоть, и сбросить его руку не удалось.
   - Да отвяжись ты, - прошипела. Между моих пальцев заплясали молнии - недавно выученный фокус требовал применения.
   - Я думаю, стоит договорить, - объяснил свои действия навязчивый знакомый. Можно подумать, мы только что не говорили.
   - Почему ты вообще ко мне привязался? - рассердилась в ответ. То, что знакомство пригодилось - нельзя отрицать, но сейчас назойливость парня меня напрягала.
   - Думал, ты поможешь мне, - откровенно сознался он, - сначала я - тебе, потом ты. Ты ведь вляпалась в очень неприятную историю, девочка, и тебе очень нужна помощь.
   - Ну почему именно я?! - взвыла, распугав немногих прохожих и несколько теней. Не нужны мне подозрительные услуги от еще более подозрительных типов, я их не заказывала.
   - Потому, что больше некому. Гости Города благоразумно надолго не задерживаются, а постоянные жители привыкли видеть только иллюзии. Ты появилась здесь недавно, и твой взгляд не настолько замутнен. Ты еще способна уйти.
   - Да? И именно поэтому, ты не мог прямо сказать, что не так? - презрительно уточнила. Моя везучесть не нуждалась в подтверждении - отыскать единственное в Городе приведение, которое вижу только я.
   - Я намекал тебе, - собеседник тоже рассердился, - но ты не слушаешь.
   - Ты несправедлив, я слушаю, - ветер закружил кленовые листья, запутался в моих волосах. Мне чудится, или городской ветер пахнет склепом?
   - Но не слышишь, - уточнил Тэк, вытаскивая из моей новой прически застрявший листик.
   - Хочешь сказать, что Город - Зло, - я закатила глаза. Как надоел вечный пафос, все эти слова с большой буквы - Любовь, Верность, Честь, Зло, Добро. Разве в настоящей жизни так бывает?
   - Нет, - безмятежно улыбнулся Тэк, развеивая мои сомнения, - Город нельзя назвать злым, он просто пустой. А там, где пусто, часто заводится разная... плесень.
   - Прости? - кажется, камешек летел в мой огород.
   - Я говорю о том, - пояснил парень, - что Город - только своеобразный прокол между мирами, разноплановыми Вселенными. Все, что нас окружает, только внешняя сторона, на самом деле, Город не такой как на первый взгляд. Своеобразное место полного равновесия, где одинаково возможно проявление любых сил.
   - Кто ты такой? - что толку ходить вокруг да около, ведь, кажется, наступил день полной откровенности.
   - Странный вопрос, - пожимает плечами очередная загадка, - даже не знаю, что ответить.
   - Только не говори, что - человек, - предупредила. Не надо мне врать, иначе мне не выплыть - во всей этой лжи я утону.
   Мы давно никуда не шли, неспешная прогулка в один момент прервалась, превратившись в дуэль взглядов. Над Городом застыло фальшивое солнце, смеясь над нашими жалкими попытками найти общий язык.
   Когда я перестала доверять всем подряд? Теперь даже добрейший мэтр Хробениус - гнусный обманщик в моих глазах. Знал бы об этом старый крысолак...
   - С чего ты взяла, что я не человек?
   Здрасти, приплыли.
   - Мне кажется, кроме меня, тебя никто не видит. Ты всегда появляешься, когда мне надо. Ты умеешь то, что считают сказкой большинство жителей Города.
   - Они о многом не знают или, как и ты, предпочитают не догадываться, - отмахнулся рыжий парень, - но возрадуйся, ты угадала. Но что тебе с этого знания?
   Ни-че-го.
  
   На вид ей было не больше пятнадцати. Хотя, любви все возрасты покорны.
   Худая, какая-то встрепанная, откровенно некрасивая. Очередная Золушка. С такими темпами, все принцы кончатся. Ладно, перейдем на прекрасных нелюдей. Вроде бы, началась мода на вампиров.
   - И что же ты хочешь? - скучно вопросила девицу. - Он тебя не любит, а нужна любовь до гроба? Хочешь стать принцессой, жить вечно, неотразимую красоту?
   - Нет, - удивленно откликнулась та. Надо бы узнать ее имя, а то как-то неловко получается.
   - И что тогда? - с интересом подалась вперед. Неужели, что-то новенькое?
   - Он меня, правда, не любит, зато я его больше жизни, - раскрыла секрет девица. Я разочарованно откинулась назад - ничего неожиданного не предвидится.
   - Зато он любит Роксану, жить без нее не может. Любые ее капризы выполняет, даже с риском для жизни. Недавно Рокси попросила его достать голову дракона, - на сем трагичном моменте посетительница всхлипнула, - а этот наивный дурачок взял и пошел. Знаете, сколько раз мне приходилось его чуть ли не с того света вытаскивать? Но Айвен ведь меня не слушает, что ему мои слова. А я просто хочу, чтоб он был счастлив.
   - И что конкретно ты хочешь? - чего добивается от меня гостья, я не поняла. Вроде его любви ей не надо, но зачем тогда она заявилась в Город?
   - Пусть она полюбит Айвена. Заберите мою душу, мне не жалко, но пусть он будет счастлив, - решительно взмахнула головой девчонка. Слезы текли по ее щекам, но она их не замечала.
   - Мы не берем чужие души, - что угодно, но не души. Зачем они мне нужны?
   - Не надо, не врите, я все знаю. Я готова отдать свою душу за исполнение желания, я понимала, на что шла.
   - Может, пусть он лучше любит тебя? - предложила свой вариант я, переводя тему на обсуждение условий договора.
   - Но он же ее любит, по-настоящему, - неуверенно теребя рукав смешного одеяния, она смотрела на меня лучистыми глазами. Мне с трудом удалось подавить раздражение, ее самопожертвование бесило меня.
   - А полюбит тебя. И тебе даже душу не придется отдавать, - все одно она мне не нужна.
   - Перестаньте. Моя мать была Сказочницей. Ее звали Милада. Не знаю, может быть, вы слышали.
   Как тесен мир, поверить невозможно.
   - И что с ней случилось? - поинтересовалась судьбой предшественницы я.
   - Ее убили.
   Жаль, но я ни капли не удивлена. Скорее, конец Милады закономерен. Мэтр Инсидиус не любит отступников, ему ни к чему те, кто раскрывает тайны Гильдии.
   - Так, зная все, ты все равно намерена заключить контракт? - с сомнением рассматриваю смешную пигалицу. Не забыть бы, наконец, разобраться в глупейшей ситуации с несуществующими душами. А то, чем дальше, тем больше я напоминаю Чичикова, озабоченного приобретением мертвых душ.
   - Счастье Айвена того стоит, - девчонка потянулась за пером, чтобы одним его росчерком перечеркнуть собственную жизнь. Он того стоит? Он сможет оценить ее порыв, или она пожалеет о своем решении на следующий день - не мое дело.
   Мне не стало стыдно, я удивилась - чужое бескорыстие для меня превратилось в аналог вечной любви. Все о ней слышали, разговоров много, но своими глазами никто не видел.
   - Знаешь, а обойдемся-ка мы без контракта, - решительно заключила я, вытаскивая неподписанную бумагу из рук жертвы.
   Теперь объяснение Тайки о причинах того, зачем она связалась со мной, не виделись мне надуманными. Девчонка так напоминала мне меня саму, что помощь ей смотрела как услуга самой себе. Протянутая рука в прошлое.
   - Но... Разве так можно? - засомневалась девчонка.
   - Посмотрим, кто попытается нам запретить, - залихватски подмигнула я, - фея я или нет, в конце-то концов.
  
   Тайка соврала мне, и Городские суеверия вышли не такими суеверными, как предполагалось. Мы действительно забирали души, вот только шли они не нам.
   Ощущать себя посредником с Бездной было... тоскливо. Это танцы над пропастью, детка, один неверный шаг и...
   - Неужели ты думала, что своими детскими фантазиями можешь изменить мир? - скептически поднимает бровь мэтр Инсидиус, и я кажусь себе маленькой глупой школьницей.
   Когда-то, именно так я и думала. Потом я начала считать, что для изменения мы тянем силу из заказчиков, но жизнь, по привычке, оказалась куда запутаннее.
   - Мне снится оскал Бездны. Мэтр, уж извините за столь громкие слова, - я присела на подоконник, вытянув ноги, - но это пустяки. Для чего мы нужны, мэтр? Если мы так уж бесполезны?
   - Изменение реальности вещь хлопотная и довольна затратная. Мы нужны для того, чтобы найти точку бифуркации, то минимальное воздействие, которое изменит все. Но, поверь, мы получаем достаточно комиссионных, - маска Инсидиуса постепенно спадала, и я поняла, что мы странно похожи. Будто нас кто-то лепил по одному образу.
   - А они? Наши таинственные хозяева, кто они? - моя несвобода - неприятное открытие, противно ощущать себя куклой на веревочке.
   - Они это они, - ответил тавтологий мэтр.
   - Демоны? - то ли за нашей спиной стоят обитатели Преисподней, то ли пресловутые демоны мы сами, но городские слухи, вот умора, правдивы.
   - Не совсем. Называй их Бездной, - какая прелесть, я почти не ошиблась.
   - Видимо, наши наниматели опасаются, что найдется не так много желающих продать душу. Добрым феям доверяют больше, не так ли? - цинично предположила я.
   А так все получается вполне справедливо, наши покровители получают душу, ты, Настенька, - главный талант, предприимчивый мэтр свои проценты, а...
   - А покупатель, что же получает он? - постоянно вылетает из головы, что у сделки есть еще одна сторона.
   - А покупатель получает сказку. Все вполне справедливо, - если мэтр так часто заводит речь о справедливости, значит, тут есть подвох, - если ты такой неудачник, что сам не можешь справиться со своей жизнью и предпочитаешь собственные фантазии, то будь добр плати. Так что все правильно.
   - Но так нельзя, - старая добрая Настя канула в небытие, я возмутилась за нее, почтила память усопшей, так сказать, - нельзя обманывать людей с помощью самого дорогого, что у них есть.
   - Да неужели, - выразил сомнение в том, что рыбка сорвется с крючка, мэтр, - что же ты не спешишь отдавать украденные магию и красоту? Видимо, вся твоя жажда добрых и бесплатных дел есть только на словах?
   Качаю головой и молчу. Вы во всем правы, мэтр. И как же вы ошибаетесь - я не добра, о нет, я даже сомневаюсь в собственной вменяемости, но чужого мне не надо. А Бездна обойдется и без доставленных мною душ.
   - Да перестань. Никуда ты не денешься, - сухим кашлем-смехом комментирует мое молчание хитроумный старый паук, - если они такие дураки, что хотят получить счастье за деньги, то сами виноваты. Таких недоумков надо учить.
   Посмотрим, уважаемый господин начальник, проверим.
   - Мы даем им то, что они хотят больше всего, - продолжил вещать Инсидиус, - кто виноват, что они так плохо формулируют свои жалкие желания?
   Мы забираем душу, молодость, здоровье, силу и что-то еще. Все наша гильдия такой невероятный лохотрон, что строителям финансовых пирамид и не снился наш размах. Если души забирает бездна, которая, собственно, и исполняет желания, то мы как посредники, проводники чужой воли предприимчиво тянем вознаграждение с обеих сторон. Силу на поворот реальности с Бездны, и вдобавок, комиссионные с клиента.
   -Мы получаем в качестве платы то, что выбирает сам сказочник, - задумчиво рассуждал бывший человек, придумавший всю проклятую систему, - то, чего он хочет больше всего. Тайка, например, всегда берет полководческий талант.
   - А деньги? Почему мы берем еще и деньги? - символ нашей гильдии впечатлял. Мы, как настоящие пауки, ничего не выпускали из нашей паутины. Попавшая в сети муха выпивалась досуха.
   - Ну, девочка моя, надо же нам на что-то жить, - развел руками мэтр. И как же я сама не подумала!
   - Мы зло, - и мне на это на-пле-вать.
   - Зла как некоей осознающей себя и способной действовать стихии не существует, - уточнил Инсидиус, - и, тем более, не надо персонифицировать зло. И не сравнивай, будь добра нас с демонами, демонов, в твоем понимании, не существует, - прочитал мои размышления сказочник.
   - Что, по-вашему, Бездна? - и зачем ей наши души, вот вопрос.
   - Бездна излишне чужая, вечно голодная сила, - то, что для меня звучало страшным преступлением, для мэтра оставалось повседневным трудом, - ты не беспокойся, никто души не мучает и не пытает, Бездна сражу же растворяет, поглощает их.
   - Почему не сказали сразу, когда я только попала в Город? -точно знаю, что тогда, если бы узнала обо всех условия работы, то ни за что не согласилась бы стать Сказочницей. Наверное, на этом бы моя история закончилось, ну и пусть, одна душа на сорок семь, неплохой обмен. А я еще считала себя доброй феей. С топором, блин.
   Видимо, договор с Бездной и съеденные души - такой пустяк, что, право, не стоит упоминания. Вот мои добренькие коллеги и не упомянули.
  
