Мясоедов Владимир Михайлович: другие произведения.

Море сумерек

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.30*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Несколько наших соотечественников, волей слепого случая попавших в другой мир в новых эльфийских телах пытаются как могут устроить свою жизнь. Но поскольку им хорошо известны принципы "мы в ответе за тех кого приручили" и "один в поле не воин", то забот им предстоит много. С кочевниками, которых только недавно освободили из под власти жестоких демонопоклонников, с которыми эти варвары неплохо находили общий язык. С эльфами переселенцами из других государств, попутно шпионящими в пользу родины.С соседними странами, чьи правители очень любят навещать чужие столицы, беря в свиту всю имеющуюся армию. С дроу, которым при помощи магических ритуалов стерли память и изменили внешность. И даже с драконами, четверка которых теперь живет в их городе. Правда один из них младенец, а другой идиот, но, право слово, вряд ли это можно счесть смягчающим обстоятельством.

  Пролог.
  Архимаг Келеэль из дома Вечной Листвы хоть и не являлся официальным государственным деятелем, а был всего лишь частным лицом, пусть и весьма могущественным, в вопросе управления государством немного разбирался. Волей-неволей поднаберешься опыта за пять тысяч лет жизни, большую часть которых являешься сильнейшим магом эльфийского народа. Да и всего мира заодно. Но пути выхода из ситуации, в которой оказалась только-только зарождающая нация сумеречных эльфов ему на ум что-то не приходили. Ну, кроме уже озвученных и признанных непригодными. Возможно, имей древний волшебник возможность вступить в беседу, в ходе дискуссии что-нибудь и пришло бы ему на ум, но поскольку на собрание, которому вполне можно было присвоить статус государственного совета, он явился незваным, то вынужден был хранить молчание. Ну и заодно парить над полом, укутавшись в сложнейшую паутину заклинаний, защищающих его от обнаружения. Причем банальные чары невидимости были в ней самыми простыми. Предводитель созданного, фактически, самим Келеэлем народа, шаман Михаэль уже не раз удивлял своего старшего сородича весьма оригинальным, но эффективным подходом к искусству волшебства, и недооценивать его таланты было глупо. Конечно, если бы архимаг просто постучался в дверь дворца-пирамиды, в прошлом бывшей храмом каких-то темных культистов, а ныне являющегося административным центром строящегося города, призванного стать столицей формирующегося государства, то его бы без всяких сомнений приняли бы с почетом и внимательно выслушали бы, даже если бы древний маг начал нести сущую околесицу. Ведь самим фактом своей жизни главы и, по сути, родоначальники новой нации были обязаны эксперименту, в ходе которого Келеэль воскресил несколько душ, призванных им из невообразимых иномировых далей, дав им прекрасные тела, некоторое количество начальных ресурсов и время от времени оказывая своим творениям поддержку.
  Надо сказать, опыт чародей счел в целом успешным, пусть и ушедшим в каком-то не том направлении. Он, озаботившийся постепенным вымиранием своей расы, решил увеличить ее число за счет погибших сородичей, живших и умиравших под чужим небом. Привитая сотнями опасных экспериментов осторожность заставила для начала ограничиться небольшой группкой в девять особей, одна из которых к тому же так и не ожила. Еще и нескольких лет не минуло, а число перворожденных, пусть и немного странных, в мире увеличилось на несколько десятков. Причем не за счет беспомощных новрожденных детей, которых еще лет сто воспитывать надо, а за счет полноценных взрослых особей. Скажи кто-нибудь архимагу, что подобное возможно всего лишь пару лет назад и он был бы высмеян как безнадежный фантазер. Величайший волшебник мира, способный воскрешать мертвых и уничтожать в одиночку армии, такого себе даже представить бы не сумел. Сумеречные же эльфы не представляли. Они просто сделали. Несколько десятков освобожденных из чужого плена дроу оказались наделены ложной памятью и подвергнуты ритуалу по изменению их сути, после чего стали новыми членами клана Эльдар. Архимаг, не смотря на произошедшие с извечными врагами своей расы изменения, все-таки не мог считать их своими сородичами, но вот их дети...Отличить подобное существо от чистокровного эльфа не смогут даже боги. А потому он, Келеэль, согласен с существованием их родителей и не предпримет никаких мер, чтобы оборвать его. Ну а если те погибнут сами, то не его проблемы. Но это вряд ли произойдет. Древний волшебник уже усвоил, что если шаман Михаэль, которому он переиодически дает пару уроков, берется решить какую-то проблему, то посмотреть на это как минимум интересно. Иногда, даже полезно. Молодое и юное дарование уже смогло несколько раз серьезно удивить старшего собрата и подкинуть ему несколько полезных идей. А такое в искусстве волшебства ценится куда выше золота и драгоценных камней. Следовательно архимагу логичнее лишь подождать и посмтреть, что получится из его затеи. Ну и, может быть, чуть-чуть помочь. Если потребуется. А то что-то атмосфера на импровизированном государственном совете воцарилась нерадостная.
  -Следует признать, - подвел результаты затянувшихся дебатов Михаэль, - что я как руководитель государства повторил подвиг Моисея, таки нашедшего за сорок лет на Аравийском полуострове место, где нет полезных ископаемых, пусть и с меньшими временными трудозатратами. В наших краях из природных ресурсов ничего нет. Ни нефти, ни газа, ни железа, ни даже угля. Караваны до недавнего времени обходили эту часть пустыни десятой дорогой, сейчас положение конечно лучше, но все равно стать торговым центром мы в ближайшую сотню лет вряд ли сможем. Да даже камень в горах и тот ни к черту ни годится! Эти скалы состоят из одного гранита, который обрабатывать и куда-нибудь возить без первоклассных дорог себе дороже будет. Складывается такое чувство, что это место выбрано специально как самое бесперспективное. Из местных жителей здесь есть одни только полудикие кочевники, которые гоняют туда-сюда по маленькому куску плодородной земли тощий скот, режут друг другу глотки от скуки и во сне видят, как втыкают нож нам с вами под лопатку! А ведь есть еще проблема воды. Реальные затраты магической энергии на поддержании более-менее комфортных условий для жителей и наших посадок, как оказалось, превышают расчетные чуть ли не в три раза! К тому же артефактный портал на элементальный план стихии, который сейчас является источником влаги, не вечен. И он выйдет из строя, причем с подобными нагрузками скорее рано, чем поздно. Тогда придется спешно эвакуировать жителей и выселять не пойми куда драконов, так как колодца в нашем подвале на всех просто не хватит. Крупный город тут в сложившихся условиях не обеспечить инфраструктурой. К тому же деньги, которые пока к счастью имеется с избытком, тоже рано или поздно кончатся, и мы не сможем закупать нужные товары у торговцев. Как бы то, что у нас уже есть, урезать не пришлось. Ваши предложения?
  -Мих, не понимаю с чего у тебя вдруг прорезался такой пессимизм, - пожала плечами эльфийка со странным именем Шура и ее высокая грудь при этом колыхнулась, моментально собрав на себе заинтересованные взгляды всех присутствующих в помещении мужчин. Ее телосложение и внешность были близки к идеалу настолько, насколько это вообще возможно, но к сожалению в качестве компенсации девушке достался не слишком острый ум и весьма скверный характер. Превзойти ее в стервозности могла разве что Кайлана, являющаяся чистокровной дроу над которой никто обрядов смены сути не проводил. Ее всего лишь насильно выдали замуж за человека, присягнувшего на верность сумеречным эльфам и скрепили обряд благословлением бога гномов. Теперь если бы бывшая младшая жрица Ллос вернулась в обжитые ее расой подземелья, перед старшими служительницами богини встала бы сложная проблема. Достаточно изощренную казнь для такой отступницы даже они с их изуверским тысячелетним опытом придумали бы далеко не сразу. То, что согласия на брак не спрашивали ни у невесты ни, в общем-то, у жениха, для служанок паучьей королевы и, главное, ее самой роли не играло. - Ведь мы же вроде бы и не собирались ударно форсировать развитее этих мест и строить коммунизм на захваченных землях в ближайшую пятилетку за три года. Сначала надо как следует воспитать тот детский сад, что понабрали у дикарей в качестве дани и заложников и сделать из них верных и преданных помощников, ну а потом...
  -Милая, - поправил спутницу жизни Семен, откликающийся на прозвище Шиноби и являющийся, за неимением лучшего, чем-то вроде главы разведки. - До потом еще надо дожить. И Мих говорит, что у нас с этим проблемы. И я, знаешь ли, ему верю. Уж что-что, а предсказывать неприятности наш верховный и единственный шаман умеет профессионально.
  Келеэль поморщился. Пророческие способности лидера сумеречных эльфов, которые он не раз демонстрировал в прошлом, мешали ему проворачивать свои дела, оставаясь в тени, как он привык за тысячелетия жизни. Приходилось играть почти в открытую. Да и такая привычка сокращать имена до одного-двух слогов...Нет, сам архимаг тоже не терпел этикет, чем кстати был известен едва ли не больше чем из-за своих неоднократных одиозных выходок и поступков, но всему же есть пределы!
  -Именно, - подтвердила супруга Михаэля Лика. - Если мы продержимся десять лет, тогда в строй войдут те, кто сейчас учится в открытых нами школах и незаметно для себя получает в глубинные слои психики установку на верность. Кстати, надо бы обновить запас питания для Мозга, в кладовой всего лишь три головы осталось.
  Этот живой артефакт, способный очень на многое, к примеру полностью подчинить себе или своему хозяину любое живое существо или вложить прямо в голову навыки по искусствам боя или магии, только что воскрешенные сумеречные эльфы уперли из жилища пятитысячелетнего некроманта и демонолога, но раскрыть весь его потенциал так и не сумели. Впрочем, он не особо возражал, поскольку всегда мог вернуть свою вещь на место, да и не нужна она ему была пока особо, только место в безразмерной кладовой занимала.
  -Займусь, - кивнул самый брутальный из воскрешенных Келеэлем эльфов, Азриэль. Хотя на имя Рустам он тоже почему-то отзывался. Причем архимаг возвращал его к жизни дважды, поскольку один раз воина уже ухитрились убить. Впрочем, с представителями его профессии подобное бывает сплошь и рядом, а за работу волшебник получил вполне пристойную, по меркам самого чародея, конечно же, плату. Причем не банальным золотом, а секретами мастерства, которые принесли с собой в этот мир его новые эльфы. - У нас установились неплохие отношения с местной гильдией охотников на чудовищ. И как они умудряются добывать этих подчиняющих сознание тварей с щупальцами вместо глаз?
  -Бьют так, чтобы не попасть под их псионические способности, - предположила его подруга Настя, являющаяся целительницей, которая почему-то в своей работе предпочитала полагаться не столько на магию, сколько на травы и хирургическое мастерство. Впрочем, целительные артефакты которые Келеэль смог создать по ее указаниям лекари Западного Леса приняли с восторгом. - Ловушками, к примеру, которые ставят в их подземных жилищах. Главное, чтобы они в окрестностях не кончились раньше, чем Мозг перестанет быть нам нужен. И зачем архимагу понадобилось сотворять такое существо из гипнурга, да к тому же делать его способом питания исключительно каннибализм? Ладно, не о том речь. Какие кто видит пути выхода из возникшего кризиса?
  -Кроме тех, которые перечислил Мих, ничего на ум не приходит, - сознался Серый, брат Насти, являющийся воином, как и его подруга Викаэль, которая после недолгого ну ужасного плена у орков старалась не отходить от своего избранника. И незнакомых мужчин инстинктивно сторонилась. - Да и что еще можно придумать, кроме переноса нашего места обитания в более благодатные места, регулярные грабительские походы и захват колоний. И вообще, не понимаю, почему бы нам не воспользоваться первым вариантом и не покинуть эту унылую пустыню.
  -Потому что все уютные места давно расхватаны, - поморщился Михаэль. - Это здесь, в песках, где нету в общем никого и ничего, со своими гигантскими ручными скорпионами, деревянными роботами, баллонами с хлором и аж двумя драконами мы грозная сила, а сунемся в более цивилизованные места - сожрут. Нас же и пяти десятков сумеречных эльфов не наберется, причем большая часть из них раньше была дроу, а потому до сих пор страдает от провалов в профессионально почищенной памяти и неумения управляться с имеющимися волшебными силами.
   -Ой ли, - не поверила ему Ликаэль. - А мне кажется, на захват какой-нибудь маленькой страны нам сил вполне хватит. Ты, между прочим, практически на равных дрался с князем Западного Леса, а значит вполне можешь в своем артефактном божественном доспехе, собранном из попавшегося под руку хлама, считаться равным по силе архимагу. Да и остальные наши силы вполне могут уничтожить большинство имеющихся в этом мире армий.
  Келеэль поморщился. Он не любил вспоминать тот случай, когда два молодых и талантливых эльфа, считающих его кем-то вроде наставника и палочки-выручалочки в одном лице, сцепились между собой, приняв друг друга за врагов. Пущенная в дело фамильная сила правителя родины волшебника столкнулась с армадой мелких духов, которым разум заменила воля шамана. Потасовка получилась знатная, новый лес на том месте вырастет не скоро. Хорошо, что архимаг успел их вовремя разнять.
  -Ну, может быть, но с какими потерями?- спросил ее Михаэль. - Готова похоронить Шуру или Серого? Да к тому же ты и сама не застрахована от покушений, как де факто соправитель сумеречных эльфов и нет гарантии, что Келеэль сумеет тебя воскресить. Есть способы, мешающие проделать подобное. Кроме того, тогда в схватке с князем мне просто повезло, он был уже уставший после длительного противостояния гипнургам и дроу. И шансы на победу у нас были примерно одинаковые. В случае же, если наше войско встретит архимаг и я проиграю, остальных просто перебьют как тараканов. А повторить мои 'Доспехи Бога' нельзя, иначе придут настоящие небожители и устроят нам новую Атлантиду не взирая на всякие мелочи вроде сопротивления и пустынного климата. То предупреждение, которое они послали было на редкость...убедительным. Придется нам в боях ограничиваться обычным или почти обычным оружием. Ну, или подождать пока сумеем сотворить некое новое 'Вундервффе', принципиально отличное от предыдущего.
  -Ты преувеличиваешь, - возразила ему присутствующая на совете как лучше всех знающая реалии этого мира и, заодно, наставница новичков Кайлана. Надо сказать, что дроу со своей работой справлялась превосходно. Не в малую очередь потому, что служение Ллос научило ее виртуозно обращаться с кнутом. - Ваши големы, эти, как их, Буратинаторы, великая вещь. Десять-пятнадцать таких штук смогут измотать своими атаками даже того, кто владеет высшей магией.
  -Но не смогут помешать ему удрать, чтобы вернуться на следующий день отдохнувшим и выбить наши машины по одному, - буркнул Азриэль, которого две смерти подряд, да еще и с относительно небольшим интервалом между ними научили ценить жизнь. - Вот потому-то я решительно против завоевания новых территорий или грабительских походов, куда бы то ни было. Во всяком случае, если нам могут ответить ударом на удар.
  -Это скорее растения, а не машины, - поправила его Викаэль.
  -Не могу привыкнуть считать, по сути, боевого робота продукцией с грядки, - покачал головой воин. - Но это роли не играет.
  -В общем, сейчас мы решения не найдем, - подытожил Михаэжль. - ладно, год как минимум еще есть в запасе, будем думать. Лично я склоняюсь к мысли обустроить в пирамиде надежный фортпост, который будет защищать вход в наши земли, а потом перебраться вглубь долины, туда, где есть пусть и маленькие, но настоящие речки и уже там отстроить по мере сил настоящий город. Только сначала надо правильно подобрать место, от этого многое зависит. В окрестностях бывшего храма культистов сделано, конечно, много...но не настолько, чтобы нельзя было просто бросить его, уйдя в другое место. А там уже и о развитии земледелия говорить можно будет. Кочевники, конечно, будут недовольны...но они и так нас не любят и боятся, так что думаю сможем заставить какой-нибудь не слишком сильный род бросить своих овец и взяться за мотыги. А если появится постоянный излишек продуктов, очень быстро нарисуются и те, кто будет их с удовольствием жрать. Кстати, что там у нас с новыми переселенцами? Семен, ты вроде бы говрил, есть какие-то проблемы?
  -Это мягко сказано, - буркнул Шиноби. - Нас от цивилизации и населяющих ее людей и нелюдей отделяет приличное расстояние, да и репутация у сумеречных эльфов сложилась неоднозначная. В общем, переселенцев, привлеченных щедрыми посулами, прибыло за год навшего сидения в этой глуши до смешного мало. И почти все они либо прожженные авантюристы, жаждущие наложить руки на наше золото, либо беглые преступники, либо попросту шпионы. Причем Мозг выявил последних столько, что я даже не знаю, чего с ними делать. У нас тюрьма на такое количество народа просто не рассчитана!
  -Хм, - задумался Михаэль. - И чем они сейчас занимаются?
  -Да ничем, - пожал плечами Семен. - Пара особо наглых в камерах, один помер, когда ему ментальную блокировку ломали, остальных собрал на карантине и никуда не выпускаю, правда почему, никому не сообщается. Хотят - пусть бегут. Все равно в одиночку и без груды припасов пустыню до ближайшего населенного пункта не пересечь. Да и драконы их легко догонят, если что.
  -Мда, ситуация, - почесал в затылке шаман. - Слушай, Рустам, а ведь у нас дефицит кадров, которых можно послать на опасную работу, вроде разведки подземелий или охраны границ, так?
  -Ну да, - кивнул Азриэль. - Солдат не хватает даже на регулярные патрули. Приходится кочевников напрягать, но веры им нет. За монету отвернутся, а за кошель, если нарушителя прирезать не смогут и все себе забрать, еще и помогут что-нибудь ценное у нас тырить.
  -Так почему бы нам не использовать разоблаченных шпионов, - предложил шаман. - Подготовка у них наверняка имеется, жалеть их точно не будем, а что до шпионажа...
  Губы правителя сумеречных эльфов исказила веселая и злая улыбка.
  -Пусть воруют, чего хотят. Вот только к городу с его сплавом техники и магии мы их больше и на пушечный выстрел не подпустим. И надо бы сделать для них какое-нибудь представление поэффектней, чтобы перепугались до мокрых штанов, прониклись значимостью своей миссии и не пытались вредить нам. Да и дыру для постоянного места проживания этого штрафного батальона лучше бы найти такую, которую и разрушители миров при конце света не вдруг найдут.
   Келеэль покачал головой. Ему эта идея не показалось умной. Впрочем, пусть сумеречные эльфы попробуют ее воплотить. Может чего у них и получится.
  
  Глава 1.
  
  Каэль отвернул голову в сторону, чтобы не видеть начала казни, на которой был обязан присутствовать. Исполнение наказания еще не началось, но приятного уже сейчас было мало. Ужас в глазах жертв, их отчаянные мольбы о милости и снисхождении, голодное безумие в зрачках их палачей и летящая из оскаленных пастей пена, неясный гул толпы, возбужденной предвкушением отвратного и вместе с тем захватывающего события. Зачем на все это любоваться? Не лучше ли, к примеру, внимательно изучить свое отражение в щите стражника, стоящего в паре шагов от тебя и охраняющего то ли зрителей от содержимого амфитеатра, где сейчас должна пролиться кровь и оборваться жизни, а то ли тех, кому сейчас предстоит убивать и умирать на арене от желающих помочь спастись или наоборот, гарантировать отправление преступника на тот свет.
  Острое зрение перворожденного позволило его обладателю увидеть в начищенном металле высокого жилистого эльфа, облаченного в простую зеленую одежду без украшений. Длинное лицо с правильными чертами лица выглядело довольно таки симпатичным. Зеленые глаза под длинными ресницами смотрели цепко и умно. Бледную от природы кожу хорошо подчеркивали искусно нанесенные черные татуировки. Иные цвета в нанесенных на тело рисунках смотрелись несколько хуже, но тоже не портили общей картины. Да и было их не так уж и много. Так, пара алых мазков на висках, говорящих о том, что носящий их воин, причем не рядовой, небольшая синяя точка в центре лба, показывающая всем желающим, что искусство магии тоже не чуждо ее обладателю, ну и бледно-зеленая метка принадлежности к вассалам одного из лордов-жрецов на кончике подбородка. Все остальные знаки были темными. Древние руны, повествующие о смерти матери, лишенной клана, в родах и отсутствии отца сплетались с символами траура по погибшим начальникам и подчиненным. Весьма многочисленными. Лишь тонкость нанесенных линий уберегала прекрасное лицо Латиэля от того чтобы стать гротескной маской выходца из каких-нибудь нижних планов.
  Раздался первый отчаянный, наполненный болью и ожиданием неизбежной смерти крик, впрочем, быстро перешедший в едва слышное бульканье. Мужской. Каэль захотел выругаться, но привитая в детстве дисциплина пусть и с немалым трудом, но уберегла перворожденного от прилюдного сквернословия.
  -Хотя, - невесело ухмыльнулся про себя эльф. - Кто сейчас обратит на столь мелкий проступок внимание? Да и в любом случае, мне сейчас повредить уже сложно будет.
  Новая порция криков была куда продолжительной. И громкой. Потому что исторгала их глотка женщины, с которой ее убийца решил немного поиграть. А жертва, к его радости, попалась явно живучая.
  Каэль всерьез задумался, не заткнуть ли ему уши, но потом все же решил этого не делать. Следующие осужденные наверняка умрут быстро. Дети. Долго они не протянут, да и не одобряют жрецы их мучений. Даже если страдаю те, кого они сами лично приговорили.
  Звуки, доносящиеся из амфитеатра, подтвердили его догадки. Эльф невольно восстанавливал происходящее на песке арены так, словно видел его своими глазами, которые впились в злополучный щит стражника так, будто хотели расплавить отражающий свет металл. Вот жертву, растерянную и перепуганную смертью родителей, выталкивают из предназначенных специально для преступников ворот. В руке у нее жалкий нож, скорее всего тупой и ржавый. А прямо к ней, скалясь перемазанной в крови пастью, идет ее палач и вердикт о невиновности в одном лице. Священный белый волк, взращенный жрецами специально для травли преступников и проведения различных ритуалов. Здоровенная и практически разумная зверюга, вполне пригодная для того чтобы встать под седло и нести своего седока без устали целыми днями. Своеобразный ответ верховым ящерам дроу, в бою добавляющих подземным отродьям к остроте клинков оскалы вечноголодных пастей. Если он пощадит обвиняемого, тот волен вернуться к прежней жизни, о его проступке забудут, ведь боги по каким-то своим причинам были против смерти нарушившего закон. А если на песок арены упадет мертвым священный зверь, то тогда уже обвинителям придется солоно. Но это бывает редко. С обычным верховым волком справится далеко не каждый воин в полном вооружении и броне. А ведь питомец жрецов благодаря их священной магии крупнее собратьев раза в полтора минимум. Выходить на такого с ножом....странно, но мастеров меча на арене за всю ее историю, кажется, не бывало ни разу.
   Шум стих. Спустя некоторое время, необходимое для успокоения зверя и уборки трупов, над амфитеатром разнесся голос глашатая, объявлявшего о новом наказании. Публичной порке новобранца, посмевшего оспорить приказ командира.
  -Смертельных приговоров сегодня больше не будет, - понял Каэль и облегченно вздохнул. Сапожник, пытавшийся покинуть пределы Древнего Леса со своей семьей, но пойманный пограничниками и осужденный на показательную кару жрецами больше уже никогда не возьмется за свое ремесло. - Жаль мастера, хорошую обувь делал. В детстве были у меня сандалии его работы. Пять лет носил, пока из их размера не вырос, а потом уже обратиться к нему не было возможности, потому как началась учеба в Зеленой Страже.
  -Знаешь что, пойду ка я пожалуй, - решился наконец эльф и сделав два шага в сторону отдал свое копье, до того цепко сжимаемое в руках, соседу по цепи, служащей дополнительной защитой для того сектора зрительских трибун, что облюбовали себе жрецы и знать.
  -Так ведь смена еще только началась....- удивленно раскрыл рот от такого пренебрежения своими обязанностями новобранец, только-только начавший службу. - Это ведь...ну....карцер!
  -Для тебя, - хмыкнул Каэль, наконец-то нашедший в наступившем дне хоть что-то хорошее. - А я со вчерашнего дня уже не служу, просто остался одно дежурство должен в соответствии с расписанием караулов. Но знаешь, наверное, в связи с увольнением стоять его мне уже и не обязательно? Как считаешь?
  И не дожидаясь ответа, ввинтился в боковую улочку и был таков. Комнату в казарме он вправе держать за собой до конца года, а одежды стражника, пусть и без полагающегося по уставу оружия, помогали находить путь в любой толпе. Путь его пролегал туда, куда простым воинам, да и не очень простым, если на то пошло, дорога была заказана. В Цитадель Мудрых. Вопреки своему названию обитель сильнейших волшебников народа перворожденных на неприступную крепость походила слабо. Зеленая изгородь от силы по пояс, приятные глазу белые стены из отполированного мрамора, несколько начинающих чародеев, медитирующих на лужайке или просто слоняющихся по своим делам. Впрочем, не в высоких укреплениях была ее сила, а в искусстве и мастерстве тех, кто жил и обучался тут.
  Дверь одного из самых больших и роскошных домов сама собой захлопнулась перед лицом Латиэля. И он, выругавшись на этот раз для разнообразия вслух, потянулся за амулетом-ключом.
  - Не подобает осквернять обитель знаний подобными словами, - мягко, но очень непреклонно прозвучал очень знакомый голос за спиной эльфа, у которого при распознавании недовольных интонаций рефлекторно заныло место пониже спины.
  -Как прикажете о сиятельнейший и великолепный....-начал он официальное извинение, разворачиваясь, но прежде чем довольно длинные слова были озвучены полностью, в лицо ему как будто ударил порыв свежего ветра и завершение фразы услышали уже стены особняка того, к кому Каэль и направлялся.
  -В раскаяние твое верю, - солгал ему в лицо эльф, на чьем испещренном морщинами лице без труда читалась мудрость столетий. А кто не обладал достаточными навыками в ее распознавании по внешнему виду собеседника, легко мог справиться с подобной задачей при изучении плаща магистра магии, лежащего на его плечах. - И все равно не подобает!
  -Зачем тебе это нужно было? - помолчав несколько мгновений, спросил бывший стражник.
  -О чем речь? - пожилой волшебник не только не разгневался на грубый тон вопроса, но и демонстративно неумело изобразил свою полную непричастность к обсуждаемой теме. Если бы это нужно было старому чародею, то догадаться о лжи без помощи мага-менталиста стало бы затруднительной задачей.
  -Мое увольнение, - уточнил Каэль. - В этом деле, как говорят варвары, заметны кончики чьих-то длинных ушей. И обладателя их я вижу перед собой!
  -Ты слишком много с ними общался и научился непочтительности! - буркнул старик и устало поковылял к ближайшему предмету мебели, которым оказалась невысокая кушетка. - Но да. Ты прав. Скажи, в твоей жизни ничего не казалось несколько....странным?
  -Да ну как сказать?! - вскричал Каэль, чувства которого до того старательно сдерживаемые наконец-то рванули наружу. - Дай-ка подумать...Все! Начиная от любовной истории молодого чародея и преступницы, лишенной клана, ставших моими родителями и заканчивая тем, что родной дед сломал мне тщательно выстроенную им же самим карьеру! Во имя всех богов и демонов, знал бы ты, чего мне стоило устроиться в столичный гарнизон! Чтоб ты в бездну провалился, старый хрыч! Знаешь, каково это, терпеть за спиной шепотки и сносить косые взгляды? Знаешь, каково это, когда все считают тебя куском отбросов, лишь причине того, что мать была осуждена за запретную магию, а отец, наплевав на добрую половину традиций, не отрекся от невесты и взял ее в свой дом наложницей, которую, между тем, так и не решился назвать женой?!
  -Не кричи! - вроде и тихим голосом, но почему-то очень убедительно, попросил его старик. - Да любовь моего единственного сына...делала глупости. Много. Но в том, в чем ее обвинили, она виновата не была. А церемонию бракосочетания не дал провести своей властью я, если это тебя так волнует. Сначала надеялся, что отпрыск найдет себе другую спутницу жизни, а потом....потом осталось только воспитывать внука и искать виновных в гибели его родителей. Но я говорил не о том. Тебя не удивляет, что, несмотря на свое происхождение, ты смог поступить сначала в Зеленую Стражу, а потом и перевестись оттуда в столичный гарнизон, где намеревался делать карьеру?
  - Чей я потомок знали многие, - пожал плечами Каэль. - Да и потом, после тренировок под руководством чародея, разменявшегося восьмую сотню лет, даже самый строгий наставник новобранцев выглядит чем-то неопасным и симпатичным, как бешеный волк или саблезубый тигр, например.
  -Ну, может я и был иногда излишне требователен, - с явной неохотой признал магистр магии. - Но даже с такой подготовкой сына преступницы не приняли бы в число воинов....не окажи ему некое высокопоставленное лицо свою поддержку.
  -А потом это самое лицо сделало так, что его вышвырнули оттуда с треском, - зло бросил Каэль. - Да, я знаю, что все твои попытки официально закрепить наше родство провалились. Лорды-жрецы были против. Но....но так то зачем?!
  -Лучше я, чем другие, - развел руками старый эльф. - Наш погибший незадолго до твоего третьего совершеннолетия, когда можно было совершить нужные ритуалы, сюзерен Висфоэль, да будут милостивы к нему предки, хорошо относился ко мне. А вот его сын не желает знать старика, который когда-то давал ему уроки чародейства с применением...немного грубых методов для лучшего усвоения материала. Оставшиеся же два правителя не желают вызывать его неудовольствие по столь мелкому поводу. Мое же время уходит. Скоро оно кончится совсем. И тогда многие из тех, кому пришлось перейти дорогу нашему роду вспомнят о одном из лишенных защиты его представителей. Другим же родичам ты безразличен. В лучшем случае.
  -Что ты имеешь в виду? - от удивления Каэль даже немного отвлекся от обиды, кипевшей в его душе раскаленной лавой и так и норовившей выплеснуться жгучими и, самое главное, полностью обоснованными словами наружу.
  -Я стар, - пожал плечами чародей. - И я не архимаг, что мог бы попытаться обмануть смерть. С каждым днем мне все труднее оставаться среди живых. До того момента, как ты лишишься единственной защиты, осталось совсем недолго и раз уж мой внук так и не успел обезопасить себя собственными достижениями, дело пришлось брать в свои руки его деду.
  Молодой эльф обескуражено замолчал. Мысль о том, что его суровый воспитатель, заменивший родителей, не вечен была...странной. Она не желала укладываться в сознании.
  -Я знаю, ты давно хочешь покинуть пределы нашей страны, - продолжал говорить магистр магии. - И лишь надежность пограничных кордонов и наложенных при вступлении на службу клятв, которую ты знаешь лучше многих других, останавливает от этого шага. Но есть и официальные пути покинуть государство. Владыкам нужны....шпионы. И ты станешь одним из них. О том, что на эту роль не подойдет в ближайшем времени никто другой я уже позаботился, на это моего влияния хватило. По идее, наши родственные узы должны служить гарантом твоей верности, ведь спастись от магии крови почти невозможно. Но других близких и живых родичей кроме одного дряхлого старика, стоящего одной ногой в могиле, у тебя нет, а потому убравшись подальше от границ, можешь посылать полученные приказы к демонам. А можешь и не посылать, верного слугу вознаградят. Вернуться в Лес не бесправным парией, правда, все равно вряд ли получится, но будешь пожизненно обеспечен денежной и очень опасной работой.
  Каэль мог только открывать и закрывать рот, сраженный обрушившимися на него новостями.
   -И...что мне делать, ну...потом? - растерянно спросил он у деда.
  -Понятия не имею, - вздохнул маг. - Я прожил долгую жизнь, но назвать ее счастливой не могу. Постарайся сделать так, чтобы своим внукам подобное ты не говорил. Куда тебе податься, решай сам. Среди смертных ты будешь одним из первых, но всегда чужим. А тех, кого короткоживущие расы не могут понять целиком и полностью они рано или поздно пытаются уничтожить. Западный Лес беглеца приютит, но наших шпионов, способных испортить тебе жизнь там хватает. Да и не любят там своих восточных родичей после недавних событий. Еще совсем недавно в далекой пустыне появился еще один Лес, образованный беглецами из какого-то дальнего мира....но....не знаю. Слухи про него ходят разные. Я даже название его точно так и не сумел выяснить. То ли сумеречный, то ли новый, то ли русский...всякое говорят.
  -Как-как? - переспросил Каэль.
  -Русский, - с готовность повторил маг. - Вроде бы к этому народу принадлежит тамошняя верхушка, включая их лорда-жреца....ой, нет...короля....или вождя?...ну не знаю я в общем как там у них правитель зовется, но имя его - Михаэль и он вроде бы высший маг, вернее, шаман. И что-то его связывает с Келеэлем. То ли ученик он ему, то ли потомок...неизвестно, но самый могущественный маг мира дал понять, что это молодое государство он будет опекать изо всех сил.
  -Да, слышал от торговцев, которых сопровождал в последнем походе за пределы Леса, похожие слухи, - признал Каэль, немного подумав и вспомнив последние сплетни, принесенные из-за пределов Древнего Леса, до которых был, впрочем, не большой охотник. - Правда не придал им значения, решив, что речь идет о какой-то новой затее выжившего из ума пятитысячелетнего архимага.
  -Древнейший представитель нашего народа отнюдь не безумен, - покачал головой его дед. - Просто его логика и образ мыслей сильно отличается от привычных нам. Но, тем не менее, есть закономерности, которых даже он вынужден придерживаться. Живого высшего мага так просто не воспитать и уж тем более не проконтролировать. А Михаэль уже доказал, что он один из них, сначала уничтожив заклинанием, очень похожим на известную тебе по хроникам 'Пелену висельника', целую армию орков, а потом на равных схватившись с правителем Западного Леса. И про него никто ничего не слышал и не знал до одного дня, когда он во главе нескольких десятков своих подданных объявился в человеческих землях. А значит шансы на то, что он просто инструмент в руках Келеэля исчезающие малы. Да, у них абсолютно точно союз, в котором возможно этот шаман играет подчиненную роль, но он, бесспорно, является силой, с которой считаться придется любому.
  -Лорды-жрецы просто таки горят желанием узнать про него как можно больше, - понимающе кивнул Каэль. - И твои слова буквально толкают меня на то, чтобы помочь им в этом. Почему? Впрочем, нет, молчи, сам догадаюсь, хочешь вымолить у них разрешение все-таки назвать меня внуком?
   Магистр магии скривился, но кивнул.
  -Не хочу уходить к предкам последним прямым потомком нашего рода, - сознался он. - По такому поводу ушедшие за грань могут встретить меня...неласково. Но это не все. Тебе, после того как покинешь Древний Лес, надо будет где-то прочно закрепиться, чтобы научиться жить во внешнем мире. Краткие вылазки, во время охраны наших послов и торговцев это все-таки не то. А единственным, что абсолютно точно удалось узнать про новый лес и его эльфов, является то, что они принимают любых изгнанников. Даже дроу. И не ухмыляйся так, я не шучу. Есть среди верхушки их государства бывшая жрица Ллос. Ее во время известного тебе инцидента с нашим покойным господином едва не прибили по ошибке, потому и слухов о ней разнеслось раза в два больше, чем о Михаэле и его землях.
  - Это....необычно, - на ум молодому перворожденному пришел куда более нецензурный эпитет, но оглашать его рядом со старшим родичем, да еще и как выяснилось умирающим, он не решился. - Но, по крайней мере, среди тех, кто готов на такое, мои метки значения иметь точно не будут. Да и шпионов там, судя по твоей плохой информированности, действительно нет, а значит, я буду первым и довольно высокооплачиваемым. Как думаешь, если направлюсь к ним, мне выделят какие-нибудь подъемные?
  Спустя пару дней связанный Каэль с воем и руганью катался по мягкому песку небольшой арены в окружении тройки магов, два из которых были достаточно молодыми целителями, а третий его дедом. Боль, терзавшая все тело молодого эльфа, была невыносима
  -Терпи, - вздохнул магистр магии, наблюдая мучения своего потомка. - Да, срезание печатей с частью ауры это не самая приятная процедура, но, тем не менее, пройти ее ты должен. А иначе первому же встречному чародею станет ясно, что ты находишься вне пределов Древнего Леса по поручению владык.
  Его внук не ответил старому эльфу. Был занят. Каким-то чудом нашел среди песка небольшой камень и теперь пытался его грызть, стараясь заглушить телесной болью ощущения, вызванные потерей большого куска ауры. Но кусочек скалы пробыл в его крошащихся от натуги зубах не долго, будучи выдернутым одним из целителей при помощи телекинеза.
  -И как только преступники такое терпят? - покачал головой более юный волшебник, наблюдая за мучениями Каэля и накладывая на него заклинание, призванное хоть немного облегчить боль, полностью убрать которую без высшей магии было невозможно.
  -У них же обычная клановая символика, - пожал плечами его более опытный коллега. - А у этого кроме того печати командира отряда воинов и боевого мага...были. Это уж если о наградных знаках умолчать, которых данный индивидуум заработал удивительно много для низкорожденного.
  -Да, - продолжал думать вслух не слишком опытный эльфийский чародей, - Это понятно, шок от повреждений ауры, вызванных более слабыми травмами, вполне может быть преодолен при помощи больших доз лечебных снадобий или даже просто вина, но как они поводят ритуалы? Среди низших каст магов нет.
  -Стихийные, не принятый на обучение по различным причинам, но развившие свой талант до заметного уровня самостоятельно, бывают, - поправил его магистр магии, отодвигая своего внука мягкой и почти ласковой песчаной волной от бортика арены, о который тот пытался биться головой. - И для первичного обезболивания обычно используется простой удар по голове, а потом бессознательное тело накачивают алхимической смесью, сделанной на основе слабеньких реагентов противоположенных стихий. Если доза угадана верно, то аура начинает временно деформироваться и преступник может в это время попробовать удрать за пределы охранной магии Леса.
  -А если расчеты провели не правильно? - не унимался молодой волшебник.
  -При передозировке тело и аура получают множество повреждений, что ведет к смерти, а при слишком низкой концентрации эликсиров татуировки при пересечении внутренних или внешних границ исправно подают сигнал, по которому их владельцев легко отследить и догнать, - пожал плечами магистр магии. - Каэль, ты уже пришел в себя?
   Лежащий на песке эльф, чье тело, наконец, перестала корежить невыносимая боль, что-то промычал в ответ. Сведенные судорогой мышцы ротового аппарата еще не пришли в норму. Пожалуй, если бы не поддерживающая магия, Древний Лес мог бы и лишиться одного из своих новых шпионов, умершего при снятии въевшихся за долгие годы в его тело и душу охранных печатей, не позволявших воину и чародею не исполнить прямой приказ своих сюзеренов и сильно затрудняющих даже косвенные акты неповиновения.
  -Мда, кажется, мы слегка переборщили с легендой, - посмотрев на него, признал магистр магии. - Если бы какой-нибудь идиот действительно активировал бы на своей шее одновременно жреческие медальоны из храмов Дня и Ночи, то ему бы ее просто оторвало.
  -Ну, их же можно просто держать в руках, - возразил ему второй эльфийский волшебник, до этого молчавший. - Шрамы, поражение тканей энергиями и закрытые переломы сейчас организуем. Хм...может для правдоподобности обрезать пару пальцев и дать с собой одноразовый артефакт с заклятием регенерации?
  -Я...тебе....кое...что другое отрежу, - с усилием вытолкнул из своего пересохшего и сорванного в крике горла Каэль, ни на миг не усомнившийся в том, что чародей не шутит. - Как, по-твоему, с такими ранами можно через границу перейти?! Да меня же первая же стая хищников растерзать обязана!
  -Ну, если еще дать тебе амулет Матери Зверей, то не одно простое животное будет не страшно - начал что-то прикидывать юный маг. - В принципе лишний мы найдем, да и друид для его настройки на владельца поблизости имеется....
  -А если заодно уж и дружину вместе с парой тысяч подданных, так я вообще могу сказаться князем в изгнании, - зло оскалился на него эльф, не желавший ради обладания волшебной побрякушкой жертвовать частью своих любимых конечностей, пусть они и должны были прийти в норму всего через месяц. - И вообще, я на допросе лучше сразу сознаюсь, что мне помогли, выдав того якобы недовольного государственным строем чародея-изменника, который на самом деле жрец с трехсотлетним стажем участия в фальшивых заговорах.
  -Но так не правильно, - в руках мага блеснул нож, а сам он осторожно ступил на арену. - Да не бойся ты, я обезболю. И отрежу совсем немного. Фаланги две. На мизинце. Он ведь все равно в бою не особо нужен, да?
  -Только тронь и тебе придется отращивать всю руку целиком, - Каэль задергался в веревках, пытаясь вырваться и в несколько рывков освободился. Теперь, когда боль больше не терзала его разум, хорошо тренированный воин с легкостью мог освободиться от не слишком-то умело наложенных волшебниками пут. На его раскрытой ладони воздух понемногу начал собираться в маленький шар, будто скрученный из порывов туго ветра, жаждущего вырваться на свободу и способного наградить оказавшегося на его пути как минимум шикарными синяками а то и парой переломов. Против полноценного чародея, конечно, не слишком хорошее оружие, но молодой воин, не желавший подвергаться лишним 'лечебным' процедурам от чересчур ретивого целителя был рад и такому.
  
