Горн Андрей: другие произведения.

Дух трудолюбия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В столичный приют с амнезией после уличного ДТП попадает странный подросток с необычными знаниями. Технофентези, стимпанк. Название временное. Начало. Не вычитано.

  
  
   -Акулина Валерьяновна! Акулина Валерьянна! - в комнату вбежал бородатый мужчина в стеганом полушубке.
   - Почто кричишь, ты напугал меня, Аркаша! Что же на посту твоем произошло, а ? - из-за стола степенно поднялась дородная женщина лет сорока пяти, на лице которой сохранились следы былой красоты.
   - Так это...гости у нас...стража...полицейская! И какой-то важный господин с ними! Начальника оне просют!
   - Странно! Проверка?! Что бы это значило? Меня никто об этом не предупреждал. Аркаш, они что-нибудь говорили? А может у нас что было, а я и не знаю ? - заламывая себе руки, нервно произнесла Акулина Валериановна
   - Не слыхал ничего, сударыня. И господа ничего не сказали.
   - Где они сейчас?
   - Как где, Акулина Валерьяновна? В передней прихожей оне чичас стоят. Не морозить сей люд же, на дворе чай не май. Далее я их не пущал.
   - Не знаю, что это, но...значит, придется мне идти!
   Пока Акулина Валериановна шла по длинному коридору к парадной лестнице, ведущей к прихожей, в голове ее пронеслись все возможные события, которые хоть как-то могли коснуться ее, но ни один вариант она не приняла правильным. Спустившись по лестницы, она увидела гостей.
   Первым начал разговор мужчина в черном пальто из под мехового воротника которого, виднелся темно-зеленый мундир:
   - Здравствуйте, сударыня. Коллежский асессор Бардин Петр Алексеевич, помощник его превосходительства полицмейстера Ново-Петербурга Николая Аполлоновича Грессера. А это ... - словно запнувшись, посетитель показал рукой на другого гостя.
   - Нерадько, я ...сударыня... Нерадько Олег Василич...городовой ваш. С помощником.
   - Так чем обязана вашему визиту в Имперский Ольгинский детский приют трудолюбия, Петр Алексеевич! - с вызовом спросила Акулина Валериановна.
   - Исключительно по делу...по вашей части!
   Дальше шла краткая история. Зимним утром ново-питерский обер-полицмейстер на своем лимузине-паровике 'Панаръ-Левассор' возвращался из мужского клуба в свой особняк. Вместе с помощником и своей охраной. На одной из улиц Ново-Петербурга перед паровиком внезапно появился подросток в яркой одежде странного покроя. Охранник по привычке дернулся было схватить свое оружие, но не успел, заваливаясь в сторону выходной двери. Это водитель, не успевая подать предупреждающий сигнал, в попытке предотвратить наезд на молодого глупца, резко дернул рули в сторону, и с криком " Куды ж тут прешься...убью-ууу ж, паряя!" одновременно дернул тормозной кран. Тяжелый лимузин на снегу заскользил юзом, переходя в контролируемый занос и через несколько метров остановился ...вдобавок окатив всех случайно рядом проходивших по улице людей громко шипящим паром.
   Пареньку весьма повезло, так как в последний момент он сумел отпрыгнуть с линии пути машины и тормозящий по укатанному снегу тяжелый паровик задел его только боком, слегка, по-косой. Обер-полицмейстер даже не вылез из машины. Его помощник быстро оценил состояние потерпевшего и сообщил эту новость начальнику. Разбираться в дорожном происшествии начальник не стал, поручив и дальше это дело своему помощнику. Оставив ему в помощь охранника, паровик обер-полицмейстера почихал дальше. Осмотр у доктора и последующий опрос потерпевшего в полицейском участке показал, что попавший под паровик пацан в норме...ну почти. Несколько небольших царапин, яркая, но грязная и порванная в нескольких местах одежда и ... установленный факт ретроградной амнезии. После составления словесного описания на мальчика на случай появления родственников или его представителей, околоточный надзиратель, по причине отсутствия мест для содержания несовершеннолетних, порекомендовал Петру Алексеевичу отвезти мальчика в детский приют в соседнем районе, находившийся неподалеку от полицейского участка. Куда он впоследствии и направился вместе со случайно оказавшимся в чужом полицейском участке Олегом Василичем.
   Услышав из уст асессора незатейливую историю, Акулина Валериановна повеселела, выпрямила спину, от чего грудь ее приподнялась, словно демонстрируя имеющиеся объемы неотрывно глядящим на нее мужчинам и уже расслабленно произнесла:
   - Ну, давайте же сюда ... где там ваш невезучий подопечный?
  Из-за спины Олега Василича его помощник быстро выдвинул навстречу паренька в яркой, но уж очень грязной и вдобавок порванной в нескольких местах одежде непонятного покроя и желтых ботинках.
  -Как парня звать-то, известно?- уже спокойным голосом воскликнула Акулина Валериановна: - И не забудьте справку нам на него передать! У нас деньги считаны...
   - Самой собой, сударыня...само собой, значится. А звать его Сергеем.
  
