Мокроусова Вера Михайловна: другие произведения.

Вперед, к победе мулинизма!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:

  ВПЕРЁД, К ПОБЕДЕ МУЛИНИЗМА! Книга 1.РЕВОЛЮЦИЯ.
  ГЛАВА 1
   Опа!
   Один глаз открылся и мутным взглядом обозрел окружающую действительность. Второй попытался сделать то же самое, но оставил бесполезные попытки и снова закрылся. Но тут внутри неожиданно проснулось чувство долга и с настойчивостью осенней мухи стало зудеть: "Вставай! Вставай!" Лежу и мучительно пытаюсь вспомнить: а почему я, собственно, должен сегодня вставать в такую рань? После вчерашнего дня рожденья организм напрочь отказывается это делать. Ах да, день рожденья! Мы отмечали мои 18 лет! Повеселились неплохо. Но тут чувству долга надоело бесполезно зудеть, и, прервав приятные воспоминания, оно обухом стукнуло по моей многострадальной голове: "Экзамены!" Блин, точно! Сегодня же 25 мая, у меня экзамен по Истории России! Не сдам - отчислят. А в армию идти желания не возникало. Меня всегда пугала дедовщина. На Шварценеггера я не похож, ну если только в сильно засушенном виде. И поэтому на волшебное слово "экзамен" организм отреагировал вполне предсказуемо: одеяло полетело в сторону, а я - на пол. Времени было в обрез, поэтому по скорости приведения себя в порядок я превзошёл даже пресловутую спичку, горящую 20 секунд. Мой кот, неторопливо оторвавшись от вылизывания некоторых частей своего тела, и так блестевших, как начищенный пятак, неодобрительно смотрел на эту суету. Я же, в свою очередь, с завистью посмотрел на него: экзамены ему не грозят. Но в гляделки с котом играть некогда, и, захлопнув дверь, стремительно вылетаю из квартиры. К лифту - занято! Несусь вниз по ступенькам со скоростью Боинга на взлёте! Бегу к остановке и вижу, что там уже стоит мой автобус 45 маршрута. Знаю, что следующий будет только через час, а это значит - безнадёжное опоздание и горящая турпутёвка от военкомата. Надо поднажать! Рывком ускоряюсь, и уже в полёте мелькает мысль, явно опоздавшая: "И откуда здесь взялся этот проклятый камень?" А затем наступили темнота и тишина...
  ГЛАВА 2
   Опа!
  ...Один глаз открылся и мутным взглядом обозрел окружающую действительность. Второй попытался сделать то же самое, но оставил бесполезные попытки и снова закрылся. У меня что, дежа-вю? Или я попал в день сурка? Закрыв первый глаз, лежу и вспоминаю: так, я, кажется, всё - таки проснулся, собрался в институт, позавидовал коту, побежал на автобус... Ага, вспомнил: камень, тот самый камень преткновения! Я, наверное, в больнице. Но пахнет почему - то совсем не лекарствами. Ароматы, вдыхаемые мной, весьма далеки от больничных.
  - Ну что там, Оглар? - услышал я хриплый голос.
  - Сейчас гляну, - послышались шаги.
  Кто - то подошёл и склонился надо мной, дыша в лицо ароматами пота, шашлыка и дыма от костра.
  "Странный медбрат," - подумал я и открыл глаза. Лучше б я этого не делал. Потому что на меня глядела, ухмыляясь, зелёная рожа с кривым носом, большими ушами, одним глазом и абсолютно лысая.
  - Живой, - сказала рожа и одобрительно похлопала меня по плечу.
  "У рожи есть руки? --как - то отвлечённо подумал я. - Или это новый способ сходить с ума - овеществлённый глюк? "
   Выяснить это следовало незамедлительно, и я попытался перейти из горизонтального положения в вертикальное. Удалось только наполовину: я сел. Моему взору представилась самая неожиданная картина: я находился в пещере. Смеркалось. Посередине горел большой костёр. На большом вертеле жарилось мясо - целая туша, и пахло очень аппетитно. Вокруг костра сидело ещё несколько таких же зелёных мутантов, как и тот, что стоял около меня. Ущипнул себя за руку. Было больно, но картина не изменилась. Зелёный тип, которого назвали Огларом, помог мне подняться и повёл к костру. Там мне постелили охапку сухой травы и усадили.
   -Ну вот и очухался, - произнёс один индивид из этой тёплой компании.
   Я вгляделся. Он был на полголовы выше остальных, морда такая же зелёная, как у Оглара, но не уродливая, а просто морда. Правда, волосы на голове всё же имелись в виде высокого хвоста, стянутого кожаным ремешком. Кожаные штаны и такая же безрукавка дополняли его наряд. На широком ремне висели ножны, явно непустые. На голове красовался ещё один кожаный ремешок со сверкающим красным камнем в центре. Совсем некстати вспомнились незабвенные строки: "А во лбу звезда горит." Но на царевну - лебедь зелёный громила походил так же, как носорог на бабочку.
   -Как тебя зовут? - спросил носорог.
   - Харов Егор, - так некстати севшим голосом просипел я.
   - Приветствуем тебя, Харгор. Я - Мулин, вождь громиденов.
   - Громиденов? - недоумённо переспросил я.
   Мулин, в свою очередь, так же недоумённо уставился на меня. Видимо, подразумевалось, что я уже знаю такие элементарные вещи, как громидены, но в моей памяти такого файла не было.
   Видя меня в полных непонятках, вождь продолжал:
   - Это одно из племён гоблинов.
   -Гоблины? Вы - настоящие гоблины?
   -А разве есть ненастоящие гоблины? - переглянулись между собой зелёные.
   Я хотел было сказать, что видел таких на прошлогодних играх толкиенистов, но как - то промолчал. Вряд ли они меня поймут. А наши доморощенные ролевики им и в подмётки не годятся.
   Но долго раздумывать мне не дали. Отрезали большой кусок мяса, завернули в лепёшку, налили большую кружку горячего травяного чая и всё это сунули мне в руки со словами:
   - Ешь давай.
   Я не заставил себя долго просить и налёг на еду. Ух, вкуснотища! Ахмет из привокзального киоска со своей шаурмой из неизвестного науке животного под таинственным названием "Кущий, кущий, да?" нервно курит в сторонке. Я как - то раз брал у него это нетленное произведение восточной кухни. Оправданием мне может служить лишь то, что я перед сессией два дня ничего не ел, просидев всё время за конспектами и шпаргалками. С голодухи я проглотил ЭТО в один присест, но потом долго пытался понять, какие именно животные устроили такую драку у меня в животе. То, что их было двое, я не сомневался, так как они всё время пытались выйти наружу, видимо, для серьёзных разборок между собой. В конце концов им это удалось, а мне пришлось съесть пачку активированного угля. С тех пор я зарёкся покупать у Ахмета несчастные останки жертв незаконной вивисекции.
   Съев и выпив предложенное, я почувствовал, что понемногу пришёл в себя, и спросил у вождя:
   - Скажи, Мулин, а как я у вас оказался?
   - Парлак нашёл тебя лежащим на дороге. Там ещё какие - то булыжники валялись. Он принёс тебя в пещеру, а вскоре и мы с охоты вернулись.
   - Парлак - это кто?
   -Да знахарь наш. Мы на грала пошли, а он остался травы собирать, ну на тебя и наткнулся.
   Вопрос, как я вообще попал в эту фэнтези - реальность, решил не задавать, смысла нет.
   - А ты сам откуда? - спросил Мулин.
   - Да я вообще из другой страны. Учусь. А сегодня должен был экзамен сдавать.
   - Экзамен? Что это?
   Незнакомое слово явно заинтересовало ребятишек. Постараюсь доступно объяснить.
   - Экзамен - это такое испытание.
   - А, испытание! Это понятно. Просидеть целый день в болоте, чтобы на закате поймать ядовитого нарга, убить клыкастого мантрала, сразиться на мечах с лучшим воином племени - вот испытания для наших юношей, желающих стать воинами, и это ещё не всё.
   Примерно понял, что ожидает бедных юных гоблинов, но продолжаю:
   -Нет. У нас экзамен - это испытание ума. Учитель задаёт вопросы, а ты должен ответить, что знаешь. Вот у меня сегодня - История России. Ну, Россия - это страна, в которой я живу.
   И только необычностью этой ситуации и моим стрессом можно объяснить то, что я выложил им всё о Ленине, о революции, о НЭПе, о Сталине. Они слушали меня, открыв рты, в отличие от моего кота, который в такие моменты либо дрых, либо пытался смыться. Таких благодарных слушателей, клянусь, я ещё не видел. До Брежнева я не дошёл: в горле пересохло. Закашлявшись, я остановился. Кружка воды, поднесённая почитателями моего ораторского искусства, была для меня наградой. Осушив её одним махом, я хотел было продолжить благое дело просвещения гоблинов, но вместо зажигательных речей из моего горла вылетело невнятное шипение. Так, понятно, культпросвет откладывается, я охрип окончательно. В этом случае единственным правильным решением было завалиться спать, что я немедленно и произвёл. Объятия Морфея приняли меня незамедлительно, но краешком угасающего сознания я успел заметить, что мои слушатели так и остались сидеть у костра.
  ГЛАВА 3
   Проснулся я довольно поздно. В пещере никого не было. Первая мысль: "Меня бросили!". Вторая - извечный философский вопрос: "Что делать?". К счастью, до исконного русского "Кто виноват" и последующего за этим самобичевания дело не дошло. Ибо в то время, как я намеревался впасть в уныние и следовавшую за ним депрессию, вошёл Парлак.
  - Парлак, а где все?
  - На охоту пошли. А я сейчас иду травы собирать. Пойдёшь со мной?
  Конечно, я согласился. Альтернатива - сидеть одному в пещере - меня не устраивала. Но сначала знахарь предложил позавтракать. Естественно, я не отказался. Как говорится: война войной, а обед по расписанию. Плотно перекусив, мы отправились пополнять гербарий. Придя на одному ему известное место, знахарь остановился, встал на колени и принялся выкапывать какую - то травку. Решив ему помочь, я подошёл поближе, посмотрел на его ископаемое и принялся за раскопки. Надрав целую гору такого сена, я с гордостью принёс ему свою добычу. Я ожидал похвалы за такую помощь, но вместо этого услышал громкий хохот. Да - да, представьте себе, этот коновал - недоучка ржал надо мной, как последний гад.
   -В чём дело? - хмуро поинтересовался я
   В ответ он сунул мне под нос две травы - мою и его. Я всмотрелся: ну да, есть небольшие отличия. У него листочки с зазубренным краем, а у меня - гладкие. Ну и что, это не повод так ржать!
  - Ну ошибся маленько, ничего страшного.
  -Оно, конечно, ничего. Но та, что я собираю, раны воинам лечит. А то, что ты собрал - это для детей, когда у них болит живот и штаны пачкают.
   То есть я, получается, травку от поноса собирал? Круто.
  - И что? -буркнул я, - тоже надо.
   - У нас этим женщины занимаются. Для воина - позор.
   Так, и что мне теперь прикажете с этим делать? Надеюсь, у них тут позор кровью не смывают? Обидно было бы из - за травки от дизентерии погибнуть во цвете лет. Интересно, а взятки они берут? И если берут, то чем: деньгами или борзыми щенками? Вот интересно, почему я вдруг родную ГИБДД вспомнил? Никогда бы раньше не подумал, что с такой ностальгией буду о ней вспоминать. Да я бы с радостью увидел сейчас и такое родное лицо нашего участкового дяди Миши. Да, мечтай, мечтай... Надо как - то самому выкручиваться. Попробуем другой способ.
  - Парлак, ты же никому не расскажешь, правда? Я же не знал ваших обычаев. И вообще, я не воин! Я не проходил ваши испытания!
  -Да, ты не воин. Поэтому успокойся, Харгор, я не расскажу воинам о твоём промахе. Смотри, что надо собирать.
   В школе я, помнится, не любил природоведение, но лекция по ботанике моего новоприобретённого учителя оказалась на редкость содержательной и информативной. Я много узнал о травах, в основном, о противоядиях и о тех, что лечат раны. Наглядных пособий тоже имелось в избытке, поэтому заглаживать свой промах я бросился с рвением юного натуралиста, впервые оказавшегося на природе. Результатом наших усилий стала к вечеру большая охапка сена, с гордостью именуемая знахарем: "Отличный урожай".
   В пещере Парлак занялся сортировкой нашего гербария, а меня отправил за дровами. Я вышел и огляделся. На земле вокруг нашего жилища валялось много каких - то веток и сучьев. Собирать дрова я любил ещё со времён наших турпоходов, да к тому же предвкушение хорошего ужина как - то усиливало энтузиазм. Через некоторое время из собранного мною хвороста можно было зажечь большой пионерский костёр на закрытие лагерного сезона. Мои усилия не пропали даром, так как вскоре вернулись охотники и принесли очередного грала. Костер был разожжён, а мне была доверена почётная роль кашевара, в смысле крутить вертел с мясом.
   Пока туша жарилась, мы с ребятами познакомились поближе. Ну Мулина я уже знал - это вождь громиденов, Парлака тоже узнал поближе. А вот страхолюдный Оглар оказался военным советником вождя, вследствие чего был тут же переименован мною в комиссара. Слово зелёным понравилось, и с этих пор его иначе и не называли. Глаза, как оказалось, он лишился на войне, а большие уши достались ему от папочки, который и сам был изрядно лопоух. А зелёный цвет морды лица - это их природная расцветка. Дальше были приближённые воины Мулина, они же друзья детства - Грон, Трифон, Брагут, Зират, Даран и Мередан. Когда последний вышел прогуляться по нужде в ближайшие кустики, мне с хихиканьем была поведана трагическая история наречения его имени. Его мамаша очень хотела девочку после пяти сыновей и была в полной уверенности, что ждёт именно её. Она уже и имя ей придумала - Мередана (на их языке это что - то вроде Нежный лепесток). Но вопреки всем ожиданиям у счастливой матери родился ещё один мальчик. И тогда, чтобы такое имя даром не пропало, им и наградили нового сына. В детстве кое-кто пытался смеяться над мальчишкой, но насмешники быстро умолкали, встретившись с твёрдыми кулаками обзываемого. С годами мальчик стал могучим воином. Так вот и живёт теперь грозный воин по имени Нежный лепесток.
   Похихикав с друзьями детства, я снова сделал серьёзную мину по возвращении Мередана. Я и не собирался в его присутствии обсуждать такую болезненную для него тему, иначе все прелести дедовщины я испытал бы здесь и сейчас, не дожидаясь весеннего призыва.
   Мясо уже прожарилось и теперь издавало восхитительный аромат. Всем нашим голодным отрядом мы дружно накинулись на этот шашлычок. Умяв мясо, мы ещё немного посидели, вкушая травяной чай, заваренный лично Парлаком. И вот, сидя с кружкой, я думал о том, что же мне теперь делать. Выхода отсюда я не знаю, порталы строить не умею, как попасть обратно - даже не представляю. Это не ситуация, это уже ситуёвина. Но, раз нельзя изменить её, надо изменить своё отношение к ней. Нет всё-таки великие мысли от великих людей - хорошая штука! Если сам чего не домыслишь - великие помогут. Раз у меня нет возможности попасть в свой мир (надеюсь, пока), буду жить здесь и сейчас. И вообще, мне повезло, что я к громиденам попал. А если бы в какое-нибудь болото или, например, к каннибалам? Подумать даже жутко! То-то и оно! Так что крепись, Харов Егор, восемнадцати лет от роду!
  ГЛАВА 4
   День начался, как обычно: парни ушли на охоту, а мы с Парлаком двинулись на очередной сенокос. Вчера вечером, когда мы улеглись спать, вождь с комиссаром остались сидеть у костра и долго о чём-то шептались. Так как о теме разговора мне никто не докладывал, то моё любопытство осталось неудовлетворённым.
   Сегодня я был подкован на все четыре ноги по ботанике здешнего мира и больше не опозорился в глазах нашего травника. Все его ц.у. были услышаны и приняты к сведению, поэтому наша работа была весьма плодотворной. Но меня терзали смутные сомнения: а за каким лешим ему такое количество трав для заживления ран и противоядий? У них, что, намечается рыцарский турнир, бои без правил, или ребятки готовятся к войне? Если на первых двух мероприятиях я бы с удовольствием поприсутствовал в качестве зрителя, то последнее меня не устраивало ни в каком случае. Собранный нами гербарий по своей величине напоминал уже не охапку, а целый стог, и мои подозрения были явно небеспочвенны.
   Когда мы с нашим урожаем подошли к пещерке, я заметил какое-то оживление вокруг. Присмотрелся: точно, какие-то незнакомые мутанты строили палатки из шкур. Причём делали это весьма уверенно.
  - Слышь, Парлак, это вообще, кто? Что за бесцеремонные ребята?
  - Друзья. Вождь позвал.
  - А зачем?
  -Не знаю. Мулин - великий вождь, и его замыслы простым воинам неведомы.
  -А что вы вообще тут делаете? На охоту пришли?
  -Понимаешь, Харгор, только здесь растут редкие травы, нужные для лечения. Но одного меня Мулин сюда не отпускает. Одному тут ходить опасно. Враги кругом. А эта пещера - наше жильё на время сбора трав. Закончим здесь - вернёмся в свой октойх.
   Ладно, понятно. А пока займёмся нашим сеном. И мы с Парлаком сортировали, раскладывали, сушили целебные травки, пока не вернулись охотники. На этот раз они принесли не одного грала. Конечно, населения в нашем краю прибавилось. Мясо было зажарено и благополучно съедено. Потом трое из новоприбывших уселись у стены с барабанами и заколотили по ним. Грохот сначала оглушил, но потом я уловил ритм. И вот я воочию увидел танец гоблинов. Зрелище, конечно, потрясающее! Дикая самобытность этого танца завораживала. Я до того увлёкся, что незаметно для себя стал отстукивать ритм на своих коленях.
   -Зажигай, ребята! Асса! Асса!
   Под перестук выхваченных мечей танец продолжался. И я не смог усидеть! Вскочив и схватив какую-то палку, долженствующую представлять меч в моей грозной деснице, я тоже запрыгал в дикой пляске. Я подскакивал, размахивал своим дрыном и при этом орал: "Банзай!". Через некоторое время барабаны стихли, и мы плюхнулись на пол. Я был в восторге: да эта дискотека круче нашей в тыщу раз! При чём для разогрева здесь не нужны ни алкоголь, ни наркотики. Я сидел, переводя дыхание, и вдруг услышал голос Мулина:
  - Ты танцевал с нами танец воинов, Харгор. Теперь ты принят в наше племя. Но чтобы стать настоящим бойцом, ты должен пройти испытания. Это закон.
   От неожиданности я подавился чаем, которым пытался смочить своё пересохшее горло. Я? Воином? То есть, успешно отбиваясь от всех покушений военкомата на мою скромную персону, тут я всё-таки влип? И откосить, судя по всему, не удастся. Кстати, что они там говорили насчёт кого-то поймать и кого-то убить?
  ГЛАВА 5
   Так прошла неделя. И с каждым днём наше народонаселение всё увеличивалось. Вокруг нашей пещерки располагалось уже довольно много кожаных палаток и шалашей. А по вечерам после ужина Мулин долго проводил совещания у костра с другими вождями. Почему я так уверен, что с вождями? Так у каждого из них на голове был кожаный ремешок с камнем, только разного цвета.
   И вот однажды утром Мулин объявил:
   -Сегодня воины собирают дрова. Вечером будет большой костёр.
   Мы дружно потопали за дровами. Натаскали столько, что Наполеону хватило бы сжечь не только Москву, а также Чертаново, Бирюлёво, Южное и Северное Бутово и иже с ними. Сложенное кострище с успехом могло конкурировать с пирамидой Хеопса. Ужинали каждый у себя. Потом наступило главное действо сегодняшнего вечера. Мулин с факелом подошёл к пирамиде и со словами: "Да исполнится пророчество!" торжественно поджёг нашу постройку.
   Дрова затрещали, и пламя потихоньку разгорелось. Вскоре на поляне пылал костёр, подобный Большому Лондонскому Пожару. И тогда Мулин начал свою эпическую речь:
  - Я, Мулин, вождь племени громиденов и верховный командир всей армии гоблинов, хочу рассказать тебе, Харгор, нашу историю.
  (То есть своей, русской, мне уже мало? Теперь ещё и гоблинскую изучать? Однако! Надеюсь, хоть сдавать её не заставят?)
   -Племена гоблинов издавна жили на этой земле, дарованной им нашим великим предком Грагантом.
  (Подозрительно похоже на Гаргантюа. Эти ребятишки, случаем, Рабле не читали? )
   -Громидены, шавлаки, варасги жили в мире и дружбе. Раз в год все племена собирались для большой совместной охоты. Удача сопутствовала охотникам, и они набили много дичи. Чтобы отпраздновать это, был устроен большой общий пир.
   (Пир на весь мир - знакомая традиция! Поддерживаю всеми руками и ногами!)
   - Вождь варасгов Интар выпил слишком много вина. Но ему было мало, и он потянулся ещё за одним кувшином. Не удержавшись на ногах, он упал, облив вином вождя шавлаков Сенгера. Сенгер сказал: "Интар, ты похож на глупого птенца ичендаха." Интар обиделся.
   -Эээ...Постой, Мулин, а кто такой ичендах?
   -Это такая птица. Когда её птенцы появляются на свет, они ещё не умеют ходить на своих длинных ногах и постоянно падают то в грязь, то в свой помёт.
   (Мда, неудивительно, что Интар обиделся.)
   -Ага, понятно. А что там дальше было?
   - Интар схватил кувшин и хотел ударить Сенгера, но промахнулся и попал по голове вождю громиденов Алтану. Алтан тоже обиделся и ответил на удар.
   (Так - так, пьяные разборки - ещё одна знакомая традиция, но уже весьма неприятная.)
   -Воины, увидев это, бросились каждый на защиту своего вождя, и начался бой. Многие были убиты в тот день, и с тех пор племена гоблинов стали врагами.
   (Да уж, casus belli довольно смехотворен - пролитое вино и глупый птенец. Не с них ли ваял свою нетленку Гоголь - "Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем?)
   -Много веков племена воевали друг с другом, но пришла беда ещё страшнее. Жестокие завоеватели напали и покорили разобщённые племена.
   (Интересная картина вырисовывается! А я - то думал, что завоевателей страшнее гоблинов нет!)
   -Эльфы пришли в наши земли.
   (Моя челюсть с громким лязгом упала на землю, а глаза по величине напомнили блюдца из чайного сервиза моей бабушки. Эльфы - гоблинов? Я что, сплю? Разбудите меня кто-нибудь! Я всегда думал, что эльфы - это хрупкие существа, выращивающие цветочки и играющие с бабочками.)
   -Ослабленные междоусобной войной, мы не смогли оказать сопротивление.
   -Ааа... Эээ... Мулин, постой, какие эльфы? Они же на бабочках летают!
   -Тёмные эльфы, Харгор. Они не летают на бабочках, они убивают тех, кто им не повинуется. Когда ты впервые попал к нам, ты рассказывал о своей стране. Мы слушали тебя и многое поняли. И теперь мы тоже хотим сделать у себя революцию и свергнуть эксплуататоров.
   (Моя челюсть с грохотом упала во второй раз, а глаза по величине напоминали уже не блюдца, а столовые тарелки. Судя по всему, я не просто сплю, я вообще под наркозом во время операции! )
   -Мы просим тебя о помощи, Харгор. Ты знаешь о революции всё. Помоги же нам её сделать.
  (Я думал, что сильнее удивиться не смогу. Оказывается, могу! Гоблины и революция? Это ж театр абсурда! И они хотят, чтобы я в этом участвовал? Да никогда! Да ни за что! )
   -Я, конечно, дико извиняюсь, ребята...
   -Без тебя мы не справимся, Харгор.
  Десятки глаз смотрят на меня с надеждой.
  (Ну не хочу я в это ввязываться, ребята! Не хочу и не буду!)
   И проклиная свою мягкотелость, я всё - таки согласился. Ну не мог я отказать тем, кто помог мне!
   Вот так я и влип в эту историю по самое "небалуй".
   ГЛАВА 6 (За несколько лет до этого)
   Гириэн проснулся поздно, когда все уже работали. Открыв глаза, долго смотрел в потолок, но вставать не торопился. А зачем? Пусть глупцы пашут, а он и так проживёт.
   Раздался стук в дверь.
   -Входи, хорош тарабанить, - лениво процедил он.
  Дверь открылась, и вошла старая гоблинка с мешком.
   - Ну что там сегодня, старая?
   -Прими, батюшка, дар от всего октойха.
   Старуха с поклоном протянула мешок.
   -На стол поставь. Потом сам разберусь.
   -Может помочь тебе, батюшка? - старуха умоляюще глядела на него.
   -Сказал же, иди отсюда! Живо!
   Старуха испуганно шмыгнула за порог.
  Гириэн полежал ещё немного, но голод, который не тётка, напомнил о себе урчанием в животе. Нехотя поднявшись, Гириэн подошёл к столу и развязал мешок. Так, это пойдёт, это тоже нормально, и это сойдёт... Так, а это что такое? Сырое мясо? Я, что, сам его готовить должен?
   -Старая! А ну давай сюда!
   Гириэн не сомневался, что старуха притаилась за дверью.
   -Я здесь, батюшка. Чего изволишь?
   Небрежным жестом он указал на стол.
   -Что это?
   -Мясо, батюшка.
   -Вижу, что не рыба. Сырое почему, спрашиваю.
   -Так не успели приготовить, батюшка.
   -Значит так, старая, тащи сюда свою внучку и пусть жарит мясо.
   -Помилуй, батюшка, и так почти всех девок в октойхе перепортил. - Старуха испуганно глядела на него.
   -Значит так, старая: либо ты сюда свою Тистиру ведёшь, либо я превращу её в лягунку и кину в болото, чтоб её там нарги сожрали.
   -Смилуйся, батюшка, не превращай ты её. Придёт сейчас Тистира. - И старуха опрометью выскочила из хижуна.
   Гириэн довольно улыбался. Он, ранее презираемый полукровка, сумел поставить себя так, что его боялся весь октойх.
   Дело было давнее. Когда-то в этом октойхе жила молодая гоблинка Мантира. Однажды она пошла к речке за водой. В это время по мосту проезжал отряд тёмных эльфов, и один воин, увидев молодуху, не удержался от искушения. Отстав от отряда, он затащил её в камыши. Вскоре он догнал свой отряд, и в этих местах больше никогда не появлялся. А у Мантиры родился сын - полукровка. Она назвала его Гириэном и воспитывала одна. Внешне он был похож на своего отца, но тёмная кожа отливала зеленью. Сверстники презирали его, а мать ненавидела: он был вечным напоминанием о её позоре. Каждый мимо проходящий считал своим долгом шпынять его и драть за уши. Гириэн как мог отбивался, но всё запомнил и никому ничего не простил. Подростком он исчез из своего октойха и вернулся через несколько лет уже взрослым. Жить стал в своём хижуне. Мать попыталась было возразить, но однажды пошла на болото за ягодой и больше не вернулась. В октойхе за глаза болтали, что Мантира пропала не без помощи своего сынка, но самому Гириэну сказать в лицо об этом боялись. Он остался жить один. Своим соседям объявил, что был в учении у знаменитого тёмного мага, и теперь сам владеет магией. Да, конечно, он мог кое-что по мелочи: наслать на соседские огороды хренделей, чтобы те сожрали весь урожай, испортить молоко у гараев, сварить лечебный отвар. Но главной особенностью были его глаза, чёрные, как сама тьма. Было в них одновременно что-то завораживающее и отталкивающее. Глядя в лицо своими колдовскими глазами, он мог любого убедить, запугать и заставить. Весь свой октойх он убедил в том, что он сильный маг, запугал, что может превратить всех в животных и заставил себя бояться. Ему приносили еду, убирали в хижуне и боялись.
   Вот и сейчас старуха приведёт свою внучку, дрожа от страха вместе с ней. Им незачем знать, что он не умеет превращать. Гириэн довольно ухмыльнулся.
   -Я пришла, господин.
   Тистира стояла у двери, уткнув глаза в пол.
   -Проходи и приготовь мясо.
   -Да, господин.
   Не поднимая глаз, она робко прошла внутрь и принялась хлопотать по хозяйству. Гириэн сидел за столом и с удовольствием поглядывал на юницу. Та всё приготовила и накрыла на стол.
   -Я могу идти? - несмело произнесла она
   - Подожди. Полы ещё вымой.
   Тистира сбегала с ведром на речку и начала мыть полы. Закончив половину, она выпрямилась и тут же почувствовала, что её обхватили сильные руки. Она попыталась было вырваться, но её развернули к себе лицом и приказали:
   -Посмотри на меня!
  Она глянула в его чёрные глаза и испугалась этой тьмы. А потом всё уже потеряло значение, кроме этих таинственных глаз. Гириэн подхватил её на руки и положил на кровать. Раздев её, он приступил к поцелуям. Одними поцелуями дело не ограничилось, и получив от неё то, чего, собственно, и хотел, он растянулся на кровати и небрежно бросил ей:
   -Одевайся. Завтра опять придёшь.
   -Хорошо,- прошептала она.
   -Полы не забудь домыть.
   -Хорошо,- вновь раздался шёпот.
   Вымыв оставшиеся полы, она ушла. Но он знал, что завтра она придёт снова. И так будет каждый день, пока ему не надоест.
   ГЛАВА 7
   Молоденькая Тистира развлекала Гириэна несколько месяцев, продержавшись дольше других. Но в конце концов и её прелести приелись. И вообще, жизнь в дальнем октойхе ему тоже надоела. Он чувствовал, что способен на большее, чем травить хренделями соседские огороды.
   Утром накормив себя, любимого, он запер двери и улёгся на кровать поразмышлять о смысле своей дальнейшей жизни. Провалявшись целый день и попутно пару раз вздремнув, эльфогоблин пришёл к выводу, что он достоин жить не менее, чем в императорском дворце, и немедленно приступил к выполнению столь важной задачи. Собирался он недолго и взял с собой немного, справедливо полагая, что уж там - то, в столице, у него будет гораздо больше возможностей разбогатеть. Не откладывая в долгий ящик, быстро вышел, запер двери, но ключ не выбросил, а положил в карман (ну, знаете, мало ли что!).
   Голосуя автостопом, он с попутными обозами за неделю добрался до столицы. Возле городских ворот стояла тёмная стража. Презрительно глянув на него, стражники потребовали уплатить входную пошлину. Нарываться на скандал не хотелось. Понимая, что хренделями их не запугаешь, он заплатил и, провожаемый неприязненными взглядами, вошёл в город. Тут же возник вопрос: где переночевать? Догадываясь, что императорский дворец ещё не готов его принять, а скупердяйская натура пожалела денег на оплату постоялого двора, он решил на первое время прибиться к какой - нибудь одинокой женщине. Бродя по улицам, он внимательно смотрел по сторонам, ловя удобный случай.
   Через некоторое время фортуна улыбнулась ему, в то же время повернувшись задом к молодой гоблинке. Женщина шла по улице с большой корзиной в руках. Только Гириэн подумал, как бы к ней подкатиться, как из подворотни выскочил удобный случай в виде пьяного тролля. Не терзаясь никакими моральными сомнениями, тот ударил молодуху кулаком в лицо и выхватил корзинку из её рук. Женщина осела на пыльные камни, успев только прошептать: "Помогите". Реакция соискателя женского внимания была мгновенной: он вытянул ногу, подставляя подножку, и отморозок со всего размаха грянулся на мостовую. Крепко приложившись башкой о булыжники, неудавшийся грабитель отключился. Для закрепления эффекта защитник обиженных подбежал к неудачнику и с криком "Я тебе покажу, как женщин обижать!", пнул того два раза по рёбрам. Затем, подняв корзину, стал складывать в неё разбросанные продукты. Кошелёк с монетами, упавший чуть подальше, тоже был найден и водворён на место. Испуганная женщина всё ещё рыдала, сидя на мостовой.
   - Не плачьте, милая, - произнёс Гириэн, поднимая её с камней. -Пойдёмте, я провожу вас домой.
   Поддерживая бедняжку одной рукой, а второй таща корзину, он повёл её домой, следуя весьма чётким указаниям: "Поверните налево. За тем домом поворот направо. А сейчас чуть - чуть прямо. А теперь ещё раз направо. Ну вот мы и пришли".
   "Ну наконец - то, -отдуваясь, подумал Гириэн. - Ещё немного, и я сам бы упал". И с радостью плюхнул корзину на стол, а женщину - на стул.
   - Я так испугалась, так испугалась! - заговорила она, вытирая вновь покатившиеся слёзы. - Он так неожиданно выскочил и так больно ударил!
   -Ничего, ничего, всё уже хорошо, - утешал её спаситель.
   Он, конечно, слукавил. Всё было не совсем хорошо, так как на лице пострадавшей наливался кровью большой синяк.
   - Ой, как больно! - Она прижала руку к лицу.
   - Там синяк. Но это не страшно, я помогу. Где тут у вас кухня?
   Затопив печь, он налил в кастрюлю воды и приготовил целебный отвар для лечения ушибов и синяков. Уходя на поиски светлого и богатого будущего, доморощенный знахарь прихватил с собой весь свой запас трав, справедливо полагая, что они ему пригодятся, а в городе на мостовой целебные растения вряд ли растут.
   Намочив в отваре чистую тряпочку, он приложил сей компресс к её лицу и аккуратно примотал.
   - Как вас зовут, мой спаситель? - поинтересовалась она.
   -Гириэн. А вас, прелестная незнакомка?
   -Марида.
   -Очень рад, Марида, что довелось помочь вам. Ну что ж, я пойду, а вы не забывайте прикладывать отвар два раза в день - утром и вечером.
   -Вы уже уходите? А может чаю?
   От чая он не отказался. Других повреждений, кроме синяка, на Мариде не было, и она захлопотала по хозяйству. Стол был накрыт быстро. В процессе чаепития выяснилось, что гость не откажется и от обеда, соответственно на стол были поставлены новые блюда. Угощаясь, Гириэн не забывал поддерживать разговор, и вскоре они были уже на "ты".
   -А ты, я смотрю, одна живёшь. Почему?
   -Муж мой в императорских каардюшнях служил. Шёл как-то домой поздно вечером, и на него напала банда троллей, ограбили и убили. А я вот с тех пор одна и осталась. Родных тоже никого нет.
   -А живёшь - то как?
   -Во дворце я работаю. У императрицы Ассиэль в покоях убираю.
   "Это я удачно попал", - обрадовался Гириэн. Пустив в ход всё своё обаяние, он добился того, что ему был предложен ночлег, причём он смущённо отказывался, а его настойчиво уговаривали. Уговорили. Он, так и быть, согласился.
   За едой и разговорами время пролетало незаметно. За окнами темнело, а они всё сидели. Наконец хозяйка встала и начала убирать со стола. Затем она приготовила гостю постель, а он сделал ей новую повязку. Довольные знакомством, они разошлись по комнатам, но Гириэн знал, что это ненадолго и его переселение в хозяйкину кровать состоится очень и очень скоро.
   ГЛАВА 8
   Вскоре так и получилось.
   Как - то вечером они сидели за чаепитием, и Марида рассказывала, как прошёл день. Она вообще любила поболтать и была для Гириэна весьма ценным источником сведений о дворцовой жизни. Вот и сегодня она тараторила, стараясь выложить всё, что успела узнать.
   - А знаешь, наш император, оказывается, ведёт дневник. Он прячет его под подушкой и думает, что там его никто не найдёт. Ой, смешной! Да я его каждый раз читаю, когда убираться прихожу! Он там про любовь пишет.
   -Ну и что он там пишет?
   (Из дневника императора:
   "17 арнеля
  Сегодня ездили к эльфам Западных лесов. В нашу честь был банкет, а потом бал. Познакомился с Ассиэль, дочкой принца Драмуила, правителя Западного Леса. Она очаровательна! Пригласил её на танец. Она согласилась! Танцевали один танец. Затем кушали мороженое. Она так грациозно скушала три вазочки! Потом опять танцевали один танец. Потом Ассиэль проголодалась, и мы пошли кушать за стол. Она так очаровательно кушает! Три жареных ножки куриды, две тарелочки салата "олидьен", два кремовых рулета, два пирожных с вареньем и три бокала вина "санирон"". Ах, как она, бедняжка, проголодалась после этих танцев! Потом ещё один раз танцевали. После танца ходили смотреть звёзды. Звёзд не увидели, смотрели на луну. Ах, как романтично! Я, кажется, влюбился! Обязательно ещё приеду!")
   -Наш император так любит свою жену! Он её называет "милая Сили". Утром, когда они проснутся, он приказывает принести поднос с фруктами и сам кормит её из своих рук. А она смеётся и говорит ему:" Ах ты, шалун!" А потом они встают, одеваются и идут завтракать. А потом император занимается государственными делами, а императрица спит, обедает, примеряет платья, ужинает, танцует на балу, в общем, целый день занята.
   -Слушай, Марида, если она столько ест, то, наверное, толстая, как гарай?
   -Да что ты говоришь! Наша императрица совсем не толстая, а очень даже нормальная! Покушать она любит, но совсем не толстая. Там многие завидуют её фигуре. И это после того, что она двоих детей родила!
   -Что, сама родила?
   -А кто ж ещё! Сама, конечно. Но у них девочки, а император хочет мальчика, наследника. Вот только у них не получается. Император мага ищет, чтобы с его помощью наследника получить, но пока найти не может.
   -Я думаю, найдёт, если захочет. А сейчас давай - ка я посмотрю, как там твой синяк, уже прошёл?
   Гириэн подошёл к ней, ласково приподнял её голову и нежно погладил по щеке.
   -Да я вижу, что он совсем прошёл. Ничего и незаметно. Или ещё болит?
   -Нет, - прошептала она, тихо млея от мужской ласки.
   Он наклонился и, глядя ей в глаза, мягко прикоснулся к её губам. Её тело податливо изогнулось под его настойчивыми руками.
   "Давненько же у неё никого не было, - подумал он. -Всё, она моя".
   Его страстные поцелуи разбудили её желание, и она, забыв про всё на свете, отдалась в его нежные, не натруженные от тяжкой работы руки. Он повёл её в спальню и там неторопливо снял с неё платье, лаская каждый обнажавшийся кусочек тела. Она же, потеряв голову, сорвала с него рубашку и, прильнув к его обнажённой груди, тихо застонала.
   "Всё, она готова," - понял он и со всем пылом ринулся в любовное сражение. В "науке страсти нежной" он был довольно искусен и, получая наслаждение сам, умел и доставить его. И Марида, забыв неуклюжие попытки мужа, с которым и прожила - то всего месяц, таяла в руках искусника. Несколько раз он кидался в бой, причём с постоянным успехом. Марида была счастлива, но ей хотелось продлить это счастье, и она, пылко обнимая его обеими руками, с надеждой шептала:
   -Ты ведь не уйдёшь? Ты останешься?
   "Эх, бабы! Немного вам надо." - подумал Гириэн, но вслух сказал:
   -Конечно, дорогая.
   Этому проникновенному голосу нельзя было не поверить, и Марида спокойно уснула, а искатель приключений лежал и размышлял о том, что надёжное пристанище себе обеспечил и теперь надо искать способ проникнуть во дворец. Для такого хитреца, как он, это не составит труда, нужно только тщательно всё обдумать. Для начала можно объявить себя искусным знахарем и магом. Хотя магии у него и немного, но император и такой не обладает. А травы он знает, да и в действии своего взгляда не сомневался, особенно на женщин. Значит, через женщин и нужно действовать.
   Приняв такое судьбоносное решение, Гириэн смежил очи и заснул сном младенца, не омрачаемым никакими кошмарами.
   (Из дневника императора:
   "17 муина
   Прошёл месяц, как я познакомился с Ассиэль. Всё время вспоминаю о ней. Интересно, помнит ли она меня? Хочу опять в гости. Снова ощутить эту романтику под звёздами. Завтра еду.
   20 муина
   Приехал к Драмуилу. С огорчением узнал, что милая Сили заболела. Вчера скушала лишних три ножки куриды и пять вишнёвых пирожных. Очень жаль бедняжку. Буду за ней ухаживать.
   21 муина
   Не доверил знахарю дать отвар слабительных трав Сили. Напоил её сам. Провожал в дом размышлений. Просил подумать обо мне. Ждал её целый час под дверью. Наверное, она обо мне так долго думала. Она вышла и сказала, что сейчас ей думать было некогда, но в следующий раз обязательно обо мне подумает. Ещё пять раз провожал её туда.
   22 муина
   Знахарь сказал, что ещё один день размышлений после слабительного отвара, и принцесса выздоровеет. Буду ждать.
   24 муина
   К сожалению, государственные дела зовут меня обратно. Сегодня уезжаю, но ещё вернусь к милой Сили. ")
  
   ГЛАВА 9
   Утром, приготовив еду и позавтракав на пару с новоприобретённым любовником, Марида убежала на работу. Гириэн же, в одиночестве тщательно обдумав свой план, заказал у маляра вывеску "Народный целитель Гириэн" и собственноручно повесил её над входом. Остаток дня прошёл спокойно. О новом целителе ещё никто не знал, поэтому столпотворения у входа не наблюдалось. То есть вообще никого. Марида, придя вечером, узрела новшество и поинтересовалась, что сие значит?
   -Хочу помогать страждущим! - патетически воскликнул самозваный целитель.
   -Какой же ты добрый! - прослезилась растроганно женщина.
   На следующее утро она ушла, а Гириэн опять целый день напрасно прождал клиентов.
   Так продолжалось неделю. Марида, видя, что любовник очень расстроился из - за этого, сказала, что сама найдёт ему больных.
   И вот как - то вечером она зашла домой с одной молодой гоблинкой, у которой под глазом был здоровый фингал.
   -Это моя подруга Вардина. У неё проблемы. Ты поможешь ей?
   -Конечно. Я внимательно слушаю.
   Но молодуха стеснялась, становилась то ярко - зелёной, то наоборот бледнела и никак не могла решиться открыть рот.
   Гириэн решил ускорить события. Взял её за руку, посмотрел в глаза и тихим доверительным голосом произнёс:
   -Не бойся, дитя моё, целителю можно и даже нужно рассказывать всё, иначе он не сможет тебе помочь.
   Видимо, эти слова, подкрепленные чарующим взглядом, убедили женщину, и она тихо сказала:
   -Меня муж бьёт.
   -Это я вижу, - усмехнулся Гириэн. - И что ж ты такого натворила?
   -Он меня с другим мужчиной застал. Молодой кузнец. Недавно сюда приехал.
   -А что ж ты к кузнецу побежала, коли муж есть?
   Девица опять долго мялась, теребила подол платья, но в конце концов призналась, что её муж не может вести полноценную супружескую жизнь. И что про супружеский долг он вспоминает раз в полгода, при этом мучаясь сам и мучая жену. А она женщина молодая и так далее. Но мужа она любит, и если бы не эта проблема, на кузнеца бы и не взглянула. И что дальше делать, она не знает.
   -Это всё поправимо. Смотри: эта трава для твоего синяка. Заваришь, два дня поприкладываешь и пройдёт. А эта трава для твоего мужа. Заваривать будешь ему в чай незаметно. И скоро он у тебя запрыгает, как молодой гарай. Только мужу ничего не говори. Не любят мужики лечиться.
   Вардина пролепетала слова благодарности и ушла.
   -Это, правда, поможет? - нерешительно поинтересовалась Марида.
   -Не бойся, дорогая, все травки проверены, - усмехнулся Гириэн. Он чувствовал, что дело пошло на лад.
   И действительно, через несколько дней прибежала Вардина, и, захлёбываясь от восторга, сообщила, что с мужем всё в порядке, что он её больше не бьёт, а наоборот, сильно любит, а кузнецу она дала от ворот поворот. И можно, она свою подругу приведёт, у неё тоже с мужем проблемы?
   -Веди, - снисходительно разрешил Гириэн. Он не просчитался. Дело пошло.
   Вардина привела свою подругу. Та, в свою очередь, рассказала другой подруге о талантливом знахаре. И как круги по воде, стала расходиться о нём молва. Вскоре разговоры прислуги о новом целителе дошли до дворца.
   И вот однажды, когда Армиана, придворная дама императрицы, прогуливалась по дворцовому саду, ей под ногу попался камешек. Вроде и небольшой, но дама приложилась носом об землю весьма чувствительно. На её крик прибежала служанка и, подняв даму, повела её в покои. Там обтёрла ей лицо, и Армиана, взглянув на себя в зеркало, была просто в шоке.
   -Какой ужас! Ну как, как я покажусь на глаза императрице? Надо мной весь двор будет смеяться! - рыдала она. - С таким синяком и разбитым носом я месяц буду валяться! Меня вычеркнут из списка придворных дам! Ааааааааааа!
   -Госпожа, госпожа, успокойтесь! - подскочила к ней горничная.
   -Меня отправят на кухню мыть посуду! Ааааааааааа!
   -Госпожа Армиана, не надо так убиваться! Я знаю, как вам помочь!
   -Мне никто уже не поможет!
   -Госпожа Армиана, я знаю одного целителя. Он помог моей знакомой.
   -Да что он может, этот тупой знахарь?
   -Нет, госпожа, вы не правы. Он творит чудеса. Разрешите позвать, ведь хуже всё равно уже не будет.
   -Ладно, зови своего знахаря.
   -Целителя, госпожа.
   -Ну хорошо, хорошо. Веди уже. Только чтоб никто не знал.
   -Понятно, госпожа. Сегодня же ночью он будет здесь.
   -Всё, бегом! - раздражённо прикрикнула Армиана.
   Горничная торопливо побежала к выходу. Накинув плащ, она сразу же поспешила к подруге, уже получившей помощь от целителя. Та охотно поделилась адресом, и вскоре служанка уже стояла у дверей. Робко постучав и услышав: "Заходите!", она открыла двери и вошла. В комнате никого не было. Она испуганно огляделась. В это время из кухни вышел Гириэн и, оглядев посетительницу, спросил:
   -Что привело тебя сюда, милочка?
   -Господин, одной даме срочно нужна ваша помощь.
   -А она что, сама прийти не может?
   -В том то и дело, господин, что не может. Она живёт во дворце.
   Сердце Гириэна сделало один лишний удар.
   -Императрица, что ли?
   -Нет, господин, её придворная дама, госпожа Армиана.
   "Для начала и это неплохо", - прикинул Гириэн.
   -Ну, рассказывай, что там произошло.
   Получив необходимые сведения, он собрал сумку и отправился за своей провожатой.
   Смеркалось. По дороге навстречу попадалось много прохожих, но никто не обращал на них внимания. Они уже повернули в переулок, который выходил на улицу, которая вела ко дворцу, который построил Джекеил, далёкий предок нынешнего императора. Тут и пройти - то оставалось совсем немного, но внезапно из подворотни, коими весьма изобиловал переулок, выскочил тролль.
   -Стоять, голубки! Это ограбление!
   Вообще-то по императорскому указу в столице разрешалось проживать только тёмным эльфам и гоблинам, как обслуживающему персоналу. Но тролли в обход всех законов умудрялись нелегально просачиваться в столицу и занимались исключительно разбойным промыслом. Как ни боролся с ними император своими указами, как ни ловила их тёмная стража, но уничтожить под корень этих мигрантов с дальнего порубежья было так же невозможно, как и тараканов. И вот сейчас один из таких громил стоял перед Гириэном, ехидно ухмыляясь. Он заметил и набитую сумку, и испуганные глаза девушки, и уже мысленно подсчитывал добычу, предвкушая последующее развлечение с малышкой. Но он не учёл одного: безудержного стремления Гириэна попасть во дворец. Эльфогоблин был в ярости: как?! Когда вот-вот сбудется его мечта, какой-то невежа осмелился встать на его пути! А тот, не подозревая о буре, бушующей в груди встреченного недомерка (тролль был на две головы выше его), скомандовал:
   -Так, сумку отдали сюда и вывернули карманы, да поживее! - и мерзко ухмыляясь, продолжил:
   -А девчонка пойдёт со мной.
   Мечту надо было спасать, и Гириэн, не помня себя от злости, прокричал первое пришедшее на ум заклинание и взмахом руки отправил его на грабителя. Так как боевой магией он не владел, то это оказалось заклинание сотворения хренделей, коими он успешно травил соседские огороды и единственное, которое помнил наизусть. Но ярость, перекосившая его рот, скомкала последнее слово, и что-то пошло не так. Вместо стаи мелких хренделей получился один, но большой, который, повинуясь движению пославшей его руки, полетел прямо на бандита. Тот, не ожидавший сопротивления, отступил назад, открывши от удивления рот. Хренделя внесло прямо туда, и грабитель, подавившись неизвестной ему дрянью, грохнулся на землю. Гириэн не стал проверять, жив ли разбойник, полагая, что это его уже не касается. Подхватив свою спутницу под руку, он побежал по переулку, стараясь побыстрее миновать подворотни. Но бандит, судя по всему, был один. Поэтому, пробежав переулок и видя, что за ними никто не гонится, они отдышались и спокойно пошли ко дворцу.
   К главному входу служанка не пошла, а подвела его к маленькой неприметной калиточке на заднем дворе, предупредив, что болезнь придворной дамы должна остаться тайной. Но Гириэн давно уже понял: чем меньше болтаешь, тем больше платят, и не собирался трепать языком.
   Калиточку служанка открыла маленьким ключиком и, проведя через неё целителя, снова закрыла. Затем, взяв его за руку и не зажигая свечу, повела во дворец. Подойдя к нужной двери, постучала и на нетерпеливое: "Входи!" прошептала: "Я привела его, госпожа".
   -Хорошо, заходи.
   Армиана лежала на кровати, прикрывая лицо платком. Гириэн подошёл поближе и уверенно произнёс:
   -Я целитель. Мне нужно осмотреть ваше лицо.
   Дама сняла платок. Он наклонился, увидел распухший нос, синяки под глазами и довольно улыбнулся. Он знал, что делать в таких случаях. Но Армиана не поняла его улыбку и рассердилась:
   -Я что, так смешно выгляжу?
   -О нет, не переживайте! Я улыбаюсь потому, что через два дня всё это пройдёт, и вы снова будете красавицей.
   Она не поверила своим ушам:
   -Два дня! Вы шутите?
   -Поверьте мне, милая дама, через два дня вы забудете об этом. А сейчас мне нужен кипяток, масло и чистая ткань.
   -Ты слышала? Неси, живо!
   Служанка метнулась к выходу и быстро вернулась, неся всё необходимое.
   -Всё, дальше я сам. - Он отправил её за дверь, закрылся на ключ и начал священнодействие. Он сделал отвар, из масла приготовил мазь на травах. Смочил тряпицы в отваре и приложил к лицу. Через час снял и начал втирать мазь, одновременно массируя лицо. И так несколько раз. Затем он предложил поспать, а утром начать всё снова. Домой его Армиана не отпустила, а предложила устроиться в соседней комнате. Он так и сделал. Ему совсем не хотелось бегать туда - сюда. Он неплохо отдохнул, а утром продолжил дело исцеления.
   Завтрак Армиана приказала принести ей в покои. Но так как ей, по её собственному выражению, кусок в горло не лез, то вся еда досталась Гириэну. Он оценил дворцовую кухню и остался весьма ею доволен. Обед и ужин тоже получили его одобрение.
   Но не забывая за едой о деле, он усиленно лечил Армиану. Его вторая ночь и следующий день тоже прошли во дворце. И вот к вечеру второго дня он подал Армиане зеркало и попросил её взглянуть. Она увидела там своё чистое лицо без единого намёка на происшедшее.
   -Это невероятно! За два дня! Какую награду ты хочешь?
   -Я всего лишь прошу вас при случае рекомендовать меня императрице. Больше мне ничего не надо. Давайте только напоследок я вам ещё раз массаж сделаю с мазью для закрепления эффекта.
   Конечно же, Армиана согласилась, не подозревая, чем это для неё кончится.
   Гириэн взял немного мази и лёгкими движениями нанёс на кожу. Втирая мазь, он глядел ей в глаза. Армиану завораживала бездонная глубина его взгляда. И этот массаж, он был совсем не таким, как до этого. И богатая аристократка растаяла в его руках так же, как и простолюдинка.
   Армиана лежала на кровати, обнимая своего лекаря и не желая отпускать его. Но сейчас у неё не было возможности оставить его во дворце, и она с видимым сожалением разжала руки.
   -Сегодня тебе придётся уйти, но я обещаю, что найду способ вернуть тебя. Ты не забудешь меня? Ты придёшь?
   "Ещё бы я не пришёл! Да я только об этом и мечтаю", - подумал Гириэн, но вслух произнёс другое:
   -Я буду с нетерпением ждать. Ты восхитительная женщина! Тебя невозможно забыть.
   -Пойдём, я сама провожу тебя.
   Пройдя по лабиринту коридоров, она вывела его к той самой потайной калиточке. Страстно обняв на прощанье, Армиана прошептала:
   -Мы скоро увидимся, обещаю!
   Он нырнул в проём и зашагал домой, где его ждала Марида, изнывая от неизвестности.
  
