Мясоедов Владимир Михайлович: другие произведения.

Дальневосточный штиль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.64*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало 3й книги цикла. Выложены пролог и первые три главы из двенадцати, произведение закончено и распространяется по подписке. Аннотация: Пребывание в маленьком гарнизоне, стоящем на границе Сибири и Китая, это ссылка....Но не для того, кто отправился туда прямиком с фронта Четвертой Магической Мировой Войны. Для молодого боевого мага второго ранга подобная перемена места службы стала настоящим подарком судьбы. Как бы не были страшны населяющие заповедные леса чудовища, но бродят они все же стаями, а не армейскими корпусами. Контрабандисты с разбойниками отнюдь не ищут встречи с солдатами, а наоборот всеми силами стараются её избежать. Да и опытных магов-менталистов, способных выведать его самую страшную тайну, а именно происхождение из совсем другого мира, в такой глуши водится маловато. Увы, в каждой бочке меда есть своя ложка дегтя. Вот жалованье, например, в подобных медвежьих уголках частенько задерживают. А кушать хочется регулярно, да еще и молодую супругу чем-то кормить надо! Роман закончен, выложен рекламный фрагмент. В связи с подготовкой к изданию подписка прекращена.

  Пролог
   В маленьком покосившемся домике, полном мусора, пауков и пыли, раздавался весьма нетипичный для февраля-месяца звук. А именно стук топоров, молотков и ругань владеющих инструментами людей. Нет, оставшееся без хозяев еще года три назад строение давно требовало ремонта, но начинать его сейчас? Когда в самом разгаре стоят трескучие сибирские морозы, заставляющие замерзать на лету птиц, а слой снега на улице вплотную подобрался к узким длинным оконцам, где стекло заменили мутной слюдой, но зато не поскупились прикрыть её металлической решеткой? Любые нормальные рабочие отложили бы подобное дело как минимум до ближайшей оттепели, напрочь бы отказавшись менять перекрытия сгнившей крыши в подобную холодрыгу. Вот только отдавшие приказ о начале ремонта начальники нанимать профессионалов даже и не подумали. А зачем, если у них есть солдаты, которые в соответствии с Уставом права возмущаться условиями труда банально не имеют? И требовать за свой труд какие-нибудь деньги тоже.
   -Вот делать нам больше нечего... - Бурчал прапорщик Федор Лодочкин, зябко ежась, несмотря на видавший виды облезлый овечий тулуп, обязанный спасать его от холода. Нет, со своей работой тот в принципе справлялся, особенно благодаря защищающим от ветра стенам, однако вынужденно осваивающий мастерство плотника мужчина все равно мерз. А что поделать? Возраст! Под рекрутскую повинность ныне уже полностью седой мужчина попал, когда ему аж целых двадцать девять годков исполнилось. Многовато, но все же вполне приемлемо по меркам вербовщиков, которые предопределили дальнейшую жизнь обычного крепостного крестьянина на целых тридцать лет. Вероятно, они просто не ожидали, что тот умудрится протянуть почти весь назначенный ему срок и сляжет в сырую землю значительно раньше первых признаков надвигающейся старости. Хороша почетная отставка и прилагающаяся к ней вольная грамота, да только по пути к ним слишком велика вероятность нарваться на дурную пулю, быструю саблю, острый клык, заразную хворь или черную ворожбу! - Только дома для новых ссыльных ремонтировать...Можно подумать, у нас в крепости титулованных пьяниц мало ошивается! Попавшие с балов прямиком в Сибирь, они же все пьют! И чудят! Причем иногда даже трезвыми! А тут им не Москва или Петербург, где можно спокойненько себе лежать под кустиком, читать сонеты и звездами любоваться! Зазеваешься - схарчат так, что косточек не останется!
   Другие солдаты если и были с ним согласны, то молчали. Это заслуженному ветерану и почти офицеру многое позволено. А их за такие речи в адрес представителей дворянского сословия, пусть и чем-то провинившихся, а потому отправленных на дальние рубежи Российской Империи, могли и под плети отправить. Ну, или просто вразумить кулаком в зубы, что тоже не особенно приятно. Возможно, если бы рядом не имелось более высокого начальства, кто-то из них и поддержал бы убеленного сединами прапорщика....Да только оное начальство находилось буквально в двух шагах. Сидело себе в скособоченном протертом креслице, оставшемся от прошлых хозяев дома, да читало газету, вполглаза наблюдая за суетой подчиненных. Пачкать руки попавший в опалу и разжалованный до штабс-капитана аристократ не собирался, однако же присутствовать при вверенном ему подразделении был обязан.
   -Да будет вам, Федор Николаевич. К нам же не революционеров-мечтателей направляют или еще каких неудачливых заговорщиков, а вполне себе опытные боевые части. - Сидящий в кресле человек, несмотря на царивший вокруг холод, был облачен всего лишь в тонкий парадный бело-синий летний мундир, однако никакого неудобства отрицательные температуры ему явно не доставляли. Более того, весь снег в радиусе метра от офицера, читающего недельной давности столичную газету, успел не только растаять, но и испариться. - Всей их вины - оказались под командованием принца, который по молодости не рассчитал свои силы и дал захватить себя в плен. Эти жизнь видели и по-глупому не помрут. Во всяком случае, не все и не сразу.
   -Стали бы хороших вояк в нашу глушь отправлять! - Раздраженно буркнул седой прапорщик, злобно стуча молотком по ни в чем неповинному гвоздю, имевшему наглость слегка загнуться. Недовольство бывшего крестьянина вызывало не столько скорое увеличение гарнизона, сколько неизбежная необходимость массово натаскивать новичков, которых наверняка на первое время приставят к уже опытным подразделениям. - Нет, барин, когда весь мир от Четвертой Мировой Войны трясется, в нашу глушь послать могут только самых никчемных бездельников! Ведь только вот рвалась наша армия к польской столице! Как же ж её...Крякову?
   -Кракову. - Поправил его офицер, дочитывая предпоследний абзац светских новостей, в котором отчаянно надеялся обнаружить знакомые фамилии. Вдруг у кого-то из дальних родичей или просто знакомых карьера шагнула в гору, и настало время напомнить ему о прозябающем в глуши отшельнике? Готовом отплатить могущественному покровителю верой и правдой, ну или просто скопившимся за несколько лет жалованием, которое в глуши и тратить то особо некуда. - Жаль, что мы не успели его занять. Однако нерушимый мир на целых пять лет с Польшей и австрияками - это тоже неплохо! В кои-то веки России-матушке повезло, и она впервые за два столетия может со стороны посмотреть, как грызутся соседи.
   -Есть еще Англия, с которой у нас аж с двадцать первого века неприкрытая вражда. Двести лет уже они нам гадят всячески, а мы за это им всего лишь раз Лондон с предместьями сожгли. - Напомнил прапорщик, устало утирая льющий со лба пот и усаживаясь прямиком на ящик с гвоздями. - И обе Америки тоже опасны. Пусть они даже вроде как и по горло заняты тем, что воюют друг с другом.
   -Их сила - флот. Войну против крупнейшей в мире континентальной державы морскими кораблями выиграть невозможно. А значит не стоит и начинать её без сильных именно на суше союзников. - Презрительно отмахнулся штабс-капитан, перелистывая страницу. На следующем листе его внимание привлекла сделанная с высоты фотография Вены, полной строительных лесов. Один из крупнейших городов мира стремительно восстанавливался после ковровых бомбардировок, устроенных ему прокравшимися мимо всех пограничных укреплений воздушными налетчиками. Вероятно, грабивший его целые сутки османский десант успел обогатиться на десятилетия вперед. Однако вряд ли добыча, сколько бы не влезло её на украшенные зеленым знаменем пророка дирижабли, окупит полноценное противостояние с Австро-Венгрией, не стерпевшей вероломного нападения на свою столицу. И по такому случаю даже остановившей войну с Россией на не слишком выгодных для себя условиях. - Нет, пока австрийцы насмерть сцепилась с турками, за юг и запад можно быть спокойным. На севере же у нас льды, через которые ни один враг в здравом уме не попрется. Вот и перекидывают часть войск на единственное направление, где регулярно бряцает железо. Туда, где на побережье регулярно нападают пираты, через границу с охваченным гражданской войной Китаем сплошным потоком прут беженцы и бандиты, а из древних чащоб регулярно выбираются в поисках человеческого мяса все новые и новые монстры.
   -Ну, тоже верно. Сибирь она большая (1) и беспокойная, сколько бы народу сюда не пригнали, а все мало будет. - Не мог не согласиться с аргументами начальства прапорщик, извлекая из недр тулупа кисет с табаком и трубку из вишневого дерева. На то, чтобы набить её доведенными до автоматизма движениями у старого солдата ушло едва ли десять секунд. - Ваше благородие, может, хватит уже красоту наводить? Дыр то в крыше больше нету, а щели... Вот кого сюды поселют, у того пусть голован насчет них и болит!
   -Нет, как раз этот дом нам хорошо бы привести в образцовый порядок. Его целителю второго ранга отдадут, который на третий пытался сдать во время своего пребывания в госпитале по ранению, но исключительно из-за малого резерва повышение не вытянул. Да к тому же он с супругой из связисток, изучавшей помимо астральной еще и стихийную магию. - Вздохнул штабс-капитан так тяжело, будто всю работу в ремонтируемом солдатами жилище делал своими руками. - Не велики персоны, да к тому же клейменые оба контрольной печатью, словно смерды простые, но у нас тут будешь рад и захудалому ведьмаку, а не то что почти целым подмастерьям!
   -А, ну тогда да, тогда еще мусор за собой вынести надо будет. И подмести придется. С лихими людьми, нелюдями, зверьми да монстрами, мы и сами справимся. Пушкой там, саблей али колом осиновым...- Степенно согласился Федор, раскуривая трубку от серебряной магической зажигалки в виде дракончика, являвшейся предметом его особой гордости. Зачарованное подобие животного подозрительно уставилось на щекочущего ему пузо человека, но потом все же опознало хозяина, а потому соизволило чуть приоткрыть пасть и выдохнуть маленький язычок пламени. А вот если бы потревожившая волшебную безделушку рука принадлежала кому-то не тому, то она бы оказалась хорошо прожарена. Как и еще три-пять квадратных метров прилегающего пространства. Артефакты в крепости редкостью отнюдь не являлись и даже свободно продавались в гарнизонной лавке, куда самые умные из солдат обязательно относили большую часть своего жалования, чтобы разжиться как можно более качественной экипировкой. Однако лишь очень немногие из ходящих по рукам простых людей зачарованных предметов могли при необходимости выдать не просто жалкий язычок пламени или способный повалить дерево огненный шар, а полный аналог настоящего драконьего выдоха, без остатка испепеляющего в зоне своего поражения все вплоть до легкой бронетехники. - Но вот раны затворять, это без доктора как-то плохо получается. И по месяцу в бинтах ходить чего-то совсем невесело. Лучше уж полчасика на столе медицинском полежать, покуда лекарь колдовать будет.
  Глава 1
   В которой герой участвует в задержании нарушителей границы, едва не выбалтывает свою самую страшную тайну и узнает, что организованной преступности никакие преграды не помеха.
  В ночной темноте озаряемой лишь скупым светом звезд, да узкой полосой молодого месяца, сцепились друг с другом два корабля. Один из них охранял границу страны, а второй через эту самую границу пытался незаметненько проскочить. Однако, не повезло. И поскольку судно-нарушитель на громогласный призыв остановиться для досмотра не пожелало, то по отношению к нему были предприняты самые решительные меры.
  -Все за мной! На абордаж!!! Ааа... - Вопли вооруженного сразу двумя окровавленными саблями храброго матроса, которые ему самому наверняка казались героическими, перешли в быстро удаляющийся и оттого затихающий испуганно-обреченный вой. До земли в настоящий момент от двух сцепившихся в ближнем бою летучих кораблей падать было около полутора километров. И Олег очень сомневался, что оказавшийся за бортом человек умеет летать. Самостоятельно это получалось лишь у очень немногих магов с потенциалом куда выше среднего, а помогающие на некоторое время преодолеть силу тяжести артефакты стоило слишком дорого, чтобы в армии ими снабжали хотя бы каждого десятого представителя авиации. Дюжина ведьмаков-авиаторов, которые сейчас носились друг за другом над головами сражающихся, норовя при удобном случае закинуть гранату в скопление противника, составляла едва ли пять процентов от общего количества людей, сцепившегося не на жизнь, а насмерть.
   -Тенно хенко банзай(2)! - Самурай в лакированных деревянных доспехах, чей скрывающий лицо шлем был стилизован под демоническую маску, махал светящейся катаной с необычайной быстротой, рассылая во все стороны срывающиеся с лезвия алые волны. Летели они, правда, не очень прицельно. Большая часть впустую рассекала воздух или выбивала щепки из палубы и лишь немногие достигали плоти русских абордажников...Впрочем, не только их. Несколько раз явный выходец из Японии попадал и по своим. Созданные им чары не обладали избирательным действием и рассекали все на своем пути. Довольно средненько рассекали, надо сказать. Ткань одежды лопалась и человеческая кожа тоже, но хороший удар кнутом мог бы причинить куда больше неприятностей. Да и заблокировать эту дрянь успешно удавалось любым твердым предметом: оружием, щитом, подобранным с палубы бочонком или еще дергающимся трупом врага. - Аааа!
   Пролетавший мимо авиатор подцепил самурая арканом и, увлекая за собой, протащил немного по палубе, прежде чем выкинуть за борт. Может быть, представитель японской военной аристократии и был готов внутренне к смерти в соответствии с так любимым представителями его касты кодексом Бусидо, но вот падая вниз с огромной высоты, кричал точно так же, как и любой другой человек. Привлекать к себе внимание врага, когда находишься всего в паре метров от борта воздушного корабля, было далеко не лучшей идеей. Сначала стоило хотя бы от бортика на пару метров отойти. Несмотря на царящий вокруг хаос беспорядочной драки, в которой перемешалось все и вся, кто-то из магов противника нашел время и силы, дабы устранить выделяющийся из общей массы элемент.
   -А я ведь знал, это добром не кончится. С самого начала предчувствие было нехорошее. - Тихонько пробормотал спрятавшийся за большим ростовым щитом Олег Коробейников, проверяя, надежно ли сцеплен ли он с палубой. Бежать в атаку лишь относительно недавно отметивший совершеннолетие парень не собирался по целым трем причинам. Во-первых - слишком опасно. Во-вторых - медикам положено оставаться в тылу, ибо если они вдруг сдохнут, то сдохнут и все те, кого они имели шансы спасти. Ну и в-третьих, не с его протезом куда-то бежать, а стрелять по врагам из пистолета можно и с относительно безопасной дистанции. Ботинок на левой ноге начинающего целителя держался плотно, но вот сама нога могла выскользнуть из приклеившейся при помощи чар к доскам обуви. А вот деревянная ступня, замещающая давно утраченную, никаких нареканий не вызвала. Расцепить её с кораблем было тяжело, а с хозяином еще тяжелее. Пропитанное магией дерево буквально срослось с досками, становясь с кораблем единым целым. Если бы парня кто-то дернул с достаточной силой, чтобы превозмочь подобную страховку, то Олег скорее уж порвался бы пополам где-нибудь в районе коленей. - И чего-то с каждым мгновением мандарж мой все усиливается... Ай, проклятье!
   Связка динамитных шашек, пролетев зачарованный щит по крутой дуге, брякнулась почти на самый затылок корабельного целителя. Нагибаться за ними, чтобы вернуть подарочек обратно, времени не было. Фитили почти успели прогореть до конца, спустя секунду уже должен был грянуть взрыв...Но - обошлось, хотя это и стоило Олегу жуткого приступа мигрени, вместе с парой капель хлынувшей из носа крови. Начинающий чародей просто усилием своей мысли велел пламени погаснуть, и стихия покорно подчинилась ему. И пусть опытные пироманты подняли бы подобный 'успех' на смех, ибо почти воспламенившие взрывчатку лепестки пламени были в прямом смысле микроскопическими. Однако Коробейников серьезно сомневался, что умеющие тушить лесные пожары и поджигать камни мастера успели бы сконцентрироваться за те жалкие мгновения, которые отделяли бы их от разрывания на мелкие-мелкие кусочки. Может в плане резерва магических сил он и являлся жалкой посредственностью, зато уж с имеющимися возможностями обращался просто виртуозно.
   -Чуть не помер. От этой дряни щит бы не спас. Ни магический, амулетный, ни обычный, сделанный из большого куска корабельной брони. - Облегченно выдохнул Олег, а после телекинезом поднял связку динамита и аккуратно поместил её себе в карман. Взрывчатка в хозяйстве могла пригодиться. А после молодой человек осторожно выглянул из-за своего переносного укрытия. Крепко сжатый в его правой руке массивный револьвер послал тяжелую пулю в голову одного из врагов, что как раз сейчас заносил зловещего вида кривой серп над сбитым с ног абордажником. Разогнанный до более чем солидных скоростей свинцовый комочек шутя проломил кости черепа и унесся дальше, сопровождаемый брызгами крови и мозгов. - Я же говорил, что не стоит нам так уж рьяно гоняться за этой посудиной! Но разве ж меня кто-нибудь слушал? И вот результат! То, что должно было стать обычным досмотром, ну может совмещенным с битьем морд слишком уж обнаглевшим контрабандистам, пытавшимся удрать от представителей власти, стремительно перерастало в кровавую резню.
   -Олег, я это...Че хочу сказать... Дык не нуди! - Душевно, хотя и весьма сумбурно, попросил его русоволосый детина лет двадцати, устало подпирающий собою защищающий их обоих щит. На нечто более продуктивное в ближайшем будущем он, несмотря на выдающиеся габариты, способен просто не был. Пота на крепком и здоровом теле выступило столько, что влага буквально пропитала собою толстый свитер из грубой некрашеной шерсти и теперь от парня в воздух курились весьма заметные облачка пара. Вкупе со струйками крови, текущими из носа, глаз и ушей, а также общей бледностью, крупной дрожью и приступом нервного тика, на лицо были все признаки резкого магического истощения. - У тебя ж, дык, как ни плохое настроение, так постоянно того... Каркать беды начинаешь!
   -Но ведь сбывается же? - Второй пулей Олег поразил нечто маленькое, проворное и мохнатое, вскочившее на загривок одному из абордажников с кривым кинжалом в тонкой лапке. Не то подросток в грубых меховых одеждах, не то какой-то малохольный нелюдь. В любом случае, после близкого знакомства с зачарованной револьверной пулей, вошедшей ему в район левой подмышки, тот скорее всего уже стал частью истории. - Скажи, Святослав, сбывается же?!
