Мясоедов Владимир Михайлович: другие произведения.

Пламя подлинного чародейства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.42*55  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Судьба играет в странные игры со смертными. Молодой темный маг, попавший с Земли в другой мир, растерявший обоих своих друзей и почти все силы понял это на собственной шкуре, будучи вынужден отчаянно бороться за жизнь. Вот только не поиграет ли потом судьба с теми, по чьей вине он оказался в таком незавидном положении? Время покажет. И неважно, что одна из них бог, а второй архидемон. Перед неумолимым роком все равны. Книга закончена.

  Пролог.
   Барак изнутри больше всего походил на тюрьму. Толстые бревенчатые стены не имели ни одного окошка, свет внутрь проникал лишь через небольшие дыры в небрежно крытой крыше, на полу лежала гнилая солома, от которой разило ароматами выгребной ямы и нечистот. В паре мест виднелись норы слишком большие, чтобы принадлежать мышам, а не крысам. И повсюду люди, вернее, мужчины. Сидели, лежали, стояли. Оборванные, изможденные, больше похожие на зверей. Нельзя сказать, чтобы их лица постоянно кривились в уродливых гримасах, ни капли, не походящих на нормальный человеческий облик, вовсе нет. Во всяком случае, не у всех. Большая часть, напротив, выглядела умиротворенно и безучастно. Как коровы или овцы, пасущиеся в тесном загоне. Но имелись здесь и другие. Сосредоточившиеся на пятачках относительно свободного пространства, даже снабженного какой-то нехитрой мебелью вроде топчанов и лежанок, с порывистыми резкими движениями, несколько менее битые жизнью, судя по относительно нормальной одежде. Пара или тройка демонстративно держала руки в непосредственной близости от ножен, оттягивающих их пояса. И почему-то при взгляде на них виделась волчья стая, разделенная на несколько постоянно грызущихся друг с другом группок, но дружно загоняющая обреченную добычу себе на ужин.
   Дверь распахнулась и стражники, щеголявшие нашитыми на толстые куртки железными кольцами, принялись запихивать в барак новое пополнение.
   -Свежачок, - сплюнул через дырку в передних зубах один из тех, кто занимал привилегированные места. - Одна шантрапа. Никого из наших нет.
   -С чего ты взял? - лениво осведомился у него самый большой и крупный из находящихся здесь мужчин. На поясе его висел даже не нож а, скорее, короткий меч. А в одной из рук была сжата глиняная бутыль, на которую все остальные обитатели барака косились с нескрываемой завистью. Мочку уха говорившего украшала длинная деревянная серьга в виде весла, достающего лопастью до линии подбородка.
   -Походка не та, - фыркнул его собеседник. - Те, которые в начале шли явно дураки деревенские, наверно сюда из-за неуплаты налогов угодили. За ними горожанин. А последний...да никак к нам благородная птичка залетела! Иш как нос морщит, значит, не привык нюхать, чем жизнь-то настоящая пахнет.
   -К нам и персона голубых кровей? - не поверил обладатель весла. - Нет, ты, Шнырь, конечно, знатный ворюга с глазом на всяческих персон наметанным, но здесь явно дал маху. Даже признанного бастарда, провинись он по крупному, скорее бы убили, чем в штрафной легион сунули под клинками да копьями настоящей армии помирать, злость и опыт в солдатиках воспитывая.
  Стражники, закончив свое дело, вышли и, судя по глухому стуку, заперли дверь снаружи очень тяжелым засовом.
  -Он колдун, - внезапно сказал единственный в их компании старик, разлепив до того молчащий рот. На испещренное морщинами вдоль и поперек лицо свешивались седые космы и от того вид человек имел сильно неряшливый даже несмотря на почти новую и не слишком грязную теплую черную куртку, болтающуюся на его худых плечах как на скелете. - Темный. Совсем слабый. Посвящен кому-то из богов, но не Отцу Времен и не господину зла, Владыке Льда Сакраешу. Щенок!
  И, подорвавшись с места, стремительной походкой направился к столпившемуся перед самыми закрывшимися дверями пополнению барака, почти ослепшему после резкой смены освещения. Люди с его пути разбегались, а если не могли в силу плохого состояния, то расползались. Будто не почти доживший свой срок человек шагал, на которого даже дышать боязно было, а нечто большое и страшное. Или просто страшное. К примеру, очень-очень ядовитая змея.
  -Ну, щас начнется, - с довольным видом протянул хозяин длинного кинжала, приготовившийся смотреть увлекательное зрелище. - Не люблю колдунов, но Черм своих собратьев вообще люто ненавидит. Прирезать бы его, да где взять другого? К нам чародеев бросают редко. Тем более чего-то стоящих, а не деревенских колдунов, без своих травок вообще ни на один фокус толком не способный.
  -За что его вообще сюда отправили, знает кто-нибудь? - осторожно спросил названный Шнырем.
  -Донос в инквизицию пришел, - пожал плечами еще один представитель элиты барака. - А она взяла да и проверила, правдив он или как обычно. Мы со стариком в одной партии сюда попали, слышал, что конвойные говорят. Держал Черм в доме какую-то демоническую дрянь, призванную сделать его сильнее. То ли младенца живьем замороженного, то ли книгу на коже человеческой написанную. На колесование не хватило, но к нам сюда его законопатили.
  Дошедший до группы новичков старик времени на разговоры тратить не стал с неожиданной для его внешности и возраста скоростью ударив в грудь высокого молодого мужчину, вряд ли перешагнувшего двадцатипятилетний рубеж. Впрочем, чародеи, как правило, имеют весьма особые отношения и с детством и с взрослением и со старостью.
   -Все, готов жмурик, - вздохнул разочарованный быстрым окончанием зрелища обладатель татуировки, внимательно наблюдая, как новичок зажимает грудь, пробитую вылетевшим из широкого рукава одеяний седого колдуна кинжалом. А оружие, рукоять которого не сжимали ничьи руки словно живое метнулось к горлу отшатнувшегося к закрытой двери мужчины и вскрыло ему горло.
   -Хе! - довольно крякнул, разворачиваясь спиной к упавшему на колени телу Черм.- Сопляк! Даже защититься не попробовал.
   Новички с испуганными криками шарахнулись от него в стороны на несколько шагов. Они бы и дальше с радостью удалились, но вот только некуда им было деваться.
   -Видали как я его? - залихватски спросил старик, неспешной походкой направляясь к тому месту, откуда встал и списывая внимательно уставившиеся ему за спины взгляды на болезненное любопытство, которое люди всегда проявляют к зрелищу гибели своего соплеменника. Алые щупальца, обвили его затылок, нащупали глаза и, не обращая внимания на сдавленный взвизг и нелепое махание руками, вдавились внутрь двумя буравчиками.
   -Братаны, это чего ж такое?- ошалело спросил Шнырь, но никто не ответил. Все ошеломленно осматривали, как струи крови, выплеснувшаяся из смертельных ран молодого мужчины и преобразившаяся в чудовищные конечности, убивают седого волшебника. Узкий стилет со следами ржавчины на тонком лезвии, снова вылетевший из рукава, пролетев половину дистанции до цели брякнулся вниз. Причем отпускать все реже дергающееся тело чародей-убийца совсем не спешил. Напротив, казалось, будто понемногу жуткие образования увеличиваются в размерах.
   -Господа, - побулькал новичок рассеченным горлом и потер татуировку в виде искусно выполненной морской звезды на своей щеке. - И трупы. Чтоб вы знали, магам крови большой резерв в ауре не нужен. Мы за счет жизненных сил большей частью колдуем. А убить нас очень сложно. Во всяком случае, существам с теплой горячей кровью. Ибо она для таких как я оружие и лекарство одновременно!
   Алые щупальца отдернулись от давно затихшего мертвеца, ощутимо уменьшившегося в размерах. Казалось, из него выкачали всю воду. Теперь он отличался от себя прежнего как вяленая рыба от плещущихся в реке товарок. Кровь подползла к своему хозяину и быстро влилась в закрывшиеся за ней разрезы. Не вся. Часть образовала вокруг усевшегося прямо в гнилую солому и закрывшего глаза человека идеально ровный круг, по внутренней границе которого равномерно расположились неведомые символы.
   -Весло, чего делать будем? - тихо спросил у самого авторитетного в бараке вожака один из его прихлебателей. - Может, навалимся все сразу и...
   Бандит осекся, скосив глаза на кинжал седого колдуна, вонзившийся в стену рядом с его ухом. Причем к оружию, до того валявшемуся без дела, ибо завладеть им никто не спешил, опасаясь вызвать агрессию волшебника, не прикасались ничьи руки.
  -А еще у нас невероятно острые чувства, - добавил маг. - И потому нападать рекомендую на сонного и кучей. Первых человек пять-семь, конечно жаль, но у остальных может и получится. А может, и нет. Чем больше вокруг крови, тем мне лучше.
  -Спокойно, - главарь сначала потрогал рукоять меча на своем поясе, а потом длинную серьгу. - Черм давно нарывался, своих коллег душа словно ласка курят. А этот колдун может стать полезным. И он опасен. Поговорим, посмотрим, а потом будем думать.
   Кивнувший то ли ему в ответ, то ли самому себе волшебник затих, привалившись к стене почти у самого входа, откуда ощутимо тянуло холодом. Лишь губы его иногда шевелились. Умевший читать по губам Шнырь пытался разобрать, что они произносят, но потерпел неудачу. Звуки то опытный и много раз битый жизнью вор различал и даже в слова они складывались, но вот только не знал он такого языка.
