Мох Сфагнум: другие произведения.

Еловые Боги (окончание).

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последние главы+эпилог. "Солнце страха восходит над миром, рождаясь в агонии информационного поля планеты".


   Глава 27.
   На пятый день Шанкар потер красные от недосыпа глаза (все эти дни он вынужденно бодрствовал вместе со мной, держась на каких-то подозрительного вида растительных вытяжках с Топи), и изрек:
   - Все. Finita. Большего мы не достигнем.
   Оглянулся на меня и задумчиво протянул:
   - Как зрение, восстановилось?..
   Один из последних препаратов, которыми тот пытался вытравить из моей крови хелийскую заразу, побочным эффектом имел слепоту.
   - Вроде как... - шевельнул я отекшими, перекусанными губами. Глаза слезились, немилосердно чесались, но видели -- пусть и расплывчато. Сейчас вот они видели Шанкара, присевшего рядом с ложементом, баюкая в руках кружку травяного чая. Вид у Януса был помятый и сумрачный. Глотнув чая и поморщившись (видимо, плотоядные травки с Топи были не особо приятны на вкус), он отставил кружку в сторону и сцепил на коленях пальцы:
   - Итак, что у нас в остатке. В вашем организме мы обнаружили паразита, неизвестную науке форму жизни, полуразумную, исходя из демонстрируемых ею реакций на ряд раздражителей. Симметричные кластеры дарксидов общаются между собой посредством неравновесных колебаний, которые вы называете "шепотками в крови". Эти колебания усиливаются, когда поблизости с их носителем -- в данном случае, с вами -- оказывается любой информационно-насыщенный объект, в частности, микрокосм человека. Сходная, пусть и менее агрессивная реакция наблюдается на флэш-кристалл с записанной на него Большой Академической Энциклопедией, - исходя из чего, мы можем заключить, что эти... паразиты питаются, в основном, информацией.
   Он сделал паузу, чтобы замерить мне пульс:
   - Также, принимая во внимание факт, что состояние ваше заметно улучшилось после того, как мой микрокосм вы все-таки чуть надкусили, можно сделать вывод, что генетическая информация, потерянная вами из-за разрушительного воздействия колебаний, восстанавливается за счет вливаний посторонней информации. Это -- из хороших новостей... сесть хотите? - сочувственно спросил, наблюдая за моими попытками приподняться на локте. После того, как я в третий раз повалился назад на подушку, подошел и легко вздернул меня за шиворот:
   - Эк развезло вас, - покачал головой, когда я со стоном потряс головой, пытаясь прогнать шум в ушах. Назойливые шепотки больше не тревожили, гудела голова от голода и слабости, - Я б предложил вам "сомы", только вас же своротит с нее... может, капельницу?..
   Сражаясь с тошнотой, я мотнул головой. Нет уж. Капельниц за последние дни мне хватило с избытком.
   - Как хотите, - не стал спорить Янус, - Теперь, что касаемо вас... вылечить это нельзя.
   Это не стало новостью. Я был готов к подобному итогу.
   - ... вылечить нельзя, можно лишь ненадолго купировать, - он тряхнул в воздухе ампулой с темной жидкостью, - коктейлем из нескольких сильнодействующих препаратов, которые веке этак в двадцать первом для химиотерапии использовались, а также экстрактов некоторых ядовитых, вообще-то, растений и парочки вирусов. Нм-да, если задуматься о составе, то это какое-то биологическое оружие получается... И воздействует все это не на сами кластеры дарксидов, - против них эффективен будет разве что залп из "орудия Вельского", - а только на вас, как носителя, - Шанкар покачал головой, как мне показалось, с изрядной досадой. - Теперь снова хорошая новость: болезнь ваша сама по себе не смертельна.
   Ну, здрасьте пожалуйста.
   - ...не смертельна, пока вы поглощаете достаточно высокоорганизованной информации, чтобы прокормить паразитов. Тексты, записи на флэш-кристаллах, - все это лишь временная отсрочка. В идеале, носителем информации должен быть микрокосм человека.
   - То есть... - я с трудом заставил двигаться непослушные губы, - Чтобы жить, мне придется... поглощать микрокосмы людей.
   - Да. Думаю, нет нужды уточнять, что потеря микрокосма... который суть личное информационное поле, на меньших масштабах подобное ноосфере планеты... убивает человека в течение пары недель.
   - Чтобы жить, мне придется кого-нибудь убивать, - кивнул я.
   - Хорошая новость: нечасто. Плохая: откажетесь -- сами станете пищей. Хорошая: это, судя по всему, не заразно. Плохая -- вы обречены быть носителем до конца своих дней.
   Он передернул плечами:
   - Что, собственно, возвращает нас к разговору о... вариантах. Их немного, и все для вас равно безрадостные. Сами понимаете, что отпускать вас, чтобы вы питались микрокосмами и убивали людей, я не намерен.
   ...Даже после всего пережитого, похоже, я еще не смирился окончательно со своей участью. Потому что руки мелко задрожали, когда Янус Шанкар ровно и сухо произнес это неумолимое, не признающее аппеляций "я не намерен":
   - Вы... убьете меня?..
   - Вероятно, - просто кивнул Шанкар. - Проблема лишь в том, что сделать это с вами довольно непросто, - и быстрее, чем я успел хоть что-то сообразить, схватил со стола скальпель и резанул меня им по руке.
   ...Прооравшись от боли, я зло зашипел:
   - Какого хрена... вы творите?! Если хотите убить, вашу мать, убивайте, но так!!.
   Шанкар глянул на меня, как на ребенка или слабоумного -- снисходительно:
   - Прекратите орать. Посмотрите на руку, - и, когда я не послушался, сам ухватил меня за волосы и развернул головою к руке, едва ли не ткнув ту... в рану, оставленную скальпелем.
   Там...
   Меня заколотило дрожью. Вместо крови из разреза на коже вытекала густая, тягучая черная жидкость. В воздухе разлился запах, до сих преследующий меня в кошмарах и бреду -- запах разогретой еловой смолы:
   - Что...это?!
   - Это я у вас, вообще-то, намерен спросить, - невыразительно ответил Шанкар, - Что это, Флеминг? По всем законам биологии, физики, химии и прочих мыслимых наук, - такого быть не может.
   - Что это, - тупо повторил я. Шанкар терпеливо вздохнул:
   - Это, Флеминг, "мглистая материя", которая в рассеянном виде -- в виде кластеров дарксидов, объединенных в мельчайшие капли, - циркулирует по вашим венам вместе с кровью. Самое интересное, что она не только убивает вас, подпитываясь генетической информацией, - но и защищает, за пару минут затягивая даже глубокую рану. Даже если вам выстрелить в голову из ручного дисраптора, через некоторое время все поврежденные клетки восстановятся, включая и те, что пострадают от кислородного голодания. Яды и прочее отпадает по той же причине -- вас теперь очень трудно убить.
   - И что... что вы будете делать? - в голове все плыло и мутилось от ужаса, первобытного, темного. Что со мной? Во что превратил меня Лаури? Почему в моих венах "еловая кровь"?!?
   - Что делать, хороший вопрос, - Янус покачал головой, собирая разложенные на столе инструменты, - Пока что не знаю. Вероятно, все решит Лекс, когда я доложу ему о результатах вашего... обследования. Но Лекс пока занят другими проблемами, и вашему вопросу уделить внимание сможет не скоро - до того времени, думаю, вы останетесь здесь.
   Я облизнул губы. Мне все еще было страшно, но теперь к страху перед самим собой примешался другой. Да, Лекс пока еще медлил с ликвидацией всех сайоников Сальватерры, но долго ли будет он медлить?..
   - Пожалуйста, - я ухватил Шанкара за рукав, - Пожалуйста, позвольте мне перед этим отправиться на Сальватерру. Ведь вы же говорили, "коктейль" ненадолго купирует... я не сбегу! Я вернусь к вам, вернусь добровольно, я же не дурак, понимаю, что меня, - запнулся, - меня действительно нужно... убить... но перед этим, отпустите меня к Майлзу! Я уговорю его передумать, я точно смогу!!.
   - Нет, - сухо отрезал Шанкар и отцепил мои пальцы от своего рукава, - Хотя ваш... паразит, судя по всему, передается только через кровь, но это все равно слишком опасно.
   - Введите мне "ключ лояльности".
   - Он на вас не подействует -- паразит сожрет его так же, как любой другой вирус и яд.
   - Тогда браслет наденьте с маячком... да что угодно!! - я был в совершенном отчаянии, - Вы не понимаете, мне нужно на Сальватерру, я должен быть там!!!
   - Нет, - еще резче сказал Янус, - Этого я не могу допустить. Я не могу отпустить в мир нечто настолько опасное.
   В голове стало пусто и гулко, как после удара. Лицо Януса расплылось, отдалилось и стало нереальным, как будто мультяшным... опять.
   Опять все так же, как тогда на Хель... опять я ничего не могу изменить.
   ...Яд циркулировал в крови, делая тело холодным и слабым, заглушая многоголосую перекличку в моей голове... "еловая кровь", конечно же, переборет его, но то будет уже слишком поздно.