   Что ж, откровение мэтра стало для меня последней каплей. Как мне не жаль, но пожалеть о содеянном я не могла - все мои чувства будто кто-то выпил, и даже знаю кто, вернее что. Но и продолжаться так не могло - я не дам победить Бездне. Если останусь, значит, они выиграли - а я... В конце концов, это дело принципа. Я не настолько слаба, чтобы не суметь обойтись без подпорок: чужая красота, украденная удача, обманом вытянутая сила - спасибо, не надо.
   На самом деле, мы ничем не отличаемся от наших клиентов. Так же думаем, что придет, мать ее, добрая фея и принесет мешок подарков. Бессмертие, вечная молодость и привлекательность, почти всемогущество - и за сущие пустяки. Подумаешь, чужие души, не твои же.
   На самом деле, Бездна не отпускает никого. И если наших наивных ловцов халявы она сжирает сразу, то нас поглощает долго, медленно смакуя. И мы сами не замечаем того, что нас пожирают заживо. Достаточно только попасть в общую паутину, и выхода - нет.
   Никогда не хотела жить вечно, по крайней мере, в качестве демона. Никогда не... Хотя, нет, вру - действительно хотела всего и на халяву. Но получив свой бесплатный сыр, загнанная мышь мечтает о свободе.
   Кто там ляпнул, что свобода - это ответственность?
   Самое смешное, что мне некого винить, кроме самой себя. Думать, что красивый антураж равнозначен внутреннему содержанию, а люди, живя в сказке, перестают быть людьми и становятся некими возвышенными существами - несколько наивно. Думать, что тебе кто-то чем-то обязан - глупо. Думать, что все можно исправить - самообман. Думать, вообще, вредно.
   Тень проскреблась в дверь, просунула морду, и завыла. Как настоящая собака - хорошо я ее накачала силой, качественно.
   Давно она не заходила. Дожила ты, Настя, уже и тени от тебя шарахаются.
   - Заходи, Блэки, - похлопала рукой по кровати, - попрощаемся хоть, мальчик. Кажется, я возвращаюсь домой.
   Сказки закончились.
  

Глава 11

   Демоны никого не любят и ни о чем не жалеют. Я их понимаю - такова их природа. Но я - человек, по крайней мере, была им, значит, смогу раскаяться. Теоретически.
   Практически, от меня осталась одна оболочка.
   Но, раз кто-то сказал, что маски имеют обыкновение прирастать к лицу, значит, буду притворяться собой прежней, пока все не вернется на круги своя.
   По сути, исправить не могу ничего: съеденные души назад не вернуть, а поломанные судьбы не склеить как старые чашки. Такое не отмолить, как не крутись.
   Некоторые мои соотечественники мечтают о том, чтобы стать демонами. Что им чужие души? А с совестью легко договорится, кому знать как не мне - наказывать одних злодеев, привлекать к ответу мерзавцев. И на их фоне ты сам начинаешь смотреться лучше.
   Еще один самообман. И не нам решать, кто плохой, кто хороший. Мы можем решить только за себя.
   Вглядевшись в Бездну чуть дольше, поняла, что отыскала свое собственное зло. Я сама становилась злом. Не верьте в хороших и добрых демонов, их не бывает. Просто они очень хорошо умеют притворяться, они улыбаются вам в лицо, смотрят добрыми глазами - а внутри пустота.
   Не хочу в этом участвовать дальше. Прости, моя злая-злая сказка, но тебе пора подойти к финалу.
   Из-за контракта я не могу оставаться в Городе. Знаю, что немного - и сорвусь. Мои пауки-коллеги спокойно убедят меня, ибо нет ничего легче, чем убедить того, кто сам желает быть убежденным.
   В самых тихих городках случаются самые ужасные вещи - правило американских ужастиков. Красивые декорации скрывают жестокие пьесы театра жизни. И стоит пристальней приглядеться, глянец осыпается неопрятными кусками.
   Мой персональный прекрасный ад, где я одновременно и палач, и жертва. Здесь нет богов, видимо, конкуренты мешают. Нет здесь и Бога. Я не способна вспомнить ни одной молитвы, но будем откровенны, я и раньше не была набожной.
   А ты, думала, в сказку попала?
   На самом деле, я утрирую. Те же крысолаки вполне себе живут и процветают, и нельзя сказать, что их народ сильно страдает, или превращается в чудовищ.
   Бросить контракт с гильдией, отказаться от договора - правильно. Мучительно тяжело. Монетка с Гильдейским знаком вертелась среди моих пальцев. Я уже приняла решение - так чего же медлю?
   Брошенный гильдейский знак упал на пол пауком вверх. Зловредное насекомое весело оскалилось - его мое неумелое притворство забавляло. Не так уж просто изображать душевные метания.
   Рискнуть сбежать? И на ум приходит смерть Милады. Следовательно, надо сделать так, чтобы меня не искали.
   И я знаю, как это провернуть.
  
   Нельзя оставлять за спиной неоконченные дела. И я прощалась с неудачной новой жизнью, Городом и знакомыми.
   Прежде всего, следовало поблагодарить единственное существо, отнесшееся ко мне по-доброму. Пусть испытывать благодарность я уже не могла, но притвориться-то можно!
   Старый архивариус выглядел усталым. Шерстка уныло топорщилась, очки слезали с длинного носа. В последнее время, мы почти не разговаривали. При виде меня мэтр Хробениус только вздыхал, но ничего не говорил. Я даже стала подумывать о переезде, пока сам мэтр не начал намекать.
   - Здравствуйте, мэтр, - как в первый день, у меня вырвалось земное приветствие. И черт с ним, я и вправду желаю крысолаку здравствовать.
   - Чем это таким горелым пахнет? - потянут носом мэтр, по незнанию сразу оценив мои кулинарные таланты.
   Зная о любви мэтра ко всевозможной выпечки и полностью разделяя его вкусы, я вознамерилась испечь медовый пирог. Пирог получился несколько странным - подгорелым с одной стороны, и не пропеченным с другой. То, что до совершенства мне еще далеко - несколько успокаивает, но испорченные продукты жалко.
   - Решила приготовить сладкое к чаю, - уныло созналась я.
   - Не стоило так трудиться, - чихнул метр, разгоняя пахнувший гарью дым лапой.
   - Сама вижу, что не стоило, - лучше бы купила нормальное изделие на рынке. Но нет, захотелось что-то сделать своими руками.
   - Может, просто попьем чаю? - жалобно спросила, напоминая самой себе клянчившего приятности детеныша.
   Мэтр внимательно посмотрел на меня, покачал головой и согласился.
   Кухня проветривалась достаточно долго. Чайник успел вскипеть, а запах неудавшегося пирога еще витал в помещении.
   - Какая же ты, все-таки непутевая, фройляйн, - мэтр отчитывал меня как дедушка оступившуюся внучку.
   - Угу, - отхлебнула чай из кружки. Как же, оказывается, не хватало почти семейных чаепитий.
   - Что же с тобой опять приключилось? - волновался мэтр, - ты будто все неприятности подряд притягиваешь.
   - Вы меня всегда поддерживали, - и не буду спрашивать почему, не хочу полностью разочароваться в мире. Пусть его поддержка будет нежданным подарком.
   - Если тебе нужна помощь, то скажи, - только ничем вы мне не поможете, господин архивариус.
   - Не стоит, мэтр. Я просто хотела попрощаться, - в заварке уныло плавала мята. Наверное, ее стоило порезать.
   - Я не понимаю тебя, Настя.
   Сама себя не понимаю.
   - Не волнуйтесь, все хорошо. Просто я решила вернуться домой. Город, без сомнения чудесен, и я рада, что познакомилась с вами, но дома меня ждут.
   Наглая ложь. Мама давно меня похоронила, а больше никому я и не была нужна.
   Но если у человека нет друзей, если он не завел близких, то в этом есть и его вина. И к чему тогда жаловаться? Теперь не важно, подвела ли меня стеснительность, оторванность от реального мира и погруженность в собственные фантазии, что-то еще - одиночество стало приемлемым и привычным.
   - А ты уверена, что это будет правильным решением? - опасливо уточнил мэтр.
   - Абсолютно уверена.
  
   Мне снились степь и ясное голубое небо. Бесконечная трава с меня ростом и никаких людей кругом. Полное одиночество.
   Когда я устала бродить среди вымахавшей с меня ростом травы, то оттолкнулась ногами от земли и полетела. За степью виднелся осенний лес.
   Красочные деревья шелестели под порывами ветра, наступал закат.
   А в конце пути возвышался храм. Потрясающе красивый и величественный, но откуда-то, как всегда во сне было ясно: там - первозданное зло. Остановиться не получалось.
   Когда я почти собиралась испугаться, из ниоткуда возник Тэк. Он завис в воздухе, смешно болтая ногами, и я повисла вмести с ним.
   - Решила последовать моему совету, красавица, - одобрил мои приготовления Тэк, -весьма мудро с твоей стороны.
   - Отчего бы и не последовать дельному предложению, - долгие разговоры во сне - плохая примета, счастье, что я не суеверна.
   Кто такой Тэк, уже не тайна, покрытая мраком - хватило несколько платных консультаций со специалистами, пары упоминаний в старых трактатах - и, вуаля. Мелкий божок, застрявший в Городе. Подобным ему нужна сила верующих, чтобы материализоваться, но здесь не поклоняются богам.
   Ему не доставало силы, чтобы выбраться из места, ставшего для него ловушкой, и возможности получить источник силы все не предоставлялось, вот он и привязался ко мне. В Городе не только не поклонялись богам, но еще и не верили в них, а, следовательно, не могли видеть. По крайней мере, если богу не удавалось проявиться в реальности. А потом Тэку повезло - появилась я, вся такая наивная и доверчивая. Но даже со мной постоянно общаться он не мог.
   - Зачем ты пришел? Полюбоваться на мои кошмары? Поверь, ничего интересного, - махнула рукой в сторону Храма. Подобной впечатлительности за собой в последнее время не замечала, видимо, шутки подсознания.
   - Тебе же нужна была помощь, и я помогал, - напомнил божок, - окажи мне ответную услугу. В Городе не верят в богов, а выбраться отсюда я не могу - не хватает сил.
   Я ничего не просила, захотелось сказать мне, но язык не повернулся. Я ведь брала его помощь, как бы то ни было.
   - Я подумаю, - кивнула.
   - Забери меня отсюда, открой дорогу в свой мир, дальше справлюсь сам, - настойчиво повторил Тэк.
   Мне не хотелось оказаться неблагодарной, но тащить в свой родной мир не пойми что, увольте. У нас и так хватает всякой гадости. Одни террористы чего стоят. Мало ли что способен сотворить дорвавшийся до халявной силы божок в техническом захолустье, а виноватой выйду я. Прости, дружище, но не сегодня.
   - Мы можем помочь друг другу, ты ведь вляпалась в нехорошую историю, - Тэк почувствовал, что я почти готова отказать в его просьбе, - не стоит смотреть в Бездну, иначе она посмотрит в ответ.
   Уже насмотрелась, по гроб жизни хватит.
   - Ладно, подумаю, но не приходи пока, ладно, - пробуждение наступило весьма вовремя.
   Я сильная, сама во все влезла, сама и выкарабкаюсь.
   Так что, прости, но нет.
  