   -Наверняка какие-то демонические молитвы читает, - опасливо подумал преступник, убивший в доме, куда проник за добычей двух маленьких девочек, проснувшихся очень не вовремя, и очертил руками священный круг, призванный оградить его от зла. - Но Весло прав. Такой сильный чернокнижник может стать полезным для нашего выживания.
  -Что ж так больно- то, - шептали губы волшебника на русском языке, который в этом мире крое него самого знали лишь двое. - Проклятье! Терпи, Виктор, терпи, не смей сознание терять! Как сердце дергает! Критический удар по горлу заживить оказалось как-то легче. Нет там особо сложных структур, одни только сосуды с кровью, трахея и кожа, но вот грудь...Стучи! Стучи, паразитка с дырой в каком-то там желудочке! Без кислорода мозг загнется, а с ним пропадет сознание, которое магией гоняет кровь по телу, пока раны окончательно не заживут. Лишь бы эти урки не кинулись прямо сейчас, наплевав на циферблат, который я тут начертил.
  Вокруг мага действительно красовался начерченный кровью круг, разбитый на двенадцать делений. С римскими цифрами. От татуировки на его щеке вовсю веяло морской свежестью, здесь и сейчас выделявшейся куда сильнее, чем лежащее рядышком и медленно остывающее тело.
  
  Глава 1
   -Ровняйсь, вы, толпа отребья! - громогласный голос центуриона Глая Цекуса разносился, казалось, на километры и, возможно, достигал звезд. Глотку сорокалетний вояка, дослужившийся до далеко не самого низкого звания в армии Империи имел луженую. Да и телом если и походил на колобок, то исключительно на колобок-убийцу. Пузо стоящего на трибуне оратора выдавалось вперед, словно корма ледокола, но руки, каждая толщиной с мое бедро, явно могли дотянуться куда дальше. Да и вопрос, сколько в том объемном животике плоти, а сколько железа. Свою уязвимую плоть высокое лагерное начальство прикрывало выпуклой кирасой ярко-желтого цвета, на вид весящей килограмм этак двадцать. Да и шлем с высоким гребнем, напяленный им на голову мог бы без особых проблем быть перекован в головку не слишком тяжелого молота. Или даже маленькой кувалдочки. Изо рта военного шел пар. Холодно. Горы. Здесь всегда зима. Снега нет, но были бы лужи, они бы точно подмерзли.
  -Пошевеливайтесь! - легионеры, сгонявшие обитателей барака в одну единую толпу более-менее правильной формы, миндальничать с ними не собирались и пускали древки своих копий в дело и по поводу и без оного. А если кто-то пытался сопротивляться грубому обращению, то за их спинами расположились немногочисленные, но очень убедительно выглядящие арбалетчики. Пока они еще никого не пристрелили, но, нет сомнений, при случае колебаться не будут. Заключенные примерно на половину состояли из отборных отбросов человеческого общества, которых следовало бы прикопать на месте да еще и кол им осиновый вбить в грудь на всякий случай. Остальным просто не повезло чем-то очень сильно вызвать на себя гнев властей. Налоги не заплатили, голодный бунт подняли, заговорщикам против императора в трактире кружку пива подали, маньяка поймали и кастрировали, а он местным судьей оказался. Историй за те двое суток, которые я провел в своем новом месте жительства, очень надеюсь временном, было рассказано превеликое множество. А обостренное восприятие - одно из немногих преимуществ, которыми наградила меня судьба, лишившая взамен куда большего.
  -Запомните мои слова крепко, - провозгласил центурион, когда, наконец, решил, будто подотчетное ему стадо выстроено в приемлемый для живых манекенов, призванных стать учебным материалом настоящих военных, порядок. - Вы - не легионеры. Пока. Но у каждого, слышите, у каждого будет шанс стать настоящим солдатом!
  -Спасибо, но я и так неплохо жил, - промелькнула в голове мысль. - До одной паршивой ночки, когда решил погонять с кладбища, где подрабатывал ночным сторожем, сатанистов при помощи небольшого количества спецэффектов из проволоки, ниток и петард. И ведь все получилось. Только наутро некоторые странности в организме у меня и моих друзей, с которыми вместе дело организовывали, прорезались. Каждый из нас неожиданно получил нечто необычное, что не могло быть вызвано естественными причинами. Я во время медитации, обжег сам себя, слова Ярослава заставили мгновенно вырасти в несколько раз практически мумифицировавшийся кактус, а Артем едва не поставил новый мировой рекорд, приобретя аномально хорошую физическую форму. Такое пропустить три А просто не могло. Ну, так мы сами себя называли из-за созвучного начала данных друг другу кличек. Ярослава окрестили Алколитом. Вернее, сначала Алконавтом, но потом изменили свое решение под угрозой побоев. Артема- Ассасином. За уже тогда имевшуюся спортивную подготовку, и любовь к дракам. Ну а мне, Виктору, досталась кличка Алхимик. Люблю возиться с разной ерундой, делающей в итоге громкий 'Бам!'. Или яркую вспышку. А лучше все сразу и вместе с ударной волной.
  -Если отряд, в который вы войдете, будет неизменно демонстрировать успехи, - продолжал распинаться Глай Цекус, - то, клянусь, он будет переведен из числа смертников в состав настоящей армии! Но запомните, за каждого солдата, пострадавшего во время тренировок по вине учебного легиона, виновники будут ставиться в манипулы наказания! И они будут сражаться с частями войск его императорского величества насмерть!
  -Интересно, как он себе такое представляет, а?- мелькнула в моей голове мысль. - И стараться и противников не трогать? Сомневаюсь, что нам выдадут резиновое оружие, тут и материал то такой если и известен, то очень редким магам-алхимикам. Скорее всего, заключенным впихнут в руки деревянные клинки, а вот тренирующимся на нас новобранцем железное оружие и напротив, будут требовать от них максимальной жестокости к врагу. Будь иначе, смысла бы в таких учениях, с участием специально набранных живых кукол, не имелось бы вовсе. Неопасными макетами солдаты бы и друг с другом прекрасно махались. Нет, не в доброй час я с друзьями повторно пошел на злосчастное кладбище. Мало того, что снова сатанистов встретили, да еще и расширенным составом, так еще и в магические разборки ввязались. Обитающий на погосте призрак старого колдуна, на которого как позднее выяснилось и лежит основное подозрение в том, что из-за его стараний три А стали сильными черными магами, схлестнулся с призванным сектантом демоном. В результате тот покинул поле боя, решив напоследок захватить с собой утешительный приз. Нас. Вот только домой в родную преисподнюю он не добрался.
  -А тем из вас, кто решится на побег, - продолжал разглагольствовать оратор, - могу сказать только одно. Дерзайте! Лагерь учебного легиона окружен по периметру поселениями, где квартирует вся армия его императорского величества! Если кто-то сможет пробраться мимо всех их патрулей и дозоров, то помогать ему должны все демоны Ледяного Провала!
  Один из таковых, кстати и ответственен за то, что три А выжило. Пусть даже он совсем не этого хотел. Ленваху, сынок одного из архидемонов этого мира, подрабатывающий гоблинским божком, перехватил ту тварь, которая волокла нас с Земли куда-то на нижние планы и без затей сожрал ее. А бонус в виде меня и моих друзей, тогда бывших просто бессознательными тушками, скинул своим подопечным из племени гремящих скал. Он их вообще любит иногда побаловать тем, что самому даром не нужно. В частности, людьми. Сам то отпрыск Пожирающего Плоть, придворного палача и повара местного властелина зла, владыки тьмы и льда Сакраеша предпочитает на обед представителей расы перворожденных. Подобное пожирает подобное, так сказать. Мамой-то у него эльфийская принцесса была, как мы позднее узнали.
  От гоблинов мы ушли. Ярко, с шумом, с гамом, с трупами. Их, понятное дело. Расстались почти друзьями. Еще и основу для дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества заложили. Способности к темной магии с каждым прожитым днем увеличивались. Как объяснял один очень начитанный местный священник, опытный некромант получает возможность работать не только с телами, но и частичками душ, остающимися в них после смерти. И при желании может сделать из них что-то вроде питательного субстрата для практически моментального развития личной волшебной мощи. Есть, правда, негативные моменты. К примеру, чародею, накачавшему магические мускулы таким образом закрыт путь служения светлым силам, заклинания против нежити будут ему вредить, а сторожевые амулеты от не желающих лежать в могилах трупов и духов бить тревогу
  -А еще есть у меня и хорошие новости, - обрадовал нас Глай Цекус. - Милостью его императорского величества, в состав учебного легиона будут включены не только мужчины, но и женщины. Первая партия их прибудет дней через десять или двадцать.
  Среди заключенных поднялся ошеломленный и не совсем цензурный ропот. Новость была настолько неожиданной, что с ходу в нее верить многие просто отказывались. У нас тут лагерь для смертников или альпийский курорт? Первое. А значит, зачем-то кому-то здесь понадобились представительницы прекрасного пола. Будут они, уверен, не первой свежести и точно таким же отребьем, как большинство моих соседей, но ведь будут же! Мда. Совсем видно регент с ума сошел, завоевательную войну планируя. Хоть и поминает центурион владыку государства через слово, но правит страной давно уже заместитель якобы приболевшего монарха. И ему очень хочется возвращения древних дней и былой славы государства. Которое когда-то занимало едва ли не все изведанные территории, да еще и расширяться периодически пыталось. Раз солдат будут учить убивать и женщин, то дело видно совсем плохо. Его легионы пройдут по земле, не оставляя за собой ничего живого. Чтобы не выросло новое поколение людей, способных возжелать независимости.