  
   (Из дневника императора
   13 иулта
   "Сегодня у принцессы Ассиэль день рожденья. Я был приглашён. Какое счастье! Конечно же, я приехал. Меня встретили и накормили. Готовят у Драмуила хорошо. Затем меня отвели в мою комнату, и я лёг с дороги немного отдохнуть. Проспал до вечера. Слуги меня разбудили, умыли, одели, и я пошёл на бал. Скоро увижу Сили.
   В зале все гости дарили подарки. Я тоже подарил свой: пять больших банок её любимого варенья и огромный пакет трав, способствующих размышлению. Милая Сили так обрадовалась, и я тут же пригласил её на танец.
   Мы танцевали, кушали, смотрели на небо. Потом опять танцевали, кушали, смотрели на звёзды. Потом опять танцевали и кушали, но звёзд уже не видели, потому что отец Сили приказал запустить в небо фейерверк. Конечно, фейерверк не так романтично, как звёзды, но тоже ничего.
   Потом я хотел Сили что - то сказать, но в парке было много людей. Тогда я отвел Сили в кусты и там признался ей в любви. Она сказала, что тоже любит меня. Я решил просить её руки у Драмуила. Я счастлив!")
   ГЛАВА 10
   Армиана изнывала от нетерпения, ожидая новой встречи. Она долго думала, как же всё провернуть, и решила, что самое подходящее - действовать через императрицу, с которой успела подружиться.
   Как - то вечером после ужина она сопровождала императрицу в её покои. Зайдя в комнату, Ассиэль бросилась на постель и простонала:
   -Ах, как я устала!
   -Ваше величество, позвольте помочь вам переодеться.
   -Но Армиана, мы же договорились, что ваше величество я для тебя там, во дворце, среди других! А здесь я просто Сили. И на ты.
   -Сили, дорогая, прости! Все эти дворцовые дела так голову заморочили, что я уже ничего не соображаю.
   -И не говори! Все эти приёмы, балы, примерки, дети! От этого так устаёшь!
   -А кстати, как твои дети?
   -Да у девочек всё нормально. Когда я занята, за ними няньки смотрят. Ой подожди, я сейчас их на ночь поцелую и приду. Я никогда не пропускаю, это - святая обязанность матери.
   Ассиэль накинула пеньюар и убежала. Через пять минут она вернулась и сказала:
   -Всё, я их уложила. Они такие послушные - мои Маниэль и Анасиэль! А теперь мы с тобой можем просто поболтать. Знаешь, Ники очень любит наших девочек, но мечтает о сыне. Ведь девочек, когда они вырастут, мы выдадим замуж, и они уедут к своим мужьям. А наследника - то нет. Кому Ники передаст власть, если с ним что - то случится?
   -Тебе, Сили.
   -Армиана, не смеши меня. Взваливать на свои хрупкие женские плечи эту тяжесть? Нет, я, честно говоря, не люблю заниматься государственными делами. Эта светская жизнь так изматывает, но она гораздо приятнее, чем политика. Мой бедный Ники, он так устал управлять государством! Мне его жалко. Эти гоблины вечно чем - то недовольны. Мы, Тёмные эльфы, дали им законы, ввели налоги, содержим армию для защиты.
   -Так войны вроде нет.
   -Ну мало ли. А вдруг кто - нибудь нападёт?
   -Так вокруг нас и нет никого. За границей начинается огромная пустыня Нахар. Там никто не живёт. С другой стороны - государство Ур-Ралан. Но мы с ним не воюем.
   -Знаешь, Армиана, мне в детстве няня рассказывала сказку о больших крылатых существах. Они страшные и умеют летать. Не помню, как называются, драганы или дракины. Вдруг они сюда прилетят?
   -Они называются драконы. Но ты успокойся, Сили, они сюда не прилетят. Когда у нас исчезла магия, они все застряли в человеческой ипостаси. А в этом состоянии они летать не умеют. К тому же, Ники правит твёрдой рукой. А гоблины - они боятся императора и никогда ни на что не осмелятся. Сколько времени прошло, как их завоевали? Они привыкли жить в покорности. Так что не переживай, и давай поговорим о чём - нибудь другом.
   -Давай. Кстати, Армиана, почему тебя два дня не было при мне? Ты что, уезжала?
   -Нет. Я была больна.
   -Но почему ты мне ничего не сказала? Я бы помогла тебе.
   -Сили, дорогая, ты ничем не смогла бы мне помочь.
   -Но что случилось?
   Армиана поняла, что пришёл её час.
   -Понимаешь, Сили, я подвернула ногу и очень неудачно упала. У меня был большой синяк, и разбит нос.
   -Но почему ты спряталась от меня?
   -Ах, Сили, я не могла показаться ко двору в таком виде. Надо мной бы все издевались. А если бы меня увидел Элентуил, который уже целый месяц закидывает меня любовными посланиями?
   -Понятно. Но как же ты вылечилась?
   -Знаешь, мне тут одного целителя посоветовали. Он за два дня привёл в порядок моё лицо.
   Ассиэль провела ладонью по её лицу и воскликнула:
   -Да ты выглядишь ещё лучше, чем прежде! Я тоже так хочу! Ты поделишься со мной своим знахарем? Или это тайна?
   -Сили, о чём ты говоришь? Конечно же! Если хочешь, я могу свою служанку за ним послать.
   -Давай так: сегодня уже поздно, а завтра твоя служанка сходит и приведёт его сюда. Только не через парадный вход. Не хочу, чтобы весь дворец об этом знал.
   -Хорошо, дорогая. Завтра он будет здесь, и ты сама убедишься в его мастерстве. А сейчас я пойду к себе. Ложись и ты, Сили. Ты такая уставшая.
   Армиана помогла императрице лечь и пошла к себе. Там она накатала записку для Гириэна, которая гласила: "Гириэн, я рассказала про тебя императрице, и она зовёт тебя во дворец. Она тоже хочет быть красивой. Возьми с собой всё необходимое. Моя служанка снова придёт за тобой. Я жду тебя с нетерпением. Армиана".
   Приготовив это послание, она спокойно уснула.
   На следующий день Армиана проснулась довольно поздно, но вставать не хотелось, и она ещё долго валялась в постели. Императрица тоже рано не встаёт, так что торопиться было, в общем - то некуда. Время подходило к обеду, когда Армиана наконец соизволила подняться, милостиво разрешив себя одеть и причесать. Её присутствие при утреннем подъёме императрицы было обязательным, поэтому она направилась в монаршие покои.
   Ассиэль уже проснулась и зевала, сидя на кровати.
   -Ваше величество, прикажете подавать одеваться?
   -Да, пожалуй.
   -Одежду её величеству! - громко скомандовала Армиана.
   Тут же несколько подбежавших служанок подняли её величество с постели и стали засупонивать императрицу во множество юбок, рубашек и платье со неисчислимым количеством шнурков. Ловкая прислуга довольно быстро справилась с этим делом: не прошло и часа, как её величество было упаковано.
   -Парикмахера её величеству! - был следующий возглас.
   Личному парикмахеру королевы пришлось повозиться подольше, но часика за два и он успешно справился.
   Назвать завтраком и даже обедом первую трапезу монаршей особы было бы довольно затруднительно, по времени она тянула скорее на полдник. Но императрицу это ни капли не смущало, и она кушала с завидным аппетитом.
   -Ваше величество, а где император? -поинтересовалась Армиана.
   -Ах, Армиана, Ники с утра уже весь в государственных делах. Он прислал слугу сказать, что поехал проверять октойхи на юге. Скоро вернётся. А то ведь гоблинов надо держать в строгости, иначе они совсем распустятся.
   -Да, ваше величество, я согласна с вами. А сейчас разрешите мне удалиться, у меня есть очень важное дело. - Армиана подмигнула императрице.
   -Конечно, конечно, идите, это очень важное государственное дело, - подмигнула в ответ Ассиэль своей придворной даме.
   Армиана лёгкой пташкой влетела в свои покои. Запечатанная записка лежала на своём месте и ждала своей очереди. Дама хлопнула в ладоши, и тотчас же появилась служанка.
   -Что угодно госпоже?
   -Сейчас ты пойдёшь к тому целителю, который лечил меня, отдашь ему эту записку и приведёшь его сюда.
   -Понятно, госпожа.
   -И как всегда, держи язык за зубами.
   -Не переживайте, госпожа, всё сделаю.
   Служанка убежала, а Армиана радостно вздохнула: теперь, при явной заинтересованности Ассиэль её встречи с Гириэном станут гораздо проще. В предвкушении приятного времяпрепровождения она завалилась на кровать и мечтательно уставилась в потолок.
   Между тем служанка по знакомой дороге пришла к дому целителя. Вывески уже не было. Гириэн собственноручно снял её, ибо реклама была ему уже не нужна. Теперь, когда ему была открыта дорога во дворец, он не собирался возиться с простолюдинками. Он знал, что его позовут. Это был только вопрос времени.
   Открыв на стук дверь, он увидел знакомую служанку и довольно ухмыльнулся: пришёл его звёздный час! Прочитав записку, он, не мешкая, собрал всё нужное и вскорости был готов.
   Идя по знакомой дороге, он пытался расспрашивать свою проводницу, но она отделывалась односложными ответами:
   -Я ничего не знаю, господин.
   -Вам госпожа сама всё расскажет.
   Видя, что служанка не хочет разговаривать, он прекратил свои расспросы, и остальной путь они проделали в молчании.
   Знакомая калиточка снова гостеприимно распахнулась перед ним, и он вошёл в неё, уже чувствуя себя здесь своим. Служанка провела его в покои Армианы. Подождав, пока прислуга выйдет, она бросилась ему на шею. Он обнял её и подарил ей такой нежный и страстный поцелуй, что у неё захватило дух.
   -Ну а теперь подробнее о том, чего же хочет императрица,- заявил он, усаживаясь в кресло с Армианой на коленях.
   -Я рассказала ей, как ты вылечил меня. Она была очень удивлена и сказала, что я выгляжу ещё лучше. Она тоже хочет стать ещё красивее. Я рада, что она заинтересовалась тобой. Теперь ты сможешь приходить сюда, и мы будем часто встречаться. Ты рад?
   "Ха, ещё бы! Императрица, кстати, тоже женщина. Посмотрим, что из этого выйдет. Надо только разузнать все подробности."
   Вслух же он сказал другое:
   -Дорогая, ты просто чудо! Но я в тебе и не сомневался.
   -Императора сейчас нет. Он уехал с проверкой в южные октойхи. Нам никто не помешает. А сейчас пойдём, я представлю тебя императрице.
   В коридорах они никого не встретили, ибо Ассиэль под предлогом головной боли выставила вон всех придворных и строго - настрого запретила её беспокоить.
   -Ваше величество, - постучала в двери Армиана. - Вы разрешите?
   -Входи, конечно.
   -Я не одна. Разрешите представить вам целителя Гириэна.
   Гириэн посмотрел в ту сторону, куда обращалась Армиана, и увидел лежащую на диване пышнотелую некрасивую женщину.
   "Да, не красавица, конечно, но и не толстый гарай, как болтали у нас в октойхе. Ею можно заняться. "
   Ассиэль же, в свою очередь, увидела перед собой молодого мужчину. Это был тёмный эльф, но была в нём какая - то неправильность. Он был красив, но что - то неуловимое проскальзывало в его облике.
  Ничего не поняв и решив не заморачиваться излишними размышлениями, Ассиэль взмахом руки указала на кресло, стоявшее рядом с диваном, и нетерпеливо произнесла:
   -Да проходите, садитесь!
   -Ваше величество, весьма рад и почту за честь служить моей императрице.
   Ассиэль представляла себе целителя седым бородатым стариком и была приятно удивлена появлением в своих покоях красивого вежливого молодого эльфа.
   -Армиана рассказала мне, как вы её спасли. После вашего лечения она стала выглядеть ещё лучше, хотя и так красавица. Я и сама недурна собой ("Ну это кому как, - подумал Гириэн. - На любителя, конечно."). Но мне бы хотелось быть ещё красивее, если это возможно.
  (И что на это ответить? Признать, что да, есть, куда совершенствоваться, значит в лицо сказать императрице, что она страшная. Ответить, что она и так красивая, значит лишить себя заработка и возможности прописаться во дворце. Да, задачка!)
   -Ваше величество! Ваша красота и так сияет, подобно драгоценному камню. Вы прекрасны. ("И как только император на ней женился?") Я могу лишь придать сверкающему алмазу вашей красоты новые грани. Природа уже всё сделала сама. ("Природа, наверное, была в плохом настроении. Или ей помешали.")
   -Ну хорошо, когда мы сможем начать?
   -Ваше величество, мне нужно осмотреть вас, чтобы понять, что именно вам подойдёт.
   -Армиана, ты можешь идти.
   -Хорошо, ваше величество.
   Но проходя мимо Гириэна, она шепнула:
   -Ведь мы ещё увидимся?
   -Обязательно, - бросил он в ответ и повернулся к Ассиэль.
   Армиана закрыла за собой двери и направилась в свои комнаты.
   А Гириэн, оставшись с Ассиэль, сказал:
   -Раздевайтесь, ваше величество.
   -Что, совсем? - оторопела от неожиданности Ассиэль.
   -Нет, нет, что вы. Только верхнее платье. Нижнюю рубашку снимать не надо. Я должен исследовать вашу кожу и подобрать наиболее подходящие по составу травы.
   -А, ну это другое дело.
   Ассиэль была в лёгком домашнем платье, поэтому, развязав пояс, она скинула его на пол и, оставшись в одной рубашке, снова легла на диван, закрыв глаза. Гириэн подошёл и взял её за руку. Мягкими круговыми движениями он стал поглаживать её, продвигаясь от кисти вверх к плечу. Затем так же нежно прикасаясь, он исследовал её лицо. Ассиэль, сама не замечая того, задышала чаще. Гириэн довольно усмехнулся: он знал о воздействии своих прикосновений на женщин.
  Продолжая держать её за руку, он пристальным взглядом окинул лежащую на диване женщину и пришёл к выводу: "Страшненькая, но формы аппетитные. Воздействию поддаётся. Стоит заняться ею поближе".
   -Ваше величество!
   Ассиэль открыла глаза.
   -Ваше величество, я закончил изучение. Теперь мне нужно всё подготовить.
   -Хорошо. Сейчас вас проводят в комнату, а вы составьте список всего, что вам нужно. Я распоряжусь, и вам всё доставят.
   Гириэн был доволен: начало было положено, но торопиться не стоит.
   Ассиэль вызвала служанку и приказала:
   -Отведи гостя в Красную комнату и принеси ему всё, что он потребует.
   -Слушаюсь, ваше величество.
   Гириэн прошёл в отведённую ему комнату и сел составлять список. Через полчаса было готово. По его требованию ему принесли жаровню, посуду, масло и ещё кучу различных вещей.
   Всю ночь он готовил отвары и притирания, растирал и смешивал травы с маслом, и к утру первая партия была готова. Уставший Гириэн лёг отдохнуть, надеясь, что императрице не приспичит наводить красоту с утра пораньше. Так оно и получилось: Ассиэль легла спать только под утро, поэтому её пробуждение состоялось довольно поздно, впрочем, как и всегда. Императрицу одели, причесали, затем они с Армианой пообедали. Отпустив всех слуг и придворных, Ассиэль с верной наперсницей заперлись в её покоях.
   -Армиана, сходи за целителем, а то я не хочу слуг посылать.
   -Хорошо, Сили, иду.
   До Красной комнаты Армиана долетела, как на крыльях. Толкнула дверь - заперто. Она постучала и услышала в ответ:
   - Кто там?
   При звуке такого долгожданного голоса Армиану охватила невольная дрожь. Непроизвольно затаив дыхание, она ответила:
   -Это я.
   Гириэн неторопливо встал с кровати и открыл дверь. Армиана заскочила в комнату, порывисто обняла его и прошептала на ухо:
   -Императрица зовёт тебя.
   Гириэн был доволен: он неплохо отдохнул и был готов продолжать подвиги во имя себя, любимого. Собрав приготовленные снадобья, он вместе с придворной дамой двинулся в покои императрицы. Та уже ждала его, лёжа на маленьком удобном диванчике и с нетерпением поглядывая на дверь. Наконец целитель со своей провожатой вошли в комнату.
   -Ваше величество, рад видеть вас в добром здравии,- приветствовал он её.
   -Ну что ж, давайте приступим. Я тоже хочу быть красивой через два дня!
   Но в планы Гириэна такая спешка не входила, поэтому он объяснил императрице её ошибку:
   - Ваше величество, придворная дама получила травму, и поэтому ей требовалось именно лечение, причём усиленное. А вам для улучшения и усиления вашей красоты нужно постепенное действие. Или вы тоже хотите разбить себе лицо и потом два дня страдать, не выходя из комнаты?
   -Нет, нет, конечно нет! - испуганно отвечала Ассиэль, на секунду представив себе свою синюю и перекошенную физиономию. -Я думаю, мы обойдёмся без таких радикальных мер.
  "Я так и думал," - ухмыльнулся про себя Гириэн, а вслух продолжал:
   -К тому же, я полагаю, у вас очень много дел. Вы же не можете отменить или пропустить балы, торжественные приёмы, примерки новых платьев. Давайте сделаем так: днём до полуночи вы занимаетесь своими делами, а с полуночи я занимаюсь вами.
   -Хорошо, я согласна. Но на сегодня у меня не назначено ничего, может, первую процедуру мы начнём прямо сейчас?
   -Ну что ж, это можно.
   Армиана, поняв, что её присутствие здесь будет лишним, поднялась и пошла к себе, но, проходя мимо Гириэна, шепнула:
   -Я буду ждать.
   -Приду ночью, - услышала она в ответ.
   Закрыв за ней двери, Гириэн повернулся к царственной пациентке и сказал:
   -Начнём с лица.
   Смочив чистые тряпицы приготовленным отваром, он наложил их на лицо и шею женщины. Затем два часа сидел рядом с ней и развлекал её смешными историями. Потом наступила очередь мази и массажа. Но на первом сеансе Гириэн был осторожен и не позволил себе ничего лишнего, только массаж, разве что движения были мягче и нежнее, но совсем чуть - чуть, самую малость. Но императрица, впервые участвуя в таком мероприятии, от удовольствия закрыла глаза. Когда же Гириэн, закончив, встал и отошёл вытереть руки, она недовольно протянула:
   -Что, уже всё?
   -Ваше величество, на сегодня действительно всё. Завтра мы продолжим наши сеансы, а сейчас отдыхайте.
   -Но этого так мало!
   -Не беспокойтесь, ваше величество, результат вы скоро увидите.
   Гириэн вежливо поклонился и вышел. Ассиэль расслабленно лежала на диване и уже мечтала о следующем сеансе. Процедура ей понравилась и хотелось её повторить. Закрыв глаза, она наслаждалась новыми ощущениями и незаметно уснула.
   Гириэн же проскользнул в комнату Армианы.
   -Ну наконец - то! Я так соскучилась!
   -Я тоже. Не будем терять время, дорогая.
   Они его и не теряли, вместе прыгнув в постель. Вдоволь весело накувыркавшись, они ещё полежали, отдыхая, затем Гириэн решительно поднялся:
   -Я пошёл к себе, дорогая. Не нужно, чтобы нас видели, иначе сплетен не оберёшься.
   -Ты ещё придёшь?
   -Конечно. Мы с тобой будем часто видеться, но без лишних глаз.
   Он прошёл в свою комнату и лёг. Того, что он приготовил в первый раз, хватит на несколько дней, поэтому после сеансов с императрицей он может позволить себе отдыхать.
   (Из дневника императора
   20 аргаста
   "Сегодня я приехал в Западный лес с официальным визитом. Буду просить у Драмуила разрешения на свадьбу. Люблю Сили и хочу, чтобы мы были вместе."
   21 аргаста
   "Говорил сегодня с Драмуилом. Он очень растрогался, даже прослезился. Долго обнимал меня, рыдая от счастья на моём плече. Из толпы придворных донёсся завистливый шёпот: "Сбагрил наконец!", но я не обратил на это внимания. Драмуил позвал Сили и объявил ей о нашей помолвке. Сили очень обрадовалась, покраснела от радости и тут же убежала. Застеснялась, наверное. Пошёл её искать. Нашёл в домике для размышлений. Поговорил с ней через дверь. Она сказала, что это у неё с детства: в минуты волнений её всё время тянет размышлять.
   23 аргаста
   "Сегодня отпраздновали помолвку. Было много народа. Все нас поздравляли. Через неделю свадьба, а потом мы уезжаем с Сили ко мне.")
   ГЛАВА 11
   Следующая неделя прошла по плану Гириэна: до полуночи императрица занималась своими делами, затем ею занимался целитель. Появились первые результаты: кожа стала нежнее, начали разглаживаться морщины.
   И вот как - то однажды вечером Армиана зашла к Гириэну. Он в это время по своему обыкновению сидел за ужином.
   -Присоединяйся, - кивнул он ей.
   -С удовольствием, - согласилась она.
   Насладившись едой, они перешли к более тесному контакту, в результате которого Армиана совсем забыла, зачем она, собственно, сюда шла.
   Закончив с развлечениями, они восстановили свои силы бокалом вина, и вот тут - то Армиана, всплеснув руками, вспомнила:
   -Сегодня же император приезжает!
   -Ну и ...- осторожно поинтересовался Гириэн.
   -Да ты не беспокойся! Император любит свою жену и не захочет её огорчать, тем более Ассиэль действительно похорошела. Она очень довольна, и думаю, убедит императора оставить тебя здесь.
   -Постой, а откуда ты знаешь, что он приезжает?
   -Император прислал гонца, чтобы предупредить Ассиэль. Она уже приказала всё приготовить к его приезду: горячую ванну, чистую одежду, ужин. Он любит, чтоб его встречали.
   -Значит, сегодня не будет сеанса?
   -Вероятнее всего, нет. Так что ты ложись, а если что, Ассиэль пришлёт за тобой служанку, хотя, думаю, вряд ли. Ладно, отдыхай, а я пошла. Я должна быть в свите императрицы при встрече императора.
   Армиана выскользнула за дверь, а Гириэн ещё посидел, подумал о том, чем ему грозит приезд императора, пришёл к выводу, что ничем, и спокойно уснул.
   А в это время в покоях Ассиэль царило оживление: императрицу заново причёсывали, одевали, украшали драгоценностями. Она должна встретить мужа во всём блеске своей красоты и величия.
   Наконец всё было готово. Императрица, шурша и шелестя шелками и парчой, как опавшая листва в осеннем лесу, важно плыла к парадному входу в сопровождении своей свиты. Стражники почтительно распахнули двери, и императрица застыла на верхней ступеньке. Через несколько минут на дорожке, ведущей от ворот ко входу во дворец, появился отряд всадников. Впереди ехал сам великий и грозный император Никиэль: высокий и худощавый тёмный эльф, жёсткое хмурое лицо, хищный нос с горбинкой, тонкие сжатые губы, недоверчивый взгляд прищуренных глаз. Подъехав к лестнице, император спешился, поправил одежду и поднял голову. При взгляде на императрицу выражение его лица изменилось: взгляд стал ласковым, хмурые морщины разгладились, губы сложились в улыбку. Он видел лишь любимую женщину, не замечая размера её глазок, слишком большой (по мнению придворных) груди, пышных(чересчур) бёдер, ширины её талии (или отсутствия таковой). Склонившись перед ней, он поцеловал ей руку, а она произнесла:
   -Ваше величество, я рада видеть вас в добром здравии.
   И тут же за её спиной загомонили придворные:
   -Ваше величество, мы так рады!
   -Ваше величество, мы так счастливы!
   Отмахнувшись от них, как от надоедливых мухинов, император взял жену под руку и пошёл к хорошо известным ему комнатам. Сзади семенили придворные, громко выражая свою радость по поводу благополучного возвращения императора и надеясь, что он услышит их верноподданнические возгласы. Дойдя до своих покоев, император небрежным жестом отпустил всех:
   -Все свободны.
   Зайдя в комнату, Никиэль повалился на диван и облегчённо вздохнул.
   -Ники, я так рада, что ты вернулся! Ну как всё прошло?
   -Сили, милая, давай о делах потом. Сейчас мне надо привести себя в порядок и отдохнуть.
   -Понимаю, дорогой.
   Ассиэль ударила в гонг, и тотчас же прибежали слуги. Они взяли императора под руки и отвели в ванную, там опустили его в горячую воду и долго мыли. Затем вытащили, вытерли, переодели в домашний халат и отвели в комнату. Там уже был накрыт стол, на котором исходили паром аппетитные яства. Императорская чета воздала должное ужину, ведь повара постарались на славу.
   -Сили, дорогая, ты чудесно выглядишь?
   -О, Ники, это моя маленькая тайна!
   -Но мне ты её откроешь?
   -Конечно, дорогой. Понимаешь, Армиана недавно заболела и отыскала одного целителя. Представляешь, он творит чудеса! Вылечил её за два дня! А теперь он занимается мной. Ты же видишь результат? Я хочу, чтобы он и дальше продолжал. Ты ведь не будешь против?
   -Сили, любимая, если ты этого так хочешь...
   -Очень хочу, - Ассиэль капризно надула губы.
   -Хорошо, я согласен. Надо сказать страже, что я разрешил.
   -Не надо. Он живёт во дворце, я ему Красную комнату отдала. А как прошла твоя поездка?
   -Неплохо. Два октойха отказались платить увеличенный налог - мы тогда с них в два раза больше содрали. Ещё в одном какой - то мальчишка устроил на меня покушение. Представляешь, из рогатки стрелял! Попал не в меня, а в моего каарда. Тот как понёс, еле остановили. Мальчишку, конечно, сразу же поймали. Пришлось его примерно наказать для назидания другим.
   -И что же вы с ним сделали, дорогой?
   -Руки отрубили маленькому паршивцу. А ещё в одном эти глупые гоблины осмелились пожаловаться мне на сборщика налогов. Представляешь, до чего обнаглели? Жалобщиков выпороли, чтоб другим неповадно было. Теперь они надолго запомнят, как жаловаться. А в следующем октойхе так вообще весело было! Лорд Мордавуил, капитан моей гвардии, заскучал и решил развлечься. Он взял своего помощника лорда Эскранвила и пошёл прогуляться по октойху. А им навстречу какая - то молодуха попалась. Ну они и пригласили её с собой приятно провести время и позабавиться. А эта глупая гоблинка - ты только представь себе! - нагло отказалась от такой чести. Ей всё-таки пришлось пойти, но её согласия уже никто не спрашивал. Они знатно повеселились всю ночь, а утром - нет, ты представляешь, что сделала эта дура утром? - пошла и утопилась. Её отцу, прибежавшему ко мне, пришлось отрубить голову, с остальными справилась моя гвардия. В общем, поездка была удачной. А ещё, дорогая, я привёз тебе подарок. Видишь это кольцо? Я его у одного гоблина отобрал. Он говорил, что купил его далеко за границей у гномов для своей невесты. Но откуда у него такие деньги? Или украл, или налогов не платит- всё равно преступник. Так что теперь это твоё. А теперь давай спать. Я очень устал.
   Ассиэль повертела в руках кольцо с большим алмазом в оправе из золота и надела его на палец. На сегодня сеанс она отменит: ей хочется побыть с мужем, которого она так долго не видела.
   -Ники, ты всё время обо мне вспоминал?
   - Сили, милая, как ты можешь в этом сомневаться?
   -А ты не ходил развлекаться со своими лордами?
   -Дорогая, развлечения моих лордов меня не касаются. Я в это не вмешиваюсь и не участвую. Я люблю только тебя.
   -Так докажи мне это!
   Император не отказался, и предъявление доказательств последовало незамедлительно. Ассиэль осталась довольна и не отказалась бы ещё исследовать предлагаемые доказательства, однако император устало выдохнул:
   -Всё, дорогая, больше не могу, сил нет с дороги,-
  отвернулся к стенке и уснул. Ассиэль горестно вздохнула: у императора последнее время начали появляться проблемы с супружеским долгом. Она ничего ему не говорила прямо в глаза, так как любила его, но очень огорчалась по данному поводу. Смахнув с глаз слезинку, она ещё немного поворочалась и тоже заснула.
   На следующий день императорская чета проснулась поздно, никого этим не удивив. После совместного завтрака в кругу семьи Ассиэль решила, что пришла пора познакомить мужа со своим целителем.
   -Дорогой, я хочу представить тебе своего волшебника. Ты не против?
   -Идея неплохая, дорогая, я хочу на него посмотреть.
   -Я пошлю за ним служанку.
   Послушная воле императрицы служанка незаметной тенью проскользнула в двери и направилась в Красную комнату.
   -Господин целитель, вас вызывает императрица,- стукнула она в дверь.
   -Иду,- немедленно отозвался он, не без основания предполагая, что предстоит встреча с императором. Гириэн тщательно проверил свою одежду, причёску, душевное состояние, понял, что готов, и решительно вышел. Служанка подвела его к двери императорских покоев и, постучав, вошла:
   -Ваше величество, приказание исполнено.
   -Хорошо, ступай,- приказал Никиэль.
   Служанка вышла, а Гириэн остался стоять. Император рассматривал его с ленивой грацией сытого мантрала. Целитель в свою очередь из - под опущенных век вглядывался в императора. Никиэль выглядел твёрдым, жёстким, но хитрец уже знал его слабое место - Ассиэль, через которую и надлежало действовать. Император же был удивлён, увидев молодого эльфа вместо седого бородатого старика.
   -Дорогой, это целитель Гириэн, весьма искусный в своём деле. Тебе нравится результат его работы? - кокетливо облизнула губы Ассиэль.
   -Дорогая, ты очаровательна! - подарил жене нежный поцелуй восхищённый Никиэль. - Я доволен. Можете продолжать.
   Гириэн про себя довольно усмехнулся: разрешение получено, дело продолжается.
   -Ваше величество, сегодня мы должны возобновить наши сеансы, их нельзя пропускать. Ваша красота должна засверкать новыми гранями к радости нашего императора и вашего мужа.
   Никиэль одобрительно кивнул: ему понравились почтительность и уважение, прозвучавшие в голосе молодого человека.
   "А он знает своё место,- подумал самодержец. -Надо к нему присмотреться."
   -Хорошо, значит, как всегда, - решила Ассиэль. - Вечером жду.
   -Всенепременно, ваше величество, -Гириэн вышел, а супруги остались в комнате.
   Ночью Гириэн, как всегда, пришёл в комнату Ассиэль. Обработав лицо, он сказал:
   -Ваше величество, результат на вашем лице уже виден. С сегодняшнего дня мы приступаем к улучшению рук и ног.
   Ассиэль разделась, оставшись в лёгкой тунике без рукавов, едва прикрывавшей филейную часть. Гириэн занимался своим делом, искоса поглядывая на императрицу. Он заметил, что она чем - то озабочена: то нахмурится, то губы кусает.
   -Ваше величество, император восхищён вами и очарован вашей красотой, - спровоцировал он её на разговор. - Он так любит вас!
   -Ах, Гириэн, всё так непросто! - всхлипнула Ассиэль. - Он последнее время какой - то уставший и совсем редко вспоминает о супружеском долге.
  "Так - так, - подумал Гириэн, - знакомая история. Но не будем торопиться. Сначала приручим императрицу."
   -Ваше величество, не думайте об этом. Ваш муж просто очень устал. Ведь управлять такой страной очень трудно, и он тратит много сил. Вам надо набраться терпения, и всё будет хорошо.
   Говоря это, он смотрел императрице в глаза, при этом массируя ноги чуть смелее, чем требовалось. Ассиэль чувствовала, как её охватила изнутри жаркая волна томления. Гириэн видел реакцию женщины и улыбался: именно этого он и добивался. Закончив процедуры, он вежливо откланялся и ушёл, а Ассиэль прошествовала в спальню, где нашла своего мужа сидящим на кресле и читающим какую - то книгу.
   -Ники, брось эту глупую книжку, - капризно протянула она и плюхнулась к нему на колени, протянув губы для поцелуя.
   -Да, дорогая, - послушно отложил он книгу и обнял её.
   -Ну поцелуй же меня, нехороший мальчик. Или ты не любишь свою малышку?
   -Сили, милая, конечно люблю.
   -Так докажи это.
   Доказывать свою любовь императору пришлось сейчас же, не откладывая. Ассиэль ждала продолжения банкета, но его не последовало. Доказав свою любовь один раз, император отвернулся к стенке и заснул. Вспомнив слова целителя, Ассиэль решила подождать, но улучшение не наступало.
   Потом прошло ещё несколько сеансов, во время которых женщина жаловалась на проблему, а движения Гириэна становились всё смелее. Наконец через некоторое время он сказал, что пришла пора заняться телом. Ассиэль уже настолько привыкла к своим ощущениям от прикосновений чужого мужчины, что не почувствовала никакого подвоха в его предложении. Сняв всю одежду, она обнажённой легла на кровать и, закрыв глаза, приготовилась к сеансу. Гириэн взял уже не лечебную мазь, а приятно пахнущий крем, и стал втирать. Обладая лёгким возбуждающим действием, этот крем незаметно привёл Ассиэль в нужное состояние. Этому же способствовали и мягкие уверенные прикосновения мужчины. Закрыв глаза, Ассиэль возбуждённо дышала, не отдавая себе отчёта в своём состоянии, и когда Гириэн нежно прикоснулся губами к её шее, ахнула и сама выгнулась ему навстречу. Гириэн ласкал её, и она отдавалась ему со всей страстью неудовлетворённой женщины. Он продлевал её наслаждение, и она купалась в его волнах. Наконец, обессиленно простонав, она откинулась на подушки и затихла. Он погладил её по лицу. Она схватила его ладонь, прижалась к ней щекой и прошептала:
   -Ты был великолепен.
   Он довольно смотрел на неё, зная, что она уже не сможет жить без его ласки.
   -Ваше величество...
   -Зови меня Сили, - томно протянула она. -Я буду ждать нашего следующего сеанса.
   -Сили, а как же император? Может мне покинуть дворец?
   -О, не волнуйся, он ничего не узнает. Я люблю моего Ники, но наша маленькая тайна останется между нами.
   Гириэн, в общем - то и не сомневался, что она не будет болтать. В сравнении мужа с любовником преимущество было явно не на стороне мужа. Теперь оставалось приручить императора, но Ассиэль об этом незачем знать, как и о том, что она сама уже попалась. Гириэн поцеловал её и ушёл, провожаемый восхищённым взглядом. Он торопился к Армиане, тоже жаждавшей его любви. Про Мариду он уже и не вспоминал, вычеркнув её из своей жизни. Она же, услышав про нового целителя при дворе, искала с ним встречи. Но ей не везло: она убиралась в покоях императрицы днём, а он появлялся там ночью. Тогда она, проследив за слугами, носившими ему еду, узнала, где он обретается и попыталась проникнуть в его комнату. Там её и застала Армиана, пришедшая навестить своего любовника и увидевшая служанку, ковыряющую в замке какой - то железкой.
   -Ты что тут делаешь, тварь? - закричала придворная дама.
   Марида хотела оправдаться, но не знала, что сказать.
   -Вон отсюда! - продолжала бушевать Армиана. - Чтобы я тебя во дворце больше не видела!
   Марида отскочила от двери и побежала по коридору. Плача, она собрала свои вещи и быстро убралась из дворца, не дожидаясь более сурового наказания. Армиана сразу же рассказала Ассиэль о том, что какая - то служанка - гоблинка пыталась сломать замок в комнате целителя и пробраться туда.
   -Я выгнала эту нахалку из дворца, - сказал она.
   -И правильно сделала, - ответила императрица. - а я ещё отдам приказ, чтобы её никогда больше не пускали во дворец под страхом казни.
   (Из дневника императора:
   30 аргаста
   "Сегодня отпраздновали нашу свадьбу. Я слишком счастлив и не могу сейчас много писать. Сили теперь моя жена! Завтра мы уезжаем ко мне и начнём нашу семейную жизнь! Прощай, дорогой дневник. Не знаю, когда снова смогу в тебя заглянуть. Сили, я люблю тебя!")
   ГЛАВА 12
   Никиэль, глядя, как меняется его жена, пришёл к выводу, что ему и самому надо посоветоваться с этим замечательным целителем. Однажды вечером он лично пришёл в комнату Гириэна, сказал, что ему необходимо поговорить наедине и попросил закрыть двери. Гириэн запер двери на ключ, уже догадываясь, о чём пойдёт речь. Никиэль нервно ходил из угла в угол, никак не решаясь начать. Гириэн, видя мучения императора, решил помочь ему и начал первым:
   -Ваше величество, вы оказали мне честь своим посещением. Могу ли я чем - нибудь помочь вам?
   Никиэль с облегчением выдохнул и произнёс:
   -Понимаешь, Гириэн, у меня есть одна проблема деликатного свойства, но мне как - то неловко об этом говорить.
   -Ваше величество, целителю нужно говорить всё, ничего не стесняясь, иначе я просто не смогу вам помочь. Вы можете быть уверены, что ни одно ваше слово не выйдет за стены этой комнаты.
   Никиэль ещё долго мялся, но в конце концов всё - таки решился:
   -Видишь ли, Гириэн, у меня проблемы с исполнением супружеского долга. Понимаешь, это случается всё реже и реже, и потом я долго не могу восстановиться. Я вижу, что жена недовольна и обижается, но сам ничего не могу сделать.
   -Я понял вас, ваше величество, но не беспокойтесь, эта проблема решаема. У меня есть травы, которые помогут вам. Я сам лично буду их заваривать. Целебный отвар я налью в маленькую бутылочку, и в течение дня вы должны её выпить. Эта бутылочка легко поместится в вашем кармане и будет совершенно незаметна для окружающих. Каждый вечер я буду готовить свежий отвар, и ручаюсь, что вскоре вы почувствуете изменения в лучшую сторону. Я сейчас пойду делать, а вы вечером приходите за первой порцией.
   -А ты уверен?
   -Ваше величество, не беспокойтесь, всё под контролем. Жду вас вечером.
   Никиэль вышел за дверь, оглядываясь по сторонам. Но в коридоре никого не было, и он, облегчённо вздохнув, порысил к себе.
   А Гириэн, не мешкая, начал готовить снадобье для монарха. Это зелье было уже не раз отработано, и в успехе он не сомневался.
   Заварив травы и настояв их, он перелил остывший отвар в маленькую бутылочку и поставил её на стол. В том, что император придёт, он был уверен.
   Вечером венценосный пациент проскользнул в комнату Гириэна.
   -Ну что, готово? - взволнованно прошептал он.
   -Всё сделано в лучшем виде,- подал Гириэн бутылочку императору.
   Тот положил её в карман и обрадованно воскликнул:
   -Совсем и незаметно!
   -Сегодня же и начинайте, ваше величество. Но мгновенного результата не ждите, предупреждаю сразу. Зато потом будете довольны.
   Император вытащил бутылочку и отхлебнул, прислушался к своим ощущениям: вкус был терпким, чуть горьковатым, но не противным. Спрятав пузырёк, Никиэль вышел, а Гириэн стал готовиться к сеансу с императрицей. Сеанс прошёл по тому же сценарию: лицо, руки, постель.
   Никиэль, страстно желая исправить свой недостаток, исправно поглощал отвар. Через пару недель он ощутил прилив сил, и сам попытался приласкать жену. У него получилось неплохо и, немного отдохнув, он бросился на штурм крепости второй раз. Крепость не устояла и ещё раз пала под его натиском. Никиэль был доволен, и как только Ассиэль заснула, он бросился к Гириэну. Вихрем ворвавшись в Красную комнату, он восторженно воскликнул:
   -Гириэн, представляешь, у меня всё получилось! Я так рад, так рад! Ты молодец!
   -Ваше величество, да я и не сомневался. Продолжайте принимать отвар каждый день.
   Вот только Гириэн "забыл" добавить, что чуть - чуть подкорректировал этот отвар, добавив в него плоды черноягодника, вызывающего привыкание. И теперь без отвара и соответственно без Гириэна император уже не сможет обходиться. И знать об этом Никиэлю совсем не обязательно.
   Свежая порция зелья была готова, и Никиэль, отхлебнув из бутылочки, спрятал оную в карман и довольный выскочил за дверь. Гириэн удовлетворённо потянулся и сел ужинать. После ужина его ждала страстная Армиана. Отношения с придворной дамой Гириэн не рвал. Армиана была хорошей любовницей, да и то, что она была подругой императрицы, играло не последнюю роль. Ассиэль не знала об Армиане, а придворная дама не знала об императрице. А он что? А он ничего. Дамам приятно, а ему польза.
   Вскоре указом Никиэля за особые заслуги, оказанные императорскому дому, Гириэн был назначен придворным целителем и награждён орденом "За заслуги перед Империей", а также дорогим перстнем с огромным алмазом, окружённым россыпью бриллиантов поменьше. Теперь Гириэн мог не прятаться в Красной комнате, а свободно ходил по дворцу, у него и слуги свои были.
   Как - то однажды ночью, после сеанса с Ассиэль (на которые императора, кстати, не приглашали), когда Гириэн отдыхал на диване в своих покоях (у него была уже не одна Красная комната), в дверь постучали. Гириэн не любил непрошенных визитёров, поэтому всегда закрывал двери на ключ.
   -Кто там? - не вставая с дивана, лениво процедил он.
   -Это я,- узнал он голос императора.
   Это был не тот посетитель, которому можно отказать, поэтому Гириэну пришлось встать и открыть. В двери ввалился император, уже навеселе. Вытащив из кармана бутылку вина, он спросил:
   -Бокалы есть?
   Бокалы, естественно, нашлись. Никиэль плюхнулся в кресло возле стола, жестом пригласив Гириэна последовать его примеру, открыл бутылку, разлил вино, взял в руки бокал и долго смотрел сквозь него. Гириэн недоумённо молчал, не решаясь нарушить тишину. Наконец Никиэль очнулся от своей задумчивости, выдул бокал одним махом и налил ещё. Увидев, что у Гириэна тара ещё полна, он чокнулся с ним и сказал:
   -Ну, давай вместе.
   Они выпили. Никиэль опять впал в задумчивость. Гириэн ждал каких - то объяснений, но Никиэль, похоже, был не в настроении что - то объяснять. Тогда Гириэн взял бутылку и снова разлил вино. Горлышко звякнуло о стекло, император вздрогнул и соизволил обратить своё высочайшее внимание на источник звука.
   -Ага, налил? Ну поехали!
   Они опять выпили. Потом ещё. Потом императорская бутылка кончилась, и Никиэль уже заплетающимся языком поинтересовался:
   -А вино у тебя есть?
   Вино у Гириэна тоже нашлось. Видя, что застолье грозит затянуться надолго, он нарезал копчёный окорок, достал солёные огурцы и хлеб. Открыли новую бутылку, выпили, закусили огурцом и замолчали. И вдруг:
   -Эх, жизнь моя - жистянка! - и удар кулаком по столу.
   Гириэн вздрогнул и огляделся. Это выражение чувств последовало от императора, которого, кажется, наконец прорвало.
   -Вот вы все говорите: император, император! А вы думаете, нам, императорам, легко? Работа у нас тяжёлая, день ненормированный, выходных нет. Да нам за это молоко бесплатно давать надо!
   -Ваше величество, я понимаю.
   -Ничего ты не понимаешь! Я один всё тяну. Сили, она ведь женщина. Ей это не нужно, да и неинтересно. А доверять никому нельзя. Если со мной что случится, кто возьмёт власть? Ведь передерутся все, и Сили убьют с девочками. А у меня и наследника нет. Понимаешь, Гириэн, мне нужен сын, а его нет. И не получается никак. Давай выпьем.
   -Давайте, ваше величество.
   Дзынь! Бульк! Хорошо пошло.
   -Мне нужен сын, понимаешь?
   -Понимаю.
   - Тогда давай за это выпьем.
   -Давайте, ваше величество.
   -Гириэн, ты один меня понимаешь. А эти все советники только и твердят: "Ваше величество, раз боги не дают вам сына, значит это судьба". А мне надо, понимаешь?
   -Понимаю.
   -Давай выпьем.
   -Давайте, ваше величество.
   Дзынь. Бульк. Хорошо пошло.
   -И вообще, Гириэн, не называй меня "величеством". Для тебя я Ники. Ты же меня понимаешь?
   -Понимаю.
   -И уважаешь?
   -Уважаю.
   -Это хорошо. А тут ещё проблема - магии нет. Раньше здорово было - колдуй, сколько хочешь, а потом внезапно все источники магической силы иссякли и всё - магии конец. Этого никто не ожидал, поэтому никаких запасов не сделали. Это сейчас я понимаю, что надо было сделать накопители для резерва магической силы, но уже поздно, прозевали мы своё счастье. Где ж теперь мага взять?
   -Ники, не волнуйся. Я в детстве от матери удрал в лес, лазил по кустам и упал в какую - то яму. Оказалось, это был магический источник.
   -Так ты что, маг?
   -Маг (правда, Гириэн не стал уточнять, что в магический источник он попал только одной ногой, поэтому и уровень магии соответствующий).
   -Гириэн, за это надо выпить!
   -Ники, наливай.
   Попытались чокнуться, но промахнулись. Выпили так.
   -Гириэн, ты поможешь мне? Сын очень нужен!
   -Ники, сын будет.
   -Я тебе верю. Ну, давай по последней, и всё. А то мне завтра снова императором работать.
   Последний бокал одолели уже с трудом. Потом Никиэль поднялся, чтобы пойти к себе, но его почему - то внезапно закачало. Он ухватился рукой за спинку кресла и удивлённо спросил:
   -Шо, дворец взорвали?
   -Ники, спокойно, ещё пока ничего не взорвали. Пойдём, я тебя отведу.
   Гириэн выпил чуть поменьше, поэтому его хоть и качало, но не так сильно. Он подхватил пьяного императора и поволок по коридору. Подойдя к знакомой двери, он затащил Никиэля в комнату и плюхнул его на кровать. Супружеское ложе было здоровенное, как полигон, поэтому падение на него императорского тела ничуть не потревожило сон Ассиэль. Сам император вырубился ещё во время падения, так что момент приземления на кровать прошёл мимо его сознания. Оставив императорскую чету мирно почивать, Гириэн вернулся к себе. Там его сознание срочно взяло выходной, и он рухнул на свою кровать. Спал он долго, ибо именно в это время его организм боролся с последствиями неумеренного возлияния в компании монарха. Проснувшись где - то в промежутке между полдником и ужином, он ощутил себя, мягко говоря, весьма нехорошо. Известную русским истину: "От чего заболел, тем и лечись", он не знал, но интуитивно почувствовал. Поэтому, прихватив с собой бутылку вина, он пошёл навестить своего высочайшего собутыльника, обоснованно полагая, что тому вряд ли лучше, чем ему. Никиэль уже проснулся, но вставать не спешил. Ассиэль сидела рядом, держа его за руку, и без конца твердила:
   -Милый, тебе плохо? Ты заболел? Может, целителя позвать?
   В это время вошёл Гириэн со словами:
   -Ваше величество, я уже здесь.
   Его появление произвело эффект разорвавшейся гранаты. Ассиэль ошеломлённо произнесла:
   -Только настоящий маг мог почувствовать, что тебе плохо и нужна помощь.
   Гириэн не стал разубеждать в этом императрицу, рассказывая, что и сам пришёл лечиться от того же самого. Поэтому со словами:" Я знаю, как помочь императору", он вежливо выпроводил заботливую супругу из комнаты, запер двери и приступил к лечению. Больной страдальческими глазами смотрел на своего спасителя, не веря в исцеление. Гириэн вытащил бутылку. Никиэля перекосило. Но целитель, не обращая внимания на гримасы больного, открыл её и налил два бокала.
   -А может не надо? - простонал царственный страдалец.
   -Надо, Ники, надо.
   Они тяпнули по одной, и им заметно полегчало. После второй император смог встать и позвонить в колокольчик, призывая слуг. Те быстренько прибежали, привели монарха в порядок, умыв, одев и причесав. Никиэль почувствовал, что не прочь и пообедать. Обед накрыли на троих прямо в покоях, ибо император понял, что на парадный обед в парадном зале его сил явно не хватает. Обед прошёл в тесной дружественной обстановке, затем Ассиэль в сопровождении Армианы и охраны поехала в город по магазинам (императрицы тоже любят шопинг), а мужчины остались.
   Уютно расположившись в креслах перед зажжённым камином, держа в руках кружки с горячим травяным чаем, они наслаждались покоем. Гириэн первым нарушил молчание:
   -Ники, как ты себя чувствуешь?
   -Уже хорошо. А ты?
   -Тоже. Ники, ты не забыл, о чём мы с тобой ночью говорили?
   -О чём говорили - помню, а как до спальни дошёл - не помню.
   -Это ерунда - я тебя дотащил. Важно другое - тебе нужен сын! Ники, у тебя будет сын, только ты должен меня слушаться во всём. Сейчас ты уедешь на две недели, на охоту, к примеру, или куда-нибудь в гости. Твоя жена останется здесь, и за это время я подготовлю её. Я буду давать ей специальный эликсир, увеличивающий возможность зачатия, и проведу ритуал для привязки мужского пола к будущему ребёнку. Ты же в это время должен отдохнуть и набраться сил, и тогда после твоего возвращения всё получится.
   Его голос был настолько убедительным, да и пронзительный взгляд тёмных глаз не позволял сомневаться в его словах, что император согласно кивнул и только спросил:
   -А когда мне лучше уехать?
   -Сегодня я пойду готовить эликсир, а ты собирайся, завтра и поедешь. Вернёшься ровно через две недели, не раньше.
   -Хорошо, я согласен, Гириэн, я верю тебе.
   -Я думаю, что и её величество тоже обрадуется.
   -Ах, Гириэн, да брось ты эти величества здесь. Дома мы для тебя Ники и Сили. Понятно?
   -Понятно. Ты уже решил, куда поедешь?
   -Да. Знаешь, у меня в лесу есть охотничий домик. Когда мы уезжаем на большую охоту, я всегда там останавливаюсь. Думаю, что пару недель отдыха в нём мне не помешают.
   -Вот и отлично. А я со своей стороны приложу все усилия.
   Вечером вернулись довольные Ассиэль с Армианой. Их покупки владельцы магазинов должны были доставить во дворец на следующее утро, поэтому дамы разошлись по своим покоям.
   Император встретил супругу неожиданным известием:
   -Сили, милая, завтра я уезжаю на охоту на две недели.
   -Хорошо, дорогой, отдохни там, а то тебя совсем замучили эти государственные дела. Ты такой уставший!
   -Сили, дорогая, ты одна меня понимаешь! Прикажи подать ужин в покои, а я распоряжусь, чтобы собрали мои вещи.
   Вышколенные слуги за несколько минут накрыли стол, императорская чета изволила отужинать и дружно завалилась спать по разные стороны своего полигона.
   Гириэн полночи занимался зельеварением, разбодяживая нужный ему состав.
   Утром Никиэль спустился к выходу. Там его уже ждал осёдланный каард, необходимые вещи ещё с вечера были отправлены в домик и тоже ожидали своего владельца. Поцеловав жену и подмигнув Гириэну, вышедшим проводить его, он вскочил на каарда и ускакал в сопровождении своей гвардии. Гириэн проводил Ассиэль в её покои и имел с ней серьёзный разговор.
   -Сили, Никиэль хочет сына, и он поручил мне всё для этого сделать. С этого дня я буду давать тебе эликсир для зачатия и проведу ритуал для привязки мужского пола к ребёнку. Но ритуал тайный, и о нём нельзя никому говорить, ты поняла? Иначе он потеряет силу, и ничего не получится, у тебя опять родится девочка.
   Ассиэль согласно кивнула головой. Она уже настолько попала под влияние Гириэна, что без колебаний верила каждому его слову.
   Вечером Сили ждала его. Отдохнувший за день Гириэн был полон сил и усердия. Дав ей выпить бокал эликсира, он для начала приступил к массажу. Подготовив женщину должным образом (распалив и возбудив), он быстро разделся и нырнул к ней в постель. Там он продолжил свой "ритуал", закончив его к полному удовлетворению обеих заинтересованных сторон. Данный "ритуал" Гириэн проводил еженощно в течение всех двух недель отсутствия императора.
   В последнюю ночь перед его прибытием он начертил на полу какие-то рисунки, смысл которых и сам не смог бы объяснить, сжёг несколько свечей, закапав пол воском, и разбросал по полу ленточки, нарезанные из старых простыней. Закончив приготовление доказательств проведения сложного и весьма опасного для жизни ритуала, Гириэн лёг отдыхать, готовый со спокойной совестью встретить императора.
   Никиэль вернулся ровно через две недели. Помывшись и переодевшись, он поспешил к Гириэну. Тот лежал бледный (специальная мазь), обессиливший (с виду), тяжело вздыхая (это тоже несложно). Никиэль, обозрев разом всю картину - измученного Гириэна, следы ритуала на полу - и ужаснулся:
   -Гириэн, ты что, разве можно так себя загонять?
   -Ники, это всё для твоего счастья, - прошептали бледные губы страдальца. - У меня всё готово. Сегодня ты выпьешь двойную порцию своего эликсира и вечером пойдёшь к жене. Вон возьми, на столике в углу стоит. Всё, Ники, иди, мне нужно отдохнуть и прийти в себя.
   Гириэн опять тяжело вздохнул и закрыл глаза, не забывая, однако, подсматривать за Никиэлем сквозь щёлку между веками. Никиэль с сочувствием окинул взглядом Гириэна, промокнул скупую мужскую слезу, забрал свой эликсир и вышел. Хитрый полуэльф, выждав, пока затихли шаги императора, соскочил с постели и быстренько подобрал всё с пола (незачем давать прислуге повод для слухов). Вызвав служанку, он приказал ей вымыть полы, а сам в это время лежал на кровати, тяжело вздыхая.
   Никиэль, придя к себе, выпил эликсир (двойную дозу) и стал ждать жену, которая в это время примеряла новое платье. Швея крутила её то туда, то сюда, прикладывая и убирая разные бантики, оборочки, ленточки, цветочки. Всё это заняло много времени, и Ассиэль нескоро освободилась. Впорхнув в комнату с грацией пингвина, она игриво спросила мужа:
   -Милый, ты не скучал без меня?
   -Скучал, дорогая, ещё как скучал. Может, повеселимся вместе?
   -Непременно, милый, только поужинаем сначала. Я так проголодалась!
   -Сили, прикажи накрыть ужин в покоях. У меня нет настроения тащиться в парадный зал и выслушивать глупости придворных. Я хочу побыть с тобой.
   Императрица позвонила в колокольчик и отдала приказ. Через несколько минут ужин на двоих был сервирован.
   -Ники, мы разве не позовём нашего друга?
   -Не сегодня, дорогая. Он очень устал, и ему надо отдохнуть.
   Ужин прошёл в романтической обстановке, усиленной эротическими подмигиваниями и интимными щипками различных частей тела своей супруги со стороны взволнованного императора. Дождавшись, пока слуги всё уберут, он возобновил свои поползновения в отношении супруги. Ассиэль хихикала и не возражала. Никиэль, вдохновлённый игривым настроением жены, перешёл к более решительным действиям, в процессе которых крепость пала в результате яростного штурма. Через некоторое время император повторил штурм крепости с тем же успехом к обоюдному удовлетворению обеих заинтересованных сторон.
   На следующее утро Никиэль доложил пришедшему в себя Гириэну, что всё прошло успешно. Гириэн рекомендовал ему повторить данный процесс ещё несколько раз для закрепления успеха. Никиэль с удовольствием выполнял рекомендации целителя. Гириэн же со своей стороны помогал ему в этом нелёгком деле в меру своих сил, проводя каждую ночь "ритуал привязки", правда, после того, как император уснёт.
   Старания Никиэля или ритуалы Гириэна помогли, только через некоторое время Ассиэль объявила, что беременна. Никиэль был на седьмом небе от счастья, а Гириэн молился про себя, чтобы это был мальчик.
   ГЛАВА 13
   Пройдохе повезло: в положенное время императрица действительно родила мальчика. Гириэн вознёс благодарность всем богам, которых знал и которых вспомнил. Никиэль на радостях пожаловал ему звание "личного советника императора". Ассиэль отказалась кормить ребёнка грудью, сказав, что не хочет портить её, и тогда для этой цели пришлось искать кормилицу. Всех эльфиек, которые были представлены ко двору, отвергла Ассиэль, боясь, что они начнут покушаться на внимание и постель императора. Тогда пришлось взять гоблинку из одного октойха. Баба была молодая, здоровая, некрасивая и вполне устроила императрицу. Наследника назвали Алесиил, в честь какого - то далёкого предка нынешнего императора. Ассиэль взяла на себя самую почётную обязанность - целовать ребёнка на ночь, всем остальным занималась кормилица. Анасиэль и Маниэль тоже очень привязались к маленькому братику и с удовольствием с ним возились. Прошёл год, в течение которого малыш заметно подрос. И однажды император решил, что настала пора представить наследника народу. О предстоящем торжестве было объявлено заранее. По стране поскакали глашатаи, зачитывая монарший указ. В нём говорилось, что седьмого октрена состоится явление наследника престола Тёмных эльфов народу, обещалась раздача подарков и бесплатная выдача вина. Обещанная халява была весьма привлекательна, и народ потянулся. В центре столицы на главной площади был сооружён большой помост, красиво задрапированный золотой тканью. Места для эльфов были возле помоста, огороженные крепкими металлическими решётками. Места для остального плебса начинались от решёток и дальше. Народ, боясь опоздать на торжественное мероприятие, подтягивался заранее. За подарками занимали очередь, и уже начались первые драки со словами: "А вас тут не стояло!" и "Мы первые пришли!". Наконец подкатили гружёные телеги. Измученный долгим ожиданием народ ломанулся к долгожданной халяве, сметая всё на своём пути. Тёмную стражу смяли, как игрушечных солдатиков. Те предпочли отступить, не связываясь с разбушевавшейся толпой, уведя с собой троих эльфов, назначенных раздавать подарки. Давка была такая, что многие пострадали: кого насмерть задавили, кому сломали руку - ногу, кому нос расквасили. Те же, кому достался просто фингал под глазом, могли считать, что они ещё легко отделались. Толпа расхватала всё, что было, и, немного опомнившись, стала рассматривать, что же им досталось. А достались им отрезы тканей, кружки и тарелки с портретами императорской семьи, разноцветные стеклянные бусы и вышитые кошельки с вензелем императора, правда, пустые. Задавленных и особо пострадавших, которые уже не могли порадоваться столь щедрому дару, быстренько унесли, приведя площадь в пристойный вид, а остальные, довольные и не очень, остались дожидаться обещанного зрелища. Наконец вдали показался большой отряд тёмной гвардии во главе с лордом Мордавуилом. Вид их серьёзных лиц и грозного сверкающего оружия не располагал к шуткам и безобразиям. Они организовали длинный коридор до самого помоста, оттеснив в сторону всех любопытных, и по этому проходу двинулся императорский кортеж. Возле помоста он остановился, и из кареты вышел император, императрица с наследником на руках и маленькие принцессы в окружении придворных. Стоит ли говорить, что Армиана и Гириэн там тоже были. Императорский двор весь блистал золотом и драгоценностями. Пришедшие эльфы заняли свои места перед помостом, а за решётками толпились остальные, не обладающие столь благородным происхождением. Императорская семья разместилась на креслах, поставленных специально для этой цели, а сам император встал в центре и начал свою эпическую речь.
   -Я устал, - начал он, - я устал править один. Боги сжалились надо мной и послали мне сына. Это мой наследник и ваш будущий император, приветствуйте его!
   Император взял наследника на руки и поднял над головой.
   Раздались весьма жиденькие крики "Ура", и стражники, затесавшиеся в ряды собравшихся, пинками и толчками побуждали зрителей активнее выражать свои верноподданнические чувства. Крики "Ура" стали ощутимо громче и дружнее. Стражники удвоили усилия, и выражение народной радости стало зашкаливать. Видя, как счастлив его народ от обретения столь долгожданного наследника, император прослезился. По краям площади, где уже стояли бочки, вовсю шло распитие бесплатного вина во здравие, долголетие и тому подобное. Император же стоял с ребёнком на руках, по - прежнему высоко поднимая его. И в это время откуда - то из-за решёток прилетело яйцо, одно - единственное яйцо зеленушки, птицы, гнездящейся на дальних болотах. Кем оно было брошено, никто не заметил, но оно впечаталось прямо наследнику в лоб и разбилось. Тёмно - зелёный желток и светло - зелёный белок, смешавшись потекли по лицу мальчика. Острая скорлупа порезала кожу ребёнка, закапала кровь, но почему - то зелёная. И с самим наследником начало происходить что - то непонятное: он стал зеленеть, и черты его лица начали смазываться и меняться. Первым среагировал Гириэн: он выхватил ребёнка из рук Никиэля и, спрыгнув, засунул его в карету. Туда же он запихнул принцесс. Схватив за руку Ассиэль, он потащил её вниз, по дороге шепнув императору: "Ники, быстро в карету и во дворец!". Никиэль, очнувшись, запихал в карету жену, залез сам, туда же запрыгнули Гириэн с Армианой, и кучер погнал каардов. Вся эта сцена заняла несколько минут, и прежде, чем толпа опомнилась, императорской семьи уже не было на площади. Стража и гвардия тоже быстро исчезли, и остолбеневший народ остался стоять на площади, гадая, что это такое сейчас было.
   Тем временем во дворце участники вышеописанного события пребывали в шоке. Единственный сохранивший разум в данной ситуации был Гириэн. Видя, что Никиэль не в состоянии даже думать, он, как личный советник императора, стал действовать: Армиану, принцесс и Ассиэль отправил по своим комнатам в сопровождении слуг, Никиэля усадил в кресло, сунув ему бокал вина, ребёнка уложил на кровать, дав ему игрушку, а сам принялся размышлять. Никиэль, выдув бокал единым духом, начал приходить в себя, и первыми его словами были:
   -Гириэн, что это было?
   Гириэн задумчиво произнёс:
   -Ники, я должен во всём разобраться, но никто посторонний не должен об этом знать. Толпа на площади, надеюсь, не успела ничего понять. Теперь за ребёнком должны ухаживать только те, кто не проболтается. Я думаю, что уход за наследником можно доверить Маниэль и Анасиэль. Они любят малыша и с удовольствием с ним возятся. Кормилицу отправь обратно в свой октойх. Сили предупреди, чтобы не болтала. С Армианой я сам поговорю. Понятно?
   Никиэль согласно кивнул. В этой непонятной ситуации его только радовало, что нашёлся кто - то, взявший на себя ответственность. Гириэн срочно прошёл к Армиане. Та стояла посреди комнаты, и служанки пытались снять с неё парадное платье, успешно справляясь с многочисленными крючками, шнурками и пуговицами. Мановением руки советник отослал прислугу прочь.
   -Гириэн, я не поняла, почему мы так стремительно уехали? - капризно протянула она. - Я специально новое платье сшила для этого, а ты даже не дал мне в нём покрасоваться.
   -Армиана, а что ты видела сегодня на площади?
   -Да почти ничего. Я стояла сбоку в своём новом платье и повернулась, чтобы простолюдины могли получше рассмотреть, какая я красивая. В это время ты хватаешь меня за руку, тащишь куда - то вниз, запихиваешь в карету, и мы, сломя голову, мчимся во дворец. Что произошло, милый? - она обняла его и приблизила свои губы к его лицу.
   -Не сейчас, Армиана. Всё, что произошло сегодня на площади, имеет очень серьёзное значение - это было покушение на наследника. Кто - то очень не хочет его появления. Это дело государственной важности, и я обязан провести тщательное расследование. Ты же должна обо всём молчать, чтобы не спугнуть злоумышленника.
   -Всё так серьёзно? - нахмурилась она.
   -Да, дорогая. Поэтому не забывай об охране, когда выезжаешь в город. А я буду заниматься этим делом. Я ухожу, а ты помни - тайна, и ещё раз тайна.
   -Я поняла, милый, за меня можешь не беспокоиться, сделаю всё, как скажешь.
   Гириэн в этом и не сомневался и, довольный, вернулся к императору. Посмотрев на кровать, он увидел, что царапина на лбу малыша затянулась, и кровь больше не идёт. Сейчас ребёнок выглядел как всегда и увлечённо играл с игрушкой. Милый маленький эльфёнок, ничего более. Никиэль тоже выглядел неплохо и, судя по всему, вернул себе способность соображать.
   -Ну что там, Гириэн?
   -Да всё нормально. Армиана почти ничего не видела, но всё равно будет молчать. А нам надо позаботиться о наследнике. Бери его и пойдём.
   Никиэль взял сына на руки, и они пошли в комнаты его дочерей. Испуганные девочки сидели на кровати, прижавшись друг к другу. Гириэн сел рядом с ними и обнял их.
   -Дорогие мои, я хочу сказать вам одну важную вещь - сегодня на площади было совершено покушение на вашего брата. Кому - то очень помешало появление наследника. Поэтому ваш отец может доверить его только вам. Он очень любит вас и знает, что вы будете хорошо смотреть за малышом. Вы ведь оправдаете доверие отца?
   Девочки подбежали к отцу и захлюпали носами в его рубашку:
   -Папочка, мы будем хорошо заботиться о братике, ты не бойся. Мы его никому не отдадим, правда, правда!
   -Мои ж вы хорошие! - Никиэль поцеловал каждую в щёчку. -Я знаю, вы у меня молодцы.
   -Я приставлю к вам охрану, - распорядился Гириэн. - А из дворца вам лучше не выезжать. Вы ещё маленькие, чтобы ездить одним.
   В комнаты девочек принесли кроватку малыша, его игрушки, шкаф с одеждой, возле дверей стояли тёмные гвардейцы. Ребёнку ещё требовалось молоко, но ни у кого во дворце его не было. Тогда в ближнем октойхе купили козу. Для ухода за ней и дойки был назначен специальный скотник. Его должность торжественно именовалась "Поставщик молока для его императорского высочества" и считалась почётной. Правда, из эльфов почему - то никто не изъявил желания взяться за эту почётную обязанность, поэтому на неё назначили гоблина из того - же октойха. Поставщиком молока стал хозяин этой скотины, доившейся неплохо, но оказавшейся весьма капризного и злонамеренного нрава. Хозяин уже притерпелся к её выходкам и не реагировал на них, тогда она переключилась на других. Паслась она в императорском саду, который был весьма огромен, и в котором прогуливались многие обитатели дворца. Излюбленным трюком этой скотины был следующий: спрятаться за кустиком, подождать, когда мимо пройдёт гуляющий, выскочить из - за укрытия и с разбегу ударить рогами под коленки. Испуганный любитель пеших прогулок с размаху шлёпался на пятую точку, а мерзкая тварь с довольным блеянием убегала. Многие пострадавшие жаловались императору на злобные выходки противной скотины, но достойный властитель всегда отвечал на эти инсинуации тем, что наследнику нужно молоко, и не надо нервировать козу его императорского высочества.
   Гириэн в это время, запершись у себя в комнате, размышлял о произошедшем на площади. То, что кто - то хотел причинить наследнику реальный вред, он отмёл сразу. В таком случае нападение было бы гораздо серьёзнее, и не каким - то тухлым яйцом, а реальным оружием. Скорее всего, это были проделки мальчишек из октойхов, понадеявшихся, что в такой толпе их не поймают, что, собственно, и произошло. Но зелёная кровь, но изменившиеся черты лица мальчика... и тут Гириэна осенило! Он похолодел. Чтобы проверить свою догадку, он пошёл к девочкам. Те уже покормили брата и сейчас весело играли с ним. Советник сказал, что отец хочет видеть сына, и унёс мальчика. Девочки стали играть вдвоём.
   Но Гириэн понёс малыша не к Никиэлю, а в свою комнату. Там он взял иголку и уколол ребёнку палец. Из ранки начала сочиться зелёная кровь, и черты лица мальчика стали меняться. Через некоторое время перед советником лежал не эльфёнок, а гоблинёнок. Сын Никиэля превратился в гоблина! Гириэн остановил кровь, и спустя несколько минут к малышу вернулся его прежний эльфийский облик. Советник отнёс ребёнка сёстрам, сказав, что отец уже наобщался с сыном, и вернулся к себе. Там он в полушоковом состоянии плюхнулся в своё любимое кресло и стал мучительно размышлять. Сомнений больше не было: в этом ребёнке текла кровь его бабушки, матери Гириэна Мантиры. Его ритуалы помогли, только не Никиэлю, а ему самому. Но гоблинские черты проявлялись тогда, когда кровь оказывалась снаружи, вытекая из раны. Когда же целостность кожи не была нарушена, ребёнок имел внешний вид здорового маленького эльфа. У самого же Гириэна, несмотря на смешанную кровь, ничего такого не было, только лёгкий оттенок кожи мог выдать его происхождение. Но так, как никто не знал о его матери, то на это и не обращали внимания. Вот только малышу почему - то не повезло с бабкиной кровью. Так, но об этом никто не должен узнать. Все должны думать, что мальчик - законный сын императора. Значит, надо что - то придумать, чтобы объяснить всё окружающим. Думай, Гириэн, думай!
   Он долго думал. Наконец, пробная версия была готова. Для начала стоило проверить её на Никиэле. С этой целью он и пошёл к императору. Тот был один, Сили ушла к Армиане, где они предавались блаженному ничегонеделанию и любимой болтовне. Гириэн сел напротив Никиэля и, глядя тому прямо в глаза, нахмурившись, произнёс:
   -Ники, дело серьёзное, даже не знаю, как сказать.
   Несчастный отец глядел испуганными глазами:
   -Что с моим сыном? Он умирает?
   -Нет, он жив. Но дело в другом. Помнишь яйцо зеленушки, ударившее его? Так вот, это яйцо было заколдовано. Кто и как это сделал, ещё предстоит выяснить. Твёрдая скорлупа разрезала кожу, и заколдованное содержимое попало внутрь. Теперь, если ребёнок поранится, и кровь начинает вытекать наружу, малыш превращается в гоблина. Как только кровь останавливается, он снова становится эльфом. Но об этом нельзя никому говорить. Никто, слышишь, никто не должен знать об этом! Надо только следить за тем, чтобы ребёнок не мог пораниться. Девочек мы предупредим, чтобы не допускали этого. Сили и Армиана тоже не должны знать. Сам понимаешь, доверить женщинам тайну - всё равно, что кричать об этом на площади.
   -Да - да, я понимаю, - бормотал растерянный Никиэль. - А это опасно?
   -Ну не смертельно, если ты об этом. Но существует вероятность, что когда - нибудь он навсегда превратится в гоблина.
   -Нет, только не это! - взвыл Никиэль. - Гириэн, сделай же что - нибудь!
   -Ники, не волнуйся, я всё беру под свой контроль. Я всё обдумаю и постараюсь вылечить твоего сына. От тебя и твоей семьи требуется главное - молчание.
   -А что мы объявим народу? Ведь на площади многие видели. Боюсь, как бы волнений не было.
   -Не переживай. Черни мы объявим, что наследник болен гемовиридией. Болезнь эта лёгкая, неопасная, и целители скоро вылечат её.
   -Гемовиридия? Это что такое?
   -Ну, в переводе на простой язык, это - зеленокровие. Но для черни мы переводить этого не будем. Меньше знают - крепче спят. Я переверну всю страну, но найду проклятых гоблинских колдунов, сделавших это и жестоко накажу за то, что они сделали с твоим сыном. Сейчас я приготовлю указ, ты подпишешь, и завтра мы огласим его.
   Никиэль опустошённо кивнул, даже не вслушиваясь в слова своего советника, и его взгляд снова застыл. Гириэн вышел довольный - его версия произошедших событий убедила самого императора, так что за остальных он не беспокоился. Придя к принцессам, он предупредил их, что братик болен, и ни в коем случае не должен получать никаких ран, иначе его болезнь станет ещё сильнее. Девочки обещали строго за этим следить. Ассиэль предупреждать не стоило: к сыну она и так заходила раз в день, поцеловать его на ночь. Этим её материнское участие и ограничивалось, как и в случае с дочерями.
   У себя Гириэн долго сидел, сочиняя императорский указ. Результат его усилий гласил следующее:
   "Его величество император всея Гардараха Никиэль Всемогущий изволил сообщить своему возлюбленному народу, что наследник престола его высочество Алесиил болен гемовиридией. Болезнь эта неопасная, и целители уже приступили к лечению, но для наискорейшего выздоровления наследника весь народ должен молиться за его здоровье всем богам, каких знает. Личный советник императора Гириэн сам будет следить за состоянием здоровья наследника. Лица, не желающие молиться за здоровье принца, будут приравнены к государственным преступникам, как желающие ему зла, и наказаны."
   Император сей опус подписал, и его направили в народ. Народ послушал, и наиболее верноподданные сразу отправились молиться. Для наблюдения за выполнением указа по всей стране были направлены отряды тёмной армии. В каждом городе, в каждом октойхе располагался такой отряд. Забота о его прокормлении, естественно, легла на плечи местных жителей. В октойхе Гардан разместился особенно большой отряд во главе с лордом Эскранвилом, главнокомандующим всеми силами. Жители взвыли: солдатня лорда Эскранвила ничего не стеснялась и брала всё, что считала нужным, забывая за это платить. Жители октойха собрались и во главе со старостой пошли к главнокомандующему жаловаться на его подчинённых. Но лорд Эскранвил популярно объяснил непонятливым, что им оказана великая честь - кормить солдат Его Императорского Величества и для острастки велел выпороть старосту. Солдаты с удовольствием выполнили этот приказ, прихватив для компании ещё пятерых жалобщиков. Все шестеро потом две недели отлёживались, будучи не в состоянии ни сидеть, ни стоять.
   Через две недели, чувствуя, что он уже может передвигаться самостоятельно, староста собрал у себя всех пострадавших. На тайном собрании они решили идти в столицу Петембирэль и подать челобитную самому императору. Староста уйти не мог - его отсутствие было бы слишком заметным, поэтому пять ходоков ушли без него. По пути они зашли в октойх Дердах отдохнуть и запастись провизией. Там, узнав о цели их путешествия, к ним присоединились ещё желающие справедливости.
   В следующем по дороге октойхе Тармун их отряд пополнился в результате следующего события: как - то утром лорд Колчаниил назначил общую молитву в местном храме за здравие наследника. Пришли почти все, за исключением троих жителей. Причина их неявки была весьма уважительна: накануне на празднике памяти Великого Предка Граганта они весьма перебрали местного самогона вкупе с неумеренным употреблением жареного грала и теперь маялись жесточайшим похмельем, одновременно просиживая в сортире. Штаны уже и не застёгивали, так как при выходе из домика для размышлений их тут же неудержимо тянуло обратно. И пока все жители выражали свои верноподданнические чувства на всеобщей молитве в храме, три страдальца на своей шкуре постигали истину о вреде злоупотребления алкоголя и обжорства. Солдаты Колчаниила, проходя по октойху с проверкой, дабы никто не мог уклониться от почётной обязанности молиться за наследника, обнаружили троих дезертиров, когда они, пытаясь поправить своё пошатнувшееся здоровье, разливали кувшин самогона. Их тут же схватили, обвинили в преступлении против императора и государственной измене и принародно казнили на площади после всеобщей молитвы. В результате столь строгого исполнения указа отряд ходоков увеличился.
   Так они шли несколько недель. В итоге, когда они подошли к столице, челобитчиков насчитывалось больше сотни. По дороге их не задержали, так как, соблюдая строгую конспирацию, они объясняли встреченным солдатам, что идут в Петембирэль на всеобщую молитву за наследника в центральный храм. Причина была уважительной, и их пропускали.
   Придя в столицу, они расположились табором на площади, поставив свои палатки из шкур. Такое скопление народа не могло пройти незамеченным мимо дворца, и личный советник императора выслал своего доверенного шпиона Гапанэля узнать, что там происходит. Гапанэль, обычный с виду гоблин, затесавшись среди любопытных, окруживших новоприбывших, и потолкавшись в толпе, выяснил, что ходоки пришли жаловаться императору на самоуправство и жестокость его солдат вкупе с их командирами, о чём и доложил своему патрону. Гириэн, хмыкнув, подумал и, дав ему в помощь ещё несколько своих шпионов, приказал направить толпу по центральной улице, ведущей ко дворцу.
   За ночь, узнав о цели прибытия ходоков, к ним присоединились ещё многие недовольные. Некоторые отчаянные головы предлагали идти штурмом на императорский дворец и уничтожить всех к такой - то гоблинской матери, но Гапанэль и его шпионы, затесавшиеся в толпу, уговаривали собравшихся не глупить и идти мирной демонстрацией, подав императору челобитную, которую он непременно рассмотрит и поможет.
   Гириэн, вовремя узнавая обо всех моментах от своих шпионов, заблаговременно тайно вывез императора с семьёй в загородную резиденцию - Летний Дворец, опасаясь, что горячие головы возьмут верх. Сам же он остался в столице, наблюдая за развитием событий и готовясь к их решению. И вот, девятого яндара наступил решающий день. Гапанэль и его соратники сделали своё дело, и толпа, направляемая ими, двинулась по центральной улице ко дворцу, скандируя по дороге во все глотки:
   -Мы хотим видеть императора! Мы идём с миром!
   По пути к ней присоединялись всё новые и новые участники, и по улице уже маршировало несколько сотен.
   На подходе ко дворцу путь им преградила тёмная гвардия, вооружённая луками и мечами. Лорд Мордавуил вышел к ним и поинтересовался, какого гоблинского овоща они так шумят под окнами императорского дворца. В ответ на это ему было сказано, что народ хочет видеть императора и подать ему челобитную. В свою очередь лорд Мордавуил объяснил непонятливым, что императору нет дела до таких голодранцев, как они, и им лучше свалить отсюда, отдав свою писульку ему. А он, так и быть, покажет её личному советнику императора. Народ возмутился и сказал, что советник ему до магического фонаря, и свою грамоту они отдадут лично самому императору. На что лорд Мордавуил ответил, что на столбе от магического фонаря он может повесить всех желающих, но во дворец они не пройдут. Тогда кто - то из приспешников Гапанэля кинул в лорда Мордавуила первый камень. Он, конечно, специально промахнулся, но пример был подан, и в гвардейцев полетели булыжники. Несколько эльфов было ранено.
   Гириэн наблюдал за развитием ситуации из окна, выходившего на дворцовую площадь. Увидев, что события приобретают критический оборот, он приказал стрелять в толпу. Гонец донёс сей приказ до командира гвардейцев, и стрелы, выпущенные искусными лучниками, полетели в толпу, которая в результате такого маневра значительно поредела. Тогда в дело вступили мечники. Не имея никакого оружия, кроме булыжников, народ попытался сопротивляться, но против таких искусных воинов это было бесполезно. Кулаки и камни против мечей и стрел не имели никаких шансов. Мятежники были частью порублены, частью перестреляны, многие пойманы и брошены в тюрьму, но некоторым всё же удалось убежать, и они пошли по городам и весям, неся народу правду о событиях девятого яндара. Этот день в народе получил название "Кровавый день".
   По стране начались волнения, но армейские отряды, расквартированные по октойхам, не зря ели свой хлеб и успешно справлялись с неорганизованными бунтовщиками.
   Наступило затишье. Гириэн после событий девятого яндара перевёз семью императора обратно в Петембирэль, в Тёмный дворец. Но летняя резиденция императора всегда была готова в случае необходимости принять монарха с семьёй.
   ГЛАВА 14
   Гириэн ходил в саду и думал. За ним из-за кустов следила коза его высочества. Почему - то из всех посетителей парка она больше всех невзлюбила именно советника. До этого ей никогда не удавалось его поддеть, так как он был всегда настороже, но сегодня она надеялась взять реванш, ибо советник так задумался и погрузился в свои мысли, что ничего вокруг не замечал. Коза увидела, что он сошёл с тропинки и углубился в заросли колючего облепишника. Вот тут - то и настал её звёздный час! Она выскочила из-за куста, в два счёта догнала задумавшегося советника и со всей дури ударила его рогами под коленки. Гириэна, не ожидавшего нападения, подкинуло в воздух. Последовавшая затем жёсткая посадка в колючий облепишник не улучшила его настроения. Крики разгневанного советника были слышны даже в самых удалённых уголках сада. После этого наглой скотине был отгорожен специальный загон, в котором она и паслась. В саду наступила тишина, но вскоре коза загрустила и стала давать мало молока. Поставщик его высочества пришёл к советнику с этой проблемой. Всё тщательно обдумав, Гириэн разрешил два раза в неделю выпускать козу на свободный выпас, чтобы животное не скучало. В эти дни он не будет выходить на прогулку в парк, пусть скотинка развлекается. Придворных об этом не предупредили, и они по - прежнему страдали от игривой козочки и её буйного нрава.
   Теперь Гириэн мог спокойно ходить по саду, не ожидая разбойного нападения. На природе ему думалось лучше, и он этим пользовался. А размышлял он о том, что волнения в стране удалось усмирить, но надолго ли? А вдруг найдутся ещё желающие пошатнуть столп императорской власти? Надо агрессию народа перекинуть на внешнего врага. А на какого? Где найти подходящего врага, чтобы объявить ему войну? Ладно, будем искать. Так, стоп! На востоке в горах Ур - Ралан живут драконы. Племя их многочисленно, и сразу победить не удастся. Отлично, значит, есть возможность затянуть войну и отправлять на неё все новые и новые армии, сформированные из наших доблестных граждан. Так, а теперь надо найти достойный повод для объявления войны. Но тут придётся покопаться в архиве и почитать старинные летописи - может, что и найдётся.
   Гириэн целый месяц заседал в архиве, пытаясь найти нужные ему сведения. В конце концов удача всё - таки улыбнулась ему. История гласила, что в незапамятные времена один искатель приключений из тёмных эльфов отправился на поиски артефактов. Ну любил он эти необычные вещицы! Парочку он добыл, где и как, история об этом умалчивает. Но ему захотелось для коллекции иметь ещё и драконий. И он направился прямо в страну драконов Ур - Ралан, задумав обокрасть самого Повелителя драконов Ур - Нагира. Туда - то он дошёл и даже умудрился стащить артефакт, благо, что самого Ур - Нагира не было дома. Коллекционер сумел даже добраться до края Ур - Ралана, ещё немного, и он перешёл бы границу, но тут удача отвернулась от него, весьма неприлично показав ему свой зад. Ур - Нагир вернулся домой и сразу обнаружил пропажу важного артефакта. Драконы, как известно, знают наперечёт каждую свою вещичку и не прощают воров. Учуяв запах похитителя, он бросился вдогонку. Искатель приключений погиб, драконий артефакт вернулся к своему владельцу, а с ним и два найденных. И теперь Гириэн собирался предъявить нынешнему повелителю драконов Ур - Ситару претензию в убийстве подданного тёмно - эльфийского государства и незаконном изъятии двух принадлежащих ему артефактов.
   С этими изысканиями он пришёл к Никиэлю и попытался объяснить суть проблемы:
   -Ники, понимаешь, наш народец совсем зажрался и покушается на твою власть, как ты сам уже успел в этом убедиться. Нам надо отвлечь чернь от этих дурацких мыслей. Самый наилучший способ - это война. Мы направим их агрессию на внешнего врага, и им будет не до мятежей. Да к тому же нам надо и своё государство расширять. Ведь твой сын скоро вырастет, и ему нужно будет чем - то управлять, вот и пусть тренируется на своём собственном государстве. Ну, как идейка?
   -Ты знаешь, мне нравится. А ты нашёл, с кем воевать?
   -Обижаешь, Ники. Я перед тем, как к тебе прийти, месяц в архиве пылился, пытаясь отыскать что - либо стоящее. Смотри, как тебе война с драконами?
   -Да ты что? Они же нас всех просто сожгут драконьим огнём!
   -Не сожгут. Мои шпионы выяснили, что у них такая же беда с магией, как и у нас. Врождённая драконья магия заблокирована, внешние источники магии все иссякли, по какой причине - неизвестно. Но они все сейчас застряли в своей человеческой ипостаси и не могут превращаться. А мы всех своих недовольных будем отправлять на войну, а если их там убьют - это не наши проблемы.
   -Да, это, пожалуй, выход. А всё - таки, что с магией, нашей и драконов?
   -Не знаю. Надо бы всё исследовать, но сейчас нет времени на это. Тёмную армию всю отправлять не будем, всего несколько отрядов, а остальных солдат наберём по октойхам. Чем больше их убьют, тем лучше для нас, согласен?
   -Да, ты прав. Готовь указ, а я подпишу.
   На следующий день император подписал указ об объявлении войны драконам и срочной мобилизации. После победы всем участникам войны была обещана награда в виде большой суммы денег и льгот, как то: беспошлинный вход в столицу, бесплатная выдача каждому каарда в личное пользование, постройка хижуна в родном октойхе за счёт казны, ежегодные поздравления от императора с днём победы. Война началась!
   ГЛАВА 15
   Кецамаль сидел в своём любимом кресле возле Зеркала Мира и с удовольствием вглядывался в него. Там, по ту сторону Зеркала, кипела жизнь в созданном им мире: различные существа - белые, тёмные, зелёные - жили своей жизнью, и Кецамаль с интересом наблюдал за их суетой. От его тела тянулись тончайшие нити божественной силы и уходили в Зазеркалье. Те места, где концы этих нитей выходили на поверхность земли, существа называли магическими источниками и черпали оттуда его силу для своей магии. Кецамаль любил созданный им мир и частенько наблюдал за его развитием, стараясь, впрочем, не вмешиваться.
   Но сегодня ему не удалось долго посидеть перед Зеркалом, ибо в этот момент в комнату ворвалась его жена Амаранта и с порога закричала:
   -Опять возле своего Зеркала сидишь! А то, что мы сегодня должны навестить мою маму в соседней Галактике, ты, конечно же, уже забыл!
   Кецамаль внутренне содрогнулся: общение с тёщей никак не входило в список его любимых занятий. При каждой встрече она постоянно пилила его, что он не умеет создавать нормальные миры, и всё, что он делает, годится только для развлечения младенцев, и её дочь сделала большую ошибку, связавшись с ним. Поэтому Кецамаль всегда с нетерпением ожидал конца этих визитов, с тоской вспоминая свою маленькую уютную Галактику.
   Впрочем, для её злости имелась ещё одна, вполне материальная причина: когда - то давно, на заре тёщиной деятельности, она создала драконов, населив ими одну из своих планет. Драконы дышали огнём, и планета была создана им под стать: огненная, с вулканами и потоками лавы. С чего молодая богиня взяла, что драконам понравится жить в огне, неизвестно, да к тому же тщеславная тёщенька ввела на планете культ имени себя, любимой, и заставила драконов ежедневно ей молиться и её прославлять. Это продолжалось долго, но в одно прекрасное время бедным созданиям всё это надоело, и тогда вождь драконов Ур - Тинтар нашёл старый, забытый кем - то портал и увёл драконов в неведомое. По иронии судьбы это оказался портал Кецамаля, который он забыл закрыть после очередной ссоры с тёщей и поспешного бегства. Попав в его мир, драконы осмотрелись и решили, что зелень, вода и голубое небо им нравятся гораздо больше, чем огонь, лава и пепел. Кецамаль, узнав о неожиданном прибавлении в своих владениях, не стал прогонять пришельцев, памятуя о вздорном характере своей тёщеньки. Так они и прижились у него, за много поколений забыв о своей создательнице и огненной планете.
   Богиня Архисса долго искала свою пропажу и однажды совершенно случайно нашла её во владениях своего зятя и сильно разозлилась. В итоге ему несколько веков пришлось выслушивать её вопли, зато потом она несколько тысячелетий вообще с ним не разговаривала, что устроило его гораздо больше.
   В конце концов, осознав, что аттракцион под названием "Запили своего зятя" уплывает от неё в неизвестном направлении и равноценной замены ему не предвидится ввиду наличия всего одной дочери, Архисса решительно потребовала навещать её хотя бы раз в столетие. Кецамаля вполне бы устроил срок раз в десять или даже в сто тысяч лет, но Амаранта каждые сто лет заставляла его навещать свою мамочку.
   Вот и сегодня она была настроена весьма решительно:
   -Кецамаль, я кому сказала, оторвись от своей гляделки!
   -Сейчас, дорогая, только досмотрю очередную войну.
   -Ты издеваешься надо мной? Собирайся сейчас же!
   Она щёлкнула пальцами, и любимый халат немедленно исчез с его плеч, а взамен появился элегантный кожаный костюм в обтяжку.
   -Жди меня, я скоро. И не вздумай смыться, дорогой муженёк!
   Амаранта исчезла, и Кецамаль, по опыту зная, что супругу ждать придётся долго (хоть и богиня, а всё равно женщина!), уселся в своё любимое кресло досматривать своё любимое шоу "В Зазеркалье". Там его и застала Амаранта. Зайдя в комнату и увидев, что муж снова прилип к зеркалу, она в гневе закричала:
   -Ты опять?! - и стащив с ноги туфельку, швырнула её мужу в голову, но со злости промахнулась, и её черевичка со всего размаха влетела в зеркало. С весёлым хрустальным звуком посыпались осколки, и нити силы, ведущие от тела Кецамаля в Зазеркалье, оборвались. В тот же миг все магические источники на планете исчезли, и даже врождённая магия драконов оказалась заблокирована без божественной подпитки.
   Амаранта дунула в ту сторону, и все осколки исчезли. Подхватив мужа под руку, она шагнула в портал на встречу с мамочкой.
   А существа на планете недоумевали: куда исчезла вся магия?
  Вырвавшись наконец домой, Кецамаль первым делом бросился в свою комнату в тщетной надежде хоть что - то спасти. Поздно. Он с тяжёлым вздохом отвернулся от пустой рамы, но внезапно его внимание привлёк блеск из - под кресла. Он наклонился и вытащил последний осколок, с которым и плюхнулся обрадованно в своё кресло. В маленьком осколке он увидел одну комнату, на полу сидели двое - тёмный эльфёнок - малыш и взрослый полукровка - эльфогоблин. Перед взрослым лежала книга, он из неё что - то читал и показывал малышу движения руками. Ребёнок весело смеялся и повторял за своим учителем - ему нравилась эта игра. И тут из тела Кецамаля протянулась одна - единственная нить силы, пройдя через осколок прямо в руки ребёнку. В это время тот сделал очередной пасс руками, и вернувшаяся магия неожиданно для присутствующих открыла портал между мирами. На выходе из портала Кецамаль увидел большую железную машину, людей, входящих в неё, и какого - то парня, бегущего туда же. Машина дёрнулась, отъезжая, парень поднажал, и в эту минуту ему под ноги совершенно некстати попался камень. Парень споткнулся, взмахнул руками и взлетел в воздух, но не упал на землю, а вперёд головой влетел прямо в портал.
   "Интересный мир, - подумал Кецамаль, - точно не я создавал. Надо бы узнать, кто творец, и заглянуть в гости."
   Он успел ещё посочувствовать парню, попавшему в такой переплёт, как в это время неожиданно вошла Амаранта.
   -Нет, вы только посмотрите на него! Создал одну планетку и теперь веками в неё пялится!
   Кецамаль вздохнул и попытался спрятать осколок, но не успел.
   -Дай сюда, киноман несчастный! - она выхватила осколок, и в то же время божественная нить порвалась и исчезла. Кецамаль краем глаза успел заметить, что портал закрылся. "Держись, парень, - мысленно послал он сочувствие попаданцу. -А новое зеркало я раздобуду".
   * * * * *
   Алесиил подрос, и Гириэн решил учить его магии. Неважно, что источников нет, как исчезли, так когда-нибудь и появятся, зато наследник уже будет знать заклинания и научится магичить.
   В дворцовой библиотеке Гириэн нашёл целый шкаф книг по магии. Ими давно уже никто не пользовался, и они тихо пылились на полках. Устроив библиотекарю разнос, советник взял одну и ушёл, а испуганный служитель срочно принялся за наведение порядка в шкафу. После чего, недоумённо вздохнув по поводу непонятного интереса советника к магическим книгам в отсутствие магии, пошёл досыпать на своё рабочее место.
   Гириэн же, забрав малыша у сестёр, принёс его в свою комнату и посадил на ковёр на полу. Малыш уже привык к этому взрослому дядьке, который играл с ним, учил разговаривать, носил на руках, не давая пораниться, читал ему книжки. Вот и сегодня, наверное, опять будет интересная игра. Дядька не подкачал: он принёс большую книгу и стал из неё читать, показывая мальчику картинки и объясняя их. Алесиил повторял за ним новые слова и движения рук. Внезапно что - то произошло, воздух в комнате сгустился, между ладоней мальчика появилось голубое мерцающее сияние. Вырвавшись из рук, оно увеличилось до размеров двери, и Гириэн увидел другой мир: странная железная повозка, люди в неизвестной одежде, бегущий парень. Это продолжалось несколько секунд. Не успел Гириэн осознать, что произошло, как всё исчезло. Сияние погасло, чужой мир исчез.
   -Портал, это был настоящий портал! - закричал советник. - Алесиил, попробуй ещё раз!
   Мальчик повторил всё снова, но портал больше не открывался.
   -Давай ещё раз, ещё!
   Гириэн и сам пробовал раз за разом, но всё было напрасно. Магии больше не было. Появившись на несколько секунд, она опять исчезла. Но Гириэн был доволен: хоть недолго, но магия была, значит, не всё потеряно, когда - нибудь она вернётся насовсем. Получается, что он был прав, собираясь научить наследника магии. Так что с этих пор занятия станут регулярными, пусть будущий император учит заклинания, в жизни пригодятся.
   *****
   Новое зеркало Кецамаль заказал своему другу Гефрасту, который пообещал по старой дружбе наложить на него чары невидимости. Как только в комнату войдёт кто - либо, кроме хозяина, зеркало тут же станет невидимым. Кецамаль довольно потирал руки и предвкушал новый захватывающий сезон.
   ГЛАВА 16 (Попаданец Егор)
   Мы остались в пещере, благо императорских шпионов там не было. Эта местность была безлюдной, и они не сочли её достойной своего внимания. В нашем палаточном городке собралось немало народу, но как сказал Мулин, все они были доверенные и проверенные.
   Прежде, чем начать подготовку революции (подумать только - я и революция!), мне предстояло стать воином племени громиденов и пройти испытания. Я просто не представлял себе, как со всем этим справиться.
   Первым было испытание с мантралом. Бывалые воины рассказали мне кучу историй о том, как мантрал одним ударом лапы разрывал противника пополам. Я трясся от страха, стараясь, чтобы этого никто не заметил. Выпросив у Парлака пустынник - успокоительную травку - я заваривал её каждый день и пил. Мандраж прошёл, но кураж не наступил.
   Мне предложили на выбор - меч, лук или копьё. Лук я отверг сразу: я его никогда даже в руках не держал и не представляю, как им вообще пользоваться. Меч меня тоже не вдохновил - длинный и тяжёлый, да я его даже от земли не оторву! Я взял копьё, но попросил укоротить древко. Мою просьбу исполнили и в свою очередь заинтересовались укороченным копьём. Поупражнявшись с ним, мои товарищи пришли к выводу, что оно более удобно и тут же укоротили все имеющиеся в наличии копья, правда не так сильно, как у меня, подгоняя под свой рост.
   Наступил день "Икс". Нас с копьём отвели на поляну и велели сидеть тихо: мол, скоро сюда придёт мантрал. Честно говоря, я не понял, почему мантрал непременно должен сюда прийти: у него что, обед, а я приглашён на него в качестве главного блюда? Или у него на этой полянке спальня, и он приходит сюда вздремнуть после удачной охоты? Ну, как бы там ни было, а мы с копьём затаились, притаившись в кустах, и молчали, как рыба об лёд.
   Сидели долго, часов не наблюдая. Наконец на противоположной от нас с копьём стороне раздался шорох, мы насторожились, и на поляну вышел мантрал. Мантрал?! Мамочки мои, держите меня трое, двое не удержат! Этот мир, кажется, задался целью удивлять меня каждый день всё больше и больше! Копьё выпало из моих ослабевших рук, глаза приобрели форму квадрата, а рот открылся так, что туда мог залететь средних размеров птеродактиль.
   Мои квадратные глаза смотрели и смотрели, а я всё никак не мог им поверить: на поляну вышел КОТ! Да - да, точная копия моего Васьки: на груди белое пятно и белые же носочки на передних лапах, остальное всё ярко рыжего цвета, как оранжевый галстук Сюткина. Правда имелось несколько существенных различий - во - первых, его рост: он был мне как раз по пояс, во - вторых, вес: он явно весил раз в десять, а то и поболее моего пятикилограммового любимца, а в - третьих, из его пасти торчали здоровенные клыки! Саблезубый Васька! Такого моя психика уже не выдержала, и я истерически захохотал, выплёскивая всё своё скопившееся напряжение.
   Мантрал (или Васька) шевельнул ушами и принюхался. У меня в кармане как раз лежал завёрнутый в лепёшку шашлычок из грала. Отсмеявшись, я вытащил его из кармана и, выйдя на поляну, протянул мантралу, сопроводив сие действие священными для котов словами "кис - кис - кис". Мантрал подошёл, аккуратно взял зубами мясо из моих рук и так же аккуратно съел его. Затем он лизнул меня в щёку и, наклонив голову, потёрся об мои ноги. Я погладил его, и он довольно заурчал. Я почесал его за ушами, а он развалился на траве пузом кверху и подставил мне живот, чтобы я, значит, и его почесал. Я не стал отказывать ему в такой малости и минут пятнадцать самозабвенно чухал ему пузо. Он с удовольствием перекатывался с одного бока на другой и блаженно урчал.
   Вышедшие на поляну Грон, Зират и Даран испытали неподдельный шок при виде такой картины: мантрал валяется на траве лапами кверху, я чешу ему живот, он урчит, как старый подвесной мотор, и лижет мне руки, ненужное копьё валяется в кустах.
   С наивностью, граничащей с идиотизмом, Даран вопросил:
   -Харгор, ты жив?
   Не знаю, что он надеялся услышать в ответ, но я чётко и уверенно обосновал ему, что да, я жив и даже голоден, так как мантрал слопал мой обед, который я прихватил с собой на случай непредвиденно долгого сидения в засаде.
   -А мы к тебе на помощь шли, - пробормотал опешивший Грон.
   -Спасибо, но уже не надо, - ответствовал я. -Василий (язык просто не повернулся назвать его Васькой), вставай, хорош валяться, пошли обедать.
   Мантрал вскочил, отряхнулся и порысил рядом со мной. Настороженные спасатели шли в некотором отдалении от нас, иногда подозрительно косясь на Василия.
   Наше с Василием эффектное появление в палаточном городке произвело настоящий фурор, не побоюсь этого слова. Зрелище остолбеневших гоблинов, застывших на месте с открытыми ртами, доставило мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Я шёл, положив свою руку на загривок мантрала, а тот трусил рядом, пофыркивая в усы.
   Когда первый шок у ребят прошёл, они схватились за оружие. Василий ощетинился и зашипел, оскалив свои внушительные клыки.
   -Так, все успокоились. Ребята - это Василий. Его не трогать никому и никогда. Василий - это свои. Ты не должен их бояться, но и нападать на них не вздумай. Понимаешь - свои.
   Василий фыркнул и опустил шерсть. Мне казалось, что он каким - то образом понимает меня, хотя я не мог сообразить, как именно. Я почесал ему ухо, и он лизнул мне руку. Окружающие опять впали в ступор. Мулин был единственным, кто в этой ситуации смог открыть рот:
   -Харгор, что это?
   -Ну, во - первых, не что, а кто. Это мантрал. Кстати, его зовут Василий. Прошу любить и жаловать.
   -Но почему ты не убил его? Ведь он мог разорвать тебя на мелкие кусочки!
   -Мулин, ты соображаешь, что говоришь? Как я мог убить кота?
   -Какого кота? Это же мантралы - опасные и свирепые хищники! Не один наш воин пал в схватке с ними.
   -Понимаешь, в нашем мире тоже есть мантралы, только маленькие. - Я показал на руках примерный размер моего пушистика. - Только у нас они называются коты. У меня дома живёт один такой. Наверное, мантрал почувствовал, что я его не обижу и не убью, поэтому и привязался ко мне.
   -А мы всю жизнь охотились на них, - глубокомысленно протянул Мулин.
   -Вот поэтому они не доверяют вам и боятся. В общем, так: Василия не обижать, вас он не тронет, я ему объяснил.
   -Харгор, но как он тебя понимает? - в глазах Мулина было искренне удивление.
   -Я и сам не знаю, понимает он мои слова, а может, чувствует эмоции, не могу сказать, мне и самому тут не ясно.
   -Хорошо, я отдам приказ воинам не трогать твоего мантрала.
   -Отлично. А что там насчёт обеда?
   Оказалось, что нормально. За время нашего с копьём отсутствия дежурный кашевар уже сварганил обед - большой котёл похлёбки, удивительно наваристой и вкусной, жареное мясо и горячие лепёшки. Наша дружная компания с удовольствием накинулась на эти простые, но сытные яства. Мой червячок, которого я не успел вовремя заморить из - за пожертвованного мантралу бутерброда, уже не грозил превратиться в голодного удава, благодаря стараниям нашего повара. Василий тоже не страдал отсутствием аппетита и с удовольствием оприходовал целый окорок. Потом все дружно пили травяной чай, заваренный Парлаком. Надо признать, что он был весьма искусный и знающий травник, и никто лучше него не мог составить из трав сбор для чая. Каждый раз, заваривая чай, он что - то слегка менял в его составе, добавлял сушёные ягоды или кусочки сушёных фруктов, и вкус получался немного другим, но неизменно все его чаи были ароматными и очень вкусными.
   Напившись горячего чаю, все пришли в благостное расположение духа и принялись обсуждать мои сегодняшние приключения с мантралом. Порядком перемыв мне косточки, народ пришёл к выводу, что только такой смелый и отважный воин, как я, мог приручить такого свирепого зверя, как мантрал. Дальше пошли предположения о том, как я буду ловить нарга. А его надо поймать именно живьём, что должно доказать ловкость воина. В моей голове промелькнуло смутное воспоминание, что он вроде ядовитый, и мне захотелось узнать подробнее, что же он из себя представляет. Я попросил воинов рассказать мне о нём, и вот, что я узнал: нарг представляет собой небольшое животное размером примерно с руку от локтя до кончиков пальцев, некая помесь между нашей ящерицей и тритоном, как я смог понять из объяснений, с гладкой и скользкой кожей. Острых треугольных зубов у него полная пасть, спасибо, что не в шесть рядов, как у акулы, ядовитыми из которых являются два клыка. Стоит их вырвать и всё, помереть от яда не грозит, но играть с ним, как с котёнком не рекомендуется даже после этой процедуры, ибо не следует забывать про целый ряд остро отточенных треугольных зубов. Все присутствующие здесь уже ловили в своё время эту пакость и теперь наперебой давали мне советы, как это делать, которые, в общем - то, сводились к одному: хватай его за морду и держи крепче, а мы, если что, не дадим тебе утонуть, если он тебя укусит. Парлак, видимо, желая ободрить меня, сказал, что, хотя яд у нарга сильный, всё же примерно в половине случаев укушенного удаётся спасти. Меня это как - то не вдохновило, и я решил найти свой собственный способ, а пока продолжил расспросы:
   -Ребята, а за каким хреном нужно торчать целый день в болоте?
   -Понимаешь, нарги охотятся по запаху, и для того, чтобы он нашёл тебя, вода должна впитать в себя именно твой запах, поэтому и приходится целый день в болоте сидеть. А ещё этим воин тренирует своё терпение и показывает, насколько сильна его выдержка.
   Да, похоже, что избежать ванны в болоте мне не удастся. Да и заверения группы товарищей, что даже если меня покусают, они не дадут мне утонуть, как - то не добавляли оптимизма.
   Итак, что мы имеем? Скользкий ядовитый гибрид ящерицы с тритоном. Голыми руками я его хватать не буду, значит, нужна крепкая ткань и верёвка. Нейтрализовать ядовитые зубы - точно, смоляное чучелко! Ну спасибо, Братец Лис!
   Не откладывая дела в долгий ящик, я взял походный топорик, узнал у Парлака, какое дерево может дать липкий густой сок, и, прихватив с собой большую чашу, отправился на поиски. Найдя по описаниям Парлака подходящее дерево, я сделал на стволе глубокую зарубку и подставил ёмкость. Спустя несколько минут в неё медленно потекла жидкость, напоминающая нашу смолу. Набрав чашу, я залепил опилками зарубку. Вернувшись в лагерь, я взял небольшую крепкую палку и стал слоями наматывать на неё смолу, перемежая её листьями и травой. Получившаяся дубинка с большим липким шаром на конце меня удовлетворила. Приготовив ещё ткань и верёвку, я лёг спать. Василий привалился ко мне, и мы с ним в обнимку так и уснули.
   Утром я проснулся оттого, что шершавый язык Василия вылизывал мне щёку. Ласково потрепав его по морде, я встал и пошёл к ручью умываться. Мантрал увязался за мной. Пока я приводил себя в порядок, он весело плескался в ручье, совсем не боясь воды. Потом долго прыгал, пытаясь что - то поймать своими лапами, и в конечном итоге гордо прошагал на берег, держа в зубах рыбину нежно - голубого цвета. Положив её передо мной, он потёрся об мои ноги и заглянул в глаза.
   -Умница, Василий, молодец! Да с тобой с голоду не умрёшь! - я погладил его по спине. Прихватив с собой добычу, мы отправились обратно в лагерь.
   Наш повар был приятно удивлён. Я попросил его сварить ухи, но он сказал, что не знает, что это такое, и что рыбу зажарит на костре. Нет, я, конечно люблю шашлык и жареную рыбу, но иногда хочется и чего - нибудь жидкого похлебать. Короче, я пообещал, что если выживу в схватке с наргом, научу его варить уху. Я же взамен получил информацию, что рыба называется сарган, и что она очень вкусная, только, чтобы её поймать, надо с копьём в руке в воде караулить. Так, понятно, удочек и сетей тут не знают. Я, конечно, не специалист, но самодельные удочки мастерить умею. Когда мы в детстве с соседскими мальчишками бегали на речку, с этим проблем не было: в ближайших кустах выламывали палку на удилище, привязывали тонкую верёвку с крючком, бутылочную пробку вместо поплавка, и всё, готово!
   Так, воспоминания оставим на потом, а сейчас я должен идти ловить этого злосчастного нарга, который мне, в общем - то, совсем не нужен. И вот, собрав свой походный набор под названием "Попробуй поймать нарга живьём и выжить при этом", я двинулся в путь с двумя провожатыми. Меня подвели к небольшому болоту, указали место моей отсидки и смылись, оставив меня одного. Во всех книгах и фильмах, которые мне довелось прочитать и посмотреть, болото - это бездонная трясина, в которой герои, хорошие и не очень, регулярно тонут. Здесь же, вопреки моим опасениям, дно было, что я и выяснил, замерив глубину палкой. Оказалось, где - то мне по грудь. Но простоять целый день на ногах, ожидая ядовитую амфибию, мне не улыбалось, поэтому я нашёл на берегу небольшой пенёк и, ничтоже сумняшеся, закинул его в воду, затем залез туда сам. Поставив это импровизированное седалище на дно, я уселся на него сверху и приготовился к долгому ожиданию.
   В это время в кустах на берегу раздался шорох. Оглянувшись на звук, я увидел знакомую рыжую морду. Сказав Василию, чтобы сидел тихо, я опять настроил свой организм в режим ожидания. Мантрал смылся в кусты и там затих. Я же сидел на своём пеньке и ждал. Надо сказать, что особых неудобств я не ощущал: вода, окружавшая меня, была тёплой, со дна поднимались и лопались небольшие пузырьки - ну чем не джакузи? Правда, водичка была довольно грязная и прозрачностью не отличалась, но и это не беда - в нашем мире люди, вон, за тысячи километров на Мёртвое море едут, да ещё и деньги сумасшедшие платят, чтобы грязью намазаться. А тут, пожалуйста, сиди, бесплатно наслаждайся. Я и сидел, только как - то скучно было. От нечего делать стал повторять таблицу умножения. Повторил два раза туда и столько же обратно. Потом опять стало скучно. Решил посчитать овец, но вспомнил, что этот способ используется, как снотворное, и мне не подходит. Тогда стал вспоминать сказки. Рассказал сам себе "Колобка", "Репку", "Теремок" и перешёл к "Сказке про золотую рыбку". Успел прослушать в своём исполнении примерно половину, как услышал с берега какое - то шипение. Повернув туда голову, я увидел Василия, который яростно шипел, глядя куда - то вдаль за мою спину. Обернувшись в сторону его интереса, я увидел две расширяющиеся полоски воды, которые двигались ко мне. Наверное, я уже напитал своим запахом воду, и эта тварь решила на меня поохотиться. Метнувшись на берег, я быстренько схватил приготовленное снаряжение и опять вернулся в воду. Мутант подплыл ближе, выставил из воды свою голову и уставился на меня, видимо, размышляя, за какое место лучше цапнуть. Его тёмно - зелёная лупоглазая голова слегка покачивалась на воде. Но вот он принял решение и, разинув пасть, кинулся на меня. Я едва не пропустил этот момент, невольно засмотревшись на его зубы необычного ярко - оранжевого цвета, среди которых особенно выделялись два здоровенных клыка. Шипение Василия стало ещё яростнее, и я машинально выбросил вперёд руку с зажатой в ней палкой. Оранжевые зубы нарга впились в липкий ком на её конце и намертво там застряли. Он задёргался, пытаясь освободиться, но его зубы влипали всё сильнее и сильнее. Я выбрался на берег, вытащив его вместе с палкой, и обмотал его приготовленным мешком, обвязав сверху верёвкой. Мантрал радостно приветствовал меня, не забывая при этом шипеть на нарга. Он прыгал на меня, тёрся об мои ноги и тоже весь перепачкался в грязи. Я сел на берег и громко свистнул. Спустя несколько минут появились мои провожатые. Увидев, что я спокойно сижу на берегу, целый и, по - видимому, не покусанный, они уважительно покосились на меня.
   -Как всё прошло, Харгор? - спросили меня.
   -Да нормально всё, не парьтесь. Во, видали! - я показал им палку с намертво вклеенным в неё наргом. И мы пошли домой, в нашу пещерку.
   Меня встречали всем табором. Увидев мою добычу, меня попросили раскрыть способ её поимки. Я не стал делать из этого секрета. Мои ловкость и смекалка всех восхитила, и я стал героем дня. Мне сообщили, что теперь для поимки наргов будет использоваться способ Харгора, а то раньше на них охотились то с ножом, то с копьём, при этом многие были покусаны юрким скользким монстром.
   Я отдал им нарга, пусть делают с ним, что хотят, а мы с Василием пошли на ручей мыться. Я отскоблил с себя всю грязь, выстирал одежду и переоделся в сухую, которую мне дал из своих запасов Трифон. Среди гоблинов он был самый маленький, и его одежда как раз подошла мне. Василия я тоже отмыл, и пока сам сох на берегу, мой мохнатик пошёл на рыбалку. Наблюдая за его прыжками в воде, я вспоминал, как однажды решил завести дома рыбок.
   Купил аквариум, красивых разноцветных рыбок и запустил их туда. Мой кот сидел рядом и смотрел, но никаких поползновений в отношении рыбок не предпринимал. Я их покормил, вдоволь налюбовался и лёг спать. Утром рано убежал в институт, а когда вечером вернулся, аквариум встретил меня девственной чистотой своей воды без единого обитателя. Я с подозрением посмотрел на кота, но он расслабленно лежал на батарее, всем своим видом показывая, что не имеет к этому ни малейшего отношения. Как говориться, не пойман - не вор. Я купил новых рыбок, накрыл аквариум сверху стеклом и в выходные уехал к приятелю на дачу. По приезде меня встретил пустой аквариум, на полу валялось разбитое стекло, а морда кота опять выражала полнейшее непонимание ситуации. Мне стало уже интересно. На третий раз я купил одну рыбку и запустил её в аквариум. Ночью я не спал, а лежал и слушал. Мой аквапарк стоял на окне, слабо освещаемый уличным фонарём. Долго стояла тишина, и я уже начал дремать, когда услышал плеск воды. Я поднял голову и присмотрелся в темноте: мой обормот сидел на окне и рыбачил. Опустив лапу в воду, он плюхался там, пытаясь поймать рыбку. Зацепив её когтями, он вытащил её и шлёпнул на подоконник. Я встал и включил свет. Васька сидел на подоконнике и с видом оскорблённого в лучших чувствах гринписовца дожёвывал рыбий хвост. Я понял, что кот и рыбки несовместимы, и подарил аквариум приятелю, так как покупать экзотических тропических рыбок для кошачьей рыбалки - дорогое удовольствие.
   Взяв наш улов, мы вернулись в лагерь. Я сказал, что буду варить уху и попросил ребят почистить рыбу, а сам с нашим травником пошёл в лес накопать съедобных корешков. Парлак показал мне растение картан, корни которого были съедобны, там же мы нарвали дикого лука и различных пряных трав. За время нашего отсутствия ребята уже почистили рыбу, и я начал священнодействие. Начистил и нарезал в котелок корни картана, когда закипели, положил нарезанную на куски рыбу, посолил, в конце варки добавил лучок. Снял с огня, кинул пряности и накрыл крышкой. Через пять минут крышку снял, и по поляне поплыл непередаваемый аромат свежей ухи. Народ принюхался и выстроился с мисками в очередь. Меня хвалили, а Мулин сказал, что следующее испытание было на умение воина готовить пищу в походных условиях, но я его уже прошёл.
   Мантрал, получив свою порцию ухи, с удовольствием выхлебал её, и улёгся спать. Мы посидели ещё немного, я повторил для желающих рецептик, пообещал в будущем научить их ловить рыбу удочками и сетями и пошёл к Василию спать.
   На следующий день меня ждала новость, что мне предстоит пройти испытание с оружием. Не сказал бы, что меня это обрадовало, но уж коли назвался груздем, лезь в корзину и не вякай. Мулин повёл меня выбирать оружие. Да, с этим будет проблема: у них же всё оружие сделано под себя, любимых, а я ниже любого из них на две головы, да и мышцы у меня не тренированные, не знают, что такое спортзал. Единственный, с кем я могу сравниться - это Трифон, который одолжил мне свою одежду, но по их меркам - он явный недоросток. Во, точно, у него и надо меч попросить, может подойдёт? Я так и сказал Мулину. Он подозвал Трифона и приказал ему отдать мне свой меч. Тот, не говоря ни слова, вытащил его из ножен и отдал мне. Вот это дисциплина! Я покрутил меч в руке, прислушиваясь к новым для себя ощущениям: он был поменьше и полегче, удобно лёг в руку. Попросив Трифона дать мне несколько уроков, я увёл его к ручью, подальше от любопытных глаз.
   За три дня я не мог, конечно, научиться фехтованию на мечах, но начатки в меня Трифон вбил или, вернее сказать, вогнал, ибо гонял он меня по полной программе. Единственным зрителем наших упражнений был Василий. Он с интересом наблюдал за моими мучениями и порой, когда Трифон слишком уж наседал на меня, фыркал в усы и шипел. С моральной поддержкой моего мантрала я эти три дня и продержался. Вымотался, конечно, по полной, но хоть что - то запомнил.
   На четвёртый день мне дали отдохнуть, а потом наступил день моего выступления. Я не знал, какого бойца выставят против меня, это обычно держат в тайне до самого поединка. Возле ручья приготовили площадку: огородили ровное место вбитыми колышками и обтянули верёвками. С утра позавтракали, затем мы с Трифоном повторили кое - какие приёмы, потом я отдыхал, и после обеда пошёл на бой. На площадке уже собрались зрители. Я вошёл на ринг и встал в одном углу, с нетерпением ожидая своего противника. Я, конечно, не знал, кого они собираются мне подсунуть, но в глубине души надеялся, что это будет Трифон, как наиболее подходящий мне по размерам. Надежда сдохла, едва родившись, ибо услышав приветственные крики, я поднял голову и узрел в противоположном углу комиссара. Оглар стоял обнажённый по пояс, держа в руках меч, литые мышцы перекатывались под зелёной кожей, да просто Мистер Вселенная! Да, против него шансов у меня нет. А зрители уже делали ставки на нас, причём в фаворитах был явно не я. На меня поставил только Трифон, не знаю, почему. В это время раздался удар мечом по мечу и Мулин крикнул:
   - Начинайте бой!
   Оглар пошёл ко мне, поигрывая мечом. Я, подняв свой обеими руками, выставил его вперёд и стал отступать назад. Я понимал, что комиссар меня не убьёт, но даже смотреть было страшно, как эта груда мышц приближалась ко мне. Ну, в общем, что я могу сказать? Он играл со мной, как кошка с мышкой. Не мне, компьютерному дитяти двадцать первого века, тягаться с прославленным воином, заслужившим славу лучшего бойца. Я уже был вымотан до предела, а комиссар свеж, как будто только что вышел на прогулку. Он загнал меня в угол и там навис надо мной, подняв меч, будто для последнего смертельного удара. Я лежал на земле, тяжело дыша, пытаясь закрыться мечом, и в этот момент рыжая молния метнулась к нам. Мантрал с разбега опрокинул Оглара навзничь и теперь угрожающе шипел над ним. Я, благодаря этой неожиданной поддержке, вскочил на ноги и бросился в атаку. Теперь Оглару приходилось гораздо хуже, и он вертелся, пытаясь отбить атаки сразу с двух сторон. Зрители кричали и свистели, а шустрый мантрал не давал ему даже продохнуть. Наконец мы загнали его в угол, Василий бросился комиссару в ноги с явным намерением покусать их, Оглар попытался мечом закрыть их, не давая мантралу шанса попробовать их на вкус, и в это время я нанёс удар, вложив в него всё, что у меня ещё оставалось к этому времени. Оглар упал, сам я в шоке шлёпнулся на землю, схватив мантрала за шею, зрители, замерев на секунду, разразились новыми криками. Нас с мантралом в обнимку вытащили с ринга, положили в тенёк и побрызгали на меня водой. Василий успокоился и теперь лежал у меня на груди, вылизывая мне лицо. Зрители бурно обсуждали сам поединок и его неожиданный итог. В этом тотализаторе проиграли все, кроме Трифона. Тот огрёб сразу все ставки, и его кошель ощутимо потяжелел. Затем меня как победителя торжественно отнесли на руках в пещеру и там заботливо уложили на постель из свежей травы. Я наслаждался заслуженным отдыхом. Внезапно Василий зашипел. Я поднял голову: возле меня стоял Оглар. Я съёжился и постарался стать как можно незаметнее, думая, что он сейчас будет меня ругать. Но оказалось, я недостаточно хорошо его знал, ибо, опустившись на траву рядом со мной, он сказал:
   -Ну ты, Харгор, молодец, так меня уделать! - и оглушительно захохотал.
   -Оглар, ты не сердишься? - неуверенно спросил я.
   -Да брось ты, Харгор! Давно я так не веселился! Я и сам не ожидал, когда твой мантрал кинулся на меня. Думал, всё, сейчас он мне ноги отгрызёт! А ты молодец, использовал момент!
   -А я думал, ты ругаться пришёл.
   -Да перестань! Всё нормально. - Он крепко пожал мне руку (я научил их этому как - то). -Я пришёл тебе сказать, что ребята там готовят праздник по поводу твоей победы. Так что пока лежи, отдыхай, а вечером, когда всё будет готово, мы тебя позовём.
   Он ушёл, а я, проводив взглядом его могучую фигуру, недоумевал: и это я победил комиссара? Василий, скажи, что это не сон! Мантрал коротко рыкнул и продолжал дремать на моих ногах. Усталость победила меня, и я тоже незаметно задремал.
   Проснулся я, когда уже стемнело, зевнул, потянулся, расправляя затёкшие мышцы и сел. В это время зашёл Трифон.
   -О, Харгор, ты уже проснулся! Хорошо, а у нас уже всё готово. Я пришёл за тобой. Смотри, у меня для тебя приятная новость. - Он достал кошелёк и высыпал передо мной целую кучу монет. - Это всё наш сегодняшний выигрыш. Я поставил на тебя, а ты доблестно сражался, поэтому мы всё честно разделим пополам.
   Он разделил монеты на две равные кучки, сложил их в кошельки и подвинул один мне. Я взял, не обижая его отказом, но всё - таки не удержался и спросил:
   -Трифон, а почему ты поставил на меня?
   -Знаешь, Харгор, что - то подсказывало мне, что ты не так прост, как кажешься, и ещё преподнесёшь всем какую - нибудь неожиданность. Я рад, что предчувствие меня не обмануло. Вставай, все ждут только тебя.
   Разумеется, я же гвоздь сегодняшней программы, и негоже оставлять своих фанатов без присутствия звезды. Я вышел из пещеры в сопровождении Василия и Трифона (костёр уже горел, восхитительный запах шашлыка щекотал ноздри) и начал своё триумфальное шествие. Красной дорожки, правда, не наблюдалось, но восторг собравшихся я ощутил в полной мере. Каждый старался дружески или ободряюще похлопать меня по плечу, и скоро мне стало казаться, что мои плечи отвалились где - то на середине пути, ибо я уже не ощущал их, как часть своего тела. Но до костра я всё - таки дошёл. Там меня встретил Мулин. Он поднял руку, и все смолкли.
   -Харгор, в испытаниях ты показал себя смелым, ловким, умным. С сегодняшнего дня ты не только член племени громиденов, но и воин. Громидены, приветствуйте нового воина племени!
   Раздались приветственные крики. Я опасался, что меня начнут качать на руках и от радости не удержат, но сей обычай был громиденам незнаком, и я этому втихомолку порадовался, а то при такой силе могли бы куда - нибудь и на Луну зашвырнуть.
   Мулин торжественно перевязал мои отросшие волосы кожаным ремешком (камня мне не полагалось, я ж не вождь!) и прикрепил на мой пояс ножны с тем мечом, которым я сражался (если можно так сказать) сегодня утром. Потом подошёл Оглар. Осклабившись во всю свою одноглазую рожу, он дружески меня обнял и подарил кинжал - засапожник, который следовало носить за голенищем сапога. Потом подходили остальные воины, после их поздравлений я чувствовал себя, как лягушка под асфальтовым катком. Но наконец торжественная часть закончилась, и наступило время банкета. Жареное мясо с пряными травами, запечённая в листьях рыба, свежие лепёшки, запечённые корни картана, свежие фрукты и ягоды, собранные парнями в этом же лесу, пока я спал, и наконец несколько бурдюков вина. Банкет пошёл по нарастающей, и я боялся, что повторится ситуация с Интаром, Сенгером и ичендахом, но всё было нормально, никаких скандалов. Я же с удовольствием пил очередной душистый шедевр нашего травника. Насытившись, все придвинулись к костру.
   -Харгор, расскажи нам о вашем мире, - попросил Мулин.
   -Знаете, наш мир очень отличается от вашего. В нашем мире из разумных рас живут только люди и развитие у нас пошло по техническому пути. У нас есть много разных машин.
   -А что это?
   -Ну это такие металлические штуки, которые помогают в жизни. Есть машины, которые возят людей.
   -Как каарды?
   -Ну да, как железные каарды, только в несколько раз больше, и в них может двадцать - тридцать человек влезть или даже больше.
   -Вот это да! - восхищённо протянул кто - то.
   -Ещё есть машины, которые помогают стирать, готовить, убирать, но моя самая любимая - это компьютер.
   -А что она делает?
   -Компьютер даёт мне информацию. Если я чего не знаю, включаю его, задаю вопрос, и через минуту он мне уже выдаёт ответ.
   -Здорово! А у нас можно такую машину сделать?
   -Нет, ребята, у вас это, к сожалению, это не получится. Расскажите лучше о своём мире. Я не понял, как я у вас оказался, но мне хотелось бы знать, что у вас тут творится. Мне ведь здесь жить, пока не найду способ вернуться обратно.
   Слово взял Мулин.
   -Ну про императора Никиэля ты знаешь, я уже говорил. Но самая главная беда не в нём, а в его новом советнике Гириэне.
   -И где он только его откопал? - недовольный голос Брагута.
   -Никто не знает, откуда во дворце появился этот тёмный. Вдруг его назначают придворным целителем, хотя, что он там исцелял, неизвестно. А после того, как императрица родила сына, вообще стал личным советником императора. Ну и советует ему теперь всякую ерунду. Вот, налоги два месяца назад опять повысили. А этот указ о молитве за наследника! По нему уже кучу народа казнили. А армейские отряды в каждом октойхе! И всех надо кормить: и солдат, и их каардов. А теперь ещё войну драконам объявили и со всей страны собирают народ в армию. Мы - то вот в нашу пещеру незаметно ушли ещё до того, как к нам отряд добрался. Сопровождали Парлака, чтобы растений целебных накопать, но ребята принесли весть, что в нашем октойхе уже стоит отряд Симантуила, поэтому останемся здесь.
   -Знаешь, Мулин, я думаю, это правильно. Мы устроим здесь наш штаб, и имперские ищейки не будут нам мешать. Оставляй десять самых надёжных ребят, они будут нашими связными, остальных отправляй по своим октойхам, пусть сидят там тихо и ждут наших указаний. А мы разработаем план и отправим к ним наших связных.
   После банкета и разговоров началась дискотека. Вышли несколько товарищей с барабанами и начали отбивать ритм. И вот я во второй раз плясал с гоблинами танец воинов. Разве словами объяснишь эти моменты, когда танец захватывает тебя целиком, и ты ощущаешь себя частью единого целого организма, чувствуешь локоть друга, пляшущего рядом, и каким - то внутренним чувством понимаешь, что и в бою он будет рядом с тобой и поможет, если надо, и защитит тебя ценой собственной жизни!
   Но у каждого праздника есть одно неприятное свойство - он когда-нибудь заканчивается. Мулин отошёл в сторону с несколькими вождями и там с ними переговорил. Вскоре после этого лагерь начал сворачиваться. Остались Мулин, комиссар Оглар, приближённые воины вождя громиденов, ваш покорный слуга, именованный Харгором, и десять пришедших, а также, разумеется, Василий. Итого двадцать человек (я уже до того привык к моим гоблинам, что именовал их парнями, ребятами или вот как сейчас, людьми), остальные ушли. Десять связных устроились в палатках снаружи, мы же по - прежнему остались жить и работать в пещере, которой предстояло стать нашим домом на ближайшее или не очень... (впрочем, на какое время и сам понятия не имею).
   ГЛАВА 16
   Ахтар сидел в окопе и недовольно хмурился: ему с самого начала не нравилась эта война, но что он мог поделать, если в его хижун заявились трое тёмных армейцев, схватили под зелёные рученьки и принудительно отвели на площадь, где местный писарь производил запись таких же добровольцев, как и он. Потом они неделю маршировали до октойха лорда Эскранвила, где был центральный сборный пункт, а затем их взвод отправили на фронт, тоже пешком. Каарды слишком дорогие, чтобы на них гоблины ездили. Вот и сидит он теперь в окопе под противным моросящим дождём, не прекращающимся уже целую неделю. Серое небо, мокрая одежда, мокрая еда уже порядком надоели Ахтару. Да ещё эта непонятная война! Ладно бы ещё навалились всей армией, разбили врага и вернулись с победой домой, а то сидят в окопах, раз в день сбегают на вылазку, убьют кого - нибудь из своих или из драконов, и всё, опять сидят. Надоело! Хочу домой, к своей Маргите! При воспоминании о ней у Ахтара аж скулы свело. Ведь они с Маргитой совсем недавно поженились и ещё не успели насладиться семейной жизнью, как императору приспичило воевать. Вот взял бы меч, вызвал самого Ур - Ситара и сражался бы с ним, выясняя, кто из них сильнее и умнее. Так нет же, надо народ в окопы загнать.
   Размышляя, Ахтар едва не пропустил вопль командира отряда лорда Враниэля:
   -На вылазку!
   Пришлось, прервав размышления, хватать меч и с криком "Ура!" бежать на драконов, каковые, к слову сказать, уже ждали их с мечами наизготовку. Добежав до противника, сражающиеся разбились на пары и принялись фехтовать. Ахтару сегодня достался какой - то ленивый дракон, весьма неохотно махающий мечом. Ахтар как - то тоже не сильно рвался в драку. Не обращая на других внимания, они нехотя обменивались ударами, не причиняя друг другу никакого вреда. Внезапно дракон опустил меч и сказал:
   -Слышь, тебе не надоело?
   Ахтар опустил руку и признался:
   -Надоело, аж до гоблинской матери!
   -У меня тоже всё это уже в печёнках сидит, - пробурчал дракон.
   В это время опять раздался возглас Враниэля:
   -По окопам!
   -Слышь, давай я к тебе вечерком наведаюсь, - торопливо зашептал дракон, - а то скучно здесь. Ты в каком окопе сидишь?
   -В крайнем левом. Ты приходи, я ночами там один дежурю.
   -Лады, - обрадовался дракон. - Ну давай к себе, скоро увидимся.
   Ахтар со своим взводом побежал обратно в окопы. Там подсчитали потери. Выяснилось, что трое наших было убито, и один ранен, дракона одного убили и двоих ранили. Вдобавок ещё получили разнос от Враниэля:
   -Плохо сражаетесь, вашу гоблинскую мать! Убитых мало! Разучились мечи в руках держать?
   В общем, лорд бушевал ещё с полчаса, после этого приказал тёмным выпороть каждого десятого, что и было ими исполнено с величайшим удовольствием. Ахтару не повезло: он как раз стоял десятым. Скрипя зубами, он вытерпел экзекуцию, но на свой счёт к императору записал ещё и это. Счёт увеличился, и Ахтар надеялся, что когда-нибудь Никиэль расплатится по нему.
   Отрядный целитель дал Ахтару мазь, и тот ушёл в свой окоп отлёживаться. Наступил вечер. Спина болела и не давала спать. Хорошо хоть дождь перестал. Ахтар улёгся на свою постель из травы, застеленную сверху шкурой грала и закрыл глаза, вспоминая родной хижун и Маргиту. Внезапно раздался шорох, и сверху кто - то свалился в окоп. Ахтар открыл глаза. Напротив него стоял плохо различимый в темноте, но всё же узнаваемый давешний дракон.
   -Быстро ты, - сказал Ахтар.
   -А чё тянуть - то. Наши все спать пошли. Такие правильные, просто тьфу! Наш командир говорит, что надо отдохнуть, чтобы завтра встретить врага во всеоружии. А я не хочу. Надоели его поучения до ужаса. А ты чего лежишь - то?
   -Понимаешь, наш сказал сегодня, что мы трусы и плохо сражаемся, поэтому велел выпороть каждого десятого. А я как раз десятым и стоял. Теперь вот спина болит. Целитель мазь дал, а как я её мазать буду?
   -Да ты не боись, давай помогу.
   Дракон взял мазь и быстренько намазал спину гоблину. Тот вздохнул с облегчением: мазь приятно холодила кожу и притупляла боль.
   -Ну спасибо, браток. Как тебя зовут хоть?
   -Ур - Ангар. А тебя?
   -Ахтар.
   -Слышь, Ахтар, я тут принёс кой - чего. Будешь?
   Ур - Ангар достал фляжку и потряс. Во фляжке что - то забулькало. Ахтар открыл фляжку и принюхался.
   -Всё нормально, это гномье пиво. У нас на обед только чай заваривают, а пиво гномы контрабандой доставляют. Нам-то запрещено во избежание упадка боевого духа, но мы втихаря покупаем. Эти бородатые не упустят шанса подзаработать даже на войне. Так что всё нормально, у нас многие берут. Ну давай за знакомство!
   Они ополовинили фляжку и сидели, разговаривая. Ахтар рассказал, что недавно женился, но его забрали на войну, и молодая жена осталась там одна. А у них в октойхе стоит отряд тёмной армии, и он боится за Маргиту. Правда, брат обещал присмотреть, но он сам ещё молод. Дракон, оказалось, ещё не женат, но у него есть девушка, очень симпатичная дракоша. Она очень плакала, когда его забирали на войну, и обещала ждать. Зовут её Ур - Мисса. Она золотая, и во второй ипостаси просто красавица. А сам он тёмно - синий. Вот была бы магия, он бы показал ему своё второе "я", даже полетали бы вместе, но сейчас никак.
   Просидев до утра в компании с гномьим пивом, они разошлись перед рассветом, пообещав друг другу ещё увидеться.
   Ахтар несколько дней отлёживался в окопе, пока не зажила спина, а потом его снова начали гонять в атаки. В одной из них он снова увиделся со своим новым другом, и, отойдя в сторонку, они договорились, что во время атак будут всё время встречаться на этом месте и потихоньку махать мечами, не пытаясь друг друга убить.
   Так они днями упражнялись в фехтовании, а по ночам приходили друг к другу в гости. Ур - Ангар тоже вырыл себе отдельный окоп в стороне и частенько там дежурил. Сколько было выпито контрабандного пива, сколько историй рассказано! Они много узнали о жизни друга и вместе возмущались этой дурацкой войной. Друзья давно перешли на ты и теперь называли друг друга Анги и Ахти.
   Однажды, когда они сидели в окопе дракона, Ахтар сказал:
   -Знаешь, Анги, я хочу убежать в свой родной октойх. Я так скучаю по дому и по своей Маргите!
   -Но ведь в твоём октойхе солдаты императора. Как же ты жить будешь?
   -У нас под домом выкопан большой погреб, мы в нём разные припасы храним. Там я поживу пока. Ведь эта проклятая война закончится же когда - нибудь. Солдаты уйдут, тогда я и выйду.
   -Ой, Ахти, боюсь я за тебя.
   - Ничего, как - нибудь. А пока я буду припасы в дорогу собирать.
   Через несколько дней вечерком Анги пришёл к Ахтару и за очередным глотком гномьего пива поинтересовался, удалось ли приятелю собраться в дорогу. В ответ на это Ахтар с ужасом сказал:
   -Знаешь, Анги, я, пожалуй,
   подожду с побегом.
   -Что так, уже передумал?
   -Ой, что сегодня было!
   -Да говори уже, не томи!
   -Представляешь, сегодня поймали Гархата из пятого окопа. Он сбежал вчера вечером, а должен был стоять в карауле. Командир пошёл с проверкой и увидел, что его нет. Он спросил, где Гархат, и кто - то вспомнил, как видел его, уходящего по дороге от нашего лагеря. Командир послал пятерых тёмных, и через три часа они притащили его обратно. Он сказал, что получил почтового голубя с письмом, в котором дочь написала, что его мать сильно заболела, и ушёл к матери сам, потому что его не отпустили. Но командир сказал, что болезнь родственников - это ещё не причина, чтобы с войны убегать, и приговорил его к казни. Нас всех согнали на площадку, и там командир лично отрубил Гархату голову. Потом он сказал, что так будет с каждым дезертиром. Поэтому знаешь, я пока подожду.
   -Да уж, не повезло Гархату. Ты давай, сиди тихо. У нас ещё никто не пронюхал о наших с тобой встречах.
   -Я тоже молчу, а то быстренько обвинят в измене и казнят. А ещё я хочу Маргиту увидеть, детей своих будущих воспитать. Знаешь, Анги, как закончится эта проклятая война, приезжай ко мне в гости. С женой познакомлю, самыми лучшими блюдами угощу. Приедешь?
   -Я бы рад, только вот когда она закончится?
   -Но ты обещаешь?
   -Обещаю.
   -Ну вот и славно. А теперь давай по глоточку гномьего и по окопам.
   -Давай. Завтра встретимся, если будет вылазка. До встречи, друг.
   -До встречи.
   ГЛАВА 17
   Мы сидели в нашей пещере и разрабатывали план. Первым делом надо привлечь на нашу сторону армию, но с тёмной этот фокус не пройдёт, они целиком преданы своему императору, значит надо переманить армию гоблинов. Будем посылать пропагандистов. Я уже выяснил у Мулина, что читать и писать гоблины умеют. Итак, я сел и стал делать наброски. "Дорогие россияне!". Нет, чёт не туда меня заносит. "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!". Не, не поймут. Скорее уж "Гоблины всех октойхов, геть до кучи!". Даа, это уж чересчур. "Братья по разуму!". Ну да, зелёные и с другого мира, но как - то не звучит в данной ситуации. "Друзья!". Во, самое оно! Так, а дальше - то что? Это у нас рабочий класс был просвещённый, ему провести экспроприацию экспроприаторов - как два пальца об асфальт, а здесь народ дикий, нецивилизованный, даже "эксплуатацию" не поймёт, какая уж тут "экспроприация". Ладно, попробую для начала написать на нашем великом и могучем, а уж потом попытаюсь адаптировать для моих непросвещённых соратников.
   Итак, вот что вышло из-под моего бойкого пера:
   "Друзья! Обращается к вам великий вождь племени громиденов Мулин. Тёмные агрессоры захватили нашу землю много тысячелетий назад и с тех пор беспощадно эксплуатируют нас.
   А сейчас они развязали никому не нужную войну, от которой страдаем как мы, так и драконы. Друзья, мы призываем вас не продолжать эту братоубийственную войну. Не поддавайтесь на провокации офицеров! Братайтесь с драконами! Наступит время, и мы повернём наше оружие против буржуев и капиталистов! А сейчас передавайте друг другу наше воззвание и вступайте в нашу Мулинистическую Партию, пока тайно. Когда нас будет много, мы выйдем из подполья и свергнем дармоедов и эксплуататоров! Смелее, друзья! Вперёд, к победе мулинизма!".
   Я зачитал свой шедевр графоманства, но, как ни странно, всем понравилось. Попросили только объяснить непонятные слова "огуресоры, дружбуи, кипилисты, мордоеды и кислопротаторы". Объяснил. Все сошлись на том, что они как никакие другие сюда подходят, и что их не надо исправлять, а просто объяснять всем остальным смысл новых слов.
   Мулина мы дружно избрали Великим Вождём Мулинистической Партии Гоблинского Государства. Он получил членский билет новой партии Љ 1, написанный мною на кусочке плотного пергамента. Мне, как идейному руководителю, выдали билет Љ 2. Остальные товарищи дружно вступили в Партию и тут же получили билеты с соответствующими номерами. Единственным беспартийным среди нас остался Василий, но ему никто и не предлагал.
   Наши билеты мы тут же зашили во внутренние карманы и с тех пор там их и носили. Сочинённый мною шедевр ораторского искусства переписали в нескольких экземплярах на куски плотной кожаной ткани, чтобы не порвались и не истёрлись.
   Вести агитацию на фронте - дело не простое. Незваного гостя быстро вычислят и поймают. А в наши планы не входило себя обнаруживать так рано, поэтому Брагут пошёл в ближайший октойх и записался добровольцем. Он получил от меня кучу инструкций касательно его подрывной деятельности, главная из которых - строжайшая конспирация. Ну и конечно, привлечение новых участников в наш заговор. Связь будем поддерживать через наших связных.
   Брагут с зашитым в кармане партбилетом и прокламацией отбыл на фронт. За ним незаметно следовал один из наших связных - Первый. Ради конспирации наши связные вместо имён носили номера -от Первого до Десятого.
   Зират вернулся в Москарват, где раньше жил и Мулин. Его задачей было переманить на нашу сторону свой родной октойх.
   Дарана и Мередана мы отправили в столицу Петембирэль, там одного агитатора явно маловато.
   Грона направили в Гардан, где проживал выпоротый староста. Думается, он затаил весьма большую обиду на императора и его советника.
   Трифон попробует свои силы в Тармуне, где казнили трёх несчастных выпивох. Хотя мы особо и не надеялись на успех в этом октойхе: жителей наверняка напугала эта жестокая расправа, и теперь они дружно молятся за наследника и славят мудрость и щедрость императора.
   О первой связи с нашими пропагандистами договорились через десять дней.
   Итак, в Генштабе остались Мулин - Великий Вождь Партии (сокращённо ВВП), комиссар Оглар и я, серый кардинал революции. Мы с волнением и надеждой ожидали новостей через декаду.
   Брагут в составе сводного гоблинского отряда прибыл на фронт 8 марона. Всех новичков распределили к ветеранам. Брагут попал в пару к Ахтару.
   -Добро пожаловать в наш дурдом, - мрачно приветствовал его Ахтар, с сочувствием оглядывая новичка. - Ты как сюда попал?
   -Да как и все. - Брагут решил пока не открывать все свои карты перед незнакомцем. -По октойху прошли тёмные солдаты и нескольких забрали, в том числе и меня.
   -Понятно. Ну что ж, давай устраиваться. Окоп расширять надо, а то вдвоём не поместимся.
   Ну надо, так надо. Окоп увеличили, нарвали травы на новую постель, а одеяло из шкуры грала было у Брагута с собой.
   -Жратву дают раз в день, вечером после вылазки, чтоб лишние рты не кормить: всё равно кого - то убивают. Экономят, гоблинского овоща им в задницу. Так мы, если что, в соседний лесок ходим: там всегда что-нибудь найти можно - корней картана накопать или мелочь какую из лука подстрелить. А ночью на костре и жарим.
   -А драконы ночью не нападают?
   -Нет, с этим спокойно. Драконы тоже ночью спать хотят.
   Всё это время при общении с Ахтаром Брагут подмечал, что военного энтузиазма в его напарнике что - то незаметно и про себя решил присмотреться к нему поближе.
   Поужинали фронтовой кашей Ахтара и жареным мясом Брагута, захваченным из дома, затем легли спать. Ночь прошла спокойно. Утром позавтракали вчерашними остатками и потом сидели в окопе на карауле. Ровно в полдень раздался крик офицера:
   -На вылазку!
   Зелёное войско нехотя поднялось и, захватив с собой имевшееся в наличии оружие, побежало в атаку. Брагут следовал за Ахтаром по пятам и увидел, как тот, свернув в сторону, встретился с каким - то драконом и начал с ним драться на мечах. Этот бой показался Брагуту странным, и он, споткнувшись, упал на землю за какую - то кочку и стал внимательно приглядываться. Понаблюдав несколько минут, он понял: они не сражаются, а просто фехтуют, обмениваясь ударами, как на тренировке. Бросив взгляд вокруг, соглядатай увидел, что кое -где бой идёт всерьёз: несколько убитых лежало на земле, многие были ранены, но кое - кто фехтовал, как Ахтар. Сколько времени продолжалась вылазка, Брагут не знал, но вот раздался крик:
   -Отбой! По окопам! -, многократно повторённый, и бой закончился. Уцелевшие и раненые откатились назад. Драконы тоже отступили.
   Брагут с Ахтаром целые и невредимые спрыгнули в свой окоп.
   -Ну что, увидел, как мы воюем?
   -О, да!
   -Может в лесок сгоняем? Пожевать чего - нибудь поищем, а то пока императорской каши дождёшься, с голоду подохнешь.
   -А что, дело говоришь, - поддержал Брагут, соображая, что заодно и местность разведает на предмет тайных встреч со связным.
   Не откладывая дела в долгий ящик, напарники отправились в лес, прихватив с собой лук. Ахтару удалось подстрелить всего одного гуся, правда, большого и жирного. Брагут в это время насобирал дров. Вернувшись в окоп, они разожгли костёр в специальной ямке, давно использовавшейся Ахтаром для этих целей, и, обмазав гуся глиной, запекли его целиком. После ужина немного посидели, поговорили за жизнь, выбирая нейтральные темы, опасаясь откровенничать с незнакомцем, потом легли спать. Вокруг было темно и тихо, лишь ночные птицы пели свои песни. Брагут уже начал дремать, как вдруг услышал, что сосед встал. Он не пошевелился, но глаза приоткрыл и увидел, что сосед постоял, прислушиваясь к его дыханию и, видимо, убедившись, что напарник крепко спит, вылез из окопа. Брагут решил проследить за неугомонным напарником и потихоньку вылез следом. Ахтар, пригнувшись, короткими перебежками двигался в сторону вражеского лагеря. Брагут, стараясь не выдать себя, осторожно следовал за ним. Внезапно Ахтар исчез, как сквозь землю провалился. Брагут вздрогнул от неожиданности, но потом до него дошло, что напарник просто нырнул в окоп. Распластавшись на земле, он подполз поближе и услышал негромкий разговор:
   -Здорово, Анги.
   -Привет, дружище. Ну, какие новости?
   -Да вот, пополнение прислали, опять новобранцы из октойхов. Мне вот одного в напарники дали.
   -Ну как он?
   -Да пока не знаю. Так вроде парень неплохой, только боюсь, не оказался бы императорским шпионом. А то слухи ходят, что скоро кто-то приедет, то ли сам император, то ли его советник.
   -А какого гоблинского овоща им надо?
   -Да кто их знает: может проверять чего приедут? Вдруг недовольных искать будут? Хотя, чего их искать, у нас и так все недовольны этой дурацкой войной.
   -Не вздумай при императоре такое ляпнуть, вмиг башка с плеч слетит.
   -Это точно, у него это запросто. Хоть бы кто-нибудь прибил Никиэля с его проклятым советником!
   -Да, хорошо бы, тогда и война, глядишь, закончилась бы. Я бы домой пошёл, женился бы на Ур - Миссе, а так пропадай тут ни за что.
   -Эх, Анги, объединиться бы нам с вами, глядишь, и наваляли бы Никиэлю!
   -Нет, Ахти, да кто осмелится на это? Давай - ка лучше по глоточку гномьего глотнём, всё веселее будет.
   -Давай! Свеженького?
   -Обижаешь! Конечно, для друга свеженьким разжился.
   Послышалось бульканье, затем разговор продолжился.
   -Я посмотрю за своим новичком. Если он не шпион, то я тебя с ним познакомлю. Как проедет император, жди меня с новостями, расскажу, чего он приезжал.
   -Отлично, жду.
   -Ну, давай ещё глотнём, да я к себе.
   Брагут понял, что самое время незаметно вернуться к себе, что он и сделал. Спрыгнув в свой окоп, он накрылся одеялом и притворился крепко спящим. Через несколько минут вернулся Ахтар и, убедившись, что новичок спит без задних ног, улёгся сам и спокойно уснул. Брагут узнал, что ему надо было и, кажется, нашёл первого кандидата в члены МПГГ. Он решил вскорости переговорить с Ахтаром и рассказать ему о Мулине и его цели.
   На следующий день прямо с утра лорд Враниэль собрал своё войско и сделал объявление:
   -Слушайте сюда, бойцы! Сегодня к нам приезжает посланник императора. Он будет говорить с вами, хоть вы и не заслужили этого из-за своей трусости и лени. И если кто - нибудь из вас осмелится пожаловаться, пусть запомнит, что живым отсюда не уйдёт.
   -Да нас и так тут скоро перебьют, - пробормотал чей-то недовольный голос.
   -Молчать, смутьяны! Ваше дело - защищать императора и свою страну! - закричал лорд.
   -И не вздумайте даже пикнуть! А сейчас по окопам и сидите там тихо! Когда посланник приедет, вас соберут. Всё понятно? Я спрашиваю, всё понятно?
   -Понятно... Всё поняли... Да понятно... - нестройный хор голосов в ответ.
   -Разойдись!
   Все опять разбрелись по окопам. Ахтар с Брагутом сидели у себя и обсуждали новость, поведанную лордом Враниэлем.
   -Интересно, что этому посланнику тут надо?
   -Да кто его знает? Но раз посланник, значит, сам император не приедет.
   -Скорее всего, какой-нибудь императорский указ привезёт, я так думаю. Не каардов же бесплатных раздавать будет.
   -Это точно. А знаешь, Ахтар, я вот тут уже давно думаю, ещё когда в октойхе был: из-за чего война - то?
   -Да читали нам указ как-то. Мол, давным - давно драконы какого-то тёмного парня прибили и что-то у него отобрали, а мы теперь вроде как мстим за него.
   -А чё он вообще к драконам полез?
   -Я думаю, за золотом или артефактами какими. Драконы, они ж сокровища копить любят. Мне кажется, он сам чего-то спёр у драконов, а они его догнали, своё отняли, ну и прибили дурака. Правильно, а не лезь! Вот только мы почему из-за этого придурка страдать теперь должны?
   -Я вижу, Ахтар, тебе не нравится эта война.
   -А кому она нравится, тебе что-ли?
   -Скажешь тоже! Я сам давно понял, что эта война - настоящий идиотизм.
   -Если бы она прекратилась, я был бы просто счастлив!
   -А если бы нашлись те, кто захотел бы прекратит эту войну, что бы ты сделал?
   -Да я сам бы с ними пошёл!
   -Вот что Ахтар, я хочу тебе кое-что рассказать, но помни, что это - строжайшая тайна.
   Ахтар открыл было рот для ответа, но в это время прозвучала команда:
   -Выходи!
   В скором времени всё зелёное воинство стояло на центральной площадке лагеря. Посередине стоял наспех сколоченный из досок помост, со всех сторон охраняемый тёмными солдатами. Через несколько минут к нему проследовал какой-то тип, тоже окружённый охраной. Он взошёл наверх вместе с лордом Враниэлем, и тот громко объявил:
   -С вами сейчас будет говорить сам личный советник императора лорд Гириэн! Прошу вас, лорд!
   Гириэн откашлялся и начал:
   -Доблестные воины! Меня прислал к вам наш великий император Никиэль, чтобы поддержать ваш воинский дух! Он знает, что многие из вас устали от войны, но восстановить историческую справедливость - это наш священный долг! Подлые драконы должны ответить за воровство и убийство нашего соотечественника, павшего от их лап! Мы скоро разобьём их здесь и победным маршем пройдём по их стране Ур - Ралану и омоем наши сапоги в священной для них реке Ур - Индане! Наша цель - война до победного конца! Наш император всегда мысленно с вами! Ура! Растопчем проклятых драконов! Смелее на врага! Война до победного конца!
   В порыве своей эмоциональной речи Гириэн поднял руку, сжатую в кулак, угрожающе замахал в сторону драконов и со всей силы топнул ногой, видимо желая показать, как именно надо растоптать драконов. Помост не выдержал столь страстных движений и, жалобно крякнув, рухнул на землю. Гириэн свалился вместе с ним, задрав ноги. Зрелище было потрясающее, и войско захохотало. Смеялись все, глядя, как императорский посланник весь в пыли и грязи выбирается из-под обломков. Злющий и растрёпанный Гириэн вылез из-под досок и быстро убежал в сопровождении охраны. Вслед ему летел дружный хохот развеселившихся бойцов.
   Гириэн совсем не ожидал такого итога своей миссии, когда за неделю до этого обсуждал с Никиэлем перспективы своей поездки на фронт. Он уверял императора, что знает, как разговаривать с солдатами, и сможет воодушевить их, а ему, Никиэлю, лучше всего командовать из безопасного места, каковым является его дворец. Но Никиэль сказал, что если сам не поедет, то хотя бы пошлёт подарки бойцам. И действительно, за советником тащилась целая повозка с императорскими подарками.
   Советник после столь позорного провала своей миссии напрочь забыл о повозке, и она осталась в распоряжении лорда Враниэля. Лорд дал отмашку, и солдаты подходили по одному и получали по пакету с дарами. Не было ни толчеи, ни драк. Отовсюду слышались весёлые разговоры и смех. Наконец повозка опустела. Солдаты разворачивали подарки, и теперь повсюду слышались уже другие слова, цензурными из которых были только предлоги "в" и "на". Враниэлю стало любопытно, что же такое прислал император, и он подошёл к группе воинов, стоящих неподалёку и рассматривающих дары, присланные императором от щедрот своих. В каждом пакете было по ставшей уже традиционной глиняной кружке с портретом императора и по бумажному плакату с ним же и крупной надписью внизу: "Война до победного конца!". Солдаты, изрыгая все доступные им ругательства, видимо таким образом благодарили императора за его щедрость и заботу. Лорд Враниэль усмехнулся, отдал солдату подарок и ушёл, думая про себя: "Лучше бы продуктов прислали".
   Что же касается щедрых императорских даров, то на следующий день большинство бумажных плакатов с портретом императора валялось в сортире, использованное в качестве туалетной бумаги. Глиняные же кружки, по причине своей хрупкости совсем не подходящие для полевых условий, быстро разбились, и их вновь заменили привычные деревянные и металлические. Но ещё спустя некоторое время можно было наблюдать, как ветер иногда неторопливо перекатывает по полю одинокую загаженную физиономию императора.
   Ахтар с Брагутом, получив подарки, отправились домой (так они уже стали называть свой окоп).
   Там, распаковав пакеты и узрев плоды безмерной императорской щедрости, они смеялись до слёз, попутно уточняя, куда именно используют бумажные портреты. Кружки Ахтар предложил расколотить сразу же, не дожидаясь, когда они разобьются сами, что и было тут же исполнено. На плоском камне, служившем им столом, своё привычное место заняли две деревянные кружки.
   Немного погодя Ахтар осторожно спросил:
   -Ты, кажется, хотел мне что - то рассказать до того, как советник приехал?
   -Ахтар, я всё это время наблюдал за тобой (Ахтар нервно вздрогнул). Нет, нет, ты не думай ничего плохого. Мне надо было тебя понять. Я всё обдумал и решил, что тебе можно доверять. То, что я тебе сейчас расскажу, должно остаться тайной до тех пор, пока я не разрешу тебе говорить об этом с кем-то другим. Поклянись, что не выдашь меня.
   -Клянусь своей кровью, что никому не выдам тебя и не расскажу то, что ты поведаешь мне до тех пор, пока ты сам мне не разрешишь.
   -Хорошо, я верю тебе. А теперь слушай. Ты сам из какого племени?
   -Шавлаков.
   -А я - громиденов. Наш великий вождь Мулин ненавидит императора и его советника и хочет поднять против них народ, чтобы уничтожить их.
   -Да я и сам их ненавижу!
   -Я это уже понял. Чтобы собрать всех ненавидящих императора и его власть, мы организовали партию - Мулинистическую Партию Гоблинского Государства, а Мулин - Великий Вождь Партии. Ты хочешь присоединиться к нам?
   -Ещё спрашиваешь! Конечно, хочу!
   -Тогда смотри: чтобы узнать друг друга, мы придумали партийные билеты. У кого есть такой билет, тот наш человек.
   -Почему человек?
   -Для простоты дела так называем. Так как, вступишь в партию?
   -Конечно. А что для этого надо?
   -Ничего, только твоё согласие. Сейчас выдам тебе партбилет, и ты наш.
   Брагут достал из потайного кармана заготовку с номером, вписал имя и отдал его новому члену.
   -Смотри, чтобы императорские шпионы не пронюхали, никому не показывай. А теперь нам надо собрать в наши ряды побольше народа, и ты должен будешь мне помочь.
   -А что делать - то?
   -Ты должен найти тех, кто тоже ненавидит императора, и убедить их вступить в нашу партию. Как только нас наберётся много, мы поднимем восстание и прикончим императора.
   -Эх, я бы и сейчас его с удовольствием пристукнул!
   -Ещё не время - нас слишком мало, мы не выстоим против войск империи.
   -Понятно. Знаешь, Брагут, я с удовольствием буду тебе помогать.
   -И ещё, Ахтар, я знаю, что ты ходил к дракону.
   -Но как?..
   -Я проследил за тобой. Но ты не беспокойся, я никому не рассказал. Ты правильно сделал, что подружился с ним. Познакомишь меня?
   -Ладно, я отведу тебя к нему. Думаю, он будет рад: ему самому надоела эта война, и он мечтает вернуться к своей Ур - Миссе.
   -Договорились. Начинай присматриваться к окружающим и прощупывай их настроения. Как найдёшь единомышленников, рассказывай им то, что я тебе говорил. А сейчас я прочитаю тебе послание Мулина солдатам.
   Брагут достал из того же вместительного потайного кармана листовку и зачитал её.
   Ахтар очень внимательно выслушал, сказал, что почти всё понял, вот только несколько слов ему незнакомы. Брагут объяснил их так, как это сделал Харгор.
   Таким образом, МПГГ пополнилась весьма преданным мулинистом.
   Ночью, как только все уснули, старый и новый партийцы поползли в расположение драконов. Хорошо, что лорд Враниэль не подозревал о дружбе имперского солдата с драконом, иначе уже давно обвинил бы его в измене и казнил.
   Ахтар спрыгнул в окоп и сказал:
   -Привет, Анги. Я сегодня пришёл не один, но ты не бойся, это свой. Брагут, давай сюда.
   Старый мулинист спрыгнул и представился, протягивая руку:
   -Брагут.
   -Ур - Ангар, - растерянно проговорил дракон, с недоумением рассматривая протянутую руку.
   -Мы так здороваемся - при встрече пожимаем друг другу руку. Этим мы показываем, что у нас в руках нет оружия, и мы пришли с миром.
   -Хороший обычай, мне нравится, - оживился Ур - Ангар, и сам протянул руку. Брагут крепко её пожал.
   Ахтар, видя, что знакомство состоялось, попросил Брагута рассказать другу всё то, что он рассказывал ему, что тот незамедлительно исполнил, предупредив о строжайшей тайне. Ур - Ангар заявил, что тайну сохранит, но ему нужно обдумать эту информацию.
   Напарники уползли на свои позиции, а Ур - Ангар остался сидеть, размышляя над услышанным.
   В течение нескольких последующих дней Ахтар осторожно прощупывал мысли и настроения солдат, и им с Брагутом удалось найти ещё семерых единомышленников. Всем им было прочитано воззвание, выданы партбилеты и дано задание проводить дальнейшую агитацию. Таким образом революционное движение в армии ширилось и набирало силу.
   Зират, посланный в Москарват, родной октойх Мулина, где и сам проживал, весьма серьёзно отнёсся к своему поручению: ведь в октойхе каждый на виду, надо быть вдвойне осторожным. Он не был женат, поэтому жил в одном хижуне со своим отцом и братом - подростком Зарданом, ещё не прошедшим воинских испытаний. Отцу можно было доверять - он давно и крепко ненавидел императора, и Зират решил для начала поговорить с ним. Вечером, отослав Зардана на улицу к друзьям, они остались одни дома, и отец спросил у него:
   -Сынок, а почему Мулин не вернулся? С ним что - то случилось?
   -Не волнуйся, отец, с Мулином всё в порядке, просто он пока не хочет возвращаться.
   -Почему?
   -Отец, скажи, ты не полюбил императора за то время, пока меня не было?
   -Сынок, ты чего, умом тронулся? С чего бы это я его вдруг полюбил?
   -А как ты отнесёшься к тому, чтобы свергнуть его?
   -Свер... - чего?
   -Ну, лишить его власти.
   -А, это можно.
   -А ты бы стал помогать тому, кто пытается это сделать?
   -Конечно, стал бы.
   -Вот Мулин и хочет это сделать.
   -Вот оно что. Ну - ка, сынок, расскажи - ка мне всё подробно.
   Зират рассказал отцу всё про Мулина, не упоминая о Харгоре. Мулин приказал никому не рассказывать о пришельце, иначе император прикажет найти и убить его.
   Отец, выслушав всё, тут же согласился вступить в партию и сказал, что начнёт вести пропаганду среди своих друзей - воинов. А среди них найдётся немало желающих помочь Мулину. Зират торжественно вручил отцу партбилет и попросил быть осторожнее. В это время в дверь ворвался Зардан и потребовал партбилет и себе.
   -Так ты подслушивал, паршивец! - возмутился отец.
   -Отец, брат, я всё слышал, но клянусь, я сохраню тайну! Я тоже хочу помогать Мулину. Он - великий воин, и ты же знаешь, брат, как я всегда хотел быть похожим на него.
   -Зардан, это не игрушки!
   -Я понимаю, Зират, но мы тоже можем быть полезны: если надо куда - то пролезть, разнюхать, разузнать, что - то тайно отнести. Ну пожалуйста, Зират!
   Старый Зархат согласно кивнул головой:
   -Ты знаешь, он прав, Зират. Мальчишки - они шустрые, юркие, в любую дыру пролезут. Да и коли он уж всё узнал, лучше держать его поближе.
   -Хорошо, Зардан, ты тоже будешь помогать Мулину, но помни, что должен слушаться меня во всём и ничего не делать без моего разрешения.
   -Я понял, брат. Ты не пожалеешь, что взял меня!
   Таким образом началось брожение умов в Москарвате.
   Грон подгадал попасть в Гардан вечером, когда стемнело, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Все уже сидели по своим хижунам и готовились ко сну. Грон прокрался к жилищу старосты Хатара и незаметно заглянул в окно. Хатар сидел ещё с одним гоблином и вёл с ним весьма интересный разговор.
   -Ну что, Фартих, ты один вернулся из столицы.
   -Да, Хатар, остальным не так повезло. Их всех убили в тот Кровавый день, девятого яндара. Я сам не понимаю, как я уцелел в этой бойне.
   -Вот тебе и мирный поход! Да уж, сходили! Надо тут что - то другое делать, Фартих.
   -Согласен, но что?
   -А что если тайком пробраться во дворец и убить императора?
   -Ты что, Хатар? Там же стражи, что наргов на болотах. Тебя самого быстрей убьют.
   -Да, ты прав.
   Грон понял, что пришло его время. Постучав в двери, он попросился на ночлег: дескать, идёт издалека, очень устал, а путь неблизкий. Староста не отказал ему в ночлеге и путника впустил. Фартих ушёл, а староста накрыл ужин для путника и сел с ним за стол. Завязался разговор, и Грон мимолётом сказал, что у него в столице погиб дядя.
   -Тролли, что ли, убили? Говорят, они там банды организуют и разбоем занимаются.
   -Да, нет, девятого яндара погиб, в Кровавый день.
   -У нас из октойха тоже нескольких тогда убили. Пошли к императору справедливости искать и не вернулись. Один Фартих только и спасся. Он - то нам всё и рассказал, как император приказал убивать безоружных.
   -А ты не хотел бы отомстить ему за убитых?
   -Хотел бы, да ещё как, но не знаю, что надо делать.
   -Я научу тебя.
   И Грон рассказал старосте о подготовке к революции, прочитал листовку Мулина. Хатар сразу принял это близко к сердцу, и ряды партии ещё расширились. Грон остался жить у Хатара, который посоветовал ему днём не высовываться из хижуна, чтобы не привлекать лишнего внимания. На следующий день в партию вступил Фартих. Мулинистическое движение набирало обороты.
   Трифону попался самый трудный участок. После казни трёх несчастных выпивох весь Тармун притих и исправно ходил на общую молитву за наследника. К тому же здесь жили варасги - не то, чтобы враги громиденов, но и не друзья. Трифон не знал, с чего начать, но потом вспомнил, что в этом октойхе живёт старшая сестра Мулина - Милинда, давно выданная замуж за вождя варасгов Варанта. Он отправился к ней, надеясь, что она помнит самого мелкого из ватаги своего непоседы - братца.
   Оказалось, Милинда помнила не только его, но и всех остальных из их гоп - компании. Варант с сыновьями был на охоте, ей было скучно, и, усадив его за накрытый стол, она стала расспрашивать о последних новостях и о том, что там ещё придумал её непутёвый братец. Трифон рассказал ей всё, включая пришельца, зная, что своего младшенького брата она любит безмерно и никогда не сделает того, что причинит ему вред.
   Услышав от Трифона всю правду о замыслах Мулина, она сказала, что в их октойхе у них нет возможности найти единомышленников, ибо напуганный казнью Варант приказал всем жителям вести себя тише воды, ниже травы и не высовываться. Правда, на войну забрали нескольких, но остальные ведут себя тихо, кормят лорда Колчаниила и его солдат и исправно ходят в храм на молитву за наследника. Хотя она, Милинда, и не знает, помогает ли бедному наследнику эта молитва и сопутствующие ей казни.
   -А как Варант, он лично поможет Мулину?
   -Знаешь, хоть он и мой муж, но я скажу тебе правду: он не пойдёт за Мулином. Племя варасгов слишком малочисленное, и он боится, что его совсем уничтожат, поэтому и прогибается под нынешнюю власть. Я-то, конечно, всяко помогу своему шустрому братцу, но к остальным ты не лезь. А пока поживи у меня, сам посмотри, что в октойхе делается.
   Трифон остался на несколько дней у варасгов, присмотрелся и понял, что тут дело не выгорит. Эту печальную весть он и понёс Мулину.
   А в столице Даран и Мередан сняли небольшой домик и поселились в нём, не привлекая излишнего внимания. По иронии судьбы это оказался дом Мариды, бывшей возлюбленной Гириэна, которую он бросил, как только отпала в ней нужда. Марида сначала много плакала, вспоминая своего постояльца, и кляня себя за глупость, из-за который её выгнали из дворца. Она пыталась увидеть Гириэна, но он в городе не появлялся. Но однажды ей повезло: она стояла недалеко от дворца и увидела, как открылись ворота, и на каарде выехал Гириэн. Его сопровождала тёмная гвардия. Марида кинулась к нему, крича:
   -Гириэн, Гириэн, это я, Марида. Вернись ко мне!
   Вцепившись в повод каарда, она вынудила его остановиться. В его глазах она увидела, что он узнал её, и сердце затрепетало от радости, что сейчас он поцелует её и возьмёт с собой. Но последующие за тем жестокие слова, произнесённые им, заставили Мариду замереть от обиды:
   -Стража, почему беспутные женщины пристают к советнику? Убрать с дороги!
   Стражники самым грубым образом отпихнули женщину так, что она упала на мостовую и сильно ударилась. Кавалькада проехала, а она осталась сидеть на дороге, не в силах поверить в предательство бывшего возлюбленного. Беспутная женщина - так называли тех, кто торговал своим телом. И он, он так назвал её! От любви до ненависти - один шаг, и Марида сделала его, решив отомстить и Гириэну, и придворной даме, выгнавшей её из дворца, и императрице, забравшей целителя во дворец, и императору, назначившему его своим советником. Всем!
   В это время ей, сидевшей без работы, подвернулись два молодых гоблина, искавших дом. Она сдала им комнату: деньги ей сейчас не помешают. Они были спокойные жильцы: не шумели, не водили женщин, днём уходили по своим делам, вечером ужинали и ложились спать.
   Даран и Мередан, сняв комнату у Мариды, и не подозревали, что она была близко знакома с Гириэном, а сама она и не рвалась никому об этом рассказывать.
   Разведчики, потусовавшись немного в городе, послушав разговоры на рынке, узнали, что дочери императора учатся в Приюте благородных девиц, и император иногда приезжает туда проверить их успехи. Самих же принцесс ежедневно отвозит туда на занятия целый отряд вооружённой стражи. Подумав, что в самом приюте императора не охраняют (от кого? от девиц, что ли?), друзья решили попытаться поступить в сие заведение, переодевшись девушками. Купив на базаре женскую одежду, обувь и остальные причиндалы, они с утра вышли из дома и направились прямиком в сей цветник благородства. Подойдя к воротам, они постучали и на вопрос стражника: "Какого гоблинского овоща две дылды тут забыли?", ответствовали, что пришли поступать в сие достопочтенное заведение, на что стражник пробурчал, что с такими рожами им лучше поступить в дом свиданий для одиноких солдат в квартале зелёных фонарей. На это ему было сказано, что он, к счастью, не начальница, и не ему решать вопрос о приёме девушек в заведение. Недовольно косясь на двух здоровенных претенденток, он провёл их в кабинет начальницы леди Сирианы. Увидев вошедших, леди недоумённо выпучила глаза.
   -Поступать пришли, -смущённо сказал стражник.
   По лицу начальницы было заметно, что в отношении поступающих её мысли были совершенно идентичны мыслям стражника по этому поводу. Но благородство, как-никак, обязывает, и она вежливо объяснила девицам, что набор в этом году уже закончен, что их возраст, мягко говоря, не соответствует, и вообще, в заведение принимаются только эльфийки, посему им лучше всего поступить на службу к богатым эльфам и начать работать. Убедившись, что тут им ничего не светит, парни развернулись и ушли, а леди Сириана со стражником ещё долго перемывали косточки гоблинкам, поражаясь такой беспримерной наглости зелёных девиц.
   Придя домой, они стали совещаться, что ещё можно предпринять. Даран сказал, что попытается сходить на пристань, потолкаться среди матросов. Самое интересное в том, что у императора было несколько кораблей, но они плавали только с помощью заклинаний. А так, как магии давно не было, то корабли стояли на приколе. Матросы, среди которых были в основном тролли, решившие легализоваться в столице, маялись от безделья и занимались разбоем. Даран решил посмотреть, а нельзя ли этих громил использовать в деле революции. Несколько дней он ошивался в порту, присматриваясь к троллям, но пока не предпринимая никаких действий. Мередан в это время ходил по городу, прислушиваясь к разговорам горожан.
   Прошло десять дней, и наступило время связи. Мередан сидел на скамейке в городском парке и ждал. Мимо ходило множество народа, но к нему никто не подходил. Наконец, когда он совсем уже отчаялся, на скамейку сел гоблин и, покосившись на него, произнёс:
   -На Дерибасовской хорошая погода.
   Услышав столь долгожданные слова, Мередан тут же ответил:
   -На Брайтон-Бич пошёл внезапно снег.
   После обмена верительными грамотами стороны, узнавшие друг друга, начали обмен информацией. По словам Мередана, возможностей здесь много, но за десять дней мало, что успеешь в большом городе. Недавно увеличили пошлины на ввозимые в столицу товары, всё подорожало, народ возмущается, а торговцы оправдываются тем, что дорожные расходы возросли, и им не выгодно продавать по дешёвке. Он, Мередан, ходит по городу и слушает разговоры горожан. У него на примете есть один парень, которого можно сагитировать. Желательно, конечно, чтобы штаб прислал в помощь им ещё кого-нибудь, так дело пойдёт быстрее. А пока это все новости. Четвёртый кивнул и исчез, а Мередан вернулся домой и стал ждать Дарана.
   Даран ждал своего связника в таверне "Одноглазый тролль", которую таковой и держал. Сидя с большой кружкой гномьего пива, он потихоньку присматривался к окружающим. В основном тут обретались матросы с императорских кораблей. В помещении стоял шум и гам, сновали девицы - подавальщицы. Даран засмотрелся на одну молодую гоблинку, но в это время кто-то подсел за его столик и произнёс:
   -По утрам шампанское пьют аристократы или дегенераты.
   Мгновенно среагировав, Даран ответил:
   -А на халяву - трезвенники и язвенники.
   Эти пароли дал им Харгор, причём специально употребил незнакомые слова, сказав, что это гарантирует от взлома, в смысле, поправился он, даже если кто чужой и услышит, ничего не поймёт и повторить не сможет.
   Связник и связуемый спокойно разговаривали в шуме, зная, что их никто не слышит. Даран рассказывал, Пятый слушал, и в это время в дверь ввалился какой-то пьяный гоблин. Увидев симпатичную подавальщицу, он немедленно облапил её. Девушка, в этот момент проходившая с кувшином пива мимо столика Дарана, закричала. Даран вскочил - он не любил, когда обижали женщин. Пьяный был силён, но и Даран на тренировках не терял времени зря. С пьяным любителем девушек он справился довольно быстро, выбив ему два зуба, скрутил и вышвырнул на улицу, поддав пинка для ускорения. Тот, почувствовав сопротивление и боясь, что могут накостылять сильнее, быстро смылся с поля боя. К Дарану подошёл сам хозяин заведения - одноглазый тролль. Оказалось, девушка была его дочерью, и теперь он считает победителя своим другом, и двери его заведения всегда открыты для спасителя его дочери, а также еда и выпивка за его счёт для него и его друзей. Так Даран познакомился с Гартом - содержателем таверны и бывшим моряком. Пятый, узнав нужное ему, исчез, а Даран с Гартом продолжали разговаривать. Даран узнал, что Гарт - старый моряк, но уже давно бросил службу. За неимением магии корабли никуда не ходят, а он не привык сидеть без дела, поэтому держит таверну вместе с дочерью. Её мать была гоблинкой, которую он когда-то выкрал из октойха, и дочь красотой, хвала Амаранте, пошла в неё. На вопрос, а где же сейчас его жена, он ответил, что её убили в Кровавый день девятого яндара, когда она пошла заказать вино у поставщика. В неё попала случайная стрела, и спасти её не удалось. С тех пор у его дочери нет матери, а он ненавидит императора. Даран сказал, что им надо поговорить наедине, и Гарт провёл его в свою комнату. Там они довольно долго разговаривали, и старый матрос вступил в партию, став первым партийным троллем.
  
