Иныч Макс: другие произведения.

V. Прекрасные ванильные духи. И эпилог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


   V. Прекрасные ванильные духи
   Увы, но мобильных телефонов в то время не было. Зато имелись будочки с телефонами-автоматами. Множество их, выкрашенных в синий цвет, стояло по городу. Позже будки сменились телефонами, привинченными к стене. Металлический короб с диском набора номера, огромная ручка на толстенном проводе... Интересно, сколько мобильных телефонов уместилось бы внутри такого агрегата? А сколько эмоций вызывал этот самый "диск набора"! Палец помещался в паз с цифрой и по часовой стрелке прокручивал диск до упора; затем диск автоматически с характерным дробным треском возвращался в начальное положение. Самое долгое прокручивание от нуля, так что описывался траектория 360 градусов, самое коротенькое - 9. Вжик, - и набрано. А сколько разных мыслей мелькало во время набора номера! Скорость можно было растянуть, делая паузы между цифрами, и попутно решить, что же нужно сказать. Можно было убыстрить, ускорив вращение диска. Время разговора строго ограничивалось тремя минутами, потому старались тщательно обдумать, что именно нужно сказать.
   Но в тот раз сказать нам предстояло немного: только спросить: дома ли, можно ли зайти. Затем придти, забрать и уйти. У Кулака была любовь. Но это была вовсе не Анна Юрьевна, номер которой мы набирали. И у которой находился букет орхидей, оставленный Кулаком. Возлюбленной Евгения Михайловича была длинногая брюнетка с внушительной грудью и задумчивым томным взглядом. Анна Юрьевна пребывала дома и могла принять нас, чтобы отдать Кулаку его орхидеи. Мы торопились, поскольку собирался дождь.
   - Вот ведь балбес я, - на ходу рассказывал Кулак. - Купил орхидеи эти долбанные... Пол дня искал. Чтобы этой подарить... Ну ты понял, про кого. Брюнетка... Кое-как нашёл. И решил оставить их у Аньки. Поднялся к ней, позвонил, она открыла, тут я с цветами! Обрадовалсь! "Ах, - говорит, - цветы мне! Орхидеи распрекрасные! Спасибо, Женя!" Ну и...
   Кулак сделал паузу. Я, заинтригованный, даже остановился. Жека молчал.
   - А я сказал ей: "Не трожь!!! Не люба ты мне, Анна! Это цветочное хозяйство я принёс тебе на временное пребывание!" - выпалил Кулак. - Она, конечно, сделала попытку выгнать меня, однако, потом смилостивилась и позволила оставить. Я даже ей пару орхидеин из букета выдрал и подарил. Радовалась!!!
   Успокоенный мирным разрешением пикантной ситуации, я ускорился, надеясь успеть дойти до дома Аньки раньше дождя. Но мы не успели. Хляби небесные разверзлись, и потоки хлынули по дорогам. Мы спрятались под козырёк над подъездом, однако ноги наши вымокли насквозь.
   Так и прибыли мы к Анне Юрьевне, миленькой полноватой блондинке со звонким (хотя несколько гнусавым) голосом - в мокрых кроссовках, слегка влажноватые в целом. И голодные.
   Анька открыла дверь, критически оглядела нас, заставила разуться, и запустила в дом. Мы прошли в её комнату и чинно уселись на стульях. На столе стоял огромный кулаковский букет. Анна Юрьевна стала проявлять гостеприимство: сообщила, что скоро можно будет откушать оладушки и что, если мы сильно промокли, можно высушить наши вещи... Затем вдруг резко втянула воздух, критически глянула на нас и вышла. И тут до нас докатило: мы невероятно, просто чудовищно воняли!!! Вернее, наши ноги: промокшие носки почему-то стали издавать ужасные миазмы!
   - Мы во что-то наступили? - с сомнением вопросил Кулак, стараясь дышать ртом, отчего его голос звучал слегка по-французски.