  -А теперь, вам придется поработать, - выдал, наконец, реальную причину по которой людей выгнали из бараков на мороз Глай Цекус. - В лагере еще нет храма. Как слуги Отца Времен будут без него хоронить погибших? А потому сейчас можете разобрать лопаты, и начнется стройка. И только попробуйте отлынивать! Запорю!
  С этим жизнеутверждающим напутствием охрана погнала нас к совершенно пустому пространству, где были сложены какие-то ящики, и прогуливалось неспешным шагом, чтобы не окоченеть, человек десять. Видимо шанцевый инструмент и мастера.
  -Без плана? Без фундамента? Завалится же все, - подумал я, медленно шагая в толпе заключенных к назначенному месту. - Впрочем, это не Земля. Могут и магией укрепить. А покойники, которых бросят без присмотра священника имеют неплохие шансы встать в виде вечноголодных мертвецов. Мы таких кстати видели. И даже угрожали их наделать из жителей одной тихой мирной лесной деревеньки, где нас пытались убить и ограбить. Сотрудничество с гоблинами вылилось в неплохой денежный заработок, а селянам очень золота захотелось. В результате договаривающиеся стороны пришли к консенсусу. Деревня, бывшая до того момента вольной, принадлежит трем черным магам, но остается стоять и даже пополняет свой бюджет сотней золотых монеток. Гигантская сумма по местным меркам.
  -Стой! Да стой же ты, отродье шакала! - меня огрели по спине плетью. Сильно. Очень. Даже сквозь одежду проняло. Впрочем, та рванина, которую бросили в тюрьме во время суда такого гордого наименования вряд ли заслуживала. Развернувшись лицом к обидчику, я обнаружил двух монахов. Один из них, определенно, имел некоторые способности к святой магии, потому что при взгляде на его ауру слегка резало глаза, что являлось достаточно характерной особенностью, а второй, обычный человек и сжимал в руках рукоятку с прицепленными к ней кожаными ремнями.
  -Ты темный ведьмак и слуга морской богини, - его оружие одновременно с констатацией очевидных фактов едва не ткнулось мне в нос.
  Увы, но да. Отмечен этой сущностью, чтоб ей пусто было. В город Колон, куда мы с друзьями переехали из той деревни, не желая лишний раз искушать судьбу и селян наличием вблизи их загребущих рук большого количества денег, проникло весьма редкое существо. Радужная русалка. Такие в широких пределах умеют в изменять свое обличье, являясь истинными метаморфами. В то же время я познакомился с очаровательным бардом, полуэльфийкой по имени Фина. Жительница моря мстила магам города за убитого собрата. Под раздачу попали и три А. Мы с Артемом отделались легким испугом, а вот Ярослав ослеп. В поисках излечения нам пришлось податься в заброшенный храм морской богини, ибо это сущность исцеляет своих верующих практически от всего, а одну из местных религий принять все-таки надо было рано или поздно, чтобы быть спокойным за свою душу, в наличии которой сомневаться уже просто физически не получалось. Маги ее просто видят.
  Каждому из нас она дала особое задание, чтобы заслужить ее покровительств. И моим стало забрать у радужной русалки то, чем она больше всего дорожит. Практически сразу произошла стычка с обиженной на чародеев мстительницей, где та очень знакомым голосом попросила в конце-концов себя добить. Оказалось, что в город явились две сводных сестры, отца одной из которых принесли в жертву. И я по очереди волочился то за одной, то за другой, не замечая подмены. И в итоге убил ту, с которой до этого провел ночь, пусть даже то того она пыталась прикончить своего незадачливого кавалера.
  -Чего молчишь, отребье! - вопросительно уставился на меня монах, не дождавшись ответа. В душе вскипел гнев и обида. На судьбу. На богов. На архидемонов. На себя и своих друзей. Ведь в том, что я оказался здесь и сейчас в таком переплете виноваты в том числе и мы сами. Послав морскую богиню с ее требованиями подальше, наше трио решилось искать другие пути исцеления Алколита. И решилось на призыв архидемона. Младший из повелителей зла по имени Окреш был вынужден в силу наложенного на него Сакраешем наказания два раза ответить на любой вопрос смертного волшебника, призвавшего его в реальность, не причиняя ему ни малейшего вреда и не принимая платы. Но все пошло совсем не так как планировалось. Одновременно с нами это существо, призвал и кое-кто еще. Дроу. У темных эльфов наступил некий аналог выпускных экзаменов, где юные волшебницы чтобы доказать свои возможности обязаны были выдержать смертельное опасное испытание. Переспать с демоном. Амбициозные выбирали сильных, осторожные слабых, умные Окреша, известного на весь мир, а возможно и не на один, как большого бабника. Которому к тому же обидеть призывающего почти физически невозможно. Понятное дело, повелителю зла, пусть даже самому слабому и презираемому остальными сородичами принять обличье любой твари, даже самой смертоносной, труда не представляло. Вот только когда он явился к нам сразу в шести телах, то мы об этом понятное дело не знали и атаковали, решив, будто в ритуал вмешались посторонние сущности, жаждущие подзакусить неопытными чернокнижниками.
  -Если ударишь - убью, - пообещал я монаху, видя, как он замахивается плеткой и заставляя кровь выступить из пор на коже и сложиться в жуткое подобие маски. Пугающе и глаза защищает. Видеть, правда, сразу стало проблематично, но уж силуэты обоих церковников вблизи различались прекрасно. А за душу...за нее теперь опасаться было уже поздно. Вляпался. Стал жрецом морской богини. Когда Ассасин занял место Окреша, приняв похожее на демоническое обличье и обрадовав своим визитом одну из ожидающих пришедшего из преисподней любовника дроу, то архидемон совсем взбесился. Нас бы просто уничтожило, но тут вмешалась покровительница морей и океанов. Я выполнил ее условие, забрав у своей любовницы то, чем она больше всего дорожила. Жизнь. Артем тоже. Ему было дано задание совершить подвиг на постельном фроне и наставленные повелителю зла рога за таковые засчитались. Алколит прошел довеском. Всех нас троих небожительница благословила одной пощечиной, приняв под свое крыло и отдавать на растерзание просто так отказалась. До драки сверхсущностей из-за трех смертных не дошло. Они заключили между собой договор, ни интересуясь нашим мнением ни в малейшей степени. Наши магические силы урезались. Вернее сказать, кастрировались. А сами обидчики Окреша разъединяли свой дружный коллектив и оказывались засунуты в очень опасное место, тем не менее дающее шанс выжить. Я вот в учебный легион угодил. Если подумать, то это хуже, чем штрафной батальон Великой Отечественной. Мечом и копьем как правило убивают дольше и больнее, чем снарядом и пулей.
  -Не солгал донос, - хмыкнул второй монах, неуловимым глазу движением ловя кончик уже занесенной для удара плетки. - Маг крови. Редкая птица. Ты зачем сюда попал, ведьмак? В жизни не поверю, чтобы такая персона совершила то, что написано в приговоре и столь глупо попалась. И не лги! Мне Отцом Времен...
  -Тебе даровано право отличать истину от лжи, - продолжил я за него. Сталкивался уже с подобным фокусом в исполнении церковника. Тот кто им владел, отец Фоул, правда аж целым настоятелем монастыря числился. В принципе вполне приличный был тип, не без странностей правда, но фанатики по определению к нормальным людям не относятся. Блин и чего ж ему сказать-то? А впрочем...
  -Ты слышал про обычай моей покровительницы давать своим слугам трудновыполнимые задания? - уточнил я.
  -Конечно, - кивнул тот. - Изучение особенной культов, способных совратить умы прихожан входит в базовый курс теологии. И ты, вижу, уже одно такое выполнил, раз стал ее жрецом, ибо слуг своих она принимает только лично.
  -Так вот она пожелала, чтоб я был здесь, - такой ответ, в принципе, абсолютно точен. После договора небожительницы с архидемоном очнуться мне довелось уже в тюрьме. Да и приговор, уверен, был согласован в высших сферах загодя, уж слишком он суровым оказался. - Выживу и смогу кое-чего добиться, получу в награду увеличение магических сил.
  И это верно. Как минимум прежние способности должны вернуться. А ведь раньше удавалось без проблем летать, одновременно жонглируя при помощи телекинеза несколькими валунами, сравнимыми по весу с человеком. Сейчас же даже нож поднять и кинуть силой мысли крайне тяжело. Резерв в ауре равен, возможно, одной сотой себя самого несколькими днями ранее. А ведь еще морской богиней была стребована с Окреша какая-то награда, которую ту обязуется выплатить пережившим его испытание. Если они вообще будут.
  -Ее любопытство порой принимает весьма изощренные формы, - согласно кивнул монах с плетью, делая вид, будто это не он пускал ее вход вот только что. - Особым эдиктом церкви приказано вашу веру считать умеренно еретической, но исповедующих ее не притеснять сверх необходимого.
  Ну и пассаж! А немножко беременным по мнению специалистов по законотворчеству быть можно?
  -Во-первых, проповедовать тебе запрещается под страхом сурового телесного наказания, - сказал тот из церковников, который владел святой магией. - За каждого утратившего свет истинной веры будет назначено тридцать, нет, тридцать пять плетей!
  А я от двух десятков, прописанных судьей, чуть в могилу не отправился. А шрамы бы и сейчас еще болели, если бы не магия крови, прекрасно лечащая - вместе с проступившей на щеке после удара богини татуировкой, все возможные повреждения. Молитв не требовалось. Одно лишь желание исцелится. И тут же от рисунка начинало пахнуть морем, а раны закрывались на глазах. К счастью возможность распоряжаться жизненной энергией, которая всегда мне легко подчинялась, после произошедших событий осталась без изменений. Вот только ее перерасход вызовет сильное недомогание или даже смерть. А потому придется колдовать очень-очень осторожно. Если, конечно, хочу найти друзей и расплатиться по долгам. Впрочем, идея агитировать потенциальную пасту и в голову ни разу не приходила.