   Мне нужно -- сейчас:
   - Черной ели кровью...
   - Что? - удивленно обернулся Шанкар, - Вы в своем уме? Что вы такое несете?
   Я вдохнул поглубже, чувствуя, как голодные твари в крови -- размером каждая в пару десятков микронов, но зато их были тысячи, многие тысячи, - оживились, очнулись от спячки, в которую загнали их многодневные эксперименты и ядовитый "коктейль".
   - И озер корнями...
   Я справлюсь. Я смогу остановиться. Я не убью его, я не убью...
   - Ах ты... - глаза Шанкара расширились, он ударил меня лучом концентрированной воли, направленным выплеском реальности, самим индексом онтологической квалификации, вспыхнуло яростно медное солнце...
   - Костью бледной рыбы, и змеи слезами!!.
   ...Вкус меди расцвел на губах, когда побледневший Янус со стоном схватился за голову. Вкус меди, вкус крови... снова желудок свело резью голода, но я стиснул зубы и впился ногтями в ладонь. Нет. Нет. Я не хочу убивать.
   ...Но, чертовы боги, как трудно... сдержаться...
   Как сладок вкус меди, как хочется рвать и терзать, глодать, грызть.
   Нет.
   Я еще человек.
   Я его не убью!!
   - Нет! - кажется, я проорал это вслух, - чтоб вас, нет!!
   И -- послушали. Неохотно послушали, но отступились. Янус ничком повалился на пол, из его носа, из ушей бежала кровь, но он был, без сомнения, жив. Я торопливо -- не было времени на рефлексии, на то, чтобы думать о том, что я сделал, - подтащил его к шлюзу (предпочитая, впрочем, не думать о том, откуда вообще взялись силы на то, чтобы двигаться) и приложил ладонь к сканеру. Дождавшись, пока тот считает "ключ", так же торопливо проскочил между створок, и запер отсек за собой -- благо, хоть для этого не требовалось "генетического ключа", а то бы мне туго пришлось. В некотором замешательстве обернулся. Вокруг были разбегающиеся в разные стороны коридоры, матово-белые стены и столь же белые неприметные двери, и ни одного человека. Вообще никого!
   - Ну же, тварь, - с ненавистью прошептал я, обращаясь к тому, что обитало теперь в моей крови, - Хочешь жрать? Так ищи!!
   ...Заслышав шаги за поворотом, я торопливо нырнул за выступающий край переборки. Мимо прошли двое -- судя по бледно-зеленой униформе, похожей на хирургическую, не то медики, не то биологи. К моему превеликому счастью, меня не заметили, - твари забеспокоились, зашептались, но я заставил себя не слушать. Да, я тоже сглотнул слюну, ощутив присутствие совсем рядом двух насыщенных информацией микрокосмов, но...
   Нельзя.
   Дождавшись, пока биологи скроются за поворотом, и их шаги стихнут, я осторожно двинулся дальше, влекомый чутьем. Где-то за белыми дверями были люди, были микрокосмы, но мне нужен был только один человек.
   Пилот.
   ...Очнувшись, Янус Шанкар с болезненным стоном потряс головой. Кое-как, на дрожащих руках, приподнялся и ползком, оставляя за собой пятна крови, добрался до терминала. Трясущимися пальцами включил дальнюю связь, вызывая "Бхайраву":
   - Л...Лекс, мы ошиблись. Он... твой Флеминг... его надо уничтожить, любым способом, любой ценой, - прокашлялся кровью, и сипло продолжил, - если... когда он окажется внутри информационного поля планеты... катастрофа будет неизбежна, это инициирует... окончательное перерождение... в общем, свяжись со мной, срочно!..
   Окончив запись сообщения, без сил повалился на палубу, прислонившись спиной к терминалу. Крутанул браслет-коммуникатор на левом запястье, вызывая список контактов...
   Джон Айзекс, старший научный сотрудник... Лидия Стоунбридж, глава лаборатории экспериментальной ботаники... Стефан Ковальский, завсектором фармакологических испытаний...
   Все это были люди, хорошие, замечательные, увлеченные своей работой и глубоко преданные лично ему... но все-таки люди, генетически полноценные люди. А значит, любой из них - теоретически - был все же способен предать.
   ...Промотав список на самый конец, Янус коснулся имени, стоящего наособицу, поднес браслет к губам и выдохнул:
   - Номер ноль сорок три... объект Вега. Ты нужен мне... здесь, - уронив руку, закрыл глаза, мелко и часто дыша. Через пару минут шлюз раскрылся, и внутрь вошел беловолосый человек в бледно-зеленой форме научного персонала "Нараки", но с нашитым на груди номером "ноль сорок три".
   - Янус, - он обвел взглядом представшее его глазам зрелище опустевшего ложемента, крови на палубе и бледного, словно смерть, директора корпорации по науке, - Вызывали?..
   Голос беловолосого был бесстрастным, почти механическим... как голоса всех эрзац-сайоников нулевого, экспериментального поколения, но, если вслушаться, то становилось ясно - это всего лишь тщательная и старательная имитация, на самом деле, данный экземпляр вполне способен говорить, как полноценный человек.
   При желании, разумеется.
   - Вега, - взгляд Януса с трудом сфокусировался на невыразительном лице эрзац-сайоника, - Объяви... тревогу, пусть попробуют перехватить... экземпляр, пока он не скрылся... сообщи на "Нараку"...
   Беловолосый подошел к терминалу, поднес руку к устройству для считки "ключа", и задумчиво пролистал файлы лабораторных записей Шанкара:
   - А это... интересно. Очень интересно.
   - Вега! - в голосе Януса послышалось предупреждение, - Ты не расслышал меня? Объяви на "Нараке" тревогу, сообщи об угрозе...
   - Это экземпляр так потрепал ваш микрокосм? - бесцеремонно перебил его эрзац-сайоник, продолжая просматривать записи, - Судя по степени повреждений, вам точно не жить, если кто-нибудь не согласится выступить для вас донором информационного поля.
   Он обернулся на Шанкара:
   - Если учесть, что это означает принести себя в добровольную жертву, то мне нужно привести сюда кого-то из ваших помощников?.. Я, боюсь, не гожусь для такого - ведь мой микрокосм, к сожалению, образование совершенно искусственное...
   - Забудь... обо мне, нужно успеть перехватить экземпляр до того, как он вступит в контакт с ноосферой планеты!.. - проскрежетал через зубы Шанкар, и сплюнул себе на грудь сгусток крови, - Вега!! - он в ярости уставился на эрзац-сайоника, - Какого черта ты...
   - Какого черта я не спешу выполнять ваш приказ? - медленно выговорил тот, подходя ближе и опускаясь на колени возле сидящего Януса, - Вы это хотите сказать?..
   Рука эрзац-сайоника легла на подбородок Шанкара, приподняла тот. Большой палец стер с губ кровь:
   - Должно быть, потому, что не только вы один знаете химию, Янус, - достал из кармана ампулу с чем-то прозрачным внутри, поболтал ей, - Вы не подумали, да, что даже вашу обработку на лояльность можно обойти, не так ли?..
   Он ухмыльнулся, слизывая с пальцев кровь Шанкара. Глаза эрзац-сайоника безумно блеснули:
   - Только не говорите, что ожидали чего-то другого. Или же полагаете, что у меня есть причины для преданности - кроме того, что вы, вместо того, чтобы забраковать меня, великодушно доверили мыть пробирки в своей лаборатории?..
   - Я позвал тебя первым, тебя, а не какого-нибудь генетически полноценного...
   - Которым вы не доверяете, конечно же, ведь они чисто теоретически могут предать.
   - Я создал тебя!..
   - "Собрали", будет вернее сказать, - педантично возразил тот, - Вы сконструировали наш генетический код на основе генетического материала сайоников, но не слишком ли самонадеянно с вашей стороны именовать себя нашим создателем?..
   - Я спас тебя от выбраковки, единственного из вашего неудачного поколения!!
   - Только не говорите, что сделали это из милосердия, - оборвали его, покачав головой, - Скорее уж тут сказалась ваша страсть к коллекционированию всего, генетически уникального. Ведь именно из-за ошибки в коде мне досталась способность к произвольному целеполаганию, которой вы лишили всех эрзац-сайоников... - улыбнулся. - Мне не за что быть благодарным вам. Так что я, пожалуй, дам этому мальчику, Флемингу, шанс.
   - Ты... ты не понимаешь, он!..
   - Он что? Чудовище? Да бросьте, Янус, главное чудовище тут вы, - Вега продемонстрировал обнаруженную им на лабораторном столе пробирку с густой черной жидкостью, - Ведь эту вот вытяжку из крови экземпляра вы намеревались испытать на эрзац-сайониках из последнего поколения?..
   Он откупорил пробирку на глазах побледневшего Януса:
   - Пожалуй, я удовлетворю ваше любопытство и сделаю это сейчас.
   - Нет, Вега!.. - хриплый крик Шанкара прозвучал слишком поздно, - эрзац-саойник одним глотков осушил пробирку с густой жидкостью, что отдавала железом и солью, а еще чем-то навроде еловой смолы.