   Тайком наведавшись в кабинет мэтра Инсидиуса, отрыла все подписанные контракты и с ожесточением их сожгла. Пергамент горел долго и упорно, издавая неприятный смрад.
   В сполохах огня мне чудились полные безнадеги стоны, крики, полные боли и ужаса. То ли мое воображение опять разыгралось, то ли... О втором варианте благоразумно решила не думать.
   Отыскать контракты оказалось нетрудно - мэтр держал их в одном из ящиков стола. Не было ни охранных заклинаний, ни ловушек, ни даже замка.
   Как выяснилось, ничего такого и не нужно было.
   Мэтр возник в дверях как каменный истукан, метая разгневанные молнии из глаз. Упс, не повезло. Сейчас меня будут убивать.
   Но до смертоубийства дело не дошло. Молча пройдя мимо меня, метр воссел в свое кресло и уставился на меня тяжелым, немигающим взглядом.
   - Когда я основал эту гильдию, - сложив пальцы в непонятную фигуру, начал с отстраненных рассуждений Инсидиус, - я уже был прекрасно знаком с человеческой природой. Все подписанные контракты лишь бесполезные бумаги, условия договора давно исполнены, и время не повернуть вспять.
   Мэтр взмахнул рукой, и начинающийся пожар заглох. Контракты вернулись в свое прежнее состояние, даже не покрывшись копотью.
   Оправдываться при поимке с поличным было глупо, да и, если честно, я не собиралась. Не за этот поступок.
   А потом пришла резкая боль, судорогой скрутив все тело. Не могла вздохнуть, не могла выдохнуть, безмолвный крик застрял в горле.
   Упав на колени, схватилась за голову, содержимое которой стала напоминать раскаленные угли. Звуки вокруг исчезли, краски выцвели, и только ровный, спокойный голос Инсидиуса доносился издалека.
   - Ты подаешь надежды, моя дорогая, но не стоит принимать все так близко к сердцу. Оно у тебя одно. Милада тоже была чувствительной натурой, но для нее все закончилось неудачно.
   Похоже на угрозу.
   - Не буду, - с трудом вытолкнула из себя непонятное обещание, слова кололи горло словно иглы. Я даже сама не поняла, что именно пообещала не делать. Но уж точно не то, что хотел мэтр.
   - Что ж, рад, что ты проявляешь благоразумие, - издевательски вежливо похвалил мои старания паук.
   Попробуй, не прояви.
   Боль ушла незаметно, даже не сразу поняла. Только, вот только каждая мышца в моем теле напряжена до предела, а потом все закончилась.
   Я очнулась одна, на полу кабинета. Мэтр Инсидиус ушел по своим делам, покинув меня так же неуловимо, как появился. Дверь он закрывать после себя не стал, что я сочла намеком.
   Сначала с трудом удалось стать на колени, после чего сильно раскашлялась. На сиренево-бежевом ковре расцвели красные пятна. Как же меня раздражает собственная кровь, да и платье жалко - мое любимое, черное, с воротом. Проворонив жизнь, смешно и жалко заботиться о шмотках. Но я так здорово в нем смотрелась, оно просто идеально облегало мою фигуру.
   Встала, цепляясь за косяки - голова, по-прежнему, кружилась, перед глазами плыли цветные пятна. Тошнота, однажды появившись, не спешила уходить.
   Как добралась до дома, не помню.
  
   Сегодня оживила свою тень. Сначала разбила все зеркала в доме, особенно пострадало то, которое эксцентричный зеркальщик прозвал пустым, а потом принялась за ритуал. Не то чтобы зеркала мне так уж мешали, но работать в атмосфере нервного напряжения - приятного мало.
   Мне чудилось, что из зеркал выглядывает, скалиться Бездна. Краем глаза я замечала размытые силуэты, но оборачиваясь, видела лишь собственное отражение. Возможно, у меня разыгралась паранойя, но подстраховаться не помешало.
   Сквозь мои пальцы струилась кровь, голова кружилась. Тень на глазах приобретала объем и цвет, становилась подобием живого.
   Считай, половину жизни отдала сотворенной "сестричке". Жаль, что нельзя отдать и душу - я бы с удовольствием избавилась от нее, все равно от души одни проблемы и лишние хлопоты.
   Смерила получившуюся близняшку долгим изучающим взглядом, и осталась довольна. Эксперимент полностью удался. Моя тень ожила.
   Не надо было ни ритуальных песнопении, ни кровавых жертвоприношений, лишь немного крови и большее желание. И то, и то у меня пока еще было.
   На мысль меня навели доктор Джекил и мистер Хайд, лавры предприимчивого доктора не давали мне покоя, и я придумала свое второе Я.
   Кто из нас злая ведьма - сомнений не вызывало. Мне не хватало только остроконечной шляпы для полноты картины. Но, возможно, случиться чудо - и второй шанс не будет напрасным.
   Тень будет помнить все, что помню я, думать моими мыслями, говорить моими словами. Она и будет мной, по сути. Только немного ненастоящей.
   Почти я, за одним маленьким исключением - она не выполнит ни одного контракта. Не хватит ни воображения, ни способности. И души у нее тоже нет. Даже если Бездна накачает мою тень силой, то, по моим предположениям, толку не будет.
   Но я могла и ошибаться.
   Я бы умерла, если бы не нашла выход. Но самоубийство ничего не меняло - говорила себе в оправдание. Я не сдамся, не сейчас. Никогда. На самом деле, мне очень сильно хотелось жить.
   Тень чуть вздохнула, под закрытыми веками двигались зрачки - надеюсь, она видит что-то хорошее. Мы были как две капли воды, родная мать не отличит. Получается, оставляю саму себя на съедение волкам. Бедные волки.
   Без тени ощущаю себя несколько неживой, чего-то важного не хватает, у меня будто отняли часть и без того оскудевших эмоций.
   Извини, сестренка, но тебе придется остаться. У тебя, в отличие от остальных, хотя бы нет души.
   Лич скалился беззубой черепушкой из угла. Когда я его приобрела, архивариус, только взглянув на скелет, безапелляционно заявил, что стоять покупка будет только в моей комнате. Вначале приспособила его под вешалку, но противная нежить постоянно скидывала мою одежду, и от идеи пришлось отказаться. Другого применения для лича так и не нашла. Но делать с ним тоже что-то надо, не оставлять же его мэтру Хробениусу на добрую память. Старый крысолак такому подарочку точно не обрадуется.
   Кстати, о птичках, то есть мэтрах.
   Я пощелкала пальцами перед черепом, в глубине глазниц зажглись красноватые огоньки
   - Эй, скелетик, ты меня слышишь?
   Отдергивая пальцы от клацнувшей челюсти, поняла - еще как слышит.
   - Пойдешь, отнесешь записочку моему любимому начальнику, - хихикнула я.
   Послание написалось быстро и гласило: "Дорогой мэтр Инсидиус. В качестве извинения примите этот скромный подарок. Вам же нравятся некроманты, у вас много друзей среди членов их Цеха, а я не люблю мертвые и бесполезные вещи. С любовью, Анастасия".
   Сплавив лича главе гильдии, сочла свой долг выполненным. Немного поправила сползшее одеяло у тени, и исчезла.
  
   Родной мир встретил меня сырым промозглым дождем. Опять осень, вот везение. Хотя бы погода пасмурная, и лица вокруг полностью человеческие. Такие разные, между прочим лица: злые, счастливые, задумчивые, влюбленные, пьяные... И ни одной страшной хари или неземного лика, какое счастье.
   Я шлепала прямо по лужам, подставляя лицо мелким каплям. Разве вода должна лить с неба? Как странно.
   Мне вслед оборачивались прохожие, а пару раз даже предложили познакомиться. В витринах отражалась незнакомая молодая и эффектная брюнетка с лицом прожженной стервы.
   Неужели я мечтала превратиться именно в нее? Помнится, в моих фантазиях фигурировали золотистые волосы. И почему только в голову упрямо лезут подобные пустяки?
   Лишь бы не думать о важном, заполнить мысли всякой чушью, забыть и забыться. Зная, что, не смотря на все старания, забыть - не выйдет.
   Я не верила в то, что дома меня ждут. Трудно верить, зная обратное. Навестить свою могилку, что ли?
   Такое впечатление, что похоронившие меня полностью правы - я умерла давным-давно, а то, что ходит по земле, натянув мое лицо - только притворяется Настей. Неудачно притворяется, потому что из-под маски постоянно выглядывает оскал.
   Дом так же не изменился - серая блочная пятиэтажка, грязный и прокуренный подъезд, креативно украшенный разнообразнейшими надписями.
   Все оставалось прежним. Кроме меня.
   Позвонила в серую, стальную дверь. Звонок откликнулся дребезжаньем внутри квартиры.
   - Здравствуй, мама.
  

Интерлюдия 1

   Очнулась в собственной постели и поняла, что не помню произошедшего ранее. Вроде бы, я собиралась сбежать из Города. Но почему тогда осталась? Не знаю...
   Все чувства и эмоции, и до настоящего момента, не слишком сильные, теперь стали лишь тенью от самих себя, легким дуновением ветра. В голове было ясно и пусто как никогда. Не смотря ни на что, я не считала себя живой.
   Запах утреннего кофе не щекотал ноздри, вкус выпечки, превосходной, свежей выпечки напоминал сено. Легкий городской ветер, играющий с листьями и волосами прохожих, вел себя как завсегдатай моих снов - на краю сознания, отмечала его присутствие, знала, что погода ветреная, но ветра не ощущалось.
   Чуть прикрыла глаза, как ленивая кошка, улыбнулась. Все мучавшие меня страхи и сомнения улетели прочь, вместе с нервным ожиданием, предчувствием беды и прочими прелестями. Кажется, недавно я жаловалась, что наличие души мешает моему полноценному существованию - надо взять на заметку, что самые глупые и оригинальные мечты обычно сбываются. Особенно в Городе.
   Существование без души почти не отличалось от жизни с душой, многие вон постоянно так - и ничего. Что-то еще не давало мне покоя... Ах, да, тень.
   Тени не было. Кажется, я в очередной раз попала впросак - и куда задевался мой теневой двойник?
   Сбегать из Города я передумала, но раз уж решила ранее, то почему бы не посмотреть мир? В Универсуме столько интересных миров, что не хватит времени посетить их все. Хотелось же некогда приключений, пуркуа бы и не па?
   Приобретенный по случаю, пробивший зияющую брешь в моем бюджете, многоразовый талисман-телепорт благополучно исчез. Моя непослушная тень прихватила его с собой? Умная девочка, ничего не скажешь - вся в меня.
   Если бы не полное равнодушие, то, наверное, расстроилась бы, а так... Ну, не судьба мне покинуть свой любимый осенний осколок мира, так что ж, убиваться из-за подобной мелочи, что ли? Я все-таки не эмо и не призрачная прачка, оплакивать упущенные возможности - бессмысленно.
   Пора было идти на работу, все же деньги из воздуха не появляются, а я изрядно поиздержалась. Встреча с Инсидиусом, уже не предположения, а жуткие факты - все отошло на второй план.
   - Настя, с тобой все хорошо? - застывший с кружкой бодрящего настоя в лапках, мэтр Хробениус озабоченно шевелил усами.
   - Нормально, - пожалуй, мое состояние лучше всего описать именно данным словом. Впрочем, определение "никак" тоже вполне подходит.
   - Ты же хотела...
   - Уже не хочу, - философски пожала плечами. Мало ли как бывает, у нас, женщин, настроение по сотню раз на дню меняется. Дело-то житейское.
   - Настя, - мэтр, судя по напряженно сжимающим кружку лапкам и блестевшим странной решимостью глазкам-бусинкам, собирался разродиться важной речью, но отчего-то передумал.
   - Ах, да, мэтр, зовите меня Стасей, буду премного вам обязана, - почему-то это казалось мне важным. Будто имя Настя перестало принадлежать мне, словно я совсем другой человек.
  
