Мокроусов Станислав Александрович: другие произведения.

Проект "Самум"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Проект "Самум"

  
   Глеб Егорович Лямин, генеральный конструктор одного сверхсекретного КБ, энтузиаст своего дела, профессионал и просто хороший человек входил в конференц-зал испытательного комплекса (тоже, кстати, засекреченного по самую макушку) с твердой уверенностью устроить всем присутствующим такой разнос, который запомниться им на всю жизнь. Он встал за кафедру и немного помолчал, накапливая в себе энергию на подобающий ситуации взрыв. Все собравшиеся в зале, а это были специалисты ответственные за различные узлы "Самума" тоже смолкли, готовясь к буре.
  -- Ну что, господа алхимики, - начал Глеб Егорович довольно спокойно, - с чего начнем?
   Предложений из зала не последовало.
  -- Стоило мне на день отлучиться, как вы здесь черт знает что натворили. Вы что, нахрен, оборзели в конец? - Лямин постепенно набирал обороты, - богами себя почувствовали? Что хотим, то и воротим? Вам что, первой аварии мало? Роман Алексеевич, напомните нам, что произошло два месяца назад.
   Роман Алексеевич Юрьев, правая рука Лямина, сейчас тоже чувствовал себя неловко, хотя вчера он отсутствовал. Они вместе ездили докладывать большому начальству о ходе испытаний. Их вызвали буквально за несколько минут до страта, поэтому испытания было решено проводить по графику, без них.
   Глеб Егорович нашел Юрьева в аспирантуре одного из провинциальных ВУЗов. Когда он ознакомился с теорией мгновенных перемещений, разработанной Юрьевым, сразу же перетянул его к себе в КБ. Именно эта теория и легла в основу проекта "Самум".
   Роман Алексеевич встал и отчеканил:
  -- Во время первого комплексного испытания аппарата "Самум-1" произошла внештатная ситуация в результате которой машина потеряла управление и упала в семи километрах от взлетной полосы. После всестороннего анализа ситуации было установлено, что на внутренний контур аппарата было подано слишком маленькое напряжение. В результате, выделившейся энергии не хватило на совершение прыжка, но оказалось достаточно для того, чтобы на аппарате вырубилась вся электроника. После этого дальнейшее выполнение программы, как и дистанционное управление с земли оказалось невозможным.
  -- Спасибо, - Глеб Егорович обвел взглядом присутствующих, - после восстановления аппарата, естественно было принято решение повысить напряжение на внутреннем контуре во время второго испытания. Но так как меня в этот момент срочно вызвали к министру, никто не смог достойно провести это испытание. Роман Алексеевич, расскажите, что же произошло вчера.
  -- Во время второго комплексного испытания аппарата "Самум-1" произошел взрыв, который повлек за собой его полное разрушение и сбои в электросети всего района. На следующий день все местное телевидение было забито заявлениями очевидцев взрыва НЛО. После всестороннего анализа ситуации выяснилось, что на внутренний контур было подано слишком высокое напряжение, аппарат не выдержал нагрузки и взорвался, не успев совершить прыжок.
  -- Благодарю. Итак, господа, что здесь, черт побери, происходит? Я даже не буду у вас спрашивать, какой умник догадался поднять напряжение до такого уровня. Мне просто интересно, кто из вас догадался совершить прыжок в районе аэропорта? Во-первых, вы обеспечили кучу свидетелей нашему испытанию. Может, еще объявление в газету подадим, с расписанием испытаний, пригласим телевидение? Но это еще полбеды. Во-вторых и в-главных у них в аэропорту все радары повырубались после взрыва. Хорошо хоть через пару минут все наладилось, пронесло на этот раз. Вы что, хотели одиннадцатое сентября здесь повторить? В общем все, курорт здесь закончился. Начиная с этого дня все соблюдают строгую дисциплину. К следующему месяцу нужно подготовить "Самум-2" для испытаний. И помните, господа, незаменимых людей среди нас нет. У меня все. - Лямин резко повернулся на каблуках и вышел из зала, оставив присутствующих обсуждать создавшееся положение.

***

   Прошел месяц...
  
   Виктор Сергеевич Коломенский, более известный обществу как "Кол" на высокой скорости ехал в сторону аэропорта на своей "Ниве". Бывший военный летчик, воевавший еще в Афганистане, он довольно быстро понял, что на одной романтике (и на той зарплате, которую ему платили во время становления демократии в России) долго не проживешь. Но профессионалу в своей области (и неважно, что это за область) теплое местечко всегда найдется. По странной прихоти судьбы Коломенскому теплое местечко нашлось в рядах одной из самых мощных преступных группировок его родного города. Конечно, такой вид заработка ему не нравился, да что там, он был ему просто противен, но очень уж любил Виктор Сергеевич красивую жизнь. Однако, как только появилась возможность, Кол тут же ушел из группировки, прихватив с собой почти три миллиона долларов. Естественно сейчас ему нужно было сматываться в какую-нибудь страну как можно более дальнего зарубежья. Он уже договорился с одним из гражданских пилотов в аэропорту, что тот пронесет деньги на самолет в обход таможни, а его возьмет пассажиром. Естественно за нехилые премиальные. А тот факт, что они вместе с этим пилотом летали в Афганистане, позволял надеяться, что он его не кинет.
   Кол уже въезжал на территорию аэропорта, когда заметил у входа в здание два БМВ и с полдюжины добрых молодцев крепкого телосложения рядом с ними. Те его тоже заметили и засуетились. Похоже, его план дал серьезную трещину. Оставалось только развернуться и улепетывать от "бэх".