   -Ну, дык! - В своей излюбленной, а по правде говоря, единственной, манере речи, подтвердил русоволосый детина. - Но оно не потому, что у тебя дар этого...Оратора...Просто ты, дык, расстраиваешься токмо когда тя ктонть убить пытается
   -Оракула, Святослав, оракула. Если уж не можешь произносить правильно слова, то хоть запоминай, какое чего значит. Ты все-таки больше не деревенский пахарь, который на досуге коровам хвосты крутит, а полноценный стихийный маг второго ранга. - Попенял Олег и, повинуясь внезапно взвывшей интуиции, поспешил скорее спрятаться за щит. Две стрелы, свистнувшие мимо него секунду спустя, разминулись с ухом парня на какой-то сантиметр. Вот только увидеть того, кто их выпустил, Коробейников так и не смог. Хотя и старался. Зато у него получилось увидеть как еще один самурай, буквально брат-близнец вылетевшего за борт, ну или по крайней мере заказывавшего броню и шлем у того же мастера, с занесенной над головой катаной наступает на отмахивающегося длинным ружьем абордажника. Молниеносный удар сверху вниз и...Лезвие длинного чуть изогнутого меча застряло в каком-то ящике, что стоял за спиной у вовремя отшатнувшегося в сторону бойца. В следующее мгновение тот с размаху врезал своим оружием как дубиной по обратной части клинка, и в руках очень удивленного японца осталась одна только рукоять. Лезвие, сделанное на бедных хорошей рудой островах(3), тупо не выдержало столкновения с русской сталью и дурью. - Ух, мля, чуть башку не продырявили! Кстати, напомни мне внимательнее присматриваться к товарам в лавках, когда нам жалованье выдадут. Словосочетание 'китайская подделка', кажется, вполне себе имеет смысл и в этом мире...
   Олег проворно оборвал свою ненароком сорвавшуюся с языка мысль, опасливо покосившись на сидящего рядом с ним сослуживца. Несмотря на несколько ограниченный кругозор и невероятную косноязычность, скорее всего являющуюся результатом заковыристого родового проклятия, дураком Святослав вовсе не был. И ему бы вполне хватило случайной оговорки, чтобы сначала начать чего-то подозревать, а потому и узнать то, что его друг старательно прятал от всех и вся. То, что родной для этого тела души в нем давно уже не имеется, а её место занял обитатель совсем иного мира. Не по своей воле, правда, а по желанию призвавшего демона молодого чернокнижника, желавшего переселить свою суть в иное тело. Его-то собственное заполучило себе множество ужасных ожогов, лишилось глаза и одной ноги, а также подлежало призыву в армию и имело крайне невысокие шансы дожить до отставки.
  К счастью, Святослав обмолвку своего друга расслышать вряд ли мог, поскольку был слишком занят: сидел с высунутым от усердия языком и сочащейся из носа тоненькой струйкой крови. Ладони парня, замершие параллельно друг-другу, будто покрылись с внутренней стороны состоящей из крохотных искорок шерстью, тянущейся ниточками разрядов друг к другу и пытающихся объединиться в шаровую молнию. Ему удалось создать маленький светящийся шарик размером примерно с грецкий орех, но на этом успехи бывшего крестьянина и кончились. Вернее, кончились его силы. Будучи прирожденным магом погоды, Святослав изрядно вымотался, когда помогал ускорить воздушный крейсер, чтобы тот сумел догнать куда более мелкого и проворного нарушителя границы. Теперь остатков резерва бывшего крестьяниа на полноценное боевое заклинание просто не хватало, созданные им чары, максимум, сумели бы кого-нибудь отвлечь секунды на две-три яркой вспышкой. И без того перенапрягшийся начинающий маг уверенно лишался последних крох внутренней энергии, плавно сползая в обморок. Однако продолжал упрямо наращивать мощь заклинания из какой-то болезненной гордости, не дающей ему остановиться и признать свое бессилие.
  -Святослав! Или ты уймешься, или я суну тебе под нос снотворного! - Рявкнул Олег как можно громче, выразительно похлопывая себя патронташу со склянками из небьющегося стекла на груди. - И вовсе не факт, что оно чисто случайно не окажется еще и слабительным!
  -Ну, дык, ты и гадинааа...- Обиженно протянул здоровяк, а после расселяя свои чары и встал на ноги. Вместе со здоровым ростовым щитом, который прикрывал их обоих. И махнул им с такой легкостью, словно это был не лист корабельной брони с присобаченными к нему ручками для удобства переноски, а какая-то фанерка крашенная. Истошно выкрикивающий не то молитвы, не то заклятья, не то просто матюги вражеский летун, успешно прорвавшийся к русскому кораблю, не ожидал внезапного появления прямо по курсу столь монументальной преграды и врезалась в неё на полном ходу. О палубу шмякнулось только безжизненное тело - угол под которым был произведен невольный таран оказался очень неблагоприятным для шейных позвонков. Массивный боевой цеп выпал из разжавшейся руки. - Вот холера! Дык я ж хотел взять её живой! Ну, для того-этого...
  Только после его слов Олег сообразил, что еще конвульсивно вздрагивающий свежий труп принадлежал к слабому полу. Хотя, в отношении одаренных, гендерные различия большой роли не играли. Ведьмы подчас были куда опаснее примерно равных им по силе чародеев за счет женской скрупулезности и изобретательности. К примеру, сильнейшим архимагом России, ну если располагающего совокупной мощью всего государства императора не считать, считалась полумифическая Хозяйка Медной Горы. Живьем её, правда, мало кто видел, но большая часть враждебных держав очень радовались тому, что они не граничат с Уралом. Те немногие задокументированные случаи, когда великая геомантка выбиралась из своих владений, запоминались окружающим надолго. Либо десятки вызвавших её гнев персон одномоментно обращались в гранит, малахит, мрамор или иной какой минерал, либо в одну ночь посреди чистого поля из земли вырастал укрепрайон, размерами примерно пять на десять километров. Ну а в мирное время эта женщина периодически выводила на поверхность глубинные руды. И процентов семь-восемь горнодобывающей промышленности страны держалась исключительно на её хрупких плечах, способных подвинуть тектоническую плиту.
   - Для того-этого, Дык ты полный, есть увольнительные. Маркитантки. На крайние случай - армейский бордель. - Олег поспешил нырнуть за вновь опустившийся на палубу щит и Святослава заставил за ним же спрятаться. Очень уж целителю не понравилось, как к ним примеривается какой-то тип с коротким посохом, стоящий на рубке вражеского корабля и пока воздерживающийся от того, чтобы полостью включиться в схватку. - А идея обзавестись личной невольницей, ты мне поверь, она неудачная. Или на исполнении маленьких женских капризов разоришься, или во сне окажешься не зарезанным, так загрызенным. И вообще, как можно в такой момент думать о бабах?!
   -Дык, это тебе хорошо. Ты ж, оно того, женатый. - Печально вздохнул Святослав, а после подобрал ставший бесхозным цеп. В его руке это оружие смотрелось почти как детская игрушка, но попавшим под удар трех-четырех килограммового груза было бы вовсе не весело. - А я, дык, как к продажным девкам зашел раз всего один единый, так сразу того...Вампиров-диверсантов вспомнил, тудыть их в качель. Тощие, бледные, холодные и высосали все...Совсем все жалование. Эх, ну вы это...Посторонись, морды нерусские' Дык зашибу!
  Чуть-чуть оклемавшийся от магического истощения Святослав встряхнулся как пес и бросился вслед за абордажниками, рассчитывая на собственную немалую физическую силу и выдаваемый в армии каждому одаренному артефактный щит, способный выдержать одну-две атаки, смертельные для обычного солдата. Передвижное укрепление всей своей тяжестью навалилось на плечи оставшегося в одиночестве целителя, невольно крякнувшего от натуги.
  -И откуда у некоторых людей такая тяга к ближнему бою? - Вопросительно спросил неизвестно у кого Олег Коробейников, поднимая глаза к небесам. Правда, в настоящий момент облака ему заслоняли две плотно прижавшиеся друг к другу оболочки воздушных судов, в основе своей являющихся самыми обычными дирижаблями. Пусть даже и улучшенными при помощи магии в достаточной степени, дабы при нужде некоторое время парить при полном отсутствии громадного мешка, наполненного горячим воздухом. - Подстрелить противника издалека если и не проще, так по крайней мере гораздо чище!
   В качестве доказательства своих слов, он на секундочку высунулся из-за своего большого ростового щита, окованного железом и украшенного рунами, а после уверенно навел ствол невероятно громадного пистолета на какую-то пеструю личность на мостике вражеского корабля. Оная персона была облачена в состоявший чуть ли не из одних только заплаток халат, но зато довольно уверенно наводила на скопление русских абордажников ствол вращающегося на специальной подставке фальконета. Младший родич пушки мог оказаться заряжен как снарядом, так и картечью, но проверять это на шкурах бойцов Коробейникову не хотелось. Ведь ему же их потом штопать, другого мага-целителя в настоящий момент на корабле 'Воздушная танцовщица' просто нет! Правда, вторыми по старшинству и магической мощи офицерами после капитана являются священник и некромант... Олег уверенно, как на стрельбище, совместил дуло оружия с целью и нажал курок. Тяжелая зачарованная пуля с неуловимой глазом скоростью рассекла воздух и, столкнувшись с вставшей на её пути мерцающей преградой, отрикошетила в неизвестном направлении. Недовольно поджав губы, парень разрядил по все той прикрытой магическим щитом цели оставшиеся два патрона своего револьвера. Ни разу не промазал, но положительного результата от своих действий так и не добился. Защита у облаченного в экстравагантный халат человека по надежности превосходила среднестатистический рыцарский доспех со стандартным рунным зачарованием. Тот бы у Олега хотя бы поцарапать получилось.
   Фальконет хлестнул по толпе сражающихся не вульгарным свинцом, а волной угрожающего багрово-черного пламени. И огонь, имеющий явно колдовскую природу, поражал свои цели избирательно. От членов экипажа атакованного корабля он словно отшатывался в стороны, оставляя после себя на память максимум парочку легких ожогов, а вот не меньше десятка русских солдат сгорело в нем заживо, словно соломенные чучела. Никакие защитные амулеты не спасли от действия вражеских чар, оказавшись неожиданно эффективными.
   -Мерде вонючее! - Выругался стоявший не так уж далеко от Олега капитан 'Воздушной танцовщицы'. Но одной только бранью потомственный дворянин в черт знает каком поколении с примесью французской крови не ограничился. Все же он носил звание младшего магистра магии воздуха, пусть и проходил по самой низшей планке среди обладателей этого высокого звания. С вытянутой вперед руки аристократа сорвалась толстая и ослепительно яркая молния, которая ударила в спешно перезаряжающего фальконет человека...И тот с воплем провалился куда-то на нижнюю палубу. Чары расплавили орудие и испепелили доски вокруг своей цели, но с обладателя пестрого халата они стекали, словно с гуся вода.
   -Разрази меня Господь! - Ахнул крупный полноватый мужчина в обманчиво простой на вид темной рясе священника и схватился за массивный золотой крест, свисающий с его шеи. - Андре, чтоб я сдох, да на этой лоханке никак абсолютный щит у кого-то завалялся!
   -Да навряд ли, дядя. - Засомневался капитан 'Воздушной танцовшицы', тем не менее не став опровергать слова своего старшего родственника. - Он же стоит больше, чем десять таких посудин. Скорее всего, это просто какой-то хитрый трюк...Контрабандисты на такие вещи мастера, а перед нами именно контрабандисты. На их корабле пушек же практически нет, эти макаки желторожие на одну лишь только скорость надеялись.
   Подавляющую часть экипажа взятого на абордаж судна действительно составляли азиаты, но по мнению Олега это еще ни о чем не говорило. Поскольку 'Воздушная танцовщица' вторую неделю как была переведена в Сибирь, а если быть совсем уж точными на Дальний Восток (4), то Коробейников уже как-то привык видеть вокруг себя разнообразных бурятов, калмыков, татар, китайцев, корейцев, чукчей в конце-то концов! Выходцев из европейской части России у побережья Тихого Океана на не то, чтобы совсем не было... Просто на каждого такого приходилось по десятку представителей местного коренного населения, либо потомков эмигрантов откуда-нибудь из близлежащих стран.
   Спрятавшись за свой щит, имеющий шансы выдержать даже попадание из мелкокалиберной артиллерии, Олег сноровисто перезаряжался. Однако сильно он все-таки не спешил, давая возможность другим как следует показать себя в этом бою. В том, что завершится он победой русского воздушного флота, Коробейников почти не сомневался. 'Воздушная танцовщица' была тупо больше пойманного при пересечении границы судна почти в два раза. И, следовательно, имела куда более многочисленный экипаж. Да и по выучке служащие на корабле люди почти наверняка превосходили невезучих правонарушителей. Основной костяк команды составляли люди, успешно выживавшие в мясорубке западного фронта, на котором русская армия дралась сразу и с поляками, и с австрийцами. Немногие исключения, вроде улетевшего за борт крикливого матроса, просто возмещали неизбежные при крупных сражениях людские потери.
   Палуба содрогнулась, когда всего в паре метров от Олега в неё вонзился меч. Нет, даже не так. МЕЧ! Здоровенная согнутая, сплющенная и заточенная до остроты бритвы полоса кроваво-красного металла по размерам лишь чуть-чуть уступала человеку. Что было хуже всего, вокруг рукояти явившегося как из ниоткуда оружия медленно проявлялась вполне соответствующая ему по габаритам рука. Мускулистая, покрытая мелкой алой чешуей, с торчащими из неё короткими шипами. На палубе 'Воздушной танцовщицы' пытался воплотиться самый настоящий демон. И призвал его явно не кто-то из членов экипажа, не было среди них таких талантов.
   -Отец Федор! - Отчаянно заорал Олег, обращаясь к лицу ответственному за душевное здравие команды, противодействие силам Зла и благонадежность военных перед лицом службы внутренней безопасности, которую и за глаза, и в лицо называли царской охранкой. Хотя это и было в корне не верно. Охранка то была императорская. - Алярм! Демоны!
   -Да вижу, вижу. И нечего так вопить, эта тварь все равно еще почти минуту воплощаться будет. - Отец Федор неспешно подошел к постепенно обретающему плоть монстру. По силе он своему племяннику несколько уступал и по табелю о магических рангах, учитывающему священнослужителей наряду с любыми другими чудотворцами, на степень младшего магистра претендовать не мог. Зато вот опыта у него было - хоть отбавляй. - Пожалуй, я одолжу у тебя эту штуку, сын мой. Во имя Господа, разумеется.
   Связка динамита покинула карман Олега и перекочевала в руки корабельного капеллана так быстро, что глаз едва смог бы за ней уследить. Отец Федор разделил её на две неравные части. Большую спрятал куда-то в глубины своей рясы, а меньшую окружил чем-то вроде сияющего пузыря и направил туда, где уже формировалась голова пятиметрового демона, прикрытая не то костяной каской, не то наросшей поверх кожи роговой броней. До того момента, как монстр из иного плана реальности полностью окажется в этом измерении, он был неуязвим для практически любой угрозы...Но священник как раз и являлся одним из тех немногих, кто знал как доставить ему неприятности. Взрывчатка достигла шеи чудовища и словно прошла сквозь неё. Плоть не несла на себе никаких повреждений, динамит канул в неё как камень, брошенный в болото.
   -Аминь. - На всякий случай сказал Олег, поскольку в битве с таким противником помощь высших сил пришлась бы очень кстати. Однако, как впрочем и всегда, небеса не спешили прийти ему на помощь. То ли не считали его достойным оной, то ли думали, будто данный человечек и без них прекрасно справится, то ли просто не слышали. - Блин.
   Громадное тело демона, лишенное головы, рухнуло на палубу. Взрыва как такового не было - ударная волна оказалась почти полностью поглощена плотью твари, брызнувшей во все стороны кипящим дождем. Причем отца Федора исходящие вонючим дымом капли по какой-то причине огибали, не забрызгав ему даже краешек рясы, а вот на целителя их рухнуло довольно много. Достаточно, чтобы активировался артефактный щит, создав непроницаемую пленку на какую-то долю секунды задержавший всю эту мешанину мяса и крови в воздухе...А потом уронившей не меньше ведра демонического фарша прямо на своего владельца. Потоки омерзительного на вид, вкус и запах месива облепили голову Олега, потекли по его одежде, залились за шиворот.
   -Блеск. До кучи эта дрянь еще и немного ядовита. - Оценил свои ощущения целитель, прислушавшись к подаваемым организмом сигналом. Для обычного человека подобный душ закончился бы если и не смертью, так по крайней мере длительной тяжелой болезнью. А вот мага, специализирующегося помимо всего прочего на манипуляциях собственным телом, контакт с кровью порождения нижних планов всего лишь грозил наградить волдырями, которые будут жутко чесаться. Хорошо хоть сойдут быстро - он мог просто срезать пораженные места, обезболив чарами, а потом нарастить поверх ран здоровую кожу и мясо. - Ну, по крайней мере драка, кажется, подходит к концу.
   С нижних палуб испуганно заорали артиллеристы, на несколько голосов разом выкликивая корабельных инженеров или иных каких техномагов, дабы они расправились с проклятым големом. Олег со скрипом и скрежетом подвинул свое передвижное укрепление к краю палубы и бросил осторожный взгляд вниз, чтобы понять причину их паники. Трехметровый бронзовый паук, покрытый прихотливыми узорами из цепочек восточных иероглифов, полз по борту 'Небесной танцовщицы', с истинно механической скрупулезностью выпуская в каждый пушечный порт струю фиолетового и явно не полезного для здоровья газа. Чуть поднапрягшись, боевой маг второго ранга потянулся всей своей сутью к вцепившемуся в дерево магическому роботу. Ощутил, как пульсирует в его металлическом теле энергия, распределяясь между разнообразными органами, выполняющими свои функции по большей части за счет пропитавшего их волшебства. И внес изменения в происходящие внутри голема процессы.
   -Стой! Стой, гадюка! Запрещаю! - Как оказалось, Олег ломился в открытую дверь. Со всей дури приложился плечом в косяк там, где достаточно было слегка толкнуть ладошкой. Если на западном фронте боевую технику старательно защищали от освоивших техномагию противников, способных взять чужого магического робота под контроль, отключить, парализовать, или просто внести помехи в его работу, то дальневосточные контрабандисты подобным явно не заморачивались. Брюшко бронзового паука вспучило рванувшим внутри корпуса взрывом, превращающим сложное изделие в груду высокотехнологичного металлолома, когда детонировали спрятанные где-то внутри боеприпасы. Остатки агонизирующей машины не смогли удержаться на обшивке небесного корабля и рухнули вниз. - Ууу, проклятье! В этой штуке же одной только меди килограмм сорок было!
  Боевой маг второго ранга не смог сдержать разочарованного стона от потери любопытного образчика зарубежной технической мысли, годящегося если и не для собственного использования, так по крайней мере на запчасти и прочее вторсырье - копаться в механических потрохах ему нравилось куда больше, чем в истекающих кровью кишках. Искусственные пациенты и выглядели изнутри приятней, и подождать недельку до появления нужных запчастей или инструментов могли, и редко когда пытались в частично демонтированном состоянии покинуть место своего пребывания, дабы кем-нибудь перекусить. Не то, чтобы Олег сильно огорчался тому факту, что его понимание принципов работы живых организмов и возможность манипуляции ими при помощи магии как-то сами собой стали достаточными, дабы он мог частично игнорировать факт гибели тела, с которым работал. Однако бегать по очень маленькому помещению корабельного лазарета от свежеподнявшегося трупа, чья реанимация пошла как-то не так, было совсем не весело.
