Зеленская Кира она же Моё Высочество: другие произведения.

Заложники долга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    Сидя в своей каюте, я размышляла, как могла во всё это угодить.Всю жизнь была обычной девочкой, ничуть не лучше других, ничуть не хуже. Да, в школе была отличницей, и в институте знания от меня не убегали, но таких способных в человеческом мире много.
    Сколько помню, учеба всегда давалась мне легко, всё новое схватывалось на лету - значит, это была часть моих эльфийских способностей? Неважно. Главное то, что ничто не предполагало моего иномирного происхождения, в целом, я была обычным человеком. И вдруг... Вдруг я оказываюсь эльфийкой, да не абы какой, а принцессой. Все бы не так плохо, но принцесса должна выйти замуж за принца, ведь их союз носит благую цель - двум государствам необходимо 'зарыть топор войны'. И вот так оказываются принц и принцесса орудиями для обеспечения мира и процветания материка Калиго. Чудная сказка, но только если вы не главные персонажи. МИЛЫЕ, МОИ, ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ! Для вашего удобства 30 апреля 2015г я обновила ОБЩИЙ ФАЙЛ,так что теперь по архивам рыскать не надо)))) Прода, которая будет писаться, будет только в комментариях. ПРОДОЛЖАЕМ! ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЗА ЗАМЕЧАТЕЛЬНУЮ ОБЛОЖКУ ОЛЬГЕ КАНДЕЛЕ!

  Заложники долга.
  
  Вместо пролога.
  Снова не спалось. Вообще последние пару месяцев с организмом происходило что-то странное: то небывалый подъем, и кажется, можешь свернуть горы, то голова раскалывается, словно перезрелый арбуз. Так же звонко и неожиданно. А бывает накатывало такое апатичное состояние, что ни одной конечностью шевелить не хотелось.
  Поначалу списывала на экзаменационный стресс, всё же сдача этих чёртовых курсовых много крови и нервов попортила. Вероятно, мой куратор решил, что раз тема моей работы 'Журналистика и власть. Проблемы взаимодействия', то и у меня со сдачей оной должны возникнуть ого-го какие проблемы, поэтому он, Поэтому в отчетные недели я носилась между научкой, университетом и своей квартирой. Вечером, уткнувшись в монитор компьютера 'добирала' ту информацию, что не смогла найти в книгах, а после - снова на проверку к привередливому преподу:
   - Здесь автор ссылается на неподтвержденные источники! А это Вы, Ирина, из какой беллетристики взяли?! - ну и всё в этом духе!
  Но сессия прошла, а симптомы остались. Здоровье - это не шутки, решила я, завтра же запишусь на прием к терапевту, и повернулась на другой бок. Сон не шёл. Чудно.
  Решив прекратить бессмысленное занятие, встала, накинула халат и отправилась на кухню. Есть на ночь, конечно не очень хорошо, но моей фигуре все равно ничего не будет - метаболизм хороший. Да и спать, видимо, я сегодня не собираюсь. Газовое пламя весело затрещало. А вот воды в чайнике не оказалось, пришлось заливать свежую. Время на часах показывало половину второго. Вздохнула.
  Из второй комнаты донесся скрип кровати, следом застонали половицы. Видимо я разбудила Варю. Дом, в котором мы снимали квартиру, старый, но зато находится рядом с институтом. Обстановка не претендует на оригинальность, такой интерьер ещё называют 'бабушкиным'. Обычный стол, обычные стулья. Всё обычное. Только ковра на стене не хватает. Но отжив год в университетской общаге, начинаешь ценить такие мелочи, как ванная комната, туалет, которые не надо делить со всем этажом, я даже не говорю про личное пространство. Хотя мне оно действительно важно. Удивительно, несмотря на то, что имею множество знакомых, по-настоящему близкой подруги не обрела. Все ходят парами, тройками, а я со всеми и ни с кем. Ну, если только Варя.
   - Чего тебе не спится? Которую ночь колобродничаешь! - сонная, в одной сорочке Варвара вошла в кухню. Нет, в её голосе не было злости, только раздражение. Возможно, она за меня немного переживает. - Рин, может у тебя гормональное? Парня себе что ли заведи..
  Да, наверное, у меня было очень говорящее выражение лица. Мы с Варей живём вместе уже два года, и если я могу кого-то назвать подругой, то скорей всего её. В начале второго года она подошла ко мне и предложила вместе снимать квартиру. Я тогда очень удивилась, ведь мы хоть и учились в одной группе, но практически не пересекались. Уже потом она объяснила, что давно искала компаньонку и приглядывалась ко многим девчонкам. Но в мою пользу был спокойный характер и сосредоточенность на учебе. Варька была кипящим котелком, в котором томились любопытство, энергичность, страсть к новым знакомствам и приключениям. Я же, наверное, могла питаться книгами, и книжных приключений мне было достаточно. Вот такие вот мы разные. Варя решила, что мы идеально дополняем друг друга. К слову, так и было. Во многом то, что она успешно сдавала сессии было моей заслугой, а благодаря ей - у меня не было недостатка в общении. Одногруппники были частыми гостями нашей квартиры, и не только они, я не знаю, где Варя находила эту череду творческих личностей, наверное, всё дело в её жизнерадостном характере, но порой мне казалось, что я резидент какого-то шоу 'Очумелые ребята'. Мной даже был написан памфлет 'Круговорот гостей в природе', но читала его только Варя. Мы решили, что не все поймут иронию. Да и гости, честно говоря, были занятными, пусть иногда от них и устаешь.
   - Рин!... Ну неужели ты думаешь, что когда будешь читать очередную книжку, то принц вылезет прямо из страниц, и выведет оттуда же белого коня под уздцы?? Ты слышала выражение такое: хочешь выйти замуж за принца, найди обычного мужика и сделай из него этого чёртового принца?
   - Нет, но я слышала 'Хочешь выйти за принца, стань принцессой', - я с интересом посмотрела на подругу, ой, что сейчас будет...
   - Принцессой! Ну, ты издеваешься просто! Сидит принцесса. В башне. Книгами обложилась, - Варя красноречиво взглянула на меня и продолжила. - Так и будешь сидеть! До старости! Рин, ты из этого мира, а? Ну столетием хотя бы не ошиблась? Ты единственная, кто вообще ни с кем и ни-ни-ни. Другие...
   - Знаю, знаю, - перебиваю. - Чаю будешь?
   - Буду.
   - Ну и чудненько!
  После нашего ночного чаепития, уже лёжа в кровати, посмотрела на томик исторического романа, лежащего на журнальном столике. Представила, как книга распахивается и оттуда появляется сначала подмигивающая голова, могучий торс в камзоле образца девятнадцатого века, принц выпрастывает одну ногу, потом другую. Затем снова сует руку в страницы и вытягивает оттуда поводья.... Я прыснула в ладонь. Ох, Варька, скажет же!
  Конечно же, мне, как и любой нормальной девушке, хотелось иметь молодого человека. Цветы, походы в кино, совместные прогулки с друзьями. Но, стыдно признаться, в свои неполные двадцать я даже, ни с кем не целовалась. В щечку это не в счет. Да и поползновения, в общем-то, были, всё-таки я не страшила какая-нибудь. Очень даже симпатичная девушка рост выше среднего, зеленоглазая, с 'рваными' рыжими прядями, торчащими вокруг головы аки солнечные лучи. Стрижка, кстати, Варькина работа. Одно из её многочисленных увлечений - стричь своих знакомых. Очень креативно. Иногда, даже слишком. Но мне повезло, стрижка действительно шла. Несмотря на светлую пигментацию кожи, на моём лице не наблюдалось веснушек ни зимой, ни летом. Так что я могла с полной уверенностью заявить, что обладаю симпатичной внешностью. А в мыслях подумать, что я очень даже красивая. Но факт остается фактом, возлюбленного у меня не было. Верней образ то был, а что б прототип... Где ж его такого возьмешь? Верно Варвара говорит, надо перестать жить мечтами. Надо что-то менять. С этими мыслями я и уснула.
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
   ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОКАМ.
  Глава 1
  
  Перемены нашли меня сами. Если бы знала, то обязательно бы спряталась. А дело было так. Взвесив все 'за' и 'против' (хотя, честно говоря, были только 'за'), до конца лета я решила времени не терять и устроилась в издательский дом 'Пигмалион'. Платили не много, а работы на три меня, но работа была на перспективу: всё-таки я студентка факультета журналистики, уже закончила третий курс, надо же мне пробраться на 'кухню'. В издательство на временную работу требовался ассистент редактора - сбегай туда, узнай про то, сочини это. Желательно быстро и без затрат со стороны работодателя. Работа была не простая, и мне она нравилась. Всегда приходилось заниматься чем-то новым, и ни один рабочий день не был похож на предыдущий. Издательство огромное, а поручений масса. Новые люди. Бездна информации. Встречи, пресс-конференции, презентации. Но началось всё не с этого. Это просто создало платформу для дальнейших событий.
   - Ирочка! Оставьте этот материал, потом закончите! - я возвела очи к потолку, терпеть не могу, когда меня так называют. Сколько я себя помню, мать звала меня полным именем, наверное, поэтому находя в песочнице новых друзей, я представлялась им 'Рина'. К слову, так меня все и зовут, а дома я по-прежнему 'Ирина', но эту форму имени я ещё приемлю. Посмотрела на зама нашего главреда. Обычно деятельная, немного суетливая дама, сегодня - взвинченная, чуть ли не подпрыгивала на месте от нетерпения. Немудрено. Сегодня в издательстве проходит презентация книги молодого, но уже известного автора. Ожидается наплыв читателей, критиков, меценатов, конкурентов, писателей. В общем всех. - У нас не хватает рук! Вы как самая молодая и юная будете встречать гостей, и выдавать им программки. Кстати, их тоже нужно сделать вам, - и кто бы сомневался. - Времени мало - поторопитесь!
  Я свернула окно с практически законченной статьей. Пришлось открывать графический редактор, как говорится: 'Работать, негры!' Благо план мероприятия был, осталось только 'завернуть в красивую обертку', на что я и потратила тридцать минут рабочего времени, а потом отнесла эскиз в нашу типографию, которая находилась в смежном здании. Программки будут готовы уже через час. А ещё через два я буду стоять у дверей и приветливо улыбаться каждому встреченному.
  ***
   - Как здесь душно! У них что, не работает кондиционер? - дама в шубе из диковинного животного прошла мимо, проигнорировав и меня и программку. Конечно, всё её внимание было уделено спутнику - стареющему мачо, который, видимо, и приобрел сие безвкусное меховое изделие. И не только его. Не знаю почему, но при виде изделий из меха, внутри меня поднимается волна отвращения. У всех свои тараканы. Как и у следующей гостьи.
   - Добрый день! Издательский дом 'Пигмалион', мы рады приветствовать Вас на пре... , - слова замерли на моём языке, а программка вылетела из ослабевшей ладони, глаза древней старушки пробуждали внутри странное... чувство. Словно реальность ускользает. Моргнула. Отвернись! Дышать. Надо дышать. И правда, душно. Собравшись, я вновь повернулась к гостье, но к счастью, та уже прошла в галерею. Странно это. Ох, людям ни конца, ни краю! Подумаю об этом потом.
  К началу пятого, поток приходящих, резко сократился, видимо пора открывать вечер, что моя начальница, заместитель главного редактора Елена Юрьевна Гаренина и сделала. От утренней нервозности не осталось и следа, сейчас передо мной предстала собранная и уверенная в себе женщина. Бодрая блондинка слегка за сорок, энергичным, но не без женственности, шагом подошла к микрофонной стойке, окинула всех дружелюбным взглядом, профессиональная улыбка и:
   - Добрый день, уважаемые друзья! Сегодня знаменательный день для Эдуарда Сергеевича Грачёва, равно как и для всего Издательского дома 'Пигмалион'. Появился на свет еще один его литературный труд: 'Фантом из прошлой жизни' - так называется вторая книга Эдуарда, - она тепло улыбнулась рыжеволосому юноше, который судорожно сжимал книгу в ярком переплете. Волновался. Кстати, у него вот веснушек было предостаточно. Милые такие веснушки. Интересно, у наших детей бы такие были? Так, куда-то не туда понесло мои мысли, он, конечно симпатичный, но...
   - Автор - человек широкой эрудиции, - заливалась соловьем Елена Юрьевна. - Удивительной фантазии и таланта. Два года назад мы обнаружили одну занимательную рукопись, Вы не сможете представить себе наше удивление, когда мы узнали что его автор - это юное дарование...
  Я не стала дальше прислушиваться к пламенному панегирику своей начальницы. Вспомнила о странной даме. Здесь ли она? Презентация проходила в Приемной Зале, это была огромная комната порядка трехсот метров, имеющая форму полукруга. Издательство располагалось в старинном особняке, некогда принадлежавшем богатому помещику. Интерьер комнаты был интересен ещё и тем, что вся круглая стена представляла собой ряд французских окон, а проёмы между ними украшали изящные колонны коринфского ордера, листья аканта гармонично вклинивались в лепнину потолочного бордюра. В общем, впечатляюще. Ораторская зона находилась вдоль левой стены, поэтому пройдя мимо фуршетных столов, которые как раз располагались у двух ближайших к действу колонн, я могла видеть практически всех гостей. Но моей старушки не наблюдалось. Я уже вздохнула, то ли с облегчением, то ли с огорчением, когда на моё плечо опустилась чья-то холодная ладонь. Обернувшись, я с удивлением обнаружила перед собой искомое. Верней искомую. Образец аристократической ветхости стоял прямо передо мной. И не такая уж она страшная, да одета странно, но в остальном... обычный человек. И что меня в первый раз так напугало?
   - Пора возвращаться, - прошелестела странная леди. Наверное, в моих глазах отразилось всё, что я думала о психическом состоянии данной особы, потому что старушка хитро улыбнулась и продолжила.... А продолжила она на каком-то иностранном языке. Вроде не французский. Может румынский? Странный язык, текучий, приятный.
  - Простите, я Вас не понимаю, - да, с головой у старушки совсем худо. - Вы ищите кого-то?
  Но мой вопрос был проигнорирован - старушка продолжала свой монолог. Извинившись, я развернулась и хотела уйти, но, на удивление сильная рука старой леди остановила меня. Обернулась. Эта сумасшедшая протягивала мне бокал с вином:
   - Пей!
   - О, нет, спасибо! Предпочитаю безалкогольные напитки, - я начала затравленно озираться в поисках спасения. За микрофоном стоял герой сегодняшней презентации, юное дарование дрожащим голосом благодарило всех на свете за содействие в его творчестве, на фоне бледного лица отчетливо проступили веснушки:
   - Я чрезвычайно благодарен Издательскому Дому 'Пигмалион', за то, что они тогда заметили мою работу! - рыжий Эдуард слишком нервничал, потому что конец его речи вышел ужасающе пафосным. - Для меня честь быть вашей Галатеей!
  Н-да, самокритично. Ничего не скажешь. Нет, о совместных детях не может быть и речи. Я посмотрела на Елену Юрьевну, видимо ей слова молодого автора тоже показались забавными, но она лишь покровительственно ему улыбнулась. Через издательство проходит много книг, и более успешных авторов, и менее, но основным нашим профилем является периодическая печать, а именно - ежемесячные, ежеквартальные, ну или ежегодные деловые журналы по различным направлениям: экономика, строительство, образование. Издательский дом 'Пигмалион' является одним из крупнейших в стране, включает в себя с десяток отраслевых издательств, поэтому даже мне, проработавшей в организации без году неделю, было смешно слышать о прекрасной греческой статуе, ожившей из-за любви к ней создателя. Видимо мой пристальный взгляд прорвался сквозь ментальные щиты начальницы, потому что Елена Юрьевна повернулась в мою сторону, и по изящному кивку я поняла - дела не ждут. Я натянула вежливую улыбку и уже повернулась к старой леди:
   - Простите, но мне надо... - Но её и след простыл. Словно в воздухе растворилась. Ну и хорошо. Вообще, не стоило её искать. С психами всегда так, дашь повод к тебе прицепиться, а потом не отделаешься.
  Весь вечер мы с Еленой Юрьевной подходили то к одному гостю, то к другому, начальница планировала деловые встречи, а я исправно заносила их в рабочий ежедневник . За что ценятся подобные презентации, так за то, что именно здесь, в относительно неформальной обстановке заключаются договоренности, решаются вопросы карьеры, определяются перспективы. Даже повышение зарплаты с бОльшим успехом можно добиться не в кабинете руководства, а здесь. В мои обязанности сопровождающей, так же входило обеспечение напитками начальницы, иногда она просила, чтоб я что-то принесла очередному гостю. Фуршет как-никак. И я несла. Очередной раз, подойдя к столику, я столкнулась с рыжим недоразумением.
   - Я с самого начала вечера тебя заметил. У тебя такая прическа необычная, - я скептично посмотрела на него. Нет, он был симпатичным парнем, но что-то в нем было не то. А он между тем продолжил. - Я тебя когда увидел, то подумал, что если бы у нас были дети, то у них обязательно был бы такой же оттенок волос как у тебя. Или как у меня.
   - А ты, я смотрю, не отвлекаясь на мелочи, сразу к делу переходишь? - я взяла с подноса фужер с каким-то коктейлем - горло пересохло. Ожидать можно всякого, но вот такого...
  Парень покраснел и стал заикаться. Ага, раньше надо было заикаться:
   - Я... я имел ввиду... Мне.. У меня...
   - Да, да! Я всё поняла, Я,Мне,Моё - несвятая троица, разбирайся с собой сам, ага? - и не дожидаясь ответа пригубила напиток и пошла в сторону начальницы. На Рыжего даже не обернулась. Коктейль показался знакомым и непохожим ни на что, вкус ягод, пряности, легкая горечь и что-то неуловимое. Остановилась. Сделала ещё глоток. И ещё. Рассеяно взглянула на фужер в своей руке. А почему он крутится? Это моя рука крутится вокруг моей же оси? Цвета вокруг изменились, они стали настолько яркими, что глаза заслезились от боли. Что же это я выпила? Это наркотик? Как он здесь оказался? Надо на воздух! Я практически на ощупь выбралась из помещения. Почему-то перед глазами стояло загадочно улыбающееся лицо моей странной сегодняшней знакомой. Её глаза то мерцали чёрным, то переливались всеми оттенками зеленого. То, что происходило в следующий промежуток времени, я помнила смутно. Разум на мгновение вернулся ко мне только тогда, когда я стояла на парапете моста и смотрела в холодные воды Невы. Этот мост был одним из самых высоких в городе, и у меня мелькнула мысль, что если я не столкнусь с подводной 'архитектурой', то обязательно разобьюсь об воду.
  Падать больно.
  Голова кружилась. Было холодно. Тело дрожало так, словно его покидала жизнь. А жить хотелось. Пахло травой, очень сильно. И цветами. Я открыла глаза и тут же зажмурилась. Свет ослепил. Видимо, всё же сильно ударилась. Осторожно приоткрыла один глаз. Прищурилась. Второй глаз. Удалось сфокусироваться. Поле. С цветами. Красиво, конечно, но что я делаю на поле? Мокрая на тротуаре, прибитая волной к берегу, в больничной койке, в конце концов! Посмотрела по сторонам. Наверное, в коктейле были наркотики. Ну, или у меня на почве стресса поехала крыша. В двух метрах от меня сидели двое. Уже знакомая мне старая леди, правда, леди её теперь язык не повернется назвать. Ведьма. Если бы меня попросили представить себе ведьму, именно так бы я себе её и представила. Седые и черные волосы, переплетенные серебряными нитями, резкие черты лица. Ни одной морщинки на лице, но бесконечно старая. Самое впечатляющее и страшное в её облике - глаза. Радужка одного глаза была черной, словно сплошной зрачок, а радужка другого - зелёной. Полностью. Одеждой ведьме служило вретище. Ткань грязно-коричневого цвета, так же как и хозяйка бесконечно старое. Ведьма, слегка улыбаясь, наблюдала за мной. Я так увлеклась изучением её внешности, что не заметила второго зрителя. А зря.
  Первое что я увидела, когда перевела на него взгляд - глаза. Тут всё как полагается: белок, зрачок, радужка. Но цвет! Если бы серебро было прозрачным, то оно наверняка имело бы такой цвет. А ещё в этих глазах было равнодушие. Нет, где то на дне плескалось любопытство и презрение. Презрение? Мою восторженность смыло холодной волной, и я продолжила рассматриваться сидящий напротив объект. Итак. Глаза непонятного серого цвета, черты лица правильные, я бы даже сказала тонкие, и слишком высокомерные. Волосы светлые, пепельные, практически белые. Но цвет холодный. Красивый. На принца, в общем-то, похож. Слишком холодный. Одет он был в синее с серебряной вышивкой платье. А может и не платье. Ну в моем представление в чем-то подобном должны были ходить средневековые принцы. Всё это время он позволял мне себя разглядывать, но сейчас он сам перевел взгляд куда то вниз. Проследила за его взглядом, и поняла, почему мне было холодно. Я была укрыта тонкой шерстяной тканью, но сейчас эта ткань сползла на колени. О, Боже, какой стыд! Я быстро натянула на себя эту тряпку. Снова перевела взгляд на ведьму. Вероятно, она решила, что я готова слушать.
   - Дитя, добро пожаловать домой, - я почувствовала, как мои брови взлетели вверх, а губы сложились в скептическую ухмылку. Это здесь что ли мой дом? В поле? Речь ведьмы была плавной, тягучей. - Я - Атис, Бесконечная. Хранительница родов. Пришло время вернуться к своему народу и сдержать обещание, данное твоими предками. - Как-то раз, Варька пригласила к нам ну очень необычных гостей, не знаю, что они тогда заварили в чай, глюки были отменные. Но с этими - не сравнятся. Я расслабилась и продолжила внимать словам ведьмы. Ну, если ловить глюки, так с удовольствием. Я сделала проникновенное лицо и приготовилась внимать каждому слову. Будет потом что Варе рассказать.
   - Некогда жил великий бог Калиго, он ходил по водам и вдыхал звёзды. Однажды змей Фур украл прекрасную жену бога Рорис. Калиго много дней искал свою супругу, но Фур был хитер и спрятал её в мире теней. Потеряв свою аматис, бог опечалился и уснул в водах Фретума, Великого моря. Со временем он превратился в камень. Так образовался наш материк Лапитаскерра. Камень поливали дожди, и освещало солнце. Душа Калиго разлилась магией и породила растительность, животных и древние народы. Северные земли были отданы драконам, они стали хранить горные границы. Восток и Запад поделили между собой Первородные и Темные эльфы, и река Тангера поделила их владения. Южная часть материка досталась хранителям природы - лесным эльфам. Но распрям не было конца, и соседи постоянно нарушали границы земель. Тогда правители Первородных и лесных эльфов дали мне обещание, что позволят соединить жизни своих детей. И тогда кровь не будет обагрять землю Калиго, - эпично, ничего не скажешь. Время от времени я посматривала на 'принца', он сидел со скучающей мордой лица. Спрашивается, если тебе скучно, то чего ты тут расселся? Иди, цветы, что ли пособирай.
   - Но у союза было много противников, поэтому мне пришлось спрятать обрученную в другом мире. В мире, где нет магии, где её не будет искать никто из этого, - Атис замолчала и выжидающе посмотрела на меня. Видимо, мне надо что-то ответить.
   - Вы намекаете, что я та самая девочка? - доверительно наклонившись вперед, спросила шепотом.
  Глаза Атис подозрительно сузились, но она только кивнула. В голове крутились шестеренки. Коктейль. Наркотик. Очутилась здесь, в компании сумасшедшей старухи и сказочного красавца. Может, это Варя со своими очередными творческими друзьями, решила поставить эксперимент аля-как ведет себя типичный петербурженец, попадая в волшебный мир? Если это она, то я её убью, за этого блондина - тем более. Ладно, продолжим играть роль:
   - Вы ошиблись, я могу с уверенностью заявить. Я не эльф. Я самая обычная девушка и живу в самом обычном мире.
   - А так ли это? - голос ведьмы стал насмешливее и будто моложе, она вскинула руку, повела ей в воздухе и... и из воздуха стали материализоваться крошечные капельки воды. Дышать стало тяжело. Я заворожено следила за движением частиц, нет, это не Варька. Это наркота. Наверное.
  А капли, сливаясь друг с другом, образовывали водную гладь, в результате этого волшебства я увидела перед собой зеркало. А в зеркале я. Ну не совсем я. Лицо - моё, но тоньше, правильней сказать аристократичнее. Глаза и раньше не маленького размера стали больше и радужка теперь светится изнутри. Откинув прядь волос (о чудо, моя стрижка, подаренная Варей, осталась неизменна), я обнаружила и другое новшество.
   - Дитя, ты сейчас многое не понимаешь, но нам надо торопиться. Из-за перемещения ты потеряла много энергии... - Атис не хотела ждать, а я не могла оторвать взгляда от появившегося дефекта - мои аккуратные красивые ушки стали непривычно вытянутыми и острыми к верху.
   - А могу я вернуться назад? Такой какая была раньше? - я повернулась к Хранительнице Атис. Мой голос сел, и если бы я не знала что говорю, то я бы его не услышала. Но у Атис с этим проблем не возникло, потому что она ответила.
   - Твоё физическое тело в том мире умерло.
  - А это что такое? - я окинула взглядом свои руки, пальцы были длиннее и изящнее. 'Даже у музыкантов не такие красивые руки', - промелькнуло в голове.
  - Это твоё реальное тело. Когда ты была ещё ребенком, я поместила твой дух в чрево беременной женщины в том мире. Ты снова родилась и выросла там как человеческое дитя. Но твоя магическая энергия никуда не делась. Люди слабее, чем эльфы, и тела их гораздо хрупче. Вспомни, ты часто болела, а в последнее время постоянно испытывала физический дискомфорт. Твоё тело медленно умирало.
  Сказав это, ведьма замолкла. Я тоже молчала. Да, это совпадает, я и правда, всегда была болезненным ребенком. С другой стороны, питерский климат и не содействует прекрасному здоровью.
   - А это кто? - я ткнула пальцем в блондина. Атис приподняла брови, затем её губы растянулись в насмешливой улыбке.
   - А это старший принц дома Первородных Алатиор Сентар, твой жених Элтарриэль, - я медленно перевела взгляд на блондина. Да, вероятно, эльф. Наверное, на лице у меня была смесь отвращения и удивления, потому что принц усмехнулся. Вспомнился давешний ночной разговор с Варькой, моя фраза о принцах и принцессах. Наверное, и этот организм не выдержал перенапряжения, потому что я начала смеяться. Нет, не смеяться. Хохотать. И хохот был истерический. Отняв ладони от лица, сквозь слезы посмотрела на жениха. Теперь на его лице не было любопытства, и равнодушие почти исчезло. В глазах плескался ужас. Да, бойся меня, ушастый, невестушка у тебя истерическая. И я снова начала хохотать.
  Постепенно хохот перешел во всхлипы. Я плакала. Это был не только физический стресс, но ещё и душевное потрясение. Совсем недавно я сокрушалась, что у меня нет ни парня, ни друга, который бы мог им стать. А теперь - пожалуйста! Не парень! Жених! Принц, к тому же. Потом я подумала о маме. Это жестоко! Забрать у человека возможность любить своего ребенка, подселить ему кого-то другого, а потом забрать и подкидыша. Но мама любила меня. Какого ей будет узнать, что дочка сиганула с моста в реку? А будет ли меня кто-то искать? Варя будет. Варя. Моя настоящая подруга.
   - Это жестоко! Жестоко так поступать с людьми! Они не марионетки. Они же любят! - меня захлестнула ярость. Поток обиды, злости, раздражения готов был выплеснуться на всё, что меня окружало. - И как могли нормальные родители отдать своего ребенка какой-то чокнутой ведьме? Я хочу домой! К своей семье и своим друзьям! - я взглянула на обалдевшего от такой экспрессии эльфа. Нет, это ни сколько не отразилось на его осанке, он за всё время даже позы не поменял. Но старший принц склонил голову влево, миндалевидной формы глаза расширились, а одна бровь взлетела вверх. Да... не щедр он на эмоции. - И вот за этого я замуж не пойду! - снова ткнула пальцем в эльфа, наверное, он заикаться будет от такой бесцеремонности. Я продолжила уже спокойнее. - В мире, в котором живу я, люди сами выбирают на ком им жениться. Браки по расчету - пережитки прошлого. Я отказываюсь! Я никому ничего не обещала!
  Закончила я чуть истеричнее, чем хотелось, но главную мысль донесла, чтобы в следующее мгновение услышать как трещат и крушатся мои надежды.
   - Это невозможно. Ты не можешь вернуться обратно, - голос Атис снова стал скрипучим, и я остро почувствовала в нем раздражение. Возможно, её не стоило злить. - Я уже сказала, что твоё тело умерло. Жестоко было бы позволить тебе умереть там. И, между прочим, ты по-прежнему можешь умереть. Сейчас.
  Я взглянула на неё. Её необычные глаза были очень серьёзными. А в волосах пробегали электрические искры. Видимо, моя истерика привела Атис в недовольство. Я уставилась, ожидая, что она продолжит.
   - Единственное и единственно-правильное сейчас решение - закончить ритуал обручения. Тогда ваши энергетические потоки объединятся, и ты быстро восстановишься. А если будешь истерить - не поможет даже ритуал.
  Действительно, я почувствовала, как потяжелели веки, и очертания ведьмы стали менее резкими. Какая приятная смерть, словно засыпаешь. Кажется, я даже зевнула. Атис заметила моё состояние, повернувшись к принцу, она что-то быстро начала ему шептать на том самом певучем языке, которым говорила со мной на презентации. Он стремительно встал и направился ко мне. Высокий. Зайдя со спины, сел позади меня.
   - Propior, - напряженно произнесла Атис. И эльф придвинулся ко мне ближе, так чтоб моя спина вплотную соприкасалась с его грудью. 'Я же голая', - промелькнуло в моей голове, но моё тело клонилось в бок, а сознание ускользало. Поэтому эльф левой рукой прижал меня к себе, а правой взял за правое запястье и потянул его вперед, к Хранительнице родов. То, что происходило дальше, было как в тумане. Очень надеюсь, что это не станет моим привычным состоянием. Вспыхнуло пламя, все, что я видела перед собой - это страшные глаза Атис. Хранительница срезала длинную прядь своих волос, затем соединив наши тыльные стороны правых кистей, стала перематывать запястья. Моё и Его. Это было похоже, как если бы по коже проводили чем-то очень холодным, или очень горячим. Но отдернуть руку не позволял эльф.
   - Exsequi. Fatum. Alicujus. Amatus, - напевно тянула Хранительница, сейчас она совсем не была похожа на ведьму. Сейчас она была жрицей, столь же древней, как и боги, которым она поклонялась. Казалось, протяни руку и в её глазах сможешь зачерпнуть пыль веков.
  Дальше появилась чаша. Каменная. Наверное, обычная для здешнего мира. У меня дома вся посуда стеклянная, но удивление от чаши померкло, когда я увидела, как серебряное лезвие мелькнуло в руках Атис. Она рассекла свою ладонь и слишком темная кровь полилась в чашу. Что ещё здесь за чёрные ритуалы? Я сделала последнюю попытку вырваться. Жалкие потуги. В чаше была не только кровь, Хранительница так же вылила туда непонятную жидкость из стеклянной бутылочки, добавила травы. Да. Мне пришлось это пить. Эльфу тоже.
   - Выпей сколько сможешь, - Атис протянула чашу мне. Тяжелая. - Связывать жизни не просто. Чем меньше выпьешь ты, тем труднее будет ему, - она перевела взгляд на эльфа. А я - на чашу.
   Не знаю, почему я не откинула её, наверное, в тот момент все мысли вылетели из моей головы. Я сделала первый глоток. Неуверенный. Сладость. Невообразимая. Ещё глоток. И почувствовала соленый вкус крови, горечь. Ещё один глоток и по горлу словно прокатился жидкий огонь. Зажмурилась от боли. Почувствовала, как исчезла тяжесть чаши, видимо, пришла очередь моего эльфа. Меня жгло изнутри. Содрогнулась. Нет, не я. Видимо эльфу тоже было плохо. Его била дрожь. А я дрожала вместе с ним. Теперь в его левой руке не было чаши, и он прижимал меня к себе так словно, хотел соединиться навеки. Странные у меня мысли. Хотя ведь эльфы долго живут, да?
  Последнее что я услышала, было хриплое 'in unum cogere', сказанное Атис.
  А дальше была темнота.
  
  Глава 2
  
  Первым ощущением было чужеродное перемещение по коже моей руки. Какая-то букашка решила сделать восхождение, и выбрала меня объектом альпинизма. Вторым - ровное ритмичное сердцебиение. Не моё. Открыла глаза. Поле. Цветы. Так, это уже было. Скосила глаза вниз: голая, частично завернутая в шерстяную ткань я, лежу на поляне, крепко прижатая к мужскому телу (!). Перед глазами пронеслись события вчерашнего дня, или сегодняшнего? Презентация, старая леди, оказавшаяся Хранительницей этого мира, падение в реку, ритуал. Зажмурилась. Глубоко вдохнула и рывком встала с земли, не забыв потянуть ткань на себя - так и заболеть недолго. Оглянулась. Моё резкое пробуждение не осталось незамеченным, и глаза эльфа распахнулись. Снова удивилась их цвету. Сейчас они вобрали в себя все оттенки ясного неба, в которое уставился мой жених. Решив отреагировать на такое пристальное внимание, эльф заинтересовано на меня посмотрел. Встретившись взглядом с моими глазами, он начал своё визуальное путешествие сначала по моему лицу, волосам, затем этот наглый ушастый... В общем, стал неприлично изучать мою фигуру. А у меня такая физиология, я когда краснею, то краснею вся: лицо, руки, шея. И как только я почувствовала, что кровь начинает приливать к коже, эльф снова посмотрел мне в глаза - оценивающий взгляд сменился насмешливым. И даже уголки губ у него дернулись.
   - Тут, знаешь ли, достаточно свежо! И я не картина Модильяни, чтоб так пристально меня разглядывать! - в глазах эльфийского принца промелькнуло сомнение. Честно говоря, работы этого художника в жанре ню мне не нравятся. Одно дело изобразить красивое человеческое тело, другое - сделать это как Модильяни. Но ведь эльф вряд ли знаком с искусством моего мира? - Эй, что случилось? Мне бы какую-то одежду. Ты-то одет, а мне холодно...
  По мере того, как я говорила, глаза эльфа расширялись, и в них явно читалось неверие. Закончить свою речь я не смогла, испуганная тем, как резко он подскочил. Видимо, пришел его черед высказываться. И он это сделал.
  Судя по всему, он сказал, что-то не очень приличное. Его низкий голос был наполнен раздражением, а лицо выражало самые сильные эмоции, которые я на нем видела. 'Какой всё-таки интересный язык..', - развить мысль я не успела, потому что и меня накрыло осознанием того, что мы не понимаем друг друга. Говорим на разных языках!
   - Твою мать! - маме бы за меня было стыдно.
  Скорей всего последняя мысль промелькнула у меня на лице, потому что взгляд эльфа, смотревшего на меня снова стал насмешливым. 'Уж лучше пусть будет насмешливым, чем равнодушным', - подумала я.
   - Дорогой мой эльф, - сделала шаг вперед и поймала его за манжет белой рубашки, легонько подергала, а потом красноречиво посмотрела на себя. И откуда только наглость берется? Думаю, эльфа тоже заинтересовал этот вопрос. Принц вскинул правую бровь, в его глазах промелькнуло удивление. Затем он сделал пару шагов в сторону, и плавным жестом указал на сверток, лежащий в траве. С достоинством, что уж там принцессы, королевы, взяла его в руки стала разворачивать. Под тонкой, похожей на высушенные листья, бумагой, я обнаружила вещи. Очень не привычные для меня. Обычно я ношу что-то удобное, что не стесняет движений. Разумеется, узкие джинсы стоят на первом месте в Топе-10 'Одежда для Ринки-Иринки'. К ним, я добавляю водолазку, болеро или тунику. В общем, стараюсь создать женственный и вместе с тем практичный образ. Вещи, которые лежали передо мной сейчас, поражали своей добротностью и красотой. Первое, что привлекло моё внимание - ткань нежного мятного цвета. Это оказалось нижнее платье. Ткань одновременно была тонкой, плотной и тяжелой. Совсем другим по текстуре было белье, словно сотканная из паутины, сорочка до середины бедра и практически невесомые трусики. Я перевела взгляд на эльфа:
   - Ну и чего? Сейчас тоже будешь на меня пялиться?
  Принц хмыкнул и развернулся. 'Какое взаимопонимание! Да мы просто идеальная пара!', - желчно подумала я, пробираясь уже сквозь потоки мятной ткани. Пахнет цветами. Рукава у платья были узкими и длинными, с аккуратной вышивкой в виде побегов на манжетах. Побеги 'разрослись' так же по подолу и немного в районе глухого воротника. Кстати о рукавах, руках, а конкретно запястьях... Когда одевалась обнаружила на правом запястье рисунок: переплетение линий, серебряных и изумрудно-зеленых. Попыталась стереть - не получилось. Похоже на татуировку, но цвета яркие и словно светятся. Видимо, это знак обручения. Ну, хотя бы красиво. Честно говоря, втайне всегда хотелось сделать что-то подобной, но всегда боялась, как отреагируют мама и знакомые. Как-то заикнулась об этом с Варькой. Помню, она тогда рассмеялась, и сказала: 'А потом с ней что делать будешь? Придет баба Рина на пляж, старые косточки погреть, а у самой на лопатках крылышки. Вот детям потеха будет!' Варька, конечно, ещё та оторва, но её спасает от непоправимого прагматичный взгляд на будущее. Вспомнила про Варю и снова стало себя жаль. Надо отвлечься. Что там у нас с одеждой?
  Так же мне полагалось верхнее платье. Оно было приглушенного зеленого цвета и представляло собой... На что же это похоже? На кардиган. Только длинный. Ряд застежек шел от груди и до середины живота, дальше полы платья свободно ложились поверх первого. Интересно мне показалось то, что верхнее платье было короче нижнего, так, что были видны узоры из листьев и стеблей. Отдельного внимания требуют рукава: тоже длинные, но широкие, имеющие разрез от середины плеча до середины предплечья. В свертке я так же обнаружила мягкие чудесные кожаные сапожки и что-то похожее на пояс, тоже кожаный. Мою радость можно было понять, в дополнение к такому платью я вполне могла рассчитывать на туфельки. А по лесу в туфлях.... Страшно представить. Так вот, сапожки были замечательными без каблука, немного выше середины икры, сидящие на ноге как чулок.
  Что делать с поясом не поняла, поэтому взглянула на эльфа. Какого же было обнаружить его, с интересом за мной наблюдающим. От негодования я лишилась дара речи. А этот гад ушастый, в несколько шагов подойдя ко мне, высвободив пояс из рук, встал передо мной на колени. Негодование сменил шок. А эльф, глядя мне в глаза, поместил кожаный пояс на линию моих бедер. Проведя его под верхним платьем! И так же, глядя мне в глаза, начал медленно его зашнуровывать. Полагаю, что на таком поясе носят оружие. Наверное, мне выдадут. Я бы воспользовалась и укоротила бы чьи-то длинные уши. Ну, на самом деле, не такие уж они и длинные, красивые, заостренные к верху уши. Заметила это, когда проснулась.
  Я бравирую. Сейчас не смогла бы ему не только вред причинить, мои руки и оружие не нащупали бы. Серые глаза захватили в плен мои, а уверенные руки касались так, как никто и никогда до этого. Я почувствовала, как кровь приливает к тем местам, где секунду назад были руки эльфа, и жар разливается... Резко и глубоко вздохнула. Что это ещё за гормональный взрыв?! Сделала шаг назад. Глаза эльфа вмиг стали холодными и перестали что-либо выражать. Он поднялся с колен и направился в сторону леса.
  Мне не оставалось ничего, как последовать за ним. Не оставаться же в поле, одной, в незнакомом мире. Мало ли что здесь ещё помимо эльфов водится. Хоть бы подождал. Сапожки оказались очень удобными. Отсутствие каблука делало шаг легким. Подошва была гибкой, в районе пятки имелось некоторое утолщение.
  'Как же давно не была природе', - подумала я, любуясь окружающим меня пейзажем. Когда ты живешь в Мегаполисе, то даже не замечаешь, что постоянно мечешься между работой, квартирой и заведениями релаксирующего типа. Нет, иногда мы выбираемся в лес, на пикник, на озеро, но ключевое слово здесь - иногда. Сейчас я вдыхала сладковатый воздух полной грудью, и моё настроение потихонечку улучшалось. Не знаю, что меня ждет дальше. Не знаю, с кем ещё столкнут меня обстоятельства. Где-то в социальной сети наткнулась на фразу 'Если жизнь преподносит тебе лимоны - научись делать из них лимонад'. Очень жизнеутверждающе. Моя ситуация на лимоны не сильно похожа, но я должна найти в себе силы жить дальше. Я научусь всему, что только сможет предложить мне этот мир. Я найду способ вернуться в свой. Представила, что рядом со мной идет Варька. Она посмотрела на меня, подмигнула:
   - Конечно, вернешься. Я в тебе не сомневаюсь.
  Моих губ коснулась улыбка. Конечно, я справлюсь.
  И я бодро зашагала за своим женихом. Как его зовут, кстати? Забыла. А ведь Хранительница говорила. Кстати, куда она-то подевалась? Чёртова ведьма. Наверняка, могла сделать так, чтоб я понимала этот их чёртов эльфийский язык. Нет, я так никогда его не догоню. Подхватив полы платьев, побежала вперед, когда наконец, настигла эльфа, то дернула его за рукав рубашки так, что тому пришлось развернуться. Вы пробовали когда-нибудь остановить лошадь на скаку? Я нет. Но вот не думаю, что у лошадки будет такое же недовольное выражение лица, как у моего жениха. Эльф наклонил голову вперед, и вздернул обе брови. Прищурился. Его взгляд был изучающим, чуть ироничным, словно он увидел что-то очень удивительное и нелогичное.
   - Рина, - положив левую руку на грудь, сказала я. Ну, давай знакомиться, ушастый.
  Ушастый продолжал сверлить меня взглядом. Жду. Эльф хмыкнул и покачал головой. Перевел взгляд на мою руку, лежащую на груди, и внезапно, на его лице проскользнула шкодливая улыбка. Именно шкодливая, по-другому не назовешь, потому что в следующее мгновение его правая рука накрыла мою левую.
   - Линарин, - в его голосе было всё: насмешливость, нежность, вызов. Захватив мою руку в плен, он перенес её на свою грудь, туда, где ровными, уверенными толчками его сердце разгоняло кровь по телу. - Элтарриэль. Тарр...
  Последнее слово он произнес почти шепотом.
   - Тарр? - переспросила я севшим голосом. В голове зашумело. И почувствовала, как быстрее забилось сердце эльфа. Он тоже замер, глядя на меня распахнутыми глазами. Гормоны - это сила. Ну ладно я, у меня парня-то никогда не было, и я даже не целовалась ни с кем. Ох, жалуюсь как девяностолетняя старуха! Но он то! У него наверняка богатый жизненный опыт с такой-то внешностью. А сердце колотится. Дыхание замерло. Зрачок почти вытеснил, ставшую цвета грозового неба, радужку глаз. Невольно перевела взгляд на его губы. Чувственные, с четким красивым абрисом.
  Как только зрительный контакт был разорван, эльф выпустил мою руку, сделал шаг назад, и та безвольно упала вдоль тела. Так мы и стояли, приводя в порядок мысли. Не знаю, о чём думал эльф, но я пыталась объяснить себе ту бурю чувств, что на меня так внезапно нахлынула. Быть может дело в том, что раньше я подобного не испытывала? Рядом не было никого, кто хоть как-то мог бы сравниться с эльфом. Тарр... У меня от одного имени коленные суставы в студень превращаются. Но сложилось впечатление, что и его не меньше потрясло то, что произошло между нами. Стоит, чуть запрокинув голову, глаза закрыты.
  Я смотрела на него. Волосы, не собранные в хвост, не плетенные в косички, свободно терзаемые ветром, струились по плечам. Между бровей залегла морщинка. Эльфийский принц хмурился. Можно было бы подумать, что он слушает музыку, в которой слишком много фальшивых нот. Внезапно его глаза распахнулись. В них не было не следа от былых эмоций. Спокойные серебристо-серые озера. Холодные и негостеприимные.
  Принц посмотрел на меня, а потом сделал рукой приглашающий жест в сторону леса. Дождавшись, когда я сделаю первый шаг, он развернулся и тоже начал путь. На этот раз, мне не приходилось, поддергивая подол, идти, суетливо перебирая ногами. Наоборот, спокойным шагом, в молчании, мы дошли до границы леса.
  
  
  Элтарриэль.
  
  Всегда знал, что этот день настанет. Династические браки в порядке вещей в нашем мире. Это нормально и правильно и для лесных эльфов, и у нас. Даже у дроу. Только драконы всегда живут согласно велениям своего сердца. Мою аматис выбрали не родители, её выбрала мне Древнейшая, решившая, что соединив два враждующих дома, прекратит распри и кровопролития. На самом деле, не было особых распрей. Всё же мы, эльфы, народ цивилизованный. Я улыбнулся - разумеется, если не считать дроу. Был прецедент: две семьи, чьи территории граничили, ввязались в конфликт. Светлые и Лесные. Разумеется, у каждой стороны появились свои союзники. Отец пытался это всё прекратить, но не вышло. Не обошлось без убийства. Хорошо, нескольких убийств. Я знаю мало деталей той истории, в то время я учился на континенте, но говорят, что Хранительница Атис была в бешенстве. Несколько дней над землями материка гремели грозы и сверкали молнии. Умерив свой гнев, она взяла обещание с моего отца и Правителя Лесных, соединить наши рода брачными узами. Выбора предоставлено не было. Все боятся, когда Атис злится. И все её любят, когда она дает нам мир.
  Я был очень удивлен, когда отец вызвал меня посреди учебного года. А когда узнал для чего, то другая моя кровь дала о себе знать. 'Я должен жениться на Лесной? Она, наверное, даже читать не умеет, только и знают себе, что в травках копаться', - думал я тогда. В тот день на побережье был страшный ураган. Но пришлось смириться с решением отца и Древнейшей. Потом меня познакомили с невестой. Со мной снова случился шок. Я вообще-то редко выражаю эмоции. Но тогда смеялся. Нет, хохотал. Истерически. Лежащий в люльке, зеленоглазый ребенок в недоуменно смотрел на меня. Моей невесте было тогда 6 недель от рождения. Это было девяносто семь лет назад.
  После того, как был проведен обряд соединения, я снова вернулся на континент. Будущие Правители должны быть образованы, контролировать свои эмоции и иметь дипломатические связи. Так всегда говорил отец. И с этим сложно не согласиться. Мне всегда нравилось учиться, чувствовать, как магия является продолжением твоих эмоций, мыслей.
  Линарин забрала Хранительница, она справедливо рассудила, что малышке может угрожать опасность. Насколько я знаю, даже родители не были в курсе куда дели их дитя. И вот сейчас она стоит передо мной. Красивая. Эльфы другими и не бывают. Но даже среди лесных эльфов рыжий цвет волос - редкость. Может у неё в роду есть драконицы? Будет забавно. И волосы у неё забавные. Никогда не видел, чтоб эльфийки делали что-то подобное на голове. Я не монах, поэтому мне сразу захотелось запустить в них пальцы, провести ими от основания шеи вверх, запутаться... Мне надо мысли в порядок привести, а не распалятся. Когда она шепотом произнесла моё имя, я почувствовал, как сердце замерло на мгновение, а после опасно ускорило свой бег. И стоял как дурак, не в силах оторваться от её глаз. В первый раз такое. И не могу сказать, что это чувство мне нравится. Я открыл глаза. Линарин пристально смотрела на меня. Удивительная. На её лице можно прочесть любую эмоцию: смущение, восторг, гнев, удивление. Она их совершенно не прячет. Как нетипично для эльфов. Я сделал приглашающий жест рукой. В её глазах отразилось сомнение, но она сделала первый шаг. И мы пошли в сторону леса. Там нас ждал Цертус. Я старался сдерживать шаг, моя аматис не должна бежать за мной, спотыкаясь.
  Ей, наверное, нелегко. Если я правильно понял ситуацию, то для неё это всё оказалось неожиданным. Я знал, что помолвлен, и понимал, что скоро придет срок отдавать долг чести. И был к этому готов. Опять же меня воспитывали в осознании ответственности перед своим народом. А её? И странно, что она совсем не знает нашего языка. Даже не представляю, как представлю её отцу. В принципе, у нас хорошая память. Возможно, за то время пока мы будем добираться до дворца, я смогу её чему-то научить. Но сейчас надо поскорей добраться до наших границ. Здешние леса таят много опасностей.
   Я посмотрел на своё правое запястье. Я и раньше видел обручальные знаки. Они показывают другим нашу связь со своими аматис. Но именно эти знаки меня настораживали. Плетение зеленых и серебряных линий, это ясно. Я и Линарин. Но какие-то энергетические потоки в линиях не давали мне покоя. Надо поподробнее узнать у магистра об этом ритуале. Что-то мне подсказывает, что это не совсем обычное обручение. Я снова посмотрел на запястье, и улыбнулся одним уголком губ. Да-а... теперь охотниц за рукой старшего эльфийского принца будет гораздо меньше. Но тех, кто хочет просто приятно провести время, это вряд ли остановит. Искоса посмотрел на свою аматис. Улыбается. Что ж, я рад, что она нашла повод для улыбки.
  
  
  Рина
  
  Солнце стояло высоко. Сладковатый воздух пьянил. В траве стрекотали кузнечики. Совсем как в моём мире. Эта мысль заставила улыбнуться. Я взглянула на принца, и обнаружила, что он искоса наблюдал за мной. Но как только поймал мой взгляд, то тут же отвел свой. Интересно. Подсматриваем друг за другом. Отвернулась. Вот такие цветы я вижу в первый раз. Остановилась у куста. Длинные ложкообразные лепестки источали слабый медовый аромат. Ещё раз вдохнула. И вспомнила, как мы с Варей выбирали мёд для моей мамы. Это было на ярмарке, в конце лета ежегодно проходящей в нашем городе на Васильевском острове. Здесь продавалось всё: от продуктов питания, до агротехники. А такого разнообразия медовых продуктов я в жизни не видела. В итоге мы так надегустрировались, что потом ещё дня три пили чай исключительно без сахара. А на сладкое без слёз было не взглянуть. Зато мёд маме мы купили самый лучший. К реальности меня вернула рука, уверенно сорвавшая цветок с куста. Я подняла голову и встретилась с Тарром глазами. К нему опять вернулось насмешливое настроение, иначе как объяснить его взгляд аля-ничего-удивительного. Вопросительно на него посмотрела. Он поднял цветок выше и его красивые губы произнесли:
   - Тенерия.
  Посмотрела на цветок и кивнула. Тенерия. Красиво звучит. Это название подходит цветку, такое же нежное, как и его лепестки. Между тем, Тарр не теряя времени, заправил цветок мне в петлицу. После чего взял за руку, и, кивнув вперед, в ту сторону, в которую мы шли, повел меня за собой. Теперь природа не так сильно притягивала моё внимание. Мою голову занимал жених. Интересно, он взял меня за руку, потому что не хочет, чтоб я останавливалась у каждого куста, или же ему просто хочется держать меня за ладонь? Меня очень интересовал этот вопрос, потому что, признаваясь самой себе, я понимала, что мне нравятся прикосновения Тарра.
  Через какое-то время мы вышли на опушку. Оглянувшись по сторонам, заметила под раскидистыми ветвями одного из деревьев затаившееся животное. Большое. И что-то подсказывало мне, что очень опасное. Мои страхи подтвердились, когда оно мягкими ленивыми шагами вышло из тени. Это был белый тигр. Я не раз бывала в зоопарке, так вот, там они были меньше. Этот был размером с хорошую лошадь. Животное смерило меня суровым взглядом и сделало ещё шаг в нашу сторону. Я чисто инстинктивно спряталась за спину эльфа и вцепилась в его плечи. Страшно. И как-то не хочется быть обедом этой зверюги. Тарр отреагировал совершенно неожиданно. Он положил руку на моё левое запястье, отцепил его от своего плеча и развернулся.
   - Ты что сумасшедший?! Нас же сейчас сожрут! Все знают, что нельзя к хищнику поворачиваться спиной, у них срабатывают... - не успела закончить свою мысль, потому что эльф начал меня трясти и что-то лопотать на своём эльфийском.
  Смотрю на него большими глазами, по-моему, я уже ничего в этой жизни не понимаю. Заметив, что я успокоилась, ну, насколько это возможно, эльф обнял меня за плечи и развернулся к зверюге. Тигр сидел в метре от нас и скучающе наблюдал за происходящим. 'Какая эмоциональная морда! Даже мой жених такой похвастаться не может', - скептически подумала я. А эльф сделал к животному шаг, и, протянув руку, почесал тигра по загривку. В умных глазах мелькнуло блаженство, а потом оно заурчало. Словно двигатель гоночного автомобиля. Я стояла. В шоке. Тарр повернулся ко мне и произнес:
   - Цертус.
  Это он меня что, с тигром знакомит? Кивнула. Видимо так, потому что после этого эльф опять посмотрел на тигра, потом на меня, снова на тигра. И сопровождалось всё это певучими словами эльфийского языка. Исходя из того что прозвучало слово 'Линарин', речь шла обо мне. Так же мой слух выцепил 'аматис'. Где-то я его уже слышала.
  Тарр, прекратив 'общение' с животным, отправился к тому дереву, из под покрова которого вышел тигр. Мне было не очень комфортно оставаться наедине с этой грудой мышц, когтей и зубов, поэтому, по радиальной линии, не отводя взгляда от зверя, я пошла вслед за женихом. Мне показалась или тигр саркастически улыбнулся? Когда уже почти подошла к дереву, из под ветвей вынырнул Тарр. В руках он держал большое седло и пару сумок. Я оглянулась на тигра. Эльф ЕГО вздумал седлать?
  Видимо, Тарр не ожидал, что я пойду за ним, вскинув брови, он перевел взгляд на Цертуса, усмехнулся и снова посмотрел на меня. Я протянула руки вперед, как бы говоря: 'Давай я что-нибудь возьму'. На лице эльфа снова мелькнуло удивление, но он не стал спорить и протянул мне ту сумку, что была меньше. Увесистая. Перехватила ношу поудобней, и мы направились в сторону нашего передвижного средства. Тигр даже усом не повёл, когда Тарр начал его седлать. Закрепив седло, эльф стал привязывать к нему поклажу. Для полной идиллии не хватало только, чтоб Цертус опустил голову и начал щипать траву. Но два немигающих жёлтых глаза изучающе смотрели на меня.
  Закончив с Цертусом, эльф достал какой-то продолговатый предмет из большей сумки и подошел ко мне. Я даже отреагировать не успела, как Тарр откинул полу моего верхнего платья и закрепил на поясе свою находку. Этот предмет оказался кинжалом. Длинный, сантиметров двадцать пять, и достаточно широкий, насколько я могу судить по ножнам. Не знаю, каков кинжал, но ножны были великолепными. Деревянные, сверху перехваченные двумя тонкими фигурными ремешками. Рукоять кинжала, была, как и ножны из коричнево-красного дерева. Наконечник, гарда и головка были выполнены из какого-то золотистого металла. Очень изящные и не броские. Мастер, который сделал такое сокровище, поистине художник. Но самым главным украшением этого смертоносного оружия был выпуклый рисунок, тянущийся вдоль ножен от линии крайнего ремешка к наконечнику - изогнутая ветвь дерева.
  Я настолько увлеклась разглядыванием рисунка, что вернулась в реальность, только когда мои ноги оторвались от земли. В следующее мгновение я уже сидела на спине белого тигра. Зверь не шелохнулся. Я была недовольна. Что и показала взглядом своему эльфу. Но Тарру, как и тигру, видимо, было все равно, потому что он ловким движением вскочил в седло и устроился позади меня. Наверное, будет правильнее сказать, что он устроил меня впереди себя. Впервые сидела в седле по-женски. Несколько раз мы компанией выбирались за город, на восток, где был расположен замечательный конно-спортивный комплекс. Любой желающий мог провести досуг в окружении лошадей и ландшафтов природы. Опыт верховой езды у меня был, но ездила именно верхом. Тарр наклонился ко мне и прошептал на ухо что-то по-эльфийски. Теплое дыхание коснулось моей кожи, возвращая меня от воспоминаний. Наверное, мои зрачки в этот момент расширились. О, боги, почему у эльфов такие чувствительные уши! У меня и так гормоны играют, а тут ещё и эльфийская физиология покоя не даёт. Внезапно транспортное средство, то есть тигр, в мягком прыжке сорвался с места. Вероятно, сказанное означало что-то вроде 'держись крепче'. О, это ощущение полёта!... Вскрикнув и зажмурившись, одной рукой я обхватила Тарра за талию, а другой вцепилась в его шею - всё-таки в том, чтобы сидеть по-женски были свои плюсы. Мне ещё никогда не было так страшно. А кому-то было весело. Потому что кто-то громко, заразительно и с удовольствием смеялся.
  Спустя минут десять бояться мне надоело. И я открыла сначала один глаз, затем другой. Мимо пролетали силуэты деревьев, кусты, ветки. Верней, это мы пролетали относительно них. Тигр передвигался длинными, легкими прыжками. Я могу это сравнить с тем, как плавают кролем. Спортсмены выпрастывают вперед руку, делают мощный гребок, затем вторая рука повторяет движение первой и так до финишной линии. Тигр долю секунды касался лапами земли, чтобы снова, в изящном прыжке, устремиться вперед. Достаточно удобный транспорт, которому, наверное, не страшно никакое препятствие. Как только я осознала, что нахожусь в безопасности, я почувствовала, как на смену чувству страха пришла усталость. Откинув голову на грудь Тарра, и смежив веки, начала проваливаться в дрёму. Мои объятия стали слабже. Наверное, поэтому ощутила, как правая рука эльфа скользнула на мою талию и крепко прижала к его телу. 'Тарр побоялся, что я вывалюсь из седла?' - сонно подумала. И заснула.
  Скакали мы, вероятно, долго, потому что стало совсем темно. Через кроны деревьев свет и так только-только пробивался, теперь же я не видела и дальше метра вокруг. 'Хорошо, что у кошек отличное ночное зрение', - отметив очередной 'плюс' такого транспортного средства, я зевнула. Тарр, чуть откинувшись, посмотрел на меня и что-то спросил. Думаю, это стоит интерпретировать как 'Хорошо поспала?'. Улыбнулась и кивнула. Честно говоря, снова стало страшно. Немного. Я чувствовала, как свистит ветер, движется могучее тело зверя, но практически ничего не видела вокруг. Прижалась к эльфу, и стало чуточку спокойнее. Снова что-то прошептал. Не знаю что.
  И скачка в полной темноте продолжилась. В прочем, недолго. Спустя некоторое время мы остановились и Тарр спешился. Внезапно вспыхнула искра, и в воздухе завис светящийся белый шар, вокруг которого сразу замельтешили мотыльки. Я переводила удивленный взгляд с шара - на эльфа, с эльфа - на шар. Хотя чего я удивляюсь? Эльфы существуют, гигантские тигры - тоже, ведьмы всякие... Боюсь, столько удивляться вредно - можно заработать психическое расстройство. Тарра моя реакция тоже удивила, потому что его брови сошлись у переносицы. Всегда удивлялась странностям языка. Его прямым и переносным значениям. Почему то мы говорим: 'брови сошлись на переносице', а имеем в виду, что человек просто нахмурился. Внимательно посмотрела на заинтересовавшую черту лица: брови у Тарра, несмотря на белизну волос, были темными. Красивые, прямые брови. Такие, какие и должны быть у мужчины. И даже когда он хмурился, между ними оставалось достаточно большое пространство. Кажется, я начинаю идеализировать своего принца. 'Мои брови сейчас, наверное, тоже сошлись на переносице', - подумала я и фыркнула, забавно у меня жизнь складывается: то всё, то ничего. За своими размышлениями, я не сразу осознала, что эльф уже отстегнул от седла одну сумку и принялся за вторую.
   - Тарр, мы что тут будем... - осмотрелась по сторонам. - Ночевать?
  В моём голосе звучал шок напополам с растерянностью. Ну да, я люблю природу, но единожды побывав в туристическом походе и ощутив всю прелесть жёсткой земли, а так же отсутствие водопровода, поняла, вылазки лучше делать кратковременные. С термосом, корзиной для пикника и пледом. Вспомнив про водопровод, вспомнила и про кое-какое другое благо цивилизации. Древние римляне тут нигде ничего не копали? А то мне бы пригодилось. Тарр, видимо понял мой вопрос, как просьбу помочь спешиться с тигра. Потому что, отступив от поклажи, подошел ко мне и положил руки на талию. Резкое движение, на мгновение я оказалась в воздухе, а потом на земле, рядом с эльфом. И всё это сопровождалось насмешливым взглядом серых глаз. Я и так смущенная, нечего смущать меня ещё больше. Нахмурила брови и голос показался резким даже мне самой:
   - Я... Мне надо... - взгляд на эльфа, наверное я вся красная, кожа просто полыхала. Надеюсь здесь недостаточно светло и Тарр этого не увидит. Но на его лице мелькнуло понимание, он отступил от меня и повел рукой в сторону. Взгляд так же намекал, что мне стоит прогуляться туда. Всё же увидел. Кивнула, и проследовала в сторону любезно указанного мне направления.
  Лес был достаточно густой. Пахло влагой и чем-то горьким. Полынь? Пробираясь сквозь кусты, я оглянулась назад, сквозь листву пробивался слабый свет. Интересно, а насколько хороший у эльфов слух? Сделала ещё шаг в сторону, но вдруг меня 'догнала' следующая мысль: это лес, в лесу есть звери, не все звери едят траву. Ну его, этого эльфа! Сделав все необходимое, я быстрым шагом направилась обратно, в сторону лагеря.
  Видимо, лицо у меня было испуганное, а дыхание тяжелое. Ну ещё бы, так бежать. Да ещё и в платье. Эльф стремительно подошел ко мне, взяв за руку, внимательно посмотрел в мои глаза. В его - читался тревожный вопрос. Мотнула головой. Улыбнулась. Улыбка вышла совсем смущенная и глупая. В глаза эльфу смотреть не хотелось. Вероятно, смотрит на меня с самодовольным видом 'Эх, женщины...'. А если бы посмотрела, то увидела бы как теплая и неуверенная улыбка коснулась его губ. Но смущенная, я высвободила руку и направилась туда, где до моего прихода находился эльф. Тигра не было. Отлучился для восполнения своих нужд?
  На земле был расстелен плащ. Достаточно широкий. Скептически посмотрела на это 'удобство'. Нет, я ни в коем случае не рассчитывала на полноразмерную кровать, даже на матрас не надеялась. А может и надеялась. Вздохнула и пристроилась на самом краешке. Ткань оказалась очень плотной, красивой, как и всё эльфийское. По нижнему краю шла узорная кайма. Рядом со мной на плащ опустился Тарр. В руках у него был небольшой сверток, в котором оказались мясо, хлеб, сыр и вино. Эльфы едят мясо? Я читала некоторые романы в стиле фентези, и всегда создавалось впечатление, что эльфийская раса - это такие своеобразные гринписовцы, только на волшебный манер. Оказалось, нет. Покончив с ужином, к моему удивлению оказавшимся довольно вкусным, хотя может я просто была слишком голодной, мы стали располагаться ко сну. Сложно делить своё личное пространство с человеком, которого ты знаешь меньше суток, пусть это даже твой жених. А вот то, что не человек даже смущало. С другой стороны, я оказывается тоже не совсем человек. Отодвинувшись подальше, насколько позволяла 'постель', я дала эльфу понять, что против нашего сближения. Ироничная бровь взлетела вверх, но больше, он ни чем не выдал своего отношения к ситуации. Вытянувшись во весь свой немалый рост на краю плаща, и подложив руки под голову, он закрыл глаза. И вам, спокойной ночи. Тоже попыталась устроиться на своей половине. Странно, но холодно не было. Опять какая-то магия? Перевернулась на другой бок. Уж лучше бы он нормальную кровать намагичил. Совсем извертевшись, поняла, что не засну. Посмотрела на эльфа: грудь мерно вздымается, совсем немного, черты лица расслаблены. Спит. И как умудряется? Вон, даже позы не поменял. Вздохнула. Как старая бабка! Охаю и всем недовольна - самой противно. Села. 'Правильно, он спит! Пока ты свернувшись в его объятиях, дрыхла, он следил за дорогой. И, кстати, ничего против не имела, когда он в это время, тебя обнимал', - не люблю этот голос разума.
  Внезапно в темноте, ведь световой шар уже рассеялся, разглядела два больших желтых глаза. Уже потянулась разбудить эльфа, когда поняла, что это наш тигр вернулся с охоты. Пригляделась, и вправду он. Даже в темноте можно было различить светлые и темные полосы.
   - Ну и зачем так пугать? - шепотом вопросила к зверю. - Я чуть коньки не отбросила. А если бы я сейчас твоего хозяина разбудила?
  'Ну рад бы он не был точно. И откуда ж такие эльфийки пугливые берутся?', - тигр меланхолично на меня посмотрел, а я раскрыла рот.
   Оно разговаривает??
  Первоначальный шок сменился бурной работой мысли: ну да, это объясняет то с какой мордой он меня встретил, а я ещё так удивлялась его эмоциональной мимике. Всегда считала что животные, в частности кошки, обладают определенными зачатками ума, нечто вроде урезанного разума. Понимают же, к примеру, что не стоит прыгать на обеденный стол при хозяине, а когда того нет - почему бы не попробовать вон той вкусной колбаски. Но про то, что у них может быть интеллект... С любопытством взглянула на животное, тигр перестал обращать на меня внимание и принялся вылизывать лапу. Ну да, мы тоже после еды моем руки. Так и сидела. Сидела и смотрела.
   'Ну и чего уставилась? - продолжая гигиенические процедуры, вопросил Цертус. Затем опустив лапу и повернув огромную голову в мою сторону, задал следующий вопрос. - А если я тебя за такое пристальное внимание съем?'
   - Ну, это было бы не очень разумно, я думаю. Тарр рад не будет точно, - сказав, это я прикусила язык. Какой чёрт дернул?
  Тигр отреагировал неоднозначно. Сначала жёлтые озера глаз расширились в удивлении, затем резко сузились. Оценивающе.
  'Любопы-ытно, - протянул голос Цертуса в моей голове. - Та, что Слышит, значит'.
   - Та, что слышит?
  Тигр кивнул головой. Тигр кивнул головой?! Смешок. В желтых глазах мелькнуло раздражение, но Цертус всё же смилостивился пояснить.
  'Слышащая. Способная общаться с миром животных, разумеется. Дар, данный исключительно вашему племени и являющийся крайней редкостью, - тон, словно прописные истины говорит. - Не знала?'
  В вопросе прозвучало откровенное ехидство. Но мне было безразлично. Полученная информация ввергала в ступор. 'Дар, данный исключительно вашему племени? Способная общаться с миром животных? Я?', - жить становится всё интереснее и интереснее. Я оказалась в чужом 'родном' мире. Оказалась не тем, кем думала всю жизнь, я являюсь. У меня, оказывается, всегда был жених. О котором, я совершенно ничего не знаю, кстати. Ну, кроме того, что он принц. А я принцесса. Кажется. Я знаю несколько слов на местном языке, среди них название цветка. Но понимаю что говорит тигр. А что ещё как эльф я могу уметь? И я посмотрела на Цертуса. Тигр пристально изучал моё лицо. Оценивал. Я кивнула своему решению и начала жизненно-важный сейчас разговор.
   - Цертус, меня зовут Рина, - всё-таки сперва нужно было познакомиться. Если бы тигр мог, то наверняка вскинул бы бровь, как его хозяин. - И я всегда думала, что обычный человек. Я не знаю ваш язык. Не знаю, что значит быть эльфом. Не знаю ничего об этом мире, - выжидающе посмотрела на зверя, но он лишь склонив голову на бок, смотрел в пол. - Мне очень нужна помощь.
   'Она всегда всем нужна', - таков был ответ.
  