  -Ладно, - прервал конфликт магистр магии зарождающуюся драку. - Не будем усугублять, еще немного и Каэлю придется переучивать легенду, внося туда прорыв с боем через кордоны, а это уж совершенно точно лишний штрих в выдуманной истории. Вещи ты собрал?
  -Разумеется, - молодой эльф развеял свое заклинание, которое с некоторой натяжкой могло сойти за боевое, но с чародея, желавшего откромсать ему пару пальцев настороженного взгляда не сводил. - Зачарованный кожаный доспех из родовой сокровищницы, лук и меч от туда же, немного золота, твои артефакты...Еду оставил, добыть провиант, если есть стрелы, не проблема. Денег хотелось бы, конечно, взять больше, но ездовой волк по болотам не пройдет, а я не гном, чтобы тащить на своей спине собственный вес в металле, пусть даже благородном.
  -Тогда сбегай за ними и иди прямо сейчас, - решил старый волшебник и, дождавшись пока его юный родич облачится в свое обмундирование, на голову превосходящее то, что было у него раньше и, глубоко вздохнув и напрягшись, открыл врата портала. От взгляда Каэля не укрылось то, с каким трудом ему далось заклинание, а ведь точно такие же чары совсем недавно, в тот день, когда внука магистра магии уволили из стражи, давались тому без особого труда. - Окажешься в нескольких сотнях шагов от стен последней заставы, а дальше...ну, сам знаешь.
  -Прощай, - молодому эльфу неожиданно захотелось обнять деда, которого он скорее всего больше никогда не увидит, но это сбило бы настройки заклинания. И потом, раньше он никогда этого не делал, может только в глубоком детстве, которого не помнил...а вот как его наказывал за малейшую провинность или даже вообще непойми за что стоящий перед ним старик в воспоминаниях Каэля отпечаталось превосходно.
  
  Границы заклинания заставили слегка зашевелиться его волосы по всему телу и, миг спустя, юный перворожденный оказался уже на самой границе Древнего Леса. Чаще, служащей надежным барьером от попыток перейти границу как снаружи, так и изнутри. Единственным безопасным местом в ней была узенькая дорога, с многочисленными стоящими на ней кордонами, от которой могущественная магия лордов-жрецов отпугивала разнообразную хищную живность, в изобилии населяющую эти места. Причем никто и не скрывал, что чудовища, заселившие непролазные дебри, выведены в массе своей искусственно и любой другой добыче предпочитают двуногую.
  -Хищные деревья, колонии жуков-людоедов, стаи бабочек-кровопийц, гигантские волки и рыси, - с тяжким вздохом пробормотал Каэль, закидывая на плечо свои вещи.- И плюс к ним большое болото перед людскими землями. Эх, а я так надеялся, что больше по этой клоаке никогда бегать не буду! Столица, конечно, тоже та еще помойка, но на ее улицах, по крайней мере, есть булыжные мостовые и нет приспособившихся за века существования с нами бок о бок к эльфийской магии комаров!
  
  Шагом, больше похожим на бег, воин-маг углубился в лес. Хищников, несмотря на отсутствие защитных амулетов, он особо не боялся, служба в рядах Зеленой стражи дала ему уверенность в своих силах и позволила изучить большую часть местного бестиария с точки зрения опасности и гастрономии. Питаться собственными запасами, которые как ни крути, от возраста свежее не становиться, перворожденные жутко не любили, а потому ходили на охоту за дичью во много раз чаще, чем за беглецами из родного государства. А животному, когда в него тычут копьем или стрелами, абсолютно все равно, в чем там его пытается убедить своими чарами изделие друидов, инстинкты берут верх и оно защищается, как только может.
  
  Ровное передвижение Каэля, впрочем, продолжалось недолго. Юный эльф внезапно увидел очень характерный след, который мог проложить лишь неисправимый горожанин, проламывающийся через кустарник и встал на него с целеустремленностью гончей. Причем побежал он за своей нежданно-негаданно объявившейся целью с намного большей скоростью, чем можно было бы ожидать даже от самой лучшей собаки.
  -Зачем я это делаю?- ошалело подумал воин-маг, перепрыгивая с запасом лежащее поперек тропинки бревно. То дернулось было за ним, но поняло, что все равно не успеет схватить чересчур шуструю добычу и осталось лежать почти на прежнем месте, поджидая менее стремительную жертву. Хищные деревья хорошо умели ждать. Неспособность передвигаться с места на место очень способствует развитию терпеливости. - Ну, догоню я его...нет, все-таки, наверное, их, очень уж много следов и что дальше? На заставу тащить? Так самого стрелами запросто утыкать могут, вдруг не станут дожидаться ответа из столицы, решат провести судебную церемонию по минимуму....Да и что еще там ответят по поводу шпиона, меньше дня как вышедшего на самостоятельную работу? Убить тех, кого догоню? Можно, конечно, но зачем? Я даже когда служил этим не увлекался и почти всегда давал беглецам уйти, да так в общем-то почти все и делали, ведь изгнанники сами определяли свою судьбу, а смерть от руки низших рас может быть куда более мучительна, чем самый суровый приговор. Попросить, чтобы приняли в команду? До этого Сумеречного леса, чем бы он там ни был на самом деле, все равно добираться не меньше года, один запросто могу и пропасть, а со спутниками шансы на то, что доберусь не туда, так к западным эльфам куда выше. Вот только то, что раньше я таких как они ловил и казнил написано на моем лице, причем несмываемыми даже вместе с кожей красками. Не поверят, а даже если поверят, первой же ночью зарежут вот просто так, за все плохое, чего натерпелись от власти, ведь от хорошей жизни из страны не бегут. И не докажешь, что сам из-за традиций и предрассудков всю жизнь страдал...
  Каэль прервал свои размышления, почувствовав острый аромат разлитой в воздухе крови. Причем, в этом он мог поклясться, принадлежала она не дикому зверью, сводящему друг с другом счеты в извечной игре хищник-жертва, а кому-то из народа перворожденных. Перейдя на шаг и взяв в руки меч, от лука среди тесного переплетения ветвей было мало толку, даже от эльфийского, он медленно и осторожно подошел к подножию гигантской сосны в пять охватов, у которой и разыгралась трагедия. Видимо группка беглецов выбрала это место для того, чтобы сделать привал, рассчитывая оказаться в относительной безопасности под укрытием из толстых ветвей, сквозь которые их не разглядеть птицам-наблюдателям, время от времени запускаемым чародеями Зеленой стражи на облет границ.
  -Гнездо лесных паучков, - задумчиво пробормотал начинающий шпион, рассматривая висящие на ветках коконы, очень похожие на эльфийские тела, замершие в разных позах и обмотанные с ног до головы белым шелком. - У бедняг с наступлением утра, когда эти твари выходят на охоту, не было ни шанса, они даже за оружие в большинстве своем взяться не успели...да и нет что-то здесь оружия. Только тряпки какие-то...яркие и полупрозрачные...надеть которые без риска навеки стать изгоем для приличного общества могла бы лишь рабыня.
  Каэль внимательно осмотрел разброшенную поклажу и впал в состояние легкого недоумения. На траве не лежали ни мечи, ни копья ни даже луки! Соваться же в лесные чащи без оружия...одинокие сумасшедшие, конечно, изредка бывают, но чтобы в одном и том же месте в одно и то же время их набралось сразу шесть штук?! Разумеется, оно могло остаться на телах...
  Эльф оглядел силуэты, в поисках подтверждения своей догадки, но ничего хоть отдаленно-напоминающего большие колюще-режущие предметы в коконах, весьма похожих на грубоватые заготовки для скульптур, не обнаружил. Зато в копилку странностей попал еще один факт, все жертвы, попавшиеся лесным хищникам, оказались женского пола.
  -Ничего не понимаю,- мелькнула мысль в голове лучника, осторожно тронувшего кончиком меча одну из сумок, в которой из под слоя тонкой материи что-то блестело. На траву упало переплетение из алых шелковых полос и кованных золотых деталей с инкрустацией мелкими, но явно драгоценными камня. Может у женщин и существовало какое-то название для этой вещи, призванной поддерживать грудь и создавать иллюзию ее увеличения, но Каэль его не знал. Да он и видел то такие всего пару раз, на наложницах высокопоставленных столичных персон, сопровождавших своего господина во время выезда в свет. - Наверное, это все-таки можно признать нагрудником. Очень оригинальным. Во всяком случае, на спину его точно не перевесишь, потому что такие горбы никаким плащом не скрыть. Вот только откуда он и его хозяйка здесь взялись?! Как сюда попал гарем какого-то аристократа?!
  Сильный поры ветра колыхнул кроны деревьев и на голову эльфа упал лесной паучок с раздувшимся от высосанной из своих жертв плоти брюшком. Неподвижный. Спящий. Размером всего-то в одну тридцатую ногтя. Выглядевший совсем безобидным и, в общем-то, действительно почти являвшийся таковым, если забыть о десятках тысяч его братьев, что сейчас мирно почивали по всей округе, переваривая сытный завтрак, свою единственную трапезу за целые сутки, а то и не одни, ведь на охоту эти мелкие хищники, живущие колониями как муравьи, выходили исключительно в часы рассвета. И, как только находили добычу себе по вкусу, что случалось довольно скоро, парализовали ее мгновенно действующим ядом, заматывали в коконы, облегающие фигуру плотнее, чем одежда, после чего затаскивали сообща на ближайшее дерево и начинали поедать. Особым аппетитом эти существа не отличались, отдельная особь могла обойтись без обеда до месяца, да и чтобы насытиться хватало буквально крошки, но поскольку их было очень много, то свежая дичь нужна была почти каждый день. Впрочем, если улов оказывался удачен, колония могла не двигаться с места до тех пор, пока ее продовольственный запас не протухнет. Возможно именно поэтому отрава, вырабатываемая их челюстями и не убивала добычу, правда толку от этого было не много и спасшихся от них насчитывались единицы. В своих облегающих коконах, мешающих движениям грудной клетки и практически не пропускающих воздух, жертвы, которым повезло оказаться не совсем уж съеденными и не истечь кровью из сотен, если не тысяч мелких ранок, попросту задыхались.
  -Какая нелепая и страшная смерть, - вздохнул Каэль, переходя на магическое зрение, чтобы убедиться в том, что и на этот раз выживших нет.- Им еще бы жить да...О, сила леса, она еще дышит!
  Одна из висящих на дереве фигур действительно еще не отправилась в чертоги мертвых. Невероятно, но эльфийка, провисевшая в шелковой тюрьме, наверное, несколько часов, каким-то чудом умудрилась не отправиться на встречу с предками.
  Инстинкты опередили разум. Раз, и срезанный воздушным лезвием кокон вместе с ветками, к которым он крепился падает на землю. Два, и мгновенно выросшие у подножия гигантской сосны травы образуют мягкую подушку, куда он падает с не такой уж и большой высоты. Три и острое лезвие ножа распарывает паутинный шелк, обнажая его жуткое содержимое.
  - Совсем недавно эта рабыня, вероятно, была красива, - ошеломленно подумал Каэль, разглядывая жертву лесных хищников, несущую на лице татуировки, довольно сильно похожие на его собственные. Вот только Каэль носил свои цвета воина и мага на черном фоне сына осужденной преступницы, а у девушки нанесенные яркие рисунки перечеркивала тонкая паутина неволи. В качестве одежды на ней имелась зеленая куртка и точно такие же штаны, очень похожие по своему покрою на охотничий костюм высокорожденных леди, в которых те изредка изволили появляться на природе. Впрочем, своей обладательнице он был явно великоват и висел на ее плечах как на манекене в лавке портного.
   - Дочь кого-то из касты купцов, продана за долги отца для ночных услад...хм....не знаю обладателя этого символа, но судя по соседним иероглифам, он вассал одного из личных слуг лорда-жреца Катафаэля, - прочел Каэль символы ее татуировок и задумался. - Такие персоны в свой дом не станут брать дурнушку. Ну, может только на хозяйственные работы, но никак не для этого. Сейчас-то, понятное дело, ею и пьяный орк побрезгует. Все тело, даже наверняка под одеждой, лесные пучки умудряются залезать под нее с легкостью, распухло от укусов и пожелтело от яда в местах ранок, особенно досталось как раз лицу, уж слишком там кожа тонкая и лакомая для хищных насекомых, шевелиться, понятное дело не может и вряд ли что-то чувствует...
  -Добей, - прошептали увеличившиеся почти до карикатурных размеров губы, где ярко-алый цвет стойкой и так и не потекшей несмотря ни на что помады хоть как-то маскировал пострадавшую кожу, пошедшую пятнами. Глаза незнакомки, с трудом найдя дорогу среди наплывшей на нее со всех сторон плоти разбухших век, вцепились в лезвие обнаженного меча со странной смесью ужаса, надежды и облегчения. - Больно, больно, не могу, больно...
  Каэль замер в растерянности. Двинуть клинком и исполнить просьбу ему было, конечно, не слишком сложно, да и удара под парализующим ядом не почувствовать...Но стонать от боли и говорить находясь под его воздействием тоже, мягко говоря, сложновато. Конечно, со временем организм переваривает отраву, и все полученные повреждения начинают громко заявлять о себе, но с момента трагедии не прошло и дня! Так долго жертвы лесных паучков вообще-то обычно не живут. Этой же повезло, но, судя по всему, сейчас она явно жалеет о милости высших сил к ее персоне. Так подлинно изображать практически агонию невозможно. Уж кому как не ему, вот также корчившемуся совсем недавно, знать об этом. Да и вообще, несмотря на свой ранг воина-мага убивать молодой эльф не любил. Тем более женщин. Хотя пару раз и приходилось, но то было в бою, когда беглецы сопротивлялись до последнего и бросались на преследователей как бешенные звери и тогда уж было не до раздумий. Или ты или тебя. Ведь без оружия сквозь границу Древнего Леса еще никто не уходил. Никто кроме этих юных дурочек, что стали добычей лесных паучков.
  -Наверное, - решил новоявленный шпион перворожденных, - они полагались на что-то иное. Вероятнее всего, какую-то магию, которую не успели пустить в ход против хищных насекомых. Она же, наверное, и дала возможность выжить этой девушке. Какой-нибудь целительный амулет? Такой был бы совсем не лишним. Да и потом, бросать ее вот так, парализованную посреди леса как-то...неправильно. И лишать жизни очень не хочется, пусть сейчас она и думает, что ее путь окончен, но я то знаю, что это не так. Ранки от укусов, скроль бы многочисленны они не были, заживают в течении десяти дней не оставляя и следа. Может, взять с собой? Пара из мужчины и женщины выглядит куда менее подозрительной, чем одинокий беглец, о какой бы расе ни шла речь.
  -Почему ты способна говорить? - спросил Каэль и принялся творить самое мощное исцеляющее заклинание, на какое был способен. Правда для этого ему нужно было одной рукой касаться какого-нибудь дерева, а вторую возложить на пациента, но в лесу проблема поиска подходящей растительности не возникала. Тем более ему совсем не обязательно нужен был ствол. Ветка для перекачивания чужой жизненной силы тоже годилась. Тем более от дерева, под кроной которого могла укрыться маленькая армия какого-нибудь захолустного человеческого королевства. Или гномий хирд. Эти коротышки умудряются в своем боевом строю занимать на удивление мало места, что дает им немалое преимущество против атак стрелков по территории и таранных ударах конной лавы.
  Но ответа молодой эльф так и не получил. Незнакомка как заведенная стона 'Больно' и беспрестанно дергалась. Каэль, уже закончивший заклинание, потянулся свободной рукой, в которой переливался светло-алым светом клубок целительной энергии и дотронулся до девушки, переливая ей взятую у дерева жизненную силу, но тут костюм жертвы лесных паучков вдруг резко дернулся. Раз, другой, третий...Создавалось полное впечатление, что между двух грудей, обтянутых тканью, прорезалась третья и теперь ищет путь на волю.
  Какой-то паразит? - воин-маг, верх в котором взяли боевые рефлексы, осознал себя уже стоящим в десятке шагов от потенциально опасного объекта, причем лечебные чары как то сами собой преобразились в комок испепеляющего пламени. - Но в наших лесах ничего такого не водится, слава предкам, подобная мерзость - прерогатива исключительно южных джунглей! Но, во имя звезд, что же это?
  Непонятная опухоль на теле эльфийки прекратила хаотически метаться туда-сюда и замерла на одном месте, а потом дорогой костюм, наверняка зачарованный, начал расползаться, как будто на него плеснули кислотой, странно, но девушка особых признаков недовольства метаморфозами не проявила. Все так же лежала и тихо стонала от боли.
  В душе Каэля тем временем боролись любопытство и желание спалить мерзкую тварь, поселившуюся в теле перворожденной. Неизвестно что победило бы, но тут воздух огласил очень не характерный для данной местности звук.
  -Мяу! - недовольно сказала кошачья голова, вынырнувшая из прорехи. Серый цвет ее лоснящейся шерсти разбавлялся лишь аккуратным белым клином точно под нижней челюстью. Убедившись, что снаружи ничего страшного нет, наружу вылезло и остальное туловище.
  -Канамот, - уверенно опознал зверя эльф и убрал меч в ножны, - теперь понятно, почему она выжила. Это ты ее спасла, верно малышка?
  -Пчхи, - недовольно высказалось животное и, развернувшись к воину-магу высоко задранным хвостом, принялось вылизывать лицо пострадавшей девушки. Там, где проходил ее язычок желтые пятна яда исчезали начисто вместе с ранами. Но с каждой каплей впитанной отравы блестевшая на солнце шерсть начинала блекнуть.
  -Придется помочь зверьку, - решил эльф и снова начал начитывать исцеляющее заклинание, попутно вспоминая все, что он слышал об этом существе, одном из немногих обитателей окраин Древнего Леса, который в виде исключения, не иначе, не только не враждебен путникам, но и по мере сил будет стараться оберегать все, обладающее разумом, что попадется ему на глаза. Полуживотные-полурастения, канамоты были одним из результатов экспериментов лорда-жреца Оберэля, который скончался вот уже добрых полторы тысячи лет назад в клыках твари, которая должна была стать шедевром его магического искусства. Этот могущественный волшебник задался целью придать ездовым тиграм, одним из древнейших боевых животных эльфийской расы врожденные магические свойства и потому проводил немало экспериментов. На кошках. Ибо их более старшие собратья стоили настолько дорого, что даже один из правителей государства перворожденных не решался слишком уж радикально сокращать их поголовье смелыми опытами. Естественно, число погибших животных измерялось тысячами и однажды один из измененных чарами пометов, на котором, судя по всему, отрабатывались уже конечные результаты, после предварительного обследования попал на помойку, но там не только не отправился прямиком на тот свет, но умудрился выжить и размножиться. Спросить о том, случайность ли это или часть какого-то хитрого плана их создателя оказалось нельзя. Незадолго до того, как этих измененных существ выделили в отдельную группу его целиком, даже вместе с душой, сожрала жуткая тварь, в которой бывшего тигра опознали только по надписи на нашедшемся в глубинах покрытой мехом чешуи ошейнике. В остальном же она была похоже на помесь бродячего хищного цветка-переростка и демона.
  Первых канамотов вероятно спутали с обычными кошками, только на диво дружелюбными и умными. Странно, но тогда никто не обратил внимания, что новые любимцы почти не нуждаются в еде и воротят от нее нос в девяти из десяти случаев. Обереэль был все-таки не только магом, но и правителем, он помнил, во сколько обходится еда для одного ездового тигра и задумал решить вопрос капитально. Как именно никто, не знал, но исследования, проводимые уже после его смерти, показали несколько любопытных фактов, оказывается правитель-чародей каким-то образом смог придать животным некоторые свойства растений. После чар лорда-жреца этим существа оказались обладателями сильных эмпатчиеских способностей, а потому не было ничего удивительного в том, что хозяева для них нашлись очень-очень быстро. И канамоты прожили в их домах долгую счастливую жизнь, длиною в год или даже полтора, за которую у тех исчезла большая часть имеющихся хронических заболеваний. Метаболизм магически измененных кошек позволял им объединять свою ауру с аурами других существ и оказывать на них целительное воздействие. Фактически канамоты превратились в живые лечебные артефакты, причем далеко не самые слабые. Но все имеет свою цену. Пять из десяти котят новой породы рождались бесплодными, а самому старому их представителю, зафиксированному бесстрастными магами-иследователями на момент естественной смерти почти исполнилось двадцать четыре месяца. А гибель обладателя эмпатчиеского дара - тяжкий удар по всем окружающим. Сначала никто даже не понял, что происходит и почему население столицы внезапно начало чахнуть, будто его морил без перерыва на сон и отдых ковен некромантов. Грешили на какое-то особо мощное проклятие, эпидемию неведомой болезни и даже кару небесную...а все оказалось просто. Умирающие магические измененные кошки передавали часть своих ощущений окружающим. Расплодившихся канамотов немедленно выловили, но уничтожать не стали, решив, что существа перспективные и надо бы их исследовать. Сколько-нибудь значимых результатов волшебники так и не получили и приняли решение оставить новый вид на волю матери-природы, высадив уцелевших животных на самой границе окраинных лесов. Странно, но в насыщенных магией дебрях магически измененные кошки не только не вымерли, но и даже размножились, по-прежнему не утратив своих целительных и эмпатчиеских способностей, а также привитого лордом-жрецом дружелюбия к эльфам. Зеленая стража, если среди них оказывались раненные и не было хорошего лекаря, их даром пользовались, но находиться рядом с собой не разрешали и всегда прогоняли прочь, ведь чем больше приходилось общаться с этими животными, тем сильнее била по тем, кого они своим недоразвитым разумом записывали в друзья и хозяева, их смерть.
  Очевидно, эльфийка, впервые попавшая на природу, не стала прогонять прибившегося к ней под воздействием инстинктов каналота и даже позволила ему забраться на ночь под одежду, поближе к теплу тела. Это ее и спасло во время атаки паучков. Вероятно, животное как могло отпугивало миниатюрных хищников, по меркам которых являлось несъедобным из за своего полурастительного метаболизма и одновременно лечило девушку, не давая ей ни умереть от ран, ни задохнуться. Ну а потом, когда Каэль наложил на пострадавшую лечебное заклинание, то основная его часть пришлась на измученное борьбой за жизнь новообретенной хозяйки существо и придало ему сил, которое оно теперь тратило на то, чтобы исцелить незнакомку.
  