  -Хорошо, - с готовностью кивнул я. - Еще какие-то проблемы?
  -Исцелять обратившихся к тебе за помощью нельзя, - добавил священник с плеткой. Звезду на щеке резануло жуткой болью. Причем, в голове откуда-то возникло ощущения, что если соглашусь, она усилится во много раз и не пройдет пока не нарушу собственного слова, наплевав на возможные проблемы. Божественное вмешательство, что б его! Морская богиня никому не отказывает сразу. И от своих жрецов требует того же. Хорошо хоть благотворительности не требует.
  -Не пойдет, - покачал головой я. - Вы же отлично понимаете, это невозможно.
  -Перечишь? - улыбнулся монах, снова занося свое орудие.- Думаешь, твои жалкие фокусы тебя спасут? Даже с магией крови ты не тянешь на могучего колдуна, оставаясь тем, кем родился. Слабеньким ведьмаком. Только дернись и стража нашпигует тебя стрелами.
  -Угу, - согласился с ним я, заставляя кровь на лице еще больше уплотниться и пытаясь заставить возникнуть похожую броню по всему телу. Проклятье! Тяжело! Долго такой нагрузки не выдержу. Минута, может меньше, а то просто свалюсь! - Но успеешь ли ты это увидеть? И, кстати, а где твой круг? Не жжется ли он?
  -Что? - опешил монах, не ждавший такого поворота.
  -Символ Отца Времен, - пояснил ему я. - Такая, знаешь ли, освященная вещица. А то чем больше смотрю на это чудное место с его обитателями, тем больше мне кажется, что истинного автора подобной как штрафной легион затеи зовут Сакраеш. Вокруг холодно, люди должны умирать ради гордыни и алчности власть имущих, священники этому способствуют...
  -Да как ты смеешь! - гулко бухнул второй монах и меня просто смело в сторону. Жутко болела челюсть. Ударил с ускорением, сволочь. Одна надежда, его кулак мог пострадать сильнее, чем моя щека.
  -Пока все очень похоже, - пожал плечами я, не делая попыток встать. - Согласись, все признаки на лицо. К тому же слугу давней союзницы Отца Времен, в которую верили основатели Древней Империи, убить обещают. Закрадываются, подозрения, а не появится ли скоро у Бейла Жестокого коллега. Тот, помнится, тоже человеком был когда-то, а теперь хозяин ударной силы зла, командир ледяных легионов и архидемон. Да еще и жрецом светлого божества являлся, только вот какого не припомню. Не повторяется ли история? Убей меня ни за что и будь, уверен, не упущу возможности нажаловаться с того света вестникам. Чтобы приглядели за смертными слугами своего господина, не предали ли они, тщательно ли исполняют все заповеди веры, ну и так далее
  -Стража - заорал монах с плеткой. - Сорок плетей ему за богохульство! Сдохнет - не жалко. А если нет, договорим позже. И - вот мой священный круг!
  Мне под нос был сунута деревяшка правильной формы. Держал ее церковник не морщась. Да и в ауре руки возмущений видно не было. Значит, наверное, не предался демонам. Просто скотина. А вестники, как в этой реальности называют ангелов, все-таки изрядные лентяи, если на них такая мразь работает. Или лицемеры.
  Легионеры подходили ко мне как-то несмело. Ах да, на лице же кровавая маска. Я убрал ее. Силы еще пригодятся. Интересно, получится ли при порке создать у себя под кожей нечто вроде подушечки из энергии жизни? Снаружи то можно, но там монахи заметят и рассеют. Где-нибудь на середине процесса, чтобы все заново начать. Они, уверен, будут наблюдать за наказанием. Нет, среди верующих в Отца Времен полно нормальных людей, но эти двое к ним явно не относятся.
  -Куда идти? - спросил я у ближайшего стражника.
  -За мной, милорд, - почему-то причислил он меня к лику благородных. И пошел вперед, даже не оглядываясь. Действительно, зачем? По бокам же есть его товарищи. И арбалетчики неподалеку смотрят с интересом, крепко держа ложа своего оружия. А кто это чешет нам на встречу? Никак сам центурион?
  - Так-так, что у нас тут такое? Бунт?- Начал было Глай Цекус громовым голосом, но вдруг зацепился своим взглядом за мое лицо и сбился с мысли. Татуировка на щеке едва ощутимо потеплела.
  -Теологический диспут, - решил не молчать я. Ну нет у меня привычки любой ценой держать язык за зубами. Не вбили ее пока. Хотя, кажется, скоро это упущение будет исправлено к вящему торжеству добра и справедливости. - К сожалению, меня можно признать в нем проигравшим.
  -Брат Лектус. Брат Холлер. - В голове офицера прорезался металл. - Вы опять?!
  -Он использовал против нас зловредное чародейство! - ничуть не смутился монах. - Все видели!
  -Поверю на этот раз, - подумав, решил центурион. - Но вы скоро перегнете палку. Не мне вам говорить, что многие из высшего командного состава происходят из древних аристократических семей. А там еще чтят морскую богиню.
  А не из них ли он сам? Как-то божественная отметка на него странно реагирует. Он ей как будто бы...нравится?
  -Еще раз нечто подобное устроите, - решил военный. - И попрошу о вашей замене, услав в главный лагерь с первым обозом. Пусть лучше на недельку часть останется без капелланов чем с такими пастырями. И я ничуть не удивлюсь, если после этого кое-кого пошлют проповедовать гоблинам.
  Церковники дружно скривились. Опа, видно сюда действительно сослали все сливки общества. Интересно, а за что самому Глаю Цекусу досталось командовать подразделением предназначенном в прямом смысле на убой?
  -Иди, - осторожно ткнул меня в спину какой-то солдат. Впрочем, по сравнению с остальными подобными стимулирующими приемами его поступок выглядел едва ощутимым жестом вежливости.
  Идти оказалось недалеко. У стен двухэтажного строения виднелось нечто вроде лобного места. Во всяком случае, плаха и виселица была. А от палач где-то прятался. Отлынивает от работы, паршивец.
  -Снимай свои тряпки и берись за те кольца, - указал мне солдат на поначалу незамеченные ржавые металлические кругляши в стене. Едва мои руки коснулись их, как тело окутало какое-то светлое заклинание, не позволяющее шелохнуться. И колдовать стало ощутимо сложнее, кожу на спине жгло, причем изнутри, а воздух, врывавшийся в легкие словно в одно мгновение ока из весьма прохладного стал раскаленным.
  -Магию крови, увы, целиком заблокировать такими грубыми инструментами невозможно, - будто извиняясь, сказал тот самый монах с плетью, внезапно оказавшийся сбоку от меня. Сейчас, правда, свое оружие он сменил на нечто другое, больше напоминающее кнут с тремя хвостами. - А просить испытывающего муки чародея от нее воздержаться бессмысленно, ибо дух редко может противиться позывам плоти.
  -Но по мере слабых сил, дарованных Отцом Времен своим верным слугам, ее можно ослабить, - жизнерадостно сказал его коллега. Жар разом усилился раз в пять, а то слабое подобие волшебной брони, которое будто само собой образовалось на спине, вообще исчезло как дым. - Раз в десять. Кстати, наказания в учебном легионе осуществляют обычно товарищи провинившегося, но в особых случаях, связанных с опасностью попасть под проклятие, за жесткое, но необходимое дело приходится браться капеллану.
  Первый удар, обрушившийся на спину, заставил меня сквозь зубы замычать от боли. Помнится, к двадцати плетям, полученным в тюрьме, прилагался сорванный голос. Кажется, сегодня вечером с остальными обитателями барака придется общаться шепотом.
  Новый удар лег, как показалось, почти в то же место и мой рев отразившись от стены, ушел обратно. Возможно, все сорок я и не выдержу. Просто сдохну.
  Глава 2
   Спина болела. Никаких следов на ней уже не осталось, если верить ощупыванию, применяемому за неимением зеркала, но, тем не менее, нет-нет, да и простреливали в мышцах ноющие всполохи жалкого отголоска испытанных при наказании ощущений. Интересно, бывают артефактные предметы палаческого ремесла? Надо будет к той плети получше присмотреться при случае. И при встречах со священниками молчать. Или убивать их сразу.
   -О чем задумался, колдун? - спросил меня якобы незаметно подошедший со спины Весло. Главарь какой-то организованной преступной группировки, даже в заключении сохранивший достаточно влияния и денег, чтобы всегда иметь оружие и вино, явно намеревался расставить все точки над 'и'. Иначе, зачем ему два десятка сопровождающих? У половины ножи, у оставшихся нехитрый шанцевый инструмент. Котлован, призванный послужить основой для будущего храма неуклонно расширялся уже третий день. Совсем недавно, буквально полчаса назад число жертв среди заключенных, погибших при его строительстве, достигло пяти. Какой-то старик умер, судя по симптомам, от сердечного приступа. Может, если бы увидел его агонию, смог бы помочь при помощи магии, вот только сквозь плотную толпу инцидент разглядеть не удалось. А когда над лагерем разнеслись громкие матюги охраны, которая с нас не спускала глаз, было уже поздно для целительной магии. Некромантию же вряд ли одобрили бы. Да и не уверен, что жалких остатков магической силы хватит, чтобы поднять труп. Во всяком случае, если не использовать какой-нибудь длительный ритуал.
   -Меня зовут Алхимик, - ответил я, решив оставить свое имя при себе. - А ты Весло.