  
   ГЛАВА 18
   Кецамаль, зная, что Гефраст нескоро сделает новое зеркало, решил тем временем наведаться в соседнюю Галактику, куда недавно открывался портал. Не откладывая дела в долгий ящик, он вычислил координаты и сформировал переход. Выход из портала открылся в большом зале, где на троне сидел величественный одноглазый старец.
   -Приветствую тебя, многоуважаемый собрат! - торжественно проговорил неожиданный визитёр и замер, ожидая ответа.
   -И тебе мир! - откликнулся сидящий. - Кто ты и зачем пришёл сюда?
   -Я - Кецамаль, демиург из соседней Галактики.
   -Это Волосы Вероники, что ли?
   -Ну да, была когда-то.
   -Не понял: она у тебя что, взорвалась?
   Кецамаль смущённо потупился:
   -Нет, всё на месте, только называется теперь "Грудь Амаранты".
   Глаза старца заметно округлились:
   -С чего это вдруг? Тебя чем старое название не устраивало?
   -Понимаете, уважаемый...
   -Меня Один зовут.
   -Понимаете, уважаемый Один, много тысяч лет всё было нормально, но годков триста назад моя жена Амаранта после очередного визита к своей мамочке, устроила мне жуткий скандал: что это, мол, за название: "Волосы Вероники"! В честь любовницы, что ли? Нет бы в честь любимой жены назвать, он какую - то Веронику приплёл! Кричала так - думал, оглохну. Но я люблю Амаранту и не хотел её огорчать, поэтому пришлось переименовать.
   -А почему именно грудь? - спросил Один, посмеиваясь.
   -Видите ли, у Амаранты шикарная грудь, которой она по праву гордится, ну вот и... Пришлось даже звёзды передвинуть, чтоб было похоже.
   -Ну ты и приколист! - уже не сдерживаясь, расхохотался Один. -Я тебя со своим сыном познакомлю, вам вдвоём веселее будет. Я то уже отошёл от дел. Теперь вот на заслуженном отдыхе и олицетворяю, так сказать, верховную божественную власть.
   В это время открылись двери, и в зал вошёл молодой бог, держа в руках тяжёлый молот. Одет он был в синие штаны и белую майку. На его обнажённых руках и груди играли крепкие литые мускулы.
   -Познакомься, это Тор, мой сын. Я передал ему управление нашим миром. Тор, это Кецамаль, наш сосед по Галактике.
   -Это из Волос Вероники?
   -Не совсем. Впрочем, он сам тебе расскажет. Так что вы давайте, парни, знакомьтесь, а я пошёл отдыхать. Кстати, мультик посмотрю, "Приключения Ивана - дурака", новинка, в России только что выпустили. Я себе спиратил потихоньку.
   Один удалился, опираясь на посох, и молодые боги остались одни.
   -Ну что, может ко мне? - предложил Тор. - Не люблю я эти огромные парадные залы.
   Тор провёл гостя к себе. В небольшой комнате горел камин, у очага стояли два кресла со столиком между ними. Тор дунул, и на столе в тот же миг появились графин с вином, два бокала и тарелка с нарезанными мясными кружочками. Хозяин разлил вино, и они выпили за знакомство.
   -Ты закусывай, не стесняйся, - сказал Тор.
   Кецамаль сунул в рот мясной кружок и прожевал.
   -Слушай, а вкусно! Что это?
   -Ветчина. Только сегодня из Белоруссии вернулся, пару палок прихватил. Ты ешь, ешь, не стесняйся, если надо, ещё смотаюсь.
   -А что за штаны у тебя такие синие?
   -А это, брат, последний писк нашей моды - джинсы называются. У тебя таких ещё не придумали?
   -Нет, мои в коже ходят.
   -А наши вот додумались. Теперь сам в них хожу - удобно. Ладно, давай, рассказывай, что там у тебя с Галактикой.
   Кецамаль рассказал историю переименования. Тор долго смеялся и пообещал как-нибудь ночью выйти и посмотреть, на что теперь похожи бывшие Волосы Вероники.
   -А сюда ты как попал? - спросил, отсмеявшись, Тор.
   -Да мои тут магией недавно баловались и случайно открыли портал к вам, ну одного парня из ваших к нам и забросило. Я смотрю - мир неизвестный, решил познакомиться с творцом.
   -Так, подожди, подожди. Говоришь, наш к тебе попал?
   -Ну да, только это случайно получилось.
   -Подожди минутку. - Тор закрыл глаза и на несколько минут задумался. -Так, понятно. Этот хоть и ботаник, но парень шустрый, натворит он тебе дел.
   -Да ничего, пускай. Интереснее будет, а то мои что - то в застое. Слушай, а можно мне ваш мир посмотреть?
   -А давай! Собирайся, поехали!
   -Сейчас, только ещё ветчины возьму. Понравилась, понимаешь. Мои такое не умеют делать.
   -Я тебе с собой дам. Поехали, а то я давненько в Москву не заглядывал.
   Боги вышли. Тор посадил Кецамаля в колесницу, запряжённую двумя козлами, и взял в руки вожжи.
   -В Москву, ребята!
   Несколько минут, и они оказались в большом городе. Оставив колесницу на крыше какого - то здания (Тор сказал, что это Большой театр), они спустились вниз.
   Кецамаль с удивлением смотрел по сторонам: в его мире всё было по - другому.
   -Послушай, Тор, я совсем не чувствую магии в твоём мире. Ты что, не даёшь божественную силу своим созданиям? Кстати, как они называются?
   -Мы зовём их - люди. А силу им давать нельзя - они тут и без магии такие выкрутасы творят, а если ещё и силу божественную получат, такого наворотят, что не приведи Один! Кстати, не хочешь ли джинсами разжиться, сегодня в ЦУМе распродажа.
   Купив в магазине для Кецамаля пару джинсов, Тор добавил к ним ещё несколько футболок, чем привёл своего гостя в неописуемый восторг. Показав новому другу город, Тор предложил:
   -А давай - ка мы к нашему попаданцу домой заглянем, посмотрим, как живёт.
   Кецамаль с радостью согласился: ему было всё интересно в этом новом мире.
   Тор поднял палец и уверенно определил адрес. Козлы в несколько минут доставили их в Чертаново. Поднявшись на лифте на девятый этаж (причём Кецамалю очень понравился такой способ передвижения), они подошли к двери, и Тор, ковырнув в замке железкой, легко открыл её.
   -Вот так живут наши студенты, - сказал он. -Смотри и учись.
   Егор жил в однокомнатной квартире с небольшой кухней, туалет и ванна раздельно, не заправленный диван, куча книг на столе. В этот момент раздалось жалобное мяуканье. Видимо, почуяв в квартире присутствие людей, в комнату из кухни вошёл исхудавший рыжий кот.
   -Какие у тебя маленькие мантралы! - удивился Кецамаль.
   -В нашем мире они называются коты. Мы создали их, чтобы они жили с людьми и были им друзьями. Этот, видно, несколько дней ничего не ел и не пил. Так, где у этого путешественника кошачий корм?
   В столе Тор нашёл пачку "Вискаса" и насыпал его в миску, налил свежей воды в чашку и поставил перед котом. Тот сначала с жадностью выпил воды, а потом захрустел "Вискасом". Тор погладил кота и задумчиво проговорил:
   -Нет, каждый день мотаться сюда кормить кота - это не выход. Может, парня обратно перенесём?
   -Ни в коем случае! Пусть ещё в моём мире побудет, хоть расшевелит его.
   -Тогда сделаем по-другому. Ну-ка, открой портал на минутку.
   Кецамаль открыл врата, и Тор, взяв наевшегося кота под пузо, закинул его в портал, сказав напоследок:
   -Хозяина найдёшь сам.
   И уже закрывая портал, Кецамаль увидел, как кот заметно прибавил в росте, и у него изо рта полезли клыки.
   -Ну вот, вроде всё, пристроили котейка. Теперь давай ко мне, я тебе ветчины дам и домой отправлю. Кстати, ты бульбу пробовал?
   -Нет, а что это?
   -Понятно. Скоро жди с сюрпризом.
   В мгновение ока козлы Тора доставили их во дворец. Колбасу, джинсы и футболки Тор сложил в большой магазинный пакет и, узнав у Кецамаля координаты, открыл портал. Бог шагнул было в него, но остановился и, обернувшись спросил:
   -Мы ещё увидимся?
   -Обязательно, - подтвердил Тор. -Скоро жди меня.
   Кецамаль ушёл в свой мир, и портал закрылся.
   Прошла неделя. Кецамаль уже привык к джинсам и футболкам, с удовольствием их носил, и даже Амаранта находила, что он стал выглядеть по-другому. Она уже не так рвалась в гости к мамочке, а уделяла мужу гораздо больше времени.
   И вот однажды, когда Кецамаль с Амарантой страстно целовались после обеда, возникло голубое сияние, и открылся портал, из которого вышел Тор.
   -Привет, голубки, - ухмыльнулся он.
   -Тор, как здорово, что ты пришёл! Познакомься, дорогая, это Тор, бог из соседней Галактики. Курирует планету Земля в Солнечной системе. Тор, это Амаранта, моя любимая жена.
   Тор скосил глаза на грудь Амаранты и довольно хмыкнул.
   -Очень приятно, - улыбнулась Амаранта, - муж мне много рассказывал о вас, и теперь мне самой хочется увидеть ваш мир.
   -Да не проблема, могу посодействовать, - согласился Тор. - Выход из портала - в моих покоях, там сейчас как раз моя жена. Шагайте смело, мадам, я думаю, две женщины найдут, о чём поговорить.
   Амаранта птичкой впорхнула в портал, и Тор закрыл его. Тут только Кецамаль обратил внимание на странный мешок, стоявший у ног Тора.
   -Тор, что это? - кивнул он на мешок.
   -А это обещанный сюрприз. Где у тебя кухня?
   Кухня нашлась быстро. Мешок плыл по воздуху следом за Тором. На кухне Кецамаль сотворил из воздуха два кресла, и Тор удобно уселся в одно из них, хозяин пристроился во втором. Повинуясь движению руки Тора, мешок открылся, и Кецамаль увидел какие-то незнакомые ему плоды. Он удивлённо поднял брови.
   -Да-да. Это картошечка, первый продукт у нас. Никогда не пробовал? Ах, да, что это я? Сейчас я тебя угощу.
   Тор только глянул на мешок, и картошка сама почистилась, помылась, запрыгнула в кастрюлю с водой, которая тоже сама встала на плиту.
   -Люблю иногда поработать руками, - заявил Тор.
   Через некоторое время кастрюля закипела, и вскоре усилиями Тора стол был накрыт: исходящая паром картошка, политая маслом и посыпанная мелко нарубленной зеленью, тонко нарезанная розовая ветчина, миска солёных огурцов, чёрный хлеб. И последним движением Тор ловко извлёк из воздуха запотевшую бутылку с прозрачной жидкостью. Выпили по стопке, а затем, по приглашающему жесту Тора, Кецамаль, как простой смертный, накинулся на еду: отправил в рот картошку, подцепил вилкой ломтик ветчины, сунул в рот твёрдый хрустящий огурец, откусил кусок хлеба и застонал от удовольствия:
   -Ммм... Божественно!
   Он наслаждался новой для себя едой, да и Тор, любивший хорошо покушать, от него не отставал.
   Наконец, окинув печальным взором пустые тарелки, Кецамаль отвалился от стола и с восхищением выдохнул:
   -Тор, ты бог!
   -Я знаю, - рассмеялся Тор. - Как тебе огурчики?
   -Восхитительно!
   -Старинный сибирский рецепт, передаётся из поколения в поколение, но мне по секрету рассказали, что главная тайна - солят в дубовых бочках. А бульбу батька Григорьич подкинул, я ему тут помог недавно - машину его из ямы вытащил, после дождя дорогу развезло, вот он и отблагодарил.
   -А чего так много: целый мешок?
   -Ну так половину тебе оставлю, а половину своему парню подкину: русскому человеку картошка - первая еда. Давай собирайся, навестим нашего попаданца
   Оба бога, одетые в джинсы и футболки, больше похожие на обыкновенных земных парней, спустились вниз, прихватив с собой полмешка картошки. Стояла глубокая ночь, все крепко спали, только мантрал насторожился, учуяв пришельцев, но узнав своего кормильца, успокоился. Тор легонько свистнул, и мантрал пошёл с ними. Молодой бог зашёл в лес, но недалеко, выбрал ровную полянку, разбросал по ней картошку и что-то прошептал. В тот же миг картошка ушла под землю и начала прорастать. Весь период роста, на который ей в земных условиях требовалось пять месяцев - с мая по сентябрь, тут она прошла за пять минут. И вскорости из земли торчали лишь засохшие бодылки.
   Тор посмотрел Василию в глаза и сказал:
   -Не забудь, потом найдёшь.
   Мантрал головой боднул Тора в ногу и ускакал в пещеру.
   Кецамаль с Тором невидимками прошвырнулись по планете, стадию развития которой Тор определил, как Средневековье, и, подмигнув, сказал, что скоро всё изменится, и он будет ждать новостей. Ему, мол, интересно, что может натворить один русский на отдельно взятой планете в незнакомой Галактике. Кецамаль сказал, что ему и самому это интересно, и обо всех событиях он непременно расскажет Тору. На этой оптимистической ноте они и расстались.
   ГЛАВА 19
   Разослав агитаторов, мы остались в пещере. Первую связь с ними договорились провести через десять дней, а сейчас делать было пока нечего, и я решил научить своих ребят рыбачить. Свистнув Василия, я пошёл в лес вырезать удилище. Перейдя через ручей, мы немного углубились и скоро вышли на небольшую поляну. Там я увидел кустарник с подходящей лозой - гибкая, крепкая, то, что надо. Достав подаренный комиссаром засапожник, я вырезал несколько подходящих палок. В это время Василий, с увлечением рывший землю, выкопал несколько круглых предметов. Я заинтересовался и пошёл посмотреть на его находку. Взяв в руки одну, я стал внимательно её разглядывать, смутно ощущая в ней что-то знакомое. Через несколько минут меня осенило: это штука поразительно напоминает нашу картошку! Не веря своим глазам, я ножом разрезал её пополам, и она знакомо хрустнула у меня в руке. Точно, картошка! Но почему мне раньше про неё никто не рассказывал? Опустившись на колени, я внимательно исследовал землю и вскоре обнаружил торчащие из земли сухие бодылки, свидетельствующие о наличии в ней созревшей картошки. Мне ли было не узнать её, когда на родительских шести сотках я выкопал не одну тонну! Соорудив с помощью ножа некое подобие примитивной палки-копалки, я под заинтересованным взглядом Василия накопал довольно приличную кучу. Нести её самому не представлялось возможным, и я помчался в лагерь, горя от нетерпения. Прибежав в лагерь, я припахал к этому делу комиссара: мужик он сильный, справится. Взяв мешок, мы пошли к месту моих раскопок. Оглар с недоумением посмотрел на выкопанную мной кучу, но помог скидать её в мешок, и крепко завязав его, взвалил на спину.
   Ворвавшись в пещеру, я закричал:
   -Мулин, смотри, что я нашёл!
   Лежавший Мулин сел на своём ложе, зевнул и спросил:
   -И что это?
   -Вот, вот, - кинулся я к мешку, внесённому комиссаром и развязал его. Вынув пару картошин, я сунул их под нос Мулину.
   -Вижу какие-то плоды, но почему такие грязные? Ты их что, в грязь уронил?
   -Нет, я их из земли выкопал. Это картошка, понимаешь, картошка, такая же, как у нас на Земле! А ты мне и не говорил, что она у вас растёт!
   -Да я вообще первый раз это вижу! А оно вообще съедобно?
   -Ха, ещё бы! Вот я сейчас приготовлю, попробуете!
   Дров и хворосту вокруг было навалом, и разжечь костёр не составило труда. Я тем временем намыл ведро картошки и, дождавшись, когда дрова прогорят, закопал её в угли, а сверху пристроил мясо на шампурах. Взяв длинную палку, я время от времени поправлял угли, с ностальгией вспоминая, как осенью на дачах пекли картошку с соседскими мальчишками.
   Весь наш небольшой отряд сидел вокруг костра и ждал результатов. Наконец, выкатив одну, я убедился, что она готова. Сняв сверху шашлычок, я разгрёб угли и явил миру деликатес. Обжигая от нетерпения руки, я схватил одну, разломил её пополам, посолил и сунул в рот. Моя физиономия расплылась в довольной улыбке: господи, какая вкуснятина! Глядя на моё счастливое лицо, вождь и комиссар последовали моему примеру. Съев по одной, они переглянулись и загребли сразу штук по пять каждый. Наши связники тоже не отставали от нас. Короче говоря, картошки не осталось, умолотив всю, вспомнили про мясо, и в ход пошёл шашлычок. Вообще, я давно заметил, что ребята любят хорошо покушать.
   После чая Мулин спросил:
   -Харгор, где ты нашёл это чудо?
   -Да в лесу, - ответил я, - на поляне росла.
   -Но я никогда не видел в нашем мире такое растение, - возразил вождь.
   -Я тоже, - поддержал Оглар.
   -Наверное, оно только здесь и росло, на этой поляне, а вы и не замечали. Я предлагаю всю не есть, а посадить немного на развод.
   Моё предложение было встречено с одобрением, и, взяв у Парлака лопату, мы с Десятком по очереди вскопали небольшой огородик. Я показал, как правильно сажать картошку (всё-таки годы практики на шести сотках не прошли даром) и сказал, что потом научу полоть и окучивать.
   Закончив картофельную эпопею, я с наслаждением растянулся на травке. Какое всё-таки человек противоречивое существо: на родительскую дачу меня надо было палкой загонять, а тут чуть не рыдаю от счастья, сажая картошку! Закрыв глаза, я представил себе огромные колхозные поля, засаженные вторым хлебом. Я разведу тебя в этом мире, о, картошка! Кстати, а как называется этот мир? Я завертелся в сумасшедшем калейдоскопе событий и совершенно забыл узнать название этого места.
   Мулин уже спал, поэтому я окликнул Оглара:
   -Комиссар, а как называется это славное местечко, где вы живёте?
   -Наша планета называется Альтинар, а наша страна - Гардарах. Ещё драконы живут в Ур-Ралане. Старинные легенды гласят, что в нашем мире есть ещё и другие существа, но мы их ни разу не встречали.
   -А боги у вас есть? - поинтересовался атеист 21 века.
   -Да. Мужчины чтят бога Кецамаля, а женщины поклоняются его жене - богине Амаранте. Но сейчас война, и нет времени ходить в храмы.
   -А что там за пророчество, о котором упоминал Мулин?
   -Я что-то слышал краем уха, но точно не знаю. Спроси лучше у него самого.
   Я сделал себе заметку на память: узнать о пророчестве у нашего ВВП и смежил очи. Сон, как это всегда бывает после колхозно-полевых работ, пришёл быстро.
   Проснувшись утром, я вспомнил, что вообще-то хотел вчера рыбки половить, но картофельные приключения напрочь вышибли из головы эту мысль. Сегодня я решил наверстать упущенное и пошёл искать свои удилища. Они так и валялись сиротливо в углу, в который я их забросил. За неимением лески я выпросил у хозяйственного Оглара моток суровых ниток, которыми гоблины чинят свою одежду. На изготовление крючков я пустил два тонких вертела, раскалив их в огне, и разрубив на куски, придал им нужную форму. Комиссар, мужик здоровый и сильный, с удовольствием помогал мне в этом. Поплавки мы нарезали из древесной коры, на грузила нашли несколько дырявых камней.
  И вот наступил торжественный момент сборки первой удочки из запчастей. Я так не волновался, даже когда читал стихотворение Деду Морозу в детском садике, стоя на табуретке. Собравшиеся вокруг смотрели, как я священнодействую. В итоге у меня получилось семь удочек. В поисках наживки я перерыл клочок земли возле ручья, и - о, чудо! - здесь тоже водились черви, правда, цвета какого-то зелёного, но тем не менее!
   Нацепив наживку на крючок, я забросил удочку и приготовился ждать. Но ждать пришлось недолго: через несколько минут поплавок ушёл в воду. Я подсёк и вытащил на берег великолепного саргана. Вдохновлённые моим примером зелёные друзья живо закинули в воду свои удочки. Видимо, аборигены не баловали здешнюю рыбу червячками, потому что клёв начался такой, что только держись! Рыбы словно соревновались, кто из них быстрее проглотит наживку. Спустя совсем немного времени перед нами стояло несколько вёдер рыбы. Да, сразу нам столько не съесть, несмотря на наш хороший аппетит, поэтому решено было заготовить её впрок. Часть рыбы мы пустили на уху, часть запекли на углях, остальную выпотрошили и посолили. Из подручных средств мы под моим чутким руководством соорудили коптилку. Через три дня половину засоленной рыбы мы развесили в тени под навесом для просушки, вторую половину засунули в коптилку. Для моих друзей всё это было в новинку: оказывается, здешние жители не умеют ни коптить, ни сушить. Для хранения продуктов они роют под домом глубокий погреб и складывают туда провиант. Таким образом, я начал чувствовать себя великим просветителем, несущим отсталым народам свет новых знаний.
   За всеми этими занятиями незаметно пролетело десять дней, и мы отправили связных за информацией к нашим агитаторам. Раньше всех вернулся Второй вместе с Трифоном. Наш пропагандист рассказал о неудаче в Тармуне, и что даже Милинда не смогла ему помочь. Первая неудача нас разочаровала, но мы с нетерпением ожидали других новостей, надеясь, что они будут более благоприятны.
   Первый пробирался на фронт к Брагуту. В урочный день они должны были встретиться в лесу неподалёку. В назначенное время Первый сидел в кустах и ожидал подельника. Услышав шаги, он выглянул из кустов, но вместо Брагута увидел незнакомого ему гоблина, который лез в кусты. Сделав вид, что он интересуется птичками, Первый демонстративно не обращал на него внимания, тем не менее изредка подглядывая в ту сторону. Незнакомец, заметив пришлого, двинулся вперёд и, проходя мимо, тихо сказал:
   -Мой дядя самых честных правил.
   Первый обомлел: это был пароль! Эту фразу не знал никто, кроме Харгора, давшего её, и связника с агитатором. На него надо было давать отзыв, и Первый произнёс:
   -Когда ж он сдохнет, паразит!
   Незнакомец облегчённо вздохнул.
   -Я от Брагута.
   -Почему он сам не пришёл?
   -Лорд Враниэль послал его к командиру соседнего отряда с поручением. Он не мог отказаться: за неповиновение командиру - наказание в виде порки. Он послал меня, сказав, что его будут ждать, и передал мне пароль. Я - Ахтар, его товарищ и помощник.
   Далее Ахтар рассказал Первому всё, что передал ему Брагут. С хорошими известиями Первый поспешил в Генштаб.
   Третий должен был встретиться с Гроном. В Гардан он пробрался под вечер и стал поджидать своего связуемого. Грон шёл к околице, тихонько насвистывая. Подойдя к загону, где запирали на ночь гараев, он остановился. Зная, что где-то здесь его слышат, он негромко сказал:
   -Куй железо, - и в ответ услышал:
   -Не отходя от кассы.
   "Свой!" - уверенно выдохнули оба.
   -Я - Третий. Рассказывай, как дела.
   -Дела идут нормально: староста Хатар - наш человек, в партию вступил, агитирует наравне со мной. Уже десять вступили. Продолжаем агитацию. Передай Мулину, что здесь всё нормуль.
   Нахватавшись словечек от Харгора, Грон любил ими щегольнуть и иногда вставлял их в свою речь.
   -Понял. Доложу. До связи. - Третий был лаконичен.
   Первый принёс новости с фронта от Брагута: дела идут хорошо, пропаганда успешна, ряды партии растут, Брагут познакомился с драконом и предлагает подумать, как использовать это знакомство в нашем деле. Он нашёл себе помощника - Ахтара, который стал ярым приверженцем идей революции и теперь помогает ему во всём. На фронт приезжал советник Гириэн, призывал воевать до победного конца, но на митинге опозорился, свалившись с помоста ногами кверху. Солдатам война надоела, некоторые пробуют бежать, но их ловят и устраивают показательные казни. Для взрыва возмущения условия самые благоприятные.
   Новости с фронта привели Мулина в восторженное состояние. По секрету он признался нам с комиссаром, что очень боялся того, что его не поймут и не поверят. А теперь он убедился, что народ его поддержит и надо продолжать.
   Третий принёс вести от Грона, тоже обнадёживающие: в Гардане всё в порядке, староста принял призыв Мулина и собирает возмущённых под наши знамёна. Грон активно ему в этом помогает.
   Прибыли Четвёртый и Пятый. Они принесли известия о том, что в городе дела идут, но медленно: народу много, каждому встречному не расскажешь, надо тщательно всех проверять, и Даран с Мереданом просят прислать помощников.
   Генштаб после длительных совещаний и прений пришёл к выводу, что надо усилить наш актив в столице, и выслал на помощь Шестого, Седьмого, Восьмого, Девятого и Десятого. Четвёртый дал адрес Мередана, который тот сообщил, и Мулин приказал найти и присоединиться. Пятеро помощников отбыли в столицу, а мы стали совещаться, как использовать знакомство с драконом.
   -Может предложить ему в нашу партию вступить, - предложил комиссар.
   -Ты что, Оглар, он не согласится! - возразил вождь. - Мы для них по-любому враги. Да его самого казнят за это. Может, пусть он шпионит в нашу пользу?
   -Да ведь он и так это делает, - вступил я в разговор. - он рассказывает Ахтару всё о том, что у них происходит. Я вот что думаю: можем ли мы через него выйти на связь с повелителем драконов Ур-Ситаром? Надо дать Брагуту задание: прощупать возможность выхода на повелителя. Попробуем с ним поговорить. Согласны?
   С моим мнением присутствующие были согласны, и мы отправили Первого к Брагуту с новым заданием.
   Первый благополучно преодолел знакомый путь, и встретился с Брагутом. Он передал задание из Генштаба: поговорить с Анги и прощупать пути связи с повелителем драконов. Брагут сказал, что выполнит это в самое ближайшее время, а Первый пока поживёт в лесу. Провиант у него с собой есть, костёр разжигать не будет, а воды из ручья попьёт. Брагут ушёл к себе, а Первый нашёл крепкое дерево с развилкой ветвей и устроил там себе постель, чтоб никакой любопытный случайно на него не наткнулся.
   Брагут рассказал Ахтару о задании из Генштаба, на что тот ответил, что надо просто пойти и поговорить с Анги. Таки решили. Не затягивая с визитом, друзья ночью поползли к драконам. Ур-Ангар уже спал, но они разбудили его и передали запрос. Анги задумался, а потом сказал:
   -Я кажется, знаю, как это можно сделать: наш командир Ур-Сагрин - племянник Ур-Ситара. Если поговорить с ним и попросить передать дяде. Только боюсь, что меня накажут за связи с врагами. Надо подумать, как сделать так, чтобы меня не заподозрили.
   -А что, если мы возьмём его в плен, поговорим и отпустим? - предложил Ахтар.
   -Это дело, - поддержал Брагут, - только где нам его поймать?
   -Вот что, завтра вечером он придёт проверять караульных. Я буду как раз дежурить. Как только он подойдёт ко мне, делайте вид, что бьёте меня по голове, а я притворюсь, что потерял сознание. Вы хватаете его и тихо, без шума, уводите, только меня свяжите и заткните рот. А там, у себя и поговорите.
   План был разработан, и заговорщики разошлись.
   На следующий день у командира Враниэля было день рожденья. В этот день никого в атаку не гоняли, а лорд с офицерами в хижуне пили гномье пиво и всячески веселились. К вечеру все были в полной отключке, солдаты отдыхали по окопам, и заговорщикам удалось незаметно ускользнуть в расположение драконов.
   Увидев одиноко стоящего Ур-Ангара, они притаились. Через какое-то время к нему подошёл командир и спросил:
   -Как обстановка?
   -Всё тихо, командир! - бодро отрапортовал Ур-Ангар. - гоблины сегодня в атаку не ходили.
   -Что это с ними?
   -Не знаю, командир. Может, они уже устали?
   -О боги, как мне самому это надоело! Знал бы ты, как я устал!
   На этих словах и закончился разговор драконов, ибо в этот момент Ахтар подскочил к Ур-Ангару и оглушил его ударом кулака по голове, затем связал и вставил в рот кляп. Ур-Сагрин не успел даже пикнуть, как с ним то же самое проделал Брагут, правда без удара по голове. Оставив караульного лежать на земле, гоблины подхватили командира драконов и утащили с собой. Вся процедура заняла несколько минут, и снова воцарилось спокойствие. Ур-Ангар открыл глаза, улёгся поудобнее на куче листьев и заснул. Ахтар ударил его только для вида, поэтому он, не получив никаких травм, спокойно спал, ожидая рассвета.
   Похитители не потащили дракона к себе, а отволокли его в лес, чтобы поговорить без лишних глаз и ушей. Ему вынули кляп изо рта, но развязывать пока не стали.
   -Дайте слово, что не будете кричать и убегать, и мы развяжем вас, - сказал Брагут.
   Ур-Сагрин согласился, а что ему ещё оставалось делать в его положении? Он дал Слово Дракона, и его освободили. Растирая затёкшие руки, он поинтересовался:
   -Зачем вы похитили меня? Вы хотите потребовать выкуп?
   -Ну что вы, мы ещё не пали так низко! Нам нужно с вами поговорить, а сделать это по-другому было невозможно. Пригласить вас к себе мы не можем, к вам пожаловать в гости - тоже не вариант. Вот и пришлось так невежливо с вами обойтись. А разговор у нас к вам серьёзный. Мы слышали, что вам надоела эта несуразная война?
   -Да, вы правы. Я не вижу в ней смысла. Да и предлог смехотворен: какой-то погибший вор, украденные артефакты, да и лет прошло столько, что уже никто и не помнит этого. Видно, ваш император в архиве сидел не одну неделю.
   -Угадали. Только не император, а его советник. Тот ещё пройдоха. Но я хочу вам вот что сказать: у нас в стране появились силы, которые противостоят императору, и наш вождь хочет поговорить с вашим повелителем о взаимовыгодной помощи. Можете вы это устроить?
   -Знаете, я попробую. Мне кажется, дядя будет не против: драконы гибнут, экономика подорвана. Давайте так: я свяжусь с дядей, и сообщу вам его решение. Только как мы потом встретимся? Не хотелось бы, чтобы меня снова похищали.
   -А что, если наладить связь через кого-то из ваших драконов? Например, вот этот, которого вы сейчас проверяли на карауле?
   -Неплохой парень. Можно и через него, тем более, окоп у него крайний, лишних глаз нету. Зовут его Ур-Ангар. Если что, посылайте к нему своего гоблина.
   -Вот, Ахтара и будем посылать. Ахтар, запомни: Ур-Ангар, крайний окоп.
   -Понял.
   -А если вам что надо, посылайте своего парня к Ахтару, мы его тоже в крайний окоп посадим. - Брагут незаметно для дракона подмигнул Ахтару: дело сделано, теперь их визиты одобрены начальством, и Анги не пострадает от связей с гоблинами. -Сейчас мы вас отведём обратно, а вы там своего парня развяжите, да передайте, чтоб на нас не обижался: для дела пришлось стукнуть.
   Ур-Сагрина гоблины довели до окопов, а сами скрылись. Командир развязал своего спящего караульщика и поинтересовался, не сильно ли тот пострадал. Пострадавший ответил, что чувствует себя неплохо, в ответ на это начальство сообщило ему, что его только что назначили связным между драконами и гоблинами, и теперь ему придётся иногда тайком сползать в стан врага. Новоявленный связник ответил, что для блага Родины согласен и на это, и что он не посрамит оказанного ему высочайшего доверия. Ур-Сагрин привёл себя в порядок после ночного путешествия и поспешил к дяде, сообщить ему новости о переменах в Гардарахе. Ур-Ангар, видя, что всё сложилось благополучно, отправился досыпать и вскоре спал сном невинного младенца.
   ГЛАВА 20
   Даран с тех пор часто заходил к Гарту в таверну и не только ради партийных дел. Хорошенькие глазки дочери старого матроса тоже неудержимо влекли его. Для гоблинки она была весьма симпатичной, Даран же находил её просто красавицей.
   Гарт к своим революционным делам отнёсся очень серьёзно, и его стараниями несколько его друзей, старых матросов, вступили в партию по идейным соображениям. Молодых же привлекла перспектива "отобрать награбленное".
   Обсудив с Гартом партийные дела, Даран засиживался до поздней ночи, беседуя с прекрасной Фирхитой. Мередан, ожидая друга по вечерам, сблизился с Маридой. Коротая время за чаем со свечкой, они разговаривали: Мередан поведал ей печальную историю наречения его имени, а она рассказала ему о предательстве Гириэна. Марида призналась, что возненавидела его, и хочет отомстить. Мередан согласился помочь, но нужно выждать подходящее время, говорил он ей. Она была готова ждать сколько угодно, лишь бы отплатить мерзавцу. Потом она ещё рассказала своему внимательному собеседнику, что у неё во дворце остались подруги - служанки. Они иногда встречаются и обмениваются новостями. Вот. кстати, вчера ей одна сказала, что заболел поставщик молока его императорского высочества. Советник простолюдинами не занимается, поэтому его отправили лечится в октойх и теперь некому доить козу наследника. Мередан прикинул, что это - хорошая возможность проникнуть во дворец, и предложил себя на это место.
   Утром он оделся попроще, и Марида повела его во дворец. Вызвав через охрану свою подругу, она представила кандидата на должность придворного козопаса. Служанка повела новенького к советнику, а Марида ушла, чтобы Гириэн случайно не увидел её и ни о чём не догадался.
   Советник принял претендента на должность императорского скотника в своём кабинете. Окинув взглядом здоровенную фигуру, спросил, умеет ли тот доить скотину, и, получив утвердительный ответ, назначил Мередана ответственным по уходу за императорской козой. Жить он должен был в небольшом домике на заднем дворе. Там же находился и домик для козы, к слову сказать, весьма уютный и комфортабельный. О пакостном нраве скотины советник не стал сообщать новому козопасу, рассчитывая повеселиться за его счёт, но ему не повезло. В первый же вечер, когда Мередан отводил козу на ночлег, она попыталась было и с ним провернуть свой фокус, но едва она выскочила из-за кустов и рванула вперёд, целясь под коленки, как он обернулся, схватил её за рога и с силой пригнул дурную козью голову к земле, сунув ей под нос зелёный кулачище. Она ещё немного побрыкалась, но не ей было тягаться с одним из первых силачей Москарвата. Видимо, оценив его силу, а возможно, и размеры кулака, она перестала изображать из себя вселенское зло и притихла. Вот только её нелюбовь к советнику не претерпела изменений, и она по-прежнему покушалась на его коленки.
   Во дворце Мередан не терял времени даром: ухаживая за козой принца, он в то же время не забывал глядеть по сторонам, слушал разговоры прислуги, подмечал нечаянно обронённые слова лордов, запоминал происходящие события.
   Вот и сегодня, выгуливая козу в саду, он заметил советника, который, задумавшись, шел по дорожке и что-то бормотал про себя. Такой случай нельзя было упускать, поэтому коза была срочно водворена в загон, а Мередан, притаившись в кустах, подслушивал размышления Гириэна. И не пожалел об этом, ибо советник бормотал страшные вещи:
   -Мало, мало гоблинов на войне убили. Больше надо, больше. Что же делать? Может, послать письмо Ур-Ситару с оскорблениями? Он обидится и пойдёт на нас в наступление, а мы соберём побольше зелёных и бросим ему навстречу, пусть рубит. Да, это идея! Пойду подготовлю письмо.
   Советник заторопился во дворец. Мередан, услышав про столь чудовищный план, был в шоке. Он понял, что должен немедленно предупредить Генштаб о провокации. К счастью, завтра подоспел его законный выходной, который ему давали раз в неделю, после обеда. Полдня было в его распоряжении, и он мог отдыхать, как ему вздумается, при условии, что на следующее утро он будет в состоянии приступить к своим обязанностям.
   Так что с утра и до обеда Мередан сделал свою работу, затем загнал козу в её личные апартаменты и отправился в город. Он знал, что найдёт Дарана в таверне "Одноглазый тролль", и не ошибся. Товарищ сидел за столом и потягивал пиво, поглядывая по сторонам. Увидев друга, он замахал рукой, приглашая его присоединиться к нему, что тот и сделал. Заказав другу пива и солёных лепёшек на закуску, он спросил:
   -Как дела, товарищ?
   -Даран, нужно срочно послать связного в Генштаб. Вчера я узнал, что советник задумал грандиозную пакость: он готовит письмо Ур-Ситару с оскорблениями. Гириэн рассчитывает, что прочитав письмо, повелитель драконов обидится и пойдёт в наступление на нас, а он тем временем соберёт побольше гоблинских отрядов и бросит их навстречу драконам, чтобы те побольше наших убили. Срочно извести об этом Мулина, хоть сам иди.
   -Не бойся, брат, в этом нужды нет. Несколько дней назад ВВП прислал нам в помощь ещё пятерых ребят, так что одного из них я сегодня же и отправлю. Такую весть надо доставить срочно! Так что ты сиди тут, отдыхай, можешь заказать себе ещё что-нибудь за мой счёт, а я побежал.
   Оставив друга в таверне, Даран со всех ног кинулся домой. Там в это время был только один - Десятый, вот его Даран и отправил к Мулину, наказав доставить донесение быстро, срочно и нигде не задерживаться. Десятый, соображая, насколько важное это дело, отправился в путь, не мешкая. Мередан, посидев ещё немного и плотно поужинав, отправился обратно во дворец, а Даран - домой, где и встретился со своими помощниками. Марида, кстати, не возражала против увеличения числа квартирантов: дополнительный доход не помешает, да и жить веселее. Тем более, что мужчины попались нормальные, её не обижали, с непристойными предложениями не приставали.
   Десятый продвигался быстро, так как горячая новость, сообщённая ему Дараном, прямо жгла ему пятки. Стараясь не попадаться на глаза имперским солдатам, он за несколько дней добрался до знакомой пещеры. Там его взору предстало странное зрелище: партийное начальство в полном составе какими-то непонятными инструментами ковыряло землю. Харгор выпрямился и, увидев его удивлённые глаза, объяснил, вытирая пот со лба:
   -Картошку пропалываем.
   Десятый не понял, но своё присутствие объяснил:
   -Меня Даран прислал. Важное известие.
   -Проходи в пещеру, отдыхай, мы сейчас.
  Через полчаса, искупавшись в ручье и смыв с себя пот и грязь, весь генералитет собрался вокруг круглого стола. Его роль исполнял большой плоский камень, положенный на три поменьше, стульями служили несколько небольших круглых камней. Мулин приказал Десятому:
   -Рассказывай!
   Десятый выложил всё, что передал Даран. Все задумались: надо было срочно известить об этом Повелителя, пока не случилась беда. Придётся сейчас же отправлять связного к Брагуту. Десятого накормили и отправили отдыхать, а на фронт отправился Первый.
   Выбрав время так, чтобы появиться ночью в расположении отряда, он спрыгнул в уже знакомый ему окоп и передал сообщникам всё, что велел Мулин.
   -Ну что ж, Ахти, давай, срочно дуй к драконам. Дело не терпит.
   Ахтар и сам это понимал, поэтому, не откладывая дела в долгий ящик, тут же пополз по знакомому пути. Свалившись в окоп друга, он приветствовал его крепким рукопожатием.
   -Ты как нельзя вовремя, - сообщил ему Ур-Ангар. -Сегодня ко мне приходил командир и сказал, что Повелитель согласен встретиться, но ему опасно появляться в Гардарахе: имперцы сразу же схватят его. Поэтому он предлагает вам самим посетить его. У него есть небольшой домик на границе, там он будет вас ждать. С нашей стороны препятствий никаких не будет, берегитесь только имперцев. Согласны?
   -Я думаю, наши согласятся, - сказал Ахтар. -Ты теперь вот что своим передай: советник Гириэн собирается послать письмо Повелителю с оскорблениями. Он хочет, чтобы тот разозлился и двинул на нас свою армию, а наш император соберёт побольше гоблинов и подставит их под удар, чтобы убили побольше. Пусть Повелитель не реагирует, это - чистой воды провокация.
   -Понял. Сейчас же схожу к командиру. Давай, друг, я побежал, мешкать нельзя.
   Друзья опять обменялись рукопожатием и разбежались: Анги направился к Ур-Сагрину, а Ахти вернулся на свои позиции. Он передал Первому слова дракона о встрече, отчитался о выполнении наложенной на него миссии, и пошёл спать, а связной сразу же тронулся в путь. В штабе с нетерпением ожидали его возвращения. Вернувшись, он доложил о выполнении и пошёл отдыхать, а Десятый немедленно отправился в столицу.
   Наутро мы собрались за столом и стали обсуждать все известия, полученные в последнее время. Обсуждение шло бурно, но действенно. И вот тут пришла беда, откуда не ждали. На пороге внезапно появился Шестой, который был в столице с Дараном и Мереданом, и выдохнул одно слово:
   -Беда!
   У меня похолодело в груди, и непослушными губами я произнёс:
   -Говори!
   -Нас раскрыли.
   -Но как?
   -Девятый познакомился с одним гоблином. Тот рассказал, что ненавидит императора, хочет его гибели. Девятый сказал ему о тайной организации, готовящей заговор против императора, а оказалось, что этот гоблин - императорский шпион Гапанэль. Он всё рассказал советнику, и Девятого схватили. Восьмой видел всё это, он шёл к Девятому на встречу, но не успел. Он успел заметить, как офицер стражи вручил Гапанэлю деньги, когда Девятого увели. Теперь император знает, что против него готовится выступление. По всей стране разосланы шпионы и солдаты с приказом поймать заговорщиков.
   -Понятно. Иди к ребятам, а нам надо поговорить.
   Шестой ушёл, а я в отчаянии стукнул кулаком по столу:
   -Ну я же говорил: строжайшая конспирация! Всех проверять, прежде чем рассказывать! Как можно быть таким неосторожным!
   -Теперь уже поздно: что случилось, то случилось, - рассудительно произнёс Мулин. -Давайте думать, как быть дальше.
   -Всех предупредить о том, что нас раскрыли, и потребовать усилить осторожность, - убеждал Оглар.
   -Я согласен, но нам ещё на встречу с драконом идти, а имперцы настороже.
   -А кто вообще на встречу пойдёт?
   -Да все и пойдём.
   -Нет, Оглар, ты не пойдёшь. Ты останешься здесь, мало ли что: может новые известия придут, может что решить надо будет. На встречу пойдём мы с Мулином.
   -Ну тебя, Харгор, точно сразу схватят: ты же не похож ни на гоблина, ни на эльфа. Подумают, что ты молодой дракон, они ведь все сейчас в человеческом облике.
   -Значит мне надо так изменить свою внешность, чтобы я не отличался от вас.
   На том и решили. Трифон поделился со мной одеждой и сгонял в Тармун к Милинде. У хозяйственной сестрицы нашего ВВП нашлась и зелёная краска. И вот меня стали превращать в гоблина. Сразу скажу, что это был долгий и трудоёмкий процесс, и в нём принимало участие всё дееспособное население нашего городка. Результат оправдал наши усилия - из воды на меня смотрел щуплый мальчишка - гоблин, а рядом возвышался зелёный дядя - Мулин. Дело осложнялось тем, что имперцам были известны приметы Мулина. Девятый на допросах держался стойко, но к нему применили пытки, и он не выдержал: назвал и имя вождя, и его приметы. Затем император, лично наблюдавший за пытками, сказал, что на следующем допросе от него будут ждать точного местонахождения лагеря мятежников, и чтобы он подумал над этим вопросом, если хочет жить, хотя бы и в тюрьме. Девятый испугался, что опять не выдержит пыток и выдаст и лагерь, и даже Харгора, поэтому в камере он покончил с собой. Все эти вести из столицы поступали к нам постоянно, поэтому мы и оставили комиссара в лагере быть в курсе событий и держать руку на пульсе.
   Мулину пришлось снять свой обруч вождя и сменить имидж: вместо высокого хвоста ему побрили голову наголо, под глазом нарисовали фингал, два передних зуба замазали смолой. В общем, Мулина стало не узнать, пусть теперь императорские ищейки побегают. Вот в таком виде мы и вышли с Мулином в путь - дорогу, а он был неблизкий. С собой мы взяли немного сушёной и копчёной рыбы, лепёшек и мешочек с травяным чаем, заботливо сунутый Парлаком. Кстати, картошечку мы успели окучить.
   Идти пришлось пешком, ибо наличие у гоблинов каардов вызвало бы кучу ненужных вопросов. Наш первый ночлег был в лесу, но Мулину это было не в новинку, да и я уже привык спать не в кровати. ВВП быстро соорудил ночлег, и мы пошли на тренировку. Кстати, забыл сказать, что с тех пор, как я победил Оглара, Мулин стал ежедневно лично тренировать меня. Сначала мне всё это было в лом и как-то напрягало, но потом я втянулся, мне понравилось, и теперь я с удовольствием махал мечом. Оглар учил меня работать копьём, тем самым, укороченным, но с собой в поход я его не стал брать. Мы прыгали по полянке, и Мулин заставлял меня отрабатывать до автоматизма приёмы владения мечом. Василий лежал у костра и сыто щурился, наблюдая за моими усилиями.
  Да-да, этот кошак увязался-таки за нами, хотя и я не хотел его брать: ручных мантралов в этой стране как-то не наблюдалось. Сбегав в кусты на охоту, он притащил какую-то зверушку и с удовольствием ею закусил. Чай пить он не стал, а налакался водички из ручейка и теперь блаженствовал у костра.
   Мы закончили и поужинали лепёшками и рыбой, запили всё горячим чаем и улеглись спать. Стоять на карауле не было нужды: мантрал с его чутьём охранял нас лучше любого караульного.
   Утром, проснувшись, я вспомнил сон, увиденный ночью: каких-то два парня в джинсах и футболках стояли надо мной, толкали друг друга локтями и тихо ржали, приговаривая: "Смотри, смотри, он теперь гоблин!". Так и не вспомнив, кто эти парни, и где я мог раньше их видеть, я встал и пошёл умываться. Ну, умываться - это громко сказано, ведь мне надо было беречь свой грим. В общем, как-то так пришлось обходиться.
   Мы позавтракали и двинули дальше. На пути у нас был Гардах, и Мулин решил зайти туда, узнать, как дела у Грона. Как я его ни уговаривал пройти мимо, но он упёрся, сказав, что хочет лично во всём убедиться.
   К октойху мы подошли вечером. Стемнело. Где искать хижун старосты, мы понятия не имели и уныло сидели за околицей. Я тяжело вздыхал:
   -Эх, Василий, Василий, был бы ты пограничной овчаркой, мигом бы Грона нашёл.
   Василий, до этого тихо лежавший рядом со мной, посмотрел на меня, затем встал и пошёл, задравши хвост.
   -Вась, ты куда? - Я схватил его за этот пушистый отросток, но мантрал, повернувшись, боднул меня головой так, что я упал, и порысил дальше. Я был в недоумении: похоже, этот кошак - переросток понимает мои слова, но ради всего святого, как?! А Василий, ведомый одному ему известными органами чувств, привёл нас к хижуну и остановился. Я вопросительно посмотрел на Мулина:
   -?
   -Давай, - шепнул он.
   Я постучал в двери.
   -Кого на ночь принесло? - послышался низкий мужской голос.
   -Староста Хатар здесь живёт?
   -Ну я Хатар, чего надо?
   -Грона позови.
   -Зачем?
   -Передай ему: руссо туристо - облико морале.
   -Что за чушь?
   -Ты, главное, передай, а он сам знает.
   Недовольно ворча, староста ушёл. Через пару минут на крыльцо выскочил Грон, радостно улыбаясь, но увидев нас, резко затормозил.
   -Вы кто?
   -Грон, гоблинскую мать твою за ноги, пароль забыл, чёрт тебя побери?
   -Харгор! Мулин?
   -Да мы это, мы. Проведи нас в дом, но никому не говори, понял?
   Грон провёл нас в дом и бросил по дороге Хатару:
   -Всё в порядке, это свои.
   Он провёл нас в свою комнату, которую ему выделил Хатар, и принёс еды. Мы с Мулином плотненько так заморили червячка, да наверно, и не одного, тогда только Грон осмелился спросить:
   -Но почему вы в таком виде?
   -Грон, ты вообще где находишься? По всей стране разосланы указы с приметами Мулина, его ищет вся императорская гвардия, а ты спрашиваешь, почему мы в таком виде?
   -Но зачем вы тогда вообще пошли?
   -А вот это уже другое дело: мы идём по очень важному делу, от которого зависит исход нашей революции. Пришлось замаскироваться. В штабе остался Оглар, если что, посылай связных к нему.
   -Но как имперцы узнали о Мулине?
   -В столице провал: Девятый по неосторожности выдал нас.
   -Вот гад! - Грон стукнул кулаком по столу. - Доберусь я до него!
   -Не доберёшься: он попал в тюрьму и там покончил с собой.
   -И что теперь делать?
   -Удвоить, утроить осторожность, но продолжать готовиться к революции. Про Харгора имперцы не знают, Девятому хватило ума не выдавать его.
   -А может просто не успел?
   -Не знаю. Грон, вы с Хатаром главные в этом октойхе. В любом случае затаитесь, но потихоньку готовьте наших к выступлению.
   -Понятно. Я хочу ещё сказать, вождь, что в двух соседних октойхах мы с Хатаром провели кое-какую работёнку, и теперь там тоже есть наши товарищи.
   -Отлично! А они надёжные?
   -Проверенные! Они там тоже не сидят, сложа руки, а действуют.
   -Молодцы! Продолжайте в том же духе, и мы победим. Но ещё раз напоминаю об осторожности. А сейчас нам бы отдохнуть, а утром мы уйдём.
   Грон приготовил нам постели, а в открытое окно мы запустили Василия, который всё это время обретался на улице. Ему тоже перепало от щедрот старосты, который об этом так и не узнал. Червячок Василия был размером с небольшую анаконду, так что он нескоро закончил ужин. Мы с Мулином уже лежали, когда он, наконец, изволил отужинать. Завалившись мне в ноги, он сладко зевнул и смежил очи. Мы последовали его примеру и дружно уснули. Что там Грон говорил Хатару, мы уже не слышали.
   На рассвете мы позавтракали и прихватив с собой набитую сумку, ушли. Несколько ночёвок на природе, и мы в Тармуне. Хижун Милинды нам искать не пришлось, Мулин и так прекрасно знал, где она живёт. Мы тихонько подошли и увидели, что на крыльце кто-то сидел.
   -Мулин, смотри, - толкнул я его в бок.
   -Всё в порядке, Харгор, это Милинда, - и он смело зашагал вперёд, за ним пошёл и я.
   Услышав шаги, Милинда настороженно повернулась, но брат обнял её, и она успокоилась.
   -Мулин, малыш мой, я знала, что ты придёшь. У нас в октойхе недавно читали указ императора о том, что ты главный мятежник, и тебя надо поймать. И описание твоё давалось. Я вот каждый вечер тебя и караулю, чтобы предупредить. Малыш мой, ты в опасности.
   Она погладила здоровенного мужика по голове и вместо привычного хвоста ощутила короткий жёсткий ёжик, немного пробившийся за время нашего путешествия.
   -Что с тобой, малыш? Где твои волосы?
   -Это маскировка, сестра. Я знаю, что меня ищут, но я должен прийти на одну очень важную встречу, поэтому пришлось изменить внешность. Хорошо ещё, что темно, и ты всего не видишь.
   -Ты сделал с собой что-то ещё?
   -Ну да, но это неважно. Главное, что окружающие меня не узнают. Мы можем у тебя остановиться?
   -Конечно, вы переночуете у меня. Варанта с детьми я услала на охоту, вернутся через неделю, не раньше.
   Она провела нас в дом, накормила, напоила, ахала, увидев лицо брата. Мулин просил её не говорить никому о его приходе, и она обещала сохранить это в тайне.
   -Но знай, малыш, - сказала она зелёному громиле, - я всегда с тобой и всегда помогу, если надо.
   Утром, провожая нас, она всплакнула:
   -Боюсь я за тебя, малыш, опасное дело ты затеял.
   -Знаю, сестра, но свобода нашего народа для меня важнее всего.
   -Ну что ж, прощайте, и пусть сохранят вас боги.
   Мы уходили, а Милинда стояла и смотрела нам вслед, смеясь, вспоминая лицо брата, и плача, понимая, в какое опасное дело он ввязался.
   ГЛАВА 21
   Гириэн нервно мерял ногами кабинет из угла в угол и размышлял: недавно его лучший шпион Гапанэль принёс ему неприятное известие, что в стране появилась какая-то организация, называющая себя партией, которая хочет убить императора. Он приказал лорду Мордавуилу выяснить всё об этом, но этот идиот не нашёл ничего лучшего, как схватить одного из участников этой самой партии, причём явно не самого важного. Кое-что они из него вытрясли с помощью пыток: имя вождя и его приметы. Больше ничего в тот раз не смогли сделать - мятежник потерял сознание от боли. Смотрите, какие мы нежные! Его привели в чувство и потребовали к следующему допросу подумать над вопросом о местопребывании своего вождя, но этот глупец, испугавшись пыток, что ли, покончил с собой. Идиоты - тюремщики не догадались обыскать узника. А у того с собой был припрятанный нож. И вот теперь единственная ниточка, ведущая к вождю мятежников, оборвалась. Советник разослал указы с требованием поймать этого бунтовщика, но что-то никто не торопится. А что, если назначить награду, может кто и соблазнится? Так, неплохо, теперь вопрос: сколько? Два золотых? Мало. Три? Пять? Ну не сто же! Скупердяйская натура Гириэна решительно восставала против этой цифры. Над суммой, способной толкнуть на предательство, он раздумывал ещё долго, борясь с собственной жадностью, и наконец пришёл к выводу, что тридцать золотников будет вполне достаточно. На следующий день глашатаи повезли по стране новый указ императора с обещанием награды за голову вождя мятежников.
   Мы с Мулином шли по дороге в Петембирэль. Василию было скучно шагать с нами, и он развлекался по-своему: носился по кустам, играл в прятки со своей тенью, лазил по деревьям, но если кто-то появлялся на дороге, мгновенно прятался так, что заметить его было невозможно.
   И вот однажды мы идём по дороге тихо, мирно, никого не трогаем, как вдруг нам навстречу небольшой отряд имперцев. Трое из них были в армейской форме, а один - императорский глашатай, как шёпотом пояснил мне Мулин. В надежде, что они явились не по наши головы, мы прошли мимо, низко наклонив вышеозначенную часть тела, и вдруг:
   -Стойте!
  Мы остановились, стараясь не выдать своего волнения.
   -Эй вы, бродяги, отвечайте, что знаете о вожде мятежников Мулине?
   Я похолодел, и тут раздался спокойный голос этого самого вождя мятежников:
   -Да что вы, господа хорошие, откуда нам знать каких-то мятежников и тем более их вождя? Мы - мирные гоблины, и нам нет до них никакого дела.
   -Тогда слушайте новый указ императора, бездельники!
   Нам зачитали его, и мы узнали, что отныне за голову Мулина назначена награда - тридцать золотников.
   -Поняли, бродяги? Если что узнаете, сразу донесите императору, и награда ваша.
   -Обязательно, господа хорошие! Да если мы с племянником что услышим, сразу же доложим! Подумать только, какие бунтовщики выискались - против самого императора пошли! Не сомневайтесь не сомневайтесь, господа гвардейцы, мы всё сделаем. Награда-то хорошая!
   -То-то же, бродяги, знайте щедрость нашего императора. Кстати, а чего это вы бродяжничаете? Куда тащитесь, за каким делом? Живо отвечайте!
   -Дак это, брат Митька помирает, ухи просит, - не подумав, ляпнул я.
   -Чего? - непонимающе вылупился на меня гвардеец, явно Чехова не читавший.
   Мулин весьма ощутимо отвесил мне сзади леща и поправил:
   -Брат Митрах, однако, заболел сильно, плохой совсем, похлёбки рыбной просит. Один живёт, ухаживать некому, вот мы с племянником и идём за рыбой.
   -Ага, ну ладно. Только поспешите, а то не дождётся ваш Митрах похлёбки, помрёт раньше! - напутствовал нас гвардеец и расхохотался, довольный своей грубой шуткой.
  Мы с Мулином переглянулись, и отвесив поклон (Мулин при этом аж зубами заскрипел), поспешили свалить оттуда. Василий всё это время благоразумно не высовывал носа, отлёживаясь где-то в укрытии. Как только темный отряд скрылся из глаз, он тут же выскочил и облизал мне руки.
   Подводим итог: наша маскировка удачно прошла полевые испытания - Мулина не узнали, меня приняли за гоблина - это успех! Теперь мы могли спокойно идти дальше, не взирая на указы императора и обещанную награду.
   К столице мы подошли через три дня. Заплатив входную пошлину на воротах, мы двинулись на поиски нашего актива. Адрес у нас был, проблема в том, что никто из нас не знал столицы. Ни Мулин, ни, естественно, я, там никогда не бывали. Но, пополнив познания Мулина в русских пословицах, указав ему, что язык до Киева доведёт, а здесь чуток поближе, я предложил ему поспрашивать дорогу у прохожих. Время, кстати, клонилось к вечеру, продуктовый запас иссяк, и наши желудки весьма недвусмысленно заявляли о своих потребностях.
   -Скажи, приятель, где здесь можно недорого поесть приезжим? - обратился Мулин к проходящему мимо гоблину. Тот окинул нас недовольным взглядом нехотя процедил сквозь зубы:
   -У Гарта в "Одноглазом тролле".
   И покосившись на кулачищи Мулина, добавил:
   -По этой улице прямо до самого конца, а там направо. У Гарта как раз всякие бродяги и ошиваются.
   Мулин сделал было шаг вперёд, но невежу уже как ветром сдуло. Ну что ж, воспользовавшись советом нашего доброжелателя, мы дружно пошагали искать "Одноглазого тролля". Прохожий не обманул: дойдя до конца и повернув направо, мы оказались в порту. Я увидел корабли, стоящие у причала. На них не было ни парусов, ни вёсел, и вид у них был какой-то заброшенный.
   -Мулин, я что-то не пойму, почему эти корабли стоят тут? И как они вообще плавают?
   -На магии. Раньше в команду корабля обязательно входил маг. Он читал заклинание и опа! - корабль сам плывёт, куда надо. А сейчас - всё, отплавались! Магии нет!
   -А разве нельзя поставить паруса или вёсла?
   -Что это - паруса, вёсла?
   -О, мои бедные зелёные друзья, вы даже этого не знаете! Это специальные приспособления, позволяющие кораблю плавать без магии.
   -Харгор, но этого не может быть! Корабли не могут плавать без магии!
   -Могут, мой необразованный друг, ещё как могут!
   -Харгор, ты должен научить нас этому.
   -Научу, не переживай. Нам ещё "Аврору" оборудовать. О, смотри, а вон и таверна!
   Это и вправду оказался "Одноглазый тролль". Мы вошли и осмотрелись: там было довольно оживлённо. Мулин шёл впереди, расчищая дорогу, я сзади, в кильватере. Вдруг ВВП, до этого перевший прямо, неожиданно свернул. Я, никак этого не ожидавший, по инерции пролетел вперёд и ткнулся головой в чей-то живот. Здоровенная лапища схватила меня за шкирку и подняла в воздух.
   -С каких это пор гоблинские недомерки нападают на троллей? - заревел один из представителей вышеозначенного племени.
   -Я не хотел, случайно получилось, - прохрипел я сквозь сдавленное горло.
   -Заткнись, недомерок, а то я из тебя сейчас все кишки выпущу! - продолжал трясти меня громила.
   -А ну отпусти моего племянника, - вмешался спокойный голос Мулина в нашу светскую беседу.
   -Ага, у этого недомерка, оказывается, дядя есть. Отлично, ты и ответишь за своего ублюдка!
   Тролль, который, кстати, был уже изрядно пьян, отбросил меня одним взмахом, как худого щенка, и сцепился с Мулином. Я отлетел и упал к ногам сидящего за столом гоблина.
   -Не ударился, малыш? - спросил чей-то знакомый голос. Подняв очи горе, я узнал Дарана. Мулин, видимо, тоже заметил его, потому и свернул. Даран же меня явно не узнавал, поэтому пришлось пойти на крайние меры:
   -Такси на Дубровку заказывали? - произнёс я пароль, специально выбранный для экстренного случая. Он непонимающе уставился на меня.
   -Я ещё раз спрашиваю: такси на Дубровку заказывали?
   -Наши люди в булочную на такси не ездят, - машинально произнёс он отзыв и спросил: -Кто ты?
   -Даран, дятла тебе в задницу, ты что, совсем ослеп и оглох? Это я - Харгор, а вон там Мулин бьётся, не узнал?
   Мулин дрался с троллем на равных, но к тому подоспели на помощь ещё двое его приятелей разной степени опьянения и начали теснить Мулина.
   -Наших бьют, - закричал я, вскочив на стол. Услышав этот клич, на помощь Мулину поспешил Даран, которого я подпихнул, и ещё несколько гоблинов, бывших в тот момент в таверне. Завязалась всеобщая драка. На шум и крики прибежал хозяин, здоровый одноглазый тролль, и нисколько не сомневаясь, кинулся прямо в эпицентр разнимать драчунов. Несколько троллей, не ввязавшихся в драку, ему помогали. Через какое-то время относительный порядок был наведён. Я счёл за лучшее не вмешиваться в драку этих громил и всё это время просидел под столом Дарана.
   Выкинув пьяных троллей из таверны, хозяин подошёл к Мулину, но вмешался Даран:
   -Всё в порядке, Гарт, это мои друзья. Тот пьяница первый напал на них.
   Хозяин согласно кивнул и отошёл, чтобы привести помещение в порядок. Тролли подняли и поставили на место всю мебель, вынесли обломки, подавальщицы собрали разбитую посуду и подмели осколки, протёрли столы.
   Мы втроём сидели за отдельным столом, за который по просьбе Дарана хозяин больше никого не пускал.
   -Даран, закажи что-нибудь поесть. Как тут вообще кормят?
   -Еда здесь приличная, а хозяин - мой друг и товарищ по партии. Так что сейчас всё будет в лучшем виде.
   Даран ненадолго отошёл и вскоре вернулся. Пока нам готовили, я расспрашивал его о последних новостях. Весть о том, что Мередан устроился работать во дворец, пусть даже козопасом и козодоем, чрезвычайно обрадовала нас. Отправляя их в столицу, мы и не рассчитывали на такой успех.
   -Раз в неделю мы с Мереданом встречаемся здесь, и он рассказывает мне последние новости. Если что важное, я сразу отправляю связного в штаб. Он-то и рассказал, что, по его мнению, всем заправляет советник Гириэн, а император во всём его слушается.
   -А императрица?
   -А что императрица? Она - женщина, и этим всё сказано. У неё на уме балы, тряпки, сплетни и всякая чепуха.
   -Значит, советник, - задумчиво произнёс Мулин. -Его нужно будет убрать первым.
   -Уберём, - сказал я, - только не сейчас. Не забудь, у нас серьёзная миссия.
   -Я помню. Даран, о том, что мы с Харгором были здесь, никому ни единого слова. Нашу маскировку даже имперцы не распознали, так что смотри, сохрани всё в тайне.
   -Всё будет в порядке, вождь. Ты же меня с детства знаешь - я не подведу.
   -Знаю, Даран, но на всякий случай предупреждаю.
   -Я понял. Даже Мередану не скажу. О, а вот и наша еда!
   Молодая гоблинка принесла и поставила на стол несколько тарелок, и ушла. Три раза она уходила в кухню и возвращалась, пока не накрыла наш стол. Мы приступили к трапезе. Даран не обманул - еда была отменной. Плотно поев, мы принялись за чай и продолжили наш разговор. Даран подробно рассказал о своём знакомстве с Гартом. Узнав историю спасения Фирхиты, мы с Мулином понимающе переглянулись, тем более, мы заметили, что Даран провожает её взглядом каждый раз, когда она появляется в зале. Узнали мы и о том, что Марида, у которой живут наши активисты, бывшая возлюбленная Гириэна, которого она теперь ненавидит и мечтает отомстить.
   -Это нам тоже пригодится, - твёрдо сказал Мулин. -Даран, нам бы переночевать, можешь устроить?
   -Не переживай, всё сделаю, - Даран встал, оставив нас с чаем и пирогом, и ушёл. Вскоре он вернулся и доложил, что Гарт выделил комнату его друзьям, и мы можем там жить столько, сколько нужно. Деньги брать он наотрез отказался. Даран показал нам комнату, и мы с Мулином спокойно расположились в ней. Василия я впустил через окно, благо, что уже совсем стемнело. Правда, комната была на втором этаже, но для Василия это не стало преградой.
   "Какие ещё таланты скрыты в этом кошаке?" - с интересом подумал я.
   Мы отлично выспались, позавтракали в номере и ушли, не задерживаясь в столице. Мантрал ещё на рассвете удрал через окно и встретил нас за воротами города, которые мы прошли, заплатив выходной налог.
   -Что за обдираловка, Мулин? - возмущался я. - Заходишь - плати и выходишь - плати? Ладно, входную пошлину я ещё понимаю, а выходящую за что? За то, что освобождаю добрых горожан от своего присутствия? Так за это они мне ещё должны доплачивать!
   -Это всё советник, его выдумка. Как он ещё за воздух налог брать не додумался?
   -Ой, Мулин, не вздумай сказать ему об этом, а то он быстренько указ состряпает.
   -Когда мы с ним встретимся, я ему кое-что другое скажу, - мрачно пообещал Мулин, - но это ему совсем не понравится.
   Мы посмеялись и пошли дальше. Путь наш лежал к границе Гардараха с Ур-Раланом. Через четыре ночёвки мы вошли в лес, рассчитывая вскоре увидеться с Ур-Ситаром. Мы шли по тропинке, как вдруг путь нам перегородило упавшее бревно. Мы остановились, и в этот момент нас окружили тролли с мечами в руках. Они кинулись на нас, и нам пришлось отбиваться. Воин я ещё неопытный, но всё же выхватил меч, и встав спиной к спине Мулина, принялся фехтовать. Благодаря физическим упражнениям и регулярному хорошему питанию, я как-то поздоровел и уже не был таким щуплым ботаником, как раньше. Но всё же нам было трудно: троллей было больше, и все они были здоровее меня. Нас уже сильно теснили, из порезов сочилась кровь, и их главарь с ухмылкой сказал:
   -И чё вы трепыхаетесь? Бросайте мечи и сдавайтесь, а я обещаю, что продам вас хорошему работорговцу, который не будет вас сильно бить.
   Он расхохотался, по-прежнему гадко ухмыляясь, а мы, перехватив мечи, решили подороже продать свои жизни, жалея, что наша революция, видимо, не состоится. И в этот момент рыжая молния метнулась через кусты, послышался рык, хруст костей и чей-то вопль. Василий, отлучавшийся на охоту, вернулся и, увидев хозяина в беде, поспешил на помощь. Тролли, не ожидавшие нападения мантрала, растерялись, и мы воспользовались этой заминкой. Василий, грозно рыча, рвал своими клыками и когтями разбойников, мы тоже не отставали от него. Наконец остался один главарь. Мулин уже приставил свой меч к его груди, а тот ошалевшими глазами смотрел, как мантрал зализывает мои многочисленные порезы.
   -Но как? Почему он напал на нас, а не на вас? Почему не разорвал вас?
   -Животных надо любить, - назидательно ответил я, - и они тебе тем же ответят. Что будем делать с ним, Мулин?
   -Мулин? - Тролль поднял глаза. - Так это за тебя обещали награду тридцать золотников?
   Сообразив, что я, всю дорогу строго соблюдавший конспирацию, только что глупейшим образом проговорился, я захлопнул рот, но было уже поздно.
   -Мальчишка, помоги мне! -завопил тролль. - Мы принесём его голову императору и разделим награду пополам! Да не стой ты, щенок, шевелись!
   -Что будем делать, Мулин? - прошептал я.
   -Иди, Харгор, я сам с ним разберусь и догоню тебя.
   Я ушёл, позвав Василия, а сзади ещё раздавались крики тролля:
   -Глупец, малолетний идиот! Мы могли бы разбогатеть! Бестолковый ублюдок!
   Внезапно всё стихло. Через некоторое время меня догнал Мулин, и мы молча пошли, не обсуждая случившееся. Мы углублялись всё дальше в лес, тропинка становилась всё уже и незаметней и наконец совсем исчезла.
   -И куда нам теперь? - недоумённо спросил я.
   Мулин усадил меня на пенёк, дал пирожок, а сам полез на высокое дерево, осмотреться, сказал он. Мы с Василием честно схомячили напополам пирожок, а Мулин всё ещё торчал на дереве где-то высоко в ветвях. Затем он слез, сказал мне посидеть ещё немного, он, мол, недолго, и исчез в лесу. Ну по его счёту может и недолго, а я чуть не уснул на этом пеньке. Наконец он вернулся.
   -Вставай, Харгор, я теперь знаю, куда идти.
   -Мулин, я устал, как собака. Может отдохнём?
   -Да тут осталось совсем немного. Держись, скоро придём.
   Он стряхнул меня с пенька, который сразу показался мне таким уютным, и я поплёлся за ним. Честно признаться, я раньше никогда не ходил столько пешком. На Земле к моим услугам были метро, трамваи, автобусы и другой колёсный, рельсовый и крылатый транспорт. А здесь даже захудалой лошадёнки нет, полстраны пешком обмерил! Вообще жуть! И я решил уговорить Мулина добыть себе каарда. Помнится, в десятом классе мы с Витьком, соседом по парте и моим другом, ходили на конюшню, и я в общем-то неплохо научился держаться в седле. Так размышляя о преимуществе верховой езды перед пешим ходом, я тащился за Мулином. Посидев на пеньке, я расслабился, и теперь мой организм наотрез отказывался возвращаться в прежнее состояние, вдохновлённый обещанием скорого окончания пути. Долго ли, коротко шли, сие мне не ведомо, ибо я напрочь абстрагировался от окружающей действительности, видя перед собой лишь спину Мулина. И очнулся только тогда, когда уткнулся в неё носом.
   -Тише, Харгор, почти пришли. Эта речка - граница. Армии тут нет - она либо на фронте, либо по октойхам стоит, так что пройдём спокойно.
   Он приказал мне залезть к нему на плечи и шагнул в воду. Его предосторожность была не лишней, ибо у этой в общем-то небольшой речки было весьма бурное течение. Эту речушку я уже назвал Днепром и мысленно видел на ней ДнепроГЭС в миниатюре. А то они, видите ли, магии лишились и теперь то свечи, то дрова жгут, а до электричества не додумались! Я, конечно, гуманитарий, но в Интернете читал многое, в том числе и как самому сделать атомную бомбу. Так что теоретически я подкован на все четыре копыта, а рабочие руки зелёного цвета имеются в изобилии.
   Мы благополучно вышли из воды, но Мулин, угадав моё состояние, продолжал тащить меня на плечах. Я было потрепыхался, но, придавленный могучей лапищей ВВП, притих и больше не дёргался. Пройдя ещё немного, мы вышли на большую поляну. Там стоял небольшой домик, выкрашенный в цвет морской волны.
   -Миленькая расцветочка, - хихикнул я.
   Только что на поляне никого не было, и вот в следующий миг как из-под земли перед нами выросли два человека. Я невольно залюбовался этими великолепными образцами бодибилдинга, причём качались ребята явно без стероидов. Конечно, кого ещё возьмёт себе в охрану Повелитель драконов?
   -Кто вы и зачем сюда пришли? - грозно спросили они.
   -Повелитель драконов ждёт нас. Скажите ему, что пришёл Мулин.
   -Хорошо, я передам, а вы подождите тут.
   Мы и не возражали: ссориться с будущими союзниками не входило в наши планы.
   Первый секъюрити вернулся и бесстрастно произнёс:
   -Повелитель ждёт вас. Идёмте, я провожу.
   Наш Сусанин привёл нас в дом и тактично удалился. Повелитель, увидев нас, от удивления открыл рот, и, говоря по совести, я его понимаю: вместо грозного вождя громиденов увидеть двух бомжей - это надо иметь сильную психику.
   -Всё в порядке, это действительно я, Мулин, - подал голос ВВП.
   -Повелитель, нам нужна горячая вода и время, -поддержал его я.
   Ур-Ситар выпал из транса, в который его ввергло наше появление, и отдал соответствующее распоряжение.
   -Пока готовят воду, объясните мне хоть что-нибудь, я ничего не понимаю, -попросил он.
   -Ну что тут рассказывать: император за мою голову назначил награду тридцать золотников, вот и пришлось вырядиться бомжом.
   -Кем-кем? - не понял Ур-Ситар.
   -Бомжом, - уверенно сказал Мулин, в общении со мной изрядно обогативший свой лексикон.
   -В смысле бродягой бездомным, - уточнил я.
   -А кто вы, юноша? - поинтересовался Повелитель.
   -О, это отдельная тема разговора, и на неё мы поговорим, когда я приведу себя в порядок. Сейчас могу сказать только одно: я не тот, кого вы видите перед собой.
   -Не понял. Сейчас я вижу перед собой молодого гоблина.
   -Тем не менее это не так.
   -Вот как? - Любопытство Ур-Ситара начало зашкаливать.
   В это время доложили, что купальня готова.
   -С вашего позволения, Повелитель, мы отлучимся.
   И нас с Мулином сопроводили в купальню. Размеры этой ванны меня впечатлили, я скинул потную, запылённую одежду и нырнул. Мулин не заставил себя уговаривать и присоединился ко мне. Мы отмокали, мылились, скоблились, тёрли друг другу спины и снова ныряли. Я был в нирване, торопиться не хотелось, и Повелителю пришлось долго нас ждать.
   Ур-Ситар изнывал от нетерпения, ожидая пришельцев. Слова юноши, что он не гоблин, несмотря на его типичный гоблинский вид, чрезвычайно заинтриговали Ур-Ситара, но разгадать эту загадку самостоятельно он не мог и теперь мучился любопытством.
   -Ну где они там, утонули, что-ли? - спрашивал он слугу в который раз.
   -В купальне, моются, - был неизменный ответ.
   Наконец после шестого вопроса судьба сжалилась над ним, и, открыв двери, впустила в комнату его гостей. Ур-Ситар уставился на них, не в силах поверить своим глазам: как разительно отличался облик только что вошедших от первоначального! Сейчас он действительно видел перед собой вождя гоблинов, сильного мускулистого воина, одетого в приличную его статусу одежду (мы её всю дорогу в рюкзаках тащили), со знаком вождя на стриженой голове - кожаным ремешком с красным камнем, и молодого - нет, не гоблина, человека! - но ремешок на его голове указывал, что он воин племени громиденов.
   Я же, войдя, внимательно рассматривал Повелителя драконов, ибо в первый заход не удосужился это сделать, мучимый желанием всё время почесаться, так как долгая дорога давала о себе знать. Я увидел высокого красивого мужчину лет 35-36 по человеческим меркам, загорелого, с тонкой талией и широкими плечами. Про мускулы я вообще молчу: с их тяжеленными мечами и ежедневными тренировками с ними у них у всех они такие, что Шварценеггер обзавидуется. Да этот красавчик, отправь его на Землю, своей фигурой и большими янтарными, чуть раскосыми глазами, сведёт с ума всех земных женщин. А у меня против него вообще нет шансов. Хотя, в общем-то, Нинка со второго курса как-то заинтересованно на меня поглядывает. Вернусь на Землю - попытаю счастья.
   Оказалось, что за время нашего отсутствия уже накрыли стол. Мысленно благодаря Повелителя за такую предусмотрительность, я возликовал.
   -Прошу за стол, -пригласил Повелитель, и мы не заставили себя долго упрашивать.
   Война войной, а стол был шикарен. Мы отведали все блюда и воздали им должное. Янтарные глаза Повелителя всё это время смотрели на нас не настороженно, а внимательно, и у меня появилось ощущение, что мы можем договориться.
   Перейдя после трапезы к вину и чаю (это уже на выбор), мы возобновили нашу беседу.
   -Итак, господа, жду от вас подробного рассказа обо всём, ибо я многого сейчас не понимаю.
   Слово взял Мулин.
   -Я поведаю вам удивительную историю. Если бы мне кто-нибудь её рассказал, я бы не поверил, но так как я сам во всём этом участвую, приходится признать, что это правда. Вот этот молодой человек, которого вы видите перед собой, попал к нам из другого мира под названием Земля. Его зовут Харгор, он студент, учится в институте, его страна называется Россия.
   -Стойте, стойте! Что такое институт, студент?
   -Институт - это такое заведение, где юношам дают знания, а студенты - это и есть ученики.
   Я прямо порадовался, как много Мулин почерпнул из разговоров со мной.
   -А как он попал в наш мир?
   -Да я и сам не знаю. Я торопился в институт, споткнулся, упал, очнулся - а я уже у вас, - подал голос я.
   -Так-так, а дальше что?
   -Харгор рассказал нам историю своей страны. Оказывается, она очень похожа на нашу: у них тоже был император, который плохо управлял своим народом, и тогда народ поднялся и устроил революцию.
   -Ре-во-лю-ши-он?
   (Ну, Повелитель, прям по-английски шпарит -revolution!).
   -Ре-во-лю-ция. Это такое восстание, когда императора лишили власти и передали её народу.
   Я опять порадовался за ВВП и его возросшую эрудицию.
   -Мы попросили Харгора помочь нам и тоже устроить революцию против императора Никиэля.
   -И я вижу, что этот деятельный молодой человек любезно согласился вам помочь.
   -Да, это так. Чтобы народ пошёл с нами, мы организовали Мулинистическую Партию Гоблинского Государства, а меня её члены избрали Верховным Вождём Партии.
   -И много у вас уже членов этой партии? - поинтересовался Ур-Ситар.
   -Да, достаточно. Осталось совсем немного подготовить, и мы начнём восстание.
   -А каковы ваши планы на потом?
   -Я встану во главе своего государства и буду достойно им управлять.
   -Ну что ж, поздравляю вас, коллега. Давайте по бокалу вина.
   -На брудершафт, - предложил я.
   -Поясните, молодой человек.
   -Ну это, когда люди пьют для укрепления дружеских отношений и переходят на "ты".
   Я показал им, как это делается, и моим собеседникам понравилось. Они налили по бокалу, сплели руки, выпили, обменялись рукопожатием и стали на "ты".
   -Ваша цель мне понятна, а чего вы хотите от меня?
   -Ну, во-первых, мы хотим попросить не воевать против нас, когда мы начнём революцию.
   -Без проблем, коллега.
   (Я смотрю, и Повелитель уже земного сленга нахватался).
   -Во-вторых, нам не помешала бы некая сумма денег. Проклятый Гириэн обложил нас такими налогами, что найти в наших карманах хоть один золотой довольно затруднительно.
   -Считай, что деньги у тебя уже в кармане.
   -И в- третьих, мы хотели попросить у тебя дракона во второй ипостаси. Только вот есть ли такие, или все вы застряли в человеческом облике?
   -Знаешь, так сразу я и не вспомню. Давайте, вы поживёте здесь немного, а я тем временем всё это обмозгую и решу.
   -Я согласен. Харгор, ты как?
   -Да я всеми конечностями голосую "за"!
   -Это как? - дружно поинтересовались оба правителя.
   Я показал. Ой, чувствую, этот мир сильно изменится в результате моего посещения!
   -Да, кстати, Ситар, ты получил письмо от советника, о котором мы тебя предупреждали?
   -О, да! Если бы вы меня не предупредили, я бы здорово разозлился, а так я изрядно повеселился, читая его. Жаль беднягу, он так старался вывести меня из себя, а теперь все его усилия пошли насмарку. Интересно, что он ещё придумает?
   -Ну, сейчас у него забот хватает. Зная о нашей организации, ему приходится отвлекать часть армии на борьбу с вольнодумцами.
   -То-то мне докладывают, что с вашей стороны натиск значительно ослабел. А как получилось, что он узнал о вас? Вы же говорили, что всё держите в тайне.
   Мулин рассказал ему историю провала Девятого, и Ур-Ситар огорчённо поцокал языком:
   -Да, печально, печально.
   -Печально, но не смертельно. Наученные горьким уроком, мы усилили конспирацию.
   -Вы правы, юноша, тайна в таких делах - прежде всего. В общем, я согласен быть вашим союзником, только прошу об одном...
   Я вопросительно уставился на него: а ему-то что надо? Заметив мой взгляд, Повелитель драконов усмехнулся:
   -После того, как закончите у себя, не устраивайте революцию у меня. Мне кажется, что я - неплохой правитель для своих подданных. - Ур-Ситар расхохотался. Мы клятвенно заверили Повелителя, что ни о какой революции у драконов и не помышляли.
   -Повелитель, у меня есть ещё одна просьба.
   -Что ещё, юноша? Вы хотите, чтобы я помог вам убрать советника?
   -О нет! С этим мы справимся сами, у нас есть свой товарищ во дворце.
   -Вот даже как? Вы далеко пойдёте, юноша! Тогда что?
   -Видите ли, у меня есть мантрал...
   -Вы носите с собой шкуру мантрала?
   -Нет, он живой.
   Я подошёл к окну, открыл и свистнул. Василий привычно ввалился в окно и облизал мне руки. Сказать, что Повелитель был удивлён - это значит просто промолчать, он был в шоке. Я его понимаю - до сих пор он видел, как мантралы облизывали только добычу, которую ели. За неимением меча он схватил металлический подсвечник. Василий зарычал.
   -Спокойно, Василий, это Повелитель драконов, он наш союзник, его не трогать. Всё понятно?
   Василий боднул меня головой, что означало у него знак согласия, и улёгся на полу у моих ног.
   -Повелитель, это мой ручной мантрал Василий. Я прошу вас разрешить ему пожить здесь вместе с нами.
   Ур-Ситар перевёл дух и произнёс:
   -Да, Харгор, удивить меня сильнее, чем ты, ещё никому никогда не удавалось. Я рад, что познакомился с тобой. Мне, конечно, не жалко, но не нападёт ли он на моих подданных?
   -Об этом не беспокойтесь, он очень понятливый, я ему всё объясню.
   В это время Василий зевнул. Ур-Ситар с опаской покосился на его клыки. Василий облизнулся и подставил мне свою голову, чтобы я почесал ему за ухом. Я чесал ему ухо, а Ур-Ситар смотрел на это такими глазами, как будто мы выступали в цирке. Мулин уже привык к такому зрелищу, и не обращая на это внимания, хлебал чай.
   -Василий, есть хочешь?
   Мантрал поглядел на стол и отвернулся. Я всё-таки дал ему кусочек мяса с царского стола. Василий обнюхал его, полизал, а затем нехотя съел, сделав одолжение хозяину.
   -Ему не нравится моя еда? - возмутился Повелитель.
   -Да он просто сытый. Наверно, какую- нибудь зверушку поймал, пока мы тут сидели. Ну так как?
   -Хорошо, пусть остаётся, но ты за него отвечаешь.
   -Как за самого себя! Василий, ты остаёшься, только веди себя хорошо.
   Мантрал покосился на меня и лениво помахал хвостом, типа "да понял я, чего пристали".
   -Харгор, а зачем ты его гладишь?
   -Ему это нравится.
   Мысль о том, что мантрала можно не убивать, а гладить, захватила Повелителя своей новизной и подвигла на следующую эпическую фразу:
   -А можно мне его погладить?
   Приручение мантралов - это в стране драконов будет революция не хуже той, что затеяли мы с Мулином у гоблинов.
   -Василий, сиди тихо, Повелитель хочет погладить тебя.
   Василий тихо рыкнул, но сидел спокойно. Ур-Ситар подошёл, осторожно протянул руку и коснулся Васиного уха. Василий сидел смирно и даже закрыл глаза. Повелитель не был трусом. Он убил бы любого, кто осмелился бы так его назвать, но добровольно протягивать руку клыкастому зверюге было для него в новинку. Осмелев, Ур-Ситар несколько раз провёл по Васиному загривку и даже потрепал за ухо. Насладившись остротою новизны, он отошёл и сел на своё место. Поглядев на мантрала, я увидел, что тот открыл глаза и высунул язык. У меня было такое чувство, что Вася попросту дразнит Ур-Ситара, уж больно ехидным был его взгляд, а вываленный язык наглядно это подтверждал.
   Преисполненные впечатлений, переполненные едой и беседой, мы поспешили откланяться и окунуться в роскошь спален, любезно предоставленных нам Повелителем.
  Кровать была приличного размера, поэтому мы с Василием разместились на ней со всеми удобствами. Я отлично выспался, осознание того, что можно никуда не спешить, а наслаждаться покоем, грело душу. Я вдоволь повалялся на постели, давая отдых натруженным ногам, потом мы с Василием устроили схватку на постели в стиле "бои без правил", потом опять валялись, бездельничали, и наконец проголодавшись, соизволили встать. Я спустился в купальню, как они тут ванную называли, и долго с наслаждением мылся. Я раньше и представить себе не мог, какое это счастье, когда ты умываешься, не боясь смыть с себя конспиративную раскраску, от которой уже чесаться хочется. Перейдя в столовую, я увидел Мулина, который пил чай и читал какой-то фолиант.
   -Садись, поешь, - сказал он и снова уткнулся в книгу.
   -А где Повелитель? - спросил я, набивая рот.
   -Мы с ним уже позавтракали, и он ушёл по нашим делам: за деньгами послать, дракона искать.
   -А ты что читаешь?
   -Древние легенды.
   -Кстати, Мулин, а что за пророчество, о котором ты говорил тогда, у костра?
   Он оторвался от своего чтива и сказал:
   -Как-то в одном древнем храме я нашёл свиток, в котором было написано:
   "Владычеству Тёмных наступит конец,
   Спасенье нам даст безбородый юнец".
   Я долго думал над этими словами и понял, что он предвещает нам освобождение от тирании Тёмных, но никак не мог понять, кто же тот безбородый юнец, который принесёт нам свободу. И только познакомившись с тобой, я понял, что это ты. Но кто это написал, я не знаю.
   -А этот свиток у тебя с собой?
   -К сожалению, нет. Служители храма не разрешили мне его взять, а потом я узнал, что на них напала банда троллей, всех убили, а храм сожгли. Потом я был там, но ничего уже не нашёл.
   Я задумался: я, конечно, юнец по их меркам, да и по нашим тоже не сильно взрослый, но бриться уже начал и исправно покупал себе всё, что для этого нужно. Я не стал делиться с Мулином своими сомнениями, пусть думает, как хочет. Василий в этот раз, в отсутствие хозяина, чваниться не стал и изрядно опустошил стол. Затем мы с ним пошли на поляну и валялись на траве. Я загорал, а он дремал рядом. Я тоже задремал. В действительность меня вернул голос моего друга:
   -Харгор, а ты не забыл о тренировках?
   Я подскочил: Мулин стоял возле меня, держа в руках мечи. Я не прочь был размяться, и мы с ним закружились в поединке. Я уже кое-что мог, но Мулин указывал мне на мои промахи и заставлял отрабатывать удары снова и снова. Он меня достаточно погонял, когда внезапно появился Повелитель.
   -Развлекаетесь, значит? А ну-ка, юноша, дайте и мне размяться.
   Я устало плюхнулся на траву, а Мулин был свеж, как только что из бани. Ур-Ситар обнажил меч и вступил в бой. Я смотрел во все глаза на этот бой мастеров, запоминая удары, повороты, броски. Это было восхитительно! Я наслаждался боем, как в пять лет мультиками, не в силах оторвать глаз. Наконец бойцы закончили, пожали друг другу руки и сели на травку около меня.
   -Ну как, юноша?
   -У меня нет слов, чтобы выразить своё восхищение, Повелитель!
   -Я рад, что ты, Харгор, оценил моё мастерство. Ты сам неплохо сражаешься, но сказывается отсутствие опыта, это придёт со временем. Больше тренируйся.
   -Ситар, а как там с нашим делом?
   -Не волнуйся Мулин, за деньгами я уже послал, скоро привезут.
   -А что там с драконом?
   -Понимаешь, у нас есть один дракон во второй ипостаси. Почему он остался именно в ней, когда мы все стали людьми, никто не знает. Скорее всего, потому, что он настолько стар, что даже сам не помнит своего возраста, он давно не перекидывался в человека, лежит в своей пещере, внуки ему еду приносят, изредка сам вылетает на охоту крылья размять, ну вот и остался драконом. Даже не знаю, подойдёт ли он вам?
   -Берём, что есть, - с жаром ответил я, - вызывайте.
   -Да я уже отправил гонца, скоро будет.
   -Отлично! - обрадовался я.
   -Харгор, ты научишь меня, как поймать мантрала?
   -Повелитель?
   -Да, Харгор, я тоже хочу иметь такого зверя.
   -Хорошо, Повелитель.
   -Мои люди уже выследили одного мантрала. Давай завтра поедем?
   Я не мог отказать Повелителю, он и так много делает для нас, и согласился.
   На следующий день Мулин, я и Повелитель в сопровождении его бодигардов отправились на поимку мантрала. Василия я взял с собой: мало ли, его помощь может пригодиться. Ехали мы на каардах, и я в полной мере оценил преимущество всадников перед пешеходами. Правда, здешние ездовые животные сильно напоминали двухметровых одноногих улиток без раковины, впрочем, очень ловко прыгающих на своей единственной ноге. Если приноровиться к их манере передвижения, можно весьма комфортно передвигаться. Опыт верховой езды у меня уже был, как я говорил, хотя лошади сильно отличаются от улиток. Поначалу меня трясло, как в самолёте во время прохождения зоны турбулентности, но потом я уловил ритм, стал подниматься и опускаться в седле в такт прыжкам, и дело пошло на лад. Вскоре я уже уверенно скакал вместе с остальными, жалея лишь об отсутствии видеокамеры или фотоаппарата. Несколько часов - и мы на месте. На всякий случай я прихватил с собой жареного мяса, памятуя, как Василий любит шашлык. Главный егерь, или как он у них там называется, привёл нас на поляну и посадил в засаду в кустах. Эта сцена живо напомнила мне другую - сцену поимки Василия, и я задумался о странной любви мантралов к полянам. Мы тихо сидели в засаде и ждали. И вот дождались: на поляну вышел мантрал. Размерами он был поменьше моего оглоеда, а расцветкой сильно напоминал зебру: такие же чёрно-белые полоски по всему телу. Мантрал что - то рыл передними лапами, и я невольно задумался: а не картошку ли он копает? Но он, вырыв приличных размеров ямку, примостился над ней, задрав хвост, и только тогда до меня дошло, зачем мантралы ходят на поляны: они используют их в качестве большого лотка! В лесу земля жёсткая, переплетённая корнями, копать трудно, вот эти сибариты и нашли выход: удобные лесные полянки с мягкой землёй и пушистой травкой. Я давился хохотом, опасаясь заржать вслух и спугнуть мантрала. В это время тот, закончив дела, зарыл свой клад. Я решил, что пришло наше время, и выпустил Василия. Тот, поняв, что от него требуется, вышел на поляну и направился к пришельцу. Обнюхав новичка, Василий лизнул его в ухо и ласково заурчал. Дав Ур-Ситару мясо, я выпихнул его на поляну. Узрев человека, направляющегося к нему, мантрал зарычал, но Василий успокаивающе муркнул и снова стал облизывать мантрала. Подивившись такой его любви к сородичу, я сидел в кустах, ожидая, что будет дальше. Проинструктированный мной Повелитель медленно подходил к мантралам, держа восхитительно пахнущее жареное мясо на вытянутой руке, и вполголоса говорил что-то успокаивающее. Василий подошёл первым, обнюхал мясо и призывно заурчал. Мантрал осторожно подошёл, в свою очередь обнюхал мясо и стал есть с рук. Повелитель осторожно поднял другую руку и погладил мантрала. Тот не возражал, поглощая вкусное приношение. Вскоре Повелитель гладил уже двух мантралов - Василия и новичка. Василий, словно уча новенького, как получать наслаждение от ласки, подставлял под ладонь Ур-Ситара то ухо, то щёку, то шею. Глядя на него, новичок делал тоже самое, и похоже ему это нравилось. Он довольно урчал. Наконец я тоже вышел и подошёл к Василию. Новенький зарычал, но верный Василий кинулся ко мне и стал облизывать руки. В это время Повелитель достал ещё кусок жареного мяса и предложил мантралу. Тот с огромным удовольствием слопал понравившееся угощение и сам облизал щедрую руку. Ур-Ситар уже смело чесал мантралу ухо и шею, а тот урчал от удовольствия. Я позвал Василия, и мы пошли с поляны. Вася всё время оглядывался и призывно урчал, и новичок пошёл за нами. Так мы прошли немного, а затем нам подвели осёдланных каардов, и мы поскакали домой. Мантралы всю дорогу бежали за нами. Дома мы помылись, поужинали и пошли отдыхать, а Повелитель увёл своего мантрала. На следующий день мы встретились за завтраком, и Ур-Ситар рассказал, что его мантрал оказался самочкой, и теперь он думает, как её назвать. Я предложил назвать её Василисой, объяснив, что в переводе с одного земного языка это имя значит "царственная". Повелителю понравилось необычное для его мира имя, и самочка стала Василисой. Мой ловелас проявлял к ней интерес, и она не возражала. Сам же Ур-Ситар чрезвычайно её полюбил, всячески баловал, она скоро привыкла к нему и стала совсем ручной.
   Дело же, по которому мы пришли к Повелителю, двигалось, и через несколько дней Повелитель позвал нас на улицу. Выйдя на поляну, на которой стоял домик, мы увидели его, напряжённо вглядывающегося в небо.
   -Летит, - сказал он.
   Мы тоже посмотрели в небо и увидели высоко в небе какую-то птицу.
   -Это Ур-Варан. Сейчас он будет здесь.
   Тут птичка начала снижаться, и вскоре на поляне лежал огромный чёрный дракон. Теперь я понял, почему небольшой дом стоял на такой большой поляне.
   -Ур-Варан, ты привёз то, что я велел?
   -Да, повелитель. Мешки с деньгами привязаны на спине.
   Ур-Ситар залез на спину дракону, отвязал два мешка, и они упали нам под ноги с тяжёлым металлическим звуком. Мулин поднял их и аккуратно поставил рядом.
   -Ур-Варан, ты полетишь с этими людьми и будешь делать всё, что они скажут. Это мой приказ.
   -Да, Повелитель.
   -Ты отдыхай, сейчас тебе принесут поесть, а завтра ты улетишь с ними.
   Мы пошли в дом, прихватив мешки, и провели этот вечер втроём за трапезой и разговорами. Ур-Ситар и Мулин рассказывали истории, случившиеся с ними, легенды и предания своего народа, я поведал о нашем мире, мы ели и разговаривали, мантралы сыто жмурились, облизывая друг друга, всем было хорошо. Но каждый праздник имеет одно неприятное свойство: он когда-нибудь заканчивается. Закончился и наш прощальный вечер, и мы разошлись по спальням, с грустью вспоминая, что утром должны расстаться.
   Утром нас и дракона накормили, привязали ему на спину мешки с едой и золотом, подушки для нас, на которые и уселись мы с Мулином. Василия я крепко прижал к себе. Мы ещё раз попрощались с Ур-Ситаром, к которому я успел искренне привязаться, и взлетели. Ур-Варан летел осторожно, зная, что мы не привыкли летать на драконах. Он поднялся очень высоко, чтобы с земли его было невозможно заметить, но Ур-Ситар предусмотрел такую возможность и снабдил нас тёплой одеждой, которой мы и воспользовались. В дороге мы сделали всего две остановки на ночлег. И вскоре уже подлетали к нашему штабу. Да, полёты на драконе - это вам не пешком топать!
   Дракон приземлился, и мы вновь попали в колыбель революции. Комиссар радостно встречал нас. Увидев дракона, он понял, что наша миссия увенчалась успехом. А когда Мулин снял со спины нашего птеродактиля мешки с золотом, Оглар от радости испустил боевой клич громиденов и вздел над головой свой меч. Будь у него в руках "калашников", точно дал бы очередь в небо.
   -Оглар, мы тебе сейчас всё расскажем, а ты занеси мешки с деньгами и продуктами в пещеру. И назначь несколько гоблинов для добычи пропитания дракону. Он не будет сам летать на охоту, имперцы не должны о нём знать.
   -Сделаю, вождь.
   Комиссар занёс нашу добычу и пошёл отдать распоряжение насчёт кормёжки дракона. Вскоре он вернулся, и мы сели за наш круглый стол.
   -Ну что ж, Оглар, ты видишь, что мы не зря рисковали. Всё, что намечали, мы сделали. Деньги, дракон и обещание Ур-Ситара не воевать против нас, когда начнём революцию. А как тут у тебя дела, что новенького?
   -Я надеялся на успех вашей миссии, и на всякий случай приказал в верных нам октойхах ковать оружие в кузницах. Наши товарищи проводят военные сборы под прикрытием того, что тренируются перед призывом на фронт. Командиры тёмных одобряют эти тренировки, не зная, что мы делаем это для других целей. Связные доносят, что наши ряды увеличиваются, но варасги так и не примкнули к нам. Шавлаки и громидены готовы, вождь.
   -Отлично, комиссар, не зря я взял тебя военным советником. Харгор, что там насчёт корабля?
   -Я думаю, что оборудовать корабль вёслами и парусами сейчас нет смысла: слишком долго учиться ими управлять. Сигнал к восстанию мы подадим с помощью дракона. Он выпустит пламя и громко заревёт - это и будет сигналом. Вот только надо его особым растением накормить. Он говорит, что все драконы специально время от времени едят его для того, чтобы пламя вырабатывалось.
   -А что за растение?
   -Пламенник. Надо Парлака к нему отвести, пусть ему объяснит, где оно растёт и как выглядит.
   Парлак был призван и послан к дракону на консультацию. Спустя некоторое время они уже оживлённо что-то обсуждали. Мы же продолжили наш разговор.
   -Что говорят наши товарищи из столицы?
   -Император с семьёй живёт в Петембирэле в Тёмном дворце, там же советник.
   -Советника надо устранить первым, он нам здорово мешает.
   -Хорошо, но как это сделать?
   -У нас же Мередан во дворце, ему поручить, он ему живо кишки выпустит.
   -Нет, Оглар, советника надо убирать по-тихому, чтоб Никиэль ничего не заподозрил.
   -А ты что предлагаешь, Харгор, яду ему в вино подлить?
   -Это идея! - воодушевился Мулин. - Надо попросить Парлака приготовить ядовитый отвар и отправить его ребятам в столицу. А потом Мередан потихоньку прикопает гада в саду. Император вовек не догадается искать его в своём парке.
   -Хорошо, вождь, так и сделаем. Я сейчас скажу Парлаку наше решение, пусть готовит отвар.
   После устранения советника мы решили начать штурм Тёмного дворца. Оглар требовал убить всю императорскую семью, но я был против: мы готовим заговор против императора, а не против детей и женщин. После долгих дебатов договорились взять всех в плен, а после победы решить, что дальше с ними делать.
   Из Москарвата Мулин призвал несколько своих воинов, которых и назначил для добывания пищи дракону. Шестого норвена император отмечал день своего рождения. Это мероприятие, как рассказали мне друзья, всегда проходило с большим размахом: приходило много народу из октойхов, на площади жгли костры, было бесплатные еда и вино, раздавали подарки (-Опять глиняные кружки? - ехидно поинтересовался я), император швырял в толпу деньги, собственно ради которых многие и приходили. На этот день мы и решили назначить восстание. Большое стечение революционных сил в такой день пройдёт незамеченным, и наши товарищи смогут спокойно появиться в столице, не опасаясь ненужного интереса тёмных. Нам пришлось призвать ещё воинов, и всех их Мулин разослал по октойхам с приказом всем революционерам прибыть в столицу пятого норвена и ждать сигнала к выступлению. Каким будет сигнал, мы уже договорились.
   Парлак принёс требуемый отвар и предупредил, что с ним надо обращаться осторожно, так как это очень сильный яд. С подробными инструкциями мы отправили его в столицу и стали ждать оттуда вестей. Парлак же пошёл искать пламенник для дракона.
   ГЛАВА 22
   Получив из Центра приказ о ликвидации советника и прилагающийся к нему ингредиент, Даран на встрече с Мереданом озвучил его.
   -Но, -сказал он, - мне кажется, что во дворце этого делать не стоит.
   -А в городе советник не ест.
   -А я и не говорю, что его в таверну заманить надо, а предлагаю устроить нападение банды троллей. Поедет советник куда-нибудь, тут на него тролли и нападут, быстренько прикончат, и готово дело. Во дворце все вне подозрений: давно известно, что в столице тролльи банды орудуют.
   -Идея, конечно, заманчивая, но как поймать советника в городе?
   -А здесь уже ты, мой друг, постарайся. Там, во дворце держи ухо востро и всё примечай: как узнаешь, что советник собрался куда, сразу мне весточку посылай.
   -Понятно. Что ж, давай попробуем.
   Мередан ушёл, а Даран договорился с Гартом, что тот подберёт нескольких троллей.
   Занимаясь во дворце своими делами, Мередан не забывал присматриваться и прислушиваться, ловя каждое слово. И удобный случай скоро представился: в столицу ко дню рождения императора доставили подарок от его тестя - здоровенную каменную статую Никиэля работы известного скульптора Церентуила, и Гириэн собирался выехать в город присмотреть место для её установки. Мередан тут же сообщил об этом Дарану, Даран побежал к Гарту, Гарт собрал банду, и все стали ждать выезда советника.
   Через два дня, как и сообщил Мередан, советник выехал в город, вот только не один - с ним был отряд тёмной стражи. Но план уже был разработан, и его решили не отменять. Гириэн ехал по городу в сопровождении охраны, а из-за углов и подворотен за ним следили зоркие глаза, выбирая удобное место для нападения. Гириэн осмотрел несколько мест, но они ему не понравились. Наконец он свернул в порт, и заговорщики возликовали: среди этих проулков и закоулков, которые они к тому же знали, как свои пять пальцев, было очень удобно прикончить советника. Гириэн въехал на пристань, осмотрелся и сказал офицеру сопровождения:
   -Здесь и поставим. Рано или поздно магия вернётся, и все, прибывающие в нашу страну на кораблях, будут первым делом видеть величественную фигуру императора. Это приведёт всех в трепет и внушит почтение к нему. Всё, возвращаемся, больше здесь делать нечего.
   Гириэн тронул поводья, но не успел сделать и одного прыжка, как его с отрядом окружили тролли.
   -Жизнь или кошелёк, - произнёс главарь сакраментальную фразу, известную, видимо, во всех мирах. Она должна была имитировать ограбление.
   Не ожидавший этого Гириэн вздрогнул, но тут же пришёл в себя.
   -Имел я в виду вас и вашу мать, - презрительно произнёс он, и обращаясь к страже, приказал: -Уничтожьте этих болванов.
   Стражники, привыкшие к повиновению, без разговоров спешились, и обнажив мечи, пошли на троллей. Они окружили советника, и чтобы добраться до него, троллям пришлось рубиться всерьёз. Они бы, может, и одолели стражу, и даже прикончили бы Гириэна, но имперцам неожиданно повезло: в это время на пристани появился патруль, обыскивающий порт в поисках мятежников. Шесть вооружённых эльфов оказались нелишними и сразу кинулись на помощь. Их вмешательство оказалось решающим, и троллям пришлось отступить, оставив троих убитых и одного тяжелораненого. Гириэн приказал забрать его с собой, и окружив советника плотным кольцом, отряд вернулся во дворец.
   Гириэн самолично занялся пленным, но его раны были такими, что исцелить его без магии было невозможно, и тогда советник решил успеть хотя бы допросить его. Перевязав раны пленника и приведя его в чувство, он спросил:
   -Кто вы и почему напали на меня?
   Тролль был бледен и тяжело дышал, но говорить мог:
   -Почему я должен отвечать тебе?
   -Потому что ты ранен, а исцелить тебя могу только я.
   -Да, я хочу жить, но мне нужен целитель, а не ты.
   -Разве ты не знаешь, что перед тем, как стать советником, я был целителем самого императора? Я обладаю большими познаниями в этом деле. Видишь, я сам лично перевязал твои раны и теперь готовлю снадобье для твоего исцеления.
   На столе действительно стояла миска с ложкой, в которой Гириэн что-то мешал, а на стене висел пучок трав. Тролль спросил:
   -Ты обещаешь, что исцелишь меня, если я расскажу тебе?
   -Обещаю, - твёрдо сказал Гириэн, по виду тролля понимая, что тому осталось совсем немного.
   "Только бы успел рассказать," - подумал он с тревогой.
   -Ты говори, а я пока продолжу готовить снадобье, - поторопил он, помешивая ложкой в пустой миске.
   Убедившись, что советник и вправду собирается его лечить, тролль начал:
   -Это было не случайное ограбление, нам было дано задание убить советника.
   "Так я и думал, что это было неспроста," - отметил про себя Гириэн.
   -Продолжай, - велел он, помешивая несуществующее зелье.
   -Нас нанял Гарт, а ему дал для этого денег какой-то гоблин. Гарт сказал, что это важная птица, какой-то мулинист, - с каждой фразой тролль дышал всё тяжелее.
   -Скоро там твоё снадобье будет готово? - прохрипел он.
   -Ещё немного, потерпи. Как зовут того гоблина, что деньги дал?
   -Не помню, - тролль закрыл глаза. -Кажется, Даран, а может Гаран.
   -Так Даран или Гаран?
   -Не помню. Снадобье давай быстрее! - прохрипел тролль в последний раз и затих.
   Гириэн позвал стражу и велел убрать отсюда эту падаль. Те, ни слова не говоря, вытащили тело. Куда они его дели, Гириэна абсолютно не волновало - убрали, и ладно. Оставшись один, он стал переваривать полученную информацию.
   -Опять всплыло это слово - мулинисты! Как же до них добраться? Гарт, содержатель таверны в порту, наверняка с ними связан! Надо не торопиться, как Мордавуил, а проследить за ним и выйти на того таинственного мулиниста, давшего деньги на убийство Гириэна.
   Он велел позвать Гапанэля, своего лучшего шпиона, всегда добывавшего самую ценную информацию, и приказал ему следить за Гартом и узнать всё о его связях с мулинистами. Самого Гарта пока не трогать. Отпустив шпиона, он злорадно подумал: "Ну, проклятые мулинисты, я всё-таки доберусь до вас!".
   После провала операции "Советника убивает банда троллей" Даран, испугавшись гнева Мулина, самоустранился и передал бразды правления Мередану. Тот решил привлечь к этому делу Мариду, памятуя о её работе во дворце и ненависти к Гириэну. Он передал Дарану, чтобы тот купил в городе дорогое женское украшение, благо деньги драконов позволяли любые расходы. В первый же выходной Мередан забрал красивое ожерелье из драгоценных камней и с его помощью подкупил служанку, взяв у неё ключик от маленькой потайной калиточки. Этим тайным ходом он и провёл во дворец Мариду, которую поселил в своём хижуне на заднем дворе. Там было безопасно: в гости к себе он никого не приглашал, а незваные и не ходили, помня о его кулачищах и непомерной силе. Со всей дворцовой прислугой Мередан был в хороших отношениях, оказывая им время от времени разные мелкие услуги по переноске тяжестей и перестановке мебели. Попивая пиво с Фиридой, придворной поварихой, он ненавязчиво выяснил, что живя во дворце, советник пристрастился к розовым пирожным с ягодным кремом. Их и решили использовать для дела. Мередан во время своего выхода в город купил всё необходимое для выпечки, не обращая внимания на насмешки торговцев (рецептик ему выболтала та же повариха под влиянием гномьего пива), а Марида приготовила их. Ягодный крем она щедро сдобрила отваром Парлака.
   Гириэн сидел в беседке и ждал заказанных им пирожных. Этот вечер он хотел провести в саду в одиночестве и тишине с любимыми сладостями и старым вином из императорских погребов. На кухне в это время повариха, приготовив заказ советника, поставила его на столик для прислуги и распивала пиво с Мереданом. Тот уверил её, что советник ещё не пришёл и звать служанку рано. Вот они, дескать, пивка сейчас дёрнут, и он, из уважения к такой почтенной женщине, сам позовёт прислугу. Дёрнули по пивку, затем ещё и ещё разок, затем Мередан ушёл за служанкой, а Фирида, уронив тяжёлую голову на руки, задремала за столом. Мередан вошёл первым, увидел, что повариха придавила ухом комара, и дал знак Мариде. Та потихоньку вошла, взяла блюдо с пирожными и так же тихо вышла. В кухне хижуна она поменяла их на приготовленные ею и начинённые ядом. Мередан не стал будить повариху, видя, как та крепко спит, сладко похрапывая, и ушёл следить за операцией по ликвидации советника и, если надо, поучаствовать в ней. За маленькой потайной калиточкой уже стояли на карауле Гарт с Дараном, поджидая бездыханное тело убитого советника.
   Гириэн сидел в беседке за столиком, освещённым одинокой свечой, и наслаждался покоем. В этот вечер, сладко пахнущий цветущей черемуной, совсем не хотелось думать ни о государственных делах (да пошли они все к гоблинской матери!), ни о проклятых мулинистах, выносивших ему весь мозг последнее время (чтоб их всех нарги покусали!). Он откинулся на спинку дивана и закрыл глаза: сегодня надо хорошо отдохнуть, ведь завтра снова навалятся проблемы, а император совсем отошёл от дел, всё передоверив ему. Сегодняшний вечер принадлежит ему - он посидит, расслабится, отдохнёт, а потом, быть может, заглянет к Армиане, она такая страстная!
   Услышав шаги, он приподнял веки и увидел служанку, которая с низким поклоном ставила на стол блюдо с пирожными.
   -Всё, иди, надо будет, позову, - расслабленно произнёс он.
   Служанка, не поднимая, головы, удалилась. Он открыл бутылку, налил в кубок вино, положил на тарелку пирожное и замер. Эх, хорошо!
   Гириэн сделал глоток вина и посмаковал его во рту, наслаждаясь изысканным букетом. Затем отправил в рот пирожное и почувствовал, как сладкий ягодный вкус наполнил его. Да, пирожные сегодня удались поварихе, как никогда! Надо будет её наградить. Нет, денег он ей, конечно, не даст, но подарит её мужу свои почти новые штаны. Там была всего лишь одна дырочка на коленке, но придворная швея уже заштопала её. А так штаны нарядные и красивые, пусть носит, ему ничего не жалко за верную службу.
   Так, не спеша откусывая пирожные и запивая их вином, Гириэн просидел довольно долго. Ощущение покоя окутывало его, но внезапно какое-то смутное беспокойство кольнуло его. Он огляделся - вокруг всё было тихо и спокойно, но непонятная тревога на уровне интуиции не отпускала его. Тут он почувствовал, как у него резко скрутило живот, и к горлу подступила тошнота. Он не стал разбираться - пирожных переел или вина перепил, а сразу рванул в кусты, где его и вывернуло наизнанку. Рвота была мучительной, но принесла облегчение. Вытирая со лба холодный пот, он вдруг увидел недалеко в кустах слабый отблеск огня. Странно, ведь он строго-настрого запретил стражникам кого-либо впускать в сад этим вечером, и они не могли ослушаться. А может могли? Это следовало незамедлительно проверить, и Гириэн, крадучись, подобрался поближе. Тихо отведя в сторону ветки, он увидел двоих, слабо освещаемых огарком свечи - мужчину и женщину. Женщина держала бутылку вина, а мужчина что-то наливал в неё из флакона.
   -Наливай побольше, видишь, пирожные его не берут, - шептала она. -А ведь я в этот крем столько яду положила, что он уже должен был сдохнуть!
   Так вот оно что - его пытаются отравить! Но яд на него почему-то не подействовал - его только стошнило! Но кто эти двое? Неужели проклятые мулинисты пробрались и во дворец? Надо немедленно позвать стражу и выпить противоядие! Гириэн осторожно шагнул назад, но тут его качнуло - может, это яд всё-таки начал действовать, и он упал. Ветки затрещали, заговорщики подняли головы, и в неверном свете свечи в мужчине он узнал придворного козопаса Мередана, а в женщине - о боги! - Мариду! Ту самую Мариду, которую он так безжалостно бросил, когда перестал в ней нуждаться. Так вот оно что: она обозлилась на него за это, завела себе любовника, чтобы он помог ей отомстить, и теперь они пытаются его отравить. Бежать, скорее бежать! Он поднялся и, пользуясь замешательством заговорщиков, рванулся в сторону. Мередан поняв, что их раскрыли и теперь им грозит смерть, если Гириэну удастся убежать, подскочил и в свою очередь рванул за ним. Гириэн бежал изо всех сил, понимая, что от исхода этих смертельных догонялок зависит его жизнь. Он нёсся по ровным дорожкам, мысленно радуясь, что в своё время приказал привести их в порядок. Но не ему, жившему во дворце в роскоши, было обогнать воина, не пропускавшего ни одной тренировки. Мередан уже догонял его, держа в руках кинжал, и в прыжке настиг советника, проткнув ему грудь. Советник захрипел и упал на землю. Мередан подхватил его и понёс к тайной калиточке. Открыв её, он тихонько свистнул. Тотчас из темноты возникли два тёмных силуэта и тихо спросили:
   -Ну что, всё нормально?
   -Да не совсем, - прошептал Мередан, - он не умер от яда, его только стошнило. Пришлось прикончить его кинжалом. Живучий, гад! - Он со злостью пнул тело. - Берите его, ребята, и выносите, надо убрать эту падаль.
   Гарт с Дараном засунули тело в заранее припасённый мешок, завязали и взвалили на плечи. Мередан закрыл за ними калитку и вернулся обратно в сад - нужно было ликвидировать все следы преступления. Вдвоём с Маридой они убрали отравленные пирожные, приготовленные дворцовой поварихой, закрытую бутылку вина и чистый кубок поставили на столик в беседку, место схватки засыпали песком, траву разровняли, и вскоре уже ничто не напоминало о разыгравшейся трагедии. Всё выглядело тихо и мирно, как будто кто-то хотел поужинать, но передумал и не пришёл.
   Гарт и Даран тащили тело в таверну, а там потом уже и подумают, как лучше его спрятать. По дороге им пришлось переходить через мост, и там Даран неожиданно споткнулся. Пытаясь удержать равновесие, он взмахнул руками, выпустив мешок, который ударил Гарта. Трактирщик упал, от неожиданности разжав руки, и мешок с телом полетел в воду. Течение тут же подхватило его и понесло. Друзья растерянно переглянулись и бросились вниз ловить мешок, пока его не нашёл утренний патруль. Им пришлось пробежать довольно много, когда они наконец увидели его. В этом месте течение ослабевало, и мешок спокойно плыл по реке.
   -Даран, надо срочно его вытаскивать!
   -А в чём дело?
   -Сейчас будет омут, в который всё засасывает.
   Гарт не раздеваясь бросился в воду, но ему не хватило нескольких мгновений. Мешок затянуло под воду, и Гарт вылез наружу.
   -Даран, верёвка с тобой?
   -Да, как ты и просил.
   Даран отцепил от пояса моток верёвки, и Гарт обвязался вокруг пояса.
   -Держи, когда дёрну, вытаскивай.
   Гарт с разбега нырнул, Даран разматывал верёвку. Гарта не было долго, напарник уже начал беспокоиться, но тут трактирщик вынырнул и, отдуваясь, сказал:
   -Немного не достал. Сейчас ещё раз попробую.
   Он отдышался и опять ушёл под воду. На этот раз его не было ещё дольше, и Даран всерьёз забеспокоился, но тут он почувствовал рывок из глубины и стал тянуть изо всех сил. Вскоре показался силуэт Гарта, который тяжело дышал. Даран тянул за верёвку, стараясь помочь Гарту, и через некоторое время тот оказался на берегу со своим грузом.
   -Всё, теперь давай ко мне в таверну, скорее, - прохрипел он.
   Немного отдышавшись, он встал и вместе с подельником опять потащил мешок. Так они добрались до таверны, никем не замеченные, и сгрузили мешок в погреб.
   -Давай хоть посмотрим на этого гада, - сказал Гарт.
   Он развязал мешок и отшатнулся: на него смотрели открытые глаза советника.
   -О боги, да он жив! - закричал Гарт.
   -Не может быть: он столько яду сожрал, сердце кинжалом проткнуто, в воде сколько был! Ты ошибаешься, Гарт!
   -Сам посмотри!
   Даран наклонился и взглянул: глаза у советника действительно были открыты, но они постепенно закрывались, и вот они уже плотно сжаты.
   -Точно, Гарт, он был живой. Но сейчас вроде уже всё. Стой, дыхание послушаю.
   Даран нагнулся и приложил ухо к груди советника: сердце не билось, дыхания не было слышно.
   -Он мёртв. На этот раз точно, Гарт.
   -Нет, ну каков гад! Не мог с первого раза сдохнуть!
   -Ничего, Гарт, всё нормально. Что дальше делать будем?
   -У меня тут в погребе есть тайный ход. Он ведёт за город, к одному хижуну. Там живёт мой брат, он гараев разводит. Пока не поднялся шум по поводу исчезновения советника, оттащим его туда и по-тихому закопаем. Брат поможет, он - надёжный товарищ. Давай, взяли, не будем тянуть время.
   Гарт открыл тайную дверь, и они опять потащили мешок. Через некоторое время Гарт сказал:
   -Клади его на землю, - и нажав какой-то тайный механизм, открыл выходную дверь. -Подожди здесь, я брата позову.
   Он бесшумно исчез. Вскоре появились уже два тролля и молча подняли мешок. Даран последовал за ними. Выйдя на поверхность, они прошли ещё немного и положили его на землю. Тут же появились лопаты, три штуки, и вскоре была готова глубокая яма. Туда скинули мешок, споро закидали землёй, разровняли и сверху навалили гору навоза от гараев. Теперь никто бы и не догадался, что тут недавно что-то копали. Так же, ни слова не говоря, разошлись, и только очутившись в таверне, Гарт заговорил:
   -Ну всё, мы своё дело сделали. Давай-ка, Даран, выпьем немного, а то я что-то переволновался.
   Гарт сходил за бутылкой вина, и они посидели, вспоминая свои приключения и радуясь, что для них, в отличие от советника, всё обошлось благополучно.
   -Вот ему сегодня точно не повезло, - говорил Гарт. -И что его понесло во дворец? Жил бы себе где-то в своём октойхе, глядишь, и жив бы остался.
   -Да ладно тебе, Гарт, что теперь вспоминать, что сделано, то сделано. Пошли лучше спать.
   Что они и сделали, не мучимые совестью, и спокойно заснули.
   Мередан же после заметания следов вывел потихоньку Мариду за калитку и проводил домой. Оставаться дальше во дворце ей было опасно: вдруг начнут искать советника и будут проверять всех работающих и их хижуны. Вернувшись обратно, он тоже лёг спать, но долго не мог уснуть, а думал: всё ли прошло удачно, тщательно ли замели следы, не подведут ли Мулина на этот раз? По зрелом размышлении выходило, что всё получилось "нормуль", как говорил Харгор. Ну что же, теперь можно и "хоря задавить" (ещё одно выражение Харгора). Мередан закрыл глаза и вскоре спал крепко и безмятежно.
   Утром Гарт как всегда открыл таверну. Первым посетителем был какой-то гоблин. Он сел за стол, заказал пива, рыбы и долго сидел, не спеша потягивая пенный напиток. Потом стали подходить другие, и Гарт заметил, что этот гоблин старается незаметно приглядываться к посетителям и прислушиваться к их разговорам. В это время пришёл Даран с товарищем. Гарт принёс им пива и сел рядом.
   -Какие новости, Даран?
   -Да всё спокойно.
   В это время его товарищ, заметив странного гоблина, вздрогнул.
   -Что случилось, Восьмой?
   -Видишь того гоблина, в углу сидит с пивом?
   -Вижу, а что?
   -Да то, что это - Гапанэль, тот самый, что предал Девятого. Я узнал его. Он шпион императора или даже самого советника. И он явно пришёл сюда не просто так. Я вижу, как он всё время на Гарта поглядывает.
   -Так он за мной шпионить пришёл? Ну я ему покажу, где нарги зимуют!
   -Не сейчас, Гарт. Восьмой, он тебя знает?
   -Нет, я, когда Девятого схватили, ещё не успел подойти. Издалека всё видел, но его рожу запомнил.
   -Ладно, тогда подойди к нему, скажи, что кое-что знаешь про Гарта, но говорить сейчас боишься, и позови его встретиться вечером в порту у старого корабля "Великий император". А мы там уже будем вас ждать.
   -Хорошо, Даран, так и сделаю.
   Восьмой подошёл к Гапанэлю и о чём-то с ним зашептался, боязливо оглядываясь. Они говорили недолго, потом шпион кивнул, и Восьмой торопливо ушёл. Гапанэль посидел ещё немного и тоже смылся. В это дело решили посторонних не посвящать и справиться самим.
   Вечером Гарт с Дараном стояли в тени старого корабля и ждали. Восьмой был уже тут. Вскоре раздались торопливые шаги, и появился Гапанэль.
   -Эй, - тихо позвал он.
   -Я здесь, - откликнулся Восьмой и выступил из тени.
   -Что ты хотел сказать мне?
   -Я хотел сказать, что знаю - ты императорский шпион, и ты предал нашего товарища. За это сейчас и ответишь.
   -Что? - выпучил глаза не ожидавший такого Гапанэль.
   -А вот что! - и Гарт с Дараном схватили шпиона за руки.
   -Пустите! - дёрнулся было Гапанэль, но Восьмой быстро заткнул ему рот старой тряпкой, и шпион замолчал.
   Гарт оглушил его сильным ударом по голове, и шпион обвис у них на руках. Его быстренько притащили в таверну Гарта, изображая из себя пьяных, а там уже знакомым ходом к брату.
   Так исчез Гапанэль, лучший шпион советника.
   ГЛАВА 23
   Никиэль открыл глаза, сладко зевнул и потянулся. Скоро праздник - день рожденья его императорского величества, будет много гостей, подарки, большой пир, бал. В столицу сойдётся множество народа, и все они будут чествовать его, своего императора. Он покажет народу свою щедрость, разбросав в толпу монеты, пусть собирают и прославляют его доброту. К тому же Гириэн обещал сюрприз. Как хорошо, что у него есть такой советник - умный, верный, заботливый. Ведь именно благодаря его эликсиру у него с Ассиэль всё наладилось, и теперь он может радовать супругу хоть каждый день. И именно он взял на себя большую часть государственных забот, подарив ему, Никиэлю, время для общения с семьёй. Никиэль очень любил своего сына, и его странная болезнь "гемовиридия" сильно огорчала отца. К счастью, благодаря предупреждению Гириэна, за наследником тщательно следили, и таких пугающих проявлений этого таинственного недуга больше не было, за исключением одного случая. Тогда как раз для Ассиэль шили новое платье, и портниха воткнула иголку в подушку, на которой сидел Алесиил, глупая дура! Малыш, конечно же, потянулся к новой игрушке и сильно уколол пальчик. Опять потекла зелёная кровь, стало меняться лицо малыша, переполох, крики! Спасибо, Маниэль сбегала за советником, и Гириэн спас положение, остановив кровотечение у ребёнка и успокоив всех присутствующих. Правда, дуру-портниху пришлось кинуть в темницу, чтоб не болтала своим длинным бабьим языком, что не надо. Вроде Гириэн говорил, что она там и померла, а от чего, это уже неважно. Главное, что больше таких пугающих приступов гемовиридии больше не было. А Гириэн обещал излечить ребёнка, и Никиэль ему верил.
   Император скосил глаза в сторону супруги - Ассиэль сладко спала, откинув одеяло, и её пышные формы будили в мужчине совсем не скромные мысли. Ассиэль не возражала, когда он разбудил её для приятного времяпровождения, и они довольно долго развлекались. Потом Никиэль отдыхал, не торопясь вставать, зная, что Гириэн уже на службе и занимается государственными делами. Ассиэль досыпала, детьми занимались няньки, хозяйством - слуги, словом, всё шло своим чередом.
   К вечеру император, наконец, соизволил встать и одеться, но не забота о государстве подняла его, а элементарное чувство голода. Да-да, император захотел есть, и бросив нежный взгляд на спящую супругу, приказал себя одевать. Стол был накрыт на двоих, и Никиэль велел позвать к столу Гириэна, намереваясь узнать сегодняшние новости, но придворный, посланный за советником, доложил, что покои советника заперты, а на стук никто не отвечает.
   "Бедный, опять по делам ускакал," - сочувственно подумал император и принялся за обед. Отсутствием аппетита он не страдал, несмотря на свою худобу, поэтому блюда исчезали с похвальной быстротой.
   Из дневника императора:
   10 октрена
   "Сегодня проснулся поздно. Доставил радость Сили несколько раз. Спасибо Гириэну! Его эликсир творит чудеса! Потом обедал. Кушал хорошо. Потом сидел в доме размышлений. Пытался размышлять о государственных делах - не получилось. Да ну их к гоблинской матери! Гириэн разберётся и доложит. Кстати, хотел увидеться с ним сегодня, но его нигде не нашли. Наверное, уехал по делам. Он такой заботливый!"
   12 октрена
   "Вчера хорошо отдохнул, поэтому сегодня встал рано. Велел позвать Гириэна, но он ещё не вернулся. Странно, куда он мог так надолго уехать?"
   15 октрена
   "Гириэна всё ещё нет. Я уже начал волноваться. Что делать? Кушали с Сили хорошо. Потом пили отвар из трав. Потом вместе сидели в доме размышлений. Я сказал ей, что переживаю за Гириэна, а Сили сказала, что не стоит волноваться, он куда-то уехал и скоро вернётся. Я успокоился."
   18 октрена
   "Гириэна нет. Беспокоюсь. Велел опросить прислугу. Повариха сказала, что советник 10 числа заказал свои любимые розовые пирожные и велел принести их в беседку в саду, но сам не пришёл. Поэтому служанка их так и не забрала, и на следующий день слуги съели их, чтобы они не испортились. Что случилось?"
   20 октрена
   "Сломали дверь в комнату Гириэна. Постель застелена, видно, что не ложился. Где же он? На столе нашёл письмо от Гириэна. Он написал мне: "Ники, недавно на меня совершили нападение, когда я был в городе. Это была банда троллей, но её наняла партия мулинистов. Прошу, будь осторожен, не выезжай сам и не выпускай свою семью без охраны. Я слежу за ними и хочу поймать их вождя. Как только всё узнаю, сразу тебе сообщу. Вскоре собираюсь поехать в Тармун к варасгам. Они преданы империи, и я заставлю их выследить мятежников. Пока всё. Гириэн." Так вот в чём дело: он поехал к варасгам! Буду ждать. А сейчас надо покушать, я что-то проголодался."
   Император ждал Гириэна неделю, и когда тот всё ещё не вернулся, послал к варасгам лорда Мордавуила. Тот по приезде сразу нашёл Варанта и узнал, что советник в октойхе не появлялся, каковое известие лорд и доставил императору. Никиэль был в панике: советник исчез неизвестно куда! По всей стране были разосланы отряды с приказом найти советника, но тщетно: Гириэн как в воду канул, что, в общем-то, было недалеко от истины, только император об этом не догадывался. Потом он вспомнил, что Гириэн как-то писал ему о какой-то партии то ли маринистов, то ли булимистов, короче, вроде каких-то врагов. Никиэль не придал этому особого значения, так как Гириэн пообещал, что сам с ними разберётся, а видимо, зря. Ладно, после праздника он сам займётся этими букинистами, а сейчас надо пышно и великолепно отпраздновать свой день рожденья, чтобы показать всю мощь своего величия и устрашить этих каратистов. Тьфу ты, лепёшка гоблинской матери, он всё время забывает, как они называются! Да ладно, копьё им в пятки, это потом, а сейчас надо готовиться к торжеству. Собственно, готовить было нечего, ибо Гириэн уже обо всём распорядился, и работа по подготовке кипела вовсю. Никиэль только прошёлся, посмотрел, сказал: "Тут поправьте, там подтяните, здесь ставьте ровнее" и ушёл. Работники переглянулись и продолжили делать так, как распорядился советник.
   Императрица и придворные дамы тоже были весьма заняты: к торжеству надо было пошить новые платья, причём не одно: и на официальную часть, и на пир, и на бал. Столичные портнихи с ног сбились, предвкушая хорошие заработки. Не отставали от них и ювелиры, днями и ночами отливая и вытачивая заказанные украшения.
   Мулин со товарищи тоже был занят подготовкой, но иного рода: он готовил восстание. Парлак с помощниками таскал Ур-Варану пламенник, и дракон поедал его в устрашающих количествах. Гонцы с приказом всем революционерам прибыть в Петембирэль с оружием к 5-му норвена были разосланы. Дарану отправили распоряжение закупать продовольствие и подкинули ещё деньжат из драконовского запаса. С помощью Гарта, притворившегося, что он покупает продукты для своей таверны, он успешно выполнял это поручение. Брагуту послали приказ начать мятеж в армии, если командование вздумает послать её в столицу на помощь императору. На этом, в общем-то, и строился наш расчёт: в Петембирэле стоял отряд личной гвардии императора и офицерский корпус, остальная армия была частью на фронте, частью расквартирована по октойхам, где также оставались преданные делу революции наши товарищи.
   Сами мы ежедневно тренировались с мечами и копьями. За несколько месяцев, проведённых здесь, я нарастил мускулы и научился ловко управляться с мечом. С копьём получалось немного хуже, но тоже неплохо, как говорили мои наставники.
   Решающий день приближался. Все наши уже подтянулись в столицу, а я, чтобы не гримироваться опять под гоблина, должен был прилететь на драконе в час "Икс" и подать сигнал. Пламенника наша "Аврора" налопалась столько, что огонь должно было увидеть, по крайней мере, полстраны, не меньше.
   Я оделся в одежду воина племени громиденов, каковым являлся после успешно пройденных мной испытаний, притаранил к поясу меч и сидел, ожидая назначенного для вылета времени. Мулин с комиссаром и всеми генштабистами прибыли в Петембирэль, были встречены Дараном в таверне "Одноглазый тролль" (которая уже стала нашей явкой) и препровождены к Мариде (которая тоже стала мулинисткой). Там они и разместились по пословице: "В тесноте, да не в обиде". Всё было готово, все ждали только моего сигнала.
   ГЛАВА 24
   Утром 6 норвена столица готовилась к празднику. Толпы народа запрудили улицы, держа в руках цветы и палки с привязанными к ним разноцветными тряпками, видимо, долженствующими представлять собой некое подобие флагов. Все ждали.
   Никиэль проснулся в радостном настроении и разбудил супругу. Слуги умыли их величества, одели и причесали. Императорская чета выглядела роскошно: наряды Никиэля и его жены были выдержаны в чёрно - золотой гамме. Самый известный портной столицы знаменитый гоблин Юдаршел занимался их нарядами. Императрицу затянули в корсет, и у неё появилась талия. Шикарные драгоценности украшали венценосных супругов и их штат придворных лизоблюдов (благодаря удвоенным налогам в честь дня рожденья). В числе гостей был и принц Драмуил, правитель Западного Леса, отец Ассиэль. Он держал на руках своего внука, одетого в серебряно - голубой костюмчик от того же Юдаршела.
   Император с женой сели в карету и были торжественно отвезены на площадь, где уже был выстроен высокий помост, устланный гномьими коврами и огороженный несколькими рядами стражи. Памятуя об инциденте с наследником, народ оттеснили подальше и близко не подпускали. Императорская чета взошла на помост, сзади толпились разодетые придворные. Речь в честь императора должен был произносить Гириэн. Но так как он до сих пор не появился, это дело доверили лорду Мордавуилу. Этот солдафон не стал разливать водичку, а сразу взял гарая за копыта:
   -Итак, у нашего императора сегодня день рожденья. Мы все здесь собрались, чтобы поздравить его. Приветствуйте же нашего славного императора, лодыри!
   Раздались крики "Ура!", но как-то жидковато. Никиэль швырнул в толпу горсть монет. Жаждущие разбогатеть наклонились, и вместо лиц на императора смотрели другие части тела, туго обтянутые штанами и юбками, но приветственные возгласы усилились. Тогда Никиэль кинул ещё несколько горстей монет, и лиц на площади стало ещё меньше, но народ с бОльшим энтузиазмом закричал "Слава императору!". Никиэль кидал и кидал монеты, и вскоре на площади весело торчали кверху только зады императорских подданных. Обращаясь к филейной части своего народа, император сказал:
   -О мои возлюбленные подданные! Чтобы вы могли отпраздновать со мной этот знаменательный день, я дарую вам эти яства!
   Народ, услышав столь радостное известие, выпрямился, и император вновь увидел лица своих подданных. На площадь выкатили бочки с пивом и повозки с жареным мясом и хлебом. Правда, пиво было прошлогоднее, а на жаркое пустили старых гараев из императорского стада (по распоряжению рачительного Гириэна - не пропадать же добру!), но на халяву, как известно, и уксус - сладкий, и хлорка - творог. А что пиво кисловато и мясо жестковато - не страшно, пережуём, главное - ХАЛЯВА!
   Выслушав благодарственные вопли народа, император снисходительно улыбнулся и приказал возвращаться во дворец. По возвращению началась торжественная часть - поздравления и вручение подарков, причём рядом с троном стоял писец и записывал, кто и что подарил. Присутствующие знали, чем это грозит: за плохой или бедный подарок можно было загреметь в темницу или вообще лишиться головы, вот все и старались перещеголять друг друга. Император улыбался, и было видно, что он доволен, и только раз он нахмурился, когда лорд Нахринэль, владеющий всем кузницами столицы, положил перед императором свой подарок - нож из простого железа в расшитых цветными нитками кожаных ножнах. Правда, лорд уверял, что нож очень острый, и его специально выковали ко дню рожденья императора, но Никиэль, любивший дорогие и роскошные вещи, не слушал его невнятный лепет, хмурясь всё сильнее. Все поспешно отодвинулись от злосчастного лорда, памятуя о печальной судьбе некогда богатого и знатного лорда Ходорниила, десять лет назад подарившего на день рожденья императору вышитый кошелёк с пятью золотыми монетами. Лорд, контролирующий все ювелирные мастерские столицы, оправдывался тем, что год выдался тяжёлый, заказов было мало, прибыли вообще никакой, он и рад был что подороже подарить, да нету у него, бедного. Хотя все знали, что лорд недавно отгрохал себе дворец, по роскоши сравнимый с императорским. Император об этом тоже узнал, и лорд вот уже десять лет сидит в темнице, не видя белого света. На его прошения о помиловании и обещания оплатить все подарки императорской семье в двойном размере за десять лет император не реагирует и поделом: всю ювелирку он давно уже отдал на откуп лорду Дебирсиилу, протеже своего тестя Драмуила. Тот исправно платит все налоги и пошлины и не скупится на подарки. Вот и сейчас он преподнёс императору роскошный чайный сервиз на двенадцать персон, весь из золота, богато инкрустированный драгоценными камнями. Довольный император благосклонно кивнул Дебирсиилу, и церемония продолжалась. Кроме злополучного лорда Нахринэля больше никто не оплошал. Но вот продолжавшаяся несколько часов торжественная часть наконец закончилась, и венценосные супруги удалились переодеваться к пиру. На сей раз их наряды были красного цвета с богатой золотой отделкой.
   Стол был роскошен, дворцовые повара постарались на славу. Вино лилось рекой, слуги сбились с ног, таская с кухни всё новые и новые блюда. За едой и питьём присутствующие не забывали поздравлять и прославлять императора. Только Армиане, сидевшей рядом с Ассиэль, кусок в горло не лез. Она знала о том, что Гириэн исчез бесследно, и это сильно тревожило её. Такое долгое отсутствие уже нельзя было объяснить отъездом, и она догадывалась, что случилось что-то нехорошее. Беспечность императора и его жены раздражала её, но она не показывала этого. После праздника она решила сама заняться поисками. На свои деньги она наймёт отряд гоблинов и заставит их прочесать всю страну и найти Гириэна живого или мёртвого. Правда, последнего она боялась больше всего и уговаривала сама себя, что всё ещё обойдётся.
   Ассиэль ела и пила за пятерых, нисколько этого не смущаясь. Дети сидели за отдельным столом под присмотром нянек. Пир продолжался несколько часов, лорды ели долго и много. На улице уже стемнело, когда император поднялся из-за стола, милостиво кивнул присутствующим и удалился переодеваться к балу.
   Бальный зал, богато разукрашенный, был давно готов. Император с супругой, на этот раз стараниями Юдаршела в зелёном с серебром, открывали бал. Они прошли первый круг, и затем к ним присоединились остальные пары. Драмуил пригласил Армиану, которой давно симпатизировал. Принц был вдовцом, и красивые женщины так и вились вокруг него. Он не отказывался от любовных интрижек, но был бы не против жениться ещё раз. Армиана очень нравилась ему, и он хотел бы видеть её хозяйкой своего замка. Пройдя несколько танцев, Армиана уговорила принца прогуляться по саду и немного освежиться. Они сидели в беседке и негромко разговаривали, когда их побеспокоили.
   -Ваше высочество, я гонец из Западного Леса. Меня прислал ваш советник лорд Гансатуил.
   -И что, это так срочно? - недовольно нахмурился принц.
   -Да, ваше высочество, это очень важно. Лорд Гансатуил не понимает, что происходит, и просит вас срочно вернуться в Западный Лес.
   -Но что именно там произошло?
   -Никто не понимает, ваше высочество. Все ждут вас и надеются, что вы разберётесь.
   -Хорошо, я приеду. Возвращайся и доложи советнику, что я немедленно выезжаю.
   Гонец низко поклонился и тотчас же исчез.
   -Извини, дорогая, мне нужно ехать. Подожди меня здесь, я скоро вернусь, только зятя предупрежу.
   Драмуил торопливо зашагал в бальный зал, где вовсю продолжалось веселье. Ассиэль устала от танцев и сейчас сидела на троне, попивая холодное вино и обмахиваясь веером. Никиэль, наклонившись, что-то ей говорил. Рядом на стульчике сидела разгорячённая Маниэль и пила холодный сок. Ещё бы, ведь это её первый бал! Сыновья знатных лордов наперебой приглашали её танцевать, и девочка была в восторге от такого количества внимания на её персону!
   Драмуил подошёл и негромко сказал:
   -Ники, есть дело.
   -Да? - повернулся к тестю Никиэль.
   -Мне нужно срочно уехать.
   -Но почему? В самый разгар праздника?
   -Мой советник прислал гонца, говорит, что-то важное.
   -Что-то опасное?
   -Нет, не думаю. Просто что-то непонятное, надо самому разобраться. Мне очень жаль, но я вынужден уехать. Ассиэль, я уезжаю. Прощай, дорогая, увидимся позже.
   -Хорошо, папа, мы как-нибудь сами к тебе приедем.
   Маниэль внимательно прислушивалась к разговору взрослых. Узнав, что Драмуил уезжает, она отставила сок в сторону и подбежала к отцу.
   -Папочка, а можно я с дедушкой поеду?
   -Девочка моя, Драмуил едет по делу.
   -Ну папочка, ты давно мне обещал! Я хочу к дедушке в гости!
   Никиэль растерянно посмотрел на тестя:
   -Ты не против, Драмуил?
   -Да пусть едет! - махнул тот рукой.
   -Папа, а можно я с собой братика возьму?
   -Нет, Маниэль. Ты же знаешь, что брат болен, ему нужен уход, няньки, лекарства, дедушке некогда будет с ним возиться. Вот когда он подрастёт, вылечится, тогда и возьмём его в гости.
   -Хорошо, папа. Дедушка, подожди меня, я быстро!
   Маниэль умчалась к себе. Там служанка собрала её вещи в кожаную сумку, и девочка бегом вернулась обратно, боясь, как бы дед не передумал.
   -Дедушка, я уже готова!
   Она поцеловала на прощанье мать и отца и крепко вцепилась в руку Драмуила. Правитель Западного Леса ушёл вместе с внучкой, а бал продолжался.
   Драмуил вернулся в беседку в саду. Армиана так и сидела там, где он оставил её.
   -Послушай, дорогая, а ты не хотела бы поехать со мной? - предложил он.
   -Не знаю. - Она подняла на него глаза. - Я не думала об этом.
   -А ты подумай, только прямо сейчас.
   "А почему бы и нет?" - мелькнула мысль у неё в голове. "Всё равно для поисков Гириэна сейчас никого не найдёшь. Все будут гулять неделю, не меньше. Да и я развеюсь".
   -Я согласна, - подвела она итог своим размышлениям.
   -Вот и славненько! Сейчас собираем вещи и встречаемся на каардюшне.
   -Деда, я с тобой, - прыгала от нетерпения Маниэль.
   -Хорошо, девочка, идём.
   Драмуил с внучкой поднялся в свою комнату. Его слуги уложили вещи своего господина и отнесли вниз. Затем он послал их за Армианой, и вскоре они вернулись с ней и её вещами. Оглядев компанию путешественников, принц приказал грузиться, и через час две кареты покинули дворец Никиэля.
   Бал продолжался до утра. Первые лорды империи считали за честь пригласить императрицу на танец, и она пользовалась успехом. Император снисходительно смотрел, как его жена флиртует с лордами. Он знал, что ничем серьёзным это не закончится.
   "Да, кстати, насчёт лордов," - вспомнил он и кивком подозвал Мордавуила. - Нахринэля в темницу вместе с ножом. Пусть на досуге подумает, что дарить своему императору.
   Капитан не удивился, он привык исполнять приказы без рассуждений.
   Лорд Нахринэль в это время обольщал в саду какую-то красотку, уверенный в том, что император уже забыл о том злополучном ноже. Как оказалось, он плохо знал своего повелителя. Красотка уже открыла рот, чтобы сказать своё "да" настойчивому лорду, как внезапно перед ним вырос капитан императорской гвардии.
   -Следуйте за мной, лорд, - прозвучал металлический голос, и Нахринэль понял, что император ничего не забыл. Бледный от страха, он последовал за своим личным Хароном. Его доставили в темницу и швырнули в каменный мешок с маленьким окошком под потолком. Правда, нож ему не отдали, так как начальник тюрьмы прельстился сей вещичкой и забрал её себе. Он вообще считал, что заключённым вещи ни к чему. На его памяти ещё никто не вышел живым из его заведения, так что он с чистой совестью присваивал себе вещички узников. А на их возмущения он отвечал уменьшением тюремного пайка, частенько до нуля, и голодающие узники быстро забывали о своём имуществе.
   Устранив досадное недоразумение в лице незадачливого Нахринэля, император милостиво кивнул музыкантам, и бал продолжался. Веселились долго. Ещё не рассвело, как император встал и мановением руки велел музыкантам замолчать. Музыка оборвалась. Взгляды всех присутствующих обратились к Никиэлю.
   -На сегодня бал окончен. Вечером жду вас снова, мы продолжим праздник.
   Все низко склонили головы, когда император с супругой проследовали из зала. Там слуги их раздели и уложили спать.
   Драмуил с Армианой и внучкой приехал в Западный Лес, приказал слугам разместить гостей и поспешил к советнику. Он ворвался в кабинет и закричал:
   -Что случилось? Зачем ты сорвал меня с праздника?
   Бледный советник дрожащими губами произнёс:
   -Ваше высочество, я сам не понимаю, что происходит. Вам лучше увидеть это своими глазами.
   -Тьфу! - в сердцах сплюнул Драмуил. - Пошли, показывай!
   Они прошли на каардюшню, где их уже ждали осёдланные скакуны, и советник поскакал впереди, показывая дорогу. Вскоре они выехали на огромную поляну среди леса, обычно засеваемую пшеницей. Драмуил остановился и удивлённо воскликнул:
   -Что это?
   -Не знаю, ваше высочество. Два дня назад над этой поляной внезапно появились тучи, и из них стала сыпаться странная холодная мука. Как только её брали в руки, она тотчас превращалась в воду.
   -Брр-р, и правда холодно, - потёр замёрзшие и покрасневшие руки Драмуил.
   -И ручей покрылся каким-то прозрачным камнем. Мы попытались его отколоть, но он в руках тоже превращается в воду.
   -Колдовство? Вернулась магия? - Драмуил произнёс заклинание магического шара и сделал пасс руками, но ничего не изменилось. - Какая странная магия. А ещё где-нибудь происходит такое?
   -Нет, ваше высочество, только здесь. Смотрите, под этой холодной мукой все посевы погибли.
   Драмуил отгрёб ногой холодную муку (был бы здесь Егор, он сразу узнал бы родной снег, но Драмуил в России не был) и увидел, что все растения и правда поникли и завяли.
   -Я не знал, что делать, ваше высочество, и взял на себя смелость вызвать вас с праздника.
   -Да, ты прав. Я буду теперь думать. Набери мне этой муки и камня отколи.
   Советник взял горсть белого вещества, и оно превратилось в воду через несколько минут ("Растаял", - сказал бы Егор).
   -Так, ладно, тогда поехали обратно.
   Они вернулись, и Драмуил заперся в своём кабинете, приказав никого к нему не пускать.
   -Никого - это значит вообще и абсолютно никого! Понятно?
   -Понятно, ваше высочество.
   Драмуил надолго задумался.
  