  Глава 2
  - Случалось, конечно, что шпионов казнило тоже государство, которое и отправило их выведывать чужие секреты, - философски подумал Каэль, рассматривая внутренности одиночной камеры смертников, предназначенной для высокорожденных преступников, превосходно владеющих силой. Впрочем, из предметов мебели в каменном мешке имелась только дверь, над которой слегка светилось несколько древних символов, служащих своеобразной заменой солнцу. Сидеть или лежать заключенному предлагалось на жидковатой охапке соломы. Окон не было, да оно и не удивительно, подземелье же. Именно в глубинах было удобнее всего размещать места, в которых перворожденные эльфы, овладевшие искусством волшебства на достойном уровне, лишались своих сил. То, что сюда поместили сына осужденной преступницы можно было в некотором роде назвать даже честью и признанием его заслуг. - Но чтобы это было всего через два дня после выдачи задания?! Да я даже из границ Древнего Леса еще выйти то не успел! Впрочем, успел бы, Зеленая Стража за мной бы не сунулась. А все из-за Сариэль, чтоб ее... не сильно мучили.
  Именно так звали спасенную им девушку. История пострадавшей от лесных паучков эльфийки оказалась ничуть не менее затейливой, чем судьба самого Каэля. Впрочем, оно и понятно, жизнью от нечего делать рискуют лишь законченные придурки, а остальных к этому вынуждает суровая необходимость. Дочь торговца, вызвавшего неудовольствие высших, а потому разорившегося, она стала одной из обитательниц гарема амбициозного чародея, служившего лорду-жрецу Катфаэлю. Сам молодой воин-маг этого типа не знал, но имя слышал где-то мельком. Как оказалось, волшебник отличался громадной и, в общем-то, необоснованной уверенностью в своих силах. И то, что он набрал почти целый десяток наложниц для одного себя, это еще ладно, в конце-то концов, сам Каэль возможно поступил бы так же, но вот злостное пренебрежение осторожностью заставило недавно вылезти на свет следы не слишком тщательно замаскированной интриги, ведущим хозяину Сариэль. Несколько дней назад вассал получил от своего сюзерна два богатых дара: погребальную маску и ритуальный кинжал для самоубийства. Нарушить традицию и 'не понять' волю господина, конечно было можно, но сделавшие это как правило выигрывали лишь несколько лишних дней и уходили в мир мертвых с позором, а потому ошарашенный известием о близкой гибели чародей начал готовиться к своему переселению на тот свет, причем по самому древнему из известных обычаев, то ли выгадывая время и надеясь на прощение, то ли просто планируя план бегства. Что именно задумал их хозяин ни Сариэль, ни другие девушки не знали, зато когда одна из них случайно услышала про подготовленные в усыпальнице места для слуг и наложниц повелителя, то понять для кого именно они предназначены смогли моментально.
  На импровизированном военном совете, который был собран наиболее трезвомыслящими рабынями, женский ум, явление, по мнению некоторых эльфов вообще в природе не встречающееся, постановил бежать. Причем не просто из особняка чародея, а желательно из страны. Причем и средство для этого вроде как имелось. В одной из лабораторий уже не первую сотню лет стоял односторонний портал, позволяющий мгновенно переместиться достаточно далеко, и сразу двое из потенциальных покойниц, немного знакомых с магией еще по прежней свободной жизни, могли попробовать его активировать.
  Дальше обитательницы гарема сработали с такой четкостью, о которой подчиненные Каэля, когда они у него еще были, разумеется, могли, пожалуй, лишь мечтать. Ближайшей ночью выйти из алькова, где они по идее должны безропотно дожидаться своей судьбы, удалось им легко. Сама обитель прекрасных дев ничем кроме магии не охранялась, а способы ее обмануть были эльфийкам давно известны. Ибо ученики волшебника оставались мужчинами, причем едва ли не более несвободными в своих действиях и передвижениях вне жилища наставника, чем его наложницы, а десять прелестниц так скучали...
  У дверей лаборатории нес вахту одинокий стражник. Заслышав в соседнем коридоре подозрительный шум, который все нарастал и никак не думал прекращаться, он на свою беду решил его проверить. Зрелище двух увлеченно целующихся и почти неодетых девушек так захватило воина, что удавку, наброшенную сзади на шею и крепко затянутую несколькими парами рук, он заметил слишком поздно. Если верить рассказу Сариэль, сложнее всего девушкам оказалось не перестараться и не задушить охранника с концами. Сделай они это, и его смерть мгновенно активировала бы по всему зданию тревогу, превращающую план побега в недостижимую мечту. Амулет постового позволил эльфийкам без помех отворить охраняемые им двери и проникнуть в лабораторию. А уж оттуда они, потратив некоторое количество нервов и сил и порядочно разграбив рабочее место своего хозяина, перенеслись в пограничный лес. Хотели бы, конечно, куда-нибудь еще, но не смогли добиться этого от почти разумной паутины заклинаний и являющейся порталом. Без оружия и припасов, ну если не считать того, что было снято с незадачливого стражника и найдено в помещении, предназначенном для экспериментов и опытов перед самым отбытием.
  Как считала сама Сариэль, девушкам невообразимо повезло идти по пропитанной древней магией местности почти половину ночи и не нарваться ни на что, кроме стаи ластящихся канамотов, одного из которых она на всякий случай прихватила с собой, как замену отсутствующим лечебным снадобьям. Впрочем, у Каэля на этот счет было другое мнение. Остаточные эманации, оставшиеся на эльфийках после прохождения ими портала, прекрасно улавливались большинством местных существ, а они знали лишь один вид перворожденных, фонящих магией и гуляющих отрядами. Зеленую Стражу. А потому при приближении группки девушек, испытывающих катастрофическую нехватку не то что оружия, но даже и одежды, жуткие монстры, имеющие в своих черепах достаточно мозгов, убирались куда подальше, так как раньше видели от подобной 'добычи' лишь зачарованные стрелы и волшебные клинки. Но ничто не могло продолжаться вечно. Беглых рабынь угораздило с рассветом остановиться на отдых в охотничьих угодьях лесных паучков. И, как результат, выжила всего одна из них. Да и то не на долго.
  - Сложно сказать, что именно уловили чародеи Зеленой Стражи, - решил для себя Каэль. - Можем отзвук моих целительных заклинаний, может эманации от открывшегося портала. Тут уж не угадаешь, а спрашивать бесполезно. Когда я, увидев летящую мне в глаз стрелу и, испепелив ее, рефлекторно наградил лучника ударом молнии, возможность мирного урегулирования конфликта исчезла. Впрочем, она и так была невелика. Беглецов для показательной казни берут живыми лишь примерно в трети случаев, а в остальных просто уничтожают на месте. А что я вроде как шпион на мне не написано, а словам, не подтвержденным печатью священных татуировок, в Древнем лесу, увы, веры нет.
  Воин-маг погрузился в воспоминания о короткой, но яростной стычке, ставшей, скорее всего, последней битвой в его жизни.
  Отряд, наткнувшийся на него и Сариэль, был беспечен и не ожидал встретить хорошо обученного чародея, за что и поплатился. Его предводитель, с которым по идее Каэль должен был находиться в примерно одинаковой категории, ограничился лишь тем, что перед боем укрыл своих бойцов волшебной пеленой, отвлекающей внимание на разные малозначительные мелочи, вроде шороха листвы или колышущейся под ветром травы. Против каких-нибудь людей или даже не обученных ратному делу эльфов мера может и действенная, солдат не смогли бы увидеть, пока те не подошли бы к своим целям на расстояние вытянутой руки, Сариэль, к примеру, наверняка так их и не увидела толком, но вот против обученного волшебника такая защита помогала не больше, чем похмельный перегар против голодного упыря.
  Молодой воин-маг практически мгновенно определил, где скрываются окружившие его враги и, раньше чем те успели осознать, на какую зубастую добычу нарвались, успел два раза хлестнуть их быстро сотворенным водным бичом, смахнув голову с плеч еще одному лучнику и серьезно ранив воина, держащего в руках сеть для поимки беглецов. Конечно, лучше бы было вывести из строя кого-то с более серьезным оружием, но слишком уж удобно тот стоял и Каэль не смог удержаться.
  Предводитель Зеленой стражи, осознав, что нарвался на чародея, впал в другую крайность и вместо того, чтобы защитить своих солдат, которые, воспользовавшись численным преимуществом, должны были достаточно быстро покрошить одинокого волшебника, устроил полноценную магическую дуэль. И, надо сказать, у него были все шансы выйти из нее победителем. Каэль еле-еле удерживал щит, прикрывший его и Сариэль от буйства магических энергий, даже не помышляя о контратаке. Судя по всему бывшего пограничника угораздило нарваться на молодого выходца из какого-то старшего рода, пошедшего на службу ради того, чтобы потом с легкостью можно было очаровывать светских львиц байками о трудностях и опасностях настоящих битв и сражений с преступниками, которые, разумеется, все как один отчаянные головорезы. Некоторый недостаток опыта, благодаря которому защита новоявленного шпиона Древнего леса еще держалась, он с лихвой искупал недюжинной магической силой и несомненным талантом. Единственным светлым пятном в ситуации было то, что атак обычным оружием бояться не приходилось. Пробиться сквозь танец из огня, льда, молний и ядовитых колючек, немедленно выросших вокруг пары, стремящейся покинуть страну, не смогла бы ни простая, ни даже зачарованная стрела, а достать до Каэля мечом, пройдя через все это, смог бы лишь настоящий Мастер.
  Наверное, он и Сариэль так бы и погибли там, просто раздавленные силой вражеского мага, но тут канамот, которому видимо так понравилось на груди эльфийки, записанной им в хозяйки, что он решил там остаться и даже сумел с помощью природной эмпатии убедить девушку не стряхивать его оттуда, все-таки сумел выбраться наружу не испортив еще один комлпект одежды и мгновенно вычленил из окружающей среды виновников того, что существа, которых почти разумное кошкообразное уже привыкло считать своими порядочно напуганы.
   -Мяу!- громко и веско сказал наследник экспериментов древнего лорда-жреца. Вернее, наследница. Как установил Каэль, осмотревший магически измененное животное сразу после того, как закончил лечить его хозяйку, это самочка. Одновременно со звуком, вырвавшимся из широко распахнутой симпатичной усатой мордочки, по блестящей и переливающейся в ярком свете серой шерсти, от хвоста к голове, пробежала волна, оставляющая после себя лишь невзрачный серый мех, больше похожий на паклю.
   Каэль успокоился. Мир вздрогнул и стал каким-то не таким. На воина-мага снизошло то состояние, которое зовется вдохновением и он ощутил себя равным архимагу. Пусть не по доступной силе и знаниям, но хотя бы по искусству управлять тем, что имеется. Провести между шквалом мощной, но удивительно примитивной боевой магии, которую командир Зеленой Стражи обрушил на него и Сариэль, заклятие, заставившее перевитую корнями землю выметнуть из себя каменный шип, пробивший грудь аристократа навылет, оказалось на удивление легко. Даже странно, как это он раньше не увидел такую возможность?
  Эльф старшего рода остается прирожденным волшебником, даже если умирает. А уж если он этого делать не хочет, то изобретательность и талант чародея, чующего приближающуюся смерть, возрастают в этот момент как бы не на порядок. Впрочем пограничнику не потребовалось ни то ни другое, чтобы оседая на землю с пробитыми легкими и, возможно, сердцем, схватиться рукой за какой-то медальон, висящий у него на шее. Судя по всему это было нечто вроде маячка, призванного в случае неприятностей спасти благородного, телепортировав прямо к нему тревожную группу, которая во всеоружии бдила где-то в родовом гнезде аристократа, дожидаясь прихода сменщиков или подобного призыва о помощи, отправить который мог только кто-то из очень значимых персон. Вне Древнего леса эта магия не действовала, но вот в его пределах переоценивший свои силы представитель знати всегда мог рассчитывать на помощь. Если, конечно, его род достаточно богат и знатен, чтобы спасать своих отпрысков подобным образом.
   Немедленно открылся портал из которого высыпались воины, клановую символику которых Каэль разглядеть так и не смог, потому как его удирили чудовищной мощи чары усыпления, преодолеть которые юный чародей, чье образование, сказать по правде, оставляло желать лучшего, не смог даже под воздействием навеянного канамотом благословления.
  Очнулся он уже в тесной маленькой камере, символы над дверью которой ясно давали понять, что надеяться на спасение уже поздно. Вырваться из помещения, предназначенного для магов-смертников смог бы лишь лорд-жрец да и то, наверное, не сразу.
  -Интересно, как там Сариэль?- подумал эльф, снова начиная мерить свое узилище шагами, чтобы не замерзнуть. Два шага в одну сторону, два в другую. Больше не позволяли стены. А прыгать на месте не давал потолок, в одном из углов в прямом смысле слова царапавший макушку. - Впрочем, вряд ли ей грозит что-то большее, чем отправка на арену к священным волкам. А вот мне, чувствую, придется очень сожалеть о том, что я не дал высокродному себя просто поджарить. И еще, очень волнует вопрос, скоро ли обед и будут ли кормить вообще. Живот бурчит так, словно последний раз ему случалось отведать пищи в прошлом месяце, хорошо хоть противоположенная потребность не дает о себе знать, ведь в этом каменном мешке нет ни единой дырки...
  До ушей Каэля донесся звук, заставивший его насторожиться. Он отдаленно напоминал раскат грома, но какая, скажите на милость, может быть гроза в подземелье?!
  За первым раскатом последовал второй, третий, четвертый. Одни заставляли трястись внутренности тюрьмы, позволяя пленнику прочувствовать голыми ступнями вибрацию каменного пола, другие были едва слышны тренированному уху бывшего пограничника. На двадцать седьмом Каэль решил бросить их подсчет, занявшись куда более важным делом, построением гипотез о том, что именно происходит и чем грозит ему лично. Впрочем, ответ на первый вопрос отсеченный от магии эльф искал лишь ничтожную долю мгновения. Ничем иным кроме боевой магии пущенные в ход силы быть не могли.
  -Это не дедушка, - решил узник, когда при очередном громе, будто бы ставшем ближе, ему на голову свалился клуб то ли песка, то ли пыли. - Он, конечно, могущественный и древний чародей, но все же не лорд-жрец и даже не архимаг. А я готов поставить меч работы древних мастеров против каменного топора гоблинов, что тюрьму разносит в дребезги именно повелитель сил. Или хорошо подготовленная диверсионная группа боевых магов. Но последнее вряд ли. Если охрана тюрьмы не смогла использовать ауру этого места, чтобы подавить все активное волшебство, имеющееся у нападавших, то последние должны в мастерстве владения силами превосходить сложнейшую и почти разумную систему заклятий на голову.
  Неожиданно раскаты стихли и Каэль замер в опасливом ожидании. Надежда, будто бы сама по себе зародившаяся в его душе, затрепетала как пламя свечи на ветру. Ведь нападение на тюрьму может и не означать спасения лично для него. И остается только гадать, какую изощренную и извращенную смерть придумают для оставшихся узников выжившие тюремщики или те, кто придет им на смену. Наплевав на холод зачарованного камня, заставивший бы в считанные мгновения продрогнуть до костей даже мертвеца, эльф приник к двери остроконечным ухом, вслушиваясь в звуки, царящие в коридорах узилища.
  Снаружи его темницы творилось что-то непонятное. Перворожденные обычно ходят настолько тихо, что большинство иных рас не может расслышать их шагов за грохотом собственного сердца. Даже тренированный воин, служивший пограничником не смог бы услышать своих тюремщиков, пока они не начали бы возиться с замком. Ну, при условии, конечно же, отсутствия на них полного комплекта латных доспехов. В подземелье же кто-то шагал тяжело и размеренно, клацая по твердому полу когтями и волоча за собой что-то тяжелое, издающее при соприкосновении с камнем едва ощутимый скрежет. И еще чуткое ухо жителя Древнего леса уловило очень страшный для себя звук. Шуршание, подобное тому, которое издает змея, извиваясь своим чешуйчатым телом, вот только куда более громкое. И источником его могло быть только одно существо. Пещерный дракон, чей род давно и прочно союзничал на взаимовыгодной основе с расой темных эльфов.
  -Чего здесь забыли дроу и почему они тащат с собой какого-то демона? - ошарашено подумал Каэль, попробовав представить изменения в своей судьбе, которые непременно произойдут, стоит узнику попасть в лапы этих жестоких фанатиков, сделавших кровавые жертвоприношения обязательной частью своей культуры. Особых различий между вариантом, в котором он попадает к ним в лапы и остается там, где сидит, юный маг впрочем, не обнаружил. Сначала мучительная смерть, потом далеко не радостное посмертие. Лорды-жрецы, конечно, всеблаги и всемилостивы, однако по стране упорно ходили слухи, что души преступников, погибающих на аренах или плахах, вынуждены искупать грехи, которые натворили при жизни. А дыма без огня как известно не бывает.
  Скрежет открываемой тяжеленной каменной двери где-то неподалеку заставил Каэля одновременно и расстроиться от разочарования и едва не взвыть от радости. Страшные пришельцы забрали не его! С одной стороны терялась даже призрачная надежда, с другой, путешествие в мир мертвых ненадолго откладывалось. Но практически тут же раздался еще один подобный звук. И еще. Те, кто напал на тюрьму старательно обходил все камеры, видимо решив не оставлять после себя никого и ничего. Впрочем, кажется пока темным эльфам, или кто там клацал когтями в коридоре не особенно везло в плане добычи, поскольку никаких других звуков слышно не было. Видимо преступников-магов в подземелье сидело маловато. Впрочем Кэаль не исключал и варианта, что он такой в настоящий момент вообще один.
  Довольно быстро дверь дошла и до его камеры и лишь один раз за это время напавшим на тюрьму улыбнулась удача.
  -На носилки его, - команда была отдана, несомненно, эльфом, слишком уж мелодичен и певуч был голос для представителя иной расы, но почему-то на всеобщем языке.
  -Наверное, дроу притащили с собой каких-то наемников или рабов, которые не владеют их темным наречием, - решил Каэль и приготовился, как только откроется дверь, ринуться на врага. Иллюзий о возможной победе он, будучи опытным воином, не питал, но намеревался хотя бы умереть в битве с честью. И молодой воин маг для себя твердо решил, что он очень постарается не дожить до пыток.
  Едва только камень, закрывающий вход в узилище начал сдвигаться эльф бросился вперед в самоубийственном рывке и, ободрав об косяк правый бок с размаху въехал в нечто твердое и чешуйчатое, которое, прежде чем оно сжалось вокруг него неимоверно прочным кольцом, успел два раза ударить кулаком и даже пнуть. Будь преграда хоть чуть более податливой, Каэль ее и укусить бы обязательно попытался, но грызть твердые щитки, размером с со свою ладонь эльф все же не стал, решив отправиться на тот свет более приличествующем образом, чем сломав все зубы об эту непробиваемою броню и померев на месте от боли.
  -Гляди-ка какой живчик! - непритворно удивился кто-то голосом перворожденного, но по-прежнему на всеобщем. - Шарик, а ну не сметь его кусать! Нельзя сказал! Фу, фу, закрой свою хваталку! Вот прорва ненасытная, тебя же сегодня уже кормили!
  Над головой Каэля с громким хлопком стукнулись друг об друга зубы пещерного дракона в объятия которого и угодил молодой эльф. Вернее, чудовище настолько огромное, что по коридору оно было вынуждено скорее ползти, чем идти, сжимало свою добычу обоими лапами, в которые та влетела, буквально выпрыгнув в открытую монстром дверь и изогнув шею под невозможным казалось бы углом нависало своей страшной мордой над беспомощной жертвой. И если бы не командный окрик, остановивший разумного ящера, то осужденный на смерть престпуник уже был бы на пути к его желудку. Целиком или, возможно частями. Этот вопрос оставался полностью на усмотрение пищевкусовых пристрастий данного экземпляра гордой и могущественной расы повелителей неба, которой все остальные народы регулярно желали скорее вымереть.
   Тот же, кто отдал приказ чудовищу, был вне сомнения перворожденным. Но очень странным. Черная одежда необычного покроя, довольно плотно обтягивающая его тело, могла на несколько секунд ввести невнимательного наблюдателя в заблуждение, заставив принять напавшего на тюрьму за дроу, но узкая прорезь в капюшоне, открывающая глаза и маленький кусочек лица, выдавала в нем самого натурального эльфа. Только почему то размером с маленького тролля. Вернувшаяся к Каэлю после выхода из каменного мешка магия заставила глаза бывшего пограничника увидеть не только физическое тело незнакомца, но и ауру, выдававшую в том пусть слабенького, но чародея. А воинские инстинкты растерявшейся от неожиданности добычи дракона, мгновенно сконцентрировали взор на нелепом на первый взгляд нагромождении тонких металлических штырей, крепко сжимаемых необычным волшебником в руках. Оно слегка дымилось и от него несло какими-то резкими запахами, свойственными скорее мастерской алхимика, чем боевому оружию.
  -Мда, - ошарашено подумал Каэль, рассматривая своего то ли спасителя, то ли убийцу. - Хотел пойти к сумеречным эльфам, но, кажется, сумеречные эльфы сами пришли ко мне.
   -Ты меня понимаешь? - перешел на диалект Западного леса странный чужак.
  -Вполне, - ответил молодой воин-маг почти на том же языке. Речь жителей Древнего леса и бунтарей, которые основали свое собственное государство тысячи лет назад, конечно, отличалась друг от друга, но не сказать, чтобы слишком.
  -Если отпустим, глупости делать будешь?
  Каэль, задрав голову вверх, посмотрел на морду пещерного дракона взирающего на хрупкое тело, заключенное в стальные тиски его лап с некоторым интересом, который то ли бывший, то ли уже приступивший к исполнению своих обязанностей шпион расценил как плотоядный. Справиться с таким существом в одиночку мог бы разве что мастер меча или же архимаг. Ну, или засевший в засаде расчет катапульты, при условии, конечно, что он сможет достаточно хорошо замаскировать громадную и неуклюжую конструкцию, размерами не сильно и уступающую ящеру. А ведь где-то рядом еще и тот, кто громко клацал когтями.
  -Нет.
  -Это правильно, - кивнул головой эльф-гигант. - Зачем нам лищние трупы? Мы не для того напали, чтобы дракона покормить. Шарик, да отпусти ты его!
  Дракон медленно и с видимой неохотой разжал свои лапы и Каэль получив возможность свободно двигаться немедленно упал. Кажется, он определенно не нравился разумному ящеру. Или наоборот, нравился. В гастрономическом плане.
  -Драться можешь? - вопрос, раздавшийся из, казалось, пустого места, расположенного где-то на потолке коридора заставил воина-мага мгновенно переключить все свое внимание на новую цель. Некто, выглядевший на первый взгляд просто как клубок дыма, невесть каким чудом забившийся в подземелье, а на второй, оказавшийся еще одним эльфом в черной одежде, которого окутывал странный саван из напитанных силой до рези в глазах теней, висел на стене в позе, достойной мухи и видимо никаких неудобств от данного способа времяпрепровождения не испытывал. Каэлю он живо напомнил дроу с их излюбленной тактикой удара в спину из засады.
  -Если надо, - осторожно ответил бывший стражник, не рискуя впрочем пока подниматься с пола. - А вы кто? И чего здесь делаете?
  -Про сумеречных эльфов, надеюсь, слышал? - уточнил тот, кто висит под потолком. - Вот мы они и есть. Наносим визит вежливости дальним родичам. Хочешь, можешь пойти с нами. Жить в пустыне будет трудно, но интересно.
  -Я сейчас и на спуск в царство мертвых соглашусь, - не покривил душой Каэль.
  -Надеюсь, туда мне еще раз попадать не придется, но мало ли, - пожал плечами эльф-гигант, заставив воина-мага судорожно сглотнуть и припомнить все известные ему страшные слухи, ходившие о высшей нежити. - Ладно, Шиноби, парень вроде вполне адекватный.
  -Согласен, Рустам - отозвался его напарник. - И даже ногах сам стоит, а как нас уверили языки из местных, в этом отнорке сидят те, кому в спину бить резона нет, ибо свои все равно прикончат. Ладно, вставай проклятьем заклейменный, хватит корчить из себя жертву концлагеря. Возьми на гравипаровозике какую-нибудь железяку и будь готов прикрыть наш передвижной госпиталь от неприятностей. Мих, конечно, говорил, что перекрыл сюда дорогу, но мало ли.
  -Где? - не понял эльф, сбитый с толку не до конца понятными словами, но тут дракон, ужавшись по ширине как бы не вдвое, прополз мимо него, заставив вжаться в стену и стал взламывать следующую камеру, а начало тюремного коридора, ранее перекрытое чешуйчатой тушей стал обозримым вместе с тем, что там находилось.
   Длинный вытянутый остов из светлого дерева парил в воздухе, подобно летающим дискам дроу и даже нес на себе несколько девушек, одетых в доспехи, но на этом все сходство и заканчивалось. Во-первых, очертания необычного транспортного средства были слишком уж прямоугольными, во вторых под его днищем были ясно видны широкие колеса, которые, очевидно, могли с легкостью катиться по песку или болоту, а в-третьих, необычная вещь тянула за собой на обманчиво тонкой цепочке из синего металла ну вовсе уж странную волокушу. Телега, к которой какой-то сумасшедший некромант приделал несколько пар костяных ног, бодро маршировала, издавая тот звук, который ранее эльф принял за клацанье когтей. Источником же противного скрежета была здоровенная каменная тумба стационарного портала, которую невообразимое творение лишившегося рассудка мага просто тащило за собой, крепко вцепившись с твердую скалу, пронизанную энергетическими потоками десятками мертвых рук, приделанных к ее заднему краю.
  Самым обычным в облике чудовищной конструкции были те, кто на ней сидел. В последних Каэль без особых проблем распознал своих коллег - бывших узников. Обтрепанная одежда, запах давно немытого тела, некоторое истощение, приведшее кое у кого к неспособности даже стоять и лихорадочный блеск в глазах, наверное, точно такой же как тот, что полыхал в очах самого бывшего обитателя камеры смертников. И еще у них было оружие. Сваленные кое как в одну неопрятную кучу клинки и копья стражников, с покрытыми кровью рукоятями и чистыми лезвиями, не оставляли сомнений в том, какая именно судьба постигла их обладателей.
  Но не успел Каэль подобать себе меч или еще что-нибудь, как раздавшийся в коридорах тюрьмы безумный хохот, сопровождаемый злым ревом дракона. Молнией развернувшись к новой угрозе и призвав магию, заставившую его пальцы окутаться грозовыми разрядами, он увидел как громадное и плюющееся проедающей камни кислотой чудовище буквально сносит с лап волна живой плоти, бурлящей и смеющейся тысячами возникающих в кроваво-алом потоке ртов.
  -Таран тьмы! - издал вопль эльф, висящий на стене и тени, окутывающие его, немедленно устремились вперед все без остатка, сорвав с ящера эту жуткую и извращенную пародию на нормальную жизнь и отбросив ее дальше вглубь коридора. Казалось, что трепыхающееся нечто прижали к камням силуэты, выделяющиеся черным пятном даже на фоне темноты. Только сейчас воин-маг понял, что же они такое. Шиноби был окутан настоящим коконом из духов или, быть может, призраков, которые очевидно служили ему одновременно и защитой и оружием. - Чего вы стоите? Жгите его!
  Последнюю фразу он издал, уже находясь на полпути к полу, на который и упал с глухим звуком и сдавленным орочьим ругательством. Видимо, магия, удерживающая сумеречного эльфа на стене внезапно исчезла.
   -Давайте, девочки! - скомандовала одна из воительниц, устроившихся на летающем артефакте и два выступа по бокам, которые бывший узник сначала принял за декоративные ступеньки причудливой формы, извергли из себя потоки пламени. Для начала огненные струи прочертили между тварью и ошалело мотающим рогатой башкой ящером дорожку, в которой, казалось, плавился даже камень, затем отсекли выбравшемуся из камеры монстру путь в глубины тюрьмы и только потом накинулись а чудовище, превращая его плоть в пепел.
  -Нет! Нет! Только не снова! - завопили на эльфийском языке тысячи зубастых пастей на груде плоти, исходящей чадным вонючим дымом и беспорядочно молотя щупальцами, на глазах покрывающимися чешуей брони и какими-то зазубренными крючьями. - Не хочу!
  Паре щупалец удалось стряхнуть с себя духов и они, раскрыв моментально выросшие на них рты, начали плеваться в сторону летающей повозки десятками длинных тонких и даже на вид острых костяных игл. Но воздух перед воительницами пошел рябью и из него как будто глянуло на обстановку в подземелье чье-то лицо, различить черты которого оказалось неизмеримо сложно. В этой-то нематериальной физиономии и застряли необычные метательные снаряды.
  -Так, - голос, напоминающий рокот грозы прокатился по коридору. - И тут монстры!
  Вырвавшаяся из свитых из струй ветра губ молния ударила по беснующейся твари, окутав ее мелкой сеточкой синих молний. Для чудовища последний удар оказался роковым и оно, взвыв на прощание особенно пронзительно, просто растеклось целым озером слизи в центре которого полыхал разными цветами медленно растворяющийся в омерзительной субстанции, но все еще шевелящийся скелет.
  -Дела, - задумчиво пробормотало гигантское лицо. - Я думал это что-то вроде шоггота, а оказывается просто слабенький маг Хаоса.
  -Слабенький?! - аж поперхнулся эльф-гигант. - Мих, да он нам чуть дракона не сожрал!
  -Полноценный посвященный этой странноватой силы мог бы закусить даже камнями, его окружавшими, - призрачное лицо начало развеиваться. - Поторапливайтесь! Почти все представляющее ценность, что нашлось в этой тюрьме уже отправилось к нам в пустыню. Вы да Кайлана, что грабит какую-то подпольную лабораторию, выводящую мутантов, последние. Мы и так возимся здесь непозволительно долго, еще чуть-чуть и лорды-жрецы притопают узнать, что за переполох тут происходит. А я один всем троим накостылять точно не сумею.
  Это известие придало прыти в обыске оставшихся на этаже камер, впрочем не давших каких-либо результатов. Каменные мешки пустовали, и только в одном нашелся прикованный к стене скелет, который Шиноби моментально разобрал по косточкам, которые распихал по паре-тройке в руки каждого эльфа, не исключая бывших узников, велев им внимательно следить за подозрительными предметами и в случае чего сразу поднимать тревогу. Нельзя было сомневаться, что после лицезрения жуткого монстра это приказание было бы выполнено с большой охотой и просто удвительно, как не случилось ни одной ложной тревоги.
  Каэлю досталась левая лопатка, палец с ноги скелета и место в хвосте очереди, уходящей в портал.
  -Интересно, - подумал он, понемногу сдвигаясь шаг за шагом в сторону черного камня, телепортирующего в обитель сумеречных эльфов. - А Сариэль они тоже забрали? И как она выглядит то, если без следов от укусов лесных паучков по всему телу?
   Краткий миг в глазах воина-мага плясала взбесившаяся радуга, а уши различали одновременно и шепот и крик, который не одно существо смертного мира издавать просто не может и вот он уже стоит под солнцем, от палящих лучей которого немедленно захотелось куда-нибудь спрятаться.
  -Никогда не был в пустыне, - пробормотал Каэль, оглядываясь по сторонам. Зелени действительно мало, но думал, ее тут вообще не будет.
  Ноги бывшего пограничника утопали в песке, никогда не знавшем травы, но всего в десятке шагов от него из своеобразной грядки, росла настоящая, пусть и достаточно редкая, стена из толстых круглых стеблей с четко видимыми междоузлиями. Тонкие длинные листья, напоминающие то ли наконечники копий, то ли кинжалы, уныло свисали вниз, лишь едва пошевеливаясь на слабом ветру. Но за ними можно было отчетливо разглядеть контуры каких-то строений и подобных зеленых преград.
  -Ты посреди парка стоишь, придурок, - хмыкнул кто-то сзади высоким женским голосом.
  Эльф развернулся и, осознав что именно видят его глаза, тут же ударил. Молния, любимейшее и наиболее мощное заклятие бывшего пограничника Древнего леса, ударилась о черную как ночь кожу дроу и стекла с нее словно вода, впитавшись в песок.
  -Очередной придурок, - констатировала представительница жестокой и злой ветви народа перворожденных, взмахивая хлыстом, который сжимала в руке.
  Очнулся Каэль уже в каком-то помещении, живо напомнившем ему камеру для смертников. Окон нет, со всех сторон темный камень, единственный свет от рун. Вот разве что лежал он не на охапке полуистлевшей под натиском беспощадного времени соломы, а на довольно мягкой кровати. Очень болела голова, а перед глазами до сих пор стоял испачканный в засохшей крови грузик, который как живой метнулся за пытающимся увернуться эльфом и тюкнул его куда-то в лоб.
  -Хорошо хоть жив остался, - решил для себя Каэль, - поклонница паучихи своим оружием могла череп и вдрызг разнести.
  Молодой эльф вздрогнул, когда откуда-то справа на его мысли ответили.
  -Да ничего тебе особо не грозило. Кайлана хоть и порядочная стерва, но себя очень любит, а убивать за рефлекторные попытки нападения я ей давно запретил.
  -Кто ты? - Каэль попробовал сесть и повернуться к говорившему, но закружившийся, будто щепка в водовороте, потолок заставил воина-мага опрокинуться обратно на подушку и лишь повернуть к своему соседу по лечебной палате, а ничем иным это помещение быть не могло, голову.
  -Я? - очень удивился эльф, выглядевший едва ли старше самого бывшего пограничника. - Ах да, нас же не знакомили. И даже портретов тебе моих не показывали, хотя по идее должны были. Я начальник всего этого детского сада, который расположен вокруг. Михаэль, можно Мих, не обижусь.
  -Вычислили! - вспыхнула в голове запаниковавшего Каэля предательская мысль. Тут же воин-маг сообразил, что она стала известна лежащему буквально на расстоянии вытянутой руки от него высшему магу, и приготовился, как минимум к испепелению. - Надо думать...Нет, не думать! Вообще ни о чем! А то как бы живым к демонам не провалиться!
  -Да расслабься, - хохотнул правитель сумеречных эльфов. - Во-первых, тебя уволили с не почетной, но возможно денежной работы шпиона раньше, чем ты успел к ней приступить, а во вторых думать можешь все, что угодно не заморачиваясь вопросами этикета и приличий. Этого не запрещается. Знали бы окружающие, какие идейки в моей ушастой голове иногда проскальзывают, давно бы или прибили или сбежали поголовно куда подальше. Вот высказывать нелицеприятные мысли вслух настоятельно не рекомендую. Не то, чтобы это сильно беспокоило, но не хочу создавать прецедент. Ну и, в-третьих, магистр Офориэль все возможное уже и так рассказал.
  -Дед? - удивился воин-маг, сообразивший, что его отправление в царство мертвых прямым ходом как минимум откладывается.
  -Да, - кивнул Михаэль. - Кстати, прими мои соболезнования.
  -С чем? - не понял Каэль.
  -Он мертв. Лорды-жрецы каким-то образом поняли, кто помог захватить тюрьму и татуировки убили его даже раньше, чем твоя камера открылась.
  Бывший пограничник почему-то поверил ему сразу. Каким бы искусным в своем деле не был тот, кто лежал на соседней койке, но с наскока справится с чарами, окутывающими надежнейшее из узилищ Древнего леса смог бы только бог. А вот при помощи кого-то, за восемь сотен лет жизни изучившего слабые места большинства охранных заклятий родного государства от и до, такой лихой наскок вполне мог получиться.
  -Как... как это все произошло? - спросил окончательно осиротевший перворожденный, сумев справиться с нахлынувшими на него эмоциями. - Почему он обратился к вам за помощью и для чего сумеречные эльфы вообще откликнулись на этот зов? Ссориться ради одного меня с целым государством...
  -Как много вопросов, а я так устал, - со вздохом произнес Михаэль. - Впрочем, ладно, отвечу, а то ведь уснуть не дашь. Ты, разумеется, не знал, но твой дед давно работал против Древнего леса, шпионя в пользу дальних родичей, бывших некогда беглецами из его пределов. - И когда единственного внука бросили в камеру, откуда выход возможен только на плаху, запаниковал и обратился к князю Западного леса, благо имеющиеся заслуги позволяли. А тот, не найдя способа помочь полезному слуге, решил посоветоваться со своим наставником Келеэлем. Поскольку дома того не оказалось, решено было поискать сильнейшего мага мира у меня.
  -Он действительно ведет какие-то дела с этим великим чернокнижником, - сделал вывод Каэль. - Слухи не врали. А значит те слова, насчет невозможности накостылять сразу всем троим лордам-жрецам вполне могут быть не пустой похвальбой. Вот интересно, если бы их всего двое было...
  -Я бы удрал, - ответил читающий мысли своего гостя ( или пленника?) шаман. - Вот с одним бы при необходимости попробовал силой помериться. Но только если другого выхода не осталось бы, так как шансы на победу у нас примерно одинаковые. Ваши правители намного опытней, а многие мои разработки этому миру настолько чужды, что хорошей защитой от них пока еще никто не обладает. Впрочем, мы отвлеклись. Когда заявился князь Западного леса Келеэля у меня не было. Зато был хороший такой скандал, который устроила Лика, когда Шиноби поймал особого прыткого шпиона, посланного альтернативно одаренным из кодлы ваших правителей над ее тарелкой и с ядом в руке. Это моя жена, если ты не в курсе. Да и я тоже, признаться, отреагировал на известие о попытке покушения не самым лучшим образом.
  -То есть я был бы не первым, если бы заявился в Сумеречный лес, - пришел к выводу, на сей раз высказанному ради разнообразия вслух Каэль, устраивая на подушке голову поудобнее и теряя возможность видеть собеседника. - А зачем лорды-жрецы решились на такой опасный шаг? После недавнего охлаждения отношений с Западным Лесом это же просто идиотизм!
  -Ну, возможно, ты бы мог быть первым, кто сумел бы не попасться, - судя по голосу, Михаэль усмехнулся. - А насчет 'зачем'. У одного из них, оказывается, имеется дочка на выданье и придурок решил заключить политический брак, устранив помеху традиционным, по его понятиям, способом.
  -Да, - со вздохом признал Каэль. - Так бывает. Конечно, об этом вслух не говорят...но жены влиятельных персон без всякой магии постоянно молоды и красивы. В связи с ранней смертью. Политическая обстановка меняется часто, а женщины нашего народа живут долго. Отравление их в некоторых кругах стали почти традицией.
  -Хреновые у вас традиции, если хуже не сказать, - зло бросил Михаэль и молодой воин-маг ощутил, что все окружающее его пространство как будто содрогнулось от гнева шамана. - В общем этот урод с заросшими мхом мозгами послал для того чтобы освободить место на троне для дочурки надежного человека. Профессионала, блин! Тот даром что ни разу не остроухий, но смог втереться в наше общество почти моментально и даже большинство охранных систем сообразил как обмануть. Если бы не Семен с его паранойей, пришлось бы Лике опять дожидаться воскрешения. И, возможно, не только ей.
  - О великом чуде говорить как о рядовой процедуре, - удивился Каэль раньше, чем сообразил, с кем общается. Для высшего мага невозможных вещей нет по определению. Есть те, которые он по какой-то причине пока не может сделать.
  -Это не так уж и сложно, если знать как, - уверил воина-мага Михаэль, по-прежнему нагло читающий его мысли. - Главное решить вопрос с душой, ну а уж тело приложится.
  -Ну, для высшего мага, конечно 'не так уж и сложно', - хмыкнул Каэль. - Он же наверняка знает все, включая даже такие по определению непостижимые вещи как причины, по которым огонь горит, вода течет, а солнце светит.
  -Ну, в общем-то, да, - согласился Михаэль. - Имею некоторое научно-обоснованное представление. Но речь не о том. Князь Западного леса заявился как раз в момент, когда духи дожевывали то, что осталось от души шпиона и мной и моими друзьями вовсю строились планы мести. Лика истерила и требовала, чтобы с Древним Лесом разобрались раз и навсегда. Я, впрочем, был очень даже не против, но целую страну перворожденных мне не осилить при всем желании. Да и геноцид в качестве наказания за тупость одного единственного идиота мера все же избыточная. В какой момент беседы родился план атаки на крупнейшую тюрьмы вашей страны, сочетающий приятное с полезным, сказать теперь уже вряд ли возможно. Но в качестве итога я и большая часть армии Сумеречного леса телепортировались к ней, воспользовавшись тем, что твой дед перехватил управление ее защитой на себя.
  -Вы рисковали, - сделал вывод Каэль. - А если бы это была ловушка?
  -Да не особо, - хмыкнул Михаэль. - Князь Западного леса был готов помочь. Инкогнито, но лично. С его фамильной силой мы точно прорвались бы откуда угодно. В общем, я считаю, получилось неплохо и всем понравилось. Мне в профит пошли спасенные заключенные, среди которых, надо сказать, имеется парочка весьма любопытных персон и информация по экспериментам, которыми потихоньку занимались в тюрьме, выбирая подопытный материал из смертников. Кнзяю - глубокое моральное удовлетворения и копия со всех лабораторных заметок. Тебе и остальным заключенным - жизнь и свобода. Магистра Офориэля только жаль, ну да он знал на что шел. И даже лордам-жрецам с их подручными небольшой подарочек достался.
  -Я могу узнать какой? - осторожно осведомился Каэль, прекрасно понимая, что взбешенный попыткой покушения на, очевидно, любимую супругу высший маг вряд ли оставил персонам, пославшим в его жилище убийц что-нибудь приятное.
  -А почему нет?- вопросом на вопрос ответил Михаэль. - Боеприпас объемного взрыва, сравнимый по мощности с тактической ядерной боеголовкой. Но вряд ли тебе что-то скажут эти слова. В общем, сейчас на месте вашей тюрьмы хороший такой котлован, который, наверное, еще не остыл. Ну и еще выжившим стражникам было передано послание вашим правителям, в котором говорилось, что за каждого их посланца, который попробует провернуть нечто вроде того покушения, подобные 'гостинцы' будут посланы им в количестве десяти штук и прямо в столицу.
  -Это...война? - осторожно спросил Каэль, которому идея воевать с бывшей родиной вовсе не нравилась.
  -Вряд ли, - неопределенно ответил Михаэль. - Скорее спор хозяйствующих субъектов. Но даже если и нет, не я ее начал.
  -Понятно, - солгал Каэль, которому было непонятно решительно нечего. - А что будет со мной и другими бывшими заключенными?
  -Кто захочет и сумеет прижиться, сможет остаться среди сумеречных эльфов, - ответил правитель этого народа. - Мы пока что очень маленькое государство и в переселенцах нуждаемся очень остро. Ну а кому наш уклад жизни не придется по нраву, а они будут, уверен в этом, те смогут уйти с первым же караваном. Могут и в одиночку попробовать, конечно, но ведь даже до границы по пустыне не дойдут. Все? А то я уже устал с тобой болтать.
  -Еще один вопрос, - попросил Каэль сам поражаясь собственной наглости. - А почему вы лежите здесь и все это мне рассказываете?
  -Я порядочно задолжал твоему деду, да к тому же при разграблении тюрьмы, пожалуй, переоценил свои силы, - меланхолично заметил шаман. - И зачем мне потребовалось отправлять телепортом в Сумрак не только людей, ну то есть эльфов, но и экспериментальных химер вместе с их клетками и даже половину близлежащего кладбища?
  -Куда? - не понял воин-маг.
  -В этот город, - пояснил Михаэль. - Так он называется. Духи чуть не надорвались, пока все это добро через свой мир тащили. Вот теперь лежу и мучаюсь сразу от магического истощения, недовольства своих нематериальных подчиненных и чересчур болтливого соседа по палате, которому Кайлана нанесла травму, не исцеляемую магическими методами. А еще ведь и Лика скоро меня в этом закутке разыщет и начнет возмущаться, что я ее не так понял, и начинать военную операцию за одно неудавшееся покушение вовсе не надо было. Что я, свою жену не знаю?
  Шаман оказался прав. Его супруга появилась действительно скоро и закатила такой скандал, что Каэль предпочел симулировать и притвориться потерявшим сознание. Ну, просто так, на всякий случай. Боевые маги славятся не только умением кидаться огненными шарами, но и хорошим чувством самосохранения. И оно настойчиво намекало, что привлекать к себе внимание женщины, способной без последствий наорать на высшего мага не стоит в любом случае. Если она может позволить себе это по праву, то безопаснее будет пойти и пнуть по морде пещерного дракона со странным именем Шарик, а если муж ее настолько любит, что готов терпеть даже такие истерики, то возражать ей тем более не стоит. А то вдруг еще превратят наглеца в цветочек, чтобы сделать даме сердца приятное?
  -Да уж, - подумал Каэль, когда семейная сцена между правителями сумеречных эльфов подошла к концу, выразившемуся в паническом бегстве шамана, вылетевшего сквозь стену куда-то за пределы комнаты прямо на кровати. - Даже не знаю, стоит ли мне оставаться у этих странных родичей или и правда попробовать уйти с первым же караваном? Ладно, поживем - увидим, выживем - учтем.
  
