Молчанов С М: другие произведения.

2018-й. Октябрь. Прогнозы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa


2018-й. Октябрь. Прогнозы

   Ну, вот и наступил октябрь, до промежуточных выборов остается месяц, а значит - пришло время прогнозов. Как уже не раз писалось - промежуточными данные выборы называются потому, что проводятся в середине президентского срока, и, естественно, не включают в себя выборов Президента США. Зато всех остальных выборов - более, чем достаточно (по факту - их даже больше, чем в "президентские" годы) - согласно одному из наиболее уважаемых в этой сфере сайтов (https://www.ourcampaigns.com/) 6 ноября пройдет почти 7,5 тысяч "гонок" (как, пользуясь давно позаимствованной из спорта терминологии в США обычно называют предвыборные кампании). Согласно еще одному источнику (https://ballotpedia.org/State_legislative_elections,_2018) основная часть из них (5070) будет касаться выборов в законодательные собрания штатов, но, во-первых, для специалистов они тоже очень важны (так как именно законодательные собрания штатов являются основной "кузницей кадров" для Конгресса США и губернаторских постов, не говоря уж о собственной немалой власти), а во-вторых и всего остального тоже хватает - переизбираться в ноябре должны 35 сенаторов (вообще-то должно было быть 33, но 2 преждевременные отставки сенаторов в Миннесоте и Миссисипи привели к тому, что новоназначенным сенаторам надо тоже подтверждать свой статус), 36 губернаторов из 50 (в президентские годы - обычно только 11), и, как и в любой четный год - все 435 членов Палаты представителей. Это - более 500 "гонок" на высшем уровне. Ну а остальное - мэры, члены городских советов, руководители графств (что соответствует руководителям районов в российских областях), шерифы и т.д. В общем - материала для анализа будет достаточно. Но это - позже, где-нибудь в декабре, а пока - кандидаты уже везде определены (ну, почти - только Луизиана проводит выборы по уникальной системе, при которой "праймери" проводятся как раз в тот день, когда везде проходят общие выборы, но, во-первых - в 80 и более процентах случаев этот первый тур оказывается и последним, а во-вторых - конкретно в этом году в Луизиане смотреть почти не на что: только выборы в 6 округов Палаты представителей (с явными фаворитами во всех), да еще - местные выборы типа упомянутых выше), но интрига - сохраняется, и во многих округах будет сохраняться до дня выборов, который в этом году приходится на 6 ноября.
   Прежде чем (как обычно) переходить к обычным для автора прогнозам по Сенату, Палате представителей, губернаторским постам, и законодательным собраниям штатов - небольшое "введение". За примерно 46 лет изучения выборной политики США автор не может припомнить ситуации, когда политическая жизнь в стране была бы настолько поляризована - в обеих политических партиях все больше ощущается увеличение влияния радикалов: левых - в случае демократов, правых - в случае республиканцев. Роль движения "tea party" (которое, около 10 лет назад, весьма поспособствовало дальнейшему поправению Республиканской партии) в случае демократов играют организации типа "демократические социалисты США" (Democratic Socialists of America (DSA)), старающиеся превратить партию в подобие социалистических (до коммунистических пока, к счастью, дело не дошло)) партий Европы. С другой стороны - самим фактом своего достаточно неожиданного избрания Дональду Трампу удалось в основном "заткнуть рот" большей части своих внутрипартийных критиков, а из остающихся - многие, типа губернатора Огайо Дж. Кейсика (John Kasich) или сенаторов Б. Коркера (Bob Corker) от штата Теннесси и Дж. Флэйка (Jeff Flake) от Аризоны - уходят в отставку. Определенное количество внутрипартийных критиков, безусловно, остается, но их влияние по сравнению с парой лет назад, когда Трамп был "только" кандидатом в Президенты, значительно ослабло, и сейчас можно с немалым основанием говорить о том, что Республиканская партия США стала (по крайней мере "пока") "партией Трампа". Подробнее автор собирается написать об этом в следующем году (нечетные годы - относительно "тихие" в плане выборов в США), а пока - достаточно и этого замечания.
   Автор попытался (основываясь на информации с сайтов, ведущих исторические рейтинги избранных конгрессменов) найти момент в Американской истории, когда ситуация была аналогичной нынешней - резкая поляризация между партиями, при которой самый консервативный конгрессмен из (в целом) более либеральной партии оказывается все равно либеральнее самого либерального из второй (в целом - более консервативной). Нечто подобное можно было наблюдать примерно 100 лет назад (https://www.voteview.com/congress/house/-1/text, а потом выбрать диапазон 1913-1915гг.), но, понятно, что тогда почти все было иначе - и страна другая, и кардинально "значимые вопросы" - тоже. Достаточно сказать, что первой десятке наиболее либеральных демократов того времени - 9 южан, из Алабамы, Миссисипи, Луизианы, Техаса и т.д., ситуация абсолютно немыслимая сейчас (даже несмотря на то, что, в отличие от того исторического периода, Юг сейчас избирает немалое количество достаточно либеральных черных политиков). Преобладающие проблемы того времени - сугубо экономические (поэтому можно не так удивляться преобладанию южан среди либералов - там хватало экономических популистов), а сейчас - социальные (глобальное потепление, право женщин на аборты, права секс-меньшинств, охрана окружающей среды, обращение с иммигрантами (включая нелегальных)). Тем не менее - некая общая черта есть. Каждый раз страна оказывалась разделенной почти надвое по самым животрепещущим вопросам до такой степени, что была даже угроза целостности США как государства. Тогда это удалось преодолеть. Автор не вполне уверен, что удастся и в этот раз, однако совсем острыми эти разногласия, скорее всего, станут еще не так скоро (лет через 30, например). Тем не менее - практически по любому сколько-нибудь важному вопросу подавляющее большинство выборных представителей одной партии находится в жесткой конфронтации с подавляющим большинством другой (пример - продолжающиеся пока дебаты о кандидатуре выдвинутого Трампом в Верховный Суд США судьи Б. Кавано (Brett Kavanaugh)). Немалую роль тут играет и персональный "стиль общения" Д. Трампа, включающий открытые оскорбления своих политических противников и другие малоприятные черты (жителям России такой стиль хорошо знаком, он очень похож на политический стиль В.В. Жириновского). Практически отсутствует столь влиятельный полвека назад политический "центр", который часто был способен выработать устраивающий большинство компромиссный вариант тех или иных законов, бОльшая часть которых сейчас проталкивается "грубой силой". Даже на уровне законодательных собраний штатов сейчас (как уже упоминалось в статье автора "Двадцать лет спустя") сейчас почти невозможно найти ни реально консервативных демократов, ни реально либеральных республиканцев (то, что еще осталось в минимальном количестве принадлежит к "умеренному" варианту соответствующих идеологий), для этого надо "спускаться" еще ниже (на уровень городских советов, но даже там таких очень немного..). На взгляд автора - политическая система США сейчас серьезно больна "большевизмом", и неочевидно - когда (и даже - "если") она сможет излечиться. Тем не менее - выборы проводятся и в такой обстановке, а значит - прогнозы приходится делать и в такой ситуации.
  