   Мэтр Инсидиус встретил меня как родную, заметив, как он рад правильно принятому решению. Но радость продлилась недолго. Уже через несколько дней на меня смотрели с очевидным недоумением, как на некий курьез.
   С работой также не ладилось. Нет, угрызения совести больше не мучили, плохие воспоминания и умирающие принципы не беспокоили, дело заключалось совсем в другом. Я просто разучилась придумывать.
   Все фантазии, мучавшие и волновавшие меня с детства, все сказки, молчаливо прокручиваемые в голове, все истории, рассказываемые самой себе на ночь, исчезли как утренний туман. Незаметно и безвозвратно. Я не могла придумать простейшего сюжета, и даже старые кальки, заготовки и зарисовки, выученные наизусть штампы не помогали. Я потеряла чутье Сказочницы.
   Даже сила, подаренная Бездной, не помогала. Или силу проштрафившаяся марионетка не заслужила?
   В любом случае, дыхание Бездны за спиной стало незаметным, не важно, исчез ли невидимый поводок или сделанные выводы пока поспешны, но меня игнорирование Чужой Силы не волновало. Появилась странная уверенность, что со мной ничего не случится, что Бездне просто нечего взять у меня.
   Блэки, мой верный почти пес, неотступно преследующая меня тень, незаметно пропал из моего поля зрения. Осталось впечатление, что вечно голодное воспоминание живой собаки рядом со мной ничего не держало. Тень не считала меня живым человеком, из плоти и крови. Я и сама сомневалась.
   Наверное, месяца через три неуверенные подозрения переросли в твердую уверенность. Настоящая, первоначальная Настя все-таки вернулась на Землю, как и планировала, осталась я, Стася, приобретшая некое подобие существования.
   И тогда снова захотелось стать человеком. Быть не брошенной тенью, не отвлекающим маневром, а немного эгоистичной, умеющей мечтать девушкой. Я начала стремиться стать Настей, а не Стасей.
   Меня навязчиво преследовало одно-единственное желание, одна цель - больше всего на свете снова хотелось быть по-настоящему живой. Снова дышать полной грудью, чувствовать, пусть боль, горечь, разочарование, но не голод и пустоту, не бесконечное равнодушие. И ради жизни, а не существования была готова на что угодно.
   Мне нравилось испытывать эмоции, чувства, они как наркотик, и я как никогда сочувствовала тем, кто мог убить ради дозы. Краденные, подаренные чужие переживания - ненависть, любовь, жалость - я перебирала их как драгоценные камни, жадным драконом складывая в сокровищницу воспоминаний.
   Я заводила романы, притворялась возлюбленной, в истовой надежде, что фальшивые маски однажды превратятся в лицо. Мои любовники, к несчастью, долго рядом со мной не держались. Даже самые непробиваемые, в конце концов, понимали, что им подсунули фальшивку.
   Я пила их чувства, как изысканный коктейль, но они заканчивались слишком стремительно, не успев насытить меня. И мои мужчины чувствовали, как их выпивают, и, один за другим, сбегали как от чумы.
   Я заводила смертельных врагов, купаясь в их ненависти, в эманациях жгуче-черных, обжигающе красных эмоций. Дуэли шли одна за другой, удары в спину, попытки отравления... Мне было мало.
   Интриги, политика, падения с высоты и стремительные взлеты. Год, в который вместится несколько полноценных жизней.
   Шепотки в спину, зависть и восхищение. Всего и сразу. Быстрее, не оглядываться, не останавливаться. И только Hold fast!
   Мэтр Инсидиус смеялся, повторяя, что я перехитрила саму себя.
   - У тебя ничего не выйдет, моя девочка. Все это напрасная трата времени, - меня уже перестали считать членом Гильдии, ведь проку от Сказочницы, не сочиняющей сказки, как от козла молока, но разговоры с мэтром продолжались.
   Я переселилась в отдельную башню, проклятую, по слухам. Но реальное проклятие не смогло меня испугать. На краю сознания промелькнула тень разочарования. Как смешно - тени испытывают лишь иллюзии настоящих чувств, тени эмоций. Если б я умела смеяться, валялась бы по полу от хохота, но я разучилась.
  
   - Уж прости старика за излишнюю навязчивость, но разве ты не слышала о том, как оживают тени? - застыл у распахнуто окна Инсидиус. Полы яркого домашнего халата торжественно колыхались, серебряные птички и цветочки меняли очертания и вновь принимали стандартные конфигурации.
   Я полулежала на расстеленной кровати. Любовник мэтр так себе, посредственный, жадный на эмоции. Много силы из него не вытянешь, обидно. Да и непонятно, что заставило его связаться со мной, прекрасно осознавая последствия?
   - Убивать? - лениво зеваю, перекатываясь, - скучно, прозаично и даже банально. Фу, милый, ты становишься слишком предсказуемым.
   Я капризно вытянула губки бантиком. Кукла играла в привереду, но роль принцесски манекен не оживит.
   - Нет ничего приятнее, чем предсказуемость, - по-стариковски морщит нос старый мерзавец. Интересно, в него реально влюбиться? - все планы, вся система управления стоит на фундаменте предсказуемости.
   - Предпочитаю свободу, - качаю головой, - и, кстати, твой совет не особо эффективен - чтобы быть, а не существовать длительное время мне придется организовывать гекатомбы трупов. Почему-то надолго даже сильнейших не хватает.
   - Стася, достаточно убрать одного человека, столько напрасных трудов и не требуется, - Инсидиус уселся на подоконник, запрокинув голову навстречу закатным лучам. С ним интересно интриговать, терпимо разговаривать и невозможно жить. Даже мне. Даже сейчас.
   Почему ему тянуло ко мне, не знаю. Но другие уходили, он оставался - наверное, нас сближало отсутствие души. Только у меня ее никогда не было, а он незаметно, по кусочкам уничтожал свою.
   - И когда ты убьешь саму себя, лишь тогда вновь вздохнешь спокойно.
   Я сказала, подумаю. Я ответила, некуда торопиться. Я все сразу для себя решила. Просто немного отложила на потом, поставив пометку "когда-нибудь".
  
   Я листала чужие миры как страницы не слишком интересной книги, вежливо переворачивая и сразу же забывая. Будто требовалось обозначить галочку напротив "приключения и путешествия", и ничего кроме, пустая формальность. Пестрый калейдоскоп таинственных происшествий, причудливых обычаев - стремительное мельтешение, до головокружения.
   Город стал до неприличия тесным, шарахающиеся в стороны горожане и подбивающий на убийство Инсидиус утомили. Выступать в роли местной легенды отнюдь не так весело, как чудится со стороны. Обязывает соответствовать, навязывает восприятие и поступки. Чужие же миры манили неизвестностью и запахам свободы.
   Свобода пахла одиночеством и безнадежностью. Несмотря на все старания, мне не удалось не только полюбить кого-либо, но даже в малейшей степени привязаться. Я оставляла за спиной "родных", "друзей", "близких", не сожалея и не вспоминая.
   Забыть их оказалось легко, но никак не получалось забыть, что не живая. Я провожала фигуры голодными глазами, я думала, это несправедливо - у меня такая же теплая, красная кровь.
   Меня нельзя было окончательно уничтожить, но техническое бессмертие удовольствия не доставляло, ведь, честно говоря, я и не жила. Войны, катастрофы, трагедии... слова, пыль и тлен.
   Пред глазами проплывает лицо честолюбивого диктатора. Он думал, будет править вечно, но у его советников оказались другие планы. Я оставалась с ним на взлете, я видела его падение. Когда отрубленная голова покатилась по эшафоту, я целовала мертвые губы.
   Перед смертью, он с ненавистью шипел: "Предательница". Но как можно предать, не обещая? Как можно изменить, не чувствуя?
   Ничего личного, но его собственнические инстинкты вышли чересчур пресными, хотелось огня - и в устроенном мной пожаре мой диктатор и сгорел. Из меня бы получилась неплохая преемница, военная диктатура открывает большие возможности, но страница была перевернута, а возвращаться - плохая примета.
   Следующим был Советник Правителя дроу. Ему нравились мои советы, моя доходившая до цинизма практичность, полная бесстрашность и бесстрастность. Он был красивым, жестоким, сильным... Выпила его досуха, до пустой шкурки - и даже не жалко.
   Принцы, полководцы, волшебники... Возлюбленные, соратники, подруги... Их эмоции, стремления, цели на мгновения становились моими, а потом наши пути расходились.
   - Иногда мне кажется, ты нереальна, что тебя придумало мое воображение, - шепчет мне в ухо очередной герцог. Волосы разметались по подушке, невесомые поцелуй и шепот - почти дышу, но почти не считается.
   - Я - твоя добрая фея, милый, - закрывая глаза мертвецу утром, произношу я. Нельзя танцевать с феями, красавчик, разве ты не знал? Ведь если не слушать умных советов, легко отказаться одним из хоровода Пляски Смерти.
  
   В одном из попавшихся по пути мирков ждала неожиданная встреча. Что ж, Диниэ, здравствуй, дорогуша, давно не виделись.
   По-видимому, дела у бывшего Сказочника идут хорошо, ходит депутатом. Причем со свитой.
   Я не обратила бы особого внимания на бывшего коллегу, если бы тот не решил выразить радость от встречи попыткой моего убийства. Он еще не знал, что убить меня нельзя.
   - Искала меня, - неприятно улыбается сидх, - нашла свою смерть.
   Он ничуть не изменился, честолюбие осталось прежним. И все равно, даже здесь второй - пусть ближайший помощник, правая рука Хозяина Мира, но не первый, только слуга.
   За спиной застыл чужой отряд, ощетившись железками, как склочный, разбуженный еж. Девица не выглядела опасной, но ребята опытные, бывалые, знают, что казаться не значит быть.
   Голоса в придорожной таверне замолкли. И в гнетущем молчании два хищника кружили вокруг друг друга, приглядывались.
   - У тебя мания величия, кому ты нужен, - брезгливо-отстраненно парирую я.
   Убивали меня долго, я даже не стала защищаться. Зачем?
  
   Диниэ сам не понимал, что заставило его в одиночестве отправиться в зимний лес, но сопротивляться моему зову не смог.
   - Давно не виделись, - прислонилась к облезлому стволу. Сквозь ветки елей проглядывала полная луна.
   - Ты мертва, - он не испугался, скорее, разозлился.
   - Допустим, - я и не спорю.
   - Я уничтожу тебя еще раз, - заключает сидх, показывая острые клыки.
   - Попробуй.
   Меня часто убивали, ситуация не хуже любой другой. Но сегодня не его день. Сегодня играю я.
   Свист мечей, заковыристые проклятья, танец на двоих. Прятки в заснеженном лесу, погоня со вкусом крови... Развлечение не удалось.
   Видимо, настал период неожиданных встреч. Инсидиус будто вырос из-под земли, незаметно появившись на нашем пути.
   - Ты, - с ненавистью шипит Диниэ.
   Деревья загораются синим пламенем, освещая и без того светлую ночь. Но пожирая деревья, Сказочника зачарованный огонь не трогал.
   Пришло время экшена. Я немного отошла, чтобы не загораживать мальчикам сцену. Втроем, пожалуй, выйдет даже забавней.
   Мэтр Инсидиус молчит, и поступает правильно - слова излишни. Шальное заклятье срезает верхушки елей, ответ превращает камни в труху. Уклоняются оба соперника хорошо, невидимые щиты выше всяких похвал - и страдает пока одно окружение.
   В руках сидха меч, старый Сказочник "бесполезные игрушки" не использует принципиально. Диниэ колдует резко, все его заклинания смертельно опасны и разрушительны, похожи на него, Инсидиус мягко стелет, но жестко спать. Диниэ хочет выжить, Инсидиус хочет жить вечно. Я просто хочу жить.
   - Вот все и закончилось, мальчик мой, - в спине Диниэ застыл кинжал. Нехорошо бить в спину, неприлично. И обидно, тем, кто проиграл нечестно. Жизнь, вообще, нечестная штука.
   В победе Инсидиуса я ни капли не сомневалась, сытый кот играл со слишком наглой мышью. Просто мне надоело их мельтешение, спецэффекты, оценить которые могла только я. Все-таки старая сволочь продолжает играть на публику даже в одиночестве, привычка - вторая натура.
   Моего вмешательства не ожидал никто, в глазах Диниэ навечно застыло замешательство. Вот и все.
   Присела на корточки, дотронувшись до залитых красным волос. Он еще дышал, но с каждым вздохом утекали последние минуты Диниэ.
   - Все когда-нибудь заканчивается, - согласилась я, окуная пальцы в кровь. На вкус - приторная, чуть холодная, как растаявшее мороженое - нечеловеческая.
   - Когда-нибудь, - эхом откликается Инсидиус.
  
   - Выполни мое желание, - попросила я, кружась в бесконечном танце. На потрескавшиеся губы падали снежинки - наступила зима.
   Костер мы не разжигали: холод, замораживающий до костей - легкая прохлада. Труп, примостившийся рядом, начал коченеть. Заниматься похоронами было некому, да и зачем, зимние волки всегда голодны.
   - Забесплатно? - щурится Сказочник. В приторно добрых глазах отсвечивает багровое пламя. Злой добрый волшебник никогда не дарил подарки никому кроме себя.
   - В кредит, - уточняю.
   - И что же ты так сильно хочешь?
   - Разве не догадываешься?
   - Ты знаешь, что надо делать, - чужие руки очутились на моих плечах, чужие прикосновения пахнут затхлой тиной, - тебе не нужна ничья помощь.
   Мы опять и снова занимаемся любовью, если это так можно назвать. Зимние волки обходят нас стороной, Диниэ осуждающе смотрит мертвыми глазами, в которых отражается зимнее небо. Снег падает и падает.
   - Ты бы мог в меня влюбиться, солнце? - растираю между пальцами снег, пытаюсь ощутить мороз.
   - Если вернешься, я буду тебя любить, - врет мой родной паук. Я спрашивала не о том, и ответа ожидала не такого, но откровенность падает в цене.
   Рассвет наступил незаметно. А я, наконец, приняла решение.