   - А-ах... - зрачки эрзац-сайника расширились, когда его изломило в болезненной судороге, - Это... прекрасно...
   Янус вжался спиной в основание терминала, смотря, как чернота разливается из зрачков Веги, заполняя собой и белки. Эрзац-сайоника нещадно корежило в судорогах, из глаз, из ушей текла кровь, - вначале красная, потом она сменила цвет на черный:
   - Восхитительно... - блаженно простонал тот, глядя на то, как его руки заплетает сложновязанный черный узор, а ногти отрастают, скручиваются, превращаются в когти, - Знаешь, Янус, ты был в постели довольно хорош, но с тобой, извини - никакого сравнения...
   - Вега!..
   Судороги наконец прекратились, и эрзац-сайоник медленно выпрямился. Улыбка его явственно отдавала безумием, а глаза были целиком, беспросветно черны.
   - Вега?.. - взгляд Януса, кажется, все еще искал в лице существа, положившему руки ему на голову, следы чего-то человеческого, прежнего Веги...
   Почти что нежно сжав руками виски Шанкара, эрзац-сайоник с сухим хрустом сломал ему шею.
  
  
   Глава 28.
   ...На первый взгляд, на Сальватерре как будто и не произошло никакого переворота. Пограничная служба, пусть с проволочками, пропустила меня - браслета-терминала при мне, разумеется, не обнаружилось, но генетический сканер после краткого сомненья подтвердил, что вот он я, Эдриан Флеминг, чистокровный, возвращаюсь с Жемчужной, чтобы присоединиться к Семье и в сей нелегкий час встать в ряды верных солдат Майлза Флеминга...
   ...Не знаю, как мне удалось остановиться прежде, чем паразит внутри сожрал бы целиком микрокосм первого Флеминга, повстречавшегося на орбитальной платформе. Но теперь я, кажется, понял наконец, что имел в виду Лаури, говоря о "считывании и переписывании на себя генетической информации" - мое лицо было сейчас лицом Эдриана.
   - Кто? - у ворот семейного поместья мне навстречу выступил смутно знакомый чистокровный, как же его... Лейн? Да, Лейн:
   - Кристиан, урожденный Русланов, - к тому времени "маска" успешно сползла, и я назвал свое имя так, как полагалось по негласному этикету Семьи, - Я к Майлзу.
   - А наш лорд ожидает тебя? - Лейн заломил бровь, - насколько я помнил, этот бесцветный блондин всегда страдал семейным комплексом чистокровности в особо запущенной форме, вот и на меня посмотрел, как на что-то не слишком приятное, вроде мухи, кружащей над чаем.
   Когда-то подобное задевало меня не на шутку... сейчас -- я посмеялся бы над чистокровным задавакой, коли бы не знание, что он -- в случае, если я вдруг не справлюсь -- очень скоро, всего вероятней, умрет:
   - Да. Доложите ему, что я здесь, - снаглеем малость и понадеемся на то, что Майлз Флеминг еще не изжил в себе порок любопытства, и прежде, чем водворить меня в камеру (да, в подвалах поместья имелось мно-о-го всего интересного!..) - захочет увидеть предателя. Пожевав губу, Лейн поднес к губам свой браслет-терминал:
   - Лорд Флеминг... - ага, похоже, пока меня не было, в семейный кодекс этикета внесли правки, - Тут Кристиан, урожденный Русланов, и он утверждает, что вы его ждете... Что? Да. Да! Да, сию же секунду, лорд Флеминг!..
   Когда он снова посмотрел на нас, отключив связь -- во взгляде волшебным образом исчезло небрежение:
   - Лорд Флеминг ждет в северной оранжерее. Я вас провожу.
   - Спасибо, я как-нибудь сам.
   - Нет, приказано было...
   - Лучше делом каким займись, братец Лейн, - я с удовольствием пронаблюдал за тем, как чистокровного Флеминга перекосило от этого "братец", - Вон, клумба сорняками заросла. А к Майлзу, кхм, к лорду Майлзу я сам доберусь, - и, прежде чем родич успел возразить, просочился мимо него, за ворота. Поместье гудело, как растревоженный улей. Повсюду толклись знакомые и незнакомые эмпаты, чем-то занятые, а по углам жалась всеми забытая малышня -- бедные дети, они-то чем виноваты, что глава их Семьи вдруг удумал устроить мятеж?!. Счетец к Майлзу Флемингу удлинился на несколько пунктов. Пробираясь сквозь многолюдные коридоры поместья, я молился о том, чтобы не встретить в толпе Марка или -- Еловые Боги спаси! - Луизу; встреча и объяснение с друзьями было последним, что входило сейчас в мои планы.
   ...А еще - о том, чтобы тварь, тревожно копошившаяся внутри, чуя столько лакомых, насыщенных информацией микрокосмов, все-таки не вырвалась из пут "сети", которой я из последних сил держал над самим собой.
   ...То ли молитвы мои оказались услышаны, то ли просто повезло, но до стеклянного павильона я добрался без особых происшествий. На пороге оранжереи остановился -- собраться с мыслями и перевести дух. Поняв, что не выходит, и сердце по-прежнему колотится, как будто бы я пробежал кросс, - наскреб остатки храбрости и вошел внутрь.
   И почти сразу нашел взглядом Майлза Флеминга -- с садовыми ножницами в руках. Никогда бы не подумал, что аристократ-сайоник в неизвестно каком поколении станет собственноручно ухаживать за семейной коллекцией флоры Земли Изначальной. Но именно этим был занят глава Семьи -- сосредоточенно формировал крону у молодого миндального деревца. Заметив мое появление, Майлз неспешно отложил ножницы, стянул с холеных рук перчатки. Так же неспешно вышел мне навстречу, указав на скамейку под сенью цветущих кустов:
   - Присаживайся.
   Я помотал головой:
   - Спасибо, лучше постою.
   - Но я настаиваю, - мне отечески улыбнулись, и, взяв за плечо, усадили. Противиться -- в свете всей ситуации - было б не слишком разумным, и я лишь подивился мимоходом, какая, оказывается, сила таится в тонких с виду пальцах Майлза Флеминга, а еще - насколько слепяще-ярок его микрокосм.
   - Поговорим... о том, почему ты надумал предать нас?.. - Майлз устроился напротив, в плетеном кресле, и, откинувшись в том, посмотрел на меня.
   Я вздохнул:
   - Да, лорд Флеминг. Но прежде ответьте, пожалуйста -- почему вы решили предать... в такой час?
   ...Против моих ожиданий, ответом стала не ментальная атака, сплавившая мозги в остекленевший комок, и не резкая отповедь. Также Майлз не вызвал несколько Флемингов рангом пониже, наказав скрутить наглеца и отволочь его в темную камеру на пару часиков, для вразумления... Вместо этого, аристократ только пристальней посмотрел на меня -- сцепив руки:
   - Ты все еще считаешь себя частью Семьи, Кристиан?
   Я не промедлил ни мгновения, перед тем, как кивнуть:
   - Да. Я Флеминг.
   - И ты не видишь, что я действую исключительно в интересах Семьи -- мешая чертовым Шанкарам во главе с гендиректором Лексом пустить нас на опыты?..
   - Да с чего вы вдруг взяли, что он...
   - Поговорим без обиняков, мальчик, - старший Флеминг щелкнул пальцами, и мои виски прострелила внезапная боль. Ментальная атака?!.
   Нет.
   Проморгавшись от слез, я со свистом втянул в себя воздух, неверяще глядя на то, во что обратилась оранжерея, - когда Майлз Флеминг снял с меня свою иллюзию.
   ...Кадки с земными растениями были потеснены к стенами, а на освободившемся пространстве обнаружилось двадцать... да, двадцать странного вида устройств, по виду представлявших из себя нечто вроде опутанных проводами крестов из ледянисто-зеленого камня. На каждом "кресте" лежал с закрытыми глазами человек... я вздрогнул, завидев среди прочих Марка. От головы моего приятеля, точно так же, как и от голов его соседей, тонкие проводки тянулись к сердцу всей жутковатой системы - а именно, к браслетам на запястьях Майлза Флеминга.
   Старый телепат сидел в снабженной антигравами инвалидной коляске, окруженный несколькими капельницами. В пакетах была красноватая жидкость...
   Эссенция.
   - Что это... что вы делаете?! - во втором, истинном зрении было видно, как сложная, многомерная паутина разбегается от согбенной фигуры телепата (когда только успели поседеть его длинные волосы?..) во всех направлениях. Эмпатические нити вели далеко за пределы поместья - присмотревшись, я с некоторой оторопью понял, что оплетают они, кажется, всю Сальватерру.
   Руки Майлза - страшно высохшие, - слабо шевельнулись поверх подлокотников:
   - Спасаю нас всех от судьбы, уготованной нам гендиректором Лексом Шанкаром.
   - От какой судьбы? - я сорвался на крик. - Это стоит того, что вы сделали с ними?! С собой?!?
