Моцар Александр Владимирович: другие произведения.

Родченко (кошки-мышки)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что такое страх? Почему человек порой цепенеет перед неосознанной, навязанной извне опасности? Какая запредельная механика позволяет этому чувству менять объективную реальность? Способен ли человек выжить без этого контролирующего эмоционального процесса? И кто стоит за этой дверью?





Часть I
О палачах не пишут, о палачах шепчутся. Во всей
стране кроме главного палача было еще два палача. Один
из них недавно умер. Земля ему пухом, скотине.
1
Лето у Артема Миронова как-то сразу не задалось,
с первого числа июня. И не потому, что первое число при-
шлось на понедельник и ознаменовалось невесёлой пого-
дой, с кратковременными дождями и переменной облач-
ностью. Что-то неприятное влилось в душу Артема сразу,
как только он открыл глаза.
Кошка Полина дрыхла прямо на джинсах. Стряхнув
её на пол, Миронов достал пачку сигарет и нервно заку-
рил.
Может, приснилось что-то, - думал он, готовя себе
кофе, но решительно ничего не мог вспомнить, кроме ноч-
ного визга котов под окнами дома.
- Сволочи, - обратился вслух к котам Миронов, -
это все вы!
На улице, раскрывая зонт, Артем поранил себе палец.
Отпустив в адрес кого-то невидимого грубое замечание, он
отправился к остановке трамвая.
Миронов редко пользовался общественным транс-
портом, предпочитая ездить на собственной машине. Но
его автомобиль был не новый и время от времени ломал-
ся. В такие дни Миронов на собственной шкуре испыты-
вал весь экстрим того, что называют утренним часом пик. 
6
Двадцатиминутное нервное ожидание трамвая обра-
тилось адской давкой и невыносимым запахом перегара,
которым щедро одарял Артема двухметровый детина про-
стецкого вида. Попытки переместится, уйти из зоны "от-
чуждения" ни к чему не привели. Он был чётко зафикси-
рован с двух сторон мужчиной с рюкзаком и женщиной
с сумками.
Долгожданную остановку Миронов чуть не пропус-
тил от невозможности сосредоточиться на чём-либо еще,
кроме глотка свежего воздуха. И поэтому, добравшись до
оной, Артём понял, что выбраться не так просто.
- Пустите. Водитель. Люди выходят. Э-э-э-э-э... тёт-
ка, не одна в трамвае, - рокотал он.
- Щоб тэбэ бисы зобралы, - ощетинившись, выпа-
лила в спину тётка.
Просочившись из трамвая на улицу, Артём, зажму-
рив глаза, сделал несколько глубоких вдохов и, закурив,
пошел на работу.
Миронов работал в небольшом, но крепко стоящем
на ногах рекламном агентстве, которое наполовину при-
надлежало ему. Начальник он был плохой, в отличие от
своего компаньона, и поэтому свободного времени у него
всегда было много.
Вошедши в офис, Артём сразу услышал радостное
ржание коллектива, все слушали весёлого лысого мужика,
травящего бородатые, всем известные анекдоты, но так
искусно, что не засмеяться было просто невозможно.
- Это кто? - спросил Миронов, обратившись к Пет-
ровичу, по фамилии Романов, по имени Дмитрий, совла-
дельцу фирмы и лучшему другу Артёма.
- Новый креатившик. Женя Яйцев, - ответил тот.
- Цельная личность, - метко отрезюмировал Миро-
нов, - на нэцкэ похож.
7
Артем бесспорно намекал на внешний облик нового
работника, бритая голова и налитое здоровьем тело кото-
рого так точно соответствовали его фамилии.
- Идём, кофе попьём, расскажу, что да как.
И Петрович рассказал, что встретил Яйцева случай-
но, в субботу на презентации какого-то нового бренда. Всё,
что понял невнимательно слушающий своего друга Ми-
ронов, это то, что на этой самой презентации было невы-
носимо скучно, в связи с чем он, Петрович, несколько раз
звонил ему, Артёму, но тот был вне зоны досягаемости.