Глава 12

   Встреча с мамой чуть не закончилась сердечным приступом.
   Я была рада ее видеть и, тем более, не хотела, чтобы с мамой что-нибудь случилось. Пара манипуляций с воспоминаниями, и никто не помнит, как я исчезла на несколько лет. Было немного стыдно, но объяснять, рассказывать, видеть чужие слезы не хотелось еще больше.
   С документами вышло куда сложнее. Люди верят бумажкам больше других людей, а по бумажкам я была мертва. И статус безвременно погибшей следовало поменять. Только знать бы как.
   На компьютеры не действовала магия внушения, гипноз отскакивал от упрямой техники как от стенки горох. Трудности продолжались до того момента, как я догадалась положиться на слабый человеческий фактор.
   И я никогда не умирала, не пропадала, ничего не происходило. Убедить бы еще себя.
   Восстанавливаться в университете не стала, все равно премудрости менеджмента впрок не пошли. Да и хотелось заниматься чем-нибудь более определенным, помогать людям. Я больше не видела толку в абстрактных рассуждениях, пусть сделать немного, но правильно.
   Наверное, поступлю в медицинский, на хирурга или педиатра. Может, стану инженером, архитектором. Главное, чтобы делать дело молча, сила слов пугала нынешнюю меня. Стерла старые файлы, хотела унести в библиотеку книги, но не удержалась - сожгла чужие фантазии. Ересь страшная, но развевая пепел, ощущала удовлетворение.
   На внешность приходилось накладывать легкую иллюзию, слишком я изменилась. Даже черты лица стали иные, чудо, что мама меня узнала. Но другой внешностью не обошлось, характер тоже выписывал кренделя.
   Нельзя войти в одну и ту же реку дважды, и вернувшись, оказалось, вернулась не я. Я перестала стесняться чужих, все люди - братья и сестры, какие реверансы? Хамство не задевало, сама отвечала так, что у оппонентов отвисала челюсть, равнодушие не трогало - что мне до других. Вызвать у меня страх могла только я сама: вдруг снова сорвусь, причиню, пусть и невольно, вред. Держаться удавалось лишь на чувстве гордости, почти гордыне, которой я от себя не ожидала.
   Одиночество, от которого ранее так стремилась избавиться, стало лучшим моим другом. Заводить друзей, общаться - нудная обязанность, тяжелая провинность. Возможно, у меня была депрессия.
   Или просто переоценка ценностей так требовала много душевных сил, что на посторонних не доставало.
   - Настя, ты живая? - растерянно спрашивает встреченная случайно однокурсница. Она покрасилась, похорошела, вышла замуж. О благосостоянии буквально кричала дорогая одежда и сотовый телефон в руках.
   - Нет, я вампир, - в каждой шутке есть доля шутки, а уж правды - хоть залейся.
   - Очень смешно, - поджимает накрашенные ярко-ярко губы Оксана.
   - Спасибо. Всегда приятно, что твое чувство юмора ценят по достоинству, - величественно киваю. Все, аудиенция закончилась, встреча старых знакомых отменяется.
   И сколько еще людей думает, что я мертва? И кто больше прав: они, я?
  
   Жить без тени странно и даже страшно. Будто у тебя отняли что-то необходимое, часть тебя. У каждого события, у любого поступка есть тень, и только я, как всегда, выделилась. Быть не таким как все не так замечательно, как смотрится со стороны.
   Если что-то где-то убывает, значит, где-то прибывает - житейская мудрость. Только убывает у тебя, а прибывают у других - практическое наблюдение. В данном случае, меня окончательно покинула удача. Вместе с тенью.
   Меня опять мучили кошмары, снились чужие лица, поломанные судьбы. Нет, кошмарами в привычном значении слова их называть, наверное, не следует. Ничего особо пугающего мне не грезилось, просто перед глазами пролистывали судьбы от начала до конца. Я тонула в недосказанном, недожитом, чего-то хотела. Куда-то стремилась, а потом... просыпалась.
   И каждую ночь, вновь и вновь.
   Ловец снов не приносил пользы, ведь видела я не сны. Мои герои, мои марионетки привязаны ко мне тонкими нитками, и разорвать связь я не в силах.
   - Настя, - тихо говорила мама, - с тобой что-то не так, я же чувствую.
   Мама никогда не могла похвастать развитой интуицией, ее заменяло рацио, но даже она замечала происходящее.
   - Все хорошо, все замечательно, - отвечала я, и пила кофе литрами, чтобы не заснуть. Официально я готовилась к экзаменам в мед, но себя не обманешь.
   Я боюсь ложиться спать и пью кофе ведрами, ночами сижу за учебниками - мама думает, что я одержима учебой. Днем я и сама верю в то, что хочу стать врачом, помогать людям, но на самом деле просто боюсь ложиться спать. Вину не искупить никакими добрыми делами, даже если я буду проводить операции бесплатно, мне не вернуть чужие души. Что может быть ужаснее съеденной и переваренной души?
  
   По-прежнему ничего так и не стало. Мелкие происшествия и странности, липкие кошмары, сумасшедшие встречи - я магнитом притягивала иное.
   Как-то мне удалось познакомиться с волшебником. Встретить колдуна в техническом мирке, в городе с многомиллионным населением шанс небольшой. Но после того, как мамина подружка, ярая материалистка, с пеной у рта доказывающая свою правоту, начала жаловаться, что ее сглазили... Я проверила чисто рефлексивно, кто ж предполагал, что Тамара Ивановна не ошибается?
   Способности в парне проснулись недавно, но он уже представлял, как с их помощью удастся развернуться. От преуспевающей юристки, связанной с политическими кругами, колдунишка хотел одного - денег, денег и еще раз денег. Пришлось спустить его с небес на землю.
   Снять порчу не сложно, но во избежание повторения, следовало познакомиться с незадачливым малефиком. "Черный маг" - симпатичный парень, из хорошей, обеспеченной семьи. Чего ему не хватало?
   А чего не хватало тебе, Настенька?
   - Допустим, я и вправду ее проклял. И что ты мне сделаешь? Не боишься, что и на тебя наложу заклятие? - стоя на пороге недавно купленной на честно отнятые деньги квартиры, ухмылялся волшебник. Приглашать незнакомку в гости парень не собирался. Ну, да не вампир, слава Богу, сама пройду.
   - Ты способен наложить только под дверь, - скрестила руки на груди. Способности у мальчишки средние, да еще и заимствованные. Явно нашел какой-то темный артефактик, средней пакости. А инструкции по эксплуатации не получил, не подозревая чем придется расплачиваться.
   - Да неужели? - злится колдун. Он, правда, думает, файерболл - это страшно? Перечитал фэнтези, бедняга.
   - А так умеешь? - по мановению руки комната наполнилась тенями, из стен и пола потекла кровь. Запузырились черной плесенью обои, из темного угла появилась странная тварь. Голова прелестной девушки, а дальше мерзкое месиво из мяса и костей, тельце странной пиявки, все в розовых прожилках.
   Я подумала, и прибавила тонкую фигуру с длинными хищными пальцами, ртом-провалом. На лице выдуманного чудища не было ничего, кроме этого рта, полного мелких острых зубов.
   Все страшилки, прочитанные, увиденные - все остались в моей памяти, в багаже моих страшных сказок. Кое-что добавляла от себя, и получалось неплохо. Главное, единственный зритель оценил.
   Колдун попытался ответить, но судя по стремительно бледневшему лицу, покрывшемуся капельками пота, что-то не заладилось. Зря стараешься, дорогой.
   Молния? Как прозаично. А что ты сделаешь, когда твои ноги обхватят десятки призрачных рук, и начнешь проваливаться сквозь пол? Когда небо за окном станет красным, а на месте городского пейзажа встанет картина Апокалипсиса?
   Это не иллюзии, не думай - материализованные ужасы вполне реальны. Убивают они легко.
   Крики тонули в ватной, вязкой тишине. Зови на помощь, не зови - никто не слышит, за пределами квартиры не раздается ни звука.
   Инфернальное веселье полностью захватило меня, я начала понимать Диниэ. Страшные сказки куда лучше глупых историй про любовь.
   Психика жертвы моего воображения не выдержала. Парень упал в обморок, как будто ужастиков не смотрел. Хотя, зря я так: наяву гораздо, гораздо страшнее.
   Когда он очнулся, то готов был пообещать что-то угодно, если я уйду. Оставила на прощанье и в качестве сувенира-напоминания красотку из ада.
   Как долго колдун продержаться? Наверное, не сильно, стремление к власти, к могуществу все одно возьмет вверх. Зато я так его напугала, что к Тамаре Ивановне парень во второй раз не полезет, но отомстить мне за унижение вероятно захочет. И пусть его.
   Покинула колдуна с чувством выполненного долга, испарившегося через некоторое время. Я не понимала, что на меня нашло. Провернуть все по-другому, никого не пугая, избавить мальчишку от артефакта-пиявки - вот что правильно, но не запугивать слабейшего, получая удовольствие.
   Плевать, что будет пытаться мстить, но вот мама, да и другие беззащитные люди, которые попадут под раздачу. Пришлось возвращаться с полпути.
   Мальчишка забыл о моем визите, тете Тамаре, крутой магии. Артефакт, старинный гримуар, я выкинула, предварительно лениво пролистав. Ничего потрясающего воображение не заметила, но о вкусах не спорят. Зато, в результате визита к малефику сделала неприятное открытие: бывших Сказочников не бывает.
   К сожалению, досадный случай с колдуном недолго пробыл в одиночестве. Было и происшествие с кампанией пьяных гопников, собирающихся поприставать к одиноко гуляющей девице.
   Что меня разозлило сильнее - неумелые фразы или то, как бесцеремонно перебили течение моих мыслей - не знаю, но досталось ребятам сильно. Не могу сказать, что не заслужили, просто...
   Приняли ли у них заявление в новообразовавшейся полиции об огромной черной собаке, так и осталось загадкой.
   Надоедливая девица, мелкий мошенник, хамоватый мужик - сильного вреда не причинила никому, но попугала от души. Вроде бы справедливо, ведь настоящих неприятностей я так и не причинила, но. Но срывалась я как наркоман со стажем, каждая доза - как глоток воздуха, лишь бы продержаться.
  
   Весна наступила сумбурно, незаметно ворвавшись в мою жизнь. Подготовительные курсы пролетели как один день, в том, что поступить на выбранную специальность легко получится, сомнений не было.
   В любом случае, я всегда могла применить выученный в Городе фокусы, просто не хотела. Принципы.
   Я приводила мысли в порядок, учила матанализ - говорят, ничто так хорошо не прочищает голову как высшая математика с физикой. Но выученные для себя премудрости оставили лишь призрачный повод для гордости. Все-таки, "не логик" - клеймо на всю жизнь.
   Зарывалась в тома по психологии и социологии, но человеческая природа упрямо оставалась загадкой. Дедушка Фрейд с его психоанализом был ненаучен, но что-то в его теории есть, какая-то зацикленность на любви и смерти в человеческом характере проглядывает. И почему мы все так хотим, чтобы нас любили?
   Закончилось все тем, что однажды проснувшись, поняла, что повзрослела. Розовые очки давно сменились черными, но пессимизм и недоверчивость - не признак зрелости. Зато теперь во мне проснулась ответственность, стремление отвечать за все свои поступки, жаль, что так поздно.
   Среди вещей, на дне заброшенного ящичка платяного шкафа блестел гильдейский знак. Паук продолжал плести свою паутину, как ни в чем не бывало. Я точно помнила, что выкинула монету в реку, в единственную реку Города, но знак как и бумеранг всегда возвращался.
   Ничего не заканчивается. Ничто не меняется.
   Бездна выглядывала изо всех зеркал, смотрела из стеклянных витрин, поджидала. Ты могла получить силу, бессмертие, вечную молодость, ты сама от всего отказалась...
   - Мне ничего не надо, - как одержимая шепчу я, но мантра не помогает, поверить не получается.
   И тогда я дала себе зарок, что не буду продолжать использовать заемную силу, играть с Бездной в игру, где проигравший определен заранее.
   Но даже если бы Бездна оставила меня в покое, даже если можно было бы без последствий применять полученную в уплату магию, не стала бы. Мне чужого не надо, я могу сама - в очередной раз сжимала крепко зубы. Я могу.
   Но, пожалуй, во избежание соблазна, силу надо вернуть прежним хозяевам. За поступки надо отвечать, со страхами встречаться лицом к лицу.
  