   Сергей
  
   -Варька, пока...до послезавтра!- произнес я на прощанье вылезшей из рио-такси девчонке из нашей школы, с которой я ходил заниматься в секцию самбо при районном дворце спорта. Этот год, пожалуй, выдался насыщенным на соревнования разного уровня, по результатам которых мне присвоили первый юношеский разряд. Многие из тех парней, с кем я общался в клубе, немногим старше меня, уже стали кандидатами в мастера спорта КМС. И мне очень хотелось догнать их, стать таким же как они, что придавало мне дополнительную мотивацию к тренировкам.
   Сказав улыбчивому водителю из одной среднеазиатской республики новый адрес для доставки моей тушки домой, вскоре я натянул поверх шапки-олимпийки свои любимые наушники. Включив в смартфоне полюбившуюся в последнее время мелодию М83 Midnight city, закрыл глаза. Просто, чтобы не видеть, с какой скоростью этот чертов "летатлин" * мчится по узким городским улицам, лавируя в потоке машин. Подремлю-ка я немного.
  
   Из дремы меня вывел противный скрип тормозов. Открываю глаза. Бах-ба-бах! И я вижу, как наша машинка, почти не снизив скорость в полете, пробивает чугунное ограждение набережной Москвы-реки и падает в ледяную воду. Вместе со мной.
   - Ты-ыыыы у-уурод....что ты-ыыы на...!!!
   Сильнейший удар о воду, только начавшей покрываться ледком и салон нашей машинки быстро набирает ледяную декабрьскую водичку. Судорожные попытки проснуться, после чего самому и совместно с водилой этого шайтан-такси открыть заклинившие двери машины или хотя бы разбить ее окна ни к чему не приводят. Сука-аа!! В салоне воды все больше. Б-ррр, холодно то как! Изо всех сил пытаюсь выдавить стекло, но безрезультатно. Воды уже набралось под потолок. В моих мыслях... гамма чувств - от как отсюда еще выбраться до судорожного, прощайте, мои хорошие.
  
  Буль-буль-бульк.
  
   Бе-бееее-беееее!!!! Это сон, у-ух, точно, сон! Открываю глаз. М-ммаать! Что это за хрень!? Увидев перед собой большой пыхтящий паром агрегат, тормозящий с заносом, на покрытой первым снегом скользкой городской дороге, тут же сработали мои бойцовские рефлексы. Слышу крик водителя:
  - Куды ж тут прешься...убью-ууу ж, паряя!
  Подрываюсь и резко отпрыгиваю вправо, в сторону. В последний момент моя нога подворачивается на камне, которым замостили эту дорогу и попытка уйти совсем от попадания под этот, несомненно, какой-то транспорт, увы, не удалась. Краем большого колеса, выступающего из-под крыла, интегрированного в подножки, этот агрегат все равно достает меня. Кусок резины и металла отбрасывает меня в сторону мощеного тротуара. Ч-черт, второй раз опять....как больно-то! За что?
  Я вырубаюсь.
  