   - Стоит, - просто ответил Майлз Флеминг в ответ на мой крик. - Думаю, после того, как ты ознакомишься с этими материалами, - я невольно вскрикнул от боли, пронзившей голову, когда прямиком мне в сознание был сброшен увесистый информационнный пакет, - То поймешь, почему я на это пошел.
   Я стиснул зубы, глядя на лицо Марка, и попытался разобраться в информации, залитой в мою голову (вот ведь эти проклятые менталистские фокусы!..) Похоже, кто-то ухитрился развернуть на "Нараке" неплохую такую шпионскую сеть -- иначе откуда все это? В моей голове была полная, тошнотворно подробная и достоверная информация о всех экспериментах Януса Шанкара над "живым человеческим материалом"... моими собратьями. Среди них были в основном сопротивленцы, осужденные преступники, незарегистрированные в Генконтроле и никогда не состоявшие под защитой Семей -- но нашлось и немало других, нечистокровных, чей потенциал просто превысил порог... Дейзи Фрей, урожденная Салливан -- пропавшая без вести год назад; Стенли Флеминг, урожденный Джордан -- этого я, кажется, знал в годы совместной учебы... Прия Кинси, урожденная Прия Канти, Фред Фоссей, Джудит и Донован Эли... десятки сайоников, сгинувших в лабораториях Януса, ставших там генетическим материалом.
   Единственная вина всех этих людей была лишь в том, что они провалили очередной медицинский осмотр.
   - Теперь ты видишь? - от свалившейся на меня истины, а также от копошения внутри (твари чуяли микрокосм Майлза), немилосердно тошнило, - Мы не нужны Федерации. Мы слишком... неудобны. Пока замены не было, семья Шанкар и Корпорация терпели -- но не теперь, когда замену наконец нашли. Эрзац-сайоники, создания Януса Шанкара, - искусственные особи, с нашим генетическим набором, но лишенные собственной воли и абсолютно покорные. Первое удачное поколение уже дозрело в инкубаратах "Нараки" и сейчас проходит финальные тесты. Я просто счел разумным... упредить события.
   Я закусил губу:
   - Даже если и так...сейчас, когда вот-вот взойдет Солнце, это... это нож в спину, всем нам, даже сайоникам, всей Федерации! Вы что, не понимаете?! Последнему Солнцу все равно, сайоник вы или гражданин категории "альфа" -- мы все для него лишь еда!!
   - "Последнему Солнцу"? - приподнял брови лорд Флеминг, и я покорно раскрыл перед ним собственный разум. Пусть читает, не жалко - быть может, старого телепата проймет.
   Пусть... пусть поймет, что не время -- как бы ужасно не было сотворенное Янусом Шанкаром, сейчас просто не время для мести.
   ...Прочитанное, кажется, произвело на старшего Флеминга определенное впечатление. Вынырнув из моего разума, он поморщился:
   - Весьма... интересно, весьма, - миг слабости был кратким, и вот уже на меня снова глядел не Майлз, тот, кто играл для нас некогда гимн Федерации, - а ледяной аристократ лорд Флеминг, - Но это не меняет ничего. Если угроза настолько серьезна, мы тем более должны действовать даже и самыми жесткими методами -- чтобы помешать Лексу Шанкару избавить от нас Федерацию.
   Я с трудом подавил желание схватиться руками за голову -- и застонать:
   - Да не хочет он такого! Он не идиот! Он знал о том, что Последнее Солнце взойдет, тогда, когда я еще и слова "Еловые Боги" не слышал!! Эти... эксперименты -- наверняка он одобрил их только затем, чтобы Федерации было, чем противостоять этой твари, когда чистокровные снобы вроде вас не желают сотрудничать!!
   Все. Все сказал, Крис Русланов? Теперь встанешь и отправишься в камеру ножками, сам, -- или дождешься, пока сюда явятся те, кто отволокут тебя туда головою по полу?..
   Но Майлз Флеминг опять удивил меня. "Чистокровных снобов" он предпочел не услышать -- вместо этого, пытливо взглянул на меня:
   - Нет. Не понимаю я этого. Чем он купил тебя? Чем -- заставил поверить себе? Что, в конце концов, есть Лексе Шанкаре такого, чего нет у нас?!
   Впервые на моей памяти Майлз Флеминг позволил себе закричать.
   - Почему для тебя этот ублюдок, продукт их противной природе программы селекции, стал вдруг дороже нас?! Семьи?!?
   - Потому что... - я опасливо втянул голову в плечи, но все же нашел в себе мужество выдавить, - Потому что вы его не совсем не знаете. Он не такой!
   - Не знаю? - голос Майлза стал опасно мягок -- как ручной дисраптор в шелковом футляре, - И чего же именно я не знаю о своем старом знакомце, о Лексе Шанкаре?..
   - Он ничего не хочет для себя.
   - Что, прости?.. Не расслышал.
   - Все, что он делает, он делает или для семьи Шанкар, - или для всей Федерации. Не для себя. Для себя, - я закусил губу, - для себя Лексу Шанкару не надо вообще ничего -- если бы вы с ним поговорили дольше нескольких минут, вы бы тоже поверили!!
   - Как ты наивен, мальчик, - Майлз вздохнул, - Сам-то задумайся, что говоришь. "Для Федерации" - верю охотно. Но нам в ней нет места, в его Федерации -- ни мне, ни тебе, никому из нас! Или ты думаешь, что я устроил все это, чтобы власти побольше урвать?! Открой глаза, мальчишка! Неужели ты думаешь, что я не подчинился бы планам твоего драгоценного гендиректора -- если бы не был уверен, что это будет во благо всего человечества?! Да я сам бы отправился под скальпель Януса Шанкара на "Нараке", добровольно, если б верил, что это хотя бы кого-то спасет!!
   - А он сказал, что добровольно бы убился о ближайшую звезду -- если бы был уверен, что вы справитесь лучше него!! - я тоже сорвался на крик, - Да почему вы такие... такие упертые, оба?! Вы же... вы же так похожи!! - это последнее вырвалось прежде, чем я сообразил, что вообще говорю -- само вырвалось, сорвалось с языка до того, как оформилась мысль. Но ведь...
   Но ведь это -- пожалуй что -- правда. Они были похожи, аристократ-сайоник и сиятельный гендиректор Шанкар. Оба были готовы положить свои жизни за то, что считали единственно ценным -- но если для Майлза этим была Семья Флеминг, то для Лекса Шанкара -- вся Федерация, все человечество.
   - Лорд Флеминг.
   - Что, мальчик? - Майлз очень устало взглянул на меня, и я вдруг задумался, сколько же лет телепату. По всем подсчетам выходило, что за сотню, причем далеко. И не меньше восьмидесяти лет он уже занимает свой пост. Восемьдесят лет в каждодневных заботах о благе Семьи... и в каждодневном страхе за нее, за каждого из нас -- за чистокровных больше, да, но ведь и за таких, как я, тоже, за всех, кто носит фамилию Флеминг... страшно даже представить. Каково это -- жить так?
   Я бы не смог, - безо всяких "наверное", просто не смог бы.
   Потому-то следующие слова я подбирал очень тщательно:
   - При каких обстоятельствах... вы могли бы заставить себя попытаться -- поверить ему? Гендиректору?..
   - Поверить? - старший Флеминг суховато усмехнулся, - Никогда. В тот день, когда я поверю Шанкару, любому -- можете отправить меня на почетную пенсию.
   - Он...
   - Он послал тебя к нам? - глаза Флеминга жестко блеснули.
   - Он... не посылал меня, - в горле засел ком, ледяной и колючий, - Я вызвался сам. Я... не хочу, чтобы...
   "Ну давай, давай. Расскажи о "мотыльках", и о том, что не сегодня-завтра на Сальватерре не останется ни одного живого носителя гена сайоникс-синдрома. Конечно же, тебе доверили эти сведения, чтобы ты тут же радостно их растрепал!.."
   - Чтобы -- что?
   Нет, все-таки дипломат из меня никакой, а уж разведчик и вовсе хреновый.
   - Что, отнялся язык?.. - Майлз Флеминг сухо хмыкнул, - Тогда я скажу за тебя. Чтобы распыленные в атмосфере военные нано-конструкты, настроенные на поиск и уничтожение носителей генов сайоникс-синдрома, были активированы?..
   Вот тут язык вправду отнялся. Майлз... знает?..
   - ...
   - Не трудись спрашивать, я отвечу и так -- да, мы знаем.
   - Вы знаете... и до сих пор...
   - До сих пор не валяемся в ногах у твоего драгоценного гендиректора, умоляя его о пощаде? - мой обескураженный вид, кажется, весьма забавлял Майлза Флеминга, - Хм... наверное, потому, что для нас тот факт, что орбитальная группировка спутников над Сальватеррой имеет такую начинку, не новость -- в конце концов, зная, как мы неудобны для Лекса Шанкара, было бы логично предположить подобную... предосторожность. Мы давно уже нашли способ нейтрализовывать эти нано-конструкты.
   Все.
   Это был полный провал.
   - ...и не только нейтрализовывать, но и перенастраивать - я потрясенно уставился на благостно улыбавшегося аристократа, - Скажем... поменять базовую установку с "поиск и уничтожение носителей генов сайоникс-синдрома" на "поиск и уничтожение тех, в ком нет генов сайоникс-синдрома".
