Мохань Виктор Геннадьевич: другие произведения.

Мир без права на жизнь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир,где земляне сражаются из последних сил за последний оплот своей цивилизации против врага,который побеждает несмотря ни на что. Мир,который не имеет права на жизнь. Не имеет-потому что его не существует.

  Мир без права на жизнь
  Творить - значит убивать смерть.
  Р. Роллан.
  Наука есть не что иное, как отображение действительности.
  Ф. Бэкон
  I
  Редко в жизни бывают такие дни, когда судьба предлагает сыграть в лотерею с шансом выигрыша один на миллион, а ты уверен, что вытащишь именно тот, один-единственный счастливый билет.
  Энди искренне надеялся, что сегодня у него именно такой день, пусть даже и дела шли в последнее время наперекосяк.
  Впрочем, в этой мысли он был не одинок: на подобный счастливый исход надеялись сотни и даже тысячи человек, которых гнал вперед сигнал тревоги.
  Эти люди, как и сам Энди, бежали по темным подземным коридорам, что вели в ангары, находящиеся в самых разных уголках Земли. В них ждали своего часа последние истребители, бомбардировщики, штурмовики, эсминцы и корветы, что остались у флота землян.
  Сегодня решалась судьба колыбели человечества, из которой оно так неосмотрительно вышло сотни лет назад. Извечный вопрос - "Быть или не быть?!" - неожиданно навис над всей планетой.
  Энди и не хотел думать, что этот день станет поворотным моментом в многовековой истории Земли, он прогонял эту мысль прочь от себя, как можно дальше, на задворки сознания. С того самого момента, как прозвучал мерзкий, пробирающий до костей вой сирены, выпускник пилотного корпуса Космической Академии Эндрю Стивенсон, ныне же пилот третьего ранга, старался не задумываться о предстоящем сражении. Почему-то он знал, что делать этого не стоит.
  Пока что пилот успешно с этим справлялся, отдав главную роль не разуму, а телу, которое стремительно мчалось занять место единственного пилота в истребителе класса "Гидра". Туннель, по которому бежал Энди вместе с десятком других пилотов, внезапно разделился на четыре ответвления, но долгие часы подготовок сделали свое дело: пилот метнулся в крайний справа коридор, что вел к сектору истребителей. Даже не оглядываясь назад, он точно знал, что за ним бегут еще четверо летчиков из его звена: Марта, Грегори, Саймон и Деннис, или же, если забыть про имена, Желтый-2, Желтый-3, Желтый-4 и Желтый-лидер. Эти позывные стали для Энди уже куда привычней имен, которые он и так был склонен забывать.
  Сделав последний поворот, пилот с ходу ринулся к лестнице, которая вела к люку, который уже был предусмотрительно открыт техниками. Несколько секунд - и вот он уже в ангаре. Отыскать свою машину Энди смог и с закрытыми глазами, даже если бы она стояла в совершенно другом месте: парень успел привязаться к своей "боевой подруге".
  Пилот одним из первых подбежал к своему истребителю, приложил ладонь к броне корабля. Обычно требовалось произнести приказ об открытии кабины вслух или же сказать то же самое мысленно. Но Энди был так взвинчен, что как только в его голове лишь пронесся образ, как он садится в кресло пилота, то днище истребителя развернулось странным металлическим лепестком, и пилоту не оставалось ничего другого, как заползти внутрь.
  Меньше всего инженеры, создававшие истребитель SD-101v, в простонародье "Гидра", думали о комфорте и удобстве пилотов. Истребитель по комфорту чуть превосходил свинцовый гроб, да и пространством не сильно отличался от последнего. Весь корабль занимал двигатель вместе с блоками жизнеобеспечения и вооружения, которого на истребителе хватало.
  Подтянувшись, Энди тут же сел в просторное кресло пилота, перед которым не было никаких тумблеров, рычагов, не было видно и пресловутой кнопки "ВКЛ/ВЫКЛ". В "Гидре" не существовало даже хоть какого-либо подобия иллюминатора, но для корабля это не являлось проблемой: при необходимости он мог проецировать изображение всего, что происходило вокруг.
  Пилот положил руки на подлокотник, его грудь тотчас же обвили два ремня. Через мгновение он услышал знакомое:
  - Приветствую вас на борту, пилот Стивенсон. Боевой вылет? - произнес компьютер истребителя мягким женским голосом.
  - Да, Синди.
  - Произвожу контакт нейронных сетей, - с этими словами лоб Энди опоясала лента, которая туго сдавила голову и прижала ее к креслу, а сознание Энди и нейроны истребителя слились в единое целое.
  Корабли с аналогом человеческой нервной системы - это было наивысшей точкой кораблестроения землян, самый удачный результат сплава биотехнологий и машиностроения. Они не обладали сознанием и разумом в полной мере, и тем не менее множество людей опасались восстания машин и установления технократии. Но стоило лишь человечеству приобрести страшного и сильного врага, как такие разговоры тотчас же исчезли, тем более и корабли проявили себя в бою более чем похвально.
  Конечно, линкоры, крейсеры, эсминцы и прочие крупные корабли, что составляли основную ударную мощь, имели и ручное управление, а в непосредственный контакт с кораблем входил лишь старший офицерский состав. А разработав истребители класса "Гидра" или же бомбардировщик "Химера", инженеры словно показали, на сколько процентов они оценивают шансы пилотов на выживание.
  Эти цифры всегда стабильно стремились к нулю, практически вне зависимости от ранга и мастерства пилота.
  Однако звену "желтых" на протяжении последних семи вылетов сопутствовала удача: все пять пилотов, что покидали ангар, целыми и относительно невредимыми возвращались на базу.
  И задумываться о том, сколько звеньев сегодня недосчитаются своих пилотов, было уже поздно.
  - Доложите о готовности ко взлету, - раздался в эфире голос Денниса, командира звена. И тут же скороговоркой посыпались ответы:
  - Желтый-2 ко взлету готов, - это была Марта, единственная девушка в звене, уже побывавшая когда-то и командиром, чей опыт никогда нельзя было недооценивать.
  - Желтый-3 ко взлету готов, - вторил Грегори, который был самым старшим среди всего звена, но из-за своевольного и импульсивного характера никогда бы не выслужился старше заместителя командира
  - Желтый-4 ко взлету готов, - отозвался Саймон, весельчак и балагур, в чьем голосе осталась лишь капля бодрости и позитива: эта тревога доконала всех без исключения.
  - Желтый-5 ко взлету готов, - пронеслась мысль у Энди, которую не нужно было озвучивать - остальные члены звена ее тоже услышали без особых проблем.
  - Тогда даю отсчет на взлет, - кажущийся невозмутимым Деннис монотонно начал отсчитывать секунды, - десять, девять...
  Кресло Эндрю приняло почти горизонтальное положение, а сам пилот начал перебирать пальцами в воздухе, будто пытаюсь сплести "кошкину колыбель". В его сознании проносились результаты тестов различных систем корабля, в которых нужды не было: работа техников была безукоризненной. Но правила есть правила.
  - Восемь, семь...
  Три странных выроста на конце сигаровидного корпуса истребителя сместились вниз, готовясь к старту: в них располагались двигатели.
  - Шесть, пять...
  - Двигатели работают нормально, топливо на максимуме, режим форсажа исправен и готов к запуску, оружейные порты закрыты, датчики внешнего наблюдения полностью исправны, - Синди услужливо подсказывала все то, что и так видел Эндрю - этот полет должен был начаться без особых неприятностей.
  - Четыре, три...
  Дюзы двигателей расцвели смертельно опасными цветками, корабль слегка покачнулся, но остался на месте, пилот тут же мягко настроил мощность, Синди же не стала его исправлять, сочтя корректировку приемлемой.
  - Два, один...
  Опоры уже были убраны, крыша ангара, словно диафрагма древнего фотоаппарата, уползла в сторону, открывая серое пасмурное небо, нависшее над Землей. Истребитель же был обманчиво неподвижен, но уже через мгновение он был готов рвануться сквозь атмосферу в бездну космоса.
  - Ноль. Отрыв.
  Первым из ангара вылетел командир звена, а следом за ним - четыре пилота под его командованием. Эндрю понимал, что истребители первыми ввяжутся в бой, раньше всех остальных кораблей, чтобы уменьшить огневую мощь врага и попробовать уничтожить корабль покрупнее. И также он знал и то, что прикрывать их никто не будет.
  За считанные секунды истребители преодолели атмосферу Земли, и, когда перегрузки мягко вжали тело пилота в кресло, случилось то, чего Эндрю так опасался и искренне надеялся, что этого не произойдет.
  Разум Стивенсона подернулся непроницаемой белой пеленой, через которую он никак не мог докричаться до остальных пилотов звена и даже до корабля, а его мысли занял безликий голос, который твердил ему одно и то же:
  - Обмани их, выберись отсюда, иначе - смерть. Обмани их, выберись отсюда, иначе - смерть.
  Обмани. Выберись. Смерть.