***

   Солнце уже опустилось за горизонт и небо не западе окрасилось в кроваво-красный цвет. С востока надвигалась темнота. На командной башне было людно. Инженеры и операторы готовились к предстоящему испытанию. Лямин и Юрьев стояли у окна и смотрели, как "Самум-2" готовят к полету. Аппарат был весь опутан различными шлангами и кабелями. Везде суетились человеческие фигурки.
  -- Как думаешь, Рома, полетит он или нет? - Лямин был заметно взволнован.
  -- А куда он денется. Полетит. Это только вопрос времени.
  -- Времени-то у нас как раз и нет. Четыре года работы и никаких результатов, - С тех пор, как были созданы первые модели аппарата - "Самум-1" и "Самум-2" оптимизм Лямина таял не по дням, а по часам. Ни одно испытание не прошло гладко, даже во время обычных летных испытаний каждый раз что-то случалось. И, как достойный конец первой части, взрыв и полное разрушение первого "Самума" - На нас уже косо смотрят в министерстве. И если на ремонт "Самума" нам еще могут выделить какие-нибудь средства, то на создание нового не дадут уже ничего. Так что "второй" - это наш последний шанс. И если он тоже вдруг бабахнет, можно будет со спокойной душой разъезжаться по домам.
  -- А я, почему-то все равно в него верю. Рано или поздно он будет доведен до ума.
  -- Ага, только не нами и не сейчас, а, например, НАСА, лет через двадцать, а только потом мы опять спохватимся и лет через пять создадим свой. Если это тогда вообще будет кому-нибудь нужно.
   Лямин еще немного подождал и добавил:
  -- Не полетит наша птичка, чует мое сердце. Да и закат какой-то мрачный, не нравится он мне.
  

***

   Коломенский уже почти час ехал непонятно куда. Выбирал дороги пошире и чтобы машин побольше. Две БМВ держали его в пределах видимости, но агрессивных действий не предпринимали - не хотели привлекать к себе внимание. Кол тоже не хотел, и поэтому пока не пытался отрываться. Но когда-нибудь эта спокойная езда подойдет к концу. Хотя бы, потому что у "Нивы" бензобак меньше. Да и ночь уже началась, машин все меньше и меньше становится, преследователи все ближе и ближе подбираются. Пора отрываться. Кол нажал педаль газа до упора. Впереди он заметил отворот на разбитую грунтовую дорогу. Нива против БМВ. Ничего, мы еще побарахтаемся.

***

   В командной башне чувствовалось напряжение. Воздух был наэлектризован и в прямом и в переносном смысле. Электронный секундомер обратного отсчета показывал пятнадцать минут. "Самум" стоял на полосе, и, казалось, уже приготовился прыгнуть в неизвестность. Все шланги и кабели уже были отстыкованы. Внутри оставалось только несколько инженеров-электронщиков, производивших последние проверки. Лямин вышел на маленький балкончик подышать воздухом и успокоиться. Юрьев, как всегда, последовал за ним. Через несколько секунд на балкон буквально влетел зам. начальника объекта по безопасности.
  -- У нас проникновение в зону с северо-западной стороны.
   Лямин с Юрьевым переглянулись.
  -- Возможно, стоит отложить испытание? - продолжил офицер, - Найдем нарушителя, а потом закончите.
  -- Подполковник, если мы сейчас отменим испытание, то возобновить программу можно будет лишь через три дня. А потом окажется, что какой-нибудь лось запутался в колючке. А у нас до запуска осталось одиннадцать минут. В общем, испытание пройдет по расписанию. Я займусь своей работой, вы - своей. И давайте не будем друг другу мешать, - волнение Лямина сменилось озабоченностью. Он повернулся к Юрьеву, - Пойдем, сделаем последний осмотр.
   Это было что-то вроде приметы. Перед каждым испытанием, минут за пять - десять перед стартом, Лямин поднимался внутрь аппарата и делал последний осмотр.