  Глава 3
  
  Архимаг Келеэль пребывал в некоторой задумчивости, вызванной поступками двух эльфов, которых друг с другом роднило очень многое. Оба они были правителями своих народов, обладали некими особыми личными талантами, делающими их персонами, вне сомнения, стратегического значения и, наконец, являлись чем-то вроде его учеников. Хотя, вернее будет сказать, что древнейший маг мира просто помогал иногда своим собратьям, выглядевшим с учетом всего вышеперечисленного по сравнению с пятитысячелетним демонологом сущими детьми. Ну, вот просто так. По доброте душевной. И для поддержания репутация в глазах союзников, которых в случае чего можно привлечь к своим проблемам, разумеется. Правда, обычно это ему приходилось расхлебывать ту кашу, которую заварил кто-то еще, но обычно особых усилий это легендарному волшебнику не доставляло. Но не теперь.
  - Рвануло знатно!- восхищенно сообщил гном Протоклис своему старому, ну где-то пара тысяч лет или чуть больше тесной дружбы, партнеру. - Ремонта...ну в общем не половину тех денег, которые мне за строительство этой душегубки заплатили, так треть твои ушастые родственнички выложат точно! Хотя, если честно, урона там нанесено едва ли на одну десятую, но когда эти зазнайки из Древнего леса умели работать с камнем?
  Для того чтобы возвести крупнейшую в своем государстве тюрьму правители Древнего леса некогда пригласили крупнейшего специалиста в этой области, являвшегося верховным жрецом бога гномов и, по слухам, то ли бывшей, то ли действующей аватарой последнего. Хотя за свои услуги предприимчивый подгорный житель всегда драл такую цену, словно являлся как минимум целым пантеоном в одном лице. Но превзойти его в искусстве сотворения подгорных чертогов, не важно какого назначения из ныне живущих не удавалось еще ни кому и можно было не сомневаться, достойно отремонтировать одно из его творений смогут только те же руки, что когда-то и создали шедевр. Пусть даже и служил он тюрьмой. Из которой, кстати, не одного побега, до совсем недавнего времени, случиться в принципе не могло.
  -Что тебе удалось установить, спрашивая подземелье? - спросил Келеэль.
  -Многое, - насупился гном. - Я тебе так скажу, труповод ты мой налюбезнейший. Если тех, кого там замучили перед твоей башней со всеми ее мертвяками, что в подвале спят, просто горочкой сложить, до звезд может и не достанет, а вот облака зацепит точно. Этот же сарайчик, всеми роскошным дворцом считающийся, у ее подножия разглядеть удастся далеко не сразу.
  -Ну, я все-таки уединенно живущий исследователь таинств небытия, - усмехнулся Келеэль. - Ко мне еще живой материал со всей страны не привозят. Приходиться самому с полей сражений таскать. Ну, или из домов, если нечто особенно требуется, но я такого себе уже четыре тысячи лет как не позволяю. А смерть есть часть природы, причем особо интригующая, так что интерес лордов-жрецов к ней, вполне понятен. Мне, во всяком случае. Масштабы, правда, вызывают некоторое изумление. Ладно, не отвлекайся, чего там учудили эти....правители!
  -Форменный раздрай, - довольно заявил гном, который к большинству перворжденных питал отношения от полного безразличия до искренней ненависти. - Мне по началу даже обидно стало за свое творения, что его взяли штурмом, словно какой-то курятник. Но, если подумать, тут виноваты охранники, а не стены, которые они защищали. Твои воспитаннички вломились туда сквозь защиту, в которой им отворили дверь, а иначе, уж поверь, гоблина лысого у них бы что получилось. А дальше...ну эти их громыхалки, которые огнестрельные ты мне показывал, огнемет и ракеты тоже. Не маг с силой, прежде доступной обычно лишь чародеям да героям с легендарным оружием это не страшно. Если он один. А вот если их полсотни, да при поддержке трех драконов то тогда становится весело. Ящеры шли первыми и приняли на себя почти весь удар растерявшихся чародеев, охраняющих тюрьму, без особых для себя последствий. А дальше кое-кто нам обоим известный как твой сюзерен просто воспользовался фамильной силой и вынес их одним ударом, сожравшим, наверное, половину его запаса сил. Сумеречным эльфам осталось лишь расправиться с обескураженными и ошеломленными охранниками, которых в большинстве своем даже убивать не стали. Они. А вот заключенные отвели душу. А вообще штурм был быстрым, поскольку сколько-нибудь организованное сопротивление после такого начала смогли создать лишь на входе в особые отнорки, где занимались вещами, на всеобще обозрение не выставляемыми. А было их раз два и обчелся.
  Жаль, что эти ходячие деревья, которые встроенными амулетами обвешаны как шаманы бусами глубоко не пролезли, побоялись в коридорах застрять. Очень хотелось их в бою увидеть, да ну ладно, успею еще и, если подумать, не сильно они и отличаются от големов, вышедших из под рук признанного мастера. Единственное, чего я не понял, это почему духи взялись за обычными эльфами следовать и их команды выполнять. Они же тупые, кроме высших, а те поголовно...хм....ну или скорее подушевно с прибабахом! Как твой Михаэль этого добился?!
  -Это сложно объяснить, - вздохнул Келеэль. - Он, кажется и сам не до конца понимает. Что-то из магии его родного мира, называется 'программированием'. В общем, при подготовке к бою зачаровывается один высший дух из самых понятливых, которого почему-то надо именовать сервером, а потом ему зачитывается длинный перечень приказов, которые он должен отдавать ориентируюсь на действия бойцов, снабженных амулетами под навзанием 'мышь'.
  Фамилиар Келеэля, в очень-очень далеком прошлом бывший именно этим животным немедленно вывалился из воздуха прямо на плечо древнего волшебника и вопросительно пискнул, решив, что хозяин имел в виду именно его. Протоклис покосился на существо, в обычном состоянии, выглядевшем как банальный грызун с неодобрением. Видимо все никак не мог простить любимую наковальню, которую тот сжевал во время одного из визитов архимага к своему другу. Впрочем, он тогда много чего успел попробовать на зуб, начиная от мебели и заканчивая волшебными доспехами сбежавшихся отражать атаку жуткого чудовища паладинов и, возможно, верховный жрец бога гномов не мог простить ему именно последнего. Хотя зрелище из пары десятков бойцов, двое или трое которых вполне заслуживали звания Мастеров Меча, хоть и ходили с топорами, разбегающихся кто куда было забавным. Может от того, что бегущие бородачи всегда вызывали у иных народов приступ веселья из-за своих несуразных пропорций, а может от того, что после знакомства с питомцем пятитысячелетнего демонолога прикрыты отважные воители остались лишь собственной честью. Ткань одежды монстр, который сейчас сидел на плече древнего волшебника тоже сжевал. Вернее, растворил в себе, продемонстрировав способ питания, характерный для обитателей Хаоса, но не никак не мирных грызунов, живущих на плане смертных.
  -Ладно, мне эти штучки все равно без надобности, - верховный жрец гномов был в шаманизме подкован превосходно, как на теоретическом так и на практическом уровне, но вот среди его сородичей магов подобной направленности можно было пересчитать по пальцам. - Лучше объясни, каким образом Михаэль умудрился соорудить бомбу, которая без его непосредственного участия произвела такой знатный взрыв, что смогла основательно порушить тюрьму, воздвигнутую этими вот руками.
  -Думаю, ты ограничился ритуальным ударом кирки, - хмыкнул Келеэль. - А остальное делала божественная сила. Так значит взрыв был силен?
  -Не то слово, - подтверждающее кивнул гном. - И настроен то как точно, только прибывшие лорды-жрецы приблизились, как громыхнет! Им то хоть бы хны, разумеется, как и чародеям-придворным, а вот простым воинам из свиты пришлось несладко. Кого просто сдуло, кому по голове булыжником прилетело. С них самих размером. Эпицентр вообще напоминал 'Недра вулкана'. А это, если помнишь, одно из немногих заклятий уровня магистра, способное при удаче с одного удара уничтожить архимага.
  -Кому ты говоришь, - поморщился от неприятных воспоминаний Келеэль. - Меня, если помнишь, им однажды испепелили. Пришлось новое тело создавать.
  -Вернее занимать уже подготовленное и лежащее в одном из тайников, про которые никто не знает, дожидаясь подходящего случая, - Протоклис никогда не уставал попенять своему старому другу некоторыми аспектами его жизни, которые верховному жрецу не нравились. В частности он не видел ничего зазорного в том, чтобы создать новое вместилище для духа из ничего, но вот вырастить свое точное подобие из собственной крови и хранить в кладовой не согласился бы ни за какие деньги, поскольку неизвестно почему считал такой поступок аморальным. Впрочем, на пятитысячелетнего некроманта такие мелочи принципиально не действовали. - И как, кстати ощущения?
  -В лаве искупайся, сам поймешь, - насупился Келеэль. Он не любил вспоминать те моменты, в которые его долгое существования могло оборваться. И тот день был как раз одним из них. Если бы на редкость талантливый магистр огня, ударивший в спину уже всемирноизвестному, но еще не легендарному архимагу, к которому пришел улаживать конфликт между могущественным чародеем и собственным сыном, сдуру сделавшим вызов на самобуйственную для него дуэль, пережил собственное заклинание, то мог бы и с душой покойного, ошарашенной внезапной смертью, разобраться. Но он тоже сгорел в пламени, жар которого заставлял превращаться песок в стекло даже в сотне шагов от места, где бушевала стихия. Вот только в отличии от своего противника лазейки с того света на такой случай не заготовил. - Да, любопытная вещь эти вакуумные бомбы.
  -Тебе известно использованное плетение? - поднял одну бровь верховный жрец бога гномов. - Поделишься?
  Поскольку у бородачей магов было не просто мало, а очень мало, они поголовно избегали прямого боя где только могли и слыли лучшими мастерами ловушек в мире. И способ разнообразить свой убийственный арсенал столь эффективным приемом должны были оценить весьма высоко.
  -У меня есть схема изготовления этого артефакта, так что никаких проблем, - подтвердил Келеэль.- Собственно Михаэль со мной ее и согласовывал, чтобы ошибок не допустить, только я не думал, что это будет так эффективно. И подумать только, все началось с обычных мельниц...Ты вот знал, что они взрываются?
  -То есть как ' с мельниц'? - осведомился Протоклис с заинтересованным видом. - Да я про подобное слышал и не раз. Но там по моему совсем не такие масштабы.
  -Но принцип один, - пояснил архимаг. - В воздухе рассеяно вещество, например мука, которое в случае наступления определенных условий способно лавинообразно детонировать. А уже если это более легковоспламеняющаяся пакость, да к тому же духами воздуха специально распыляемая и поддерживаемая в заданной концентрации, то эффект, не побоюсь этого слова, грандиозный. Чем больше вещества одновременно вступает в реакцию, тем выше сила взрыва. 'Недра вулкана' точно так же, кстати, работают, только там вместо хитрой алхимической взрывчатки соединенной с активатором магическая сила самого чародея работает.
  -Вот только ее требуется очень много, - задумался Протоклис. - Столько лишь у магистров наберется, да и то, наверное, не у всех. А создать сколь угодно сложную взрывчатку моим верующим по силам. Ты сделал мне щедрый дар, Келеэль, чего попросишь взамен?
  -Сочтемся как-нибудь, - безразлично пожал плечами архимаг у которого и так было все возможное, невозможное и вроде как официально не существующее. - Лучше сумеречным эльфам помоги. Михаэль через князя, сразу после того как с ним познакомился, разместил в гильдии магов заказ на переносные порталы и чем больше их ему доставят, тем лучше. Все запасы уже подчистую смел и куда ему столько? Ведь имеет же всего один город, который еще и крупным то назвать нельзя, да пустыню, которую охранять бесполезно, ибо украсть ее не только никто не сможет, но даже и пытаться не будет. А у ваших мастеров зачарования, я знаю, всегда запасы всевозможных артефактов имеются. Продай ему их, тем более и цену дают хорошую. Да, и особо ему интересны те врата, которые ведут на элементальные планы.
  -Оптовым покупателям даже скидку выбью, - пообещал Протоклис. - Но ты потом расскажешь, зачем ему столько.
  -Не вопрос, - согласился архимаг. - Тем более самому интересно, но спрашивать некогда. Мне скоро придется всерьез заняться своей душой.
  -Опять? - удивился верховный жрец бога гномов. - Ты вроде бы всего триста лет назад очередной раз в спячку залегал. Может помочь?
  -Не надо, - покачал головой древний эльф, - сам понимаешь, процесс более интимный, чем встреча с женщиной и более опасный, чем ночь с голодной демоницей. И сколько говорить, это не спячка, а глубокая медитация и восстановление износившихся структур.
  -Раз по полгода лежишь бревном и не шевелишься, то по-другому это назвать нельзя, - упрямо стоял на своем Протоклис. - Давай хоть посторожу что ли, а то ведь беззащитен в это время как младенец.
  -Нет, - покачал головой Келеэль. - Извини, друг, но тайну своего убежища не могу доверить даже тебе.
  -Ну и дурак, - сделал вывод гном. Впрочем, к нему он пришел еще тогда, когда в первый раз узнал от эльфа, как тот борется со старением души. Износившееся то тело починить для высшего мага было относительно легко, но вот более тонкие материи требовали куда более пристального внимания. Самого то верховного жреца исцеляли высшие силы, а вот его партнеру приходилось со всеми проблемами справляться самостоятельно. Ну, почти. Пленные демоны, все остальное время балансирующие на грани жизни и смерти, не в счет. - Выследят тебя когда-нибудь и просто зарежут во сне. А душа в следующем перерождении, на которое немедленно отправится, даже и не вспомнит кто.
  -Зато у этого способа других недостатков, кроме полной беззащитности меня самого во время ритуала нет, - не согласился с ним Келеэль. - Да и меры безопасности я принимаю такие, что даже бог в мое убежище не пройдет. Просто потому, что его не найдет.
  -Да уж, прятать и прятаться ты умеешь хорошо, - с некоторым оттенком зависти вынужден был согласиться Протоклис. - Ллос, наверное, своих слуг, которым было поручено найти и поймать беспомощную жертву, устала наказывать. Нет, а все-таки хорошо получилось с этим набегом. Особенно этому молодому шаману повезло. В пустыне, как я понял с твоих слов, был переизбыток свободных баб, а теперь с соотношением полов полный порядок. В тюрьме то в основном мужики сидели. Молодым женщинам всегда найдется более полезное применение, чем показательная казнь, а эльфийки не стареют долго.
  -Да и натянутые отношения с лордами-жрецами, если подумать, нам с тобой только с хорошей стороны видны будут, - поддержал его Келеэль. - Раньше чем через тысячу лет после подобных взаимных плюх сумеречные и восточные ветви перворожденных на высшем уровне ни одного договора не заключат. За меньший срок эти спесивые зазнайки обиду просто не переварят.
  -Не любишь ты своих родичей, - хмыкнул гном.
  -Есть за что, - согласно кивнул архимаг. - Они несколько раз объявили Западному Лесу войну. Один раз из-за сидящего здесь и сейчас чародея, который в те годы их Древний лес видел исключительно на картинках, и знал о нем с чужих слов. И чужие армии не смогли дошагать до наших границ лишь из-за бездарности их полководцев! На их фоне, если честно, даже дроу как-то лучше выглядет. С ними, по крайней мере, сразу все ясно. Если кожа черная - враг.
  -Теперь уже нет, - покачал головой верховный жрец. - Сам же говорил, сумеречные их готовы к себе принимать. И кто-то из этой мерзости даже уже там. Зря Михаэль этих ядовитых пауков решил на груди пригреть, ой зря.
  -Молодо-зелено, - пожал плечами Келеэль. - но я пробовал его отговаривать. Не получилось. Впрочем не особо и старался, время само расставит все на свои места. Первый же заговор, который приведет к смерти кого-то из его близких, и духи долго будут играть с черепами, на которых будут иметься остатки белых волос.
  Два друга еще немного поболтали, обсуждая события произошедшие в мире, после чего Протоклис отправился к себе домой, так как подходило время очередной службы, которые он в связи с занимаемой должностью обязан был проводить едва ли не чаще, чем хотел. А вот архимаг после его ухода крепко задумался. Его тревожили сразу две вещи. Во-первых грядущий ритуал, обещавший стать тяжелым, ведь триста лет назад он его не проводил, лишь сделав вид, что стал на полгода беспомощным, чтобы выявить всех своих врагов, обязательно использовавших бы это время, чтобы попробовать расправиться с беспомощным в данный момент сильнейшим магом мира, а во-вторых конфликт его подопечных с Древним Лесом.
  - То, что лорды-жрецы попытаются сквитаться, - сказал вслух сам себе Келеэль по многотысячелетней привчке, - можно считать доказанным фактом. И прямую войну они для этого не используют или я плохо знаю этих фанатичных идиотов. Надо будет ждать пакостей, но каких? Эх, как это все не вовремя! Очень не хочется фактически покидать на время эту реальность, пусть не телесно, но духовно, но видимо придется. Хорошо хоть не на месяцы, как думают все остальные, а на недели. Время ведь, оно как река. Его можно притормозить, а можно и ускорить. Если, конечно, обладаешь нужными навыками. Ладно, не буду медлить, вот прямо сейчас восстанавливающий ритуал и начну!
  