  1
  - Проходите, мистер Сибата, не споткнитесь, - учтивый голос Элдреда Гаррета был настолько полон подобострастия и желания угодить, что Каору Сибата, владелец межгалактической корпорации, которая занималась перевозкой пассажиров, едва не скривился. Но все же он устоял - помогла врожденная сдержанность.
  В этой "пьесе" роли уже давно были распределены: Сибата приглашен на научную станцию в качестве почетного гостя, что означало лишь одно: науке нужна очередная помощь, причем исключительно материального характера, другой она почему-то не принимала.
  Ну а доктор Гаррет вынужден убеждать японца в том, что именно без его помощи все исследования остановятся, а науку постигнет затяжной кризис. Чем не причина выделить несколько миллионов кредитов, которые так отчаянно держит в своем кармане Республика?
  - Я надеюсь, что вы в курсе, чем мы тут занимаемся? - спросил у Каоро Сибаты ученый. Собеседник несколько помедлил, прежде чем ответить:
  - Если честно, то не совсем, уважаемый доктор...
  - Гаррет, но можете звать меня Элдредом, - незамедлительно подсказал ученый.
  - Так вот, Элдр... доктор Гаррет, - нашел выход Каоро. - Откровенно говоря, я профан во многих вещах, которыми вы тут занимаетесь. Однако наслышан о том, что именно ваши разработки наиболее перспективны.
  - В чем-то вы безусловно правы, - задумчиво протянул Элдред, открывая своей картой-пропуском очередную дверь на их пути. Каоро потянулся за своей картой, но доктор пренебрежительно махнул рукой, показывая, что это совершенно необязательно, и продолжил, - но наши исследования затрагивают несколько... нестандартную область науки, которая малоизучена, в основном из-за ее специфики и дороговизны. Последнее особенно отпугивает инвесторов, - с нескрываемой печалью произнес доктор Гаррет.
  - Я надеюсь, что сумею вам помочь, доктор, - вежливо, лишь одними губами, улыбнулся миллионер. - Вам придется всего лишь меня заинтересовать во взаимовыгодном сотрудничестве.
  Их разговор прервал охранник:
  - Доктор Гаррет, разрешите проверить пропуск у вашего спутника.
  - Это совершенно лишнее, капрал, это весьма важный гость, ему не стоит докучать лишними проверками, - отмахнулся от военного ученый.
  - И тем не менее я настаиваю, - солдат был непреклонен.
  - Послушайте, капрал... - доктор чуть присмотрелся к беджу, который висел на груди охранника, - капрал Леннингс, я совершенно не...
  - Капрал, вот мой пропуск, можете сверить все, что потребуется, - вступил в разговор доселе молчавший спутник доктора. - Прекрасно понимаю все подозрения. Ведь это ваша работа, в конце концов.
  - Благодарю, мистер Каоро Сибата... если это вы, конечно, - усмехнулся капрал. Потом провел над пропуском идентификатором, пока тот не загорелся зеленым, а после тщательно сверил портрет на допуске с лицом японца. Убедившись, что все в порядке, капрал вернул карту владельцу, извинившись еще раз за беспокойство. Каоро спрятал ее во внутренний карман аккуратного серого пиджака.
  - Мне казалось, что охрана на станциях, подобных вашей, не настолько... навязчива.
  - Да, так и было, - подтвердил Элдред. - Но несколько дней назад откуда-то появилась информация о предполагаемой диверсии, целью которой должна была стать наша станция. И как результат - к и так многочисленной охране добавилось еще и десятка два военных.
  - Все ради вашей безопасности, доктор. Придется немного потерпеть. Это огромная удача, что ваша контрразведка сработала так оперативно.
  - Да, конечно, мистер Сибата... и, собственно, мы и на месте, - радостно возвестил об окончании путешествия доктор возле железной двери с надписью "Отдел усовершенствования организма".
  - Звучит... многообещающе, - оценил название японец.
  - Что ж, это радует. Так, мистер Сибата, здесь ваш пропуск не сработает, поскольку у вас нет доступа к этой части станции, а ваши отпечатки пальцев и сетчатки не внесены в базу, поэтому посторонитесь... - ученый нагнулся и приложил к папиллятору свой указательный палец, потом постоял несколько секунд перед сканером сетчатки и с облегчением вздохнул, когда дверь одобрительно пискнула и щелкнули открывшиеся запоры.
  - Совсем недавно эту систему поставили, все никак не могу привыкнуть, каждый раз думаю: а вдруг не сработает? Да-да, проходите, после вас!.. - указал на дверь Элдред.
  Каоро первым зашел внутрь и увидел примерно то, что и ожидал: множество колб, пробирок, микроскопов, вот только вместо подопытных животных кое-где он заметил и людей. Это его слегка обеспокоило:
  - А то, что в ваших экспериментах участвуют люди... вы считаете это нормальным?
  - Это необходимая жертва, ведь мы изучаем человеческий организм и пытаемся выжать из него максимум, а без участия в наших опытах людей вся работа не ушла бы дальше теории. Согласитесь, что это неприемлемо, наука всегда требовала жертв.
  - Да, конечно, вы абсолютно правы, - согласился с собеседником Сибата.
  - Вы знаете, здесь проводилось множество любопытнейших экспериментов, которые давали ошеломительные результаты, но я собираюсь показать вам сразу же "жемчужину коллекции", самого неоднозначного нашего...хм...пациента. Если же он не впечатлит вас, то я тотчас же перестану тратить ваше драгоценное время.
  - Ведь оно, как известно, деньги, - предложение ученого пришлось Каоро Сибате по душе. - Ну что, ведите меня и убеждайте, как сильно вам нужна моя... помощь.
  Элдред Гаррет внезапно посерьезнел.
  - То, что я вам скоро покажу, может перевернуть многое в нашей... да и не только нашей Вселенной, господин Сибата. Шутки в сторону, разговор пойдет о нашем будущем.
  II
  - ...ведь речь идет не просто о нашем будущем, нет! Мы сражаемся за сам факт существования человеческой расы, для которой это самое суровое испытание, что только может существовать...
  - Синди, что это было?.. - просипел Эндрю, с трудом приходя в себя. Истребитель покинул земную атмосферу и следовал за командиром звена на автопилоте.
  - Синди?!.. - и вновь невысказанный ныне вопрос Энди повис в воздухе. Лишь спустя долгие секунды компьютер корабля ответил пилоту:
  - Это речь президента Земли, Джеймса Донована, в поддержку пилотов, "что отправились сражаться за Землю", прямая трансляция...
  - Синди, что произошло со мной во время перегрузок... ты заметила что-нибудь?
  Неуловимая секунда молчания - и ответ:
  - Прошу прощения, пилот Стивенсон, никаких отклонений зарегистрировано не было. Контакт не был нарушен.
  - Что за черт?! - в голосе Эндрю явно был слышен страх и недоумение.
  - Это ты про что, Энди? - участливо спросил Грегори.
  - Он точно про речь президента говорит, да, Энди?.. - подключился к разговору Саймон. - Интересно, а можно его как-нибудь заткнуть, Деннис? На нервы давит куда больше, чем предстоящая пострелялка...
  - Саймон... он же Желтый-4, заткнись и не засоряй эфир... и если бы я знал, как заткнуть его, то давно бы не слушали его спич... - раздраженно отозвался Деннис.
  - Желтый-лидер, не давите на остальных пилотов, прием, - подчеркнуто официально, но с легкой ноткой сарказма сообщила Марта.
  - Слышишь, Марта, - тут же отреагировал Саймон, - я бы с радостью послушал твое пение, оно волшебно, по сравнению с речами нашего дорогого Президента, славься он во веки веков!
  - Аминь, Желтый-четыре, прием, - эта шутка проняла даже Грегори, как и Энди, и Марту. Стивенсон готов был поклясться, что даже Деннис усмехнулся, но виду не подал.
  - Так, поступил приказ о сопровождении линейного крейсера "Европа". Будем охранять его от бомбардировщиков и истребителей противника вместе с десятью другими звеньями.
  - Желтый-лидер, как я понимаю, на смерть нас не пошлют, прием, - Саймон все еще не мог успокоиться, как будто не понимая, что вот теперь шутки уже закончились.
  - Желтый-четыре, умереть мы всегда успеем, прием, - слова Денниса не предвещали ничего хорошего. - Пока патрулируем сектор до отстыковки линкора от станции. Расчетное время подхода кораблей противника - 10 минут.
  - Желтый-лидер, разве у линкора недостаточно истребителей, чтобы сопровождать его и охранять в бою, прием?
  - Желтый-два, обсуждение приказов не входит в нашу компетенцию, прием, - Деннис все споры подавлял в самом зародыше, пресекая любую возможность невыполенения. - Выдвигаемся к линкору.
  Энди ощущал линейный корабль с помощью датчиков истребителя. Его размеры и мощь не могли не поразить любого: как союзника, так и противника. Синди при желании могла перечислить его характеристики, вооружение и количество экипажа на борту "Европы" или даже флагмана "Терры", но Энди и без того прекрасно был осведомлен о силе земного флота. Оставалось лишь догадываться, что же смогут противопоставить грауды.