   Город встретил меня золотистыми листьями и легким ветром. Снова, как в старые времена, шла по его мостовым, дышала его воздухом. Когда-то я считала, мой дом здесь, а унылая, серая Земля с ее скучными обитателями - далеко позади. Лишь потом стало понятно, если ты серая и маленькая - то и все вокруг серое, а родной мир ничуть не хуже многих других. Там тоже любят, воюют, умирают.
   Я шла отдавать долги. В Городе не ждало ничего хорошего, но только туда я могла попасть. Многоразовый портал это хорошо, но тогда, когда координаты точки назначения ты знаешь, иначе можно мотаться по Вселенной бесконечно. Тратить время впустую совсем не улыбалось, пришлось навестить мастера-изготовителя.
   Город, ставший для меня средоточием зла, распростер объятья, приветствуя беглянку. Многоликая толпа обтекала меня, гомон, многоголосый шум - и показное дружелюбие. В этой толпе не было места одиночеству.
   Когда я начала считать свой Город злом? Незапланированная прогулка по Городу принесла понимание, что он не зло, а просто перекресток, принявший вид города. Место, равнозначное всему, средоточия множества сил - здесь происходили и злые, и добрые чудеса, и кого винить, что мне достались только злые?
   Тайка внезапно возникла из толпы. При виде меня девушка приподняла брови и пораженно присвистнула.
   - И у тебя хватило наглости заявиться в Город? - Тайка говорила с легкой завистью и восхищением, будто ей своих талантов не хватало
   - Я не скрываюсь, - парирую. Да, признаю, сбежала, но найти меня, при желании, достаточно легко.
   - Ты хоть знаешь, сестричка, сколь многие здесь имеют на тебя зуб? - панибратски обнимает меня за плечи Сказочница. Как-нибудь проявлять осуждение или неприязнь бывшая коллега не собиралась, улыбаясь вполне дружелюбно.
   - Я никому не вредила, ну, по крайней мере, многим, - горожанам не на что обижаться.
   - Ты так думаешь, - хмыкает Тайка, переводя разговор, - мэтр Инсидиус велел передать тебе при встрече, что ты можешь вернуться. Как-никак, способная девочка.
   - Предай ему, - задумалась над точностью формулировки, - признательность за комплимент.
   - Делаешь глупость. Впрочем, не мое дело, - да, не твое.
   - Как ты стала Сказочницей? - мы присели на скамейку возле городского парка.
   - Жаждешь чужих воспоминаний, - корзинка с покупками на земле, Тайка с ногами на скамейке - неужели, мне расскажут правду?
   - Я родилась дочерью придворного поэта. Все с детства твердили, что у меня талант, - ностальгически протянула Тайка, - знаешь, я сочиняла романтические баллады. Мне уже прочили место первого барда...
   Откровенничающая сказочница надолго замолчала.
   - А потом? - какая мне разница, что потом - неудачная влюбленность, завистливые соперники - и так понятно, что хрупкие девичьи мечты не выдержали столкновения с реальностью. Как всегда.
   - А потом пришла война. Знаешь, им хватило пары дней дойти до столицы. Отец никогда не отличался предусмотрительностью, поэтому заблаговременно покинуть осажденный город мы не успели.
   Чужая история нравилась мне все меньше, ну, кто тянул меня за язык.
   - Маму убили сразу, - монотонно, уставившись прямо перед собой, продолжала Тайка, - а вот со мной и с моими сестрами ублюдки развлекались долго. Сама не понимаю, как мне удалось выжить. Но я осталась в живых и поклялась отомстить.
   А когда Тайке повстречался добрый дедушка Инсидиус и предложил месть на блюдечке, она ухватилась за призрачный шанс руками и ногами. Но разве я, на ее месте, поступила бы иначе?
   - Варвары построили на наших королевствах руинах империю. Представь, с каким удовольствием я прошлась по ней огнем и мечом. Мы не щадили никого, - на лице Сказочницы проступила непреклонная жестокость, - убивали женщин и детей. И я не жалею, что вернула им полной мерой, мой народ никто не щадил.
   - Мэтр Инсидиус обещал помочь отомстить?
   - Он дал мне силу и возможность, дальше справилась сама. Не забывай, я специализируюсь на военных эпопеях. И самое забавное, знаешь что? - чужое дыхание щекотало ухо.
   Что ему так и не пришлось марать руки?
   - Самое забавное, что пользовалась я полученным в уплату талантом их вождя. С помощью его таланта они воздвигли из наших костей свою империю, и от него же погибли.
   Мне жаль тебя, и жаль, мучительно жаль, что ты действительно такая же как я. Мы обе потерявшиеся в грезах мечтательницы, не понимающие, что люди, события вокруг не обязаны прогибаться под наши желания, что счастье для всех и даром - юношеский максимализм.
   Нас всех ловят на одну и ту же удочку, на одну приманку, и мы послушными крысами идем за Крысоловом. Ничего не меняется.
   - Слишком много думаешь, - что Тайке до моей жалости? Она счастлива и довольна.
   - Привычка, - уже бездумно откликаюсь в ответ.
   Продолжается листопад, осенние листья покрывают парковую дорожку, свободное пространство на скамейке между нами. Листья застревают в каштановых волосах Тайки, ложатся мне на колени. Если в Городе так часто падают листья, то почему на деревьях полно листвы?
   Игнорирование Городом причинно-следственных отношений и простейшей логики как всегда немного пугает, превращает место для жизни в декорации глупой трагедии.
   - Знаешь, мы все познакомились с твоей тенью, она произвела весьма противоречивое впечатление на окружающих. Ты не думаешь, что это несколько неприлично для тени бродить отдельно от хозяйки? - на что-то намекает Тайка.
   - Вы так сразу поняли, что моя, - я на мгновение замираю, пытаясь подобрать определение, - "двойняшка" - не я?
   - По-твоему, тень так просто перепутать с живым?
   Опять я натворила нечто глупое, но даже не удивительно. Мне казалось, если я поделюсь частью своей жизни и половиной судьбы с тенью, то она станет такой же, как я, а сотворила еще одно одиноко блуждающее отражение. Стоит исправить?
   Возможно, даже хорошо, что у меня ничего не вышло. Оставить разбираться со своими проблемами другого - подло. Да и не искал меня никто, честно говоря.
   - Хотя, мы поняли не сразу, - опять разбивает мои домыслы в пух и прах Сказочница, - да и потом твоя тень изрядно повеселилась в Городе.
   - От тени избавится достаточно легко, - не хочу вешать на себя еще больше вины, моя совесть не выдержит такой груз.
   - С чего ты взяла? Иногда меня поражают твои представления от реальности, будто ты находишься в несколько ином мире, нежели другие.
   - Я ловила тени, - суховато морщусь: вспоминать о Тэке неохота.
   - Верю на слово. Но убить тень достаточно сложно, а уж "раскормленную" тем более. Да и как я говорила, спохватились мы не сразу.
   - Если бы у нашего мэтра и остальных было бы такое желание, моей блудной тени не пришлось бы топтать грешную землю, - в силах магистров я не сомневалась.
   - Мэтру... Стася очень понравилась, - Сказочница откидывается на спинку скамейки.
   - Стася? - удивляюсь. Имя звучит неправильно-непривычно.
   - Так она предпочитала называть себя, Настя.
   Понятно, о причине и спрашивать не стоит. Но мэтр Инсидиус... что за тяга к непонятному? Или старик легкомысленно путает чудо с чудовищем?
   - Настя, избавься от нее, пока еще можешь, - Тайка склоняет голову к плечу, смотрит прямо в глаза.
   Избавиться? То есть убить?
   Опять кровь на руках, бессонные ночи, нелепые самооправдания? Нет, не хочу. Пусть Стася идет своей дорогой, а Настя - своей.
   Она проживет свою собственную жизнь и вернется ко мне. Или не вернется. Впрочем, мне все равно, решение принимать ей.
   Хотя, наверное, все же не вернется: умирать никому не хочется, даже теням. А без меня она проживет вечность, оставаясь личностью. Я бы не вернулась.
   - Ты совершаешь ошибку, - в спину летит предупреждение бывшей коллеги.
   Не впервой.
  
   За сказки надо платить куда больше, чем за реальную жизнь. Просто потому, что сказка требует куда больше усилий для осуществления и куда меньшую вероятность все же произойти. Тайка говорила, они сами хотели произошедшего, но разве крысы виноваты, танцуя под дудочку вечного обманщика? Инсидиус, бессмертный и бессменный паук, вторил девушке: они сами, расплата за жадность и глупость.
   Обманщики и убийцы всегда говорят: они сами во всем виноваты. И даже если они во многом правы, я не хочу верить в такую правоту.
   Мне не надо чужого, я не хочу украденного счастья и чужой великой любви. Я смогу все сама, смогу идти по жизни без украденных, выманенных обманом костылей. Без позаимствованной магии, фальшивой красоты, нечестной удачи. Не такое уж я и ничтожество.
   Визит к мастеру-артефактору прошел плодотворно. Мэтр Ильра так спешил наладить все настройки, будто хотел побыстрее избавится от хлопотной клиентки. Подозрение вызывала и подобострастная улыбка и отказ от платы. Раньше мастер Ильра так себя не вел, или я не замечала?
   Выйдя за дверь чужой мастерской, выкинула все размышления о странностях мэтра на потом. Сейчас я в последний раз буду совершать чудеса.
  
   Лиара, наивная золушка, плакала у окна - принц опять ей изменял. Он уходил, возвращался, опять уходил, пойманной птицей вырываясь из силков. Она ждала и плакала.
   Моего присутствия моя первая работа не заметила. Я невидимкой стояла, прислонившись к стене.
   - Не плачь, не надо. Только хуже, только тебе, - невесомо шепчу, касаясь ее волос. Забери свою магию обратно, вдруг тебе станет легче?
   Глаза Лиары удивленно расширяются, она смеется и кружится от радости. Вишня за окном начинает цвести.
   Я навестила каждого, вернув все, что могла. К несчастью, некоторые уже мертвы, по моей ли, по своей ли вине - неважно. Хороший повод оставить хоть что-то себе, но лишний искус мне не нужен. Я дарю все без остатка.
   Франсуа, Эльза, Лотари, Виктуар, Робер... Сколько их было, сколько могло бы быть...
   Мои осенние визиты оставались незамеченными, кто-то не замечал и то, как возвращалось однажды отнятое. Кто-то все же был счастлив. Та же Эльза, ее не смущало, что возлюбленные путает ее с другой, что вся "великая любовь" - грезы, она на все закрывала глаза. Не мне ее судить.
   Говорила я лишь однажды и только с той, у кого не взяла ничего, с той, чей контракт так и не был подписан. Дочка Милады моему посещению обрадовалась.
   Маленький домик целительницы находился на самом отшибе. Покосившиеся ворота, старая, немного обвалившаяся черепица, зато чисто вымытые окна, откормленный пес и множество цветов.
   При виде меня собака испуганно завыла и попятилась. Возможно, для нее я вроде нечистой силы. Хозяйку дома я не застала, пришлось ждать на крыльце до вечера. Рилька появилась лишь на закате, тяжело нагруженная свертками, с сумкой, от которой заваливалась на бок.
   Заметив меня, она всплеснула руками и кинулась обминаться. От совсем не повзрослевшей девчонки пахло лесными травами.
   - Пусть ваша дорога будет легка, уважаемая Сказочница, - улыбалась травница, приглашая в дом.
   - В смысле? - слышать типичное городское пожелание здесь - нонсенс.
   - Простите, просто мне казалось именно так у вас принято приветствовать. Но я могла ошибиться. Заходите, я сейчас накрою на стол.
   - Мама говорила?
   - Ага. Вы отвар с липой или с малиной предпочитаете? А пирожки с капустой и литвой только из печи вынула, - похвасталась Рилька. Знать бы еще, что такое литва и какова она на вкус.
   - Как твои дела? - осторожно откусывая от пирожка, пробурчала я.
   - Хорошо. Замуж собираюсь, мне на весеннем костре такой замечательный человек предложение сделал, - протараторила хозяйка.
   - А как же Айвен? - чуть не подавилась выпечкой.
   - Спасибо вам за него, - улыбка исчезла из глаз дочки Сказочницы, стали заметны морщинки и синяки вокруг глаз, - они очень счастливы с Рокси. Полгода назад я принимала роды у Роксаны, родился крепкий и здоровый мальчик.
   - Я сожалею.
   - О чем и зачем? - грозно поинтересовалась целительница.
   Действительно, о чем? Что все не так, как хотелось? Но это же жизнь, детка!
   - Мне надо спросить о твоей матери. Почему она ушла из Города? - мне важно слышать ответ, понимать, я не одна, и, в конце концов, все сложится правильно.
   - Мама сильно влюбилась, а отец, - Рилька обхватила плечи руками, рассказ причинял ей мучения, но девчонка не останавливалась, - он... Знаешь, сначала они очень понравились друг другу, у них вспыхнуло взаимное чувство, а потом... Мой отец был сильнейшим эмпатом, и однажды, он понял, что находится рядом с мамой для него невыносимо. Его стало тошнить от ее присутствия, не смотря на все старания, он не держался больше пяти-шести минут. Вместо мамы отец видел нечто чужое, мерзкое и голодное, и он не выдержал.
   - Тогда она ушла? - тихо уточняю я.
   - Да. Мне исполнилось десять, когда мама спешно покинула Город и Гильдию. Иногда, - доверчиво поведала она, - мне сняться осенние переходы и высокие шпили.
   Мне тоже.
   - А отец вернулся?
   - Нет, папа ушел навсегда. Периодически он писал мне длинные письма и посылал подарки, но мы не встречались.
   - Милада никогда ни о чем не жалела?
   - Только о том, что не ушла раньше. Маме часто снились кошмары, настроение менялось по сотни раз на дню - она то смеялась, то рыдала. Еще мама писала часами, но я никогда не читала содержание - написанное тотчас сжигалось. А когда я пришла в последний раз, ее уже убили.
   - Почему ты считаешь, что именно убили? - ведь Инсидиус и остальные не стали убивать меня, да и от обосновавшейся в глуши Милады опасности ожидать не стоило.
   - Мама бы ни за что сама не повесилась. Она очень боялась смерти, точнее того, что ожидает там, за порогом.
   Возможно, Рилька права, и ее мать действительно убили. Или ее никто не подталкивал к самоубийству, просто Милада не выдержала.
   Но я точно не хочу проверять, какое посмертие приготовлено Сказочникам.
  