  
  Глава 3
  
  Утро встретило прохладой. Просыпаться не хотелось, поэтому я просто поджала ноги ближе к телу и плотней обхватила себя руками в попытке сохранить тепло. Но, видимо, природа была решительно настроена против моего сна, потому что на нос мне капнуло что-то холодное. Открыла глаза. Рядом с 'постелью' рос куст. Приглядевшись, я увидела, что на многих листочках поселились крошечные капельки. Так вот, что щелкнуло меня по носу! (героиня вспоминает сказку три орешка для Золушки). Роса.
  'Росянка'.
  Посмотрела в сторону. Цертус лежал неподалеку и с леностью в глазах наблюдал за мной. Вспомнила о вчерашнем безнадежном разговоре.
   'Куст называется росянка. На нем поутру всегда образуются эти капли, которые, к слову, росой не являются', - тигр говорил лениво, растягивая слова. Но это было не важно, ведь... - 'Не знаю зачем, но ваши часто его собирают'.
  ....ведь, кажется, Цертус согласился мне помочь.
   - Доброе утро! - тепло улыбнулась зверю. Надо подружиться с ним, всё-таки сейчас он единственная ниточка, связывающая меня с этим миром. Потянулась. Да-а... Я девушка городская, в лесу спать не привыкла. Перевернулась на другой бок и обнаружила, эльфа-то нет. Резко села и обернулась.
  - А где Тарр? - в адресованном тигру вопросе, проскальзывали нотки паники. Так, спокойно. Цертус со мной. Вроде никуда уходить не собирается. Не оставит же эльф своего питомца, ну и меня тоже. - Давно ушел?
  Ответил не сразу. Тигриные глаза мигнули, а полосатый хвост стегнул воздух.
  'Здесь безопасно. Неподалеку проходит граница с землей тёмных эльфов. Бывают нападения. Нужно ждать', - сказав это, Цертус отвернулся. Видимо повод волноваться был, не зря же тигр, выпустив когти, легонько скрёб землю. Заволновалась сама. И где этого ушастого носит?
  Встала. Вообще-то это норма для человека - совершать утренние гигиенические процедуры. Я, например, просто не могу почувствовать себя таковым, пока не приму утренний душ. Про почистить зубы, можно и не говорить. Но сейчас я совершенно про это забыла. Обычно столь необходимое, сейчас казалось мелочью. Где же эльф?
  'Не грызи ногти! Ты же эльфийка, - ехидным голосом сообщил только что переживавший за хозяина тигр. - Не бойся, с кем-кем, а с Элтарриэлем всё будет в порядке, - удивленно посмотрела на большущую кошку. - Вместо того чтобы быть с хозяином, мне приходится сторожить тебя'.
  Обиженно отвернувшись от тигра, снова устроилась на плаще. Кажется, где-то здесь была еда... Ну и ехидна! Если бы Тарр мог слышать это чудовище, то однозначно не испытывал бы такую нежную привязанность к животному. Скорпионы и те, будут приятней в общении.
  'Ну и что ты хочешь знать?'
  От неожиданности выронила хлебную лепешку из рук. Думала, наш разговор окончен. Оглянулась на тигра. Он скучающе глядел на меня жёлтыми глазами. Конечно, можно было бы показать характер... Но какая от этого польза?
   - Расскажи мне про Тарра, - решив, что неплохо бы побольше узнать о том, с кем, возможно, мне предстоит связать судьбу, попросила я.
  'А что ты хочешь узнать? Какой у него любимый цвет?', - вот же нахальная тигриная морда!
   - Цвет, это, конечно важно, но было бы интересно послушать про него как человека: какая семья, какие увлечения, планы на жизнь...
  'Ну, начать хотя бы с того, что он не человек, - менторским тоном начал Цертус. Ух, чёрно-белая.... Хм. Не реагировать. - Старший принц Светлых эльфов, по-другому их так же называют Первородными. С этим связана легенда, но это ты лучше в учебниках почитай. У Элтарриэля есть два младших брата и сестра. Но в ДорсумЭйле, их родовом доме, сейчас находится только Кайселль, второй по старшинству, - задумавшись, тигр сделал паузу. - У моего хозяина много увлечений. Но больше всего он любит читать. Книги - неотъемлемая часть его багажа. Не любит глупых разговоров и глупых дев, - взгляд в мою сторону. - Жизнь эльфов слишком длинна, чтобы делать на неё планы. Одного на такую жизнь не достаточно. На данный момент, думаю, в его планах выполнить обязательство перед родами и Великой Хранительницей, - и через паузу добавил. - Голубой.
   - Кто?! - шокировано воскликнула я, снова выронив лепешку. Вспомнился несостоявшийся поцелуй, вчерашняя вздернутая бровь, когда вечером перед сном, я намекнула, что не хочу телесных контактов. Да я поклясться могу, что в его глазах был нешуточный мужской интерес!
  'Что. Цвет. Ему нравится голубой, - Цертус удивленно и даже как-то участливо посмотрел на меня. - А чего это у тебя лицо пятнами пошло? Болезнь?
  И я начала хохотать. Нет, это был не истерический смех. Это был смех, благодаря которому пружинка, напряженная и, находящаяся во мне на протяжении последних суток, наконец, расслабилась и исчезла. В нем было и облегчение, и радость, и какое-то мелькнувшее осознание, что всё ни так уж и плохо. Взглянула на тигра. Желтые глаза смотрели, явно оценивая моё психическое состояние. Вспомнилась реплика про глупых дев. Опять начала смеяться. Ох, и правда глупость... Всё же отсмеявшись, повернулась к Цертусу и попыталась объяснить в чём я его неправильно поняла. Объяснила. Успешно. Ну, наконец-то я увидела на этой полосатой морде шок, а то всё ехидство, да ехидство. Скучно. От вида ошарашенной кошки, я повалилась на плащ, моё тело снова содрогалось от смеха. Тигра, видимо, тоже проняло, потому что я услышала фыркающий смех. Уж не знаю, о чем он там подумал.
  Вот такими нас и застал Тарр: заливающуюся смехом меня и тигра, прикрывшего лапой морду и трясущегося крупной дрожью. Сказать, что он удивился, это значит не сказать ничего. Стремительным шагом, вернувшись на полянку, он замер на мгновение, перевел взгляд на меня, затем на тигра, затем - снова на меня. Обычно ироничные брови Тарра взлетели вверх. Даже не знаю, чего в его прекрасном лице было больше: удивления или растерянности. Наверное, вид ошарашенного эльфа вернул мне некое подобие самообладания, и я невозмутимо улыбнулась, глядя в расширенные серые глаза. Эльф нахмурился, но как-то по-доброму и что-то пробормотал.
  'Забавно. Надеюсь, эти перепадки настроения не от слабого ума, - перевела взгляд на тигра, который усмехнулся и язвительно добавил. - Пусть надеется'.
  Ну вот же!.. Сказка! Все прям так и лучатся добродушием, только крестной феи не хватало. А, нет, она была. Она-то меня сюда и притащила! Злобно посмотрела сначала на тигра, затем враждебно на эльфа. Его лицо снова приняло удивленное выражение. Слабый ум значит? В числе лучших студентов, я, конечно, не была, но на умственную деятельность никогда не жаловалась. Боюсь, скоро начну! Резко поднялась на ноги и прошествовала в сторону тех кустов, куда прогуливалась накануне вечером. Тарр молчал. Когда вернулась, лагерь уже был 'свернут'. Удобно. А главное, делать ничего не надо. Встав за левым плечом эльфа, я сложила руки на груди. Эльф обернулся на меня, недовольно вскинув бровь, а затем снова повернулся к тигриной морде, и, потрепав ту за ушами, тихонечко что-то пробормотал. Насупив брови, уставилась на тигра.
  'Ох, уж эти женщины!' - был мне ответ.
  - Ох, уж мне эти эльфы! Ты тоже, знаешь ли, не подарочек! Мне может вообще рыжие нравятся! У нас даже с одним речь о совместных детях зайти успела!..
  'Не понимаю... Что ей не нравится? - переводил тигр. Ууу! Синхронист, тьфу ты! Эльф тоже потихонечку начинал 'вскипать'. - Так! Успокойся! Скоро мы окажемся в ДорсумЭйле. Там есть нормальная постель и хорошая еда... Фурово отродье! - внезапно зарычал эльф. - Спасибо, дорогая Атис, позаботилась!..'
   - Продолжай! - сказала я, делая вращательное движение рукой. Эльф замер. Вглядываясь мне в глаза, растеряно что-то произнес. Я слышала слова эльфийского языка, и они причудливыми пазлами, складывались в моей голове во что-то целое и непонятное. Я посмотрела на Цертуса. - Переведи.
  'Ну какие гоблины тебя воспитывали? Знаешь, обычно просьбы излагают в другой форме', - тигр ехидничал, его-то ситуация забавляла. Меня нет. Эмоции брали верх.
  -Переведи!.. Пожалуйста, - если первое слово я почти прокричала, то второе - прошипела.
  'Нет, наверное, все же змеи, - тигр укоризненно на меня посмотрел, тяжело вздохнул и перевел. - Я бы очень хотел, но не понимаю тебя'.
  В глазах Тарра мелькнуло понимание. Он перевел взгляд на тигра, затем задумчиво посмотрел на меня, а потом между нами произошел своеобразный диалог. Не без участия Цертуса, конечно. 'Ты каким-то образом понимаешь, что я говорю?' Кивнула.
  'Ты можешь разговаривать с Цертусом?' Снова кивок.
  'Благодаря Цертусу ты можешь понимать, что я говорю?' Вздох. Мой. Посмотрела на полосатого кота. Пришлось кивнуть.
  'Так это чудесно, значит, мы можем научить тебя языку. Учитывая замечательную эльфийскую память, это не составит труда!' Да неужели? Я вздернула бровь.
  'Даже не сомневайся!' И лицо Тарра осветила широкая самодовольная улыбка.
  
  ***
  Я раскрою глаза в полуночной тиши.
  Я увижу мерцание звезд.
  Ночной бриз, вселив веру, сотрет боль с души
  Меня в новую жизнь уведет.
  Там, где ветер, шутя, обнимает простор,
  Там, где море целует песок...
  Я увижу ее, устремив в небо взор,
  Ту, что путь наш ведет на восток.
  О, Гилтониэль, древняя эльфов звезда,
  Укажи мне мой истинный путь.
  И уверенность в сердце всели навсегда,
  Чтобы враг не сумел обмануть.
  Пусть мне крылья раскроет волшебный рассвет,
  Освежит море душу мою.
  Укрепив веру в то, что прекраснее нет,
  Чем любовь, та, что в сердце таю.
  Пусть вдали где-то ливень срывает мосты,
  Серебром пролегают снега...
  И пусть наши дороги отнюдь не просты,
  И пусть цель до сих пор далека,
  Не страшусь поражений, ведь рядом - друзья,
  И, хоть тропка, хоть горный поток,
  Пусть опасности снова разыщут меня -
  Я дойду к тебе - дай только срок.
  А дойду - подмигнет золотая звезда,
  Озарит весь ночной небосвод...
  
  Что я поняла о своём женихе, так это то, что если он что-то решил, то обязательно это сделает. Ну, или сделает всё возможное. Мы были в пути уже на протяжении трёх часов, и всё это время Тарр читал мне стихи, рассказывал легенды, быль и сказки. Так же он рассказал, ЧТО послужило причиной нашей помолвки, два лорда завидовали друг другу, в результате чего произошло кровопролитие. А я-то думала, что эльфы разумные существа. Цертус, кстати, Тарр сказал, что его имя значит 'Верный', не замедляя движения, переводил мне то, что говорил эльф. Я потрепала черно-белое ухо. Всё же хороший он, хоть и вредный. Интересно, а как на древнем языке будет звучать слово 'Вредный?' Когда-нибудь спрошу у Тарра. Создалось впечатление, что у меня очень образованный жених. Больше всего мне понравилось, как Тарр описал мне нашу первую встречу:
  'Когда я узнал, что помолвлен с тобой, то был ужасно расстроен. Нет.. не расстроен, - в голосе Тарра проскользнул смешок. - Взбешен. Но так как отказаться я не мог, то решил, что буду не самым приятным женихом. И вот, когда я уже приготовил свою приветственную речь, то в зал внесли тебя. В колыбели. Я сначала не понял в чём дело. Но потом твой отец сказал: 'Мой дорогой сын, Элтарриэль, позвольте представить Вам мою дочь, Вашу невесту - малышку Линарин. Да хранит Вас обоих Атис. Да наполнится Ваш дом голосами детей. Да прибудет благоденствие во всем Вашем роде'. Я, конечно, понимаю, что это слова древнего благословения, даруемого родителями обрученным, но говорить про потомство, когда невеста ещё дитя - мне показалось кощунственным. Настолько, что у меня началась истерика. Я долгие годы учился сдерживать эмоции, чтобы впасть в истерику перед будущим тестем. О, это было просто потрясающе!'
  Это было удивительно, но вслушиваясь в речь эльфийского принца, я осознавала, что многие слова уже прекрасно воспринимаю без перевода. Словно в голове разрастается лингвистическое полотно. С множеством прорех, но что-то мне подсказывало, что это лишь дело времени и общения. Я перевела взгляд на Тарра, и, он поймав его, усмехнулся.
  'Вторая наша встреча тоже была необычной. У нас с тобой всё не как у эльфов. В наших свадебных традициях, несмотря на то, что, это как правило, браки по расчёту, приняты долгие ухаживания. И когда настает пора соединить жизни - будущие супруги знают друг друга практически как самих себя. Так вот, несколько дней назад ко мне явилась Атис и повелела мне прибыть на ваши территории. Одному. К положенному сроку я там, собственно говоря, оказался. Представь себе моё удивление, когда пространство расступилось, словно, кто-то раздвинул завесу и из мрака вышла Атис, несущая на руках тебя. Чтобы ты знала, мало, кто может похвастаться, что касался Хранительницы. И браки она обычно не заключает. Лично я не знаю ни одного случая, - в этот момент расслабленное лицо принца приняло несколько нахмуренное выражение. Тарр взял мою правую руку и слегка сдвинул край рукава. - И эти знаки мне не нравятся. Такие странные энергетические потоки. Никогда такого не видел, - вздохнул, но резко дернув головой, улыбнулся мне и продолжил. - И когда вы с Атис появились, я был очень удивлен. Ну, во-первых, ты была без сознания. Во-вторых, замотана в какое-то полотно. У меня даже было некоторое чувство повтора увиденного. Потому что, девяносто семь лет назад, Атис тоже забрала тебя в пеленках. Она положила свою ношу на землю, и мы стали ждать, когда ты проснешься. В молчании. Но, спасибо тебе, это было не долго. Когда ты проснулась, я, наконец, смог оценить твои прекрасные зелёные глаза, ну и не только.. - он усмехнулся, а я, заалев, как маков цвет, сурово на него посмотрела. - Уверяю, я подобное видел и раньше. У вас там у всех всё очень похоже устроено. Не хмурь брови, поверь, даже эльфийкам грозят морщины. Но больше всего, конечно, мне понравились твои огненные волосы, никогда не видел такого оттенка. Ты меня уже простила? Замечательно! - да уж, позлишься на него, эльф слишком уж умеючи меня очаровывал. А я очаровывалась и всё чаще улыбалась его шуткам. - Так вот, когда ты проснулась, то первым делом вперила свой взгляд в Атис. Даже не знал, огорчаться, что ты не обратила на меня внимания или радоваться, что такого взгляда удостоился не я. Потом, конечно, и мне немного досталось. Некоторое время вы о чём-то разговаривали, и у тебя было забавное удивленно-насмешливое выражение лица. Затем ты что-то сказав, указала на меня, а после ответа Хранительницы, у тебя произошла истерика. Видимо, тебе сообщили, о наших обстоятельствах. Потому что, переведя потрясенный взгляд на меня, ты зашлась в смехе, который быстро сменился всхлипами и плачем, - Тарр вздохнул. - В общем-то, это напомнило мне мою реакцию, когда я узнал, что ты моя аматис. Правда, без слёз. Потом был ритуал. Ну и гадость же пришлось пить. И вот, пожалуйста, ты практически моя жена. Правда, отказываешь мне во всех правах. Я тебе не нравлюсь? - эльф пытливо взглянул на меня и подмигнул. - Когда будешь готова к диалогу, мы это проясним. Сейчас мы направляемся в наш родовой дворец, где спустя некоторое время пройдёт наша свадьба. Хранительница Атис проведет заключительный этап обручения. ДорсумЭйл - это удивительное место, его имя означает 'дворец на побережье'. Представь себе утёс, на краю которого стоит прекрасное белокаменное здание, от которого идёт широкая лестница вниз, к городу, раскинувшемуся у подножья. С моря на землю можно попасть только через грот, находящийся в скале. Две огромные колонны поддерживают высокий свод, ведущий в подземный порт. Поэтому мы можем не опасаться нападения с моря - берега нашей части материка поистине непреступны'.
  Тарр ещё много чего успел мне рассказать, прежде чем я заснула, и про город, и про природу, и про разные традиции Лесных и Первородных, про коварство дроу и свободолюбие драконов. Забавно было слушать про его годы студенчества. Оказывается Тарр в своё время учился в Имперском Университете Магических Наук и Искусств, который находился на континенте за морем. Оказывается, кроме этого материка здесь есть ещё и другие. И там повсеместно сосуществуют эльфы, оборотни, маги, элементали, и ещё много других рас. Даже люди. Приятный голос жениха, свежий воздух, размеренное покачивание, тигр перешел на шаг, сделали своё дело и мои глаза начали закрываться.
  Мне снилась наша с Варей квартира. У нас как всегда, был полон дом гостей. Вот Стас с международных отношений, активно обсуждает мировую политику с Анютой, нашей соседкой. Аня учится в техникуме на повара, поэтому такие слова как 'консолидация законодательства', а так же в чём разница между 'кодификацией' и 'инкорпорацией' не понимает. Зато обладает впечатляющей фигурой и длинными пшеничного цвета волосами. Поэтому она лишь кивает головой, хлопает своими огромными голубыми глазами, глядя на перспективного ухажера, а Стас только рад продолжать. Так и общаются. У компьютера зависли Наташа с Таней, ну правильно, где ещё верстать выпуск студенческой газеты, как не у нас. Как же приятно, оказаться в такой родной обстановке. У кого-то зазвонил телефон. А где же Варя? Пошла на кухню. Там я её и застала. Подруга сидела на табуретке, подвернув под себя одну ногу, и разливала горькую в две стопки. Напротив - сидела мама.
   - Как она могла, скажи мне, Варя, как? - всегда спокойный сдержанный голос моей матери, сейчас был надтреснутым, ломким. Лицо перекосили горечь и неверие. - Я всегда старалась сделать её жизнь как можно лучше. Да, она росла без отца. Но я никогда не оставляла её одну. Поощряла все её увлечения. А какие удивительные картины она рисовала. Варя, ты видела?
   - Да, Марина Георгиевна, она их только мне и показывала. Стеснялась, наверное, - из голоса подруги тоже исчезли все краски. Они сидели и смотрели на свои стопки. Да, я в своё время очень 'дружила' с кистями и красками, картины, правда, у меня причудливые получались. Однажды даже, преподаватель в художественной школе посоветовал маме обратиться со мной к психологу. Случайно узнала. Неудивительно, картина, на которой было изображено кроваво-чёрное солнце, выходящее из белого моря, в котором тоже всё-это красно-черное месиво отражалось, любого заставила бы усомниться в психическом здоровье художника. Не маловажным элементом в этом пейзаже были серые, острые, похожие на динозаврьи, кости, выступавшие из воды повсюду, тут и там. В какой-то момент я перестала рисовать и занялась фотосъемкой. С ней было проще. То, что у меня получалось, людей не пугало, а принципы композиции, изученные мной в художке, позволяли делать фотографии приятные глазу.
  - Ринка вообще мало кого к себе близко подпускала, - Варвара подняла стопку, вгляделась в жидкость, словно там все тайны мирозданья. - Может она и меня подругой вовсе не считала, общаясь со мной, потому что удобно? Или у неё и правда крыша поехала - нормальный человек с моста прыгать не будет, - в комнате становилось темнее, словно все цвета заменили на серый. Варя опрокинула в себя содержимое рюмки, втянула носом воздух и закончила. - Ну и хорошо, я уже давно хотела предложить Лене Звягинцевой вместе снимать жилье, и талантливая и с мозгами всё в норме.
  Что случилось с моей Варей? Мама?! Я так не хочу! Верните всё обратно! Моё горло сдавило стальным обручем, а к глазам, я чувствовала, подступают слёзы. Лица сидящих, кухонная мебель, всё стало расплываться, словно сместили кольцо фокусировки. Я не могу принять услышанное, Ведь Варя всегда относилась ко мне как к подруге и знала, что ближе её у меня нет. Это просто нелепый кошмар, в котором была частичка правды. Я сильно зажмурилась. И проснулась.
  
  
  Элтарриеэль
  
  Она заснула, уютно пристроив свою голову у меня на груди, а рукой обхватив за талию. Мне осталось любоваться только рыжей макушкой. Линарин оказалась милой и непосредственной. Очень эмоциональной, но такими людьми легко управлять, стоит лишь знать, куда направить их эмоции. Что ж мне это привычно и проблем возникнуть не должно. Возможно, это будет не такой уж и плохой брак, как я предполагал. Во всяком случае, это лучше, чем, если бы она была сдержанной, спокойной с несметным количеством коварных планов. Я усмехнулся. Да, эльфийки могут быть и такими. Как удачно, что Лин оказалась Слышащей. Дар редкий, не сказать, чтоб совсем бесполезный, но в нашем случае, решивший серьезную проблему в языковом непонимании. Я уже готовился к тому, что скажу отцу что-то вроде: 'Счастлив представить тебе свою невесту Линарин, она милая и немного истеричная. Всё остальное узнавай у неё сам'. Но есть надежда, что эта сцена произойдет несколько иначе. Должна же она хоть немного заговорить к завтрашнему вечеру. Времени в пути осталось не так много.
  Сегодня утром, обследовав территорию на безопасность и возвращаясь в лагерь, я услышал громкий заливистый смех. И испугался. Первая мысль была о том, что моя аматис, кажется сумасшедшая. Вторая - что в буйном состоянии безумные могут наносить себе вред. А так как она сейчас со мной, это будет на моей ответственности. Припустив к лагерю, я обнаружил на полянке захлебывающуюся смехом Линарин и Цертуса... Чёрно-белый зверь, припав к земле и накрыв лапой голову, вздрагивал всем телом, при этом издавая какие-то пофыркивающе-похрюкивающие звуки. 'Либо они оба сумасшедшие, либо сумасшедший я и мне это всё только мерещится. Может здесь что-то с воздухом?' - подумал я тогда, оглядываясь. Интересно, что же это их тогда так рассмешило? Ситуация сложилась так, что стало ясно - Лин понимает, что говорю я, потому что может разговаривать с тигром. Не знаю точно, но кажется дар 'Тех, что Слышат' это не совсем понимание языка, это что-то на ментальном уровне, но с точностью до слов. Как-то так. В голове сразу сложилась картина, когда учат чужой язык, то необходимо полностью погрузиться в языковую среду, так же я надеялся на чудеса эльфийской памяти. Поэтому всю дорогу рассказывал своей аматис о нашем мире, учебе в университете, природе, магии, существах. Даже читал стихи и рассказывал древние легенды. Она внимала с интересом, смеялась там, где это было нужно, морщила брови, когда речь шла о чём-то серьезном. В общем, я был даже немного рад, когда она заснула - сам устал от таких обильных словоизлияний. К тому же, ещё никому я не рассказывал так много о том, что вижу вокруг. Практически открылся перед чужим человеком, хоть это и моя аматис. Я вздохнул и почувствовал, как губ коснулась грустная улыбка. Я мало кого впускаю в свой внутренний круг, и мало кто, по-настоящему знает меня. Близкие тоже могут предавать.
  Я ещё долго размышлял об изменчивости мира, окружающего нас, бывает ты уверен, что твердо стоишь на ногах и вдруг почва уходит из под них, а бывает, что когда ты не знаешь, куда сделать следующий шаг, то богиня судьбы сама протягивает к тебе свою руку. Внезапно тело Лин задрожало, и она заметалась во сне. Видимо, ей снится кошмар. Я остановил Цертуса, отстранив девушку от себя, немного потряс за плечи. Она проснулась. Её и так огромные глаза цвета мокрых листьев сейчас были расширены. В них плескались ужас и боль.
   - Этого не может быть! Я не верю!
  
  
  Рина
  
   - Этого не может быть! Я не верю! - отчаяние прорвалось в мой голос, никогда не думала, что может быть так больно. Я понимала, что это лишь кошмар, но даже мысль о Варе, которая сомневалась в моей дружбе и психическом состоянии причиняла боль. И мне было ужасно жаль маму. Ведь у неё никого не осталось. После смерти отца, она одна воспитывала меня и правда не жалела ничего для моего счастливого детства. Многим она казалась сдержанной и холодной, но я знала, это была лишь броня, защищавшая доброе и нежное сердце. Моя замечательная мама... Я посмотрела в лицо эльфу, что он должен подумать?
  На красивом лице принца смешалось множество эмоций. Я смогла разглядеть удивление и неуверенную радость, нежность и сострадание. Тарр мягко привлек меня к себе и крепко обнял. Оказавшись в кольце его рук, я почувствовала, как остатки самообладания тают, словно плотина, удерживающая толщу вод, и потому эмоции, переполнявшие меня, погребли моё сознание под своим бурным потоком. Меня прорвало:
  - Я так больше не могу! Я хочу домой! Мне не нужна эта дурацкая свадьба и этот мир - тоже! - я почувствовала, как рука, ласково гладящая меня по спине, на мгновение замерла, а затем вновь продолжила своё успокаивающее действие. - Тарр, ты не понимаешь, я здесь чужая. Ты даже не понимаешь, что я говорю, думаешь, что я истеричка какая-то, - я продолжала сокрушаться, уткнувшись носом в его грудь. - Твой тигр считает меня идиоткой! Да я сама начинаю такой себе казаться! Там у меня всё было в порядке: учеба, друзья, даже работа интересная была. И рыжий этот. И мама... - как-то так закончила свою речь, и, шмыгнув носом в последний раз, посмотрела на эльфа.
   - Так кем тебя считает мой тигр? - спустя несколько минут молчания, насмешливым тоном спросил принц. Но в следующем вопросе прозвучали какие-то опасные нотки. - И кто такой этот рыжий?
   - Ой!
   Мои глаза испуганно распахнулись. Так он это всё слышал? Верней, понял? И тут ко мне пришло озарение - с тех пор, как я проснулась, все слова, слетавшие с моего языка, были эльфийского происхождения. Ну... почти все. Вот так шутки подсознания: засыпала под бормотания принца, а проснулась говорящей на его языке. Чудеса! Хотя, я слышала, что мозг во время стресса перестраивается, активирует скрытые ресурсы и люди начинают находить выход из безвыходных ситуаций. Видимо, в моей голове что-то перевернулось. Потому что я теперь не только понимаю эльфийский, но и говорю на нем. Тарр заинтересованно смотрел на меня, наверное, ожидал ответ.
  - Эээ... Хороший знакомый. Творческий человек. Юное дарование. Помогал по учебе, - с очень убеждающим лицом, но неуверенным голосом, протараторила я. - Просто знакомый!
  - А первый вопрос? - было видно, что по поводу первого ответа у эльфа остались большие сомнения. Его вздернутая кверху бровь, красноречиво об этом говорила.
  -Это не важно. Правда, - бровь поползла выше, и к взгляду добавился легкий прищур. Интересно, а ещё выше сможет? - Ну, хорошо! Мы с Цертусом немного не поладили. Он считает меня глупой. В общем-то, это и есть значение слова.
  'Я такого не говорил, - начав движение, произнес тигр. И насмешливо добавил. - Это весело, поддразнивать тебя'.
  - Ты очень прозрачно намекнул! - свирепо уставилась на тигриный затылок. И почувствовала, как вздрагивает тело сидящего рядом жениха. Теперь строгий взгляд моих глаз был устремлен, на старающегося сдержать себя эльфа. Но, нет-нет, и смешок прорывался из под закрывающей рот ладони. В конце концов, мне надоело сверлить эльфа грозным взглядом, и я улыбнулась.
  - Расскажи о себе, - попросил Тарр, встретив мой скептический взгляд, он ухмыльнулся. - Это не в счёт. Расскажи о мире, в котором ты жила, о своих друзьях. Я многое рассказал тебе. Пришла пора отдавать должок.
   - Ты прав, - улыбнулась. - Я жила в мире, где нет магии, во всяком случае, я её не встречала. Я жила как обычный человек, да-да, не удивляйся. Хранительница сказала, что там меня никто не стал бы искать.
  - Да, у этого союза было много противников. И сейчас они есть.
  - Да, поэтому, Хранительница поместила моё сознание в беременную женщину, вместо того ребенка, который должен был у неё быть, - я тяжело вздохнула.
  - Твоя мать? - кивнула. Тарр уткнувшись в мою макушку, произнес. - Наверное, она была счастлива, что у неё есть ты.
  - Да, а теперь, она очень счастлива от того, что её единственная и горячо-любимая дочь утопилась, спрыгнув с моста, - в моём голосе прозвучали злоба и горечь. - Прости, ты в этом не виноват.
  Тарр ничего не ответил. Он молчал, и я была ему за это благодарна. Спустя час мы решили сделать остановку. Мы уже пересекли границу Первородных и находились в достаточной безопасности. По прогнозам Тарра к завтрашнему вечеру мы уже должны оказаться в ДорсумЭйле.
   Погода была прекрасной. Мы с Цертусом остались на лугу, а Тарр отправился на охоту. Я приготовилась к долгому ожиданию. Мы расположились у ручейка, в котором играли солнечные блики и мелкие рыбешки. Скомандовав тигру отвернутся, я воспользовалась близостью источника. Как приятно быть чистой! Тарр вернулся, на удивление быстро, но за время его отсутствия, я успела собрать немного ягод в ближайшем лесу.
  - Ты и, правда, Лесная, - посмотрев на широкий зеленый лист, на котором лежали красные мелкие ягоды, усмехнулся эльф. - Даже не зная, ты нашла единственные съедобные ягоды. Интуиция?
  - Я же Лесная, - ухмыльнулась я в ответ, смешно наморщив носик. - А какой магией обладают Первородные?
   - Разной. Зависит от того, что заложила в тебя природа, и что хочешь развивать ты сам. Лесные в большинстве своем травники, они знают все деревья, травы, чувствуют их жизненные потоки. Талантливые - могут вырастить дуб в несколько мгновений. Так же среди вашего рода встречаются целители, Слышащие, искусные воины. Магия - грубо говоря, это умение пользоваться потоками энергии, которая есть у всего, что есть вокруг. И этому можно научиться. Первородным открыто много древнейших знаний, и дарована способность чутко чувствовать потоки, про которые я тебе уже говорил. Драконы владеют только магией стихий, зато всей. Она присуща им с рождения, поэтому с малых лет их учат контролировать свои эмоции, ведь их магия тесно с ними связана.
  Я внимательно слушала Тарра, оказывается магия - это не просто фокусы, нельзя сделать что-то из ничего. Исходя из слов эльфа - магия это преобразование энергии из одной формы в другую. Ну, к примеру, когда Хранительница, решила, что я должна увидеть свой нынешний облик, она из влажного воздуха собрала капельки воды, и когда они собрались в одно полотно, то придала им отражающие свойства. Где-то я подобное слышала. Что-то о непрерывности материи.
  Глядя, как эльф насаживает на длинную тонкую ветку уже освежеванную заячью тушку, я снова удивилась несоответствию своего представления об эльфах с действительностью.
   - Я думала, эльфы не едят мяса. Животные - братья наши меньшие, и всё такое... - Тарр удивленно посмотрел на меня, но прежде чем ответить, решил до конца разобраться с нашим обедом. Неожиданно, собранный в кучу, хворост занялся пламенем. Встретив мой восторженный взгляд, эльф усмехнулся.
   - Мы, эльфы, ценим окружающий мир, природу, животных, - подсев рядом со мной на плащ, начал Тарр. - И заботимся, по мере возможности. Это как часть благодарности Атис, за все, что она дает нам. Если есть необходимость - мы едим мясо и пользуемся мехами, но чаще мы используем дары земли. Ты скучаешь по дому.
   Я удивленно посмотрела на эльфа, последнее было не вопросом, а утверждением. Неожиданно для себя самой, я ответила.
   - Скучаю по самой себе. Там я была уверена, в том кто я есть. Уверена - в завтрашнем дне. И, да, я скучаю по дому, привычной обстановке, друзьям. Если бы знала, что всё так произойдет - ценила бы их гораздо больше. Наверное, чаще выбиралась бы к маме, - глядя в огонь, я вспоминала теплые карие глаза. Тарр слушал внимательно, не перебивая. - Она живёт в другом городе. Ну, как в другом городе, практически, в пригороде. А я всё учусь, работаю. Когда не работаю - подрабатываю. А то и вовсе с друзьями отдыхаю. В общем, дочка из меня никудышная... А тут сон приснился. Не сон - кошмар какой-то! Мама с Варей обо мне разговаривают, и Варя говорит, что дружба наша была ненастоящая. Мама плачет. И всё так мрачно, аж выть захотелось... - и я замолкла.
   - У тебя было потрясение. Это просто сон. Кто такая Варя? - я даже не заметила, когда эльф прислонил меня к себе. Сейчас, облокотившись на твердое плечо, я чувствовала, как ласково пальцы Тарра перебирают мои волосы.
   - Подруга.
  Было очень уютно сидеть в объятиях своего жениха. И боль, которая терзала душу, начала потихоньку отступать, что б остаться легким отголоском. Я понимала, что она ещё вернется, но сейчас мне было почти хорошо. Через несколько минут захотелось продолжить.
   - Варя удивительная. Если бы меня попросили назвать самого жизнерадостного человека, то я бы обязательно выбрала её. В любых трудностях, она не унывает, находит решение. Окажись она здесь вместо меня, то, наверняка, уже построила бы вас всех. И тебя и Цертуса, - я весело улыбнулась своему принцу. - И при этом, уверена, вы бы её боготворили.
   - Я так рад, что здесь всё же оказалась ты, - мы вместе рассмеялись, правда, мой смех был немного грустным.
   - А потом бы она спасла целую цивилизацию от вымирания, остановила бы войну, открыла бы какое-нибудь волшебное средство. Или чего там ещё героини делают? На самом деле Варька меня спасла. Если бы не она, я так и сидела бы в своём мирке. А она пришла и разбила раковину, в которой я пряталась, - так странно было кому-то это рассказывать, даже подруге я не говорила всего, но слова лились и лились.- И я поняла, что мир гораздо больше книг, которые я читала. И он тоже интересен. У Вари всегда было много друзей, знакомых, и когда мы поселились вместе, то она щедро поделилась ими со мной. Она словно костёр в лесу, привлекающий путников, согревающий своим теплом, никогда не бывает одна. Всегда полна идей, строит планы. Ты знаешь, когда я оказалась здесь, то подумала, что это розыгрыш и её рук дело.
   - Она так жестока?
   - Что ты! Если бы это оказался розыгрыш, то мы бы ещё вчера вечером сидели бы на нашей кухне и смеялись над произошедшим.
   - Не печалься. Я обещаю, всё будет хорошо, - эльф тепло мне улыбнулся, и встал, чтобы заняться обедом. Я кивнула. Всё же мне показалось, что он почувствовал себя несколько неловко, словно, оказался на незнакомой территории. Видимо, принц не привык не только раскрываться перед другими, но и принимать их такими какие они есть.
  ***
  Мы были уже третий день в пути и к вечеру должны были прибыть на место. По рассказам Тарра ДорсумЭйл должен оказаться завораживающе прекрасным. Местность с лесистой сменилась на обширные луга, тут и там мелькали озёра. Солнечные лучи, касаясь водной глади, образовывали множество светлых бликов, на разгоняемой ветром, поверхности озёр. Цертус мчался с немыслимой скоростью, и я чувствовала радость огромной кошки. Здесь не пересеченная местность и можно не сдерживаться. А я уже привыкла к такому способу передвижения и сама получала удовольствие.
  За время, проведенное в путешествии, мы узнали друг о друге настолько, насколько позволил каждый из нас. Я догадывалась, что характер моего жениха таит ещё много чего неизвестного, но то, что открылось, выглядело привлекательно. Спокойный, немного насмешливый, но я чувствовала добрый по сути, эльф ненавязчиво помогал мне привыкнуть к новому миру. Мы много разговаривали. Нет, старались не касаться моих болезненных тем, а он не спешил много говорить о себе. Но то, что я поняла о нём, так то, что Тарр любил этот мир. Это проскальзывало, как он говорил о ДорсумЭйле, о лесах и лугах, расположенных в предместьях дворца. Я видела восторг, промелькнувший в его глазах, когда он говорил о море, через которое переплываешь, чтоб добраться на континент. Он с уважением говорил о подданных и с почтением об отце. Но ни разу не говорил о матери. Задумавшись, я спросила его о ней.
  - У моей матери много своих забот.
  Сказано, это было с ледяным спокойствием, и, я интуитивно почувствовала, что развивать эту тему не стоит. Что ж, каждый из нас имеет право на тайны. Пока. Весь вчерашний день мы провели в дороге. После продолжительной остановки на обед, пришлось нагонять время, и мы неслись по лесам ещё долго после наступления темноты. Заночевали мы так же, как и в первый раз. Объяснив Тарру, что в моем мире девушки не делят постель с мужчинами, которых знают два дня, я получила насмешливый взгляд и такой же вопрос.
   - Даже если это жених?
   - Я об этом только два дня назад и узнала, - думаю, тепличный помидор в этот момент мог позавидовать цвету моих щек. - И вообще, у нас принято самим выбирать себе мужей и невест. Обычно это предполагает длительное знакомство.
   - А у тебя уже было подобное длительное знакомство? - неожиданно голос Тарра стал тихим и вкрадчивым. Тарр лежал напротив меня, подперев локтем голову. И я поняла, что такое, когда не можешь выдохнуть, и, соответственно, вдохнуть. Возможно поэтому, мой ответ был похож на писк.
   - Нет!
   - А Рыжий? - правая бровь принца выразительно изогнулась. Ах ты ж, ушастый!..
   - При чем тут Рыжий? - я почувствовала как прорезался голос и с облегчением вздохнула. - Просто знакомый, я про него вообще случайно вспомнила, - почти правда. - Можно подумать, что у тебя знакомых не бывает. Ну-ка, признавайся, сколько эльфиек по тебе по ночам в подушку вздыхает, а?
  На это Тарр ничего не ответил. Усмехнулся и закрыл глаза. А я повернулась на другой бок. Вот так мы и спали. На одном плаще, и, сохраняя автономность своих территорий. Сейчас вспоминая, о вечернем диалоге, мне пришла мысль, что не так уж и хотелось мне знать ответ, на заданный вопрос. Хотя...
   - Тарр, а ты сам хотел бы жениться на мне?
   - А почему ты спрашиваешь? - по голосу чувствовалось, что вопрос был неожиданным. Хорошо.
   - Ну... возможно у тебя есть другая? Которую ты уже давно знашь... - я старалась, чтоб голос звучал немного насмешливо, но все же было несколько неловко вести такие разговоры.
   - Это не важно. Даже если бы у меня была другая, я осознаю свой долг, - эльф уже оправился от удивления, сейчас в голосе звучали твердость и некоторое раздражение. Плохо.
  Н-да, а у нашей розы есть шипы. Уже хотела обидеться, когда услышала Цертуса.
  'Не торопи его. Ты и так добилась удивительных результатов, а если хочешь узнать о его дамах, так спроси у меня'.
  Вот же ж, морда полосатая. И не стыдно подслушивать? Оглянулась на эльфа. Тарр задумавшись о своём, рассеяно смотрел вперед. Я пригнулась к шее тигра и прошептала:
  - Рассказывай.
  'Ну... Дамами он однозначно интересуется, - фыркнув начал тигр. Вот даже не знаю радоваться или огорчаться. - И они им так же, - кто бы сомневался. - Но, скажу тебе, в связях он разборчив, и не сторонник частых смен партнерш. Мы, мужчины по природе своей полигамны, любим разнообразие, - и где интересно Тарр взял такого интеллектуально развитого тигра. Эх, полосатая находка для шпиона. - поэтому у Элтарриэля было много женщин, и эльфийки и драконицы, и даже одна водная элементалия. Но сейчас, постоянной аматрикс нет, поэтому не сжимай мой загривок с такой силой', - я обернулась и наткнулась на настороженный взгляд серых глаз.
   - Тарр, а что такое аматрикс? - внезапно глаза эльфа расширились и он, кажется, поперхнулся воздухом.
   - Цертус! Фуру тебя в услужение! В следующий раз я возьму с собой Фесту! - видимо Тарр был оскорблен в своих лучших чувствах.
  'Она - малявка и всё равно не выдержит, - пробурчал тигр. Я засмеялась. - А тебе, я больше ничего не скажу!'
  Но надолго болтливого кота не хватило. Потому что не прошло и десяти минут, как он начал расписывать мне всех красавиц и прелестниц континента, которые хотели окольцевать моего жениха. И то, какие они талантливые, и в магии мастерицы, а про родовитость и говорить не стоит. Между прочим, я тоже, кажется, не простолюдинка! С полчаса прослушав эти дифирамбы, я почувствовала себя совсем не в своей тарелке, поэтому сославшись на то, что хочу спать, прислонилась к груди эльфа и закрыла глаза. Его сердце билось громко и ровно, и, несмотря на то, что мы уже три дня были в пути, от него веяло свежестью и теплотой. Не заметив, как подступила дрёма, я уснула.
   - Лин, просыпайся мы уже почти на месте, - Тарр легонько потрепал меня по волосам, а я сладко потянувшись, прижалась к нему ещё крепче. - Потерпи, совсем скоро ты сможешь лечь в удобную кровать.
   - Мне и так удобно, - сонно пробормотала я? Широко распахнув глаза, отпрянула от принца. - О, Тарр, извини, я совсем утомилась в пути.
  - Ничего страшного, мне тоже было удобно. И очень тепло, - Тарр широко улыбнулся и сделал, приглашающий осмотреться, взмах рукой. - Добро пожаловать в ДорсумЭйл, моя аматис. Пусть это место подарит тебе радость и мир.
  Когда я взглянула на то, что предстало перед моими глазами, то сердце забилось где-то в голове, и я почувствовала, как к глазам подступает горячая влага. Увиденное мной было прекрасно. Обширные зелёные луга, давшие приют множеству красок: белые, желтые, нежно-фиолетовые цветки склоняли свои головки, сдаваясь на милость шаловливому ветру. Безбрежное море, где-то вдали сливающееся с горизонтом. Сейчас мы находились на холме, а когда мы спустимся вниз и пересечем долину, то окажемся у подножья прекрасного города, который словно стремился вверх. И венцом его стремления стал прекрасный белоснежный дворец, в своей гордости и высокомерии, разместившийся на краю утеса. ДорсумЭйл. Его стены словно светились, казалось, что лучи заходящего солнца проходят их насквозь. Плавные шпили, устремляясь вверх, казалось, забыли, что здание и так расположено выше всего остального. Это было невыразимо прекрасно.
  
  
  Глава 4
  
  В город мы попали уже после заката, поэтому нам почти никто не встретился, но те взгляды, что я поймала на себе, нашла настороженными, практически враждебными. Спросив об этом у Тарра, я получила объяснение.
   - Ты в традиционных одеждах и цветах Лесных. Не отходи от меня, - прошептал он, крепко держа меня за руку. И мы продолжили подъем по нескончаемой лестнице, ведущей к воротам эльфийских чертогов.
  Вероятно, по периметру, здание было огорожено просторной балюстрадой, издали оно казалось высоким, но сейчас, находясь у его стен, я ощущала его ещё более впечатляющим. Сам дворец встретил меня анфиладой залов и комнат, стены были украшены тканями, гобеленами, картинами. На многих из них я узнавала древние легенды и летописи. Не зря Тарр так упорно учил меня языку. Внутри замок тоже был очень светлым, наполненным воздухом и какой-то невесомостью. Во мне боролось два чувства: с одной стороны хотелось назвать это место домом, с другой - это было бы предательством. Ведь, это не мой дом.
  Встретив в одной из залов юного эльфа, Тарр легким кивком поприветствовал его.
   - Лиар, сообщи отцу, что я прибыл.
   - Повелитель уже ждёт Вас, Ваше Высочество, - молоденький, почти ребенок, почему-то мне так показалось, эльф, склонил перед принцем голову.
  Я ожидала, что мы придём в какой-нибудь тронный зал, где на возвышении будет сидеть умудренный столетиями юный старик. Какого же было моё удивление, когда место, в которое мы пришли, оказалось оранжереей. Или садом внутри дворца. Здесь были потрясающие цветы: маленькие, огромные, яркие, нежные и я могла поклясться, что любой из них видела в первый раз. Для моих обонятельных рецепторов, это тоже оказалось шоком, наверное, поэтому, я не сразу заметила стоящего посреди всей этой экзотики, Повелителя Первородных. Своего будущего свекра. Или уже свекра?
   - Отец, позволь представить тебе мою аматис, принцессу рода Лацерта Виритария, дочь Владыки и Владычицы Лесных земель, леди Линарин, мою невесту и будущую жену, - Тарр, который так же крепко и уверенно, как и раньше, держал меня за руку, в учтивом поклоне и лукаво прищурив глаза, смотрел на отца. Затем он повернулся, обращаясь уже ко мне. - Милая Линарин, я хочу представить тебе своего отца, Хозяина ДорсумЭйла, Хранителя всех земель Первородных на Лапитаскерре, Повелителя рода Алитиор Сентар - ДамиАна Алитиор Сентара.
  Я уставилась на величественного эльфа. Так же высок и статен как Тарр, но в его осанке чувствовались властность и осознание собственного положения. У моего эльфа волосы были длиной чуть ниже плеча и обладали способностью жить своей собственной жизнью. Белоснежные волосы его отца практически достигали пола. И они были перехвачены кольцами по всей своей длине. Голову Правителя Светлых эльфов увенчивал тонкий металлический обод, инкрустированный множеством драгоценных камней. Их мерцание было похоже на то, какое я видела сегодня на играющей поверхности озёр. Белая ткань одежды была вышита нитями серебряного и сапфирового цветов. Когда я, наконец, решилась посмотреть в лицо Правителя, то встретила знакомый насмешливый взгляд, но не серых, а насыщенно-кобальтового цвета глаз.
   - Сын, ты был слишком патетичен.
   - Боюсь, ты прав, отец, - и этот наглый гад совершенно не сожалел, напротив, он хитро улыбался.
   - Линарин, мне приятно с тобой познакомиться, - отец Тарра тепло улыбнулся мне. - Пусть мы все были вправе рассчитывать на другие обстоятельства, на другое будущее. Но иногда происходят события, которые мы не можем игнорировать. Хранительница родов Атис хотела мира на этих землях, и видят боги, я хотел того же, потому я считаю этот союз достойной альтернативой распрям и кровной расправе. Я рад принять тебя в семью, и уверен, что Элтарриэль сделает всё возможное, чтобы и другие в землях Первородных приняли тебя, - на этих словах Дамиан посмотрел на сына, поэтому не увидел промелькнувшего в моих глазах сомнения.
  В этот момент в сад вошёл ещё один человек. Всё никак не привыкну, эльф. Он чем-то неуловимо был похож с Тарром и при этом совершенно не похож. Волосы, словно золотые нити, были заплетены в сложную косу. Вся его одежда была в темных тонах, возможно, из-за этого в его образе было что-то хищное. Он легко и стремительно приблизился к нам, а подойдя, отвесил присутствующим издевательский поклон. Или мне показалось? Перевела взгляд на Тарра. Принц смотрел на вновь прибывшего с некоторым любопытством и, я бы даже сказала, ожиданием.
   - Так Вы моя очаровательная невестка, - не пойму как, но моя рука оказалась в ладони наглеца, приложившегося к ней в шутовском поцелуе. - Моё имя Кайсель.
   - Ри-и-на, - заикаясь и пытаясь выдернуть конечность, пробормотала я.
   - Очаровательно! Тарр, ты что язык проглотил? Не собираешься познакомить меня с новоявленной родственницей? - выпрямившись, златовласый развернулся к Тарру. А моя рука, слава Богу, снова оказалось в моем распоряжении.
   - А в этом есть необходимость? - скрестив руки на груди и иронично изогнув бровь, вопросил мой жених. - По-моему ты и сам прекрасно справляешься.
   - Но твоя практически жена, кажется, не умеет разговаривать, - полным удивления голосом воскликнул этот беспардонный эльф. Его тон балансировал на грани между любезностью и сарказмом.
   - Кай!
  - Что? - и взгляд святой невинности.
   - Иди, занимайся делами государственной важности! - интересный способ послать, однако. Надо будет запомнить.
  Наблюдавший за всем этим Правитель, с трудом сдерживал улыбку. Но не вмешивался. И я его понимаю. Это было забавно, наблюдать за безобидной пикировкой двух братьев. Кайсель, с его обаянием на грани фола, должно быть, был любимым шалопаем королевства. Он показался мне весьма открытым и эмоциональным, и даже, где-то на задворках сознания промелькнуло, что с таким было бы гораздо проще, чем с его скрытным и сдержанным братом. Но опять, же не стоит судить по первому впечатлению. С Кайселем я знакома лишь несколько минут, в то время как достоинства его брата были передо мной на протяжении трёх последних дней. Тарр был нежным и насмешливым, серьёзным и ответственным, редко раздражительным и обладал приятным мелодичным смехом. Но меня не оставляло впечатление, что у этого сундука есть второе дно. И пусть мне нравилось общество братьев, и дворец был прекрасен, я должна отложить эту свадьбу. Обязательно.
   - Лин, позволь представить тебе, - Тарр обнял меня за талию, видимо, решил, что брат не отвяжется. - Мой брат Кайсель, но все зовут его Каем.
  Я протянула руку златовласому, и постаралась улыбнуться как можно теплее. В небесно-синих глазах отразилась некоторая растерянность, но эльф принял мою руку. Забавно, но когда на их лицах появляется удивление, братья становятся очень похожи.
  - Моё имя Линарин, но прошу, зови меня Риной. Так ко мне обращаются друзья, - в глазах Кайселя мелькнул интерес, кивнув, он перевел взгляд на Тарра. Я последовала его примеру. В уголках рта наследного принца таилась лукавая улыбка, но главное не это. Тарр с нежностью смотрел на меня.
   - Дорогие дети, - наконец, решил напомнить о своём присутствии Правитель Светлых. Он посмотрел сначала на Кайселя, затем уделил некоторое внимание мне, а после - взгляд его глаз стал очень серьёзен, и устремился на Тарра. - Элтарриэль, раз вы с невестой уже прибыли, то завтра же назначим день свадьбы. Необходимо отправить приглашение Владыкам Лесных и их свите. Так же, клан драконов пришлёт своих представителей, - на этих словах, в глазах старшего эльфа вновь появилось лукавство, но не получив ответной реакции от сына, эти искры пропали. - Тарр у всех у нас своя судьба, и порой мы должны кого-то отпустить, - сделав, как я поняла лирическое отступление, Правитель продолжил. - Я думаю, что конечный ритуал и празднество мы проведем через неделю. За это время все желающие успеют добраться, а мы успеем всё подготовить к свадьбе, достойной наследника рода.
  Сейчас!
   - Ваше Величество, - подала свой голос я, надеюсь, он удивлен, не моим неправильным обращением. - Ваше Величество, я не думаю, что стоит торопиться со свадьбой, - я почувствовала как пальцы Тарра, державшего меня за руку, разжались. Принц смотрел на меня с удивлением. - Тарр, ты замечательный! Я в жизни не видела никого красивее! И ты очень милый и заботливый, но я знаю тебя несколько дней, больше того, я только несколько дней знаю, что обручена, - необходимо было подключать логику и аргументы. - Тарр, ты рассказывал, что чтобы стать достойным Правителем, ты много лет изучал историю, культуру многих народов, возможности магии, помнишь? - дождавшись неуверенного кивка, я продолжила. - Я тоже училась в своём мире, и Атис забрала меня оттуда практически на середине обучения. Ну скажи, зачем вам необразованная принцесса? Понимаю, что такого же заведения как в моём мире здесь не найти, но может, прежде чем проводить такое важное мероприятие, мне стоит закончить обучение? К тому же, я мало что знаю об этом мире, мне необходимо самой привыкнуть к тому, что я здесь.
  Слова закончились. Логические доводы тоже. Я оглянулась в поисках поддержки и наткнулась на изучающий взгляд ясно-синих глаз Кайселя. Казалось, он увидел перед собой какой-то нелогичный предмет и пытался постичь его суть. То, что этим предметом оказалась я - неприятно.
   - Ты хочешь, отложить свадьбу, потому что не получила должного образования? Золотистая бровь иронично изогнулась. - Отказаться от Тарра?
   - Ну, почему отказаться? Я не говорю, что против свадьбы в принципе, просто учитывая продолжительность жизни эльфов, не вижу смысла торопиться! Мы могли бы пожениться, скажем, лет через пять?
   - А до этого? - непонимание не сходило с лица Кайселя, а я, почему-то дискутировала именно с ним. Наверное, с Правителем это было бы страшно, а с Тарром - слишком неловко.
   - А до этого я бы закончила местное обучение. Тарр говорил, что на континенте есть Университет Магии, возможно, там есть что-то с историческим уклоном?
  Наверное, если бы у меня сейчас вырос рог, то удивление на лице Кайселя было бы гораздо меньше, хотя здесь же волшебство в порядке вещей.
   - О, боги! Откуда ты?
   - Она жила в мире низших, - бесцветным голосом, ответил на этот вопрос Тарр.
   - О, Тарр, да ты счастливчик! Прими мои поздравления! Все местные девушки мечтают залезть к тебе в штаны, а невеста - сбежать в университет. Лекс и Лиа будут в шоке!
   - Прекрати! - воскликнул Тарр, а я почувствовала, как затрепетали мои волосы и платье, огляделась. Над нами было открытое небо, но таким порывам ветра не было причины - вокруг сада были высокие стены дворца.
  И так же внезапно как началось, буйство стихии прекратилось.
   - Нервы? - Кайсель, кажется, не знал меры.
   - Кай... - и от этого тихого, полного ярости голоса, мне стало страшно.
   - На кого ты училась, Линарин? - решил вступить в разговор мой будущий свёкр.
   - Я училась на факультете журналистики. В какую именно отрасль пойти, я ещё не решила, - сказав это, я поняла, что эльфы меня не поняли. Потому что все трое вопросительно приподняли брови. - Эээ... Это что-то вроде летописца, того, кто собирает новости и доносит их в широкие массы.
  Если в первой реакции эльфы были синхронны, то вот сейчас она была кардинально разной. Потому что Кайсель отвернувшись, согнулся пополам от хохота, Тарр... Тарру, кажется, хотелось сбежать отсюда. И только Повелитель эльфов хранил безмятежное спокойствие.
   - Элтарриэль, а есть ли какие-то способности у твоей невесты? - обратился он к сыну.
   - Та, что Слышит.
   - Правда? А насекомых ты тоже слышишь? - это уже Кай. Отвечать не стала.
   - Редкий дар, но малополезный.
   - У неё чуткое обоняние и её тянет к растениям. Но это типично.
   Было не очень приятно, что они говорят обо мне в третьем лице, словно меня тут нет, но чувство самосохранения подсказывало молчать. И я, скрестив пальцы на руке, ожидала решения о моём дальнейшем будущем. Голос Тарра был безэмоциональным, ничего не выражающим, но я чувствовала, что под этой маской равнодушия кипит что-то опасное. Правитель эльфов, казалось, задумался. Когда я уже перестала чего-либо ждать, он дал ответ.
   - Я бы хотел пойти тебе на встречу, и, возможно, так действительно было бы лучше, но мы все связаны обещанием Безначальной. Сколько бы ни было у меня власти, я не могу нарушить своё слово, - ДамиАн Алитиор Сентар посмотрел мне прямо в глаза, и я не знала чем на это ответить.
  Не знаю, как сложились бы дальнейшие события, если бы не произошло то, что произошло. Прямо из кустистого дерева, росшего позади Правителя, появился женский силуэт, и что то в нём промелькнуло знакомое. Тело новоявленной гости стало преобразовываться, кора втянулась и покрылась смуглой кожей. Листва стала темнеть и, в конце концов, превратилось в непонятно-коричневого цвета вретище. Рядом с отцом Тарра стояла Хранительница Атис. Древнейшая. Изначальная. Интересно, как долго она здесь находилась? Странные глаза Атис словно проникали внутрь меня.
   - Линарин, дочь лесов и тенистых земель, ты жаждешь свободы? Ты её получишь, - она повернулась к Дамиану. - Я позволяю отложить свадьбу на пять лет. Но у меня есть условие.
  Я замерла. Мы все замерли в ожидании. И Атис вынесла свой вердикт, к которому был не готов никто из нас.
   - Линарин может отправиться в Университет Магических Наук и Искусств, но только при условии, что Элтарриэль отправится вместе с ней, и будет всегда рядом, чтоб защитить её.
  Кажется, у меня есть шанс выскользнуть из этого капкана, только если эльфы согласятся с Хранительницей. И я облегченно вздохнула, когда обменявшись двумя долгими безмолвными взглядами, Тарр и его отец кивнули. Хранительница, так же, казалась довольной, обернувшись к Тарру, она, видимо, решила побеседовать со старшим принцем.
   - Ну как, Элтарриэль, понравился тебе мой подарок?
   - Несказанно счастлив, Древнейшая, - сказано это было голосом, полным яда, последнее слово Тарр, практически, выплюнул.
   - Ты мало кого допускаешь в свой внутренний круг, я не могла иначе, - серебристых и чёрных прядях проскочила искра.
   - Рад, что Вы заботитесь обо мне, Мудрейшая, - ох, если это их местная богиня, то у моего жениха совершенно отсутствует чувство самосохранения, потому что чёрный и зеленый глаза в раздражении прищурились. Надо спасать ситуацию.
  Взяв Тарра за руку, я прижалась к нему со всей нежностью, на какую была способна. Да, актриса, наверное, из меня не очень. Восторженно глядя в глаза Атис, я не обращала внимания на взгляд ледяных глаз и одеревеневшее тело жениха.
   - Да, спасибо! А что за подарок? Я совершенно ничего не знаю, - видимо Хранительницу позабавило моё поведение, потому что на её лице вновь появилась усмешка.
   - Дар быстрой памяти. Неужели ты думала, что эльфийская память позволяет настолько быстро проникнуться чужим языком? Но благодаря препятствию, которое преодолели, вы стали ближе. Это было моей целью.
  И теперь, я поняла, почему злился Тарр. Его искусственным образом заставили сблизиться с другим человеком, открыться перед ним. Меня бы это тоже привело в бешенство. Но, почему-то не приводило. В конце концов, я догадывалась, что не узнала бы о Тарре и половины, если бы не обстоятельства. Возможно, дело в том, что я уже выплеснула все эмоции, на которые была способна, а эльфийский принц только сейчас, осознавал себя игрушкой в руках коварной богини. Может быть. Никому не нравится, когда им изощренно управляют. Интересно, почему он, как выразилась Хранительница, 'мало кого допускает в свой внутренний круг'. Не могу сказать о себе, что готова перед каждым открыть свою душу, но и не скажу что, как принц, прячу от всех, что у меня внутри. Хотя нет, несколько лет назад, про меня тоже можно было так сказать. Но потом появилась Варя. Я улыбнулась. Да, мне было, за что быть благодарной своей подруге. Быть может я смогу помочь Тарру? Сфокусировала взгляд на своём женихе. Я по-прежнему стояла рядом, вцепившись в его руку, а он, замерев в ступоре, смотрел прямо перед собой. Челюсть была плотно сжата, от чего на его лице заходили желваки. Красивые мужские брови, которыми я так восхищалась, сурово нависли над глазами. Неестественно прямая спина выдавала напряжение. Почувствовав мой взгляд, Тарр посмотрел на меня. И я почувствовала, как стынет кровь в жилах. Потому что этот взгляд был способен обратить в камень. Легко высвободив руку из моего захвата, Тарр отступил на шаг. Его лицо исказила издевательская улыбка, отвесив мне шутовской поклон, он любезнейшим тоном сообщил мне следующее:
   - Ваше Высочество, спасибо за Ваше общество, но сегодня я им сыт по горло.
  Сказав это, Тарр круто развернулся и покинул сад.
   - Я впечатлен, Рина. Ты бы полегче с ним - нам тут стихийные бедствия не нужны. Я вот на днях анализировал финансовую ситуацию в королевстве, и знаешь, реставрация дворца будет лишней.
  Повернувшись к своему будущему деверю, я поняла одно. Я его уже люблю. И ненавижу.
  ***
   - Элтарриэль, как можно это пить? Гадость редкая! - старший эльф, поморщившись, отодвинул от себя бутыль с 'Драконьим яром'. - Практически чистый спирт, с упоминанием в составе мифических горных трав.
  Два эльфа, совсем юный, если можно таковым назвать эльфа ста тридцати семи лет, и уже умудренный годами, чьи волосы убелило время и буйный нрав детей, сидя в массивных удобных креслах, созерцали пламя, весело горящее в камине. Младший горько усмехнулся:
   - С тех пор, как узнал о своей помолвке только его и пью.
   - Мне казалось, ты смирился с этим.
   - Мне тоже так казалось, - младший эльф задумчиво повертел жидкость в бокале. - Нет. Смирился.
   - И что же произошло? - ироничный взгляд Правителя не остался незамеченным сыном, поэтому тот демонстративно отсалютовав бокалом и пробормотав 'Женщины!', опрокинул в себя содержимое. - Расскажешь?
  Безрезультатно выждав несколько минут, ДамиАн наполнил свой бокал эльфийским вином и развернулся к сыну.
   - Я не знаю, что произошло. Но ты должен помнить, что для Линарин шок оказаться здесь в подобной ситуации. Она показалась мне очень мужественной и смелой девушкой, любая другая на её месте закатила бы истерику.
  - Ты этого просто не видел...
  И в этот момент Тарр рассмеялся. Искренний и чистый смех взорвал тишину кабинета. Повелитель Светлых вскинул обе брови.
   - Ты меня пугаешь, сын.
   - О, если б ты только видел... - сквозь смех произнес наследный принц. Ему сейчас очень ясно вспомнился момент, когда он узрел на полянке ухохатывающуюся Лин и Цертуса, которого так же трясло от смеха. Отсмеявшись, он решил ответить. - Ты прав, отец. Лин, действительно, удивительная, мужественная, порой безрассудная, и делающая прежде, чем подумать и я не должен был об этом забывать. Просто некоторые вещи оказались неожиданными.
   - Жизнь всегда полна неожиданностей. Даже если ты прожил несколько сотен лет, поверь, мой мальчик.
   - Я не понимаю тебя. И не понимаю её, - в голосе юного эльфа снова послышалась горечь.
   - Ты и не должен. Пока не должен, - взгляд Дамиана устремился на всполохи пламени, лижущего полено. Проведя некоторое время в тишине, Правитель Светлых решил поднять ещё одну интересующую его тему. - С назначением не будет проблем? Что ж это хорошо, ты сможешь вести дипломатические переговоры и при этом приглядывать за Линарин. Расскажешь, что же я не видел? - Дамиан лукаво улыбнулся.
  Спустя несколько минут, шедший по коридору Лиар чуть не выронил поднос, на котором нес господам поздний ужин - нечасто стены этого кабинета сотрясал дружный смех Правителя и его старшего сына.
  
  ***
  Снова в пути. Снова вместе. На этот раз нашим транспортом был великолепный парусный фрегат. Нам предстояло пересечь воды Фретума. По порядку. Утром меня разбудила горничная, к слову, мне досталась очень уютная комната с потрясающе удобной кроватью. Проснувшуюся в таком комфорте, после двух ночей на открытом воздухе, на мгновение меня посетила кощунственная мысль оставить всё как есть. Но страх, смириться с ситуацией, пробудившийся следом, быстро прогнал дрёму. Вначале мне принесли одежду. Невероятно прекрасные ткани, женственные фасоны, нижние платья, верхние. Первое моё желание, чисто женское, было скорей всё это примерить, но подумав, что в повседневной студенческой жизни мне пригодится что-то более удобное и практичное, я попросила горничную принести мне брюки и рубашки. У бедняжки глаза округлились настолько, насколько это возможно для эльфийки, а уши покраснели, пролепетав что-то, она выпорхнула из комнаты. И что это означает? Через пятнадцать минут в мою комнату легкой походкой вошел Кайсель, я была удивлена, и, к моему облегчению, одета в домашний халат с глухим воротом.
   - Доброе утро, дорогая невестка! Лириа сказала, что ты не довольна платьями, которые она собрала для тебя. Уверяю, все эти фасоны были модны три сезона назад, а по приезду в Аксельгард, вы с Тарром посетите местных портных и приобретёте всё, что в моде сейчас, - Кай говорил бегло, легко и я сперва даже не поняла, что он имеет в виду.
   - Нет, Кайсель, Лириа не поняла меня. Платья прекрасны, возможно, я даже возьму с собой несколько, но мне бы хотелось иметь более удобную одежду. Я бы предпочла брюки, рубашку, тунику. Неужели женщины в вашем мире носят только платья?
   - Эльфийки, обычно да, - взгляд Кайселя изучающе прошелся по моей фигуре. Беспардонность - это семейное.
   - Я не типичная эльфийка.
   - К счастью, наша сестра тоже, - задумчиво протянул брат жениха. А потом его лицо осветила широкая улыбка. - Думаю, я смогу тебе помочь, но не сдавай меня Тарру, договорились?
  Кивнула. Спустя полчаса я была одета в удобную белоснежную рубашку с широкими рукавами и узким воротником. Узкие облегающие темные брюки, совсем, как я люблю. Поверх рубашки я одела сюрко - длинную, глухого зеленого цвета, верхнюю рубашку без рукавов, с разрезами спереди и сзади. В такой будет и ходить не стыдно и верхом ездить удобно. Все ткани были плотными и мягкими. Сапожки я одела те самые, что дал мне Тарр. А на пояс повесила так понравившийся мне кинжал.
   - Вылитая Леа, - оглядев меня с ног до головы, задумчиво сказал Кайсель. - Примерь ещё этот плащ, в дороге он пригодится.
  Когда я спустилась в парадный холл, где мы договорились встретиться, Тарр вместе с Кайселем уже были там. Я не ожидала особой любезности от жениха этим утром, всё-таки вчерашнее прощание выдалось более чем холодным, тем не менее, каскад эмоций, проявленный моим эльфом, несколько удивил меня. Сначала, Тарр, увидев меня, замер. Его ошарашенный взгляд лишь мельком коснулся моего лица - всё внимание было уделено ногам. Шок плавно сменился удивлением. На смену ему пришло раздражение и косой взгляд Тарра в сторону брата. Наконец, эльф посмотрел мне в глаза и... улыбнулся. Нет, это была не улыбка, скорее усмешка, но мне показалось, что буря миновала.
   - После дамы, - Тарр кивнул в сторону открытой слугой двери.
  Город, расположившийся вокруг дворца, носил то же название. Переплетающиеся улицы, дома, утопающие в зелени, искусно выложенная мозаика тротуаров, все было каким-то нереальным, но что искренне удивило, так это порт. Обычно такие строения располагают где-то на набережной, но здесь её как таковой не существовало. Во всяком случае, в обычном понимании этого слова. Город и прилежащие к нему территории находились на окраине скалы, поэтому путь к воде лежал вглубь земли. Создавалось впечатление, словно ты спускаешься в метро, но только все эскалаторы оказались сломаны. К слову сказать, спуск был широким и хорошо освещенным, а по изображениям на стенах этого коридора можно было изучать эльфийский эпос и историю Лапитаскерры. Ход вел в продольный неф, ограниченный по обеим сторонам рядом каменных колонн, за которыми виднелись пришвартованные корабли. Один из них был тем, на котором мы отправились в путь. Тепло попрощавшись с новоявленным родственником, вслед за женихом, я поднялась на корабль.
  Одним из моих условий было сохранение моего статуса в тайне. То есть, я Линарин Веридар, из рода Лесных с материка Лапитаскерра, прибуду в Имперский Университет Магических Наук и Искусств, как самая обычная эльфийка, чтоб получить образование на целительском факультете. Кайсель сказал, что неофициально его называют факультетом травников. Разумеется, о том, что я практически жена наследного принца Светлых эльфов, знать никто не должен был. А Правитель попросил сохранить в тайне историю моего появления в этом мире. На том и договорились.
  Мои надежды, что наши с Тарром отношения вернуться к дружеским первоначальным не совсем оправдались. Наши отношения вернулись к САМЫМ первоначальным. То есть Тарр был вежлив, внимателен, заботлив. И закрыт. Совершенно. Даже насмешливая улыбка не кривила его губ. Лишь однажды мне удалось вывести на какой-то более-менее эмоциональный разговор.
  На второй день нашего пребывания в море, я попыталась вернуть атмосферу искренности и непринужденности, возникшую между нами. Будет безумным оптимизмом сказать, что мне это удалось, зато я узнала, что в моём обучении буду иметь 'напарника'.
   - Тарр, а сколько ещё дней мы будем в пути? - я подошла к принцу, стоявшему на палубе, после завтрака он ушёл сюда и с тех пор любовался горизонтом. А может, размышлял о чём? Вероятно, так. Я заметила, что при звуке моего голоса Тарр слегка поморщился, но более ничего не выдало его недовольства. Даже голос оставался холодно-вежливым.
   - Четыре дня, - его взгляд был устремлен вдаль.
   - А чем ты собираешься заниматься в Аксельгарде? Не собираешься же ты снова учиться? - лукаво улыбнувшись, спросила я. Эльф был несколько удивлен моим легкомысленным тоном, поэтому, всё же отведя свой взгляд с того места, где море и небо соприкасаются, посмотрел на меня. Сейчас его глаза были такого цвета, какого они были, когда я в первый раз их увидела. Цвета прозрачного серебра.
   - У меня есть определенные планы, - он слегка улыбнулся, но улыбка тоже вышла холодной и вежливой.
   - А-а, - протянула я. - Когда я спросила Цертуса, имеешь ли ты какие-то жизненные планы, он ответил, что жизнь эльфов слишком длинна, чтоб останавливаться на чём-то одном.
   - Ты хочешь поговорить об этом? - в голосе Тарра наконец проскользнуло раздражение. Ну, хоть какая-то эмоция!
   - Если ты не против, - осторожно ответила ему.
   - Не имею особого желания, - ну и что на это сказать?
   - А Цертус? Он остался на Лапитаскерре? - хотя бы с тигром что ли пообщаюсь...
   - Нет. Они вместе с Фестой на корабле. Я редко расстаюсь с ним надолго, - на этом моменте Тарр нахмурился, он сознательно закрывался от меня. Что б я не лезла в его душу, принц, видимо, решил отделаться информацией. - Феста - дочь Цертуса, она будет сопровождать тебя повсюду, - представила огромную ехидную тигрицу, сидящую по соседству за партой. Правду говорят, бойся своих желаний...
   - А это обязательно? Я, правда, не думаю, что это хорошая...
   - Ты не настолько хорошо знаешь язык, а действие дара Хранительницы уже закончилось. Так же, ты не знаешь традиций и обычаев, характерных для разных рас. И, наконец, я сомневаюсь, что ты сможешь за себя постоять, если возникнет необходимость. Честно говоря, не горю желанием стать вдовцом раньше времени, к тому же твои сородичи, боюсь, посчитают это провокацией.
  Интересно, как ему удается говорить так спокойно и при этом язвительно? Три-ноль. Я, правда, мало что знаю об этом мире и физическая подготовка у меня ни к чёрту. Что ж, буду надеяться, что у этой Фесты более покладистый характер, чем... у моего жениха.
  Несмотря на то, что Тарр держал меня на расстоянии, нам приходилось контактировать, чтобы заполнить пробелы в моих знаниях. Какую-то часть времени мы уделяли изучению эльфийской письменности. В этом очень помогала 'Азбука', которую мне подарил Кайсель. Возможно, и правда действие заклинания Атис закончилось, но грамматика давалась мне легко, словно я изучала, что-то родное и давно забытое. Надеюсь, всё дело в хваленой эльфийской памяти. Немного сложнее давался общий язык, и ему мы посвящали практически всё время. В Университете Магических Наук и Искусств, одном из самых престижных в Харс-Алимийской Империи, учились студенты разных рас. И у каждой, разумеется, была своя словесность. Для удобства преподавания и обучения большая часть учебной литературы и методических пособий была на общем языке, которым каждый владел как родным. Но я-то 'родной' освоила буквально накануне. Стоит ли говорить об общем? Поэтому в оставшееся в плавании время по утрам я готовилась теоретически - изучала слова, грамматику, синтаксис, а после обеда - практиковалась. Чаще всего моими собеседниками были капитан корабля и его помощник. Тарр всегда находился рядом, но в разговор практически не вступал. Медленно, но верно во мне нарастало раздражение. Да что с этим чёртовым эльфом? После произошедшего в саду, моего жениха как будто подменили. Мне казалось, что мы стали почти друзьями и останемся ими, когда всё закончится. Хотя, кого я обманываю, мы не были друзьями, и ЕСЛИ всё закончится, то вряд ли ими будем. Как всё запутанно. Тарр прав - не стоит всё усложнять. Придя к такому выводу, я полностью погрузилась в изучение нового языка. На самом деле это было даже интересно, а капитан Тэнарил оказался занятной личностью. Переплыв все семь морей, побывав в самых разных уголках мира, старый эльф всегда считал, что у него два дома: ДорсумЭйл - родина его отцов, и Фретум - море, омывающее родные скалы. За эти пять дней где я только не 'побывала': на берегах ЭриАла, у каменных драконов Терейского полустрова, у дриад в южных лесах империи, так же старый эльф рассказал мне много забавного об Аксельгарде - столице Империи Харс-Алим. К примеру, в древности главами правящего рода всегда были женщины, поэтому во многих парках и скверах можно встретить каменные гравюры, на которых изображена прекрасная Владычица, а у её ног - коленопреклоненные драконы. Решив не уничтожать исторические памятники, современные идеологи интерпретировали подобные изображения как преклонение перед красотой своих женщин. И, надо заметить, этот миф прижился - мало кто помнит о Великой Ракх, мудростью и твердой волей правившей на землях нынешней империи.
  