   -Ну, значит разводить политесы нет нужды, - хмыкнул главарь, понемногу подминающий под себя всех людей в бараке. Впрочем, несколько полукровок и квартеронов иных рас среди них тоже имелось. В целом ожидаемое развитие ситуации. С земными зеками у их коллег из иного мира сходство составляет процентов девяносто. Вот только в здешних тюрьмах специального уголка для голубых нет. Ибо это порок, а порок - вотчина архидемона, известного среди смертных как Многоликая. Наложница повелителя зла Сакраеша, судя по прочитанным книгам, весьма деятельная особа в сфере своей деятельности. И тех, кто становится ее паствой, священники мигом подвергнут церковному покаянию, призванному объяснить разницу между мужчиной и женщиной. Если не поможет - колесованию с последующей заупокойной молитвой о свернувшей не на тот путь дуще. А не то получат вместо зоны рассадник жутких тварей, для которых люди лишь интересные и вкусные игрушки. - Мы в одной лодке, понимаешь?
   -Угу,- кивнул я. Ссориться здесь и сейчас с бандитом глупо. Во-первых, всю его кодлу мне просто не перебить. Сил не хватит. Во-вторых, устрою бойню, охрана прикончит. На одиночные трупы она смотрит как на неизбежное зло при массовой концентрации преступных элементов в одном месте, но вот массовая гибель людей, которых чуть позже должны организованно перебить легионеры в планы армейского командования не входит. - Готов занять в ней должность судового лекаря. Вот только слишком наглые пациенты заснут и не проснутся даже будучи абсолютно здоровыми.
   -А не много на себя берешь, так дерзко разговаривая? - хмыкнул один из его помощников по прозвищу Шнырь. - У нас и собственные колдуны имеются. Послабее сдохшего Черма, зато их больше.
  -Вижу, - мои глаза уставились на двух из шайки, которые в аурах несли некоторое количество магической энергии. У одного из них способности были больше моих раза в два. Вот только их обладатель, наминающий улыбчивого борца сумо, лет десять назад забросившего спорт и подсевшего на фастфуд, даже на скудной баланде умудрившийся не сильно сбросить вес, впечатления опасной личности не производил. Как он ходит то, с такой массой сала, пригибающей к земле? Хотя, вполне возможно, внешность обманчива и этот тип спортивно сложенного гепарда догонит и на ходу сожрет. Магия может многое. Оставшийся же судя по виду являлся типичным представителям чародеев класса 'знахарь сельский'. Бородатый мужик, с немалым размахом плеч и заскорузлыми ладонями, всю жизнь проведший у сохи или где-то рядом. К тому же среди бандитов он чувствовал себя явно не уверенно и нет-нет, да и косились на них с опаской. - Вот только ни один из них не является жрецом морской богини. А мы лечим все, кроме смерти. Но и берем за свои услуги дорого.
  -Что, правда, то правда, - радостно согласился толстяк. Кстати, в его ауре имелось достаточно много красных тонов, вероятно, парень хорош в магии огня. - А еще слабых духом среди вас нет по определению. Легионы Древней Империи считались непобедимы вовсе не из-за благословления Отца Времен. Увы, но в современном обществе к представителям иных верований относятся куда хуже, чем сотни лет назад.
  -Сала кусок, - процедил сквозь зубы Весло. - Заткни пасть! Или будешь набивать ее только пустой кашей, да и то через день!
   Угроза действие возымела и жиртрест замолк, старательно подавая гримасами лица, которые вероятно должны расшифровываться как 'Никто меня не любит' и 'Давайте дружить!'. Получалось на редкость выразительно. Впрочем, у него одни только брови на полкило наверное потянут, а потому в доходчивости жестов, совершаемых столь развитым органом нет ничего удивительно.
   -Короче, ведьмак, - решил взять быка за рога главарь. - Будешь слушаться меня, и все у тебя будет хорошо. Выпивка, мясо, баб скоро подвезут, если нам давеча не наврали. А нет, ищи себе место в другом бараке. Прямо сегодня.
   -Ты всерьез думаешь, будто там будет кто-то не похожий мордой на переболевшего проказой покойника? - хмыкнул я, наблюдая как бандит тискает оружием на своем поясе. - Ладно, не кипятись. Согласен. Нас тут скоро будут убивать и чтобы выжить, надо держаться вместе.
  -Почему не работаем? - раздался голос охранника, который стоял в некотором отдалении с арбалетом на изготовку. - Плетей захотели?!
  Вместо ответа Весло бросил ему медную монету. Откуда он ее извлек, просто не представляю. Конфликт исчез, даже не начавшись, но легионер никуда уходить и не подумал. Видимо ждал возможности для следующей подачки.
  -Значит, договорились, - продолжил наш разговор как ни в чем не бывало бандит. - Что ж, вот и хорошо. Чем могут быть полезны жрецы морской богини мне известно, лечил один такой шайку по соседству лет пять назад. Чуть ли не из кусков их собирал как было, пока какой-то пьяный идиот ему кишки не выпустил. Что ж, значит сегодня будешь сидеть и спать в бараке рядом с нами. Попробуешь своевольничать - убью.
  Это не прозвучало как угроза. Скорее как констатация факта.
  -Попытаешься, - согласился с ним я. - Может и сумеешь. Как повезет.
   Люди вокруг работали, опасливо косясь в нашу сторону. Видимо большая их часть не понаслышке знала, что наиболее жестокими к нижестоящим бывают те, кто ближе всего к ним находится.
  -Какие у тебя разногласия с церковниками? - спросил толстяк, не меняя на лице улыбчивого выражения, будто разговаривал о погоде. Или скорее о способах приготовления шашлыка и особенностях маринада. - Думал, они тебя запорют. Ан нет, на своих ногах, правда, не ушел, но отлежался почти моментально.
  -Козлы они просто, - пожал плечами я, сказав чистую правду. Вряд ли преступники могут быть искренне верующими в Отца Времен. С их работой прямая дорога в местный ледяной ад и никуда больше. - К тому же магов крови убить хоть и можно, но сложно. С нами как с живыми покойниками, целиться лучше в голову. Ну, про меня, смотрю и так всем все известно, а вы чего можете? Думаю, когда легионеры начнут на нас учиться, придется применять чары вовсю, чтобы спасти побольше жизней и просто уцелеть. У них ведь тоже по штату какие-то волшебники наверняка положены.
  -Да, о мясе, - Весло с видимой брезгливостью оглядел людей вокруг, - придется заботиться. Чем больше людей будет между нами и клинками, тем выше шансы. Ладно, колдуны, вы тут общайтесь, а я пойду, покемарю. С собой в тепло позову, когда заслужите.
  И потопал в сторону барака вместе с наиболее доверенной частью своих прихлебателей, а оставшиеся разбрелись по стройке и стали делать вид, будто работают, а сами просто прогуливались между долбящими мерзлую землю людьми. Естественно, попасть в барак вожак бандитской шайки смог не забесплатно. Еще одна монета поменяла владельца.
  - И откуда у него столько денег,- пробормотал я, - глядя вслед главарю. Теперь уже, кажется и моему. Ну ладно, в тюрьме мог сохранить пару монет от стражников...но ведь сорит ими так, словно у него целая сокровищница за щекой спрятана. Неужели артефакт со свернутым пространством имеет?
  -Все проще, - жизнерадостно поделился информацией колобок. - Его люди подкупили одного из офицеров чистым золотом, и тот регулярно выдает Веслу маленькую его часть на мелкие расходы, чтобы случайная проверка начальства или чьи-нибудь ловкие пальцы всего разом не лишили.
  - Занятно, - произнес я, впрочем, без особой заинтересованности в голосе. Средства то у меня были, но вот только остались они на попечении нанятой в качестве слуг семейной пары, родителей потенциальной ученицы. В другом государстве. Самой вероятной цели Империи в медленно но неуклонно надвигающейся войне. - Что ж, давайте знакомиться. Виктор. Но лучше Алхимик. Жрец морской богини, как видно по отметине на морде, владею как обычными заклинаниями, так и магией крови. И то и другое не слишком хорошо. Сюда попал на четыре года из-за того, что один мой друг перешел дорогу очень влиятельной личности.
  Вернее, наставил рога. Архидемону. Увел у него одну из шести потенциальных любовниц. Вот только говорить об этом лучше не стоит. Пусть лучше грешат на дворян с их интригами или прочих сильных, но вполне привычных мира сего.
  -Рикошетом и всех причастных зацепило, - решил добавить я, немного подумав. - Некоторый боевой опыт имею, в ближайшем будущем планирую как минимум выжить, а для того нам лучше знать друг о друге как можно больше. И научиться взаимодействовать. Толпа одиночек против хорошо скоординированных легионеров шансов иметь не будет.
  -Получили силу в дар от покровительницы? - заинтересовался толстяк. В щелочке между щеками и бровями глаз его видно почти не было. Даже о цвете их оставалось лишь гадать. Волосы же были достаточно светлыми, почти белыми. - Оттенок у нее какой-то нехороший. Как у тех некромантов, которые трупы потрошат, чтобы сильнее стать. Я Фреддо, купец из Игхольма, ну вернее был таким раньше. С детства огнем баловаться люблю, это у нас семейное, как и тучность. В молодости, понятное дело, в гильдию попал, в Таинственный Лепесток? Слыхали? Нет? Ну, она маленькая. Там учителя паре фокусов научили, но великого чародея из меня не вышло. Так, среднее нечто, между ведьмаком и магом. По пьянке пару месяцев назад одного урода благородного поджарил, который кулаками махать вздумал тоже нализавшись в дымину. Не насмерть, но красавчиком ему больше не быть. Вот только он средний сын графа, а я так, купчишка. За то и угодил в учебный легион на два года. Так-то я мирный...когда трезвый. Оружия с роду в руках не держал, на то телохранители имеются.