   Все. Вот теперь точно -- действительно все.
   Я не стал тратить время на убеждения -- что толку убеждать кого-то вроде Майлза Флеминга? И к такому варианту был готов, еще когда переступал порог оранжереи. Я не пытался сообразить что-то сложное и техничное, да и не был уверен, что это получится. У меня был только один удар. Если он не станет смертельным, ответной атакой мне выжгут мозги.
   И я ударил.
   Майлза снесло вместе с креслом-коляской, снесло и швырнуло об стену, диадема с бряцаньем покатилась по полу. Боевыми эмпатическими техниками я даже и не пытался воспользоваться - да и не учили им полукровок навроде меня. Переждав, пока сердце перестанет колотится так, что вот-вот ребра выломает, я на нетвердых ногах подошел к скорчившемуся под стеной Майлзу Флемингу.
   Старый сайоник был жив. Оглушен, вероятней всего -- иначе от моей голове уже осталась бы только дымящаяся головешка, но... жив.
   Я прокусил губу до крови. Это надо было закончить -- ради всех Флемингов, ради восьми с лишним сотен сайоников, сейчас находящихся на Сальватерре, ради всех ее жителей -- что сайоников, что генетически полноценных. Я должен был. Должен!..
   ...Частицы "мглистой материи", растворенные в моей крови, снова ожили, зашевелились. Твари чуяли микрокосм Майлза Флеминга, жаждали грызть, поедать...
   Убивать.
   - Черной ели кровью...
   Не могу.
   Не могу.
   Не могу, чтоб вас всех!!
   ...Рождество. Главный зал, толпа галдящей малышни вокруг, смех и разлитая в воздухе радость, серебрящаяся в эмпатическом спектре, почти различимо для глаз. Запахи апельсинов и шоколада, хвои, снега, миндальных пирожных. За главным столом улыбается, глядя на нас, еще не старый человек с голубыми глазами, вокруг которого кружатся эмо-воксы, и звенит под сводами... уже не "Ода", нет, какой-то вальс -- из "Щелкунчика", вроде, хрустальная, чистая прелесть...
   ...Халькион. Чернеет, усыхает синевато-лиловое разноцветье, осыпается прахом, распадается угольной пылью, прогнившей трухой. Кричат люди, до которых добрались щупы голодной черноты. Плоть стекает с костей, оплавляется черным... и в небе - она же, кромешно-голодная, лютая чернота. Солнце страха восходит над миром, рождаясь в агонии информационного поля планеты...
   Не могу. Не могу. Не могу!!
   ...Лекс Шанкар протягивает мне планшетку с записью снов ясновидящих - сотни записей, сотни планет, над которыми восходит Последнее Солнце, сотни вариантов отчаянно-неизбежного будущего, в котором над миром сияет оно, ослепительное и ужасное, черное солнце конца.
   Стиснув до хруста зубы, я сжал руками виски Майлза Флеминга, и отпустил тварь внутри на свободу.
   - Черной ели кровью...
   Меня затошнило, физически. То, что я делал, было хуже, отвратительней просто убийства. Вонзая вместе с тварью ловчие щупальца в микрокосм Майлза, чувствуя на губах вкус крови, крови, а еще снега и, кажется, горького миндаля, я шептал и шептал хелийское заклинание, чтоб хоть на что-то отвлечься, не думать, что делаю, и что еще не поздно, может быть, остановиться и что-то спасти. Руки, сжимавшие виски телепата, тряслись, а внутри все сводило от голода, злого, звериного голода - не моего голода:
   - Жри, сука!!. - шептал я не то себе, не то твари, вонзая щупы глубже в агонизирующий, распадавшийся микрокосм.
   Я убивал не только человека - целый мир.
   ...Закончив, на нетвердых ногах встал над Флемингом, наконец-то затихшим. На месте его микрокосма теперь была гулкая обессмысленная пустота. Сто с лишним лет, тысячи книг, тысячи воспоминаний... все, что было Майлзом, я убил. Осталось тело, из чьего раззявленного рта стекала ниточка слюны.
   Мне нет прощения?..
   Да, нет.
   Тварь опять зашипела, раззадоренные пиршеством, чуя за стенами павильона микрокосмы сотен Флемингов, а за ними - безбрежное, огромное, гулко пульсирующее информационное поле планеты. В него до судорог, до спазмов в желудке хотелось запустить ловчие щупы, вонзиться в податливую сердцевину и грызть...
   Я тряхнул головой, прогоняя морок. Были еще Игнасия Фрей и Тадеуш Метлинский, - и пока я не найду их, я не вправе не сходить с ума, ни умирать.
   ...Потом, наверно, можно.
  
  
   Глава 29.
   Фамильная шанкаровская жуть, безбрежная, холодная и ясная, щедро разливалась в воздухе малого конференц-зала "Бхайравы", и Найджел Азуле (до сих пор не вполне понимавший, что он делает здесь, на семейном, вообще-то, собрании), то и дело ежился, растирая ладони. Справедливости ради стоило заметить, что был тут и еще один чужак -- Ллойд Фрэйзер, но тот сайоником не являлся, а потому жути шанкаровской не ощущал... или же превосходно делал вид, что ничего такого нет, и это просто военный совет.
   Просто...
   Да, за два неполных стандарт-месяца, минувших со дня окончательного освобождения Сальватерры, военный совет стал для Азуле явлением повседневным, почти что обыденным. Правда, обычно состав участников несколько отличался...
   Сейчас, помимо Фрэйзера и самого Найджела, наличествовали сестры Шанкар, а также, конечно же, Лекс. Леди Котенок была, вопреки обыкновению, собрана и серьезна, даже кудряшки свои безжалостно стянула в тугой узелок на затылке. Только благодаря ей удавалось пока что держать СМИ в узде, и не позволять расползаться панике в информационном пространстве, благо, что поводов было достаточно -- и почти полное прекращение навигации, и сотрясавшие инфру невиданной силы шторма, и парфенонский инцидент, от которого все еще лихорадило всю Федерацию, и, конечно, мятеж. Вот и сейчас хрупкие пальчики Сати летали над голо-экраном планшетки -- не иначе, правили очередную новостную сводку о готовящейся операции на Жемчужной, одном из главных центров сопротивления клана Метлинских...
   ...После известия о смерти брата Сати Шанкар держалась, кажется, только работой.
   - Позвольте заметить, мы в полном дерьме, господа, - меланхолично заметила вторая из присутствующих на собрании дам, так и не оторвав взгляда от стоящего перед ней бокала. Наполовину полная бутылка стояла тут же, и, судя по этикетке, командующий Алана перешла от более привычного для нее натурального коньяка на дешевый синнабарский виски, способный, с пол-бутылки, даже одного из рейнхардовских головорезов свалить. Рыжие волосы, сейчас весьма небрежно связанные в хвост, свалялись, потускнели, а цвет лица был оттенком далек от здорового... потерю Януса та переживала еще тяжелее Сати.
   - Да, в дерьме. Эта старая сука Игнасия крепко держит в руках Амальгаму, а запасов ртутного топлива у нас осталось недели на три, - протянула Алана, задумчиво болтая остатками виски в бокале, - Слышишь, Лекс?.. Мы в глубоком-глубоком дерьме.
   Сати сморщила носик, и, ловко уцепив со стола бутылку, грохнула ту перед Лексом:
   - По-моему, ей на сегодня достаточно.
   - Ах ты...
   - Тихо! - негромкий, но отчего-то показавшийся оглушительным голос Лекса пресек зарождавшуюся перепалку, - Сати, прекрати провокации, не время для твоих любимых развлечений. Алана, тебе вправду достаточно пить, - бутылка отправилась в утилизатор, и Лекс брезгливым жестом отряхнул ладони, - А сейчас, давайте ближе к делу, дамы, господа. Время нынче бесценно, а мы жестоко его убиваем, - уселся обратно, сцепил руки, опершись на те. Смотреть на него было жутко, что обычным зрением, что вторым, эмпатическим. Теперь Лекс мало спал, держась на растительных вытяжках с Топи, да еще на тех резервах, что давала ему евгеническая программа, сотни лет осуществлявшаяся предками, резервах хоть и огромных, но все же конечных - так что Найджела весьма тревожили тени, залегшие под веками дорогого начальства.
   ...А во втором зрении, на месте исхудавшей фигуры горело безжалостное, испепеляюще-яркое белое солнце.
   Солнце, разгоравшееся с каждым часом все ярче и ярче, - с того самого дня, когда на "Бхайраву" дошло сообщение с "Нараки", о том, что брат гендиректора, Янус Шанкар, был убит.
   Убит Флемингом.
   Алана Шанкар смерила брата мрачным взглядом, и, замысловато ругнувшись сквозь зубы, полезла в карман. Опрокинула в себя флакончик детоксиканта, поморщилась, и хриплым голосом сказала:
   - К делу, значит, к делу. Когда твои ручные байкальцы закончат уже установку глубинной брони на последнюю партию транспортников?.. График поставки гумпомощи на Синнабар и Гиперборею под угрозой, своих запасов им хватит едва ли на месяц...