  
   Элтарриэль.
  
  Моя очаровательная невеста оказалась совсем не той, за кого я её принял изначально. Думал, что этой эмоциональной, забавной и непосредственной девушкой легко управлять, а оказалось, что это она ловко мной манипулировала. Я подозревал, что она не в восторге от идеи нашего брака, но в тот момент, когда она потребовала отложить свадьбу, с моих глаз словно спала пелена. Вместо испуганной и растерянной Лин, рядом со мной стояла уверенная в себе женщина. Её подбородок был упрямо вздернут, плечи расправлены, кулачки сжаты. Ни капли смирения. Потеряв бдительность и раскрывшись перед ней, я 'упустил поводья'. Рассказал слишком много, и эта хитрая бестия придумала, как повернуть ситуацию в свою сторону. Я чувствовал. И это было неприятно. Теперь, присматриваясь к ней, видел, как какой-то план зреет в её очаровательной рыжей головке. Мне это не нравилось. Женщины могут быть коварны и вероломны. Как моя мать. Или как Хранительница, которая обманом заставила нас сблизиться. Неприятно ощущать себя марионеткой, но ещё хуже осознавать, что ты не в силах контролировать ситуацию. Я даже мысли теперь контролировать не могу - они постоянно возвращаются к рыжей бестии. И не мудрено, она постоянно рядом, её смех колокольчиками разливается в воздухе, а то, как смотрел на Лин помощник капитана, было вообще возмутительно. Я был в шаге от того, чтобы поправить форму его ушей. Наконец, это, показавшееся вечностью, путешествие закончилось, и я смогу сбыть девушку с рук. Хотя бы временно. Хотя бы условно.
  Я люблю путешествия по морю. Ещё в детстве, сидя на краю обрыва, я любовался его сдержанной силой, или тем с какой яростью волны разбивалось о скалы. Море не сдерживало эмоций, и, я страшно завидовал этой свободе. Оно могло быть спокойным, а могло - буйным, но всегда оставалось морем. К сожалению, в этот раз даже его безмятежность не приносила мне покой. Я смотрел на белые барашки, появляющиеся на гребнях волн, и размышлял о том, как внезапно может поменяться жизнь. Еще две недели назад я был в Аксельгарде с дипломатической миссией. Мы с канцлером обсуждали вопросы сотрудничества. Я совершенно забыл, что где-то над моей головой витает петля брака, когда ночью, в то время, когда у меня была гостья (с дипломатическими целями о сближении), появилась Атис. И всё изменилось. Теперь, я практически женат. На Лесной эльфийке, которая всю жизнь, а если ей верить, то двадцать лет, прожила в мире низших.
  Что в ней всё-таки вызывало симпатию так это упорство. И усердие. Было сложно продолжать воспринимать её как интриганку. Но хотелось. Практически всё время она изучала языки, грамматику, разговорную речь. Для обучения в Университете просто необходимо свободно владеть общим языком. Давался он ей тяжело, но Лин приложила всё своё упрямство. Успешно. По утрам она читала книги, в обед с энтузиазмом практиковалась в общении, после снова книги, потом опять практика в обществе этого остроухого мальчишки. И так по кругу. Мне оставалось только присутствовать рядом. Когда она была особо увлечена, и не замечала, я любовался ей, изучал лучащиеся жизнью глаза. Моя аматис, что же творится в твоей головке? Хотел бы я знать...
  Пришлось изолировать Цертуса. Самому было неловко перед другом, но он доказал свою 'верность' болтливым языком. Мне даже подумать страшно, что тигр наплел Лин. Ведь есть что рассказать... В Империю с нами отправилась Феста, дочь Цертуса, он её заметно притесняет, но другим идисам в обиду не даёт. Красивую гибкую тигрицу я выбрал в компаньоны для своей аматис. Даже, если я не смогу вовремя оказаться рядом, Феста обязательно защитит Лин. Даже ценой своей жизни. Тигры из рода Идис живут почти так же долго как мы, и, насколько мне известно, только в горах Калиго. Внешне это очень крупные звери. Феста мелковата для идиса, а вот Цертус будет не меньше хорошей лошади. Отличает их от тигриного собрата не только продолжительность жизни и размеры, но так же потрясающий ум и способность к эмпатии. Умение Цертуса чувствовать мои эмоции и передавать свои не раз спасало нам жизни. Белый тигр стал мне компаньоном на моё совершеннолетие, и с тех пор мы с ним неразлучны, я знаю, что всегда могу на него положиться, а он... Н-да.. почти всегда. А он знает, что я никогда не предам его. Надеюсь, что когда-нибудь у Лин и Фесты тоже возникнут такие отношения. Лин... Ну почему же она не выходит у меня из головы?
  
  
  Рина
  
  И вот, наше плавание подошло к концу. Впечатление от путешествия по морю у меня было неоднозначным. С одной стороны мне нравился этот простор, воображаемое чувство свободы, с другой - это же меня и пугало. Поэтому с легким сердцем покинув корабль, я была рада почувствовать твердую землю под ногами. Уже с пристани, я помахала рукой нашему капитану, наверное, мне будет не доставать нашего общения.
  'Ты всё-таки самая невоспитанная эльфийка, которую я когда-либо видел, - я круто развернулась и уставилась в желтые глаза белого тигра. Кажется, я успела соскучиться, потому что с трудом сдержала порыв потрепать зверя за ухо. - Соскучилась?'
  Вот же догадливый, зараза! И не обращая внимания на эльфа, белую тигрицу, посторонних, улыбнувшись, шагнула к Цертусу, обхватила его огромную голову руками и прошептала зверю на ухо:
   - А сам-то как думаешь? - и тут я услышала громкое мурчание. - Я, кстати, решила, что буду звать тебя Нокуус, правда здорово?
  Довольное мурчание прервалось резким рыком, в испуге, я даже отскочила от недовольного кота. Ну, я не виновата, что это имя подходит ему гораздо больше, нечего было вредничать.
   - Линарин, познакомься, это Феста. Она будет сопровождать тебя повсюду, - вклинился в наше 'общение' принц. А я перевела взгляд на белую тигрицу. Она была не такая крупная, как Цертус, но что-то мне подсказывало, что для врага не менее опасная. Длинный полосатый хвост нервно стегал воздух. Ещё одно отличие между этими двумя большими кошками - цвет глаз, если у Цертуса они были по-тигриному желтыми, то Феста имела глаза нежно-фиалкового оттенка. - Феста, это твоя госпожа, твоя подопечная - принцесса Линарин.
  'Ме-елкая...' - протянул огромный тигр.
  К счастью, а может это и не имело значения, но на пристани Тарр встретил своего знакомого. Он не стал представлять нас, просто отойдя с ним в сторону. А у меня меж тем появилась возможность переговорить с Цертусом.
  - А где вы были на корабле? - немного склонившись к тигру, прошептала я, не сводя глаз с эльфа.
  'В отдельном номере со спец.обслуживанием, - на моё удивленное 'Да?', тигр фыркнул и возмущенно продолжил. - В апартаментах Элтарриэля. И всё благодаря тебе'.
   - При чём тут я?
   'А нечего было сдавать меня хозяину. Я тебе по секрету рассказывал, а ты... эх...' - так вот значит, как мы тщательно оберегаем свои тайны. С любопытством взглянула на эльфа. И встретилась с серебристо-серыми озерами, пристально смотрящими на меня. Тарр уже попрощался с другом и со стороны наблюдал за мной. В несколько шагов подойдя ко мне, эльф взял... меня за руку? И мы пошли в сторону выхода с пристани. Удивленно кошусь на жениха.
   - Тарр?
   - В карете.
  Всё страньше и страньше. В последний раз Тарр прикасался ко мне, когда представлял брату. Последние пять дней он словно игнорировал моё существование, а сейчас сам, своевольно взяв меня за руку, ведет в карету.
  Карета оказалась просторная, с мягким, слегка покачивающим ходом. Мы отъехали от порта уже минут пятнадцать назад, но разговор так и не начинался. Я решила прервать эту давящую тишину
   - Тарр?
  Сидящий напротив меня эльф, до этого смотревший в окно, сфокусировал взгляд своих серых глаз на мне. Да что я такого сделала, что б заслужить такой пронизывающий взгляд? Принц кивнул своим мыслям и, наконец, начал разговор.
   - Линарин, чего ты хочешь? - какой всеобъемлющий вопрос.
   - В данный момент? Клубники хочется, - собраность и холодность эльфа подтаяли, словно глазурь на торте в лучах июльского солнца. А я улыбнулась. Не одной мне чувствовать себя неловко. И было что-то милое в таком Тарре.
   - А..м... Нет. Чего именно ты хочешь добиться поступлением в Университет? - быстро собрался, а вот что ответить на его вопрос... Правду? - У меня сложилось впечатление, что меня обвели вокруг пальца. Не сильно приятное ощущение, если честно.
   - Ну, знаешь ли, у меня тоже жизнь не малина! - выпалив это, встретила полный непонимания взгляд жениха. - В смысле, я не сильно рада обстоятельствам, в которых оказалась. Тарр, ты хочешь этой свадьбы?
   - Я знаю о своих обязате...
   - Нет, я не этот вопрос задала. Тарр, ты хочешь этой свадьбы?
   - Нет.
  Честный ответ. Хотя, я и ожидала, более того, желала чего-то подобного, глубоко внутри это 'нет' отдалось горечью. Что ж хорошо, что он не стал убеждать меня в обратном, возможно, я бы поверила.
   - И я тоже нет, - говоря это, я смотрела в бесстрастное лицо жениха. Надеюсь, что моё лицо сейчас хоть чуть-чуть выглядит так же. - Может я физически и из этого мира, но душевно он мне чужой. И ты для меня чужой. Я хочу вернуться домой. К своим близким и друзьям. В свой мир.
  Сказала правду. И, словно гора с плеч свалилась. Брови Тарра удивленно приподнялись. Неужели не ожидал?
   - В свой мир?
   - Да, в свой мир. Тарр, представь себе, что в один день ты потеряешь всё, что ты имел: отца, брата, дом. Окажешься в мире, где всё существует по непривычным тебе законам. Магия это здорово, конечно, но я предпочту воспользоваться выключателем и самой выбрать спутника, вместо того, чтоб выходить замуж за того, с кем меня сговорили без моего ведома. У нас так не принято, понимаешь?
   - Я тебе неприятен? - о, мужчины... я ему про Фому, он мне про Ерёму.
   - Не в этом дело, - отчаянно пробормотала я. - Ты очень милый... Был... тогда. Раньше, - Тарр иронично вскинул бровь. Этому эльфу просто нравится вгонять меня в краску. - Ты красив, но мне этого мало.
   - Поверь, это не все мои достоинства, - слегка подавшись вперед, насмешливо прошептал принц.
   - Не сомневаюсь, - натянуто улыбнулась и по инерции попыталась отклониться назад, но помешала спинка сиденья. - Тарр, мне важны личностные качества.
   - Не могу с тобой не согласиться. Для меня они тоже играют не последнюю роль, - из его голоса исчез даже намёк на юмор, взгляд стал холодный и какой-то злой. - Я предпочёл бы, что б моя жена знала, чего от неё ожидают, и готова была принять всю ответственность. Я не ожидал, что моя аматис окажется такой как ты. Ты милая, забавная, но ещё такой ребенок. Ты хочешь домой. Топаешь ножкой и говоришь: 'Я хочу домой! Вы меня не понимаете!', - Тарр проникновенно посмотрел мне в глаза. - Милая, я тоже много чего хочу. Верней НЕ хочу. А именно, я не хочу, чтобы из-за одной капризной девчонки началась резня между родами. Не хочу, чтобы это привело к политическому захвату. Территории двух ослабленных противников - лакомый кусочек для беспринципных дроу. Если драконы и поддержат Первородных, то Лесным грозит реальное уничтожение. Готова к тому, что из-за твоих 'хочу' пострадают многие?
  По мере того как он говорил его лицо приближалось к моему и последнее 'хочу' он выдохнул мне практически в губы.
   - Неужели нет другого способа решения ситуации? - пискнула я. Сейчас я чувствовала себя маленькой мышкой, а Тарр представлялся мне котом, загнавшим грызуна, то есть меня, в угол.
   - Решения есть, - лениво протянул, откинувшись на сиденье, Тарр. - Но есть также обещания. Хранительница не отступит. И эти украшения, - он кивнул на моё запястье. - Сами собой не исчезнут. Мы связаны. Смирись с этим.
  А вот это возмутительно!
   - Я не собираюсь с этим смиряться,- во мне проснулся бунтарский дух. Нахмурив брови, я устремила прямой взгляд в глаза жениха. - И с тобой тоже!
   - Да неужели?! - и с этими словами Тарр стремительно подался вперед. Уверенным движением сгреб меня поближе к себе, так, что я оказалась сидящей рядом с ним на сиденье в кольце его рук. Уперлась ладонью в его грудь. Попытка отстраниться не увенчалась успехом, наверное, эльф сделан из железа. В серых глазах читалась насмешка и вызов, в моих вероятно, смятение и упрямство. И тогда Тарр прошептал. - Посмотрим?
  Вызов брошен - вызов принят. Не знаю, кем брошен, а кем принят, я перестала об этом думать, когда губы Тарра, теплые и нежные, накрыли мои. Все разумные мысли строем покинули мою голову, и, в ней проносилось лишь сумасшедшее 'пусть только он не останавливается'. И Тарр, словно подчиняясь этому мысленному желанию, продолжал терзать мои губы. А я ощущала, как под ладонью бешено бьется его сердце. Не знаю, сколько прошло времени, но очнулись мы лишь, когда карета остановила свой ход. Отстранившись, и оправляя свою одежду, Тарр равнодушно посмотрел на меня и тихо сказал:
  - Как видишь, это будет не так уж и сложно.
  - Что? - я чувствовала себя потерянной не только во времени, но и в пространстве. Что со мной и где я?
   - Смириться со мной, - Тарр сардонически усмехнулся. - Мы приехали. Тебе пора. Багаж прибудет в полдень. Если тебе будет нужна моя помощь - пошли Фесту, она знает, как меня найти. Ступай, Лин.
  Я всё ещё ошарашенная, поднялась с сидения и вышла из кареты. Даже с Тарром забыла попрощаться. Пришла в себя лишь когда оказалась перед огромными коваными воротами Имперского Университета Магических Наук и Искусств. Одна. Нет. Рядом со мной сидела маленькая полосатая белая кошка.
  
  
  
  Глава 5
   - Чудно. Всё как я мечтала, - пробормотала, раздраженно вышагивая по подъездной аллее. - Мечтала о принце? Примите, распишитесь. Хотела приключений? Да, на здоровье! И что мне теперь со всем этим делать, а?
  Кошка, шедшая рядом, раздраженно махнула полосатым хвостом. Нет, мне вот не хватает принца-сноба, теперь и кошка в придачу? Цертус, хоть и вредничал, насмехался, но, во всяком случае, снисходил, чтобы поговорить. Нет, так не пойдет.
   - Феста... Ведь, правильно? Так вот, тебе так идёт быть такой крошечной. Знаешь, я всегда мечтала иметь кошечку! - не знаю от чего, наверное, от моего дурашливо-дразнящегоого тона, а может из-за слов, шерсть на загривке Фесты встала дыбом. Но в ответ - ни полслова. Решила сменить тактику. - Как ты видишь, я тоже не в восторге, раз мы в одном обозе, так может будем за одно?
  Ни-че-го. От отчаяния вздула длинную чёлку. Эх, будь со мной сейчас Варька, мы бы тут... Да нет здесь Варьки! И не будет. Надо справляться самой. Первым делом нужно найти кого-то из местной администрации. Даже не знаю, что надо говорить. Зайду к здешнему ректору: 'Здравствуйте! А я тут у вас учиться буду. Вы не против?', так что ли? И Тарр ничего не сказал. Ох, зачем я вспомнила этого ушастого, при мысли о поцелуях которого, подгибаются коленки. Сглотнула. Вздохнула. И сделала следующий шаг. Не стоит об этом думать, я ему не нравлюсь, это просто были показательные выступления. Очень показательные. Надеюсь, я его теперь не скоро увижу. Вдалеке показалась гибкая женская фигура. И она приближалась ко мне. Отлично.
  Этой фигурой оказалась смуглокожая черноволосая девушка. Её движения отдавали раздражением, а в раскосых глазах мелькали молнии. Ну, это если выражаться поэтическим языком. На самом деле, девушка была зла. Очень. И, наверное, не разумно было сейчас отвлекать её от своих мыслей, но в округе никого больше не было.
   - Простите, а Вы не подскажете, где я могу... - миндалевидные огненно-карие глаза, сузившись, устремились на меня. - Э... где я могу найти ректора Университета? - мне показалось или в глазах девушки действительно мелькнуло пламя? Ой, наверное, это галлюцинации, но оно мелькнуло и на скулах и вдоль линии подбородка... Странная девушка оценивающе оглядела сначала меня, затем Фесту. Нет, в этом мире я жить не хочу! Вот у нас как? Тебе в такой ситуации улыбнутся, покажут, расскажут. Ну, в крайнем случае, махнут в нужную сторону. А тут... тут тебя прежде рассмотрят, словно насекомое под лупой. С таким же пренебрежением и отвращением. Прямо как эта 'милая' девушка. Видимо, ей надоело прожигать меня взглядом и она решила ответить.
  - Зачем тебе ректор? - Хм... Как любезно.
   - Я - новая студентка. Меня ждут, - ага, как снег на голову.
   - Через две недели после начала года? - тонкие брови удивленно взлетели вверх. - Что ж, следуй за мной.
  И я пошла. А что еще оставалось? Правильно. Ничего. Мы шли в ту сторону, откуда явилась эта раздраженная особа. По обеим сторонам дороги росли деревья, кроны которых, сплетаясь, образовывали нечто похожее на потолок. Создавалось впечатление, словно ты идешь по туннелю из зелени. Сквозь листву пробивался солнечный свет. Пахло летом. Примерно через сто метров дорога резко поворачивала влево и выводила на открытую лужайку, перед которой возвышался старинный четырехэтажный особняк.
   - Это здание административного корпуса, - снизошла до 'экскурсии' моя провожатая. - На втором этаже находится Ректорат, Главная Преподавательская, Зал Совета, кабинеты. На первом этаже есть бальная зала, но ей пользуются редко, по крайней мере, так говорят. Третий, четвертый - апартаменты преподавателей.
   - Ты тоже здесь недавно? - я решила поддержать разговор. Варя всегда говорила, что к каждому человеку можно найти подход, главное знать ключик.
   - Две недели. В Университете очень строгие правила, и насколько я знаю, обучение можно начать только в начале года. Вместе со всеми, - добавила она и многозначительно посмотрела на меня. Н-да, видимо, ключик придется искать долго. В темноте и на ощупь.
   - Что ж, значит, буду не как все! - и я жизнерадостно улыбнулась спутнице. Если всё вокруг плохо, тоскливо и вызывает уныние, то что нужно сделать? Да, нужно сказать себе, что всё будет замечательно, глубоко вдохнуть, улыбнуться. Ведь то, что нас окружает, часто зависит от нашего настроя. Вот ждешь ты от жизни гадоость - получишь. Нет, она, конечно, способна пакостить и без ожидания, яркий пример, произошедшие со мной события, но негативные мысли притягивают неприятности как магнит. Ну, так всегда Варька говорила. А она часто оказывалась права. Поэтому будем смотреть на мир с оптимизмом и энтузиазмом. - У вас здесь очень мило: парковая зона, лес, свежий воздух. Всегда любила архитектуру. А остальные корпуса такие же красивые?
  Теперь огнеглазая девушка посмотрела на меня озадаченно, наверное, она сейчас пытается понять, глупая я или просто над ней издеваюсь. Ни то, ни другое. Просто любопытство, я же здесь первый раз. Но, да, некоторая доля бесшабашности во мне тоже проснулась. Девушка проигнорировала мои восторги, открыв парадную дверь и войдя внутрь. Какие здесь все дружелюбные! Ох, опять сарказм. Скажу по-другому, все здесь такие сдержанные, направленные на созерцание своего внутреннего мира... Чёрт! Опять сарказм...
   Пройдя по мраморному полу просторного холла, мы поднялись по широкой круглой лестнице на второй этаж. Внутри здание тоже было впечатляющим, хотя и не таким величественным как ДорсумЭйл. Но ведь ДорсумЭйл - дворец и резиденция светлоэльфийского правителя, стоит ли удивляться. Мы остановились у высокой двустворной двери. Постучав и получив разрешение войти, мы предстали пред светлыми глазами ректора. И это не метафора. Чёрный аки чёрт мужчина, в строгом сером костюме стоял рядом со столом. Так же похожим на жителя Преисподней его делали аккуратные, выглядывающие из кудрявых белых волос, серебристые рожки. Ярким пятном на чёрном чешуйчатом лице выделялись серьёзные льдисто-голубые глаза. Мама, куда я попала?
   - Господин ректор, эта девушка была на территории Университета. Говорит, что вы её ждёте, - не моргнув глазом, сдала меня провожатая. А я-то удивлялась, зачем она со мной в кабинет главы учебного заведения заходит. Ну, здравствуй, мой позор.
   - Линарин Веридар? - неожиданно. Ясные глаза впились в моё лицо. Кивнула. У меня при всем желании сейчас язык бы от неба не отстал - взгляд ректора невольно вызывал оторопь. - Хорошо, что вы пришли. Но задержались. На две недели. Теперь придется нагонять, - я, молча, слушала, и пыталась поверить в происходящее. - Вы будете учиться на целительском факультете. Сейчас юная леди МассарИ проводит вас в библиотеку, где вы возьмете книги, а потом проведет экскурсию по Университету. Леди МассарИ?
  Я стояла не в силах вымолвить и слова. Девушка, по коже которой, в данный момент, пробегали искры и сполохи, хотела что-то возразить, но лишь смиренно кивнула на просьбу ректора.
   - Прекрасно, - ректор повернулся к полкам с книгами и обратился к тому, кого я только сейчас заметила. У стены стоял неопределенного возраста темноволосый человек в добротно скроенном сюртуке. Если бы я встретила такого в своем мире и в обычной одежде - то не заметила бы, но здесь и сейчас, среди разных удивительных существ, он смотрелся несколько нелепо. - Ревентайл, где мы можем поселить госпожу Веридар? Кажется, у леди МассарИ нет соседки по комнате?
   - Но... - попыталась вклиниться девушка, стоявшая рядом со мной.
   - Вам никогда ничего не кажется, господин ректор, - улыбнувшись, сказал Ревентайл. Улыбка изменила его лицо, сделав его неожиданно приятным. И лукавым. - Мы могли бы поселить девушек вместе - это вполне соответствует духу Университета.
   - Вы правы, Ревентайл, - ректор улыбнулся, видимо, своему заместителю по хозяйственной части. - Леди Массари, я всецело на вас полагаюсь, - и он пристально посмотрел на поникшую девушку. Она ответила обреченным кивком. - Тогда подождите за дверью, а вы, Линарин, задержитесь на несколько минут.
  И мы остались с чёртом наедине, потому что господин Ревентайл вышел вслед за огнеглазой девушкой. Я выжидающе смотрела на ректора, а он изучающе - на меня. Я поняла, здесь такая традиция, прежде чем начать разговор с оппонентом, его надо хорошенько просчитать. Сделать свои выводы, а уже потом - можно и поговорить.
   - Леди Лацерта Виритария, моё почтение, но если вы хотите сохранить инкогнито, то должны остерегаться показывать кому-нибудь ЭТО, - и ректор, преодолев в несколько шагов, разделяющее нас расстояние, взял меня за правую руку. Я ошарашено взирала на когтистую руку, сжимающую моё запястье. Я натура очень впечатлительная, поэтому всегда старалась избегать просмотров фильмов-ужасов, которые так любила моя Варька. Ох, видимо, сегодня я не усну. Вдруг ректор приснится. - Леди, я вас не съем. Это не педагогично. Поэтому умерьте свои страхи, нам с вами ещё работать и работать.
  Такой тон вывел меня из состояния оцепенения. Я посмотрела в лицо собеседнику. Белая бровь ректора иронично изогнулась, он улыбался, приподняв один уголок рта, так, что мелькнули острые клыки. Всё! Теперь точно спать не буду!
   - Если боитесь проблем со сном, то сходите к нашему лекарю, он даст вам зелье для 'Сладких снов' - очень эффективное. И, да, я демон, а не чёрт. Черти - это совсем другая раса, - посмотрев в мои округлившиеся глаза, ректор продолжил. - Да-да, я читаю ваши мысли, но вы сами виноваты - не поставили даже простейших щитов. Элтарриэль описал мне ситуацию, и я сохраню всё в тайне, - демон подошел к столу и вынул из ящика какие-то предметы. - Подойдите. Поэтому я дам вам артефакт, который блокирует ментальное воздействие.
  Ректор протянул мне пару кожаных митенок. Ах да, я совсем забыла про татуировки! Из под длинных манжет рубашки, немного выглядывали причудливые светящиеся линии. Вторым предметом данным мне, оказался деревянный кулон, на серебряной цепочке. Украшение было похоже на закрытый глаз. Буду носить его под одеждой, чтоб никто не видел.
   - Да, вы правы. Лучше, чтоб артефакт никто не видел - меньше вопросов. Надевайте всё прямо сейчас, - с таким не поспоришь, поэтому я, молча, надела на шею цепочку, заправив артефакт за воротник. Затем митенки. Они оказались мягкими и удобными. - Прекрасно! А теперь можете быть свободны, я передам от вас привет жениху.
   - Очень любезно с вашей стороны, господин ректор, но я ничего не передавала, - дерзко, но в вежливой форме ответила я. И куда подевалось моё чувство самосохранения, интересно?
   - Я ему это передам. Ступайте, госпожа Веридар, - снова напустил на себя вид строгого ректора ректор.
  А за дверью меня ждала моя недавняя знакомка и нынешняя соседка по комнате. Это перед ректором она ничего сказать не могла, а мне сейчас всё выскажет. По скулам девушки пробегали искорки, и она с презрением смотрела на меня.
   - Иди за мной.
  Я вздохнула и пошла вслед за огнеглазкой. Да, сложно смотреть на моё будущее оптимистично.
  Территория Университета оказалась огромной, и Тай-Линн, так звали мою компаньонку, сказала, что это мы ещё не всё видели. Помимо общего учебного корпуса, где так же располагались трапезная и библиотека, я насчитала ещё семь корпусов: целительский, корпус, где обучались студенты факультета артефакторства и прикладного искусства, корпус боевых магов, корпус стихийников. Отдельного внимания заслуживало здание студентов-элементалиев, самый многочисленный корпус был у теоретиков - обширные знания и минимум практики позволяли им занять своё место в правовой структуре государства. Рядом с ним стоял корпус, где основное время проводили студенты факультета общей магии. Ну и три строения студенческих общежитий. Наше - располагалось самым крайним к лесу.
  Тай-Линн. О ней моё мнение вскоре поменялось. Нет, она по-прежнему была резкая, раздражительная, в её тоне часто проскальзывал сарказм, но как оказалось, для этого были основания. Так сложилось, что Тай-Линн, как и я, оказалась в Университете из-за предстоящего замужества.
   - Так кто ты? - спросила она меня, когда мы вернулись в нашу комнату. Комната была не большая и не маленькая, как раз для двоих человек. У противоположных стен стояли кровати с балдахинами, изножьями друг к другу, у высокого арочного окна разместился большой круглый стол. Справа и слева от окна, 'лицом' друг к другу, стояли два книжных шкафа, тот, что слева - мой, девственно пустой, напротив него стоял книжный 'архивариус' Тай-Линн. В прочем, на его полках, пока, прижилось тоже не слишком много книг. Рядом со шкафами стояли сундуки. Видимо, там придётся хранить одежду, над ними - зеркала. Полная симметрия.
   - О чём ты?
   - Брось, начать обучение после того, как все уже две недели проучились, - Тай-Линн скептически на меня посмотрела.- Здесь такого не бывает. Или есть причины?
  В моей голове заметались мысли, ведь надо что-то ответить. А что? Сказать, что я принцесса? Не хочу. Что я иномирянка? Нельзя. Что ж... будем отделываться полуправдами.
   - Эээ... Понимаешь... Я воспитывалась в такой семье, где всё магическое было не в почете, - я вдохновенно принялась перекраивать правду. - Мы жили вдали от рода и когда мои родители умерли, то 'семья' принудила меня к обручению. Мне нужно было как-то оттянуть неизбежное. Учитывая, что я не умею пользоваться магией, глава рода поспособствовал моему поступлению сюда.
   - И кто же у вас глава рода? - недоверчиво спросила Тай-Линн.
   - Эээ.. Владыка Лесных эльфов материка Лапитаскерра, - пробормотала я, ожидая, что моя ложь сейчас разлетится, как карточный домик.
   - Лесные эльфы Лапитаскерры? Так ты оттуда? - в голосе моей соседки по комнате послышалось невольное уважение. Затем на её лице мелькнуло недоумение. - А почему твои родители были против использования магии?
   - Они считали это незаконным вмешательством в энергетические потоки нематериальной Вселенной, - с очень уверенным в своих словах видом, произнесла я. Выражение лица Тай-Линн можно было описать так: Ты с ума сошла?
   - Что ж, у вас эльфов и не такое бывает, пьяный тролль и то, разумней покажется, - всё ещё глядя с сомнением в моих умственных способностях, пробормотала Тай-Линн. - Ты только другим этого не рассказывай. Если будут вопросы задавать - отвечать не обязательно.
   - Но ты же... - я во все глаза смотрела на девушку.
   - Заметь, ты сама рассказала, - усмехнулась Тай-Линн. - Так значит, ты сюда из под венца сбежала?
  Я посмотрела на Тай-Линн, так легко развести меня - я была всё ещё в обиде. Затем глянула в сторону окна - на подоконнике, лениво помахивая полосатым хвостом, растянулась Феста. Кошка была с нами весь день, но я так и не услышала от неё и слова. Единственное, что знаю - она была недовольна и расстроена. Ну, значит пока не время. Снова взглянула на свою соседку. Мне с ней ещё лет пять жить. Что там говорила Варя? Ах да, если тебе что-то не нравится, а делать приходится - постарайся это полюбить. Любит Варька парадоксы. И я улыбнулась, вспоминая свою неунывающую подругу.
   - Не поверишь, насколько ты права, - я тоже усмехнулась.
   - Неужели жених так плох? О, дай пофантазирую... Тебя сватали за древнего-предревнего эльфа, который и помнить как его зовут не помнит? Нет? О, а может за хитрого и наглого дроу и тебя просто испугал его внешний вид? Нет? А может... - и Тай-Линн задорно мне подмигнула.
   В общем, оказалось, что Тай-Линн не так уж плоха. Её гнев ярок как искра, но так же быстро гаснет. А подтрунивание было не обидным, дружеским. Возможно, у меня появилась подруга? Стараясь сдержать хохот от её предположений, ведь она уже сосватала мне в женихи одноглазого гоблина-отшельника, решила ей ответить. Правду.
   - О, прекрати, - глубоко вдохнув, сказала я. - Он очень красивый, временами милый и совсем не древний. Я так думаю, - тут смех снова прокрался в голос. - По эльфам это, однако, сложно понять, - и мы с Тай-Линн дружно прыснули.
   - Так в чем дело? - выгнув бровь, вопросила подруга.
   - Я его такого красивого знаю, без году неделю. И, в принципе, хочу сама выбрать того, с кем буду доживать вечность, - на этих словах Тай-Линн протяжно вздохнула, теперь пришла моя очередь вопросительно на неё взглянуть. - В чём дело?
   - Просто прекрасно тебя понимаю, у самой что-то подобное, - на мой заинтересованный взгляд, Тай-Линн ответила раздраженным фырканьем и продолжила. - Мы, драконы, сами выбираем свою пару. Обычно. Но моим родителям сделали предложение, от которого не отказываются. Правда, женихом было поставлено условие - его будущая жена должна закончить Имперский Университет. Вот, собственно говоря, я здесь. А ещё это письмо дурацкое сегодня пришло... Что ты так на меня смотришь?
   - Ты дракон? - по новой разглядывая девушку, спросила я. И в ответ получила не менее удивленный взгляд.
   - Драконица. А в чём дело?
   - Да, я как-то думала, что у драконов крылья, хвост длинный. Да и выглядят как-то погабаритнее, а ты такая....эээ... - я замялась, не зная, что сказать дальше. А взгляд Тай-Линн с недоуменного сменился на саркастический.
   - Такая... ээээ, - передразнив меня, раздраженно продолжила. - И как ты, интересно, представляешь, я должна жить в этой комнате в ипостаси дракона? Что ж у тебя за родители такие были, что ты даже о существах своего мира ничего не знаешь? У нас, драконов, есть две ипостаси, человекоподобная и драконья. Кому как нравится, тот так и живёт. Лично мне в пещерах не сильно комфортно.
   - А-а, - я растеряно протянула на такой язвительный демарш, а потом подмигнув, добавила: - Мне бы тоже здесь больше понравилось.
  Тай-Линн удивленно посмотрев на меня, задумалась, а в следующее мгновение её губы растянулись в улыбке. Передо мной предстали аккуратные, но острые клыки. А их владелица протягивала мне руку.
   - Тай.
   - Рина, - заворожено поглядывая на улыбку новоявленной подруги, сказала я.
   - Что ж, Рина, пойдем на ужин. Занятия уже подходят к концу. Если не поторопимся - лучшие места займут, - она хитро посмотрела на меня. - Но если хочешь, можем остаться здесь, я могла бы приготовить эльфьи уши в винном соусе?
   - Да нет, дорогая Тай, я предпочла бы копченый драконий хвост. У тебя не завалялось? - и мы, дружно смеясь, отправились в главный корпус, тот, где располагалась трапезная.
   Уже на подходе к зданию, нам стали встречаться студенты Университета. Тай оказалась права, все стремились поскорей оказаться в трапезной. Я снова почувствовала себя в каком-то нереальном мире: Тай вполне могла сойти за человека, и не скажи она мне, что драконица - я б и не подумала. Но вот как быть с чешуйчатокожыми рогатыми демонами, или желтовато-зелеными, видимо, гоблинами? А это что за странная девушка с голубой светящейся кожей? За этими размышлениями я не заметила русоволосого парня догнавшего нас и ведшего беседу с моей подругой.
   - По истории империи нужно написать эссе о вторжении Демонического Царства на земли Империи в третьем столетии, причины и последствия. Двадцать страниц. Стихий сегодня не было. Омерлон на радостях, от того, что у него появилось время для своих манускриптов, освободил нас от занятий, даже ничего не задал. Говорят, перевелся в научный отдел, - слушая этот поток информации, я осознала одно...
   - Тай, так ты сегодня из-за меня всё пропустила!
  Подруга отвлеклась от своего собеседника и рассеяно на меня посмотрела. Казалось, она ещё что-то хотела спросить у светловолосого парня, но, задорно мне улыбнувшись, произнесла:
   - СенРи, познакомься, это Рина. Мы вместе живём, она учится на факультете травников. Я сегодня проводила для неё экскурсию, - затем она повернулась ко мне. - Рина, этот оболтус - мой партнер по стихийным заклинаниям до конца года. Кстати, он мой частый гость. Прошу любить и жаловать.
  Мы с 'оболтусом' озадаченно посмотрели друг на друга. Интересно, а он что за нелюдь? Желтоглазый как и Тай, волосы светлые, мягкими волнами ложатся на плечи. Высокий. Изучающий взгляд золотистых глаз остановился на моих волосах.
  - Для эльфийки нетипичная прическа. И цвет. В роду случайно нет драконов?
   - Ээээ... Нет! Точно.
   - Жаль. Я не встречаюсь с девушками из других рас, - вот нахал!
   - Возможно, жаль от того, что ты вообще с девушками не встречаешься? - ну съел? У драконов был недоумевающий взгляд. Ах да! У них же здесь такой проблемы вообще нет. Счастливчики. - Пролетели.
   - Странно, в первый раз слышу, чтоб кто-то так поздно начинал обучение, - вздернув одну бровь, насмешливо пробормотал СенРи. И кого он мне так напоминает....
   - Ты многое слышишь впервые, - похлопала парня по плечу Тай, после того, как незаметно мне подмигнула. - Напарник, будь другом, займи на нас, а то нам, девочкам, ещё в одно место надо.
  Усмехнувшись, СенРи покачал головой и пошёл вперед. А я взглянула на подругу. Да, без её поддержки мне пришлось бы нелегко, но теперь, я была уверена - жизнь-то налаживается.
   - Не переживай по поводу занятий. То, что преподают эти две недели, я в большинстве и сама знаю, так что невелика потеря. К тому же стихий сегодня не было, а у меня это главная дисциплина.
   - Интересно получается, ты со стихийного факультета, я - с целительского, а живём вместе.
   - Это как раз то, что господин Ревентайл назвал духом Университета: 'студенты расселяются в независимости от рангов, титулов и магических способностей'. На самом деле это разумно - списывают меньше, и так мы больше можем друг друга чему-то научить. Кстати об обучении, сегодня вечером займемся тобой, как я поняла ты в магии вообще ни о чём? - я, улыбаясь, мотнула головой. - Ох, горе ты моё!
  Когда мы вошли в трапезную, а это была огромная зала с высокими сводами, я немного растерялась. Где же теперь искать нашего СенРи? В помещении стояло с десяток длинных столов, заставленных едой, и все места за ними были заняты. Вот так пришли пораньше! Оглянулась на Тай, но она безмятежно созерцала людское море.
   - Знакомься, Рина, это Имперский Университет Магических Наук и Искусств, - она подмигнула мне. - Пошли. Чего стоишь?
  И мы пошли. У дальней стены располагался длинный стол, стоявший поперек всех остальных. По уровню, он был гораздо выше, видимо, стоял на подиуме. Скорей всего здесь трапезничают преподаватели. На стене у стола, висело что-то, напоминающее баннер: на чёрном полотне были вышиты звёзды, кометы, какие-то радужные переливы. Казалось, что нити были постоянно в движении. Занятно. Наверное, можно смотреть и каждый раз видеть что-то новое. Свернув у крайнего правого стола, мы зашли за колонну и поднялись на несколько ступеней, здесь у витражного окна стоял стол и уютные диванчики вокруг. Ребятам за длинными столами приходилось довольствоваться скамейками. СенРи уже сидел за столом и скучающе поглядывал в зал.
   - А чего не ешь? - спросила его Тай, плюхнувшись рядом. - Аппетит пропал?
   - Вас жду, - прошипел СенРи. Ух, как он умеет!
   - Ну, так приступай, мы уже здесь, господин Благородство! - и подруга легонько толкнула дракона плечом. А я села напротив них. Забавные. С моего места был очень хороший обзор, была видна большая часть зала и даже, немного преподавательский стол. За ним тоже было людно. В расшитых мантиях, строгих костюмах, там сидели почтенные преподаватели. Мы уже начали ужинать, когда гул голосов внезапно стих и в пространство полился звучный голос ректора.
   - Дорогие студенты Имперского Университета Магических Наук и Искусств, а особенно студенты факультета Стихийной Магии, приветствую всех вас! У меня есть новость, возможно, многие из вас знали, что профессор Омерлон давно хотел заняться научной деятельностью, так вот его мечты сбылись, потому что мне, наконец, удалось привлечь в наш педагогический состав одного из самых талантливых магов, которых я знал...
   - Интересно, кого это там Лукар так расписывает? - вставил свои 'пять копеек' СенРи.
   - ...магистра Сентара, - ректор сделал паузу. - Студенты-стихийники, вверяю ваше обучение своему старому другу, который к тому же, станет вашим деканом. Магистр Сентар?
   - Интере-есно, - протянула Тай. - А я то думала, кто у нас будет вместо Омерлона. Посмотрим завтра, что это за талантливый маг, - и она хитро улыбнулась СенРи.
  А в это время в эфир полился сильный уверенный, немного ироничный голос моего эльфа. Моего эльфа?!
   - Дорогие студенты, рад приветствовать всех вас. Так или иначе, всем вам приходится посещать занятия по стихийной магии, я постараюсь сделать уроки наиболее интересными и нужными в выбранных вами отраслях. Студенты-стихийники, с вами, конечно, мы познакомимся покороче, но так же, постараемся, чтобы занятия проходили максимально продуктивно.
  СенРи молниеносно метнувшись, хлопал меня по спине. Я, подавившись цветной капустой, закашлялась посредине речи их нового декана. Очаровательно! Я-то надеялась, что, оставив со мной Фесту, он займется своими делами. Попросту исчезнет из моей жизни на неопределенный срок. А он?! Да, я только при мысли о нём вспоминаю о том поцелуе, а если он постоянно будет перед глазами мелькать?! Чёрт!
   - Рина, ты такая голодная, что готова была съесть вилку? - я злобно посмотрела на ухмыляющуюся физиономию дракона. Ещё один!
   - А тебе мало еды в своей тарелке, поэтому ты смотришь в мою? - СенРи удивленно взглянув, перестал похлопывать меня по спине. Чёртов Тарр - нагрубила ни в чём неповинному дракону. А мне с ним ещё общаться и общаться, раз он практически 'третий' в нашей комнате. Хотя дракон тоже та ещё ехидна... Улыбнувшись, я сделала то, чего никогда не делала - кокетливо хлопнула ресницами и томно прошептала. - СенРи, мы девушки - хрупкие, с нами надо нежнее.
   Пришла очередь парня давиться горошком. Заботливо похлопала ладонью по его спине. И ехидно добавила:
   - Проголодался?
  Услышав смех подруги, я оторвала свой взгляд от созерцания взбешенных глаз дракона. Тай сидела, прикрыв рот тканной салфеткой, и наблюдала за нами, словно за актерами на сцене. А ещё тихий смех был слышен откуда-то сверху. Оглянулась. На высокой спинке дивана расположилась полосатая, тигриной расцветки, чёрно-белая кошка. Заметив мой взгляд, Феста, натянув на мордочку высокомерное выражение, отвернулась. Можно подумать не она сейчас посмеивалась над ситуацией. Но, что-то дало мне почувствовать, что кошка потихоньку оттаивает. Я повернулась к друзьям. СенРи уже вернулся на своё место
   - Знаешь, Рина, ты какая-то необычная для эльфийки, - протянул дракон, снова разглядывая меня.
   - А я вообще нетипичная, - широко улыбнулась и подмигнула Тай. Не буду думать о Тарре. Не буду думать о Тарре. Это моя новая мантра. - Ну, давайте ужинать! У нас ещё планы.
  
  ВТОРАЯ ЧАСТЬ.
  С ЧИСТОГО ЛИСТА.
  Глава 1.
   - Ну хватит, Рина, - эта жестокая, вырвала подушку из под моей головы. - Эльфы столько не спят! Ты не эльфа, ты - тролль!
   - Если я тролль, то ты гарпия, - проворчала, отвернувшись от подруги и накрыв голову одеялом. Больше всего на свете ненавижу ранний подъем, моё эльфийское тело тоже противилось расставанию с кроватью. Но Тай была непреклонна, чем напомнила мне мою Варьку. Они обе были сильными, видящими перед собой цель и уверенно к ней идущими. На этом их схожесть заканчивалась. В отличие от ищущей во всем позитив Вари, Тай-Линн очень трезво оценивала ситуацию, и не закрывала глаза на проблемы. К примеру, если бы у меня возникла сложность со сдачей какого-нибудь зачёта, то Варька бы воодушевляла меня словами: 'Разумеется, ты сможешь! Ну не сдашь сегодня - получится потом. Ты же у нас ум-ни-ца!'. А Тай-Линн притарабанила бы кучу книг, материалов, и сказав: 'Не сдашь - на законных основаниях отправишься ублажать своего красавца-жениха', до ранней зари со мной бы прозанималась. Собственно говоря, вчера так и произошло. Тай оказалась ранней птахой, и даже, несмотря на короткий сон, сейчас была бодра и весела. Господи, забери всех драконов! С этой мыслью я опустила ноги на пол и наткнулась на растянувшееся на коврике тело. СенРи!
   - Тай! А он что здесь делает?! - возмущенно обратилась к подруге. Тай, наскоро закладывающая в сумку учебники, оглянулась на меня со взглядом аля- ЭтоЖеПросто.
   - А куда ему надо было вчера идти? Не думаю, что комендант мужской общаги обрадовался бы появлению СенРи, возвращающегося в три часа ночи из нашей!
  Перевела взгляд вниз, на дракона, который уставился на меня своими наглыми жёлтыми глазами. А эта, гадина чешуйчатая, ещё и ухмыляется! Взглянула на незащищенные пальцы рук друга, и, 'случайно' придавила их ногой, вставая.
   - Демонова эльфа! - взвыл дракон, подскакивая и наступающе приближаясь ко мне. Ой, что-то мне стало страшно.
   - АсенРир, милый, я случайно! Со сна вообще в пространстве плохо ориентируюсь!... Ну, хочешь, я вместо тебя пойду собирать семена Хортеи Огнелистой, а? - пытаясь подкупить дракона, я поглядывала в сторону Тай, прекратившей свою бурную деятельность и теперь наблюдающей за нами. А наигранная злость в глазах СенРи сменилась насмешливостью.
   - Живи! - и через паузу было добавлено. - Но за семенами пойдём вместе.
  Я вздохнула, ну что ж, во всяком случае, мою кожу эти растения не жалят. Взглянула на свою одежду - сюрко помято, кружевная рубашка вчерашняя - надо переодеться.
   - Хорошо. А сейчас выйди. Нам тут с Тай надо о своём поговорить.
   - Только не долго, через пятнадцать минут у нас начнётся общая пара по Имперской истории. Нанкар не любит, когда на его лекции опаздывают, - за сим, дракон нас покинул.
   - Может, ты подумаешь? - пока я откапывала из сундука вещи, подруга переместилась на мою кровать. - Он старший сын, наследник знатного рода...
   - Тай, мне бы от своего жениха отделаться, - пробормотала я, доставая белую полотняную рубашку и зелёное сюрко. Встряхнула. То, что надо. - Романтические отношения - это не то, что мне сейчас нужно. Ты уж, намекни об этом СенРи?
  И я подмигнула подруге. Тай отвела взгляд и о чём-то задумалась. Не знаю, о чём думала подруга, а вот мои мысли потекли к маме, Варьке, вечернему Питеру. Как они там? Без меня. Я всё реже скучала по дому, но всё равно, внутри оставалось какое-то чувство оторванности. Надеюсь, за то время, что я здесь, удастся найти способ вернуться в тот мир. Я хотя бы попрощаюсь по-человечески. Усмехнулась. 'По-человечески, насколько это возможно для эльфийки' - мысленно поправила себя. Хотелось домой. Конечно, этот мир был потрясающим, увлекательным, временами, казалось, что я попала в сказку, но что-то не давало мне покоя. Оно накатывало внезапно, вот я практически счастлива, и тут... Тоска. Я закрывала глаза и мысленно переносилась на улицы Питера. Вот я иду по Новочеркаской. Мимо метро. Сворачиваю на Таллинскую, почему-то на ней по-особенному уютно. Выхожу на набережную, смотрю на солнце, садящееся под мостом Александра Невского. Мне нравилось гулять по улицам любимого города. Или же представляю себя на нашей с Варькой кухне, пьющей с подругой ромашковый чай. Но на самом деле я здесь - в самом престижном Университете Аксельгарда, да и всей Империи. Вместе с Тай и желтоглазым драконом. СенРи был милым, красивым, с ним было сложно заскучать, да и что греха таить, я к нему привязалась. А в моменты, когда в нём проявлялась ироничность, он очень напоминал мне Тарра. С принцем мы практически не пересекались, в этом семестре занятий на стихийном факультете у меня не предвидится, поэтому оставалось им любоваться во время завтрака, обеда и ужина. В прочем, я старалась садиться так, чтоб как можно реже встречаться с ним взглядом. Он тоже не стремился к общению. Вот так вот мы друг друга и избегали.
  Удачным оказалось то, что изучаемые предметы можно было выбирать самому. Были и обязательные. К примеру, Историю Империи, Основы Магии изучали первокурсники всех факультетов, независимо от специальности, а на целительском - никак нельзя было без Основ Травного Дела и Анатомии Существ. К этим четырем я выбрала Изучение Древних Письмен и Теории о Других Мирах. Когда Тай услышала, какие предметы я собралась изучать она, мягко говоря, была в шоке:
   - Рина, да у тебя с обычной грамматикой проблемы, какие древние письмена? Так... - она вновь взглянула на лист-направление. - А другие миры тебе зачем? Это же полный бред, этот курс выбирают те, кому просто нужно убить время. Мучительно.
   - Люблю путешествовать, - улыбнувшись, ответила я. Ага, но дальше питерской области раньше никуда не выбиралась. Тай посмотрела на меня скептически, честное слово, ей ещё оставалось пальцем у виска покрутить.
   Это было меньше недели назад. Благодаря помощи Тай-Линн и СенРи я научилась чувствовать энергетические потоки магии, пока было сложно ими управлять, но это был первый шаг к тому, чтобы не чувствовать себя белой вороной. Хвала эльфийской памяти (и где она была раньше?), по вечерам штудируя учебники по травам, расам, истории, я более уверенно чувствовала себя на занятиях. Не знаю, как бы обошлась без подсказок СенРи и помощи Тай на Основах магии. Подруга оказалась права, Теории о мирах оказались скучнейшим предметом, и дребезжащий голос профессора - единственное, что не давало уснуть. Зато вызывало головную боль. Но в целом, процесс обучения был интересен, я даже привыкла к расовому разнообразию.
  Переодевшись и закинув в сумку всё необходимое, я посмотрела на подругу и мотнула головой в сторону двери. Тай, успевшая растянуться на моей кровати, сделав резкое движение, соскочила на пол. Я завистливо глянула на подругу - надо было взять курс боевой подготовки, которую так уважала драконица. У парадной нас ждал СенРи.
   - Милые дамы, мы уже опоздали. Вы в курсе? - хитро переглянувшись, мы с подругой, повиснув на руках бедного парня, одна на одной, другая - на второй, заискивающе смотрели в глаза друга.
   - СенРи, ты же мне друг? - это Тай. - Ну её, эту историю империи, мы завтрак пропустили, а в угодьях целительского факультета, такие сады замечательные, а? Правда, Ринка? - я усиленно киваю подруге, у самой в животе урчит.
   - Заодно семян Хортеи насобираем, - в глазах дракона мелькнул интерес.
   - А кто потом будет нагонять пропущенное? - иронично изогнулась правая бровь парня. В играющих как жидкое золото глазах дракона, мерцали искры. Немного подавшись ко мне, СенРи нахально протянул. - Но раз этот кто-то так хочет мне помочь - не смею отказать.
   - Господа студенты, разве вы должны быть не на занятиях?
  И мы трое замерли. Интересно, мне одной показалось, что температура воздуха упала на несколько градусов? Я отпустила руку СенРи и устремила прямой взгляд в глаза Тарра. Они были так же холодны как и голос, которым он нас окликнул. Драконы тоже приосанились. Затем СенРи поклонился, а мы с Тай сделали вежливые книксены.
   - Доброе утро, Магистр Сентар, - хором протянули мы. Эльф слегка поморщившись, кивком принял наше приветствие. Когда я подумала, что жизнь налаживается, видимо, здорово поторопилась.
   - АсенРир, мне понадобится ваша помощь в архиве, - Тарр внимательно посмотрел на нашего друга. Мне показалось, или в серых глазах мелькнули искры? - Леди, можете быть свободны. У вас, кажется, сейчас история империи? Я зайду позже - поприветствовать профессора Нанкара, - и эльф многозначительно посмотрел на нас с Тай.
  Мы, снова сделав книксены, отправились к главному корпусу. Вот же не повезло! Интересно, а что он делал у женского общежития? В животе снова заурчало - до обеда оставалось чуть меньше пяти часов. Обреченно взглянула на подругу.
   - Вот, Рина, настоящая эльфийская память в действии! Один раз посмотрел на ученика - и запомнил в какой он группе. Глянул расписание - и знаешь, кто где должен быть. Учись!
   - Угу, - что-то мне подсказывает, что эльфийская память здесь не причем. - Может в сады?
   - Ты что? С Сентара станется проверить! Он вообще всегда своё слово держит.
   - Мне кажется, или в твоём голосе бездна обожания? - скорчив рожицу, я посмотрела на подругу.
   - А даже если так? Мужчина в самом расцвете лет, хоть и эльф, - Тай тоже состроила смешную рожицу. Почему-то захотелось дернуть подругу за длинную прядь. - Да нет, просто то, что говорил о нём ректор, правда. Магистр Сентар очень талантливый стихийник, я впервые в жизни видела чтобы стихии так легко кому-то подчинялись, - внезапно я почувствовала, как меня переполняет... гордость? Тай расценила моё удивленное лицо иначе, потому что решила разъяснить. - Ты не учишься на нашем факультете, поэтому тебе сложно понять. Элементалии - тоже стихийные маги, но для управления потоками они используют речевые формы и жесты. Опять же элементаль владеет только какой-то одной стихией. Мы - драконы, владеем каждой. Но эти стихии являются продолжением наших эмоций, поэтому до пятидесяти лет родители драконов могут управлять энергетическими потоками своих детей, - я кивала головой, да, это я уже читала в толстом фолианте под названием 'Потоки магии. Виды и формы'. - Иначе нас бы окружали сплошные руины. Так вот, мы используем жесты и свои эмоции. Магистр Сентар управляет стихиями силой мысли, - восторженно закончила Тай. - Эльф!
   - Впечатляюще! - фальшиво-восторженно протянула я, улыбаясь.
   - Да, ну тебя! - улыбнулась мне в ответ подруга, открывая дверь в аудиторию. - Профессор Нанкар, доброе утро! Простите за опоздание, но мы можем занять наши места?
   Древний старичок поднял свои водянистые глаза от лекторского материала, и необычно сильным, для такой субтильной фигуры, голосом язвительно вопросил:
   - А доброе ли оно будет, для вас студентки, если я отправлю вас на отработки? - мы с Тай застыли. В общем-то, этого стоило ожидать, но всё равно, ощущение не сильно приятное: стоять в дверях под любопытным взглядом восьмидесяти пяти пар глаз и одними очень ядовитыми лекторскими. - Садитесь на места, леди. Впредь, не опаздывайте.
  И мы с подругой быстро юркнули на свободные места у окна. Под нос к преподавателю. Интересно, а почему сюда никто не садится?
   - Студентка... Веридар? Расскажите, нам о причинах конфликтов, возникших в империи в двадцатых годах четвертого века? - Профессор Нанкар стоял прямо передо мной.
   - Вы имеете в виду 'Мелкопоместные дрязги'? - профессор кивнул. Вот и ответ.
  Спустя двадцать минут как мы пришли, а профессор читал сегодняшнюю лекцию, в дверь постучали. Я почти не удивилась, увидев непослушные волосы и строгую мантию своего жениха. А Тай ткнула меня в бок локтем, мол, я ж тебе говорила. Отлучившись на несколько минут, Нанкар вернулся к нам несколько недовольным, и продолжил лекцию. Узнав о восстаниях, и магических воинах, которые перенесла Империя в древности, мы вздохнули с облегчением, когда урок закончился. Не сильно комфортно сидеть под неотступным взором преподавателя - было ощущение, словно лекцию профессор читал для нас двоих.
  После Имперской истории Тай отправилась на искусство магического боя, а я- на Анатомию. Договорились встретиться на обеде. Счастливая от того, что наконец смогу перекусить, я вошла в трапезную и направилась к нашему любимому месту. Там меня ждали Тай и СенРи.
   - Ну, книжный дракон, как архивы магистра Сентара? - я подмигнула желтоглазому. Камзол СенРи местами покрылся пылью, а обычно аккуратно уложенные волосы парня висели как сосульки.
   - Заставил меня перебирать архив, принадлежащий стихийному факультету, - вздохнул друг. И принялся загибать пальцы. - По алфавиту, времени написания, апокрифичности. Заодно все их почистить. Без магии. Если бы не был уверен в обратном, решил бы, что он мне за что-то мстит.
  Я поперхнулась воздухом. А чего это там такое аппетитное лежит? Перепел? Чудесно! И я принялась накладывать на свою тарелку птицу, овощи, зелень, не забывая кивать при этом другу.
   - А на урок по стихиям ты сегодня тоже не пойдешь? - повернулась к другу Тай.
   - Нет, на стихии пойду, а после них - снова в Архив, - и парень обреченно вздохнув, тоже стал наполнять тарелку. А аппетит у СенРи хороший.
   - Не переживай, мы с Ринкой поможем, - Тай взглянула на меня, но я покачала в ответ головой.
   - У меня не получится. Сейчас начнутся другие миры, а потом ОТД (Основы Травного Дела). Никак не могу пропустить - готовлю доклад 'Свойства Тысячелетника обыкновенного', - извиняющийся взгляд в сторону дракона. СенРи снова тяжело вздохнул. - Я тебе семян насобираю. Всё равно там буду.
   - Ты просто фея, - устало улыбнулся СенРи.
   - Да нет, всего лишь эльфа, - я задорно улыбнулась ему в ответ. - А магистр Сентар тоже был там с тобой?
   - Да, изучал какой-то древний манускрипт.
  В это время объект нашего разговора прошёл по центральному ряду под руку с высокой стройной шатенкой. А я, заворожено наблюдавшая за этим шествием, чуть не свернула себе шею, забыв про вилку с наколотыми овощами. Что за?...
   - О, только не говори, что и ты пала перед чарами этого остроухого, - презрительно скривив губы, прошипел СенРи. Я, возобладав над своими ощущениями, удивленно улыбнулась.
   - Ты о чём? Я увидела платье своей мечты! - и хитро улыбнувшись, добавила. - А у кого-то в дополнение ко всему прочему имеется хвост.
   - Только в драконьей ипостаси! - воскликнул желтоглазый.
   - Интересно, а что здесь делает леди Калэр, - Тай-Линн, вопреки обыкновению, не наблюдала за нашей перепалкой - её взгляд был устремлен к преподавательскому столу. - Не думала, что в свободное время она посещает Университет.
   - Леди Калэр? - я заинтересованно уставилась на подругу. Ответил мне СенРи.
   - Аристократичная подстилка, правда, очень избирательная в своих предпочтениях.
   - Это только слухи, - Тай стрельнула взглядом в сторону скривившегося дракона. - Леди Миритана Калэр - наследница одного из самых уважаемый родов Аксельгарда, говорят, в её жилах течёт кровь не только драконов, но и демонов из королевской семьи. Первая красавица империи, королева светских раутов и балов. Даже удивительно видеть её здесь.
   - Что ж, а мне удивительно, почему мы до сих пор не едим, время-то идет, - и я, вооружившись столовыми приборами, принялась за еду. Безумно захотелось, быть одетой в то розовое шелковое платье, с веточками по подолу.
   - Она уже мертвая, - куда-то в сторону сказал СенРи. Затем, кивнув на мою тарелку, решил уточнить. - Перепелка.
  Я, сделав вид, что не понимаю о чём речь, улыбнулась другу и опустила глаза в тарелку. Да-а, надо держать эмоции под контролем. Ещё немного практики и буду как Тарр - спокойна и невозмутима. Тарр! Мне бы сейчас чьи-то эльфийские уши, сюда на тарелку! И винный соус!
  
  Элтарриэль.
  
  День был выматывающим. Мне нравилось заниматься со студентами, видеть их восторг, когда они открывают для себя новые возможности. В эти моменты мне вспоминалось лицо Линарин, слушающей легенды о нашем мире. Тогда ещё мы могли беспрепятственно и легко общаться. Вздохнул. Она захотела отложить нашу свадьбу. Оказывается, она мечтает вернуться в тот мир. Меня позабавило, когда я узнал, что как дополнительный курс она выбрала Теории о Других Мирах. Бесполезный предмет. А вот зачем ей древние письмена? Хотя...
  Снова слишком много думаю об аматис. Насколько сильно нас связала Хранительница? Взглянул на руку, затянутую в перчатку. Да, приходилось носить их постоянно. Конечно, если бы кто увидел - большого вреда это не принесло бы, но лишних толков не хотелось. К тому же обручальные знаки были достаточно необычными - не часто светлые и лесные объединяются в пару. Уже войдя в апартаменты, я потянулся к ненавистным перчаткам, когда услышал знакомый певучий голос. Миритана. Страстная и трогательная. Развратная и недоступная. Не знаю как, но драконица умудрялась сочетать в себе абсолютно полярные качества. Томно потянувшись на канапе, так, чтоб перед моими глазами предстали все достоинства фигруры, с которой я был близко знаком, Миритана напевала что-то о неразумном эльфе попавшем в сети к дьяволице. Это я-то неразумный? Я усмехнулся и подошел к бывшей аматрикс.
   - Дорогая леди, я думал, ты уже уехала, - хитро на неё взглянув, я сделал паузу. - Как успехи у внучатого племянника твоей крёстной?
   - Элтарриель, милый, ты же знаешь, что это был лишь повод повидать тебя, - обиженно надула губки драконица. Эта дьяволица прекрасно знала, как хороша! Туго затянутый корсет создавал прекрасный обзор на высокую грудь, которая трепетно вздымалась. В конце концов, я перед Линарин ничем не обязан - она сама отложила свадьбу. - Будучи в прошлый раз в Аксельгарде, ты даже не оказал мне визита вежливости. Я была так расстроена.
   Мне показалось, что в комнате стало жарче. Я медленно подошел к диванчику, на котором уютно возлежала девушка, и присел у изножья. В зелёно-желтых глазах драконицы вспыхнуло пламя. В конце концов, я перед Линарин ничем не обязан - я не собираюсь жить как монах.
   - Милая, у меня было слишком много дел, - я захватил в плен её ладонь, и поднёс её к губам. Жарко. Возможно, от осознания, что я делаю что-то запретное, но тело начинало гореть огнем. С влажных розовых губ Миританы сорвался слабый вздох.
   - У тебя всегда слишком много дел, - хрипло прошептав, девушка потянулась ко мне и я почувствовал, как что-то мягкое и теплое прижалось к моему плечу. Жарко. - Даже, когда все остальные потакают своим желаниям, милый Элтарриэль печется о делах государственных. Тебе нужно больше отдыхать, - и эта искусительница, сначала обведя кончиком носа край моего уха, нежно поцеловала мочку, затем её мягкие губы сместились в сторону подбородка. - А что ты делаешь в этом Университете? Когда Альтахим обмолвился об этом, я сразу же примчалась сюда.
  А-а, так вот кто меня сдал... Перед глазами плыли круги, в голове шумела кровь, и кажется не только в голове. Правое запястье горело огнем. Но это мало заботило меня, сейчас хотелось погрузиться в женское тепло, и хотя бы на мгновение перестать думать о Лин. Демонова аматис! Опрокинув Миритану на спину, я впился жёстким поцелуем в её нежные губы, но драконицу это не смутило. Пробравшись одной рукой под мантию, пальцами другой она начала терзать мои волосы. Жжение в руке стало невыносимым и я, резко отстранившись, отсел от девушки.
   - Элтарриэль, - на лице Миританы застыло выражение непонимания и обиды, а я ошарашено перевел взгляд на скрытое перчаткой правое запястье.
  Я точно знаю, что желающие нарушить брачный договор беспрепятственно нарушают его. А я к тому же толком даже не женат, и уже обязан соблюдать супружескую верность? Это как понимать? И что, стало быть, физическую сторону любви я теперь могу познать только со своей аматис? Вот старая ведьма! И Лин тоже хороша! 'Хочу получить образование... Ты не понимаешь, я хочу вернуться в свой мир...', - мысленно передразнил её я. А кто-нибудь спросил чего хочу я?! А что, мысль! Пойду и расскажу. И я вышел из комнаты, пол в которой был покрыт изморозью.
  