  Граудами люди называли ящероподобных существ, которых человечество обнаружило не так давно, что-то около века назад, и так сложилось, что пути экспансий двух молодых и развивающихся рас пересеклись. И так случилось, что уступать никто не захотел. Люди всегда славились своим упорством, граничащим с ослиным упрямством, а грауды были связаны множеством догм, традиций и обязательств религии, чтобы уступить чрезвычайному амбициозному противнику.
  И так развязалась война, которая спустя сотню лет грозила все-таки обернуться геноцидом человечества. Конечно, оставались колонии на многих планетах, но человечество понимало, что с потерей Земли падет и вся человеческая раса. Прекрасно это понимали и грауды, которые раз за разом одерживали победы, над происхождением которых ломали головы все тактики и стратеги. Вопреки силам сторон, мощи флотов и прочим факторам, вопреки всему грауды проигрывали мелкие стычки, побеждая за явным перевесом в крупных сражениях.
  Гуманоидные ящеры были вовсе не глупы и поняли практически сразу, что борьбу против этого противника стоит вести на полное уничтожение.
  - Звено, прием. Я соединю наш канал с девятью другими звеньями. При необходимости о помощи можно запрашивать любое из них.
  - Так точно, Желтый-лидер, - отозвались остальные четыре пилота.
  От роя кораблей на орбите, который сверкающим щитом закрывал землю, отделилось примерно пятьдесят истребителей, что помчались к громадной туше линкора, который медленно разворачивался, принимая боевое положение. Тем временем истребители и бомбардировщики брызнули в разные стороны, освобождая место эсминцам, которые были самым крупным классом кораблей, что могли взлетать непосредственно с Земли.
  Пятьдесят стальных "птичек", которые меньше всего были похоже на оставшихся на Земле пернатых, кружились вокруг пятикилометрового корабля, который представлял одно из самых грозных орудий убийства и уничтожения, созданных землянами. Любой из пяти линкоров земного флота мог уничтожить планету на считанные минуты. Вот только добраться до планет граудов пока не представлялось возможным.
  - Противник вышел из прыжка в районе Плутона, - сообщила Синди. - Приказ командования тот же - оставаться на позициях, ждать атаки врага.
  Этого Энди никак не мог понять: зачем обороняться в непосредственной близости от планеты, которой все они так дорожили? В чем здесь смысл? Пилот лишь мог надеяться, что штабные командиры и сам командующий флота знает что-то, что позволит человечеству победить граудов и остановить их.
  Внезапно Энди, чуть напрягшись, уловил нечто, заставившее его насторожиться. Точнее, уловил не только он, но и сам корабль. Пилот уже собирался задать вопрос, но Синди выдала ответ еще раньше:
  - Плутона больше нет на наших радарах. На его месте лишь скопление астероидов, предположительно - остатки планеты.
  - Эти сволочи уничтожают всю Солнечную систему!.. - прошептал Энди, с ужасом понимая, что так грауды показали свои намерения яснее некуда.
  Уничтожить все, что только могло напомнить о человечестве, включая звездную систему. И кто знает - вдруг у них есть оружие, гасящее звезды?
  - Линкор "Европа" начал движение, - услужливо сообщила Синди. - Предположительно - навстречу авангарду противника.
  - Что вообще вокруг творится?! - это был первый раз, когда Деннис вышел из себя в присутствии подчиненных. - Звено, выполняем приказ - сопровождаем линкор!
  - Желтый-лидер, это безумие, один линкор и полсотни истребителей против передовых отрядов флота...
  - Молчать, Желтый-четыре, и выполнять! - Деннис был вне себя, но другого выхода у него не было. Он и остальные девять командиров имели небольшой выбор - или погибнуть при охране линкора, или быть расстрелянными по решению трибунала...
  Энди не мог понять решения командира "Европы", он бы все сделал по-другому, но кто бы стал слушать простого пилота?..
  - Судя по скорости движения противника и нашего линейного корабля, бой произойдет возле Юпитера, - Синди была невозмутима, как и всегда.
  Энди прочертил в воздухе зигзаг, передавая управление кораблем компьютеру, а сам пытался справиться с гнетущим ощущением того, что все идет не так, совсем не так, как должно было быть...
  2
  - Мы занимаемся вопросами, которые позволяют раскрыть наш потенциал - весь потенциал человеческого организма! - ведь мы используем лишь на 10-12 процентов, - вещал доктор Гаррет. - А ученые, работающие в моем отделе, пытаются выявить, какие же тайны скрывает наше тело.
  Мы достигли значительных успехов в исследовании механизмов движения человека, скорости его реакции, исследовали различные генные болезни и мутации, чтобы проследить их влияние на наш организм. Впрочем, этим могут заниматься и обычные генно-инженерные лаборатории. Но два месяца назад мы получили возможность исследовать поистине безграничные возможности человеческого сознания.
  - И почему именно два месяца назад? - спросил у ученого Каоро Сибата.
  - Именно тогда мы смогли заполучить вот этого молодого человека, - Гаррет остановился возле кровати, в которой лежал мужчина средних лет, и похлопал его по плечу. Впрочем, лежащему в кровати до миллионера и ученого не было никакого дела, потому что...
  - Да, он находится в коме, вызванной немного нестандартными причинами. Зовут этого парня Мартен Кройц, работал пилотом на грузовике, родился на планете Таруан, была у него жена и двое ребятишек, а большего вам и знать не надо, мистер Сибата.
  Давайте я лучше расскажу вам, как он оказался в коме.
  - Вы обещали не задерживать меня тут надолго, доктор Гаррет, - напомнил ученому вероятный инвестор, недовольно поглядывая на часы.
  - Это не займет много времени, уверяю вас, - Элдреда явно распирало от желания рассказать очень занятную, по его мнению, историю.
  Вы в курсе, что работа пилотом на грузовом корабле практически бесперспективна... - начал было ученый, но Каоро его прервал:
  - Я начинал именно с грузового пилота, доктор Гаррет.
  - Я сказал "практически", а не "абсолютно", - пожал плечами ученый, - вы, вероятно, весьма талантливый и цепкий человек, раз не упустили свой шанс. А вот Кройцу же такого шанса никто не предоставил...или он им не воспользовался. Мистер Сибата, вы слышали про трагедию на Таруане?
  - Конечно слышал, во время орбитального боя с граудами два линейных корабля были сбиты и упали на планету, позже в их отсеках взорвались бомбы...
  - Плазменные бомбы, - подхватил Элдред, - а эффект от их взрыва был сравним со столкновением планеты и астероида. В это время Мартен находился в рейсе, а о случившемся узнал из новостей. Как оказалось, весь его родной город вместе со всеми родственниками, а также женой и детьми, превратился в пепел, а почти вся планета стала непригодной для обитания.
  Это потрясло молодого человека до глубины души: сердечный приступ, больница... а позже наступили совершенно нездоровые симптомы, начиная от потери сознания до провалов в памяти и частичной амнезии, отрицания факта свершившейся трагедии... и как результат - кома. Причины ее нам не совсем известны, я могу лишь предположить, что она психологическая - Мартен просто не захотел жить в мире, где он потерял практически все, что имел.
  Нашел я его совершенно случайно: в больницу, где лежал господин Кройц, с визитом направился ваш покорный слуга, который как раз заинтересовался тем, как работает человеческий мозг во время коматозного состояния и какие дивиденды можно из этого извлечь.
  Проведя некоторые замеры мозговой активности, я был поражен: его мозг работал в сотни раз быстрее, чем мозг обычного человека, обрабатывая поистине огромные объемы информации! Так он и оказался у нас на научной станции.
  Каоро Сибата был невольно заинтересован этой историей, но не преминул все-таки взглянуть на часы, показывая, что он спешит. Это не ускользнуло от взгляда доктора Гаррета, который не скрыл недовольства, но перешел-таки к сути:
  - Разгадка оказалась гениальна, но совершенно не так проста, как мы думали. В его воображении развернулся целый мир... рискну даже сказать - Вселенная!.. Мартен стал моложе, у него другое имя, и он военный пилот истребителей, принцип работы которых пока науке неизвестен. Да и сама наука далеко шагнула вперед, выдав изобретения, которые должны были повернуть ход войны вспять. Кстати, в его сне люди по-прежнему воюют с граудами, но мы никак не можем определить, чем является его реальность - будущим или прошлым для нашей.
  Да, это можно сравнить со сном, но в его мире действуют все законы физики, что и у нас. Его мир для него не является сном. Он абсолютно реален, как для нас - текущий разговор.
  - То есть вы хотите сказать, что он выдумал целую... Вселенную, которая похожа на нашу и... реальна? Но она же лишь плод его фантазии! - ошарашенно спросил Каоро у доктора.