   Число участников сражения, остающихся на ногах, значительно сократилось. Теперь в нем участвовало лишь около сотни представителей человеческой расы или нелюдей, которых можно было по абсолютному большинству параметров приравнять к таковым. Над людскими головами возвышалась пяток смугловатых гигантов, чем-то напоминающих лицами кошек и около трех десятков автоматронов из судовой команды 'Небесной танцовщицы'. Оживленные магией механизмы, являющиеся чем-то средним между роботами и големами, каждым ударом оставляли после себя по трупу, а то и не по одному. Громадные мечи, топоры и молоты, весящие иной раз под сотню килограмм, превращали человеческие тела в кучку кровоточащего фарша, а стальные корпуса густо покрывали потеки крови. Впрочем, машины хоть и были сильны, но оставались уязвимы. Удар нанесенный в правильную точку способным пробить их броню оружием выводил автоматрона из строя столь же надежно, как человека тяжелая рана. А если с тонкостью были проблемы, то заменять её следовало солидной огневой мощью, превращающий человекообразный механизм в безжизненную груду обломков.
   Битва кончилась, и вот тогда на Олега то проблемы и навалилось. От целителя, единственного, если отца Федора и пары санитаров не считать, требовали всего и сразу. Остановить кровь, сомкнуть рану, вытащить засевшую в мясе пулю, остановить стремительно распространяющийся по венам яд, заправить в живот вывалившиеся кишки, пришить обратно оторванную конечность, воскресить друга, только-только переставшего дышать, но почему-то уже успевшего остыть до комнатной температуры...Впрочем, чудес в лазарете 'Небесной танцовщицы' так и не случилось. Мертвые остались мертвыми, а калеки - калеками.
  Стационарные медицинские артефакты и зелья значительно расширяли возможности мага второго ранга, беря на себя поддержание простейших заклятий или временное выполнение некоторых функций травмированных орагнизмов. Однако всемогущим они его отнюдь не делали, исполняя лишь роль поддержки при целителе и снабжая и его, и пациентов специальным образом обработанной и от того относительно легко усваиваемой магической и жизненной энергией. Создать нечто более эффективное, в принципе, было возможно. В особом опечатанном шкафу даже хранилась аптечка, предназначенная исключительно для командного состава и способная вернуть того же Андре или Федора чуть ли не с того света. Вот только трогать её Олег без соответствующего повода права не имел под страхом уголовной ответственности, предусматривающей в качестве меры наказания, в том числе и смертную казнь. Стоимость закрытых под замком препаратов намного превышала ценность обычного солдата или даже какого-нибудь ведьмака-прапорщика. Им, в случае получения неустранимых обычными способами повреждений, инструкции приписывали лечиться за свой счет, либо отправляться в отставку. Или подвергнуться эвтаназии.
   Когда спустя почти час Олег освободился, чуть ли не на треть истощив корабельные запасы медикаментов, то подволакивая ноги потащился на захваченное судно. Не затем, чтобы облегчать страдания взятых в плен заключенных - до таких высот гуманизма обитателям этого мира было дальше, чем щуке до акулы. Просто призовая партия, сейчас обыскивающая трофей в поисках всего ценного, перед тем как увести его на базу, в лазарет так и не явилась. А их мелкие царапины, на которые поначалу накаченные адреналином люди просто не обращали особого внимания, лучше было обработать до того, как те дадут осложнения.
   -Стоять, больной! - Отловил он первого из этих живчиков, шастающего между палубами по перекинутому мостику туда-сюда и не замечающего, как куртка на его спине медленно пропитывается кровью. - Под лопаткой болит? Болит! Ну, ничего, больше не будет. Еще на что-нибудь жалуетесь?
   -Да, доктор. - Кивнул головой матрос. - Нас всех сослали в Сибирь! И тут зверски холодно!
   -Тоже мне нашел проблему. - Хмыкнул Олег, по достоинству оценив сомнительный образчик армейского юмора. И ответив на него юмором еще более черным. - Мерзнешь - сигани за борт вниз головой. Если верить отцу Федору, то самоубийство автоматически отправит твою душу туда, где всегда тепло. Я бы даже сказал, там адски жарко.
   Когда Олег Коробейников узнал, что его вместе с еще несколькими тысячами неудачников отправляют в ссылку, конечным пунктом которой станет один из маленьких сибирских гарнизонов, то расстраиваться не стал. Нет, умом парень понимал, что пребывании в удаленной от цивилизации крепости совсем не сахар. Если уж даже местные жители считают эти края безумно суровыми, неприветливыми и смертельно опасными, то он как дитя иного мира, так до конца и не привыкшее к сословному строю, жестоким законам, наплевательскому отношению к человеческой жизни и повсеместному распространению могущественного волшебства, там вообще взвоет волком. Может быть даже волком-оборотнем.
   В числе немногочисленных пожитков Олега имелся хрустальный сосуд, чье содержимое в случае употребления вовнутрь гарантировало повышенную силу, ловкость, выносливость и регенерацию вкупе с интригующими возможностями трансформации собственного тела. Правда, в комплекте с ними шла обильная лохматость, зависящие от фазы луны и степени сытости приступы агрессивности, некоторое снижение критичности мышления, невозможность дальнейшего магического роста и абсолютная стерильность. Однако же сдать на хранение гентический материал стоило не так уж и дорого. Официальное свидетельство колдуна второго ранга, а данный уровень являлся потолком развития для большинства одаренных, Коробейников тоже уже давно получил. А с прочими недостатками ликантропии можно было и смириться, ведь имелись неплохие шансы на то, что коренная перестройка организма избавит парня от страшных увечий, которые получил еще истинный владелец его тела. Тот, кто совершил сделку с темными силами, решив при помощи вызванного демона переселить свою душу в иной сосуд, а на свое место запихнуть кого-нибудь другого. Впрочем, надо было признать, у использовавшего фамильную реликвию юного чернокжника имелись весомые аргументы, дабы пойти на столь рискованный шаг.
  Настоящий Олег Коробейников потерял родителей из-за взрыва подложенной в их семейный автомобиль магической мины. Саму катастрофу юноша пережил, но оказался чудовищно изуродован, поскольку магическим пламенем ему опалило правую сторону тела. Как результат - парень потерял ногу, обзавелся кучей устрашающих отметин и окривел. Лечение, в принципе, было возможно. Да только стоило оно воистину астрономическую сумму. Требовалось не меньше месяца работы целителя пятого ранга, а специалистов подобного класса на всю Россию насчитывалось лишь несколько десятков человек. И примерно процентов восемьдесят из них в деньгах не очень-то сильно и нуждалось, поскольку итак владели кругленькими состояниями, доставшимися им по праву рождения в семье знатных дворян. Вступивший же во владение имуществом сироты дядя первым же делом сплавил племянничка в армейскую школу для боевых магов низшего звена. Как раз накануне уверенно разгорающейся Четвертой Мировой Войны. С десятилетним контрактом, чьи условия больше подошли бы выкупленному вербовщиками рабу. Североспассксое училище принимало всех, не особо заботясь о состоянии здоровья будущего кадета, наличии у того полного комплекта конечностей или минимального уровня образования. Дышит? Дар к волшебству есть? Значит, он найдет свое место в войсках или умрет! В конце-то концов, алхимикам всегда сырье требуется. И некромантам. А тела одаренных в этом плане намного превосходят по своему качеству трупы каких-нибудь повешенных в тюрьме разбойников или померших от голода крестьян...
  В отличии от его родного мира измерение, куда занесло Олега, было куда как менее плотно населено людьми. Хотя по официальному летоисчислению шел уже аж двадцать третий век от рождества Христова. И друг друга представители человечества тут отстреливали куда активнее, и флора с фауной вполне так неплохо сопротивлялась цивилизации, оперативно подъедая самонадеянных первопроходцев. Даже если тех было много, и они оказывались хорошо вооружены. Волшебство уравнивало в правах пушечный расчет и зверя, когда-то давно поселившегося на магическом источнике и мутировавшего благодаря ему в нечто неописуемое. Да, орудий могло быть много, поскольку разумные существа умеют организовывать свою деятельность. Но ведь и измененные чародейскими энергиями животные далеко не всегда оказывались неспособны к продолжению рода! К тому же они частенько обладали разумом, мало уступающим человеческому или даже превосходящему его.
  В небесах этого мира летали способные сожрать рыцаря вместе с дружиной драконы. В морях плавали легко уволакивающие корабли на морское дно кракены В местах истончения ткани реальности любили селиться воплощенные духи и демоны. В темных глубинах кладбищ периодически начинала ворочаться нежить....Самым страшным кошмаром Сибири по праву считался мамонт-лич. Правда, происхождение эти конкретные чудовища имели не совсем естественное. Их создали еще во время войны Атлантиды с Гипербореей. Но поскольку со времен того конфликта, судя по немногим сохранившимся историческим свидетельствам и находкам археологов имевшем вполне реальные шансы уничтожить всю планету, минуло уже пять тысяч лет, а популяция ужасающих гигантов не сильно то и сократилась, то тварей по праву можно было считать полноценной частью Сибирского магического биоценоза.
   Однако, несмотря на то, что место ссылки славилось на весь мир как редкостно неуютная дыра, Олег Коробейников все равно не особо расстраивался по этому поводу. Во-первых, горевать времени не было: от исполнения рабочих обязанностей состоящего на армейской службе мага второго ранга никто не освобождал. Во-вторых, поскольку он успел жениться до отправки проштрафившихся частей по самым глубоким медвежьим уголкам Возрожденной Российской Империи, то начавшиеся семейные хлопоты и молодая супруга плотно занимали собою все мысли молодого чародея. В-третьих, чем дальше от столицы, тем меньше были шансы нарваться на какого-нибудь высокородного аристократа, способного устроить неприятности новоявленной ячейке общества просто по праву силы, подчиняясь мимолетному капризу. Ну и в-четвертых, житье-бытье на Северо-Востоке страны новоявленная семейная пара, служившая вместе и вместе же попавшая под санкции со стороны августейшей особы, наложенные на довольно значительную часть армии, себе неплохо представляла. Один из их общих друзей, которого тоже не миновала участь принудительной отправки в холодные края, был родом как раз из этих мест. И даже жил до подписания армейского контракта не так уж далеко от нового места службы по меркам Сибири - всего на шестьсот километров западнее и на сто сорок южнее. Рядом, можно сказать. Всего-то через полторы Франции.
   Последним Олег подошел к Андре, сидящему на каком-то бочонке и бережно придерживающем вывернутую под явно неправильным углом руку. Это было...Странно. Хоть капитан и специализировался на управлении воздухом, а не на медицинской магии, но пятый ранг есть пятый ранг. Маги из-за пропитывающей их тела энергии уже не совсем соответствовали общечеловеческим нормативам. И чем больше была их сила, там больше становилось различий. Дух, подкрепленный огромным количеством волшебства, побеждал материю и сгибал реальность по воле своей. Младший магистр бы себе вывих вправил одним желанием, не прикладывая к нему никаких существенных усилий, причем всего минуты за три. А за полчаса тот бы и сам по себе исчез. Закрытый перелом доставил бы чуть больше проблем, но не намного. Конечно, Андре лишь едва-едва соответствовал своему громкому титулу, лишь в недавнем прошлом сменившем звание истинного мага, но....Мухлевать по крупному с рангами ни один волшебник в здравом уме бы не стал. Самозванца тупо прибили бы на дуэли в любой стране мира, а желающие присвоить себе лишнюю ступень давно повывелись естественным путем. А иногда появляющиеся амбициозные личности, любящие пускать малознакомым людям пыль в глаза, просто не имели инстинкта самосохранения и потому жили, как правило, плохо и недолго.
   -Оставь, тебе с этим не справиться. И вообще, не лезь ко мне. Иди лучше вон автоматронов побитых глянь, в технике ты же тоже смыслишь! - Остановил Андре приближающегося Олега. Целитель удивленно поднял левую бровь, но покорно развернулся в сторону несколько поредевшего строя магических роботов. Не то, чтобы у него были плохие отношения с капитаном - скорее уж наоборот. Ну, насколько это было возможно для контрактника с магическим клеймом на шее и знатного дворянина, обладающего немалым могуществом. Однако они все же оставались практически ровесниками, не раз вместе воевали, да и по уровню своего снобизма данный аристократ заметно уступал большей части представителей своего сословия. Видимо он, один из немногих, ни капли не смущался по поводу того факта, что термин 'голубая кровь' к российской аристократии был, мягко говоря, не очень применим, ведь в относительно недавнем прошлом Россия переживала республиканский период. Когда доведенные правящим классом до ручки народные массы, ведомые притесняемыми троном архимагами, утопили в крови прежних владельцев земель, заводов, душ, пароходов....Вот только спустя несколько десятков лет вожди революции решили, что не хотят быть лишь первыми из равных и страна снова вернулась к монархической форме правления со всеми её недостатками. - Чертовы даосы! После них, как после наших богатырей, либо ищи целителя высокого ранга, либо жди, пока само зарастет.
   Намявший бока капитану 'Небесной танцовщицы' субъект оказался тем самым обладателем пестрого заплаточного халата, с которого враждебная магия стекала, как с гуся вода. Благообразный старичок, которому с равным успехом могло быть как шестьдесят, так и пара сотен, скромно сидел в позе лотоса и впечатления забияки не производил. Вот только пяток превращенных в металлическую стружку автоматронов и несколько раздавленных в кровавую кашу абордажников вокруг него намекали, что внешность обманчива. Смирность пленника обеспечивали надетые на него оковы, обязанные высосать из даоса всю магическую энергию. Впрочем, эффективность подобных приспособлений была относительной. Умелый маг, а скорее всего контрабандист относился к верхней планке четвертого ранга, мог им сопротивляться. Ограничить свободу подобного субъекта с полной уверенностью можно бы было лишив его либо сознания, либо всех конечностей. А лучше сразу и того, и другого. Однако столь суровые меры к мощным чародеям, чья сила автоматически давала им дворянский статус, без повода не применяли. И состоявшееся сражение таковым могло и не являться, несмотря на кучу трупов с обеих сторон. Правители Росси считали куда более выгодным слупить с взятого на горячем мага-преступника громадный штраф или заставить его отрабатывать свободу лет тридцать-сорок, чем казнить потенциально ценный актив в отместку за кучку дохлых простолюдинов.
   -Этого я не починю....Этого только в крепости, тут запчастей нет... Этот в порядке. - Олег одного за другим осматривал автоматронов. Поскольку он имел две документально подтвержденных специальности: целительство и големостроительство, то благодаря своему широкому спектру пациентов был на борту воздушного корабля практически незаменим. Дирижабли несмотря ни на какую магию оставались дирижаблями, и количество перевозимого ими веса было ограниченным. Часть съедало топливо для машин, часть боеприпасы, совсем немного оставалось на долю команды. А потому член экипажа, с одинаковым успехом латающий как человеческие тела, так и человекоподобные механизмы, с точки зрения любого здравомыслящего капитана являлся весьма ценным активом. - Хм, парень, а ты как еще на ногах стоишь? Я видел автоматроны, которые с куда меньшим количеством дыр отправлялись прямо в переплавку.
   -Опыт, ваше благородие. Ну и резервных систем прикупил себе парочку. - Проскрипел в ответ разумный механизм, чей некогда блестящий корпус побелел от покрывающих его шрамов. Изображающая усатое лицо маска была чуть оплавлена, по центру груди красовалось сквозное отверстие, еще одно, только чуть меньшее, почти вывело из строя тазовый сустав. Из разорванных гидравлических систем сочилось масло и били тонкие струйки пара.- Я ить из полноценных буду. Даже жалование получаю, пачпорт с собой ношу и справка о наличии души имеется.
   -Хм, а не зайдешь в крепости на осмотр, как время будет? Я давно хотел с кем-то из вашей братии поближе пообщаться и полноценно его изучить, да все времени не находил. - Заинтересовался Олег. Автоматроны были разные...Как разными были и люди, послужившие для них прототипом. Тонкостей процесса их изготовления целителю никто не рассказывал, но суть его сводилась к тому, что на металле опытные чародеи каким-то образом запечатлевали отпечаток человеческой души. В древности подобное считалось однозначно смертельным, но с развитием науки и магии ритуал стал лишь очень-очень болезненной и сильно не полезной для здоровья процедурой, которой подвергались некоторые каторжники. - С меня целковый на водку, ну или там на покраску корпуса, сам решай, чего тебе больше хочется.
   -Договорились, ваше благородие! - Бодро гаркнул автоматрон, весьма довольный перспективами дополнительного заработка. Хотя физических потребностей эти представители искусственной жизни почти не имели, но иногда в старейших из них все же просыпались желания и появлялась относительная свобода воли. В зависимости от прямоты рук техномагов, качества материала и особенностей 'донора' из мастерских мог выйти как тупой болван, изнашивающийся через десяток лет эксплуатации, так и личность с почти человеческим интеллектом, способная за пару веков службы получить немало наград, заслужить гражданство, а то и капиталом обзавестись. Во всяком случае, про одного искусственного купца средней руки Олег слышал.
   -Господин капитан, разрешите доложить! Обыск трофейного корабля закончен! - Сунулся к Андре прапорщик, полученный из последнего пополнения взамен убитого в последней битве на европейском театре военных действий члена экипажа. Фамилия его была Громыко, и целитель очень подозревал, что на самом деле она произошла от особой приметы всего их рода. Нормальным тоном этот мужчина лет двадцати пяти почти не разговаривал, только кричал. - Обнаружено сто шестьдесят пять единиц холодного оружия, девяносто восемь единиц легкого огнестрельного оружия, двенадцать единиц тяжелого магического оружия! Валюты разных стран на общую сумму порядка семи тысяч рублей золотом! Артефакты низшего и среднего класса общим количеством двести двадцать единиц, полный перечень прилагается! Драгоценные камни нешлифованные совокупным весом пять килограмм! В трюме сидит двенадцать рабынь, из которых пятеро имели при бытии свободными российское подданство, состоя в крестьянском сословии! Проданы некому Тамилю-мурзе их помещиком официально, но потом сменили много владельцев!
   -Странно. - Андре прекратил баюкать поврежденную руку и перевел взгляд на подавшегося вперед даоса, с лица которого слетела всяческая безмятежность. - Ничего запрещенного у тебя вроде нет. Так какого ж черта лысого вы тогда дрались так, словно отступать некуда, и трюмы битком забиты контрабандой? По привычке, что ли?
   -А...- По-русски даос говорил хоть и с акцентом, но довольно четко. - А ящики?! Зеленые, длинные, большие! Пятнадцать штук! С рунами стазиса на боках, дне и крышке?!