  Каэль занимался делом для себя новым и, в общем-то, совсем непривычным. Он скучал. Шел уже шестой день, как он сбежал из тюрьмы и четвертый, как был выпихнут из палаты лекарей под странным названием 'Больница'. Делать воину-магу было решительно нечего. Сумеречные эльфы, общее число которых, как с удивлением узнал бывший житель Древнего Леса, равнялось где-то полусотне, были по горло заняты тем, что допрашивали спасенных ими пленников, которых пока ни к чему важному или хотя бы способному хоть как-то занять время не привлекали. Вернее, этим занималась правящая верхушка, а остальные выполняли свои повседневные обязанности как-то: патрулирование границ новоявленного анклава народа перворожденных, надзор за союзниками, основное число которых составляли люди вида, прямо скажем, диковатого и воспитание зачем-то набранного гигантского числа человеческих же детей. Каэль смысла большей части этих занятий не понимал, но с вопросами лезть не спешил. Ему пока было достаточно и того, что трофейного оружия у спасенных не отнимают, кормят их регулярно, а спрашивают без сопроводительных побоев. Правда, с использованием ментальной магии, но это те эльфы, которые замечали вторжение в свой разум, в большинстве своем принимали как должное. И даже парочка исключений, осмелившихся бурно протестовать против подобного, не была показательно превращена в пепел шаманом, который незримо присутствовал всегда и везде, через своих духов наблюдая за царящим в растущем посреди песков поселении. Впрочем, последние два дня даже нехитрое развлечение в виде рассказов о себе с всевозможными уточняющими и повторяющими смысл друг-друга вопросами, которые задавал преимущественно уже знакомый воину-магу Шиноби, почти прекратились. В настоящий момент Михаэль, не поленившийся лично обратиться к тем, кого вытащил из темницы, разрабатывал общий текст присяги для тех из них, что выразили желание присоединиться к сумеречным эльфам, а таких было целых двадцать семь. Еще четыре с половиной десятка решили переселиться в Западный лес, страну более известную и, чего уж греха таить, цивилизованную. Их почти всемогущий говорящий с духами куда-то отправил через один из имеющихся у него во множестве порталов сразу же, как убедился, что своего мнения те не изменят. Каэль, правда, сомневался, что выйдут они действительно там, где хотели бы, а не скажем в человеческих землях, где оказавшимся без поддержки и денег плохо вооруженным беглецам светила, скорее всего, скорая смерть или рабская участь. Не то чтобы Михаэль выглядел таким уж злодеем, вовсе нет, просто жизнь отучила бывшего пограничника Древнего леса верить во всемогущих и добрых правителей. А потому сейчас молодой чародей бродил в закатных сумерках со скучающим видом вокруг свежевыращенных бамбуковых насаждений, создававших на желтом песке пустыни причудливый зеленый лабиринт, и страдал пусть не физически, но душевно. От затянувшегося безделья. Тренировки и служба, начавшиеся у него с самого раннего детства отучили воина-мага не просто от обилия свободного времени, а от его существования вообще. Раньше каждое мгновение приходилось вырывать с боем, теперь же день тянулся, судя по ощущениям, столько же, сколько раньше месяц. Эльф даже начал серьезно подозревать, что высший маг, в чьей резиденции он теперь намеревается жить, экспериментирует с этой великой и могущественной основой мироздания.
  Во всяком случае это бы не слишком выбилось из общей картины жизни Сумеречного леса, напоминающей, по мнению бывшего пограничника, бред сумасшедшего. Он исходил город, не такой уж и большой, если честно, вдоль и поперек. И увиденное там не раз заставляло его задуматься о состоянии собственного рассудка.
  Первой странностью были трубы. Длинные, тонкие, ветвящиеся и зачарованные на негниение. Просто, примитивно и безыскусно, но с чудовищной силой. Вероятно, теперь их можно было бы без особой опаски опускать на столетие-другое на дно океана. Воину-магу случалось видеть защитные артефакты, уступающие простым бамбуковым стеблям, над которыми некто могучий, наверняка Михаэль, хорошо постарался. Трубы выходили из гигантской каменной пирамиды, бывшей жилищем верхушки сумеречных эльфов, и паутиной оплетали все окрестные земли. И там, где они стелились по земле, сочась и- специально проделанных отверстий животворными каплями воды, зеленели растения. В основном все тот же бамбук, превращающий открытую взгляду пустыню в настоящий лабиринт. Но Каэля заботили не столько они сами, а те, кто беспрестанно сновал вдоль них взад-вперед. Духи. Обитатели иных планов, видно спутавшие свой дом и привычную смертным реальность, шелестели листьями посадок, подставляя их солнцу, ускоряли ток воды в бамбуковых стеблях, чинили временами все же случающиеся поломки и даже выполняли работу самых обычных крестьян, таская по проложенным маршрутам навоз из находившейся ближе, чем хотелось бы тонкому эльфийскому обонянию, грандиозной кучи. Именно ее наличие заставило бывшего жителя Древнего леса в первый раз спросить прохожих, видят ли они то же самое. И если да, то почему эта отбивающая своим видом аппетит на год вперед гора еще не провалилась к на редкость невезучим демонам. Их ответы окончательно убедили молодого чародея в том, что кто-то здесь сошел с ума. До того дня Каэль, разумеется, предполагал, что высший маг обложил окрестные земли какой-то данью, но чтобы треть ее составляли нечистоты...
  Еще Михаэлю от окружающих город племен кочевников требовались продукты и их собственные малолетние дети. Последних по городу сновали целые стаи, правда, не в одиночку, а обязательно в сопровождении кого-то из эльфов, которые их учили. Правилам поведения в обществе, которое сумеречные сочли бы цивилизованным, а остальные народы ненормальным. Каэль один раз, когда увидел, что занятие ведет лично Ликаэль, жена шамана и, значит, королева всей страны, не поленился подойти поближе и послушать. Детьми и одной взрослой обсуждалась тема рабства, которое венценосная особа считала пережитком прошлого и явлением, требующим скорейшего искоренения. И, чувствовалось, свою точку зрения она обязательно вдолбит в юные головы. Если бы жрецы с таким же жаром призывали паству молиться, боги периодически спускались бы на землю и просили смертных сбавить тон, потому как у небожителей распространились поголовные мигрени. Еще молодых людей регулярно утруждали работой, причем нередко достаточно грязной, выполнять которую даже не каждому слуге пристало, также учили чтению, письму и началам магии. Причем последние тоже преподавались абсолютно всем, невзирая на наличие у учеников хоть малейших зачатков дара. На вопрос 'зачем?' заданный пришедшей на смену Ликаэли целительнице Насте, рассказывающий о строении человеческого тела, последовал ответ 'Для общего развития'. Переспрашивать бывший житель Древнего леса не решился, поскольку увидел Михаэля, идущего явно к ожидающим начала следующего урока ученикам с каким-то свитком под мышкой. Высшего мага и правителя страны в роли наставника детей чужой расы, фактически, заложников, выданных собственными родителями как гарант своей верности, психика Каэля могла и не выдержать.
  -Понятно, что ему это зачем-то надо, - думал чародей, спешно шагая в противоположенную сторону. - Но понять смысл идей, заставляющих давать краткоживущим, обязанным подчиняться эльфам, образование лучшее, чем получают большинство аристократов в их исконных землях, мне лучше не пытаться. Воистину странное место и странные жители.
  А назвать Сумеречный лес обычным не повернулся бы язык ни у кого, видевшего небо над жилищем пришедших из иных миров перворожденных. Невысокие тучи, казалось цепляющие своими брюхом верхушку видимой издалека пирамиды, защищали жителей города от палящего пустынного солнца. Правда в них было множество просветов. В точности повторяющих карту города. Вернее не так. Прямые лучи падали лишь туда, где зеленели зеленые стены или небольшие поля, засаженные злаками и овощами, а остальное пространство находилось в благословленной тени. Климат в окрестностях Сумеречного леса был создан рукотворно и любой волшебник мог в этом убедиться, лишь задрав голову вверх. В небе духов, играющих с ветрами, имелось куда больше, чем птиц. Правда подобная пелена простиралась не слишком далеко. Тот, кто не поленился бы сделать две-три тысячи шагов от крайних насаждений, оказался бы посреди самой обычной пустыни.
  Остальные странности выглядели уже не так шокирующее. Подумаешь, не было деления на привычные в любых межрасовых городах квараталы определенных народностей, а вместо обычных домов с имеются постройки, выглядящие как гибрид дворца и бастиона. На шесть этажей, в сотню шагов длинной, всего с одним входом, с проведенной до самого последнего этажа водой и канализацией, которая сразу из подвала ныряла глубоко под землю. Было их, правда, пока относительно немного, десяток, но еще четыре уже строились, причем за те дни, которые Каэль уже провел в пустыне, высота построек заметно увеличилась. В ином месте - несомненная достопримечательность. В сумеречном лесу - не стоящая внимания мелочь. Более интересных мест хватало.
  К примеру, небольшое озеро, в котором всегда можно было поплавать или порыбачить, правда, исключительно удочкой, но никак не магией и сетью. Духи, выталкивающие из воды тех, кто начинал тонуть особого удивления не вызвали, а вот наряды перворожденных купальщиц, вернее полное их отсутствие..Каэлю один гном, видимо как и он сам недавно оказавшийся в этом месте, предложил пари. Если подгорному жителю удастся полностью спрятать наряд одной из девиц в сжатом кулаке, тот поит эльфа вином до состояния, в котором без всякой магии удается видеть демонят. Если нет, тот бородатого пивом до такой же кондиции. Бывший житель Древнего леса заведомо проигрышных условий не принял. И не потому, что у него не было денег, а рука гнома сильно напоминала лопату.
  Еще было любопытно взглянуть на громадную нору, служившую обиталищем песчаным скорпионам. Жуткие монстры, каждый размером с лошадь, жили там стаей в несколько сот особей, хотя вообще-то были животными одиночными и вроде бы даже выводили потомство. Во всяком случае Каэлю один раз удалось увидеть невысокое, всего-то по колено, белое насекомое с наверняка еще мягким после линьки панцирем, жмущееся к ногам более крупного и оседланного одной из воительниц существа. В принципе чародей мог бы и внутрь их логова, зайти, размеры последнего, естественно, позволили бы эльфу даже не пригибаться, а вреда разумным существам и их домашней живности твари не причиняли никогда, но слишком уж оттуда несло гнилым мясом.
  -И на что я надеялся, отправляясь сюда без вычищенной магом-менталистом памяти, - подумал тогда Каэль, смотря на жилище прирученных чудовищ. - Не знаю, кто именно из сумеречных столь искусен в обращении разума, шаман или нет, но ему бы для опознания подобного мне шпиона хватило бы небрежного взгляда.
  В обнесенную не символическим заборчиком из редкопосаженного бамбука, а настоящей живой стеной, в которой обитали в качестве стражей все те же духи, часть города воина-мага пока не пускали. А ведь именно там было все самое интересное. Гильдия магов, мастерские, в которых изготавливалось артефактное оружие, и площадки где то росли, то ли изготавливались ходячие древеья. А еще там, судя по слухам, было бесплатное кладбище, куда предполагалось свозить останки бедняков, не сумевших оплатить себе могилы в специально отведенном для этого месте. Пока таковых в городе сумеречных эльфов либо вовсе не было, либо насчитывались их считанные единицы. Но судьба покойников, когда таковые все же появятся, не вызывала сомнений ни у кого. Их останки отправятся прямиком в руки некромантов. Данный факт вызывал глухое недовольство среди жителей, но большинство из них было уверен в том, что уж они то в число немертвых никогда не попадут. Каэль не пытался подсмотреть, что происходит в огороженном районе, хотя и мог бы попробовать это сделать. К примеру, просто поднявшись на крышу ближайшего дворца, в котором жили простые рабочие. Вот только были у него сильные подозрения, что в таком случае спуститься он уже не успеет. В высших магов, плохо защищающих свои секреты, он верил слабее, чем в большинство персонажей детских сказок.
  Ну и еще молодой чародей не мог не отметить меллорны, которые окаймляли границу города. Молодые священные деревья росли в кадках, которые, судя по опросам местных жителей, иногда переносили с места на место, все больше расширяя своеобразную окружность, по периметру которой росли, причем куда быстрее, чем должны были, живые концентраторы магической энергии. Откуда Михаэль смог их заполучить в таком количестве, Каэль не знал, но отметил, что вокруг каждого источника маны крутится определенное и постоянное количество духов, которые постоянно чего-то подливают или подсыпают в просторные, явно сделанные в расчете на увеличение корней в ближайшую сотню лет, деревянные ящики. И их было много. Десятки. Бывшая родина чародея, разумеется, могла похвастаться большим количеством волшебных растений-гигантов, причем взрослых или даже старых, которые не смогли бы обхватить и два десятка эльфов, но они стояли на одном и том же месте уже не первое тысячелетие. А Сумеречный лес основала горстка беглецов, попавшая в этот мир совсем недавно и почти с голыми руками.
  Ноги сами вынесли Каэля на нечто вроде полянки в импровизированном лабиринте из зеленых насаждений. Посреди свободного пространства рос меллорн. Пока маленький, всего в два раза выше воина-мага. Под ним целовалась парочка. И женские ручки эльфийки облаченной в броню воительницы, четко и целеустремленно лезли под простые грубые штаны, выданные бывшим узникам взамен их лохмотьев намекая, что одними объятиями попавшийся ей перворожденный явно не отделается.
  Тихо и незаметно бывший пограничник, проведший долгие годы в лесных чащах развернулся и зашагал в противоположенном направлении. Слева от Каэля тихонько зашелестел бамбук. Воин-маг, немного смущенный невольно подсмотренной сценкой скосил глаза в сторону звука и обнаружил вылезшую из зарослей клешню, размером немногим уступающую драконьей лапе. Вслед за ней на тропинку выбрался и весь песчаный скорпион, своим видом рефлекторно заставившим воина-мага схватиться за оружие и приготовить любимое заклинание молнии. Гигантское насекомое, способное без особых усилий сожрать человека или эльфа целиком, не обратило на него никакого внимания и, немного потоптавшись на одном месте, потопало к меллорну. Раздался глухой мужской вскрик, а вслед за ним громкий женский вопль.
  -Сегмент! Пшел прочь, скотина! Без ужина оставлю! А ты куда?! А ну назад!
  -Это не женщины, - хмыкнул Каэль, наблюдая, как расстроенный грубостью хозяйки песчаный скорпион топает обратно к своему убежищу в бамбуковых зарослях. Прочитать выражение жуткой морды он бы не смог, но эмпатически эти существа не слишком сильно отличались от обычных животных, а потому их ощущения вполне можно было уловить при некотором желании любому чародею. - Это дроу какие-то. Впрочем, они все такие, просто некоторые маскируются лучше прочих.
  Мысли Каэля сами собой вернулись к тому, моменту, когда он был отпущен целительницей по имени Настя и встретился со старой знакомой. С Сариэль. Высокая, ростом почти с самого воина ладно скроенная эльфийка, не слишком воздушного телосложения и впечатляющих форм, но ладная и симпатичная поджидала его практически за самыми дверями. Светло-русые коротко остриженные волосы, одежда из грубого сукна и ярко-синие глаза делали ее чем-то похожим на женщину человеческого племени, но не прикрытые почти ничем характерные острые уши не давали заподозрить в ней даже полукровку.
  -Ты-мой! - уперла она палец в растерявшегося Каэля и двинулась ему на встречу.
  Чисто рефлекторно он поставил между собой и странной женщиной магический щит
  -Что, они уже успели? - ахнула странная особа, упершись в него. - Но как? Когда? Кто?!
  В голове воина-мага сами по себе возникли еще не оформленные но уже мрачные предположения, в которых ему отводилась роль то ли личного раба, то ли жертвы на заклание.
  -А ну хватит мне тут! - прикрикнула высунувшаяся со своего рабочего места Настя. - В других местах будете свои разборки устраивать. Слышишь ты, новенькая, чтобы все полюбовно было! Трех изнасилованных вконец сошедшими с ума нимфоманками мужиков за каких-то двое суток вполне достаточно для нашего тихого города!
  Молодой чародей, немного подумав о сложившейся ситуации, пришел к очень простому и логичному выводу. Он сошел с ума. Оружие дроу, ударившее его по голове было явно магическим и, похоже, наложило на него какое-то отложенное проклятие. Очень хитрое, раз его ни сам волшебник, хотелось бы верить, далеко небесталантный не обнаружил, ни даже пролежавший рядом некоторое время высший маг не заметил. Впрочем, Михаэль был тогда сильно вымотан и почти недееспособен. Хотя телепатически общаться или сбегать сквозь стены от любимой жены ему это и не мешало...
  -Каэль, ну чем таким они тебя очаровали, чего нет у меня?- сменила гнев на милость то ли реальная, а то ли воображаемая эльфийка, задав вопрос голосом маленького обиженного ребенка, вызывающем подспудное желание пожалеть малышку и развернулась к объекту своих притязаний полубоком, как бы демонстрируя все свои достоинства и сзади и спереди одновременно. - Ведь все же при мне! А формы?! Я ведь не здешние мыши, которых в густой траве и не разглядеть будет! И грудь и бедра, а знаешь каким штучкам меня в гареме научили? Хочешь, покажу?
  Предпоследняя фраза натолкнула вконец опешившего воина-мага на мысль. Вернее, сразу на несколько, но одна из них была вполне приличного содержания.
  -Сариэль, это ты? - осторожно спросил он, пытаясь разглядеть в чертах девушки нечто общее с тем чудовищно распухшим телом, которые вытащил из кокона лесных паучков. Сходства не находилось. Ну, вот ни малейшего. Даже глаза, кажется, были у его неожиданной находки другого цвета, а ярко-красные губы, ранее обильно покрытые неимоверно стойкой помадой, теперь имели ровный природный цвет.
  -Да она, она, - раздался сзади голос Насти. Целительнице определенно скучала без пациентов и решила немного поболтать. - Сразу как ты сюда загрмел, так и начала у двери ошиваться и выспрашивать о здоровье своего ненаглядного. Двух конкуренток, между прочим, отвадила. От одной ей даже остался клок волос на память.
  -Ничего не понимаю, - сознался, наконец, в обуревавших его чувствах Каэль. - Да что тут вообще происходит?!
  -Борьба за самок, - хихикнула сумеречная эльфийка. - Вернее, за самцов. Кстати, будь осторожнее, по крайней мере, какое-то время. А то мало ли...были уже прецеденты.
  -Я все ему объясню! - вскинулась Вариэль и попыталась продавить преграду грудью. Безуспешно. Хотя открывшаяся взгляду эльфа картина определенно заслуживала внимания, может именно на это и был расчет?
  -Лучше я сама, - не сдалась вышедшая за двери лечебной палаты целительница. - Понимаешь, мы, сумеречные беженцы из другого мира. И у нас сложилось соотношение полов где-то четыре-пять к одному, может чуть меньше. В пользу женщин. Молодых и здоровых, хочу заметить, других там, где мы их...освободили, не было. А потому за свободных мужчин эльфийской расы среди них развернулась настоящая борьба со своими полюсами силы, альянсами, интригами, предательствами и переходящими из рук в руки призами. Шиноби какое-то время пытался разобраться в том, что они накрутили, но потом запутался, плюнул и напился с горя от осознания собственного непрофессионализма.
  -Некоторые вообще обделенные умом и красотой даже людей-любовников себе завели, - поспешила наябедничать Сариэль. - Одна абсолютно распущенная особа так вообще сразу двух гномов, представляешь? А когда лорд Михаэль спас нас, то они, естественно, побросали этих полуживотных и стали искать себе более подходящую пару.
  -Еще раз назовешь так людей, следующие два месяца будешь сортиры сначала копать, потом чистить, - пригрозила целительница спасенной Каэлем девушке. - И не зови Миха лордом, он этого не любит. А что до наших дамочек с повышенной, хе-хе, ушастостью, то они действительно повели себя как последние...Мда, ну не мне, счастливой в браке, их судить. А Лике, на которую супруг спихнул в общем-то свои обязанности по наведению порядка.
  -А чем они вызвали гнев, - Каэль попытался подобрать подходящий эпитет высшему магу, - великого?
   -Тем, что несколько ваших, которых только-только отмыли и одели, эти дуры перепугали своей любовью, нежностью и лаской до такой степени, что те свалили в Западный лес. Ну и еще может пятком скандалов и тройкой драк, произошедших, когда дамочки, опробовав новое, решили вернуться к незаслуженно забытому старому, - Настя определенно была настроена поболтать. Впрочем, для женщин, по мнению Каэля, такое состояние было скорее нормой. Хотя воин-маг отлично понимал, что не мог считать себя экспертом по данному вопросу.
  Кое-как распрощавшись с целительницей, он пошел туда, где были расположены выходцы из Древнего леса вместе с Сариэль, которая вызвалась быть своему знакомому то ли проводником, то ли конвоиром. После обсуждения дамами царящих в поселении сумеречных эльфов амурных дел, воин-маг ожидал, причем с некоторым интересом, увидеть царящую вокруг распущенность, но был обманут в своих предположениях. Ходившим по коридорам каменной пирамиды перворожденным, людям, эльфам и даже одному дроу, которого куда-то вел уже знакомый Каэлю гигант по имени Рустам, судя по всему было решительно не до любовных забав. Во всяком случае, не прямо здесь и прямо сейчас. Да и женщины, которых на пути попадалось не меньше чем мужчин, не производили впечатления хищниц, готовых наброситься на первого встречного представителя противоположенного пола. Напротив они выглядели на удивление хрупкими, миниатюрными и милыми.
   -Низкие они какие-то, - решил воин-маг, провожая взглядом волшебницу, куда-то тащившую большой котел с плотно привинченной крышкой. Изнутри в стенки кто-то или что-то не слишком громко стучал. - У той же Сариэль формы на вид куда пышнее будут.
  Девушка, тащившая своего Кавалера за руку куда-то вниз и, судя по всему, наружу, заметила направленный на нее взгляд и, не теряя ни секунды, прижалась поближе к Каэлю. Она совершенно точно не была намерена отдавать его кому бы то ни было из населяющих Сумеречный лес, который пока скорее походил на чересчур разросшуюся рощу, конкуренток. Да впрочем, что еще ей оставалось делать, кроме как искать себе мужчину, способного позаботиться о своей женщине? Бывшая рабыня родилась в семье торговцев и значит, могла бы попробовать заключать выгодные сделки сама, но где бы Сариэль смогла взять деньги или товары для открытия своего дела. А ее дальнейший жизненный опыт обогатил эльфийку только в одной сфере деятельности. И именного его она, похоже, и собиралась использовать, давая понять свои намерения всеми возможными способами.
  - Впрочем, чувствую, скоро смогу провести и тактильное их исследование, -хмыкнул про себя молодой воин-маг. - Кажется, сейчас я понимаю, что чувствует зверь, которого охотник загоняет в прекрасно видимую ловушку. Но в данном случае это и хорошо, немного покоя и уюта в ближайшие лет двадцать, за которые, надеюсь, смогу решить, как жить дальше, определенно не помешают. Главное не дать этой беглянке из гарема ни забеременеть, ни женить меня на себе.
  Ближайшие же ночи подтвердили все его ожидания. Спасенных из тюрьмы жителей Древнего леса временно поселили в одном бараке, разделенном надвое тонкой непрозрачной перегородкой, но претворению в жизнь планов девушки это не помешало. Просто удивительно, сколько укромных мест может найти женщина даже посреди пустыни, если этого захочет.
  -О, Каэль, - раздался голос за спиной прогуливающегося эльфа. - Отлично. Тебя-то я и искал.
  Бывший пограничник и несостоявшийся шпион развернулся и с удивлением уставился на полупрозрачного Шиноби. Вернее на духа, который полностью скопировал облик этого эльфа, приближенного к правителю и занимающегося теми делами, про которые приличный политик никогда не говорит на публике. Шаманом он не был. Но некоторое количество сущностей с иных планов его почему-то беспрекословно слушалось, нарушая таким образом известные молодому волшебнику каноны искусства магии.
  -Мое почтение, - склонил голову в поклоне воин-маг, мысленно пытаясь понять, что же могло от него понадобиться одному из хозяев Сумеречного леса.
  -Если не сильно занят, поднимись ко мне, - попросил, с интонацией, не предусматривающей отказа эльф. - Вход в мои аппортаменты находится справа от ворот сокровищницы.
  При этих словах дух испарился, отправившись то ли на свой родной план, то ли еще куда.
  -Дорога мне известна, - ответил Каэль уже пустому месту и отправился к пирамиде. Входов в нее было несколько, причем один из них поражал своими размерами. Тех, кто не знал, что через него регулярно проникают внутрь драконы. Четверо гигантских огнедышащих ящеров неусыпно охраняли богатства Сумеречного леса. Один из них, которого воин-маг еще, правда, не видел, так вообще оттуда не выходил никогда, поскольку являлся детенышем и мог свободно передвигаться в предназначенной изначально для людей и эльфов постройке. Воину-магу оставалось лишь гадать, чем высший маг привлек к себе на службу гордых и могущественных повелителей неба. Впрочем, один из них, знакомый ему лично, причем куда ближе, чем хотелось бы, принадлежал к пещерной ветви этого народа и являлся на удивление неразговорчивым. Каэль ни разу не видел, чтобы тот с кем-то разговаривал. Когда же он как бы мимоходом задал этот вопрос одной из эльфиек, принадлежащих к знати сумеречных, которая чаще всех чистила его чешую и летала на нем осматривать окрестности, то получил исчерпывающий ответ.
  -Он идиот. Причем это уже не лечится.
  Поскольку вышеупомянутая личность находилась куда ближе, чем хотелось бы самому воину-магу и обладала, судя по прочитанным когда-то во время учебы книгам, феноменальным слухом, позволяющей ориентироваться в сложной системе тоннелей глубоко под землей, разговор пришлось прекратить. Возможно, аристократка по имени Викаэль и не опасалась прицельного плевка кислотой, растворяющей железо и камень, но о себе того же бывший житель Древнего леса сказать не мог.
  Пройдя через пару незапертых дверей, в каждой из которых сидело по одному-два духа, делавших вид, что они всегда тут были и поднявшись по узкой каменной лестнице Каэль оказался в небольшой комнатке без окон, откуда других выходов не было. Или они были скрыты. Все стены были обставлены шкафами, в которых лежали книги, вот только вместо названий на их переплетах были почему-то исключительно цифры. А в геометрическом центре комнаты располагался ее хозяин, сидевший за сделанным из бамбука столом, буквально заваленным какими-то бумагами. Один. Даже духов вокруг него не крутилось. Или они слишком хорошо прятали свое присутствие, чтобы воин-маг мог их сходу обнаружить. Еще имелось несколько стульев, выглядевших на взгляд эльфа, привыкшего к вырезанным из дерева вещам, хрупковато и неудобно.
  -Нет здесь потайных проходов, глухая стена везде, - то ли разгадал, то ли прочитал его мысли Шиноби, но молодой эльф не почувствовал вмешательства в свое сознание. - Сам удивлен, зачем строители разместили здесь этот скворечник. Или строители с планом чего напутали, или ход их мыслей без двух-трех бутылок не понять. Ладно, не о том речь. Ты, наверное, думаешь, зачем я тебя позвал?
   Каэль лишь наклонил голову в жесте согласия. Титулование среди сумеречных эльфов, как он уже успел заметить, был абсолютно не в ходу, но сказать простое 'Да' столь влиятельной персоне мешало полученное воспитание.
  -Ситуация такова, - Шиноби задумчиво постучал пальцем по столу, как бы размышляя о чем-то. - В общем и целом, парень, тебе просто не повезло. Обстоятельства так уж сложились. Лика откуда-то узнала, что сменщик ее несостоявшегося отравителя, пусть и разжалованный до вступления в должность, находится от нее буквально в двух шагах. И закусила удила. Разъяснять это выражение нужно?
  Каэль отрицательно помотал головой. Что такое мстительность женщин он знал прекрасно, пусть и не из личного опыта.
  -Мне покинуть вашу страну, уважаемый Шиноби?- спросил он, лихорадочно прикидывая, где бы мог затеряться. Западный лес воин-маг отбросил сразу. Во-первых, шпионы лордов-жрецов обязательно найдут там внука того, кто отворил сумеречным врата тюрьмы, а во-вторых, жена высшего мага вполне может и одолжить у него могучего духа, решив прогуляться порталом в более цивилизованные земли ради покупки какой-нибудь мелочи, вроде нового платья. И слуге шамана, уничтожающего своей силой армии, не придется отвлекаться от своих обязанностей надолго, чтобы по приказу хозяйки разыскать одного единственного эльфа.
  -Не обязательно, - покачал головой вызвавший его, фактически, на прием, аристократ. - И называй меня Семеном. Более того, лично мне бы этого очень не хотелось, поскольку более-менее опытных воинов у нас просто нет. Да-да, и не смотри на меня так. Все наши победы опирались на подавляющее технико-магическое превосходство, правильно выбранную тактику ну и конечно удачу. А потому командир, пусть не особо опытный, но хоть как-то умеющий управляться с отрядом в условиях, когда приходиться регулярно рисковать своей шкурой будет весьма востребован. Я знаю, ты пока не нашел себе дела по душе, а потому предлагаю должность полусотника особого нерегулярного отряда в нашей армии. К резиденции Михаэля, а значит и к его жене эту часть не планируется подпускать ближе, чем на неделю пути в одну сторону. Лике этого вполне хватит, чтобы через месяц-другой забыть о существовании эльфа по имени Каэль. Если, конечно, сам не напомнишь о себе тем или иным образом.
  - Польщен оказанным доверием, - медленно ответил, тщательно подбирая слова и лихорадочно обдумывая свои дальнейшие действия. Все отточенные инстинкты бывшего пограничника, безуспешно пытавшегося сделать карьеру в столичной страже, твердили о каком-то грандиозном подвохе. - Но слово 'нерегулярный'....Оно означает то, что я думаю?
   -Наемников, - кивнул в ответ Шиноби. - Наших ненадежных вассалов из числа кочевников. Даже преступников, которым было нанесено магическое клеймо. В общем, всякую шваль. Стандартный контракт о приеме на службу будет заключен на десять лет. Плюс обязательные клятвы о неразглашении некоторой тайной информации, действующие пожизненно и, возможно, посмертно. Что там будет точно, не знаю, Мих как раз сейчас их разрабатывает с Аласазором на пару.
  Это имя Каэль знал. Его носил человек. Некромант. Муж дроу.
  -А кто-то еще говорит, что представители этой омерзительной ветви искусства магии не являются чистым злом, - мысленно вздохнул эльф, уже понимая, что просто не сможет отказаться от работы, даже такой мерзкой. Просто у него не было денег. Вообще. И имелась Сариэль, наверняка не привыкшая влачить нищее существование. Нельзя сказать, чтобы он в нее влюбился, но бросать свою женщину, которой больше просто не на кого надеяться, молодой чародей считал бесчестным. - Идиоты. Так искренне тянуться к самым глубинам мрака могут лишь существа, изначально приближенные к тьме.
  - Откажешься, тебя поймут, - пожал плечами Шиноби, заметивший задумчивость своего собеседника. - Но оплата щедрая. По пятнадцать золотых в месяц. Плюс, конечно же, отдельный дом, где смог бы жить вместе со своей подружкой в месте дислокации, построенный за счет казны
  -Вы знаете, что я сейчас не совсем один, - медленно ответил Каэль, - Следили?
  -Работа такая, - не стал отрицать Семен. - Ничего личного, понимать должен. Так как, берешься?
  -Кто будет моим командиром, и где я могу найти своих солдат?- спросил воин-маг одновременно с утвердительным кивком.
  -Насчет последнего ничего сказать не могу, - вздохнул Семен. - Это выяснится после того, как закончат с присягой, для которой уже подготавливает декорации, а вот со своим начальством ты уже знаком. Кандидатур на пост верховного главнокомандующего кроме Миха, попросту нет, а вот сотником твоим будет Кайлана. И не надо мне так бледнеть, она, в конце-то концов, не сама Ллос, а всего-лишь ее бывшая служанка.
  Каэль почувствовал, как пол уходит у него из под ног. Оказаться под командованием дроу...боги, чего такого он натворил в прошлой жизни?!
   Пару дней спустя в просторном зале, находящимся внутри древней пирамиды, одновременно выполняющей роль дворца, крепости и вообще пока единственного высотного строения зарождающегося эльфийского государства под названием Сумеречный лес собралось немало народу. И все они пришли сюда за одним и тем же. За подданством. Правитель Михаэль оказался довольно толковым управленцем и потому столкнувшись с жутким дефицитом подданных в своей новообразованной стране начал массово привлекать иммигрантов. Обещано им было многое. Освобождение от налогов на ближайшие сто лет, подъемные выплаты, возможность отдать своих детей, обладающих даром в обучение к чародеям, бесплатная помощь целителей при не слишком сложных заболеваниях и травмах. Предложения казались настолько хорошими, что даже выглядели подозрительно, да к тому же репутация высшего мага, которой обладал потенциальный сюзерен, сама по себе была немного пугающа. Слухов о его силе ходило множество, но в правдивости некторых из них сомневающихся уже не осталось. Странное, но смертоносное оружие, которым оказались, почти поголовно вооружены его подданные, убивало врагов вспышкой и грохотом. Отряды, вооруженные им, несколько раз видели в боях в разных частях света, куда те попадали в результате исполнения союзнического договора Сумеречного и Западного лесов. Причем самыми легковооруженными в них были всадники на гигантских скорпионах, жутких чудовищах, способных разорвать своими клешнями рыцаря в латном доспехе, вместе с его конем. Но куда больший страх внушали тяжелые войска зарождающегося народа. Шагающие магические конструкты, к которым прочно прилипло название 'Буратинаторы' были малочисленны, но в столкновении по своей огневой мощи могли быть приравнены к дракону. А ведь летающие и плюющиеся пламенем разумные рептилии в войсках Сумеречного леса тоже имелись, хоть и в крайне небольших количествах. Ну а про то, что почти каждый перворожденный был каким-никаким но магом и не упоминали вовсе, потому как это и так было общеизвестно. Эльфам вообще свойственна склонность к этому искусству, что правитель Михаэль и доказал, уничтожив в недавнем прошлом своими чарами целую армию орков. Численность погибших зеленошкурых так и осталось невыясненной, но судя по тому, что до столкновения с высшим магом они разграбили не самый маленький город, она явно заслуживала внимания. Да еще ходили неясные слухи, что некотрые темные силы на него очень за что-то обижены и периодически устраивают покушения, единственным итогом которых является пополнение алхимических лабораторией ингредиентами, полученными из останков посланцев Зла. В общем, репутация у Сумеречного Леса сложилась своеобразная, и лезть в него даже по приглашению хотели немногие.
   Но все же находились те, кто решался рискнуть и отправлялся в далекую пустыню, чтобы попробовать зажить в ней лучшей жизнью. За год, прошедший с того момента, как обитатели пустыни начали созывать добровольцев, их набралось почти полсотни.
   Люди, эльфы, орки, гномы, в углу даже один дроу примостился, почти полностью спрятавшись за стоящим там трофейным доспехом с громадной дырой в области грудной пластины. Ну, вот просто так. На всякий случай. У новых переселенцев в эти земли, впрочем, как и у большинства прочих жителей этого мира, на темных родичей перворожденных была одна единственная реакция. Убивать их без разговоров, а в случае численного преимущества последних бежать с воплями так быстро, как это только возможно, чтобы не оказаться принесенным в жертву на алтаре богини-паучихи. Сумеречный лес оказался, пожалуй, единственным не темноэльфиским государством, где дроу готовы были принять не только в виде пленника, дожидающегося мучительной казни. И этот факт был одной из тех причин, по которой количество возможных эмигрантов резко сокращалось. Видеть рядом с собой соседей, обладающих настолько плохой репутацией, не хотели практически все.
  -Каэль, долго нам тут еще стоять? - подергала эльфа с цветной татуировкой на лице его спутница, принадлежащая к той же расе и раскрашенная подобным же образом. - У меня уже ноги отваливаются!
  -Терпи, - попросил ее Каэль, оглядывая зал. В принципе помещение, как помещение, ничего выдающегося, иные казармы пышнее выглядят. Никакого сравнения с потрясающим воображение городом, стремительно растущим за пределами пирамиды. Только небольшая канавка рядом с троном настораживает. Очень уж похоже, что сделана она там для смыва воды. Или крови. - Если верить той странной штуке, что висит на стене и вроде как отсчитывает время, правитель придет через пять минут. Это совсем скоро.
  -А вы не знаете, церемония принятия подданства долго длится? - обратился к ним гном с подозрительно короткой бородой и лысым черепом, одетый в кожаную куртку с множеством кармашков, в которых определенно можно было спрятать целый склад оружия. Как его в таком виде пропустила охрана на встречу с венценосной особой было решительно непонятно.
  - Впрочем, - подумал Каэль и покосился на собственный меч, который никто и не подумал отбирать не только сейчас, но даже и тогда, когда эльф валялся с ним на соседних койках в палате лекарей. Просто с пояса сняли и положили в небольшой сундук, расположенный в той же комнате, - чего высшему магу бояться в собственной то резиденции? Его отсюда разве что бог, спустившийся на землю, выковыряет. Да и то не сразу.
  О чем-то шушукаясь, мимо двух беженцев из Древнего леса, прошли три личности явно оркского происхождения. И это уже само по себе было странно. Зеленошкурые вести себя тихо не умели принципиально. У них даже толковая разведка по этому поводу была страшным дефицитом, так как среднестатистический представитель этого народа не понимал, как можно завидев врага не издать боевого клича.
  Прозвучал удар гонга, знаменующий о том, что тот, кого так долго ждали, наконец-то прибыл. Все взгляды обратились к трону, который стоял на возвышении в дальнем конце зала, дорогу к которому преграждала светящаяся черта. Пересекать ее жаждавшим стать подданными Сумеречного леса на предварительном собеседовании с царедворцем, занимающимся эмигрантами очень не рекомендовали. Они, впрочем, и не настаивали, связываться с защитной магией себе дороже, а каждый искусный чародей, доживший до высот своего мастерства, немного параноик. Вопреки ожиданиям правитель Михаэль не возник прямо из воздуха. Просто открылась боковая дверь помещения и молодой эльф, никак не похожий на мага, способного в одиночку уничтожать армии, дошагал до своего места и с тяжелым вздохом опустился на каменное кресло.
  -Ну что, - вздохнув сказал он, - вы все собрались здесь за одним и тем же. За получением гражданаства, моей, хе-хе, страны.
  Каэль всеми своими инстинктами воина-мага почувствовал, что где-то здесь скрывается подвох. Остальные, присутствующие тоже начали как-то нервно переглядываться. Тон правителя Сумеречного леса был странен. И это нервировало.
  -Начнем по порядку, с выяснения личностей тех, кто решил принять мое подданство, - Михаэль махнул рукой и пол под вздрогнувшими орками засветился неярким светло-синим светом. - Кто вы и почему решили переселиться сюда?
  -Я Акрат, - стукнул себя в грудь, прикрытую стальным панцирем, явно трофейным, слишком уж тонкие узоры на нем, один из них. - А это мои младшие братья. Нашего отец был главой клана, но он проиграл в битве и его победителей убил ты. Мы пришли выплатить долг чести!
  -Ясно, - хмыкнул правитель. - Знаменитый кодекс воина, да? Он вроде бы указывает никогда не лгать...Вы это требование, впрочем, выполнили ведь игра словами, не откровенное вранье. Следующий.
  Пол засветился под гномом.
  -Меня зовут метр Кроцинфольд, - представился он. - Я скромный ученый..и, скажу честно, рассчитываю найти в ваших краях спасения от кредиторов. Мои последние проекты не окупили затрат, а ваше величество обещал всем деятелям наук, что решат поселиться в Сумеречном лесу некоторое спонсирование.
  -Верно, - кивнул эльф. - Деньги будут. Редкие реагенты, скорее всего тоже. Мастер ты талантливый, хоть и не брезгливый. За любую работу берешься, в том числе и торговлей медленно действующими экзотическими ядами не брезгуешь. Но, вот какая незадача, покойникам иногда не обязательно знать своего убийцу, чтобы указать на него. Ладно, дальше пойдет наш молчаливый темный эльф, почти умудрившийся залезать внутрь чужих доспехов. Кстати, куда ты дел опилки, которые в них лежали, чтобы эту помесь скафандра с кастрюлей не роняли каждые пять минут?
  Пол засветился под дроу.
  -Я второй принц дома Крадатс и моя мать послала меня убить тебя, - честно сознался он. - Правда, прекрасно понимая, что эта задача никому кроме такого же как ты архимага. А потому прошу убежища и защиты и готов взамен предоставить свой клинок и свою верность.
  -Я шаман, - поправил его Михаэль. - Правда, немного необычный...техношаман, можно сказать, впрочем, вы этого все равно не поймете. Верность дроу это почти оксюморон. Но, тем не менее, твой ответ пока наиболее полон и правдив из всего что, сказали здесь. Не ожидал. Нет, честно, не ожидал. Думаю, остальные решатся проявить куда меньше откровенности, а потому скажу сам. Вы. Все. Шпионы, воры, диверсанты, отбросы общества и убийцы. И именно потому некоторые из присутствующих мариновались моими чиновниками в гостевом секторе почти три месяца, пока не набралось достаточное количество засланцев, чтобы разобраться с ними разом.
  Каэль сглотнул. В горле враз пересохло. А Михаэля начали убивать. Ну, во всяком случае, попытаться это проделать решилось большинство из собравшихся в зале.
  Двое из трех орков разорвали себе горло собственными руками их кровь, слившись в единый бурлящий поток, устремилась к правителю Сумеречного леса по мановению руки Акрата. Человек, облаченный лишь в меховой плащ из шкуры снежного барса и короткие меховые же штаны, выпалил в эльфа из громадного арбалета светящейся стрелой. Где он его прятал неизвестно, в свернутом пространстве, не иначе. Гном-ученый выхватил из кармана какой-то пузырек, молниеносно осушил его и свалился замертво. Примерно половина имеющихся в помещении людей выхватили мечи, явно зачарованные и бросились вперед, намереваясь просто разрубить на куски мага, в ближнем бою априори являющегося куда более безопасным, чем если дать ему место и время. Мимо виска Каэля пронесся заряд холода, от которого его волосы покрылись инеем, но кто выпустил его, эльф не видел, занятый другим, куда более захватывающим зрелищем. Нападающие проваливались через открывшиеся в полу непроницаемые для взгляда иссиня-черные дыры куда-то вниз, увлекаемые толстыми черными щупальцами, явно принадлежащими кому-то из обитателей Бездны. Заклятья и оружие не помогали против этих чудовищных и безжалостных конечностей, которые, тем не менее хватали далеко не всех. Те, кто не предпринял никаких активных действий, остались целыми и невредимыми. Да и лежащее на полу тело гнома не тронули.
  Отчаянный женский вопль резанул ухо Каэля и, обернувшись к источнику звука, он увидел, как его спутница исчезает в одно из последних дыр.
  -Сариэль, - крикнул молодой эльф и прыгнул за ней, наконец-то обнажая клинок, но приземлился уже на плиты пола, по которым уже нельзя было сказать, что секунду назад вместо них здесь был портал куда-то в нижние планы.
  -Опять ремонт делать, - тяжко вздохнул Михаэль. Трон был оплавлен, из груди торчала все еще вибрирующая арбалетная стрела, прямо таки сочащаяся магией, а чей-то меч ударил по его шее настолько сильно, что перерубил ее и погрузился в камень высокой спинки. Каким образом голова не падала с едва заметно кровоточащей шеи, можно было только гадать. Правитель Сумеречного леса неярко замерцал и рассеялся в воздухе, а спустя секунду оказался стоящим посреди оставшихся из тех, кто пришел в принадлежащую ему страну не с самыми добрыми намереньями.
   -Ну что ж, господа хорошие, - обратился он к уцелевшим, к которым как с раздражением отметил Каэль относился и дроу, который во время заварушки вообще, похоже, с места не двинулся. - Вообще-то, подобных вам личностей приятно в лучшем случае сажать под замок для обмена на своих провалившихся агентов, но таковых у меня пока нет. Но спешу обрадовать, сейчас я слишком нуждаюсь в персонале, чтобы терять настолько хорошо подготовленные кадры, которые в дополнение к накачанным мускулам имеют и какие-то мозги в голове, что во все времена большая редкость. А потому предлагаю вам выбор аж из трех пунктов. Вы честно пытаетесь прикончить меня и отправляетесь следом за предыдущими неудачниками это раз. Вы соглашаетесь идти на каторгу и спустя двадцать лет будете отпущены из исправительных заведений Сумеречного леса, на территорию которого вход отныне будет запрещен под страхом смертной казни это два. Ну и третье. Можете попробовать, как и хотели принести присягу и отправиться в обществе своих коллег и прочего сброда в ту дыру, куда вас засунут искупать преступные намеренья кровью. Выжившим и сумевшим заработать мое уважение обещаю полное прощение, защиту от бывших начальников и полноценное гражданство. А вы знаете, маги свое слово нарушать не любят. Обмануть же меня...ну что ж, можете попытаться. Мой хороший знакомый и коллега Келеэль рассказывал мне о парочке фокусов, которые я никак не могу повторить. Материала не хватает.
  -Я согласен на третий вариант, - прозвучали слова откуда-то снизу. Гном, упорно притворяющийся мертвым, глаз не открывал и даже, кажется, не дышал, но молчать после такого предложение был не намерен. В том, что Михаэль действительно водит дружбу с легендарным эльфийским некромантом и демонологом, особой тайны не было. И чему мог его научить тот, кто пять тысячелетий приносил жертвы силам, про которые простым смертным и говорить то чревато, на своей шкуре желающих проверять не нашли бы, пожалуй, на всем белом свете. Остальные тоже поспешно повторили на разный лад его слова. Шансов против высшего мага у них не было никаких. Потому-то собственно и не дергались они в недавнем бою. Свое согласие на попытку искупить вину кровью дали все, исключая Каэля. Хотя он тоже порывался это сделать, но был остановлен повелительным жестом.
  -С тобой отдельный разговор будет, полусотник. Кстати, познакомьтесь, ваш новый командир. А теперь закрой рот и иди к Семену. Думаю то, что там покажут, снимет все вопросы относительно судьбы твоей подружки.
  -Повезло, - наконец-то позволил себе расслабиться воин-маг, который наконец-то перестал волноваться за свою жизнь и, вполне возможно, душу. - Меня не тронут. И кажется даже все-таки сделают не рядовым воином. А Сариэль...что ж, не повезло ей. И, думаю, за дело. Правитель сумеречных эльфов не похож на личность, которой без причины будет до какой-то бывшей рабыни. И если бы ему как раз потребовалась жертва такого же типа, вряд ли ей бы было позволено свободно перемещаться по их поселению почти целый десяток дней. А значит остается только одно, она не та за кого себя выдает. Шпионка. Настоящая. Красивая, умная, хорошо обученная, беспринципная, умеющая владеть собственным телом...
  На этом месте Каэль сбился, припомнив свое близкое знакомство с последним. Очень, надо сказать, впечатляющая. Между прочим, до недавнего времени воин-маг и не догадывался, что он на такое способен.
  