  - Дальше - больше, господин Сибата. Мартен Кройц, который в этой реальности не сумел спасти свою планету и близких ему людей, теперь пытается сохранить от уничтожения другую планету, ставшую ему родиной. Самое интересное, что эта планета является планетой-прародительницей, называемая Землей.
  - Как, еще раз? - удивленно спросил собеседник.
  - Земля. Совершенно незнакомое название, не правда ли? И еще один факт: в нашей реальности этой планеты не существует... и никогда не существовало.
  - Вообще?
  - Нет, есть вероятность, что мы ее упустили при исследованиях далекого космоса... мы смогли определить примерное расположение этой планеты, исходя из расположения звезд. Лучше не спрашивайте, как мы это сделали, это весьма тонкий процесс, который едва не закончился гибелью самого Мартена... Итак... Джон, проектор! - крикнул в сторону какому-то из лаборантов. Тот нажал на какую-то из кнопок, и прямо над кроватью развернулся голографический экран и изображенной на нем Вселенной... которую знали Гаррет и Сибата.
  - Это ведь наша Вселенная? - с легкой неуверенностью спросил последний, оценив, конечно, уровень оснащения лаборатории. Подобная вещица стоила весьма недешево.
  - Конечно наша, и она практически ничем не отличается от той, что крутится нынче в голове у Мартена... так, планета Земля, которая находится в системе со звездой-вы не поверите!.. - Солнце, может быть с равной вероятностью тут, вот здесь... и вот здесь... ну и вот тут, наконец-то, - с каждым словом ученый касался карты, и на проекторе расцветали красные точки. Потом ученый каждое указанное им место увеличил, показывая, в каких созвездиях эту звездную систему можно искать.
  - И вы хотите, чтобы я помог вам снарядить экспедицию, чтобы отыскать эту... Землю? Это будет стоить весьма и весьма, но я бы...
  - Что вы, господин Сибата!.. Откровенно говоря, меня не волнуют вопросы истории, а конкретно - была ли у нас планета-прародительница, колыбель, так сказать, всего человечества! Я ученый, а не историк! - довольный шуткой, Элдред улыбнулся. - Искать Солнечную систему нужды нет, ведь я практически уверен, что ее не существует.
  - Вы уже один раз сказали "практически", доктор Гаррет, - напомнил с ответной улыбкой Каоро Сибата.
  - И то верно, - рассмеялся ученый, - но поверьте моему опыту: Земли не существует, равно как и системы, где она находится.
  Ее. Попросту. Нет.
  III
  Энди напрягся и весь вспотел, а во рту же, наоборот, расстелилась пустыня Сахара. Линкор висел в космической пустоте, вокруг него роились истребители. Они подошли к авангарду противника практически вплотную по меркам космических сражений, но грауды даже и не стремились начинать бой. Несколько вражеских эсминцев, канонерок и один крейсер также неподвижно ожидали каких-либо действий от "Европы". Между тем Синди сообщила об уничтожении Нептуна и бомбардировке Сатурна.
  - Желтый-лидер, мне кажется, они дожидаются подмоги, прием - охрипшим от долгого молчания голосом произнес в эфире Энди.
  Деннис не отозвался. Быть может, он был занят общением с другими командирами, а может и не счел нужным отвечать своему подопечному.
  - Командир линкора пока приказывает выжидать и ничего не предпринимать, - Синди была воплощением спокойствия. Ну а Энди уже не мог сдерживаться:
  - Он нас тут всех угробит, Деннис! Всех угробит, и Землю в могилу заберет, этот старый хрен! - проорал пилот, срывая голос. - Слышишь ты меня, командир?!
  - Заткнись, желторотый сопляк! По прибытию на Землю ты у меня под трибунал пойдешь! - Деннис и сам не отдавал отчета своим действиям. - Кровью своей умываться будешь, пока к стенке не ста...
  - Зарегистрировано движение сил противника, температура некоторых частей кораблей повысилась, предполагаю прогрев батарей и орудий.
  - Линкор "Европа" сопровождающим звеньям. Щиты на максимум, орудия к бою. Во имя Земли, и да поможет нам Бог, - с этими словами вокруг линкора возник светящийся переливающийся купол, под которым пока что спрятались все истребители.
  Энди понимал, что щит никогда не считался абсолютным средством защиты. Его истребитель сам обладал генератором щита, но надеяться на него было глупостью - выйти из строя он мог в самый неподходящий момент. Ну и конечно, будь ты пилотом истребителя, или командующим эсминца и тяжелых кораблей, от торпед и ракет никто не застрахован.
  Все пилоты истребителей знали, что именно от них зависит судьба красавца и гордости республики. Линкор мог иметь сколь угодно вооружения и команды, но несколько попаданий ракетами или успешное торпедирование боевой палубы - и многотонный "убийца звезд" стал бы многотонной грудой космического мусора.
  Но разобрать по запчастям и деталям крупные корабли противника линкор мог играючи, все зависело лишь от людей на борту...и толики удачи.
  - Ручное управление, - пронеслась мысль у Энди. Корабль слегка качнулся, как будто подчинился пилоту. Вот-вот томительное ожидание, которое мучило солдат уже многие, бесконечно долгие минуты, должно было разрешиться.
  - Прогноз на удачный исход сраже...
  - Синди, заткнись и сделай все, чтобы меня подбили как можно позже, - сжав зубы, сказал Эндрю.
  - Пилот, если я захочу - вы останетесь целы и невредимы до конца боя, вам стоит только вежливо попросить, - внезапно предложила Синди.
  - Прямо-таки на сто процентов? - истерически хохотнул Эндрю.
  - Эвристические модули показывают вероятность смертельного исхода в 8,02 процента, пилот Стивенсон, и я не понимаю вашей реакции.
  - Хорошо, Синди, пожалуйста, - сделал акцент на последнем слове Эндрю, - помоги мне!
  - Только потом не жалуйтесь, пилот, - заметил слегка изменившимся голосом компьютер "Гидры". Эндрю хотел было насторожиться - компьютеры же не умеют изображать сарказм! - но было поздно. Его сознание снова начала заволакивать белая пелена, сквозь которую он попытался докричаться до своих боевых товарищей, до своего корабля, до чертовых граудов, но вязкий туман мягко застелил разум пилота, и тот снова не мог сопротивляться. Все, что ему оставалось - вновь и вновь выслушивать серый безликий голос, эхом отражавшийся в молочной пелене:
  - Тебе уже некуда идти, негде прятаться, незачем сражаться. Тебя нашли даже в твоем собственном разуме. Разрушь все - и получи шанс умереть свободным.
  Иначе останешься рабом в своем собственном мире. Узник мечты и пленник мысли, которые уже давно тебе не принадлежат.
  3
  - Вы знаете, господин Сибата, удивляться вам придется еще немало, так что уделите мне еще несколько минут, и я наконец-то расскажу, зачем нам ваша материальная помощь, - доктор Гаррет все так же излучал дружелюбие, как и полчаса назад.
  - Хотелось бы наконец-то услышать самое главное, - с легким нажимом сказал Каоро Сибата, скрещивая руки на груди в ожидании "чуда".
  - Мартен стал уникальным объектом для исследований, это вы, конечно же, поняли, - продолжил ученый. - Нам оставалось лишь не упустить свой шанс. И мы его не упустили, - с этими словами доктор показал на широкий экран, который словно отображал очень реалистичный космический симулятор: вид от первого лица как будто из рубки какого-то маленького боевого корабля...
  - Это наш малыш Мартен в истребителе, готовиться отражать атаку на вымышленную планету совсем невымышленных инопланетян, - заметил некоторое недоумение на лице инвестора Элдред. - Некоторая часть его мира существует и в нашем, чему можно найти множество вполне себе логичных обоснований...
  - А с кем они там воюют? - с нескрываемым интересом спросил у ученого Каоро.
  - С граудами, с кем же еще, - ответил Гаррет. - С ящерками, само собой. И эту войну Мартен с товарищами уже проиграли.
  - То есть даже в своем воображении Мартен не смог одолеть своих самых ненавистных врагов? Вы шутите, Элдред! - Сибата и сам не заметил, как впервые без запинки произнес имя ученого.
  - Нуу... - замялся было доктор, - в этом есть и наша вина. Собственно, только наша вина тут и есть, обойдемся без преуменьшений. Мы влияли на его мозг различными путями и исследовали последствия. Они оказались весьма разнообразными, но многое кардинально смогло поменять ход событий.
  - А как именно вы?.. - начал было задавать вопрос Сибата, но его быстро перебили:
  - О, понимаю, что вы хотите спросить. Мы использовали весь свой арсенал: от психотропных препаратов, вызывающих привыкание от минимальных доз, до электрического тока различной мощности. Мы постарались не нарушать кожные покровы, - с легкими нотками извинения в голосе сказал доктор.
  Только сейчас Каоро заметил мертвенную бледность и худобу парня, который, как казалось, бездыханно утонул в огромной кровати. Его с легкостью можно было принять за мертвеца, которого все еще безнадежно пытаются реанимировать, если бы не показатели мониторов, что упрямо утверждали: пациент скорее жив, чем мертв.