   Снова просыпаюсь от ударов по щекам и слов:
  - Ваше высокобродие, это не херманский шпиен, точно вам грю! Молод для шпиена больно! Запрещенных вещей при оном не оказалося, сами видите! Пачпорта аль иного документа тож не оказалося! Однако странности тута имеются, вашбродие! Прошу взглянуть!
  Пытаюсь продрать глаза, как тот же голос продолжил:
   - Ваше высокобродие...да вы ляньте, странный парниша какой-то. Мокрый весь с головы до ног, словно в воде плавал. А до набережной с пару кил0метров будет. Одежа то на ем не нашенская...вы ляньте...тута что-то по аглицкому писано. А чоботы-то какие...таких я не видел никогда. Хучь верьте, хучь нет, зуб даю - иноземец это. Али из детей купцов заезжих али благородных.
  -Эй, ты живой, паря? - снова бьют по щекам:- Во-во...просыпается! Как есть, живой!
  
  Окончательно проснувшись, вижу напротив меня несколько мужиков в черном пальто и черно-васильковых шинелях, которые наклонившись, смотрят на меня.
   - Чого молчишь-то? Не понимаешь меня, нешто? Сам как...имя аль фамилья есть у тебя?! Как звать-то? Школяр ты аль гимназист? Ты чей будешь? Адресок свой скажи, не молчь?
  - Тьфу ты, молчит он, вашбродие, точь иноземец, зуб даю!
  
  Понимаю, что тянуть дальше нельзя и решаю прервать свое молчание:
   - Да Сергеем меня звать...это помню...фамилию....не помню...где живу...не помню...родители...не помню...чей...не знаю... учусь где-то...наверное.
  
   В первые минуты я был просто в шоке. Меня чего-то спрашивали, я на все расспросы только и твердил, что не помню. Мужики в шинелях меня осмотрели и потрогали на предмет повреждений, похлопали по плечам. Вдобавок со смехом мне заявили, что мне еще сильно повезло, что попав под машину - сам жив остался, да еще без членовредительства. Водитель начальственного паровика, говорят, пожалел меня. Не захотел грех на душу брать. А охранка его была другого мнения.
   Ну да, наверное, повезло мне. А водиле похоже за этот маневр по шее начальство накостыляет. Как пить дать.
   Стража остановила на дороге пару пролеток. Тот мужик, что хлопал меня по щекам, сказал, что везут меня в полицию, для осмотра и дальнейшего опроса.
  - Дохтур тебя посмотрит! И пальчики тама возьмут! Неча под начальство бросаться!
  С опросом на время от меня отстали, но помогли подняться и усадили в экипаж. От легкого сотрясения голова шумела и кружилась, мое тело предательски ослабло, немного тошнило. Разговаривать ни с кем не хотелось. Что-то стало х-холодать! Хорошо уж то, почему я в мокрой одежде никто не спрашивает. Что мне ответить, я не представлял. Однако кучер, взглянув на мокрого меня, сжалился надо мной и, не сказав ни слова, быстро накинул на меня свою теплую овчину, чтобы не простыл. Тепло! Хорошо!
  Мужик в темно-васильковой форме, сел вплотную рядом со мной:
   - Кабы не спрыгнул ты, парень!
  Он назвал кучеру какой-то адрес и мы не спеша покатились по мостовой.
   []
  