  -Гларк-кузнец, - представился похожий на обычныго крестьяна слабенький чародей, подозрительно буравя меня взглядом из под густых черных бровей, совпадающих по цвету с глазами и волосами. - Спалил свой дом и всю деревню. Случайно. А потом секирой порезал человек десять, которые меня на вилы поднять хотели. Потом разбойником стал, пока не поймали. Тоже четыре года. Травки знаю, со зверьми могу договариваться, ну и так, кой-чего по мелочи. А ты, сдается мне, все же разграбитель могил и есть самый настоящий. Видел я таких уже.
  Толстый волшебник от его слов вздрогнул и немного отодвинулся. Интересно, чтобы он делал, останься у меня прежняя аура, от которой аж сигнальные амулеты против нежити срабатывала? Бежать кинулся?
   -Ну, в общем, близко, - я решил сказать почти правду про обретение способностей к колдовству. - Повезло как-то оказать услугу одному очень-очень сильному темному магу. За то и силы немножко от него получил, которую тот с трупов собирал со всеми вытекающими. Но сам, увы, нужный для этого ритуал не знаю. А то бы, чувствую, светила мне по окончанию службы в этом учебном легионе мантия архимага. Ну или в чем они там ходят.
   -Ага, - Фреддо растерянно огляделся вокруг и зябко повел плечами. - Ну и чего делать будем? Чувствую, еще немного и охрана нас погонит землю долбить. А неохота. Брр! Холодно.
   -Ты же огненный маг, - пожал плечами я, промолчав про то, что с такой то жировой шубой мерзнуть при температуре не сильно отличной от нуля просто неприлично. Моржи, не те которые закаливаются, а ластоногие, с подобным утеплителем вообще в воде купаются, гоняя пингвинов и прочую редкую в арктическом климате живность. - Согрей вокруг себя воздух. Кстати, а почему вас тот припадочный не тронул? Или это мое лицо у него вдруг вызвало приступ бешенства?
   Бывший кузнец и бывший разбойник что-то неразборчиво буркнул под нос и, развернувшись, демонстративно начал проталкиваться к противоположенному концу стройплощадки. Разговаривать он явно не хотел. По пути поджигатель собственной деревни отобрал у какого-то заключенного его деревянную лопату, лишь немного окованную железом по краю. Видимо между нами и тяжелой физической работой выбор с его стороны был очевидным.
   -Ну, мне повезло чуть-чуть владеть эмпатией, - пожал плечами толстяк. И потому я успел зажечь огненный шар раньше, чем он ко мне подошел. И не соглашался его рассеивать, несмотря ни на какие угрозы, пока Черм не убрался обратно. Возможно, ночью он бы повторил попытку, но ты попал в барак раньше. Брр! Нет, ну тут же невозможно находиться! Легионеры совсем спятили? Не понимаюи, что мы тут просто замерзнем?
   -Да не так уж и холодно, - пожал плечами я, мысленно прикидывая участок на котором можно будет устроиться работать с максимальным комфортом, спрятавшись за чужими спинами от охранения. После союза с главарем шайки коллег по несчастью вроде бояться нечего, опасного колдуна они не тронут без очень веской причины, каковой отлынивание от общего дела вряд ли считается. Конечно, арбалетчики со стоящей неподалеку вышки бездельника увидят, но стрелять вряд ли будут. А уж спускаться, чтобы лично дать ему пинка тем более. - И потом, повторюсь, магией греться можно.
   -Смеешься? - неверяще уставился на меня Фреддо. - Нагретый воздух быстро улетучиться, здесь же нет стен и крыши, способных задержать тепло. Не холодно ему... Да на таком морозе зуб на зуб не попадает! Хотя да, ты же темный, да еще с силой смерти. Вас холод и тьма почти не трогают. Ворон ворону, как говориться, глаз не выклюет.
   -Ну, не так уж я и силен, - возможно, нечто в его словах и есть. Во всяком случае раньше темная магия для меня и моих друзей для меня была практически неопасна. Хотя тот же Алколит мог превратить любым ударом из тех, которыми обменивались на тренировках, человека в лужу дурно пахнущей слизи. - А знаешь, есть одна идея, как и не напрягаться особо и вроде как при деле быть. Тем более, пламенем тоже чуть-чуть владеть умею. Самую капельку. Давай вдвоем воду разносить, вроде там легионеры небольшой бочонок для жаждущих притащили, с парой черпаков к нему прицепленных.
   -Да кто сейчас пить-то будет, - удивился толстый волшебник. - Холодно же.
   -От большинства пар так и валит, - кивнул я на работников кайла и лопаты, - а значит в горле у них скоро пересохнет. И потом, мы ее подогреем. Каких-нибудь травок в ней заварить, увы, не получится, но вот от пары глотков кипятка думаю на морозе никто не откажется.
   Таскать тару между заключенных, к счастью, не пришлось. Они, едва лишь завидели поднимающийся над водой парок, сами к ней поспешили. Видимо на улице действительно было холоднее, чем казалось организму пусть и слабенького, но темного мага. Зато вот по рукам я бил часто, много и больно.
  -А ну убрал грабли! - судя по цвету кистей, стоящему перед мной мужику звероватого вида пересадили руки выходца откуда-то из глубин Черного континента. У негров, которые жили на его берегах они все-таки посветлее будут, знаю, попадались такие в Колоне и не сказать, чтобы совсем уж редко. Хотя, возможно, донором просто дроу послужил. - Это тебе не баня.
  -Что я вижу, - не понял, эти два священника откуда еще за моей спиной взялись? И почему они вечно парой ходят? - Верным детям Отца Времен какой-то колдун из язычников запрещает омыть тело свое?
  -Как вы могли такое подумать, - зло оскалился я, прямо в лицо монаху. Спину прострелило фантомной болью. - Напротив, предостерегаю его, чтобы не обварился невзначай. Кипяток практически. Чуть не все силы потратил.
  Резерв ауры и правда опустел после того, как литров пятьдесят воды начало булькать. Впрочем, если бы не помощь Фреддо, даже сейчас не отпустившего стену бочонка, якобы время от времени подогревая жидкость, а на самом деле греясь сам, я бы заставил его содержимое лишь чуть-чуть потеплеть. Магия огня всегда давалась мне очень тяжело.
  -Похвально, похвально, - покивал головой тот из них, который владел святой магией и наложил на бочонок какое-то заклинание. Чернильная клякса мути, расплывшаяся от сунутых в теплую воду пальцев, мгновенно осела куда-то на дно. Кажется, теперь любые примеси будут оседать куда быстрее, чем положено им природой. - Но нет в лице твоем смирения должного для того, кто грехи отпускает. Пять плетей.
  -Святой отец, - вздохнул, я проклиная собственный язык. Кажется, святоши задались целью меня сломать. - А вы во время учений то в рядах будете? Ну, хоть с какой-нибудь стороны.
   -Увы, - поднял взгляд к небесам монах. - Забота о душах, погрязших во грехе не даст полноценно исполнять обязанности капеллана, кои вместе с солдатами на битву шагают. Пройди к месту наказания, неверный, пока еще плетей не добавил.
   -А может, - начал было его товарищ, но увидел мой взгляд и передумал. Охрана то, конечно, поднявшего бунт заключенного убьет на месте, но вот священник, находящийся от него в двух шагах, да еще к тому же сам лично колдовать не умеющий, за торжеством справедливости будет наблюдать, скорее всего, уже с небес.
   -Еще один вопрос, - вздохнул я, припомнив единственного знакомого, теоретически способного разобраться с данной проблемой по своим каналам. - Если захочу к одному из святых Отца Времен обратиться, как это лучше сделать? Речь про Феона Своевременного идет.
  Может, хоть он поможет зарвавшихся уродов к порядку призвать? Прибью ж их нафиг! Или они меня. Не сегодня, так завтра. Должен же прожорливый алкоголик с крыльями проявить заботу о нижестоящих проявить и потом, пили все-таки в месте. Да и письма Земли он доставил мне и моим друзьям в награду за спасенную от пиратов историческую реликвию лично, хотя никто его об этом не просил. Просто не знали, про такую возможность. Жаль только, дальнейшие попытки установить с ним контакт упорно игнорировал, но, может, хоть теперь откликнется?
   -Ты? - удивился монах, владеющий святой магией.
   -Я, - покорно согласился я с ним, прислушиваясь к татуировке на щеке. Она недовольства не выказывала. Хотя, не может же богиня, или кто там от ее ведома жрецами командует, мониторить их постоянно. - А разве подобное запрещено?
   -Нет, - покачал головой церковник. - Но просто...просто...бессмысленно! Ни один святой никогда не снизойдет до неверующего, тем более, если он слуга пыжащейся стать на одну ступень с истинным богом демоницы!
  -Как знать, - пожал плечами я. - Один раз сработало. И потом, а ладно, лучше промолчу. Время нас рассудит.
  -О да, - странно, но монах вдруг успокоился. Наверно решил, будто бы мне пришлось косвенно признать превосходство его покровителя над владычицей морей. - Икон святого Феона у нас нет...мне кажется, их вообще не существует.
  -Портрет я как-то видел, - решил добавить я, завидев впереди площадку, откуда вчера едва ушел и рефлекторно замедляя шаг.
  -Вперед, - подтолкнул меня в спину церковник, никогда не расстающийся с плетью. Кажется, он остался разочарован результатом. Если бы шрамы не успели зажить, то сейчас раны быстро бы передали в голову непередаваемые ощущения от лишнего раздражителя. - Простое изображение это совсем не то. Но молитву, обращенную к святым, достойным стать верными помощниками и слугами Отца Времен мы тебе, конечно, подскажем. Это, в конце-то концов, наш долг.