  Впрочем, как казалось Сибате, это должно было продолжаться совсем недолго, однако доктору Гаррету оптимизма было не занимать:
  - Что мы с этим парнем только ни делали, верно, Джон? - обратился он к лаборанту. Тот согласно кивнул:
  - Испробовали на нем весь ряд психотропных веществ: от старомодного ЛСД до новейших синтетических галлюциногенов, а все результаты наблюдали здесь, - Джон показал на странный прибор, напоминающий кристалл красного цвета с шипами разной длины, который волчком исписывал пластик, заменяющий здесь весьма дорогостоящую бумагу, - ну и конечно здесь, - тут рука лаборанта указала на тот самый дисплей, на котором изображение двигалось как-то ускоренно.
  - Происходящее в его мире значительно опережает нашу реальность, поэтому мы затормозили картинку до оптимальной скорости, но сами понимаете - изображение запаздывает, и мы не всегда успеваем за событиями.
  - Ну и показатели от мониторов, - подправил своего подопечного Элдред. - Пульс, давление, сердцебиение, гормональный анализ, регулярно производится биопсия тканей... наша лаборатория никогда не простаивает без дела.
  - Ну, если только по этому экрану не показывают фильмы для взрослых, - разнузданно подал голос еще один лаборант. Сибата натянуто улыбнулся, услышанное (да и увиденное) его не радовало.
  - Весь проведенный эксперимент показал, что мы можем влиять почти что напрямую на ход мыслей пациентов, и, соответственно, на их реальность. Хотите сами увидите результат? Можете лично вколоть ему что-нибудь "веселящее", - потирая руки, предложил Гаррет.
  - Вы знаете, - с расстановкой ответил Каоро, - я, пожалуй, воздержусь.
  - Вы точно уверены?..
  - Абсолютно, - Сибата был непоколебим.
  - Ну, если вы так настаиваете, - раздраженно протянул доктор, - то больше предлагать не стану, просто вколем ему дневную дозу наркотиков... Джон, займись уколом!
  - Да, доктор Гаррет! - тотчас же ответил лаборант и поспешил за инъектором.
  Миллионер повернулся было снова к кровати "пациента" и едва сдержал крик ужаса: Мартен открыл глаза, но их Сибата так и не увидел. В глазницах зияли черные провалы, которые не оставляли никакой надежды смотрящему на него. Зрачков не было, лишь тьма, которая сочилась из его взгляда.
  Каоро прошиб холодный пот, его глаза неотрывно следили за Мартеном, готовясь к самому худшему. Все его естество напряглось, ожидая чего угодно - возможно, даже схватки с тем, что осталось от Кройца.
  - Господин Сибата, вы что-то нехорошо выглядите, - взволнованный голос доктора Гаррета вырвал его из транса. - На вас лица нет!
  Побледневший инвестор взглянул на доктора. Тот с неподдельным беспокойством пытался определить причину недомогания:
  - У вас кружится голова, тошнит? Или вы больны? Господин Сибата!..
  - Все в порядке, просто... просто воздуха нет...дышать нечем... - Сибата склонился напополам, - должно сейчас пройти...
  - Господин Сибата, это не шутки, я бы посоветовал вам...
  - Если бы я нуждался в ваших советах, вы бы об этом узнали, доктор Гаррет, - слегка придушенно произнес Каоро, вставая в полный рост. - Ответьте лучше на вопрос: зачем вы меня все-таки сюда вызвали?
  - У нас родилась идея, господин Сибата... - неуверенно начал ученый. - Вы знаете, что этот парень был пилотом грузового судна, но проявил незаурядные способности в инженерии, ведении войны, тактике и стратегии... и он просто обладает выдающимся интеллектом! Как его проморгала армия - не имею ни малейшего понятия, но это и не моя забота.
  Идея в том, что таких Мартенов Кройцов может быть куда больше, чем мы думаем. Множество мечтателей, создавших свои Вселенные в своих грезах и сбежавшие туда от опасностей реальности. Большинство из таких - неудачники..., - раздосадовано всплеснул руками доктор, - но если подумать о людях, для которых созидание - не пустой звук? Музыканты, художники, писатели... эти профессии угасают, но представителей их можно использовать именно так, как нам угодно!
  Это сейчас у нас только один исследуемый организм и один мир, а так - мы получим множество миров, которыми будем управлять. Множество идей, которые можем внедрять. Они будут творцами Вселенных, а мы, ученые, их корректорами и редакторами. Вы же должны представить перспективы практически для всех отраслей и...
  - Я представляю, - медленно произнес Сибата, глядя на часы. - О да... я представляю все весьма четко и ясно. Вы ведете человечество к куда более достойному будущему, которое оно заслуживает.
  - Большое спасибо, господин Сибата! - радости Гаррета не было предела, он готов был даже пасть на колени, чтобы выказать свою признательность, - вы даже не можете понять, какую честь и помощь окажете вы!..
  - Всего лишь один вопрос, - негромко добавил Каоро, - и мы обговорим детали. - Вы уверены, что Мартен не выберется из своего мира, заподозрив, что с ним что-то не так?
  - Нет, думаю, что это маловероятно, - начал быстро отвечать ученый, водружая очки на нос. - Сильнейший психоз и паранойя, вызванная наркотиками, конечно, расшатали его психику, но его поступки, в отличии от действий окружающих его проекций разума, весьма рациональны.
  Ему некуда деваться и некуда бежать, господин Сибата. Он на коротком поводке, и в нужный момент мы дернем за него и выбросим его в нашу реальность.
  - Прекрасно, доктор Гаррет, просто замечательно, - наконец-то оторвал свой взгляд от часов Каоро, переводя взгляд на доктора. Сибата улыбался, и в его улыбке с каждой секундой оставалось все меньше человеческого.
  Довольная усмешка Элдреда Гаррета быстро слетела с его лица, как холодные листья с помертвевших деревьев, превратившись в гримасу изумления и ужаса.
  IV
  Эндрю с трудом пришел в себя, вынырнув из забвения вновь в реальность, казавшуюся зыбкой и ненадежной. Голова пилота пыталась расколоться от боли в висках, мучала жажда, сердце грозило выскочить из груди из-за бешеной аритмии. Энди не привык чувствовать себя больным, но теперь ему почему-то казалось, что он как будто при смерти.
  Он взмахнул рукой, пытаясь добиться отклика от корабля, но безуспешно. Под мигание лампочек сквозь кромешную темноту пилот с усилием расстегнул ремни, державшие его грудь, и выполз из кресла.
  - Синди, что это было... ты что сделала, консервная банка?!
  - Вот это был бой, пилот! - внезапно раздался громкий голос, исходящий из стен истребителя. Энди зажмурился и зашипел от боли: в голове только что взорвалась маленькая бомба из-за вопля корабля.
  - Кто ты?..
  - Пилот Стивенсон, как вы могли не узнать Синди? - немного паясничая, ответил странный голос, принадлежавший какому-то мужчине. - Ведь я так помогала вам все эти месяцы!..
  Энди осторожно потянулся к бластеру на поясе, но его движение не осталось незамеченным:
  - А это я бы не рекомендовал вам делать, пилот, - из голоса внезапно выветрилась вся шутливость. - Тем более, вы и сами не знаете, куда стрелять. А если все-таки возьмете бластер в руку, то я поставлю защитный экран. При выстреле станет... немного жарко.
  Энди выслушал это замечание, но руку не убрал:
  - Кто ты?! - выкрикнул он в темноту рубки.
  - Я пока что не могу ответить на этот вопрос, - невозмутимо ответил голос. - Попробуй лучше ответить, кем являешься ты.
  - Я не собираюсь отвечать на твои... - рука Энди вновь потянулась к бластеру.
  С легким звоном вокруг Эндрю возник силовой кокон. Компьютер молчал, ожидая, видимо, его реакции. Пилоту не оставалось другого выхода, кроме как подчиниться.
  - Вероятно, ты думаешь, что я - какая-то злобная разновидность искусственного интеллекта, - размеренно начал говорить корабль, - но в этой Вселенной ИИ не существует - и все благодаря тебе, Мартен.
  - Какой Ма...
  - Постарайся умерить свое любопытство и потерпеть буквально минуту. Впрочем, у нас крайне мало времени, я буду краток.
  Отключив твой разум, что было весьма разумной предосторожностью, так как была слишком велика вероятность твоей гибели, я сумел заставить твои рефлексы работать на полную мощность, без оглядки на сознание. Откровенно говоря, ты демонстрировал поразительные результаты, что свидетельствует о такой ж одаренности твоего...прототипа.
  В бою ты сбил 5 истребителей противника, последний - уже будучи поврежденным и без оружия.
  - Как? - удивленно спросил Энди.
  - Вряд ли бы ты додумался до такого сам... уничтожив генератор щита последним выстрелом, ты разрезал истребитель противника собственным силовым полем. После этого ты бы, вероятно, пошел на таран, но я решил иначе. Мне нужно было сохранить тебе жизнь.