  Рина
  
  Я сидела на полу в нашей комнате и раскладывала на бумаге семена Хортеи Огнелистой, для использования их нужно как следует просушить. Посмотрела на часы. Ребята сейчас в архиве, разбираются. По-хорошему сейчас пойти бы к ним и помочь, но у меня не было ни сил, ни желания. А ещё хотелось побыть одной. В какой-то момент, я ощутила странное покалывание в правом запястье. Удивившись, я сняла митенку - нет, всё в порядке. Белая кожа, никаких покраснений. Взглянула на татуировку - изящное переплетение серебристых и изумрудных линий, красиво, всё-таки. Уже хотела надеть митенку обратно, как почувствовала холод, сковавший моё запястье. Это было не больно, просто неприятно. Снова посмотрела на татуировку, онемение исходило от неё. Когда я провела кончиком пальца по серебристой линии, то создалось впечатление, что этот холод пробрался и в моё сердце. Во всяком случае, меня начало здорово потряхивать. Стянув с кровати плед, я закуталась в него, крепко прижимая к груди правую руку. На улице стояла невыносимая жара, а я дрожала от лютого холода. Поминая Хранительницу недобрыми словами, направилась к столу, где стоял самонагревающийся чайник. Магические предметы - замечательная вещь, правда, у большинства из них есть свой ресурс, так что по сути, это те же затраты на электроэнергию. Когда кристалл садится - его нужно нести к артефактору и тот за определенную стоимость, сделает его рабочим. Правда, в Университете необходимости тратить монеты на это дело не было - студенты артефакторского факультета заряжают магические кристаллы в порядке учебной практики.
   Налив в чашку дымящийся напиток из трав, я сделала маленький глоток. Обжигающая жидкость прокатилась по горлу. Второй глоток, третий - не помогало. Дрожь усиливалась и я, практически не чувствовала пальцев на правой руке. Что же это такое? Может что-то с Тарром? В какой-то момент, яркость ощущений схлынула. Осталась дрожь и стучащие от холода зубы. Я сидела в прострации, уставившись на сжимаемую рукой чашку. На поверхности жидкости образовались кристаллики льда. Странно. У меня вроде как нет особых способностей к стихийной магии. Очень медленно в меня стало проникать тепло. Отставив холодную чашку, я налила горячий чай в другую. Кажется, отпускает.
  Моё внимание привлекли уверенные шаги, раздавшиеся в коридоре. Еще мгновение и дверь открылась. На пороге стоял Тарр. Кажется, я закрывала дверь. Меня поразила гамма, испытанных мной чувств, сначала восторг, затем удивление, испуг, снова восторг. Как бы я не злилась на жениха, я не могла не испытать радости от его появления, вместе с тем, оно озадачило меня. Но мрачная решимость и злоба, светившиеся в дымчато-серых глазах меня откровенно напугали. Мстительно отметила, что и эльфа перепад эмоций не обошел стороной, и в этом была моя радость, потому что, увидевшее меня, съежившуюся под теплым пледом, лицо Тарра переменилось. Теперь в его глазах были испуг и удивление. И кажется... признание вины?
  В несколько шагов, преодолев расстояние, разделявшее нас, он опустился на пол рядом со мной. Аккуратно высвободив из моих холодных рук чашку, Тарр потянул меня со стула вниз, на себя и я прижалась к его надежной груди. Почувствовала, как тепло его тела передается моему, стремительно возвращая чувствительность нервным окончаниям. Стало почти уютно. Ровно до того момента, как я уловила чужой запах. Запах женских духов. Как на яву мне представилась высокая, стройная драконица с длинными каштановыми волосами. Медленно отстранившись, я осмотрела жениха, и увидела то, на что сразу не обратила внимания: волосы растрепаны более чем обычно, всегда безукоризненный шейный платок сбит набок. Перевела взгляд на лицо - серьезные серые глаза внимательно смотрели на меня.
   - Что случилось? - мягко спросил Тарр, но я сейчас была не в том настроении, чтоб умиляться его заботе.
   - Может быть, ты расскажешь мне, что случилось? - наблюдая за собой как бы со стороны, я ужаснулась, что это за фурия и откуда у меня такой холодный тон. - Или может, мне стоит поинтересоваться у леди Калэр?
  Выражение лица Тарра изменилось. Брови взлетели вверх, в глазах мелькнуло удивление, а затем они приняли привычный серебристо-серый цвет. Уголок его рта дрогнул в насмешливой улыбке.
   - Не думал, что ты так интересуешься мной. Леди Калэр просто моя знакомая.
   - Сложно было не заметить ваш с 'твоей знакомой' променад сегодня в трапезной, - язвила во всю я. К своей гордости, а может облегчению, заметила, что моя ярость вылилась в ледяное презрение и напряженно разведенные плечи. Ткнув пальчиком в грудь Тарра, я добавила. - Как и запах отвратительных женских духов.
   Тарр иронично поднял правую бровь и сказал то, что заставило меня вырваться из кольца мужских рук. К его чести, он мне не препятствовал.
   - Я всего лишь забочусь о твоей девичьей невинности. Или ты хочешь занять своё место в моей постели? - пронаблюдав за мной, через мгновение он продолжил. - Если я правильно понял, то это значит 'нет'. Покажи свою руку, пожалуйста.
  Сделав неуверенный шаг в сторону жениха, уже поднявшегося с колен, я протянула ему правую руку. Тарр бережно взял моё запястье, его длинные аристократичные пальцы ласково прошлись по коже, вызвав легкий озноб. Затем эльф приподнял ладонь к своему лицу и внимательно посмотрел на татуировку. Обреченно вздохнул. Видимо, что-то ему не понравилось. Что ж, я тоже была не в восторге от пережитых ощущений. Но откуда он узнал?
   - Что там?
   - Ничего такого, - врёт. Точно врёт. - Ничего такого больше не будет. Не переживай.
  Выпустив мою руку, он сделал два шага к двери, уже будучи почти на пороге, он обернулся. Его лицо осветила какая-то по-мальчишески бесшабашная улыбка, вместе с тем в ней мелькнуло... отчаяние?
   - Если передумаешь, - его пристальный взгляд встретился с моим. - Я буду рад.
  И он ушел. Надеюсь, его никто не видел. Бросила взгляд на кровать. Затаившаяся полосатая кошка смотрела на меня своими ясно-голубыми глазами. Феста всегда была рядом, правда ей удавалось быть совершенно незаметной, настолько, что я сама бывает, забывала о её присутствии. Я часто разговаривала с кошкой, вот и сейчас в пустоту прозвучал вопрос.
   - Да что он о себе думает? И для чего приходил? - неожиданно я услышала мягкий тягучий голос.
  'Принц предоставил тебе полную свободу, - Феста впервые снизошла до того, чтоб поговорить со мной. От удивления, я даже не сразу обратила внимание на её слова. Кошка привстала на четыре лапы и сладко потянулась. - Грех жаловаться'.
  С одной стороны она права: я сама отложила свадьбу, нас не связывали романтические отношения, по сути - он не обязан хранить мне верность. Но как-то... неприятно. С другой стороны, если бы ему было так важно заключить этот союз, то он мог бы быть более приятным кавалером. Красивые ухаживания, цветы, комплименты никто не отменял. Или в этом мире нет такого понятия как романтика?
   - Если бы он был в чём-то заинтересован, то мог бы проявить больше трепета, - я зло сверкнула глазами. - Во всяком случае, не стоило передо мной демонстрировать свою любовницу!
   ' Между ними ничего не было', - лениво протянула кошка, свернувшись клубком.
   - Откуда ты знаешь? - заинтересованно вопросила я, но Феста в этот вечер, больше не сказала ни слова.
  Вскоре из библиотеки вернулись ребята. Пыльные, усталые, но довольные. Перешучиваясь, они ввалились в комнату, заставив меня поднять глаза от толстого талмуда по основам магии. Настроение было ужасное, но от вида друзей внутри разлилось что-то теплое. Как же хорошо, что они у меня есть.
   -
  
  Элтарриэль
  
   - Демонова ведьма! - прорычав это и ещё более страшные ругательства, высокий пепельноволосый мужчина стремительно вошел в ректорский кабинет. Вслед за ним, ворвались порывы ветра, терзавшие волосы эльфа, и разметавшие документы, лежащие на столе Альтахима. Не церемонясь, Тарр прошел прямиком к столу, и начал рыскать в выдвижных ящиках.
   - И где ты его держишь? - спокойный голос совсем не вязался с поведением принца. Движения резкие, дерганые. Казалось, достаточно лишь искры, и прямо здесь вспыхнет пламя.
   - Нижний ящик слева, - внимательные глаза Альтахима Лукара, ректора Имперского Университета Магических Наук и Искусств, пристально следили за другом. - Что-то не так? Я думал, Мира сгладит твоё одиночество.
   - Благодарю. Ты чудесный друг. Чудесный на всю голову, - демон, расположившийся в глубоком кожаном кресле, удивленно воззрился на эльфа.
   - Мне казалось, вы неплохо ладите, - наблюдая, как эльфийский принц достает бутылку 'Драконьего яра' и два стакана, хмыкнул. - Или ты собирался эти пять лет блюсти себя для своей очаровательной невесты. Я тебе помешал?
   - Не собирался, - буркнул эльф. - Но, видимо, придётся.
  Пробормотав это, он наполнил два стакана огненной жидкостью, один протянул Альтахиму, со вторым бухнулся в кожаное кресло ближе стоящее к камину. Несмотря на летнюю жару, по ночам в каменном строении было прохладно. Приподняв в насмешливом жесте стакан, он отсалютовал им другу и предложил тост 'За коварство и женщин. Они созданы друг для друга', после чего пригубил напиток, который не зря именовался яром - редко кто выдерживал его обжигающий вкус.
  - Даже не знаю с чего начать, - глядя, на ожидающего прояснения происходящего друга, произнес Тарр. В глазах эльфа горела ледяная ярость. - Как тебе известно, я помолвлен, и моя невеста учится в твоем заведении. Она очаровательная, милая, но своевольная. Видят боги, я не рад был этому браку, и когда Лин попросила отложить свадьбу, испытал некоторое облегчение, но я никак не ожидал, что эти знаки действуют ТАК ... - и Тарр опять прорычал богохульство в адрес высших сил.
  - Обручальные знаки? А что с ними? - заинтересованно подался в сторону друга Альтахим. Эльф безразлично протянул запастье. - Любопытно. Древняя магия, но я не могу понять...
   - Атис переплела наши энергетические потоки, и это как-то завязано на физиологии, - закрыв глаза, произнес Тарр, его гнев внезапно угас, осталась лишь бесконечная усталость. - Оказавшись на кушетке с Миританой, я почувствовал как горю, руку жгло огнем, в это время Лин трясло от холода. Вот такая магия.
   - Стало быть, это оковы верности? - ухмыльнулся Альтахим, по-прежнему вглядываясь в вязь рисунка. Эльф раздраженно вырвал свою длань из рук друга.
   - Тебе забавно?
   - Да нет, я просто рад, что являюсь всего лишь бастардом из королевской семьи - никто на мне древнюю магию практиковать не будет, - Тарр приоткрыл глаза и хитро прищурился.
   - Разве что те студенты, которые не смогут успешно сдать выпускные экзамены.
  Мужчины рассмеялись, вспомнив веселые годы своего студенчества. Когда-то давно, они сами учились в стенах этого университета и делили одну спальню на двоих. Счастливые годы проказ, веселья и иллюзорного чувства беззаботности. Иллюзорного, потому что обоим юношам предстояло занять своё место в жизни, и пусть они старались не думать, но всегда об этом помнили. Сейчас, уже повзрослевшие, они сидели перед камином и слушали треск поленьев, раздающийся в полной тишине. Оба думали о сложившейся ситуации.
   - Тарр, я понимаю, это не в твоей манере - петь серенады под окном, - демон посмотрел на друга, встретив убийственный взгляд, ехидно добавил. - Хотя я бы посмотрел на это. Может, стоит добиться расположения невесты?
   - Я думал об этом. Альхим, раньше я думал, что мне нужна жена, которой легко управлять, но с Лин - мне этого не хочется. Я мог бы очаровать её. Аматис сокрушалась, что всё решили за неё, так вот, я предоставлю ей этот выбор. Этот мир для неё пока чужой и я не хочу стать для неё всем вместо него. Пусть она сначала полюбит то, что окружает её, иначе мы оба будем несчастны, - Тарр взболтал жидкость в своем стакане и перевел взгляд на друга. - Ты здесь?
   - Не мешай, - отмахнулся Альтахим, вынырнув из своих размышлений. - Я постиг ещё одну загадку мироздания, мой друг - мазохист.
  
  Глава 2
  
  Прошло несколько недель с того инцидента в нашей с Тай комнате. С Тарром мы практически не виделись - все время он проводил со студентами своего факультета. Стихийники были в восторге от нового декана, каждый вечер я выслушивала восторги подруги и скупую похвалу СенРи, всё-таки эльф был выдающимся магом. Я выискивала его взглядом в трапезной, но и там он был не частым гостем. К счастью, леди Калэр тоже не было на горизонте.
  А в принципе, до тех пор, пока между нами не будет какой-то определенности, я решила не рефлексировать. Учитывая, что внутри меня теплится надежа о возвращении в свой мир - это было ещё и глупо, поэтому я решила наслаждаться открывшимися передо мной возможностями. Уроки магии давались не просто, зато были очень интересными. Особенно когда со мной занимались Тай и СенРи. В силу расовой принадлежности у моих друзей были не простые характеры, драконы всё же, но они всегда помогали и не ленились объяснить мне что-то дважды. В Университете было много эльфов, как правило, они учились на факультетах боевой магии, общей и на целительском. Я, как и большинство Лесных, училась на последнем. Для меня оказалось удивительным осознать, что у всего живого есть свои магические потоки, а я как маг, должна просто перенаправлять их, усиливать, вливая свою энергию. В этом семестре, в основном, мы изучали различные виды трав и растений, их влияние и использование в различных зельях, но я уже в тайне мечтала, когда мы дойдём до того, чтобы выращивать что-то при помощи магии.
  Меня саму удивляло то, как мне нравилось учиться. В такие моменты всегда вспоминались мои мученические труды на журфаке. Нет, мне и тогда нравилось учиться, но сейчас это давалось так легко, так же естественно, как и дышать. В первую очередь, это касалось, конечно, травного дела и анатомии существ - моих профильных курсов. Но и с другими предметами дела обстояли не плохо: историю нагнала достаточно быстро, с общей магией помогали ребята, на теориях о мирах - студенты ценились уже за присутствие. Сложней всего было с Древними Письменами - я пока и к современной грамоте не до конца привыкла.
   - Так, а теперь замыкай круг. Мягче, - спокойный голос Тай раздавался в моих ушах. Я сидела, глядя на апельсин, лежащий передо мной. - Хорошо, а теперь потихонечку вливай силу. Потихонечку я сказала! Рина!
  Вытерев с щеки капли апельсинового сока, я смущенно посмотрела на подругу - она с недовольным видом, делая пассы в воздухе, ликвидировала последствия моих попыток создать защитный купол над предметом.
   - В этот раз гораздо лучше, - попыталась улыбнуться я.
   - Ну, смотря как на это посмотреть, - усмехнулась Тай, склонив голову к плечу. - В прошлый раз у тебя даже купол не обозначился, зато апельсин был цел. А если бы мы практиковались на Фесте?
  Кошку, сидящую рядом, передернуло, а к моему горлу подкатил тошнотворный комок. Бррр! Сейчас позавидовала тем, у кого не такое живое воображение и тем, кто имеет крепкий желудок. Глядя на позеленевшую меня, Тай-Линн смилостивилась и перевела разговор на другую тему. Ну, это она думала, что смилостивилась...
   - Как прошла встреча с твоей крестной? Тебе передали весточку от жениха? - губы Тай скривились в улыбке.
  - Неплохо. Она поинтересовалась о моих успехах, высказала пожелание, чтоб я приехала на каникулах, - врать подруге было неприятно, и об этом свидетельствовало то, как прилила кровь к моим щекам, но ложь была заготовлена заранее, и сказать правду я уже не могла. - Словом, всё как обычно.
   - Она не показалась мне обычной опекуншей. Мы с СенРи видели вас, когда ты возвращалась в университет. В осанке этой леди было столько величественности, - в глазах Тай застыл молчаливый вопрос, внезапно искры мелькнули в её глазах, и, она продолжила совершенно другим тоном. - Собираешься поехать?
  Я неопределенно пожала плечами. С одной стороны, я испытала шок, встретившись с родной матерью. Шок и ужас. С другой, что-то в её чертах невольно притягивало меня. В то утро, в трапезной, мне 'посчастливилось' столкнуться с ректором, верней Альтахим Лукар сам подошел к нашему столику и со словами 'От вашей крестной, Веридар', передал мне письмо. Под его пристальным взглядом мне пришлось кивнуть и принять конверт, в то время, как мои опешившие друзья, удивленно воззрились на почтившего нас свои вниманием ректора.
   - Что это было? - прошептал СенРи, когда глава университета отошел от нашего столика, направшись в сторону преподавательского помоста. Я, вскинув брови, и пожав плечами, вскрыла конверт.
  ' Лин,
  Твоя мать желает с тобой встретиться. Сегодня после занятий по основам травного дела ты должна быть у ворот университета.
   Тарр'.
  Короткая записка, заставившая моё сердце с удвоенной силой биться о ребра. За всё время, что я была в этом мире, я всего раз или два подумала о своих местных родителях, а они оказывается, обо мне помнили. Постаравшись не выдать охвативших меня эмоций, я повернулась к друзьям, и, глядя в их выжидающие лица, ответила.
   - Моя крестная в городе. Хочет увидеться, - и как если бы ничего необычного не произошло, я приступила к завтраку.
  После пары по травному делу, единственной после обеда, я, как было указано в записке, отправилась к воротам университета. У моих драконов сейчас были занятия, поэтому я была одна. От предстоящей встречи, внутри живота скучивался нервный узел, и я с трудом перебарывала желание развернуться и бежать в сады травников - место, где мне всегда было спокойно. Шаг. Ещё один. Я даже не могла прокрутить в голове картинку 'счастливого' воссоединения - мне казалось это чем-то неправильным. Предательством. В голове метались мысли о том, что у меня уже есть мама, и что она в другом мире. Так же не давало покоя то, что мои 'местные' родители позволили забрать своего ребенка неизвестно куда, обруча его ещё в младенчестве. Это казалось жестоким и не укладывалось в голове. В конце концов, я увидела перед собой кованые ворота, сразу за ними стояла чёрная лакированная карета, смутно знакомая, отметила я в голове. Уже оказавшись за территорией университета, я подошла к транспортному средству, к моему удивлению дверца открылась и навстречу простёрлась рука в белой перчатке. Тарр помог мне забраться в экипаж, я не заметила как, но оказалась сидящей рядом с принцем на одном сидении. Было очень неловко находиться с ним наедине в замкнутом пространстве, особенно после той знаменательной встречи в моей комнате. Глядя на то, как я тереблю края митенки, Тарр накрыл своей рукой мою, я встретила его понимающий взгляд.
   - Нервничаешь? - он неверно истолковал причину моего беспокойства. - Я понимаю, что ты скучаешь по той матери, но прошу, дай шанс этой.
   - Я не... - удивленно всмотрелась в серые глаза. Слова замерли на моих губах, потому что до моего испуганного сознания дошло, что я скучала, скучала по этому эльфу. С трудом оторвавшись от лица Тарра, я перевела взгляд на наши руки, и следующий вопрос сорвался с моих губ прежде, чем я успела его обдумать. - Ты носишь перчатки?
   - Ты тоже, - в его голосе слышалась улыбка, рука, лежащая поверх моей, слегка дрогнула. - Честно говоря, ненавижу перчатки, - и на этих словах принц уверенным движением снял сначала одну, затем - другую. - Но нам ведь, ни к чему сплетни. Позволишь?
  Я неуверенно кивнула, и Тарр, взявший мою правую руку, начал медленно и очень осторожно стягивать белую тканевую митенку. Когда моя, незащищенная тонкой тканью ладонь предстала взору, я услышала, как эльф тихонько выдохнул, и поняла, что сама непроизвольно задержала дыхание. Меж тем, Тарр легонько провел длинным аристократичным пальцем по сплетению линий татуировки. Я заворожено глядела на наши соединенные руки, и в этот момент мне ничто не казалось более реальным, чем подобные движению перышка, прикосновения Тарра. Я закрыла глаза, наслаждаясь нежностью пальцев, вырисовывающих на моей ладони древние руны.
   - Иногда я думаю это жестоко, - открыла глаза, Тарр смотрел на меня с понимающей грустной улыбкой. - То, как нас тянет друг к другу.
  Почувствовав себя ужасно неловко, я села ровнее, и перевела взгляд в окно, на проносящийся пейзаж. Но руку не высвободила.
   - Вероятно, я не смогу принять этих родителей. Мне кажется непонятным то, как можно отдать своё дитя неизвестно куда, - мой голос сел до шепота. Позволив мне сменить тему, принц продолжил рисовать на моей ладони.
   - Лин, иногда ничего не зависит от нас, бывает, наоборот - всё зависит от нашего решения. Парадокс, - Тарр невесело усмехнулся, и я снова перевела взгляд на него - рассеянный взгляд устремлен в никуда. - Но, ни в одном из этих случаев мы не имеем права выбора.
   - Мне казалось, что мы всегда сами выбираем свой путь, - я удивленно посмотрела на него. Тарр качнул головой.
   - Не когда на тебе лежит ответственность за других. Ты просто не вправе принять иное решение, - я несмело переплела свои пальцы с его, и правая ладонь легко накрыла наши соединенные руки. Было слышно лишь слабое поскрипывание рессор и удары гравия о днище кареты. Мы молчали. В этот раз тишину прервала я.
   - Ритуал? - бесцветно спросила я.
   - Думаю, да, - с задержкой ответил он. Тарр снова провел пальцем по плетению рисунка, и это отозвалось тысячей маленьких токов, разошедшихся по моему телу. Сглотнула. - Он был не совсем... обычным. Эти линии, они символизируют собой тебя и меня: наши души, сущности, жизненную силу. И они не такие, какие я видел на обручальных знаках других эльфов.
   - И в чём отличие? - заинтересованно посмотрела на вязь знаков. Линии на моей руке точь-в-точь повторяли те, что были на запястье Тарра.
   - Я только у одного эльфа видел знаки обручения, соединяющие разные расы, - и Тарр скривился, словно проглотил что-то неприятное. - Два ряда абсолютно разных линий соприкасаются друг с другом, слегка переплетаясь, - он снова посмотрел на наши запястья, перевернув их тыльными сторонами вверх. - Наши - словно силки друг для друга.
  Я хотела спросить, что он имел этим в виду, но внезапная остановка кареты, отвлекла моё внимание.
   - Приехали?
   - Да, мы на месте, - и принц протянул мне мою митенку. Спустя несколько минут мы уже стояли перед дверьми небольшого особняка, фасад которого был оштукатурен и украшен барельефами, по обе стороны от здания возвышался серебряный кованый забор, а за ним высокие кусты спинтариды. Тот, кто здесь живёт, явно не любит нарушителей на своей территории, потому что эти красивые и с виду безобидные цветы, вызывают нарушения в координации, дезориентацию в пространстве и кратковременные потери памяти. И самое главное, последствия вызывает не сколько запах, сколько царапины от притаившихся под листиками шипов.
   - Чей это дом? - повернулась к Тарру, который с интересом за мной наблюдал.
   - Мой, - снова окинула здание взглядом.
   - Не думала, что у тебя есть дом в Аксельгарде. Не так, я думала, ты живешь на территории университета.
   - В данный момент да, но я часто бываю здесь с дипломатическими миссиями. Это удобно иметь свой дом.
   - Не сильно похоже на жилище посла, - я скептически посмотрела на эльфа, на что он лишь улыбнулся уголками губ.
   - Мне нравится уединение, и я не люблю незваных гостей, - он усмехнулся, встретив мой насмешливый взгляд.
  - Я заметила.
   - Ты быстро учишься, - от случайной похвалы внутри меня разлился теплый поток чего-то тягучего. - Мы постучим?
   - А ты часто стучишься в двери собственного дома, - его зубы на мгновение сверкнули в улыбке.
   - Только когда предоставляю его кому-нибудь другому.
  Спустя минуту дверь распахнулась. На пороге стоял эльф, его древний возраст выдавали затуманившиеся голубые глаза, а может он был просто растроган. Склонившись в изящном поклоне, он с придыханием поприветствовал сначала меня, затем более учтиво и чопорно - Тарра.
   - Ваше Высочество! Ваше Высочество. Владычица ожидает вас в лазуревом салоне, - затем посторонившись, слуга опустил голову, и украдкой поглядывая на меня, шепотом произнес. - Отрадно видеть Вас.
  Тарр изогнув бровь, иронично посмотрел на слугу, затем на меня, и, осторожно взяв мою руку, повёл вглубь дома. Удивительно, но пока принц был со мной, я чувствовала некоторую уверенность, и совсем позабыла про страх перед встречей с родственницей. Хотя, нет, где-то в глубине, он ещё оставался, но ладонь, держащая мою, была такой теплой и какой-то надежной. Снова испытала прилив нежности к жениху - вероятно, это эффект от брачного ритуала.
   - Ты останешься со мной? - шепотом спросила его. Тарр искоса посмотрел на меня, и несколько задержался с ответом.
   - Думаю, не стоит, - невольно, я сжала его руку, нерешительность мелькнула в его взгляде. - Я пробуду столько, сколько нужно.
  И он открыл дверь в комнату. У меня перехватило дыхание от увиденного - толстый серебристый ковер устилал пол, прозрачно-голубого цвета стены, перемежались с драпировками цвета лазури. Вся мебель в комнате была белая, на изящном канапе и креслах лежали серебряные и того же лазуревого цвета подушки. Ко всему прочему, многие аксессуары были выполнены из прозрачного кристалла, похожего на хрусталь. Находясь в этой комнате, я испытывала чувство свободы, полета, какой-то невесомости. Ослепленная, я не сразу заметила величественную женщину с короной из рыжих волос на голове. Сжала ладонь, и почувствовала, как большой палец Тарра успокаивающе поглаживает тыльную сторону моей ладони.
   - Владычица царства Лесных эльфов, приветствую Вас, - низкий голос принца нарушил тишину, и Тарр склонился в учтивом поклоне. А я замерла, потому что с некоторым ужасом взирала на сидящую на кушетке эльфийку. В моей голове пронеслась мысль, что и почтенной особе сейчас неловко. Оторвав от меня свой взгляд, она величественно кивнула и указала на обитое белой шелковой тканью кресло.
   - Ваше Высочество, принц Элтарриэль, благодарю Вас за гостеприимство, - эльфийка перевела взгляд своих зеленых, темнее, чем у меня, глаз на мою скромную особу. Я неуверенно поглядывала на кресло Тарра, вряд ли это будет прилично, если я усядусь на подлокотник. В это время Владычица похлопала по сидению канапе рядом с собой. - Присаживайся, дитя.
  Я на деревянных ногах, заняла предложенное место, посмотрела на Тарра - в его глазах мелькнула насмешливость, которая помогла мне собраться. Около часа мы провели за беседой, прислужница подала нам чай, разговаривали о политике, ценах на алир, красотах Аксельгарда и о многом другом, о чём я не имела представления. Несколько раз эльфийка делала осторожные намеки о том, что присутствие мужчины здесь неуместно, но Тарр лишь улыбался уголками рта и с готовностью поддерживал беседу. Собственно как и сейчас.
   - Элтарриэль, Вы даже не представляете, какое счастье для матери наконец-то увидеться со своим дитем, - венценосная дама, с некоторым вызовом, противоречащим её словам, посмотрела на принца. - Я крайне благодарна Вам, за то, что Вы привезли её сюда.
  Глаза Тарра сверкнули, губы дрогнули в улыбке, и он мимолетно взглянул на меня. Я чувствовала себя несколько неловко, попросила его быть рядом и теперь он вместо меня отдувается перед женщиной, которая является моей родительницей. Разговор был учтивым, и временами высокопарным, но воздух вокруг словно потрескивал от напряжения. Леди хмурила брови, а Тарр вежливо улыбался. Наблюдая за своим женихом, я приходила во всё большее удивление. Сейчас передо мной сидело воплощение учтивой, немного ироничной отстраненности, очень любезное. Интересно, как много у него масок? Встретив его взгляд, я улыбнулась и отрицательно качнула головой. Принц, уже приготовившийся продолжить разговор, замер, внимательно посмотрел на меня и улыбнулся.
   - Что ж, тогда не буду вам мешать, милые дамы, - на этот раз Тарр улыбнулся Владычице, мне, даже служанке стоящей у стола, встал и уже у самой двери, развернулся к нам. - Ваше Величество, моя карета в Вашем распоряжении. Линарин необходимо быть в университете до закрытия. Желаю вам приятного времени.
  Напоследок он послал мне ободряющую улыбку и скрылся за дверьми. Я вроде как сама позволила ему уйти и приготовилась к тому, что останусь один на один с этой величественной женщиной, но видимо переоценила себя. В тот момент, когда двери за спиной Тарра закрывались, я чувствовала себя как человек, смотрящий на приближающийся гребень волны, высокой и тёмной. Из этого чувства панического трепета меня вывело восклицание королевы.
   - Ну, наконец-то! Какой упрямый мальчишка! - и эта странная женщина повернулась в мою сторону. Изящные брови насмешливо вздернуты, а в глазах искрятся смешинки. - И ты тоже хороша, чего испугалась? Да, видела я, как он на тебя смотрит, всё прекрасно поняла. Но ты уверена, что это он? Ведь свадьбы ещё не было и способ можно найти... - я, открыв рот, уставилась на эту только что сдержанную и холодную особу, слова которой проносились куда-то мимо моего сознания, и вот пока я находилась в состоянии шока, Владычица порывисто притянула меня к себе и крепко обняла. - Линарин, когда я видела тебя в последний раз, ты была такой крошкой... такие маленькие ручки и ножки... а глаза не изменились...
   - Эээ.. - высвободившись из объятий, я удивленно посмотрела на... мать? Мой мозг выцепил их потока слов то, что его заинтересовало. - А свадьбу можно отменить?
   - Это будет непросто, - вздохнула королева, сцепив руки. - Но сроки давности уже давно прошли, и мне кажется достаточным наказанием то, что ты была забрана у нас на такое долгое время. Да и в конце концов, ты же совсем юна!
   - Юна? - я опять была удивлена, вспомнилось, что Тарр говорил, что мне девяносто семь?
   - Конечно, юна. Даже ста лет нет, твои старшие сестры ещё не замужем, куда тебе торопиться? Ох, эта Атис, хвала ей за всё, придумала этот ужасный союз со Светлыми. Не спорю, решение не плохое, но такое жестокое. Ты знаешь, среди приближенных твоего отца есть один эльф, он конечно, не принц, но тоже очень родовит. Красив, умен, прекрасно разбирается в искусстве, быть может он тебе бы понравился? Было бы замечательно! Ты бы всегда была в семье, рядом с нами, - глаза Владычицы расширились, будто она вспомнила что-то важное. - Ты должна приехать к нам на каникулы....
  'Ага, там и познакомишься с новым женихом' - ехидно напомнила о себе Феста. Я мельком взглянула на эту, развалившуюся на пуфике, меховую шапку, а потом снова посмотрела на восторженно-возмущенно-фантанирующую эмоциями эльфийку. Мама родная! Ой!
  ...я была возмущена, когда узнала, что Светлые отправили тебя в Аксельгард и только после этого послали нам гонца о том, что ты вернулась! Я не видела свою дочь целых девяносто семь лет, и как только она появилась, её повезли в ДорсумЭйл! А как же родной дом?! Отец? Братья и сестры? - Владычица внимательно посмотрела на меня, потирающую виски. - Я много говорю?
   - Да, просто этого слишком много, я обещаю подумать по поводу каникул, - я осторожно посмотрела на немного расстроенную родительницу. - Вы знаете, я выросла в другом мире, и моя мама была человеком...
   - Низшая? - ошарашено спросила эльфийка.
   - Человек! И она воспитала меня, заботилась, поэтому не смейте так говорить, - оскорбилась я за маму. В темно-зеленых глазах что-то переменилось, их заволокла печаль, уголки губ женщины изогнулись в безрадостной улыбке.
   - Прости. Я не должна была. Расскажи мне о твоей... маме, - было видно, что последнее слово далось ей с трудом, и не знаю почему, но я начала рассказывать. И о проблемах в школе, и о том преподавателе в художке, о том, как мы с мамой любили театр, как она заплетала мои волосы в косы и как расстроилась, когда увидела результат Варькиного творчества - прическу, в смысле. И про подругу рассказала. Спустя ещё час, когда разум стал потихоньку возвращаться в смущенное сознание, я удивилась расхристанности своих эмоций - в последнее время, каждый раз, когда я думаю, что моя истерика достигла апогея, оказывается, что нет, это был не предел. Смущенно подняв голову с колен Владычицы, я заметила мокрые следы на белой ткани платья. Ох, так стыдно мне ещё не было...
   - П-простите, я... я не хотела всего этого говорить... - слова неуклюже срывались с моих уст, я не могла заставить себя посмотреть в лицо этой странной эльфийке, всё время пока я сокрушалась о наболевшем, она ласково гладила меня по волосам. Как если бы была моей настоящей мамой. - Наверное, вам было неприятно это слушать...
   - Всё хорошо, милая, у эмоций есть свойство, если хранить их в себе, рано или поздно они вырвутся наружу, - печальная Владычица тихонько вздохнула и улыбнулась одной из самых светлых улыбок, которые я когда-либо видела. - В конце концов, я рада была узнать тебя получше. Возможно, ты всё же захочешь посетить Тектемор, дом, в котором тебе всегда будут ждать.
  И что мне было ответить на это? Сейчас я сидела и смотрела на Тай - она ожидала ответа, о чем и решила напомнить.
   - Рин, если ты пытаешься передать мне свои мысли телепатически, то знай, у тебя не выходит, - и она подмигнула мне. - Но если уж очень хочешь, подойди к Лукару, может он переведет тебя на факультет ментальной магии?
  За что я любила подругу, так это за то, что не получив ответ на вопрос, она не начинает наседать, Тай переключается на что-то другое, но всегда готова выслушать и помочь. Если и правда удастся разорвать эту свадьбу и вернуться в свой мир, я обязательно расскажу всё Тай, перед тем как уйти. Во многом, именно благодаря ей, я не сдалась, не сложила лапки и не приготовилась умирать от отчаяния. Разумеется, и желтоглазый дракон в стороне не остался. Вспомнив про друга, невольно улыбнулась.
   - И чего мы так улыбаемся, про жениха вспомнила? - а вот что меня в подруге раздражает, так это её способность всё время меня подкалывать.
  
  Глава 3
  'Непрерывность действительной реальности определяется ... точка параллельного перегиба ... возникновение межфазных завихрений' - продираясь сквозь дебри научного трактата, я ощущала, как мысли изнутри царапают мой мозг. О, кажется я здесь сдохну.... Прямо в библиотеке. Уткнулась лицом в ладони, и устало потерла виски. Сколько я уже здесь? Посмотрела в окно - краешек солнца виднелся из-за леса. Пора. Огорчало, что за пару часов потраченного времени, ничего не удалось узнать. В какой-то степени именно для того, чтоб выяснить способ вернуться в свой мир, я поступила в университет, а получается... С другой стороны, я учусь всего лишь месяц, и прочитала только восемь книг о других мирах. Хорошо, пролистала - читать труды, в которых через слово проскакивают малопонятные слова непросто, особенно если понятные - это предлоги и союзы. Кажется, надежда покидает меня. Вздохнула. Ладно, сегодня был тяжелый день, и вечер, кажется, будет не из легких - по истории надо подготовить реферат о перемирии между империей и демоническим царством, вот заодно, сейчас возьму пару книг.
  Петляя между деревьями, я шла к женской общаге, наша была самой большой, остальные две, мужские, тоже имели впечатляющие размеры, но их внешний вид был аскетичный, без излишеств. Что ж, надо они и мальчишки. Вообще парней в Университете было больше - каждое существо, мужского пола было обязано закончить какое-либо учебное заведение, разумеется в Имперском Университете Магических Наук и Искусств, учились только самые способные или родовитые. Тай удивлялась, каким образом я сюда попала, вроде не родовитая, да и талантами особыми не отличаюсь. К женскому образованию в империи относились иначе - женщины могли учиться, а могли - и нет, при этом к этому не относились как к блажи, потому ученые дамы были всеми уважаемы и занимали посты наравне с учеными мужчинами. В прочем, те леди, которые решили посвятить себя заботам о доме, семье, хозяйстве также почётом были не обделены, наоборот, считались завидными невестами, желанными женами и способными матерями. Уже выходя из тени аллеи, я увидела два больших жёлтых глаза, светящихся в темноте, от испуга и неожиданности, я попятилась назад, чуть не наступив на следующую за мной Фесту.
  'И откуда такие пугливые эльфийки берутся, - я услышала знакомый ленивый голос и уже звучавшую раньше фразу. - Не чему тебя жизнь не учит, никогда нельзя показывать свой страх. Это вызывает у нападающего желание поохотиться. Это я тебе как хищник, говорю. Привет, мелкая, ты чего-то совсем помельчала'.
  Я, уже узнав, эту наглую тигриную морду поддалась порыву и обхватила руками косматую голову Цертуса, всё-таки давно его не видела, а все его подковырки не носили злобного характера. Надеюсь. Краем уха услышала, тягучий голос Фесты, которая в сторону сказала что-то вроде: 'По крайней мере, мои умственные способности от этого не уменьшились..'
  'Что ты там промяукала, малышка?', - Цертус, как настоящий мужчина дразнит Фесту, вот стукнула бы, честное слово, но Феста и сама, та ещё кошка.
  'Папочка, говорю, что тебе с твоим-то мозгом, вообще никаких сложностей с уменьшением в размерах не было бы - орех тартуха и в кошачьей черепушке уместится', - почесывая за ушком Цертуса, я наблюдала за своей питомицей, в мягком голосе которой набатом звучали ехидные нотки. Ай, да Феста!.. Цертус ограничился добродушным пожуриванием, впрочем, оно вызвало у кошки ожидаемую им реакцию - шерсть на её загривке вздыбилась, полосатый хвост дергано мотался из стороны в сторону.
  'Эх ты, ме-елкая...' - Феста, решила не терять достоинства, проигнорировав данный укол, а я решила пообщаться с любимцем жениха. Кстати, о нем и поговорим.
   - Цертус, а разве тебе можно находиться на учебной территории? Не боишься, что шкуру подпалят, у нас тут, знаешь ли, и боевые маги учатся и драконы, - я решила начать издалека, по пути немного отомстив за свой испуг. - Будет у Тарра вместо верного друга пушистый коврик, но ты не переживай, я, как будущая хозяйка, обещаю его регулярно расчесывать, выхлопывать. Эх, жаль тут пылесосов нет... - я печально вздохнула, искоса поглядывая на огромного зверя. К его чести, он даже хвостом не замотал и усом не дернул, наоборот, вальяжно растянувшись на траве, ухмыльнулся.
  'Маленькая пугливая эльфийка изволит шутить? - тигр лукаво посмотрел на меня. - Я слышал, ты встретилась с Владычицей Лесных? И как она тебе?' - ну вот, не одна я решила поиграть в шпионов. Тарр подослал? Нет, он же не понимает, что говорит тигр. Ну, и ладно.
   - Всё прошло не плохо. Она, оказалось достаточно милой, - честно говоря, эта характеристика не выражала и сотой доли от моего впечатления от родительницы. - Тарр сопровождал меня, честно говоря, он какой-то странный в последнее время...
  'О чём ты?' - глаза большого кота стали размером с блюдца. Я, примостившись рядом со зверем, откинулась на его пушистый бок, закрыла глаза. Какой уютный кот! Невольно, почувствовала себя на визите у психолога.
   - Странный... - представив перед глазами образ своего эльфа, стала говорить - всё равно Цертус никому не расскажет, а так, может, я получу хороший совет, всё-таки, несмотря на то, что говорила Феста, Цертус умен и проницателен. И знает Тарра. - Мне казалось, мы с ним подружились, он был такой открытый, я подумала, что нравлюсь ему. А потом он внезапно стал холодным незнакомцем. На той неделе он сопровождал меня в Аксельгард на встречу с матерью, и в нем опять мелькнул прежний Тарр, но какой-то совсем другой. А потом он снова стал сдержанно-официальным и насмешливым. Я запуталась... Цертус, он вообще нормальный?
   'Маленькая глупенькая эльфийка... - вздохнул подо мной тигр, я возмущенно выпрямилась, что у меня, что у Фесты - никакой выдержки. Ну и наглая морда лица у этого зверя! Кажется, скоро я начну лелеять мечту о полосатом прикроватном коврике... Насмешливо глядя на меня, Цертус продолжил. - Я же тебе говорил, что ты первая, кто так близко подобрался к настоящему Элтарриэлю... А в прочем, разве не ты отложила эту свадьбу, знаешь ли, это неплохой удар по мужскому самолюбию, даже такого хладнокровного принца. Он был взбешен'.
   - Я же отложила, а не отказалась! - обозлено посмотрела на любимца Тарра. - Мог бы не отстраняться, а наоборот, как-то расположить меня к себе. У вас что, не принято ухаживать за понравившейся девушкой?
  'Ааа... Саму задело, - протянул Цертус. Задело. - Помнишь, что я тебе говорил, не торопи его. Ты отложила свадьбу, так наслаждайся дарованной свободой, заводи знакомства, учись, а то ты внешне эльфа, а необразованна словно тролль'.
  Я, возмущенно отползла, ещё в начале сентенций этой зверюги, теперь я глядела на него исподлобья, крепко сжав кулаки. Тролль, значит... Тут неподалеку послышались голоса ребят, кто-то тоже запоздало торопился домой. Ой, они ж по этой тропинке пойдут!
  'Ладно, глупышка, рад был тебя увидеть, и тебя, мелкая, - тигр поднял своё массивное тело, и уже уходя, ехидно бросил. - Не буду, уж пугать ваших боевых магов и драконов'.
  В общагу мы шли взбешенные. Я и Феста.
   - Нет, ну это надо!...
  'Достал!'
   - Тролль, значит? Необразованная?! - никогда мы ещё не были так единодушны.
  'Всю жизнь мелкой называет!'
   - Я к нему со всей душой, загривок почесала, а он... Коврик из него сделаю!
  'Ведет себя как... - Феста осеклась, посмотрев на меня испуганными глазами. - Чего?'
  - Фигурально выражаясь. Не думаешь же ты, что у меня хватит способностей... да нет, у меня даже злости для такого не хватит, - смущенная своими словами, отвернулась. - Не просто тебе с ним, да?
  'Он мой отец, что уж поделать? - устало вздохнула кошка. - Я смотрю, и тебе от него достается?'
   - Ну не то, чтобы. Просто его слова выводят меня из себя, а так он вполне добродушный кот, - я улыбнулась фыркнувшей Фесте. Кажется, наше столкновение с её отцом, сблизило нас, как говорится, в одной лодке. А ну-ка... - Просто он так проявляет свою симпатию, вот Тарра мне понять гораздо сложнее.
  ' Принц только с виду такой спокойный и сдержанный, он привык совладать со своими эмоциями, но от этого они никуда не делись, - Феста проницательно посмотрела на меня. - А остальное, он расскажет тебе сам, если решит, что в этом есть необходимость. Не смотри так на меня'.
   - Как?
  'Выжидающе, - мы на некоторое время замолчали, да и в принципе стоило бы помолчать, если заметят, что я веду беседы со своей кошкой, могут и за сумасшедшую счесть - ведь мой дар крайне редок. - Ты оказалась совсем не такой, как я думала в начале'.
   - Нет? - я удивленно смотрела на кошку, неужели оттаяла? Феста укоризненно посмотрела на меня, и задала тот вопрос, который временами посещал и мою голову.
  'На самом ли деле ты хочешь вернуться в свой мир?'
   - Разумеется, - без промедления ответила я, это был единственно правильный и логичный ответ, разве нет? - Там мой дом, семья и друзья. Пусть тот мир не такой яркий и волшебный, но он мне ближе. Конечно, я хочу вернуться!
   'А принц?' - в голосе Фесты затаился скептицизм.
   - А что принц? - я сделала непонимающее выражение лица. - Найдет себе принцессу, и будут они жить долго и счастливо.
   'А кто это только что, сокрушался 'я не понимаю Тарра, он странный', - кошка исказила свой голос, явно подражая моему. - Что тебе принц?'
   - Ничто и никто. Он сам сказал, что не хочет этой свадьбы. Мы с ним просто заложники долга, по своей воле мы бы в такой ситуации не оказались.
   'Ой, ли...' - на сегодня хватит с меня разговоров!
  Проснулась я с тяжелой головой. Всю ночь снились серые глаза, и низкий голос Тарра, который насмешливо спрашивал: 'Кто я для тебя, Лин?'. Вопрос был не простой, наверное, поэтому, не выспавшись, я была такой разбитой.
   - Лин, птицы уже проснулись! - я опустила тяжелый сонный взгляд на жизнерадостную подругу. И как ей удается выглядеть как огурчик, вчера ведь вместе допоздна занимались. - Ты помнишь, что тебе сегодня к первой паре?
  Перевела взгляд на часы. Ох, ты ж! Совсем мало времени! Быстро собралась, и мы направились в трапезную.
   - Лин, ты меня слушаешь?
   - А? - рассеяно уставилась на подругу - и сейчас не давал покоя мучивший всю ночь сон.
   - Ты всё утро словно не здесь! - Тай шутливо толкнула меня плечом и улыбнулась проходящему мимо дракону-старшекурснику. М-м-м... - Я говорю, что если хочешь, то на каникулы можем поехать в моё родовое поместье. Родители согласятся. Обещаю, будет весело! Ну, не оставаться же тебе одной на целый месяц здесь? Или ты решила порадовать родственников и жениха? - подруга задорно мне подмигнула.
   - Жених тоже не сильно рад предстоящей свадьбе, так что может и обойдется.
   - Судя по твоей вымученной улыбке, это бесплотные надежды. Слушай, а может мне вместе с тобой поехать к твоим? Уж мы покажем этому эльфу, какой неудобной женой ты можешь быть, - посмотрела на загоревшуюся идеей подругу, оценила размеры возможной катастрофы. - Нет, боюсь, мне не простят разрушение эльфийского царства, во всяком случае, не в этот раз.
  Улыбнулась подруге, а она обиженно надула губы, что ж это не на долго. А вот идея, предложенная Тай хороша, надо будет опробовать.
  Мы вошли в главный учебный корпус, по пути к трапезной, встречая многих сокурсников. Забавно получается, там у меня была Варька, здесь - Тай, и та и другая помогли мне освоиться в социуме. Появилось много, знакомых, друзей, правда и без недругов не обошлось. Как раз, впереди мелькнула алая грива одногруппницы Тай и СенРи - Арамии Ритхе. Тай говорила, что эта драконица близка ко двору и происходит из древней и очень благородной семьи, жаль на характере это не отразилось. Прав был Плутарх, говоря, что происхождение вещь весьма важная, но слава принадлежит нашим предкам. Мэма, так за глаза называли девушку, испепеляла меня взглядом, стоило только мне появиться на горизонте. Почему? Да, потому что эта безумная решила, что между мной и СенРи что-то есть, видимо, у драконицы были далеко идущие планы, всё-таки СенРи весьма родовит. Эх, честолюбивые особы!
  Но сейчас, взгляд каре-золотых глаз девушки был прикован не ко мне. Сначала, я вздохнула с облегчением, но потом у меня перехватило дыхание от осознания происходящей передо мной картины - Мэма в нижайшем реверансе склонилась перед приближающимся к ней магистром Сентаром: 'Ваше Высочество', едва слова сорвались с нежных, искривившихся в улыбке губ, как Тарр остановился, и немного развернулся к девушке, так, что мне стал виден его профиль. Мы находились в нескольких шагах от разворачивающихся событий, поэтому я отчетливо слышала тихий, спокойный, но полный едкого сарказма голос принца.
   - Леди, с вашей стороны было очень мило напомнить мне о моём титуле, - Тарр усмехнулся, взгляд его ледяных глаз беспристрастно изучал лицо краснеющей девушки, а слово 'мило' почему-то прозвучало почти ругательством. - Но в стенах этого заведения, я откликаюсь на обращение 'Магистр Сентар'. Моё почтение.
  Мы с Тай шокировано замерли и смотрели на гордый разворот плеч, удаляющегося декана, затем я перевела взгляд на Мэму, девушка, перехватив его, уставилась на меня с осязаемой ненавистью. Да, свидетелей убивают. Больше тратить времени мы не могли, поэтому смешавшись с толпой, вошли в зал трапезной, за нашим любимым столиком ждал СенРи.
   - Доброе утро, вы чего-то припозднились сегодня, - дракон растянул губы в очаровательной улыбке. - Завтрак почти заканчивается.
   - СенРи, ты не поверишь! Оказывается наш декан принц! - пока я нагружала свою тарелку, Тай восторженно рассказывала об увиденном. - Но это не самое главное! Мэма почти бухнулась перед ним на колени, о, это было так подобострастно, а он посмотрел на неё как на насекомое, забравшееся в его обед. Бррр! Не хотела бы я оказаться на её месте.
   - Ему было все равно, - вставила я и поймала раздраженный взгляд подруги.
   - Я почти не удивлен, да и стоит ли, вся аристократия в той или иной степени близка к короне, - СенРи методично поглощал пищу со своей тарелки.
   - Значит, так? - глаза Тай хитро сверкнули, а по щекам пробежали языки пламени - явный признак, что девушку переполняют эмоции. - Рина, а у тебя... уже был мужчина?
  Не дружите с драконицами: они злобные, коварные и мстительные. Наверное, поэтому с ними так весело. Так как я в этот момент отпивала из бокала, то жидкость оросила мой нос и окрасила скатерть ягодным соком, бедняге СенРи пришлось хуже - он что-то жевал, и видимо, пища встала колом в пищеводе. Прокашлявшись и отпив из бокала, он возмущенно посмотрел на Тай-Линн.
   - Ты деликатна, как тролль. Такие вопросы нужно обсуждать за столом в присутствии мужчин?
   - А Рина всё равно в тебе, как в мужчине не заинтересована, так что ты не в счёт, друг, - Тай, растянула губы в коварной улыбке. Дракон побледнел, перевел взгляд золотых глаз с Тай на меня, потом обратно, встал и ни слова не говоря, вышел.
   - Ну и зачем ты так, - я недоуменно смотрела на подругу.
   - Чтоб не мучился, - отмахнулась драконица, наполняя свою тарелку. - Он уже месяц глаз с тебя не сводит, ты ему мило улыбаешься, но за линию, за которую он хочет зайти - не пускаешь. Или не так?
  На это мне сказать было нечего. СенРи и правда был очень мил, и добр, и смешлив, и, возможно, проживи я здесь всю жизнь, не встреться с Тарром, я бы влюбилась в этого несносного обаятельного дракона, но... Но, я пока не готова сдаваться.
   - Так было? - Тай хитро на меня покосилась.
   - Нет, - почти шепотом произнесла я, сосредоточившись на изучении содержимого тарелки.
   - Эх!.. И у меня нет, - сокрушенно пробормотала драконица, а я удивленно уставилась на подругу. Тай была младше меня на несколько лет, но она-то свои девяносто два прожила в реальном течении местного времени. Поймав мой недоуменный взгляд, подруга ответила. - В своё время протормозила, а потом жених нарисовался - он такой, что не оценит.
   - Ты же не хочешь за него замуж.
   - Не хочу, но если он откажется - моя семья будет опозорена, - что-то мне подсказывает, что моя подруга не договаривает. В прочем, и у меня от неё есть секреты. Много секретов. Но возможно, скоро я буду вспоминать обо всем этом, как о сказочном сне, ведь у меня появилась призрачная надежда, которая сулила избавление от оков этого мира. Бросила взгляд на правую руку - и от этого тоже. Через месяц начнутся каникулы, задумчиво пережевывая сельдерей, я мысленно строчила письмо матери.
  
  'Ваше Величество!
  Я подумала и решила ответить на Ваше приглашение согласием, единственное, мне бы хотелось, чтоб в путешествии и в родовом замке меня сопровождал мой жених - принц Элтарриэль Алитиор Сентар.
   С Уважением, Линарин'.
  Что ж, кратко, понятно - так и напишу. Держись, Тарр!
  
  ***
  Белоснежные паруса фрегата, рьяно раздуваемые ветром, несли нас к берегам Калиго. В этот раз, мы пересекали воды Великого моря, называемого Фретумом, на корабле, принадлежащем лесным эльфам. Глядя на синюю толщу, я вспоминала, как в прошлое плавание капитан Тэнарил рассказывал мне о русалочьем царстве, скрывавшемся в глубинах бескрайнего пространства. Сейчас очень не хватало увлекательных историй старого эльфа, у которого был дар чудесного рассказчика, с другой стороны, наверное, я бы не решилась на дальнейшее перед тем, кого так уважала. Мы были в пути уже второй день, и все мои размышления были лишь о том, как досадить жениху. В соответствии с планом, необходимо было заставить Тарра возненавидеть саму идею об этой свадьбе. В конце концов, если он будет против, то тоже начнет искать способы расторгнуть помолвку. Жаль, конечно, что и ко мне его отношение изменится. Хотя, с другой стороны, сейчас оно обусловлено только действием ритуала, и то, что нас тянет друг к другу - неестественно. Если все получится, то мы оба будем свободны, и, я надеюсь, счастливы.
  Не знаю, был ли удивлен Тарр приглашению во владения Лесных, но по морщинке, залегшей между бровей, можно было судить, что предстоящими каникулами принц недоволен. Отлично. Что ж, мой любезный друг, начнем.
  Поднялась на палубу, поискала глазами принца. Он наполовину присев, облокотился на фальшборт и смотрел вдаль - как и в прошлый раз. Интересно, что за мысли сейчас томят его голову? Остановившись рядом с ним, я стала расшнуровывать оружейный пояс.
   - Тарр, ты не подержишь? - эльф обернулся, посмотрел сначала на меня, а потом удивленно уставился на протянутый пояс и кинжал на нём. Не став дожидаться пока он их возьмет, я просто сунула вещи ему в руки. Видимо от неожиданности, но он их принял, а я стала расстегивать небольшие, в виде бочонка, пуговички на своём сюрко. Как бы случайно бросила взгляд на Тарра - его серые глаза округлились, в них застыл шок.
   - Лин, могу я поинтересоваться, что ты делаешь? - севшим голосом спросил принц. Я, сделав удивленное лицо, посмотрела на него с выражением что-тут-может-быть-непонятного.
   - Раздеваюсь, разумеется. Не в одежде же мне загорать, - я посмотрела за борт. - Эх, ещё бы искупаться... Думаешь, это возможно?
  Тарр поперхнулся, посмотрел вправо, влево - на палубе было много Лесных и они с любопытством наблюдали за разворачивающимися событиями, кажется, я поставила своего жениха в сложную этически-политическую ситуацию. Но эльф поступил неожиданно для всех нас.
   - Конечно, милая, давай я тебе помогу, - и этот оборзевший ушастый, отстранив мои руки, принялся с наглой медлительностью расстегивать на мне пуговицы. Теперь серые глаза смотрели насмешливо, с осязаемым превосходством. Он перевел взгляд туда, куда всегда смотрят неприличные парни, да и приличные тоже смотрят, но искоса. Понизив голос, Тарр прошептал: - Уверена? Нам тут как раз зрелищ не хватает.
  Сердито хлопнув жениха по рукам, я отступила на шаг, подобрала оброненный Тарром пояс. Уже когда я отходила от этого наглеца, услышала позади сдавленный смешок. Вздернув подбородок, я прошествовала мимо прячущих улыбки Лесных эльфов. Один-ноль. Не в мою пользу.
  Раздражение я выместила на подушке: хук справа, хук слева, череда ударов. Вот же сволочь! Вздула чёлку, не знаю, понял ли он мой мотив, но я буду играть до конца. Так, и последний - по центру. В воздух взлетело легкое белое перышко.
   - И что это было? - резко обернулась. Как он сумел подкрасться так незаметно? Тарр стоял, опираясь спиной на закрытую дверь, руки и ноги скрещены, голову эльф склонил на бок.
   - Ты не стучался.
   - А ты не ответила на вопрос, - несмотря на видимую небрежность позы, в его голосе чувствовалось напряжение. Казалось, серебристо-серые глаза желали просверлить во мне дырку.
   - Что именно? - я решила строить из себя дурочку, обычно недалекие девушки мужчинам не нравятся. А Тарр он такой... его спутница должна быть удивительной. Вздохнула - про меня-то такого точно не скажешь.
   - Я про твоё желание порадовать команду своим нагим телом, - слова были сказаны с убийственной спокойностью, а проницательные серые глаза внимательно изучали моё лицо. Почувствовала себя неловко. Никогда не сталкивалась с представителями правопорядка, но что-то мне подсказывает, что в запугивании Тарр дал бы им сто очков вперед.
   - Я не понимаю, о чём ты! - попытка изобразить возмущение практически удалась. - Я всего лишь собиралась позагорать. В моём мире это нормально, а ты со своими отвратительными намеками всё испортил!
   Правая бровь принца скептически вздернулась. На мгновение задумавшись, Тарр задал мне вопрос, который натолкнул меня на дальнейшую линию поведения. Замечательный всё-таки у меня жених!
   - Я правильно понимаю, что за неимением возможности вернуться в свой мир, ты хочешь привнести его в этот? - я была так благодарна за подсказку, что радостно закивала головой, словно китайский болванчик. Тарр, ты просто чудо!
   - Да, я же говорила тебе, как скучаю по дому. Знаешь, я так люблю готовить, может, на ужин я сделать что-нибудь из того, по чему я соскучилась? Мы могли бы поужинать здесь. Вместе, - я обвела рукой каюту. Она была достаточно просторной, и помимо широкой кровати вмещала так же платяной шкаф, сундук, обеденный стол и два стула. По глазам Тарра, я прочла, что он почувствовал подвох, но, всё же, заколебавшись на секунду, кивнул.
  'И что ты задумала, рыжая бестия?' - я не посмотрела в сторону Фесты - не стоит вызывать у принца ещё больше подозрений.
  Не знаю, обманула ли Тарра моя напускная невинность, но он, кивнув каким-то своим мыслям, пожелал мне успехов в кулинарных делах и удалился. А я коварно захихикала.
   'Ты хоть готовить умеешь, пакостница?' - Феста лениво развалилась на покрывале рядом со мной, в голубых глазах искрился смех.
   - А как же, - я усмехнулась, озорно посмотрела на свою питомицу, ставшую мне за последнее время гораздо ближе. - Что это за жена, которая не может приготовить ужин дорогому мужу?
  Моему появлению на камбузе очень удивились. Каждый на корабле знал, что важные пассажиры судна - это светлоэльфийский принц Лапитаскерры и младшенькая дочка Владыки Лесных. В тот день, когда настала пора отправляться в путешествие, мы прибыли в главный порт Аксельгарда. Матросы, до этого снующие по трапу - замерли, старшие по положению, а с ними капитан, живо что-то обсуждавшие - задумчиво оглядели меня, и, почти неприязненно моего принца. Почувствовала себя рок-звездой - отовсюду на меня были направлены любопытные и оценивающие взгляды.
  Сейчас, стоя перед коком и его помощниками, я опять испытала это ощущение - в глазах младших поварят застыло почти благоговение, а сам хозяин камбуза смотрел на меня с недоумением. В ещё большее удивление они пришли, когда я попросила предоставить мне рабочее пространство и продукты. Впрочем, в карих глазах старого эльфа промелькнуло ещё и раздражение, но делать нечего - мне позволили кашеварить в этом святая святых.
  Я решила сильно не заморачиваться и остановила свой выбор на варениках с картофелем и репой, а к ним нарезала овощной салатик. Ничего необычного, но готовую начинку я разделила на две части и в одну из них с усердием вмешала специй. Должно получиться пикантно. Подумав об этом, я довольно захихикала, а юный крошка-эльф, наблюдавший за моими действиями озадаченно нахмурился.
  Всё было готово! Стол устелен белой скатертью, накрыт на две персоны, так как блюда были достаточно простыми, я решила отыграться на оформлении. Дно тарелки выстелила листьями салата, на них вареники, присыпанные пассированным луком и политые соусом, между прочим единственным, что было одинаково съедобным в обеих порциях. Так же каждому из нас полагался салат. Довершала картину бутылка вина, позаимствованная мной из корабельного запаса, и два бокала.
  К оговоренному времени, я услышала стук в дверь. Ну, здравствуй, друг мой ситный, прошу к столу. Натянув радушное выражение лица, я поспешила впустить гостя. Тарр выглядел как всегда безупречно, кинув быстрый взгляд на стол, он с некоторым любопытством уставился на меня, красиво очерченные губы изогнулись в усмешке.
   - Ты меня удивляешь.
   - Правда? - растянув губы в улыбке, я состроила польщенный взгляд. - Ты знаешь, в моём мире говорят, что в женщине всегда должна быть загадка.
   - Разумно, - его зубы сверкнули в быстрой усмешке. - Позволь проводить тебя к столу, аматис.
   - Конечно, - мои губы застыли в улыбке, ох, и чего это эльф растачает своё обаяние, не думает же он что я пригласила его на ужин, чтобы после... ээ... Тарр помог мне занять своё место, и напряженно я уставилась в свою тарелку - пахло вкусно, но мне словно палку в пищевод затолкали.
  - Лин, что-то не так, - лицо принца, устроившегося напротив, выглядело обеспокоенным. Подожди, сейчас ты будешь о другом переживать! Мысли о шалости вернули мне боевой задор, и я безмятежно улыбнулась спутнику.
   - Минутное. Видимо, морские путешествия - не моё. Приятного аппетита!
  Тарр кивнул и пожелал мне того же. Накалывая вареник на вилку, я исподтишка наблюдала за женихом: сперва он разлил по бокалам вино - как любезно с его стороны, затем, развернув салфетку и постелив её на колени, чинно и благородно принц взялся за столовые приборы, а теперь самое интересное - первый вареник из порции 'для тех, кто любит погорячее', изящно отправился в светлоэльфийский рот. Сосредоточившись на пережевывании пищи, мысленно уверяла себя, что мне совершенно не смешно, опустив глаза в тарелку, я боялась посмотреть на эльфа. Было тихо. Не удержавшись, я взглянула на Тарра - он медленно потягивал вино и задумчиво смотрел на меня поверх бокала.
  - Тебе не понравилось? - встревожено спросила кавалера. Тарр, отставив бокал, тепло мне улыбнулся.
   - Необычно, - немного задержался с ответом. Снова взяв в руки приборы, он продолжил трапезу. Вероятно теперь, задумчивое выражение лица было у меня: принцу еда пришлась явно не по вкусу, но он смиренно продолжал её есть. Да, это же невозможно! Я пробовала эту начинку - это несъедобно.
   - Когда мы поженимся, наверное, я сама буду готовить, - с удовольствием отметила, что эльф поперхнулся, и с воодушевлением продолжила свою забаву. - Ты же не против? Я замечательно варю борщ, пиццу... Да! Пиццу сделаем обязательно!
  Тарр невозмутимо на меня посмотрел, но почему-то под этим взглядом я внутренне поёжилась. Затем, он снова опустил взгляд в тарелку.
   - Разумеется, но боюсь, ты обидишь нашего повара. Как насчёт того, чтобы готовить по особенным дням? - вкрадчиво, как-то заговорщицки спросил Тарр.
   - Когда ты рядом, каждый день особенный, - почти пропела я, а Тарр поднял на меня смеющиеся глаза.
   - Ты слишком любезна, милая, - встав из-за стола и обойдя его, принц остановился позади меня. Через мгновение я почувствовала теплое дыхание у своего виска - пальцы Тарра ласково скользили по моей щеке, а его левая рука властно лежала на плече. - И слишком наивна, - резко выпрямившись, он отошел к двери. - Благодарю за ужин. Это было незабываемо.
  Я растеряно смотрела в свою тарелку. Прикосновения Тарра словно оставили после себя огненные следы - внутри всё дрожало от напряжения. Что же со мной делает этот чёртов эльф?!
  
  Элтарриэль
  
  Вот же маленькая ведьма! Вспоминая о проделках аматис, я не могу не усмехаться - сколько же в ней упрямства! Это восхищает. Даже, несмотря на то, что она одна оказалась в чужом мире, Лин окружила себя теми, кто поддерживает её и помогает, и друзья-то у неё не из последних семей империи. Как только мы прибыли в порт, она заочно получила расположение всей команды - неудивительно, младшая принцесса, наконец, возвращается домой, а после сцены на палубе так вообще - заслужила их искреннюю симпатию. Я от путешествия был не в восторге, начать хотя бы с того, что между нашими государствами никогда не было особой дружбы, и даже сейчас находясь здесь на судне, принадлежащем Лесным эльфам, почти физически ощущал волны неприязни, направленные на меня. Что уж говорить, о месяце, проведенном в Тектеморе - родовом поместье королевской семьи? Но отказаться от приглашения Владычицы Луриан было бы сравнимо с оскорблением, а значит, я вынужден совершить это путешествие. Вероятно, это будет самый долгий месяц в моей жизни, даже хуже, чем когда на летнюю практику меня отправили в АспэрКоут - драконью резиденцию, находящуюся на севере Лапитаскерры. Тогда все и каждый пытались указать мне на источник моих сил. Невеселые мысли заставили вздохнуть, я вгляделся за горизонт, туда, откуда появлялись первые лучи солнца - мы в пути уже третий день.
  Мысли снова вернулись к Лин, вчера она несколько оживила невыносимо тянущийся день. Я по своему обыкновению, находился на палубе, смотрел вдаль и размышлял о делах, предстоящих, завершенных, текущих, когда вдруг услышал позади легкие шаги аматис. Мелодичный голос заставил обернуться - Лин стояла в шаге от меня и протягивала мне собственный пояс. Сказать, что я был удивлен её действиями - ничего не сказать, я был в недоумении. Милая проказница сунула ненужные ей предметы мне в руки и начала медленно расстегивать пуговицы на своём сюрко. На мгновение у меня сбилось дыхание, и я почувствовал непреодолимое желание помочь ей в таком не легком деле - пальцы медленно, почти томно преодолевали препятствия в виде петелек.
  - Лин, могу я поинтересоваться, что ты делаешь? - слова давались с трудом, словно весь воздух из легких куда-то улетучился и вздохнуть не удавалось. Эта бестия, посмотрев на меня недоуменным взглядом, мол, что тебе не понятно, пояснила:
   - Раздеваюсь, разумеется. Не в одежде же мне загорать, - первая мысль была, что это шутка, но ведь аматис недвусмысленно дала мне пояс с кинжалом, а вот теперь пытается избавиться от сюрко. - Эх, ещё бы искупаться... Думаешь, это возможно?
  Внезапно всё стало понятно. Провокация. Малышка Лин хочет поиграть? Почему-то вся эта ситуация показалась мне безумно смешной, но от меня ожидалась какая-то реакция, а вокруг было слишком много зрителей. Решив ей подыграть, я выронил из рук то, что Лин дала мне ранее, и протянул руки к пуговицам на одежде аматис.
  - Конечно, милая, давай я тебе помогу, - отведя нежные руки девушки в стороны, я начал медленно высвобождать первую пуговицу из плена петельки, затем ещё одну. Линарин застыв, неверяще смотрела мне в глаза, где-то в глубине зеленых омутов таились чуственность и волнение. Выразительно посмотрев на выступающие формы её женского тела, я слегка наклонился, и тихо, так, чтобы услышала только она, поинтересовался. - Уверена? Нам тут как раз зрелищ не хватает.
  Возмущенно взглянув на меня, она вырвалась, подняла свои вещи, и гордо расправив плечи, пошла к лестнице, ведущей в каюту. Забавная. Не сдержавшись, я рассмеялся. Лесные смотрели с любопытством, кто на меня, кто на аматис, но встречая мой прямой взгляд, каждый из них отправлялся по своим делам. Выждав несколько минут, я отправился следом за этой сумасшедшей эльфийкой, стало интересно, какую цель имела эта эскапада? Пройдя по узким коридорам, я остановился у её двери. Видимо, Лин забыла запереться - из-за приоткрытой двери доносились звуки приглушенных ударов. Мне удалось прокрасться в каюту, не привлекая внимания девушки, картина, представшая передо мной, заставила удивленно заморгать: моя милая аматис, забравшись на кровать, со смаком молотила по подушке, рядом с ней, свернувшись клубочком, безмятежно лежала полосатая кошка. В воздухе летали редкие перья.
  - И что это было? - девушка испугано дернулась и уставилась на меня своими мятежными зелёными глазами. Ужасно захотелось запереть дверь и продолжить то, что начал на палубе.
  - Ты не стучался, - её голос звучал сухо.
  - А ты не ответила на вопрос, - во мне чудным образом смешались желание и раздражение.
   - Что именно? - кажется, раздражение возобладает...
   - Я про твоё желание порадовать команду своим нагим телом, - слова прозвучали жестче, чем мне хотелось бы, неудивительно, что аматис возмутилась.
  - Я не понимаю, о чём ты! - зеленые глаза воинственно засверкали. - Я всего лишь собиралась позагорать. В моём мире это нормально, а ты со своими отвратительными намеками всё испортил!
   Позагорать? Голой перед матросней? Иногда я в недоумении от вывертов женской фантазии. Или в её мире это нормально? Странно. А может...
   - Я правильно понимаю, что за неимением возможности вернуться в свой мир, ты хочешь привнести его в этот? - глаза Лин восторженно расширились, и она интенсивно закивала. Почему-то меня это насторожило.
   - Да, я же говорила тебе, как скучаю по дому, - резко сменив тему, она начала воодушевленно рассказывать о своей любви к кулинарному искусству. - Знаешь, я так люблю готовить, может, на ужин я сделать что-нибудь из того, по чему я соскучилась? Мы могли бы поужинать здесь. Вместе, - в который раз задаю себе вопрос 'Что же творится в голове моей аматис?'. Значит вместе поужинать? Что ж, что-то мне подсказывало, что это будет крайне любопытно.
  К назначенному времени, я уже был в каюте своей будущей жены, белоснежная скатерть покрывала стол, сервированный на две персоны, ароматы пищи дразнили обоняние, а глаза искушались видом прекрасной аматис, которая в этот вечер надела тёмно-синее, отделанное гесейским кружевом, платье.
  После того, как мы устроились за столом, я обратил внимание, что Лин словно позеленела, она объяснила это морской болезнью, правда приступ быстро прошёл и в её глазах мелькнул какой-то задор. Если в женщинах будет столько загадок, сколько в моей аматис, многим мужчинам придётся ходить седыми в самом расцвете лет, усмехнулся, правда, мне это не грозит.
  Посмотрев на содержимое находящейся передо мной тарелки, я вздохнул, выглядит аппетитно, что ж будем знакомиться с кулинарной культурой мира Линарин. Это было неожиданно. Сложно судить о вкусе еды, когда во рту горит огнём, ведь фигурально выражаясь, именно так и было. Я бросил убийственный взгляд в сторону аматис, она сидела, склонив голову к своей тарелке, и её плечи легонько подрагивали. Вот же маленькая бестия! В следующий момент я тихонько усмехнулся, так значит, ты хочешь вывести меня из себя? К сожалению, для одной Лесной эльфийки, у меня есть двое братьев и сестра, которые скрашивали мою жизнь разнообразными выходками. И порча еды, была не самой страшной из них. Быстро поведя рукой над своей тарелкой, я использовал простенькое, но очень полезное бытовое заклинание. Забавно, но если бы не Лекс и Леа, мне никогда не пришло бы в голову его выучить. Однако оказалось полезным. Поднеся к губам бокал вина, я стал наслаждаться тем, как оно смягчает остроту и остужает слизистую. Вот же ведьма! Медленно потягивая терпкую жидкость, я внимательно наблюдал за Лин, наконец, она подняла голову, видимо, хотела полюбоваться плодами рук своих. Но не вышло.
  - Тебе не понравилось? - её голос звучал взволновано, почти оскорблено, но в глазах я чётко прочитал удивление. Что ж, извини, дорогая, я не желаю доставлять тебе удовольствие видеть меня страдающим.
   - Необычно, - вложив в улыбку все добрые эмоции, которые во мне были, я продолжил есть свою безвкусную пищу. Да, последствием этого полезного, как оказалось, заклинания, является полное отсутствие вкуса у блюда. Поэтому немного морщась, я старался как можно скорее расправиться с 'угощением'. Меж тем, Лин начала воодушевленно щебетать:
  - Когда мы поженимся, наверное, я сама буду готовить, - жестокая! При мысли о подобной перспективе, безвкусная гадость встала у меня поперек горла. Лин хочет впечатлить меня тем, какой она будет 'замечательной' женой? Похоже, что так. - Ты же не против? Я замечательно варю борщ, пиццу... Да! Пиццу сделаем обязательно!
  Это объясняло дневную ситуацию на палубе. Лин, маленькая, глупенькая дурочка, неужели думаешь, что от этого брака так легко откреститься. Я бы дал тебе свободу, если бы это было в моих силах, увы, я не могу. Но попытка хорошая. Моя маленькая, упрямая аматис... Она же ждёт ответ?
  - Разумеется, но боюсь, ты обидишь нашего повара. Как насчёт того, чтобы готовить по особенным дням? - я произнес это, глядя в свою тарелку и думая, что наш старик Гаштар руки бы оторвал за такую порчу продуктов.
   - Когда ты рядом, каждый день особенный, - Лин, ты просто разбиваешь мне сердце.
   - Ты слишком любезна, милая, - встав из-за стола, я подошёл к ней и, склонившись позади, так чтоб губами почти касаться нежной кожи виска, прошептал: - И слишком наивна, - честно говоря, хотелось отодвинуть её стул от стола, взять хрупкое женственное тело на руки и отнести в постель, которая, кстати, была здесь неподалеку, но голос разума был сильней голоса крови, бурлящей в моих венах, поэтому поспешив отстраниться, я направился к дверям. - Благодарю за ужин. Это было незабываемо.
  Да, это, правда, было незабываемо.
  