  -Вероятно, она и должна была доносить информацию до лордов-жрецов, а я так, служил для отвлечения внимания, - со вздохом признал воин-маг. - Интересно лишь, там на поляне с лесными паучками была она? Вариант с подменой чудом выжившей девушки уже после нашего попадания в тюрьмы маловероятен, так как тогда должен был быть спланирован и налет на тюрьму, а это безумно расточительно.
  Занятый мыслями Каэль сам не заметил, как добрался до покоев Шиноби и едва не столкнулся с Михаэлем, лишь ощущение мягкого, пока мягкого, вмешательства в его сознание остановило бывшего пограничника.
  -Э, простите? - только и сказал он, в последний момент останавливаясь на расстоянии вытянутой руки от правителя сумеречных эльфов.
  -Еще один шаг и это можно было бы счесть попыткой покушения, - то ли пошутил, то ли пригрозил высший маг, которому сейчас полагалось бы быть совсем в другом месте.
   -Впрочем, не исключено, что там он тоже есть, - решил для себя Каэль и, немного подумав, решил не повторять это вслух. Зачем? Ведь мысли же и так читают.
  - Лень, конечно, двигатель прогресса, но так и говорить разучиться можно, - неодобрительно заметил Михаэль. - А в тронном зале сейчас Шиноби перед новобранцами распинается. Вернее, кукла, которой он дистанционно управляет. Вторая. Первую поломали так надежно, что легче новую сделать, чем эту починить. Но я здесь не для того, чтобы рассказывать о маленьком представлении, которое устроил. Твоя подруга, Сариэль, с ней все не так просто, как может показаться
  -Я догадался, - кивнул Каэль.
  -Вернее, ты так к ней и не привязался как следует, - констатировал шаман. - И даже будь это не так, спорить со мной бы не стал. Так уж воспитали. Мда. Что ж, может оно и к лучшему. Прекраснодушные идиоты хороши в сказках, а в жизни нужны не самые приятные личности с холодной головой, горячим сердцем и, желательно, не слишком грязными руками. Посмотри туда.
  Каэль послушно повернул голову, проследив за рукой Михаэля, которая показывала прямо на незамеченный им прежде диван. На нем лежала Сариэль, опутанная толстым темным щупальцем с ног до головы и, кажется, лишившаяся сознания. Из на удивление ровного конца конечности неведомой твари торчали какие-то разноцветные нитки и несколько костей. Человеческих. Или эльфийских. Воин-маг попытался припомнить все, что знал о демонологии, чтобы определить, какое же создание караулило под полом тронного зала.
  -Обычный робот, только загримированный под порождение зла, - хмыкнул Михаэль. - Ложная аура, немного крови для запаха и прочая косметика дают почти полное соответствие виду большинства обитателей нижних планов. Хотя Келеэль как-то говорил, что мог бы продать мне парочку своих рабов, но я еще не настолько сошел с ума, чтобы жить бок о бок с кем-нибудь из них.
  -Так я и поверил, что ты отказался от столь могущественных слуг. А как же живущая в вашем городе дроу, которая теперь еще и не одна такая? - захотел спросить Каэль, но вовремя осекся. А затем вспомнил, что вслух вопросы задавать вовсе необязательно.
  -Две вещи не люблю, - вздохнул шаман. - Расизм и негров. Ладно, заканчиваем вечер вопросов и ответов и переходим, наконец, к делу. У твоей подружки в сознании есть нечто вроде канала, ведущего не пойми к кому или чему. Не к человеку и не к эльфу, точно, но точно живому и принадлежащему этой реальности. Возможно, это какое-то существо, играющее роль своеобразного живого предохранителя, чтобы не подвергать создавшего эту связь мага опасности. Аномалия спрятана невероятно хорошо, уверен, обычный ментальный маг ничего бы не обнаружил даже при тщательном исследовании, если бы не знал, что искать. Но не тот, кто проверил тебя и твою подругу по просьбе Лики, после своего неудавшегося отравления подхватившей от Шиноби паранойю. Мозги он знает назубок, уж поверь мне.
  Каэль с готовностью кивнул. Спорить с высшими магами для простых смертных вообще занятие бессмысленное. Хотя бы потому, что сказки о том, как менялся мир, чтобы могущественный чародей мог выиграть заключенное и заведомо проигрышное пари основаны не на пустом месте.
  -Тяжелый случай фатализма, - поморщился Михаэль. - Да, большинству сумеречных, и мне в том числе, тебя не понять. Обратное, впрочем, тоже верно. В общем так. Я могу попробовать проследить связь, но что тогда будет с твоей подругой, сказать не могу. Или вы вместе с ней можете поселиться где-нибудь на окраине пустыни и будете присматривать за свежевысаженным меллорном в гордом одиночестве. Что выбираешь?
   Каэль задумался. С одной стороны потенциальная карьера, с другой случайная подруга, которая, возможно, просто использовала его. Решение воина-мага было очевидным, во всяком случае, для него самого.
  -Я сочту за честь служить вам, - глубоко поклонился бывший зритель Древнего леса, предпочитая не задумываться о судьбе лежащей неподалеку девушки.
  -Ты выбрал, - тяжело и, кажется, даже немного печально вздохнул правитель сумеречных эльфов. - Значит готовься отвечать за последствия своего поступка. Отойди в уголок, сейчас я выясню, что с ней.
  К Михаэлю из-за грани реальности начали стягиваться духи. Много духов. Они возникали из ниоткуда и как живая река вливались в тело шамана, под одеждой которого ярким, режущим глаза светом засветились контуры латного доспеха. Неизвестно откуда на правителе оказался глухзой шлем и латные перчатки, выкованные, казалось, из чистой молнии. Воин-маг поспешил выполнить приказание и, на всякий случай, набросил на себя еще и парочку защитных заклинаний. Силы, ответившие на призыв высшего мага, могли мимоходом превратить его в пыль, затем воскресить и извиниться.
   -Иди ко мне! - провозгласил Михаэль, вытянув руку в направлении опутанной то ли демоническим щупальцем, то ли искусной его имитацией, девушки. Силуэт Сариэль немедленно окутался переливающимся всеми цветами ореолом, а шаман замер, как будто к чему-то прислушивался.
   -Так-так-так, - уловил Каэль его бормотание себе под нос. - Между зрением и слухом, где-то за памятью, последнюю не зацепить, а то идиоткой как пить дать станет. Левее, выше, Нашарил. Ага. Не то. Соседнее.
  Внезапно эльф дернул рукой будто рыбак, пытающийся подсечь невидимый и пока еще плавающий в воде улов. Сариэль выгнуло и из ее открытого рта к шаману метнулась тень, на глазах обрастающая плотью. Слишком мелкая, чтобы принадлежать даже кобольду и, кажелься, бывшему жителю хорошо знакомая.
   -Вфшшшаууррр!, -во всю мочь заорал канамот, как никогда похожий на обычного кота. Представительница этого странного вида измененных магией животных висела в руке Михаэля, будучи удерживаемой за загривок и, совершенно точно, пребывала в шоке. Впрочем, Каэль и сам бы вряд ли выглядел лучше, протащи его духи в единый миг через половину континента.
   -Не поняла, - супруга правителя, взявшаяся не пойми откуда вместе с еще десятком сумеречных эльфов, одной дроу и странным созданием, внешне похожим на ходячее дерево, с трудом уместившееся в и без того маленькой комнате, потыкала в серое пузо концом своего оружия, издалека похожего на толстое копье без наконечника. - Что, весь переполох из-за этой блохастой мышлеловки?
   -Мяу, - подтвердило полуразумное животное-эмпат.
  Глава 4
  Архимаг Келеэль, проверявший и перепроверявший свои владения вместе со всем, что на них находится, облегченно выдохнул и впервые за последние несколько дней позволил себе расслабиться. За время, которое он был скорее мертв, чем жив, позволив плененным некогда демонам омолаживать не столько тело, сколько душу, ничего непоправимого не случилось. Да и более-менее заслуживающего внимания то же. Никто не покусился ни на его жилище, ни на тех немногих разумных, которых пятитысячелетний эльф зачислял себе в друзья или ученики. Впрочем, сказать по правде, таких было всего-то трое и каждый из них сам мог обидеть кого угодно и в любом количестве. Вплоть до армии. Князь Западного леса потихоньку кутил, пытаясь перебить вином горечь, вызванную недавней и безвозвратной гибелью возлюбленной и их общего, пусть и еще не рожденного ребенка, верховный жрец бога гномов проповедовал и на досуге, как заведено у бородачей, истреблял подземных чудовищ или творил произведения искусства, а правитель сумеречных эльфов, Михаэль, потихоньку собирал под свои знамена вассалов из числа людей, готовя первый в своей жизни завоевательный поход. Последнее заслуживало наибольшего внимания, а потому архимаг решил просмотреть, как именно принималось и претворялось в жизнь это решение, воспользовавшись сложной системой артефактов, в том числе и живых, которая должна была непрерывно следить за представляющей для древнего волшебника интерес персоной.
   -Искать подземные реки бесполезно, - вздохнул шаман, в очередной раз, собравший своих друзей и одну дроу пребывавшую, фактически, на подневольном положении, пусть и без особых личных ограничений, на совет. - Я подлизывался к духам сильнее, чем к Лике на нашем четвертом свидании, но результат нулевой.
   -Это когда вас едва в машине не застукали, - заухмылялась Шура. - Как же, помню-помню. Впрочем, самую важную улику, резинотехническую, вы таки умудрились почти потерять. Если бы мама нашей новоиспеченной королевы проверила бы ее карман на левой стороне юбки, о, она нашла бы много интересного!
   -Семен, - душевно попросил своего начальника разведки правитель сумеречных эльфов. - Хватит всякой чепухой маяться, возьми у жены пару уроков. Как она в салоне обычно легковушки умудрилась спрятаться так, что ее не заметили, решительно выше моего понимания. Да еще и со свечкой.
   -Всегда знала, что змея ты подколодная, ну то есть подруга закадычная, - мрачно прошипела покрасневшая Лика, сама как никогда напоминающая упомянутое пресмыкающееся в гневе, метая на нее испепеляющий взгляд. Прическа девушки вспыхнула. А вся одежда от пояса и выше вообще рассыпалась пеплом.
   Когда, далеко не сразу, совет удалось продолжить, то из женщин на нем осталась только Кайлана. Участницы вспыхнувшей драки разошлись по разным углам каменной пирамиды, дуясь друг на друга, а их подруги воспользовались поводом и улизнули со скучного, по мнению целительницы Насти и воительницы Викаэль, мероприятия.
   -Так в чем там дело с подземными водами, - продолжил прерванную беседу Азриэль.
  -Да как тебя сказать, Рустам, - озадаченно почесал голову правитель сумеречных эльфов. - Духи. Они в этом мире жутко наглые. Причем, как правило, очень узко специализированные. И обитатели глубинных пластов земли не желают ничего и слышать о том, чтобы проложенные тысячи, если не сотни тысяч лет назад подземные русла изменили свое течение. По их мнению, торг здесь принципиально не уместен. Пробиваться силой не вариант, это все равно, что воевать с засевшими в родных джунглях партизанами. Им взорвать мост, ну в нашем случае, скважину, и пристрелить из засады наглых захватчиков, куда легче, чем выловить эти заносчивые сгустки разумной и не очень разумной энергии на глубине в черт знает сколько метров.
   -Так вот почему в этой пустыне так мало колодцев, - задумчиво пробормотал Серый. - Их можно сделать лишь там, где вода сама подходит совсем близко к поверхности.
  -Именно, - подтвердил Михаэль. - А потому наши надежды, связанные с масштабным терраформиногом направлены на возможный проект строительства плотин на речках и ручьях, спускающихся с гор да почти сразу и пересыхающих. Сергей, Рустам, вы уже закончили с расчетами?
  Этих воинов, особенно первого, которого архимаг уже привык считать чем-то вроде приложения к сестре-целительнице и жене, раньше не привлекали к каким-либо масштабным проектам по причине отсутствия у них нужных в этом мире знаний и навыков, а потому можно сказать, что Келеэля удалось как минимум заинтересовать. Разнообразные новшества, которые внедряли в свою жизнь сумеречные эльфы, он перенимал и выдавал за свои с большой охотой.
  -Мы, к сожалению, не гидротехники, - вздохнул Азриэль, - но вроде бы материал, который получается из сплавленного магией в подобие стекла песка для небольших плотин подходит.
  -А почему бы не привлечь одного из этих братьев-гномов, которых вы вытащили от работорговцев?- спросила Кайлана. - Кто-то из них, то ли Клаин, то ли Клоин вроде бы говорил, что он архитектор. Наши подземные города, которые строили рабы этой расы, получались неплохо. Может, и вам бородатые недомерки сгодятся? А не захотят сотрудничать, отдайте их мне. На денек. А лучше на месяц.
  В голосе бывшей жрицы Ллос прозвучала тоска по привычному некогда образу жизни, обязательной частью которого были мучения других и регулярные жертвоприношения жестокой богине.
  - Без них у нас все бы точно рухнуло, - со вздохом признал Серый. - Кстати, Мих, как ты и просил, присмотрели местечко для небольшого города, у самой границы гор. И с рекой рядом и на возвышенности, если не будем сильно усердствовать с дамбами, затопит вряд ли.
  -Это замечательно, - задумчиво пробормотал правитель сумеречных эльфов, барабаня пальцами по столу. - Наша пирамида и посадки вокруг нее хороши, но недостаточно.
  -А по мне так лучшего и желать сложно, - не согласился с ним Шиноби. - Место стратегически грамотно расположено и хорошо укреплено. Наше жилище окружают простые алхимические мины, стандартные для местных чародеев волшебные ловушки, сторожевые духи, а незаметно пробраться через соседнее измерение, или как там это волшебники делают, не дадут те сущности, которые вступили в симбиоз с растущими меллорнами и теперь кормушку охранять будут не щадя своей астральной жизни. Благодаря ежедневным облетам драконов окружающей территории скрытно подобраться к нам можно лишь при помощи магии. Буратинаторы без особых проблем раздавят средних размером армию даже сами по себе. В теплицах подрастает второй урожай разнообразных овощей и не совсем обычных травок, семенами которых Келеэль щедро поделился. Мы уже автономны и можем чихать на остальной мир с высокой колокольни, если, конечно, его обитатели не заявится к нам в гости все разом. Ну, или по крайней мере большой армией с поддержкой высших магов.
   -Ты немного преувеличиваешь, - поправила его Кайлана, - но в целом говоришь верно. Здесь почти так же, как на моей родине. А там уж знают толк в паранойе и выживании.
  -Вещь, предмет или явление, вызывающее у дроу восхищение, большинство нормальных людей и нелюдей предпочтут немедленно уничтожить, - хмыкнул Михаэль. - И, думаю, будут в чем-то правы. Но отгораживаться от всего мира рукотворными стенами не следует. Рустам, Серый, Семен, вы сами разве не заметили? Мы костенеем.
  -Чего? - не понял Азриэль.
  -Вчера я тут болтал с одним рационализатором, лет то ли пятнадцати, то ли шестнадцати, как ни странно из местных кочевников-дикарей, - пояснил свою речь правитель сумеречных эльфов, - он предлагал создать нечто вроде селекционной службы, скрещивающей кобыл с жеребцами. Его род издревле ими торгует и, пожалуй, является самым цивилизованным из тех людей, которые нас окружают. Естественно скотоводам хочется расширяться и везти своих животных на все рынки, которые только есть и, по их мнению, мы как раз те, кто сможет с этим помочь. Вот только брать для разведения мичуринец предлагал не первых попавшихся животных и даже не самых лучших, а тех, потомство которых будет пользоваться спросом. Для вождей будут нужны большие и красивые жеребята, воинам, ходящим в походы, подойдут неутомимые и неприхотливые, а гномам, если те вдруг появятся в горах, низкорослые. Парень, сам не понимая, чего творит, дошел до теории естественного отбора. Может мысль, что выживает не сильнейший из видов, а тот, что лучше прочих приспособлен к окружающей среде ему и не сформулировать, но суть происходящих процессов он улавливает интуитивно.
  -Талантливый самродок, - оценил Келеэль, который с этим достижением научной мысли, родом с прежней родины воскрешенных им эльфов уже был ознакомлен. - Надо бы проверить его на магические способности. Да и если нет, каким-нибудь боком к работе, где нужно умение думать приставить. Впрочем, уверен, это уже сделано. Михаэль хоть и молод, но далеко не глуп.
  -Я уже нанял парня себе на пожизненное служение, - подтвердил предположения архимага шаман, - Вдруг перед нами собрат Ломоносова по духу, но не о том речь. Его план мной был понят и по достоинству оценен далеко не сразу. Мозги просто отказывались понимать, зачем это нужно. И, кажется, я знаю причину их малой работоспособности. Эльфы долгоживущая раса. Ее представители, как правило, не воспринимают и не обрабатывают информацию с привычной нам скоростью. Стресс от смерти, последующего воскрешения и последовавшей за ним жизни, назвать которую спокойной не смог бы и самый безнадежный адреналиновый наркоман, временно заставил выложиться на все сто, но год, проведенный в относительной тишине и покое, сказался пагубно. Если представителей ушастой расы, не исключая нас с вами, периодически не пинать, их темпы развития не остановятся, но замедлятся пропорционально грядущим столетиям, которые надо как-то пережить не особо рискуя собой. Дроу почему имеют репутацию существ поголовно обладающих коварством, которое предусматривает определенное количество ума? Да потому как темный эльф если расслабится, то умрет. А позволить себе закостенеть в их среде не сможет даже тот, кто взобрался на самую вершину социальной пирамиды. А то живо вниз спихнут с кинжалом в спине.
  -Ну, возможно, - задумчиво подтвердила Кайлана. - Но что-то я себя поглупевшей не чувствую. Хотя последние полгода порядочно себя запустила, даже засыпать спокойно стала без ловушек перед кроватью, с одним кинжалом под подушкой.
  -Может ты просто в тот день не выспался? - пожал плечами Семен, видимо не убежденный в правоте слов правителя и поддерживающий мнение бывшей жрицы Ллос.
  -Я тоже сначала так подумал, - со вздохом признался Михаэль. - Увы, но небольшая проверка, с решением простых геометрических и алгебраических задач, на которые классе в десятом ушло бы максимум полчаса, затянулась едва ли не на весь вечер. Атрофирующийся мозг не болит, но от того становится не менее фатален. А потому нам, если не хотим стать подобием обросших мхом пеньков из Древнего леса, нужно общаться с представителями других этносов, всегда способных выкинуть что-то новенькое, причем относительно много и часто. Информационный голод эльфам не менее опасен, чем обычный. Если у западных сородичей такой подход работает, то и нам это же средство должно помочь.
  -Хм, - не замечал за собой подобного, - тоже не на шутку заинтересовался сделанным Михаэлем выводом архимаг. - Впрочем, затворником, удалившимся от мира, меня лишь считают. На самом-то деле всегда есть чем заняться и с кем поболтать. Пушистик, демоны, Протоклис...Мда, невелик список. Надо бы завести нечто вроде дневника и сравнить продуктивность моих исследований, перемежаемых прогулками куда-нибудь поближе к цивилизации и идущих в обычном режиме. А то со всеми этими делами совсем разгадку тайн Вселенной забросил.
  -А потому наш уголок пустыни срочно надо бы наводнять туристами, но их почему-то в окрестных странах практически не водится, - со вздохом заключил Михаэль. - А потому придется для начала удовлетвориться торговцами. Это и выгоднее, кстати. Но поскольку сухопутный путь по опасным пескам будет, совершенно точно, нерентабелен, товары и пассажиров везти придется морем.
  -Мих, - улыбнувшись, сказал ему Семен. - У нас в долине нет выхода к океану. И поблизости его тоже нет.
  -Знаю, - согласился правитель сумеречных эльфов и сделал рукой жест. Возникшие из ниоткуда духи сплелись под потолком просторной залы в неярко светящееся облако и приняли вид карты окружающих земель.
  -В центре, как вы видите, находится наша долина, - прокомментировал созданную его слугами иллюзию шаман. - Ее окружают с одной стороны горы, с другой царство Эрсийское. Хотя мне почему-то все время хочется назвать его халифатом. Перевал через хребет, удобный для проводки караванов, поблизости всего один, да и он, не сказать, чтобы очень уж хорош. Расширить его, наверное, можно, но вот пробить еще парочку, уверен, не дадут духи гор. С другой стороны этот путь упирается в земли королевства Феор. Там последние лет двести идет перманентная гражданская война всех со всеми, так что соваться в эту клоаку рискуют лишь за очень большие деньги и опасный участок предпочитают проскочить по быстрому. Хотя на крови, как правило, и делаются самые большие состояния. Не самый лучший маршрут для мирных торговцев, сами понимаете, хоть и весьма прибыльный. А потому нам нужен абсолютно другой способ контактов с окружающим миром. Вон там, где заканчиваются пески, начинается море. А оно при наличии кораблей предполагает куда большую свободу передвижений чем суша. И именно потому я отправил вождям племен весточку, что им пора собирать своих воинов в поход, а большую часть проводимых бывшими дроу учений и прочей деятельности свернул.
  -Ты хочешь завоевать побережье? - удивился Азриэль. - Но это война. Против которой, между прочим, активно возражала некая личность, которую наш самозваный король, не носящий корону, увидит, если посмотрит в зеркало.
  -А зачем нам эти километры песка от долины до линии прибоя? - хмыкнул шаман. - Нам море надо.
  -Что-то не улавливаю логики, - подумав, признался Серый.
  -Всего лишь два слова, - улыбнулся Михаэль. - Острова. Порталы. Благо последних я уже закупил штук двадцать. И, если верить обещаниям Келеэля, скоро его знакомые гномы привезут еще.
  На несколько мгновений в помещении воцарилось молчание.
  -А ведь может сработать, - задумчиво пробормотал Азриэль. - Не знаю, насколько правитель Эрсийского царства жаден до территории, но какую-нибудь скалу, торчащую из волн или даже клочок суши, сравнимый по площади с уже озелененной нами пустыней, то есть гектаров двадцать-тридцать он, скорее всего, уступит.
  -Не быть тебе завоевателем, - фыркнула Кайлана. - Видишь эту россыпь точек на карте, которая на самом деле вполне себе приличный архипелаг? Ее нужно прибрать к рукам целиком и полностью, иначе, больше чем уверена, купцов будут поджидать пираты, на проверку оказавшиеся военными моряками, патрулирующими границы!
  -Нам нужен мир, - хмыкнул Шиноби. - Желательно весь.
  Дроу заинтересованно поглядела на эльфа, будто невзначай принимая более раскованную позу, позволяющую лучше оценить ее фигуру. Верность своему мужу-некроманту, которого ей навязали насильно, скрепив брак благословлением Протоклиса, верховного жреца бога гномов, она соблюдать явно не собиралась. Убить искренне презираемого и ненавидимого супруга прямо или косвенно бывшая жрица Ллос не решалась из-за угрозы божественной кары. Причем доказательства того, что она последует незамедлительно и окажется весьма суровой ей являлись неоднократно. Та же причина заставляла темную эльфийку беспрекословно слушаться навязанного ей в мужья человека. Правда, ей уже удалось найти во вроде бы не оставляющих свободы правилах лазейки, воспользовавшись брошенной в сердцах фразой 'Да спи с кем хочешь!'. Тогда было еще много чего сказано и не удивительно, что некромант забыл о, фактически, разрешении ему изменять. Да оно и неудивительно, ведь Кайлане пришлось заплатить за свою грубость тяжелыми травмами, вплоть до переломов, которые ей нанесла божественная сила, когда-то скрепившая их брачные узы. Бог гномов, по мнению всех остальных рас кроме коренастых бородачей, являлся исключительным женоненавистником. Дроу уже пыталась однажды заинтересовать своим телом Михаэля, но выбрала для этого крайне неудачный момент, что стоило ей изрядного количества нервов, клочка волос, пары царапин на лице и вечной подозрительности со стороны Лики. Своего же супруга Аласазора Кайлана не без оснований считала личностью бесхребетной и не способной самостоятельно что-либо ей сделать. Ну, если, конечно, она не попытается мешать его работе, которую маг смерти любил больше жизни. Впрочем, волшебник отвечал супруге взаимностью, и даже приняв омолаживающий эликсир, за который сумеречные эльфы и купили его верность, навещать ее спальню вроде бы не собирался. Во всяком случае, по своей воле.
  -Ну, в данном случае Кайлана со своими милитаристскими замашками права, - согласился с дроу Михаэль. - Тем более, самое интересное, острова то эти, достаточно большие и плодородные, владыке Эрсийского царства и не принадлежат.
  -А кому? - заинтересовался Серый. - Ведь не стоят же бесхозными, если, конечно, там есть хоть клочок земли, пригодной для возделывания.
  -Местным племенам людоедов и нежити, - вздохнул Михаэль. - И, сдается мне, договориться с ними не стоит и пытаться. В этих краях некоторое количество лет назад жил, жил и помер архимаг, специализирующийся подобно Келеэлю на темных аспектах искусства волшебства. Звали его то ли Снурф, то ли Снерф, тут мнения историков расходятся. Чародей, обосновавшись на одном месте, выселил с архипелага всех остальных, сделав его единоличными владениями. Вот только окончил свои дни он то ли не до конца, то ли вообще решил остановиться на половине пути, став архиличем, но чего-то напутал в процессе.
  -Последнее, - вздохнул пятитысячелетний эльф в своем доме, ненадолго отвлекаясь от иллюзии. - Снорф был талантлив. Для человека. Но нужного опыта в обращении со стихией смерти у него не было. Да и использовал он, судя по косвенным, признакам, ритуал, разработанный темными эльфами для самих себя. А у них же совсем другое строение тела и минимум по три спрятанных ловушки на каждой странице любого серьезного текста по волшебству!
  - Жил волшебник не слишком уединенно, имел учеников, множество слуг и гарем, - продолжал рассказывать Михаэль. - На которых наложил хитрые заклятия собственного сочинения, не позволяющие им далеко и надолго удаляться от резиденции чародея. Это есть в хрониках. Когда с архимагом случилось несчастье, его мертвые создания взбесились и принялись рвать всех подряд, а оно исчезать и не подумало. Выжившие бросились кто куда, но далеко удрать не смогли. Чары не пустили с архипелага. Снять их оказалось не то чтобы совсем невозможно, но нужна была работа другого высшего мага, сравнимая по сложности с воскрешением. Таковых благодетелей в достаточном количестве не нашлось, и в мире появилась новая своеобразная народность, привязанная к определенному ареалу обитания. Разобраться же с записями архимага о том, как тот наложил свое волшебство и отменить его, не получилось. В мире мертвых Снурфа не было, а ступившие на остров, принадлежащий ему, назад почти никогда не возвращались. А те, кто все же смогли это сделать далеко не ушли и навидались там такого, что решили навек завязать с приключениями.
  -Я дошел до самой башни Снорфа, - припомнил Келеэль. - Сначала правда в одном поселении местные нравы и традиции волшебства попробовал изучить, но не нашел с его обитателями взаимопонимания. Хорошо дрались, мерзавцы. Особенно впечатлила меня туча поднятых из могил комаров, в которой совокупный вес особей, наверное, превосходил рыцаря в броне и с конем. А оттуда уже отправился к резиденции своего покойного коллеги. Кстати, наверняка это он посылал тех воров, которым все-таки удалось забраться в мою библиотеку лет за сорок до того, как все случилось. Интересно, кто это был? Найти их так и не удалось, а жаль, такие специалисты пригодились бы. Помню, на пристани меня встречали четыре костяных дракона, полтора десятка низших вампиров, столько же весьма качественных умертвий, более мелких тварей, вроде обычных призраков и толпа ходячих мертвецов. Последних даже приблизительно не считал. Но было их много. Половину резерва потратил, превращая нежить в прах, и левой руки лишился. Пришлось вернуться домой и лечиться. Причем сил, потраченных на то, чтобы вернуть конечность ушло больше, чем если бы новое тело создал, причем раза эдак два.
  Второй раз шел по запомненным координатам порталом, под невидимостью, да еще и со всеми своими архиличами, на всякий случай. На этот раз к цели добрался без проблем, но внутрь не полез, так как не был уверен в безоговорочной победе. Даже через стену можно было ощутить внутри присутствие существа, не уступающего грубой силой князю Западного леса. Конечно, на моей стороне были численное превосходство, мастерство и опыт, но рискнуть все же не решился. Где я, случись чего, замену таким хорошим инструментам найду? Погибший был талантлив. Может быть даже гениален. Но, увы, слишком часто упускал из виду незначительные, на его взгляд мелочи. К примеру, то заклятие, наложенное на учеников и слуг. Больше чем уверен, он вовсе не собирался делать его наследуемым их детьми и внуками.
  Тут пятитысячелетний архимаг спохватился и заставил иллюзию, вернуться к тому месту, с которого он погрузился в свои воспоминания.
  - Жители архипелага довольно скоро обнаружили пугающую закономерность, - вздохнул Михаэль, продолжающий рассказывать свои друзьям о произошедших в не такой уж глубокой древности событиях.- Каждый из них, кто умирал, после смерти очень быстро вставал. Причем нередко из могилы выбирался не просто едва шевелящийся зомби, а не самое слабое умертвие. Ученики архимага пытались разобраться с проблемой, но в большинстве своем добились лишь того, что умерли, нарвавшись на встроенную защиту и стали личами. Но даже в таком состоянии охрана учителя, возможно вместе с ним самим, продолжала их атаковать при приближении к острову, где располагается башня некроманта. Выжившие стали племенными шаманами новообразовавшегося народа, которые, однако, сумели договориться со своими свежеупокоенными коллегами. В результате живые и мертвые образовали нечто вроде симбиотического союза, правда, разделившись при этом на фракции, частенько воюющие между собой. Культурный обмен шел в обе стороны, в результате чего традиции у пока еще дышащего на архипелаге этноса сложились своеобразные. И слово чужак в их языке синоним слова пища. Теперь, спустя сотни лет, в тех краях настоящий рассадник живых и не очень некромантов, запертых на маленькой территории. Удрать с нее им не получается даже в мертвом состоянии.
  -Жутковатая история, - передернул плечами Шиноби. - Почему я ее раньше не слышал? Ведь это же, фактически, в двух шагах!
   -Ну, с местным населением мы общались мало, - пожал плечами Михаэль. - А для них, в большинстве своем, это лишь жуткая легенда. Ну, вроде как для жителей Прибалтики хроники ликвидации Чернобыльской АЭС. Вроде и было, но давно, далеко и как бы не совсем с нами. А сейчас так и вообще случившееся полностью безопасно, если не соваться, куда не надо, до которого еще и при всем желании не сразу доберешься.
   -И ты предлагаешь нам драться с, фактически, народом некромантов? - скептически осведомился Серый. - Нас же просто перебьют!
   - Все не так плохо, - покачал головой шаман. - За прошедшие практически без контактов с внешним миром столетия потомки учеников и слуг архимага сильно деградировали. На их острова только в этом веке минимум трижды заплывали мореплаватели, сумевшие вернуться обратно. И на их корабли нападали небольшие галеры без парусов, влекомые лишь веслами, за которыми сидели скелеты и зомби. А те, кто ими управлял, были в большинстве своем вооружены костяным, каменным или даже деревянным оружием, пусть и не плохо зачарованным. Ну и темной магией, само собой. Не веришь мне, спроси у Аласазора. Он в молодости видел дубину, привезенную из одной такой экспедиции. Мы их сделаем. Особенно если будем зачищать острова по одному и не связываться с объединенными ратями, если таковые появятся. Только для начала потренируемся, как следует. На орках. Я с князем Западного леса, который позавчера заскочил за парой литров спирта на опохмелку, уже договорился. Он переправляет нас в окрестности города зеленокожих, которые ему чем-то мешают, а мы их грабим.
   -Нет, Мих, ты точно какими-то травками накурился, а потом немытым мухомором заел, - вздохнул Шиноби. - Так, народом, встаем, расходимся. Увидит кто этого венценосного алкаша, который у нас половину запасов спиртного выхлебал, дайте ему в рыло, пожалуйста.
   -И выйдя на орбиту, передавайте привет инопланетянам, - продолжил высказывание друга Сергей. - Семен, ну ты соображай, какую чушь несешь. Князь может и вечно пьян, но при необходимости испепелит слишком наглых личностей, не приходя в сознание.
   -А чего он? - не пожелал молчать Шиноби. - Пьет, шляется как у себя дома. За последний год ни одного месяца не помню, чтобы его помятая рожа хоть раз да не мелькнула в окрестностях. Хорошо хоть к девушкам не пристает.
   -Траур у человека, ну то есть эльфа, чего ж вы хотите, - пожал плечами Азриэль. - Месть свершилась, внутренних врагов, какие в стране были, прижал, теперь можно и погоревать. С его здоровьем, кстати, запой продлиться может лет пятьдесят. Ах да, передайте кто-нибудь князю при следующей встрече, здание посольства для дипломатов из Западного леса мы на прошлой неделе достроили. Пусть в следующий раз как выпить заявится, их с собой прихватит. Или может его где-то в пирамиде прямо сейчас поискать? Наш шаман накуренным или пьяным далеко уйти не мог.
  - Сидеть! - прикрикнул на друзей Михаэль. - Я трезв и серьезен как никогда! Острова мы можем и на потом оставить, а вот орков побить надо обязательно.
  -С чего вдруг?- удивился Серый. - Во имя расовых стереотипов что ли?
  -Да если бы, - вздохнул правитель сумеречных эльфов. - На это есть целых три причины. Первая, Сумрак все еще едва заселен. Не говоря уж о всей долине, по которой кочуют абсолютно не цивилизованные племена. Короне в моем лице банально нужны подданные. А то стыдно сказать, за обычными конфетами, которые наши девочки, забывшие благодаря подаренному архимагом здоровью про страшное слово 'диета', очень любят трескать в сумасшедших количествах, приходиться телепортом прыгать. А вчера у меня порвалась самая обычная подушка и оказалось, что новую найти сложнее, чем призвать из Бездны демона и заставить его спилить собственные рога. Духи полстраны перерыли, пока нашли одну среди военных трофеев какого-то запасливого вождя. А ведь нужны еще кожевники, портные, да просто крестьяне! Семен, скажи, это нормально, когда глава внешней и внутренней разведки по грядкам с арбузами ползает, собственноручно выпалывая сорняки? Или скажешь, на прошлой неделе в теплице был не ты?
  -Пункт первый принимается, - поспешно заверил шамана Шиноби. - Только ты уверен, что орки с энтузиазмом воспримут предложение на нас поработать? Пусть даже под магической клятвой верности
  -Шутишь, - удивился Михаэль, - я имел в виду рабов зеленошкурых. Работать представители этой расы в общем-то могут, но не любят. А потому занимают почетное второе место по количеству пленников после дроу. Но к темным эльфам я лезть не хочу, можем кровью умыться в их подземельях.
  -Так и будет, - настольгически вздохнула Кайлана, видимо вспоминая о доме.
   -Вторая причина, - продолжил шаман, - духи. Сила того, кто с ними общается, во многом зависит от репутации. И если всему миру, следящему за новостями из нашей пустыни, я известен как высший маг, то в реальности же мне до такой планки еще тянуться и тянуться. Тот же князь Западного леса, если протрезвеет, завяжет такого выскочку узлом и не особо запыхается. А вдруг к нам в гости заявится недружелюбно настроенный архимаг? Покровительство Келеэля это хорошо, однако же и самим расслабляться не стоит, он ведь может и просто не успеть вовремя. Артефактные костыли, построенные на земных знаниях, не в счет, уж слишком они специализированы и применить их без подготовки очень сложно. Но если накостылять более опытным шаманам, заключившим контракты с могучими сущностями, то последние автоматически поднимут мой статус в своих глазах как минимум до ранга уже побежденных противников. А значит, великие духи начнут откликаться на просьбы или предлагать сделки. А их свита будет беспрекословно слушаться того, с кем имеют дела патроны этих странных созданий.
   -В целом понятно, - задумчиво пробормотал Азриэль. - Повышение уровня вещь нужная. А третья причина какая?
  -Обещание, которое я опрометчиво дал, но не слишком стремлюсь исполнять, - со вздохом признал Михаэль. - Когда Вику захватили, то я сказал Крыргу, что если с ее головы упадет хоть волос, то буду мстить. А знак богини Олерии, который был гарантом мирных переговоров, сработал как своеобразное святилище или алтарь. Высшие силы сочли эту угрозу клятвой. И теперь духи начинают недоумевать, почему я ее не исполняю. Бунта, конечно же, не случится, но если в ближайшее время не начну ходить к оркам в гости с приветом и обнаженным мечом, власть моя над ними ослабеет процентов где-то на пять или шесть. Я ее, конечно, со временем верну к прежним показателям, но все равно допускать такого развития событий не хотелось бы. Ну, так что, быть походу?
  -Куда же нам деваться, - хмыкнул Серый. - Раз девочки хотят конфет и запасную подушку днем с огнем не найти. Значит, сначала к оркам и если наша армия хорошо себя покажет, то потом подумаем о захвате островов?
   -А как мы попадаем то туда?- скептически осведомился Шиноби. - Кораблей в наших песках что-то не видно. И мореходов тоже.
   -Наймем какую-нибудь посудину в ближайшем порту вместе с экипажем и запихнем на нее штук шесть стационарных порталов, - пожал плечами Азриэль. - Это даже мне ясно. Их пропускная способность, к сожалению, ограничена, но если высаженный лагерь продержится пару дней, мы сможем переправить туда всю нашу армию. Вот только зачем спешить с этой экспансией? Может, стоит сначала подождать еще хотя бы пару лет, чтобы укрепиться получше? Прежде чем лезть с чужие земли, стоит хорошенько разобраться со своими. Вы вы, к примеру, знаете, что древний храм, в котором мы сейчас обитаем в этих краях далеко не единственный?
   -Конечно, - кивнул шаман и иллюзия, парящая под потолком украсилась несколькими значками. - Поблизости есть еще пять таких же строений. Три разрушены полностью и представляют интерес исключительно для археологов. Одно частично сохранилось и используется родом Степного Ковыля как гробница, куда они сносят своих покойников да и оставляют их там мумифицироваться в сухом воздухе пустыни. Одно ушло под землю по самую крышу и входа в него никто не знает. Возможно, в нем то как раз и стоит порыться, но это можно отложить на потом. Торговля же с другими странами нам нужна уже вчера.
   -И что же мы будем продавать?- скептически осведоился Семен. - Шуры здесь нет, но и без нее, как бы заведующей всем честно и не очень честно нажитым добром, ясно отсутствие у нас самостоятельно производимых товаров. Ну, может того скота, который разводят кочевники. Но гонять через порталы коров и лошадей будет настоящим расточительством!
   -Вовсе нет, - не согласился с ним Михаэль. - Телепорт, используемый аккуратно, без больших нагрузок, может служить сотни, если не тысячи лет. Если честно, у меня на эти каменюки с вложенными в них плетениями большие надежды. При условии, что их удастся накопить достаточно, а лучше бы научиться производить самим и проблемы с энергией будут решены, они полностью заменят дороги. Не придется больше грызть себе ногти, решая проблему нехватки...да хоть чего! Воду для полива можно будет не тянуть с другого плана, а просто брать из ближайшего озера. Есть почти бесхозное, но жизненно важное для Сумеречного леса месторождение на другом конце континента? Оно будет нашим. И продукция из него моментально окажется на складах, как бы далеко они не находились. Удаленность от центра так же фактически исчезнет. Место, куда самое высокое начальство в случае собственного желания доберется за пять минут глухой и дикой провинцией быть не может.
  -Твои наполеоновские планы, конечно, хороши, - преисполнился скепсиса Рустам. - Вот только чего ж у нас в пирамиде пока стоят лестницы а не телепорты? И почему мы по-прежнему трясемся над тем единственным зеркалом, которое играет у нас роль скважины?
  -Сказать проще, чем сделать, - буркнул мгновенно смутившийся шаман. - Духи принципиально не умеют изготовлять сложные артефакты. Тут классическая, по местным меркам, магия нужна. Причем приближенная к высшей. А уж портал на элментальный план воды...я разослал объявление о том, что готов купить такие вещи за любые разумные деньги, но что-то никто не торопится их предлагать.
  -За золото такие вещи не продают, - покачал головой Келеэль. - Надо было на обмен предложить омолаживающий элексир или какие-то знания. Тогда бы, возможно, сделка и состоялась бы. Надо будет Михаэлю при следующей встрече на это намекнуть.
  - Не спорьте с Михаэлем, он, когда тянется к звездам, достает, по крайней мере, до верхушки гор, - неожиданно пришла на помощь правителю сумеречных эльфов Кайлана. - Был бы порт, а что ввозить и вывозить найдется. В конце-концов теми же рабами, которых в человеческих городах нахватать легко, торговать можно. Ах, простите, все время забываю, вы такого не одобряете.
  - В крайнем случае, используем его для того, чтобы закупать в промышленных объемах необходимые нам вещи, - подумав, решил Серый. - То же железо, например. Больших месторождений руд поблизости, если верить кочевникам, Михаэлю и его духам, нет, и не было. В крайнем случае, построим свои суда. Быстрые, вместительные, не зависящие от парусом благодаря двигателю и винтам. С таким преимуществом им не будет равных в мире. Ну, за редким исключением в виде плавсредств, управляемых гидромантами. Но запасы сил волшебников далеко не бесконечны, а духи за возможность мотаться к меллорну и заправляться энергией батрачить согласны до тех пор, пока это дерево стоять будет.
  -Не совсем так, но близко, - подтвердил Михаэль.
  -Гладко было на бумаге, но забыли про овраги, - недовольно пробормотал Серый. - Ладно, если уж Мих решил в морг, значит в морг. То есть на острова с нежитью.
   -Боюсь, это не будет легкой прогулкой, - покачал головой Келеэль. - А я, как назло, даже предупредить о возможностях живущих на островах некромантов предупредить не могу. Надо же делать вид, что сейчас лежу где-то в укромном убежище и занят процедурой омолаживания еще, как минимум, несколько месяцев. Ладно, будем надеяться, Михаэль благодаря своему пророческому дару знает, что делает.
  Глава 6
  Каэль пребывал в том состоянии, когда даже самые крепкие духом начинают потихоньку задумываться об уходе из жизни. Можно и самостоятельном, если не будет вариантов подостойнее.
  -Казалось бы, у меня все есть, - думал эльф, рассматривая текущую неподалеку воду. - Свобода, магия, женщина, оружие, молодость и даже некоторое количество подчиненных. Ну чего еще желать? Вот разве что другого командира. Но такого счастья эльфу, которому фатально невезло еще с самого рождения очевидно судьба не доставит. Так может, стоит бросить всю эту мирскую суету и попробовать завоевать себе бессмертную славу, сразившись, к примеру, с драконом? Нет, с гигантским огнедышащим ящером, пожалуй, все же не стоит. Очень уж далеко идти до тех, с которыми у сюзерена Михаэля нет дружеских отношений. Может сильного демона поискать? Череп одного такого создания вроде бы попадался недавно на глаза, а значит и собратья его найтись при должном усердии могут...
  -Ты меня слышишь или нет, дубина с листьями вместо мозгов?! - голос, отвлекший бывшего жителя Древнего леса от мечтаний о подвиге, в котором не зазорно будет и голову сложить, принадлежал Кайлане. Дроу. Властолюбивой психопатке и садистке, то есть достойной представительнице этой многократно проклятой всеми светлыми народами ветви перворожденных.
  -Готов повторить каждое ваше слово, о сотник, - солгал Каэль, умышленно оскорбив темную эльфику ее должностью, которая в женском роде, как правило, не использовалась. Молодой чародей искренне не понимал, чем он так провинился перед богами, что ему поставили в начальники представительницу этой расы.
  Кайлана несколько мгновений смотрела на него, а потом уселась на землю там же, где сидела и горько расплакалась.
  -Они меня обманули, - пожаловалась дроу своим невольным слушателям. - Мне обещали свой дом! Я спала и видела себя матроной! А получила всего-лишь мужа-тряпку, пятерых скандалисток и трех огрызков, которыми только уродливая рабыня и не побрезгует!
  -Почтенный Аласазор, - со вздохом обратился Каэль к своему коллеге, второму полусотнику и мужу устроившей истерику женщины. - Ваша жена очевидно забывает о своих подчиненных, готовых выполнить ее указания. И о трех молодых меллорнах, выданных владыкой Михаэлем для создания укрепленного лагеря, на базе дома...А как, кстати он называется?
  -Мы еще не решили, - некромант, выглядевший как человеческий мужчина лет тридцати, напоминал собственное творение меланхоличностью и общим состоянием одежды. Каэль долго пытался понять, как можно было так издырявить мантию чародея, отличавшуюся изрядной мятостью и где он сам был в это время.
  - Если внутри собственной одежды, - решил воин маг, - то передо мной как минимум лич. Прорехи в области сердца и почек очень напоминают след удара кинжалом, печень, судя по завернувшимся внутрь краям материи, должна была сгореть, ключица несет рваный след, оставленной вероятно когтистой лапой, а вот левое бедро выглядит странно. Может быть, это был вошедший слишком глубоко чекан? Или клевец. В любом случае после такого удара ногу бы, скорее всего, пришлось пришивать заново.
  -Мне обещали больше, - продолжала стонать Кайлана, выхватив свой кнут и в исступлении колотя им по земле. - Три десятка, ну хотя бы два! Они должны были стать моими! А Михаэль, чтоб ему...
  Из воздуха возникло небольшое светящееся облачко аморфной формы и влетело бывшей жрице Ллос в рот. Та в прямом смысле слова подавилась собственными словами и принялась откашливаться.
   Слуги правителя сумеречных эльфов, которых тот приставил к саженцам волшебных деревьев и командирам отрядов, явно не желают позволять попусту трепать имя их повелителя, - решил воин-маг. - Умные они у него какие-то. Или я теорию шаманизма совсем плохо знаю. Обычно жители иных планов в нашей реальности не ориентируются. Или, быть может, тот дал им приказ пресекать некоторые нежелательные ему разговоры?
  -О чем речь? - тихонько спросил Каэль у Аласазора.
  -Ей, - некромант кивком указал на супругу, - обещали куда больше подданных в новообразованный дом. Но Михаэль на днях пересмотрел свое первоначальное решение, и Кайлану пришлось сопровождать лишь тем личностям, которых он рядом с собой видеть по каким-то причинам не желал. Ну и мне заодно, но это ненадолго, уверен, скоро назад в мастерские вызовут.
  -Я бы на месте правителя сделал то же самое, - решил Каэль. - И вообще. Мне бывших шпионов обещали в подчинение дать, но в последний момент передумали и их услали куда-то еще. О чем ни капельки не жалею, без них думаю куда спокойнее будет. Будем ждать, пока она успокоится или пойдем отряд делить на полусотни и десятки?
  -Бери себе лучших, то есть прибывших во исполнение вассальной присяги кочевников, а я остальными займусь, - меланхолично пожал плечами человек. - Все равно командовать, как надо, не умею. А так самые слабые доходяги копыта откинут и начнут слушаться приказов беспрекословно, а остальные, наверное, все-таки станут настоящими воинами.
  Каэль немного подумал над предложением и кивнул. Беречь жизни людей, которые и составляли основную часть его новых подчиненных, он особо не стремился. Правда, о каре за неоправданные на взгляд сумеречных потери предупрежден был неоднократно.
  Спустившись с холма, на котором среди разнообразных ящиков и коробок с припасами осталась буйствовать дроу, полусотнки направились к реке и своим солдатам.
  -Можешь рассказать мне, кто здесь кто, - попросил темного мага Каэль, рассматривая небольшую толпу, разбившуюся на разнородные, но неизменно галдящие части. - Эльфов пропусти. Их я уже знаю.
  -Хорошо, - спокойно кивнул Аласазор. - Тем более, кроме тебя, твоей подруги и моей жены их всего-то шестеро. И, думаю, Кайлана согласится регулярно общаться лишь с ними. Да и тренировать ваших сородичей особо не надо, все равно в первых рядах в бой они не пойдут. Ну, разве что на скорпионе или в 'Буратинаторе'. Как магическая поддержка выступать эти сумеречные в принципе могут, но особых талантов среди ни нет, всех подающих надежды волшебников Михаэль себе оставил.
  Бывший пограничник Древнего леса согласно кивнул. Пятеро громадных насекомых и пара то ли големов, а то ли деревьев, были выделены сотне в качестве основной ударной силы в дополнение к странному артефактному оружию, называемому огнестрельным. И молодой эльф считал этого достаточным, чтобы лоб в лоб схлестнуться с одним или даже двумя магистрами магии или конной лавой, численностью в две-три сотни всадников. Правда, Каэль уже знал, что остальные отряды армии сумеречных эльфов будут обеспечены куда лучше, но надеялся с течением времени все же превратить выданные ему силы, не лучшего прямо сказать качества, в достойное воинское подразделение, пользующееся доверием и хорошим снабжением, а не дурной репутацией и выданными явно с неохотой огрызками.
   -Тогда для начала погляди на вон ту группку кочевников, которые даже сейчас с седел не слезли, - махнул рукой некромант. - Их почти шестьдесят. Дали магическую клятву о служении, но все равно считаю их не особо надежными. Михаэль, кстати тоже придерживается подобного мнения. Сначала ударят в спину не подумав и только потом умрут, удивившись и не успев осознать, что с ними происходит. Громкие. Шумные. Бестолковые. Вороватые. У каждого есть как минимум один запасной конь, который все время жрет и гадит. Семен, помнится, советовал сделать из них легкую кавалерию, способную обстрелять противника издалека или тревожить его ударами с фланга и тыла. Тяжелых бойцов у сумеречных вроде как хватает, а вот легких и быстрых мобильных отрядов, которых не особо жалко, явный дефицит. Может, возьмешь их себе всех сразу? Я с лошадей все время падаю и как командовать всадниками, просто не знаю. А быстро летать или бегать не умею.
  В голосе чародея прозвучала надежда.
  -Я подумаю, - вздохнув, пообещал Каэль, который хоть особыми кавалерийскими талантами никогда не блистал, но в седле хотя бы мог держаться. К тому же молодой эльф вовремя вспомнил, что конница, какой бы она не была, всегда считалась более привилегированной военной силой, чем большинство отрядов пехоты. И значит ее командир мог надеяться на большие трофеи. А их воину-магу, пока неизболованному роскошью очень хотелось. - Но пятерых-шестерых все-таки придется отправить во вторую полусотню как дозорных и вестовых. Да и учить их особо, наверное, не надо. И так все умеют, кроме как с огнестрельным оружием управляться.
  -Михаэль скоро обещал сделать каждому воину и командиру артефакты, позволяющие говорить друг с другом на большом расстоянии, - поспешил заметить Аласазор, который, судя по всему, категорически не желал видеть кочевников рядом с собой.
  -Вот когда сделает, тогда и изменим установленный порядок, пока выглядящий самым разумным, - настоял на своем решении Каэль. - А остальные кто?
  Краем глаза воин-маг заметил, что в степной траве, в паре шагов от него двигается необычное существо. Маленькая зеленая ящерка, будто свитая из прозрачных стеблей и веточек, с яркими цветками вместо глаз, передвигалась рваными прыжками, будто спасаясь от невидимых сапог, но упорно двигалась в одном направлении. Мелкий и безобидный свободный дух, один из тех, что наводнили Сумрак. Но здесь и сейчас его вроде бы быть не должно. Если, конечно, кто-то не приманил. Сознательно или не очень. И бывший житель Древнего леса знал поблизости лишь одну персону, к которой эти обитатели иных планов слетались как мотыльки к огню.
  -В основной массе бывшие рабы, которых сумеречные эльфы освободили в моем родном городе Тенелоке, - пожал плечами некромант. - Еще есть несколько переселенцев. Из них нам надо бы сделать пехоту, это, наверное, проще. Ну, думаю, я с этим разберусь. В конце-то концов, уж если даже безмозглых скелетов мог научить вращать саблей, то неужели с живыми людьми не справлюсь?
  -Ну-ну, - Каэль задумчиво осмотрел своих будущих подчиненных, которые с не меньшим любопытством и, пожалуй, даже некоторым презрением глядели на него в ответ.
  -Наверное, с дисциплиной будут проблемы, - решил он. - Придется показать силу. Значит, самые тупые экземпляры, забывшие о том, что высший маг наверняка найдет убийцу своего полусотника, попытаются убить меня. Что ж, после чудовищ пограничных лесов моей родины полсотни недовольных людей, вооруженных до зубов, выглядят не так уж и страшно. Главное не забывать перед сном обновлять защитные чары на своей палатке. И не пускать Сариэль никуда одну. Денщика к ней надежного приставить.
  В голову чародея закралась мысль, что настоящий сумеречный эльф в такой ситуации попробовал бы выпросить у некроманта немертвого стража. Перворожденным, да и всем остальным народам, в общем-то, конечно, противно, находиться рядом с мертвяком, зато они никогда не спят и абсолютно неподкупны. Но бывший житель Древнего леса к таким кардинальным изменениям своего привычного мировоззрения, как соседство с живым трупом, был определенно не готов и потому идею отбросил.
  -Так, вы, которые на лошадях! - Каэль решил приступить к своим непосредственным обязанностям. Языку, на котором говорили люди в этих землях, его обучил Михаэль, просто буркнувший воину-магу, заикнувшемуся об этой проблеме 'Завтра проснешься и уже будешь все уметь'. И, естественно, не соврал. - Я ваш новый командир. Подойти ко мне на десять шагов. Подойти ко мне на десять шагов, сказал!
  Кочевники лишь сгрудились сильнее и что-то загомонили в несколько десятков глоток сразу.
  Каэль создал в руке молнию, но потом, поколебавшись, заменил ее огненным шаром. Слабеньким. Стихия огня никогда особенно ему не давалась, но сейчас всеиспепеляющее пламя и не нужно было молодому чародею. Вполне годилось и его жалкое подобие. Сотворенное заклятие полетело под ноги самым дальним лошадям, взорвавшись снопом больно жалящих искр. Животные, недовольно заржав, ломанулись вперед, вынуждая тех из них, которые мешали им это делать передвинуться ближе к эльфу, на которого схватившиеся за оружие люди, будто сговорившись, начали извергать целые водопады брани.
  -Когда я говорю, вы молчите, если нет очень, повторяю, очень важной причины делать обратное, - громко сказал Каэль, вложив в голос толику магии, все-таки создавая свою любимую молнию и запуская ее в ближайших к нему всадников, которые, кажется, намеревались своего командира просто стоптать конями.
  Несколько тел, живых, но порядочно обожженных небесным пламенем, упали с седел под копыта вставших на дыбы коней. Оставшиеся в седле кочевники придержали своих лошадей.
  -Как ты смеешь?! - возмущенно заорал самый, видимо, наглый из них, протолкавшийся вперед. Из под копыт его лошади еле-еле успели выдернуть наиболее неудачливого кочевника. - Я хан Тахомай, глава рода...
  Каэль создал еще одну молнию. Послабее, но одному единственному человеку, хватило. Разряд опутал его фигуру, на миг будучи остановлен, очевидно каким-то защитным талисманом или амулетом, но потом все равно заставил длинные немытые сальные волосы человека встать дыбом, а глаза закатиться.
  -Вы все дали клятву верности владыке Михаэлю, - обвел своих новых подчиненных тяжелым взглядом воин-маг. - И значит, теперь будете ее выполнять. А как именно, решать мне. И первое, что я от вас буду требовать, это дисциплина! Есть не согласные? И не советую сыпать пустыми угрозами или пытаться ударить в спину. За первое накажу, за второе магия нашего правителя Михаэля при нарушении клятвы вывернет вас наизнанку!
  -Не пугай нас смертью, - произнесший это бритый налысо седоусый кочевник, несмотря на немалые годы сохранил крепкую фигуру и блестящие азартом молодости глаза, - полусотник. И не считай глупее себя. Самые горячие уже задохнулись, когда попробовали под покровом пощипать одного богатого бородатого недомерка, а остальные будут служить честно! Но мы воины и не потерпим унижения!
  -Если кого оскорбил, - хмыкнул Каэль, практически уверенный в том, что ему сейчас бросят вызов. Который придется принять. Примитивные дикари, к которым эльф относил подавляющее большинство людей, не способны были, по его мнению, ценить ничего, кроме силы. - Вы можете попробовать оспорить место полусотника, сразившись со мной в честном бою! По одному, естественно. Не сомневаюсь, лорд Михаэль только порадуется тому, что во главе отряда встанет более умелый воин.
  -Я же сказал, не считай нас глупее себя, - фыркнул седоусый, поддержанный согласным гулом голосов своих соплеменников. К удивлению воина-мага желающих самому стать главным среди кочевников не нашлось. - Мы уже видели как дерутся ушас...эльфы.
  Каэль согласно кивнул, когда человек проглотил окончание обидной клички народа перворожденных и рассеял молнию, возникшую в его руке.
  -Любой из вас силен как бык, а гибок как змея, - продолжал бритоголовый. - В честном бою, даже без мгновенно убивающей врагов громовой магии, один на один победу одержать просто невозможно. Знаю, пробовал. Семь раз. А лучше меня нет воина в степи. Может я и мой брат на одного тебя? Это будет честно.
  -Сумеречные жульничали, - мысленно хмыкнул Каэль, прекрасно знающий о том, что люди в грубой силе превосходят перворожденных. - Что ж, этого следовало ожидать, сам бы так сделал. Интересно, использовались чары для увеличения силы или они тоже заставляли врагов в нужный момент поскользнутся, как я планировал сделать с этим дикарем? Впрочем, неважно. Раз уже начали просить и торговаться, значит, готовы признать мое превосходство.
  Так и оказалось. Воин-маг довольно быстро перезнакомился со всеми своими людьми, назначил десятников, одним из которых стал тот самый седоусый и бритый налысо кочевник и лишь потом кинул взгляд на то, как идут дела у Аласазора.
  Некромант со своей ролью полусотника справлялся, причем вроде бы неплохо. Все оставшиеся наемники сумеречных эльфов дружно копали землю вокруг холма. Сверху на них с мрачным видом глядела немного успокоившаяся дроу, восседавшая на огромном сундуке как на троне. Под ее пронзительным взглядом спотыкались все, кроме десятка скелетов, которых супруг темной эльфийки, судя по всему, притащил на место временного лагеря с собой в одном из ящиков. Сам Аласазор с довольным видом и каким-то развернутым свитком в руках ходил между своими подчиненными и чего-то поправлял.
  -Наверное этот тот план обустройства лагеря, который выдал нам Михаэль, - понял воин-маг. - Мы должны сделать подготовительную работу, а потом через портал придут маги и помогут построить первые здания. Что ж, заставить копать этих гордых сынов степи, очевидно, не получится, но без дела их оставлять не следует, а то возгордятся и сочтут себя привилегированной кастой. А это новые проблемы в будущем.
  -В общем, так, бойцы, - обратился Каэль к кочевникам. - Как вы видите, готовится закладка дома, в котором мы будем отдыхать все то время, которое не будем тратить на тренировки и выполнение приказов нашего сюзерена. Главой его будет дроу. А потому ничего не делать не получится, иначе она совсем озвереет и спустит с лентяев шкуру и съест их живьем, а мне бы этого не хотелось. Иначе, какой же я буду полусотник без бойцов?
  Люди согласно закивали, начали поддакивать разнообразными вариантами фразы 'Темные эльфы такие, они могут', некоторые сделали жесты, отвращающие зло. Слышала бы это сама новоявленная матрона, она бы наверное немного погордилась заслуженной репутацией своей расы.
  -А потому ты, - палец Каэля уперся в седоусого, - найди, со своим десятком, конечно же, где здесь ближайшая стоянка вашего народа, пусть договорятся с Кайланой о поставках еды. А то ведь сама пойдет ее искать, и вряд ли мы обрадуемся супу из человеческих младенцев.
  Бритоголовый кивнул и воин-маг, окрыленный успехом, принялся раздавать указания. Один десяток он отправил за дровами, проигнорировав тот факт, что ближайший лес находится, вероятно, в соседнем государстве, два других поехали добывать дичь, призванную хоть как-то прокормить солдат, пока не будет налажено их снабжение, следующий пошел в дозор, а оставшихся эльф все-таки ссадил с седел и отправил на земляные работы к некроманту, сам, впрочем, оставшись среди истоптанной копытами земли.
  -Ты меня заметил, - хмыкнул воздух знакомым голосом и, спустя мгновение, в паре шагов от Каэля появился правитель сумеречных эльфов. - Ловко. Умеешь смотреть через слои реальности? Ценный навык. Обнаружить шамана, ушедшего в мир духов, способны немногие.
  -Нет великий, - покачал головой бывший житель Древнего леса, кивая на полуматериальную ящерку, буквально танцую вокруг высшего мага. - Просто духи начали стекаться к тому месту, где вы стояли, проявляясь даже в реальности.
  -Паразиты, - беззлобно вздохнул шаман, убедившись в правоте своего собеседника. - Нет, чтобы свою службу предложить, просто вьются вокруг, надеясь ухватить кусочек силы, уроненный более трудолюбивыми собратьями. А ну кыш!
  Обитателя иных планов подхватило ветром и унесло куда-то далеко, во всяком случае, Каэль потерял из виду полупрозрачное тельце в считанные секунды.
  -Низко пошла, - удовлетворенно заметил шаман. - Значит к дождю. Что ж, Каэль, со своими обязанностями ты, очевидно, справляешься, я рад этому. Думал, без трупов первый день не обойдется, но все ограничилось десятком ожогов и парочкой переломов. Маги, которые придут через несколько часов починят пострадавших за полчаса. Держи! Это тебе небольшое поощрение и аванс на будущее.
  Воин-маг рефлекторно поймал предмет, брошенный ему Михаэлем и только потом начал его рассматривать. Обычная серая коробка без каких-либо знаков, но с откидывающейся крышкой. Внутри оказалось несколько вычеканенных из тонкого золотого листа фигурок, буквально светившихся от наполнявшей их силы.
  -Награды, - пояснил шаман. - Будешь раздавать подчиненным, которые их заслуживают, оставив кое-что конечно и себе. Каждая из них является амулетом, к которому привязан дух, выполняющий определенную работу, помогая солдатам. Носить можно хоть все сразу, но эффект больше чем от двух одинаковых складываться не будет. Назначение их, думаю, понятно по внешнему виду?
  Каэль бегло перебрал пластинки золота, стоящие, вероятно не меньше чем дом где-нибудь на окраине Древнего леса. Щит, меч, лук с наложенной стрелой, фигурка атлета, бугрящегося мышцами, конь, казалось застывший на бегу. Не нужно было иметь много ума, чтобы понять предназначение магических вещей, угадываемое интуитивно. Но несколько наград все же не смогли вызвать у эльфа никаких ассоциаций, а одна так и вовсе очаровала его своим внешним видом. В небольшой сфере из темного хрусталя, единственном не плоском знаке отличия, был четко виден контур погибшего воина, сквозь доспехи пробилась изящная белая орхидея.
  -Что означают глаз с вертикальным зрачком, крест, покрашенный алой краской и тело с растущим из него цветком? - спросил воин-маг.
  -Возможность видеть магию и жизнь, - пожал плечами владыка сумеречных эльфов. - Быстрое заживление любых ран, мало уступающее знаменитой регенерации троллей и возможность воскреснуть после смерти, если амулет с мертвого тела отдадут мне в руки в течении двух-трех месяцев после гибели бойца. Таких, кстати, у тебя будет всего два, очень уж маленькой партией были сделаны. Келеэлем, между прочим, сам я такую тонкую работу пока не осилю, а он их на полевые испытания сразу полсотни прислал. Чтобы активировать любой из них достаточно капнуть на него крови владельца, но перенастройка уже невозможна, так что принимай решения о их выдаче мудро. Дополнительные поставки орденов, конечно, возможны, но для этого твоим подчиненным придеться совершить воистину эпический подвиг.
  Каэль сглотнул. Ценность вещи, которую он держал в руках, ошеломляла. За артефакты, сделанные сильнейшим магом мира, убивали не колеблясь. Одного из лордов-жрецов скрывающимся в серой шкатулке богатством подкупить было бы нельзя. Но вот остальные обитатели Древнего леса, даже самых высокопоставленные, пожалуй, готовы были бы отдать за одну из этих сфер что угодно.
  -Неделя после окончания строительства хатки для Кайланы у тебя на боевое слаживание отряда и ознакомление с нашим оружием, - отвлек его от то ли ужасных, то ли прекрасных мыслей голос высшего мага. - Потом начнутся тренировки. Первые семь дней будете стрелять по движущимся мишеням, которые отвечать не будут. Их я поставлю. Через полмесяца духи начнут отвечать слабой магической атакой, не наносящей особого вреда, но болезненной. Вроде тех молний, которыми ты сегодня устанавливал свой авторитет. На собственных ошибках учиться, думаю, получится лучше. И в итоге вас ждет бой с реальным противником, способным убить. Кто это будет пока не знаю, может какое-нибудь чудовище поймаю, может шайка разбойников поблизости отыщется, в крайнем случае, дистанционно управляемого Буратинатора со свитой из нежити выставлю. Выживете - пойдете в поход, который планируется в ближайшее время, передай это бойцам, думаю, их хорошо стимулирует добыча, обещающая быть щедрой.
  -Могу ли я узнать, с кем нам доведется сражаться, великий?- опасливо уточнил Каэль, из всех сил пытающийся изгнать из сознания образ растаптывающего все на своем пути и изрыгающего пламя и заклинания дерева, могучего и почти неуязвимого, стремящегося убить жалкую кучку ополченцев, возглавляемую командиром-неудачником.
  -С орками, - не стал делать из своих планов особой тайны шаман. - Будет налет на какой-нибудь из их городов. Ответный визит вежливости, так сказать. Но, будем надеяться, нам повезет больше чем тем зеленокожим, которых я потравил как тараканов. На этом все, готовься. Методички для обучения пользованию ружьями, пистолетами и грантами спросишь у Аласазора. Что непонятно, спросишь у него же, старик в теме разбирается превосходно, благо там и знать то особо нечего. В крайнем случае Кайлану или ее вассалов привлеки, уж они то все знают.
  На этих словах Михаэль поблек, будто истаивая под солнцем как какой-нибудь призрак, пока не пропал окончательно. Говорящий с духами ушел, воспользовавшись тропами своих слуг. А молодой воин-маг, окрыленный и, признаться, немного напуганный обещаниями шамана поспешил к некроманту. Прежде чем учить своих воинов обращению с оружием, называемым сумеречными эльфами огнестрельным, ему требовалось для начала хотя бы подержать его в руках. Срок же, отведенный шаманом на овладение боевыми артефактами, выглядел до ничтожного малым. Каэль уже даже начал было составлять примерный план своей униженно-извиняющейся речи, призванной вымолить у правителя сумеречных так необходимую отсрочку, но тут Аласазор, у которого бывший житель Древнего леса потребовал разъяснений и поучений, протянул ему тонкую книжицу. Фактически даже три не слишком больших листа, скрепленных между собой. И текста там было удивительно мало. Имя иных благородных, в котором перечисляются их владения, и предки до девятого колена длиннее было. Основную же часть содержания составляли небольшие, но весьма четкие черно-белые картинки, в которых показывались движения, которые нужно было совершить с оружием, чтобы оно сработало как надо. Или, по крайней мере, не убило своего хозяина.
   -И это все?- Каэль даже магическим зрением не поленился брошюру изучить. Вдруг тот кто ее составил, ну например сам высший маг или кто-то из его слуг забыл, что большинство простых смертных им не владеет.
  -Угу, - спокойно кивнул некромант. - Все кратко, четко, лаконично. Тонкости солдаты саами освоят, если не идиоты. Пособие рассчитано на неграмотного гоблина, так что, думаю, ты справишься.
   -Это сарказм?- неподдельно удивилась Кайлана, зачем-то подошедшая к мужу. - Ну, наконец-то ты проявляешь хоть какие-то достойные настоящего мага смерти эмоции! Мое обществе определенно двигает тебя в правильном направлении. Глядишь еще лет двести и наконец-то станешь настоящим мужчиной, которого и в любовниках иметь не стыдно.
  Судя по лицу, которое в ответ скорчил некромант, он твердо был намерен не допустить такого страшного для себя развития событий и намеревался ну вот прямо сейчас заняться каким-либо абсолютно немужским делом. Да хоть забеременеть. Воин-маг мысленно пожелал ему удачи и поспешил оставить супружескую чету, прихватив с собой из ящика, стоящего на вершине холма, несколько боевых артефактов под названием пистолет.
   Благодаря нарисованным подсказам бывший пограничник умудрился сделать свой первый выстрел из этого диковинного оружия практически сразу и немедленно оглохнуть.
  -Всегда эти великие маги забывают о какой-нибудь мелочи, - недовольно пробурчал эльф, тряся ушами, переставшими различать негромкие звуки, вроде поступи жучков в траве. - Хорошо хоть на этот раз мимо их внимания прошло всего-лишь заклятие тишины, а не элемент магического барьера, призванный сдержать призванного повелителя зла. Я хоть попал куда целился то?
  К своему неудовольствию воин-маг не обнаружил на приметном камне, в которой был направлен ствол его оружия, ни единой царапинки. Еще десяток попыток положения дел не улучшили. Попытки при помощи наглядного пособия разобраться с тем, что не так, успехом не увенчались и перворожденный принял решение немного сократить расстояние до цели. Со ста шагов до девяноста. Когда Каэль окончательно уверился в собственной бестолковости и бракованости подсунутой ему и его отряду партии вооружения, на грохот пальбы пришла дроу, которой, судя по всему, было решительно нечем заняться, ну в самом же деле, не землю же копать. Темная эльфийка практически вежливо, всего то пять оскорблений, объяснила, что из подобных артефактов бить предполагается практически в упор. И предназначены они, скорее, для рукопашной схватки, чем для дальнего боя. Хотя оружие сумеречных вообще назвать убийственно точным можно было лишь спьяну. Создавший его Михаэль счел, что облако летящих приблизительно в одном направлении маленьких снарядов, способных сразить сразу несколько врагов, пусть даже и не тех, в которых первоначально целился стрелом лучше, чем один убийственный выстрел точно в цель. Для Каэля такой подход был нов и в чем-то не понятен, но он утешился тем, что теперь становится ясна причина мизерности срока, отпущенного ему на подготовку отряда.
  Потихоньку подкрался вечер, но раньше, чем на небе зажглись первые звезды, открылся портал и из него высыпали те сумеречные эльфы, что отличались наибольшими успехами в искусстве магии во главе с шаманом. Оглядев выкопанный двумя сотнями живых и парой десятков мертвых рук котлован, они признали его достаточным и, создав круг, стали заливать четырехугольную яму в земли неким неаппетитным месивом серого цвета. Мутный поток быстро заполнял своеобразный бассейн, стучась тяжелыми волнами о десяток предварительно воткнутых в определенные места труб.
  -Что это такое? - подозрительно осведомилась Кайлана, с недоверием наблюдавшая за процессом строительства.
  -Цемент, - спокойно пояснил ей Шиноби, пришедший вместе с остальными, однако в сотворении чар не участвующий, но, видя непонимание в глазах дроу, дополнил свой ответ. - Смесь, после затвердевания становящаяся монолитной. Фактически жидкий камень. Михаэль хочет, чтобы постройки требовали капитальные ремонт так редко, как это только возможно.
  -Волшебством заставить течь скалы непросто, - задумчиво пробормотал Каэль, рассматривая строительство. - В этом веществе слишком мало магии, чтобы провернуть подобное. Тут скрыта какая-то загадка.
  -Простая алхимия, - настоял на своем Семен. - Известь, глина, капелька чар, заставляющих все это перемешиваться до образования однородной массы и вуаля, смесь, способная простоять несколько тысячелетий готова.
  -Кажется, - задумчиво пробормотала темная эльфийка, - рабы-гномы в наших городах тоже используют нечто подобное. И наказывать их за качество работы матронам на моей памяти не доводилось.
  После того как жидкий камень закончил плескать, на него медленно и величественно опустились вылетевшие из портала громадные каменные плиты, блестевшие гладкими срезами.
  -Лазером гранит тесали, - пояснил Шиноби и, видя непонимание в глазах собеседников, объяснил подробнее. - Тем световым кристаллом, который раньше на верхушки пирамиды стоял. Хотя он по своему действию, конечно, никакой не лазер, они совсем не так работают, но остальные меня не понимают, и продолжают именовать этот генератор не пойми чего, но с видимым излучением, лазером. А ведь взрывов цели он не дает, только ровный разрез....Ладно, не смотрите на меня так, это тонкости. Войны у нас пока все равно нет, вот и перекинули этот магический аналог бронебойной пушки на производство, так как скалы здешние можно пронять либо им, либо динамитом. А взрывчаткой вырезать стройматериалы для панельного дома даже у нашего шаманствующего Кулибина не получается.
  -Я помню, Михаэль хотел сам сделать нечто подобное, - оживилась Кайлана. - Я бы хотела такое оружие!
  -Пока руки не дошли, - со вздохом признался Аласазор. - Помню, привлекал он меня, чтобы проверить парочку идей в этом направлении, но сразу результатов добиться не получилось, вот и пришлось отложить на потом.
  -А жаль, - задумчиво пробормотал Семен. - Лазерная винтовка вещь хорошая. Упреждение брать не надо и, если проблему с рассеиванием импульса решить, дальность стрельбы будет неограниченная. Для снайперов самое то.
   Сверху на раствор, в котором каменными плитами и блоками намечались контуры будущей конструкции, подул горячий ветер, порывы которого ощущались словно дыхание вулкана.
  -Это надолго, - никто из эльфов не заметил как, но на расстоянии пары шагов от них оказался Михаэль. - Пошлите, лучше покажите мне, что там у нас с ужином намечается, а то голодный с самого утра как волк, даже не обедал сегодня.
  -А как же работа? - кивнул в сторону постройки Шиноби.
  -Без меня управятся, - махнул рукой правитель Сумеречного леса. - А завалят, не велика беда, начнут по новой. Да и вообще, пусть привыкают своими силами справляться, а не привлекать к каждой проблеме универсальную палочку-выручалочку в моем лице. В конце-то концов, царь я или не царь?
  Возражать высшему магу, который был способен, вероятно, сажать на трон династии и снимать их с оного никто не стал. А строительство крепости-дворца маги успели закончить даже раньше, чем он доел третью порцию, оставив голодными всю верхушку создаваемого поселения. Повар, назначенный некромантом из числа людей, не рискнул подавать правителю государства еду, которой намеревался потчевать простых солдат и даже немногочисленных рядовых эльфов.
  -Надеюсь, ты уже определился с тем, как будет называться мой дом? - Дроу выглядела даже более стервозно, чем обычно, но наглеть сверх меры не решалась.
  -Город, Кайлана, - поправил ее Михаэль. - Город, в котором ты и Аласазор будете наместниками. От клановой системы будем потихоньку избавляться, а не то по всем прогнозам раньше или позже междоусобные войны начнутся. Если раньше какой-нибудь внешний агрессор всех одним махом не прихлопнет.
   Темная эльфийка заскрипела зубами. Лицо ее исказилось злобной гримасой, а рука сжала рукоять кнута.
  Некромант остался совершенно спокоен и даже, как показалось Каэлю, взирал на разыгравшуюся сцену с легкой надеждой, что его экзотическую супругу все-таки пришибут.
  -Меразвец, - прошипела дроу в лицо шаманов. - Ты же обещал! При всех своих настоящих клевретах обещал! И как я могла поверить жалкому десятку отрод...
  Ее речь прервала гигантская капля, сгустившаяся из ниоткуда вокруг женской фигуры. Полыхнувший багрянцем контур магической защиты произвел на атакующее волшебство не большее впечатление, чем сухой лист, упавший на поток лавы. Аласазор подобрался, но спасать утопающую супругу не стал. Напротив, явно подумывал, как бы сделать так, чтобы она из водяной ловушки не выбралась. Но сегодня стать вдовцом ему было явно не суждено. Шаман рассеял свои чары, так же как и наложил их, в полном молчании и не шевеля даже бровью, заставив некроманта разочарованно вздохнуть.
  -Но не клялся, - пожал плечами правитель сумеречных эльфов, взирая на судорожно откашливаюся дроу. - И следи за языком, особенно при воспоминании о известном нам всем, кроме Каэля, разумеется, событии. Укорочу. Потом, правда, заново выращу, но будет обидно и больно. И потом, чем ты недовольна? Владение у тебя есть, население тоже, причем и то и другое халявное. А что оно такое плохонькое, так сама виновата. Выглядела бы на фоне постоянно экспериментирующего с магией и, как давно подозреваю, не совсем нормального ученого достойно, народ к тебе и потянулся бы. Усилий для этого надо было приложить совсем капельку. Не хамить, не требовать невозможного, не угрожать за каждую мелочь неминуемой расправой и не гнушаться и самой иногда поработать, а не только приказания раздавать.
  Каэль решил, что Кайлане было бы легче укусить себя за затылок, и покосился на ее мужа. Аласазор, судя по лицу, явно придерживался того же мнения.
  - А так эльфы, которым я предложил с тобой на постоянной основе соседствовать, - продолжал Михаэль, - устроили забастовку и грозились полноценным бунтом. Вот и пришлось отселять самых конфликтных и малоценных. Думаю, вы прекрасно с ними сойдетесь, так как имеется слишком много общего.
  -А меня то с ней за какие грехи отселили?- не выдержал, наконец, некромант. - Я же ничего такого не натворил!
  -Это решение далось мне непросто, - со вздохом признался шаман. - Ты лучший некромант, имеющийся в нашей стране и одновременно настоящий ученый, имеющий большой опыт в научной деятельности. Келэель не в счет, ибо он давно вне всяких рамок, возможно даже тех, которые установлены законами природы. И если что со мной случится, а это весьма вероятно, сможешь продолжить работы по подсказкам, которые сможет дать любой из нашей компании. Да и охотиться в случае уничтожения Сумрака за человеком, ничем особым себя не проявившим не будут, а помочь беглецам соправитель соседнего города сможет почти наверняка. Понимаю, быть запасным вариантом сложно, особенно в таком окружении, но я постараюсь, чтобы тебе как можно скорее доставили личный портал, которым можно будет пользоваться, чтобы попасть в центральные лаборатории. Скоро как раз крупная их партия от гномов должна прибыть. Что ж, кажется там уже второй этаж начинают делать, пойду прослежу, чтобы в стране не появился первый памятник архитектуры в виде наклонившегося черти знает куда здания.
   -Мерзавец, - в голосе дроу, глядевшей вслед уходящему правителю, как ни странно, особых эмоций уже не наблюдалось. - А я ведь почти поверила, что все будет хорошо.
  -'Все будет хорошо' и 'Все будет так, как я хочу', это две большие разницы, - сказал ей муж. - Постойте, Михаэль! А название то у этого поселения будет какое?
  -Ну, поскольку Сумрак у нас уже есть, - развернулся обратно правитель сумеречных эльфов, - то я хотел сделать что-то, связанное с рассветом. И больше всего мне приглянулся вариант 'Утренник'
  Кайлана зашаталась. Править городом с подобным названием было бы для жрицы Ллос, пусть и бывшей, настолько же приятно, насколько друида привлекла бы работа лесоруба. Взгляд ее метнулся сначала к собственному кнуту, потом к мечу на поясе Каэля. Воин-маг твердо решил, если дроу намеревается совершить самоубийство, он его ей, разумеется, одолжит. Тем более, лезвие давно не точенное.
  -Но Лика этот вариант забраковала, - со вздохом признался шаман. - Пришлось остановиться на 'Черном озере'. Кстати, место для плотины, чтобы организовать разлив, уже присмотрели.
  -Эх, - расстроился Каэль, поглаживая пальцами рукоятку мечами и смотря на немного пришедшую в себя дроу. - Надо было его ей протянуть! Жаль, не успел...
  