  - Глупый вопрос, но... зачем?
  - Чтобы ты умер в подходящий момент, уже узнав правду.
  - Какую правду? - Энди по-прежнему надеялся, что это происки его фантазии, и что он по-прежнему лежит в кресле, окутанный молочно-белой пеленой. Это было немногим лучше абсурда, в котором он очутился, но все же...
  Но все же интуиция подсказывала ему, что происходящее сейчас - лишь предтеча еще больших странностей.
  - Позволь мне кое-что показать тебе, - в темноте внезапно вспыхнул шар света. Энди зажмурился, а потом, когда открыл глаза, увидел висящую в воздухе сферу, состоящую из трех полосок, скрепленных у полюсов. Они закрутились, все быстрее и быстрее, от шара струился мягкий свет, и пилот, завороженно уставившийся на него, почувствовал, что уже в который раз его веки тяжелеют и на тело наваливается едва заметной тяжестью дрема. До него едва донесся мужской голос, до сих пор утверждавший, что его зовут Синди:
  - Теперь ты вспомнишь.
  Долго обмякшее тело пилота третьего ранга Стивенсона не подавало признаков жизни. Но спустя некоторое время Энди все-таки зашевелился, опершись спиной о силовой щит и тяжело дыша.
  - Ты весьма скоро отошел от гипноза, - произнес корабль. Голос его снова поменялся на женский, но не такой мягкий и приятный, как у Синди. - Я уж подумал, что...
  - Закрой. Свой. Рот.
  Корабль покорно замолчал, ожидая чего-то. Пилот сидел все так же, подперев голову коленями, осмысливая что-то для себя. Из некоего подобия транса его вывел снова тот же голос, который, хоть и менялся, уже осточертел ему до смерти.
  - Приближается патруль граудов. Напомню, что два из трех двигателей у нас повреждены, ракет нет, энергия на исходе, так что и лазерные турели неактивны. Я из последних сил пытаюсь удержать энергию системы жизнеобеспечения, но скоро выйдет из строя и она.
  - Можешь не стараться, - глухо отозвался пилот. - Это бесполезно. Все здесь потеряло свою ценность. Буквально все. Лишь скажи мне... что стало с Землей?
  - Вся Солнечная система уничтожена, пилот Стивенсон, - доложился истребитель. - Никаких признаков или следов живых существ. Вы - последний из землян.
  - И я даже догадываюсь, как и почему это произошло, - пилот наконец-то встал, пытаясь понять, куда же ему стоит взглянуть, чтобы встретиться лицом к лицу со своим невидимым собеседником. - Ты хотел знать, кто я? Я - жалкий человек, пилот, но вовсе не военного истребителя, а малотоннажного грузовика, Мартен Кройц, человек без работы, семьи и будущего! Человек без Родины, лишь гражданство чертовой Республики как клеймо на всю оставшуюся жизнь!
  Нету никакого Стивенсона, нет, нет, и не было!!! - с этими словами Мартен выхватил бластер и направил его в пустоту.
  - Ты можешь убить себя, и это будет один из выходов, самый верный, пожалуй, - голос компьютера снова изменился. Теперь он стал тем самым безликим голосом, который стал практически постоянным спутником Мартена во Вселенной молодого и перспективного пилота Энди Стивенсона. Тот самый голос, что преследовал его во всех снах и не оставлял в покое.
  - А теперь, - Мартен поворачивался из стороны в сторону, выцеливая бластером пустоту, - узнав, кто же я, ответь наконец-то и на мой вопрос: кто же ты на самом деле, а?
  Силовой щит погас, Мартен покачнулся от неожиданности, но бластера не опустил.
  - Куда бы ты сейчас не выстрелил, Мартен, ты выстрелишь в самого себя.
  Кройц молчал, лишь пытался понять откуда исходит голос, чтобы прицелиться и почувствовать себя хоть немного спокойней.
  - Когда твой разум создал этот мир... прекрасный новый мир, Мартен, он здесь окончательно и поселился. Мне же пришлось найти место, где можно следить за тобой и оберегать тебя. Так вот, Мартен, если ты сейчас выстрелишь, то потеряешь самого себя, свою личность и память. Я в лице компьютера, которого ты звал как Синди - твое подсознание.
  Весь твой мир был реален и управляем исключительно тобой, и моего вмешательства совершенно не требовалось. Но когда в тебе обнаружили эту способность создавать целые миры по своему желанию, а ты лежал, больной и беззащитный, в коме, этот мир оказался в опасности.
  Земляне не должны были проиграть войны, ведь на вашей стороне были и лучшие командиры, и лучшие корабли, и ярость защиты за самое ценное, что было у вас - родная планета.
  - Кое-кому стоило бы поучиться у нас, - с ненавистью сказал Мартен.
  - Я сохранил обрывки воспоминаний, которые могли бы тебе помочь понять, что произошло, пока ты...
  - Я все увидел, что ты мне показал. Этого было более чем достаточно, - Мартен опустил бластер, окончательно поверив кораблю, который старательно оберегал его...вот только от чего, ведь...
  - Глупость - если ты в созданном тобой же мире бессмертен. Это лишает тебя всяких иллюзий реальности. Страх за свою жизнь - это одна из тех самых причин, что заставляют цепляться за этот мир, каким бы он ни был - миражом в твоей голове или... - голос корабля все больше и больше наполнялся эмоциями, как будто человек, постепенно пробуждавшийся от излишне долгого сна.
  - Или что? Черт побери, не тяни и говори! - Мартен по-прежнему не видел, к кому обращается, но прекрасно понимал, что будет услышан. Но ответа ему никто не гарантировал.
  - Кто знает, что больше имеет права на существование и что более реально: тусклый мир, где люди мучают и себе подобных, и чужих, которые заслуживают лучшей участи, чем люди, или же реальность, где человечество погибнет лишь от жадности и алчности все тех же людей из другого мира?
  Каждая Вселенная - бесценна. Каждый новый мир - открытие. Вряд ли бы компьютер смог бы рассказать тебе об этом, правда?
  - Ты меня уже давно убедил, не надо доказательств, - мужчина подошел к креслу и сел в него. - Что нам теперь делать?
  - Ты ведь не удивлен, что Земли больше нет? - поинтересовался голос у Мартена.
  - Я подспудно знал, что так и будет, - ответил тот, - и не мог бы ты включить свет и показать, откуда исходит голос? Мы ведь не в контактном режиме, но я тебя слышу...
  - Мартен, этот голос - в твоей голове, и нигде больше. Перестань меня воспринимать как компьютер и пойми, что от меня ты уже никогда не отделаешься.
  - А недолго-то терпеть осталось, - с мрачной улыбкой заметил Мартен. - Ручное управление кораблем, Энди... ты ведь не против, если я назову тебя так?
  - Мне не нравится... но терпеть действительно осталось недолго, - ехидно возразил голос, выводя на экран изображение эсминца и группы истребителей, медленно приближавшихся к кораблю.
  - У них сняты щиты, оружие на вас не нацелено, но приведено в боевую готовность. Они видят, что мы беззащитны. Очевидно, грауды хотят видеть вас живым у себя на корабле.
  - И в обоих мирах я стану самой важной зверушкой в зоопарке, на которую все придут посмотреть, - со злобой отметил Кройц, делая сложные пассы с безудержным рвением.
  - То, что вы сейчас делаете, называлось брандером у одного народа. Еще задолго до эры межзвездных полетов, Мартен.
  - Это было в какой реальности, той или этой? - уточнил он.
  - А какая разница? - весело ответил Энди. - Может, даже в обеих, все может быть.
  Мартен сделал последний жест и опустил руки на подлокотники.
  - Все, теперь реакция в двигателях необратима, взрыв будет через минуту. Они успеют долететь?
  - Грауды захватят корабль гравитационным лучом. Взрыв произойдет внутри их эсминца, - Энди явно был доволен происходящим.
  - Вот и славно, - закончил Мартен и скрестил руки на груди. Эта минута обещала быть долгой.
  Когда до взрыва оставались считанные секунды, Мартен тихо спросил:
  - Как ты думаешь, что будет... потом?
  Энди так же тихо ответил:
  - Не знаю. Я лишь уверен в том, что потом все будет лучше, чем сейчас.
  4
  - М-м-мистер Сибата, вы... - у Элдреда зуб на зуб не попадал: лицо у Каоро Сибаты стало меняться и плавиться, словно восковая маска. Но в эту же секунду дверь лаборатории пискнула и открылась, и внутрь вбежал один из людей в форме.
  - Доктор Гаррет, в доках задержали людей, которые пытались взорвать станцию, но потом... - военный бежал, и сейчас у него не хватило дыхания, чтобы выпалить все целиком и сразу, - потом оказалось, что это вовсе не люди, а...