  Глава 4
  Оставшиеся четыре дня пути мы провели относительно спокойно. Я оставила принца в покое, а он к общению особо и не стремился, только изредка кидал на меня насмешливые взгляды. Команда корабля, видимо, тоже находила ситуацию забавной, потому что при появлении где-либо моей скромной персоны, серьезные лица Лесных расплывались в улыбках. Поначалу я чувствовала себя несколько неловко, но потом как-то втянулась в эту атмосферу 'дружелюбия', к тому же, всегда можно было пообщаться с Фестой и Цертусом. Правда, последний чаще выводил меня из себя.
  'Смотри, Ринка, проморгаешь своего принца, - вальяжно развалившись на палубе, протянул Цертус. - Как увидят твои сестры, какого ты красавца отхватила - отобьют. Они, небось, правильные эльфийки...'
   - Вот на здоровье, одной проблемой меньше, - недовольно проворчала, поглядывая в сторону эльфа, который снова примостился на фальшборте. Вот не надоедает ему? - Разве не ты рекомендовал мне наслаждаться свободной жизнью?
  'А ты взяла и послушалась, да?'
  Возможно, да, возможно, нет. С одной стороны я и правда наслаждалась такой жизнью, здесь у меня появились замечательные друзья, возможность изучать что-то новое и интересное, а главное, у меня это получалось, с другой - мои попытки вернуть всё на круги своя, были способом не забывать кто я и откуда. Иногда по ночам мне снились люди из прежней жизни: мама, Варька, один раз, даже, преподаватель по философии, у нас была очень оживленная беседа о смысле жизни и цели нашего существования. Я была согласна с Чеховым, в своё время он сказал: 'Смысл жизни - в борьбе', не знаю, что бы он ответил по поводу моей ситуации, но я чувствовала, что именно сопротивление со сложившимися обстоятельствами дало мне силы не сломаться.
  Наконец, вдали показалась суша, чтоб доплыть до южных берегов материка Лапитаскерра требовалось на день больше, чем если бы мы плыли в ДорсумЭйл, но всё же, это было быстрее, чем если бы мы ещё пропутешествовали от светлоэльфийского дворца к владениям моих родителей, опять же - что кораблям Лесных делать в порту Первородных? Глупейшая мысль. Перевела взгляд на Тарра, последние полчаса мы провели вместе, наблюдая за горизонтом.
   - Волнуешься? - он уже задавал этот вопрос в подобной ситуации.
   - Нет, - вру, конечно. Взгляд серебристо-серых глаз был внимателен, на губах принца мелькнула улыбка, после чего он снова стал смотреть на приближающийся берег материка.
  Мои волнения оказались небеспочвенны, я поняла это, стоило мне войти в тронный зал крепости, называемой Тактемор. Когда, я увидела ДорсумЭйл, я была поражена его изяществом, какой-то внутренней одухотворенностью, резиденция Лесных производила совершенно иное впечатление. Надежность, монументальность, величие - вот слова, которые приходили в голову при виде этого строения. Посреди высоких многовековых дубов стелил по земле свои крылья огромный каменный замок. Он не был лишен красоты, чёткость линий создавала некую гармонию, а кажущаяся простота форм - единство пейзажа и самого сооружения, эту суровость смягчали 'ползущие' по стенам ветви лоз, буйно украшенные распустившимися нежно-жёлтыми цветками. Внутреннее убранство замка тоже было достаточно простым, каменный пол выстелен душистыми циновками, где-то лежали ковры, повсюду различные цветы и растения, в ветвях деревьев заливались птицы. Создавалось ощущение, словно ты находишься в бесконечной оранжерее. Но самое большое впечатление на меня произвел именно тронный зал, нет, даже не архитектурой, хотя и она была весьма занимательна: огромная овальная комната, по периметру которой росли могучие ветвистые деревья, поддерживающие небосвод. Потолок был расписан множеством созвездий, так как я никогда не была сильна в астрономии, не буду утверждать, что увидела какое-то знакомое, во всяком случае, Большой Медведицы я не заметила. Под каждым из деревьев располагалось небольшое кресло, под самым величественным, находящимся в дальнем конце залы - трон Владыки. Правитель Лесных эльфов сидел несколько на возвышении, рядом с ним, расположившись на цветных подушках, сидела та, что представилась моей матерью - Владычица Луриан. Остальные посадочные места тоже были заняты, полагаю, что это те, кого можно представить как глав аристократических родов, иначе говоря, Совет. И вот, именно их пристальное внимание к моей скромной особе, вызывало у меня дрожь в коленках. Взглянула на своего эльфа, позавидовала - ему всё нипочём. Вцепившись в руку Тарра, я старалась не отставать от уверенного в себе принца. Хорошо ему, он-то, наверное, привык за сотню лет, а я с трудом ноги переставляю от ужаса. Остановившись у возвышения, Тарр учтиво склонился перед моими родителями, и в этот момент я испытала необъяснимый прилив гордости - в его жесте удивительно смешались почтение и чувство собственного достоинства. Последовав примеру жениха, изобразила учтивый поклон, боюсь, у меня это вышло не так изящно - во всяком случае, когда я посмотрела на мать, то заметила, как в её глазах пляшут смешинки. Перед Владыкой я оробела. Казалось удивительным, что этот суровый, исполненный величественности эльф является моим отцом, честно говоря, когда я познакомилась с Правителем Светлых, тот и то больше дружелюбия проявил. С другой стороны, здесь слишком много народу - Владычица при Тарре тоже совершенно иначе себя вела, нежели наедине. Впрочем, как и сейчас.
  Грациозно встав с подушек, Владычица спустилась к нам с возвышения, обеими ладонями обхватив мою левую, она на мгновение крепко сжала её и ободряюще улыбнулась.
   - Смелее, Лучик, - я внимательно посмотрела на мать, это она мне? И так же шепотом, она обратилась к Тарру: - Элтарриэль, спасибо вам.
  Тарр легонько кивнув, улыбнулся ей, а потом мы все трое стали подниматься по ступеням: справа меня за руку держал принц, а слева я чувствовала придающую уверенность поддержку Владычицы Луриан. Наконец, мы предстали пред светлым лицем Владыки, отцом его язык не поворачивался назвать. Внимательные зелёные с коричневыми вкраплениями глаза, смотрели на меня изучающе, лишь на мгновение губ мужчины коснулась улыбка.
   - Добро пожаловать в Тактемор, дети, - пророкотал он глубоким голосом. - Ваше Высочество, принц Элтарриэль, мы рады, что вы ответили согласием на наше приглашение и сопроводили так же в поездке нашу младшую дочь. Надеюсь, ваше путешествие прошло без приключений?
   - Благодарю Вас, Владыка лесных земель, плавание прошло прекрасно, а если приключения и были, - на этом моменте своей речи Тарр сделал паузу и, посмотрев на меня, незаметно мне подмигнул. - То из разряда освежающих будни.
  Бросила на нахального эльфа убийственный взгляд, но это, кажется, его только больше развеселило. С интересом наблюдая за нашим переглядыванием, Владыка заметил:
   - Что ж, я вижу, вы нашли общий язык, - отвлекшись на своего эльфа, я совсем забыла о том, что стою как бы перед своим отцом. - Это хорошо. Вы должны помнить, что этот брак - долг каждого из вас перед своим народом, государством, правителем. Конечно, было весьма мудро со стороны Атис и ДамиАна отложить эту свадьбу, отправив Линарин в университет, ведь ей ещё предстоит многое узнать, чтобы стать достойной Правительницей, но я предпочёл бы, чтоб вы как можно скорее соединили два наших народа своим союзом. И через какое-то время ты, Элтарриэль, станешь Правителем Светлых эльфов Лапитаскерры.
   - Я не спешу занять место отца, - с улыбкой, но как-то сквозь зубы, бросил Тарр.
   - Всему приходит своё время, сын мой, - принц промолчал, но я заметила, как на мгновение сжалась его челюсть. Что-то я начала жалеть, что задумала это совместное путешествие в родовое гнездо... Нежно проведя большим пальцем по внутренней стороне ладони Тарра, я попыталась передать ему чуточку спокойствия, но кажется, это было уже не нужно - серебристо-серые глаза бесстрастно взирали на происходящее. Почувствовав зависшее в воздухе напряжение, моя очаровательная мать попыталась разрядить обстановку...
   - Милый Аласпир, ты заметил, как Линарин похожа на меня, когда я впервые увидела её, то подумала, что это моё зеркальное отражение ожило и вышло из рамы, - воодушевлению Луриан можно было позавидовать. - Между прочим, она единственная дочь, которая унаследовала мой...
  ... но обстановку разрядил некто другой. Тот, кому безразличны были люди из совета, тот, кого не заботили глупые условности. С радостным криком в зал ворвался рыжеволосый четырёхлетний мальчишка.
   - Мама, мама! Они приехали! - уже подбегая к ступенькам, он замер, увидев нас. Большие каре-зелёные глаза удивленно расширились, розовый ротик изобразил аккуратную округлую 'о'. Малыш переводил восторженный взгляд с меня, на Тарра, потом на родителей. Наконец, оправившись, он несмело ступил на первую ступеньку, уверенней - на вторую, остальные три он преодолел практически в прыжке, а потом, я почувствовала, как маленькое тельце прижалось к моим ногам. - Ну, наконец-то, ты здесь!
  Я недоуменно уставилась на рыжую макушку, а в следующий момент встретилась с живыми лучистыми глазами.
   - Весь день, сидел на самой высокой башне, и вчера тоже... Ждал! - начал запальчиво рассказывать этот чудо-эльфенок. - И вот, увидел, как наш корабль пристает к берегу, а противная Эриола меня не пустила, сказала, что тебе нужно отдохнуть... Она такая зануда, только и знает что...
   - Аринталиэль, - глубокий голос Владыки прервал сетования маленького озорника на неизвестную Эриолу. - Очень хорошо, что ты напомнил, твоя сестра и её жених и в правду, очень устали с дороги. Ты сможешь поиграть с Линарин позже.
  Владыка говорил с мальчуганом строго, но в его тоне всё равно проскальзывали нотки нежности, да, с этим эффектом неотразимого очарования шалуну море по колено. Повернувшись к отцу, сорванец довольно закивал головой.
   - Да-да, папа, я с удовольствием покажу, где их комнаты, - а потом, снова повернувшись ко мне, доверительно добавил: - Зови меня Ру, а то своё имя я и сам с трудом выговариваю.
  Я с некоторым недоумением взирала на этого малыша, уже тянувшего меня вниз по лестнице, беспомощно посмотрела сначала на Тарра, который почему-то оценивающе смотрел на Ру, потом на маму - её эта сцена забавляла.
   - Пожалуй, и правда, стоит проводить гостей в их комнаты, - она послала милую улыбку своему мужу и легкими шагами спустилась по ступенькам. Тарр, кивнув на прощание Владыке, замыкал наше шествие.
  Выделенные мне апартаменты оказались очень уютными, неожиданно много тканей и драпировок, бежевых и золотистых, казалось, что среди всего этого потерялось маленькое солнышко и его лучики подсвечивают то тут, то там. Разумеется, не обошлось без растений - в больших кофейно-коричневого цвета горшках росли кусты с крупными шарообразными цветами.
   - Милая, я очень рада, что ты наконец-то здесь, - Луриан на мгновение крепко сжала меня в объятиях. - Не суди отца строго, его голова полна мыслями не только о семье, но и обо всех Лесных эльфах, проживающих на наших землях.
   - Он ничего нового не сказал, - отвернувшись, пробормотала я. - В общем-то, все, включая даже моего жениха, неустанно повторяют, что это мой долг.
   - Линарин... - казалось, Владычица хотела сказать, что-то, но я услышала вполне ожидаемое: - Тебе надо отдохнуть с дороги. Ру приведёт тебя на ужин, - рыжеволосое чудо уже счастливо сопело на моей подушке, что ж места на этой кровати достаточно.
  После ухода матери, я решила изучить свою спальню. Я знала, что комната Тарра находится следующей по коридору, но для меня большим потрясением оказалось то, что нас поселили не просто в соседних, а в смежных комнатах! Заметив у себя две дополнительных двери, я решила поинтересоваться, куда они ведут, в первой обнаружилась гардеробная, а открыв вторую, я увидела Тарра, стоящего перед кроватью и расстегивающего нижнюю рубашку. Неподалеку от него дымилась паром большая медная купель. Застыв изваянием, я смотрела на эльфа, избавляющегося от рубашки. Сглотнула. Залюбовавшись тем, как линия ключиц изящно переходит в широкий разворот мужских плечей, и как при дыхании напрягаются рельефные мышцы живота эльфа, я не сразу услышала то, что он говорит.
   - Неужели желаешь составить мне компанию?
  Перевела затуманенный взгляд на лицо эльфа, по мере того, как до меня доходила суть вопроса, я чувствовала, как румянец заливает щеки. Тарр сделал шаг в мою сторону, на его губах играла насмешливая улыбка. Сработали рефлексы: отскочив назад, я захлопнула дверь и прижалась к ней спиной. Тяжело дыша, мысленно я корила себя за глупость. Дура! Какая же я дура! Резко посмотрела на свою кровать - Ру спал крепко безмятежным сном ребенка. А я вот теперь точно не усну. Подперев дверь банкеткой, а для надежности просунув через ручку кочергу, я прилегла на шелковое кремового цвета покрывало. Незаметно для себя, я провалилась в сон.
  ***
   - Лина, Лина! Просыпайся!
  Звонкий детский голос выцепил меня из объятий Морфея, открыв глаза, и сонно моргая, я не сразу поняла, где нахожусь. Первое, что увидела, это радостные каре-зелёные глаза мальчишки, 'нежно' сжимающего в объятиях полосатую кошку. Бедная Феста!
  'Рина, что смотришь?! Спасай меня, а то я его сейчас сама съем!' - обычно ленивый и тягучий, голос кошки звучал как-то напряженно и сквозь зубы. Неудивительно, учитывая, то, как была притиснута её мордочка к телу Ру.
   - Какая она красивая! И пушистая! - ребенок восторженно переводил взгляд то на меня, то на мою полосатую подругу.
   - Ру, погоди, дай-ка мне её сюда, - аккуратно перехватив, я вытянула легкое тельце из детских рук, меж тем маленький эльф продолжал возбужденно тараторить:
   - Она очень похожа на идиса! Я в книжке видел, только она маленькая, - малыш пытливо посмотрел на кошку, усевшуюся в стороне от нас и теперь с тщанием расчесывающую свою шубку. - Это такие огромные тигры - они очень умные и сильные. Говорят, что они служат Повелителю светлых эльфов, а у твоего жениха такой есть? - малыш с надеждой посмотрел на меня, видимо, ему ужасно хотелось посмотреть на диковинное животное.
   - Наверное, ты прав. У Тарра есть такой тигр, и мы на нём даже путешествовали. Цертус, хоть и вредный, но очень умный. И он очень любит своего хозяина, - глаза мальчика сияли словно звёзды, а я посмотрела на невозмутимо вылизывающуюся кошку. - А это Феста, его дочь. Когда я увидела её в первый раз, она была гораздо больше. Не знаю, почему, но последние три месяца она такая.
  'Так это Его Высочество сделал, - в голосе кошки прозвучали обиженные нотки. - Специально. Он сказал 'чтоб не привлекать внимания', а в случае опасности я могу трансформироваться в своё настоящее тело'.
   - Да-а? - удивленно протянула я, не знала. - Феста, а сейчас можешь?
   - Ты понимаешь, что она говорит?! - кажется, я стала кумиром и любимой сестрой... - А что? Что? Что? - с каждым слогом маленькое тельце подпрыгивало на кровати, а милое личико осветилось счастливой проказливой улыбкой.
  'Не могу', - кошка раздраженно вздохнула и продолжила своё умывание.
   - Феста сказала, что Тарр - мой жених, наложил какое-то заклятие, и она может принимать настоящий облик только в случае опасности.
   - А что ещё?
   - Всё, - в каре-зелёных глазах мелькнуло разочарование. Лишь на мгновение.
   - А сейчас? Сейчас она что-нибудь говорит? - детский голос был полон надежды. Эх, Феста...
   - Ну, она в принципе, не сильно разговорчивая, - осторожно начала я. - И к чужим долго привыкает, со мной вот, первую неделю вообще не разговаривала.
   - А я ей понравился? - с надеждой вопросил мальчуган. Очаровательное детское лицо заставило улыбнуться, потрепав Ру по непослушным рыжим волосам, искренне ответила:
   - Ты не можешь не понравиться.
  Настойчивый стук в дверь прервал этот трогательный момент. Ах, точно! Ужин! Резко подобравшись, встала с кровати и направилась к двери. Моим неожиданным визитером оказался Тарр.
   - Скоро ужин, я думал, что твой младший брат окажет нам любезность и проведёт экскурсию по замку, - принц, улыбаясь, смотрел куда-то пониже моего плеча.
   - А ты покажешь мне своего тигра? - вот маленький нахалёнок! Малыш Ру, подскочив к эльфу и ухватив его за рукав, уже втаскивал принца в мою комнату. К слову сказать, Тарр на это послал мне извиняющуюся улыбку. Вот же эльфы! Устроившись на моей кровати, видимо, всевозможных пуфиков им было мало, они стали болтать об идисах. Притянув к себе полосатую кошку, и наглаживая её так, что высокомерная Феста блаженно замурчала, Тарр стал рассказывать эльфенку легенды про этих удивительных зверей. Ру заворожено глядя на принца, замер и внимал сказке, впервые вижу этого малыша таким умиротворенным и при этом бодрствующим. Внезапно Тарр посмотрел на меня.
   - Лин, ты не хочешь переодеться?
  Посмотрела на свою одежду, в принципе она чистая, только немного замялась. Хотя, наверное, на ужин лучше пойти в платье.
   - Да, думаю, стоит, - с этими словами я направилась к одному из своих сундуков.
   - В моей комнате тебя ждёт горячая ванна и горничная, которая поможет собраться, - сказав это, принц откинулся на локоть и снова вернулся к амплуа Рассказчика. Тарр был одет очень непривычно, обычно я видела его в чём-то схожем с моей одеждой: бриджи, заправленные в высокие сапоги, камиза, сюрко поверх неё, плащ. В общем-то, сама я носила мужской вариант одежды с поправкой на женский фасон, поэтому сейчас увидев облачение эльфа, решила, что всё же стоит одеть платье. На Тарре была тончайшая жемчужно-белая камиза, поверх неё серебристая, искусной вязки котта, облегающая плечи и грудь и становящаяся свободной и струящейся от линии талии. Удивительно, но притом, что одеяние 'уходило в пол', оно не казалось похожим на платье и выглядело очень строго и импозантно. У горловины края котты скреплялись изящной серебряной фибулой. Поверх всей этой красоты одевался расшитый синими, серыми и голубыми нитями клафро - эдакий эльфийский вариант халата или кимоно. Заметив мой изучающий взгляд, эльф улыбнулся и кивнул в сторону двери, ведущей в его комнату. Неожиданно для себя, он увидел мою попытку забаррикадироваться, запнулся на мгновение, а затем послал мне насмешливый взгляд. После этого меня для этой сладкой парочки, словно не существовало - они снова увлеклись своей беседой об идисах. Достав из сундука необходимое, я вышла в коридор и уже оттуда проникла в комнату жениха, здесь меня и правда, ждала горничная. Отослав её, я заперлась, разделась и залезла в горячую ароматную воду. До того момента, как Тарр сказал, что в его комнате меня ждёт ванна, я и не предполагала, как сильно хочу вымыться. Чувствуя, что начинаю разомлевать, я взяла кусочек мыла, и принялась намыливать волосы и тело - необходимо было успеть привести себя в порядок до ужина, подозреваю, что 'экскурсия' была лишь поводом, чтоб напомнить мне о необходимости выглядеть соответствующе. Закончив с водными процедурами, я высушила волосы при помощи несложного бытового заклинания, которому меня научила Тай, и стала одеваться. Несмотря на тёплую погоду, в замке было достаточно свежо - видимо, камни плохо прогревались, поэтому я выбрала светло-серое платье из мягкой шерсти, а под низ надела белую тонкотканную камизу. В зеркале отражалась высокая рыжеволосая эльфийка, да, человеком бы у меня сейчас язык не повернулся себя назвать. Внимательно оглядев себя, я пришла к выводу, что выгляжу соответствующе статусу, просто, скромно, но элегантно, как и у Тарра моё одеяние уходило в пол, правда, и ассиметричные рукава имели такую же длину. Волосы я решила оставить распущенными.
  Вернувшись, в свою комнату, я обнаружила всё так же мирно беседующих Тарра и Ру, впрочем, моё появление отвлекло их, как следствие два заинтересованных взгляда уставились на меня.
   - Лина, Тарр обещал, что после ужина мы пойдём знакомиться с Цертусом! - радости ребенка не было предела, ведь его ждала встреча с так заинтересовавшим детскую любознательность зверем. - Ты же пойдешь с нами, да?
   - Ну, куда же я денусь? - присев рядом с ними на кровать, я легонько щелкнула по любопытному носу младшего братца. Младший братец... Так непривычно звучит. Перевела взгляд на Тарра, почему-то смутилась. - Итак, мы идём? Или останемся сегодня без ужина?
   - Ты что, мама ужасно обидится! Она наверняка заставила нашу повариху наготовить кучу вкусностей! - глаза ребенка снова засияли как звезды, думаю, мысли об идисах были вытеснены сладостями и теми самыми вкусностями. Этот сорванец уже подскочил с кровати и топтался у двери, ожидая нас.
   - Линарин, прекрасно выглядишь, - эльф тоже встал и подал мне руку. Обычно такое говорят, даже когда правдой это не является, но взгляд, который сопровождал слова Тарра, заставил проникнуться и, я действительно почувствовала себя неотразимой. Легко подняв на ноги, и поудобней перехватив мою кисть, принц повёл меня в сторону двери.
  В залу для семейных ужинов мы так и вошли, я держала Тарра за правую руку, а на его левой повис Ру, изредка меня что-то спрашивая, они увлеченно вели свою беседу. Неудивительно, что видя такую идиллическую картину, собравшиеся за столом, потрясенно застыли. Бывалое ли это дело, чтоб светлоэльфийский принц так покровительственно относился к Лесному, а тот в свою очередь отвечал ему полным доверием? Видимо, нет.
   - Мама, папа! А наша Лина умеет разговаривать с животными! - с ходу сдал меня маленький негодник. Ну, что ж, особым секретом это не было, правда в университете кроме Тай об этом никто и не знает.
   - Правда? - как-то по-новому посмотрел на меня Владыка, неужели там мелькнули капля гордости и удивление? - Это крайне редкий дар, уже несколько столетий не рождались Те, Кто слышат.
   - Лучик, милая, садись рядом со мной, - Владычица Луриан тепло мне улыбнулась и приглашающее похлопала по соседнему стулу, затем она взглянула на Тарра. - Элтарриэль, а вы как почётный гость, присаживайтесь напротив невесты, по правую руку от хозяина дома, - вежливо кивнув, и обойдя стол, принц подвёл меня к моему месту, помог усесться. В это время следующий по пятам за нами Ру решил подать голос.
   - Мама! А я не хочу сидеть с Эриолой, я хочу сидеть с Тарром! - и в этот момент, я заметила хрупкую фигуру, которую было не видно за спинкой высокого стула - напротив по диагонали сидела черноволосая, как и Владыка, с такими же каре-зелёными глазами эльфийка. Правда, всё остальное она взяла от матери: высокие скулы, фарфорово-белоснежную кожу, изящный наклон головы. В данный момент изящно изогнутые брови Эриолы были изумленно приподняты, а взгляд направлен на Тарра и младшего брата.
   - Ру, я думала, ты захочешь сидеть с сестрой, - строго начала мама, но была прервана своей старшей из присутствующих дочерей.
   - Ничего, мама, я пересяду, - изящно встав со стула, и обойдя стол Эриола, подошла к нам. Уже когда Тарр отодвигал для неё стул, присаживаясь, она насмешливо обронила: - В противном случае, я бы заработала косоглазие.
  Я скорее почувствовала, чем увидела, как губы Тарра изогнула усмешка. И не удержалась.
   - А что у эльфов бывает косоглазие?
   - Только если долго и упорно тренироваться, - затем девушка внимательно посмотрела на меня. - Я - Эриола, а ты, стало быть, Линарин?
   - Да, но я предпочитаю, чтоб меня называли Риной, - я улыбалась своей новообретенной сестре, но что-то меня настораживало.
   - Что ж, а меня можешь звать Эри, - я кивнула, и перевела взгляд на Тарра, который, уже усадив Ру, теперь сам занимал своё место за столом. - А он хорош, притом, что Светлый.
  Сказано это было шепотом и предназначалось только мне, поэтому скосив взгляд на Эриолу и обнаружив её заинтересованный взгляд, направленный на Тарра, я напряглась.
   - Да, - тоже шепотом. - Только характер ужасный.
   - Да? А я бы от такого не отказалась...
  Почувствовав, как тело металлического прибора впивается в ладонь, усилием воли заставила пальцы разжаться, повернувшись к сестре и изобразив простодушную улыбку, спросила:
   - Так в чём же дело? Давай поменяемся.
  Почему-то, произнеся эти слова, я ощутила, как в области того места, где находится сердце, растекается всепоглощающая пустота, а сестра посмотрела на меня с явной заинтересованностью и решительно ответила:
   - А давай.
  Я кивнула ей, и, накладывая пищу в свою тарелку, продолжила размышлять, как осуществить задуманное. Очень удачно, что Эри согласилась на моё предложение, ведь она тоже из королевского рода Лесных, стало быть, договор почти не нарушается. Я смогу отправиться в свой мир. Все счастливы. Атис не должна быть против, но с каждой секундой, что я размышляла об этом внутри что-то обрывалось, кололось и страдало. А буду ли я счастлива? Вероятно, это всё из-за ритуала, я ведь не люблю Тарра, правда? Мысленно представила перед собой смеющееся лицо Варьки, маму, снова и снова повторяя про себя причины, по которым должна вернуться в свой мир. Семья. Друзья. Выбранная мной, интересная профессия. Самостоятельность и полная свобода выбора. МОЯ жизнь. Механически отправляя пищу в рот, я даже не задумывалась о том, что накалывала на вилку, да и было ли это важно, если вкус еды практически не доходил до моего мозга. Итак, необходимо представить Эриолу более выгодной невестой, чем я, для этого нужно, чтоб мы втроём как можно больше проводили времени вместе. Ну, и Ру с нами, конечно. Неожиданно, я почувствовала легкий толчок слева, обернувшись к сестре, с удивлением увидела, что она сосредоточенно накалывает на вилку тушеные овощи. И что это было? Уже хотела спросить, когда почувствовала странную тишину, посмотрела на присутствующих - все явно чего-то от меня ждали.
   - Лучик, отец спросил, как твоя учеба, ведь ты совсем недавно в этом мире, и, вероятно, не всё даётся так просто. Возможно, тебе нужен учитель для дополнительных занятий?
   - Простите, я задумалась, - выдавила из себя извиняющуюся улыбку. - С учёбой всё хорошо. Сложней всего с основами магии, ведь я никогда раньше не управляла энергетическими потоками. Верней, даже не думала, что что-то подобное существует. Но Тай и СенРи - мои друзья, помогают устранить пробелы в моих знаниях.
   - Кажется драконы, которые встречали тебя, после нашей встречи? - задумчиво вопросила Владычица, я кивнула. - А знаешь, говорят, что дружба с драконом - практически брак.
   - Мама имеет в виду, что если дракон посчитал тебя другом, то ты для него навсегда им останешься, - заметив моё недоуменное выражение лица, вполголоса пояснила мне Эри. - А я слышала, что если дракон полюбит, то это на всю жизнь.
   - А я слышал, что они не летают, если не любят, - страшным шепотом дополнил Ру. Да, неспроста у эльфов такие необычные уши...
   - Маловероятно, сын. Драконы учатся летать ещё в раннем детстве, и это их умение не зависит от душевного состояния, - покровительственным тоном, ласково глядя на мальчугана, произнес Владыка.
   - На самом деле, Ру не так уж и не прав, - вступил в разговор мой эльф... или теперь не совсем мой? - Твой отец сказал правду, драконы могут летать всегда, если они здоровы, но, - тут он сделал паузу, подбирая слова. - Но могут не хотеть. Любовь сравнима для них с чувством полёта, и если она несчастна, то и чистое небо уже не кажется столь привлекательным.
   - О-о, - мой очарованный рыжий братишка не отрываясь, смотрел на своего соседа. - А я бы всегда летал, наверное, это так здорово. Тарр, а откуда ты это знаешь?
   - Есть у меня пара драконов в окружении, - и, помедлив, добавил. - Родственники.
   Глаза Ру засветились восторгом, эльфенок совершенно забыл и про пищу, и про сидящих за столом родителей, наверное, даже про обещанную прогулку к Цертусу забыл - сейчас для него существовал только Тарр.
   - Драконы? Настоящие? - эльф кивнул, внезапно каре-зеленые глаза ребенка сверкнули, и с его губ слетел неожиданный для всех вопрос: - А разве ты не дракон, если у тебя есть такие родственники?
   - Нет, - серебристо-серые глаза насмешливо сверкнули и Тарр взглядом указал на тарелку Ру. - А разве ты не хочешь поиграть с Цертусом, если не поторопишься, то он нас не дождется и уйдёт на прогулку один.
  Это были волшебные слова, потому что до конца ужина Ру больше не было ни слышно и ни видно. Быстро расправляясь с едой, я старалась вслушиваться в беседу, шедшую за столом, в основном обсуждали план мероприятий на ближайшее время, отец советовался с Тарром по внешне-политическим вопросам, интересовался настроениями в сердце Аксельгарда, то есть императорском дворце. Тарр был сама вежливость и великодушие, казалось, что дневного инцидента словно и не было, тем не менее, я чувствовала, что он напряжен. Посторонний может и обманулся бы, но я прекрасно знала, какой становилась его улыбка, когда он был искренне добродушен. Вспомнив, я улыбнулась, ведь ещё совсем недавно я видела настоящего Тарра - в моей комнате, когда он рассказывал Ру легенды об идисах. Поймав мой взгляд, принц вопросительно приподнял одну бровь, и я поняла, что всё это время смотрела на него. Стараясь не стушеваться, я улыбнулась ему и мотнула головой, мол 'ничего', и сосредоточилась на своей тарелке. Подведем итог, я уже один день провела в отчем доме, и благодаря неожиданному стечению обстоятельств, стала на шаг ближе к своей свободе. Все мои ухищрения на корабле провалились, пришла пора сменить стратегию. Надеюсь, я об этом не пожалею.
  ***
  Итак, мы уже неделю были гостями Тактемора, усевшись на пригорке и наблюдая за Ру, который с радостным воплем улепетывал от Цертуса, я размышляла о достижениях. Вернее об их отсутствии. Несмотря, на все наши с Эри ухищрения, Тарр оставался к ней равнодушен, в прочем и со мной он вел себя довольно сдержанно, всё свободное время проводил с Ру, часами мог сидеть и что-то писать в своём блокноте, скрывшись в тени дерева. Как сейчас, к примеру.
   - Светлые эльфы - большие снобы. Факт, - Эри, устроившаяся рядом со мной, забавно наморщила нос. - Но твоему жениху, кажись, вообще никто не нужен.
  Я оглянулась, Тарр сидел неподалеку от нас, но так, что мы могли свободно разговаривать, не опасаясь быть услышанными. Пепельно-белые локоны скрывали глаза, падали на плечи, на губах блуждала еле заметная улыбка. Интересно, что он там пишет? Золотое перо проворно скользило по бумаге.
   - Это лишь то, что он хочет показать снаружи, на самом деле он может быть очень мил, - резко поднявшись и подав сестре руку, я решительно посмотрела в сторону Тарра. - Пойдём. Иногда сложные задачи требуют самых простых решений.
  'Рина, не сглупи...' , - недовольно буркнула Феста, заставив меня на секунду усомниться в своих действиях, тряхнув головой, я сделала первый шаг.
   - Чего-о? - воскликнула Эри, но я уже уверенно потянула её в сторону дерева, где расположился Светлый эльф.
   - Тарр! Прости, что отвлекаем, - недолго думая, бухнулась подле него, и, заглянув в удивленные серые глаза, начала спектакль. - А ты не мог бы прокатить Эри на Цертусе. Я понимаю, ты занят, но может хоть чуть-чуть? Эри просто скромная и она всё стеснялась попросить, а так это практически её мечта...
   - Да? - удивленно протянула Эри, но под моим свирепым взглядом, исправилась. - Да! Вот как только увидела этого красавца, прям сил нет, как хочу...
   - Тарр, пожалуйста, - просительно улыбнувшись и состроив умильную рожицу, я снова перетянула внимание эльфа на себя - моя сестра однозначно переигрывала. Вздохнув, Тарр закрыл свою книжицу, и потянувшись, рывком поднялся на ноги. Посмотрел на меня сверху вниз, и на его губах мелькнула насмешливая улыбка.
   - Будешь должна, плутовка.
   - Разумеется, - ответила таким же насмешливым взглядом. Да, Тарр, я буду тебе должна.
  Сидя под этим самым деревом, я наблюдала за красивой парой. Высокий, изящно сложенный беловолосый мужчина и хрупкая грациозная брюнетка. Тарр помог Эри забраться на Цертуса, а затем сам, стремительным движением, оказался позади неё. Я нахмурила брови - ощущение комма в горле мне не понравилось, не понравилось и то, что возникло желание немедленно всё это прекратить. Тряхнув головой, я посмотрела по сторонам, неожиданно мой взгляд зацепился за книжицу в коричневом переплете - блокнот Тарра. Интересно. Сама не заметила, как мои руки потянулись к личным записям принца.
  Открыв последнюю заполненную страницу, я увидела изящную вязь неизвестного языка. Пролистала к началу - ни слова знакомого, ни закорючки. Шпионские записи какие-то.
   - Лучик, ты считаешь это разумным? - я испуганно захлопнула книжицу и попыталась спрятать её в складках платья. Затем до меня дошла неразумность моего поведения, и я, состроив на лице невозмутимое выражение, вернула записи принца на место, а после перевела безмятежный взгляд на мать, присевшую рядом со мной. Удивительно, но за последнюю неделю я привыкла думать о ней как о матери, возможно, потому что со мной рядом всегда были Ру и Эри, в словах которых часто проскальзывало 'мама то' или 'мама это', а может, потому, что эта женщина распространяла удивительное тепло и заботу. Да и глядя на неё, я видела своё повзрослевшее зеркальное отражение, более степенное, более изящное, наполненное каким-то внутренним светом и спокойствием, но вместе с тем, я замечала свой прищур, знакомую полуулыбку, даже жесты, невзначай, были моими.
   - Что-то не так? - я состроила удивленное лицо, а ведь она наверняка заметила.
   - Милая, я думаю, ты не права, - вздохнув, я отвела взгляд в сторону, но следующие слова заставили меня удивленно воззриться на мать. - То, что вы с Эри задумали, нечестно в первую очередь по отношению к тебе. А так же к Элтарриэлю. Да-да, я всё прекрасно поняла, вижу я ваши переглядывания - две маленькие безобразницы, играющие с серьёзными вещами. Нет, молчи, я ещё не всё сказала, - я закрыла рот, потому что в первый раз мама смотрела на меня так строго, но странно - неловко я себя не чувствовала. - Ты же сама стремишься к Светлому, я вижу, ищешь его взглядом, злишься, когда Эри обращает на себя его внимание, вздрагиваешь от прикосновений. Тогда зачем, Линарин, зачем?
   - Потому что во всём виноват ритуал! - выпалила я, и накрыла ладонью губы. Владычица Луриан нахмурила брови, вот точь-в-точь как я, её взгляд требовал пояснений. - Тарр сказал, что наши обручальные знаки необычные... У других они соприкасаются, а наши 'словно силки друг для друга'.
   - Вот оно что, - мама опустила взгляд на мою правую ладонь - из под длинного рукава камизы выглядывали серебристые и изумрудно-зеленые линии. - Я обратила на них внимание, но не придала значения. Ты думаешь, из-за них вас тянет друг к другу?
  Я кивнула. Нет, Тарр безусловно красив как мужчина, и его прикосновения у любой бы, наверное, вызвали дрожь, и он остроумен, излучает внутреннюю силу, с ним рядом хорошо и спокойно, но... почему мне это кажется таким не настоящим?
   - У меня такого никогда раньше не было.
   - Всё бывает в первый раз, - по губам матери скользнула улыбка. - Мне кажется, ты ошибаешься, я видела, как он смотрит на тебя, когда думает, что никто не замечает, поверь, ради такого взгляда девушки готовы пойти на что угодно.
  Я заинтересовано посмотрела на Владычицу.
   - С безграничной нежностью, так смотрят лишь на кого-то безумно дорогого.
   - А вы с отцом... - неожиданно для себя, я задала вопрос, который временами мелькал в моей голове. - У вас тоже был династический брак?
   - Да, - взгляд тёмно-зелёных глаз помрачнел. - Я любила другого, но это была большая честь стать будущей Владычицей. Для моей семьи вопрос решался легко. Но знаешь, я не жалею, в конце концов, у меня есть очаровательные дети, которых я безумно люблю, - улыбка, осветившая её прекрасное лицо, казалось, была способна растопить горный ледник. - Аласпир - твой отец - прекрасный Владыка, любит свой народ, семью, меня, со временем и я смогла полюбить его. Сейчас я счастлива, и не желала бы, чтоб всё сложилось иначе.
  В принципе, чего-то подобного я и ожидала, Тай говорила, что у эльфов не редкость браки по договоренности, и всё же, Владыка с такой нежностью смотрел на жену, а она в свою очередь освещала собой каждое помещение, в которое входила. Глядя на горизонт, мы молчали. Вдалеке показалась стремительно-движущаяся точка.
   - Дело не столько в знаках, - замявшись, я с трудом продолжила, но пожалела, сказав, - сколько в том, что если бы Тарр выбрал Эри, возможно, Атис бы отпустила меня в тот мир...
   - Ты не передумала? - упавшим голосом прошептала Луриан.
   - Нет, - мой голос тоже почему-то сел до шепота.
  Снова повисла тишина. В молчании мы наблюдали, за уже приближающимися всадниками - казалось, словно тигр летит, едва касаясь земли лапами, и летел он на нас, ничуть не снижая скорости. Когда до столкновения осталось каких-нибудь десять метров, зверь резко остановился, а моё замершее сердце усиленно застучало. Зелёная Эри буквально вывалилась из седла, Тарр за мгновение до этого ступивший на землю, бережно подхватил её.
   - Ты как? - голос эльфа был полон заботы, и это вполне естественно, но внутри меня волной поднялось раздражение. - Сможешь стоять?
   - Кажется, - слабым голосом пролепетала Эри. - Кажется, одной мечтой у меня стало меньше, - и она метнула полной негодования взгляд на меня. А я-то тут причём?
  Тарр усмехнулся и подвел свою спутницу к нам, тяжело опираясь на него, Эри действительно выглядела глубоко несчастной. В этот момент, с охапкой луговых цветов прибежал Ру, разделив их на два букета, он протянул один матери, другой - этот довольно улыбающийся Казанова вручил мне.
   - А про меня забыл, братец? - усевшись по другую сторону от матери, недовольно протянула Эри.
   - Нет, не забыл, но ты вредная и всегда мне что-то запрещаешь, - ответил Ру, притулившись между мной и матерью.
   - Тогда, в первую очередь ты должен был подарить цветы ей, - поделился дипломатической тонкостью мой жених. Ру доверчиво посмотрел на Тарра, затем печально на огромный букет в моих руках. Не выдержав, я наклонилась к полюбившемуся рыжику и прошептала:
   - Я могла бы поделиться с тобой, если хочешь, - просияв улыбкой, малыш радостно закивал. Разделив охапку цветов на две равные части, и аккуратно расправив, вручила один букет Ру, наблюдавший за всем этим Тарр, незаметно усмехнулся. Стрельнула в него недовольным взглядом, а этот негодник выразительно поднял брови.
   - Поможешь мне? - спросила, протянув к нему правую руку. Эльф несколько удивился, но кивнул. От долгого сидения, мои ноги немного затекли и плохо слушались, а может из-за того, что я неудачно поставила ногу, но я потеряла равновесие, и если бы не молниеносная реакция Тарра, подхватившего меня за талию, упала бы.
  'Рина, а ты точно эльфа? Может русалка? У них с прямохождением тоже беда', - ехидно протянула наглая полосатая зверюга, расположившаяся в тени дерева.
   Высвободившись из объятий Тарра, я, неспешно подошла к тигру, склонилась, и, почесав его за ухом, прошипела:
   - А знаешь, я, пожалуй, скажу поварихе, что не стоит наливать тебе больше сливок - для фигуры вредно, да и на характере, как оказалось, положительно не отражается.
  'Рин, да что ты? Я ж ласково! Знаешь, какие русалки красивые?' - ага, знаю, по анатомии существ проходили - на любителя, я скажу.
   - А зачем гнать так было? Бедная Эри до сих пор вся зелёная, и с ужасом на тебя косится, - продолжила наседать на вконец оборзевшего идиса.
  'Так она сама попросила с ветерком', - с кристальной честностью наглец посмотрел на меня своими жёлтыми глазами. И почему мне не верится?
   - Да ну-ка.
  'Не злись, - продолжил увещевать меня Цертус, боднув мою руку своей могучей головой. Механически почесала его за ухом. - Это вообще глупая идея...'
  Продолжить тигру я не дала, возмущенно отдернув свою руку, встала. Сделав шаг назад - снова чуть не упала. И снова меня спасли сильные руки свтлоэльфийского принца, на которого, кстати, я и наткнулась. Тигр, спрятав лапой ухмыляющуюся морду, глухо засмеялся.
  'Ох, Рина...'
   - Зачем подкрадываться? - возмущенно развернулась к Тарру, а чего он, в самом деле? Серые глаза насмешливо сверкнули.
   - Это благодарность?
   - Благодарю, - передернув бровью, ответила я, и уже совершенно другим тоном добавила: - Мы планировали вечером пойти к озеру, составишь нам компанию?
   - Если желаешь.
  ***
   - Эри, скажешь, что я почувствовала себя дурно и решила остаться в комнате, - сестра внимательно на меня посмотрела, каре-зелёные глаза выражали сомнение. Я проигнорировала этот взгляд. - Он же придёт к Северной башне, так? Ты будешь там с опозданием, скажешь, что хочешь подышать свежим воздухом и попросишь его, прогуляться с тобой. Дальше всё просто - включай своё женское очарование.
   - А почему ты думаешь, что это сработает сейчас, хотя никакого результата не давало раньше? - чёрная бровь упрямо вздернулась.
   - Потому что раньше мы были все вместе, да ещё и Ру, который, не спорю, очарователен, но постоянно крутился около Тарра. Он на нас просто внимания не обращал, - раздраженно вздохнула, оправляя накидку сестры. - Вообще, я думала, что на контрасте со мной, он выберет тебя, всё-таки ты больше похожа на эльфийку, которая могла бы стать Правительницей. К тому же, он сам сказал, что на роль жены, я не подхожу, но, мол, что поделать. Так что все мои надежды на тебя.
   - Уверена? - с немалой долей скепсиса Эри окинула свою младшую сестру - то есть меня.
   - Абсолютно, - я прекрасно поняла, что имела в виду стоящая передо мной эльфийка.
  Оставшись одна, я заметалась по комнате. На кровати мне было неудобно, от окна - дуло, пуфики были какими-то жёсткими. Некоторое время я стояла у смежной двери, надеясь не услышать уверенных мужских шагов в соседней комнате. Или же наоборот? Надеялась, что Тарр откажется от прогулки к озеру? Напрасно. Время шло, а я нервничала всё больше. Получится или нет? Эри спросила меня, уверена ли я, нет, не уверена. Я погрязла в сомнениях. Мама права, это жестоко, ведь Тарр занял какой-то уголок в моем сердце, как и Ру, Эриола, сама Владычица Луриан. Тай и СенРи - стали неотъемлемой привычной частью моей жизни. Вернуться в свой мир - значит потерять их всех. Или потерять себя, оставшись здесь. Почему я?
  Устав терзаться понапрасну, из одного из сундуков я достала трактат 'О разумном использовании магии', усевшись с ним на кровать, не заметила, как сначала оперлась на локоть, затем перевернулась на живот. Удивительно, но чем больше я вчитывалась в текст, тем меньше из прочитанного, понимала. Интересно, на что рассчитывал профессор Корлик, задавая нам эту книгу для самостоятельного изучения - тут же чёрт не только ногу сломит, но и забудет обратную дорогу в Преисподнюю. Зато замечательно влияет на уставший организм, в том смысле что умиротворяет и располагает к крепкому сну. В этом, убедилась на своём примере не прошло и десяти минут, как мои веки отяжелели, и использовав древнейший трактат, как подушку, я забылась тревожным беспокойным сном.
  ***
  С прогулки на озеро, на которой я не присутствовала, прошло восемь дней. Мой безумный план удался - Эри и Тарр с того вечера словно обрели друг друга, нередко их можно было заметить прогуливающимися вместе вдоль стен замка. Мелодичный смех моей сестрицы часто раздавался то в одной гостиной, то в другой, в столовой, в парке, в беседке, находящейся в восточной части сада. И всегда рядом был Тарр. Нет, разумеется, я тоже была где-то неподалеку. В основном. Но находясь с ними, я чувствовала себя лишней, пятым колесом в телеге, и меня это убивало. Я часто ловила на себе сочувствующие взгляды матери, она даже несколько раз пыталась заговорить со мной на эту тему, но я ловко переводила разговор на дела в университете или же, просто банально сбегала. Вот и сейчас, забравшись на каменный парапет замка, я разглядывала кроны древних деревьев, говорят, они священные, и души многих ушедших эльфов продолжают свою жизнь, блуждая ветром среди листвы. Вообще, это стало одним из моих любимых мест в Тактеморе - здесь было тихо и спокойно. И никого рядом. Или почти никого - Феста следовала за мной неотступно, но это не напрягало, она позволяла мне побыть один на один с собой. И я была ей за это благодарна. Сейчас она всё же решила напомнить о своём присутствии.
  'Вечереет'.
   - Да, им бы пора возвращаться.
   Тарр и Эри отправились на пикник к озеру. Разумеется, не одни. Ру считал Тарра почти старшим братом, причём любимым, поэтому видеть их вместе, было тоже делом достаточно привычным. Мой рыжий братишка был своего рода дуэньей. Меня тоже звали, но представив себе то, что несколько часов буду наблюдать за этой парочкой, я отказалась. Ситуацию не спасал даже Ру.
  'Не жалеешь?'
   - Нет.
  'Бесишься', - не спрашивая, констатируя факт, резко бросила полосатая кошка. А я сидела и болтала ногами, глядела вдаль и ненавидела себя всё больше.
   - Тебе кажется, - я со всей силы сжала ладонями каменный брус парапета.
  'Мы, идисы, чувствуем настроение своих хозяев, так же и ты, можешь поймать отголоски моих чувств. И ты бесишься'.
   - Тебе кажется.
  'Как угодно', - и кошка, взмахнув раздраженно хвостом, спрыгнула на площадку, уходя прочь. Вот я и осталась одна. Совсем. Неожиданно, я услышала позади шорох.
   - Феста, если ты скажешь еще хоть слово, клянусь радугой, пущу на воротник.
   - По-моему жестоко, - насмешливо протянули позади меня. - С редким-то животным...
  От неожиданности я дёрнулась, и только сильные руки, спали меня от незапланированного полёта, а до земли ой как не близко. Вцепившись в сюрко Тарра, я судорожно переводила дыхание, и чувствовала, как сердце убыстряет свой ритм уже не от страха, а от близости и дурманящего тепла того, кого я так щедро подарила сестре. Отстранилась.
   - Это было мило, Тарр, - перекинув ноги через парапет и ступив на площадку, я улыбнулась Светлому. - Благодарю, за то, что спас, но пугать - не стоило.
   - Тебя все потеряли, - он стоял слишком близко, но отодвигаться почему-то не хотелось. Я злилась. На себя. На него. На Эри. Если бы не Атис... Как-то не вовремя он подошёл, и, кажется, я об этом пожалею.
   - А ты? - горло сдавило, словно спазмом, неожиданно для себя провела ладонью вдоль его груди, затем, я почувствовала, как пальцы запутались в пепельных волосах. - Ты тоже потерял?
  Подавшись вперед, и притягивая к себе его голову, я как в тумане наблюдала за приближением расширившихся дымчато-серых глаз, за мгновение до того, как наши губы должны были встретиться, я замерла. Но это не спасло меня от поцелуя, потому что его губы стремительно накрыли мои. И это не было слиянием нежности. Этот поцелуй выражал весь голод, который терзал его. Весь голод, который изматывал меня. Между нами не осталось ни миллиметра свободного пространства, сильные руки буквально притиснули меня к мужскому телу, я в свою очередь стремилась прижаться к эльфу ещё теснее, словно желала стать продолжением его. Неожиданно я почувствовала его руки на своих запястьях, отстранившись, Тарр сделал глубокий судорожный вдох. Затем до моего помутненного рассудка донесся смешок. Ещё один вдох, более спокойный. И я тоже почувствовала необходимость дышать. Запахи и звуки ворвались в моё сознание, отрезвляя и просто крича о том, какая я идиотка. Широко раскрыв глаза, я смотрела на эльфа.
   - А как же Эри? Я думал, ты решила милостиво уступить меня сестре, - красивые губы искривила горькая усмешка.
  Слова застряли в горле, судорожно глотая воздух, я не знала, что ему ответить на это. Я ужасна. О, Боже, я просто отвратительна! Предаваясь самобичеванию, я снова потеряла нить реальности, поэтому вздрогнула, когда моей щеки коснулась теплая мужская ладонь. Взглянув в лицо эльфа, наткнулась на внимательный изучающий взгляд серых глаз. Прохладным пальцем, легонько, словно перышком Тарр провёл по моей нижней губе, и произнес то, что заставило меня застыть в ужасе:
   - Сегодня. Я приду.
  Глядя в след удаляющемуся эльфу, я повторяла про себя его слова - ужас и паника накатывали всё с большей силой. И как мне выбраться из этой ситуации с минимальными потерями? Рина, ты дура! Что-то мне подсказывало, что пути назад у меня нет, и эльф обязательно потребует того, что ему так щедро предложили. Этой ночью он придёт, и времени осталось совсем немного. Мысли метались в моей голове, пытаясь найти выход из созданной моей же импульсивностью западни. Решение пришло неожиданно, и самое главное, гарантировало стопроцентный результат.
  
  Элтарриэль.
  
  Быстро спускаясь по ступенькам башни, я старался забыть то, что произошло на обзорной площадке, по крайней мере, сейчас. В противном случае, я развернусь, и отправлюсь в свою спальню уже не один. Нет! Ей надо дать время, чтоб принять это. Позже.
  Отправляясь на её поиски, я совершенно не ожидал подобного стечения обстоятельств, и этот накал страсти стал для меня шоком, честно говоря, последнюю неделю я испытывал совершенно другое страстное желание - мне хотелось придушить мою хорошенькую взбалмошную аматис. Когда мы с Эри и Ру вернулись в замок, нас встретила Владычица, в последнюю неделю, впрочем, как и сейчас, она выглядела очень обеспокоенно. Отослав своих детей, в спальни, она попросила у меня приватной беседы - разумеется, я не мог отказать матери своей будущей жены. Вообще, Владычица Луриан меня восхищала, ей удивительным образом удавалось сочетать в себе изящество и милую непосредственность, стоило ей где-то появиться, как любой намек на конфликт таял сам по себе. Линарин очень похожа на мать - она излучала тот же внутренний свет. Забавно, её имя очень подходит ей, ведь с языка древних означает 'Лучезарная'. Лучик.
   - Элтарриэль, вы помолвлены с моей младшей дочерью ...
   Владычица нервничала, я с удивлением наблюдал, как длинные тонкие пальцы терзали кружевной платок. Кивнул.
   - ...но в последнее время, проводите много времени со средней, - снова кивок. - Почему?
   - Своего рода эксперимент, - прекрасная эльфийка внимательно смотрела на меня своими пронзительными темно-зелёными глазами.
   - Эксперимент? - очередной кивок.
   - Я позволяю ей играть в её игру, надеюсь, благодаря этому она чувствует себя в относительной безопасности, - и почему я ей это рассказываю? Было что-то располагающее в этой удивительной женщине. - Хотя Эри думает иначе - ваша средняя дочь считает, что Лин злится и ревнует. Что маловероятно.
   - Эри знает? - глаза Владычицы расширились, и в них мелькнуло негодование. А она может быть опасным противником.
   - Она этот эксперимент и предложила. А я согласился, - вложив в улыбку всё своё очарование, решил несколько успокоить будущую свекровь. - Владычица, не бойтесь, я знаю о своём долге, и в свою очередь постараюсь сделать вашу дочь счастливой, но сейчас ей нужно другое.
   - Она маленький упрямый ребенок! И сама не знает, чего хочет! - в ответ на мой удивленный взгляд, возмущенная мать продолжила более спокойно: - Элтарриэль, изначально, я была против этого брака, - неожиданно я почувствовал, как в груди свернулся колючий комок. - И не малую роль в этом сыграло, ваше происхождение, верней, принадлежность к Первородным. Браки по договоренности - это неотъемлемая часть нашей жизни, и с ними можно смириться, но вы прекрасно знаете, как не просто соединить то, что изначально совершенно разное, - удар ниже пояса. Не ожидал. - Увидев вас вместе в Аксельгарде, я поняла, что, возможно, не права, а присмотревшись к вашим отношениям здесь - поняла, что вы словно созданы друг для друга. Не спрашивайте как, но поверьте, это чувствует материнское сердце, а ещё оно уверено, что сейчас моя дочь глубоко несчастна.
   - Владычица...
   - Элтарриэль, прошу не надо титулов, моё имя вам известно, и, я надеюсь, когда-нибудь вы сможете назвать меня матерью, - теплая улыбка осветила тонкие черты, а я сглотнул комок, образовавшийся в горле.
   - Это слишком непростое для меня слово, Луриан.
   - Понимаю. Элтарриэль, вы ещё молоды, но не понаслышке знаете, что такое долг, иногда самое лучшее, что мы можем сделать, это просто принять чье-то решение, в противном случае не избежать огорчений. В своё время, долг повелел мне отдать своего ребенка в руки судьбы, и это было не простым решением, но сейчас глядя на Линарин, я понимаю - это не напрасно. Я думаю, что придёт время, и вы поймете это.
   - Где я могу найти её? - честно говоря, этой темы, я не хотел бы касаться даже с Владычицей Луриан.
   - Северная башня. На обзорной площадке.
  Как оказалось, Эри была права. А возможно, и Луриан тоже. Нет, я допускал мысль о ревности моей аматис, но совершенно не ожидал того, во что это вылилось. Спасибо, Эри, твой план удался! Быстрыми шагами пересекая коридор, я желал как можно скорее оказаться в уединении своей спальни, нервы были на пределе, ощущения обострены - не самое лучшее состояние для такого стихийника, как я. От ужина я решил отказаться, внутри меня бушевал совершенно иной голод. Голод, требующий скорейшего утоления, в противном случае, это сожжёт меня изнутри. До нового триместра осталось меньше двух недель - необходимо составить план лекций по нескольким предметам. Замечательно. Вот и займусь.
  ***
  Часы пробили одиннадцать. Подняв усталый взгляд от конспектов, я глянул на дверь, ведущую в комнату моей аматис, странно, меня обуяли сомнения, с другой стороны... Мысли о следующих пяти годах воздержания не грели ни мою душу, ни тело. Решительно встав, я направился к гардеробной. Переодевшись в одежду для сна, и накинув халат - не стоило пугать невинную девушку, я подошёл к двери, которая так часто приковывала мой взгляд. Постучал. Спустя несколько мгновений дверь распахнулась и моему взору предстала она. Лин.
  Она выбрала длинную доходящую до пят сорочку с глухим воротом - совсем не удивила, но глупышка даже не подозревала, насколько такой наряд интриговал мой взгляд. Я уже предвкушал, как мучительно медленно, наслаждаясь каждым мгновением, буду разворачивать свой подарок. Девушка легонько подрагивала, возможно, от того, что боялась предстоящего, а, возможно, это было лишь действие прохладного воздуха. Поймав её изучающий взгляд, я улыбнулся.
   - Добрый вечер?
   - Не знаю, - робко ответила невинная дева, скромно потупив взгляд. Что за игру затеяла эта чертовка? Я не узнаю свою аматис. Отступив на шаг, и делая приглашающий жест, девушка смущенно обронила: - Дело в том, что я забыла тебе сказать...
  Слова замерли на её губах, и я почувствовал подвох. Сделав решительный шаг в комнату, застыл у двери - на широкой кровати, подложив тоненькую ладошку под щеку, сладко спал рыжеволосый малыш. Ну, здравствуй, Ру!
   - ... забыла сказать, что Аринталиэль может быть у меня. В последнее время ему часто снились плохие сны, и он приходил ко мне по вечерам, - слова девушки звучали скомкано, виновато, но я мог поклясться, что слышал в её голосе плохо скрытую усмешку. - Вот и сегодня....
   Любопытно. Окинув девушку внимательным взглядом, я нахмурился - а дверь-то не закрыла. Глупышка. Что ж... придётся самому.
   - Милая, а может и тебе сказку на ночь рассказать, - медленно наступая на неё, и решительно закрывая дверь, я не отрывал взгляда от расширившихся зелеными озёрами глаз. - Чтоб спалось крепче?
   - Н-не н-надо... - м-м, ну вот теперь настоящий испуг в глазах. Не бойся, маленькая, я не обижу, так, только если чуть-чуть. - Тарр, т-тут же ре-ребёнок!...
   - Тш-ш... Не разбуди ребенка, - приложив палец к её губам, свободной рукой обхватил её за талию. - Так значит, ты решила со мной поиграть, глупышка?
  В зелёных глазах взметнулись искры возмущения. Как же меня тянет на это пламя. Обведя абрис её губ краешком пальца, я склонился к виску, вдохнул тёплый дурманящий аромат. Пахло мёдом. Сладкая. Касаясь кончиком носа виска, щеки, шеи, я наслаждался шелковистостью её кожи, и это только распаляло моё мужское естество. Она дрожала.
   - Не бойся, больно не будет, - легко подхватив на руки, я понёс её в сторону постели, где видел сладкие сны маленький принц, что ж кровать огромная, а нам много места и не нужно. Аккуратно опустил её тело на ложе, и, закинув одну ногу, присел на краю. - И что же мне с тобой делать, милая?
  Указательным пальцем, скользя по гладкой ткани, выводя на её бедре узоры, я неотрывно смотрел в мятежные глаза.
   - Тарр, это... Не стоит... - так значит не стоит? И мой палец скользнул по внутренней стороне бедра, затем резко вверх, миновал живот и грудь, легонько обхватив её за подбородок, я всем телом подался вперед. - Тарр...
   - Мне нравится, когда ты называешь меня по имени, - прошептал в её губы. - И да, думаю, стоит.
  Припав к её губам, я ощутил, как жар, терзающий изнутри, пытается вырваться, но, сейчас и всегда я позволю лишь огню страсти освещать наши предрассветные часы. К сожалению, мне пришлось отстраниться, потому что маленькая ручка, очень упрямо уперлась в мою грудь. Я вопросительно посмотрел на нимфу, лежащую передо мной.
   - Эри. Это не честно, - с трудом выдыхая, пробормотала девушка. Она специально меня злит?
   - Запомни, Лин, мне нужна только ты, - и с этими слова, я снова накрыл её нежные губы своими. В этот раз я с удовольствием отметил, что девушка ответила, более того, приняла активное участие в ласках. Её руки скользнули по моей груди, обхватывая шею и зарываясь в волосы. Так сложно себя контролировать. Спускаясь ниже, я продолжил исследовать своими губами её нежную шею, и бурей, внутри меня откликнулся тот звук, когда аматис тихонечко застонала. Рванув глухой ворот, и тем самым испугав девушку, я немного отстранился, чтоб полюбоваться белоснежной кожей и нежной плотью, представшей передо мной. В глазах аматис снова мелькнул ужас. Попытавшись закрыться, девушка прижала руки груди, но я, чувствуя, как улыбка расползается по лицу, отрицательно покачал головой и очень аккуратно отвёл её маленькие ладошки.
   - Нет, милая, это слишком желанное зрелище, - покрывая её тело лёгкими поцелуями, немного покусывая, гладя и лаская, я почувствовал, как девушка снова расслабилась. В следующий момент аматис меня удивила - её руки стали судорожно дёргать пояс моего халата. Успешно. Помогая ей снять с себя лишнее облачение, я не забывал осыпать её лицо и грудь быстрыми поцелуями. Но этого ей было недостаточно, оказалось, что и сорочка тоже была лишней. Кто бы мог подумать, что в этой милой девушке столько пыла? Рванув вверх полы моего одеяния, она настойчиво меня отстранила.
   - Чтоб было честно, - хрипло произнесла эта бестия, глядя на меня затуманенными желанием глазами. Что ж, не буду спорить.
   - Ты позволишь, мне остаться в брюках? - я не удержался от иронии, и с удовольствием наблюдал, как сквозь румянец страсти проступает смущение. Моя аматис.
  И снова мы потонули в пучине страсти, и я даже пожалел, что рядом Ру. Кусая и царапая, ластясь и отстраняясь, Лин пробуждала во мне то, чего так безрезультатно добивались многие другие. Ловя губами её стоны - всё же рядом спал ребенок, и его не стоило будить, я открывал новые рубежи чувственности, как для неё, так и для себя.
  
  Рина
  Это было безумием! Это было сумасшествием! И это было прекрасно! Если вспомнить все счастливые моменты и сложить их, не знаю, я не уверена, что почувствую тоже, что сейчас. Словно попала в реальность, где не имеет значения ничего, кроме рук и губ моего мучителя.
  Проводя ладонями по его гладкой атласной коже, покрывавшей сильное поджарое тело, я чувствовала себя так, словно соприкасаюсь с чем-то божественным и прекрасным, и притом таким горячим и близким. Он сцеловывал с губ каждый мой вдох, а каждый мой вдох был им. И казалось, что это замкнутый круг, и иначе и быть не может, когда внезапно, я почувствовала резкий холод.
  Тарр отстранился и встал с постели, на его лице не было прежней страсти. Абсолютно спокойные серебристо-серые глаза, чуть насмешливая улыбка. Что произошло?
   - Вот и сказке конец, - склонившись, он целомудренно поцеловал меня в лоб и выпрямился.
   - Тарр? - я удивленно смотрела на этого ненормального эльфа. Его губы кривились в насмешливой улыбке, во взгляде мелькнуло раздражение, злость, и, кажется, обида.
   - Честно говоря, проводя с женщиной ночь, я предпочитаю быть с ней наедине, - и, развернувшись, он направился к двери. А я ещё несколько минут смотрела на дверь, за которой скрылся Тарр.
  