   - Вроде нет... - отозвался я. - просто кроссовки прокисли, носки прокисли....
   - Не прокисли, а протухли. - поправил Кулак.
   В комнату впорхнула Анна Юрьевна.
   - Ха-ха, - сказала она. - Прикиньте, мне тут подарили таааакие интересные духи! С запахом ванилина! Представляете? Чтобы пахнуть как булочки! Вот понюхайте. - И прыснула из баллончика в нашу сторону, целясь ближе к ногам. - Такой запах интересный! - И вновь пустила ароматную струю.
   Я посмотрел на Кулака. Евгений поглядел на меня. И мы осознали стратегический план Анны Юрьевны.
   - Действительно вкусно! - воскликнул я и выхватил из рук девушки баллончик. - Понюхай Жека! И направил жирную долгую струю в сторону Кулака. Также преимущественно на его ноги.
   - Класс! - сквозь зубы проговорил Кулак, стирая духи со своей щеки. - Дай-ка я... подушу... подушусь... сбрызнусь. Взял у меня флакон и смачно прыснул в мою сторону, даже нарисовав замысловатую восьмёрку.
   На вкус, однако, ванильные духи оказались противными.
   И началось буйство! Кулак бросал флакон мне, я бросал духи Кулаку, и мы прыскали, пшикали, пускали струю, поливали! Анна Юрьевна, словно в ступоре, оторопело глядела на нас.
   Дверь открылась и заглянула сестра Аньки.
   - Анечка там... - И осеклась. - Ой, - сказала она. И чихнула. Дверь закрылась.
   Удушливые ванильные пары витали в комнате, оседая. И мы чувствовали, что запаха носков нет и не может быть в принципе в таком густом, тягучем ванилине.
   Анна Юрьевна, наконец, пришла в себя и ринулась к окну. Раскрыла створки. Вдохнула свежий воздух. Мы тоже вдохнули.
   Приятный у духов запах! - бодро сообщил Кулак. - но невкусный...
   - Ой! - спохватилась Анька, у меня же оладьи готовы! Идёмте, покормлю вас. Скоро придут родители...
   На кухне стояла большая чашка. Полная горячих оладьей.
   - Еште, - распорядилась Анька. - Нам скоро уходить надо. Остынут.. Мы не очень оладьи любим, никто в семье почти не ест, сама не знаю, зачем напекли. Наверное, выкидывать придётся...
   И пока радушные хозяева не выкинули оладушки, мы принялись поедать их.
   - Да-да, - почему-то горестно говорила Анька, - ешьте оладушки, кушайте. Вкусные...
   Съели. Мы съели всю большую тарелку.
   Зашли сестра Анны Юрьевны, с подозрением покосилась на нас, воняющих ванилином и носками, заглянула в шкаф, затем на холодильник. В печку.
   - А где оладьи? - удивлённо спросила она. - Анька глазами вильнула в нашу сторону.
   И мы поняли, что нечаянно съели обожаемые, по всей видимости, в этом семействе оладушки! Анна Юрьевна подумала, наверное, что мы станем стесняться и так вдохновляла на свободу действий в отношении прелестных мучных изделий. На деле же они страсть как любили оладьи! Потому что лицо сестры Анны стало удивительно печальным. Вначале. Но потом - злобным! Черты её симпатичного лица исказились гримасой ненависти, неприязни и даже, кажется, отчаяния! Он вышла из кухни и хлопнула дверью.
   - Однако идти надо! - резко засобирался Кулак. - Спасибо, хозяева, за хлеб, за соль! За сохранность цветков - особенное спасибо!
   Выходя из дома, Кулак вытащил ещё один цветок орхидеи и, потупив глазки, протянул его Анне Юрьевне. Анька засмеялась.
   ***
   - Странные у вас орхидеи, - сообщил нам мужик в автобусе. - Ванилином воняют. Вы их в пекарне покупали что ли?
   Эпилог.