   ГЛАВА 25
   Очередной визит Кецамаля в Солнечную систему ознаменовался совместной поездкой на Марс. Тор остановил своих козлов посреди огромной пустыни. Всё там было красного цвета разных оттенков: скалы, камни, песок. Стояла безмолвная, безжизненная тишина.
   -Что это за планета? - удивился Кецамаль.
   -Марс, - небрежно бросил Тор.
   -Странная какая. Чья работа?
   -Не наша. Был тут один божок, Марсом звали, из пришлых. Когда отец Вселенную создавал, он попросил разрешить и ему поучаствовать. Создал эту планету, назвал своим именем, а сам оказался богом войны, и жителей сотворил такими же воинственными. Они воевали, воевали, пока друг друга не уничтожили, и планету вместе с собой.
   -А Марс что же не остановил эту бойню?
   -Я же тебе говорю: бог войны. Он только веселился, глядя на это.
   -А сейчас он где?
   -Да кто его знает? Как планету уничтожили, так он и смылся куда-то.
   -Да, дела... Тор, смотри, там что-то движется! Может кто в живых остался?
   -А, это? Не обращай внимания, это американский марсоход "Curiosity". Я тут иногда с ним шалю. Забавно потом глядеть, как америкашки головы ломают над очередной марсианской загадкой. А давай-ка мы им сейчас ещё одну тайну Марса подкинем!
   Тор дунул, и тени на ближайшей скале поменяли своё расположение. Затем боги сели в повозку Тора и отправились обратно на Землю, где в это время в американской обсерватории НАСА как проходил очередной сеанс фотографирования поверхности Марса. Через несколько минут мир взорвала сенсация: на Марсе обнаружили каменное человеческое лицо! Телевидение, газеты, Интернет наводнили фотографии с Марса, где на фоне пустыни действительно просматривались очертания человеческого лица.
   Боги в это время смотрели телевизор в покоях Тора - здоровенную плазму последнего поколения, и покатывались со смеху, слушая комментарии астрономов и журналистов:
  "Это след исчезнувшей марсианской цивилизации!"
   "Марсиане оставили людям послание!"
   "Какую информацию скрывает это изваяние?"
   "Разгадав тайну лица на Марсе, мы получим знания древней цивилизации!"
   -Да уж, sancta simplicitas, - щегольнул новыми словечками Кецамаль.
   -Что ты хочешь - это ж американцы. Их хлебом не корми - дай какую-нибудь хрень в мир запустить. Да ты не думай, у нас на Земле не все такие. Подожди, ещё Россия своего слова не сказала.
   Тор переключил телевидение на русское вещание, там как раз шла передача "Тайны космоса". Журналист говорил:
   -Русский студент Василий Иванов сделал сенсационное открытие: никакого лица на Марсе нет! Василий, скажите, как вы пришли к такому выводу?
   -Да ничего особенного, просто я взял фотографию и стал изменять масштаб. При максимальном увеличении стало видно, что это обыкновенная плоская скала, каких на Марсе много, просто необычная игра теней даёт такой эффект.
   Тут телевизионщики показали крупным планом принесённые студентом фотографии. Действительно, на первоначальной, американской, было видно человеческое лицо, на последующих, сделанных студентом с увеличением, контуры расплывались, очертания смазывались, и становилось понятно, что никакого высеченного из камня изваяния там нет, а есть всего лишь скала с необычной игрой теней.
   -Ну, что я тебе говорил! - толкнул Тор приятеля локтем в бок. -Это тебе, брат не Америка! Наш студент сто очков вперёд даст любому их профессору.
   В это время передача про Марс закончилась, и начались новости. Диктор говорил:
   "Зима в этом году, как всегда в России, наступила неожиданно. Дорожники только начали класть асфальт, а ЖКХ приступило к ремонту водопроводных труб и котельного оборудования, как вдруг резко похолодало и неожиданно выпал снег. В Москве при температуре -5 насмерть замёрз бомж возле закрытого на домофон подъезда."
   -Тор, а что такое "зима"?
   -Ты не знаешь? Ах, да, я вспомнил, у тебя же вечное лето. Слушай, а давай-ка к тебе махнём, я там такую зиму устрою - закачаешься! Понравится, сам потом сделаешь.
   -Но я не умею.
   -Слушай, ты бог или кто? Научу, не дрейфь. Там всего делов-то - выстроить молекулы воды в кристаллические решётки.
   -Чего?
   -Потом подробно объясню. Садись, поехали!
   -Мы на твоей повозке поедем?
   -Садись, говорю, прокачу с ветерком, с космическим!
   Кецамаль загрузился.
   -Эх, залётные! - крикнул Тор и щёлкнул вожжами.
   Козлы сорвались с места в карьер и понеслись вскачь. Земную атмосферу проскочили за несколько минут. Лёгкий ветерок, дувший богам в лицо, люди на земле посчитали бы ураганом и назвали бы, к примеру, "Аделаидой". Далее повозка вознеслась в открытый космос и покатила в галактику "Грудь Амаранты", которую на Земле по незнанию по-прежнему именовали "Волосы Вероники". Хотя земные астрономы отметили тот факт, что расположение звёзд в этой галактике как-то странно изменилось, и теперь звёздное скопление менее всего напоминает волосы неведомой Вероники, скорее другую, весьма интересную часть женского тела.
   Кецамаль сидел, закрыв глаза, подставляя лицо космическому ветру, и наслаждался неистовой скачкой. Остановив козлов у уже знакомого ему дворца, Тор спрыгнул.
   -Ну как? - задорно спросил он.
   -Чудесно! Просто великолепно! Слушай, я понял, что ещё многого не знаю и многого не испытал.
   -Знаешь, сдаётся мне, что наш парень не случайно к тебе попал. Мойры, видно, круто пошутили. Да и жена твоя, смотрю, с моей сдружилась. Каждый день у них шопинг.
   -Они там на Земле ещё не все магазины опустошили?
   -Да не переживай, запасец имеется.
   -Ага, пока тёща моя не пожаловала! И как она ещё об этом не пронюхала?
   -Тьфу-тьфу-тьфу на неё, не к ночи будь помянута! Пошли лучше зиму делать.
   Боги облетели планету, и Тор остановился на большой поляне посреди леса.
   -Подходящее местечко, - одобрил он. -Здесь и начнём.
   Он что-то прошептал, махнул рукой, и на поляне резко похолодало, на небе появились тёмные тучи, протекавший рядом ручей покрылся льдом, и крупными хлопьями повалил снег.
   -Что-то я замёрз, - пролепетал Кецамаль.
   -Не дрейфь, приятель, сейчас всё будет!
   И Тор одним движением руки достал из воздуха два тёплых лыжных костюма.
   -Держи, сочинские. Наши на Олимпиаде в таких выступали. Одевайся.
   Боги быстренько оделись, и Кецамаль с удовольствием похлопал себя по бокам.
   -Ну как?
   -Прикольно, - опять ввернул новое словечко Кецамаль.
   -Вау, приятель, ты, смотрю, уже и выражений наших нахватался!
   А снег тем временем сыпал и сыпал. Как только его навалило по колено, Тор движением руки прекратил снегопад. Затем он наклонился, слепил снежок и запустил в Кецамаля. Тот, не ожидавший этого, стоял столбом и пялился на изменившийся пейзаж, посему получил снежком прямо в глаз. Возмущённый, он повернулся к Тору, чтобы высказать ему своё недовольство, но получил второй снежок прямо в открытый рот.
   -Эй, не зевай! - крикнул Тор и наклонился за следующим снежком.
  В этот раз Кецамаль был настороже и успел увернуться. Следом он сам послал снежный шарик в Тора. Тот, поднаторевший на Земле в этой исконной русской забаве, легко уклонился и снова послал комок снега в противника. Кецамаль вошёл в азарт и, уворачиваясь от снарядов Тора, ловко швырял в него снежки. Тор усмехнулся, щёлкнул пальцами, и на поляне появился шестиствольный миномёт. Кецамаль был тут же обстрелян снежными снарядами. Его завалило с головой, и он, отплёвываясь, выбирался из снежной кучи, а Тор хохотал, вытирая рукой слёзы.
   -Ну погоди у меня, - пробурчал Кецамаль, и теперь уже по его воле на поляне появилась катапульта, на которой возлежал огромный снежный ком. Он дунул, и ком полетел. Тор с лёгкостью уклонился, но Кецамаль незаметным движением руки подправил траекторию полёта, и Тора накрыло. Теперь уже Кецамаль смеялся до слёз, но тут снежная гора, словно бы под давлением изнутри взорвалась и разлетелась на мелкие хлопья.
   -Ну как? - спросил Тор, отряхиваясь.
   -Здорово! Жаль только, что нас мало. Может жён позовём?
   -Да ну, зачем женщин вмешивать? Давай лучше попаданца нашего возьмём, с ним веселее будет.
   -Ты что, он не должен знать про нас. Да и потом, он всем будет хвастаться, что с богами в снежки играл.
   -Ага, особенно если на Земле об этом расскажет. Там его за такие рассказы быстренько в психушку упекут.
   -Нет, Тор, я не хочу, чтобы он знал про нас.
   -Ну хорошо, я сделаю так, что всё происходящее будет казаться ему сном. Пойдёт?
   -Да, так будет нормально.
   Харгор лежал возле дракона и спал, в ожидании назначенного часа. В это время появились боги и подошли к нему. Кецамаль навёл на дракона крепкий сон и сказал:
   -Ну что, берём?
   -Подожди, я в памяти у него сейчас покопаюсь.
   Тор приложил руку к голове парня и несколько секунд прислушивался.
   -Всё, готово, - сказал он. -Я порылся в его памяти: он тоскует по своим друзьям детства. Вот мы ими и будем: я - Толян, а ты - Кешка. Всё, берём и двигаем.
   Боги взяли парня под руки и в тот же миг оказались на снежной поляне.
  