Также Миронов уяснил, что случайный разговор за рюм-
кой водки дал фирме нового сотрудника с неординарной
внешностью и не менее неординарными умственными
данными.
Далее Артём Миронов начал работать. Для начала он
внимательно просмотрел самые важные новостные сайты
и, не делая скоропалительных выводов о внешнем и внут-
ренним положении державы, стал ходить по офису в по-
исках другой работы. Но вспомнив о кофе, умерил свой
пыл и отправился на кухню варить напиток.
Именно там Артём и наткнулся на Яйцева. Новый со-
трудник с аппетитом уминал симпатичный крендель. За-
пивая сдобу молоком, он мурлыкал себе под нос гимн Со-
ветского Союза. С ходу завязался разговор. Сначала о по-
годе, после чего перешли на общие темы, охватывающие
весь спектр человеческого бытия, как-то: спорт, здоровье,
религиозные практики жителей Индокитая, о которых
Яйцев был прекрасно осведомлён.
Бритый собеседник сразу понравился Миронову. Он
внимательно слушал, не перебивал, на любой спорный
вопрос имел своё мнение, которое и высказывал весьма
убедительно. В нем отсутствовала мерзкая черта многих
"новичков" - желание тут же понравиться коллективу. 
8
От всех движений Яйцева исходила сила, напор, уверен-
ность в себе. Эти замечательные качества отлично гармо-
нировали с внешностью Евгения Викторовича - так звали
нового работника. Довольно высокий крепкий мужчина
с лицом римского сенатора времён упадка империи, все
замечающий прищур и надменно выдвинутый подборо-
док. Короче, клёвый мужик.
По ходу дня Миронов ещё несколько раз сталкивался
с Яйцевым, и всегда находились отвлеченные или профес-
сиональные темы для разговора, не было глупых и не-
удобных пауз, которые часто калечат первые часы зна-
комства.
В беготне, суете и телефонной болтовне прошел день.
Постепенно, один за другим, стали расходиться сотрудни-
ки. Последними из конторы вышли Миронов, Романов
и Яйцев. Они переглянулись и решили провести вечер за
пивом и разговорами. Но зайдя на летнюю террасу кабака
и бегло проглядев меню, приятели решили отметить пер-
вый день работы Яйцева не пивом, а коньяком.
Сидя за столиком, застеленным потрепанной скатер-
тью, говорили на общие темы, не касаясь политики и
смысла жизни. Спокойный разговор, в ходе которого не
надо было никому ничего доказывать. Словом, хорошо вот
так посидеть. По большому счету, это и была основная те-
ма беседы.
Когда заказали ещё 300 капель коньяка, расстояние
между Яйцевым, Мироновым и Романовым сократилось
до минимума. Возникла развязная и бесшабашная спло-
ченность коллектива. Живые речи, умноженные на грам-
мы алкоголя, сделали свое дело.
- Всё. Валить надо, - хлопнув руками по ляжкам,
убедительно сказал Яйцев.
- Куда?
9
- Да, засиделись.
- А вот случай, когда я работал в журнале...
- Я подобное слышал, когда в армии служил.
- Нет, какой дед? Ему лет сорок, не больше, было.
- Мне, кстати, тоже сорок.
- Женя, серьёзно, что ли? Выглядишь моложе.
Трое приятелей, слегка пошатываясь, уходили в тёп-
лую летнею ночь, оставляя после себя на замызганной
скатерти крошки, пепельницу, полную окурков, и чаевые,
подсчитав которые, пожилая официантка грозно подума-
ла, глядя им вслед: "три поросенка". А Ниф-Ниф, Наф-
Наф и Нуф-Нуф, не обращая внимания на злую думу об-
служивающего персонала, окончательно нырнули в су-
мерки.
2
Следующий день был слегка разбалансирован по-
хмельем. Но троим молодым собутыльникам, у которых
одинаково болел левый висок, это не мешало общаться
между собой. Они сутра запаслись жвачкой и теперь, рит-
мично работая челюстями, напоминали маленькое стадо
крупных рогатых животных, случайно прибившихся к не-
крупному стаду пушистых овец.