***

   Коломенский все бежал и бежал, зажав в одной руке чемодан с деньгами, а в другой пистолет. Преследовавшие его БМВ сели на первой же серьезной яме. Но и сам он тоже хорош - вскоре после этого умудрился посадить машину на мосты. Пришлось бежать пешком через лес неизвестно куда. Вдобавок порвал себе брюки на колючке. Опять, наверное, какой-нибудь заброшенный военный объект типа склада или РЛС. Да уж, бежать ночью по лесу - дело не из приятных. Хорошо хоть ночь лунная, безоблачная. Внезапно лес кончился, и Кол выбежал на какую-то бетонную площадку. На краю площадки возвышалась ярко освещенная башня. С другого края площадки почти в горизонт уходила бетонная полоса. Но то, что Коломенский увидел в центре, порадовало его больше всего. Самолет, точнее летательный аппарат, что-то среднее между американским "Шаттлом" и морским скатом. Ну и что. Лишь бы он был заправлен. А уж поднять его в воздух - не проблема. Как- то раз, в Афганистане, он посадил СУ-25 после прямого попадания "стингера" в левый двигатель. Ему потом сам генерал авиации медаль вручал. Только кому сейчас это интересно. А этот аппарат все-таки громадный. По направлению к самолету шли две фигуры в белых халатах. Еще немного, и он их догонит. Два человека резко обернулись и изумленно посмотрели на него.
  -- Стоять! Стоять и не двигаться!!! - для убедительности Коломенский направил на них пистолет.
   Они остановились и зачем-то подняли руки. Коломенский пробежал мимо и направился к трапу, присоединенному к самолету.
  -- Стой, стреляю! - это кричали уже сзади. Наверное, охрана объекта. В следующий момент сухо протрещала очередь из автомата. Кол инстинктивно пригнулся и вжал голову в плечи.
  -- Не стрелять! Не стрелять!
   Кол кинул взгляд через плечо.
   Из леса по направлению к нему бежало четверо солдат. Двое в халатах встали на линии между ним и солдатами и махали руками. Кто-то из них прокричал:
  -- Если взорвется жидкое топливо, здесь все взлетит на воздух.
   Выстрелы стихли. Больше Коломенский не отвлекался. В три прыжка взбежав по высокому трапу, он забрался внутрь. Четверо человек, тоже в белом, тупо уставились на него.
  -- Вон отсюда все! Тетя Ася приехала. Быстро!!!
   Вся четверка в две секунды оказалась внизу. Кол закрыл люк, поднялся вверх по какой-то лестнице и оказался в кабине пилотов. Сел в кресло. Пристегнулся. Такой огромной приборной доски он еще не видел. Кое-как он все-таки запустил двигатели. Огромная машина двинулась с места, и, постепенно разгоняясь, побежала по бетонной полосе. Кол понял, это, скорее всего, отечественный бомбардировщик "Стелс". Судя по размерам, может нести ядерные боеголовки. Надо будет найти кнопку, включающую невидимость. Взлет прошел как-то тяжеловато. Немудрено, с такой-то громадиной. На глаза попалась большая красная кнопка. Или невидимость, или бомбосброс, или самоликвидация. Один к двум. В его жизни бывали шансы и похуже. Мысленно перекрестившись, Кол нажал на нее. Мгновение спустя его ослепила яркая голубая вспышка. Когда Коломенский открыл глаза, все вокруг кружилось, голова была как чугунная, вообще было такое ощущение, как будто через него пропустили вольт пятьсот. Не считая этого все в порядке. Вот только небо какое-то странное, все черное и усыпано яркими-яркими звездами. Кол отстегнул ремни и... полетел??! Черт, это же невесомость. Он плавно подплыл к иллюминатору.
   Темно-синяя планета занимала почти весь вид. Вдали за ней угадывалась другая, поменьше. Кол схватил наушники, и, что есть силы, заорал в микрофон:
  -- ПОМОГИТЕ!!!

***

   Лямин и Юрьев стояли на бетонке и, как зачарованные смотрели на растворяющееся в небе голубое шарообразное сияние. Кто-то из инженеров выбежал на балкон командной башни и прокричал:
  -- Взлет и прыжок произошли в ручном режиме! Данные телеметрии прекратили поступать.
  -- Все правильно, - растерянно пробормотал Лямин, если все прошло успешно, то данные начнут поступать часов через шесть.
  -- Ну вот, Глеб Егорович, а вы говорили, не полетит, - Юрьев довольно улыбался.
  -- Ну и что мне после всего этого министру докладывать, скажи на милость.
  -- А что, докладывайте как есть. Запуск прошел штатно? Штатно. Прыжок прошел успешно? По всему видно, что успешно. Ну по крайней мере он произошел. А это главное. Значит моя теория и внутренний контур "Самума" работают. А уж какие побочные явления могут произойти во время прыжка, никто знать не может, тут даже министр с вами согласится, хотя он в этом ничего не понимает и называет наш аппарат "машиной, которая делает дырки в космосе". В общем, докладывайте, что комплексное испытание аппарата "Самум-2" прошло успешно, - Юрьев мечтательно посмотрел в небо, - Интересно, а как там сейчас, на Плутоне...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"