   Я стремилась каждое лицо, каждую судьбу запечатлеть в своей памяти навеки. Мне нельзя забывать своих героев, как нельзя считать живых - марионетками, куколками на ниточках. Заставлять кого-то проживать заранее составленный сценарий, говорить написанные слова - больше не претендую на роль Провидения, хватит.
   Я вернула все, до капли. Я как могла, исправляла течение их судьбы, а дальше - пусть плывут сами. Знаю, что недостаточно, но сделать большее не в моих силах. Живите, пока можете и как можете, никакого после у вас не будет.
   Вот и все.
  

Интерлюдия 2

   Меня тянуло в Город, как мою вторую, живую половину. Город слишком многое значил для нас обеих, чтобы так просто от него отказаться. Не то чтобы я его любила, просто только здесь мне было спокойно. Только это место хоть как-то подходило на роль дома.
   И только здесь меня ждали. Наверное.
   Инсидиус курит трубку, дымные колечки притворяются неведомыми зверюшками, пока не растворяются окончательно. Раньше мэтр не курил, но мой сумасбродный любовник любит раз в сто, сто пятьдесят лет полностью менять все привычки. По его мнению, изменения здорово освежают и скрашивают бесконечную жизнь.
   Сижу на огромном столе, болтая ногами. По полу разбросаны бумаги, их хаотического беспорядка рождается причудливая система. Другое дело, что отыскать необходимое легко лишь для самого главы Гильдии, остальные обойдутся.
   - Почему ты не убил Диниэ ранее? - проявляю тень интереса. Действительно, стереть зарвавшегося мальчишку для расположившегося напротив паука проще простого.
   - Он хорошо спрятался, пока ты не нашла его, - выдыхает дым изо рта Инсидиус, - предусмотрительный мальчик.
   Выраженное поступком сидха одобрение Сказочника впечатление на меня не оказывает. Не такой уж и предусмотрительный, если его все-таки отыскали.
   - Ты навесил на меня маяк? - тоном склочной жены тяну в ответ.
   - А ты скрывалась? - цинично поднимает бровь любовник. От него, пожалуй, скроешься.
   Притворится, что обижена? А, ладно, все свои. Да и спектакль для Инсидиуса мне пока не по силам.
   - Нет, что ты, - успокаивает бессмертный старик - просто при тебе он применил нашу силу, и я почувствовал.
   - А ты ощущаешь всех Сказочников? - из вежливости интересуюсь. Не то чтобы меня задел данный вопрос, но надо же поддерживать разговор.
   - Все мои подчиненные для меня как дети, - лицемерно улыбается старикашка.
   Хохочу.
   - Только не со мной, - с трудом выдавливаю слова между взрывами смеха, - не надо передо мной кривляться.
   Я, конечно, ничем не лучше остальных, но несколько раздражает. Если мы оба знаем, зачем прикладывать лишние усилия на поддержания ненужных иллюзий?
   - Да, я всегда чувствую, когда кто-то из моих переписывает реальность. В некоторых случаях, такая осведомленность весьма пригождается. Тем более, когда необходимо исправлять ошибки.
   - Ты тоже ошибаешься? - я полностью оккупирую стол, сбрасывая рукой чернильницу, часы и другие мелочи.
   - Как и все, красотка, как и все, - по-стариковски вздыхает Сказочник, - но ошибки надо исправлять. Милада была моей ошибкой, Диниэ был моей ошибкой, и от них обоих пришлось избавиться.
   - Поэтому ты стремишься убрать Настю моими руками?
   - Я не уверен, - неожиданно признался он, - девочка оказалась очень талантливой. Есть вероятность, что она все же одумается и вернется.
   - Она не одумается, - в этом не сомневалась. Я как никто близко знакома с Настей, я сама, по большей части, она. И сбежавшая Сказочница больше не передумает. Будучи по натуре максималисткой, разочаровавшись раз, повторно очаровываться она не станет.
   - Тогда ей придется уйти, - подобрал синоним для слова "смерть" Инсидиус.
   - Убьешь Настю сам, - отрезала я.
   - Разве ты не хочешь стать настоящей? - удар ниже пояса.
   - Не хочу так.
   - Тогда просто незаметно займи ее место, - неожиданно предлагает любовник, - если все поверят в то, что ты - она, то именно Настя превратится в тень. И вы обе останетесь живы.
   - И все будет хорошо? - вот бы и вправду поверить.
   - И ты снова станешь Сказочницей и вернешься в Город. Я был бы рад за тебя, - искушает мэтр, - только представь...
   Я бы представила, но в существовании в виде тени нет ничего хорошего, врагу не пожелаешь. А уж, тем более, самой себе.
   - Лучше ее убью.
   - Как пожелаешь, милая, как пожелаешь.
  
   Все снова повторилось, как в заколдованном круге, в мифе о вечном возвращении. Вновь убийства, оргии, битвы в безнадежной попытке почувствовать себя живой. И нет никакой разницы между любовью и пыткой, если они одинаково не помогают.
   Я могла собой гордиться: горожанам до чертиков надоело терпеть мои выходки, она даже забыли о своем принципиальном индивидуализме. Избавлялись от меня коллективно, к всеобщей охоте отказался присоединиться только Инсидиус, не понятно почему. Остальные магистры участвовали в полном составе.
   - Все-таки, специалисты в Городе классные, этого у них не отнимешь, - так решила я, будучи заключенной в зеркало.
   Изучали мой феномен долго, но прийти к решению как моей создательнице удалось отделить свою тень, оставшись в живых, так и не смогли. Ближе всех к загадке подобрались некроманты, будь у них чуть больше времени...
   С исследователями я говорила охотно, благо, все они - яркие и неординарные личности. Но уговорить выпустить меня никого не удалось, добилась лишь того, что от меня всячески стали защищаться. Талисманы от телепатии, магические щиты, амулеты от посторонних влияний - разные специалисты развлекались по-разному.
   В зазеркалье было странно, пусто и скучно. Бледноватые зеленые, красные огоньки, чудные создания, вечная конкуренция за еду. Здесь жрали все и всех, но, к моему несчастью, никаких эмоций помимо голода не испытывали. Причудливое место: время то тянулось бесконечно, то растягивалось на вечность; псевдоразумные жители, с которыми не о чем разговаривать; постоянно меняющиеся пейзажи.
   А после пришел Инсидиус.
   - Я долго искал тебя, девочка моя. Знаешь, меня не хотели к тебе пускать, но я сумел их... уговорить, - старческая рука провела по зеркальной поверхности.
   Бедные те, кому пришлось испытать на себе тяжесть аргументов любовника.
   - Тебе пора.
   Зеркало разбивается на тысячи осколков, и - вот стою посреди ритуального зала, куда пометили ловушку со мной магистры.
   Город покидала, уже зная, куда направлюсь.
   Мне все надоело, я мучительно устала стремиться к невозможному. Прости, Настя, твое время истекло.
   Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать.
  

Глава 13, и последняя

   - Анастасия Владимировна, спасибо вам, вы буквально спасли мне жизнь, - улыбается очередной благодарный пациент и еще одна коробка конфет ложится на стол. Кстати, неплохих конфет - любимая вишня в коньяке.
   Через сорок минут еще одна операция на сердце. На этот раз семнадцатилетняя девочка, поэтому ошибаться никак нельзя - она еще не прожила свою жизнь.
   Я все-таки стала хирургом, как и планировала, и, смею надеяться, неплохим хирургом. По крайней мере, пациенты до сих пор не жаловались. Закончила медицинский институт с красным дипломом, устроилась в обычную больницу и уже десять лет как не совершаю предосудительных поступков. Звучит так, будто я преступник-рецидивист, но, в какой-то мере, так и есть. Самое замечательное, что ни о чем не жалею, а те сны, которые постоянно снятся... Что ж, сны - это только сны.
   Иногда мне кажется, что ничего и не было.
   Операция проходит успешно, с девочкой все в порядке. Мы пьем в ординаторской чай с коллегами, благо есть с чем, болтаем о больных, сплетничаем об отсутствующих и личном. С работы меня должен забрать любимый мужчина, с которым мы вот уже восемь лет живем в крепком браке.
   - Настюш, ты читала новый роман Клюевской? - Кира Андреевна, внушительная дородная дама бальзаковского возраста, манерно оттопыривает мизинец.
   - А стоит? - фыркаю я.
   - Еще как, - вздыхают окружающие леди.
   - Ты знаешь, там такая любовь. Но он призрак, и они не могут быть вместе, - дает запутанные объяснения кудрявая Светочка.
   - Ты прочитай, прочитай, - подначивает хохотушка Галя.
   - Я не читаю про любовь, - с улыбкой качаю головой.
   - Какая-то ты слишком приземленная, Анастасия, - укоризненно поджимает губы заведующая отделением Кира Андреевна.
   - Уж какая есть, - отмахиваюсь от необоснованных претензий начальницы.
   Настойчиво звонит новенький сотовый телефон, оглушая звуком тяжелого рока. Вроде бы, мне пора, Рома уже заждался.
   - Ладно, девочки, прощаюсь до понедельника, всем удачных выходных, - поднимаюсь со стула.
  