  Глава 5
  
  Пробуждение было ужасным. Наверное, самым ужасным в моей жизни. Я в принципе не люблю этот тягостный момент, когда приходится покидать уютное тепло постели, но сегодня к этому примешивалась ещё и полная разбитость моей телесной оболочки. Уснуть мне удалось только под утро, да и удивительно ли это, учитывая то, в каких растерянных чувствах вчера меня оставил Тарр? Ох, наверное, даже вспоминать не стоило! Да, мне ж теперь в зеркало будет стыдно смотреться! И что я скажу Эри? 'Извини, дорогая сестра, но я решила, что мне он нужнее'? Бред! Или 'Тарр сказал, что ему нужна я'. Великолепно! О, какая же я идиотка, накинулась на него, как ненормальная! И он тоже хорош - устроил показательные выступления! Самовлюбленный! Высокомерный! Несносный! Эльф! Невыносимо нежный эльф... Чёрт! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Я закрывала глаза, и передо мной представали обнаженные плечи, выступающие ключицы, чуть подрагивающие мышцы живота - в руки просился карандаш, хотелось запечатлеть эту мужественную красоту. И это я ещё не всё видела! О, Боже, о чём я думаю? И так полночи, то я сокрушалась по поводу своего аморального поведения, то безумно злилась на Тарра и его мстительную натуру, после этого как-то плавно начинала рефлексировать на тему своей неожиданной чувственности, а потом снова вспоминала о своём бесстыдном поведении. И так по кругу. Всю ночь. Откуда ж взяться здоровому сну?
  Потянувшись, я почувствовала ломоту в теле, повернув голову влево, поискала рыжую макушку - не оказалось. Ах да! Сегодня же должны прибыть из длительного путешествия другие дети Владык царства Лесных эльфов и Ру наверняка с утра пораньше занял свой наблюдательный пункт. День предстоял насыщенный, а я совершенно не выспалась. Соскребя себя с кровати, я опустила ноги на толстый мягкий ковер, и в глаза мне неожиданно бросились рубашка и халат, валявшиеся тут же рядом с постелью. В голове возникло два вопроса: как я вчера этого не заметила, и, что важней, куда мне это богатство девать? Вещи были явно мужские, и в девичьей спальне им находиться не полагалось, поэтому, недолго думая, я накинула свой легкий халатик, подобрала его одежду и направилась к двери, ведшей в покои жениха. Надеюсь, в комнате его нет, ну а даже если есть, то не съест же он меня. Быстро положу и вернусь в комнату. Тихонько постучав и не дождавшись ответа, я притворила дверь. Эх, не выйдет из меня шпиона - дверь согласно скрипнула. В комнате никого не оказалось и я смело пересекла порог, чтоб увидеть как из его гардеробной выходит молоденькая эльфийка с корзиной грязного белья.
   - Ой... - сорвалось с моих губ, эльфийка замерла и смотрела на меня своими огромными раскосыми глазами, вот интересно, и что она подумала? В любом случае, домыслить, помогла ей я. - Я тут... Это.... Оставлю?
  Бросив одежду на ближайшую горизонтальную поверхность, на деревянных ногах я вернулась в свою комнату. Успокаивая себя тем, что ничего такого в том, что с утра вернула вещи своего жениха в его комнату нет, я лихорадочно одевалась. Хорошо ещё самого Тарра там не оказалось. Ну, подумаешь, что подумает служанка? Я же знаю, что ничего не было. Почти. Ну, подумаешь, расскажет кому-то? Так все что-то говорят. Ну, подумаешь, дойдёт до Эри? Чёрт! А вот это плохо! Перед сестрой будет неловко. Швырнув халат на пуфик, я раздраженно нахмурилась. Совратить - совратил, в дальнейшем - отказал, но одежду-то свою, зачем у меня оставлять было? Совесть напомнила, что вчера я сама разоблачала эльфа - стремительно заливаясь краской, я постаралась выкинуть непрошенные мысли из головы. Вот же несносный эльф!
  Честно говоря, поведение Тарра было для меня загадкой. К этому браку он особо, то есть сознательно, не стремился, о чём мне и сказал, но присутствовал такой фактор, как чувство долга. Поэтому он терпел все мои выходки, с философским пофигизмом относясь к происходящему, а в последнее время увлекся моей сестрой, с моей же легкой руки. Или же это я так думала? С другой стороны, мы связаны ритуалом, и брачные знаки красноречиво напоминают мне об этом каждый раз - стоит только на запястье посмотреть, а следствием этого является наша взаимная тяга друг к другу. Да-а, Атис постаралась на славу, храни её боги... Но мне-то теперь что делать? После моего вчерашнего нападения и у эльфа крышу сорвало - какой он решительный пришел вчера в мою спальню. И, слава Богу, мне удалось договориться с Ру, в противном случае сейчас, я бы себя ненавидела ещё больше. Хотя, в тот момент, когда за Тарром закрылась дверь это чувство я испытывала именно к нему - это было ужасно, подарить мне такое блаженство и такую опустошенность. Ужасно. Хотелось побежать за ним и спросить 'Почему?', но я рада, что моя гордость мне этого не позволила, а потому, я полночи провела без сна, решая как мне теперь быть. А мысль была лишь одна: держаться от него подальше.
  Когда я уже практически заканчивала свой туалет, раздался стук в дверь. Снова почувствовала нервозность. Надеюсь это не Тарр, и тем более не Эри, вряд ли слухи распространяются так быстро, но всё же... Вздохнув, я направилась к двери, за ней, как оказалось, меня ждал слуга, который известил, что Мудрый Владыка, ждёт меня, Юную Принцессу в тронном зале. 'Обрадованная', я поблагодарила слугу, и, попросив ещё несколько минут, закрыла дверь. Ну что, за невезение! С отцом, в отличие от остальных членов семьи, общего языка я не нашла - избегала его, да и он не стремился к общению. Большую часть времени Владыка занимался государственными вопросами: объезжал владения, встречался с Советом Старейшин, вел заседания с главами родов, между прочим, во время одного из таких мероприятий, мы с отцом и были представлены друг другу. Поёжилась, вспоминая ту неловкую ситуацию. Это был первый и последний раз, когда я была в тронном зале, поэтому следовало поторопиться, ведь путь туда сама я не найду. Напоследок, окинув себя в зеркале, я уже готова была выйти из комнаты, но обмерла. Отец хочет побеседовать со мной в присутствии глав эльфийских родов? От этой мысли захотелось сказаться больной и спрятаться под одеялом, не знаю, сделала бы я так, но в дверь снова постучали. Внезапно, та сама собой распахнулась - в комнату стремительным шагом вошла Эри.
   - Рин, у вас вот совести совершенно нет! - Что? Мимика ярко отражала этот вопрос, поэтому сестрица, махнув на меня рукой, продолжила: - День в разгаре! Элтарриэль не пойми где, ты даже к завтраку не вышла, мама вся в заботах и приготовлениях - с трудом от неё сбежала, а вы, между прочим, уже послезавтра уезжаете! Ну, разве так можно?!
   - Эри, - пятясь к двери начала я. - Отец просил придти к нему на беседу, давай я схожу, а потом займемся, чем хочешь, идёт?
  Моя сестра была набором сплошных контрастов: добрая внутри, но с крайне острым языком, дерзкая, но обдумывающая каждый шаг, чопорная, и при этом без угрызений совести, ведущая беседы на личные темы. А ещё у неё была особенность: в один момент её эмоции били через край, а уже в следующий - она спокойна и флегматична, но такая вот экспрессия заставляет меня немного нервничать. Даже встреча со всеми главами и старейшинами разом показалась не такой страшной. Разумеется, такую Эри знают только семья и особо близкие, Тарр, к примеру, подумав об этом, я нахмурилась - для остальных моя сестра образец вежливости и эталон безукоризненного поведения.
   - Отец? - сестрица нахмурилась. Перед Владыкой все трепетали, казалось, только Ру мог проникнуть под эту величавую безмятежность. - Вероятно, хочет дать тебе последнее напутствие - приезжают Ксей и Раниа, и насколько я знаю, не одни, так что потом он будет слишком занят. В прочем, как всегда.
  Эри лучезарно улыбнулась. Это была не радостная улыбка, а ободряющая, она понимала, как моё нежелание идти на аудиенцию, так и то, что я просто не могу проигнорировать просьбу Владыки пообщаться со мной. Дети часто не слушаются родителей, но, когда твой отец имеет царственные регалии, непослушание может иметь очень большую цену. И почему-то мне совершенно не хотелось узнавать этого на практике. Договорившись с сестрой после визита к отцу встретиться в садовой беседке, я пошла вслед за слугой, который терпеливо дожидался меня в коридоре. Дорога во святая святых была не близкой, мы шли через коридоры, переходы, светлые деревянные панели перемежались каменными стенами, светлые арочные окна - узкими бойницами. Тактемор был не так удивительно прекрасен, как ДорсумЭйл, но казалось, будто у замка есть душа, и эта душа была очень изменчивой, то пафосно прекрасной, то доверчиво простой.
  Наконец, мы остановились перед высокими двустворчатыми дверями, притворив одну из них, слуга предлагал мне идти дальше. Одной. Глубоко вздохнула, так как это делает пловец, перед тем, как познать глубину океана, и сделала решительный шаг вперед.
  Мои недавние волнения были напрасны - я с облегчением обнаружила пустой тронный зал, многочисленные кресла под раскидистыми деревьями были свободны. Единственным живым существом среди всего это великолепия, был Владыка.
   - Ты долго, дочь, - ну вот, ни 'здравствуй', ни 'как дела?'
   - Доброе утро, отец. Простите за опоздание, - смиренно вымолвила, проглотив раздражение. Владыка милостиво кивнул и, сделав знак идти за ним, направился в сторону скрывающейся за троном ниши. Делать нечего, пошла. Через какое-то время я услышала журчание воды, пройдя по узкому коридору, вышла на широкий каменный балкон с балюстрадой. По обеим сторонам от входа играли брызгами небольшие фонтаны в виде цветочных чаш. Миленько. Но больше всего мне понравился вид, открывшийся глазам: там внизу, под балконом, был обрыв, а вокруг скалы, вдали виднелась голубая полоска моря, в которой играли лучи дневного солнца. Суровая и какая-то беспощадная красота. Я затаила дыхание.
   - Линарин, я позвал тебя, чтобы обсудить твой брак с принцем, - не медля и не тратя времени на вступление, начал Владыка, и эстет внутри меня как-то сразу сдулся - я перевела внимательный взгляд на мужчину, стоящего рядом со мной. - Знаешь ли ты, почему был заключен этот союз?
  Я решила промолчать и заинтересованно посмотрела на Владыку, смерив меня строгим взглядом, тот сам ответил на свой же вопрос:
   - Я думаю, слышала. Были серьёзные конфликты, особенно, на границах, между Лесными и Светлыми, и всё бы ничего, но склоки между нами выгодны ещё кое-кому. Линарин, знаешь ли ты, что за теми чёрными скалами, что вдали, начинаются владения Тёмных эльфов? Охотниками были найдены следы лазутчиков на территории царства Лесных, уже долгое время дроу присматриваются к нашим владениям, мечтая захватить, ведь их земли - это скалы и бесплодные пустыни. Так вот, возвращаясь к конфликтам со Светлыми - для них эти дрязги неприятны и крайне невыгодны, но для нас они смертельны, и даже не многие среди лордов понимают это, - сделав паузу, Владыка очень внимательно посмотрел на меня и с нажимом произнес: - Нам нужен этот брак.
   - Но, я думала, это требование Атис, - сказала я, чтоб хоть что-то сказать, по правде я ничего не понимала.
   - Да, но для нас оно выгодно. Если бы дрязги продолжились, то со временем мы бы были сильно ослаблены, а границы не защищены. Дроу славятся своим коварством и жестокостью, я подозреваю, что не без их помощи и родились наши проблемы. Поэтому, дочь, я желаю узнать у тебя, почему ты отдалилась от принца Элтарриэля?
   - Простите, Владыка, - вопрос отца вызвал у меня раздражение, которое отразилось и на мимике, и в голосе, и в жестах. - А не пытались ли вы решить вопрос, используя другие, менее кардинальные способы?
   - Линарин, - венценосный эльф опустил на меня тяжелый взгляд каре-зелёных глаз. - Я твой отец, это так, но в первую очередь, как ты правильно сказала - Владыка. Твоя мать говорила, что всю жизнь ты прожила среди людей, и многие из них думают, что родиться в правящей семье привилегия, - его голос был спокоен, но каждое слово, падало словно камень. - На самом деле, это накладывает на нас огромную ответственность. Я знаю, ты не желаешь этого брака, хотя среди людей родители так же нередко сговариваются, чтоб посредством детей объединить семьи, и как правило, мотивом их является желание получить более высокий статус или стать богаче, в твоём случае, ты принесешь мир земле, которая дала тебе жизнь.
   - Я не хочу, - ссутулилась, казалось, словно небо всей тяжестью опустилось на мои плечи. - Почему я должна? Вы правы, я всю жизнь прожила среди людей. В другом мире, - сжав кулаки, с вызовом посмотрела на Владыку. - И он мне роднее, и за него, возможно, я бы отдала свою жизнь, а вы мне - никто! И всё мне здесь чуждо!
   - Даже так? - эльф улыбнулся, но улыбка вышла какая-то недобрая. - Стало быть, ты не будешь против, если твоя сестра будет ублажать мужчин в темно-эльфийском замке, в месте, куда не пробивается солнечный свет, где не поют птицы, и трава не приносит свои плоды? Будешь наслаждаться своей свободой, зная, что Ру прислуживает, тем, кто истребил его народ? И это лучшая возможная судьба в его случае, - саркастичная улыбка исказила лицо Владыки. - А та, которую с недавних пор ты называешь матерью, будет принародно растерзана и оставлена на потеху всем желающим? Всё ли тебе здесь чуждо, Линарин?
  Это было жестоко. Я смотрела на Владыку, который вопросительно смотрел на меня, красноречиво разведя руки в стороны, а внутри меня всё леденело. Его слова создали в моей голове настолько яркую картинку, что от ужаса язык примерз к нёбу - я действительно не хотела такой судьбы для тех, кто стал мне дорог. И другие Лесные, они тоже не заслужили смерти.
   - В войне со Светлыми и мы, и они, потеряем множество жизней, - отец перестал мучить меня выжидательным взглядом и подошёл к краю балкона. - Если к Дамиану и придёт помощь из АспэрКоута, то вот мы останемся беззащитными перед экспансией коварных соседей, - эльф сделал паузу, глядя куда-то сквозь меня, и, на мгновение я увидела пыль веков, отразившуюся в глазах Владыки. - Отвечая на твой вопрос: решение этой проблемы терзало мою голову задолго до твоего рождения - Просьбы, требования, наказания - ничто не помогало. Когда Атис потребовала объединить наш род со светлоэльфийским, я был почти счастлив - наши подданные никогда не пойдут против королевской семьи, а причинить вред Светлому стало бы изменой короне. Любому Светлому. К слову, с тех пор у нас практически не возникает столкновений на границах, но если ты откажешься, боюсь, всё станет хуже, чем было до этого. Даже сейчас, я знаю, среди моих лордов есть те, кто одержим ненавистью к народу твоего жениха, и в своей безрассудности они желают войны, не понимая, сколько бед это принесет. Линарин, это не просто династический брак - это необходимая мера.
  Я была раздавлена. Несмотря на то, что Владыка говорил всё это спокойно, просто констатируя реальность, я не могла не почувствовать тяжесть долга, возложенного на мои плечи. Хотела бы я никогда ничего этого...
   - И чего вы от меня хотите сейчас? - не без труда мой голос прозвучал спокойно с нотками холодного равнодушия. Глаза Владыки загорелись интересом, он внимательно на меня посмотрел, а затем на его губах появилась усмешка.
   - Лин? Так он тебя называет? - что он хочет этим сказать? - Я не настаиваю на немедленном браке, в конце концов, решение Атис разумно и оспариванию не подлежит, но моё пожелание заключалось в том, чтобы ты не отдалялась от принца, - лицо эльфа приняло задумчивое выражение. - Теперь понимаю, что в этом не было смысла.
  Я смотрела на того, кто являлся моим отцом, и в мою голову закралась мысль, нормален ли этот эльф? Хотя, в принципе, эльфы сами по себе странные, взять к примеру, моего жениха - то, я ему, видите ли, не подхожу, то он старательно доказывает мне обратное и говорит, что ему нужна только я. А эта его чрезмерная безэмоциональность? Как не устаёт твердить Тай, странный народ эти эльфы.
   - Используй полученное время с пользой, дочь, - как-то уж совсем миролюбиво продолжил Владыка, после чего простер ко мне руку - в раскрытой ладони оказался бутон, похожий на цветок гардении, необычайно нежный и хрупкий. - Возьми. Это мой дар, думаю, она вполне может тебе пригодиться.
  Завороженная изящной красотой цветка, я, будучи словно в тумане, дотронулась кончиками пальцев до бархатистых лепестков и ощутила холод, исходящий от изделия. Нежный кремовый бутон оказался брошью, бесспорно прекрасной, но совершенно неживой.
   - Эээ... Спасибо, - удивленно глядя то на Владыку, то на цветок пробормотала я.
  Откровенно говоря, не имею тяги к украшениям, и на пальцах одной руки могу пересчитать, сколько раз получала подобные подарки, но что-то в этой брошке было, что-то притягательное, успокаивающее. Как только цветок оказался в моей руке, я почувствовала, что сердце забилось ровнее, мысли упорядочились, словно в голове кто-то прокрутил кольцо резкости, и всё стало чётким и ясным. Внимательно посмотрела на стоящего передо мной эльфа - его взгляд был зеркальным отражением моего, разве что к нему ещё примешивалась некоторая доля любопытства.
   - Спасибо, - вновь обронили мои губы. - Благодарю вас и за ваш подарок и за разговор, Владыка. Я понимаю ваши переживания, мне бы тоже не хотелось, чтобы пострадали невинные женщины и дети, да и мужчин тоже жалко, но мне необходимо всё обдумать, а потом я смогу принять какое-то решение.
   - Искренне надеюсь, что оно будет правильным, - сказано это было совершенно спокойным тоном, но где-то в глубине каре-зелёных глаз промелькнула улыбка, хотя не буду ручаться, что она там была, потому что сейчас во взгляде Владыки не было и намека на веселье, наоборот в них сквозила бесконечная усталость. - Линарин, сегодня приезжают твои брат и сестра, с ними будут и другие представители нашего народа, - сделав многозначительную паузу и тяжело вздохнув, добавил: - Я говорю о проблемных представителях. Пожалуйста, на оставшиеся несколько дней сыграй роль счастливой невесты.
  Вертя в руках украшение, я думала. Ну, в принципе, от меня не убудет, главное не провоцировать Тарра на повторение вчерашнего вечера, а так, почему бы и нет? И волки сыты и овцы целы - я, действительно, не хочу войны, но и платить за мир своей жизнью не имею никакого желания. Другое дело, если бы у Тарра, помимо физического влечения (спасибо Атис и брачному ритуалу), ко мне бы были какие-то чувства, тогда можно было бы и подумать, а так... С другой стороны, могут и вынудить - Хранительницу здесь все боятся и почитают. Так что, куда ни глянь, а роль счастливой невесты лучше всё же сыграть...
   - Благодарю, Линарин, - в ответ на мой рассеянный кивок, произнес Владыка. - Что ж, дочь, займись делами, от которых оторвалась для нашей беседы, и не забывай то, о чём мы с тобой говорили.
  Получив разрешение удалиться, я поспешила ретироваться - мало ли, вдруг Владыка поднимет ещё какую-нибудь очень важную тему, к примеру, нахождение некоторых принцев в спальнях своих невест в ночное время. Что-то мне подсказывает, тогда все отсрочки станут недействительными, а я действительно, стану на законных основаниях варить борщи для Тарра. Хотя, он, кажется, не сильно оценил мои кулинарные способности. Воспоминания о собственных проказах, вернули улыбку на моё лицо, и я с легким сердцем отправилась на поиски Эри.
  ***
   - Раниа очень милая, её все любят, а она - любит всех вокруг, - Эри плела из луговых цветов венок и рассказывала об ожидаемых гостях. - По правде, я очень рада, что появилась ты. Раниа, конечно, очень милая, но рядом с таким совершенством как она, невольно чувствуешь себя гадким утенком.
   - Намекаешь, что на моём фоне смотришься прекрасным лебедем? - лучезарно улыбнувшись, беззлобно подколола сестру.
   - Нет, что ты! - всплеснув руками, возмутилась прекрасная эльфийка, которая является моей сестрой. - Просто с тобой так легко и свободно и я могу быть самой собой, при этом не краснея и не смущаясь, - потом эта коварная девица состроила вредную моську. - Хотя знаешь, учитывая твои манеры...
   - Да ну тебя! - я шутливо запустила в Эри своим венком, а после посмотрела в сторону замка. - Чего-то мы с тобой сегодня совсем одни.
   - С Ру всё понятно - бдит, выжидает, а вот куда Элтарриэль делся? После того, как мы вчера пришли с пикника, я ушла в свою комнату - привести себя в порядок, так вот с тех пор как мы вошли в замок я его не видела. И он вчера не выходил к столу, хотя мы договаривались встретиться и после ужина посмотреть древний манускрипт в библиотеке. Странно.
   - Как говорит моя подруга, эльфы вообще странный народ, так что я не удивляюсь, - однако, покривила душей, ведь догадываюсь о причинах забывчивости Тарра. - А что за манускрипт?
   - О! Он очень древний, храниться в семейной библиотеке с незапамятных времен, не удивлюсь, если с сотворения мира, - Эри звонко рассмеялась, а затем состроила милую печальную моську. - Проблема лишь в том, что он на таком же древнем и уже мёртвом языке. Но Элтарриэль обещал посмотреть и, возможно, перевести.
   - О! - моя очередь восторженно восклицать. - Неужели в нашем царстве нет тех, кто мог бы этим заняться?
   - Нет, нету. Знать подобное прерогатива Первородных, сестра, мы, увы, утратили эти знания. А у принца, между прочим, это был один из профильных предметов в своё время.
   - Да? - как-то неприятно было сознавать, что Эри знает о моём женихе то, чего не знаю я. Мелочь, конечно, но неприятно. О совместном изучении каких-то манускриптов вообще молчу. - О! А представляешь, если там обнаружатся секретные знания, позволяющие завоевать мир?
   - Боюсь, отец расстроится, - Эри подхватила мой драматичный тон, и, кусая губы, в попытке сдержать улыбку продолжила: - Понимаешь, он же планировал выгодно отдать меня замуж, ну, с тем, чтобы укрепить позиции нашего царства, а тут я со своими планами по завоеванию мира.
   - Бедный папочка! - луг огласил звонкий девичий смех, это, конечно, всё шутки, но Эри и правда, может стать головной болью того, кто стоит у неё на пути. Хотя препятствие в виде Владыки сложно обойти. Проверено. Пока не удалось.
   - Приехали! - наше веселье прервал радостный вопль бегущего к нам Ру. - Рина, Эри, они наконец-то приехали!
  Схватив мою руку и подпрыгивая от нетерпения, Ру тянул меня в сторону замка. Бросив озорной взгляд сначала на Эри, а потом на младшего братишку, я заговорщицки прошептала:
   - А кто первый добежит до замка, того сегодня покатает Цертус, к тому же я слышала, что на кухне готовят фруктовые пирожные с заварным кремом...
  Я ещё даже предложение не успела закончить, а рыжеволосый шалопай уже мчался в сторону замка, дав братцу фору, мы с Эри переглянулись и, хохоча, тоже включились в забег.
   - Могла бы и другое вознаграждение придумать, - на бегу сообщила мне темноволосая эльфийка.
   - Эри, ты только подумай какой шанс! Ты, Тарр и Цертус - это же мечта, - смеясь и забывая вдохнуть, я ответила сестре.
   - Я предпочитаю пешие прогулки, - Эри фыркнула и вырвалась вперед. - Догоняй!
  Она уже скрылась в арке, ведущей во внутренний двор замка, а я была последней в этом скоростном забеге. Вокруг опьяняюще пахло летом, лугом, свободой, солнце стояло высоко и по небу лениво проплывали облака. Взмыленная и разрумяненная, я совсем не ожидала, свернув в коварную арку, столкнуться с препятствием в виде чего-то твердого и теплого. От трепетных и совсем не нежных объятий с грунтом меня спасли сильные мужские руки.
   - Милая леди, осторожней! - сдувая с лица чёлку, я подняла голову, и мои зелёные глаза встретились с искрящимися весельем, янтарно-карими. Ох, ты ж! Я замерла, восторженно изучая взглядом эту потрясающую эльфийскую красоту, а мужчина лукаво глядел на меня и молчал. Наконец, до моего мозга дошёл импульс, сообщающий ему, что я как-то долго нахожусь в объятиях незнакомца, более того, крепко сжимаю борта его дорожного костюма. От смущения меня бросило в жар.
   - Ох, извините, - отстраняясь от эльфа и усердно изучая подол собственного платья, ответила я. - Мне очень неловко.
   - Бросьте! - мой спаситель широко и добродушно улыбнулся. - Каждый мужчина будет рад, возвращаясь домой, попасть в объятия такой очаровательной леди, - сполна насладившись видом моих заалевших щек, он добавил. - Ваше Высочество.
   - Как? - я удивленно посмотрела на незнакомца.
   - Вы вылитая Владычица, только что юнее и очаровательней, - склонившись в изящном поклоне и приложив мою руку к тому месту, где у человекоподобных существ располагается сердце, эльф улыбнулся и произнес: - Разрешите представиться, Артиан, наследник рода Илесебриа, пред Вашими ногами, моя принцесса.
   - Вы можете звать меня просто Линарин, - я неловко улыбнулась, почему-то захотелось соответствовать этому 'Линарин'. - И я очень благодарна за спасение.
   - И где ты? - из этого состояния завороженности меня вывел голос сестры, раздавшийся всего в паре метров от нас, оглянувшись, я увидела, как от вида моего спасителя лицо Эри скривилось так, словно ей предстояло съесть дюжину лимонов. Быстро справившись с собой, она кратко улыбнулась, и, склонив голову в поклоне, заметить который мог лишь обладающий живым воображением, поприветствовала моего нового знакомца - Лорд Артиан, рада вас видеть, я вижу, вы уже успели познакомиться с моей сестрой?
   - Ваше Высочество принцесса Эриола, - тонкие губы белокурого эльфа дрогнули в улыбке. - Как всегда очаровательны.
   - Благодарю. Вы нас с сестрой извините? - и, не дожидаясь ответа, Эри подхватила меня под локоток и повела к массивным воротам. Оглянувшись, я послала Артиану извиняющуюся улыбку, и с некоторым удивлением отметила пристальный изучающий взгляд янтарно-карих глаз. В голове начала сформировываться какая-то неприятная мысль, но, она благополучно растаяла, вытесненная недовольным ворчанием идущей рядом со мной эльфийки:
   - Вот же демоническое отродье! - я аж поперхнулась от удивления, подобные выражения были совершенно не в духе Эри, более того, сказанные ею слова являлись моветоном в приличном обществе.
   - Это ты о благородном лорде?
   - Я бы на твоём месте не стала так очаровываться солнцеподобным Артианом, - Эри не поддержала мой легкомысленный тон, сурово сдвинув брови, она выплевывала слова, словно говорила о чём-то мерзком. - При желании этот змей обольстит слепого и глухого.
  На этом она решила закончить свою речь и дальнейшее шествие до обеденной залы мы продолжили в тишине. Любопытно, а мне этот эльф показался таким милым, снова вспомнились его золотистые локоны, волнами спадающие по плечам, проникающий в душу взгляд тёплых карих глаз. С другой стороны, это общеизвестный факт - обладатели ангельской внешности, зачастую обладают ужасным нравом, поэтому прислушаюсь-ка я к Эри, и в следующий раз внимательно пригляжусь к этому самому лорду Артиану. Войдя в просторную комнату, где обедала семья, мы обнаружили, что оказались первыми. У окна стоял стол, уставленный всевозможными лакомствами и деликатесами, сглотнув, скользнула взглядом по запеченной тыкве с сыром, рыбе в каком-то сливочном соусе, тушеным овощам с черносливом и орехами... 'Вот что значит не завтракала', - подсказал мой желудок, недовольно проурчав. Интересно, а где остальные?
  - Наверное, отец опять пустился в наставления, - оказалось, что мысли Эри текли в схожем направлении. - И Элтарриэля всё нет.
  О, да, мне тоже было любопытно, где же носит этого эльфа. Неужели облагораживает генофонд Лесных? С него станется - болтливый кот рассказывал мне о тех, кто был любовницами принца Первородных, и о тех, кто мечтал о такой счастливой участи. Стискивая ладонями жёсткую спинку стула, я услышала шум голосов и топот множества ног, желудок издал радостное 'Уррр!'. Мы с Эри переглянулись и уставились на дверь. Первыми, разумеется, вошли дамы, Владычица ласково обняла за плечи свою, видимо, старшую дочь - высокую, на пол головы выше матери, изящную зеленоглазую брюнетку. Мать и дочь о чём-то возбужденно говорили, вокруг ни крутясь и вставляя свои пять копеек, скакал Ру. Следом шёл Владыка, его поступь была величественной и степенной, а за ним следовали те, кто нёс в себе атмосферу дружелюбия и некоторой непочтительности. И тут моё сердце ёкнуло. Два раза.
  Перешучиваясь, молодые мужчины вошли в обеденную залу. Высокий, очень похожий на Владыку эльф, обладал заразительной улыбкой и живым любознательным взглядом. Сразу стало ясно, кто здесь душа компании. Экселиорн. Рядом с ним, искоса поглядывая на третьего компаньона, шел мой недавний знакомец - Артиан. Посмотрела на Эри - надеюсь, за столом боевых действий не будет, моя сестра как-то очень многообещающе сжимала кулаки и недовольно хмурила брови. Ну и третьим в этой престранной компании был Тарр. Он добродушно улыбался над какой-то очередной шуткой моего старшего брата, но подсознательно, я чувствовала, что эльф напряжен.
   - Лучик, милая, - я и не заметила, как мать подхватила меня под локоток и повлекла в сторону оживленной компании. - Познакомься, это твой старший брат Экселиорн. Сын, посмотри какая у тебя красавица-сестра!
   - Мама, ты беззастенчиво напрашиваешься на комплименты, - юный, по эльфийским меркам, принц широко улыбнулся, склонившись в шутливом поклоне передо мной и Владычицей. - Ты же знаешь, что твои дочери не могут быть меньше чем просто красавицами, с такой-то матерью! А Линарин, так вообще совершенство, - и этот негодник проказливо улыбнулся и протянул мне руку. - Зови меня Ксай.
   - А я Рина, - заворожено глядя на брата, я протянула руку для рукопожатия. Как оказалось, это был обманный маневр, стоило моей руке оказаться в ладонях принца, как он ловко перехватил запястье и рывком притянул меня в объятия.
   - А можно я тоже буду звать тебя Лучик? - я подняла голову. Ксай смотрел на меня невинным взглядом, но никакой невинности и смущения в этих каре-зеленых глазах не могло существовать. Априори. Стоя в объятиях брата, вспомнила, что всегда хотела его иметь. Наверное, каждая девчонка о таком мечтает, чтоб любил, шутил, защищал. Я прямо-таки физически ощущала, как внутри меня рождается невыразимо-теплое чувство к этому эльфу. Удивительно. Я стояла, и анализировала свои чувства, уставившись на лицо брата, совсем забыв о том, что он ожидает какого-то ответа. Чёрная бровь изогнулась. - И?
   - А? - ах, да! - Да, конечно.
   - Позволь представить тебе моего хорошего друга, - Ксай развернул меня к своим спутникам, и я встретилась со смеющимися янтарно-карими глазами. - Артиан. Мы вместе с Ранией и этим златокудрым бездельником были в дипломатической миссии в АспэрКоуте.
   - Ты так любезен, Ксай, - белоснежные зубы златокудрого бездельника сверкнули в вызывающей улыбке. - К несчастью для твоего болтливого языка, мы уже знакомы.
   - Неужели? - я почувствовала как ладонь брата, лежащая на моём плече, напряглась. Скосила взгляд - на лице Ксая царила улыбка, но глаза внимательно смотрели на того, чьё внимание, несмотря на обещание отцу, я избегала.
   - Лорд Артиан спас меня от падения. Мы с Ру и Эри устроили бег наперегонки, - я в попытке предотвратить конфликт попыталась объяснить наше знакомство, но меня бесцеремонно прервали.
   - Милая, мы ведь договорились, 'просто Линарин - Артиан'? - этот Адонис во плоти мне подмигнул, но я неосознанно подметила, как улыбающиеся губы Тарра дрогнули, челюсть сжалась, а глаза затопило серебро.
   - Сожалею, друг, но у этой девушки уже есть жених, - и этот предатель плавно толкнул меня в объятия Тарра. Возникло ощущение, словно это мгновение продлилось гораздо дольше, чем в реальном времени. Миг, и меня уже не согревает братская рука, миг, и я совершенно свободна, а уже в следующий миг я почувствовала, как ладони жениха скользнули по моей талии, словно нехотя, лениво, а потом крепко прижали меня к светлоэльфийскому боку.
   - А вдруг девушка передумает? - и этот нахал, развернувшись в нашу сторону, глядя на Тарра, вызывающе приподнял золотистую бровь и растянул губы в улыбке. Первородный окинул Лесного морозным взглядом, да таким, что мне самой почудилось, словно температура воздуха понизилась на несколько градусов. Зябко поёжилась и прижалась теснее к тёплому телу жениха. Тарр скользнул по мне удивленным взглядом, но оппонента без ответа решил не оставлять.
   - Рекомендую с подобными чаяниями обратиться по другому адресу, Илесебриа, - губы принца исказились в мимолетной усмешке. - Атис - женщина очень сердобольная, глядишь - устройством и твоего личного счастья займется.
   - Это да, Атис - наше всё. Обязательно обращусь к ней за советом, - нервно поглядывая то на одного зло ухмыляющегося эльфа, то на другого, натянуто улыбаясь, выдал Ксай, затем каре-зелёные глаза скользнули по столу, уставленному яствами. - А я один тут голодный?
  'Уррр!' - громко выразил свою солидарность с принцем мой беспардонный желудок. Я опустила глаза, так как почувствовала на себе три единодушно насмешливых мужских взгляда. Легонько направляя, Тарр препроводил меня к столу, во главе которого сидели Владыка и Владычица. Светлоэльфийский принц, как почётный гость занял место по правую руку от моего отца, а мне пришлось сесть около него, так как мать пожелала, чтоб Раниа расположилась рядом с ней. Неудивительно, всё-таки Луриан не видела свою дочь более месяца.
   - Мне вот любопытно, милая, - последнее слово Тарр выделил особенно язвительно, при этом удачно подражая златокудрому эльфу. - Что значит это 'мы ведь договорились'?
   - Я ведь не спрашиваю у тебя, что значат ваши с Эри изучения древних манускриптов и вечерние встречи в семейной библиотеке, - язвительно ввернула глупая эльфийка, то есть, я.
   - Можешь спросить, я не возражаю, - выражение лица моего жениха несколько изменилось и из голоса исчезло напряжение. - А так же жду ответ.
   - Мы случайно столкнулись в арке, и он спас меня от трепетного лобызания с землей. Это всё. Доволен? - сдавшись, зло скороговоркой прошептала склонившемуся ко мне эльфу. Тарр внимательно посмотрел в мои глаза, а после перевёл взгляд на расположившегося напротив меня Артиана.
   - Будь осторожна, - а затем он наклонился ко мне, и, опалив ушко горячим дыханием, с ехидцей в голосе интимно прошептал: - Так значит, Эри ты меня уступать не собираешься?
  Отклонив голову, встретилась с насмешливыми серыми глазами, находящимися от моих на расстоянии ладони. Злобно посмотрела на жениха, постаравшись вложить во взгляд всё своё негодование, после чего отвернулась. Неожиданно встретилась глазами с Эри, сидящей по левую руку от Артиана - она смотрела то на меня, то на Тарра. Промелькнула мысль, что как-то совсем не хочется ссориться с сестрой, а у неё ведь наверняка возникли вопросы, ответы на которые, ей совершенно не понравятся.
   - Линарин? - я повернулась на мелодичный голос, похожий на перезвон колокольчиков и получила теплую благожелательную улыбку старшей сестры. - Кажется, я последняя с кем ты ещё не знакома, меня зовут Раниа. Надеюсь, что мы сможем восполнить те годы, что ты провела вдали от нас.
   - Друзья зовут меня Рина, - я тепло улыбнулась новоприобретенной родственнице. - Правда, некоторые из присутствующих величают Лучиком. Я не против любого из вариантов.
   - Жаль, что мы задержались в АспэрКоуте и не смогли провести больше времени вместе, - по лицу этой неотразимой красавицы, которую Эри с полным правом называла совершенством, скользнула грустная улыбка. - Но нам, как послам, было непозволительно пренебречь гостеприимством хозяев. Регент наследия Ксаора была очень... настойчива.
   - Но вы договорились, о продлении торговых отношений с жителями Северных Скал, дочь, - Владыка одобрительно посмотрел на Ранию, в глазах отца светилась гордость и довольство. - Ты знаешь, насколько это сейчас важно, пусть Линарин уезжает уже послезавтра, но достаточно скоро, мы будем праздновать союз Лесных и Первородных, вот тогда она будет жить на Калиго и вы будете видеться так часто, как захотите.
   - Да, отец, ты прав, - мисс совершенство ласково улыбнулась сначала отцу, потом мне и моему жениху, кажется, к концу ужина каждый получит от Рании и доброе слово, и искреннюю улыбку. - С нетерпением буду ждать этого радостного события.
  И это так искренне прозвучало. Так проникновенно, что у меня закралась мысль - а может ну её, эту свободу? Н-да... Владыка ясно говорил чего хочет и с его логикой и фактами трудно не соглашаться, но вот Раниа... Её можно сравнить с катком из доброжелательности и любви к ближнему - медленно и уверено она сминает все барьеры и преграды. И, правда, совершенство. Поэтому мне ничего не оставалось как улыбнуться и кивнуть. Меж тем, сидящий напротив меня Артиан тоже решил принять участие в беседе.
   - Ваше Высочество, - его тон можно было сравнить с шёлковыми путами, такой гладкий, скользящий, но при этом давящий, в данном случае - на нервы. Не мои. Артиан, любезно улыбаясь, смотрел на Тарра. - Между прочим, Вам просили передать привет. Помнят. Любят. Ждут.
  Тарр вежливо кивнул, ничем не выдав своего раздражения, разве что длинные аристократические пальцы крепче сжали ножку бокала. И лишь на мгновение, поверхность содержимого в нём заледенела, а потом снова приняла своё текучее состояние. В остальном, ужин прошёл спокойно, по-семейному. Ксай рассказывал забавные случаи, произошедшие с ними в путешествии, Раниа восторженно щебетала об убранстве драконьей цитадели и нарядах придворных дам, Эри тихонько шипела на своего соседа справа, Ру, сидящий между мной и Ксаем, к месту и не к месту вставлял свои глубокомысленные детские реплики, а мне оставалось только кивать и смеяться в нужных моментах. Идиллия.
  После обеда я как-то неожиданно осталась одна. Родители и Ксай удалились для важного разговора, с ними для чего-то увязался Ру. Раниа извинившись, подхватила Эри под локоток и увела в неизвестном направлении, последняя только и успела мне бросить хмурое 'Поговорим позже'. Даже Тарр куда-то исчез.
  Оставленная всеми, отправилась в свою комнату. Как сказал отец, послезавтра мы уезжаем, а я всегда начинаю собираться за несколько дней до поездки. Не понимаю тех людей, которые пакуют чемоданы в последний момент, за себя знаю точно, если последую такому примеру - обязательно оставлю где-нибудь голову.
  В то время, как я сидела, пролистывая учебник по 'Редким травам Харс-Алимской Империи', раздался стук в дверь. Дав разрешение войти, я почти не удивилась, увидев эльфа в лакейской ливрее. Эри бы ворвалась без стука. Оказалось мне принесли письмо. Ну на самом деле, полноценным письмом это было назвать нельзя, так.. записка. Развернув сложенный пополам лист, я обнаружила короткое послание. Размашистым торопливым почерком было написано:
  
  В БЕСЕДКЕ В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ПАРКА. ЖДУ.
  Ох, видимо пришло время пообщаться с заподозрившей что-то сестрой. Накинув легкий плащик - несмотря на лето, погода в последние дни выдалась весьма прохладная, я поспешила на встречу. Какого же было моё удивление, когда войдя в увитую лозой беседку, вместо кареглазой вздорной эльфийки, приходящейся мне сестрой, я встретила того, кого после сегодняшнего обеда несколько опасалась.
   - Моя принцесса.
   - Лорд Артиан? А где же Эри?
   - Как видите, вашей сестры здесь нет. А вы её ожидаете?
  В позе эльфа проступило некоторое напряжение, но я не придала этому значения, продолжая удивляться неожиданной встрече.
   - Она написала мне записку с просьбой встретиться здесь.
  Окинув взглядом увитые лозой шпалеры , я нервно перевела взгляд на стоящего передо мной эльфа - его плечи расслабились, по губам скользнула самодовольная улыбка. И тут меня накрыло. Впрочем, через мгновение мужчина озвучил мои подозрения:
   - Я написал эту записку.
   - Зачем? - враз осипшим голосом, поинтересовалась, тихонечко пятясь к выходу.
   - Линарин, не стоит бояться, - догадливый эльф обошел меня по кругу и отрезал путь к отступлению. - Я всего лишь хочу поговорить.
   - В-вы могли д-для разговора выбрать менее приватное место.
   - Мне не хотелось, чтобы нам кто-нибудь мешал, коварно улыбнувшись, эльф сделал шаг в мою сторну, а я инстинктивно отступила назад и уперлась спиной в ажурную панель стены. В янтарно-карих глазах сверкнул азарт охотника и мужчина плавно, словно тигр подминающий под себя земля, шагнул ко мне.
   - Артиан, прошу вас...
   - О, уже просто Артиан? - обманчиво-добродушная улыбка расцвела на лице негодяя, и он, сделав ещё один теснящий меня шаг, оперся ладонью об стену, чуть выше моего правого плеча. В голове промелькнула мысль, что мне совершенно не нравится чувствовать себя такой маленькой, беззащитной и глупой. И Фесты рядом нет!
   - Линарин, - Артиан задумчиво произнес моё имя, словно перекатывая его на языке. - Скажи мне, Линарин, так ли сильно ты желаешь стать Правительницей Первородных?
   - А какое тебе дело? - от возмущения у меня прорезался голос. Может я и не горю желанием связывать себя узами брака, но как-то неприятно, когда кто-то, тем более совершенно посторонний человек, намекает на отсутствие у меня способностей.
   - Что за тон, милая, - оттолкнувшись от стены, он отошел и повернулся ко мне вполоборота. - Принцессы не должны так разговаривать со своими верноподданными.
   - А верноподданные не должны провоцировать на это своих принцесс, - уперев руки в боки, я недовольно посмотрела на своего недавнего спасителя.
   - Ох, простите, Ваше Высочество, я нижайше извиняюсь, - эльф согнулся в шутливом, но при этом не лишенном изящества поклоне. А уже в следующую минуту его поведение резко изменилось. Словно старая листва с деревьев, с его губ слетела усмешка, глаза смотрели сосредоточенно и напряженно - весь его облик говорил о решительном настрое.
   - Ваше Высочество, на самом деле мне показалось, что вы не очень рады предстоящей свадьбе. Я хотел бы предложить свою помощь.
   - Лорд Артина, а вы в курсе, чем это грозит для вашего народа? - я тоже решила перейти на официальный тон. Эльф невесело усмехнулся.
   - Я не верю в мир с Первородными.
  Последнее слово он практически выплюнул, и это заставило меня задуматься о причинах странностей в поведении этого эльфа.
   - У вас есть какие-то личные причины? - стоило моему вопросу сорваться с губ, как Артиан пронзил меня ледяным взглядом.
   - Это вас не касается.
  Н-да, дипломат в нём умер, так и не родившись. Кому-то тоже стоило бы поучиться манерам.
   - Благодарю вас, лорд Артиан, но я сама справлюсь со своими бедами. Не смею задерживать.
  Сделав несколько шагов к выходу из беседки, я почувствовала, как жёсткая мужская ладонь поймала моё запястье. Эх, рано я понадеялась, что всё обошлось!
   - Ты не понимаешь! - обернувшись, я встретилась с твердым взглядом янтарно-карих глаз. Эльф не собирался отступать. - Линарин, я, правда, восхищён вами. Я слышал, что это вы настояли на том, чтобы отложить свадьбу. Не каждый мужчина решится противостоять Владыке и Атис, но ты... Вы... Я готов помочь вам избежать этого брака.
   - Интересно как?
  Мне стало любопытно. Длинные пальцы эльфа ласкающее поглаживали моё запястье, а сам он, глядя сквозь меня, старался подобрать подходящие слова.
   - Вы могли бы сбежать с возлюбленным, - наконец выдал он. Закашлялась. Нет, это, конечно, не лишено смысла, но поменять шило, на мыло? Мне моё шило как-то роднее что ли... Пусть у Тарра есть недостатки, но я к ним... привыкла?
   - С возлюбленным? Вы предлагаете свою кандидатуру? - в глазах эльфа мелькнуло сомнение, а потом, он, как будто решившись, кивнул. Я почувствовала, как судорожно сжались его пальцы, увидела, как залегла упрямая морщинка между бровей, и стало ясно - ответ 'нет' его не устроит.
   - Лорд Артиан, я благодарю вас за участие. Вы были весьма убедительны, но, надеюсь, вы позволите мне подумать над вашим предложением?
  К сожалению, эльф не успел кивнуть, а я не успела высвободить руку из трепетного мужского захвата. В нескольких шагах от нас раздался ехидный, крайне раздраженный голос моего жениха:
   - Милая, какая ты нынче нерешительная!
   Разом обернувшись к выходу, мы увидели облокотившегося об арочный косяк Элтарриэля. Светлый стоял, лениво склонив голову набок и сложив руки на груди. Взгляд темно-серых глаз был обманчиво безмятежен, но у меня хватало опыта общения с этим индивидуумом, чтобы понять - сейчас что-то будет. Беспокойный ветер взметнул подол моего платья, от резкого перепада температуры мои руки и грудь покрылись гусиной кожей, а принц всё так же стоял, и его губы кривились в брезгливой усмешке.
   - Тарр, ты всё не так понял! - знаю, это не самое оригинальное, что я могла сказать, но в эту минуту все разумные мысли вылетели из моей головы. Было неожиданно страшно.
   - Разумеется, Линарин, разумеется, - оттолкнувшись от увитого лозой косяка, Тарр неторопливо, словно нехотя, подошёл к нам, а в следующее мгновение, я почувствовала, как мужская ладонь властно скользнула пониже талии, медленно очертила изгиб бедра и замерла там, где это противоречило нормам этикета. И внезапно во мне поднялась злость, потому что не было в этом прикосновении ни нежности, ни какого-то другого светлого чувства, нет, это была откровенная демонстрация прав.- Я так и понял, что ты не собиралась воспользоваться любезным предложением отзывчивого лорда Артиана, ведь ты просто с нетерпением ждешь нашей свадьбы, ведь так, милая?
   - Разумеется, дорогой, - изогнув губы в кровожадной улыбке, попыталась убрать ставшую ненавистной длань со своей попы. - Дни и ночи считаю!
   - Ваше Высочество, принцесса не желает...
   - Заткнись, Илесебрия, а ещё лучше - исчезни!
  Всегда спокойный и сдержанный Тарр практически рычал от негодования, и на месте Артиана, я бы поджав хвост, ретировалась. Но тот остался стоять на месте. Скосив глаза на светлоэльфийского принца, я ужаснулась - на его лице растеклась предвкушающая улыбка, предвкушающая что-то не очень приятное для златокудрого эльфа. Неожиданно Артиан стал оседать на колени, почему-то схватившись за горло. Его прекрасные глаза расширились от ужаса, а рот открывался и закрывался в безнадежной попытке поймать воздух.
   - Прекрати! - со всей силы ткнув локтем в бок своего жениха, я услышала желанное 'Ох!'. Эльф, не ожидавший нападения, отвлекся от противника и несмотря, на обилие разных звуков, я услышала судорожный вдох. Лорд Артиан, опираясь одной рукой в землю, другую - приложив к рвано поднимающейся груди, с ненавистью смотрел на Тарра. О, я его вполне понимаю.
   - Не. Советую. Приближаться. К моей аматис, - процедив эти слова, Тарр кинул на меня раздраженный взгляд, и, обхватив ладонью моё запястье потянул к выходу. Решив, что не стоит сопротивляться, я послушно пошла вслед за женихом. Уже минуя арку, я оглянулась - лорд Артиан сгорбившись, продолжал сидеть на земляном полу. Золотистые локоны закрывали его лицо, ладони упирались в землю - весь его вид излучал подавленность.
   - Ты можешь идти медленнее? Я не успеваю, - мы стремительно шли мимо цветочного лабиринта. Резко обернувшись, так, что я по инерции впечаталась в твёрдую мужскую грудь, Тарр смерил меня злобным взглядом. Говоря художественным языком, его глаза метали молнии.
   - Удивительно, Лин! Ты с такой легкостью успеваешь заводить новые знакомства, очаровывать всех, от капитана моего корабля, до этого ничтожного лорда, готового ради собственной мести пожертвовать благом всего народа. А сегодня ты, практически, успела сбежать, практически, из под венца! Я впечатлен тобой, дорогая!
   - Хватит присовокуплять мне то, чего я не делала, демон тебя подери! - сказав это, я испуганно зажала рот ладошкой, наблюдая, как недовольно сужаются глаза напротив. Схватив меня за руку, эльф увлек меня в лабиринт, стенки которого расступились, словно по волшебству. Оказавшись в тупике, в прямом и переносном смысле этого слова, я стояла в тени кустов и слушала неровные удары собственного сердца. Тарр стоял рядом. Молчал. Наконец, он решил прервать эту давящую тишину:
   - Я зол, - эльф тяжело выдохнул. - Может ты бы и не решилась на эту безумную выходку, но одно то, что ты её спровоцировала, приводит меня в бешенство.
  Он старался говорить спокойно и сдержанно, но в его голос нет-нет, да прорывались сердитые нотки. Я подняла глаза и невольно залюбовалась безупречной осанкой, напряженным разворотом плеч, внезапно захотелось подойти и прижаться к этой надежной мужской спине. Поймав себя на этой мысли - пришла в ужас, права была Варька, у меня что-то не так с гормонами. Вместо того, чтобы шарахаться от взбешенного жениха, я испытываю к нему эту непонятную нежность.
   - Если твоё поведение будет способствовать возникновению бунтов и заговоров, есть ли смысл в нашем браке? Продолжая вести себя, словно пленница обстоятельств, ты ставишь под угрозу все надежды и чаяния тех, кто желает мира.
   - А любовь? - слова вырвались, и я прикусила себе язык. Но поздно. Теперь надо выбираться из неловкой ситуации, в которой я отказалась из-за своей несдержанности. Эльф обернулся, удивлено глядя на меня так, будто видит впервые.
   - Любовь?
   - Да, помнишь, когда-то мы с тобой беседовали в карете, и я говорила о том, что ценю в браке, - вопросительно посмотрела на озадаченного эльфа, и, дождавшись его кивка, продолжила: - Понимаешь, я искренне считаю, что любовь в браке - это непреложно. Но ведь ты меня не любишь, поэтому мне тяжело смириться с обстоятельствами.
   - Не люблю, в прочем, как и ты меня, но опять же, вспоминая тот наш с тобой разговор, есть вещи выше твоего и моего 'хочу'. И мне казалось, мы пришли к выводу, что наш с тобой союз вполне возможен? Или ты запамятовала то, что случилось вчера в твоей спальне?
  Я совершенно не прореагировала на последние слова, сказанные с целью уколоть меня, потому что в моей голове снова и снова прокручивались первые два, которые разрушили что-то хрупкое в моей душе. Одно дело думать, что Тарр меня не любит, другое дело - слышать прямо из его уст. Оказалось, мне хотелось обратного.
   - В конце концов, долг - это то, что незыблемо, а любовь крайне ненадежное чувство, и этому пример - брак моих родителей, заключенный по великой любви, но сделавший несчастным всю нашу семью. В прочем, именно потому, что долг превыше всего.
  В словах принца была бездна горечи, но внутри меня, казалось, её было многократно больше. Её вкус был на губах, разлился в воздухе, заполнил сердце. Что ж, я буду играть роль счастливой невесты, но не сегодня, не сейчас. В данную минуту мне просто необходимы спасительные стены моей спальни.
  - Ваше Высочество, я вас услышала. Могу я отправиться в свои покои, - мой голос донесся до меня словно со стороны, нахмурившись, принц кивнул.
  Он подвёл меня к тем кустам, через которые мы попали в лабиринт, и те снова, словно по мановению волшебной палочки сами собой расступились. На деревянных ногах, шагнув в образовавшуюся арку, я услышала спокойный и непреклонный голос светлоэльфийского принца:
   - Мы отбываем. Завтра.
  Ни сил, ни желания спорить не было, поэтому, не оборачиваясь, кивнула и поспешила к замку. Я шла, краем сознания отмечая, что было бы ужасно, встретить кого-нибудь на пути - даже эльфийка, даже принцесса, с залитым слезами лицом выглядит жалко. Увы, самообладание мне отказало, и обидно было даже не от того, что Тарр меня не любит, а от того, что, кажется, я люблю его.
  
  
  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ.
  КОГДА МНОГОЕ СТАНОВИТСЯ ЯСНЫМ.
  Глава 1
  
  Сидя в своей каюте, я размышляла, как могла во всё это угодить. Всю жизнь была обычной девочкой, ничуть не лучше других, ничуть не хуже. Да, в школе была отличницей, и в институте знания от меня не убегали, но таких способных в человеческом мире много. Сколько помню, учеба всегда давалась мне легко, всё новое схватывалось на лету - значит, это была часть моих эльфийских способностей? Неважно. Главное то, что ничто не предполагало моего иномирного происхождения, в целом, я была обычным человеком. И вдруг...
  Вдруг я оказываюсь эльфийкой, да не абы какой, а принцессой. Все бы не так плохо, но принцесса должна выйти замуж за принца, ведь их союз носит благую цель - двум государствам необходимо 'зарыть топор войны'. И вот так оказываются принц и принцесса орудиями для обеспечения мира и процветания материка Калиго. Чудная сказка, но только если вы не главные персонажи. В отличие от принца, готового принять всю тяжесть долга, я, принцесса, пыталась отказаться от навязанной роли, боролась с обстоятельствами, собственным женихом, собой, чтоб в конце концов осознать, что всё было напрасно, более того губительно. Потому что, сидя на полу и привалившись спиной к стене, я умирала от желания оказаться рядом с тем, кто уже второй день, вопреки всем своим привычкам, не покидал каюту.
  'Рина, да не убивайся ты так, - полосатая кошка, свернувшаяся около меня клубочком, беспокойно мотала хвостом. - Всё у вас будет хорошо'.
  Я грустно улыбнулась. Кто бы мог подумать, что Феста когда-нибудь будет меня успокаивать? Точно не я. К сожалению, я чувствовала эмоции самой кошки, а она вовсе не была уверена в благоприятном исходе, и от этого на душе было ещё тяжелей.
  Хотя у меня, как оказалось, всё не так плохо. Эри узнав о том, что мы спешно возвращаемся в Аксельгард, ворвалась в мою комнату, и, увидев заплаканную младшую сестру устроила допрос с пристрастием.
   - И тогда я поняла, понимаешь... - захлебываясь слезами, я пересказывала ей события вечера. А ведь Эри наверняка неприятно всё это было слышать. - Поняла. И это ужасно! О, боги, да я просто отвратительная сестра!..
   - А это тут причём? - обняв меня за плечи и успокаивающе гладя по спине, недоуменно спросила Эри.
   - Ну как же! Ведь тебе он тоже... - закончит я не смогла, потому что снова сорвалась на плач.
   - Ну, ты и дурёха, Рина...
  Я прекратила реветь, отстранилась от сестры и внимательно вгляделась в её лицо.
   - Ни у меня к Тарру, ни у него ко мне, ничего никогда не было. Как только вы в первый раз вошли вместе в обеденную залу, мне стало ясно, что вас тянет друг к другу, но ты упорно отталкивала от себя принца. Тогда у меня и возник план, как помочь тебе осознать свои чувства.
  Ошарашено, я сидела и смотрела на свою коварную сестру, которая, как оказалось, поспособствовала моему нынешнему состоянию.
   - Вот не надо так смотреть! - Эри протестующее замахала руками, и этот жест выглядел совершенно не аристократично. - Я не заставляла тебя в него влюбляться, но каюсь, знай, что всё так выйдет, я бы поступила иначе.
   - Как?
   - Помогла бы тебе сбежать с Артианом, - я удивленно уставилась на сестру.
   - Мне показалось, ты его ненавидишь.
   - Разумеется, ненавижу. Ксай души в нём не чает, и Раниа к нему благосклонна, но я никогда не прощу того, что он разбил сердце моей старшей сестры.
   - Что? - мои глаза округлились, а думы о своих бедах отошли на второй план. Эри тяжело вздохнула, и нехотя поведала мне печальную историю из жизни нашей сестры.
   - .... и вот, в конце концов, он оставил её разбитую, униженную. Отказался от всех обетов, - Эри перевела туманный взгляд на меня. - Ты плачешь, а она месяц ни с кем не разговаривала. Даже с мамой. Постоянно была в своих покоях, ей и еду туда приносили.
  Я попыталась представить такую Ранию. И не смогла. Должно быть, оказаться в той атмосфере для Эри и в правду было ужасно.
   - Но ведь его тоже можно понять, не многие бы пережили то, что случилось с ним.
   - Ты права, но Раниа моя сестра.
  Вспоминая этот разговор, я невольно поёжилась. Теперь я в какой-то степени понимала ненависть Артиана к Первородным, но ослепленный жаждой мести он не осознавал что подобным образом, не вернет ни сестру, ни честь семьи. Ужасно. Стать вынужденным свидетелем того, как над твоей сестрой сперва надругаются, а потом убивают. После чего раненного, почти умирающего лорда отпустили на свободу. Светлые. Ужасно.
  Я достаточно познакомилась с этим миром, чтоб понять, что среди любой расы встречаются разные представители, но все равно не смогла избавиться от шока, когда Эри рассказала, как поступили те Светлые. Жестоко. По-зверски беспощадно. Сложно поверить, что представители столь интеллектуальной и благородной расы могли позволить себе такое варварское поведение.
  Встряхнула головой, попытавшись выкинуть из неё неприятные мысли, но перед глазами упрямо стояла ужасная картина и лорд Артиан такой, каким я увидела его в последний раз, сломленный и подавленный. Возможно, стоит воспользоваться замещением? Встав, я подошла к рабочему столу и извлекла спрятанный между страницами книги набросок. С вырванного из ученической тетради листа на меня смотрели улыбающиеся лица Тай и СенРи. В очередной раз, допоздна готовясь к практическим занятиям, они сидели друг напротив друга, по-турецки сложив ноги, и прорабатывали ментальные формы. А мне, на тот момент уже закончившей со своими заданиями, захотелось нарисовать представшую передо мной картину. Сперва я перенесла на бумагу Тай, улыбающуюся и сидящую лицом ко мне, затем СенРи, в момент запечатления обернувшегося и задорно мне подмигнувшего. Внезапно меня затопила волна светлой грусти, и я почувствовала, как камень на душе стал словно чуточку легче.
  ***
  Наконец-то, впереди показалась знакомая робориева роща, туда мы как-то раз ходили за кореньями, которые были необходимы для антипростудного зелья, а значит мы уже совсем недалеко от университета. Заёрзав на сидении, я стала внимательней приглядываться к пейзажам, проплывающим за окном кареты, это не укрылось от моего компаньона.
   - Линарин, - я вздрогнула от звука его голоса. Последний раз Тарр разговаривал со мной в цветочном лабиринте Тактемора, за время путешествия мы почти не виделись, а если нам и удавалось пересечься, то он ограничивался кивком и шёл дальше. - Я думаю, что как и предыдущие учебные месяцы, нам стоит держать дистанцию. Феста присмотрит за тобой, я тоже буду неподалеку. Единственное - через пять недель в императорском дворце состоится ежегодный бал-маскарад, на который я приглашён со своей аматис. Разумеется, тебе будет необходимо присутствовать. Было бы неплохо, если бы ты ознакомилась с дворцовым этикетом Харс-Алимской Империи. Уверен, в библиотеке найдутся книги с соответствующей информацией. В остальном надеюсь на твоё благоразумие.
  Тарр сидел, откинувшись на спинку мягкого сидения, и смотрел куда-то в пространство перед собой. Холодный и неприступный. И мне бы ответить ему чем-нибудь раздраженным и язвительным, но что-то мне подсказывало, что его это не затронет, а меня наоборот раззадорит. Решила промолчать. Давящую тишину нарушал лишь стук мелких камушков, проверяющих днище на прочность, поэтому, когда карета, наконец остановилась, я не смогла сдержать облегченного вздоха. Вскочив с сиденья, кинулась к двери, выпрыгнула и с радостью вдохнула полной грудью воздух свободы, пускай такой мнимой и преходящей, но я не хотела об этом сейчас задумываться, поэтому со всех ног поспешила в сторону ставшего родным университета.
  
  Элтарриэль.
  Учебная неделя была в самом разгаре, отдохнувшие студенты со всем рвением принялись постигать новые знания и умения. В Университете Магических Наук и Искусств учились те, кто знал, чего хотят от жизни и прилагали для достижения цели все усилия. Во всяком случае, таких здесь было большинство. Плотный график и дополнительная занятость позволяли забывать о событиях и искушениях, которые принес мне прошлый месяц, честно говоря, нелегкими были и предшествующие ему три. С утра и до позднего вечера я занят работой по учебной части, подтягиваю отстающих студентов, беру часы на других факультетах, а после этого, сидя в своей комнате, разрабатываю планы по улучшению экономики и внешней политики Дорсум-Эйла. Лишь бы упав на кровать, забыться спокойным сном, но эта бестия, моя аматис, даже во сне не даёт мне покоя. Сейчас, праздно ожидая своих гостей в таверне, я ловлю себя на том, что мысли вновь и вновь устремляются к аматис. Какой неловкой и отстраненной она была по пути сюда, и какой нежной и податливой в ту ночь...
   - Тарр, если ты будешь так сжимать челюсти, то нарвешься на визит к зубнику. Удовольствие малоприятное - спроси у Лекса.
   - Ты бы лучше поздоровалась, прежде чем советы раздавать. Привет, старший брат, - статный юноша улыбнулся клыкастой улыбкой, а затем, склонившись, театральным шепотом сообщил: - Кстати, она права, зубники - это варвары с магической лицензией, так что имей в виду.
  Потонув в мире грёз, я совсем не заметил, как они появились - высокий юноша и не уступавшая ему в росте девушка. От эльфов им достались утонченные черты лица и изящное сложение, всё остальное - горящие пламенем глаза, буйно рассыпавшиеся алые волосы, непередаваемая хищная грация - драконье. Материнское. Правда, у нашей матери глаза пронзительно серые, но видно так уж странно сыграли гены. Каждый раз, глядя в зеркало, я видел эти ненавистные черты, и мысли, словно назойливые мухи докучали, злили. К счастью, я давно научился справляться со своими эмоциями. Удивительно от брака Первородного и драконицы появилось четверо детей, из них: двое - драконы, один - эльф, и я - Первородный, хранящий внутри драконью магию. Удивительная штука - гены.
   - Я думал в королевской гвардии пунктуальность превыше всего, - откинувшись на спинку сидения, я рассматривал близнецов. В последнее время мы так редко виделись, и с каждой новой встречей, мне казалось, я знаю их всё меньше. - Я жду вас уже не менее получаса.
   - О! Ты прав, Тарр, но у нас так же очень строго с дисциплиной: учёба-наряд-караул, - Лея коварно улыбнулась и скосила взгляд на брата. - Вот Лекс у нас и ловит момент.
   - А что я должен делать, если у нас в личном составе только ты представительница прекрасного пола, а инцест наша матушка не одобрит, да и ты не в моём вкусе, - сверкнув глазами, юноша выразительно приподнял бровь, явно подражая мне или скорей всего Кайселю.
   - Ты слишком самокритичен, братец!
   - А ты сначала говоришь, потом - думаешь!
   - Тихо! - оглянувшись, я заметил, что наша очаровательная компания привлекает слишком много внимания. Забавно, конечно, наблюдать, как они спорят, своего рода иллюзия, словно ничего не изменилось. Подозвав девушку из местной обслуги, я заказал вина, пить это пойло вряд ли захочется, но хотя бы со стороны хозяина таверны взглядов меньше будет. Приняв заказ, девушка удалилась, оставив нас одних. Лекс и Леа виновато переглядывались, это они только выглядят такими взрослыми и уверенными, на самом деле ещё такие дети, даже вдвоём будут младше меня. - С опозданием мы разобрались. А что касается вашего визита - вы так и не объяснили, что делаете в Аксельгарде? Лекс?
   - Всё просто! Нас отправили в отпуск, и мы решили провести это время с любимым старшим братом, - этот подлиза преданно смотрел мне в глаза, но все впечатление испортила клыкастая улыбка. - Ты ведь приютишь любимых родственников?
   - А ещё нам хотелось бы увидеть твою аматис, - вклинилась Леа, теребя салфетку, схваченную со стола. - Тарр, ты учти, если она мне не понравится - я ни за что не позволю тебе на ней жениться. Плевать на Хранительницу, ты достоин лучшей, а не той, что тебе навязали.
  Улыбаясь, я наблюдал за этой родственной экспансией, и неожиданно среди всей этой суеты, гомона чужих голосов, мне стало по-домашнему уютно. Не хотелось думать, что всё это скоротечно, я просто наслаждался тем, что вновь видел своих брата и сестру, спорящих, улыбающихся, при этом мы не находились под внимательным взглядом 'руководства'.
   - Удивишься, Леа, но вы с ней достаточно похожи, - хитро на неё взглянув, я растянул губы в насмешливой улыбке. - Она столь же свободолюбива и прямолинейна.
   - Брат, тогда может тебе и правда стоит задуматься о другой кандидатуре в жены? - состроив участливую физиономию, озабоченно спросил Лекс. Леа же, заметив это, бросила в брата измятую салфетку. Снаряд был безобидный, но в полёте бумажное изделие раскрылось и осело на драконью макушку, расправившись словно покрывало на безутешной невесте. Безутешной, потому что на лице Лекса по-прежнему было скорбное выражение. Не сдержавшись, я рассмеялся, как и Лея, чей звонкий смех, снова привлек к нам нежеланное внимание.
  - К счастью, Лекс, мне вполне нравится это свободолюбие, - стрельнув глазами в Лею, я послал брату понимающую улыбку. - Пускай временами такие барышни приносят слишком много хлопот, но... - я резко отклонился вправо, и в деревянную спинку, певуче воткнулось то, что до этого являлось заколкой в волосах моей младшей сестренки. - ... я вполне их понимаю. Леа, а почему в Лекса ты кинула салфеткой, а в меня орудием наёмника?
   - Он бы не увернулся, и пришлось бы тратить время на целителей, - угрюмо глядя на меня, ответило это прелестное создание. По коже девушки изредка пробегали золотые искорки. Ну, что-то в нашей жизни неизменно. От этой мысли потеплело на душе, и я широко улыбнулся.
   - Что ж, вы можете жить в моём городском доме, сколь угодно долго, - бросив взгляд на сияющего брата, решил, что следует кое-что уточнить. - Посторонних не приводить, поэтому Лекс, поищи другое место для восполнения различного рода дефицитов.
   - Спасибо, - протянули драконы. Забавный контраст - один голос был сладко-довольный, другой - в общем-то, тоже, но слышалось в нем какое-то сомнение.
   - На счёт Линарин, - задумавшись, я провёл кончиком пальца по металлической чарке, принесенной несколько минут назад. - Возможно, в конце недели я привезу её в Аксельгард. Мы могли бы вместе сходить в Императорский музей?
   - Музей? - с кислой миной вопросил аловолосый дракон. А Леа наоборот, оживилась, приосанилась, в её золотистых раскосых глазах зажглось радостное предвкушение.
   - Музей - это чудесно! Я слышала там есть закрытая территория... Тарр, ты бы ведь мог договориться...
   - Тарр, расскажи лучше о своей аматис, - перебив сестру, Лекс умоляюще глядел на меня. Улыбнувшись, я задумался, но что-то меня отвлекало. Поёжившись, уже некоторое время меня морозило, я посмотрел на чарку вина. М-да, надо было заказать горячего чая со специями, огляделся, хотя здесь такое вряд ли подают. Видимо, я начинаю заболевать - слишком много работы и мало сна. Чудесно просто.
   - Линарин удивительная, её имя оправдывает себя, когда она улыбается, то на душе становится так тепло и светло, - легко представив мучавший меня уже которую ночь лик, я постарался описать ту, что стала так необходима. - Она точная копия своей матери, и думаю, эта черта тоже досталась ей от Владычицы Лесных. От отца она взяла худшее - прямоту и упрямство, благодаря этому она учится в университете, а наша свадьба отложена на несколько лет.
  М-да, не буду говорить, что этим она обрекла и меня на годы воздержания. Неожиданно захотелось отправиться к ней и на шелковых простынях своей постели закончить то, что мы начали в Тактеморе. Масла в огонь, а точней горечи к моему раздражению добавил любимый братец:
   - О, да! Кай рассказал нам, что твоя аматис вместо того, чтобы броситься тебе на шею, сбежала в Университет Магических Наук и Искусств! И правда удивительная! - Лекс добродушно рассмеялся, а я застыл.
   - Лексарион! - драконица прикрикнула на брата, а затем тихо прошипела: - И это я говорю прежде, чем подумать?
  Мне сейчас было не до виноватых лиц брата и сестры - я неверяще смотрел на своё правое запястье и внутри меня поднимался гнев. Он чёрной змеёй обволакивал душу, заглушал все звуки, из сидящих передо мной драконов делал размытые алые пятна, остальное смешалось в серую массу. По моей правой руке медленно разливался холод, и я прекрасно понимал, что это значит. Забыв про все на свете, поднялся на ноги и уже собрался уходить, как к действительности меня вернул обеспокоенный голос сестры:
   - Тарр? Куда ты? Не слушай Лекса, ты же знаешь...
   - Всё в порядке, не берите в голову, - говоря с ними, я неотрывно смотрел на своё правое запястье, которое начинали пронзать ледяные иглы. - Отправляйтесь в мой городской дом, я вас завтра навещу.
   - Тарр, ты уверен? - критическим тоном осведомилась девушка. Поднявшись с сидения, она сделала один неловкий шаг и аккуратно положила руку на моё плечо. - С таким лицом идут убивать.
   - Вполне возможно, Леастра, - оскалившись в улыбке, я осторожно сбросил её руку. -Вполне возможно...
  Оставив недоумевающих драконов в этом сельском трактире, я скорым шагом направился в лесок, где охотой скрашивал свой досуг мой верный идис.
  