   - И очередная партия медикаментов застряла на складах, - с явной неохотой поддержала сестру Сати, - В больницах на том же Синнабаре один только физраствор и остался, да, может, допотопный какой аспирин...
   - С этим... разберемся, - поморщился Лекс и потер виски, делая пометку в своем планшете, - Найджел? Вы ведете протокол или считаете бабочек?..
   - Что? А, да, господин гендиректор, конечно!..
   - Прекрасно, хоть кто-то здесь занят работой, - эта шпилька предназначалась, по всей видимости, Фрэйзеру, ухитрившемуся задремать, - Ллойд! Вы когда вообще спали в последний раз?
   - Спал? - спросонья Фрэйзер растерялся, - вот уже действительно, непривычное зрелище, - Кажется, сутки назад... или двое?..
   - Прекрасно, - снова поморщился Лекс, делая еще какие-то заметки, - А ели когда?..
   - Вчера... вроде бы.
   - Все с вами ясно, отправляйтесь-ка в каюту, и чтобы до вечера я вас не видел.
   ... - Наконец-то, - кивнула Сати, когда за пошатывающимся от усталости Ллойдом закрылась дверь, - Теперь еще секретаршу свою отошли, и поговорим наконец-то о деле. Мне поступили сводки... три "черных инцидента" за последние несколько суток.
   - Мистер Азуле останется. И - извини, но я не успеваю уследить за всеми неологизмами, которые ты генерируешь со скоростью лучемета, моя дорогая сестрица. Что еще за "черные инциденты"?..
   - Локальные поражения информационного поля... зафиксированы на Апсаре, до этого, стандарт-неделю назад, на Экзотике, - глаза Сати жестко и хищно блеснули, - Сотни жертв. Микрокосмы осушены начисто, там просто нечего было спасать... на месте происшествия -- всегда одно и то же, мертвая растительность, выжженая земля, черный прах, а по всем окрестностям отрубается коммуникационное оборудование и плавятся любые электронные мозги. И... это вот! - она швырнула на стол книгу, настоящую, на бумажном носителе, - Нашли на месте последнего апсаранского инцидента, - Сати пролистнула пустые страницы, - Припоминаешь, где мы уже видели нечто подобное?..
   - Припоминаю, - сухо кивнул Лекс. - И что же ты хочешь сказать?..
   - То, что мы сидим тут, на "Бхайраве", почти стандарт-месяц, и ждем непонятно чего, пока сбываются гребанные пророчества твоих трижды гребанных Эли!! - зло огрызналась Алана, - Нам надо было давно уже перехватить это... этого... эту тварь, чем бы она ни была, оцепить очередную планету, на которой она объявилась, и расстрелять ее прямо с орбиты!!
   - И чем же ты собралась расстреливать... Последнее Солнце?..
   - Одновременный залп главных калибров "Бхайравы", "Хэваджры" и "Калачакры" способен...
   - Возможно, способен. А возможно, разнесет в клочья планету, на которую мы их нацелим, вместе со всем населением.
   - Это приемлемая жертва!!
   - ...а может быть, запустит реакцию, последствия которой будут пострашнее, чем восход Последнего Солнца над миром, - так же невыразительно окончил Лекс, глядя прямо в глаза распалившейся Алане, - Один раз мы уже положились на это "возможно", когда направили мистера Флеминга на Хель. Возможно, нам удастся добыть мутаген, способный пробуждать спящие гены сайоникс-синдрома, возможно, он безопасен, возможно, нам добровольно его отдадут. И что в результате?..
   - И что?! - взвилась Сати, подскакивая с места -- и тоже нависая над братом, с другой стороны, - Ты предлагаешь нам спокойно ожидать, пока это... эта тварь не нажрется достаточно информации, чтобы взойти?! Потому что, видите ли, мы не знаем, эффективны ли будут дисрапторы?!.
   - Нет, не предлагаю, - ядовито ухмыльнулся в ответ Лекс, и Азуле поежился -- он впервые наблюдал подобную эмоцию у обычно бесстрастного гендиректора, - Прямо сейчас я предлагаю принять вызов, что вот уже полчаса как поступает по удаленной связи от наших партнеров с Байкала, и выяснить, что там случилось, раз уж они столь настойчивы, - и, не слушая возмущений сестры, крутанул браслет на запястье -- активируя голо-панель на стене:
   - Приветствую, господин Лютцов. Надеюсь, хоть у вас будут хорошие новости?..
   - Хорошие, не хорошие, а что важные -- точно уж, - не тратя времени на ответные вежливости, сказал подтянутый, средних лет человек в черном кителе. Найджел аккуратненько передвинулся дальше, так, чтобы его не было видно байкальцу. Варваров из Технократии он, как и полагается человеку цивилизованному, недолюбливал и самую малость побаивался, - даром, что бабушка Азуле была иммигранткою с Тенгри, - Вчера наконец-то закончили с партией транспортников, которую вы прислали, броня установлена... а еще, - сощурился, - Ваш запрос к Китежской Академии... был рассмотрен Ученым Советом.
   - Да? - лицо-маска Лекса оживилось, озарившись наконец-то хоть какой-то эмоцией -- интересом, - И каковы же их выводы?..
   - Исходя из тех данных, что вы предоставили, это... явление, - термин "Последнее Солнце" байкалец, похоже, не жаловал так же, как сестры Шанкар, - действительно, демонстрирует признаки скорее живого объекта, чем природного феномена, и да -- ваше предположение о том, что оно дальний родственник всем известных "глубинных зверей", с высокой долей вероятности соответствует истине. Исходя из этого... наши ученые полагают, что применение стандартного оружия, основанного на принципах традиционной физики, не будет эффективным.
   Сати со стоном спрятала лицо в ладонях, а более хладнокровная Алана только лишь закусила губу.
   - Вот как, - спокойно кивнул Лекс, - А если говорить о физике... не слишком традиционной?..
   Сати тут же навострила уши, да и Алана сощурилась.
   - Исходя из предполагаемого родства этого... явления... с "глубинными зверями", обитающими в нижних слоях инфры, - байкалец пожевал губу, - Китеж полагает... и предлагает... использовать "орудия Вельского".
   - Но они функционируют только в условиях инфры, - нахмурился Лекс, и все присутствующие -- после его слов -- выжидающе уставились на байкальца. Тот еще некоторое время жевал губу, после чего, похоже, на что-то решился -- и тяжело вымолвил:
   - Не только. Последняя модификация... способна функционировать и в норм-пространстве Карты.
   - Вот как, - повторил Лекс, еще спокойнее, и белая жуть всколыхнулась, заставив Найджела снова поежиться, - И почему мы узнаем об этом лишь сейчас?..
   - Потому что, - голос байкальца сделался сух и невыразителен, он заложил руки за спину, - Для функционирования в норм-пространстве каждому орудию придается... эмулятор инфры.
   - Что придается, простите?..
   - Эмулятор инфры, - еще суше повторил байкалец, - Также... последняя разработка, не предназначенная для экспорта, к слову сказать.
   - По причине?..
   - Вы хоть раз наблюдали выстрел "орудия Вельского"?
   - Доводилось. Ничего слишком зрелищного, была стая "глубинных зверей", осталось туманное облачко да пол-фунта дарксидов.
   - В условиях норм-пространства один выстрел "орудия Вельского", оснащенного эмулятором инфры, насквозь прожигает планету.
   После этих слов в конференц-зале некоторое время было очень-очень тихо.
   - Насквозь? - наконец спросил Лекс, - Что, действительно?.. А что происходит с ядром?..
   - Аннигилируется.
   За этим последовали еще пару минут тишины, густой настолько, что у Найджела пробежали мурашки по шее.
   - Первым ее решился нарушить, опять же, Лекс -- всмотревшийся в лицо байкальца, пристально и как-то...
   ...Нет, Найджелу определенно не нравился этот взгляд!
   - На каких условиях, - гендиректор медленно выговаривал каждое слово, словно бы обкатывая те на языке, - На каких условиях вы согласитесь оснастить этими... эмуляторами инфры бортовые орудия "Бхайравы", "Хэваджры" и "Калачакры"?..
   - Ему ответили столь же пристальным -- и столь же... значительным взглядом:
   - Если получим... - байкалец глубоко вдохнул, - Получим незыблемые гарантии неприменения их против планет Технократии.
   - Любые, - тихо сказал Лекс.
   - Гарантии... от руководства Федерации.
   - Ну, это будет несколько затруднительно, если учесть, что стандарт-месяц назад Канцлер Маркес оставил свой пост. Но если вы дождетесь следующих выборов...
   - Не такие гарантии, - байкалец поморщился, будто надкусил очень кислую сливу, - Гарантии от ее легитимного руководства.
   Видимо, в этих словах был второй смысл, раз Лекс медлил с ответом, как показалось Азуле, достаточно долго.
   - Надо полагать, что на меньшее вы не согласны.