  Глава 7
  Глава 7
  -Ааа! - со смесью азарта и ужаса кричал кочевник, скачущий на лошади во весь опор и сжимающий в руке артефакт, называемой эльфами зажигательной гранатой. Его противник молчал. Потому как был деревянным.
   -Если он не попадет, я вырву ему, - Кайлана запнулась, то ли решив воздержаться от угроз, то ли выбирая на человека самое удобное для вырывания место, но почти сразу же продолжила, видимо придя к какому-то решению, - волосы!
  -О сотник, ты сегодня проявляешь странное миролюбие, - не смог удержаться от того, чтобы поязвить Каэль. Довольно быстро воин-маг выяснил, что дроу представляет собой двуногий аналог змеи с выбитыми зубами, не способный причинить вред любому из подданных Михаэля или гостей его страны иначе, чем защищаясь или по прямому приказу, а потому в словах себя часто не сдерживал. Единственное, чего не понимал бывший житель Древнего леса, это почему ее продолжает побаиваться ее муж, который и выдал эту страшную, во всяком случае, для бывшей жрицы Ллос, тайну.
   -Я не хочу этого делать, - то ли не поняла насмешки, то ли решила пошутить в ответ Кайлана, - но приходится. Этих бесполезных тупиц у нас осталось слишком мало!
   -Ааа! - кочевник наконец-то швырнул гранату в своего деревянного врага. И даже попал. Тяжелый овальный артефакт, сделанный из побега бамбука с наглухо запечатанными концами, заполненного алхимическим содержимым, ударился о чучело и немедленно исчез в легкой вспышке, разбросавшей вокруг на расстояние в несколько шагов горючую смесь.
   -Молодец! - громко крикнул Каэль. - Сегодня освобождаешься от несения караула!
  И тихо добавил.
  -Тем более, я его уже назначил. Кстати, никто не знает, что будет, если враг сумеет помешать духам, которые присматривают за правильной работой гранаты?
   -Эффективность уменьшится, - пожал плечами некромант, - но конструкция этого артефакта такова, что он сработает даже в том случае, если из окружающего пространства вытянут всю свободную магическую энергию, на одних только внутренних запасах. Правда, тогда взрыв будет куда слабее, осколки или горючая жидкость полетят куда попало, а не в направлении врагов. И пользоваться ими надо будет аккуратнее, станет возможна детонация от куда более слабых толчков, разрушающих тонкую перемычку между отсеками с солью, заряженный энергией разной полярности. Михаэль такие исследования специально проводил, а потому я знаю, что говорю.
   - Интересно, зачем это понадобилось, - задумчиво пробормотала дроу. - И как он представляет более острожное обращение с этим оружием. У нас и так шестеро этих вонючих дикарей уже выбыли из строя. Жаль, только двое насмерть, остальных пришлось не добивать, а лечить.
   -У нас нет столько рабов, сколько их развели вы в своих подземельях, - пожал плечами Каэль. - Население долины не велико. И один раз владыка Михаэль ее армию уже порядочно сократил. Если погибнут эти солдаты, новых придется либо призывать из иных планов, либо поднимать из могил, либо нанимать в землях людей. Смотря, что сумеречным покажется легче и дешевле.
  Подбодренные успехом первого своего собрата, остальные кочевники тоже поскакали к своим мишеням, расположенным на приличном отдалении друг от друга. Близких взрывов оружия сумеречных эльфов поначалу пугались и люди и кони. Четвероногих скотин владеющие в той или иной степени магией и эмпатией эльфы довольно быстро смогли приучить к громким звукам и вспышкам, отобрав самых флегматичных или, возможно, глухих и подслеповатых, но с людьми подобные фокусы без очень опытного мага разума не проходили. Аборигены пустыни, принесшие присягу, новое воспринимали медленно, неохотно и, лишенные возможности выкинуть внушающее опаску артефакты куда-нибудь подальше из-за угрозы сурового наказания, норовили все время схватиться за уже привычные луки и сабли. При том блестящего владения ни тем ни другим большинство их, исключая пару-тройку самых опытных, продемонстрировать не могли. Возможно, причиной этого были особенности выданного им вооружения.
  Всадники в войске сумеречных эльфов в обязательном порядке должны были носить не меньше десяти гранат и по паре пистолетов или ружей, не способных ударить далеко или прицельно, но на близкой дистанции пробивающих почти любые латы и многие примитивные защитные заклинания. Первые дикари, не раз державшие в руках дротики, бросали далеко и, в общем-то, почти всегда в цель или, во всяком случае, не слишком мимо. Взрыв, как правило, делал разницу, не достигающую пяти шагов, уже несущественной. Вот только происходил он не всегда. Чтобы артефакт сработал, требовалась откинуть в сторону защитную пластину на его корпусе, выполненную из все того же бамбука и повредить начертанную смесью из крови и стойких красок руну, защищающую его смертоносное нутро от произвольной активации. И вот про это солдаты частенько забывали, равняя ценность своего оружия простым камням, которыми даже при попадании в голову, защищенную мало-мальски приличным шлемом, никакого вреда не нанесешь. Кроме того два несчастных случая, отправивших на больничные койки четырех человек и в могилу, правда, ненадолго, одного произошли из-за того, что воины поначалу слишком мешкали с броском. Бывшего пограничника Древнего леса успокаивало только то, что число пострадавших практически полностью распределилось между пехотой, которой командовал некромант, ближайшей же ночью незаметно осквернивший свежую могилу. Аласазор вытащил оттуда все, представляющее для него интерес, и вернул захоронению первоначальный облик. Чтобы этого не заметили остальные, он даже не стал делать из свежего покойника слугу, а оставил его части хитро рассредоточенными среди своих вещей. Каэль и то об этом узнал лишь потому, что из-за врожденного недоверия к темным эльфам следил за дроу, по какой-то причине помогавшей супругу в его работе.
  С пистолетами и ружьями же была другая проблема. После каждого выстрела особую камеру, куда насыпался напитанный силой света мелко толченый уголь, смешивающийся с точно таким же древесным остатком, выглядевшим так, будто его из планов мрака принесли, требовалось тщательно прочищать перед закладкой следующего заряда. А то оставшиеся крупинки разнополярных сил вступали во взаимодействие со своими антагонистами, и происходила преждевременная активация артефакта, пусть и не слишком мощная. Если мелкий каменный щебень или иные снаряды, пусть и не набравшие своей смертоносной пробивной силы, летели в никуда, это еще полбеды. А вот при попадании в лошадь, другого воина или даже самого стрелка приходилось звать либо целителей, либо некроманта. Именно так и погиб один из солдат Каэля, заряжавший ствол перед самым лицом, но пренебрегший тщательным уходом за собственным оружием. Выстрел, произошедший из-за пары забытых в особой камере частичек, не оторвал ему голову, как должен был, но вогнал в нее несколько осколков, дошедших, как установил Аласазор, аж до задней стенки черепа и срикошетивших об нее.
  Но в общем же и целом их успехи, по мнению воина-мага, были не оспоримы. Пусть и с трудом, но назначенные сумеречными эльфами командиры смогли навязать своим подчиненным некое подобие дисциплины, которую даже разыгравшиеся трагедии не слишком поколебали. Правда, заслуга в том была не их личных качеств, а разрозненности и неприязни, которую люди, происходящие едва ли не из десятка разных племен питали друг к другу. Некромант тоже не оплошал. Пехота, набранная в основном из бывших рабов, более-менее стройно маршировала, палила в направлении мишеней и пугалась примитивных иллюзий различных чудовищ, насылаемых на нее чародеем. Обязательным снаряжением для них их служила пара гранат, по одной разрывной и зажигательной, ружье, ростовой щит и остро лопата с остро заточенным железным лезвием. Сначала, правда, вместо последних предполагалось дать людям обычные мечи и сабли, но периодически навешавший Черное Озеро Михаэль однажды увидел, как некромант заставляет их копать котлован для еще парочки зданий, предусмотренных проектом крепости, пробормотал себе под нос странное слово 'Стройбат' и исчез прервав свою инспекцию. Появился измотанный, но довольный как расставшийся с девственностью подросток, высший маг только на следующий день, причем далеко не с пустыми руками. Увидев то, что он раздает бойцам, Каэль окончательно утвердился во мнении, что этого эльфа с архимагом Келеэлем, всемирно известным своими странностями, связывают не только дружеские отношения. Полсотни лопат на коротких, едва ли с руку длинной, древках, светлеющих свежеструганной древесиной, были, несомненно, артефактами. Причем боевыми. Остро заточенные края, укрепленные наполненными просто чудовищной силы рунами, могли бы без особого труда рубить и резать плоть, защищенную не слишком качественными доспехами. И другой кандидатуры, кроме шамана, подходящей на роль их создателя, просто не нашлось. Только Михаэль мог совершить этот поступок в чем-то грандиозный, пусть магические вещи не отличались изяществом или сложностью, но зато их оказалось много, но полностью выдающий сумасшествие говорящего с духами. Ибо нормальному существу мысль вооружить свое войско вместо волшебного оружия волшебным инструментом для земляных работ в голову не придет.
  -Между прочим, - сказал тогда шаман Каэлю, которые очевидно плохо спрятал свои мысли, хоть и пытался изо всех сил это сделать, - у меня на родине считают, что гении и безумцы суть одно и тоже. Просто первые сошли с ума в правильном направлении.
   -Ты в нем явно далеко смог прошагать, - Кайлана, наблюдающая за вручением артефактных лопат тоже пребывала в шоковом состоянии, которое, впрочем, и не подумала хоть как-то маскировать. - После такого уже боюсь спрашивать, чего же дальше то будешь.
  -Ну и не спрашивай, - разрешил ей шаман. - Я сам скажу. Через четыре дня у вас будет первая тренировка с живым и опасным противником. Движущиеся мишени в достаточном количестве сделать не успел, так что придеться тренироваться в условиях, приближенных к боевым.
   Назначенный говорящим с духами срок истекал на следующие сутки и армия из сотни человек, вооруженных волшебным оружием и нескольких эльфов ждала его с плохо скрываемой тревогой.
   В назначенный день портал, ведущий в Сумрак открылся и из него бодро вышагала колонна странных существ, печатающих шаг с четкостью заслуженных легионеров. Очертания одних походили на человеческие, вот только сделаны были из спрессованного песка. Вторые напоминали помесь морского спрута с бамбуковым кустом. Собравшиеся на встречу дроу, некромант и эльфийский воин-маг при их виде отреагировали по разному.
   -Боевые големы, - мрачно констатировал во всеуслышание Каэль, мысленно прощаясь с должностью полусотника. - Они же порвут наш отряд в клочья.
   -Да нет, - как ни странно, но успокоил его никто иной, как вождь кочевников, ставший заместителем бывшего жителя Древнего леса. - Это не солдаты, это рабы. Они одно время работали на благоустройстве города, я знаю, видел, но потом исчезли. Плохо справлялись, все время рассыпались.
  -Средние по силе духи, заключенные в отвратительную по качеству оболочку, - разъяснил ситуацию некромант, который лучше всех знал большинство творения шамана. - Если бы дали им железные или каменные тела, получились бы сносные воины или работники, а так только смех один. И ломкие и капризные и за свою помощь сил много требуют.
   -Михаэля не будет, - сказал подходящей к сгрудившейся у портала группе Шиноби. - У нас чрезвычайно происшествие.
   -Какое? - встревожился Аласазор, почему-то покосившись на свою жену.
   -Князь Западного леса заявился запить свое горе нашим спиртом посреди ночи, - сквозь зубы процедил чем-то недовольный Семен, - и, поскольку остатками мозгов решил никого не будить, добрался до больницы где выпил поллитра метанола, после чего свалился, не сумев сотворить заклинания, спасающего от подобных отравлений. Человек бы помер на месте, но эту коронованную личность так просто не убить. И не вылечить. Фамильная сила его рода, оказывается, кроме плюсов имеет и некоторые минусы, которые лично я бы назвал полноценной мутацией всего организма. Михаэль уже четыре часа без перерыва чертыхается, приводя его полумагический метаболизм в норму. Звать же из дома профессиональных целителей венценосный алкоголик не хочет, ибо стыдно. Так что испытания буду проводить у вас я. Солдаты готовы?
   Все не сговариваясь, посмотрели на два отряда наемников, поступивших на службу к сумеречным эльфам. Кочевники, едва завидев выходящих из портала существ, которые не могли быть никем иным, кроме как противником с которым им придется очень скоро схлестнуться поголовно вскочили на лошадей и теперь, следуя заранее полученным приказам, рассыпались редкой цепью, готовой как атаковать врага, так и спасаться бегством в разных направлениях. Последний маневр был единственным, который, по мнению Каэля выходи у них практически идеально. Бывшие же рабы сбились своими щитами в геометрически правильный квадрат, напоминающий гнмоский хирд, вот только вместо длинных копий из-за преграды в виде оббитого железом дерева торчали короткие стволы ружей. Первую линию, обращенную к врагу, составляли скелеты, которых некромант при некоторых усилиях и наличии запасных частей мог после схватки и восстановить, если повреждения, которые получат костяки, окажутся не слишком большими. В середине построения осталось довольно много пустого пространства заняли эльфы, ставшие подданными Кайланы и немного владевшие магией. Предполагалось, что они будут по возможности отклонять вражеские стрелы и заклинания.
   -Пехоте бы артиллерию какую в центр, что через головы бить может, - просительно сказал Аласазор. - И на щиты не привычные руны упрочнения, которые еще в кузне нанесли, а что-нибудь получше. Да и кожаные доспехи не плохо бы заменить на нечто более существенное.
   -Минометов две-три штуки завтра привезу, - твердо пообещал Шиноби, - а вот с броней дела у нас обстоят не очень. Трофейная, которую собрали в основном с орков, почти вся такая, не любят они в большинстве своем кольчуги и латы. А про магические кольчуги и иже с ними даже и не заикайся, не будет ее для наемников в ближайшие годы. Совокупными усилиями никак не наделаем достаточно доспехов для наездников на скорпионах. Уж больно тонкая работа не только наложить чары, но и сделать так, чтобы они работали не все время, постепенно выходя из строя, а только в случае необходимости. Ну что, начинаем?
   - Сейчас, - ответила за всех Кайлана. - Только займем места среди своих рабо...людей.
   -Ну, нет, - вдруг усмехнулся чему-то Семен. - Первый раз им придется без командиров справляться. Марш!
   Песок и бамбук, получивший способность двигаться благодаря вселенным в него духам отреагировал на команду эльфа моментально. И если слепленные из самой сути пустыни фигры начали неумолимой волной надвигаться на своих противников, то вот оживленные кусты просто вытянули в их сторону свои руки-ветви, из которых немедленно стали вырываться снопы пламени и искр. Среди солдат вспухли облачка разрывов, многократный грохот пронесся над всеми близлежащими окрестностями, позиция пехоты и многие всадники скрылись под облачками густого зеленого дыма. Налетевший ветерок отнес некоторую его часть к порталу, заставив тех, кто там находился, сморщить носы. Воняло гадостно, казалось, в настойку на тухлой селедке добавили смесь из всевозможных нечистот, и получившееся жуткое варево подогрели на прогорклом жире.
   -Это конец, - довольно улыбнулась Кайлана. - После такого обстрела там не останется никого живого! Почему вы сразу не сказали, что мы собираемся истребить этих дикарей? Я бы помогла собрать их побольше.
  -Расслабься, - хмыкнул Семен. - Заряды учебные. Проще говоря это дымовые шашки. Видишь как улепетывают? Больные, раненные и мертвые так не могут.
  -Угу, - согласился с ним Аласазор. - Мои изделия могут быть уничтожены, но не испуганы. Если, конечно, за дело не возьмется высший маг. От них всего ожидать можно.
  Скелеты действительно остались стоять там, где стояли. Поколебать дух поднятых из могил костяков громкие звуки, яркие вспышки и противные запахи не смогли бы и за всю вечность. А вот люди неслись кто куда и явно не собирались останавливаться. Про магию сумеречных эльфов, угашающую целые армии они были наслышаны все до единого. Пехота, конечно, всадников догнать не могла, но отнюдь не из-за недостатка старания.
  -Как же нам их теперь вернуть? - обескуражено спросил Аласазор. - Разбегутся ведь по всей пустыне. А то и за ее границы выберутся.
  -Ничего, - уверил его Шиноби, - клятва, которую они давали Михаэлю, их быстро развернет куда надо. Я у него и амулетик специальный прихватил, на случай дезертирства отдельных солдат и даже целых отрядов. Как думаете, сочетания из зубной боли на обе челюсти и голосов в голое их за полчаса всех вернет или кто-то подольше протянет?
   Семен в своих предположениях ошибся. Самые трусливые, упертые, медлительные или просто заблудившиеся вернулись, подгоняемые причиняемыми невидимыми духами мукам только к следующему утру. Да и то троих не досчитались, причем всех из числа кочевников. Вряд ли они погибли в родных краях, скорее смогли отпугнуть слабейших из нематериальных слуг правителя сумеречных эльфов какими-нибудь волшебными предметами. Еще одну тренировку в тот день решили не проводить.
   -Ничего, - сказал на это Михаэль, который на следующее утро лично явился во главе песчаных и бамбуковых големов.- Пошлем их родам объяснение, что воины сбежали, испугавшись простых пугал, не способных причинить серьезного вреда и старейшины либо их обратно пинками пригонят, либо новых пришлют.
   Во второй раз солдаты, подготовленные к обстрелу, выдержали залп дымовых снарядов не дрогнув. Немало им помогло в этом обещание правителя Сумеречного леса в следующий раз заставить ловить беглецов своих знакомых драконов. И особо в речи, обращенной к паникерам, подчеркивалось, что они уже давно и поголовно жалуются на плохую кормежку. Громадных чешуйчатых ящеров, правда, с собой через портал шаман в тот день пока не привел, но никто не сомневался в легкой осуществимости угроз, щедро раздаваемых эльфом. Лошади кочевников, правда, все равно проявляли недовольство близкими взрывами и вонючим дымом, но их седоки были твердо намерены не допустить паники среди животных. Возможность пойти в прибыльный поход уплывала у них из рук, поскольку Михаэлю по его же собственным словам трусы нужны не были. А наглости, чтобы превратить вчерашнее бегство от почти безобидных хлопушек и кое-как ковыляющих големов в доблесть или хотя бы хитрый маневр не хватило ни у кого.
   Бамбуковые кусты отстреляли весь свой дурно выглядящий и пахнущий боезапас, к слову не великий и бодро, хотя и часто спотыкаясь, понеслись врукопашную, наметив себе основной целью квадрат пехоты. Каждый из них выставил вперед одну или две своих толстых конечностей, используемых как импровизированное тупое копье, способное однако сломать при точном ударе, особенно с разгона, руку или ногу.
   -Двигаются медленнее лошади, но все же быстрее, чем человек, - задумчиво пробормотал Каэль, сидящий на этот раз в седле и направляющий жестами своих подчиненных. - А насколько они хороши в битве?
  Кочевники, повинуясь командам эльфа, метнулись вперед, сжимая в отведенных для броска руках гранаты. Несколько раскручивали пращи, позволяющие кидать свои смертоносные заряды дальше, но таких уникумов было не много. Желающий воспользоваться подобным преимуществом сильно рисковал, ведь оружие могло взорваться раньше, чем отправиться в путь к цели. Всадники, растянувшиеся в цепочку, закрутили привычную для себя карусель, вот только вместо луков, по привычке таскаемых у седла, взяли в руки куда более совершенное оружие.
  Примерно треть гранат, которые метали кочевники так и не взрывалась, поскольку дети пустыни, распаленные азартом битвы, пусть и тренировочной, все-таки часто забывали про такую маленькую, но очень важную вещь как детонатор. Парочка впустую громыхнула в воздухе, порядочно не долетев до своих целей и не причинив никакого вреда. Но, по крайней мере, ни одна них не нанесла вреда никому из солдат.
   Ударные волны, смешанные с градом осколков и брызгами пылающей горючей смеси произвела на бамбуковых созданий прекрасный, с точки зрения Каэля, результат. К тому же нестройным залпом громыхнула пехота, поддерживая всадников. Разряженные ружья передавались внутрь строя заряжающим, а на смену им приходили готовые к стрельбе боевые артефакты. Вонючий зеленый дым, окутывавший их позиции, вряд ли делал солдат более мелкими, но злил их, безусловно. Едва ли не половина оживленных духами растений попадала на песок, потеряв равновесие и споткнувшись на бегу. Множество конечностей, состоящих из не слишком толстых пустотелых стеблей, поломались. Листья облетели. Некоторые големы, собранные из подручных материалов полыхали, разваливаясь буквально на глазах. Но даже в таком виде не чувствующие боли и страха от материальных ран духи вели свои временные оболочки вперед. А за поредевшей, но не остановленной зеленой волной мерно топали, чеканя шаг, состоящие из песка человекообразные фигуры.
   -В стороны! - скомандовал Каэль, пошедший вместе со своими людьми в контратаку, испепеляя молнией наиболее близко подобравшееся к нему творение шамана, размахивающее своими ветвями с грацией взбесившегося спрута. - Держим дистанцию!
   Почти все кочевники услышали и поняли его приказ, но парочка самых горячих попыталась испробовать на несущихся во весь опор кустах свои верные сабли. Одного из них моментально выбил из седла выставленный далеко вперед стебель, разломившийся от удара в щепу, но выполнивший свое предназначение. Второй же, попав в окружение, был почти моментально 'убит' ударом сздаи по голове, который даже не оборачиваясь нанес ему голем, чудом разминувшийся с еле успевшей отскочить в сторону лошадью. И не будь на воине шлема, смерть его могла бы стать совсем не условной. Впрочем, своим героизмом или глупостью они выиграли время остальным. Духи, управляющий деревянными оболочками замешкались, будучи вынужденными, обходить возникшее на их пути препятствие, причинять которому слишком серьезные повреждения шаман запретил накрепко, возможно даже под угрозой развоплощения.
   Всадники на лошадях, оторвались от преследователей и, растянув их строй, стали расстреливать противников из ружей или забрасывать гранатами. По одиночной цели воины промахивались куда чаще, чем по сплошной их массе, но тем нее менее исход их схватки был предрешен. Недостаточно быстрые, хоть и живучие, конструкции из бамбука, наполненного магией, разваливались одна за другой, будучи неспособными, догнать своих противников. Правда, еще несколько солдат настолько увлеклись борьбой с одной целью, что не заметили, как к ним слишком близко подобрались ее коллеги, но в целом Каэль считал свои потери, не достигшие и четверти из числа всадников, вполне приемлемыми.
   А тем временем более медлительные человекоподобные големы дошагали до пехоты. Выстрелы их проредили не сильно, осели обычными кучками песка лишь штук пять или шесть подобных созданий. Магия, которую применили стоящие в центре обороняющихся эльфы, принесла лучший результат, и примерно десяток наступающих фигур исчезли после удара, нанесенного дроу, объединившей собственные силы со своими новыми подданными. Земля разверзлась под ногами движимых духами кукол и те провалились в ее глубины. Кайлана, не по своей воле сменившая статус жрицы Ллос на подчиненную бога гномов весьма успешно училась владеть новыми силами. Но остальные чеканящие шаг и не устрашенные потерями шеренги навалились на стену щитов и, поднажав, прорвали ее. Единственными, кто мог их задержать оказались скелеты некроманта удары же, наносимые оружием простых людей, пусть даже сжимающих в руках зачарованные лопаты, были недостаточно сильны, чтобы развалить на части груды ходячего песка. А раны, способные стать для живого существа смертельным те попросту не замечали. Солдаты падали, расшвыриваемые обретшими плотность камня кулаками созданий шамана. В воздухе мелькнули гранаты, пущенные в ход солдатами. Большая их часть упала в конце строя атакующих существ, разметав его, но еще парочка зависла прямо в воздухе, над головами людей, а на воинов, что кинули их излился из ниоткуда водопад дурно пахнущей синей жидкости.
   -Вы будете наказаны! - прогремел над полем битвы голос Михаэля. - Причем не мной, а собственными сослуживцами. Придурки! Если бы не я, сегодня человек десять пришлось бы хоронить!
   Квадрат, образованный пехотинцами пятился, но продолжал сохранять некое подобие строя. Стрелять по врагам воинам, составлявшим его, стало сложно, но они еще сопротивлялись, а не бежали.Покончившая с остатками оживленных бамбуковых кустов кавалерия, ведомая Каэлем, ударила в тыл песчаным созданиям.
   -Не стрелять! - прошелестел в голове воина-мага приказ, отданный правителем сумеречных эльфов. - Пули отследить куда сложнее, чем более крупные снаряды. Могу и не успеть кого-нибудь спасти.
   -В копья! - отдал своим подчиненным приказ бывший житель Древнего леса, опутывая созданной молнией ближайших к нему големов. Кочевники не подвели и таранным ударом сократили оставшихся противников примерно наполовину. Груды песка по какой-то причине резко утратили свою живучесть и оседали даже от одной единственной раны. Остаток странных созданий добили саблями и лопатами, а из трех последних Кайлана, собравшаяся с силами для нового заклинания, просто исторгла управляющих косной материей духов.
   -Победа! - радостно кричали те из наемников Сумеречного леса, что остались целы и невредимы.
  -Проклятье, - стонали те из них, кому не посчастливилось быть в этом сражении 'убитыми'. - Как больно!
  Творения шамана не обрывали жизни своих врагов, но вот сломать им ногу, руку или даже пару ребер могли. Да и просто в груде синяков, покрывающих все тело вряд ли можно найти что-то приятное.
  Из портала стали выходить сумеречные эльфы, в большинстве своем женщины, которые со всех ног спешили к раненным, на бегу подготавливая целительные заклинания.
  -Кажется, владыка Михаэль решил тренировать не только нас, - задумчиво пробормотал Каэль.
   -Разумеется, - усмехнулся голос высшего мага в голове бывшего жителя Древнего Леса. - И, кстати, этих милых песчанных куколок, которые сегодня вам под конец битвы откровенно поддавались, делал вовсе не я. Надо же, в конце-то концов, учить остальных пользоваться открывающимся для них при правильном использовании духов возможностями. Ладно, разберись со своими подчиненными, которые неудачливых гранатометчиков, похоже, собираются линчевать и бегом на разбор полетов.
   Наведение дисциплины в полусотне, подчиненной эльфу, заняло некоторое время и потому, когда он наконец-то попал в разбитый рядом с порталом шатер, где всю битву просидел правитель Сумеречного леса, там уже вовсю шло обсуждение выявленных недостатков.
   -Нет, Аласазор, ты неправ, - спорил Михаэль с некромантом. - Да, согласен, полностью неживое подразделение будет более боеспособно, чем составленное из простых людей, но оно не устраивает м еня по нескольким причинам. Некому будет командовать нежитью, это раз. Ты на сегодняшний день единственный полноценный некромант в стране. Еще кое у кого есть способности, но нет желания возиться с мертвяками.
   -Брезгливость можно и изжить, - стоял на своем чародей.
   -Но нужно ли?- скептически отнесся к его словам шаман. - Без обид, но тех кто любит возиться с трупами не любят не без оснований. К тому же тут вступает в дело причина номер два. Войско, в котором есть отряды, усиленные нежитью и войско, в котором есть отряды состоящие из нежити воспринимаются совсем по-разному. И если первый вариант наши соседи примут, пусть и со скрипом, то вот второй вызовет серьезное напряжение дипломатических отношений.
   -Которые у нас пока отсутствуют, - вставила Кайлана, вставшая на сторону мужа.
  -Одно посольство уже есть, пусть временно пустое, но будут и другие, - отмахнулся от нее Михаэль. - Ты лучше скажи мне, почему колдовала ты одна, а остальные маги служили лишь живыми батарейками?
  -Так эффективнее, - фыркнула дроу. - И потом, они слишком неопытны, поджарили бы еще десяток людишек, не рассчитав своих сил, а кого бы ты винил?
  -Тебя, - не стал отрицать шаман. - Но нужно, чтобы каждый из них представлял из себя самостоятельную боевую единицу. Подтяни своих новых подданных в плетении чар, ты же это умеешь. Курсы, проводимые для потерявших память сумеречных дали вполне удовлетворительный результат.
  -Ты дал мне только полных бездарей и ничтожеств! - вспылила бывшая жрица Ллос. - Их легче убить, чем научить чему-то!
  -Я в тебя верю, - хмыкнул Михаэль. - К тому же чего-то запредельного не требуется. Просто чем лучше эльфы смогут поддерживать окружающих их бойцов, тем меньше шанс, что до них доберется враг. Или кому-то жить надоело? Когда будет настоящая война, а не учение, только хорошая подготовка и слаженность действий спасет бойцов. Не могут метать огненные шары и молнии? Ладно, понимаю. Пусть набивают руку в целительстве, насылают на разум врагов ужасные фантомы, заставляют траву оплетать их ноги или почву под чужими сапогами стать гладкой, как ледяной каток. Вариантов масса. Или я найду им другого командира, а ты станешь всего лишь обычной женой некроманта, которой больше не придется утруждать себя заботой о подчиненных, а всего лишь беспрекословно помогать ему в работе, вываривая и полируя кости, а также скрепляя нитками разваливающиеся от старости трупы. Я обещал, что ты станешь главой дома. Ты стала. Но вот слова, что возможность сделать его большим и сильным не передадут кому-то другому, никто не давал. Аласазор, уверен, только обрадуется избавлению от лишних проблем.
  -А может, не будем жать? - с надеждой уточнил волшебник, но поймал испепеляющий взгляд супруги, полный лютой ненависти и предпочел замолкнуть.
  -Мне нужно время, - устало вздохнула дроу, для которой угроза потери статуса наверняка была более страшной, чем обещание мучительной смерти.
  -Оно у тебя есть, - согласился шаман. - Но не слишком много. Теперь ты, Каэль. Кочевники при следующей непредвиденной ситуации опять драпанут или все же попробуют для начала хотя бы выстрелить в угрозу? Может мне лучше заняться выведением боевых химер на основе зайцев? Их хоть прокормить легче, а храбрости будет примерно столько же. Да и боевые качества, думаю, тоже упадут не сильно. Когда я зачаровывал предназначенную для вырубки в связи с перепланировкой живую стену, то не особо утруждал себя, поскольку первое сражение было обязано кончиться победой собранных сил, чтобы поднять из боевой дух. А в итоге едва слезший с грядок бамбук едва не разогнал кавалерию по всей пустыне!
  -Мои солдаты действительно не собираются победить или умереть, - признал правоту обвинений правителя Каэль и едва ли не впервые в своей жизни решился на то, чтобы поспорить с вышестоящим. Привитые еще в детстве правила поведения протестовали против подобного, но разум твердил о необходимости подобного поступка. Сумеречные, насколько успел понять бывший житель Древнего леса, не боялись не только совершать ошибки, но и во всеуслышание признавать их. - Но они не трусы. Просто такова стратегия, применяемая их отрядами из поколения в поколение. И сразу изменить ухватки, сложившиеся под влиянием имеющегося боевого опыта будет сложнее, чем научить имеющих дар, но не способных толком им пользоваться искусству волшебства. Может, у кого-то и получиться, но я как это сделать не знаю. К тому же големы у вас получились слабые только по меркам архимагов. Это не лесть, владыка, просто констатация факта. Не боящееся ран и боли существо с хорошей скоростью движений, пусть и не слишком прочное, с легкостью уничтожит одного или двух противников просто потому, что развалится позже, чем нанесет им смертельные удары, будучи даже порубленным в щепу.
  -Хм, - Михаэль о чем-то глубоко задумался и вдруг вышел из палатки.
  -Ты куда? - крикнул вслед правителю Шиноби.
  -Следственный эксперимент ставить! - донесся ответ.
  Оставшиеся в помещении люди, эльфы и одна дроу недоуменно переглянулись и решили последовать за главой своего государства. Тот, впрочем, уже не шел, а летел, причем довольно быстро по направлению к месту, где, совсем недавно, сходились в битве наемники и созданные его магией существа.
  -Что он делает? - удивилась Кайлана.
  -Похоже, восстанавливает одного из големов, - ответил ей муж.
  Михаэль и правда заставил одну из безжизненно лежащих куч бамбуковых стеблей и листьев встрепенуться и подняться на ноги. А затем он просто достал из своей одежды пистолет и разрядил оружие прямо в стоящую на расстоянию вытянутой руки цель. Перезарядил. Новая вспышка и новый грохот. Затем еще и еще. Оживленный духами куст раскачивался, но попыток убежать или сопротивляться не предпринимал, даже когда от него летела щепа, выбитая очередной пулей Окончательно убедившись в практически полной бесполезности своих действий шаман взмахнул сгустившимся из воздуха слабо светящимся лезвием, буквально развалив свое создание на правую и левую половины, которые немедленно потеряли равновесие, а потом упали. А затем попытались подняться, ломая оставшиеся целыми стебли и теряя последнюю листву. Вскоре перед Михаэлем стояло уже два голема, пусть изрядно меньших размеров и выглядевших сильно потрепанными, но, несомненно, готовыми к бою.
  -Мне кажется, или что-то пошло не так? - осторожно спросил Шиноби неизвестно кого, видя как правитель сумеречных эльфов яростно чешет в затылке.
  -Сплюнь! - скомандовала ему передернувшая плечами Кайлана, сама подавая пример. - Когда он в прошлый раз крупно ошибся в расчетах, пришлось дожидаться Келеэля, чтобы все исправить.
  Каэль подумал и последовал рекомендации дроу. Он тоже не горел желанием встречаться с пятитысячелетним архимагом, специализировавшимся на некромантии и демонологии. А о проблеме, которую могла решить лишь подобная личность даже задумываться не хотел. Если уж дроу при этих воспоминаниях коробит, нормальному эльфу, озабоченному сохранением собственного рассудка, о таких вещах и знать-то не следует.
  Михаэль медленно шел обратно и, судя по его лицу, был чем-то сильно озадачен.
  -Действительно хорошая работа вышла, - бросил он Келеэлю. - Лучше, чем ожидал. Семен, пошли! Возвращаемся домой. Хотя нет, стоп, когда целители полностью вернут в строй всех пострадавших?
  -Всех кроме трех послезавтра, - ответил Аласазор, который видимо успел пообщаться с прибывшими из Сумрака эльфами и разувериться в том, что скоро получит свежий материал.
  -Тогда послезавтра и будет следующее учение, - согласно кивнул шаман. - Постараюсь смастерить что-нибудь оригинальное. Готовьтесь.
  -У меня нехорошие предчувствия, - задумчиво пробормотала Кайлана, глядя вслед уходящим в портал.
  -В предсказательницы записалась? - скептически хмыкнул ее супруг.
  -Нет, - не замедлилась с ответом дроу. - Но, помнится, мама учила меня гадать по внутренностям рабов. Как думаешь, целители согласятся бесплатно запихнуть кишки какого-нибудь раненного обратно, если я их ненадолго выну?
  Каэль не стал слушать окончание их беседы, уверенный в том, что даже если Аласазор согласится на подобный эксперимент, то возьмет кого-то из своих людей, а отправился в построенный сумеречными дворец-бастион. Там, в одном из трехкомнатных жилищ, отделенным от общих коридоров хлипкой бамбуковой дверью, его ждала Сариэль. И ее канамот. Бывшая наложница наотрез отказалась расставаться с мягким и пушистым эмпатом, спасшим ей жизнь. Даже то, что из-за него она едва не была уничтожена сумеречными эльфийку не остановило, возможно, просто потому, что она не помнила момента, когда ее посреди приемного зала схватило чудовищное щупальце. Вероятно, шаман позаботился о том, чтобы никто не мог описать его слугу со странным именем 'робот'. Девушка не только скрашивала ночи воину-магу, но и, как могла, пыталась вести хозяйство. Нельзя сказать, чтобы у нее совсем ничего не получалось, но сразу было видно, работать руками она не привыкла. И если поддерживать чистоту и стирать благодаря неограниченным запасам воды, подаваемой по трубам из близлежащей речки, и советам от еще одной перворожденной, отданной в дом Кайлане за любовь к дракам, у нее еще получалось, то вот кулинарные опыты Сариэль могли бы устрашить даже привыкшего к грубой солдатской пище бывшего пограничника. Но, надо признать, она старалась. Во всяком случае время его прихода практически каждый раз угадывала верно, просто обозрев окрестности с плоской крыши строения и выяснив, чем занимается ее сожитель. И еще она упросила воина-мага немного поучить ее искусству плетения чар, поскольку сильно опасалась Кайлану, которую законы сумеречных вроде как обязывали заниматься со всеми обладающими даром. И Каэль естественно согласился. Допустить, чтобы его подруга тесно общалась с дроу он не мог. И если они бы поссорились, это еще было бы полбеды, ну а вдруг бы стали подругами? То, чему бывшую рабыню при желании могла научить бывшая же жрица Ллос, молодого эльфа серьезно волновало.
   -Доброго дня вам, господин, - поприветствовала девушка своего сожителя, стоя у каменной тумбы, называемой плитой и помешивая подозрительно пахнущее варево, булькающее в большой, и пока единственной у этой пары, кастрюле. Дух огня, заключенный в осколок скалы шаманом мог нагревать поверхность своего вместилища до весьма значительных температур. Железо, конечно, вряд ли бы получилось расплавить, но вот вскипятить суп вполне. Пока таких артефактов в бастионе было мало, всего-лишь штук шесть, но полусотник один из них получил. И всерьез задумался об изучении шаманизма. В походах воинам часто приходиться питаться холодной пищей из-за боязни привлечь к себе внимание отголоском магии или просто дымом. А вот небольшую пластину, в которой сидит подобная сущность вражеские наблюдатели смогут заметить лишь если она им под ноги попадется.
  -Ты давно свободная женщина, - хмыкнул Каэль. - А все равно временами ведешь себя как рабыня.
  -Привычка, - девушка взяла ложку и с задумчивым видом ее попробовала. Скривилась. - Пожалуй, лучше сегодня все-таки сходить к гарнизонному повару. А это отдать скелетам некроманта, чтобы закопали поглубже.
  -Сарказму она от сумеречных эльфов уже научилась, - сделал неприятный вывод Каэль и, взяв телекинезом горячую кастрюлю, понес ее вниз, чтобы сначала опустошить, а потом напомнить, на сей раз съедобным содержимым. - И когда только успела? А ведь была не женщина, а практически мечта, слова 'нет' не знающая. Испортили они ее.
  По лестнице навстречу воину-магу двигалась мрачная Кайлана. Очевидно, сегодня ей опять никого не досталось на растерзание.
  -Посторонись! - скомандовал полусотник главе дома. - Обварить может!
  -И меня тоже испортили, - с улыбкой констатировал бывший житель Древнего леса, заставивший своего непосредственного командира вжаться в стену, спасаясь от ведерной емкости с бурлящей жижей.
  