   Где я оказался?
  Ведь я точно помню, как падал в машине в воду, как пытались выбраться, как тонули с этим чертовым водилой....да вот, только что это было, вся моя ж одежда еще мокрая. Под цокот копыт по мостовой я пытался рассмотреть мрачный город. Густой темно-серый туман, из-за которого окружавшиеся меня виды казались еще мрачнее, сменился вдруг сильным ветром, который начал разгонять низко летящие облака. Вскоре сквозь разрывы облаков начали пробиваться первые лучики солнца и я смог лучше разглядеть картину вокруг. Контраст был разителен. Старые кирпичные дома малоэтажной застройки перемежались большими домами-башнями с крышными металлическими надстройками, конструкциями и, да-да, приборами непонятного назначения. Каменные набережные, пирсы и уличные пристани словно вены разрезали тело города на мелкие квадратики кварталов. Мощеные камнем широкие и узкие уличные дороги в первом снегу, надземная железная дорога, по которой я видел пыхтящий паровоз с кучей вагонов, и большие мосты-акведуки. С высокой горки парень увидел множество высоких заводских труб фабрик и заводов, да черно-синюю гладь морского залива. В порту на погрузке стоял большой трехтрубный бело-черный пароход. Над городом летали разнокалиберные дирижабли. Вскоре кучер повез экипаж по торговым улицам.
   []
   За едва освещенным желтым светом стеклянными витринами, напомнившими ему недавнюю поездку в Прагу с родителями, пряталось множество магазинчиков, лавок, складов и лабазов с хоть и понятными ему, но давно забытыми названиями. Эти вывески на них со странными латинскими шрифтами: "Бакалейная лавка", "Москательно-химическая торговля", "Фраки", "Парча и утварь для церквей", "Галантерейный магазин", "Прически, бритье и пиявки", "Костюм, туфли и шляпа", "Похоронных дел мастер" проплывали мимо глаз удивленного Сергея .
   Несмотря на утро, на улицах было людно. Одежда прохожих, мимо которых проносилась пролетка, е-мое, да это же прошлый век. Представив себе, как сильно я выделяюсь на фоне всех этих людей, в своих ботинках на тракторной подошве и современной яркой осенней куртке, сразу мелькнула мысль о переодевании. Вокруг меня шли женщины и девушки, все поголовно в платках, шляпках и капотах, одетые в длинные до пят фланелевые платья и костюмы, рединготы, закрытые плюшевые жакеты, пальто и шубки различного покроя. Мужчины же, из тех, кто побогаче, щеголяли в шляпах-котелках и гречниках, однобортных и двубортных костюмах под куртками и пальто, с тростями в руках. Те, кто победнее, носили фуражки и картузы на своих головах, а под шинелями и пальто виднелись штаны и трико разной степени замызганности.
  
   []
  
   Елы-палы, словно на съемки хорошего исторического кино попал. Мелькала мысль, что нет, все это враки...сейчас помреж съемки остановит и всем участникам скажут: - Стоп! Кино снято! Но нет, кино вокруг продолжалось и продолжалось, поэтому он старался напротив сидящему Бардину чувств своих не показывать, всем видом показывая свое безразличие.
   По мощеным дорогам навстречу цокали конные экипажи и коляски, проносились двух-, трех-, четырех-, шести и даже восьмиколесные конструкции, пыхтящие на всех горячим паром. Все эти пароциклы, легковые и грузовые паровики, паровые трамваи и омнибусы представляли собой стальной симбиоз из заклепок, труб, рычагов, бочек и прочих агрегатов и странных конструкций. Каждый встреченный мною на улице аппарат слабо походил на других собратьев, словно неведомый изобретатель этой паровой техники совсем не стремился к ее унификации. Ту паровую махину, что буквально совсем недавно чуть не задавила меня, я практически не встречал.
   []
  
  В небе пропыхтел большой дирижабль, несущий под собой металлическую ферму от заводской крыши. Вскоре кучер вырулил наш экипаж на большую городскую площадь, словно запруженную людьми, другими пролетками, разнокалиберными паровиками и омнибусами с рейсовыми номерами. Там Сергей впервые увидел большую причальную станцию с несколькими вышками-лестницами. Возле одной в воздухе висел пассажирский дирижабль средних размеров, изредка чихавший паром, ждавший своих пассажиров.
  
   []
  
   На лестницах и площадках, ведущих к салону дирижабля уже толпились люди. То, что он больше не в кино, его вконец убедил мальчишка-газетчик, с задором оравший на всю площадь:
   - Салу-ууун! Покупайте Салун! Самые свежие новости и скандалы Ново-Петербурга! Сал-уун! Покупайте Салу-уун!
   Москва...Петербург...Москва....Ново-Петербург...Что за черт? Какой еще Ново-Петербург? Как я тут оказался?! ...Не понимаю!
  