   -Такого не обнаружено! - Бодро отрапортовал прапорщик Громыко, даже не задумавшись о том, стоит ли ему отвечать пленнику.
   -А...а...а....А-ба-кра-лиии!!!- Болезненно застонал старичок, бледня кожей под стать своим волосам и хватаясь рукой за левую сторону груди. Олег без всякой диагностической магии констатировал у него сердечный приступ, но подходить и лечить даоса даже не подумал. В отличии от капитана у него слова о русских рабынях, пусть даже из крестьян и проданных официально, вызвали легкое бешенство. Да и потом, маги - народ живучий, с увеличением личной силы вплотную приближающийся к бессмертию. Магистры, если к процессу их умерщвления подходили спустя рукава, могли временно наплевать на вырванное сердце или отрубленную голову. Архимагистры при необходимости меняли тела или вообще обходились без них. Архимаги простыми физическими воздействиями в принципе не убивались. - Са-абаки! Гряз-азные преступные са-абаки! Пря-амо паасреди не-еба а-ба-кра-лиии!!!
  
  
  1) Многих за рубежом отчего-то нервирует, когда русские начинают мерять те или иные регионы России их державами. И используют для этого двухзначные числа (А также трех и четырехзначные.). В той же Франции, например, территории всего около 540 000 км2. Площадь Сибири же составляет 9,8 млн. км2. То есть одна из крупнейший и сильнейших стран Европы поместится в данном регионе почти два десятка раз. Сравнение же с суверенными но крохотными государственными образованиями вроде Монако и Лихтенштейна получаются не просто обидными, а скорее даже оскорбительными.
  2) Традиционное пожелание императору Японии здравствовать десять тысяч лет, частенько использовавшееся в роли боевого клича. Впрочем, большее его распространение получила сокращенная форма, а именно 'Банзай!', которую можно успеть прокричать намного быстрее. На войне это важно, ведь смерть редко обращает внимание на то, что кто-то там еще не договорил. По непроверенной информации, поскольку свидетелей видевших их подвиги вблизи по понятным причинам оставалось мало, камикадзе особенно любили этот клич.
  3) Миф о великолепных боевых качествах катаны по большей части распространяют из патриотических соображений сами японцы. Притом, что в столкновении с европейцами даже на холодном оружии они имели обыкновение проигрывать. Массовая катана военного времени являлась ширпотребом с довольно низкими характеристиками, да и вообще числилась лишь запасным оружием самураев, которые в основной своей массе были лучниками и брались за мечи только тогда, когда враг подбирался слишком близко или стрелы кончились.
  4)Исторически в состав Сибири включали всю территорию России от Уральских Гор до Тихого Океана. Обособление отдельных её частей произошло много позднее, в связи с нарастанием экономических и административных различий. Проще говоря, когда чиновники расплодились, и стали для своего прокорма все новые и новые учреждения организовывать.
  
  Глава 2
  В которой герой пытается насладиться результатом длительных медицинских процедур, узнает приятную новость о казни и участвует в дуэли.
  - Милый, ты настоящий герой! - Уверенно заявили Олегу, прежде чем его начали страстно целовать, одновременно уверенно тесня куда-то в сторону кровати и раздевая на ходу. Не то, чтобы он этому сопротивлялся...Все-таки выражающая ему горячую благодарность особа во-первых была молоденькой блондинкой с третьим размером груди, а во-вторых она имела полное право распускать руки и эксплуатировать парня по полной программе, поскольку уже пару месяцев как официально числилась его женой. Доказательства блестели на их безымянных пальцах сталью обручальных колец. Вообще-то для подобных украшений обычно использовалось золото, но маг-целитель посчитал сердечник вытащенной из будущей супруги вражеской сабли более подходящим металлом. Все-таки память! Сегодняшний день в их доме определенно мог стать маленьким праздником, ведь большой уродливый шрам, оставшийся после ранения и последующего полевого лечения, только сейчас он смог убрать окончательно. За что, собственно, и был подвергнут напористым ласкам и обильному выражению обожания. - Мпф! Да где расстегивается эта проклятый гибрид куртки с кольчугой?!
  -Аккуратней, Анжела! На левом боку же застежки, забыла разве? - Кое-как смог сообщить Олег, воспользовавшись небольшой паузой между поцелуями. Хотя его супруга и старалась не показывать виду, но все же наличие громадного шрама примерно на ладонь выше пупка изрядно угнетало молодую ведьмочку. Настоящая женщина всегда стремится выглядеть красиво, даже если она по всем документам и числится как боевой маг. Ну, точнее, маг астрала, которых в штабах ценили даже больше. В конце-то концов, обычного метателя огненных шаров и прочей подобной пакости легко можно было заменить лишней пушкой. А вот адекватного аналога специалисту, способному мгновенно передать мысленное сообщение своему коллеге через сотни и тысячи километров разделяющего их расстояния, в армии так и не нашли. - Ай, ты еще и кусаешься?! Ну, все! Защекочу!
  Привести жуткую угрозу в исполнение не дал настойчивый стук в дверь, от которого отнюдь не декоративная преграда принялась сотрясаться так, словно вот-вот вылетит. Судя по тому, с каким напором колотили в пятисантиметровой толщины дубовые доски, нежданный визитер был твердо намерен увидеть кого-то из двух обитателей маленького казенного домика, который выделили супружеской чете из двух молодых магов низших рангов.
  -Если это еще одна сверхурочная депеша в столицу, то меня нет! - Вздрогнула Анжела, мгновенно растеряв свой веселый настрой. Маги астрала пользовались бешеным спросом и получали неплохие деньги, однако работу свою они поголовно ненавидели. Попытки обменяться расплывчатыми мыслеобразами с коллегами по ремеслу, находящимися от них за энное количество километров, вызывали как минимум жуткую головную боль и временные психические расстройства. Легкое сумасшествие в их среде являлось скорее нормой, а разрыв сосуда в мозгу считался едва ли не рядовой травмой. Если бы не природная живучесть всех чародеев и бесплатная помощь целителей, то вряд ли бы профессиональные связисты доживали хотя бы до сорока. - Ты провел какой-то жуткий медицинский ритуал, и я в коме! Вспарывай мне живот!!!
  -Там мужчина, который звякает кадилом и пахнет ладаном! - Только благодаря обширной практике в условиях боевых действий Олег обрел способность делать сразу несколько дел одновременно. Усиливать при помощи магии свои органы чувств и изучать при помощи запахов и эхолокации окружающее пространство, искать задвинутый глубоко под кровать сапог и удерживать свою эксцентричную супругу подальше от остро отточенного медицинского скальпеля. Последнее сильно затруднялось тем, что она после завершающего сеанса лечебных процедур одеться даже и не подумала. А борьба мужчины с голой женщиной может привести к чему угодно, но только не к максимальной концентрации на второстепенных задачах. - Анжела, ну ты же не думаешь, что в качестве обычного посыльного кто-нибудь станет использовать аж целого попа? А если все же и станет, то это персона с погонами как минимум полковничьими. И по такому вызову нам пришлось бы явиться, даже будь мы мертвыми, ведь некромантию еще никто не отменял.
  В Возрожденной Российской Империи, лишь относительно недавно избавившейся от последних элементов республики и снова перешедшей на монархическую форму правления, священнослужители являлись весьма привилегированным сословием. Да и как могло быть иначе, если монахам официально разрешали и даже вменяли в обязанность следить на обязательных исповедях за душами паствы в поисках грехов или крамолы? Искусство ментальной магии, помогающей вытягивать честные ответы на заданные святыми отцами вопросы, в церквях и храмах пользоваться не меньшей популярностью, чем наука богословия. Да и патриархи как-то стабильно избирались исключительно из числа бывших офицеров царской охранки, на старости лет решивших уйти на покой.
  -Ну да, её только лицензируют, гребя золото лопатой с каждого, кто посмеет практиковать неодобряемую Священным Синодом ветвь магии не на государственной службе. - Печально вздохнула ведьмочка, все же беря себя в руки прекращая паниковать. - Ладно, иди открывай. Но я чую, это добром не кончится!
  -Эй, между прочим, гадалкой в нашей семье при случае сумею подработать исключительно я! У меня даже справка есть о наличии зачатков дара предсказания! - Попытался неуклюже пошутить Олег, старательно пытаясь согнать со своего лица угрюмое выражение. Облаченных в рясы духовных наставников и дознавателей парень не любил. Их система ценностей была чужда идейному не то агностику, не то атеисту. А еще начинающий целитель до дрожи боялся, что кто-нибудь из профессиональных психологов и менталистов сможет узнать его самую страшную тайну. То, что родной для этого тела души в нем давно уже не имеется, а её место занял обитатель совсем иного мира. Мира, где магии то ли нет совсем, то ли она хорошо запрятана в недоступных простому обывателю местах. Зато там есть компьютеры, телевидение, радио и многие другие плоды чисто технического прогресса. Но самое главное, историческая родина Олега хотя бы старалась соблюдать видимость того, что у человека есть право на жизнь, свободу, информацию и прочие милые его сердцу вещи. - Хватит колотить! Иду уже, иду! Ковыляю!
  -Ох, сын мой, не был бы ты одноногим, такую бы епитимью я на тебя наложил за нерасторопность... - Ввалившийся в крохотную прихожую священник принялся отряхивать с плеч толстой подбитой изнутри мехом мантии снег, который лениво падал с неба уже четвертый день подряд. - И не надо делать вид, будто тебе хоть чуточку стыдно за то, что так долго держал меня на пороге! Истинная телепатия хоть и считается невозможной, но я по глазам вижу, что ты ни капельки не раскаиваешься!
  -По глазу, святой отец. Исключительно по одному единственному глазу, ведь чтобы заглянуть мне во второй, вам бы понадобилось совершить сначала божественное чудо исцеления. - Позволил себе чуть-чуть пошутить Олег, потирая уродующий половину лица ожог. Избавиться от уродливой отметины и снова взглянуть на мир двумя глазами очень хотелось. Да только стоило лечение воистину астрономическую сумму. Подобный капитал, если он вдруг появится, следовало вложить с большим толком. Например, положить в банк под проценты, чтобы обеспечить себе более-менее обеспеченную старость. - С чем пожаловали?
  -С хорошими вестями, - заверил священник, отряхивая снег с сапог. - Твоего дядю вчера вечером казнили через повешенье. За убийство статского советника Корбейникова Ильи Ивановича, инспектора министерства налогов и сборов. Ну и его супруги тоже. Сиречь родителей стоящего сейчас передо мной юноши, что никак даже чаю мне не сообразит предложить.
  -Анжела! Доставай коньяк! - Крикнул Олег, старательно пытаясь изобразить на лице праведный гнев или хотя бы бурную радость. Помучившись секунд пять, он решил, что замешательство тоже сойдет. Все же не каждый день узнаешь такие известия, пусть и касающиеся главным образом предыдущего хозяина этого тела. Знакомство с 'родней' у него было коротким, но полным впечатлений. И следы от кнута потом долго сходили.- Отец Федор, но вы то это откуда узнали?
  Настоящий Олег Коробейников не собирался покорно принимать все удары судьбы. Каким-то образом он сумел добраться до фамильного артефакта, дающего возможность призвать самого настоящего демона, причем далеко не рядовую тварь, а почти одного из владык нижних планов. Искалеченный юноша, которому грозила мясорубка войны, пожелал поменяться местами с кем-нибудь максимально на него похожим, кто имеет полный комплект положенных от природы органов, хорошо обеспечен и не имеет врагов. И порождение зла выполнило древний договор, найдя практически полного тезку вызвавшего его человека. Тоже Олега, тоже русского, тоже с недавних пор сироту...Только родившегося в другом измерении, напрочь парализованного и медленно умирающего из-за почти неработающих почек. Совершенный обряд незамеченным не остался, но поскольку фамильная реликвия была получена вполне законными путями, а жертв не оказалось, то кадета взявшие дом штурмом полицейские просто направили по месту подготовки к будущей службе. Остался ли доволен совершенной сделкой начинающий чернокнижник было неясно, но вот занявший его тело пришелец оказался просто счастлив возможности снова ходить и говорить. Даже полученные напоследок от 'дяди' побои и путевка в Североспасское магическое училище не сильно испортили ему настроение.
   -Что значит, откуда? Сообщить одному из своих прихожан о том, что лежащий на его душе тяжкий грех сношения с силами тьмы признан властями светскими и церковными оправданным, а значит и соответствующую отметку из его личного дела уберут - это моя прямая обязанность! - Даже удивился такой постановке вопроса священник, уверенно направляясь на маленькую кухоньку. Впрочем, заблудиться в постройке из четырех комнат, одной кладовки и погреба не получилось бы при всем желании. При заселении Олега изрядно порадовали размеры доставшегося помещения, и он некоторое время даже опасался, а не отнимут ли у них с женой столь уютный домик. Но потом целитель второго ранга побывал в гостях у своих коллег из местного госпиталя и несколько успокоился. Чего в Сибири хватало на всех, так это пространства. - Ну и еще мне, как твоему духовнику, было бы желательно уладить ваши дела с родственниками. Точнее, с вдовой Пахома Коробейникова и его детьми.
  -А с ними что? - Удивилась Анжела, проворно расставлявшая по круглому и слегка шатающемуся круглому деревянному столу разные домашние вкусности. Или то, чему положено было быть таковыми. Готовить ведьмочка может и не особо умела, но любила. И занимаясь домашними делами периодически впадала в транс, непроизвольно подмешивая к своим творениям капельку магии астрала. Но сама она оценить получившиеся 'шедевры' почти не могла, поскольку блюла фигуру. А её муж отлично контролировал собственные вкусовые рецепторы и умел без посторонней помощи и видимого напряжения снимать все симптомы пищевого отравления. - Неужели они были соучастниками?
  -Нет, просто другого жилья кроме дома родителей Олега у них нет. Пахом Коробейников стал полным банкротом. Необходимость платить по счетам собственно и толкнула его на убийство брата, замаскированное под месть со стороны тех, кто затаил зуб на статского советника из-за его работы в министерстве налогов и сборов. - Пояснил отец Федор, подозрительно тыкая вилкой в непонятного вида розовое желе, по идее являвшееся холодцом. Субстанция завибрировала и вцепилась в пронзившие её стальные зубцы так крепко, что потянувший обратно столовый прибор священник сдвинул все блюдо целиком. Оглянувшись по сторонам, служитель культа обнаружил, что целитель второго ранга сосредоточенно пилит скальпелем лежащую перед ним котлету. Зачарованное лезвие, режущее кости словно масло, скрежетало об поверхность панировочных сухарей, словно об панцирь какого-то магического монстра. Да и очертаниями кусок пропущенного через мясорубку и прожаренного фарша подозрительно напоминал начавшее постепенно регенерировать живое существо. - Дочь моя, я только что вспомнил, сегодня пост! Хватит пододвигать сюда мясо. И сама его не трогай от греха подальше!
  -Находящимся на военной службе можно. - Даже не подумала отказываться от теоретически вкусной и здоровой пищи ведьмочка. В плане соблюдения догматов веры она совсем недалеко ушла от Олега. Дочь служанки, девушка еще в раннем детстве научилась весьма бережно относиться к продуктам. Ведь папаша её хоть и был аристократом, но о достойном содержании бывшей любовницы с её ребенком не заботился. - Вот, попробуйте вареников с творогом. Сама пекла!
  Олег тайком от супруги скорчил отцу Федору жуткую предостерегающую рожу, больше напоминающую посмертную маску какого-то демона. Накануне ему случилось отужинать этим блюдом, в котором казалось бы неоткуда взяться опасным для здоровья компонентам. Стандартные антидоты с задачей справились, но далеко не сразу, дело чуть до более сильнодействующих средств не дошло.
   -Но не рекомендуется же в такие дни пища мясная и молочная. - Укоризненно возвел очи долу святой отец и украдкой наложил на стоящие перед ним тарелки крестное знамение. Поскольку ничего из предложенной еды не забилось в судорогах и не вспыхнуло, испуская ароматы горящей серы, то пища была признана условно безопасной. А насколько съедобной - уже совсем другой вопрос. Олег тем временем сосредоточенно намазывал на толстый ломоть ржаного хлеба слой малинового варенья. Первое прибыло прямиком из пекарни. Второе, скорее всего, было куплено в ближайшей лавке, поскольку заниматься в этом году сбором и переработкой ягод Анжела явно не могла. - Нет ли у вас чего-то более скромного? Пустой каши на воде, например?
  -К таким запросам меня мама не готовила. - Озадаченно пробормотала ведьмочка, распахивая дверцы продуктового шкафа, где при помощи нескольких рун всегда поддерживался маленький кусочек вечной мерзлоты. - Я посмотрю, что тут можно сделать....
  -Можешь не торопиться, мы тут пока скучные рабочие вопросы решим! - Поспешил заверить её Олег, быстро уминая свой бутерброд. - Долго же длилось следствие, отец Федор. Я, признаться честно, уже и ждать его результатов перестал. Особенно после того, как нас всех в Сибирь законопатили.
  Форт Стяжинск, где теперь им приходилось нести службу, защищал одноименный городок, в котором насчитывалось около ста тысяч жителей, расположенный на самой границе с Китаем. И всего в сорока километрах от побережья Тихого Океана. Достаточно далеко, чтобы не бояться пиратов на морских кораблях, куда можно было установить действительно много пушек, но в то же время достаточно близко, дабы имело смысл свозить в него добываемые в Сибири ресурсы. Золото, пушнину, драгоценные камни, части тел местных причудливых зверей...Всего этого тут не было. Ну, почти. Зато имелось много, очень много отличного корабельного леса, равного которому в Европе сотни лет назад не осталось. Спиленные и очищенные от веток стволы грузились на громадные баржи и неспешно плыли себе вокруг России. Воздушные корабли могли бы доставить груз в десятки раз быстрее. И в столько же раз дороже. А потому работу по транспортировке грузов для людей выполняло море, бывшее самым дешевым из возможных вариантов.
  - Так поначалу дознаватели искали виновных совсем не в той стороне. Все же должность инспектора министерства налогов и сборов просто обязывает к наличию множества недоброжелателей среди не самых бедных слоев населения. - Пожал плечами святой отец, пряча поглубже в рукав одну из предложенных ему бронированных котлет. Видимо он собрался не то подложить её своему злейшему недругу, не то использовать в пытках особо злостного еретика. - И не так уж и велики были доходы твоего отца, чтобы версию с наследством сразу стали рассматривать. Неладное заподозрили, когда наложенная на Пахома Коробейникова печать анафемы отказалась сходить, несмотря на то, что нанесли её с дичайшими нарушениями положенных процедур, а снять пытались с соблюдением полного регламента.
  -Ему входивший в отряд быстрого реагирования поп слово 'Каин' на лице своими кастетами нарисовал. - Без труда вспомнил первые минуты своего пребывания в этом мире Олег. Лишь благодаря участию в его судьбе того боевого экзорциста, проявившему к искалеченному парню немало доброты, новый житель этого мира не спешил записывать всех священнослужителей в ряды профессиональных мерзавцев, мало отличающихся от тех же демонологов. - А тот как раз был известным братоубийцей. И что, других аргументов вины моего дяди следствию больше не требовалось?