   Я лежал возле спящего Ур-Варана и думал. Я тут уже несколько месяцев тусуюсь, из института меня наверняка отчислили, военкомат в розыск объявил, родители вёдрами валерьянку пьют, что дальше делать? И как меня сюда занесло? Эх, хорошо было в детстве! На каникулы меня отправляли к бабушке в деревню. У меня там были закадычные друзья - Толян и Кешка. Летом мы бегали купаться на ручей, с самодельными удочками сидели на рыбалке, тайком воровали кукурузу с поля. Зимой на этом поле играли в снежки, катались на коньках, лепили снеговиков. Где сейчас ребята? Эх, увидеться бы с ними, да опять снежками покидаться, вспомнить детство! С этими мыслями я и заснул. Сначала я спал, как убитый, а потом мне приснился сон: ко мне подходят Кешка с Толяном, им тоже по восемнадцать лет, и мы очутились на том самом заснеженном кукурузном поле.
   -Ребята, вы как сюда попали?
   -Ну ты же вспоминал нас, вот мы и пришли тебя навестить. Давай поиграем, как в детстве, помнишь?
   -Ещё бы! Строим снежный городок?
   -А давай!
   -Чур мы с Кешкой вместе!
   -Ага, опять двое на одного? Ладно, давайте!
   Мы с Кешкой вдвоём стали строить снежный бастион. Во сне делать это было легко и быстро: снежные блоки сами лепились и ложились друг на друга. У Толяна дело тоже спорилось, и скоро снежный городок был готов. Тут же лежал готовый запас снежков. Мы хватали их и кидали друг в друга, но снежки не убывали, они сами лепились и складывались на место.
   -Слушай, Кешка, - прошептал я, - так мы его долго будем обстреливать. Давай сейчас обсыплемся снегом и с двух сторон незаметно подползём. Потом одновременно кидаемся на него и берём в плен, понял?
   -Понял.
   Мы извалялись в снегу и сами стали неотличимы от него. По-пластунски мы поползли к Толянову городку. Тот стоял со снежком в руке и напряжённо смотрел в сторону нашего бастиона, недоумевая, почему стих обстрел. Мы с Кешкой подползли совсем близко и неожиданно бросились на Толяна. Вдвоём мы завалили его и вдоволь вываляли в снегу. Потом сами свалились рядом с ним и хохотали, как ненормальные. Вдоволь насмеявшись, мы встали и отряхнули друг друга.
   -Может на коньках наперегонки? - предложил я ещё одну нашу любимую забаву.
   -Давайте, - с готовностью согласился Толян. Ещё бы, он был кандидатом в мастера по конькобежному спорту и всегда у нас выигрывал. Мы с Кешкой много раз пытались его победить, но без толку. Попробуем хотя бы во сне. Тут у каждого из нас появилась в руках пара коньков. Мы быстро переобулись, а Кеша как-то неуверенно надевал коньки, как будто видел их в первый раз.
   -Кеш, ты чего, забыл, как коньки одевать? - не вытерпел я.
   -Ну да, времени много прошло. Помоги, а?
   Я помог Кешику надеть коньки и завязал ему шнурки. Кеша встал, но тут же рухнул на снег. Толян стоял и хохотал, глядя на неуклюжие Кешкины попытки.
   -Ну и чё ты ржёшь, убогий? - сердито спросил я. -Видишь, человек совсем разучился на коньках кататься. Бери давай, учить будем.
   Толян подавился смехом, услышав мои слова, и долго откашливался. Зато Кешка сидел в снегу, и повторяя раз за разом: "Слышь ты, убогий!", ржал, как ненормальный. Толян очухался, сердито посмотрел на Кешку и сказал:
   -Вставай, хорош валяться.
   Мы с ним подхватили Кешика под руки и потащили на лёд. По дороге он ещё три раза свалился в снег, и мы вместе с ним. Опять извалялись в снегу и на этот раз хохотали уже все вместе. Кешке за эти падения насовали снегу за шиворот, он орал и пытался вырваться, но это ему не помогло. До замёрзшего ручья мы добрались уже ползком, не в силах подняться от хохота. Там немного посидели, отдыхая, а потом пошли кататься. Кешка опять падал. Мы его поднимали, ставили на ноги и толкали в спину. Он ехал, выворачивая ноги во все стороны, а мы с Толяном ржали, пока животы не заболели. Через несколько толчков Кешка наконец стал сам держаться на ногах. С этого момента он стал быстро вспоминать, как надо кататься, и вскоре уже неплохо скользил. Потом мы отдыхали.
   -Может перекусим? - спросил Толян. -У меня тут бутерброды есть.
   Он достал из сумки несколько бутербродов с ветчиной, которые были мягкими и свежими, как ни странно. Хотя, что это я удивляюсь, это наяву они бы замёрзли и стали, как камни, а во сне что им сделается! Мы перекусили, и я положил в рот снег.
   -Гошка, ты чего?
   -Да пить хочу.
   -Зачем снег жуёшь? Забыл, как бабушка тебя от ангины лечила? На вот, лучше соку попей.
   Толян вынул из той же вместительной сумки пакет с соком и подал мне. Я выплюнул снег и с удовольствием выпил апельсиновый сок, мой любимый.
   -Ребята, будете? - я протянул сок друзьям. Те не заставили себя упрашивать и прикончили пачку. Немного отдохнув, мы снова пошли на лёд. Кешка катался уже вполне сносно, и мы побежали наперегонки. Но даже во сне Толян снова выиграл, не давая нам спуску. Мы катались пока не замёрзли. Странно, я даже во сне чувствовал мороз. Потом Толян сказал:
   -Всё, Гошка, нам пора.
   Мне было так жаль с ними расставаться! Я как будто снова побывал в детстве.
   -Ребята, не уходите, а?
   -Извини, Гоша, но нам и правда надо уходить. Как-нибудь ещё свидимся. Прощай!
   Меня закружило в каком-то водовороте, силуэты друзей стали размываться и скоро совсем исчезли. Сон закончился, а жаль!
  