   Пролетка привезла нас в участок. Бардин представился и сообщил цель визита дежурному, вскочившему со стула при виде нас. Дежурный отдал честь и забегал по коридору в поисках писаря. Пришедший писарь достал новую папочку, вывел на ней номер и прикрепил к ней несколько бланков. Прошу дать мне возможность посушить вещи. Под строгим взглядом асессора мне не отказали. Пользуясь предоставленной возможностью, быстро раздеваюсь и набрасываю верхнюю одежду на горячую батарею. Писарь на время выдал мне старенький халат уборщицы и первым делом направил в кабинет к фельдшеру.
   Молодой фельдшер в полицейском участке, узнав причину моего появления, старательно прощупал все мои кости, мышцы, конечности, постучал по коленке миниатюрным молоточком, периодически бормотал:
  - Тэ-ээкс...что у вас...посмотрим, молодой человек!
  -Дыхните! Ага...
  -Закройте глаза. Указательным пальцем коснитесь кончика носа! Ага.. Вытяните руки и вращайте кисти! Ага... не пьяны!
  - Да вы весь промокший! Вам нужно сменить одежду! Обязательно! Иначе долгая болезнь вам гарантирована. Или попросите мага обсушить вас воздухом.
  Мага? Какого еще мага? Здесь еще есть магия?
  -Болит?!...А здесь?!...здесь?...Вот тут? ... а тут? Не болит?
  - Головой ударялись?! Шум есть в голове?!
  - Cкажите пару слов по-аглицки аль по-германски...
  -Не помню я, доктор
  - Откройте рот, скажите а-аааа....таак-с!
  -Зрачки расширены...запишем.
  -Температура нормальная...запишем.
  -Теперь сердечко послушаем....дышите...не дышите
  -Реакция... фунциклирует...так и запишем.
  - А знаете, я вас вчера видел? Точно!
  На этот вопрос доктора с подвохом уже хотел сказать "да вряд ли", но вовремя одумался и ответил:
  - Не помню ничего, доктор! Может и видели!
  -Запишем... со слов больного ... в наличии ретроградная амнезия... по причине... проляпсус ...м-даа...под агрегат.
  Писал он недолго и перед тем, как отправить меня обратно, он вручил мне папку и подытожил:
  - Тэ-экс... вы в целом здоровы, но...в качестве лечения рекомендую вам попить настойки клеверной и на корнях девясила, чайку рябинового, ешьте хрен с лимоном. Займитесь цветочками, говорят они тоже на память воздействуют. Можно в аптекарской купить глицину ...И конечно, вам нужно наблюдаться... у практикующего доктора. Повезло тебе, парень, в рубашке ты родился!
   Потом был полицейский художник. Он так быстро срисовал мое лицо, что сразу напомнил мне такого же профи, который рисовал шаржи на Арбате. В завершение помощник городового самолично снял отпечатки с моих пальцев, задиктовал писарю мое словесное описание, после чего меня по предоставленному образцу заставили написать несколько рядовых фраз. Как сказал мне коллежский асессор Бардин, который в этот момент присматривал за мной - для облегчения полицейского розыска или поиска моей тушки моими же родственниками.
  
   Если б он знал, что в этом мире никаких родственников у меня быть не может, вот он б удивился. Но пусть...пусть делают свою работу. В голову пришла мысль, что мне надо легализоваться в новом мире, получить какие-то документы, заработать денег, потому что идей, как вернуться в свой мир обратно у меня просто не было. Никаких. Сказать правду Бардину или кому-то еще - не дурак - вдруг в психушку упекут, тогда уж лучше молчком молчать и ничего в упор не помнить. Пока не отстанут.
   Пока ждал завершения обработки, меня вдруг накатило. Меня уже, наверное, там водолазы ищут под водой? Как там тот чертов водила - выплыл ли он? Или в этот мир вместе со мной попал? А как родители будут меня искать, все вещи на мне же? Если только Варька вдруг моим позвонит, озабоченная моим отсутствием в школе и тренировках. Или тренер мой. Они последние меня видели в такси. Или мои ей и тренеру. Такси выловят из реки, мои вещи опознают. Только без меня. Был человек, да и пропал где-то без вести.
  