  -Да если бы! К сожалению, у нас еще не настолько просвещенное государство, чтобы руководствоваться в делах судебных исключительно волею высших сил. - Абсолютно серьезно заявил отец Федор, который видимо плохо учился в школе и не знал, что было такое время, когда закон божий являлся главенствующим над установлениями светской власти. Люди назвали этот период Темными Веками, и для всего христианского мира он остался столетиями, в которых цивилизация упала на самое дно и упорно пыталась закопаться еще глубже. - Дознаватели вынуждены были твоего дядю отпустить. Но сразу же вспомнили о Пахоме Коробейникове, когда месяц назад один готовящийся предстать сначала перед палачом, а потом и перед богом прапорщик покаялся во всех своих злодеяниях. В числе прочего оказалась упомянута и продажа с вверенного ему склада нескольких магических мин. Истина все же явила себя миру, и было это, несомненно, по воле Господа!
  - А чрезвычайно токсичная сыворотка правды, которую частенько колют приговоренным преступникам, чтобы изъять все их захоронки, конечно же, не причем. - Тихонько пробормотал Олег, но словив раздраженный взгляд отца Федора сделал вид, будто по горло занят своим бутербродом. - Так говорите, призыв демона официально мне простили? С чего бы вдруг такая неслыханная щедрость?
  -Сам не пойму. Вроде ни я, ни Андрэ за тебя не хлопотали. - Развел руками священнослужитель, который являлся не только духовным лицом, но и далеко не самым последним в России аристократом. И, по совместительству, дядюшкой одного молодого, но подающего большие надежды младшего магистра магии, переведенного в одну из сибирских крепостей вместе с небесным крейсером 'Воздушная танцовщица' и всеми остатками вверенного ему подразделения. Ярко выраженный знак неудовольствия со стороны императора. Впрочем, венценосную особу можно было понять. Андрэ и несколько других старших офицеров умудрились допустить, чтобы командовавший ими принц угодил в плен к противнику. И то, что его вернули по условиям заключенного мира уже спустя несколько часов, дела не меняло. - Может, просто повезло? Должна же когда-то удача и к тебе повернуться лицом, верно?
  -Ну, я бы не сказал, что моя жизнь так уж плоха. Есть в ней неприятные моменты, но хватает и поводов для радости. - Усмехнулся Олег, бросая лукавый взгляд на Анжелу. Та, правильно поняв его, тоже улыбнулась. Их отношения были странными...Но более чем устраивающими обе стороны. Супруги, вовсе не по своей доброй воле оказавшиеся вынужденные служить в действующей армии, несколько раз спасали друг другу жизнь. И совместно совершили преступление, в случае раскрытия которого обоим грозила смертная казнь через повешение, а то и чего покруче. Ограбили двух уважаемых работорговцев, делавших свой маленький бизнес на скупке военнопленных и дальнейшей их отправке в родные края или куда-нибудь на невольничьи рынки. Риск был высок, но его окупило несколько килограмм золотых монет, ныне дожидающихся своего часа у границы с Польшей на дне мелкий речушки. - Одно то, что мы не на фронте, уже с лихвой компенсирует местный климат. Летящий с неба снег, конечно, доставляет некоторые неудобства...Но все же не такие, как падающие оттуда же снаряды, десантные войска и стратегические боевые заклинания.
  -Ну, хоть за неподверженность твою греху уныния я могу быть спокоен, сын мой. - Печально вздохнул отец Федор, по чьему кислому лицу вовсе нельзя было сказать, что он рад за одного из своих подопечных. Все же когда данное духовное лицо пребывало на западном фронте, то к его услугам были все культурные развлечения оккупированной части Польши. А в заснеженном форте на Дальнем Востоке можно было исключительно молиться о спасении души, поскольку ни театров, ни ресторанов в поле зрения не наблюдалось. Имелся, конечно, в крепости клуб офицеров...Но большинство высших чинов форта наведывались туда исключительно для того, чтобы опохмелиться самогоном. И расположенный неподалеку городок тоже в плане увеселительных заведений ничем похвастаться не мог. - Остается лишь надеяться, что духовная стойкость не покинет тебя в будущем. Все-таки Сибирь не зря считается крайне суровым местом, где все подряд испытывает людей на прочность. Морозы, чудовища, потерявшие всякий страх бандиты-язычники...Особенно последние, ибо о жестокости и склонности к совершению сделок с темными силами этих нецивилизованных варваров молва идет по всему свету.
  -У них есть боевые драконы? Нет. Парящие линкоры? Нет. Артиллерийские батальоны? Нет. Поддерживающие многотысячное воинство стратегическими заклятиями архимаги? Нет. - Анжела задавала вопросы как будто в никуда и тут же сама на них отвечала. - Тогда я предпочитаю диких шаманов и нелегально пересекших границу иностранных колдунов, совершающих сделки с мелкими духами и демонами, организованно очертившим допустимые рамки сотрудничества с темными силами австрийцам. И те и другие меня, если попадусь им в плен, будут долго насиловать а потом скормят демонам либо обратят в нежить. А потому лучше уж драться с теми, кто слабее.
  Олег лишь согласно покивал на заявление супруги. С началом боевых действий против Польши ему пришлось немало побегать от инфернальных тварей во время прорыва хаоса, которым европейские чернокнижники накрыли один из оккупированных русскими еще в прошлую мировую войну городов. А потом он побывал в тюрьме, где военнопленных вполне организованно и практически конвейерным методом убивали, дабы поднять из мертвых в качестве сохранившего часть прижизненных умений бойца. Ну и на прочие 'подвиги' на ниве темной магии Европа не скупилась. Впрочем, в мире так или иначе пользовались ей все мало-мальски крупные игроки на политической арене. Даже Россия, в которой человеческие жертвоприношения и рабство хоть официально и не одобрялись, но все-таки использовались. Ситуация была примерно как с сексом в СССР на его исторической родине. Вроде и нету, но за нарушения касающихся его законов положены штрафы, а число балующихся время от времени этим процессом по статистике с каждым годом только растет...
   -Так что ты решил насчет судьбы вдовы твоего дяди и твоих племянников? - Напомнил о себе отец Федор, поскольку Олег уж слишком погрузился в раздумья.
  -Пусть идут с миром. - Великодушно разрешил целитель. - Но - лесом. А дом я, пожалуй, продам вместе со всем, что в нем находится. Возвращаться туда после всего....Как-то не хочется.
  -Да, сын мой, тяжкие испылание посылает господь своим любимым чадам. Тебе вот досталась ноша сироты, да служба тяжкая, пусть и на благо Родины. Но, может, все же простишь родную кровь? - Попытался наставить отец Федор целителя на тот путь, который он считал истинным. На миг Олегу стало любопытно, а говорил бы он о прощении, если бы кто-то убил Андре? Или просто зажарил сделавшего это заживо, а потом как следует помолился о его душе?
  -А я их и простил. Целиком и полностью. Вот чем хотите поклясться способен, что не буду мстить им, когда армию покину, и вообще зла на них не таю. Они для меня просто чужие люди. - Положа руку на сердце, абсолютно честно признался начинающий боевой маг. До родственников его биологического тела дела ему не было ни малейшего. Целительная магия позволяла легко решить проблему пересадки органов, а потому даже как доноры биологических материалов на крайний случай они были не многим лучше всех остальных. - Но почему я должен позволять чужим людям жить в моем доме? Тем более, когда сам туда попасть не могу, а деньги нужны. Кстати, отец Федор, не подскажете, как лучше удаленно оформить его продажу? Где можно найти надежных посредников, которых не придется искать потом с деньгами и показательно карать, зарабатывая себе еще лет десять-пятнадцать службы в армии?
  -Думаю, святая церковь поможет тебе в этом трудном деле, сын мой. - Пошевелил бровями, пришел к какому-то выводу для себя представитель внутренней службы безопасности государства. Олег понадеялся, что хотя бы четверть от реальной стоимости усадьбы он получит. Должны же попы хоть какую-то видимость порядочности соблюдать? - Ну, раз с этим вопросом мы закончили, собирайся. Со мной пойдешь. Через полчаса на плацу дуэль трое на трое будет, так нужен кто-то, кто позаботится о бренной плоти её участников.
  -По какому поводу намечается кровопускание? - Без особого интереса осведомился Олег. Законы страны и мира, в котором его угораздило поселиться, при внимательном изучении действовали на парня не хуже рвотного. К примеру, в случае обвинения в краже было вполне нормальным устроить официальную поножовщину. Кто победил - того и вещь, так решил бог, все претензии к нему, но за оскорбление чувств верующих и на костер пожаловать можно. Аристократам при тяжбе с простолюдинами могли легко поверить на слово, даже если у их оппонентов имелись вполне серьезные доказательства. В том, чтобы вместе с преступником отправить на рудники или казнить, его ближайших родичей, включая детей, не видели ничего предосудительного. - Прошлый раз, помнится, два молодых идиота из витязей дрались за честь их дамы сердца. Из прачечной. Нет, я против неё ничего не имею, женщина видная. Жаль только, в Сибирь её за проституцию отправили.
  -И смех, и грех. - Тяжело вздохнул отец Федор, печально подпирая голову кулаком. - Связистки не смогли договориться, кто из них места помощниц коменданта займет, которые позавчера в Петербург улетели. Рожать.
  -Серьезный повод. - Не согласилась с ним Анжела. - Я бы тоже за это место поборолась. Ну, если бы уже замужем не была.
  Олег промолчал. Отчасти потому, что супругу понимал, отчасти из чувства зависти к сильнейшему магу крепости, за место секретарш которого среди ведьм идет самая настоящая война. Иногда даже с жертвами. Впрочем, по мнению большинства женщин, оказавшихся в Сибири, награда подобного риска определенно стоила.
  Форт Стяжинск больше всего на свете напоминал невероятно большой глаз. Овал внешних стен заключал внутри себя примерно десять квадратных километров пустого пространства, а в центре его зрачком красовались занимающие едва ли пятую часть территории постройки. Крепость строили 'на вырост', но оного так и не случилось. Стоящее на границе с Китаем укрепление заслужено считалось дырой. Вся торговля с Китаем, кроме относительно немногочисленной сухопутной контрабанды, шла мимо него. Ближайший порт империи Золотого Дракона находился почти у самой границы, а потому корабли просто проплывали мимо удаленной от воды крепости и прибрежных поселков, не испытывая необходимости приставать к берегу так рано. Но одна достопримечательность в нем все-таки была. Звали её Саввой, и был обладатель этого гордого имени по профессии комендантом гарнизона, а по призванию души - археологом. В последнем ему сильно помогал тот факт, что он оказался несколько старше науки под названием 'археология' и прекрасно помнил большинство событий, ныне входящих в учебники истории.
  Савва прибыл в Сибирь, дабы изучить наследие Гипербореи, последним условно живым представителем которой считался основавший в древних лесах свое царство Кощей(1). И чего то он даже нашел, причем на том самом месте, где сейчас стояла крепость. В общем-то, форт и строился изначально вокруг башни, в которой сидел архимагистр. Причем сидел довольно давно. Он сидел в своем логове на момент появления Возрожденной Российской империи. Сидел в пору правления Союза Архимагов. Сидел при Романовичах. Сидел при Борисе Годунове. Вот при Иване Грозном не сидел - бегал вместе с Ермаком по лесам и пытался сделать так, чтобы Сибирь стала частью России с минимумом потрясений для немногочисленных проживающих там людей. Но до прихода легендарного атамана он опять таки сидел в ныне торчащей посреди крепости башне, под которой глубоко в земле прятались какие-то очень важные с точки зрения чародея-археолога руины. С самого Крещения Руси сидел. За это время на его исторической родине несколько раз успели смениться правящие династии и формы правления. А вот религия так и не менялась, чему Савва изрядно огорчался. Все же он считал себя не просто волшебником, а волхвом, одним из последних в мире истинных служителей славянских языческих богов.
  Архимагистром Савва числиться стал века эдак с двадцатого, а до того был 'всего лишь' обладателем шестого ранга. В те времена, когда бегал с Ермаком по Сибири так и вовсе вроде бы лишь младшим магистром магии являлся. Следовательно, толк от его археологических изысканий был, причем не малый. Вполне компенсирующий тот факт, что древние славянские боги почти перестали отвечать своим верующим, чем сильно испортили им жизнь. Но комендант крепости не унывал, не расстраивался и не думал переходить в иную веру - его все устраивало. Подобно прочим архимагистрам он считался просто неприлично богатым и влиятельным, накопив неимоверный денежный и политический капитал за время своей жизни, а потому вполне мог бы отстроить себе дворец прямо посреди Сибири, если бы захотел. Но все же свои официальные резиденции Савва возвел в Петербурге и Москве. А почему нет, если ему на пересечение большей части страны требуется минут пять, поскольку где-то в его башне портал установлен? Для древнего архимагистра поход в кладовку и выезд в столицу по трудозатратам отличались совсем незначительно.
   Попы подозревали Савву за его веру во всех возможных и невозможных смертных грехах, но тронуть не смели. Даже в двадцать третьем веке не меньше половины архимагов выводили свои родословные от старых богов, а капища в отдаленных деревнях были обычным делом. Вот и жил волхв вдали от недолюбливаемых им крупных городов, ненадолго выбираясь в высший свет по настроению. Молился своим покровителям, духовно наставлял молодых язычников и попутно изучал наследие Гипербореи, по которой считался одним из лучших ныне живущих специалистов. А также отправлял в декретный отпуск своих помошниц-секретарш. Залетали те от него как по графику - раз в пятьдесят-шестьдесят лет, но редко по одной. Рожали, правда, исключительно девочек, чему Савва очень расстраивался. Нет, всех своих многочисленных дочерей он любил и матерей их без своей поддержки не оставлял...Однако старому волхву очень хотелось наследника, продолжателя его рода, которому он мог бы передать все свои сакральные знания. А потому один из старейших на территории России магов продолжал трудиться, не покладая рук и иных частей тела. И женщин, желающих к нему подлизаться, более чем хватало во все времена. Своих любовниц архимагистр обеспечивал по высшему разряду, а стать из ссыльной ведьмы без каких-либо перспектив блистающей на балах аристократкой желали многие.
  -Кстати, отец Федор, а выяснили уже, чего у того контрабандиста прямо посреди неба украли? - Поинтересовался Олег по пути к месту проведения дуэли. - И как, кстати, это сделали?
  -Доспехи кощенитские из шкур сибирских магических тварей, сделанные по гиперборейским лекалам и с помощью древних инструментов. Хороший товар, такая одежка талантливого подмастерья вроде тебя в один ряд с истинным магом поставить может. - Откликнулся священник, подметающей полами своей расы сугробы. - Сами же продавцы, скорее всего, их обратно и телепортировали. Эти нехристи такие, они могут. Для них любой, кто не клялся в верности Кощею, чужак которого ни обмануть, ни прибить не зазорно.
  Целителю только и оставалось, что согласно кивнуть. Потомки слуг последнего известного гиперборейца оставались одним из самых загадочных сообществ Сибири. И именно они были виновны в том, что значительные её районы так и оставались на картах белыми пятнами. Большинство тех, кто пытался прийти в гости к кощенитам исчезали без следа. У восточных же контрабандистов шансов договориться с затворниками было примерно на порядок больше, чем у случайного русского путника или тем более географической экспедиции. Несмотря на то, что царь в железной короне пал незадолго до начала одиннадцатого века, остатки его державы до сих пор считали себя находящимися в состоянии войны со славянами. Плодящиеся в громадных количествах чудовища охраняли затерянные посреди лесов руины городов и храмов, обитатели которых сохранили над тварями некоторую власть. Повести эту армию в атаку сектанты не могли, но и сохранивших некоторую часть знаний гиперборейцев людей большая часть монстров не трогала. Да, за прошедшие с гибели своего бога века кощениты изрядно сократились в числе, утратили большую часть своих сил и уже около тысячи лет находились в полудобровольной изоляции... Но, тем не менее, сбрасывать их со счетов не стоило. Возможно, эти обитатели сибирских лесов и ходили в одежде из шкур, но ведь как-то они умудрялись отстоять свои владения от правителей Руси, не отказавшихся бы разжиться новыми подданными и секретами древней магии.
  Плац был не то, чтобы полон народу, но все офицеры крепости за исключением бессменного коменданта там собрались. Развлечений толпе ссыльных не мог предоставить ни Стяжинск, ни охраняющий его форт. Лесорубы, охотники, рыбаки и совсем немногочисленные крестьяне были людьми простыми, и дальше душевных песен в кабаке и пьяного мордобоя там же не заходили. Владеющий этими землями испокон веков архимагистр развлекался вдали от крепости. Прослойки в виде интеллигенции зародиться было неоткуда. Даже представительницы древнейшей профессии в городке особым спросом не пользовались. Тех из них, кто из себя более-менее чего-то представлял, регулярно сманивали находящиеся не так уж и далеко портовые бордели.
  Схватка по какому-то формальному поводу, не имеющему ни малейшего отношения к истинной подоплеке событий, началась стремительно. Вот опускается рука судьи, которым в этой дуэли выступал отец Федор, и вот сразу же скатывается с плеч голова одной из участниц, бешено вращающая вылезающими из орбит от боли глазами и отчаянно разевающая в немых воплях агонии рот. Шейная цепочка, самый обычный серебряный крестик, внезапно просто перерезала её шею и улетела куда-то в сторону стен крепости. Кровь из шеи брызнула фонтаном, но на двух стоявших рядом с покойной ведьм не попала. Они словно размазались, став чем-то вроде обретших объем теней. И уже в таком виде полетели к троице соперниц, презрительно игнорируя магические удары и выстрелы, проходящие сквозь них, как сквозь туман.
  Полной бестелесности от своих противниц начавшие дуэль с убийства колдуньи не ожидали. Они совокупными усилиями попытались поставить какой-то барьер - но немного успели. Разгневанные мстительницы налетели на них ураганом, и в разные стороны полетели красные брызги: хоть пальцы ведьм и напоминали плотные клубы дыма, но человеческую плоть они тем не менее резали не хуже ножей. А артефактные щиты, похоже, против подобной угрозы оказались просто-напросто бессильны. Шесть или семь секунд длилась кровавая вакханалия, а потом почти уже победивший дуэт вновь обрел материальность. То ли наложенные ими заклинания выдохлись, то ли кому-то из их основательно изрезанных соперниц удача улыбнулась нужные контрчары вспомнить.
  Эскалация дуэли развивалась стремительно, обе стороны конфликта понимали, что с противницами стоит разделаться как можно скорее. Троица истекающих кровью, но все еще держащихся на ногах ведьм схватилась за клинки, которые в ближнем бою были быстрее волшебства. А их противницы выхватили револьверы, барабаны которых они просто не успели опустошить. Сталь и свинец ударили в энергетические барьеры, прикрывающие упакованные в армейскую форму тела.