День обещал быть монотонным, но ближе к вечеру
Артём узнал следующую новость. Оказалось, что надо
срочно, воздушным или наземным транспортом, добрать-
ся до какого-то занюханного городка, в котором дымит
всеми трубами, а, следовательно, работает, отнюдь не за-
нюханный завод. Там, на этом заводе, в течение дня,
а может и больше, ему нужно бегать за директором, свер-
кая ясным взглядом и поражая его своим красноречием,
дабы урвать заказ на... Нахера это было ему, Артёму, нуж-
но, и зачем он согласился на эту поездку, он решительно
10
не понимал. "Надо было откомандировать кого-то друго-
го, хотя бы этого Яйцева. Тем более, он набивался. Заказ
пустяковый, подумаешь, стенды к выставке да пару букле-
тов, сами бы могли справиться. Интересно, как они нас
нашли", - размышлял он, глядя на расплывающиеся
в вечернем тумане просторы и краем уха слушая брехню
попутчиков о таинственном уходе из жизни некого Адама
Марципанова, директора преуспевающей свинофермы,
которого рано и ужасно свело в могилу неожиданно сва-
лившееся на него горе в виде страшных обстоятельств и
бытового коварства.
Под стук колёс и плач о Марципанове Артём скоро
уснул. И приснилось ему, что Яйцев - черт, работающий
в свинарнике ассенизатором. Что рога ему сбрили вместе
с волосами, чтобы никто не догадался, кто он. Но всё же
работа ему нравится, и жизнью он доволен. Вот только...
этого Миронов не расслышал, вернее, не понял, еще вер-
нее - не доснилось.
- Просыпайтесь. Ваша станция Глинозёмовск.
Городок Глинозёмовск представлял собой позорное
зрелище в виде полутора сотен пятиэтажных хрущевок,
уныло стоящих вдоль улицы Ленина. Сама улица упира-
лась в проходную завода. Были, конечно, и другие улицы,
Ворошилова, Буденного, но углубляться в эти дикие пре-
рии Артёму не хотелось.
Стоя на проходной завода, Миронов тупо смотрел на
ядовитого цвета плакат с суровым текстом "ПОМНИ
ПРЕДУПРЕЖДАЮЩИЕ ЗНАКИ" и думал, как бы эффек-
тивней обдурить директора предприятия и поскорее вер-
нуться в столицу. Но бодрый шестидесятилетний старик,
возглавлявший эту во всех отношениях клёвую контору,
в течение дня постоянно ускользал от Миронова по своим
неотложным делам. Казалось, на неотложные дела Артё-
11
ма ему было глубоко наплевать. Наконец, сурово взглянув
в сторону навязчивого просителя, он "забил стрелу" на
завтра, на пять... "утра" - неприятным визгом будильни-
ка отозвалась в ушах Артёма... "вечера" - с солидной рас-
становкой сказал заслуженный дед и уточнил - в 17.00.
Вообще-то Артем не понимал, почему сам директор
должен решать вопросы рекламы, тем более не стратеги-
ческой. И чем в таком случае занимается рекламный от-
дел? Впрочем, этими скучными вопросами Миронов не
стал забивать себе голову. Ему как можно скорее хотелось
покинуть территорию завода. Вид колючей проволоки на
заборе удручающе действовал на его психику. Пару раз
Артём в приступе лёгкой паники начинал рыться в карма-
нах в поисках паспорта с вложенным в него временным
пропуском. В конце концов, он пересек проходную,
и трусливо оглядываясь на неё, отправился в ближайшую
пивную, которыми, словно сыпью, была обнесена приле-
гающая к проходной территория.
Наскоро, большими глотками выпив бокал пива,
Миронов чинно двинулся осматривать город. Отсутствие
достопримечательностей в виде разрушенных монастырей
или конструктивистских домов культуры 30-х годов не
очень расстроило Артёма. Быстро осмотрев окрестности,
так и не почувствовав себя туристом, он отправился в но-
мер гостиницы, где остановился. Включив телевизор, Ми-
ронов ожидаемо загрустил. Делать было решительно не-
чего. Вечер угрюмо наваливался на город. Артём решил
провести остаток этого вечера как-нибудь эдак.