   Снова жду, сижу и жду, никто не пристает и ладно, хорошо вещи из карманов не забрали ....снова едем с этим Бардиным и еще каким-то мужиком в темно-зеленой шинели на уже новой пролетке куда-то по новому адресу. Все интересней и интересней. Проехали вокзал со стоявшим под красивым навесом большим паровозом с зелеными вагонами. К платформе подъезжали кареты и небольшие паровики с опаздывающими на поезд пассажирами.
   []
  
  Улицы сменялись новыми улицами, каменные дома уменьшались в этажности, когда, наконец, наша поездка завершилась. Со словами "т-прруу, милая" кучер остановил пролетку возле огороженного чугунным металлическим забором большого кирпичного дома, который стоял на отшибе, чуть в стороне от остальных домов. Дом, к которому приложил руку хороший архитектор, был украшен красным облицовочным кирпичом и красивыми штукатурными деталями, парадным козырьком стиля модерн и аккуратными рядами, похоже недавно посаженных, деревьев. Первый снег на деревьях только добавлял шарма и очарования. Над двустворчатой деревянной дверью висела большая вывеска "Императорский Ольгинский детский приют трудолюбия".
  -Блин, елы-палы, меня в какой-то детдом привезли. Приехали, называется!
  
   Детский приют трудолюбия Св. Ольги []
  
   Олег Василич позвонил в звонок. Открыл дверь сторож. Увидев стражу, мужик подбоченился, выпрямился и что-то спросил. После недолгого разговора всех посетителей он пригласил внутрь здания, попросив немного постоять в парадной. Было видно, как по лестнице поднимались и спускались мальчики и девочки-подростки разного возраста.
  Вскоре за мной пришли. Какая-то миловидная толстушка со сторожем. После краткого разговора о событиях, предшествующих нашему появлению, Бардин сдал меня этой тётке и попрощался со всеми. Подойдя уже к выходу, он кивнул мне головой со словами:
  - Не дрейфь, Сергей, я тут через пару недель зайду, проведаю тебя, если к тому сроку твои тебя не заберут!
  - Нафига оно тебе нужно, как выйдешь за дверь и поминай тебя как звали! - ответом ему были мои мысли. Я кивнул и снова посмотрел на женщину:
   - Ну что ж, молодой человек! Тебя ведь Сережей звать?! - увидев мой кивок, она продолжила: - А меня Акулина Валериановна. Пока не найдутся твои родители, полиция вручила мне заботу за тебя. Я буду твоим временным опекуном. Не переживай, твои тебя обязательно найдут - тепло сказала эта женщина: Ну а пока ... буду тебе временно за мать и отца. Я тут...заведующая ... этим вот приютом- Акулина Валериановна развела руками: - в котором ты будешь жить, столоваться, учиться и работать до тех пор, пока не заберут.. или не вспомнишь о себе все, чтобы мы могли отписать твоим родным. Понимаешь?
  Я кивнул снова.
   -А сейчас ступай с Аркадием, моим помощником. Он покажет тебе комнату и ребят, с которыми ты будешь здесь жить. Тебе выдадут форму, обувь и белье, в котором будешь здесь учиться и работать. Береги ее, она государственная...и денег стоит. Странная у тебя одежда, но в ней здесь ходить не сможешь. Не по Уставу она. Когда переоденешься, ты свое застирай сам и отдай девочкам в мастерской. Они ее тебе заштопают. Так ... не забудь, завтра у тебя начнутся классные уроки, а вечером -мастерские. Ах-даа, куда ж тебя направить, ты же ничего не помнишь...Или помнишь?!
  Я помотал головой, отрицая.
  -Ндааа...Задали мне опять задачку! Слушай, Сережа! А ты грамоте обучен, читать-писать умеешь? - вдруг спросила меня женщина, стрельнув в меня вопросительным взглядом.
   - Не помню, уважаемая Акулина Валериановна, но я буду стараться...научусь. Книжек бы мне...
   -Ить ты какой шустрик! И уже подхалим! Книжек ему сразу подавай - рассмеялась женщина: - Похоже палец тебе в рот не клади, сразу цапнешь! Будут тебе книжки!
   И что-то вдруг решив для себя сказала:
   - М-ммм, так...на вид тебе, парень, лет четырнадцать-пятнадцать, поэтому...определю тебя пока в шестой. Посмотрим на тебя со стороны. Если грамотен, оставим так или переведем в другой, к ребятам постарше. Если ж нет, переведем к тем, кто помладше. На тебя посмотреть - так вроде учен... А ладно, решила - быть по сему.
   Немного подумав, она собралась идти, повернулась, сделала пару шагов к лестнице и снова спросила меня:
  -Сережа, а под какой фамилией тебя в метрику вписать? Может вспомнишь свою фамилию-то?
  - Не...не помню, но буду не против, если запишете меня под фамилией Конов.
  - Хорошо, так и запишем. Еще. Сережа, ты голоден?!
   Я снова кивнул головой.
   -Ступай! Иди с Аркашей! Потом поговорим! Сходи на обед, поешь, я сейчас распоряжусь.
  