  Связистки традиционно считались плохими фехтовальщицами. И силы у женщин маловато, и магию они изучают в ущерб физическим дисциплинам, да и вообще - на кой им умение махать железяками, если при штабах их вечный некомплект. Однако одна из участвующих в дуэли дам, очевидно, решила пойти наперекор общественному мнению и стала мастером меча. Ну, или хотя бы вплотную приблизилась к этой планке. Ей понадобилось ровно три трудноразличимых человеческих глазом взмаха клинком, за которым в воздухе оставался едва заметный светящийся след, чтобы сначала лишить свою соперницу обеих рук, а затем и выпустить ей кишки. Но оставшаяся в одиночестве представительница явно проигрывающей команды сдаваться не стала. Вместо этого она выронила из своего кулака какую-то маленькую блестящую висюльку, и все пространство на плацу заволокло жемчужным туманом. Причем это была не просто дымовая завеса - в нем шевельнулось чего-то громоздкое и раздался пронзительный крик, сменившийся влажным хрустом.
   -Отвратительно. Черт, да зачем нам еще враги? Мы и без них прекрасно справляемся с такими законами-то! - Олег отвел глаза от побоища, победительниц в котором вполне могло и не быть. Нет, он изначально догадывался, что дуэль будет весьма неприятной, слабый пол вообще может дать в жестокости фору мужчинам, однако такого накала страстей целитель все же не ожидал. И ведь сражение то шло даже не за место в постели архимагистра. К новым помощницам не терпящий суеты Савва присматривался лет десять, прежде чем начать ухаживать. Или не начать, решив сохранить чисто рабочие отношения. Волшебницы безжалостно убивали друг друга за одну только возможность когда-нибудь в будущем стать объектом его домогательств! - Я не понимаю этих людей...Я их просто не понимаю!
  Иногда Олегу действительно казалось, что обитатели этого мира мыслят на какой-то своей, отдельной волне. Логика их поступков, причем как отдельных личностей, так и целых государств, от него решительно ускользала. Взять, к примеру, Североспасское училище, где он обучался. На роль заготовок для будущих боевых магов низшего звена туда гребли всех. Вообще всех. Хромых, косых, покалеченных, тупых, неграмотных, ненавидящих власть до зубовного скрежета! Вместо зачетов у них были поединки на выживание с зомби или иными какими магическими тварями, вполне способными нерадивого кадета разорвать и сожрать. Учился каждый тому, чему хотел, если конечно мог уговорить наставников заниматься с ним по желательной специализации. Информация в библиотеке и та была по допускам: дали тебе от ворот поворот какие-нибудь метеомаги, и ни одной книжки из их секции уже не получить. Ладно, пусть у государства есть огромная потребность в одаренных первого ранга. Но почему тогда оно толпами выпускает вместо грамотных специалистов непонятный эрзац?!
  Пока Олег негодовал, дуэль подошла к своему логическому финалу. Плац очистился от жемчужного тумана, и на нем осталось четыре ведьмы и откатившая в угол женская голова. Обладательница вспоротого живота словно испарились в неизвестном направлении, как и лишенное самой главной части организма тело. Учитывая специализацию участвовавших в групповом поединке дам, скорее всего их сейчас жадно пожирал какой-то хищник астрала. И хорошо еще, если он ограничился всего лишь мясом, подобные существа могли сожрать чужую душу не хуже большинства демонов. Причем победила в дуэли именно та ведьма, которая осталась в одиночестве. Она то стояла на своих ногах, утирая льющуюся из пропоротого плеча кровь, а вот её соперницы валялись друг на друге вповалку, с вывернутыми под неестественными углами конечностями и с покрытой неприятными темно-фиолетовыми круглыми отметинами кожей.
  -Как бы японские легенды о тентаклях не оказались основаны на реальных событиях. - Промелькнула в голове Олега опасливая мысль, после того как он кинулся на помощь раненным. Троица проигравших ведьм выглядела так, словно побывала в объятиях чудовищного осьминога-мутанта. Правда, интересовали того отнюдь не женские прелести, а скорее жизненные соки добычи. Засуетившийся вокруг неподвижных тел целитель констатировал у своих пациенток крайнюю форму обезвоживания и упадка сил. А кроме того в аурах их зияли рваные дыры, что неизбежно грозило в будущем крупными проблемами со здоровьем и магией. Разные мелочи, вроде пары десятков закрытых и нескольких открытых переломов, на этом фоне уже могли не учитываться.
  -Их срочно нужно в лазарет! - В голове у Олега уже прокручивались сами собой процедуры, которые нужно провести, дабы не допустить превращения пострадавших женщин в инвалидов. Первым делом - капельницу с питательным раствором, вторым - влить им порцию заемной жизненной силы, чтобы поддержать ослабленные организмы, третьим - заняться физическими травмами. Хорошо бы было использовать круг очищения, дабы выжечь из их ауры всяческие инородные включения, но пока нельзя. В слишком плохом состоянии пациентки, а процедура несколько травмирующая, откажет еще какой-нибудь орган из-за слишком высокой нагрузки на ауру. - Аууу! Какого черта?!
  Боль, растекающаяся от клейма-татуировки, захлестнула его внезапно. Казалось, будто к шее приложили раскаленное железо. А самое обидное заключалось в том, что Олег никак не мог понять, какого черта кто-то из офицеров активировал контрольный механизм, принуждающий служащих по контракту чародеев к исполнению приказов вышестоящего начальства под страхом боли и смерти. Он вроде бы на сторону противника не переходил, военных тайн не выдавал, даже трусость в бою не проявлял, поскольку в бою то сегодня и не участвовал!
  -Ты толкнул меня, трубка клистерная! - Презрительно бросил ему высокий атлетически сложенный мужчина с начинающими седеть висками и немного раскосыми глазами, облаченный в не по погоде тонкий кавалерийский мундир, поверх которого явно следовало носить латы витязя. Он стоял в первом ряду зрителей и нагло скалился прямо в лицо Олегу, даже не думая отменять воздействие, применяющееся обычно в качестве дисциплинарной меры взыскания. Кажется, целитель действительно слегка задел его плечом, когда шагал вперед, чтобы как можно скорее добраться до выживших дуэлянток. Вот только подобный 'удар' не заставил бы покачнуться и десятилетнего ребенка.
  -А вы мешаете оказывать мне медицинскую помощь пострадавшим! - Вряд ли кавалерист рассчитывал, что Олег начнет кричать от боли и умолять отменить заклятие. Целителей крайне сложно было заставить страдать - отключать неприятные ощущения себе и другим это первое, чему учили владеющих магией обладателей данной специальности. Даже если они никогда не поднимутся выше обычного санитара. Активация расположенной на шее татуировки явно была оскорблением. Или провокацией. Олега уже вызывали на дуэль в прошлом по надуманным предлогам, и он знал, как выглядят люди, всеми силами нарывающие на поединок. Причем тот, в котором у них будет преимущество. Кавалерист, судя по отметкам на ауре, числился чародеем третьего ранга. Противник, которого оскорбленный целитель вполне мог бы попробовать осилить... Если бы не считал подобный поступок глупостью несусветной. - Отец Федор, если кто-нибудь из них умрет, прошу сделать в акте о смерти приписку, что мне активно мешали проводить лечение.
  Скорчивший презрительно-расстроенную мину при переводе конфликта в совсем иную плоскость забияка может и не слишком сильно обгонял Олега по официальным чинам, но явно был куда опытнее просто в силу возраста. Чистить морду нахалу, дабы не уронить свою честь? Зачем? Форт Стяжинск - не такая уж и большая крепость. Это не столица, где жизнь человека определяется его статусом в высшем свете, и где можно никогда больше не встретиться по делам с обиженной на тебя персоной. И выезжать за пределы территории ссыльным можно только по специальным разрешением. Целитель просто расскажет о данном эпизоде немногочисленным коллегам за чашкой чая, и те из цеховой солидарности станут прописывать обидчику клизму даже при приступе зубной боли. Или вообще дождется попадания этого кавалериста в лазарет и когда тот будет спать сделает с ним чего-нибудь такое, что трудно доказать и еще труднее излечить. На тренировочный бой с витязем он бы вышел без раздумий, но поединок - совсем другое дело. Две погибших сегодня ведьмы тому прекрасное неживое доказательство. Тем более, что определять условия драки будет вызываемая сторона, чего явно очень хочет этот начинающий стареть, но все еще физически крепкий чародей.
  -Действительно, дети мои, решайте свои разногласия потом. Сейчас не время и не место для подобных ссор! - Встопорщил бороду отец Федор, отменяя заклятие. Впрочем, на этом помощь попа Олегу и ограничилась. Хотя не очень то он в ней и нуждался. Игнорировать клеймо без последствий целитель второго ранга мог приблизительно от семи до десяти минут. Потом от его импульсов начнет разрушаться нервная система, через тридцать минут печать превращала свою жертву в инвалида, а к началу второго часа оставляла после себя гарантированный труп. Впрочем, отменить воздействие магической печати мог любой офицер, которых вокруг было предостаточно. - И вообще, ради такого дела, как забота о раненных, некоторая небрежность для целителя по отношению ко всем остальным очень даже простительна.
  Остальные зрители согласно закивали головами. Все они были людьми военными и все имели шансы умереть, если когда-нибудь им вовремя не окажут медицинскую помощь. Поняв, что поддержка толпы не на его стороне, кавалерист чего-то обиженно буркнул и ушел, грубо расталкивая толпу. Впрочем, никто делать замечаний ему так и не подумал. Как и сочувствовать Олегу, без всякой вины испытавшему несколько мгновений жуткой боли.
  1.Представитель славянского эпоса, а именно могущественный старик-чародей, которого обычными средствами убиения ближнего своего никак не могли прикончить. В зависимости от конкретной сказки мог быть как просто колдуном, так и властителем собственного королевства или даже владыкой подземного мира. Помимо магических способностей и бессмертия прославился большой любовью к прекрасному полу. За что и был бит. Хотя многие истории начинались то с того, что какой-нибудь Иван-дурак давал напиться висящему на цепях узнику, после чего тот собравшись с силами драпал из вражеской темницы в родной дворец, прихватив с собой на память то дочку злейшего обидчика, то вообще главную тюремщицу.
  Глава 3
   В которой герой становиться начальником, бродит по дороге туда-сюда и размышляет о загадках бытия.
  
  -Вот, это теперь твои. Двадцать второй десяток. Ну, то что от него осталось после встречи с медведем-людоедом. Постарайся не угробить их всех хотя бы до сентября месяца. После старого нового года (1) к нам пополнение должны прислать. - Мрачный как туча Андре ткнул в сторону семерых человек, выстроившихся относительно ровной шеренгой и переминающихся с ноги на ногу. Облаченные в красные стрелецкие кафтаны и вооруженные сразу и бердышами, и ружьями впечатляющего калибра, они должны были смотреться грозно...Но не смотрелись. Тощие как цыплята, испуганно моргающие глазами, с усыпанными веснушками физиономиями и юношеским пушком, видимо обязанным изображать суровую щетину! Олег, которому еще и двадцати то не было, смотрелся на их фоне натуральным амбалом. А ведь кормиться ему последней по большей части приходилось либо в не богатой разносолами и калориями армейской столовой, либо вообще в армейском же госпитале, где он приходил в себя после ранений. - Возмещать потери команды нормальными специалистами нам не будут, так что теперь вместо подготовленных абордажников будет они. Надеюсь, ты успеешь сделать из них чего-нибудь до той поры, когда мы снова не взлетим. Если взлетим, а окончательно в пехоту не переквалифицируемся.
  -Эти призывники хоть оружие держать умеют? - Олег прекрасно понимал причины мрачного настроения Андре. Кому понравится, что у него отнимают единственного нормального мага-целителя, да впрочем, и большую часть остальных подчиненных тоже? 'Небесная танцовщица', с которой сняли около половины экипажа, выполнять свои функции все еще могла. Но делать этого не планировала. Количество топлива для летающего крейсера, оставшегося на складах, вплотную приблизилось к критической отметке, после которой начинался расходоваться неприкосновенный запас. И новых поставок угля в ближайшее время, измеряемое может месяцами, а может и годами, не ожидалось. А потому комендант гарнизона принял решение использовать оставшихся без дела членов команды, дабы усилить наземное патрулирование. - Или мне их еще и стрелять учить?
  -Да делай, что хочешь. - Судя по легкому аромату спиртного, которое ветер доносил до Олега, младший магистр магии воздуха использовал с утра пораньше универсальное русское народное средство для того, чтобы справиться со всеми проблемами. Бутылку водки. Ну, может пока еще это была рюмка коньяка для поднятия тонуса, но диагноз 'алкоголизм' целитель мог поставить абсолютному большинству местных офицеров-старожилов. И имелось у обладающего зачатками пророческого дара парня предчувствие, будто недавно прибывшее в ссылку новички этой участи также не избегнут. В конце-то концов, один раз Андре из затянувшегося до неприличия запоя он уже выводил. - Кстати, советую поискать для себя и своего десятка какие-нибудь дополнительные попутные заработки, помимо жалования. Нет, выплатить то его выплатят в полном объеме...Но вот когда - большой вопрос. Задержки месяцев в семь-восемь по местным меркам считаются нормой.
  -Чудесно. - Олегу стоило большого труда удержаться от более крепких и емких высказываний. Когда на работе советуют найти себе шабашку - работу определенно стоит сменить. К сожалению, его текущий контракт с Российской Империи предусматривал слишком высокие штрафные санкции. Способное оторвать голову клеймо-печать на шее заставляло скрипеть зубами, но терпеть произвол высших чинов. Впрочем, конкретно в этой ситуации Андре или даже комендант крепости вряд ли были в чем-то виноваты. Жалованье, причитающееся солдатам, крутилось министерскими чиновниками, наверняка из поколения в поколение делающими себе немаленькие гешефты за счет временно взятых в оборот чужих денежных средств. - Отчитываюсь то я за свои успехи и неудачи хоть по-прежнему перед вами и отцом Федором?
  - Разумеется. Я смог сделать так, что это не моих людей придали к пехотным подразделениям, а пехотные подразделения придали к моим людям. - Самодовольно усмехнулся Андре. - Впрочем, это было не так уж и сложно. Магистр Савва не слишком-то интересуется тем, чем там заняты простые солдаты, пока они не вторгаются в Китай.
  -Он опасается обострения международной обстановки? - Удивился Олег. Империя Дракона, как официально предпочитало именовать себя наиболее многолюдная из азиатских держав, уже давно полыхала огнем гражданской войны. Три претендента на верховную власть были слишком заняты попытками прикончить друг друга, чтобы обратить внимание на небольшое нарушение суверенитета. Пожалуй, Россия бы даже могла без особых усилий оттяпать у соседа некоторый кусок территории, если бы не Великая Китайская Стена и Терракотовая Армия. Способная к самостоятельному передвижению постройка титанических размеров и орда самовосстанавливающихся глиняных големов, с вселенными в них душами древних воинов, имели шансы остановить маленькую армию вторжения вообще без какой-либо посторонней помощи со стороны живых людей. И на грызню за императорский трон никакого внимания они не обращали. В конце-то концов, ни один из претендентов не мог назвать себя прямым потомком великого Цинь Шихуаньди (2), при помощи своей великой магии, миллионов строителей и тысяч жертвоприношений сотворившего эти Чудеса Света.
  -Ему просто хозяева близлежащих территорий платят, чтобы русские солдаты не вторгались на их земли. Браконьерство в наших лесах и контрабанда товаров в обход таможни приносят им достаточный доход, чтобы они не жадничали. - Безразлично отозвался Андре, даже не думая скрывать тот факт, что высшее должностное лицо гарнизона берет взятки. Хотя...А кто ему запретит то? Тюрьмы, чтобы в ней можно было надежно удержать старого и опытного архимагистра, в России построить бы просто не сумели. Да и во всем мире, скорее всего, тоже. Магов подобного ранга могла остановить только смерть, да и то не всегда. А если уж комендант решит разорвать связь с исторической родиной и податься на чужбину - ему будут открыты все дороги. Вопрос лишь в том, подарят ли подобному иммигранту в качестве личного владения всего лишь какой-нибудь городок или же целую провинцию. Самодуры, способные отшить явившегося к их двору чародея подобной силы, на троне редко сидят дольше пары месяцев. - Так, со своим десятком отправишься сегодня по девятому маршруту. Там как раз на дороге несколько раз человеческие кости находили за последний месяц. Одного наживкой, другие прикрывают, ну да тебя должны были данной схеме учить. Если не знаешь, куда идти, глянь карту на стене в офицерской столовой.
  Схема взаимодействия армии с сибирскими поселенцами была проста как кирпич и примерно столь же эффективна. Если где-то чаще обычного замечались опасные твари, начинали пропадать люди или находили то, что от человека оставалось в результате встречи с обитателями местных чащоб, то в данное место отправлялось одно из армейских подразделений. Шляться по выделенному участку до тех пор, пока данная угроза не найдется. Ну, или пока командование не посчитает, будто данный регион стал условно безопасен и не перебросит людей куда-нибудь еще. Могла случиться и более адресная операция, когда находилось логово опасных тварей или бандитов вблизи обитаемых земель или же какое-нибудь поселение начинало звать на помощь. Розыскных же мероприятий или профилактических обходов территории в данном регионе России почти не проводилось. Переловить всех монстров Сибири было не проще, чем вычерпать море тазиком. На место убитых тварей из глубин заповедных пущ регулярно подтягивались новые чудовища. Да и преследовать по лесам какого-нибудь волколака-людоеда, вырезавшего отдаленно стоящий хуторок, было не лучшей идеей. Среди бескрайнего царства дикой природы даже такой крупный объект как мамонт-лич отследить редко когда удавалось. Обладающий мало-мальски работающим интеллектом злоумышленник после совершения преступления просто откочевывал километров на пятьдесят в сторону. Чтобы охватить столь огромный район поисков приходилось собирать целую армию следопытов. И шансы, что часть их домой не вернется, нарвавшись на какого-нибудь опасного зверя, монстра, человека или природное явление вроде топкого болота, были близки к стопроцентным.
  Истории стрельцов, составляющих двадцать второй десяток, особым разнообразием не отличались. Жили в деревнях, попали под рекрутскую повинность, в связи с полным отсутствием каких-либо талантов и залетами разной степени тяжести оказались отправлены в дальний сибирский гарнизон, где со времен царя Гороха ничего важного не случалось, но новые люди требовались постоянно. Грамоты не знали, тригонометрию почитали отраслью черного колдовства и лишь недавно научились почти всегда попадать из ружья с двадцати шагов в соломенное чучело. Зато недурно управлялись со своими бердышами и любыми другими топорами. Особенно если рубить надо было дрова. Единственной их особенностью могло считаться наличие в составе десятка аж четырех парней по имени Петр. Было вообще пятеро, но одного отправили в отставку после того как найденный их предыдущим десятником в пещере медведь оторвал тому левую руку. Фамилий тезки не имели, ибо носить их во многих деревнях было как-то не принято, а называть рядовых по отчеству без уважительного повода с какой-то стати запрещал Устав.