  Рина
  
  Снова оказавшись в университете, я поняла, как скучала. По подруге, по СенРи, по интересным лекциям по анатомии живых существ, по своей комнате, которую мы делили с Тай. Соскучилась по нашим полуночным разговорам, по занятиям, длящимся до зари. Все демоны демонического царства, да простит меня ректор Лукар, я была безумно рада вернуться сюда! Нет, я была довольна выдавшимися каникулами, видит Бог, я не ожидала, что так проникнусь к новоявленным родственникам, но это произошло словно само собой. Луриан не зря носила титул Владычицы - она избрала мудрую политику, и аккуратно, осторожными шажками заползла в мою душу, завоевала доверие. Он не давила, не требовала, не навязывала своего мнения - все, что она делала, так это старалась стать другом. Ру покорил своей детской непосредственностью, восторженностью маленького ребенка, проводя с ним время, я замечала, что и сама становлюсь более жизнерадостной. Эри... Моя замечательная язва-сестра Эри. Моя слишком предприимчивая старшая сестра. Благодаря ей, я поняла как попала, и вот теперь совершенно не знаю, что делать со своими безответными чувствами. Самое ужасное, что с Тай этим поделиться я не могу, а переживать всё в себе грозит тем, что я натворю каких-нибудь глупостей. Я и так уже слишком многое допустила, как вспомню - озноб по всему телу.
  В общем, возвращением в альма-матер я была довольна, единственное, что несколько омрачало мою радость - странное поведение СенРи. Вечером того же дня, как я приехала, дракон явился в нашу общагу, неся в руках огромный трехъярусный торт, украшенный взбитыми сливками и расписанный сердечками из глазури. Удивившись, я скосила взгляд на Тай, которая прятала своё смеющееся лицо за учебником по истории империи. Делать нечего, впустила, позвала соседок из комнаты напротив - всё равно мы эту махину втроём не съедим, а девчонки нередко занимались вместе с нами.
  Дальше - больше. Приходя в трапезную, я обнаруживала за столиком СенРи, безмятежно нас ожидающего, а так же красиво сервированную и наполненную моими любимыми блюдами тарелку. Рядышком в вазе, как правило, стоял аккуратненький букетик, вероятно собранный заботливыми драконьими руками. Ужасаясь этому романтическому безобразию, я бросала недоуменные взгляды то на СенРи, то на ни в чём неповинные головки цветов. Но желтоглазый продолжал невозмутимо поглощать пищу, а Тай делала вид, словно ничего не замечает.
  В остальное время, СенРи практически всегда находился поблизости, если мне было что-то нужно, то дракон протягивал мне это, не успей я даже слова вымолвить. С одной стороны удобно, конечно, с другой - как-то меня это начинало напрягать. Попробовав объяснить свихнувшемуся дракону, что не желаю романтических отношений с кем бы то ни было, я наткнулась на глухую стену в виде благодушного взгляда и сдержанной улыбки своего клыкастого друга:
   - Всё в мире меняется, и я готов ждать.
  Столкнувшись с этим каменным упрямством, я решила перенять тактику Тай и не обращать внимания на странности в поведении друга, ведь в остальном это был всё тот же СенРи, что и раньше: дерзкий, озорной, в меру рассудительный. Так же не стоит забывать, что дракон всегда прикрывал нас от преподавателей и в случае чего, все шишки падали на несчастную голову желтоглазого. В прочем, все беды и радости мы делили на троих.
  Вот и сегодня, попав на отработку по основам магии за болтовню на уроке, мы половину вечера провели за тем, что возвращали партам их первозданный вид. Как и студенты любого другого учебного заведения, студенты нашего университета имели склонность оставлять на поверхностях своих столов памятные письмена. Преподавателей это жутко бесило, а студентов этот факт только раззадоривал, поэтому парты тут и там пестрели магическими надписями. Так же не стоит забывать, что во время практических занятий по магии, окружающее пространство нередко страдало: столы выгибало, корёжило, где-то вдоль древесного полотна шли трещинки. У Тай были дополнительные занятия по боевой подготовке, а вот нам с СенРи не удалось ускользнуть от разгневанного преподавателя. В итоге, мы остались наедине с тридцатью шестью партами, и в конец вымотались, магическим способом устраняя дефекты на многострадальной мебели, полученные в результате тесного контакта со студентами.
  Вздохнув с облегчением, я удовлетворенным взглядом обводила плоды своих рук, а если не кривить душей, то бОльшая заслуга в результате принадлежала дракону. Тем не менее, могла ли я представить себе полгода назад, что перераспределяя энергетические потоки и используя бытовые заклинания, смогу устранять механические повреждения на мебели? Нет. Переглянувшись с СенРи, мы обменялись улыбками и отправились на поиски профессора Корлика. Профессор выслушал наш отчёт о проделанной работе, удовлетворенно улыбнулся и сообщил, что на следующее практическое занятие мы можем не приходить, та как оценку за него заслужили уже сегодня. Обрадованные, мы направились в сторону общежития.
  По обыкновению я включила чайник, поставила на стол чашки, достала печенье, чувствующий себя как дома СенРи удобно расположился на моей кровати. Суетясь, я как-то не сразу заметила непривычную тишину, обернувшись к парню, я удивленно застыла - дракон, не отрываясь, смотрел на меня, и в его глазах плясало пламя. В прямом смысле этого слова. Пристально глядя в мои глаза, СенРи медленно встал, так же неторопливо и завораживающе подошёл и аккуратным движением выудил из моих рук сахарницу, про которую я совсем забыла.
  Загипнотизированная алчущим взглядом, я как в полусне вспоминала, что совсем недавно так на меня смотрел Тарр, и так мучительно захотелось снова испытать это головокружительное чувство, когда живешь с ним одним вздохом... Сильные руки скользнули на мою талию, властно притягивая к жёсткому мужскому телу. Совсем незнакомому телу. На мгновение это вырвало меня из дурмана, и я уже хотела возмутиться, как в следующий момент, чужие губы накрыли мои в голодном поцелуе, и я почувствовала, как по телу прокатилась волна жара. В голове зашумело, стало трудно дышать, испытывая невероятную слабость, я инстинктивно обхватила широкие плечи, в попытке сохранить вертикальное положение. Расценив это как согласие, СенРи ещё тесней прижал меня к себе, его руки казалось, были везде. Тело горело, перед глазами плыло, где-то в голове затерялась мысль, что происходит что-то ужасное, к счастью, внезапная резкая боль, словно к запястью приложили раскаленные угли, вернула ясность мысли и чёткость мировосприятия. Увернувшись от очередного поцелуя, я уткнулась лбом в грудь горящего страстью дракона.
   - СенРи, прекрати, - произнесла прерывающимся шепотом. Перед глазами по-прежнему плыло, но я уже вполне осознавала кто я и где. Запястье нестерпимо горело.
   - Рина... - голос молодого мужчины был хриплым, тоже прерывался, но в нём звучал явный простест.
   - АсенРир, если ты хочешь, чтоб мы остались друзьями - уходи, и больше никогда не вспоминай о том, что здесь произошло, - не сдержавшись, я сорвалась на крик. Но звук, слетающий с моих губ, был словно задушен, слаб.
   - А если я не хочу оставаться друзьями?
  Я подняла глаза и встретилась с напряженными драконьими. Осторожно отцепила свои ладони от плеч друга, почувствовав, что могу стоять не падая, сделала несколько шагов назад и двумя руками оперлась об обеденный стол.
   - Тогда мы останемся друг другу никем, - устало закрыв глаза, чуть слышно произнесла я.
  В комнате повисло молчание, а затем я с облегчением услышала легкие удаляющиеся шаги. Меня трясло. Я была в шоке от произошедшего, надо было сразу расставить с желтоглазым все точки над 'i', а я всё тянула, миндальничала, и вот к чему это привело. Ужасно стыдно, в первую очередь перед собой, как я могла такое допустить? О чём я думала, когда мужчина явно с определенными намерениями подошёл ко мне? О другом мужчине. О том, чей светлый лик постоянно мелькает в моих мыслях, о том, чьи ласки и поцелуи отголосками терзают меня во сне. Чёртов Тарр со своими чертовыми понятиями о долге! И что это было с моей рукой? Опустившись на стул, я обхватила себя руками, почему-то внутри было нестерпимо жарко и из-за этого, тело дрожало от холода, видимо его температура сейчас гораздо выше окружающей среды.
  Из оцепенения меня вывело бодрое бульканье закипевшей в чайнике воды, я перевела непонимающий взгляд на магический предмет, неловко потянулась к нему и деактивировала кристалл. Потихоньку организм стал приходить в норму, и вдыхаемый воздух уже не казался таким холодным, глаза перестали слезиться, и я могла более спокойно обдумать произошедшее.
  Смогла бы, если бы тишину не нарушили решительные, уверенные шаги. Будет ужасно, если Тай застанет меня в таком растрепанном виде! А если это снова СенРи? Нет уж, лучше Тай! Опершись непослушными руками об крышку стола, я встала. И замерла. Дверь, незакрытая драконом, распахнулась - на пороге стоял откровенно взбешенный принц Первородных. Возникло некоторое чувство дежавю: я, трясущаяся от холода, Тарр, полный злобы, эта комната, стол. Да, только в прошлый раз мне не было так до боли горячо, и злость жениха была затаенной, а сейчас просто текла в его глазах, движениях. Даже улыбка была какая-то желчная.
   - Добрый вечер, дорогая, - он быстрыми шагами преодолел разделявшее нас расстояние. - Как самочувствие?
   - Х-хорош-шее, - язык меня не слушался, и я испуганно взирала на возвышающегося предо мной Тарра. Принц был на добрую голову выше меня, и это притом, что я девушка, в общем-то, высокая. - А ч-чему обязана твоим в-визитом?
   - А не догадываешься? - недоуменно покачала головой. Ну не мог же он знать, что здесь произошло четверть часа назад. Принц издевательски нежно взял в руки моё правое запястье, то, что ещё помнило адские прикосновения пламени, и неторопливо водя кончиками пальцев по рисунку, глядя мне в глаза, стал равнодушно перечислять: - Жжение, головокружение, жар, мне продолжить?
  Расширившимися от ужаса глазами, я смотрела в пасмурно-серые глаза, в которых мелькнуло злорадство - так значит, эти знаки... если... Так значит в прошлый раз?... Неожиданно я почувствовала некоторое удовлетворение и рассмеялась. На лице Тарра промелькнуло недоумение, а с моего языка сорвалось то, что разумное существо в моей ситуации держало бы при себе:
   - Ох, так значит, у тебя в прошлый раз ничего не получилось? И ты уже четыре месяца ни-ни? О, Тарр, я так сочувствую, - и я улыбнулась той улыбкой, в которой не было ни капли сожаления. Неприкрытая насмешка в моём голосе испугала даже меня, и я уже начала сожалеть о том, что так необдуманно ляпнула, когда одна сильная рука обвила мою талию, а вторая - скользнув по ягодицам, подхватила под коленями. Головокружительное мгновение, в которое ноги оторвались от пола, и я, совершенно потерявшая равновесие, обхватила руками шею того, кто был виноват в том положении, в котором я оказалась.
   - Пожалуй, я приму твои сочувствия, но в другой форме, - поистине коварно оскалив зубы в улыбке, Тарр понес меня в сторону двери. Ма-ама!
   - Тарр, поставь меня на место! Ты не имеешь права...
   - Я права не имею? - эльф несказанно удивился. - Дорогая, именно сейчас я собираюсь вступить во все свои права. Мне, как-то не очень нравится, когда на то, что принадлежит мне, посягают другие.
   - Ничего не было, а то, что было, не повторится! Тарр!
  Эльф стремительно спускался по лестнице, а я, зажмурившись, крепко обняла свою единственную опору - шею принца.
   - Линарин, ты бы лучше помолчала, заклинание иллюзии делает нас с тобой невидимыми, но услышать нас сложности не составит. Поэтому прибереги свои оправдательные речи до моей спальни, там не будет лишних ушей и обстановка располагает куда больше.
  И я замолчала. Нет, не из-за слов, а от ужаса, потому что Тарр был настроен весьма решительно, об этом говорили упрямо сведенные брови, глаза, решительно смотрящие перед собой, губы плотно сжатые, и таившие в себе злую усмешку. Стало страшно, потому что пришло осознание того, что то, что будет - неизбежно.
  Торопливо преодолев расстояние до Главного административного корпуса, Тарр внес меня в здание, легко взлетел по лестнице на четвертый этаж, и только когда мы переступили порог его апартаментов, поставил меня на ноги и отстранился.
  Даже несмотря на то, что оказалась в такой компрометирующей ситуации, я не могла не оценить тонкого вкуса того, кто оформлял эту комнату. Огляделась. Наша с Тай комната такая светлая, по-уютному теплая, совершенно отличалась от той, что являлась пристанищем Тарра. В ней тоже было просторно и светло, хотя нет, места не в пример больше, и здесь преобладали спокойные умиротворяющие тона, так подходящие моему жениху: жемчужно-серые драпировки, глубокий синий цвет стен, роскошная мебель из чёрного дерева. Всё говорило о богатстве и высоком положении хозяина жилища. Комната, так же как и у нас разделялась на зоны: рабочая - светлое место около окна, уставленный аккуратными стопками бумаг стол, высокий книжный шкаф, на полках которого пестрели различные фолианты и древние, и те, чьи корешки ещё блестели от новизны; гостевая - низкие диванчики, заваленные подушками, манили к себе, вероятно, здесь чудесно по вечерам читать книги, положив ноги на широкий стеклянный столик; спальная зона - смущенно бросив в эту сторону взгляд, я быстро отвела его, но то, что я увидела, резко отпечаталось в моём сознании - простая, но не лишенная изящества кровать из чёрного дерева, безупречно застелена шёлковым жемчужно-серым покрывалом, атласный тёмно-серый балдахин привязан к высоким столбикам кровати. Ох, что-то мне подсказывает, что скоро я получу возможность не только визуально оценить этот предмет мебели.
   - Не нравится? - я бросила взгляд на Тарра, мужчина стоял, прислонившись к входной двери, руки сложены на груди, а на лице застыло равнодушие.
   - Почему же? Очень мило у тебя тут, - я попыталась выдавить из себя улыбку. - Но знаешь, у меня выдался долгий день, и я бы уже хотела прилечь, поэтому давай обсудим всё в следующий раз?
   -Что ж, давай в другой раз, - издевательски сверкнув глазами, протянул этот непредсказуемый эльф. - Хочешь прилечь? Пожалуйста. Постель в твоём распоряжении. Думаю, мы отправимся туда вместе.
  На этом он, вероятно, решил подкрепить свои слова действием, потому что сделал решительный шаг в мою сторону. Парадоксально, но страх придал мне храбрости, и я, юркнув мимо жениха, метнулась к двери, но не успели мои руки лечь на дверную ручку, как Тарр властно привлек меня к себе. Резко развернул, и в следующее мгновение я оказалась зажатой между дверью и горячим мужским телом. Попытки вырваться были пресечены тем, что он свёл мои запястья над головой, свободной рукой приподнял мой подбородок, и я уставилась в сердитые серые глаза. Я попробовала возмутиться, но протест был заглушен уверенным и властным поцелуем, головокружительным, словно, смерч, беспощадным, словно буря, и таким желанным, словно затаенная мечта. Нет, в этом слиянии губ не было ни нежности, ни особого трепета, оно раскаленным тавром запечатывало мои уста, будто желая доказать, что никто другой не вправе прикасаться к тому, чем владеет мой жених, но я и сама, послушная движениям Тарра, ловила себя на мысли, что не желаю иного.
  Краем сознания, я отметила, что мои руки уже давно свободны, более того, пальцы одной зарылись в шелковистые пепельные волосы, а локоть другой - удобно расположился на надплечье эльфа. В поцелуе по-прежнему была жажда обладания, и руки мужчины красноречиво это доказывали, скользя по женственным местам моего тела, но ярость и гнев утихли, и его губы скорее дарили, чем брали. Они прокладывали влажные дорожки от уголка рта до чувствительного места за ушком, спускались по шее, а затем, снова алчуще припадали к моим припухшим губам, чтобы вновь отправиться в путешествие по подвластным им территориям.
   - Тарр, меня уже ноги не держат, - опьянев от страсти, сипло прошептала, когда ласковые губы в очередной раз оторвались от моих.
   В теле разлились жар и нега, и вероятно, без поддержки сильных рук, я бы просто сползла по стеночке, но даже мысль, что я могу лишиться этого дурманящего мужского тепла, вселяла ужас. Стоит ли говорить о том, что все табу и условности вылетели из моей головы, оставив там звенящую пустоту.
   - Это не проблема, - Тарр поднял голову и посмотрел на меня из под приопущенных век, его губ коснулась до невозможности развратная улыбка.
   Руки жениха привычно скользнули по моему телу, и через мгновение он уже нёс меня в сторону кровати, застеленной шелковым жемчужно-серым покрывалом. Кажется, скоро я привыкну к такому способу перемещения. Неожиданно я снова оказалась на ногах, обиженно взглянув на Тарра, наткнулась на его насмешливую улыбку.
   - Лин, прежде чем ложиться в постель следует раздеться, - он улыбался, и я таяла от этой улыбки, хотелось коснуться её губами, украсть. - Вы не против, если я сегодня заменю вашу горничную, Ваше Высочество?
  Я кивнула. Честно говоря, сейчас мне было всё равно, что он говорил, лишь бы оставался рядом. Мне совершенно не хотелось выбираться из этого сладкого дурмана. Меж тем ласковые заботливые руки с какой-то издевательской медлительностью стали расстегивать пряжку на моём поясе, после чего неторопливо занялись рядом аграфов на сюрко. Не желая оставаться в стороне от дела, я решительно потянула руки к его шейному платку.
   - Ваше Высочество, я думаю вам это ни к чему.
   - Как скажете милая, - по его губам скользнула нежная улыбка, а я, откинув предмет мужского туалета в сторону, принялась расстегивать пуговицы на его одежде. Пальцы были непослушными и то и дело соскальзывали с гладких серебряных пуговичек, но я не напрасно была упряма. Добравшись до низа, я обнаружила пояс, на котором хранилось оружие, торопливо расстегнула его. Расправившись с коттой, я потянула вверх его камизу, руки вскользь коснулись гладкой атласной кожи. Затаила дыхание и перевела осторожный взгляд на лицо Тарра. Оно потемнело от страсти, серые глаза стали почти чёрными - зрачок расширился, а радужка приобрела цвет грозовых облаков. В моей пустой голове пронеслась мысль, что теперь точно пути назад нет, и эльф подтвердил её своими следующими действиями. Рванув ворот своей дорогой камизы, он стянул её через верх и швырнул на пол, затем его руки судорожно разделались с оставшейся аграфой на моем сюрко, после чего одеяние было стремительно с меня снято. На этом он не остановился. Ловко расстёгивая крошечные, похожие на жемчуг, пуговички моей камизы, Тарр легкими торопливыми поцелуями отмечал каждый новый участок обнаженной кожи.
  Следующее ощущение мне не понравилось, лопаток коснулась холодная гладкая поверхность и я обнаружила, что лежу на теперь смятом шелковом покрывале. Съежившись, я потянулась к желанному источнику тепла, впрочем, Тарр тоже был не против того, чтоб привлечь меня в свои объятия. Как рассталась с остальной своей одеждой, я не заметила - и нижнее белье, и брюки, и сапоги, всё валялось на полу возле кровати, впрочем, вещи Тарра тоже были где-то в той стороне. Не мудрено, что не заметила - мы самозабвенно терзали губы и тела друг друга, пальцы Тарра выводили на моей коже какие-то замысловатые руны, а вслед пальцам двигались ненасытные губы и язык. Я стремилась к каждому его прикосновению и чувствовала себя такой восхитительно развратной. Не желая отставать от него, я припадала губами к его ключице, груди, нежно покусывала крошечные бусинки его сосков, возвращая ласку, подаренную мне, и с удовольствием наблюдала, как его тело реагировало на мою нежность. Рельефные мышцы живота судорожно сокращались, а с красиво очерченных мужских губ нет-нет слетал хриплый стон. В какой-то момент, я почувствовала холод, и распахнула глаза, испугавшись, что сейчас он меня снова покинет, но Тарр приподнявшись надо мной, восторженно обозревал представшую перед ним картину. Его горячий взгляд, заставляющий кожу покрываться стыдливым румянцем, казалось, физически касался каждого сантиметра тела. Заворожено глядя в глаза цвета грозовых облаков, я ощущала себя самым прекрасным существом, что могла создать природа, пускай в сердце моего эльфа пока нет любви, но то, когда мужчина искренне боготворит тело своей женщины поистине не менее ценно. Решив, что тоже должна оценить неприкрытую правду, я скользнула взглядом по широким плечам, изящной линии ключицы, груди - так это я уже видела. Преодолев смущение, я опустила глаза к линии живота, а затем ниже на то, что дерзко восставало из мужских чресл. Моё природное любопытство было вознаграждено, более того культурно шокировано. Я ошеломленно посмотрела в лицо своему жениху. Тарр выглядел донельзя довольным.
   - Лин, мне нравится, что ты без стеснения меня касаешься, и мне нравится то, как остро ты реагируешь на мои ласки, - в противовес выражению лица, голос Тарра хоть и севший от страсти, был ровным и сдержанным. Он терпеливо объяснял мне интимные истины. - То, что ты видишь - доказательство того, как сильно я желаю тебя, и в этом нет ничего постыдного, потому что ты принадлежишь мне, а я - принадлежу тебе.
  И его губы нежно коснулись моих ключиц, задержались на маковке левой груди, прочертили влажную дорожку к правой, а после - спустились вниз к неровно подрагивающему животу. Смутившись, я удержала его голову от дальнейшего шествия по нисходящей, но он, аккуратно перехватив мои запястья, высвободился и продолжил своё движение.
   - Шшш, Лин, позволь мне сделать тебе приятное.
  И я позволила. Мир распался на множество осколков. Я и сама сейчас была его кусочком, крошечным, дрейфующим на поверхности океана наслаждения, волны то приподнимали, то опускали моё тело, и среди этой ирреальности происходящего, надо мной горели настоящие серебряные звёзды, звёзды, глядя в которые, я видела отражение испытанного мной восторга.
  Нежно прижимая к себе моё содрогающееся тело, Тарр смотрел в мои глаза, и на его лице царило непередаваемое удовлетворение. Когда последние волны удовольствия покинули меня, он вновь приник к моим губам. Неожиданно внутри снова начало разгораться едва утихшее пламя, ища облегчения и забыв всякое смущение, я инстинктивно приподнялась, стремясь быть ближе. Зарычав, Тарр схватил мои бедра ладонями и жёстко прижал их к перине, в распахнутых серых глазах было такое замешательство, что я невольно погладила мужчину по щеке. Он повернул голову и поцеловал раскрытую ладонь, вызвав у меня этим непередаваемую бурю эмоций, а затем впился в мои губы сумасшедшим поцелуем, вместе с тем, подавшись вперед, вторгаясь туда, где был первым и единственным.
  В сравнении с тем неистовством ощущений, которое приносило слияние с любимым, боль была кратковременной и незначительной. То, что Тарр сделал в первый раз, было прекрасно, но то, что происходило сейчас, было настолько невыразимо правильным, верным. Раскачиваясь в этом причудливом танце, когда ты, то отдаляешься, то вновь сближаешься, я ощущала, как внутри расцветает что-то светлое и чистое. А ещё было безумно жарко, казалось, словно вокруг нас полыхает пламя. Впиваясь ноготками в спину своего эльфа, я выгибалась навстречу его движениям, а он ловил губами каждый мой стон. Градус наслаждения нарастал, жар становился всё нестерпимей, и в тот момент, когда казалось, что я истлею изнутри, я услышала протяжный стон, полный невыразимого блаженства. Свой стон. Ему вторил мужской, охрипший. Я чувствовала как два тела, тесно сплетшиеся, неровно вздрагивают от постигшего их наслаждения. Буря страсти пронеслась, и мы постепенно начали приходить в себя. Первое, что я почувствовала - так это отвратительный запах гари. Гари? Резко открыв глаза, я завертела головой из стороны в сторону, выбравшись из под эльфа, села. С ужасом посмотрела сначала на то, что осталось от атласного балдахина, а после - на обгоревший вокруг кровати пол. Обернулась на Тарра - эльф тоже принял сидячее положение и обалдело обозревал неожиданные разрушения.
  А на меня накатил запоздалый стыд, поэтому легко соскользнув с кровати - благо простыни шёлковые, я принялась собирать свою одежду, которая по счастливой случайности не пострадала. Побив все рекорды скорости, я торопливо оделась, и, не оглядываясь, поспешила к двери. Ох, а времени-то, наверное, уже! И что я скажу коменданту?
  
  Глава 2
  
  Перескакивая через ступеньки, я стремительно летела вниз по лестнице. Был уже вечер и коридоры освещались только редкими свечами вдоль стен. С трудом вглядываясь во мрак, я бежала, гонимая обуявшим меня стыдом ровно до того момента, как вписалась во что-то твёрдое и живое. Поздняя встреча была неожиданной не только для меня, но и для моего непредвиденного препятствия - вцепившись друг в друга, мы в полете преодолели оставшиеся до площадки несколько ступенек.
   - Лин, демоны тебя подери!
  Я испуганно подняла голову вверх, по лестнице с трудом удерживая равновесие, летел Тарр. Он перескакивал через несколько ступенек и остервенело при этом матерился.
   - Что ты творишь?! Лукар?!
  Забыв как дышать, посмотрела на того, на ком с таким удобством растянулась и похолодела от ужаса - на меня насмешливо смотрели ярко-голубые глаза ректора. Немудрено, что в темноте я его не увидела - у чернокожего демона была замечательная маскировка.
   - Прошу прощения, господин ректор.
  Я неловко сползла с лежащего мужчины, и почувствовала, как влажный холод коснулся ладоней. Присмотревшись к полу, я обнаружила, что его поверхность покрывает тончайший слой льда, скорей даже изморозь.
   - Сентар, меня вот тоже интересует, что тут произошло? - лениво растягивая слова, ректор издевательски приподнял бровь.
   - Хотел бы я понять, - осторожно ступая по оледеневшей поверхности, Тарр подошел ко мне и помог встать. Благодарно посмотрев на жениха, я наткнулась на ледяной взгляд серых глаз. Отвернувшись от меня, эльф присел и внимательно вгляделся в пол.
   - Даже предположений нет? - тон ректора был откровенно язвительным.
   - А тебе не кажется, что ты зарываешься? - я впервые видела, чтоб Тарр позволял кому-то видеть свои 'живые' эмоции. На лице эльфа была забавная смесь раздражения и удивления.
   - Не кажется, магистр Сентар, - голос Лукара утратил всякий намёк на юмор, поднявшись на ноги он непререкаемым тоном произнес: - В мой кабинет! Оба!
  Бросив на ректора недовольный взгляд, Тарр поднялся, а я почувствовала, как в воздухе потекла энергия. На глазах лёд превратился в лужи. Ещё через несколько секунд вода полностью испарилась. Воздух стал ощутимо боле влажным, чем прежде.
   - Благодарю нижайше, но сырость разводить не стоило.
   - Я только вернул её туда, где она была изначально, - тон эльфа был не менее саркастичным, чем у его собеседника. Впрочем, в следующее мгновение его голос был совершенно спокойным и он задумчиво протянул: - Она выморозила воду из воздуха.
   - Она? - я недоуменно заозиралась по сторонам, но меня тут же напрягла возникшая тишина. Снова обратив своё лицо к эльфу, я заметила, что он что-то серьезно обдумывает.
   - Ты, - наконец решив ответить, припечатал эльф.
   - Я? - да быть не может! Чтобы управлять стихиями, нужен потрясающий самоконтроль и природный дар. Разумеется, развить в себе способности может каждый, но они будут ничтожно малы в сравнении с тем, когда они обусловлены наличием в энергетических потоках, своего обладателя. А это дается только при рождении. У меня не было хоть маломальской капли дара, поэтому я неверяще уставилась на эльфа, стоящего передо мной.
   - Альхим, я думаю, нам и в правду стоит воспользоваться твоим кабинетом, - Тарр перевел задумчивый взгляд на ректора, который внимательно смотрел на меня. Лукар кивнул, и мы все вместе направились к его кабинету. Я была здесь только один раз - в тот день, когда впервые вошла на территорию Университета Магических Наук и Искусств. Обычная приемная: высокое окно, рабочий стол, книжные полки до потолка. Проигнорировав места для посетителей, Тарр уверенным шагом направился к 'личной библиотеке' ректора, надавил на что-то, и на моих глазах, стена с книгами начала движение в сторону, открыв широкий проход. Мы шагнули в темное пространство, но мрак моментально рассеялся - в огромном камине вспыхнуло пламя, так же, огонь занялся на самостоятельно зажегшихся свечах, затаившихся в многочисленных стенных нишах. Усадив в глубокое кресло, склонившись, Тарр внимательно посмотрел в мои глаза.
   - Лин, постарайся расслабиться, - его тон был чрезвычайно ласковым и мягким. Длинные мужские пальцы в успокаивающем жесте растирали мои запястья.
   А вот в голосе ректора, шагнувшего сюда следом за нами, слышалась усталость и некоторая обреченность:
  - Одни проблемы от тебя, Сентар. И что мы теперь со всем этим будем делать? - в глазах эльфа на мгновение мелькнули веселые искорки, но, видимо, следующий вопрос их спугнул. - Ты можешь закрыть ей доступ к энергетическим потокам?
   - Я не знаю, у меня впервые такая ситуация, - качнул головой принц Первородных, по-прежнему глядя мне в глаза.
  Внутри меня нарастала паника. Что-то произошло и, кажется, со мной. Я перевела взгляд на озадаченного ректора, затем снова посмотрела на Тарра, и прерывающимся шепотом, напряженно улыбнувшись, произнесла:
   - Мне кажется, или только я не в курсе того, что случилось?
  Тарр молчал. Ответил ректор.
   - Как вы знаете, Ваше Высочество, между вами и моим другом был проведен брачный ритуал, предшествующий официальной свадьбе. Древний ритуал, который практически не практикуется, - мужчина скривился и продолжил: - Но, вам таки 'повезло'... На свадьбах говорят, что молодые соединили свои жизни, и мы воспринимаем это, как метафору. В вашем случае, это практически правда. Коварное божество сдвоила ваши энергетические потоки, а вы, как студентка целительского факультета понимаете, что их косвенно можно назвать жизнью любого существа. Когда вы только прибыли сюда, то линии вашего потока переплетались с другими линиями, чужими по своей структуре. Разумеется, это был энергетический поток Тарра. Отражением этой связи служат брачные знаки на ваших запястьях, осмелюсь предположить, что сейчас линии на рисунке изменились, потому что теперь, глядя на каждого из вас, я вижу как линии потоков рвано прерывают друг друга. Учитывая то, что я видел вас, Ваше Высочество, и бегущего следом за вами эльфийского принца... неслись вы со стороны преподавательских апартаментов... Несложно сделать некоторые выводы.
   - Лукар, демоны тебя подери!
   - Я и сам демон, если помнишь, - губы ректора сверкнули в улыбке, а ясно-голубые глаза озорно блеснули на чёрном лице.
   - Лин, успокойся, - Тарр нервно тряхнул меня за плечи, и я почувствовала, что леденящий ужас и сжигающий пламенем стыд начинают утихать. Уставилась во встревоженные серые глаза. - Всё хорошо. Мы что-нибудь придумаем. Главное, контролируй свои эмоции. Вдохни, - продолжая удерживать зрительный контакт со мной, он обратился к ректору. - Альхим, нам будет нужна неделя. Я увезу Линарин в городской дом, и там мы попробуем в кратчайшие сроки обуздать её стихии.
   - А сможешь ли ты постоянно гасить её магию? Я чувствую, как фон просто зашкаливает, - в голосе ректора была изрядная порция сомнений. - Я думаю, император будет не очень доволен, если в одном из респектабельных районов столицы возникнут неожиданные разрушения.
   - Я возьму это на себя, - безапелляционно заявил эльф.
   - Даже если так, ты же видишь, что энергетический поток нестабилен. Вы не сможете его контролировать.
   - Демон прав, - усмехнулась темнота.
  А потом из мрака соткалась фигура, облокотившаяся о высокий комод-бюро - на нас смотрели ужасающе разноцветные глаза Хранительницы Атис. Видимо, эта особа любит эффектные появление, а так же то, какое впечатление они вызывают.
  Я вздрогнула от неожиданности, в осанке Тарра появилось едва уловимое напряжение, более всех в врасплох был застигнут ректор. Альтахим Лукар недоуменно смотрел на ехидно улыбающуюся нарушительницу принадлежащих ему территорий.
   - Неужели никто не хочет меня поприветствовать?
   - Какая честь, Древнейшая, - Тарр сухо улыбнулся, а Атис, казалось, задумалась, как ей отреагировать на такое двусмысленное 'Здравствуйте'. Она была мудра, а потому просто величественно кивнула.
   - Я смотрю, вы поторопились, но, - Атис сделала театральную паузу и вскинула чёрную бровь. - Но не так быстро, как я рассчитывала. Похвально.
   - Хранительница? - наконец-то отмер ректор.
   - Да, мой мальчик, но если хочешь, можешь по-прежнему называть меня коварным божеством. Всё-таки, где-то так оно и есть.
  Несмотря на катастрофичность ситуации, я чуть не рассмеялась. В глазах демона была просто бездна смущения, а кожа, клянусь радугой, если бы не была от природы чёрной - поспорила бы с самым спелым томатом.
   - Ваша милость безгранична, Древнейшая, - Лукар неловко склонил голову, в попытке скрыть смущение.
   - В прочем, как и чувство юмора.
  Тон моего эльфа просто сочился едким сарказмом, и я резко сжала его ладони, до этого успокаивающе гладившие мои. Даже мне было понятно, что Хранительницу стоит опасаться, переходить с ней к открытой конфронтации было совершенно безрассудно. Тарр проигнорировал мое предупреждение, продолжая раздраженно наблюдать за Атис.
   - Твоя обида так велика, что ты почти не пытаешься скрывать свои эмоции, - тон Хранительницы был на удивление благодушным, в её взгляде, обращенном на Тарра, мелькало даже некоторое восхищение. - Неужели всё так плохо?
   - Всё чудесно, Древнейшая, если не считать того, что я чувствую себя марионеткой в опытных руках кукловода.
  Скопировав задумчивые, и вместе с тем насмешливые интонации Тарра, Атис ответила:
   - Со временем, Элтарриэль, ты поймешь, что каждый, имеющий в руках власть время от времени выступает кукловодом. Есть, знаешь ли, случаи, в которых нельзя иначе, - Атис уверенным шагом прошла в центр комнаты, и моему взгляду предстало знакомое непритязательное вретище. Голос Хранительницы изменился, утратив всякую насмешливость и юмор. Вероятно, теперь она перейдёт к цели своего визита. - Но я пришла не для того, чтобы обсуждать преимущества и тяготы властью наделённых. Магия твоей аматис нестабильна, как и твоя, но ты этого не чувствуешь, потому что природный дар Линарин не такой ярко-выраженный, как у того, кто повелевает стихиями. Ваше Высочество прекрасно образованы, поэтому ты знаешь, насколько в ритуалах важна последовательность этапов - изменение порядка приводит к нарушению в естественном ходе вещей. Пропустив ритуал официального обручения, Элтарриэль, ты спровоцировал текущие трудности.
  Я почувствовала, как нервно сжались руки эльфа, перевела взгляд с Хранительницы на лицо Тарра - на нём больше не было раздражения, Тарр задумчиво смотрел на Атис. Было видно, что он сделал определенные выводы, и недовольно поджатые губы говорили, что выводы эти принцу не нравились.
   - И какие у нас альтернативы, кроме как незамедлительного вступления в брак?
   - Никаких.
  Что?!
   - Хранительница, вы обещали, что я могу доучиться!..
   - Я не обещала, я позволила, - прервав мой возмущенный выпад, Атис гневно сверкнула глазами. На мгновение мне захотелось спрятаться за Тарра. - В любом случае, я не собираюсь этому препятствовать - просвещенному народу требуется образованная Повелительница. Вы можете оставить свой брак в тайне, а когда придёт время, я явлюсь, чтобы засвидетельствовать факт священнодейства.
   - Древнейшая, есть ли возможность избавить Линарин от моей магии?
   - Увы, магия, это часть тебя, и часть её, она неотделима от сущности, ты же знаешь, - Атис грустно улыбнулась. - Правда есть и хорошая новость: Аласпир, сам не зная, насколько своевременно, преподнес в дар своей дочери редкий артефакт, поглощающий избыток эмоций. Да, Линарин, я имею в виду ту брошь, что лежит в твоей лисадровой шкатулке, подаренной матерью.
  Бросив на меня быстрый взгляд, Тарр снова повернулся и кивнул.
   - Мы согласны, - я возмущенно уставилась на эльфа, и, высвободив руки из плена, попыталась встать. Я ни на что не соглашалась! Ладони Тарра нежно, но непреложно легли на мои плечи. - Это неизбежно, Лин. А в данной ситуации лучший выход. Это просто формальность.
   - Формальность? - взвилась разозленной фурией. - Стало быть, мы просто формально станем супругами, а потом ты просто формально по-супружески будешь навещать мою постель?!
  Лицо Тарра побледнело и превратилось в маску ярости, а мне внезапно вспомнилось, что мой эльф может быть крайне опасен.
   - А ты не говорил, что она такая язва, - скептически пробормотал Лукар. - Впрочем, идеально для тебя.
   - Альхим... - по-прежнему продолжая смотреть на меня пылающим взглядом, предупреждающе прорычал эльф. Затем выражение его лица изменилось - на нём появилась издевательская усмешка, и Тарр практически промурлыкал: - Милая, я как-то не заметил, что тебя в этом что-то не устраивает, и ты буквально спалила МОЮ постель, - несколько секунд он откровенно наслаждался тем, как моё лицо заливается краской, а после обратил взгляд своих серьезных серых глаз к Хранительнице. - Мы согласны и готовы.
   - Чудесно, - Древнейшая растянула губы в довольной улыбке.
  В этот раз всё произошло иначе, никто не терял сознания, в разуме не плыло. Кровопролитий тоже не было. Атис попросила нас сесть на полу на коленях друг перед другом, затем по её же просьбе Тарр обхватил правой ладонью моё изукрашенное серебряными и зелёными линиями запястье. Я сделала тоже самое с его рукой, и начался ритуал. Вначале Атис долго на древнем языке читала что-то похожее на заклинание, после нам пришлось повторять вслед ей слова неизвестного мне языка. Видимо, это какие-то древние заветы, но так как я не изучала свадебные традиции эльфов, я даже не догадывалась под чем подписываюсь, но как только слова произносила я, изумрудные линии на наших сцепленных запястьях, загорались ярче, и я чувствовала как что-то теплое из меня стекается к рисунку. Когда Тарр повторял за Атис слова древней клятвы, то серебряные линии вспыхивали яркими искорками. Завороженная красотой происходящего, я не сразу заметила, как Атис снова перешла на монолог, но ощутила, как в средоточии сил, там где наши с женихом руки соединяются что-то необратимо меняется. Вспышка и магия начала свой обратный ток, разливаясь по телу энергетическим коктейлем соединенных жизней.
   - Позвольте первой поприветствовать вас, Ваше Высочество, Линарин Виритария Алитиор Сентар, - неожиданно уважительно произнесла Хранительница Атис, затем её глаза весело скользнули на Тарра. - И позвольте поздравить вас, Ваше Высочество, Элтарриэль Алитиор Сентар, надеюсь, вы не сильно огорчились, что в имени вашей супруги осталась фамилия её рода?
   - Полагаю, вы желали показать этим, Древнейшая, то, для чего этот союз предназначен, - тон Тарра был удивительно спокойным, даже каким-то будничным. Атис кивнула:
   - Верно. Имя будущей Правительницы много значит для враждующих народов, - Древнейшая повернулась к ректору - безмолвному зрителю происходящего. - Альтахим Лукар, предоставь принцу необходимую неделю, а после, вероятно, Линарин нужно будет перевести на другой факультет.
   - Зависит от многих факторов, Древнейшая, - видимо, Лукар проникся строптивостью Тарра, из его голоса исчезли робость и смущение, в позе появилась та величественность, за которую Лукара заслуженно считали царем и богом университета. - Но в этой мысли есть здравое зерно, всё-таки цель обучение в нашем заведении - максимальное раскрытие потенциала каждого существа.
   - Если тебе так будет проще, то можешь считать это своей идеей, мальчик, - ехидно усмехнувшись, Атис потеряла интерес к ректору и повернулась к нам, по-прежнему сидящим друг перед другом и держащимся за руки. - Ваше Высочество, Ваше Высочество, доброй ночи.
  И её фигура растаяла в тёмном мареве.
   - От тебя одни проблемы, Сентар... - уже второй раз за вечер повторил ректор и отправился в сторону своего стола. Выудив из ящика бутылку, думаю, чего-то горячительного, он направился в сторону камина и плюхнулся в одно из глубоких кресел. - Поздравляю, кстати.
   - Ты так любезен, друг, - иронично улыбаясь, Тарр весело взглянул в сторону ректора, без стеснения прикладывающегося к бутылке. - Смотрю уже даже праздновать начал, только где же тост за молодоженов?
   - Обещаю его сказать на мероприятии более похожем на свадьбу лучшего друга. Демон! Терпеть не могу, когда мне указывают, что я должен делать, но в данном случае, не поспоришь, это разумней всего.
  Эльф встал сам, а после подал руку мне. Из-за долгого сидения в неудобной позе циркуляция крови в ногах нарушилась, поэтому, приняв вертикальное положение, я рухнула как подкошенная в объятия Тарра, вовремя подхватившего моё непослушное тело.
   - Прекрасно тебя понимаю, друг, - Тарр улыбнулся уголком губ и направился в сторону прохода в ректорскую приемную. - Альхим, мы отправляемся прямо сейчас, в случае чего, ты знаешь где меня искать.
   - Удачи, друг.
  ***
   - А так же Тарр сказал, что ты для него обуза, своевольная и доставляющая ему кучу лишних забот.
  Слова Леи были жёсткими и достигли желаемой цели. Я была в смятении. Это было слишком похоже на правду, и я физически почувствовала, как внутри меня начинает вскипать гнев.
   - Хорошо, - сквозь свист ветра до меня донесся звонкий голос девушки. - Представь себя птицей, ты легко паришь над землей, почувствуй, как послушно воздух ложится под твои крылья... Ты медленно планируешь... планируешь... Рина, нет!
  Мгновение и всё прекратилось. Пряди волос растрепано легли вдоль моего лица, впрочем, драконица, стоящая передо мной тоже выглядела не лучшим образом: алая грива превратилась в торчащие во все стороны лохмы, одежда в беспорядке, на лице застыло задумчиво-недовольное выражение. Она совсем не была похожа на моего новоиспеченного мужа, но на мгновение, в её облике промелькнуло что-то, делавшее её его младшей сестрой.
   - Уже два дня прошло, а толку никакого, - Тарр, появившийся из-за спины, запустил пальцы в свои серебристо-пепельные волосы. - На сегодня закончим.
  Мы приехали в городской дом Тарра позавчера ночью. Видимо, желая мне доказать, что наш брак продиктован исключительно необходимостью и пока совершенно формален, супруг выделил мне собственные апартаменты, в прочем, смежные с его. У нас общая гостиная, но я там не бываю, а эльф, к его чести, за всё время ни разу не переступал порог моей спальни. Меня это радовало, потому что после того, что случилось позавчера, я чувствовала некоторое смущение. Было неловко за своё поведение. Да и ситуация, в общем, была... М-да... Застигнута на месте преступления, пусть и совершенном не по своей воле, спалила преподавательские апартаменты в порыве страсти. Что там у нас ещё? Ах да, после всего нагрубила жениху, скоропалительно вышла за него замуж (спасибо Атис) и вот теперь я здесь, в его доме, учусь управлять новообретенными способностями. Мечта, а не жизнь, особенно учитывая, что с последним у меня серьёзные проблемы. Спасает только брошь подаренная отцом, и то, это не гарантия того, что мои эмоции не выйдут из под контроля. Тем не менее, во время занятий, я снимала артефакт - как сказал Тарр, я должна в полной мере ощутить свои силы и научиться ими управлять, а мои эмоции должны помогать мне в этом.
   - Все не так плохо, гораздо лучше, чем было, - Леа положила ладошку на плечо брата и ободряюще улыбнулась, а я поймала себя на мысли, что завидую этой легкости в их отношениях. - Мы приведём себя в порядок, а к ужину спустимся.
  Переодевшись, приведя себя в порядок, уже сидя за учебником на кровати, я услышала деликатный стук в дверь. Вечерним посетителем оказалась Леа. До ужина ещё не менее часа, интересно, для чего она пришла? Драконица уселась на моей кровати и, задумчиво уставилась в мою книгу.
  С близнецами я познакомилась на следующий день поле приезда, когда все мы обрались в столовой для завтрака. Увидев драконов, я решила, что это какие-то друзья Тарра, но мой муж, вошедший в комнату вместе со мной, представил их как своих младших брата и сестру. Девушка мило улыбнулась, а парень клыкастенько осклабился. Ой-ей... Я тогда удивленно воззрилась на Тарра - это он так пошутил?! Но эльф(?) смотрел на меня невозмутимо, пряча улыбку в уголках губ.
  На автомате пережевывая пищу, я размышляла. А ведь и, правда, откуда у эльфа, пусть даже и Первородного такие таланты к стихийной магии. Вспомнилось, как восторженно и удивленно говорила об этом Тай-Линн. Если бы она знала...
   - Ты совсем не стараешься, - драконица наконец оторвалась от книги и устремила на меня серьезный взгляд золотых глаз. - Я понимаю тебе сложно, и ты толком не понимаешь природу сил, но у нас осталось только пять дней и брошь, которую ты теребишь в руках - не выход.
  Да, внешний милый вид моей золовки был обманчивым. Нет, временами она и правда была приветливой и приятной в общении, но так же, ей были свойственны суждения, возможно, немного более резкие, чем нужно.
   - Ты не права, просто мне никогда не приходилось сдерживать своих эмоций. Я бы даже сказала, что не замечала, как испытываю те или иные. Они просто были и всё.
   - Теперь всё иначе. Я хочу тебе кое-что рассказать, вероятно, мой брат на это никогда не решится.
  Я затаила дыхание. Было любопытно, о чём же мне хотела поведать Леа, и почему об этом не стал бы говорить Тарр.
   - У каждого из нас есть эмоции. И со временем ты научишься их не просто подавлять, а направлять в нужное русло, пользоваться ими как подручными инструментами. Но первое дело - самоконтроль, - драконица вздохнула и продолжила: - Тарр, говорил, что ты учишься на целительском факультете, стало быть, знаешь, что у нас драконов энергетические потоки магии связаны напрямую с эмоциями, потому природой так условлено, что родители могут блокировать нашу магию до исполнения нам пятидесятилетия. Это хорошо, потому что к положенному возрасту мы с легкостью способны обуздывать свои порывы. Хоть мой старший брат и обладает драконьей стихийной магией, во всем остальном он истинный представитель светлоэльфийского народа, поэтому мама не могла заблокировать его энергетические потоки. Он же не дракон... - девушка нервно теребила уголок книги, затем её лицо озарила мимолетная улыбка. - Знаешь, я иногда думаю, какой была бы его драконья ипостась... В общем, его таланты стихийника проявились не сразу, но достаточно в раннем возрасте, и как говорят, имели очень большие разрушительные последствия, что неудивительно, учитывая природную способность Первородных к магии.
   - То есть, у него не было кнопки 'выкл', которой могут воспользоваться родители-драконы?
   - Не понимаю о чём ты, но вероятно ответ на твой вопрос 'да', - драконица задумчиво вздернула алую бровь. - В отличие от нас, драконов во всех отношениях, Тарр вынужден был с ранней юности держать свои эмоции под жёстким контролем. Радость, злость, и то и другое могло превратить ДорсумЭйл в руины. К сожалению, эта скрытность и холодность стали чертами его характера, мало кто может пробраться через эту неприступную броню. Когда мы несколько месяцев назад гостили у отца, Кай сказал, что впервые видел, чтоб кто-то посторонний вызвал у Тарра настолько сильные эмоции. Честно говоря, поначалу увидев тебя, я усомнилась в его словах - вы оба были такими бесстрастными, холодными. Приглядевшись, я заметила, какими смертоносными взглядами вы обменивались за столом - это, конечно, забавно, но...
   - Но? - пауза затянулась, и я решила подтолкнуть Лею к тому, что б она полностью выразила свою мысль.
   - Но я не уверена, что вы подходите друг другу.
   - Любопытно почему? - неожиданно меня задели слова золовки.
   - Наверное, дело даже не в тебе, а в обстоятельствах, - драконица вздохнула и отложила вконец растрепанный учебник. - Несмотря ни на что, Тарр является моим любимейшим братом, и я была бы рада, если бы ты смогла составить его счастье, но пока вы мечете друг в друга злобные взгляды, ничего подобного не произойдет. Возможно, я наивна, но я верю в любовь, и желаю всем своим братьям найти ту, что разделит с ними это чувство. Даже Лексу, хотя он самый противный из них.
  Драконица улыбнулась, а моё раздражение пропало. Я вполне могла понять её - девушка переживала за брата, и пусть не очень тактично, но старалась помочь. Интересно, как бы отреагировал Тарр, узнай он о такой инициативе. Подозреваю, что не обрадовался бы. Что ж, пусть это останется нашим секретом.
   - Боюсь, Леа, у твоего брата иной взгляд на данный аспект - он не считает, что любовь важна.
   - А ты?
   - А я, как и ты - наивна.
  После странного разговора с золовкой, ужинать мне резко расхотелось. Оставшись в своей комнате одна, я снова вернулась к изучению учебника, теперь весьма потрепанного. От интенсивных тренировок и попыток сдержать рвущиеся во все стороны силы, моё тело было достаточно истощено, поэтому я даже не заметила, как провалилась в темноту сна.
  Проснувшись, я обнаружила, что солнечный свет, не заливает комнату - в окно заглядывал ломоть низко висящей луны. Но сна не было, а ещё я остро ощущала голод - всё-таки не стоило пренебрегать ужином, учитывая то, сколько мне пришлось потратить энергии. В животе громко заурчало. Но как-то не хотелось ночью отправляться на поиски пропитания, обедали мы в столовой, а вот где здесь кухня? Не хватало ещё перебудить всех своим плутанием по дому, учитывая драконий слух, такое было вполне возможно. А вот в библиотеку, находящуюся недалеко от хозяйских покоев наведаться можно. Быть может, увлекшись интересной книжкой, я забуду о чувстве голода? На это мой желудок возмущенно проворчал своё коронное 'Ур-р?'. Худеем.
  Накинув поверх сорочки длинный теплый плащ, и прикрепив к вороту брошь, я тихонько, стараясь не издавать лишнего шума, выскользнула в коридор. Широкие двойные двери, находящиеся в противоположной стене, были как раз входом в хранилище книг. Толстый ворс ковра замечательно скрадывал шаги, так что я без труда добралась до пункта Б в своём марш-броске. За домом исправно следили - порадовало, что дверь даже не издала ожидаемого противного скрипа, и быстренько юркнув в образовавшуюся щель, я аккуратно затворила её.
   - В этом доме ещё кому-то не спится?
  Я резко обернулась и уставилась в темноту. Мгновение и в огромном камине вспыхнуло пламя, золотыми бликами играя на красивом лице Тарра. Неожиданно испытав облегчение, я расправила плечи и направилась в сторону стола, за которым сидел эльф. Удобно расположившись в кресле напротив, я окинула пристальным взглядом принца Первородных, совсем забыв про вопрос, которым он привлек моё внимание.
   - Лин, ты ищешь во мне что-то? - его правая бровь вопросительно искривилась, а губы дрогнули в ироничной улыбке. Кивнула.
   - Да. Вот думаю, где же тот Тарр, с которым провела первые три дня в этом мире.
  Эльф удивленно посмотрел мне в глаза, а я внезапно пожалела о том, что сказала. Тот Тарр которого я знала вначале, был вынужденным - эльфийскому принцу претило раскрываться перед кем бы то ни было.
  - Почему тебя раньше не беспокоил этот вопрос? - Тарр подался вперед, уставившись на меня с нескрываемым интересом.
   - Беспокоил, но, при этом у меня было много других забот, - эльф кивнул, принимая ответ, а я продолжила: - Ну и ещё на эти мысли натолкнул разговор с Леей.
  Последнее я добавила почти шепотом, а осознав, что сказала, накрыла рот ладошкой и испуганно посмотрела на супруга. На лице Тарра промелькнуло понимание, а затем его губы растянулись в улыбке.
   - Это многое объясняет. И что сказала Леа? - в позу эльфа снова вернулась непринужденность, и он расслабленно откинулся на спинку кресла.
   - Это не важно, - Тарр склонил голову на бок, всем видом выказывая сомнение. Ну ладно, коли хочешь знать, да и Леа сама виновата - не нужно лезть в чужие отношения. Вредно для здоровья. - Она сказала, что считает, что мы не подходим друг другу, потому что не хотим делать шагов навстречу друг к другу. И знаешь, с ней сложно не согласиться! - возмущенно припечатала я.
   - Действительно, сложно, - эльф усмехнулся, его взгляд сосредоточился на брошке, скрепляющей мой ворот. - Подойди ко мне, Лин.
   - З-зачем? - я удивленно воззрилась на эльфа, но он лишь послал мне загадочную улыбку и попросил:
   - Пожалуйста... Ты же хочешь быть ко мне ближе.
  Испытывая здоровое сомнение по поводу своих действий, я встала с кресла и, обойдя стол, подошла к эльфу. Тарр протянул мне ладонь, на секунду я залюбовалась безупречно длинными красивыми пальцами, а потом вложила в неё свою. Легонько потянув, супруг усадил меня к себе на колени и крепко обнял, растирая мои замерзшие руки.
   - И для чего ты это сделал?
   - По ночам здесь прохладно, а твои зубы начали отбивать чечётку.
   - Разве ты не мог при помощи магии нагреть воздух? - я недоверчиво уставилась на эльфа, и он покаянно вздохнул.
   - Мог, но это было бы не так приятно, - я отстранилась от мужа и с напускным возмущением посмотрела на этого негодника, но его лицо осветила лукавая улыбка, свойственная тому Тарру, с которым я провела первые три дня в этом мире. Стало так уютно, и я без зазрения совести положила голову на его плечо.
   - На самом деле, я тоже сегодня удостоился нравоучений от Леи, - его пальцы ласково перебирали пряди моих волос. - Ты из-за этого сегодня пропустила ужин?
  При упоминании об ужине, мой желудок среагировал чётко - громко и обиженно о себе напомнив. Я зажмурилась, от всей души желая, чтоб на Тарра накатила секундная глухота.
   - Ты уверена, что не перепутала библиотеку с кухней? - в его голосе звучали подразнивающие нотки. Я была менее добродушной, скорее даже раздраженной:
   - Я же не знаю, где у тебя находится кухня, а жевать скатерти в столовой, кажется не комильфо.
  Тарр тихонько рассмеялся, и без труда встал, продолжая удерживать меня на руках. Непродолжительное шествие до двери и мой испуганный вопрос:
   - Куда мы?
   - Пойдем смотреть, где у тебя находится кухня, - улыбаясь и заговорщицки подавшись ко мне, прошептал муж.
  Так мы и отправились в квест под названием 'Накорми голодную эльфийку' - Тарр бесшумно шагая, нес меня на руках в сторону столовой. Кухни мы достигли быстро, она была на первом этаже, а вот с продовольствием всё оказалось не так просто. Видимо, Тарр не страдал ночными 'набегами на холодильник', и гостем в пищеблоке был нечастым, поэтому совместно порыскав по ящикам, мы разжились медовыми лепешками, парой яблок и кувшином молока, извлеченным из подпола.
  С наслаждением впившись зубами в ароматное тесто, я посмотрела на Тарра, задумчиво откусывающего от яблока и искоса на меня поглядывающего.
   - Что?
   - Думаю, - сказал эльф, и снова откусил от яблока, но так как я продолжала на него внимательно смотреть, снизошел до более развернутого ответа: - Я иначе представлял себе этот брак, и свою аматис представлял другой - тихой, незаметной, необременительной.
   - А я значит обременительная? - лепешка встала у меня поперёк горла и я мрачно уставилась на эльфа, заметив это выражение лица, Тарр широко улыбнулся и, протянув руку, ласково коснулся моей щеки.
   - Обременительная. И не тихая. И постоянно мелькаешь перед глазами. Но кажется, мне это нравится.
  В горле встал ком. Ах да, это же лепешка. Кажется, мне сейчас почти что признались в любви? Как-то неожиданно, учитывая, что после визита на Лапитаскерру мы практически не общались, ведь Тарр откровенно меня игнорировал ровно до того момента, как обнаружил посягательства на его собственность. А после скоропалительного брака, выделил мне отдельную спальню и держался холодно и отстраненно. Что случилось?
   - О чем был ваш разговор с Леей?
  Словно почувствовав мою настороженность, Тарр отдернул руку и внимательно посмотрел на меня. Было видно, что он не желал отвечать на этот вопрос, но будто согласившись с чем-то, он кивнул.
   - О тебе. И обо мне. Обвинила меня в излишней холодности и сказала, что на твоём месте, обязательно нашла бы способ сбежать, - слова были сказаны несколько отстраненно, но, тем не менее, я удивилась проявленной мужем откровенности. После он как-то совсем невесело усмехнулся и добавил: - Ну, это она просто не всё знает.
  Нет, такие разговоры однозначно надо вести не за приемом пищи. Отложив лепешку, я соскользнула со стола, на котором так удобно устроилась и встала на пол. Хотя росту у меня от этого не прибавилось, я почувствовала себя гораздо уверенней.
   - Если ты о том случае с лордом Артианом, то я так сказала, потому что это был единственный способ от него избавиться. Я вовсе не собиралась воспользоваться его предложением и сбегать!
   - Я понимаю.
  Тарр легонько оттолкнулся от столешницы, и сделал шаг в мою сторону. Снова протянув руку, он запутался пальцами в моих растрепавшихся волосах. Серые глаза задумчиво наблюдали за этими манипуляциями.
   - Но ты изначально не желала этого брака, и искала способы его избежать, - Тарр резко посмотрел мне в глаза. - И сейчас не желаешь.
  'Это утверждение или вопрос?' - захотелось ответить мне, но глаза эльфа спрашивали. Видимо, для него это важно. В действительности, было редкой возможностью наблюдать такого открытого и даже немного уязвимого Тарра. Обычно сдержанный и полный самообладания, принц Первородных сейчас не казался таким далёким и непонятным. От мысли, что мой супруг снова станет отстраненным и совершенно чужим по коже прошёл холодок.
   - Я не желаю брака с незнакомцем, - его пальцы замерли, во всем теле Тарра появилось напряжение. Сделав крошечный шажок, я несмело положила ладонь туда, где ровно и уверенно билось сердце моего мужа. - Но я ничего не имею против тебя, когда ты не скрываешься от меня за масками.
  Напряжение не покинуло тела эльфа, вдобавок на его лице появилось несколько ошеломленное выражение. Махнув на всё рукой, я приподнялась на цыпочки и коснулась губ Тарра в неуверенном поцелуе. Ничего не произошло. Но как только я попыталась отстраниться, уверенные мужские руки обхватили моё тело и прижали в очень крепком объятии. Вопреки ожиданиям Тарр не стал меня целовать - немного отстранившись, он внимательно изучал каждую чёрточку моего лица. Вспомнилось, что я заспанная, растрепанная и, о, боже, в одном плаще поверх сорочки! Но эльфу было всё равно - его интересовала не внешность.
   - Ты удивительная, Лин. Просишь более того, что я готов был бы дать, - я хотела было вырваться, но мои глаза встретились с внимательным взглядом серых глаз. - Но, честно говоря, мне бы хотелось попытаться.
  Резко разжав объятия, Тарр отошел и отвернулся. Я молчала.
   - Незнакомец, о котором ты говоришь - тоже я, в силу воспитания, или жизненных обстоятельств, это стало моим характером. Я не могу как твой брат, встречая нового человека, изливать перед ним свою душу и эмоции. Это противоречит всему, что есть во мне.
  Я тихонечко, стараясь не издавать лишних звуков, подошла к мужу и положила ладонь на его плечо. Мне хотелось уверить Тарра, что со мной он может быть тем, кто он есть.
   - Но ты был совсем другим, когда...
   - Хитрость Атис, - продолжая созерцать стену перед собой, Тарр пожал плечами. - Она не просто так не дала тебе понимания эльфийской речи. Возможно, понимай мы друг друга, то обменялись бы лишь парой предложений до самого ДорсумЭйла.
   - А что заставило тебя разговаривать с ничего не понимающей девушкой? - сложив руки на груди, я отошла на пару шагов назад. Тарр обернулся и задумчиво на меня уставился. Когда он заговорил, его голос был спокоен, слова выверены... тон несколько обреченный?
   - Не было необходимости скрывать от тебя свои мысли, к тому же ситуация была весьма необычная, сложно было откинуть свои эмоции. А потом, когда выяснилось, что ты понимаешь Цертуса, я просто не мог не воспользоваться этим и не заставить тебя говорить на нашем языке.
   - Так значит всему виной преподавательский азарт? Удивлена, что ты только сейчас обратился к Лукару с просьбой преподавать в Университете!
  Я совсем забыла о том, что следует соблюдать тишину, и что в этом доме живут драконы, обладающие повышенной звукочувствительностью. Мои надежды на его искреннюю симпатию умерли. Но вместо того, чтобы выглядеть виноватым, Тарр поднес к лицу ладонь и сдержано рассмеялся.
   - Признаться, мне и вправду понравилось преподавать, и не сложись всё так, я узнал бы об этом через пару сотен лет. Возможно, - он снова тихо рассмеялся, заставляя меня закипать от гнева. - Если возвращаться к твоему чудесному появлению в родном мире, то да, должен согласиться, определенный интерес был, но будет обманом сказать, что меня совершенно не заинтриговала личность невесты.
   - Правда? - какая же я влюбленная дура!
   - Правда, Лин, - Тарр с улыбкой покачал головой, видимо, у него промелькнула та же мысль, что и в моей голове. - Твоя непосредственность и эмоциональность, показались мне свежим глотком воздуха, и заставили осознать, как мне этого не хватает. Позже мне открылась твоя непримиримость с обстоятельствами, желание сражаться за свою судьбу, и это напомнило мне меня самого. Ты удивительная, Лин, ты заставляешь меня испытывать множество эмоций, злиться, улыбаться, переживать.
  С каждым его словом, я чувствовала, как моя злоба тает, теряет свою силу. Сейчас передо мной стоял настоящий Тарр, и пусть неловко, но он открывал передо мной свои истинные мысли и чувства, не прячась за ледяной учтивостью или насмешливой язвительностью.
   - Когда я понял, что ты переняла мою стихийную магию, я пришёл в ужас - оказалось, что одна лишь мысль, что я могу лишиться твоей искренней улыбки, наполнила душу паническим страхом, - в какой-то степени это объясняло его отстраненное поведение последние два дня. На лице Тарра проскользнула насмешливая улыбка, которая стерла горечь, таившуюся в его мимике. - Но наблюдая за твоими тренировками, я пришел к выводу, что скорее мой дом развалится, чем ты откажешься от своих эмоций.
   - Это обвинение в недостаточном прилежании? - подбоченившись, я постаралась изобразить праведное возмущение, но улыбка, которая расползлась по моему, лицу явно этому не способствовала.
   - Нет, это скорей печальная констатация факта, - Тарр, скосив взгляд куда-то в сторону, тяжело вздохнул и нарочито пожал плечами. В уголках его губ тоже затаилась улыбка. - Кстати, кажется, кто-то был ужасно голоден?
   - Ах да, совсем забыла, - лучезарно улыбнувшись мужу, я снова устроилась на уже облюбованной поверхности стола. Тем не менее, ставить точку в этом разговоре, я была не намерена. - Почему тебя так испугало, что я могу лишиться своих эмоций?
   - В сложившейся ситуации, наиболее простое решение - отказаться от них, постоянно себя контролировать, каждую секунду. Это бы убило тебя, оставив от настоящей Рины лишь оболочку, - улыбка на лице эльфа чуть угасла, Тарру явно не хотелось об этом говорить, но взглянув на меня с легким укором, он смиренно продолжил: - Но мы решили пойти другим путем - ты должна сразу научиться направлять свои эмоции, чуть сдерживать. Это сложнее, но тогда тебе будет не нужно отказываться от себя.
   - Как тебе?
  Эльф дернулся, словно я дала ему пощечину, и, нахмурившись, уставился на меня. Легкий, но холодный порыв ветра коснулся моих щек, разворошил стопку салфеток, аккуратно сложенных на краю стола. На мгновение мне стало страшно, но желание, чтоб между нами не осталось недосказанности, придало уверенности. Порой, чтоб что-то вылечить, прежде надо сделать больно, да и редко какое лекарство бывает приятным на вкус.
   - Леа? - в сказанном было больше утверждения, чем вопроса, что неудивительно, поэтому торопливо кивнув, я поспешила добавить:
   - Благодаря тому, что она мне рассказала, я немного больше поняла тебя и твои поступки, Тарр. И честно говоря, я предпочла бы всё узнавать от тебя, а не от твоей сестры, Цертуса или Фесты. Все наши с тобой проблемы из-за того, что ты возводишь между нами стену, а я в зависимости от обстоятельств, то рушу её, то помогаю укладывать тебе следующий ряд. Тарр, дай нам шанс. Я не прошу тебя полюбить меня, но пожалуйста, не отдаляйся.
  Поначалу муж внимательно смотрел на меня, его брови были нахмурены, челюсти сжаты, ну а в конце, когда я уже высказала свою просьбу - на его лице мелькнула растерянность, и кажется, какая-то уязвимость, потом все эмоции, до этого отражавшиеся в глазах исчезли, сделав радужку знакомого серебристого цвета - что-то мне подсказывало, что в этот момент, Тарр взвешивал все 'за' и 'против'. Кивнув, каким-то своим мыслям, муж, сделав несколько шагов, подошел ко мне.
   - Ты даже не представляешь, о чём просишь, - проведя кончиками пальцев, по моему подбородку, Тарр склонился и коснулся моих губ в мимолетном поцелуе. - Я родился эльфом. Ничто не предвещало, что я буду каким-то особенным. У меня было счастливое беззаботное детство, любящие родители, младший брат с которым мы сводили с ума всю придворную челядь, - Тарр тепло улыбнулся воспоминаниям, но я чувствовала, что каждое слово дается ему с трудом. Подавшись вперед, я положила голову на плечо мужу, одной рукой крепко обхватив его стан, а другой - зарывшись в его шелковистые волосы. - Мы часто что-нибудь разрушали, устраивая поединки, бывает дружеские, бывает не очень. Кай младше меня всего на год, и ближе его у меня никого не было, правда, мы бывает не сходились мнениями в некоторых вопросах... В общем, когда мне стукнуло шестнадцать, я практически снес половину отцовского дворца, сам город, к счастью пострадал незначительно, вот тогда и обнаружилось, как причудливо во мне смешались эльфийские и драконьи гены. Мать не смогла блокировать мою магию. Совет магов тоже. Ты знаешь, что Светлые эльфы обладают повышенными энергетическими ресурсами - многие заклинания требующие сил нескольких магов, Первородный может выполнить в одиночку Поэтому в моём случае, ситуацию бы спас только полный отказ от эмоций, жёсткий контроль и постоянные тренировки. Та легкость, с которой я владею стихиями, приобретена долгим и очень упорным трудом.
   - Мне жаль, - сказала я после затянувшегося молчания.
  Тарр легонько высвободился и насмешливо, но как-то тепло, посмотрел на меня:
   - А разве ты в чём-то виновата?
   - Нет, но мне правда жаль того мальчика вмиг лишившегося права на радость, печаль, волнение или гнев, - проведя пальцем по твердой линии его подбородка, я задала ещё один тревожащий вопрос: - А сейчас... сейчас тебе тоже приходится сдерживать свои эмоции?
   - Не совсем, когда драконы научаются обуздывать свои эмоции, их магия становится не такой спонтанной, и не в такой степени зависит непосредственно от испытываемых эмоций. Со временем, стихии стали частью меня, и я использую их осознанно, когда и как мне нужно, - муж поймал мой поднятый теплым ласковым ветром локон, и, притянув его к себе, коснулся губами, взгляд потемневших серых глаз при этом был прикован к моим зеленым. - Правда, иногда, стихии всё же своевольно отражают моё настроение.
   - Ужас! Ну и сквозняк в этом доме!
  Испугавшись, я оттолкнула от себя Тарра, тоже весьма опешившего от подобного заявления. В кухню, беспечно нам улыбаясь, вошел младший брат моего эльфа, один из близнецов - Лексарион.
   - Лекс! - возмущенно прорычал Тарр.
  А я меж тем отвернулась в сторону - просто-таки бесстыдный дракон ввалился в кухню в одних домашних шароварах. Босиком. Алые волосы, обычно заплетенные в длинную косу, разметались по плечам и груди. Несмотря на изящное эльфийское телосложение, мой деверь обладал неплохо развитой мускулатурой. Вид в общем... ну очень нескромный.
   - Тарр? - золотые глаза раскрылись в поистине безвинном выражении, после чего на лице младшенького проскользнула понимающая усмешка, закончилось это театральное действо укоряющим взглядом. - А чем вам не угодила уединенность спальни?
   - Вижу, ты соскучился по неуединенности армейских казарм? - ехидно осведомился мой супруг.
   - Что ты! Я просто в восторге гостить у своего любимого старшего брата и его замечательной жены, правда, такие вот полуночные встречи на кухне, могут плохо сказаться на моей детской неокрепшей психике, ага.
  Совершенно смущенная, оказавшись в такой неловкой ситуации, я не нашла ничего лучше, чем, извинившись, проскользнуть между телом Тарра и столом, в одно мгновение преодолеть расстояние до выхода и покинуть комнату. До моего сознания донеслось наигранно-невинное 'Что?' аловолосого дракона, а через несколько ударов сердца, я почувствовала за собой движение, и мне на талию скользнула теплая мужская ладонь. Одно ловкое движение и я зависаю в полутора метрах над полом, удерживаемая сильными, но, в то же время, нежными руками мужа:
   - Почему-то возникли сомнения, что ты не заблудишься в потёмках, и честно говоря, мне понравился наш способ перемещения, - эльф обезоруживающе улыбнулся, а я действительно осознала, что вряд ли вспомню путь, которым мы сюда добрались. Уже поднимаясь по лестнице на второй этаж, Тарр серьёзно и как бы между делом добавил: - Не стоит смущаться. Ты в своём доме и мы женаты.
  