   -Ну как тебе зима? - спросил Тор, сидя у камина в замке Кецамаля и потягивая горячее вино.
   -Круто, приятель! Так я ещё ни разу не развлекался.
   -А попаданец наш каков?
   -Да парень просто молодец! Слушай, а ты его хоть отряхнул?
   -И отряхнул, и согрел, и костюмчик олимпийский снял. Не переживай, Кеша, оставил всё, как было. Всё, мне пора.
   -Ты обещал мне кое-что показать.
   -Ах да, чуть не забыл. Давай сюда бумагу и ручку, сейчас покажу.
   Две головы склонились над столом.
   -Смотри, это молекула воды, H2O, вот это кристалл снежинки, это кристаллическая решётка льда. Хочешь снега - представляешь мысленно формулу снежинки, делаешь вот такой жест рукой, попутно понижаешь температуру окружающей среды - и вуаля! - идёт снег! Нужен лёд - представляешь кристаллическую решётку льда, жест делаешь другой, опять фокус с температурой - и вот твоя речка покрылась льдом. Хочешь - на коньках катайся, хочешь - подлёдной рыбалкой занимайся. Понял?
   -Понял, не дурак.
   -Ну всё, бывай, приятель, я домой. Ещё увидимся.
   Тор умчался, а Кецамаль сидел у камина, закрыв глаза, и чувствовал, как гудят его божественные ноги после зимних развлечений.
  