   -Тогда так. Ты - будешь Первым Петром! - Олег не смог удержаться от проказливой улыбки, когда сделал забритого в рекруты крестьянина тезкой одного из самых одиозных императоров России. Возможно, если это дошло бы до аристократов, он бы серьезно испортил свою репутацию в их глазах...Но с другой стороны, его ведь так уже в ссылку сослали! - Твой тезка, стоящий справа - Вторым. Самый высокий - Третьим. Последний - Четвертым. Так и стану вас называть цифрами. А то во время боя, когда буду приказы отдавать, как пить дать запутаемся!
  -Ваше ведьмажество, а можно он будет Четвертым, а я Третьим? - Попросил своего нового командира наиболее крупный из стрельцов двадцать второго десятка. Впрочем, рост под два метра только усиливал впечатление какой-то болезненной худобы молодого солдата, которого до сыта кормили последний раз явно очень давно. Может быть, на день его совершеннолетия, если конечно оное уже произошло. Суровые нравы этого мира вполне позволяли и детям оружие выдавать, если это окажется с точки зрения правителей достаточно выгодным. - Просто нас так еще прошлый десятник называл, мир его праху. Успели привыкнуть.
  -Можно, почему нет. - Олег никогда не считал нужным самоутверждаться за счет других столько мелочными проявлениями принципа: 'я начальник, ты дурак'. - Ко мне же лучше обращаться просто по имени. Можно звать целителем, это вообще вполне себе официальный титул любого, кто практикует данное направлении магии. Только, пожалуйста, не ведьмажеством! Тем более, я давно уже подмастерье. И даже экзамен на чародея почти сдал.
  Двадцать второй десяток проникся. С точки зрения недавних крестьян одаренный второго ранга с претензией на третий был богоподобен...Ну, на лавры какого-нибудь Геркулеса(3) претендовать мог точно. Утвердить стрельцов в мнении о правильности глубоко уважительного отношения к текущему начальству Олегу помогли многочисленные мозоли и синяки подчиненных, а также мучающий Петра Третьего кашель. Грамотному целителю устранить симптомы досаждающих солдатам заболеваний труда не составляло, а не отвлекаясь на плохое самочувствие они должны были лучше охранять его от всевозможных опасностей Сибири. В дальнейшем десятку вообще предстояло стать одними из самых здоровых людей в крепости, но проводить необходимые процедуры и ритуалы на ходу не представлялось возможным. Следовало потерпеть до завершения патрулирования и надеяться, что по его результатам Олегу не придется заниматься какими-нибудь более неотложными процедурами, вроде реанимации или кремации.
  Девятый маршрут начинался от города и шел грунтовой дорогой в сторону океана. Никаких важных портов поблизости не имелось, но рыбаки же должны были свозить как-то свой улов в райцентр, чтобы уже оттуда громадных дальневосточных крабов и прочие скоропортящиеся морские деликатесы грузовыми дирижаблями отправляли в сторону столицы. Выйдя с утра пеший путник мог достигнуть кромки прибоя как раз к вечеру и, переночевав в служившей конечной точкой пути деревне, а к закату следующего дня вернуться назад. Можно было и дальше двинуться по побережью, на север или на юг, но это уже были маршруты десять и одиннадцать. И последний месяц ничего там вроде не происходило, ну если пары пропавших без вести лодки не считать. Стоящие у воды населенные пункты не докладывали о каких-либо проблемах. Но те их обитатели, которые регулярно мотались в город по своим делам, несколько раз находили у обочины дороги обглоданные останки людей и животных.
  Нападали на одиночек или небольшие группы в два-три человека. Системы какой-либо в пропаже людей не находилось, но после шестого подобного случая статистические данные решили прекратить собирать. Жрать неведомые монстры-людоеды предпочитали мясо, не брезгуя заодно и разгрызть мозговую косточку. После жуткого пиршества отходов получалось настолько мало, что местные охотники сами искать тварь или тварей не решились. Желудок, в котором могли почти без следа исчезнуть несколько вооруженных мужиков, имел обыкновение дополняться остальным организмом соответствующих размеров. И животные Сибири, ну может за исключением отдельных медведей, до таких габаритов не дотягивали. Получается, в окрестностях города поселилась заявившаяся из древней чащобы тварь, а потомки боевых чудовищ гипербореи в обязательном порядке обладали либо громадной живучестью, либо магическими способностями, либо очень прочной броней, а то и всем этим одновременно.
   -Гранаты есть? Пользоваться умеете? - Олег хорошо разбирался в принципах уничтожения разнообразных монстров. Им посвящалось не меньше трети общеобразовательных уроков в Североспасском магическом училище. Размеры России и три мировые войны, во время которых вражеские маги считали своим долгом выпустить на свободу каждую имеющуюся популяцию слепленных в лабораториях тварей, привели к изрядным трудностям в быту и сельском хозяйстве для самой обширной страны мира. Мутанты в большинстве своем дохли довольно быстро...Но меньшинство с разной степенью успешности закреплялось среди дикой природы и с удручающей регулярностью приводило к все новым и новым жертвам среди мирного населения. Да и монстров, появившихся в результате естественных причин, вроде магического выплеска из пересечения природных энергетических линий, на её территории тоже образовывалось преизрядное количество. - И с какого расстояния вы попадете ими в пасть? Ну, чего вы на меня так смотрите испуганно то? Не в настоящую, понятное дело, в мишень под таким названием. Больше всего она похожа на самое обычное ведро, во всяком случае, такие стояли в моем училище. Так натаскивали вас гранаты туда метать, чтобы они внутрь залетали и не вываливались?
  -Было дело. - Облегченно выдохнул Третий Петр, а остальные стрельцы принялись согласно кивать и поддакивать. - Кидали мы бомбы по кадкам...Правда, только деревянные.
  -А настоящие, они того....- Неуверенно добавил Второй Петр. - Тяжелее немного, кажись.
  -Ничего страшного, пасть у большинства монстров тоже того ведра больше. - Олег вспомнил картинки и фотографии, которыми щедро снабжали многочисленные бестиарии и мысленно пожелал себе с тварью за время патрулирования так и не встретиться. Пусть лучше уж её кто-нибудь другой пришибет. Имеющийся в его распоряжении арсенал заклятий больше подходил для гуманоидных противников, чем для огромных монстров. Ну а новобранцы вряд ли сумеют самостоятельно зашвырнуть взрывчатку внутрь монстра, который в отличии от мишени стоять на месте не будет, да и рот держат открытым относительно недолго. Хотя, конечно, он постарается помочь им при помощи телекинеза. - Ну, пойдем потихонечку? А то раньше темноты до деревни, в которой можно будет переночевать, не доберемся.
  Дорога неспешно ложилась под сапоги, новобранцы испуганно пялились на темный и страшный лес, раскинувшийся по обе стороны тракта, а Олег практически полностью погрузился в свои мысли, не обращая особого внимания на окружающий мир. Пока они не отойдут от города хотя бы километров на пять, бояться нечего. Магический сигнальный периметр, который раскинул над сердцем района проживающий здесь архимагистр, сунувшуюся слишком близко к скоплению людей тварь засек бы моментом. И уничтожил тоже, причем без малейшего воздействия чародея седьмого ранга. Уйти от его чар или защититься от них сумели бы лишь очень немногие существа, в обязательном порядке обладающие развитым разумом и не ставшие бы тупо жрать путников на обочине дороги. Ну а сворачивать круглосуточное наблюдение за округой не велели и устав, и здоровая паранойя чародея, дожившего до столько высокого статуса. В конце-то концов, личности подобные коменданту своей смертью не умирали никогда. И отслеживание ближайших окрестностей здорово помогало им избегать большей части потенциально летальных неприятностей, вроде прорыва демонов, вражеской армии или начавшегося внезапно извержения вулкана. Ведь если архимагистры имели хотя бы минимальное время для подготовки, то могли уберечь как минимум самого себя от практически любой неприятности. Улететь на орбиту, телепортироваться куда подальше, закопаться в землю на глубину в пару километров...Загнать подобную персону в угол без использования эффекта внезапности было не многим проще, чем изловить рыбу под водой при помощи кастрюли.
  -Итак, в чем моя проблема? Почему я недостаточно хорош, чтобы претендовать на третий ранг, пусть и явно перерос большинство обладателей второго? - Мысленно размышлял Олег, автоматически переставляя ноги. Утомиться от обычной пешей прогулки организм целителя, не забывавшего проводить внутреннюю диагностику и устранять появляющиеся проблемы в зародыше, в первые сутки просто не мог. А вот мысль о том, чтобы подняться в иерархии магического сообщества хотя бы еще на одну ступень не давала ему покоя. Именно с данной планки в большинстве государств мира одаренных наделяли дворянством в том случае, если раньше они его не имели. Третий ранг - личное ненаследное, а обладатели четвертого без особого зубовного скрипа принимались в общество истинных аристократов. Принадлежность же к благородному обществу, пусть даже в первом поколении, меняла для него и его супруги практически все. То же клеймо с них пусть и не снимут, все-таки на время своей службы они считаются как бы заключившими контракт с императором...Но активировать его просто ради внушения должного почтения к начальству больше никто не станет. Да и других преимуществ, вроде возможности на ту же знать в суд подавать или беспрепятственного перемещения по территории страны и выезду за рубеж после окончания службы, будет ой как немало. - Ответ кажется очевидным. Мне не хватает энергии на по-настоящему могущественные чары. Да, великолепный контроль дает своему обладателю немало. Именно благодаря ему, да сохранившейся с родного мира привычки к изучению больших объемов информации, я так быстро смог изучить целительство, техномагию, телекинез и даже азы некро- и пиро-мантии. Но, если рассматривать волшебство исключительно в военном аспекте, какой толк от десяти единиц оружия, когда к ним есть только пять патронов?
  Монотонное передвижение по дороге нарушила встреча с обозом из четырех телег, движущихся навстречу патрулю. Везли они товар не то, чтобы дефицитный, но стабильно пользующийся спросом у кораблей большинства иностранных держав, заходивших в российские порты. Шкуры. Тигриные, лосиные, волчьи, медвежьи, лисьи, рысьи...Меха по праву назывались мягким золотом, ибо приносили дохода казне ничуть не меньше, чем прииски. А поскольку роскошные шубы снашивались, а популяция зверей в местных лесах казалась неисчерпаемой, то освоение Сибири, несмотря на всю свою опасность, делом являлась крайне выгодным. На каждой телеге помимо возницы, рядом с которым лежало заряженное ружье, сидело еще по крайней мере два человека, смотрящих в разные стороны. Из второй подводы солдатам отсалютовал сгорбленный дедушка, опирающийся на магический посох и носящий пусть и несколько необычную, но все же узнаваемую ведьмачью куртку. Видимо такой фасон был принят во времена его молодости лет сто назад. На замыкающей процессию повозке через бортик виднелась маленькая пушечка из успевшей позеленеть бронзы, калибром примерно с кулак. Крестьяне явно были готовы к любым неприятностям, которыми столь богат заснеженный лес. Атаковать подобную процессию станет либо очень глупая, либо очень самоуверенная тварь. Впрочем, могло случиться всякое...Имелись среди монстров, созданных колдунами гипербореи и те, кто всеми присутствующими сейчас на дороге людьми и лошадьми даже наесться то как следует бы не сумел.
  -Бог в помощь! - Поздоровался с путешественниками Второй Петр. - Не видели чего странного?
   - Да вроде все спокойно. - Откликнулись из ближайшей телеги. - Только волков пяток у Горелого Оврага повстречали. Хотели было подстрелить одного-двух, да куда там! Пуганные они, знают людей.
  -Значит, монстр там сегодня точно в засаде не сидит. Санитары леса в этом мире отнюдь не вершина пищевой цепи и четко знают, от кого им следует держаться подальше. - Мысленно констатировал Олег, припоминая местоположение одной из обозначенных на картах местных достопримечательностей, а именно лощины, в которой местные жители регулярно сжигают сухую траву. Не по какой-то там прихоти или из соображений чистоты - просто если этого не делать, то в данной складке местности начинали просто в бешеных количествах плодиться расползающиеся по округе змеи. - Итак, как я могу увеличить свою магическую силу без использования костылей вроде зелий и артефактов-накопителей? Хороший вопрос....К сожалению, ответить на него ничуть не легче, чем сказать, что же такое есть магия.
  В библиотеке училища, которую Олег успел изучить если и не полностью, то по крайней мере куда лучше, чем большинство боевых магов первого ранга, подобных тем отнюдь не избегали. Это было бы примерно как пытаться учить артиллеристов без объяснения баллистики. Но...Большая часть материалов, прошедших через руки парня, являлась откровенным шлаком. Никаких четких понятных определений или на худой конец длиннющих запутанных формул! Метафизика, густо переплетающая с философией и дополненная пространными рассуждениями о природе бытия. Множество противоречащих друг другу теорий, подкрепленных сомнительными доказательствами. Мнение именитых чародеев и их же мемуары. В лучшем случае попадались сравнения одних магов с другими и выведенные на данной основе закономерности. Последние утверждали, что самый легкий способ стать могущественным чародеем - родиться в нужной семье.
  Дети магистров может и не каждый раз повторяли достижения своих отцов, но уж уровень подмастерья перерастали всегда. Неплохим тренером являлось время. Старый седой волшебник всегда был сильнее, чем он же, но лет сто пятьдесят назад, в пору своей цветущей юности. Широкую огласку в научной литературе получил так называемый эффект вассала. Когда при могущественном одаренном постоянно крутился кто-то, уступающий ему ранга на три-четыре, пусть даже не как ученик, а как слуга, то в своем развитии он обгонял сверстников, лишенных подобного общества в трех случаях из пяти. Могли помочь сделки с высшими силами, духами или же демонами, но тут все было строго индивидуально и довольно рискованно. Заемное могущество оказывалось относительно легко получить, но и растратить по пустякам дарованную мощь ни малейшего труда не составляло. Потому и выделяли жрецов и священнослужителей в особую касту, представители которой то были способны прыгнуть выше головы, то оказывались бесполезны чуть менее, чем полностью. По поводу же истинной природы магии не было и того. То ли допуска будущего боевого мяса не хватало, чтобы изучать настоящие научные труды по волнующим Олега темам, то ли местные естествоиспытатели и сами толком не понимали, чего и как используют. В конце-то концов, те же пушки долгое время делали без малейшего представления о том, что такое сопромат и происходящие при горении химические процессы. Недолет - добавить пороху, не разорвало - продолжать в том же духе, разорвало - толще стенки, больше пушка.
  -Хотя нет, аналогия с черным ящиком, в котором крутишь ручку и получаешь результат, тут совсем не уместна. Магическая наука в данном измерении достаточно развита, чтобы иметь множество разновидностей. Она используется во всех сферах жизни десятками тысяч человек. Причем поскольку от эффективности обращения с волшебством зависит их статус, здоровье и жизнь, то в целях самосохранения они должны были как следует изучить основу собственного благополучия. Да, заботящиеся о будущем умные люди всегда считались редкостью и на верные решения зачастую науку приводит случай...Но там, где в тупик зайдет сотня глупцов, обязательно отыщется хоть один удачливый мудрец. Который своими достижениями с окружающими черта лысого поделится. - Решил Олег, наконец-то определяясь с видом своей проблемы. Ему не хватало знаний! Тех знаний, за обладание которыми в этом мире могли запросто перерезать глотку, ибо они служили дорожной картой для пути во власть! Комендант Савва ведь не просто так на одном месте сидит уже которое столетие. Есть у его исследований какие-то результаты, иначе бы архимагистр давно в более благополучные края переехал. - Да, первые корабли люди научились строить задолго до того, как изучили физику тела, полностью либо частично погруженного в воду. А плавать и нырять - и того раньше. Но к моменту появления преодолевающих океаны галеонов уже появились инженеры, способные рассчитать объем корпуса строящегося судна из расчета товаров, которые нам нем необходимо перевозить, дабы окупить строительство.
  -Ваше ведьмаж...То есть это, господин целитель... - Один из немногочисленных стрельцов, которого звали не Петром, осторожно дотронулся до плеча Олега и отдернул руку с такой скоростью, словно коснулся раскаленного железа. Взгляд свой недавний крестьянин старательно прятал в землю, да и вообще вид имел заранее виноватый. Встрепенувшись от своих мыслей, временный командир двадцать второго десятка оглядел округу. Все было вроде бы спокойно. Затем пересчитал своих подчиненных. Семеро, никто за время его задумчивости не дезертировал и не был уволочен тварью. Четверо тезок под номерами, выходец из обрусевших татар Идрис, Афанасий, да стоящий рядом с ним Ефим. - Простите великодушно, но оно того...Ваша очередь.
  -И только то? Ну, ладно, моя так моя. - Расслабился Олег, а затем остался на одном месте после того, как мимо него прошагали остальные стрельцы. На лицах недавних крестьян читалось большое облегчение, дольше необходимого работать приманкой никто из них не хотел. Изображать из себя ослабевшую особь, отставшую от основной группы, было испытанным с древности способом выманить чудовищ поближе к их убийцам. Поскольку в подавляющем большинстве разнообразные мутанты происходили от тех или иных хищников, инстинкты буквально толкали их закогтить подобную добычу. Стайная, значит компенсирующая численностью свою индивидуальную слабость. Отбившая от коллектива, следовательно, раненная или больная, зверю даже сильно напрягаться не придется. Мозгов, чтобы осознать человеческую хитрость, хватало немногим. - Ефим, ты с парнями только учти. Провороните эту тварюгу, когда она будет ко мне подкрадываться - не помилую! Такой геморрой выращу всем и каждому, что сами будете в караул проситься, где присесть нельзя!
  Возможности угодить в зубы чудовища Олег не то, чтобы совсем не боялся...Однако риск, которому он подвергался, вполне мог считаться приемлемым. А по сравнению с оставшимися в недавнем прошлом боевыми операциями на западном фронте, так и вовсе несущественным. О нападении его, скорее всего, предупредит чувство опасности. Если же оно подведет или сработает слишком поздно, то первую одну или две атаки должен принять на себя магический щит, создаваемый комплексом из пяти нацепленных на туловище и конечности маленьких артефактов. Когда он выдохнется, то останется форма армейского ведьмака, являющаяся чем-то средним между плотной кожаной курткой и кольчугой. Но даже если чудище лесное и доберется до тела целителя, то его будет ждать сюрприз. Специализирующийся на управлении своим и чужими организмами волшебник не только может полностью отключить себе боль и сражаться с ранами, убившими бы любого другого, но и кровь из него придется в прямом смысле выдавливать, словно кетчуп из бутылки. Пережать себе разорванные сосуды усилием мысли для Олега давно уже было примерно так же просто, как моргнуть. И сломанная шея его тоже не убьет, лишь ослабит.
  Минут тридцать командир отряда изображал из себя наживку, а потом снова влился в основную часть отряда. Его место в арьегарде занял Ефим, который сильно нервничал и явно боялся, но делал это абсолютно зря. Когда нападение все же произошло, то он оказался в почти полной безопаности, оставшись в стороне от первого удара.