  Едва руки легли на уже знакомые отметины в стене, как магия опять как будто испарилась, а зубы сцепились намертво. Помогло. Во всяком случае, ни разу так и не закричал. А громкое шипение не считается. Хотя, если бы по нему проводились конкурсы, то занял бы первое место, далеко оставив всех гадюк вместе взятых и в пучок связанных. Пока я приходил в себя, шатаясь от пережитых ощущений, священник, скручивающий плеть и убирающий ее на пояс быстро протараторил себе под нос какую-то невразумительную абракадабру в темпе, больше достойном профессионального рассказчика скороговорок. Ускорился, паразит. Видно уж такую-то малость ему позволяет сотворить священный круг, висящий на шее. Или просто напарник помог.
  -Запомнил? - осведомился он и не дожидаясь моей реакции, пускай и отрицательной, сам себе ответил.- Нет? Ну, так и думал. Староимперский очень сложный язык. Увы, но сегодня больше с тобой возиться не досуг. Но если ты еще раз провинишься, то, конечно, урок будет повторен. Молиться, кстати, можно прямо там, где землю долбить будешь. Пусть храма еще нет, но его фундамент тоже место подходящее. В древности там, кстати, имели привычку самых поганых работников и замуровывать.
  И ушел, похохатывая от собственного остроумия вместе с товарищем. А меня к месту копания могилы, то есть тьфу ты, будущей часовни, повели конвоиры с арбалетами. Вечно хмурые они, заразы и весьма роботов общей эмоциональностью напоминают. Хотя живые люди уж, подмену, надеюсь, даже в таком состоянии заметил бы. Наверное, им какой-нибудь особый тренинг проводят. Или подбирают в подобное спецподразделение одних отморозков.
  Вернувшись обратно к бочке, я увидел жутко расстроенного Фреддо, неумело тыркающего в землю кайлом просто затем, чтобы согреться. Святая магия рассеялась и в бочке, куда всякие разные чересчур умные личности совали грязные руки снова плавала муть. А менять ее легионеры считали ниже своего достоинства. И партию из добровольцев-заключенных к ручью иди колодцу, ну в общем первоисточнику жидкости, отправлять отказывались наотрез.
  -Алхимик, - едва не плача заканючил толстяк, стоило мне лишь остановиться рядом с ним, - ну ты же маг крови. И жрец морской богини к тому же! Сделай что-нибудь!
  -Резерв пуст, - вздохнул я, осматривая ауру. К тому же чары, способные заменить хороший угольный фильтр, мной выучены как-то не были. - И вообще, как греться, так охотников много, а как отдуваться за всех, так я один. Хватит на сегодня подвигов.
  Заключенные, собравшиеся вокруг, недовольно загалдели. От работы у многих в глотках уже пересохло несмотря на погоду, далекую от палящего зноя. А чем чревата слишком грязная вода в этом мире хорошо было известно всем, включая потомственных горожан. Вполне возможная после глотка мутной жижи смерть от дизентерии далеко не самый приятный и эстетичный способ окончить свои дни. Конечно, ее можно было бы предотвратить лекарствами или магией...вот только большинство закономерно опасались, что конкретно их по какой-либо причине могут в суровой обстановке учебного легиона и не спасти.
  -Я бы сам все сделал, но огневикам вода почти не дается! - Фреддо стонал в голос, словно маленький обиженный ребенок. Килограмм эдак трехсот. Вот только глаза у него оставались сухими, а аура спокойной. На публику играет. Интересно, он действительно тот за кого себя выдает? Здесь, среди преступников всех мастей, ни в ком нельзя быть уверенным. Кстати, а как бы действительно отделить зерна от плевел, вернее, чистую жидкость от мути? Испарить и конденсировать? Затратно. Раньше бы еще справился, но не теперь. Бочонок высохнет раньше, чем достаточно силы накоплю. Процедить? Но через что?
   -Ладно-ладно, - мне на ум пришла неожиданная мысль. Вроде бы добровольно отданная кровь несет в себе достаточно жизненной энергии, которую можно относительно легко преобразовать в магическую, от чего ее так ценят при различных ритуалах и жертвоприношениях. Да и неплохо будет приучить себя слушаться. В скорой драке с армейцами гарантировано поможет. К тому же алая жидкость, пропитанная силой волшебника, остается частично живой. Думаю, мне удастся заставить ее абсорбировать в себя все посторонние примеси.- Есть вариант. Но должны быть выполнены два условия.
  -Каких? - сглатывая пересохшим горлом, едва слышно спросил старик с тонкими, словно ветка руками. Его то сюда за какие грехи отправили? Дедушке на том свете, похоже, уже является долгожданным гостем. Причем, возможно, не первый год. - Говори же, не томи, демонов бесстыжее отродье!
  Грубому пенсионеру немедленно дали по сопатке соседи и заботливо уложили потерявшее сознание тело прямо на холодную землю, где то наверняка обморозит почки в считанные минуты, попутно обобрав. Добычей аж троим мародерам послужил кусок выдаваемой на завтрак лепешки, который один из них тут же сожрал, не слушая протестующих воплей и не давая вырвать еду в прямом смысле из зубов.
  -Если в бочку добровольно выплеснуть пригоршней десять крови, - я решил действовать с небольшим запасом, - то, возможно мне удастся уговорить грязь собраться в нее, а затем получившую субстанцию извлечь, оставив только воду. Но тот кто в нее запустит руки, получит по шее!
  Вокруг загомонили как те, кто толпился вокруг, так и вроде бы до того смирно работающие. Общее мнение было можно выразить словами 'Мы такое пить не будем'!
  -Ну как хотите, - пришлось развести руками мне. - По другому никак. Или можете снова монахов Отца Времен позвать, они ребята вроде бы щедрые. По крайней мере, на плети.
  Вокруг замолчали. Оказаться на месте дежурной куклы для битья не хотелось никому.
  -Эх, - старик, которому вообще-то полагалось лежать без сознания, вдруг вскочил на ноги и протянул свою тонкую ручонку вперед. Я едва успел отпрянуть, а то бы точно ей по носу получил. - На, упырь! Пей мою кровь!
  -Вот еще, - да уж, давненько за вампира не принимали. С тех пор, как на гномо-гоблинско-эльфийских переговорах в кармане дымовая шашка не сдетонировала. - Нож бери, в бочку цеди. Если найдешь чего. У тебя, наверное, по жилам уже песок течет. Ранку так и быть, потом заживлю. Эй, пироман озябший, следи, чтобы в воду еще грязи не занесли. Второй раз за сутки, да еще после общения со святыми отцами, такое волшебство провести не получится.
  -Обещаю, - поклялся Фреддо и погрозил толпу пухлым кулаком. От кожи покрытой толстыми часто лезущими из пор волосками пахнуло кузнечным жаром, прекрасно ощутимым даже на расстоянии.
   -И второе, - сказал я, наблюдая, как старик царпает свои мослы извлеченной кем-то из заключенных остро заточенной косточкой. Еще пара добровольцев тоже, кажется, нашлась, но они пока медлили, видимо не желая быть первыми. Ладно уж, сам молиться святому чужой веры не буду. Не по рангу. Тем более мимолетно знакомый покойник, достигший немалых чинов в небесной иерархии видимо без очень веского повода общение со смертными считает излишеством. - Всем надо дружно помолиться типу по имени Феон Своевременный. Желательно не по одному разу.
  Вокруг моментально образовалась тишина. Только на самой периферии пара-тройка стахановцев, вошедших в раж, все так же долбила мерзлую землю. Остальные стояли в полном ошеломлении, едва ли рты не раззявив. Наверное, если бы я предложил совершить массовое самоубийство, реакция слушателей оказалась бы менее ярко выраженной.
  -Зачем?- прокашлявшись, спросил Фреддо, первый отошедший от шока.
  -Чтобы уж точно обратил свое внимание на нас всех и помог, - мой ответ их сильно удивил. Странно. Ведь в этом мире боги и демоны со своими слугами весьма активны в своих действиях, так почему же вдруг такая реакция? - Он действительно может, сам как-то видел.
  - Не басню сказываешь? - утонил белобровый и широкоплечий лысый мужик, больше похожий на гладко выбритого гнома-переростка, чем на человека. - Святые лишь до праведников и аскетов снисходят, кои лет по сорок не едят от пуза и на женщин не заглядываются. Ну, монахам еще, быть может, делают иногда благое дело.
  -Клянусь всеми невеликими магическими силами и покровительницей, - для пущей убедительности положил руку на сердце. - Своими глазами видел очень сильных темных магов, которым он помог и не взял за это никаких нерушимых обетов или клятв.
  Артема с Ярославом. И одного смутно знакомого типа, постоянно отражающегося в зеркале.
  Народ загудел, обсуждая сказанное. Как бы между делом толстяк оторвал старика от бочки и ткнул им в меня, словно куклой. Пришлось заращивать ему неожиданно большую и тяжелую рану. Дед костяным осколком умудрился едва ли не содрать себе кожу с руки, словно перчатку. Он мазозхист? Или просто так пить хочет?