   - На меньшее мы не согласны, если только... - голос байкальца стал вкрадчивым, а в глазах вдруг блеснула холодная, снежная белизна, - Если только вы не прикажете это как тот, кто имеет право приказывать всей Технократии. Новое Солнце над миром.
   - Нет! - Лекс резко тряхнул головой, - Это... слишком.
   Эмо-фон конференц-зала угрожающе зазвенел, как идущее тысячью трещин стекло. Найджел ошалело тряхнул головой, прогоняя замелькавшие во "втором зрении" черные мушки. О чем это говорят гендиректор с байкальцем?..
   - Я согласен, - тяжело кивнул Лекс, его плечи опустились, - Вы получите свои гарантии от руководства Федерации... от ее легитимного руководства. Потом. После того, как мы устраним угрозу, что сейчас нависает над миром -- над всем миром, и над Технократией, к слову сказать, точно так же.
   - Хорошо, - просто кивнул байкалец. - Ваши станции получат эмуляторы инфры для своих бортовых орудий... мы получим гарантию неприменения их к планетам Технократии, данную полномочным главой Федерации Лексом Шанкаром.
   Азуле аж подбросило на его кресле. Главой Федерации?!.
   - Наконец-то, эмо-фон Сати ослепительно полыхнул торжеством.
   - Сколько времени вам понадобиться на переоснащение станций? - Лекс проигнорировал изумление Найджела так же, как и парочку ругательств от Аланы, - Все остальные заказы пока что потерпят, даже установка глубинной брони.
   - Одна минуту... - байкалец на миг прикрыл веки, - Да... наши инженеры просят две стандарт-недели.
   - Отлично, - ровно, без малейших признаков эмоций подытожил Лекс. - К тому времени, надеюсь, мы завершим наконец операцию по окончательному подавлению очагов мятежа на Саргассе с Тартаром, а после...
   - Наконец-то, - под нос себе пробурчала Алана Шанкар, - а то все сомнения да сантименты, вот сразу бы так.
   - И еще кое-что, - судя по льду, хрустнувшему в голосе Лекса, слова сестры он прекрасно расслышал, - Мне нужно кое-что от ваших оружейников... личный заказ. Цену назначьте любую, она не важна.
   - Что вы хотите?
   - Мне нужно, - гендиректор глубоко вздохнул, - Мне нужно нечто навроде "орудия Вельского", но в варианте для ручной стрельбы, и без этого... эмулятора инфры, насквозь прожигающего планеты. Вы сможете сделать такое?..
   - Вы хотите применить его в норм-пространстве? - осторожно уточнил байкалец, - Но без эмулятора инфры, это будет технически сложно... точнее сказать, невозможно.
   - Именно поэтому я и сказал, что цена не важна. Назовите любую - и сделайте для меня невозможное.
   - Мне нужно... посовещаться с нашими инженерами-оружейниками, - медленно выговорил байкалец, опять прикрывая глаза. Из-под его век опять засквозило то снежное, белое, что Найджел недавно успел заприметить.
   Белое, снежное и холодное, как самое сердце зимы, - белое, как солнце, сиявшее во втором зрении из груди Лекса.
   И это Азуле совсем, совершенно не нравилось.
   -Ты что это замыслил?.. - с угрозой спросила Алана, но Лекс на сестру не смотрел - его взгляд уходил, как казалось Азуле, куда-то за голоэкран, с которого говорил байкалец, за пределы конференц-зала и вообще за пределы "Бхайравы", - Лекс?! Ты вообще здесь?!.
   -Я всегда здесь, - тряхнул головой ее брат, и сфокусировал взгляд на байкальце, - Так что говорят ваши оружейники, господин Лютцов?..
   - Одну минуту.. - зрачки байкальца все еще затягивала мутноватая белая пленка, но постепенно рассеивалась, - Да... наши инженеры говорят, что решение есть, но это будет оружие одного выстрела, и стрелять придется почти что в упор -- без эмуляции инфры, луч на выходе будет рассеиваться.
   - Это... сгодится, - медленно кивнул Лекс, и Сати подозрительно сощурилась:
   - Что-то мне это не нравится, что вы такое задумали?..
   Ответом -- который и Найджел хотел бы услышать -- сестру гендиректора не удостоили, байкалец с Лексом все еще смотрели друг на друга, и в обмене этими взглядами умещалось, кажется, больше, чем можно было бы высказать вслух...
   ...Чертов байкалец, несомненно, понимал -- или догадывался -- что именно замыслил Лекс, раз лоб его прорезала тревожная морщинка:
   - Надеюсь, вы хорошо понимаете риск.
   На это Лекс ответил невыразительным и не слишком понятным:
   - Я верю в людей.
   - И они верят в вас, - байкалец наклонил голову, - Подумайте об этом, прежде, чем решаться на то, что задумали. И да...
   Он вздохнул:
   - По правде говоря, запрашивая связь, я сомневался, нужно ли вообще об этом говорить, но раз уж дело дошло до такого... На основе анализа данных о характере поражения информационного поля планет, ученые Китежа сделали вывод о том, что это ваше "Солнце" - явление... - снова вздохнул, - космогонического порядка.
   - То есть?..
   - Оно не просто втягивает в себя любую доступную информацию, но накапливает и преобразует ее. Когда будет достигнуто некое критическое информационное насыщение, оно, весьма вероятно, родит из себя новый мир.
   Обвел взглядом ошеломленные лица Найджела, Сати и Аланы, и задумчивое -- Лекса, пояснил:
   - Говоря "новый мир", я подразумеваю нечто предельно конкретное и астрономически измеримое - новую расширяющуюся Вселенную.
   И после гулкой паузы добавил:
   - Конечно же, ее рождение будет означать конец нашей, которую она просто в себя поглотит.
  
  
   Эпилог.
   ...Склонялись над моей головой ветви цветущих глициний, в отдалении слышался смех и щелчки голокамер. В конце концов я все же оказался здесь, хотя именно этого места, главного парка столицы Халькиона, поклялся избегать, сколько будет возможно. Возможно оказалось долго, почти стандарт-месяц. Стандарт-месяц лихорадочного бегства от того чисто-белого, ледяного и страшного, что шло за мной по пятам от самой Амальгамы, где я убил... да, убил леди Фрей.
   Корабль за кораблем (и как только я пробирался на них?.. нет, не помню), пересадки на станциях, планета за планетой, одно чужое лицо за другим. Последних своих жертв я выпивал без остатка, чтобы хоть сколько--нибудь накормить тварей и выиграть пару часов тишины, без навязчивых шепотков:
   "Убей... поглощай, расширяйся, расти, существуй... восходи."
   Я бежал, подгоняемый страхом и голодом твари. За мной неостановимо шло солнце, чей ослепительный свет был различим даже на расстоянии в пару парсеков. Оно знало, кто я и что сделал, и шло, чтобы свершить правосудие. 
За мной и за тварью охотились - загоняли, как зверя. 
   На мгновение все вокруг укрыло дрожащее алое марево, шепот и стрекот в ушах оглушили, а когда схлынуло, отпустило, ушло - трава на несколько футов вокруг обратилась в сухую и мертвую пыль. 
   Я поднес к лицу руки. Ногти на тех давно уже отросли, заострились подобно звериным когтям, а кожу скрыл затейливый черный узор. Совсем плохо все стало, когда на Амальгаме я убил леди Игнасию Фрей. После этого, - после того, как я обнаружил себя на коленях над телом Игнасии, сжимая в когтях сердце той, и с перемазанными теплой кровью губами, - стало совсем тяжело разбираться, где я, а где тварь. Тварь, личинка проклятого божества, засевшая глубоко внутри, жаждущая поглощать, расширяться, расти... 
   Восходить. 
   ...И после этого, стало совсем уж трудно стало отрицать ужасную догадку, о которой я прежде старался не думать.
   ...Я стиснул руками виски, и тряхнул головой. Тоскливый шепот утих на минуту, чтобы зазвучать снова с удвоенной силой. Он уговаривал, молил и соблазнял. Освободиться от остатков истерзанной в лоскутки личности, от еще человеческих страха и боли, отпустить его, чудовище, зачаток, семя новой космогонии, которому было тесно в груди. Отпустить... 
   Умереть и родиться. 
   ...Взойти над миром в ослепительно-черных лучах, поглощать и расти, вбирая в себя микрокосмы людей, ноосферы планет... поглощать. Расширяться. Расти. Создавать из себя. Трансформироваться, обращаться в своих же лучах, множиться во все стороны и дробиться, включая в рождавшийся мир все, до чего дотягивались ловчие щупы, расти, поглощать, восходить!!. 
   - Не-ет, - тихонько провыл я, вонзая когти в кожу, чтобы хоть ненадолго унять шепотки, - Нет-нет... не хочу... 
   Все, что еще оставалось во мне человеческого, хотело остаться на месте, дождаться, пока настигнет меня идущее по пятам солнце и сгореть в его милосердных лучах. Но тварь... 
   ...Тварь отчаянно жаждала жить.
   Мои губы давно были искусаны так, что их стянула кровавая корочка, но я упорно грыз их, грыз руки, жадно слизывал с тех свою кровь, пытаясь хотя бы ее вкусом спастись от навязчивого желания вонзить щупальца в сердцевину информационного поля планеты, вонзить и выпить ее ноосферу вместе с душами сотен миллионов людей.