  -Ложись! - Когда интуиция Олега взвыла, предупреждая о близких неприятностях, медлить он не стал. Предчувствия вопили, что к нему приближается нечто, по своей смертоносности мало уступающее австрийскому артиллерийскому снаряду. И поскольку несколько обстрелов он благодаря своим зачаткам пророческого дара успешно пережил, то и отреагировал на угрозу привычным образом. И не зря. Уже падая ничком на землю, краем глаза боевой маг второго ранга заметил, как на высоте полутора метров к нему по воздуху приближается сучковатое бревно. Коряга разминулась с головой парня на какой-то сантиметр и улетела в придорожные кусты. Увы, такая она была не одна и солдаты-новобранцы не обладали ни подходящими к ситуации рефлексами, ни опытом. Второго и третьего Петров, а заодно с ними и Афанасия, ударами чудовищной мощи унесло в придорожные кусты. Хорошо хоть в противоположенные тем, откуда выбирался разъевшийся на одиноких путниках монстр.
  -Сибирский древень. - Не требовалось больших познаний в бестиологии, дабы опознать передвигающееся при помощи множества лап-веток существо. У подобных монстров имелось около десятка разновидностей, и Олега как на грех угораздило нарваться на одну из самых неприятных. В хищном дереве, благодаря магии изменившимся и оказавшимся не прочь разнообразить свое меню пробегавшей мимо органикой, не было ничего необычного. Однако в основной своей массе они оставались неподвижными или хотя бы достаточно медлительными, дабы человек мог от них уйти или убежать. Однако маги Гипербореи вывели противоестественный гибрид растения и животного, который постоянно нуждался в свежем мясе, неплохо маскировался под поваленный ветром лесной мусор и был достаточно сообразителен, дабы запустить в будущую добычу заранее заготовленным снарядом или использовать какую-нибудь дубину. - Вот блин! Ну чего ж тебе стоило, зараза, чуть попозже к людям выйти?!
  Поскольку древень не мог прокормить себе при помощи фотосинтеза, полноценные листья на нем не росли. Только их имитация, чей черенок был слишком жестким, чтобы гнуться под порывами ветра. Благодаря этой особой примете внимательный человек мог обнаружить плотоядное дерево издалека и обогнуть его на солидной дистанции или же заранее подготовиться к неприятной встрече. Огня подобные твари не боялись, но вот обычные ружейные пули были против их кожи-коры достаточно действенны. Для того, чтобы двигаться лапам-веткам требовалось большее давление того ихора, который заменял подобным созданиям кровь. Перебить две-три конечности и монстр быстро ослабеет из-за потери хлыщущих наружу телесных соков. От подобного древень не умрет, но сначала сильно замедлится, а через некоторое время вообще остановится на одном месте, дабы за несколько часов абсолютной неподвижности зарастить полученные раны. И за это время можно либо убежать очень далеко, либо сбегать за другими людьми и окончательно добить тварь.
   Монстр, напавший на отряд, был крупным, очень крупным. Олег, даже не тратя время на то, чтобы подняться, высадил в него весь револьвер и ни разу не промазал, хотя почти и не целился. Масса тяжелых свинцовых пуль по сравнению с хищным растением казалась ничтожной, однако нарвавшийся на сопротивление монстр замедлился. Гиперборейские маги, сотворившие его предков, хотели защитить свои творения в первую очередь вовсе не от грубого физического урона. Кожа-кора чудовища хоть и соответствовала по прочности шкуре носорога, но тем не менее оставалась относительно легко пробиваемой. Для обычного оружия. Но вот боевые заклятия ею впитывались не хуже, чем вода губкой, а кроме того древень прекрасно чувствовал себя в зонах загрязнения агрессивной магией, где человеческий организм сдался бы через неделю борьбы с внешней средой. А сразу за этой преградой располагались внутренние органы существа, напрочь лишенного внутреннего скелета.
  -В стороны! И стреляйте, черт бы вас побрал! - Олег сам подал пример, в меру возможностей уходя с пути надвигающегося на отряд плотоядного растения. К счастью, выломать себе еще штуки три-четыре метательных снаряда и захватить их с собой сибирский монстр не догадался. - Четвертый, выкинь свой топор! Да не на землю, идиот! Ну, вот чего тебе стоило эту железяку прямо в него и кинуть?!
  Петр с последним порядковым номером замешкался, и это едва не стало для него роковым. Множество вытянувшихся, словно ловчие щупальца спрута веток рванулись к нему со всех сторон, и не успел человек даже пикнуть, как оказался спеленат в плотном зеленом коконе. Такая же участь постигла и Идриса решившего рвануть в яростную и безрассудную атаку с топором наперевес. Вот только своей жадностью древень сам себе и навредил. Монстр все же оставался изрядно туп, раз не понимал, что когда большая часть его конечностей сдерживает готовую к употреблению пищу, то остальные несут его тело уже куда как медленней. Растерявшиеся поначалу стрельцы разрядили в крупногабаритную мишень свои пищали, заставив дерево уронить Четвертого, а их командир сорвал с пояса висевшую там фляжку со спиртом, отлитым из запасов медпункта 'Небесной танцовщицы' и метнул её в сторону пасти твари, подправляя траекторию полета при помощи телекинеза. Сосуд словно живой старательно обрызгал губы твари, прежде чем его раздавило лапами, а после алкоголь вспыхнул. Пирокинез Олега вызвал бы презрительную усмешку у большинства боевых магов, однако на воспламенение и без того горючей жидкости много силы не требовалось.
  Древень не боялся огня, но он все же оставался живым существом. Если бы пылающая жидкость добралась до его внутренностей, то ему бы стало очень больно. Рот чудовища поспешно сомкнулся, отсекая дорогу пламени, а почти засунувшие туда добычу ветки остановились. Оставшийся в отдалении от основной группы Ефим успел второй раз зарядить пищаль, и выстрел выбил из ствола хищного дерева множество щепок. Зеленая жидкость немедленно принялась сочиться из свежей раны наружу. Целитель тем временем заменил в револьвере барабан и прицельно отстрелялся по основанию тех лап, которые подтаскивали к зубастому дуплу неудачливого татарского берсеркера. Шлепнувшийся на землю человек болезненно застонал и вновь оказался спеленат за жалкую пару секунд. Однако дрвень уже проиграл сражение, пусть даже еще и пытался бороться. Слишком много в него вогнали больших тяжелых пуль и слишком сильно брызгал ихор из оставленных ими ран. С каждой секундой порождение сибирских чащоб все больше и больше замедлялось, пока не оцепенело совсем.
  -Урок вам на будущее. Не давайте подобным ублюдкам себя схватить. - Произнес Олег, наблюдая за тем, как едва не ставшие пищей монстра стрельцы с болезненными стонами отползают от своего несостоявшегося убийцы. - Этот урод был вполне способен переломить вам позвоночник, чтобы удобнее в пасть легли. Так, кто на ногах хорошо стоит, те собирайте хворост. Обложим и подпалим.
  -Правильно, нечего этой штуке, даже дохлой, на дороге торчать. - Согласился Ефим, подтянувшийся к остальной части отряда.
  -Она вполне себе живая еще, просто устала маленько. Сейчас отдохнет чуть-чуть и опять как новенькая будет. - Обрадовал Олег своих подчиненных с той целью, чтобы добавить им прыти. Хотя они и вышли на патрулирование относительно недавно, вернуться обратно в крепость хотелось как можно скорее. Там было тепло, да к тому же там осталась его молодая жена, с которой он наверняка бы нашел чем заняться. Стихийными тренировками, например. Или основами астральной магии. В этих областях Анжела обгоняла своего супруга на порядок, а то и на два. - Вон как этот урод отожрался, метров семь точно есть. Еще бы чуть-чуть и на нерест ушел. Хм, наверное, потому он к людям и выбрался. В лесу ему добычи на прокорм уже не хватало, а чтобы сделать кладку запасов оказалось все-таки недостаточно.
  Древень действительно был могуч. Толстенный ствол, напоминающий хорошую бочку, да вдвое увеличивающие его объем ветки. Когтей на многочисленных отростках не имелось, но и без них эти лапы оставались весьма опасны. При внезапном нападении из засады оплести ими сразу пяток жертв и тем лишить их подвижности монстр бы сумел, пусть даже ценой полной потери хода. А дальне путь у пойманной добычи был только один. В дупло, внутри которого множество зубов-терок соскабливали с еды всю доступную плоть и ломали кости. Твердые части добычи желудок твари осилить не мог, а потому она их и выплевывала наружу. А все остальное переваривалось без следа.
   -А оно такое разве икрой размножается?! - Поразился Идрис, неверяще тыча пальцем в растительного монстра. - Не рыба же ну вот вообще. И даже не лягушка!
   -Сам в шоке был, когда узнал. - Пожал плечами Олег, наталкивавшийся в бестиариях и на куда более причудливые выверты матушки природы, появившиеся на свет не иначе как в результате соития могущественной магии с больным человеческим разумом. - Да, кстати, кто надеется с его туши какие-нибудь трофеи взять - забудьте! Абсолютно бесполезная тварь в плане ценных магических ингредиентов, мясо у неё по вкусу хуже гнилых опилок и даже на дрова она не годится. Разве только чучело набить....Ну да кого в этих краях удивишь подобным?
   Сожжение древня, вышедшего из спячки посреди костра и вяло пытавшегося куда-то уползти, прошло без особенных эксцессов. Разве только десяток угостили пивом проезжавшие мимо по каким-то своим делам путешественники, впечатлившиеся габаритами еще слабо ворочающегося в пламени монстра. Армию в сибирских краях уважали, да и как могло быть иначе, когда именно она в час нужды приходила на выручку и спасала людей? Это в более цивилизованных землях, где обыватель мог прожить всю свою жизнь так ни разу и не столкнувшись с желающей им отобедать тварью, к солдатам могло развиться презрительное отношение. А суровый фронтир быстро все расставлял по своим местам. За время обратной дороги к крепости Олег старательно размышлял над все теми же вопросами: 'Что же такое магическая сила и как бы её у себя увеличить?'.
   -Версия, будто волшебство есть всего лишь какая-то особая энергия, насыщающая собою все сущее, считается в местной литературе основной. Но она же не выдерживает никакой критики. Я еще могу допустить, чтобы с подобным явлением благодаря эволюции научились взаимодействовать живые организмы. Но! Есть такие штуки: магические металлы и магические самоцветы.- Размышлял он, механически переставляя ноги. - Некоторые материалы, никогда не бывшие живыми, обладают вполне себе волшебными свойствами. Причем без малейшего влияния на себя людей - кто бы смог удаленно воздействовать на рудную залежь, которая находится на глубине сотен метров? И это именно необработанные породы, а не остатки каких-нибудь высокотехнологичных древних сооружений, которые ныне потомки переплавляют на мечи и орала, не разобравшись в истинной природе используемых материалов.
   Выстрел, прозвучавший у него над самым ухом, едва не довел целителя до рукоприкладства. Первый Петр обнаружил в кустах у дороги серую волчью морду, а после недолго думая попытался её подстрелить. Переполошил всех своих сослуживцев, впустую потратил пулю и порох, а также едва не был бит, однако в своем поступке так и не раскаялся. Для крестьян, которыми все еще ощущали себя новобранцы, серые хищники являлись если и не врагом номер один, то в первую пятерку входили точно. Они резали скот, крали детей, да и взрослый, повстречавшись с выбравшейся из леса стаей хоть прямо у порога дома, рисковал стать их обедом. И потому при первой же возможности люди стремились избавиться от мешающего им зверья, абсолютно не интересуясь тем, какое они при этом воздействие оказывают на экологические цепочки. Да и если бы интересовались - не остановились. Своя шкура любому была как-то ближе, чем рост популяции больных оленей или широкое распространение мешающей услышать крадущегося волка тугоухости среди зайцев.
   -Если не энергия, то материя, ибо других вариантов я просто не знаю. Хотя, что есть материя, а что энергия - очень сложно сказать. Все состоит из атомов, а они лишь набор электронов и протонов, между которыми пустота. Или то, что мне кажется пустотой. К примеру, Анжела уверена, будто астрал есть часть нашего измерения, которую мы не воспринимаем. - Вернулся к прежнему направлению мыслей Олег. - И, вполне возможно, она права. Во всяком случае, именно об этом говорит тот факт, что есть обратная связь между процессами, происходящими там и реальным миром. Да на этом принципе многие ритуалы её школы основаны, когда связистки при помощи проведенных заранее манипуляций со своим окружением создают для себя более-менее комфортную среду в астрале.
   Решив на пару минут отвлечься, целитель полез в заплечный ранец, где у него лежали заботливо подготовленные супругой бутерброды. Поскольку хлеб пекла не она, и колбаса тоже была покупная, шансы данного блюда на обзаведение непредусмотренными изначально свойствами не превышали пары процентов. Кто-то бы и вовсе сказал, что они стремятся к бесконечно малой величине, но Олег в таланты своей жены верил.
  -Итак, похоже на то, будто магия ближе к материи. Только скорее всего не той материи, которую человек просто так может воспринимать и с которой нам удобно взаимодействовать. Иначе бы давно стояли заводы по производству магии. Или пункты по выкачиванию её из населения. Ведь быдлу, по мнению большинства власть предержащих, вовсе незачем располагать опасными возможностями, которые большие начальники не в силах полностью контролировать. - Вернулся к прежнему направлению мыслей Олег, дожевывая остатки последнего бутерброда. - Так, а какая у нас материя имеет тенденцию к развитию с течением времени, может кардинально отличаться друг от друга, местами взаимодействует, а иногда её части становятся почти полными антагонистами? Живая, так сложно организованной может быть только живая материя....
  Тут полет мысли начинающего чародея прервал обледеневший камень, подвернувшийся ему под протез и заставивший тело целителя отправиться в короткий полет строго вниз с высоты собственного роста. Минуты полторы Олег занят был только тем, чтобы привести себя в порядок и снова не поскользнуться, но затем мысли его опять свернули на протоптанную колею.
  -Могу ли я быть всего лишь носителем для каких-нибудь симбионтов, которые в соответствии с импульсами нервной системы и делают то, что принято называть магией? - Данная гипотеза её создателю не нравилась, но определенное право на существование все же имела. - А почему бы и нет? Известным мне данным не противоречит существование астрально-энергетической плесени, которая на самом деле и есть моя Сила. Вот только кто тогда мои Фаза и Мощность? Отзывчивость этих гипотетически возможных существ на созданные носителями раздражители, по идее, должна соответствовать контролю. А физиологические особенности - магической специализации.
   -Идрис, отойди от меня! - Внезапно начал возмущаться Петр под номером один, отшатываясь от стрельца, с которым до этого о чем-то беседовал. - Проклятье, да когда ты уже в баню сходишь? Никакого житья от твоего зверинца нет!
   -Чего, опять блохи скачут? - Деланно удивился обрусевший татарин, имевший небольшую бородку. - Да ты их не бойся, они у меня ручные, дрессированные!
   -Собачник он, ваше магичество. Все свободное время на псарне крутится. - Поясним Ефим, перехватив удивленный взгляд Олега. - Вот и бегают насекомые. С них на него, с него на нас.
   -Хм, а подобная гипотеза даже перекликается с некоторыми фактами, которые неоспоримы. Яд антимагии. Вещество, вернее целая группа изготавливаемых при помощи того же чародейства веществ, которые не просто лишают цель контроля над своей силой, но на какое-то время ослабляют или даже уничтожают все его волшебство. Именно его - надетые артефакты продолжают работать. А существа-симбионты, вроде фамильяров, могут и пострадать, поскольку по связывающим их узам передается часть этой дряни. Словно она - вирус, который распространяется по всей колонии этих симбионтов. - Продолжал размышлять Олег. - Темные ритуалы, призванные увеличить мощь чернокнижников, работают по принципу отщипнуть часть от чужой магической либо жизненной силы и добавить её себе. Я про них, конечно, знаю очень мало. Такая информация хранится под грифом особо секретно. Но слухи то про них неистребимы, а дыма без огня не бывает.
   Остаток пути до крепости Олег сосредоточенно размышлял над способами подтвердить или опровергнуть свою теорию. Или хотя бы её части. Выходило, что без масштабных экспериментов ничего не получится. И хотя в качестве подопытных людей он на первых порах рассматривать даже не планировал, оставив в стороне этические вопросы, мышей содержать, контролировать и препарировать проще, но шило вряд ли бы удалось утаить в мешке. Если его измышления есть лишь горячечный бред недоучки, возомнившего себя великим ученым, то ничего страшного. Властьпридержащие посмеются и забудут. А вдруг он начнет копать в правильном направлении? Тогда закопают уже его - вряд ли владеющей стратегическими секретами об истинной природе магии верхушке требуются конкуренты.
   - Слишком рискованно. Невозможно все материалы держать только в голове, пусть даже для окружающих окажется создана какая-нибудь правдоподобную теория для издевательств над грызунами. Для начала работ нужна как минимум лаборатория, в которой будет режим приватности. - Расстроился Олег, когда уже входил в ворота форта. - А жаль. Все равно заниматься в ссылке особо нечем, кроме молодой жены. Вот только кувыркаться в постели больше шести часов подряд как-то надоедает, а достойных развлекательных мероприятий в крепости нет. Как и более-менее нормальной библиотеки.
  
  
  
  1. Довольно долгое время итоги года в России подводили не зимой, а осенью. И это имело определенный смысл. До появления хорошо развитой инфраструктуры людям в течении холодного периода было противопоказано заниматься любой деятельностью и мало-мальски напрягаться. Пребывая в относительной праздности, они тратили меньше энергии, следовательно, потребляли меньше запасенных ими заранее ресурсов и увеличивали свои шансы дотянуть до весны, а не сдохнуть от голода после того как опустеют амбары.
  
  2. Человек, создавший первое централизованное государство на территории Внутреннего Китая. В соответствии со многими историческими источниками был незаконнорожденным сыном царской наложницы от постороннего мужчины, что не помешало ему стать правителем государства, на которое потом равнялись все без исключения державы данного региона. Сжигал книги, созданные до его появления, исключая некоторые научные трактаты. Запретил человеческие жертвоприношения, до его правления вполне легальные. Закапывал в землю живьем ученых, утверждавших, будто бессмертие не возможно. Заложил множество великих строек, равных которым в мире еще долго не было. После его смерти все семейство Цинь Шихуанди оказалось истреблено.
  3. Он же Геракл. Самый известный и из многочисленных греческих полубогов, которых по преданиям немало наплодили любящие сходить 'налево' Олимпийцы. Впрочем, они вообще уважали сексуальные эксперименты, вспомнить хотя бы Минотавра, приходящегося Геркулесу сводным братом по батюшке-Зевсу, только зачатого владыкой Олимпа не в его повседневном состоянии, а в виде большого быка.
Оценка: 8.64*17  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Невеста вне отбора" (Любовные романы) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовная фантастика) | | Ю.Риа "Я не твоя игрушка, демон!" (Любовное фэнтези) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"