   ГЛАВА 26
   Ур-Варан разбудил меня утром, прошептав: "Нам пора". Ну, для него это может и был шёпот, а для меня это прозвучало, как грохот старого бабушкиного будильника. Этот монстр ещё советского производства мог поднять с постели любого засоню, а уж если бабушка ставила его в железный тазик, то вопли дневального: "Ррррота, подъём!!!!!" (по воспоминаниям моего двоюродного брата Вовки, изредка ночевавшего у бабушки) звучали по сравнению с ним тихой колыбельной музыкой.
   Открыв глаза, я потянулся. Эх, ночью мне приснился такой хороший сон: как будто ко мне пришли мои друзья детства Толян и Кешка, и мы на старом кукурузном поле играли в снежки, а потом катались на коньках. Было так здорово, мне даже просыпаться не хотелось, но пришлось: ведь сегодня наступил 7 норвена, тот самый день, к которому мы готовились несколько месяцев.
   Я подскочил, быстренько умылся, перекусил и влез на "Аврору". Предрассветные сумерки окутывали природу. Наступало время моего появления на сцене, так сказать, "Ваш выход, маэстро!". В груди дракона клокотало пламя, готовое к выходу. Василий проникся серьёзностью момента и сидел, внимательно вглядываясь вдаль. Что он там видел, известно лишь ему одному, мне же сие было неведомо.
   -Вперёд! - скомандовал я.
   Ур-Варан взмахнул крыльями и поднялся в воздух. Мы полетели навстречу судьбе. Вот уже показались дворцовые башни, значит, мы на месте. И вот наша "Аврора" кружит над Петембирэлем.
   -Огонь! - крикнул я.
   Пламя, бушевавшее в груди Ур-Варана, устремилось в горло, и в это время наш летучий крейсер попал в воздушную яму. Нас ощутимо тряхнуло. Мне то что, я был привязан, а вот Василия основательно подкинуло вверх. Заорав дурным голосом, он с громким хриплым мявом шлёпнулся обратно на спину дракона и инстинктивно выпустил когти, стараясь удержаться. Совместное действие мантраловых когтей вкупе с оглушительными кошачьими воплями произвело весьма неожиданное действие: дракон дёрнулся, с испугу икнул и подавился собственным огнём. Дыхание у него перехватило. Пламя, уже почти подошедшее к выходу, внезапно встретило на своём пути препятствие в виде судорожно сжатого горла и остановилось. Непроизвольный драконий "Ик!" отшвырнул его назад, и оно с оглушительным шумом и треском вырвалось из-под драконьего хвоста. Благодаря предварительно съеденному пламеннику струя огня была такой, как будто взлетал "Шаттл", а грохот и треск перекрыли все рекорды Книги Гиннеса по уровню децибелов. Василий уже пришёл в себя и теперь сидел, тесно прижавшись ко мне и глядя на мир ошалевшими глазами. Думаю, в уме он давал себе обещание больше никогда не связываться с драконами, тем более с такими древними.
   Ур-Варан, опомнившись после этого безобразия, повернул ко мне голову с виноватыми глазами.
   -Можешь не рычать, - сказал я. - нас и так наверняка уже все увидели и услышали.
   Дракон смущённо кашлянул и усерднее замахал крыльями.
   Город приходил в движение.
  