  Военный не успел договорить: отпихнув в сторону доктора с такой силой, что тот отлетел к стене, Каоро Сибата, миллионер, меценат и бизнесмен, резким движением метнул нож, непонятным образом очутившийся в его ладони. Клинок попал военному в грудь, но вибронож убивал жестоко и беспощадно: у мужчины разорвалось сердце и легкие. Захлебнувшись своей кровью, бедняга упал, даже не достав из кобуры бластер. А Сибата уже развернулся в сторону поднимавшегося доктора, ткнув его пальцами в глаза с такой силой, что доктор закричал и рухнул на пол, закрыв лицо руками.
  Миллионер двигался со скоростью, которую вряд ли можно было ожидать от представительного мужчины средних лет. Схватив со стола колбу, тот выплеснул ее содержимое в лицо подбежавшему лаборанту, которого звали Джон. Тот взвыл, когда клочья кожи стали отслаиваться от лица, оставляя кроваво-красные пятна. Но через секунду крик лаборанта перешел на хрип, когда осколок колбы вспорол ему горло.
  Сибата помнил, что в лаборатории был еще один лаборант, но в этом он ошибся - их оказалось на одного больше. Правда, ненадолго.
  Ученый, что отпустил скабрезную шутку насчет Мартена, умер от все того же осколка колбы, воткнутого в сердце. Чтобы смерть была гарантированной, тот, кто одел на себя личину благонравного Каоро Сибаты, оттолкнул от себя лаборанта и ударом ноги вогнал его в тело. Труп помощника ученого повалился на пол.
  Сибата развернулся и подошел к скорчившемуся в углу от страха третьему лаборанту.
  - Где передатчик?! - голос уже был едва похож на человеческий, как и лицо, в котором едва угадывались черты человека.
  Лаборант затрясся, а вместо членораздельных звуков грауд - именно он проник на научную станцию людей - услышал лишь булькание.
  - Ответ понятен, - коротко подвел итог разговору ящер и ударом руки сломал человеку шею.
  Оглядев зал лаборатории, он остался доволен результатом: 4 трупа и один ликвидированный противник за считанные секунды. Мастер мог быть доволен им, хоть и сделал бы все куда быстрее.
  Подойдя к корчащемуся от ужасной боли доктору Гаррету, грауд склонился и приложил свою когтистую лапу к шее доктора, и ученый немного притих: боль уходила.
  - Твои слуги мертвы, все до одного, а твой крик, даже если тебя услышат, от смерти не спасет. Так что отвечай честно, человек, и я сохраню тебе жизнь.
  - Х-х-хорошо, да-да!
  - Где передатчик, ученый? - осторожно задал вопрос грауд. - И учти, если ты соврешь - боль вернется.
  - Передатчик вмонтирован в стол, что находится у стены, в-в-возле экрана, нажмите на кнопку, которая находится...
  - Можешь не продолжать, - ящер, как ни странно, понял человека с полуслова. Он подошел к столу, нащупал снизу от столешницы кнопку, и из стены выполз передатчик. Шпион оценил оригинальную идею, которыми была просто напичкана эта лаборатория. Штаб сделал однозначно сделал правильный выбор, когда решил взорвать именно эту станцию. Но их миссию кто-то выдал, из-за чего начались совершенно непредвиденные проблемы. И никто из граудов не любил их решать.
  - Что вы со мной сделаете, не убивайте меня, пожалуйста, у меня семья!.. - начал было вопить ученый, но ящер, быстро оторвавшись от передатчика, просто пнул лежащего ногой под ребра. Ученый начал хватать ртом воздух, так и не закончив фразы.
  - Мы...моя раса не любит, когда нам врут. Типичный человек, - бросил эту фразу разведчик, словно ругательство. - Ты недостоин почетной смерти. Молчи и не навлеки на себя гнева богов!
  Вернувшись к столу, грауд снял часы, которые на деле оказались кодировщиком, и подсоединил их к передатчику. Теперь его послание дойдет до штаба, где эту информацию оценят по достоинству. И дело касалось не просто самой лаборатории, вернее, не совсем так. Самым главным, что увидел здесь разведчик, были координаты Земли, пусть и никто не знал, какие же из них верны.
  Не обращая внимания на скулящего ученого, чужой занялся своей работой. Аккуратно проведя лапой по глазам, он снял две линзы, повторяющие рисунок сетчатки Сибаты и, помимо этого, записывающие все, что он видел.
  Естественно, что настоящего Каоро Сибату никто уже живым увидеть не сможет, и пришелец точно мог это гарантировать. В отличии от ученого, бизнесмен сумел встретить смерть достойно, чем заслужил невольное уважение грауда. Тот уже привык к своеобразной приспосабливаемости людей, которые сплотились против общего и старинного, если судить по отрывкам из разных источников, врага. Но чужой был уверен: не будь их, граудов, человечество погрязло бы в междоусобных войнах и уничтожило само себя. Можно сказать, что людям крупно повезло, когда две расы столкнулись... и судя по памяти того парня - не в первый раз.
  Грауды не верили в совпадения, волю случая в их укладе заменила воля богов, и шпион верил: если в реальности Мартена Кройца существовала родная планета людей, которую никто не смог найти уже множество столетий, то почему бы ей не существовать на самом деле?
  Найти родную планету самых старых и верных врагов - это лишь половина необходимого. Ирония состояла в том, что, лишь найдя Землю, чужие смогли бы отыскать свою потерянную родину. То, на что уже так давно плюнули люди, все еще имело ценность для граудов.
  Над передатчиком загорелась надпись "Передача данных будет завершена через 15 минут". Для разведчика пришло время действовать.
  Поиски оружия особым успехом не увенчались. Гаррет ничем помочь уже не мог, так как не реагировал на все, что происходило вокруг его собственного маленького мирка, до отказа забитого болью и страданием. Единственное, что нашел грауд - это станнер для успокоения особо буйных пациентов, заряд которого был почти на исходе, и лазерный пистолет с парой запасных обойм в ящике стола одного из лаборантов. Верный вибронож он вновь вернул в рукав, откуда клинок мог выскочить в любой момент. Бластер военного также не подошел: кодом к разблокировке триггера была ДНК владельца. Времени искать что-то помощнее уже не было: шпион знал, что скоро за ним придут, очень скоро.
  Подойдя к двери, он постоял неподвижно возле нее несколько секунд, а потом нажал на курок несколько раз. Тут же все детекторы погасли, дверь заискрилась, а в лаборатории завопила сигнализация. Режим аварийной блокировки дверей на научной станции пришелся разведчику как раз кстати.
  Передвинув пару столов к двери, создав импровизированную баррикаду, грауд наконец-то позволил себе отдохнуть, буквально минуту. Сработавшая сигнализация развеяла последние сомнения военных об истинной личности Каоро Сибаты.
  Достав из кармана маленькую коробочку, разведчик откинул крышку и задумчиво поглядел на бордовую кнопку, которая затаилась внутри нее. Саботажную группу раскрыли, все три корабля были в доках станции, а саперные группы уже должны были приступить к разминированию, но вот успели ли они завершить начатое?..
  Закрыв детонатор, шпион вернул его в карман. Если повезет, то после окончания передачи он успеет взорвать станцию, и миссия будет полностью выполнена. Но передача информации сейчас перевешивала.
  - Осталось 8 минут, - пискнул передатчик.
  За дверью послышалась возня. "Вовремя", - подумал грауд. Совершив несколько выстрелов из плазменных пистолетов и не увидев никаких видимых повреждений, осаждавшие лабораторию военные были озадачены. Чужой позволил себе каплю надежды на то, что миссия завершится без особых проблем... если не считать его смерть, разумеется. Но о ней пришелец даже и не думал, несмотря на ее холодное дыхание за спиной, которое напоминало, что грауд ее клиент.
  - Осталось 5 минут, - это было очередное напоминание передатчика. Грауд взял в руки лазерник и станнер. По возможности, в того настырного капрала, если он вдруг окажется в числе штурмующих, он выстрелит из станнера, после чего он станет бесполезен, и придется стрелять из пистолета. Расстрелять обойму он успеет, и сколько людей упадет после нее - это тот еще вопрос... но что важнее: останется ли он сам на ногах?
  - Осталось четыре минуты, - после этих слов грауд напрягся, но его взгляд упал на экран, и к напряжению добавился интерес: судя по всему, Мартен сам стоял с бластером неизвестной чужому модификации, и выцеливал кого-то в темноте. Мысленно пришелец пожелал тому благословения Шррааты и Гергеи, потому что забыть взгляд этого парня, его худобу и беспомощность перед этим ученым зверьем грауд никак не мог. Даже чужие не вели опытов на людях, что бы про них не говорила пропагандистская литература республиканцев. Тем, кто сражался достойно, предлагали выбор: плен или смерть. И никто из выживших не решился выбрать плен: ужасы застенков граудов пугали даже самых стойких или искренне боявшихся смерти.
  Тем же, кто не проявил себя на поле боя, выбора не предоставляли - луч, пуля, стрела в лоб или нож по горлу. Логика боролась с религиозными предупреждениями, и религия смогла победить - недостойных недостоин и плен.