   Мужчина прекрасно ориентировался в принадлежащих ему угодьях, а потому очень скоро мы оказались у дверей моей спальни. Аккуратно поставив меня на пол, эльф замер в непозволительной близости от моего тела. Его руки по-прежнему лежали на моей талии, а края наших одежд соприкасались. Краснея и смущаясь, я подняла взгляд на спокойное лицо мужа и едва выдохнула:
   - Тарр...
   - Да?
  Взгляд его глаз был безмятежным, сейчас в них легко угадывалась нежность и едва заметная нотка грусти. Он ждал ответа, а я не представляла как это сказать.
   - Тарр, ты мне очень нравишься и у меня никогда не было такого, - мои глаза выцепили улыбку скользнувшую по его по губам, и почему-то такое простое обстоятельство вконец выбило меня из колеи. - Но это всё так быстро... Я...
  Вроде всё просто, всего лишь надо сказать, что мне необходимо время, чтобы привыкнуть и что я не хочу торопиться. Но с моим речевым аппаратом словно произошла неисправность - нужные слова не хотели слетать с языка. Не способствовал этому и тоненький ехидный голос в голове, спрашивающий: 'А разве не ты всего лишь полчаса назад предлагала себя, словно базарный торговец свой товар в рыночный день? Не ты ли просила дать вам шанс? Он, знаешь ли, нормальный здоровый мужчина, да и что может дать большую близость, чем та, что бывает между мужчиной и женщиной во вполне определенных обстоятельствах?'
  Неожиданно моя левая ладонь оказалась в плену длинных мужских пальцев. Тарр ласково коснулся запястья, мимолетно скользнул по внутренней стороне локтя, заставив тело пойти легкой дрожью. Другой рукой муж легко коснулся моего подбородка, чуть направив его вверх, так чтобы наши взгляды встретились. Но подняв глаза, я обнаружила, что в серых очах плясали лукавые чёртики!
   - Наверное, я тебя оскорблю, дорогая, но пока тоже не готов делиться уединенностью своей спальни.
  Тон эльфа был возмутительно-насмешливым, на губах играла дразнящая улыбка, а потому неудивительно, что внутри меня поднялось праведное негодование. Но всё изменилось в следующее мгновение. Тарр медленно склонился к моему плечу, чуть поведя кончиком носа по виску, и доверительно прошептал:
   - Я не буду тебя торопить, Лин, несмотря на то, что безумно этого желаю, - он легко коснулся губами чувствительного места у основания шеи, а после отстранился. - Спокойной ночи, аматис.
  Он ушел. А я ещё долго стояла и смотрела на дверь, за которой скрылся супруг. Стояла и разрывалась от желания, наплевав на всё, пойти за ним, и от понимания того, что делать этого пока явно не следует. В конце концов, всё сложилось очень удачно.
  ***
  Дни до маскарада пролетали незаметно. Пришлось нагонять то, что я пропустила из-за тренировок, кстати, не принесших желанных результатов, но всё же поспособствовавших определенным сдвигам в этом направлении. Стихии во мне, ведясь на провоцирующие их эмоции, по-прежнему бунтовали, то от моего прикосновения легкая изморозь по столу, то земля вдруг задрожит под ногами. К счастью, у меня была чудо-брошь, которая несколько 'гасила' мои эмоции, а потому внешнее проявление их было незначительным - отцовский подарок оказался как нельзя кстати. Больше всего меня радовало, что такие вот микрокатаклизмы происходили всё реже и реже, видимо понемногу я начинаю ощущать свою новую магию, как часть себя, но надолго расставаться с артефактом, я опасалась. Однажды я спросила Тарра почему в свое время его родители не воспользовались действием подобной броши:
   - Такие артефакты в принципе большая редкость, Лин. Чтобы усмирить мою магию, необходим был бы артефакт соответствующей силы, а есть ли такой в природе, я не знаю. К тому же моя мать всегда требовала, чтобы я, как наследник, сам справлялся со своими трудностями.
  Повезло мне, что вместо такой матери у меня был Тарр, который терпеливо, раз за разом помогал сладить с буйством стихий, и близнецы, которые своим обаянием разряжали обстановку. О матери Тарр говорил редко и так, что переспрашивать и уточнять мне не хотелось, одно ясно, родительница мужа жива, но отношения у них напряженные. Мне в этом плане повезло дважды, в том мире, у меня была та, которую я называла матерью, и которая, действительно ей была: Марина Георгиевна, была строгой, где-то чопорной, но всегда заботливой и любящей. Владычица Луриан - мать, которую я обрела здесь, подтвердила мою удачливость, оказавшись внимательным, жизнерадостным, легким в общении существом. Мне действительно повезло, потому что от эльфиек, которые учились со мной на курсе, тянуло холодностью и высокомерием..
  Несмотря на новообретенные способности, я продолжила учиться на факультете травников, своё решение ректор аргументировал так:
   - Посреди учебного года переводить Вас, Ваше Высочество, на другой факультет было бы в высшей степени неразумно. Не подумайте, что это просто проявление моего упрямства, но мы магистром Сентаром всё обговорили и пришли к выводу, что это привлечет излишнее внимание. Ситуация и так получит огласку - всё-таки, всплеск стихийной магии у Лесной эльфийки это несколько необычно. Тем не менее, приобретенные способности необходимо развивать, а главное, научиться их использовать, поэтому, вместо выбранных вами дополнительных предметов, Вы будете изучать основы стихийной магии в группе отстающих.
  Так что приблизительно треть учебного времени я проводила в группе практикующих стихийников, остальное - согласно стандартному расписанию - общую магию, историю империи, а так же предметы целительского специалитета никто не отменял. А учитывая, что я пропустила почти неделю учебной жизни, на меня навалилась лавина из контрольных, докладов, которые уже 'горят', отработок. Пусть моё отсутствие на занятиях и было санкционировано высоким руководством, преподаватели не считали себя должными освобождать меня от изучения пройденного материала, поэтому после занятий я спешила в библиотеку и сидела там до самого ужина. Не тратя много времени на приём пищи, я торопилась в общежитие - меня ожидала текущая домашняя работа. Благо меня как всегда выручала подруга - моими стараниями и её помощью, я нагнала однокурсников всего за две недели. Сложней всего обстояло дело с изучением и практикой полученных знаний по стихийной магии. Всё-таки, когда студенты-стихийники поступают в университет, они уже многое знают и умеют, для меня же всё было ново и неизведанно.
  Мои новообретенные способности вызвали у драконицы искреннее удивление:
   - Рина, а ты точно эльфийка?
  Но этот вопрос настолько часто звучал из уст моей язвительной подруги, что я перестала обращать на него внимание, и он давно перешел в разряд риторических. Тай сосредоточенным взглядом выискивала во мне что-то только ей известное, но не найдя, пожала плечами, и включила в наш вечерний учебный комплекс искусство управления стихиями.
  Вполне возможно, что когда-нибудь Тай станет достопочтенной магистром Массари и будет преподавать в Имперском Университете Магических Наук и Искусств, задатки у неё были, а пока - она гоняла меня по основам, разжевывала материал, наглядно объясняла природу сил. Оказалось, что несмотря на то, что драконы имеют способность управлять всеми стихиями, они всё же склонны к предпочтениям, то есть чаще всего их эмоции и настроения выражаются в той стихии, которая наиболее близка для конкретного индивида. К примеру, Тай была настоящей огненной женщиной - когда подруга была чем-то рассержена, её глаза были похожи на два тлеющих уголька, иногда рядом с девушкой что-нибудь вспыхивало, но это было крайней редкостью, всё же драконица была опытным стихийником. С Тарром всё было менее однозначно, я видела как его эмоции отражаются в ледяных порывах ветра, и предположить бы, что его главная стихия воздух, но ведь, когда мы были в Тактеморе его злость на Артиана заставила вино в бокале заледенеть? По поводу себя я не сомневалась - вероятно, повлияло то, что я Лесная эльфийка, а потому моей основной стихией была земля. Как только новая магия устаканилась, я заметила что стоит мне придти в раздражение, как земля вокруг меня покрывается маленькими трещинками, или если я чувствовала прилив нежных чувств, то растения вдруг усиливали свой рост. А самое главное, что именно эта стихия больше остальных поддавалась контролю, использовать её мне было так же легко, как и дышать. Иногда мы с Тай пробирались в целительские теплицы, и практиковали новые умения, но, видимо, изменения в росте и развитие флоры были замечены преподавателями, потому что в один 'прекрасный' день я получила вызов в кабинет декана Стихийного факультета. Магистр Сентар был строг и сух: дело было в том, что выбранная нами теплица была исследовательской лабораторией, где университетские ученые исследовали влияние определенных тепловых режимов на развитие образца, а наши с Тай занятия вызвали интенсивный рост в заведомо неблагоприятных условиях, и спад его, когда это было менее всего ожидаемо. Ученые были удивлены, и кто-то уже собрался писать диссертацию 'о том, что перевернет мир науки', но каким-то образом информация добралась до декана стихийников, и тот, сложив два плюс два, пришёл к определенным выводам.
   - И надо же вам было выбрать именно ту теплицу.
   В голосе эльфа промелькнула насмешка, но мне в тот момент даже голову поднять было стыдно. Из-за нашей самодеятельности ученые нашего университета могли сесть в лужу, и хорошо, что Тарр проявил такую проницательность, потому что в луже сижу только я, ну и Тай, правда, она не в курсе.
   - Ладно, хватит рефлексировать, - протарабанив пальцами что-то бравурное, эльф встал из-за стола. - В конце концов, вы с леди Массари молодцы - выявили твои сильные стороны и направили их на созидание. Неплохо, но пока для тебя важней научиться контролировать стихии, когда твой эмоциональный фон не стабилен. Эта брошка, конечно, симпатичная безделушка, но подойдёт не ко всякому платью.
  Вот же язва!
   - Но мы, вроде как, и не собирались подавлять мои эмоции? - я выразительно выгнула бровь.
   - Нет, - обхватывая мою талию и привлекая к себе, прошептал муж. - Не собирались. Наши занятия направлены исключительно на то, чтобы ты смогла ощутить свои стихии, а после направить их не по пути наименьшего сопротивления.
   - А куда? - честно говоря, меня сейчас слабо интересовал этот вопрос, потому что губы Тарра начали увлекательное путешествие по моей шее к ключицам, беспардонно обнаженным проворными пальцами.
   - Обратно на энергетические потоки, - между делом сообщил эльф, но в этот момент в двери его кабинета кто-то требовательно постучал.
  А оказался этим нарушителем волнительных мгновений декан моего факультета. Почтенный седовласый старец был крайне возмущен тем, что какие-то неизвестные стихийники хозяйничали в подвластных ему целительских угодьях. На меня снова накатило смущение и я, постаравшись слиться со стеной, поспешно ретировалась из кабинета декана факультета Стихийной Магии.
  В общем-то, Тарр тоже не пускал ситуацию на самотёк: разумеется, по учебной части возможность видеться нам выпадала редко - только когда приходила его очередь заниматься с отстающими, а так, выходные я проводила с ним и близнецами в городском доме. К моему удовольствию, тренировки занимали не всё время. Нередко мы просто гуляли в парках Аксельгарда, несколько раз вместе с Леастрой навещали портниху (ведь скоро маскарад в императорском дворце), но самое замечательное - мы часто танцевали.
   - Умение танцевать также важно для придворной дамы, как и ведение вежливого разговора ни о чём, - кружа в танце, наставлял меня Лекс, а потом, выведя в сложную фигуру, со смешком добавил: - Идеально, когда дама умеет совмещать эти две бесполезные вещи.
   - Они не такие уж и бесполезные, когда во время них решается, в какой спальне ты проведешь ночь, - фыркнула Леа, танцующая с Тарром. - Не так ли, братец?
  Посрамленный в своей лекции дракон, кинул на сестру пронзительный взгляд и обратился к брату:
   - Ваше Высочество, вы не хотите поменяться партнершами? Боюсь я имею пламенное желание оттоптать своей спутнице ноги и мне кажется ваша леди подходит для этого больше.
  Что касается Тай, её мои еженедельные отлучки, казалось, не беспокоили вовсе, но сказка о дальней родственнице, желающей чаще видеть племянницу, была встречена некоторым скепсисом. Нет, подруга не говорила ни слова против -Тай кивала головой, но в золотистых глазах то и дело проскальзывали насмешливые искорки, означающие 'ну-ну...'
   - Не забудь взять с собой тёплый плащ. По вечерам в это время года уже холодает, - склонив голову набок, драконица непринужденно восседала на столе и покачивала в воздухе ногами.
  'Ага, и не забудь меховые сапожки, они так подойдут к твоему бальному платью', - донеслось ехидное замечание со стороны моей кровати.
  Не знаю почему, но Тай просто не выносила Фесту, а кошка с пренебрежением относилась к моей подруге. В общем, у них была обоюдная неприязнь, что каждый раз заставляло меня удивляться, как же мы сосуществуем вместе в одной комнате.
   - Сапожки брать не буду, а плащ, да, стоит прихватить, - рассеяно пробормотала, внимательно оглядывая свой чемодан.
  Брошка на мне, учебники сложила, конспекты тоже на месте, одежды достаточно. Ах да, плащ! Ну, а всё остальное, в том числе бальное платье, есть в городском доме. Вспомнив о своём чудесном платье, я перенеслась мыслями к тому что совсем скоро мне предстояло. Маскарад! Послезавтра вечером! Сейчас я испытывала радостное предвкушение, но что-то мне подсказывало, что скоро эти эмоции сменяться на волнение и мандраж. Так хотелось обсудить с Тай фасон своего платья, нравы светского общества, мои отношения с Тарром, в конце концов, но как же я объясню ей всё остальное?
   - Ты что-то хочешь мне сказать? - вкрадчиво спросила подруга, обозначив, что заметила мой пристальный и задумчивый взгляд, направленный на неё.
   - Только то, что мне будет тебя не хватать.
  Золотистые глаза удивленно расширились, мгновение девушка пребывала в ступоре, а потом её заразительный смех огласил комнату. Я тоже не смогла сдержаться и улыбнулась.
   - Что ж надеюсь, тетушка Энремина не даст тебе заскучать, в противном случае, - Тай задорно подмигнула. - Вышли мне весточку с почтовым голубем, ну или Фесту отправь, разницы почти никакой, и я примчусь на крыльях дружбы и развею твою печаль.
   'Проще костер в гостиной развести, всё равно разницы почти никакой', - проворчала полосатая кошка. К счастью, единственной услышавшей эту реплику была я. Однажды Тай и правда чуть не устроила в нашей комнате пожар, чуть не подпалив моей питомице хвост, и Феста, видимо, это накрепко запомнила. Я строго посмотрела на кошку. В этот момент в дверь постучали:
   - Госпожа, вас уже ждут.
   - Пора, - озвучила мою мысль Тай. - Хороших выходных?
  Кивнула.
   - И тебе.
  Напоследок улыбнувшись подруге, я вышла из комнаты, вслед за мной, быстро перебирая лапками, потрусила Феста. Я шла по широкой парковой аллее к воротам Университета и наслаждалась запахами вечернего леса. Феста довольно урчала у меня под подбородком - пожалев кошку, я подхватила её на руки. Поющую тишину нарушали лишь шаги, мои и университетского конюха, несшего мой чемодан. Мысленно я уже была в одном из прекрасных залов, одета в своё чудесное платье и под плавно-тягучую музыку танцевала с Тарром.
  Нет, выходные будут не хорошими! Они будут просто замечательными!
  
  Глава 3
  
   - Ты выглядишь чудесно, даже не сомневайся! Уверена, что Тарру придётся отгонять от тебя поклонников твоим же собственным веером.
  Я перевела скептический взгляд со своего отражения на смеющуюся драконицу, которая сидела на канапе и беззаботно поигрывала украшенным драгоценными каменьями кинжалом. Затянутая в янтарно-золотое платье Леа, казалась одновременно и прекрасной, и устрашающе опасной: плотно прилегающий лиф, усыпанный множеством рубинов, пикантно обрисовывал женскую грудь, камни, играя на свету, походили на застывшие капли крови. Наряд девушки был обманчиво скромным: платье с завышенной талией скрывало каждый сантиметр тела, оставляя взглядам только ключицы и кисти рук, , но тонкая шелковистая ткань, казалось бы, призванная спрятать все изящества женской фигуры, интриговала, при каждом движении, неясно обрисовывая то, что скрадывала. Довершали образ собранные в высокую прическу алые волосы и простая коричневая маска, скрывающая верхнюю часть лица. В прочем, я кривлю душой - маска была не такой уж и простой.
   - Пожалуй, одолжу свой веер Лексу - ему он будет нужнее.
  Золотые глаза сверкнули озорством. Да, юному дракону нынче вечером придётся отгонять от сестрицы толпы поклонников, хотя она и сама не промах - острый как бритва язык и верный клинок, спрятанный в складках платья, способны охладить пыл любого зарвавшегося поклонника. Снова повернувшись к зеркалу, я обвела взглядом своё отражение. Леа, ошиблась, я не сомневалась в том, что выгляжу чудесно: пурпур и золото платья прекрасно сочетались с моими завитыми кудряшками рыжими волосами, да и глаза, казались ещё больше и ярче, но не в пример, моё платье было более открытым и смелым. Тонкая, как паутинка и мягкая, как пух, ткань собиралась на правом плече, ложилась по груди и стекала в пол искрящимся красно-фиолетовым водопадом, и если бы не нижнее шелковое платье, точно повторяющее линии верхнего, наряд был бы откровенно неприличным. В прочем, по словам портнихи, некоторые не смущались носить и так. На талии тяжестью осел искусно выкованный золотой пояс, изображающий цветущие бутоны, листья, переплетающиеся веточки. Смыкаясь, золотая цепь вольно ниспадала вдоль платья, тихо перезваниваясь, когда я делала шаг. Глядя на себя в зеркало, я понимала, почему остановила свой выбор именно на этом платье - хотелось поразить Тарра своей красотой, изяществом, простые линии наряда были чудесной оправой для всего этого, но почему-то сейчас мне было ужасно неуютно и неловко. Я невольно поёжилась, глядя на своё обнаженное плечо. Интересно, а можно ли будет оставить сверху белую накидку? Золотая кайма по её краю, весьма удачно сочеталась с остальными аксессуарами в моём ансамбле. Я нервозно подтянула выше длинные, цвета золота, шелковистые перчатки, скрывающие не только руки, но и брачные знаки на них.
   - Не трусь, с тобой будет мой старший братец, а значит переживать не о чём, - до моего сознания вновь донесся уверенный голос золовки. В общем-то, она была права, а потому я послала ей благодарную улыбку.
  Когда мы спустились в большой холл, наши кавалеры уже находились там. Оба брата высокие, красивые, статные, были одеты строго и элегантно, так, что я даже усомнилась, что сегодня мы действительно идём на маскарад. Всё в их облике говорило о врожденном достоинстве, гордости, чести. Эти мужчины, ожидающие нашего появления, нынешним вечером будут вожделенной добычей для многих светских леди. В прочем, откидывая стеснение и ложную скромность, надо признаться, что мы с Леей вполне соответствуем своим спутникам.
   - Заждались? - звонкий голос драконицы огласил холл, и мужчины моментально обернулись в нашу сторону.
  Лекс лишь ухмыльнулся и скептически вздернул бровь, но меня интересовала реакция другого мужчины, а потому я мысленно порадовалась тому, с каким тщанием подошла сегодня к своему облачению. Увидев меня, он замер, и кажется, забыл, что любому дышащему существу необходим воздух. Краснея от смущения и удовольствия я наблюдала, как взгляд серых глаз скользнул сначала по обнаженному плечу, затем отправился в долгое путешествие к подолу платья, чтобы, на мгновение зависнув у самых туфелек, стремительно взлететь к моему лицу. Тарр смотрел на меня с восхищением, и сейчас даже присущая ему ледяная сдержанность не могла скрыть охвативших его эмоций - эльф улыбался, и я почувствовала, что мои губы тоже расплываются в улыбке. В бесконечно глупой и счастливой улыбке.
  Но затем что-то произошло. Муж нахмурился, и между его бровей появилась морщинка.
  - Ты сняла артефакт, который тебе дал Лукар?
  Тарр неодобрительно поджал губы, а я виновато потупила взор - глупо, ведь это моя единственная защита от ментального воздействия, но мне не хотелось, портить впечатление от того образа, который муж увидит, впервые посмотрев на меня в этом наряде. Поэтому, потянувшись к потайному карману, я извлекла оттуда кулон в форме деревянного глаза.
  - Если ты заставишь её надеть это, то я усомнюсь в наличие у тебя вкуса, - Леа напомнила, что находится в шаге от нас.
   - Да, я конечно, не силен в том, что носят при дворе, но тут соглашусь с сестрой, с этим платьем этот артефакт сочетается плохо, - Лекс материализовался с другой стороны.
  Подняв глаза, я обнаружила, что Тарр саркастическим взглядом смотрит на теряющих невозмутимость драконов. Усмехнувшись, эльф покачал головой, а после достал из внутреннего кармана темно-синего сюртука продолговатый черный футляр.
   - Я и не думал об этом, Леа, но мне искренне интересно, как можно быть такой безответственной?
  Драконица мучительно покраснела и направила на меня виноватый взгляд. А что я? Я тоже покраснела, всё-таки идея была совместной.
   - Тарр, я собиралась его надеть, к тому же он был при мне.
  Улыбнувшись своим мыслям, Тарр раскрыл коробочку и извлек оттуда сверкающую драгоценными каменьями нить. Залюбовавшись этой красотой, я почти не услышала, как с губ Леи сорвалось восторженно-удивленное 'Да это же!..'
   - Благоразумно, но ты ведь знаешь, что ментальные артефакты должны соприкасаться с кожей? - сначала я почувствовала, как холодные камни заскользили по моим ключицам, а через мгновение, я осознала, что меня всю покрыла тончайшая паутинка энергии, переведя взгляд на Тарра, я обнаружила на его лице смесь мрачного удовлетворения и горечи.
   - Вот теперь идеально.
  ***
  До дворца мы добрались примерно через час. Императорская резиденция находилась относительно близко, но кареты знатных господ, заполонившие узкие улочки древнего города, создали вполне актуальную для жителей мегаполисов пробку.
   - Очевидно, этот маскарад грандиозное событие. Раз так много желающих его посетить.
   - Можно и так сказать, - улыбаясь одними глазами, уклончиво ответил Тарр. К счастью здесь присутствовали просветители помимо него. Хмыкнув, Леа бесстрастно пояснила:
   - Ажиотаж связан с тем, что все поданные Его Императорского Величества, достигшие полного возраста, обязаны присутствовать на этом ежегодном праздновании правления династии Шиах.
   - Восемь столетий назад, когда последний Древний король умер, не оставив, после себя наместника, Амакрил Дан Шиах, сильнейший среди своего племени омыл земли Харс-Алимского королевства кровью благородных, а после на руинах древнего города создал новый Аксельгард, - рассеяно глядя на нарядные крыши домов, произнес Лексарион. - Выжившие лорды присягнули новому королю на верность, с тех пор ежегодно в последний день Сах дворянство подтверждает свою клятву своим присутствием и своей честью. Каждый лорд и каждая леди заключают с империей негласный магический контракт - нарушивший его будет проклят собственной магией.
   - Рина, только не делай такие испуганные глаза. Никто из нас не находится под юрисдикцией Харс-Алима. Тарр присутствует на нём исключительно как посол от Первородных Лапитаскерры, а мы трое - для компании. Правда, братец? - Леа задорно подмигнула Тарру, а потом как-то наигранно весело добавила: - Ну, а в остальном это обычный маскарад.
   - Леа, - Тарр улыбался, но я почувствовала, что это было сдержанное предупреждение, адресованное драконице, затем эльф сверкнул глазами в сторону второго близнеца: - Лекс, у Линарин это первый выход в свет, и я не думаю, что она получает удовольствие от твоих экскурсов в историю. Поверь, в университете её прекрасно преподают, и всё необходимое моя аматис узнает на занятиях. Сейчас вы здесь просто для того, чтоб отдохнуть, так что получайте удовольствие.
  Тем не менее стало как-то неуютно и совсем нерадостно. Так значит и Тай и СенРи несли перед империей магическую повинность. М-да, все мы по-своему несвободны. Поёжившись, я плотнее закуталась в плащ, но тут все мысли вылетели из моей головы, потому что я заметила, что мы подъезжаем к высоким зубчатым крепостным стенам. Наша карета вконец замедлила свой ход и остановилась. Драконица, сидящая рядом со мной вздохнула и достала из ридикюля свою маску.
   - Я не понимаю, Тарр, как ты можешь быть к этому так безразличен и терпим. Несмотря на то, что прошло не одно столетие, представители этой семьи остаются варварами и захватчиками. Ты наверняка знаешь, как Солнцеликий император выбрал себе невесту. Дракон! Подумать только! - В своём возмущении Леа совсем не обращала внимания на то, как побледнел её близнец, и как мрачнело лицо старшего брата. - А эти авторитарные замашки? Заставлять знать оставлять свои кареты в узких улочках и это при том, что императорские конюшни вполне могли бы вместить гораздо больше. Всё, чтоб показать, что...
   - Довольно.
  Это было сказано спокойно и непререкаемо. Драконица вперила в брата недовольный взгляд, но всё же смолчала. А тот невозмутимо достав из внутреннего кармана чёрную с серебром бархатную маску, принялся её завязывать.
   - Лекс, этим вечером ты должен будешь приглядывать не только за сестрой, но и за Линарин. Как любезно напомнила Леа, у меня будут некоторые дела, требующие моего личного внимания, поэтому я полагаюсь на твоё здравомыслие.
  Аловолосый дракон кивнул, умудрившись при этом бросить на сестру взгляд полный превосходства, и стремительным движением покинул карету. Нахмурившись, Леа встала и величественным шагом последовала за близнецом. Смущенная всей это сценой, я нерешительно посмотрела на мужа и встретила спокойный ободряющий взгляд серых глаз, мерцающих в прорезях маски. Спохватившись, достала из сумочки собственную маску, ажурную, сотканную из тончайших золотых сочленений. Увлекшись пристраиванием её на лице, не заметила, как осталась в карете одна - к действительности меня вернули деликатное покашливание и рука в серебристой перчатке, зависшая в проёме каретной дверцы.
  Последний раз, судорожно и глубоко вдохнув, я воспользовалась помощью мужа и выпорхнула из прохладного плена транспортного средства. И замерла. Вокруг было множество достопочтенных, а может и не очень, дам и господ: кто-то одет дорого и со вкусом, кто-то просто и незамысловато, кто-то стремился покорить своей оригинальностью, а кто-то широтой взглядов и морали. Единственное, что объединяло эту разномастную толпу - наличие маскарадной маски в гардеробе и траектория движения. Все, включая нас, двигались к высокой арке ворот.
  Надежно повиснув на руке Тарра, я беззаботно рассматривала императорских гостей. Даже моя нервозность отступила от такой яркости впечатлений. И пусть знать, стекающаяся к тёмному проходу, была здесь в большей степени по причине обязательств, среди прибывающих царила атмосфера праздника и веселья. Идущие впереди нас близнецы, тоже по-своему развлекались, шепотом переругиваясь и бросая друг на друга ядовитые взгляды. Странным образом эта картина меня умиляла, и мои губы сами собой расплылись в улыбке. Скосив взгляд на супруга, я обнаружила, что подобная улыбка играла и на его лице, разница была лишь в том, что наблюдал он за мной.
   - Спасибо, - прошептала одними губами, на что в ответ получила ещё одну теплую улыбку и нежное пожатие пальцев.
  За прошедшие несколько недель в наших отношениях многое изменилось. Иногда Тарр по-прежнему был где-то глубоко в своих мыслях, но стоило мне указать на это и поинтересоваться о том, что же его тревожит, муж с готовностью удовлетворял моё любопытство. Бывает, что он просто рассказывал какие-то истории из юности, к примеру, я узнала, что лучшим другом Тарра был и является ректор Лукар, в своё время они учились вместе и делили не только комнату, но и наказания за совместные проделки. Мы дружно смеялись, я - представляя Лукара, ворующего пирожки из трапезной, а Тарр - вспоминая упомянутое событие. Так же муж делился со мной политическими вопросами, и пусть, я мало что в этом смыслила, но чувствовала себя польщенной, когда он интересовался моим мнением. Верным другом и соратником для Тарра был Кайсель - его младший брат, в действительности оказавшийся серьёзным и надежным, одним из тех, кто ради процветания королевства положит свою жизнь на алтарь его благополучия. Иногда Тарр зачитывал мне выдержки из их политической переписки, и я была весьма удивлена хваткой и глубиной мысли своего деверя. Я, конечно, догадывалась, что шутовство и позёрство лишь фасад, но не ожидала настолько иной начинки. Мы много говорили о семье, и я видела, что Тарр искренне рад тому, что в Эри я действительно обрела сестру и что смогла принять Луриан, как мать. Чему, кстати, он вовсе не удивился. Ещё бы. В свою очередь он рассказывал о своём отце, братьях, сестре. О матери он ничего не говорил, и как-то раз спросив, я поняла, что лучше этой темы не касаться.
   А ещё открытием для меня стало то, что мой муж является большим ценителем литературы, и иногда даже, поздним вечером после изнурительных тренировок, он читал мне вслух что-то из эльфийской классики. А бывает, что сидел в кресле у камина и строчил что-то в своей коричневой книжице. Однажды я спросила о том, что он делает, и была поражена честным ответом - Тарр сказал, что он ведет дневник. Не ежедневник и не рабочие записи, а именно дневник. На моё удивленно вытянувшееся выражение лица эльфийский принц лишь сдержанно рассмеялся, но объясниться соизволил: в древности один из прародителей Тарра, в своё время великий Правитель Светлых, заболел неизвестной болезнью - эльф стал терять связь с реальностью - даже недавние события выскальзывали из его памяти, словно песчинки из разбившейся колбы. И никто не смог помочь. Таким образом, он, в своё время Величайший, не смог достойно присоединиться к Кругу Предков, и был убит одним из своих верных советников. В прочем, тот советник тоже отошел к праотцам. Впечатлившись, юный принц начал вести дневники, чтобы никогда не забывать кто он и для чего призван. Признаться, я была поражена историей не меньше, чем тем фактом, что Тарр ведет дневник и растрогана откровенностью столь несвойственной моему мужу. Не думаю, что кто-либо видел этого эльфа настолько уязвимым, признающим, что оставшаяся привычка, является следствием долго мучавшего страха. Я пока не знаю всех причин, заставивших его держаться от других на расстоянии - что-то подсказывает мне, что дело не только в буйстве его стихий, но то, что я попала в этот избранный круг - окрыляло. Чувство, которое охватило меня от этого... не знаю даже как назвать. Возможно счастье? А ещё мне вспомнились те времена, когда я впервые увидела его: нет, по началу он был ледышка ледышкой, способный в одно движение аристократической брови вложить тонну сарказма и высокомерия, но это исчезло практически сразу после того, как он обнаружил насколько у нас веселая ситуация. Сдержанный эльфийский принц сам не заметил, как пропустил незнакомку сквозь все свои щиты и заслоны. Но если тогда виной всему были обстоятельства, то сейчас, я понимаю, это продиктовано его сознательным решением.
  От мысли, что постепенно начинаю узнавать в своём муже того Тарра, который разделил со мной первые три дня в этом мире, на моём лице расцвела улыбка. Ведь в действительности это радовало меня гораздо больше, чем предвкушение предстоящего праздника, и, положа руку на сердце, должна себе признаться, что в последние недели ждала выходных не меньше, чем этого маскарада.
   - Ты улыбаешься, - тихий шепот и лёгкое дыхание Тарра заставили меня вынырнуть из размышлений, и я с удивлением обнаружила, что мы уже миновали арку ворот и сейчас шли по широкой, вымощенной белыми камнями дороге.
   - Здесь удивительно красиво, - смущенно пробормотала я, оглядывая художественно раскинувшиеся вокруг озера деревья.
   Тут и там стояли статуи нимф - прелестных созданий, чарующих мужчин взглядом и телом, даже крышу беседки поддерживали эти хрупкие с виду женщины. По другую сторону дороги была высокая живая изгородь - стены лабиринта. Дорога, по которой мы шли, вела прямо к императорскому дворцу. Строение находилось немного на возвышении, словно желая компенсировать свою небольшую высоту - этажа три, не больше.
  Тарр тоже посмотрел по сторонам, после чего вынес вердикт:
   - Красиво, но ты только сейчас это заметила.
  Бросив осторожный взгляд на мужа, я увидела лукавую улыбку и внимательные серые глаза, в которых танцевало любопытство. Безумно захотелось остановиться и, развернув эльфа к себе, ласково коснуться ладонью его щеки. Смутившись от негаданного приступа нежности, я не нашла ничего лучше, чем правдиво ответить:
   - Другая причина - ты.
  Эльф слегка сбился с шага, и отвернувшись, устремил взгляд вдаль, но я всё же заметила удивление, на долю секунды промелькнувшее в серых глазах.
   - И что же во мне заставляет тебя улыбаться?
   От сдержанного и чуть отстраненного тона эльфийского принца мне стало немного не по себе, но попытавшись сохранить хорошую мину при плохой игре, я широко улыбнулась и ответила:
   - То, что ты начинаешь мне доверять.
   - Редко кому я действительно могу доверять, - по красивым мужским губам скользнула печальная улыбка, тут же растворившаяся в маске привычной безмятежности. - Лекс и Леа сказали правду о сути нынешнего вечера, тем не менее, приглашенные наслаждаются временем, проведенным в императорской обители. Император Харс-Алима крайне избирателен в вопросе гостей и это единственный день в году, когда любой аристократ имеет право посетить дворец. У меня тоже есть некоторые обязательства на этом празднике тщеславия и подобострастия, но ты всегда можешь рассчитывать на близнецов, надеюсь, ты получишь удовольствие от сегодняшнего вечера, во всяком случае, как только тебе здесь надоест, мы вернемся домой.
  Я кивнула. А что ещё оставалось делать? Честно говоря, меня очень интересовал вопрос доверия, впервые так остро вставший в разговоре, но резко сменив тему, Тарр ясно дал понять, что это не то, о чём он хочет сейчас говорить. Я могла бы проявить упрямство, и Тарр бы ответил, ведь это было частью нашего договора, но что-то подсказывало мне, что для этого будет лучшее время. В конце концов, я чувствовала, что он доверяет мне, пусть и сам пока себе в этом не признается.
   Дорога подвела нас к резко восставшей из земли платформе высотой с двух меня. Стены сооружения были выложены кирпичной кладкой, а продолжением дороги была врезанная в конструкцию широкая лестница. Справа и слева от этой лестницы возвышались два постамента, на которые взгромоздились два огромных каменных дракона, выдыхающие вполне реальное пламя. В спускающихся сумерках это выглядело довольно впечатляюще. Почему-то мне вспомнился разговор в карете:
   - А как император выбрал себе невесту? И почему это так возмутило Леастру? - спросила, ступив на лестничный марш.
  Тарр бросил на меня быстрый взгляд, огляделся по сторонам, и, склонившись к самому моему уху, так что у остальных наверняка сложилось впечатление, что мы ведем беседы интимного толка, прошептал:
   - Драконы Лапитаскерры дорожат своей свободой и уважают чужую. Но в империи всё иначе. Ты ведь помнишь, что сказал Лекс - дворянское сословие заключает с короной магический контракт. Любое открытое несогласие является нарушением клятвы. Император Астиман (ударение на первый слог) Дан Шиах выбрал будущую императрицу руководствуясь политической выгодой, не оставив семье своей избранницы возможности дать отрицательный ответ.
   - Может быть, он влюблен? - я с интересом взглянула на того, чьё лицо было всего в нескольких сантиметрах от моего. В серых глазах заискрилось веселье, а на губах заиграла ставшая до боли родной насмешливая улыбка.
   - Влюблен, - эльф уверенно кивнул и доверительно добавил: - В себя. - После чего продолжил несколько скучающим тоном: - А так же в свое положение, власть, и остальные сопутствующие блага.
   - Неужели ты разделяешь позицию Лекса и Леи?
   - Я не дракон, Лин, - как-то грустно усмехнувшись краешком губ, пробормотал мой спутник. - Я не могу в полной мере понять их стремление к свободному выбору, ведь, в конце концов, браки между Первородными зачастую происходят по договоренности, и наш брак - яркий пример, за которым далеко ходить не надо.
  Я нахмурилась, а эльф задумчиво продолжил:
   - Но в этом скорее проявляется наше чувство ответственности и долга, в прочем, жителям АспэрКоута тоже не чужды эти слова, как показала практика.
   - Мне импонирует мировоззрение драконов.
   - Кто бы сомневался. Но в Харс-Алиме всё иначе. Чем больше власти, тем вольней ты можешь поступать, а больше всех власти у того, кто носит корону. Семья девушки тоже весьма родовита - её фамильное древо восходит к Древним правителям того королевства, что простиралось когда-то на этой земле, а так же богата, но последнее слово, как ты понимаешь, не за ними.
   - Могу понять Лею, меня тоже возмущают подобные браки. Подумать только, выбрать невесту из-за престижа! Бедняжка!
  Продолжить изливать недовольство от подобной несправедливости мне не позволили тонкие длинные пальцы, аккуратно коснувшиеся моих губ. Я перевела возмущенный взгляд на мужа и заметила его насмешливую улыбку, воображение же очень ярко дорисовало ироничный изгиб графитовой брови, такой характерный для этого представителя светлоэльфийской расы.
   - Тише, аматис, ты слишком близко к сердцу восприняла судьбу будущей императрицы, в прочем, ты была на её месте, но особого недовольства, как я посмотрю, не испытываешь. - Буквально минуту назад серьёзные, сейчас серые глаза в прорезях маски были полны откровенного веселья.
  И вот надо ему на больную мозоль давить! Этому эльфу сто тридцать семь лет, а он дразнится, словно подросток! Не вижу ничего смешного!
   - Это совсем другое, - запальчиво воскликнула я. Идущие рядом гости императора с интересом на нас оглянулись, и я, заметив это, понизила голос до шипящего шепота: - Нас заставили, и между прочим, для блага государств, а этот ваш Солнцеликий император удовлетворяет собственное чувство превосходства. И вообще, я не сильно радовалась этому браку!
   - А сейчас? - слова прозвучали словно невзначай. Его голос по-прежнему был легок и весел, но я как будто шестым чувством ощутила его болезненный интерес. Во мне проснулась совершенно не эльфийская вредность, и я ехидно протянула:
   - Будем считать, что я в некоторой степени удовлетворена.
   - Милая, я всегда к твоим услугам, - и этот гад мне подмигнул! - стоит только попросить.
   - Ты невозможен! - сердито воскликнула я, но в противоположность тону, крепче сжала руку мужа и положила голову ему на плечо. В этот момент мне было совершенно всё равно, что подумают окружающие. - И ты удивительный. Мне с тобой хорошо.
  Эти простые слова шли от самого сердца, мне действительно было уютно и тепло, когда он был рядом. Тарр накрыл ладонью мою руку, покоящуюся на сгибе его локтя, и словно случайно провел сухими губами по моему виску.
   - И мне с тобой.
  Я почувствовала, как губы растягиваются в счастливой улыбке и с интересом взглянула на окружающий нас пейзаж. Мы уже поднялись по лестнице на плоскую платформу, и передо мной во всём своём великолепии предстал императорский дворец. Он не был так же прекрасен как ДорсумЭйл, и не был так впечатляющ, как Тактемор, но в нём было своё очарование. Двухэтажный дворец стелился вправо и влево, освещаемый призрачными огнями. Это было монолитное здание с множеством трапециевидных крыш. Золотые и серебряные. Стены замка были выложены из того же белого, сверкающего песчинками камня, что и крепостная стена вокруг резиденции. Перед фасадом, по правую и по левую сторону выкидывали вверх струи воды фонтаны. Хрустальные бассейны, хрустальные чаши, трепетные хрустальные девы, держащие эти огромные чаши над головами. Кристально чистая вода тоже казалось хрусталем, жидким, с брызгами переливающимся через прозрачные края.
  - Ну, вот мы и на балу, сестрица, - Леа развернулась ко мне и её губы изогнулись в предвкушающей улыбке. И правда, на лужайке перед дворцом было множество гостей: драконы, чувствующие себя здесь хозяевами, демоны, излучающие уверенность и ауру опасности, эльфы и эльфийки, одним своим присутствием, украшающие здешнюю публику, элементали, не похожие ни на кого другого, потому что являлись чистым воплощением собственной стихии. Харс-Алимская империя была интернациональна, среди жителей можно было встретить и фей, и гномов, и людей, смотреть на которых мне почему-то было неловко. А одной из лучших портних, чьими услугами пользовались многие светские дамы, была Лесная (!) дриада, живущая в самом сердце Аксельгарда - ремесленном квартале. Там же можно было встретить и менее привлекательных горожан, так сказать на любителя: черноглазые и зеленокожие гоблины, черти, скалящие в улыбке свои треугольные зубы, змеелюды, которых можно было бы назвать красивыми, если бы не их непропорционально вытянутые тела. Эти и многие другие расы населяли Аксельгард и Харс-Алимскую империю, трудились и жили для её процветания и благополучия, а на самом верху этой общественной лестницы стояли драконы, которые воплощали в себе дворянство и аристократию, изрядно разбавленную другими высшими расами.
   - Впечатляет, - восторженно отозвалась я и неожиданно почувствовала, что в накидке нет необходимости, словно, вошла в теплое помещение. Многие гости уже скинули верхние одежды, и красовались своими нарядами. И как предсказывала портниха, довольно таки смелыми.
   - Добро пожаловать на императорский бал, прекрасные леди, - словно из воздуха перед нами материализовался хрупкий юноша, похожий на человека, но его янтарно-желтые глаза с вертикальными зрачками наталкивали на мысль о том, что в его роду затесались оборотни. В первый раз вижу живого оборотня! - Могу ли я забрать Ваши накидки? Достопочтенные господа, - тут он обратился к нашим спутникам, согнувшись в крайне уважительном поклоне. - Его Императорское Величество приветствует вас на балу.
  Стало как-то неприятно. Как только лакей удалился, Леа повернулась ко мне:
   - Да, тут красиво, но всё же с ДорсумЭйлом не сравнишь, - озвучила девушка мою мысль. - Да, и АспэрКоут мне кажется прекрасней. Рина, вы с Тарром обязательно должны там побывать! Он, конечно, не такой изыскано-утонченный как дворец отца, скорей величественный...
   - И подавляющий, - пробормотал Тарр в сторону.
   - ... и не похожий ни на что другое, - увлеченно продолжала Леа, не слыша провокаций брата. - А ещё там такой воздух пьянящий, что постоянно хочется летать, чувствовать упругие струи ветра под своими крыльями.
   - Ага, а тем у кого нет крыльев, там в принципе, сложновато придется, - так же раздраженно продолжал бормотать себе под нос мой эльф. Рассмеявшись, я высвободила свою руку, и, скользнув ей к мужу на талию, обняла. Какая-то часть моего сознания удивилась подобным действиям, а другая, которая сейчас отвечала за движения, посоветовала ещё и поцеловать мужа в щеку. Что я незамедлительно сделала. Тарра это тоже немало удивило, но недовольства он не выказал.
   - О, Леа, утихни! Тарр не в восторге от этой темы, - возмутился более внимательный, но менее деликатный член семьи Алитиор Сентар.
   - Ну, и наслаждайтесь обществом друг друга, - ткнув в своего близнеца кулаком, девушка исчезла в пестрой толпе.
   Я уже хотела податься за рассерженной родственницей, но меня остановили аккуратные, но сильные руки супруга.
   - Не переживай. Она быстро вспыхивает и так же быстро гаснет.
   - Но...
   - Послушай, - склонившись к моему уху, прошептал Тарр. - Я сейчас оставлю тебя с Лексарионом. Обещай мне, пожалуйста, что не будешь танцевать медленные танцы с другими мужчинами.
   Я удивленно воззрилась в серьёзное аристократичное лицо своего эльфа, в прочем недоумение быстро сменилось пониманием - в некоторых танцах партнеры были неприлично близки. Но я не смогла отказать себе в удовольствии подразнить любимого мужа:
   - Будет жаль лишать себя такого удовольствия, если ты слишком задержишься, - и я выразительно хлопнула ресницами. Ну-ну, у тебя будет стимул не увлекаться своими играми, пусть даже политически важными. - В конце концов, это мой первый бал, а тут так много кавалеров.
  И я заинтересовано скользнула взглядом по стоящему неподалеку от нас дракону. Высокий, широкоплечий, иссиня-чёрные волосы собраны в низкий хвост, взгляд как у всех драконов, горящий, интригующий. Одобрительно кивнув, я подумала, что Тай оценила бы такой экземпляр.
   - Не дразни меня... так, - глухо прорычал Тарр. Стоящим рядом, даже Лексу, наверняка казалось, что эльф шепчет мне какие-нибудь милые неприличности, а потому я изо всех сил старалась улыбаться как не в чём не бывало, ведь рука так нежно меня обнимавшая, сжала талию почти болезненно, а в глазах мужчины мелькнуло что-то первобытное. - Я, оказывается, собственник.
  И сделав это возмутительное признание, Тарр нежно, видимо для контраста, поцеловал меня в висок, после чего растворился в толпе.
   - Могу я предложить тебе свою руку, дорогая невестка, - преувеличено учтиво поклонился мне Лекс, быстро сориентировавшийся в ситуации.
   - Разумеется, - рассеяно пробормотала, по-прежнему глядя туда, где скрылся высокий пепельноволосый блондин. - Разумеется.
  Взяв меня под руку, дракон уверено лавируя между движущимися гостями, направился в сторону дворца, откуда доносилась стремительная, как горный ручей мелодия.
   - А где танцующие?
  Я удивленно оглядывалась по сторонам - окружающие придавались сплетням и беседе друг с другом. Тут и там мелькали дорогие ливреи дворцовых лакеев, снабжавших гостей напитками. Вспомнилось, что совсем недавно я сама исполняла подобную роль. Странно, это было меньше полугода назад, а такое ощущение, будто в прошлой жизни.
   - Бальный зал во дворце, - кивнув в сторону множества арочных дверей, завешенных золотыми портьерами, пояснил мой сопровождающий. - Там и танцующие, и закуски, и жуткая толпа, и скорей всего моя сестрица. Обязательно пойдём туда, но давай сначала взглянем на фонтаны?
  Пожав плечами, я согласилась. Фонтаны, так фонтаны. Издалека они смотрятся очень эффектно, но наверняка и вблизи завораживающее зрелище. Даже не ожидала насколько. Оказалось, что то, что я приняла за хрусталь, было не чем иным, как водой.
   - Я так и думал! - довольно улыбнулся Лекс, и принялся мне увлеченно рассказывать: - Я слышал, что ландшафтом резиденции занимаются лучшие стихийники империи. Ты только посмотри, какая тонкая работа! Между прочим, чтоб такая красота простояла, хотя бы с полчаса, необходимо огромное количество энергии. Удивительно!
  Аловолосый дракон с энтузиазмом исследователя и восторгом ребенка запускал ладони сквозь податливые стенки фонтана, а я завороженная невиданным доселе зрелищем могла только удивляться: бортик бассейна, скульптура, чаша - всё это было водой. Не замёрзшим, а замершим потоком воды, по которому стекали другие потоки, веселые, живые, полные движения. Сотворивший такое был не просто хорошим магом, но и тонко чувствующим художником, а может быть, даже философом.
   - Просто невероятно, - не удержавшись, я тоже сунула руку в фонтан. - Но мне кажется, это ужасно расточительно.
   - Почему? - дракон удивленно посмотрел на меня.
   - Ну... - я задумалась, чтоб как можно чётче объяснить свою мысль. - Понимаешь, чтоб создать такое, нужно быть очень сильным и талантливым магом...
   - Верно, и думаю, это работа не одного мага, - вставил Лекс.
   - Да. Представляешь, как много энергии сюда вложено. Можно было бы сделать столько всего полезного!... Фонтан красив, не спорю, но...
   - Это искусство, Рина! - патетично воскликнул дракон с алой шевелюрой. Кстати, близнецы обладали редким цветом волос даже для драконов. Эта раса могла похвастаться и жгучими брюнетами, и классическими блондинами, дерзкими рыжеволосыми, некоторые представители имели почти красные пряди, но на моей памяти только Лекс и Леа с гордостью носили свои гранатово-красные гривы. - Полотна художников или ваяние скульптора, это тоже напрасная трата сил и таланта?
   - ...но на то, чтобы он продолжал функционировать ресурсов нужно не меньше, чем на его создание. Да и есть ли прок от искусства, если оно создано ради прихоти одного существа?
   - О-о! - мой деверь схватился за голову и простонал. - Ты прямо как Леа! Почему просто нельзя наслаждаться красотой? Нет, надо задумываться о морали и этике. Ладно, пойдём в залу - надо найти мою сестрицу, пока приключения не нашли её хорошенький зад.
  И мы отправились туда, откуда доносились влекущие звуки музыки, туда, куда стекались ручейки гостей. Споры о волшебных фонтанах были забыты, как только мои ноги переступили порог богато украшенной залы. Хотя, словосочетание 'богато украшенная' не отражает в полной мере того, что передо мной предстало. Я всегда смотрю под ноги, поэтому первое, что я увидела - это пол. В этой комнате он был начищен и блестел настолько, что казалось, в него можно глядеться. Во всяком случае, пестрые наряды дам и, более сдержанные в тонах, мужские силуэты находили свое продолжение в отражении на каменном полу цвета слоновой кости. Удивительно, но пол при этом был совершенно не скользким. Магия? Понять было сложно, потому что потоки энергии перекручивались, смешивались, перемежались друг с другом, словно выплетая причудливое магическое полотно. Неудевительно, ведь высокие стены были украшены 'живыми' гравюрами, персонажи на которых двигались в веселом и озорном танце, так соответствовавшим играющей музыке. Взглянув, в центр зала, обнаружила гостей отплясывающих в том же ритме и в тех же па. Алые, зеленые, золотые платья, белые, чёрные, серебряные камзолы. Мелодия танца была то стремительной, и легкой, то бравурной наступающей, дамы сходились с партнерами, и чуть сблизившись, отскакивали назад, кавалеры не согласные с расставанием настигали беглянок, грациозное движение и пара стремительно кружится, схватившись за руки. Снова расставание, у каждого своя партия, своя воля, несошедшись, они расстаются, чтобы встретиться когда-нибудь потом - смена партнера. И всё по новой, но уже с другим, уже с другой.
  Я заворожено смотрела на этот спектакль, и мне ужасно захотелось туда, где посреди высоких колонн, стоящих по кругу и поддерживающих, увитый цветами свод, танцевали гости императора. Останавливало то, что я не знаю этих па, да и вклиниваться посредине танца, значит рушить упорядоченную схему действий - не хотелось. И партнера, кстати, у меня нет. Взглянула в сторону Лекса, но его золотисто-карие глаза пристально вглядывались в пёструю массу гостей. Вздохнув, тоже стала искать Лею: куда ж она могла подваться и как мы её здесь найдём?
  Там, где стены 'не оживали', украшением служили дорогие драпировки, прячущие просторные ниши для желающих уединиться или отдохнуть от суеты. Драконица вполне может быть в одной из них. Только я хотела поделиться этой мыслью с Лексом, как панораму что-то загородило. Сфокусировавшись, я уткнулась взглядом в двубортный тёмно-бордовый сюртук. Недолго думая, я подняла глаза на стоявшего передо мной мужчину, и он, заметив моё внимание, изящно мне поклонился:
   - Прекрасная леди, не желаете ли вы подарить мне следующий танец?
  Бросив быстрый взгляд на Лекса, я обнаружила, что он внимательно смотрит на моего поклонника, но буквально в следующий момент аловолосый мне подмигнул и сверкнул клыкастой улыбочкой. Зеленый свет дан.
   - Прекрасная леди желает, - я склонилась в вежливом реверансе и улыбнулась. - Но должна предупредить, что как партнер для танцев она весьма посредствена.
   - Зато она прекрасней всех в этой зале, - шепнул мой кавалер, уже ведя меня в сторону танцевальной площадки.
  А я скромно промолчала и порадовалась, что половину моего лица закрывает маска. Прелесть маскарада в том, что ты можешь быть освобожден от многих условностей, к примеру, будь это обычным балом, этот темноволосый должен был бы спрашивать разрешение на танец у моего спутника, и то, лишь в том случае, если ему представлен. А ещё кавалер может приглашать даму только своего положения и ниже, высокородные леди вынуждены танцевать с такими же высокородными господами. На маскараде все иначе: ты можешь позволить себе то, что обычно ты себе позволить не можешь, ведь никто не знает, кто ты есть на самом деле. А даже, если и знает, то какая разница, ведь это маскарад. Я вот могла безвозмездно кокетничать и флиртовать, пусть это и не свойственно моей натуре в повседневной жизни, но сейчас мне хотелось всех очаровывать и покорять, увы, самая желанная цель сейчас занята своими 'особо важными политическими делами', а платье красивое было надето, и волосы уложены, и музыка пьянила. Самое главное, что не страшно было совершить какой-то промах - ведь меня никто не знает.
  Заводной танец вздохнул последними аккордами и закончился. Дамы, изящно приподняв края платьев, низко и грациозно присели перед своими партнерами, кавалеры в свою очередь, учтиво и благодарно поклонившись, помогли своим леди подняться из глубокого реверанса.
  На мгновение площадка опустела, но лишь затем, чтоб дать временный приют следующему потоку желающих унестись в волшебный мир музыки. Церемониймейстер объявил следующий танец, и я с облегчением вздохнула, потому что в отличие от предыдущего, этот был мне знаком. Движения в этом танце были просты - главное не запутаться в шагах.
  Приветствие, книксен, разворот. Мои пальцы ложатся в протянутую ладонь, и мы синхронно движемся вперед, раз-два, чтобы потом на три шага отступить назад, и ровно настолько же вернуться вперед, затем снова два шага назад, разворот. Музыка плавная, тягучая заставляет почувствовать себя лодочкой, что раскачивают томные волны, и только теплая мужская ладонь напоминает, что вокруг множество таких же дрейфующих, плененных властными нотами и мягкими переходами. Книксен, пауза и теперь мы движемся по направлению друг к другу, я к нему, он - от меня, и наоборот, раз-два, раз-два-три, раз-два-три, раз-два, книксен, разворот и наши ладони снова соприкасаются.
   - Вы впервые на балу?
  Преимуществом медленных танцев было то, что партнеры могли беспрепятственно беседовать, но я, будучи не привычной к подобным культурным забавам, считала шаги. К счастью, мой кавалер был достаточно искушен, а потому моей маленькой заминки никто не заметил.
   - С чего вы взяли? - склонив голову набок, я с любопытством посмотрела на мужчину.
  Его губы изогнулись в ленивой улыбке, но его ответ я услышала лишь в следующей фигуре танца:
   - Вас выдает очаровательная неискушенность, - на мой вопросительный взгляд мужчина снова улыбнулся и добавил: - Вы так искренне наслаждаетесь происходящим и... могу поклясться, вы нервничали ровно до того момента, как заиграла музыка.
   - Нет, - отрицательно мотнула головой и серьёзно посмотрела на партнера. - Ровно до того, как объявили название танца.
  Наши губы дрогнули в улыбках, а после на некоторое время, мы снова поддались очарованию происходящего. Во всяком случае, я - точно.
   - А вы любите балы? - на этот раз гармонию молчания нарушила я.
   - Не особенно.
   - Почему? - я удивленно взглянула на своего партнера.
   - Возможно, потому что раньше вы не освещали их своим светом подобно солнцу? - мужчина снова улыбнулся, а я почувствовав себя неловко, приняла его ответ кивком.
  До конца танца никто из нас не проронил больше ни слова. Видимо, почувствовав моё настроение, мужчина решил вернуть дистанцию, а я просто хотела танцевать и наслаждаться музыкой. Потом были другие танцы быстрые и медленные, другие партнеры, высокие и не очень, эльфы, драконы, демоны. В отсутствие Тарра Лекс позволил мне делать всё, что заблагорассудится, впрочем, иногда я ловила на себе его внимательный взгляд. Глядя на деверя, я сразу вспоминала про его брата. Интересно, где же Элтарриэль? Неужели этот бал закончится тем, что я так и не потанцую со своим мужем?
   Его всё не было, и я начинала раздражаться. Лею мы тоже не нашли, и хотя на лице Лекса царила ленивая безмятежность, я чувствовала, что он напряжен. Видимо, склонность к актерскому мастерству у моего мужа и его семьи - черта семейная. Когда ко мне подошёл очередной кавалер, дракона не было рядом - под предлогом, что нам нужны напитки он совершал дежурный рейд по залу. Музыка уже играла, но подошедшего это кажется не смущало:
   - Могу я пригласить Вас?
  Я задумчиво посмотрела на высокого статного мужчину. Дракон, однозначно. А танец-то довольно интимного толка. Так как моему терпению медленно, но верно подходил конец, то рассудительность соответственно убывала вместе с ним, а потому:
   - Конечно, - я широко и радушно улыбнулась, коснувшись пальчиками протянутой широкой ладони.
  'Сам виноват!' - пронеслось в моей голове. Мысленно я продолжала оправдывать свой поступок, и где-то в глубине души, я чувствовала, что поступаю неосмотрительно, как выяснилось, Тарр ревнив, и пусть он не признавался мне в любви, впрочем, как и я ему, но он будет в ярости, если узнает. И, если в первые секунды мне хотелось, чтоб он вошёл и стал свидетелем моей маленькой мести, то сейчас я отчаянно молилась всем известным мне богам, чтоб мой муж был занят своими политическими делами и желательно как можно дальше отсюда. За этими размышлениями, я не сразу среагировала на то, что мы прошли мимо танцевальной площадки. К счастью вместо меня среагировал Лекс, чудом заметивший моё исчезновение. Поймав за запястье, он вынудил шедшего впереди дракона остановиться:
   - Приятель, мне кажется, ты ошибся с выбором спутницы!
  Это было сказано коротко, зло и очень тихо, адресат, услышав подобный тон, напрягся. В глазах аловолосого играли язычки пламени, и крошечные бронзовые чешуйки проступили на коже. Дракон был зол. Испугался возмездия брата? Решился защищать девичью честь? Честь честью, но за Лекса я испугалась - дракон, 'пригласивший меня на танец' был не то, что крупнее - внушительней. Я почти физически ощущала исходившую от него силу. О, Боже, какая же я дура и где же Тарр?! Он-то точно смог бы дать отпор любому. В ком, в ком, а в муже я ни капельки не сомневалась.
  Все эти мысли пронеслись за то короткое мгновение, когда Лекс опустил свою руку на запястье дракона и до того момента, как тот обернулся, а потом произошло неожиданное.
   - Вам кажется, Ваше Высочество.
  Лекс побледнел. Люди часто говорят: 'Он побелел, как полотно' - фразеологизм, фигура речи, но сейчас я воочию увидела, как с лица аловолосого схлынули все краски. Чешуйки, смешно топорщась, так и остались на лице, правда, выглядели они теперь как-то тускло. Всегда уверенный, обычно хорохорящийся дракон смешался. Он был растерян, но по-прежнему сжимал запястье моего кавалера.
   - Лексарион, если Вы боиетсь за сохранность дамы, следуйте за нами, - сказав это, незнакомец скинул руку моего деверя.
   - Да, генерал.
  Что здесь происходит? Оглянувшись, я смотрела на Лекса, который понурив голову, шёл за нами. Я была настолько растеряна и шокирована, что совершенно не сопротивлялась. Наше непродолжительное шествие в молчании заняло не более пяти минут. Странно, что я приняла его приглашение на танец ( а на танец ли?), этот 'кавалер' не сделал ничего, чтоб расположить меня к себе: ни улыбки, ни комплимента, только сухое приглашение, но я была так зла.
  Мы остановились около ниши, задернутой алой бархатистой тканью, не прошло и секунды, как шторки разошлись и мы шагнули в комнату, освещаемую мягким сиянием свечей. Низкий столик, сервированный на четыре персоны, сладости. Вокруг столика, прямо на полу, разбросаны атласные подушки: красные, коричневые, оранжевые. Выглядело это как будуар, и здесь было удивительно уютно, а ещё у будуара была хозяйка.
  Женщина расположилась прямо на полу, но, тем не менее, весь её облик излучал величие и гордость. Она пренебрегла маской, и наряд её был выдержан в строгих спокойных тонах, но гранатово-алые волосы, забранные в высокую замысловатую причёску, с лихвойикомпенсировали неброские одежды. На её голове была изящная корона, постоянно мерцавшая в неровном свете свечей. Но не это заставило меня застыть на месте. Женщина смотрела на меня слишком знакомыми серыми глазами - глазами Тарра, только зрачок несколько вытянутый, как у кошки. Мысленно отметила, что вообще-то у драконов не бывает радужки такого цвета, их глаза могут быть всех оттенков золотого, карими, жёлтыми и даже чёрными ( не зря я хожу на спецпредметы целительского факультета), но чтобы серыми? И всё же, в том, что передо мной драконица я не сомневалась - рядом с ней сидела Леа, оказавшаяся удивительно похожей на мать.
   - Ваше Превосходительство, - дракон, сопроводивший нас сюда, почтительно склонился перед своей госпожой, после чего, дождавшись величественного кивка, покинул комнату. Сразу после его ухода повисла неловкая пауза. Неловкая для меня, потому что драконица беззастенчиво разглядывала меня таким взглядом, какой свойственен придирчивому покупателю.
  - Моя подвеска очень подходит тебе, - неожиданно сообщила она. Я вскинула руку и коснулась пальцами нагревшихся от кожи драгоценных камней.
   - Ваша?
   - В своё время мой отец подарил её моей матери.
   - Да-да, а прадедушка вручил её прабабушке, но Рине это вряд ли интересно, - к Лексу вернулась его природная нахальность, а может он просто решил напомнить о себе, но в приступе юношеского пренебрежения условностями, он представил мне сидящую на подушках даму: - Линарин, позволь представить тебе, Регент королевского дома АспэрКоута Ксаора Лавадия, в замужестве Алитиор Сентар, Госпожа Великой Северо-Западной Равнины, и Владычица Северных Гор Лапитаскерры. Другими словами, мать Тарра, наша и Кайселя. А это Линарин, она само очарование и новоиспеченная жена твоего старшего сына. Разделяя твоё неудовольствие, сообщу, что меня на свадьбу тоже не позвали.
   - Лексарион! - воскликнула драконица, как только к ней вернулось самообладание. - Ты забываешься.
  Тихий женский рык прозвучал весьма грозно, но Лекс этого словно не заметил. Премило растянув губы в улыбке, он продолжил поясничать:
   - Неужели я сделал что-то не так? Наверное, это я умыкнул жену брата у него из-под носа. Кстати, он будет в бешенстве, - драконица стрельнула в сына злым взглядом, но тот никак не отреагировав, склонилсяк моему уху и громко зашептал: - Скажу тебе по секрету, Рина...
   - Мой милый сын, - внезапно голос их маман стал настолько ласковым и заботливым, что мне стало страшно за судьбу безрассудного дракона. - На днях я имела дружескую беседу с генералом-атторнеем, он рассказывал мне о чудесной военной школе. Кажется, она находится где-то в западной части Великого моря. На острове. Господин-советник говорил, что там, просто потрясающая воспитательная программа, а уединенность и авторитарный режим способствуют высочайшей дисциплине. Потом господин-советник показал мне караульные отчёты...
  Лекс побледнел, и даже как-то ссутулился. Видимо, провести некоторое время в подобном месте ему не улыбалось, а поводы, чтобы там побывать имелись. Нервно передернув плечами, он сделал шаг в сторонум выхода.
  - Генерал слишком заботлив, матушка. Рина, я жду тебя снаружи, - бросив мне извиняющуюся улыбку, он обратился к родственницам: - Ваше Превосходительство, сестрица, прошу меня простить, внезапно мне стало тяжело дышать.
   - Трус, - прошипела Леастра, как только алая портьера сомкнулась за широкой спиной. Впрочем, она тут же бросила испуганный взгляд на мать - что ж, впасть в немилость к этой женщине и вправду было страшно.
  - Мальчишка, - недовольно вздохнула Ксаора Лавадия, а после, задумчиво добавила, глядя на меня: - Но он прав, Элтарриэль будет недоволен.
   - У него есть причины? - всегда, когда разговор касался матери, Тарр будто леденел, замыкался в себе. Не один раз я задавалась вопросом, что же его гложет. И вот, кажется, ответ находился передо мной.
  - Присядь, дитя.
  Мать Леи указала на место подле себя. Голос женщины был тих и спокоен, но в нём ощущалась такая власть, что ноги сами понесли меня к подушкам. Усевшись, я осторожно взглянула на Лею, на лице девушки не было обычной беззаботности, она держала спину неестественно прямо, словно минуту назад проглотила линейку.
  Её мать вперила взгляд куда-то сквозь меня, и от этого мне стало несколько неуютно. Глаза Ксаоры затопило серебристой дымкой. Интересно, почему я раньше не обратила на это внимание, ведь у драконов сильные эмоции часто изменяют радужку. К примеру, когда Тай-Линн злится, то её глаза цвета светлого янтаря начинают натуральным образом пылать, правда в дополнение к этому по смуглой коже пробегает множество искорок. Рассовые спецэффекты. Мне ещё в самом начале знакомства приметилось, как меняется радужка глаз Тарра, и я связывала это с его особенным настроением или эмоцией, как и у человека - когда злишься, то взгляд темнеет, а когда радуешься, то он словно светится изнутри. Лишь недавно я поняла, что эти метаморфозы внешнее проявление того, как Тарр подавляет свои эмоции, буквально выхолаживая их изнутри - в эти моменты его глаза пеленой затягивает морозное серебро. А ведь это часть драконьей физиологии, так причудливо выразившейся в его эльфийском облике. Серебро в глазах Ксаоры было другим - печальным и каким-то тусклым. Странно звучит, но именно эти сравнения засели в моей голове. Печальное и морозное. Задумавшись, я перевела взгляд на Лею. Девушка, аккуратно поддерживая блюдце, маленькими глотками цедила чай. В отличие от Лекса, юная драконица предпочла сдерживать свой огненный и непокорный нрав в присутствии матери. Вглядевшись, я решила, что мать и дочь не так уж и похожи, как мне показалось сначала. Алые волосы и золотистая кожа сразу бросались в глаза, но черты лица Леи было мягче и миловиднее. Регент, хоть и обладала несколько резкой, хищной внешностью, тем не менее была очень красива: серые глаза сверкали на её лице подобно драгоценным каменьям.

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) О.Северная, "Ворожея королевского отбора"(Любовное фэнтези) А.Субботина "Чужая игра для Сиротки"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"