  
  Глава 8
  Архимаг Келеэль с тревогой наблюдал за одним из своих воспитанников, которому в ближайшее время предстояло сойтись в бою с настоящим архимагом. Вернее, высшей жрицей богини Нарады Животворящей. Впрочем, отличие служительницы божества, разменявшей седьмую сотню лет от чародейки, развивавшей свои силы столько же времени, можно было признать исчезающее малым. Теоретически она уступала волшебницам лишь в одном. Если бы ее покровительница от нее отвернулась, или исчезла из этого мира, не захватив свою служанку с собой, та превратилась бы в почти обычную женщину. И именно с таким противником в ближайшем времени предстояло столкнуться сумеречному лесу вообще и его правителю, Михаэлю, в частности. Неприятности для эльфов начались чинно-благородно. С послания, прибывшего вместе с гонцом. В котором говорилось об объявлении войны Эрсийским царством своим вероломным вассалам, получившим в дар долину Божественной Подковы, то есть то место, где они и проживали, и не подтвердившим клятву верности лично владыке Офею второму. В Сумрак были спешно стянуты все имеющиеся силы, отозванные из дозоров, а в Черном озере осталось лишь двое сторожей из числа наименее боеспособных кочевников. Не пустить в его главное здание, больше напоминающее крепость, чем нормальный дом, небольшую банду они бы смогли, а вот на что-нибудь еще их бы уже не хватило. Туда же были отправлены человеческие дети из числа заложников, отданных родителями на обучение. Келеэль, конечно, мог бы вмешаться и остановить зарождающийся конфликт, но это по мнению древнего чародея было бы неправильно. Государства людей и перворожденных все равно бы не смогли мирно существовать бок о бок. И вопрос о существовании Сумеречного леса должны были решить именно его жители, а никто иной. Если, конечно, они хотели стать самостоятельным народом. А они хотели именно этого. И архимаг хотел того же. А потому самым оптимальным решением было наблюдать и не вмешиваться. Ну, если только самую чуточку.
  -Я этого ждал, - задумчиво пробормотал шаман, перечитывая врученные ему грамоты на спешно собранном совете, куда помимо воскрешенных некогда архимагом эльфов вошли Кайлана, Аласазор и одна из дракониц, присутствующая в тесном помещении в виде фантома. На самом деле она была, естественно, снаружи пирамиды, но духи не только доносили до нее происходящее там, но даже и переводили ее малоразборчивое рычание в привычную для слуха речь. В общем, в маленькой комнатке без окон с круглым столом в центре яблоку негде было упасть. Маленькой иллюзии большой огнедышащей рептилии даже пришлось зависнуть в воздухе над головой флеглематичного ко всему, кроме его работы, некроманта. - Правда, не так скоро.
Оценка: 6.30*41  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 4"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Экс на пляже. Вергилия Коулл / Влада ЮжнаяВ дни Бородина. Александр МихайловскийНа страже Пустоты. Белая Лилия АльшерОдним днем. Ольга ЗимаЗавтра наступит, я знаю. Вероника ГорбачеваСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаАкадемия магии: о чем молчат зомби. Оксана ИвченкоМилашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутТурнир четырех стихий-3. Диана ШафранЛюбовь со вкусом ванили. Ольга Грон
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"