   Идем с бородатым помощником Акулины Валериановны, моим сегодняшним экскурсантом, в жизни оказавшимся местным сторожем. Пока шли по длинным гулким коридорам с высокими потолками и белеными стенами по интересной плитке с греческими мотивами, Аркаша мимоходом успел показать мне расположение некоторых, несомненно важных для новичка, мест. Флигель для мальчиков и флигель для девочек, расположение учебных классов и мастерских, фельдшерскую, похожий на танцевальный, гимнастический зал, музыкалку, рукомойню с отхожими местами, гладильню и банно-прачечную. Было видно, что Аркаша проделывал такую экскурсию для новичков не в первый раз. И заодно успел рассказать мне нехитрые правила внутреннего распорядка в приюте.
   - Серега... ты вроде малец большой, объясняю на раз. К барышням приставать ни-ни. Озоровать не смей. И курить, и пить, и драться тут ни-ни. Распорядок приютский соблюдай с почтеньем. У нас тута приют особый - Аркаша поднял вверх палец: - Императорский! Здеся и спрос такой. Забалуешь, Серега, попадешьси в первый раз - будет тебе предупрежденье. Второй раз - строгое предупрежденье. В третий - переводят в другой приют, похужей нашего. Есть тут такой. А если заворуешь у кого и пымають - пощады аль помощи не жди. Акулина Валерьянна этого страсть как не любит! Больно тебе аль тяжело - терпи! Ежели что нужно - для тебя главный есть староста, учитель, мастер и воспитатели. Иль мене поспрошай, мож подскажу чего.
  
   Открыв дверь в большую комнату, где двумя рядами стояли несколько одинаковых столов, стульев и заправленных кроватей, на которых валялись трое ребят, немедленно вскочивших при появлении Аркаши, он гаркнул:
  
    []
  
   -Петька, Илья, Олежка! Значится так...к вам я новенького подселяю! Знакомьтесь сами, кличут Сергеем. И не забижать, а то знаю я вас! Староста, тебе задание. Обсказать ему про наши порядки, показать тута все, расположить, сходить к Анисиму за бельишком и сводить на обед! Последнее -первым. И в рукомойню сразу зайдите. Акулина Валериановна ужо распорядилась. И не забудь, Петька, седня вечор у нас банно-прачечный. Ну, ребята...я пошел, а ты, давай-давай, обживайся тут.
  И закрыл за мной дверь.
   -Ты - Сергей? - вскинул руку паренек, названный Аркашей старостой. А меня Маркиным Петром кличут! В нашем классе я тут главный, староста. А это Федькин Илья и Радулов Олег. А фамилья у тебя есть? Нет? Как забыл? Без фамильи нельзя. Как не помнишь? Жаль, ты совсем ничего не помнишь? А что это у тебя одежа така странная? И ботинки? Заграничные, верно?! Только тута у нас ее носить нельзя, только можно форму, выдаваемую приютом. Ну пойдем, а то обед, наверное, там уже холодный.
   И впрямь, выданный обед был едва теплый. В столовой молодая повариха налила мне остатки жижки с кислых щей, оставшихся с обеда, дала яиц вареных и ломоть хлеба.
  -Больше, увы, нет, не ждали тебя, мальчик - сказала она.
  Ну и ладно. Нет так нет.
  