  Кровь, покорная моей воле, действительно весьма неплохо собрала в себя почти всю имевшуюся грязь и, покинув бочку словно обожравшаяся тропическая змея, расплескалась на быстро высыхающие ошметки. В резерве ауры снова появилось немного магической энергии, которая пошла на стишок-заклинание, окончательно убравшее со спины свежие рубцы. Да уж, принадлежность к жрецам морской богини действительно помогает лечить. Раньше даже при всей былой силе подобным приемом мог, максимум, остановить не слишком сильное кровтечение. Впрочем, и повторить его мог раз двадцать. И то, если бы язык не уставал, то замахнулся бы и на все пятьдесят. До темноты работа пошла нормально. Заключенные работали, иногда прося зашептать свежесодранные мозоли, Фреддо грел остатки воды, я делал вид, будто помогаю. На самом же деле на меня приходилось процентов пять полученного жидкостью тепла. Охранники пару раз заставляли нас двоих братья за лопаты, но без особого энтузиазма. Видимо, им это было не надо. Не удивлюсь, если узнаю, что так называемое строительство затеяно лишь затем, чтобы занять ораву потенциальных бунтовщиков делом.
  Ночью снилась жуткая тварь. Сама морская богиня лично. Синеволосая женщина, одетая в мятые синие штаны, отдаленно похожие на джинсы и почему-то топлесс, грозила своему насильно взятому слуге пальчиком и улыбалась клыкастой улыбкой. Вокруг нас плавали рыбки всех цветов радуги, в том числе, кажется, большая белая акула. На утро татуировка на щеке чесалась, а доступный резерв чуть-чуть увеличился. Буквально на ноготочек, позволяющий едва ли свечку мыслью зажечь или, учитывая особенности моей силы, скорее сгноить кузнечика. На мышку прибавки могло и не хватить. Но вчера его еще не было, могу поклясться. Мне, кажется или это было поощрение от высшей силы, которую будь моя воля, стоило бы зажарить на сковородке как особо опасного бешеного пескаря, портящего жизнь мирным темным магам? Но за что?
  Дверь заскрипела, отворяясь, но в проем вместо стражников, несущих завтрак, или на худой конец, ведущих новую порцию заключенных, появился самый настоящий паладин. Двухметровая фигура, закованная в латы до кончика макушки, еще больше увеличивающие ее объем, буквально излучала своей аурой силу света. Внутрь барка она протиснулась бочком, но все равно едва косяк не своротила. И уверенным шагом направилась ко мне. Заключенные с ее пути поспешно убирались в разные стороны, чтобы не быть растопатанными двуногим слонопотамом.
  -Я знал! - прогрохотал внутри пустотелого ведра с дырочками, натянутого на голову, голос из которого пафос можно было откачивать ведрами. Но, кажется, раньше слышать его уже доводилось. - Я верил! Я внимал гласу небесному!
  Потолок с дырками для дополнительной вентиляции, проделанными не строителями, но неумолимым течением времени, ощутимо содрогнулся от звуковой волны и с него посыпалась пыль.
  -Потише немного можно? - невероятно, но моя ошалелая просьба заставила этого воина света замолчать. - И шлем снять. А то не узнаю вас в гриме.
  -Маг, - невероятно, но эта громадина в стальном панцире умудрилась поклониться в пояс, не снимая свою железную зачарованную шкурку. Только голову и обнажила, взяв ведро со смотровыми щелями в левую руку, лишь немного не дотягивающую габаритами до лопаты. - Восхищен твоим душевным подвигом и благодарю небеса за то, что они свели нас!
  -Сер Олкотомер, - опознал я рыцаря света, которому мой друг Артем однажды начистил рожу на дуэли. Под ложечкой неприятно засосало. Блин, мало мне было тех двоих садистов, так еще и этот деятель явился мстить за давнее унижение.
  -Истинно так, - распрямился паладин, хрустнув солениями своего доспеха, со стороны немного похожего на металлическую кожу. - Рад, что вы запомнили мое имя, хотя наша встреча и было недолгой по причине недостойной слуги Отца Времен гордыни.
  Странно он себя ведет. Неужели бить не будкт? Сейчас то, когда превосходит на голову, размазал бы ведь как таракана. Какая неожиданность.
  -А вы то что здесь делаете, - не нашел ничего лучшего, чем спросить я. - Или тоже решили в учебный легион поступить.
  -Нет, - смутился рыцарь. - Просто паломничество по святым местам завело в земли Империи и вчера ночью приснилось мне удивительное видение, явно посланное свыше, которых ранее лишь восемь раз удостаивался. Будто бы маг темный, свою силу отринувший и просветления почти достигший совсем рядом находиться. Ну и еще кое-что там было по мелочи. Естественно, проигнорировать такой знак Отца Времен было никак нельзя. И вот я, преодолевший гигантское расстояние в двенадцать дневных переходов за одно утро здесь и поражаюсь увиденному. Такой подвиг духа...не ждал. Даже после того, как твой коллега оставил мне жизнь, хотя мог и убить.
   Ну да, раньше же он видел меня с совсем другими силами, от которых сейчас остались лишь рожки да ножки. А темные маги, если они решают посвятить себя светлым силам, к примеру тому же Отцу Времен, теряют свое могущество. Правда не сразу, а медленно и постепенно, но и скачкообразные рывки в принципе возможны. Если подумать со стороны можно произошедшие изменения и так интерпретировать.
  -Я теперь жрец морской богини, - осторожно заметил я.
  -Жалко, конечно, что не стали приверженцем истинной веры, - серьезно кивнул паладин. - Но и так это огромный шаг вперед, видимый каждому, кто имеет хоть частичку света в душе. Раньше-то с Отродьем Пожирающего Плоть заигрывал, но теперь, вижу, отринул нечестивые силы в сторону, решив не губить душу ради собственной выгоды.
  При имени архидемона, бывшего отцом гоблинского божка Ленваху, с которым и правда случалось пару раз общаться весьма близко, народ от нас отодвинулся вплотную к стенам. Весло. Блин! Ну и создал этот святоша мне репутацию одной непродуманной фразой!
  -Кстати, а моего победителя здесь нет? - цепкие глаза паладина обежали барак, но потом снова разочарованно вернулись к прежней цели. - Хотел бы извиниться за грубости, сказанные при нашей прошлой встрече. Теперь я смирил гордыню и понял, как был неправ.
  -Увы, - в голову пришла идея. - Когда мы приняли решение стать слугами хозяйки морей то решили на некторое время разделиться. Но, поверьте, они сейчас примерно в таком же положении как я. Если поищите их по местам, в чем-то подобным учебному легиону, наверняка отыщете. И заодно при встрече привет им передайте. И отцу Фоулу. Пусть нашим слугам сообщит, что все в порядке, скоро вернемся, а то они волнуются наверно. Ну, или не очень скоро, тут как повезет.
  -Буду молиться, чтобы встретить их поскорее, - серьезно кивнул паладин. - Но, увы, в ближайший год я домой не вернусь. Еще и половины святых реликвий не успел посетить из тех, которые просто необходимо лицезреть для выполнения паломничества.
  -Что здесь происходит?! - в барак ворвалась неразлучная пара монахов и застыла в дверях. Видимо рыцарей света, мирно беседующих с темными волшебниками парни видели редко.
  -Они? - со странной интонацией спросил у кого-то, кажется, даже у меня, сер Олкотомер.
  -С дороги смерд! - обладатель плетки, отошел от изумления первым и хлестнул заключенного, оказавшегося в некоторой близости от его ног. Им по странному стечннию обстоятельств оказался давешний старик, готовый менять кровь на воду.
  -Точно они, - решил паладин и одел шлем обратно. Из-под железного ведра глухо донеслось продолжение рассуждений воина света. - А ведь еще по началу засомневался, правильно ли конец видения понял..
  Шагнувший навстречу церковнику с плетью исполин без разговоров дал ему кулаком в живот. И когда монах с хеканьем согнулся, добавил закованным в железо локтем по спине, роняя тело, временно забывшее как дышать на землю.
  -Бунт! - заорал его коллега, пятясь назад и нащупывая задницей дверь. Чем уж он ее собрался взяться за ее ручку, боюсь даже представить, но тут рыцарь света решил помочь брату по вере. От молодецкого удара в подбородок оставшийся на ногах капеллан воспарил. Думаю, он собирался достичь небес, чтобы отчитаться перед Отцом Времен лично, но увы, помешал косяк. Звук от столкновения двух деревянных предметом, дубовой головы и творения неведомого плотника, получился сочный. Тело выпало из помещения наружу. Не знаю, живое ли.
  -Подайте-ка мне эту душу заблудшую, - попросил сер Олкотомер, становясь ему одной ногой на грудь и указывая на лежащего на гнилой соломе обладателя плети. - Увы, но если буду объяснять им их заблуждения в вере прямо здесь, доблестные легионеры могут не так понять. А снаружи в наш теологический диспут охранники не вмешаются.
  Бум! - донеслось, едва за паладином закрылась дверь. Стена совсем рядом с ней вздрогнула. - Бум!
  В магическом зрении было видно, как источающая свет человеческая фигура производит соударение двух других церковников с преградой. Действовал святой рыцарь с размахом. Да еще и лечил капелланов вдобавок, чтобы сразу не померли.
  -Это чего такое было? - дернул меня за руку Весло. Глаза у бандита округлись, словно их прочертили циркулем, да и в размерах, кажется, увеличились.
  -Ну, здесь не только у тебя остались связи, - пожал плечами я с удовольствием наблюдая за побитием недавних мучителей. Теперь паладин действовал ногами. Видимо, побоялся, разрушить двумя живыми таранами ветхие стены барака. - Только у жреца они, сам понимаешь, в высших сферах по большей части обретаются, а не на бренной земле. Феон Своевременный, которому вчера пол лагеря молилась, еще и не такое может, если хочет. Своих паладинов у морской богини нет, вот и пришлось ее скромному слуге арендовать у Отца Времен одного на время. Через посредника.
Оценка: 5.42*55  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"