В общем, по большему счёту это означало всего лишь
напиться. Тем более, встреча с неуловимым директором
должна была состояться только через двадцать три часа
восемнадцать минут. Достаточный реабилитационный
срок, решил для себя Миронов. 
12
Ресторан, принадлежащий гостинице, располагал
всеми ресурсами для осуществления его планов. И вод-
ка, и закуска, на третье "и" Артём не рассчитывал. Но,
выпив несколько рюмок водки, приуныл. Было что-то
глубоко несправедливое в этом одиноком сидении, вда-
леке от друзей, привычного трёпа, под веселый пере-
звон до краёв наполненных стопок. Вспомнился Петро-
вич, который сейчас наверняка заливался смехом над
остроумными рассказами Яйцева. Почему-то нехорошо
вспомнился и сам Яйцев. Захотелось сказать ему что-
нибудь едкое, осадить как-нибудь, поставить на место.
Короче, захотелось общения. И не глухой исповеди та-
кому же несчастному, как и он сам, а весёлой девичьей
трескотни, улыбок, намёков, блестящих аргументов
в пользу оставить кабак и подняться в номер, и дальше,
дальше, по нарастающей.
Столик, за которым сидел Миронов, нервно дёрнул-
ся. Вилка упала на пол.
- Извините, - услышал он хриплый, но приятный
женский голос. - Я случайно зацепила.
Артём посмотрел на девушку, которая так кстати
столкнулась с его столиком, и улыбнулся. Но нужные сло-
ва "ничего страшного", "бывает", он проговорил уже
в спину незнакомке. Она скорым шагом шла к выходу.
Приглашение присесть за столик рухнуло на пол и засты-
ло трупом.
Но тут девушка резко повернулась, подошла к столи-
ку и сама села напротив заинтригованно-ошеломлённого
Миронова.
- Вы ведь живёте в Киеве? - спросила она.
- Точно, - сказал Артём, - живу, и неплохо живу, -
пытаясь плоской остротой завязать светский разговор, до-
бавил он. Но девушка перебила его.
13
- Вы не могли бы... одолжить мне денег, - и дальше
скороговоркой. - Я отдам, честно, я в залог вам свой пас-
порт оставлю.
Девушка стала рыться в своей сумочке, пытаясь най-
ти паспорт.
- Дело в том, что мне нужно срочно в Киев. -
И дальше снова - паспорт, деньги.
Слова посыпались, как мелочь из кармана. Видно
было, что девушка хочет быстрее отделаться от навязан-
ного ей обстоятельствами общения. Артём ошеломлённо
смотрел на неё. Чёрные короткие волосы идеально под-
черкивали правильные тонкие черты лица. Испуганные
глаза и мечущиеся неспокойные руки давали ощущение
тайны... тайны, тайны!
Сумма, которую просила она, была вполне подъем-
ной. Дальнейший разговор был бессмыслен. "Она сейчас
встанет и уйдёт. Слишком нервная".
Миронов достал бумажник, отсчитал деньги, к банк-
нотам приложил визитку.
- Вот деньги. Паспорт не надо. Позвоните, -
и вспомнив, добавил. - А откуда вы знаете, что я в Киеве
живу?
- Я вас видела. Спасибо.
Быстро встав, девушка направилась к выходу. Стол
снова задрожал мелкой дрожью. Вилка, упавшая на пол,
забилась в эпилептическом припадке.
Выпив рюмку водки, чтобы успокоиться от навязан-
ного ему милосердия, и расплатившись с пожилой офици-
анткой, Миронов вышел на улицу. Сумерки выдавливали
из города последние признаки некрасивого заката. На
улице через один тоскливо горели фонари. Витрины за-
крытых магазинов пробивались сквозь ночь, как фары
дальнобойщиков в тумане. Было тревожно-тихо, несмотря
14
на присутствие людей. Неестественно и ненужно красова-
лась реклама экзотических в этом городе товаров. Улица,
на которой стоял Артём, казалась жилистой трудовой ру-
кой и венчалась мозолистой ладонью площади. Несколько
сот метров Миронов прошагал торжественной спокойной
походкой, пока не вышел на берег площади.