   В то время, когда император с гостями веселился во дворце, Мулин под покровом ночи расставлял своих революционеров. Главные силы были стянуты ко дворцу, который планировали утром штурмовать. Несколько отрядов были нацелены на здание Офицерского корпуса. Были под наблюдением и городские ворота. Всё было готово, ждали только сигнала от Харгора.
   И вот, когда утренние сумерки окутывали землю, тёмное небо прорезала струя пламени и раздался громкий звук, сопровождавший её. Всем было понятно: это ревёт дракон, призывая их на борьбу, и отряды под предводительством своих командиров двинулись на штурм своих объектов.
   К Тёмному дворцу нападающие подошли без шума. Ворота, ведущие в парк, были открыты (Мередан постарался, подмешав стражникам у ворот в еду сонный порошок). Заговорщики вошли в сад и направились ко дворцу. Стража возле дверей стояла бодрая и вооружённая (тут Мередану не повезло). Увидев толпу народа, совершенно по их мнению излишнюю в императорском парке, стража обнажила мечи и грозно вопросила:
   -Кто вы, и за какой такой надобностью шляетесь там, где вам не положено, мантрал вас задери?
   Ответом им было молчание, изредка нарушаемое позвякиванием мечей. Стражники были не робкого десятка, но и их пробрала дрожь при виде молчаливой толпы, угрожающе надвигавшейся на них. Помня, однако, о клятве верности императору и о хорошем жаловании, они взяли мечи наперевес и приготовились защищать своего властелина. Начало светать, и стража разглядела наконец, что толпа шляющихся по дворцовому парку - это вооружённые гоблины. В это время раздался голос:
   -Братья, мы пришли освободить народ от ига тёмных эльфов и их ставленника - тирана Никиэля. Вы с нами?
   Но тут агитатор сделал неверный ход, ибо императорская гвардия состояла сплошь из эльфов, и презрение к гоблинам было у них в крови. Поэтому ответ был вполне закономерен:
   -Не брат ты мне, вошь зелёномордая!
   Презрение эльфов столкнулось с ненавистью гоблинов, и началась драка. Один из стражников выскользнул из кучи сражающихся и побежал в казарму. Там он своими криками разбудил отдыхавших от смены, и те ринулись на помощь своим. Подкрепление пришлось весьма кстати, ибо зелёные уже начали теснить тёмных. А так всё началось сначала. Ни одна из сторон не имела преимущества в этой битве, и тогда вожак зелёных послал гонца к Мулину, который находился в доме Мариды, временно превращённом в штаб, и ожидал вестей от командиров. Там же к нему присоединился и я после весьма впечатляющего залпа "Авроры". Я дал Ур-Варану обещание от себя и от Василия никому не рассказывать о нашем позоре и был полон решимости сдержать его. Василий, думаю, тоже не подведёт и болтать не станет. Итак, мы сидели в штабе и ждали. Мулин ходил из угла в угол и нервно повторял:
   -Почему, ну почему вы не пустили меня? Ведь это я должен был вести воинов на штурм!
   -Мулин, ты вождь революции, ты должен сидеть в штабе и координировать действия нашей армии. Только ты один знаешь всю ситуацию в целом, тебе и руководить. Поэтому сиди и жди вестей, а потом распоряжайся, что делать дальше.
   В это время как раз начали поступать первые новости. В комнату ворвались несколько посланников и наперебой затараторили.
   -А ну тихо! - рявкнул я. - Говорите по одному, устроили тут базар, понимаешь!
   Прибежавшие заткнулись и начали говорить по очереди.
   Первым начал гонец от Зархата, назначенного командиром отряда штурмующих дворец.
   -Великий вождь, мы уже успешно прошли через парк, но во дворец не попали. Как оказалось, стража у дворцовых дверей не гуляла на празднике и совершенно трезвая. Они сражаются, и мы не можем попасть внутрь. К ним на помощь пришли остальные, и теперь там большая битва. Зархат просит подмоги.
   -Хорошо, подожди, остальных выслушаем и решим, что делать.
   Следующим был вестник из Офицерского корпуса.
   Офицерский корпус - это была элита среди гвардии. Там служили только знатные лорды и их сыновья. Офицеры корпуса были любимцами императора, он всячески их поощрял и награждал, и они были преданы ему, как верные псы. Мы знали, что они будут драться до последнего, и поэтому послали туда Оглара, сильного воина и умелого командира. Его воинское мастерство ни в чём не уступало офицерскому, и мы надеялись, что он справится с этими аристократами.
   Оглар повёл свой отряд в атаку. У ворот корпуса как всегда стояла охрана. Она заикнулась было:
   -Стой, кто идёт, - но комиссар, и сам сильный, как буйвол, выставил вперёд ещё десяток таких же силачей, и они смяли охрану и шутя вышибли ворота. Наступающие бросились во двор. Там они так же не глядя выломали двери и ворвались внутрь. Их маневры не остались незамеченными, и их уже ждали. Лорды - офицеры хоть и были на пиру во дворце, но знали свою службу тонко. Лишь один умудрился напиться в стельку - сын лорда Колчаниила. До своей кровати он не дополз и теперь мирно спал под ней. Остальные лорды сражались не на жизнь, а на смерть. Оглар тоже был настроен решительно и бился, вкладывая в удары все свои силы и мастерство. Сражались долго, ибо силы были равны, но всё же комиссар сломил сопротивление и победил. Половину его отряд порубил в капусту, вторую половину взяли в плен и заперли в погребе. И теперь он прислал гонца с вопросом: "Что делать с пленными?"
   Гонцу от Оглара тоже было велено подождать, и мы стали слушать следующего. Это был гонец от Хатара, патрулировавшего улицы в районе Приюта благородных девиц. Там вообще и смех, и грех: воины Хатара, видя, что в этом квартале всё тихо и спокойно, стащили со двора ближайшей таверны бочку пива и здорово с ней расслабились. Напившись, они захотели приключений и пошли проведать благородных девиц из Приюта. В ответ на стук из ворот выглянул стражник, и увидев зелёные, явно нетрезвые рожи, запер двери и побежал докладывать начальнице. Та, выглянув из окна и увидев, что её заведение окружили гоблины с нехорошими намерениями, и что послать за подмогой в казармы не получится, открыла склад с оружием (раньше в этом здании был арсенал, но потом его отдали под Приют благородства), вооружила своих девиц, и теперь те размахивают мечами и копьями и лупят прорывающихся в узкий коридор гоблинов почём зря. Многие уже обзавелись синяками различной локализации, кое-кто лишился зубов, а одному копьём пригвоздили ногу к полу, причём как это получилось, никто не понял: ни девушка, ни сам пострадавший. Вот только что девица бежала, размахивая копьём, и что-то сердито кричала, и - опа! - в следующую секунду мужик пришпилен к полу, а девица сидит на полу, ошарашенно озираясь по сторонам. Мужик ошалело посмотрел на ногу, дёрнулся и заорал, а негодная девчонка быстренько смылась. Копьё из ноги вытаскивали всем отрядом по очереди, дружно поминая гоблинскую мать и всех её родственников. Начальница, леди Сириана, стояла за закрытой дверью и громко призывала мужчин не ругаться такими словами, ибо нежные уши её девочек не привычны к таким выражениям. Пострадавшему замотали ногу с мазью, которую кинула в щёлку леди Сириана, и уложили на скамейку во дворе. И что теперь Хатару делать? Не убивать же женщин?
   Мы здорово посмеялись над злоключениями незадачливых искателей приключений и отправили гонца обратно к Хатару с приказом убраться из Приюта и оставить девиц в покое вместе с их начальницей. "Мы с женщинами не воюем", - был ответ Мулина.
   А вот Оглару был другой приказ: оставить охрану возле подвала с пленными и идти на помощь Зархату во дворец. Нам сейчас главное - захватить императора и заставить его подписать отречение от престола.
   -Харгор, может я тоже, того, на помощь Зархату?
   -Мулин, там без тебя обойдутся. Оглар справится, не переживай. А ты тут сиди, вдруг ещё новости придут?
   Марида в это время была на кухне, готовила еду и чай для вождя. Революция революцией, а кушать хочется всегда. Иногда она незаметно подглядывала в щёлочку за мужчинами. Мулин ей так понравился, что она просто влюбилась в него и теперь была готова за него и в революцию, и в огонь, и в воду. А пока на кухне её любовь трансформировалась в чай и жаркое. Гонцы отправились передавать приказы, а Мулин сел на стул и пожаловался:
   -Жарко-то как и пить хочется.
   Услышав это, Марида тут же бегом принесла полотенце и вытерла вождю лоб. Затем она принесла чай, и Мулин с благодарностью принял его. Я понимал, что дело не в жаре, просто Мулин сильно переживает за исход нашего дела. Я и сам волновался не меньше, но старался держать себя в руках и не показывать вида, попутно успокаивая Мулина и стараясь поддерживать в нём уверенность.
   А во дворце происходило следующее: сражение шло, не принося успеха ни той, ни другой стороне, и в это время подоспел Оглар со своими штурмовиками. Его появление переломило ход битвы в пользу восставших, и защитники были разбиты. Частью они погибли, частью успели убежать. Нападающие побежали дальше, и тут к ним присоединился Мередан. Он, приходя с докладом к советнику, незаметно изучил дворцовые входы и выходы, узнал, где чьи покои, и теперь шёл показать дорогу к императорским комнатам.
   Увидев Оглара, он крикнул:
   -Привет, комиссар!
   -Привет, Мередан! Ну как дела?
   -Всё в порядке. Пойдёмте, я покажу, где живёт Никиэль, а то в этих переходах будете блуждать ещё неделю.
   Оглар поспешил за Мереданом со своим отрядом. Мередан привёл их к двери и сказал:
   -Здесь.
   Оглар постучал в двери, и раздался недовольный заспанный голос лорда Мордавуила:
   -Кого там нелёгкая принесла?
   -Это я, господин Мордавуил.
   -Какого лысого гоблина тебе надо в такую рань, Мередан?
   -Беда, господин Мордавуил! Какие-то незнакомые гоблины ворвались в дворцовый парк и теперь идут сюда.
   -А что стража?
   -Не видать, господин Мордавуил.
   Дверь открылась, и выскочил лорд Мордавуил, уже одетый и при оружии. Его тут же схватили и связали.
   "В подвал к остальным!" - был приказ комиссара.
   Капитана императорских гвардейцев доставили в подвал Офицерского корпуса и заперли вместе с другими пленниками. Там они и сидели, обмениваясь мнениями и впечатлениями сегодняшнего утра.
   В прихожую императорских покоев набилось много народа. Оглар открыл дверь в императорскую спальню, и вошедшие увидели здоровенную кровать, на которой мирно почивал правитель с супругой.
   -Ну и здоров же дрыхнуть! - раздался чей-то завистливый голос.
   -Ты что, тоже хочешь спать на такой постели? - насмешливо вопросил другой.
   -Да я бы не отказался. Да если ещё и не один, тогда я бы тоже хотел стать императором.
   -Рожей не вышел, - продолжал всё тот же насмешливый голос. -Зелёных не берут в императоры.
   -Так, прекратили базар и идём арестовывать этого спящего красавца. -Это уже вступил комиссар. Он подошёл к постели и решительно потянул одеяло на себя. -Слышь, твоё бывшее величество, вставай, досыпать в темнице будешь.
   Никиэль что-то сонно пробормотал и повернулся на другой бок. Тогда подошёл гоблин, желавший стать императором, и схватив Никиэля за ногу, стал стаскивать его с кровати. Никиэль, ощутивший во сне, что его куда-то тянут за ноги, стал лягаться, пытаясь освободить ноги, и попал тянущему прямо в нос. Тот выпустил высочайшую ногу и с разбитым носом свалился на пол. Окружающие захохотали.
   -Ребята, навались, - скомандовал Оглар, и шесть гоблинов, запрыгнув на кровать, отшвырнули одеяло, стащили императора на пол, и хорошенько встряхнув, поставили перед Огларом. Никиэль, открыв глаза, недоумевающе посмотрел на открывшуюся его взгляду картину.
   -Вы кто? - спросил он.
   -Судьба твоя! - зло сказал гоблин с разбитым носом.
   -Что происходит, не понимаю?
   -Скоро поймёшь, -сказал Оглар. -Свяжите ему руки. Его семью запереть здесь, в комнатах, и не выпускать. Отвечаете за них головой. Выполнять!
   -Есть, комиссар!
   Ассиэль довольно невежливо растолкали. Увидев мужа, стоящего со связанными руками, и толпу гоблинов вокруг него, она удивлённо воскликнула:
   -Ники, что происходит?
   -Сили, милая, я сам ещё ничего не понимаю. Надеюсь, нам скоро объяснят, что тут творится, а пока оденься.
   -Но я не могу сама одеваться, мне нужны слуги!
   -Обойдёшься, - сказали ей невежливые мужчины. -Привыкай теперь сама всё делать. Нет у тебя больше прислуги.
   -Разрешите хотя бы мне помочь жене, - сказал император.
   -Развяжите ему руки, - приказал комиссар, - но не выпускайте из комнаты.
   Никиэль с женой прошли за ширму, стоящую в углу, и там переоделись. Затем императору опять связали руки, и в это время несколько гоблинов ввели в комнату императорских детей. Анасиэль, плача, кинулась к матери, повторяя:
   -Мама, я боюсь!
   Пятилетний же Алесиил, выделив своим цепким детским взглядом комиссара, подошёл к нему и безбоязненно сказал:
   -Дластуй, дядя.
   Оглар присел на корточки и ответил:
   -Здравствуй, малыш.
   -Вы тоже плиехали на плаздник?
   -Ну да. Сейчас мы заберём твоего папу и поедем веселиться.
   -Я тоже люблю плаздники. А вы меня возьмёте?
   -Не в этот раз, малыш, как-нибудь потом, хорошо?
   -Холошо.
   -Отдайте мне наследника! -Ассиэль подхватила ребёнка на руки и прижала к себе. Императора вывели в коридор, двери заперли на ключ, и императрица осталась одна с детьми. Она обессиленно рухнула на кровать, без конца повторяя:
   -Что это? Я ничего не понимаю!
   Анасиэль прижималась к матери и тихонько плакала.
   Комиссар послал гонца к ВВП с докладом о том, что его миссия увенчалась успехом, и император арестован. Ему связали руки, посадили в отдельную комнату и тщательно охраняют. Мулин, получив это известие, возрадовался и решил, что ему нужно срочно поехать во дворец и поговорить с императором. Я, естественно, напросился с ним. Дракон, лежавший до этого на пустыре недалеко от дома Мариды, доставил нас во дворец, припарковавшись на крышу гвардейской казармы, широкую и плоскую.
  Мулин со мной и комиссаром прошёл в комнату для белья, в которую заперли Никиэля. Император стоял, скрестив на груди руки, и гордо, но с некоторой долей растерянности смотрел на вошедших. Заговаривать первым с мятежниками он не стал, считая это ниже своего достоинства. Мулин тоже стоял молча, внимательно разглядывая Никиэля. Молчание затянулось. Наконец, видя, что арестованный не намерен раскрывать свой царственный рот, ВВП заговорил сам:
   -Итак, с великой радостью сообщаю тебе, бывший император Никиэль, что ты арестован. Мы, революционеры Гардараха, низлагаем тебя и лишаем власти. Ты больше не император. Вся власть переходит к народу гоблинов, и я, как законный его представитель и Великий Вождь Партии мулинистов, беру нелёгкое бремя правления государством в свои крепкие, надёжные руки.
   Никиэль слушал, крепко сжав губы. Он не всё понял из прочувствованной речи вождя мятежников, но главное уловил: он больше не император в этой стране, и его лишают свободы. За себя он не очень волновался - он достаточно долго прожил, но его волновала судьба его близких.
   -А что вы намерены сделать с моей семьёй? - хриплым от волнения голосом спросил он.
   -Не знаю, - честно ответил Мулин, -мы ещё не решили.
   -Мне всё равно, что вы сделаете со мной, но я прошу не трогать мою жену и детей.
   -Я же сказал: мы ещё не решили, -раздражённо повторил Мулин. -Но ты не волнуйся, тебя уведомят.
   Я же во время их разговора стоял позади ВВП и пялился на императора, о котором так много слышал и в судьбе которого принял такое деятельное участие, но до этих пор не имел чести видеть. Может он и был тираном, но сейчас его властность сменила растерянность, и он походил на коршуна, которого внезапно для него осмелилась атаковать стая ворон. Он всё ещё не мог переварить увиденное и услышанное и до конца поверить в это.
   -Значит так, - продолжал Мулин, -сейчас тебя отведут в темницу. Посидишь там, подумаешь на досуге о том, как управлять страной, чтобы всем было хорошо, а не только кучке твоих приспешников. Тем временем мы подготовим манифест об отречении, и ты должен будешь подписать его. На этом разговор окончен. Уведите его!
   Четверо гоблинов окружили низвергнутое величество и повели в тюрьму. Мулин же тем временем распорядился поставить на место начальника тюрьмы Хатара и всех тюремщиков заменить своими гоблинами. Приказ вождя был выполнен с похвальной быстротой, и через полчаса тюремный штат обновился.
   Императора вели в тюрьму пешком, считая кареты и каардов излишней роскошью для него. В сопровождении десяти охранников он шёл по улицам и смотрел по сторонам. Всюду он видел ликующие зелёные физиономии, а столь любезные его взору эльфийские лица если и встречались, то только лёжа ничком на земле и с закрытыми глазами. Окружающие сначала не обращали на него внимания, но затем, видимо, кто-то из стражников шепнул им, что за важную птицу они ведут, и тогда в адрес свергнутого императора полетели насмешки, брань, угрозы и даже камни. Один из них попал Никиэлю в плечо, и на рукаве выступила кровь.
   -Эй, эй! - забеспокоилась охрана, -Мулин велел не убивать его, а только в тюрьму посадить.
   Они ускорили шаг, и через некоторое время ведомство Хатара гостеприимно распахнуло для них свои ворота.
   -Добро пожаловать, ваше бывшее императорское величество! - издевательски приветствовал Никиэля Хатар. -Мы постараемся, чтобы вы надолго у нас задержались, и создадим для этого все условия. Я думаю, что после шумного дворца вам захочется отдохнуть в тишине и одиночестве. Эй, Фартих, проводи нашего гостя в камеру сто двадцать шесть! Тебе понравится, там очень тихо и одиноко, - усмехнулся он. -Приятного отдыха!
   Фартих пошёл вперед, звеня ключами, а два здоровенных гоблина вели сзади императора. Его запихнули в тесную и тёмную камеру и захлопнули дверь. Хатар не обманул: здесь было так тихо, что эта тишина давила на уши. Никиэль сел на кучу соломы в углу, опустил тяжёлую голову на руки и глубоко задумался.
   Мулин пошёл навестить императрицу и взял меня с собой. У дверей стояла охрана. Нам открыли двери в покои, и мы вошли. Бледная императрица лежала на кровати и, по всей видимости, спала. Рядом с ней сидела заплаканная девочка, маленький мальчик сидел на полу и развлекался, выщипывая ворс из ковра. Увидев нас, девочка кинулась было разбудить мать, но Мулин тихо сказал:
   -Не надо.
   Он ещё немного постоял и спросил у неё:
   -Кто ты?
   -Я Анасиэль, дочь императора Никиэля.
   -А этот мальчик?
   -Алесиил, сын императора Никиэля и наследник трона Тёмных эльфов.
   -Так я и думал, - пробормотал Мулин.
   В это время мальчик поднялся и подошёл к нам.
   -Дядя, а ты тоже плиехал на плаздник к папе? - спросил он у Мулина.
   -Ну, в некотором роде, да, - растерялся Мулин.
   -А как тебя зовут?
   -Мулин.
   -Значит ты - дядя Муля? А ты будешь со мной иглать? А то папа с длугими дядями куда-то ушёл, а мама спит, а Насиэль плакает. С ними неинтелесно. А ты такой большой и класивый, и у тебя меч есть. А ты дашь мне его потлогать?
   Он подошёл к великому вождю и протянул к нему свои маленькие ручки. Мулин, оторопев от такого напора, несмело взял его на руки и оглянулся на меня. Я выскочил в коридор и прислонившись головой к стене, ржал, как ненормальный: вот вам и грозный вождь революции с ребёнком на руках!
   В это время Анасиэль подскочила к Мулину и заплакала:
   -Дядя, пожалуйста, не забирайте братика! Он ещё маленький, и он болеет. Советник сказал нам, что ему нельзя получать раны, и мы всегда следили за этим. А что вы хотите с ним сделать? Вы хотите его убить? Пожалуйста, не надо!
   -Успокойся, девочка, я не собираюсь его убивать, просто поговорю с ним и всё. - Мулин погладил её по голове. -Не плачь, всё будет хорошо. Просто вы не будете больше жить во дворце, а переедете в другое место.
   -Мы поедем к дедушке? - она с надеждой посмотрела на него.
   -Ещё не знаю. Пока поживёте здесь, а там видно будет.
   Он опустил мальчика на пол.
   -Ну всё, малыш, оставайся здесь с мамой и сестрой, а мне пора идти.
   Малыш прижался к его ноге.
   -Дядя Муля, а ты ещё плидёшь?
   -Приду, малыш.
   -И ты дашь мне потлогать меч?
   -Дам, только в другой раз.
   Мулин развернулся на выход. В это время в комнату ворвался гоблин и подскочил к Мулину, ударом ноги отшвырнув мальчика с дороги. Алесиил отлетел в сторону, ударился головой об пол и заплакал. Из ранки на его лбу потекла кровь, и черты его лица стали расплываться.
   -Ты зачем ребёнка ударил? - закричал Мулин и, схватив за грудки гоблина, вышвырнул его в коридор. Затем он повернулся к мальчику и увидел, что сестра подскочила к малышу и стала останавливать кровь. В это время лицо мальчика становилось то лицом гоблина, то снова лицом эльфа.
   -Что это с ним? - хрипло спросил Мулин.
   Анасиэль укоризненно подняла на него свои заплаканные глаза.
   -Я же вам говорила, что он болен, у него гемовиридия. Когда он получает раны, из них течёт зелёная кровь, и он превращается в гоблина, а когда кровь останавливается, снова становится эльфом. Вот почему ему нельзя раниться. Советник обещал вылечить его, но он куда-то пропал, а кроме него никто не знает, как лечить эту болезнь.
   -Мне очень жаль малыша, но я ничем не могу вам в этом помочь, я не целитель. Смотри за ним хорошенько, а я прикажу, чтобы вас никто не тревожил.
   Мулин подошёл к ребёнку, которому сестра уже остановила кровь, погладил его по голове и сказал:
   -Не бойся, малыш, всё будет хорошо.
   Алесиил поднял на него заплаканные глаза:
   -Я буду ждать тебя, дядя Муля.
   Мулин вышел в коридор. Там стоял тот самый гоблин. Мулин ударом в челюсть свалил его на пол и повторил:
   -Ты зачем ребёнка ударил?
   Тот, сидя на полу, оправдывался:
   -Так это, меня Хатар прислал.
   -Зачем?
   -Ну так это, сказать, что императора доставили и посадили в камеру.
   -И всё?
   -Ну да.
   -И что, из-за этого надо было ребёнка бить? Не мог подождать?
   -Ну это, а чё он под ногами путается?
   -Значит так, сейчас идёшь к Хатару и работаешь у него в тюрьме. Во дворце не вздумай появляться, а то сам составишь компанию императору! Понял?
   -Всё понял, Великий Вождь!
   Гоблин встал и быстренько смылся, не дожидаясь повторного приказа.
   -Жаль малыша, - сказал мне Мулин. -Он понравился мне.
   -Да, бедный мальчик, - согласился я. -Кажется, мы с советником дали маху?
   -Ничего уже не исправишь, - сказал Мулин. -Попробуем Парлака привлечь, может, он что сумеет сделать. Значит так, - продолжил он, обращаясь к охране, -сюда пропускать только меня или Харгора, а также служанку с едой для пленников, больше никого! Понятно?
   -Понятно, Великий Вождь! - отвечали охранники. Это были воины - громидены из Москарвата, и Мулин мог им доверять.
   Служанку императрицы Гариту нашли на кухне. Они вдвоём с поварихой сидели под столом и дрожали от страха. Мулин лично успокоил их, сказав, что им ничего не грозит, и попросил их работать и дальше. Женщины, подпав под обаяние Мулина, успокоились и приступили к своей работе. Повариха приготовила обед для императорской семьи из богатых дворцовых запасов: столь любимые императрицей жареные ножки куриды, суп для детей и пирог с чаем. Гарита поставила всё на поднос и понесла своей госпоже в покои. Когда она подошла к двери, стражники отворили двери, а один из них игриво подмигнул ей. Она с негодованием отвернулась от него, поджав губы, и вошла. Стражник, пользуясь тем, что руки у неё были заняты, шлёпнул её по мягкому месту, когда она проходила мимо него. Она повернулась было, чтобы высказать ему своё неудовольствие, но он уже захлопнул за ней двери. Гарита поставила еду на стол и сказала валявшейся на кровати императрице:
   -Госпожа, покушайте. Фирида постаралась специально для вас: ваши любимые ножки куриды.
   Ассиэль приподнялась на кровати, простонала: "Ах, как мне плохо! У меня совсем нет аппетита!", затем села за стол и умяла все ножки и полпирога с чаем. Дети похлебали супчик и доели остальные полпирога. Гарита собрала грязную посуду на поднос и постучала в двери. Стражник открыл их, служанка вышла, аккуратно составила посуду на пол и со всего размаха треснула громилу подносом по башке. Гул пошёл такой, как будто в Царь - колокол зазвонили. Гарита снова собрала посуду и ушла в кухню с гордо поднятой головой. Стражник ощупал шишку на своей голове и печально вздохнул, второй, опомнившись от неожиданности, громко захохотал.
   -Так тебе и надо, - простонал он между приступами хохота, - тебя, между прочим, поставили сюда императрицу охранять, а не девиц щупать.
   -Да ладно, - смущённо проговорил пострадавший, - ты только нашим не рассказывай, а то ведь засмеют.
   В это время Гарита, вымыв на кухне посуду, возвращалась к своей госпоже. Её несостоявшийся ухажёр угодливо распахнул перед ней двери, но она опять гордо отвернулась, вошла и с силой захлопнула их за собой. Стражник горестно вздохнул и промолвил:
   -Эх, хороша девка!
  
   ГЛАВА 27
   Мулин после ареста императора переселился во дворец. С собой он взял меня, комиссара и Мередана. Даран остался жить у Гарта, помогая ему в работе и ухаживая за Фирхитой. Грона назначили мэром города, обязали навести порядок в столице и впоследствии следить за оным. Мередану доверили почётную службу - быть личным телохранителем Великого Вождя и сопровождать его, куда бы он ни пошёл. Ну а мы с Мулином крепко сдружились во время наших совместных приключений и теперь всегда были вместе. Марида тоже вернулась во дворец и теперь была комендантом, налаживая работу всех дворцовых служб. Но она почитала за счастье лично ухаживать за Мулином, и он тоже обратил внимание на симпатичную комендантшу, тем более, что до сих пор так и не был женат. До свадьбы, правда, дело у них пока не дошло, но отношения стали завязываться. Императрицу с дочерью выселили в город, в бывший дом Мариды. С ней ушла и Гарита. Алесиила, к которому мы с Мулином успели привязаться, оставили во дворце. Марида тоже полюбила малыша и с удовольствием с ним возилась. Мулин объяснил ей, чем болен ребёнок, и женщина, жалея бедняжку, смотрела за ним во все глаза. Мы с Мулином часто навещали мальчика и с удовольствием играли с ним. Алесиил говорил хорошо, только букву "р" не выговаривал, и я стал его учить. Он так смешно повторял за мной: "лыба", "длова", "калась", что я смеялся от души. Но спустя недолгое время после наших усердных занятий он обрадовал меня, довольно чётко произнеся: "рыба", "дрова", "карась". Я схватил малыша на руки и закружил по комнате.
   -Алесиил, ты молодец! А теперь скажи "Ура".
   -Ура! - закричал он. -Дядя Харгор, а пойдём дяде Муле расскажем, что я теперь букву "р" говорить могу.
   -Мы в другой раз ему скажем. Его сейчас нет, он по делам уехал.
   Да, забыл сказать: Василий тоже жил теперь во дворце. Мантрал близко подружился с Фиридой, дворцовой поварихой и отныне блаженствовал. Та сначала боялась здоровенного саблезубого кота, но, увидев, что нрава он весьма добродушного, полюбила его и теперь подкармливала всякими лакомыми кусочками. Василий иногда исчезал на ночь и утром, вернувшись с охоты, притаскивал ей за это какую-нибудь дичь.
  
  
   (НЕБОЛЬШАЯ ИНТЕРМЕДИЯ)
   Кецамаль сидел на кухне и ел жареную картошку, готовить которую его научил Тор, когда к нему ввалился Гефраст.
   -Здорово, приятель, - сказал он, принюхиваясь к незнакомому запаху. -Что это там у тебя?
   -Жареная картошечка. Садись, угощайся. Ручаюсь, такого ты ещё не пробовал. Вон, огурчики солёные бери.
   Гефраст не заставил себя долго упрашивать и присел к столу. Вдвоём с Кецамалем они уговорили сковородку картошки и миску солёных огурцов.
   -Да, знатно. Слушай, я чего пришёл-то, я ж тебе зеркало принёс. Помнишь, ты заказывал?
   -Помню, конечно! Давай, что ты там сделал.
   -Понимаешь, Кецамаль, Зеркало Мира очень сложно делать. То, первое, что твоя жена разбила, я несколько тысячелетий делал. Но ты же просил быстрее, и вот, что получилось.
   Гефраст достал маленькое карманное зеркальце.
   -Извини, друг, это всё, что я смог сделать за такое короткое время. Большое зеркало я уже тоже начал, но сам понимаешь, готово оно будет ещё нескоро, так что пока этим пользуйся.
   -Ну спасибо, приятель, уж удружил, так удружил! А то мне без зеркала как-то не по себе. Ну а большое как сделаешь, так сделаешь.
   -Ладно, тогда я к себе. Только я к тебе как-нибудь ещё на картошечку загляну, ты не против?
   -Да о чём разговор! Заходи в любое время! Нажарим без проблем!
   Гефраст исчез, а Кецамаль уселся в своё любимое кресло, вытащил зеркальце и стал смотреть в него одним глазом. Из его тела протянулась одна нить силы и исчезла в Зазеркалье.
  
  
   Продолжение главы 27
   Мы с Мулином и Алесиилом сидели на ковре в комнате и читали книгу. Это была книга по магии. Алесиил читал нам разные заклинания и объяснял незнакомые слова. Этот малыш был умён не по годам.
   -Эх, - со вздохом сказал я, - вот бы какое-нибудь заклинание, чтобы я мог домой вернуться.
   -Харгор, разве тебе здесь плохо? -забеспокоился Мулин.
   -Нет, Мулин, здесь нормально. Я очень рад, что подружился с тобой, очень полюбил Алёшу (так я ласково называл Алесиила), приобрёл здесь ещё много друзей, но я скучаю по своему миру. Понимаешь, там мои родители, которых я тоже очень люблю, и которые наверняка сходят с ума, не зная, куда я пропал. Маму особенно жалко: она всегда так за меня переживает! Я ж ещё и институт не закончил. А, впрочем, меня, наверное, уже отчислили - я же на экзамен не пришёл, да и переэкзаменовки все пропустил. Ну всё равно, я бы попробовал восстановиться.
   -Я понимаю тебя, Харгор, но мне будет очень тебя не хватать, если ты нас покинешь. Оставайся, ведь всё равно в твой мир нет прохода.
   -Останусь, деваться некуда, тут ты прав. Но если я когда-нибудь вернусь к себе, обещайте, что будете смотреть за Василием.
   -А разве ты его с собой не возьмёшь, дядя Харгор?
   -Не могу, Алёша. Его на Земле у меня отберут, а там или на исследование отправят или в зоопарк посадят, так что вы уж тут за ним присмотрите.
   -Не волнуйся, дядя Харгор, я буду хорошо за ним смотреть и кормить его буду. А когда ты вернёшься, мы тебя встретим. Ведь ты же вернёшься, правда? - Малыш умоляюще смотрел на меня.
   Я не мог разочаровать Алёшу и поэтому сказал, что обязательно вернусь, если получится. Малыш успокоился и продолжил дальше читать книгу.
   Василий, о котором шла речь, отирался тут же. Ему было скучно, читать он не умел и решил сам как-нибудь развлечься. Его любимым развлечением были бои без правил, и он, не откладывая дела в долгий ящик, подкрался ко мне сзади и прыгнул на спину. Мы покатились по ковру. Во время игры мантрал никогда не выпускал когти и не причинял мне никакого вреда.
   -Ах ты ж, паразит, вот ты, значит, как!
   Я вывернулся и схватил его за хвост. Василий эту часть своего тела считал неприкосновенной и очень не любил, когда за неё хватали, поэтому резким рывком он выдернул его у меня из рук и одним прыжком снова повалил меня на пол. Прижав меня к полу, он обнажил клыки и зарычал, но я не испугался: я знал, что это - элемент игры, что он никогда не пустит их в ход, а лишь пытается изобразить из себя грозного хищника. Я дёрнул его за усы, грозный хищник весьма неподобающе мявкнул и свалился с меня.
   В это время Алесиил, читавший Мулину книгу, воскликнул:
   -А это заклинание я знаю, дядя Гириэн учил меня ему! Тут надо слова вот так произносить, а потом вот такой жест сделать.
   Мальчик прочитал слова с нужным выражением, а потом сложил пальцы в какую- то фигуру и взмахнул рукой. Между его рук появилось голубое мерцание, которое выросло до размеров двери.
   -Что это? - спросил Мулин.
   -Это портал, только я не знаю, куда он ведёт, - ответил Алесиил.
   В портале виднелась какая-то комната с кроватью, ещё там был стол, заваленный книгами. Мулин с мальчиком с интересом вглядывались в необычную для себя обстановку, но близко не подходили.
   Василий тем временем, облизав мне руки, снова кинулся на меня, и мы с ним покатились по полу. Этот паразит не рассчитал свои силы, и мы со всего размаха вкатились прямо в центр голубого мерцания. Я успел услышать отчаянный крик Мулина:
   -Нет, Харгор, нет!
   В тот же миг голубое сияние исчезло, и я оказался в своей комнате, которую покинул несколько месяцев назад. Я помотал головой, пытаясь понять, не сплю ли я, и что вообще происходит? Где Василий, который провалился в портал вместе со мной? Я огляделся, но мантрала нигде не было, только мой рыжий с белым пятном на груди и белыми носочками на передних лапах кот Васька сидел на полу и смотрел на меня.
   -Вась, что это было? - спросил я, но Василий мне ничего не ответил и принялся вылизываться. Я огляделся: комната была убрана, полы вымыты, мусор вынесен, бельё разложено по полкам. Так могла убираться только моя мама. Судя по всему, она была в спокойном состоянии и никакого беспокойства по поводу моего отсутствия не испытывала. Да, дело становилось всё запутанней. Я встал с пола и пошёл в ванную. Умывшись и переодевшись, я засобирался в институт: надо ж было узнать, как там обстоят дела, отчислили ли меня, и, вообще, какое сегодня число - может, я в прошлое вернулся и ещё на экзамен успею? А может, тут уже лет двадцать прошло, и института в помине нет? Выяснить это следовало незамедлительно, и я поспешил на улицу. Остановка 45 маршрута была на месте, и я обрадовался: ещё не всё потеряно. Институт тоже был на месте, и я с душевным трепетом вошёл в вестибюль. Поднявшись на второй этаж, где был наш исторический факультет, я подошёл к доске приказов и объявлений. На ней как всегда висели какие-то бумажки, и я с волнением стал читать, опасаясь найти приказ о своём отчислении. Армии я уже не боялся: после тренировок с Мулином я любым зарвавшимся дедам мог дать достойный отпор, но мне хотелось продолжить учёбу - я ведь поступил в институт по своему желанию, и мне нравилось учиться. Я читал приказы по институту:
   "Харов Егор - "История России" - отлично. Переведён на второй курс."
   Далее шёл следующий опус нашего ректора по прозвищу "Ленин" (потому что он был
  лысый и картавил, как незабвенный вождь мирового пролетариата): "По заявлению
  Харова Егора и личной просьбе Одинцова Т. О. предоставить вышеупомянутому студенту Харову академический отпуск сроком на один год для участия в археологической экспедиции."
   В полном шоке я спустился вниз и пошёл пешком, на ходу пытаясь понять, когда я успел сдать экзамен по истории России и когда успел написать заявление на академ? И кто такой Одинцов Т. О.? У меня нет таких знакомых, насколько я помню. И в какой экспедиции я участвовал? Значит, и мама уверена, что я раскапываю древние пирамиды или очередной Стоунхендж. Что вообще происходит, и какое хотя бы сегодня число? В киоске я купил свежую газету и посмотрел на число: сегодня было 5 июня, и срок моего академа истекал 31 августа. Получается, я провёл в мире Мулина год? Может быть, ведь время на наших планетах, возможно, течёт по-разному, а может, и нет. Добравшись домой, я, чтобы моя бедная голова не лопнула от размышлений обо всех этих непонятках, завалился на кровать. Васька, по своему обыкновению, устроился у меня в ногах, и я уснул, полагаясь на пословицу: "Утро вечера мудренее".
  
   (За три дня до возвращения Егора)
   В очередную встречу богов Тор поинтересовался:
   -Ну как у тебя дела?
   На что Кецамаль с восторгом ответил:
   -Ты не представляешь, каких дел они там наворотили!
   -Ну почему же, представляю, - усмехнулся Тор. -Мы всё это уже проходили.
   -Но для меня это всё в первый раз - такие страсти, такой накал событий! Я просто в восторге! Теперь на моей планете жизнь кипит ключом! Молодец твой парень!
   -Кстати, а не пора ли ему домой?
   -Да пусть ещё у меня маленько побудет.
   -Нет, Кеша, пусть он домой вернётся, там всё уладит, а потом как-нибудь опять к тебе на огонёк заглянет. Вот только, боюсь, на Земле его дела не столь хороши. Надо смотаться проверить, что там творится. Ты со мной?
   -Конечно! А ты сомневался? Да мне твой парень уже как родной стал. Я и сам за него переживаю. Глупо, конечно: бог за смертного переживает, но я уже как-то и привык к нему. Как без него дальше будет?
   -Не волнуйся, он твоим такой стартовый толчок дал, что они и сами теперь не остановятся. Ну что, махнём в институт?
  
   В институте Тор, приняв вид сорокалетнего отца одного из обучающихся здесь балбесов, а Кецамаль - вид одного из этих самых балбесов, поднялись на второй этаж и остановились возле доски объявлений. Там висели приказы по институту. Тор нашёл нужный и прочитал: "Харова Егора за неявку на экзамен по истории России без уважительной причины и пропуск переэкзаменовки без предоставления оправдательного документа отчислить из института без права на восстановление, каковой приказ довести до сведения вышеупомянутого отчисленного и взять с него расписку об ознакомлении с данным приказом в срок, подлежащий исполнению данного приказа."
   -Это что за народное творчество? - спросил изумлённый Кецамаль.
   -А это, брат, бюрократический язык, - усмехнулся Тор. - На нём все документы и официальные бумаги пишут.
   -Но для чего?
   -А чтобы простые люди не поняли. Значит, парня отчислили. Жаль, он ведь сам поступил, и учиться ему нравилось. Надо исправить это безобразие и восстановить справедливость: в конце концов он не только историю знает, но сам её и творит. Точнее, вытворяет, - опять усмехнулся Тор. -Ты согласен, Кеша? (со времён их снежной баталии он Кецамаля так и называл, который, в общем-то, и не возражал против переделки своего имени на земной лад).
   -Согласен, Толян, - усмешка, в свою очередь изогнула губы Кецамаля. -Действуй.
   -Так, сейчас время немного подправим, - Тор очертил указательным пальцем круг против часовой стрелки, и они очутились в институте 25 мая, в день экзамена по истории России. Егор в это время споткнулся и провалился в портал. Тор принял его облик, Кецамаль стал невидимым, и они подошли к двери аудитории, где толпились студенты.
   -Ну как там? -шёпотом спросил Тор.
   -Ой, Гошка, полный песец, препод зверствует, всех валит. Злющий с утра, прямо ужас!
   -А чего он психованный такой?
   -Да он со своей Люсей поругался. Наши видели, как они подъехали и прямо там в машине гавкались, орали так, что стёкла дрожали. Потом он выскочил, дверцей хлопнул, ребята думали, что она отвалится, и в институт заскочил, а от самого так и пышет.
   -Да, хреново.
   Тор отошёл и задумался.
   -Тор, что делать -то? - прошептал невидимый собеседник.
   -Погоди, Кеша, сейчас придумаю. Ага, есть!
   В руке Тора возникла записка.
   -Слушай, я сейчас зайду и передам ему эту записку, он выйдет, а ты в образе его жены скажи ему пару ласковых слов. Можешь даже поцеловать.
   -Ты что, совсем спятил?
   -Кеша, это для дела надо. Ты собираешься спасать парня?
   -Ну если только для дела, - нехотя процедил Кецамаль.
   -Так, сейчас я тебя превращу, и ты постой пока возле окошка. Студенты внимания не обратят, им сейчас не до тебя. Как только препод выйдет (кстати, у него кличка "Змей", не зря, видимо, прозвали), делай своё дело и быстро уходи, понял?
   -Да понял я.
   -Всё, приступаем к операции "Укрощение Змея". Первый пошёл!
   Тор вошёл в аудиторию.
   -Здравствуйте, Андрей Евгеньевич.
   -А, Харов! Явился, значит. Ну-ну, проверим, как ты подготовился.
   -Я занимался, Андрей Евгеньевич.
   -Все вы так говорите, а потом плаваете на экзамене. Смотри, Харов, на снисхождение не рассчитывай. Не сдашь - отчислим.
   -Да я все экзамены сдаю, Андрей Евгеньевич, у меня ни одного хвоста нет.
   -Знаю я, как вы сдаёте: вечно кучу шпаргалок вытаскиваю. Смотри, найду шпаргалку - сразу выгоню. Историю родной страны надо знать без всяких шпаргалок. Ладно, хватит болтать, тяни билет.
   Тор протянул руку и вытащил билет.
   -Билет номер восемь, Андрей Евгеньевич.
   -Иди готовься, только предупреждаю ещё раз: никаких шпаргалок! Понятно?
   -Понятно.
   Тор повернулся и пошёл на место, но внезапно обернулся и воскликнул:
   -Ой, Андрей Евгеньевич, чуть не забыл, меня тут просили записку вам передать!
   -Кто?
   -Ваша жена.
   -Что ж ты сразу не сказал? Давай сюда!
   Змей выхватил записку из рук Егора и торопливо развернул. Там хорошо знакомым ему почерком было написано: "Дорогой, прости меня. Утром я была неправа. Давай вечером сходим куда-нибудь. Твоя Люси".
   -Андрей Евгеньевич, она сказала, что ответа в коридоре подождёт.
   Змей, зажав записку в кулаке, выскочил в коридор. Студенты, обрадовавшись неожиданному подарку судьбы, торопливо зашелестели шпаргалками. Тор сел и стал писать на черновике свой вариант ответа.
   В это время преподаватель истории России Андрей Евгеньевич по кличке "Змей", выбежав в коридор, увидел возле окна высокую красивую женщину.
   -Люсенька! - протянул он к ней руки.
   -Милый, прости, я погорячилась. Я люблю тебя, и никакой Гоги мне не нужен. Я сгоряча сказала, но ты сам виноват, зачем рассердил свою девочку?
   Женщина капризно поджала губы.
   -Прости, Люсенька, я тоже виноват. Давай вечером в японский ресторан сходим. Посидим, отдохнём.
   -Хорошо, милый, я буду тебя ждать, заканчивай скорее этот противный экзамен.
   Она развернулась и пошла на выход.
   -Птичка моя, ты забыла поцеловать своего котика!
   Кецамаля внутри всего перекосило, но делать нечего: назвался Люсей - целуй Змея. Кецамаль нежно прикоснулся губами к щеке Люсиного мужа и, дрожа от отвращения, медленно, походкой от бедра, спустился на первый этаж. Зайдя в туалет, он с мылом вымыл рот и снова принял свой невидимый облик. Затем он ворвался в аудиторию и прошипел на ухо Тору:
   -Всё, больше я на это не подписываюсь. Целовать мужиков - нет уж, увольте!
   Тор, видевший всю эту сцену своим божественным зрением, покатывался со смеху.
   -Не волнуйся, Кеша, - простонал он между приступами хохота, - твоя жертва была не напрасна: зато мы парня спасём!
   Внезапно он замолчал, потом негромко сказал:
   -Атас, ребята, Змей идёт.
   Услышав знакомые слова, студенты подсуетились, и шпаргалки исчезли в мгновение ока. Когда преподаватель зашёл в аудиторию, студенты, низко склоняясь над столами, что-то усердно писали. Довольно жмурясь, как сытый кот, он прошёл на своё место и сел, закрыв глаза. Студенты, узрев очередной подарок судьбы, вновь вытащили свои шпаргалки. Змей внезапно открыл глаза и обвёл плавающим взглядом аудиторию. Студенты замерли, ожидая грозы, но гром не грянул. Андрей Евгеньевич ласково пробормотал: "Ну готовьтесь, готовьтесь!" и снова закрыл глаза. Так прошло много времени, наконец преподаватель вспомнил, зачем он здесь, и спросил:
   -Ну, кто готов?
   Тор был готов рассказать и без подготовки, но он пожалел маявшихся тут студентов и сидел, ожидая, когда они пройдут своё испытание. Преподаватель слушал ответы, вопросов на засыпку никому не задавал, а, казалось, старался поскорее отделаться от этой нудной обязанности. Наконец Змей обратил и на Егора своё высочайшее внимание:
   -Харов, ты готов?
   -Да, Андрей Евгеньевич.
   -Тогда выходи, отвечай.
   Тор не заставил просить себя дважды и вышел к кафедре. Он с блеском рассказал историю России 20 века и получил отлично. На доске объявлений появился приказ: "Харов Егор - "История России" - отлично. Переведён на второй курс". Так, от отчисления Егора спасли, теперь следовало оправдать его почти годовое отсутствие.
  
   (За два дня до возвращения Егора)
   26 мая (Тор опять подправил время) в кабинете Ленина, лысого и картавого ректора Егорушкиного института, появился небрежно одетый в рваные джинсы и свисающий с плеч свитер молодой человек лет 35-ти, в очках, и представился:
   -Здравствуйте, я - Одинцов Тарас Олегович, руководитель археологической экспедиции от Российской Академии Наук. Мы набираем людей в нашу экспедицию, и мне бы хотелось получить какого-нибудь способного студента, который помогал бы нам в работе и одновременно пополнял свои знания. Кого бы вы порекомендовали?
   Ленин задумался. Благодаря Тору его мысли текли в заданном направлении, и он выдал нужное:
   -Я бы погекомендовал вам, батенька, Хагова Егога. Очень способный молодой человек, энеггичный, целеустгемлённый, как газ вам подойдёт.
   -Ну что ж, я не против. Вот только согласится ли он?
   -Не пегеживайте, батенька, мы сейчас позвоним ему, и он пгиедет. Не думаю, чтобы он отказался, многие наши студенты об этом мечтают. Тамагочка, позвоните студенту Хагову, скажите, что сгочно в институт вызывают.
   Через минуту секретарша доложила:
   -Я дозвонилась, Пётр Леонардович. Он сказал, что если это так срочно, то он на такси приедет.
   Пока ждали студента, Одинцов Тарас Олегович рассказывал ректору последние сплетни из Академии Наук. Вскоре в кабинет постучали.
   -Войдите, - откликнулся ректор.
   В кабинет вошёл Егор (вернее сказать, Кецамаль в его облике). Ректор не распознал божественную подделку и сказал ему:
   -Егог, тут вот из Академии Наук товагищ пгиехал, сейчас он сам тебе всё объяснит.
   -Здравствуй, Егор. Меня зовут Одинцов Тарас Олегович, я руководитель археологической экспедиции, мы набираем людей. Пётр Леонардович любезно порекомендовал тебя, как лучшего студента. Хочешь поехать с нами?
   Глаза студента Харова загорелись:
   -Правда? Меня? В настоящую экспедицию? Вы не шутите?
   -Какие шутки, молодой человек. Всё серьёзно. Ну так как?
   -Я согласен!
   -Хогошо. Пишите заявление на академический отпуск сгоком на один год. Вам хватит этого времени? - любезно обратился ректор к представителю Академии.
   -Вполне. Наша экспедиция на такой срок и рассчитана.
   Ректор подписал заявление студента, и вскоре на доске объявлений факультета появился следующий приказ: "По заявлению Харова Егора и личной просьбе Одинцова Т.О. предоставить вышеупомянутому студенту Харову академический отпуск сроком на один год для участия в археологической экспедиции."
   Одинцов Т.О. и студент Харов вместе вышли из здания института и сели в поджидавшую их машину. Приехав в Чертаново, где жил Егор, они поднялись в его квартиру и там, сбросив свои личины, снова стали Тором и Кецамалем.
   -Ну ты и выдумщик! - восхищался Кецамаль.
   -Люблю приключения, с ними жить веселее.
   -И то правда! Ну, что дальше?
   -Погоди, надо родителям его позвонить, а то мать с ума сойдёт.
   Тор вытащил из кармана айфон и набрал номер.
   -Алло, мам, ты не волнуйся, - сказал он голосом Егора, - тут такое дело - меня в археологическую экспедицию берут от Академии Наук. Их представитель приезжал в институт, и наш ректор порекомендовал меня, как лучшего студента. Ты правда, рада? На сколько? На год. Звонить? Нет, не смогу, это очень далеко, там связь не берёт. Да ты не волнуйся, со мной всё будет хорошо. Папе привет передавай. Я вас очень люблю. Всё, пока.
   -Ну вот, - спрятал он трубку в карман, - всё улажено. Теперь нашему товарищу комфортное возвращение на Землю обеспечено.
  
   (За один день до возвращения Егора)
   Мама зашла в комнату, оглядела обстановку и сказала:
   -Ну и бардак! Видно, что Егорушка в спешке собирался, даже убраться не успел. Хорошо, что его руководитель позвонил и сказал, что они скоро возвращаются, я хоть уберу здесь. Семён, не стой столбом. Пока я буду убираться, сходи в магазин, да продуктов сыну купи, - приказала она отцу. Тот послушно повернулся и вышел. Мама, засучив рукава, взялась за наведение порядка, и вскоре всё блестело: кровать заправлена, полы вымыты, окна протёрты, бельё сложено, мусор вынесен. Только стол, заваленный книгами, мама не трогала: Егор не любил, когда его книги перекладывали. Вернулся отец и принёс целый пакет продуктов. Мама всё сложила в холодильник и встала посреди комнаты, любуясь делом своих рук.
   -Ну вот, теперь Егорушка может спокойно возвращаться, всё готово к его приезду. Только Васьки почему-то нет. Наверное, он отдал кота кому-нибудь из своих друзей. Ну ничего. Потом сам съездит, заберёт. Всё, Семён, пошли, сын уставший приедет, пусть отдыхает. Потом сам расскажет, как прошла экспедиция.
   Родители вышли и закрыли за собой двери.
  
   ПОСЛЕСЛОВИЕ
   А в это время в далёкой галактике Грудь Амаранты, на планете Альтинар, в стране Гардарах, в городе Петембирэле, в Тёмном дворце, в бывших императорских покоях, на полу сидел гоблин по имени Мулин и, обхватив руками голову, раскачивался из стороны в сторону.
   -Нет, Харгор, не может быть! Этого просто не может быть! Ты не можешь здесь бросить меня одного, ведь мы же с тобой ещё так много не сделали! Нет, Харгор, вернись! Я прошу тебя, вернись! Алёша, милый, что ты наделал?
   Маленький мальчик гладил гоблина по руке и говорил:
   -Не сердись, дядя Муля, я нечаянно. Я ведь не хотел, чтобы дядя Харгор уходил, он такой хороший. Ты не будешь меня ругать?
   -Успокойся, малыш, я не буду тебя ругать, ты ни в чём не виноват.
   -А хочешь, я опять сделаю портал, и он вернётся?
   Алесиил повторил заклинание, сделал пасс рукой, но портал не появился: маленькое Зеркальце Мира уже лежало у Кецамаля в кармане.
   -Видишь, Алесиил, ничего не получается, - грустно сказал Мулин.
   -Это ничего, дядя Муля, я каждый день буду повторять это заклинание, и когда-нибудь оно сработает.
   -Спасибо, малыш, но пока нам нужно привыкать жить без Харгора. Эй, Мередан!
   Мередан заглянул в двери.
   -Ты звал меня, Мулин?
   -Да, Мередан. Позови мне Оглара.
   -Хорошо, сейчас иду.
   Через десять минут комиссар стоял перед вождём.
   -Что случилось, Мулин, почему ты такой расстроенный, и где Харгор? Вы же, вроде, вместе были?
   -Оглар, неожиданно открылся портал, и Харгор вернулся в свой мир.
   -Как? - Удивлению комиссара не было предела.
   -Вот так. И когда он вернётся, да и вернётся ли вообще, неизвестно. Нам придётся жить теперь без него. Не знаю, как это получится - ведь я привык к нему, к тому, что он всегда рядом, всегда что-то дельное посоветует. А сейчас нам самим придётся строить мулинизм с человеческим лицом, как говорил Харгор. Эх, как вспомню его, так плакать хочется, хоть я и воин. Ну ладно, что там Харгор говорил: первым делом Манифест об отречении от престола? Что ж, садись, вместе готовить будем.
   Две зелёные головы склонились над столом, а маленький мальчик на полу упорно произносил заклинание и делал пассы руками.
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ.
  
  
  
  
  
  
  • Что может натворить один русский на отдельно взятой планете в незнакомой Галактике? Сидеть и ждать у моря погоды? Это не наш метод. Революция - вот это по-нашему!
   Студент исторического факультета Егор Харов волею случая попадает в другую галактику и знакомится с гоблинами, которых на протяжении многих веков угнетают тёмные эльфы во главе с императором Никиэлем. Ошеломлённый от своего неожиданного путешествия, он рассказывает им о своём мире и вываливает на них свои знания по истории России 20 века. Услышав о революции, гоблины решают проделать то же самое и у себя. Егору ничего не остаётся, как согласиться. С вождём гоблинов Мулином они подготавливают революцию, вовлекая в это дело Повелителя Драконов Ур-Ситара в качестве своего союзника. Советник императора Гириэн, хитрый и пронырливый полукровка, узнаёт о заговоре и всеми силами старается помешать заговорщикам, но дело революции живёт и побеждает. В историю неожиданно вмешивается парочка богов: один местный, другой - из земного пантеона. Благополучно завершив свою миссию, но уже почти не надеясь вернуться на Землю, Егор тем не менее весьма неожиданно попадает домой, в чём ему также помогает та же парочка любящих приключения богов.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"