   В то время происходило много замечательных событий. Большинство - там и остались. Но некоторые длятся и по сию пору. Однажды я забрёл к Евгению Михайловичу, который превратился в респектабельного семьянина, не лишённого, впрочем черт прежних - авантюрных, или, как говорится, "безбашенных". Этот авантюризм проявляет себя в непрестанном коллекционировании всего на свете; видится в остром взгляде, который по-прежнему вылавливает в этом мире явления и вещицы необычные, а то и, прямо скажем, потусторонние; в мимолётном рассказе про то, как на небе в облаках появлялся бог; в парочке фотографий, на которых запечатлелся некто, похожий на дракона... Впрочем, это тема других историй.
   Мы, разумеется, выпили и Кулак, который обзавёлся огромным пятиэтажным домом, повёл меня в подвал. Где среди множества самых разнообразных предметов (назначение многих я совершенно не ведал) были предъявлены три "исторических" телефона. Здоровенная медная трубка возлежала на металлической подставочке и даже не было круга для набора номера! Видимо, это были ещё дореволюционные телефоны. Почтительно я снял трубку и приложил к своему уху. Там шумело, как в морской раковине - сухо, протяжно, с тихими переливами, словно кто-то вдыхал-выдал...
   Раньше, когда не было определителей номера, можно было позвонить знакомому с телефона-автомата и молчать в ответ на "Алло". Следом снова звучало "Алло", только на этот раз настороженное, опасливое. И в этот момент молчания после второго "Алло" между звонящими устанавливалась некая связь, где связующим звеном являлось дыхание, сопение. По нему на другом конце провода пытались определить, кто же это звонит. В результате, там вскрикивали: "Макс, это ты что ли?!" Или, наоборот, клали трубку. Могли также спросить "Кто это?" И тогда игра в отгадки по дыханию повторялась. Этот момент напряжения, отгадывания всегда казался мне жутковатым, (ещё до появления художественного японского фильма "Звонок" и в особенности после него). Ты, позвонивший, слушаешь сопение известного тебе человека, но понимаешь, как он сейчас напряжён, а может даже испуган и тоже начинает казаться, что там вовсе непонятно кто. Какой-нибудь инопланетянин. Или покойник. В общем, некто потусторонний. Вдвойне потусторонний от реальной отстранённости.
   Слушая шум в трубке старинного телефона, я вдруг явственно понял, что в современных мобильниках такого нет. Ты всегда знаешь номер. Или знаешь, что "неизвестный номер". И в любом случае жмёшь кнопку приёма, приготовившись к чему-то - известному или неизвестному. Я беседовал с Кулаком о том - о сём, мы вспоминали какие-то события прошлые рассказывали о делах нынешних, периодически выпивали, спорили, обсуждали, молчали, хохотали, снова выпивали, разглядывали разные удивительные вещицы, слушали музыку с виниловых пластинок и магнитных кассет. Поглядывая на Евгения Михайловича с необычной фамилией Кулак, на деловитого бизнесмена, на заботливого семьянина, я чувствовал, что передо мной проявляется тот самый собеседник "на другом конце провода" (как говорили раньше; теперь, в мире тотального бестелесного радиосигнала, такая фраза совершенно немыслима), - собеседник, который "устаканился", остепенился, но может. Может обернуться некой удивительной переменной в круговороте реальности и вытворить что-то удивительное: откопать с помощью металлоискателя засушенного инопланетянина или целиком сохранившегося мамонта; вырастить тыкву размером со слона; построить на задворках своего дома космический корабль и быстренько сгонять на нём в космос; обнаружить удивительную закономерность в неисчислимом множестве объектов и каким-то образом её использовать; найти во всемирном громогласном шуме звук первичной всепорождающей струны и сыграть на ней что-то удивительное...
   Собственно, в этот вечер произошло несколько событий из разряда подобных, но это уже - другая история. Которая, надеюсь, тоже будет когда-нибудь записана.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Kerry "Копейка"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"