В глубине, в здании бывшего кинотеатра, распола-
гался, по-видимому, развлекательный центр. Оттуда раз-
давалась монотонная ритмическая музыка и смех тусую-
щейся на пороге молодёжи. Идти туда не хотелось.
Миронов, было, засобирался обратно в гостиницу, когда
свет фар проезжающей машины осветил памятник тому,
чьим именем называлась площадь.
Ленин этого города стоял в классической для всех
провинциальных Лениных позе. Слегка подавшись впе-
рёд. С вытянутой, указующей в светлый путь рукой. Лысая
голова Ильича, отполированная непогодой, отражала не-
он развлекательного центра. Нервным тиком дёргалась
щека Вождя. В дневном свете ласковая, улыбка в свете то-
го же неона превратилась в зловещий изгиб тонких губ.
Известный с детства прищур сейчас нехорошо реагировал
на тамтамы бывшего кинотеатра. Казалось, хищник вы-
сматривает добычу в темноте. Добыча чувствует, но не ви-
дит своего убийцу. Уверенная сильная рука тянулась к ко-
му-то явно не с благими намерениями. Еще секунда... свет
от нескольких прожекторов ударил в небо, на дискотеке
началась кульминация. Тени на лице Ленина шарахну-
лись в переулки. Артём увидел перед собой обычного бе-
тонного Ильича, в плохом исполнении местных умельцев.
С добродушным испитым лицом, в поношенном пиджаке
и с жалко протянутой рукой.
- Гм, гм, приодеть бы красавца - на Яйцева был бы
похож, - пробормотал Артём.
15
Переговоры с пожилым директором продолжались
ровно двадцать три минуты. Артем засек время, он всегда
так поступал. На протяжении этого времени всемогущий
директор вполглаза смотрел на портфолио, которое, раз-
вернув перед ним, делово и озабоченно комментировал
Миронов. На красивую, хоть и не юную секретаршу мест-
ный властелин обращал куда больше внимания, вклады-
вая в свои взгляды, недвусмысленные намеки. Да, при-
знаться, было на что посмотреть. Точеная фигура, улыбка,
жемчуг, загар да серьги полумесяцем - царица Шамахан-
ская. Было видно, что она отвлекает внимание директора
от навязчивого, скучно ерзающего на стуле Миронова.
Короче, всё шло к провалу операции. Но... роспись, удар
печатью, обмен визитками. Дело было сделано.
- Такси, на вокзал.
Поезд. Чай, скука.
Дело обычное, вагонный флирт с соседкой по купе.
Вечер. Ночь. Ранний летний рассвет...
- Прибываем через полчаса.
Киев. Утро. Бульвары. Южное лето всегда радует сво-
ей свежестью. На бульварах скрипящие лавочки. На ла-
вочках скрипящие старики. Стариков и лавочки охраняют
всегда молодые каштаны. Строго стоят они в почетном до-
зоре, о чем-то шепчутся с ветром.
Киев. Лето. Золотые Ворота. Закурить, оглядеться по
сторонам. Сфотографировать иногородних абитуриенток
их же фотоаппаратом. Они только с вокзала, им всё инте-
ресно, как в новом, долгожданном доме.
Киев. Рейтарская. Развалившись на стуле, сидеть
в кафе, рассматривая прохожих, спешащих на работу.
А кто не работает... да, да, летом в Киеве хорошо не рабо-
тать. С утра спешить на Великий Днепр с не менее вели-
ким планом лечь в реку и смотреть в небо ясными карими
16
глазами. Правый обрывистый берег да купола великой
Лавры. Слева грохот, гром. Как кот с консервной банкой
на хвосте, по мосту бегут вагоны метро. Спешат по делам
своим люди. Разговоры, разговоры.
- Прывит.
- Привет.
- Чув?
- Нет.
- Ну, дак слухай...
Левобережная, Арсенальная.
- Наступна станция Хрещятык.