   На улице колючая зимняя ночь, у двери притаилась старенькая иномарка, с прислонившимся полноватым мужчиной лет сорока.
   Я бросаюсь на шею мужа, повисая на нем с ногами. В ответ респектабельный Роман Геннадьевич пытается взвалить меня на плечо, но попытка похищения проваливается, и мы начинаем веселиться.
   - Начал думать, придется вызволять тебя оттуда с боем, - отсмеявшись, произносит муж.
   - Верю, что ты бы героически отбил меня из лап разъяренных вторжением теток, - представив такую картину, снова начинаю неудержимо хохотать.
   - Ладно, моя принципиальная принцесса, поехали-ка домой, а то нас, поди, заждались. Люська два раза успела звякнуть - мол, мама, папа, вы где, - открывает дверцу верного боевого "коня" Ромка.
   - Она хоть уроки-то сделала? - с сомнением кошусь на зеркальце заднего вида.
   - А то ты Люську не знаешь, - подмигивает муж.
   Понятно, опять балду пинала, в чатах сидела, электронных орков изничтожала. Второй класс уже, а хуже любой первоклашки, в школу калачом не заманишь. Придется полночи сидеть, пропущенный материал догонять. Или махнуть рукой на предупреждения классной руководительницы, не хочет ребенок и не надо. Вырастет, актрисой станет или дизайнером каким - русский с математикой и не пригодятся.
   Надо еще лучшей подруге Ленке рецепт яблочного рулета отыскать: обещала давно, да все из головы вылетает.
   - О чем задумалась, принцесса? - наглый супруг одной рукой приобнимает меня за плечо.
   - Эй, следи за дорогой, - возмущенно пихаю Романа в бок. Ответить что ли, что вынашиваю планы по захвату мирового господства? Нет, лучше не надо - а то потеряет еще от неожиданности управление, попадем оба в аварию, пока он радоваться моей шутке будет.
   - Не бойся, ничего не случится, - махает лапищей преуспевающий программист, задевая висевшего над лобовым стеклом кота-мутанта. Игрушка укоризненно раскачивается.
   Некоторое время едем в уютном молчании, пока у Ромы не появляется очередная сумасшедшая идея.
   - Слушай, а давай займемся любовью прямо в машине, как американцы, а то дома теща с Люськой, при них-то неудобно, - коварно предлагает мужчина.
   - Заткнись, чертов извращенец, и следи, наконец, за дорогой.
   - Чем плохая идея? - немного нарочито обижается отшитый суженый-ряженый.
   - Делать нечего: тесно, неудобно, вдобавок, заметить смогут. Вон у Люсинды через недельку каникулы начнутся, отправим их с мамой куда-нибудь отдыхать и оторвемся.
   - Учти, я хочу наследника.
   - Чем Люсинда тебе не наследник, сорванец сорванцом? Недавно стекло в школе разбила, пришлось деньги платить, нос мальчонке во дворе чуть не сломала. А все потому, что кое-кто ее слишком сильно балует, - грозно качаю головой. Может, Люся и перерастет, но пока хулиганка страшная.
   - Детей надо баловать, - наставляет неумелую мать воспитатель-отец, - только тогда из них вырастают настоящие разбойники.
   Закрываю глаза и претворяюсь спящей.
  
   С Ромкой мы познакомились на моем втором курсе. Смешной пятикурсник ходил за мной по пятам, дарил цветы, приглашал в кино, хохмил - и я сдалась. Не знаю, что он во мне нашел: внешность серой мыши, испортившийся характер, подозрительность, доходившая местами до паранойи - я бы в себя точно не влюбилась. Но лично меня в моем обаятельном толстячке привлекал неиссякаемый оптимизм, практичность и надежность. Если уж рядом с тобой мужчина, то он должен быть таким, чтобы на него можно было положиться.
   Через месяц ухаживаний, в китайском ресторанчике, в кампании симпатичных роллов и суши, я прямо спросила у ухажера.
   - Ромка, а ты на мне женишься?
   Любой другой парень от такой постановки вопроса сбежал бы, только пятки сверкали, а программист сразу согласился.
   Свадьбу мы справляли через два месяца, а еще через месяц я узнала, что беременна. Институт так и не бросила, как меня ни уговаривали. Было сложно, но Ромка помогал и мы справились.
   Люська родилась ангелок-ангелочком, и не доставляла родителям никаких хлопот. Зато лет в шесть в ней проснулся дух исследовательницы и бандитки, вот тогда настоящие проблемы и начались.
   Больше всего на свете я люблю свою семью, хотя знаю, что их не заслуживаю.
  
   Семейный вечер закончился за полночь, засыпая под боком мужа, сонно размышляла, как все удачно вышло. И, видимо, сглазила.
   Во сне мэтр Инсидиус выглядел моложе, длинная борода и старческие морщинки смотрелись неудачным гримом. В сердце кольнуло.
   - Анастасия, - величественно наклонил голову волшебник, - поговорим.
   - А нам есть о чем?
   Мы стояли посреди бесконечного поля. Невидимый ветер пригибал траву, над головой раскинулось ярко-синее небо. Где-то это я уже видела.
   Мэтр, одетый не в стандартную мантию, а штаны и рубаху, разлегся прямо на траве. Присела рядом, опираясь руками о землю.
   - Хочешь - вернись, - перекинул из одного уголка рта в другой травинку сказочник.
   - Такое щедрое предложение, - смеюсь, хотя тянет плакать. Если ты перелистнешь последнюю страницу, закрывая книгу, то остальные не обязательно последуют твоему примеру.
   - Ты даже не представляешь - какое.
   Представляю, еще как представляю. Иногда, по ночам, становится совсем невмоготу, и тогда я смотрю открытыми глазами в потолок и мечтаю убить свою семью. А потом уйти далеко, на призрачные тропы, чтобы в лицо дул долгожданный осенний ветер.
   Мои самые близкие люди стали для меня то ли якорями, удерживающими от неверного решения, то ли камнем на шее. Это неправильно, мерзко, подло - но ничего не могу поделать. И блаженно улыбаюсь - у меня же идеальная, черт ее побери, семья, прекрасная работа, я счастлива, счастлива, счастлива...
   Все сказки, все фантазии навечно стали табу, как все, способное разворошить прошлое. Все, что можно использовать в качестве повода. И отчаянье постепенно отступало.
   Когда Люся сильно заболела, Ромка попал в аварию, мама сломала руку, неудачно поскользнувшись на гололеде - тогда искушение исправить все мановением руки возникало снова. Но я ни разу не воспользовалась однажды данной силой, ведь по процентам не расплатиться.
   - Тайка мне уже предлагала, но, пожалуй, я откажусь снова.
   - Как знаешь, как знаешь, - растворяется в воздухе незваный гость, оставляя меня одну.
   Вдалеке виднеется Храм, несмотря на яркое солнце, меня охватывал иррациональный страх. Там, в проклятом Храме меня давно ждали и когда-нибудь они победят.
   Через двенадцать лет кошмар повторяется вновь.
  
   Всю субботу ждала неизвестно чего, меня мучили плохие предчувствия, я фальшиво улыбалась и напевала. Ромке пришлось уехать на работу, хотела попросить мужа остаться, но вовремя прикусила язык. Чем любимый мне поможет, нельзя его втягивать в свой кошмар.
   Вечером он позвонил и сказал, что задержится. Пожелала удачной работы.
   Вспоминалась исчезнувшая тень. Жить без тени странно, иногда тебе грезится равнодушная пустота и вечный голод, иногда посещают не твои мысли и фантазии.
   Единственный сохраненный сувенир из прошлой жизни: татуировка-иллюзия, создающая впечатление, что у меня по-прежнему есть тень, чесалась с самого утра. Не следовало ее делать, но какими невнимательными ни были окружающие люди, мою "странность" бы заметили. И как я не стремилась вычеркнуть все напоминающее о Гильдии, благоразумие вяло вверх.
   Скачанный из Интернета фильм, который посмотрели с Люсей и мамой, промелькнул перед глазами, не оставив никаких воспоминаний. Вроде бы, фильм - комедия, а может и боевик. Даже название не помню.
   Зов становился невыносимым.
   - Мам, ты куда? - недоуменно окликнула меня дочка.
   - Пойду, вынесу мусор, - вымученно улыбаюсь ребенку.
   - Анастасия, ты что, с ума сошла, шарахаться в темноте, - в прихожую подошла мама, - Роман придет - выбросит, да и до утра с твоим мусором ничего не случится.
   - Со мной тоже. Ничего не случится, - обматываюсь шарфом, - да и проветрюсь заодно.
   На пороге квартиры на мгновение останавливаюсь.
   - Знаете, я вас всех очень-очень люблю. Больше жизни.
   На улице падал снег, потеплело. Во дворе не было ни души. Обычная ночь, ничего пугающего и сверхъестественного. Я уже почти поверила, что со мной ничего не случится.
   Она стояла возле дома напротив, и я не сразу заметила, как темная тень оторвалась от стены и приблизилась ко мне. Моя двадцатилетняя копия смотрела на меня и молчала.
   - Здравствуй, сестричка.
  
   Под ногами горит земля, шею сдавила невидимая удавка. В глазах темнеет, не вздохнуть, в голове взрываются мелкие колючие иглы. Потом отпускает.
   Я стряхиваю оцепение и бегу. Но куда бежать подопытной крысе, если выхода из лабиринта нет?
   В спину летит ветвистая молния - мой теневой двойник развлекается. Еще бы файрболлом запустила, чтоб уж совсем весело стало. И соседям за компанию.
   Если бы она захотела меня убить, то ее ничто бы не остановило, но Стася предпочитает растянуть удовольствие. Беги, крыска, беги.
   И я бегу.
   - Куда же ты спешишь? - выплевывает Стася.
   В боку колет, прислоняюсь к стене, пытаясь отдышаться. Никто ничего не слышит, словно мы вдвоем провалились в иное измерение. Нас здесь нет.
   Асфальт плавится, сверху падают тяжелые ледяные глыбы, задевая меня осколками. Щека вся в крови, бровь рассечена. Похороните меня в закрытом гробу.
   Сил нет, остается лишь сдаться. И умереть.
   Или умереть: потому что выход - есть. По-крайней мере, шанс. Всего одна сказка, в безвыходном положении - простительно, не так ли?
   Я не стала пользоваться силой, когда моя дочь умирала, когда муж завис на краю гибели - не буду сейчас. Развилка пройдена давным-давно, прошлое не стоит ворошить, выпускать спящих демонов. Мы все когда-нибудь умрем, и даже не страшно. И не грустно. Все подаренное кем-то время - наше, и мое истекло.
   Мне некуда скрыться, ноги стянула невидимая леска, меня протащило несколько метров и швырнуло об угол дома. Приземлилась несколько неудачно: напоролась боком об подвернувшийся торчащий штырь, сломанная рука повисла плетью.
   - Зачем бежать от самой себя? - тень подходит медленно, смакуя мою безнадежность. Ей нравится мучить меня, а поведение больше всего напоминает долгожданную месть.
   Чувствую пугающее равнодушие, легкую горечь на губах. Все ирония ситуации заключается в том, что меня предупреждали. Но Настя же самая умная, она сама во всем разберется.
   Если слишком часто закрывать глаза, то, открыв их однажды, не узнаешь свой мир. Некого винить, незачем жалеть.
   - Зачем тебе такая жизнь? - фыркает моя молодая копия, - ты же ненавидишь нынешнее прозябание, жаждешь вырваться из здешней дыры прочь, на свободу! Ни за что не потратила бы свое время так бесполезно, как ты, сестричка.
   Мало ли кто чего хочет. Обойдусь. Но, знаешь, позволить тебе занять мое место - не могу. Скорее всего, я виновата перед тобой, но угрызений совести, по какой-то причине, не чувствую.
   Прости меня, если сможешь, Стася. Вдруг и я тогда успокоюсь.
   Встряхнув головой, иду навстречу, подволакивая ногу. На снегу остаются кровавые следы.
  
   Мы касаемся друг друга, ладонь к ладони, она-я так близко-близко к друг другу, что чужое дыхание смешивается с твоим. Ты - это я. Я - это ты.
   Всегда хотела иметь сестру-близнеца, а получила злого гения-двойника. Все мои мечты - шиворот-навырот, видно такая судьба. Идеал - в кривом отражении.
   - Ты - это я, - шепчу, придвигаясь ближе. Я не боюсь.
   - Ты - это я, - соглашается Стася, неуверенно пытаясь отодвинуться. Голова склонилась к плечу. В чужих глазах тают смешинки - тень ощущается более настоящей, нежели в начале встречи.
   С неба падает снег, тает на лице, превращаясь в слезы. В горле першит, тело невероятно ломит, вся одежда промокла в крови. Мысли исчезают в неизвестном направлении, безумие подступает все ближе, подкрадываясь как кошка.
   Ты - это я... Или я - ты?
   Воспоминания смешиваются в гремучий коктейль, я то смотрю на себя со стороны, выглядывая из чужих глаз, то снова становлюсь собой. Только кто именно я - не разобрать. Ночную тишину разрывает безумный, хриплый смех. Я-она хохочет до упаду, будто происходит невероятно забавное событие, она-я подхватывает. Действительно, ведь весело, не так ли?
   Ладонь к ладони... Одна из нас покрывается трещинами, и рассыпается в прах, как проклятое зеркало. Прах уносит зимний ветер.
   Вторая остается в одиночестве. Только, не сразу понимает, которая.
  

Смех сквозь слезы -

Вода с солью.

Знала б раньше - все серьезно,

а теперь танцую с болью,

Посыпаю себя пеплом,

Сожаления лишь чувства.

Кто же знал, что все так выйдет

Так нелепо

И так пусто?

Все в округе ветер с пылью,

Остывает чашка чая...

Вымысел замешен с былью,

Разобраться уж не чаю.

Смех сквозь слезы - неизменно.

Ничего я не исправлю...

Скоро также стану тленом,

Точку жирную поставлю.

Последнее стихотворение, не написанное Стасей



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"