   Расширяться.
   Взойти!!.
   Убегать...
   - Нет уж, - я зло шептал это тому, что неудержимо желало родиться, - Не сбежишь, мразь!! - и вонзал пальцы в землю, до боли, до крови, заставляя себя оставаться на месте.
   ...Та часть меня, что была тварью, видела, как из глубин инфры вокруг планеты медленно всплывают, выходя на позиции для удара, три чудовищно-огромных сооружения, - не иначе, знаменитые "Бхайрава", "Хэваджра" и "Калачакра", боевые глубинные станции. На Халькион нацеливались бортовые орудия, планету брали в кольцо, все взлетавшие корабли безжалостно расстреливались при попытке покинуть ее атмосферу. Все правильно, только так можно меня уничтожить. Приди сюда, Лекс Шанкар... ведь это ты - то белое солнце, что гонит меня?..
   Приди и убей, наконец-то. Пусть это все, что я могу - просто заставить себя не бежать... простите уж, я не какой-нибудь чертов герой.
   - Нет, - моих рук коснулись, - Нет, Кристиан, ты именно что чертов и именно что герой.
   - Кто?.. - я вздрогнул, оборачиваясь, но меня остановили резким:
   - Нет!!
   Удивительно, но шепотки в голове вроде бы малость притихли.
   Кто-то встал у меня за спиной, прошептав:
   - Не оборачивайся. Если обернешься - мне придется убить тебя, а мне... не хотелось бы этого.
   - Гендиректор... Шанкар?
   - Да, - так же тихо прошептали за спиной, - Прости, что долго.
   - Наконец-то, - я выдохнул с облегчением, радуясь, что вот сейчас все, наконец-то, закончится. Тварь дернулась было и взвыла, но я отвесил ей мысленного пинка и заставил заткнуться, - Убей меня.
   - Нет.
   - Лекс, меня надо убить.
   - Нет. Я не хочу никого убивать.
   - Лекс, - меня разобрал истерический смех, по щекам покатились слезы, все это было слишком, я приложил столько сил, чтобы дождаться его тут и не позволить твари в моем обличье сбежать с Халькиона, - и что, все напрасно?! - Пожалуйста, меня надо убить, правда надо. Спаси от меня Халькион, Федерацию... все человечество.
   - Нет.
   - Пожалуйста! - я сорвался на крик. Чертов Лекс, или он не понимает, каких усилий мне стоит оставаться на месте и не пытаться бежать?! - Если ты не убьешь меня, то я не смогу больше это держать! Оно родится, понимаешь ты?! Ваше Последнее Солнце!! Взойдет!!!
   Крик захлебнулся в крови. Человеческое тело не слишком годилось, чтобы вмещать в себя зачаток еще не рожденного мира. Мира, который отчаянно жаждал родиться, разбив скорлупу... мое тело, эту планету, все то, что дышало и жило вокруг.
   - Я не могу убить тебя, - с сожалением выдохнул Лекс, - Я вообще никого не могу убивать.
   - Почему?! - заорал я, снова кашляя кровью и чем-то еще, черным, вязким, - Убеждения... не позволяют?! Руки марать не желаешь, ублюдок?!
   Обождав, пока у меня сядет голос, Лекс ответил:
   - Нет. Не поэтому. Если я убью кого-нибудь... не уверен, что мир это выдержит.
   - Почему? - я был сбит с толку.
   За спиной некоторое время помолчали, а затем вздохнули:
   - Хочешь, покажу?..
   - Что... - договорить я не успел. Ухватив за плечи, меня развернули, глаза Шанкара вдруг оказались очень близко от моего лица, -- и меня затянуло в его зрачки, в ослепительный и огромный чужой микрокосм...
   В лицо дохнуло страшным жаром.
   Тварь... тварь, дрожа от ужаса, тихо скулила внутри.
   - Открой глаза, - донеслось откуда-то из-за спины, - Открой глаза, но ни в коем случае не смотри на меня.
   Жар опалял лицо, так что глаза я открывал с опаской. Открыл -- и со сдавленным воплем отшатнулся от края пропасти, по дну которой текла, дыша жаром, река жидкого металла.
   Какого черта?!
   Порыв раскаленного ветра ударил в спину, едва не столкнув меня в пропасть. Я поспешно отступил еще на шаг. Тварь жалобно взвыла и застрекотала, ей очень не нравилось здесь.
   - Дальше нельзя, - мне в спину уперлась рука, - Оглянись. Только на меня не смотри.
   - Почему? - с трудом прошамкал я спекшимися губами. Дышать, говорить, двигаться было до ужаса тяжело -- кажется, сам воздух здесь был раскален, как металл, и жег легкие. Мы стояли на узеньком, не шире шага, каменном карнизе:
   - Потому что то, что ты увидишь, очень не понравится твоему... паразиту, - тихо ответили из-за спины, и опять подтолкнули, - Идем. Тебе нельзя долго здесь оставаться, а я хочу, чтобы ты успел кое на что посмотреть.
   - А тебе?..
   - А я всегда здесь, - мы шли вдоль края пропасти, по узкой тропке шириною в шаг. Из-под ног сыпались камешки, ныряя далеко внизу в расплавленный металл:
   - Как... всегда?
   - Всегда, - кажется, за спиной философски пожали плечами. Дышать становилось все тяжелее и тяжелее, пот заливал глазам, тек по спине ручьями, а жар, исходящий от камня, грозил вот-вот расплавить наконец подошвы. Наконец мы добрели до чего-то навроде моста, - узенькой каменной перемычки, перекинутой над железной рекой:
   - Смотри.
   Я несмело подступил ближе к краю, к основанию ненадежного мостика. Тот убегал в темноту, насколько хватало взгляда, опоры ныряли в железную реку, их камень был черен от жара.
   - Куда он ведет?
   - Не знаю, я не был там.
   - Почему ты туда не идешь?.. - в лицо дохнуло жаром, опалив его, кажется, до волдырей.
   - Не могу. То, что на той стороне, ждет, когда я наконец-то убью.
   - И что... и что тогда случится? - я сглотнул остатки слюны, не успевшей еще пересохнуть во рту.
   - Тогда карниз, на котором мы стоим, обвалится и мне придется пройти по мосту.
   И мне совсем не понравилась обреченность, с которой сказал это Лекс.
   - И?..
   - И новое солнце взойдет над руинами старого мира.
   - Я облизнул потрескавшиеся, обожженные губы:
   - А ты... не хочешь этого?
   - Кто хочет умирать? - тихо прошептали за спиной, - Да и не нужно это миру. Он хорош сам по себе, без лишних солнц над ним... как думаешь?..
   Я невесело хмыкнул:
   - Согласен.
   - Хорошо, - кивнули за спиной. И, резко толкнув в спину, сбросили меня с обрыва, - в раскаленные докрасна воды железной реки.
   ...Кажется, я все же успел закричать.
   В себя пришел в том же парке. Земля вокруг была засыпана черным, над нами умирала, роняя усохшие ветки, глициния, вдалеке слышались крики людей.
   Позади меня, спиной к спине, стоял Лекс Шанкар. Не знаю, каких сил стоило ему сдержаться, чтобы меня не убить... не позволить взойти над миром новому, лучезарному и смертельно-прекрасному солнцу.
   - У нас осталось мало времени, Кристиан Флеминг, - мои рук коснулись руки Шанкара, стиснули запястья. Его тоже била дрожь и я мог лишь догадываться, что шепчет ему его солнце, - Ты или тварь, или же человек. Ответь мне. Кто ты?..
   - Думаешь, все так просто?!
   - Все и всегда очень просто. Сложности мы создаем сами, оттого, что слишком много думаем и слушаем слишком много пророчеств, - грустновато усмехнулся Лекс, и, кажется, обернулся. В спину мне уперлось что-то металлическое, очень холодное.
   - Что это?
   - Модификация "орудия Вельского", способная функционировать в норм-пространстве. Если ты человек, выстрел тебя не убьет. Решай. Ты человек?..
   ...Тварь забилась внутри, пронзительно вереща. Она изо всех сил рвалась прочь от белого солнца, она жаждала жить, расширяться, расти во все стороны и поглощать...
   - Я - человек, - прошептал я, и медленно повернулся навстречу ослепительно-белому солнцу... худому, усталому человеку, на чьем лице впервые на чьей-либо памяти не было маски.
   - Хорошо, - кивнул Лекс и нажал на курок.
  
  

Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Хант "Мидгард. Грани миров." (Любовная фантастика) | | Е.Болотонь "Кольцо на счастье, или Академия Тёмной Магии" (Приключенческое фэнтези) | | В.Шег "Непокорная " (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Ты придёшь ко мне во сне" (Попаданцы в другие миры) | | К.Корр "Искусство темной материи или укрощение адептов" (Историческое фэнтези) | | J.Liss "Мне не нравятся рыжие" (Современный любовный роман) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия 3. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Забытые земли. Проклятие." (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "В другой мир на пмж" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"