Вот оно Перевисеще, долина Крещатая. Книга древ-
няя, в новой, глянцевой суперобложке. Поток людской,
несущий мелочи жизни. Брызги девичьих глаз, брызги
фонтана. Нежным мазком импрессиониста упираешься
ты в купол Бессарабской площади. Направо, по бульвару
Шевченко...
Ладно. Пора в контору, четвёртый час уже. В конторе
все было по-прежнему. Миша-дизайнер неприступной
глыбой сидел за компьютером и угрюмо колбасил лого-
тип. Весь остальной коллектив занимался сугубо личными
делами. Кто мониторил Интернет, кто раскладывал пась-
янс "косынка". Словом, была обычная рабочая обстанов-
ка, не отягощённая срочным заказом.
- Привет тому, кто в этом дому, - молвил Миронов.
Коллектив сосредоточенно посмотрел в сторону го-
ворящего. Ещё мгновение и...
- Оба-на!
- Привет!!
- Ура!!!
- Вперёд!!!!
- Стаканы!!!!!
17
- Вот так-то, друзья. Городок, мягко говоря, не ахти.
Там Ленин на тебя, Женя, похож.
Яйцев тут же, театрально картавя, начал отдавать
приказания женской половине, дабы те не тянули с нарез-
кой бутербродов и открыванием банок с консервами. Пет-
рович довольно улыбался. Короче, всем было "гуд"
Ещё через полтора часа в офисе осталось общество,
сплоченное идеями, спиртным и дружбой. Миронов, Ро-
манов, Верка (секретарь), Миша (дизайнер) и Яйцев. Кро-
ме новичка Яйцева это был костяк фирмы, люди, которые
оставались вместе даже в самых неприятных для агентства
ситуациях. На них можно было положиться. Это был глав-
ный капитал фирмы.
Разговор, конечно, шел о поездке. Петрович пытался
при помощи калькулятора предвидеть недалёкое будущее,
в котором, по его замыслу, все пьют шотландский виски
на французской Ривьере. Верке всё было пофиг, она кури-
ла и смеялась над похождениями Миронова. Миша был
сам из подобного городка, поэтому больше помалкивал.
Помалкивал и Яйцев, но к концу, когда все были уже по-
рядком осоловевшие, рассказал забавную историю полу-
торагодичной давности, о том, как в подобной местности
его приняли за большого начальника. Он, Яйцев, стал
входить в положение молящих о помощи аборигенов.
Обещал, что все выплатит, починит, виновных посадит
в самую строгую тюрьму, где самый злой конвой и самые
бешеные собаки. И, почти окончательно распрощавшись
с восторженной публикой, садясь в машину, спросил:
- О чём чаете, браты?
Такое обращение слегка шокировало простой народ.
Но всё же насущное выдвинуло из среды тружеников де-
легата. И тот, волнуясь, не зная, куда девать руки и глаза,
попросил, чтобы на такую-то улицу, на которой, собствен-
но, и происходил разговор, провели газ. 
18
- Газа не будет, - сурово ответил Яйцев, хлопнул
дверью машины и, всем видом показывая, что после такой
наглой просьбы вообще ничего не будет, уехал.
История Яйцева имела успех, хоть Верка и сказала,
что это цинизм. Но то ли хорохорясь друг перед другом,
а скорее, не желая показаться немужественными "че-
лами", совсем не понимающими убойных острот и в тайне
сочувствующими жлобам, все одобрительно захихика-
ли. Почти все...
Перегорела лампочка. Мотылек, безуспешно штур-
мовавший её, перелетел к другому плафону. Разговор при-
нял совсем абстрактный характер, высох, стал ни о чём.
Разлили последние капли, вроде бы и немало уже. Но где-
то нашли ещё полбутылки чего-то заморского. И совсем
поздно, блестя лучезарно очами, орлы и орлица стали вы-
зывать такси и разлетаться по гнёздам. 

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Королевские игры" (Приключенческое фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | Н.Мороз "Таури. Неизбежность под маской случайности" (Юмористическое фэнтези) | | И.Лукьянец "Провокация" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Кофф "Колючка и богатырь " (Короткий любовный роман) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"