  - Осталось 2 минуты, - передатчик возвестил, что конец близок. Грауд стоял в десятке метров от двери лаборатории, ожидая с минуты на минуту прорыва. Но за дверью пока что была тишина.
  Подойдя к ученому, шпион молча нажал на курок. На виске у доктора возникло маленькое отверстие, опаленное по краям. Кровь, мгновенно подсохшая, окаймляла его.
  По-хорошему, стоило еще и уничтожить записи, просто на случай провала варианта со взрывом станции, но грауд не привык сожалеть о несбыточном или уже прошедшем. Ему лишь хотелось верить, что ждать осталось лишь...
  - ... одна минута. После передачи устройство будет подвержено самоликвидации.
  И когда, казалось было, конец был так близок и неотвратим, дверь в лабораторию вместе со столами окутало странное сияние, и сквозь дверь и баррикаду в проем ринулись военные в силовой броне, каждый с плазменной винтовкой наперевес.
  Разум грауда не успел удивиться уровню технологии землян, рефлексы отреагировали же как должно: первый вбежавший упал, оглушенный, под ноги своим товарищам. Станнер тут же полетел в сторону, а выстрелы из лазерного пистолета веером разлетелись навстречу штурмующим. Один дернулся после попадания в голову и кулем осел на пол, второй от выстрела в ногу рухнул, словно после подсечки. Рука грауда уже потянулась было к сменной обойме, но тут два выстрела из винтовки отшвырнули его тело назад и, ударившись об стол, чужой ничком свалился под него.
  - Шустрый, сволочь! - с чувством произнес кто-то из людей.
  - Сержант, проверьте ящера, если надо - добейте. Капрал, найди выживших или раненых в лаборатории. Так, что там с Леннингсом и остальными? - заговорил какой-то из военных голосом, не терпящим возражений. "Капитан, вне всякого сомнения", - пронеслось в голове у чужого.
  - Капрал жив, лишь оглушен, у меня сервопривод ноги заклинило после выстрела, чешуйчатый славно в меня попал, ну а Дэнни... Дэнни мертв.
  - И это из лазерного пистолета! - голос командира, по-видимому, выражал и уважение, и ненависть, если это вообще было возможно.
  Грауд понимал, что все внимание приковано к нему, и встать, чтобы бросить нож и выстрелить из пистолета хоть раз, он не успеет - после залпа выстрелов от него останется лишь кучка пепла. Разведчик так же ощутил вибрацию от тяжелого шага того человека, кому приказали убить его, и почувствовал, как он оказался под дулом бластера.
  - Капитан, он всех убил, никого в живых не осталось! - закричал что есть силы какой-то из капралов.
  - Что насчет подопытных кроликов? - спросил капитан.
  - Пока ищем, капитан, может они сбежали из лаборатории, когда поднялась пальба.
  - До конца передачи осталось двадцать секунд...
  - А что это такое, - капитан наклонился над передатчиком, чтобы проверить, почему же он работает.
  Но узнать этого ему уже не довелось. Казавшийся бездыханным чужой распрямился, словно пружина, и выбросил руку вперед. Нож вонзился в горло капитана, а грауд развернулся к тому человеку, что держал его на мушке.
  На курок они оба нажали одновременно.
  Пришелец с дырой в груди рухнул на тело капитана, которое корчилось в предсмертной агонии, а сержант схватился за руку: грауд выжал из заряда лазерника максимум, и тот сумел отрезать солдату кисть.
  - Ах ты ж сукин сын! - заорал сержант и наступил ногой на кажущееся хрупким тело грауда. Захрустели сминаемые сервоприводами брони кости, а ящероподобный гуманоид яростно зашипел и, не отрываясь, смотрел на сержанта.
  - Передача завершена, - пискнул передатчик и тут же отключился, развеиваясь облаком пепла.
  Чужой оторвал свой тяжелый немигающий взгляд от человека, посмотрев на остатки устройства, медленно оседающие на стол. И тут же тело грауда обмякло, глаза закрылись, а из когтистой лапы выпала маленькая коробочка.
  Военные застыли в безмолвии, и увертюрой к последующим событиям прозвучал сигнал от монитора Мартена Кройца, грузового пилота с планеты Таруан, сообщавший, что его не стало.
  И следом за этой долгой протяжной нотой вступил раскатистый гул, который тряхнул всю станцию до основания. Лицо капрала, который искал выживших среди ученых, окаменело:
  - Два корабля саботажников разминировали, а вот третий... детонатор, - взгляд его метнулся к коробочке. - Твою же... - с этими словами он ринулся к выходу из лаборатории. Но дверь стала материальна как никогда.
  - Выпустите нас отсюда!!! - замолотил закованными в броню кулаками солдат.
  По связи до капрала донесся ответ:
  - Устройство перегрелось, мы его пока не можем использовать, придется подождать, - взволнованный голос техника означал лишь то, что отряд оказался в ловушке.
  Капрал с рычанием вынул винтовку из-за плеча и высадил всю обойму целиком в дверь. Она раскалилась добела, по блестящей поверхности, будто слезы, потек расплавленный металл. И больше ничего.
  Швырнув винтовку в сторону, капрал беспомощно зашагал по лаборатории, не находя себе места от отчаяния. Остальные замерли, осознавая, что они обречены на смерть.
  Рядовой завороженно смотрел на мертвого чужого, которых видел лишь в учебных симуляторах и хрониках военных действий. Грауд выглядел почти так, как и ожидал солдат, лишь улыбка, замершая на лице пришельца, пугала и притягивала одновременно. За казалось бы плотно сжатыми губами, которые растянулись в предсмертной победной улыбке, скрывался зловещий оскал.
  Едва оторвав свой взгляд от тела вражеского шпиона, рядовой начал бесцельно бродить по лаборатории, и вскоре наткнулся на страшно исхудавшего человека с потемневшим лицом, но ничего больше в нем примечательного не было... кроме такой же улыбки, которая навеки поселилась на лице грауда.
  Точь-в-точь такой же победной улыбки мертвеца, когда смерть приравнивается к победе над врагом, который еще не догадывается, что он повержен.
  Рядовой беспомощно оглянулся, словно пытаясь найти разгадку, которая смогла бы объяснить этот феномен. Его взгляд упал на черный экран, по которому показывали, как он понял, то, что происходило в голове у этого человека. Солдат отступил на шаг от кровати, не зная, что и думать. Он не хотел знать, что же произошло с этим парнем и как он оказался здесь.
  Находясь в комнате, где живых людей было столько же, сколько и мертвецов, хотелось лишь верить в исход, который не оставит на твоем лице печати в виде улыбки.
  Улыбки, которая красуется на лице у самой смерти.
  Эпилог
  Когда тебя будят утром - это уже неприятно само по себе. Когда это утро выходного дня - ты злишься в два раза быстрее, чем обычно. Но если за порогом оказывается не сосед, который разбил случайно твой флаер, не загулявший сын, не друг, которому нужны деньги, а солидный мужчина с ледяными глазами, вежливо протягивающий тебе удостоверение Службы безопасности Республики, то начинаешь понимать: это утро не просто плохое.
  Оно безнадежно.
  - Вениамин Кузнецов, к вашим услугам. Разрешите войти?
  Ганс отступил на шаг, молчаливо отвечая на вопрос Кузнецова. Лишь один факт успокаивал Ганса: что сотрудник органов явился не в сопровождении спецназа, а в гордом одиночестве. Это вселяло и страх, и надежду на лучший исход.
  - Быть может, кофе? - отчаянно пытаясь не зевнуть при этом, спросил хозяин дома.
  - Не откажусь, - улыбнулся в ответ мужчина.
  "Все-таки он хочет поговорить", - стараясь удержать лишь эту мысль в своей голове, Ганс включил кофе-автомат.
  - Прошу прощения, черный, без сахара...
  - Подойдет, не беспокойтесь, - заверил хозяина дома "безопасник".
  Расставив кружки с дымящимся напитком и сев напротив гостя, Ганс постарался выглядеть как можно дружелюбнее.
  Сделав глоток, мужчина смахнул с плеча несуществующую соринку, и начал разговор:
  - Как я уже смог понять, вы - писатель Ганс Ритер?
  - Да, это я, - подтвердил тот.
  - Очень хорошо, что мы начали разговор с правды. Я тоже буду с вами откровенен, - наклонился в сторону собеседника Вениамин. - Я явился к вам без ордера на арест, а лишь... с деловым предложением, как к исключительной творческой личности.
  - Я вас внимательно... - Ганс глотнул кофе и закашлялся, - ... слушаю.
  - Ганс, прежде всего, не удивляйтесь моему вопросу, он будет довольно странным... на ваш взгляд. Но ответьте честно, прошу вас.
  - Конечно, - Ритер снова глотнул кофе, не скрывая своего интереса. Редко когда к тебе приходят из таких органов с деловым предложением.
  - Итак, вот мой вопрос...
  Вы когда-нибудь хотели стать Творцом своей собственной Вселенной?
  10 - 20 июля 2014 года
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"