  После обеда пошли к кладовщику в подвальный этаж. Петр вел меня по этажам, как Аркаша, снова комментируя все вокруг. Добравшись до искомой комнаты, навстречу нам вышел худой человечек высокого роста в кожаном фартуке и наладонниках.
  - Дядька Анисим, здрав будя! - Петр поздоровался первым.
  - И тебе здравствовать! Чего пришел?
  - Да вот, новенький у нас. Одежа нужна.
  - Ну заходите-заходите , ребятки. Сейчас рост вам померяем и соберу.
  Сборы прошли быстро. С огромным кулем и запахом от одежды вернулся в комнату. Староста ушел еще раньше, отговорившись делами. Лег на незанятую кровать. Через несколько минут сытость желудка сказала моему организму "фе" и напряжение последних часов отпустило меня. Заснул я быстро.
   Вечером меня разбудил староста. Со словами: -Пошли в баню, Серега. Все уже строимся!
  Как не хотелось еще поспать, но увы...пришлось вставать. Не дома.
  
   Утро нового дня началось с организованного посещения уже знакомой рукомойни и отхожего места, после чего построенный парами отряд мальчишек двинулся в приютскую столовую. В процессе движения я чувствовал направленные на себя заинтересованные взгляды мальчиков и девочек.
   Столовая мне понравилась. Большая светлая белая комната, с тремя рядами столов. Один ряд был отдан мальчикам, рассаженным за лавки по своим группам. За вторым чинно сидели девочки в серых платьицах и белых накрахмаленных фартучках. Третий же ряд занимали сами работники и преподаватели приюта вместе с заведующей Акулиной Валериановной. В помощь поварихам на раздаче блюд помогали девушки из старших групп. Изредка мальцы баловались, за что удостаивались шлепков по головам от заметившего их безобразия дежурного по столовой.
   []
   -Помолясь, откушаем, чем бог послал!
  После недолгой молитвы за столом все принялись за трапезу. Тем временем я пытался привыкнуть к новой для меня ситуации.
   Мои родители не сказать, чтобы атеисты. Крещены, на пасху куличи с яйцами святилище, однако молитвы перед завтраком в семье не почитались. Как обычно, по утрам после быстрого перекуса все домашние мчались по делам.
  В этот и в последующие дни наш однообразный завтрак обычно состоял из тарелки гречневой каши, кружки горячего молока с пенкой и свежего серого хлеба из муки грубого помола. По выходным к этому меню добавляли вареные яйца с кусочком масла, меда и булочками с разными начинками, что пекли нам девушки из старшей группы.
   После трапезы наша группа организованно шла к себе в комнаты за книгами и также организованно шла в классы. В этот раз в классе за партами сидели девочки. Обычно, в ожидании преподавателя у нас было время на общение или игру друг с другом.
  Первым был урок географии.
  Учитель-мужчина вошел в класс сразу, не успели мы рассесться по партам. Я сел за свободную парту в самом конце класса.
  - Та-аакс...У нас сегодня в классе новенький!
   Поискав глазами, он нашел меня и пригласил к себе. Подойдя к учительскому столу, он развернул и представил меня классу:
  -Знакомьтесь, ребята! Наш новый ученик, Конов Сергей! Прошу любить и жаловать!
  Выдав мне учебный материал, Аполлон Аполлинарьевич , а именно так звали нашего географа, отправил меня за парту.
   []
  
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Лайм "Мой князь Хаоса" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Рожденная светом" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Морская "Ведьма в подарок" (Любовное фэнтези) | | И.Лукьянец "Провокация" (Приключенческое фэнтези) | | Ш.Галина "Ad memorandum/ Чтобы не забыть." (Любовные романы) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"