   Прежде чем автор даст собственные прогнозы - дадим несколько ссылок на занимающиеся этим крупнейшие организации США (беглое знание английского у всех, серьезно интересующихся американской политикой и выборами - абсолютно обязательное условие):
  
   https://www.cookpolitical.com/
   http://www.centerforpolitics.org/crystalball/
   https://insideelections.com/
   https://www.realclearpolitics.com/
   https://fivethirtyeight.com/
  
   Кроме них (а все эти сайты претендуют на "независимость и беспристрастность") отдельно свои рейтинги делают ведущие сайты, тяготеющие к тем или иным партиям (пример такого рейтинга на тяготеющем к республиканцам сайте можно, например, найти тут:
   https://rrhelections.com/index.php/rrh-elections-race-rankings/
   ), а одна из наиболее влиятельных газет "Нью-Йорк Таймс" сейчас проводит онлайн-опросы в наиболее интересных и непредсказуемых округах по выборам в Палату представителей Конгресса, результаты которых публикует здесь:
   https://www.nytimes.com/interactive/2018/upshot/elections-polls.html
   Естественно, автор просматривает все эти источники, и понятно, что, в основном, списки наиболее "интересных и труднопредсказуемых" штатов и округов у всех авторов (включая пишущего эти строки) все же совпадают, тем не менее, логика оценок и интерпретаций - всегда несколько отличается. К авторским мы тут и переходим.
   Сенат. Прежде чем переходить к цифрам и фамилиям - еще одно замечание. Почти непреложным правилом американской политики является следующее: "партия, находящаяся у власти (читай - занимающая президентский пост) теряет голоса на промежуточных выборах. Исключения из него - весьма редки. Да, в 1934-м, 1998-м и 2002-м году находившиеся у власти демократы (в 2-х первых случаях) и республиканцы (в последнем) сумели улучшить свои позиции в Палате Представителей, например. Но это - те исключения, которые скорее подтверждают правило (политика - не математика и абсолютно строгих, не допускающих исключений, "теорем" здесь все-таки нет). В 1934 году избиратели отреагировали на первые успешные меры администрации Франклина Рузвельта по выводу страны из Великой депрессии, в 1998-м - основную роль, скорее всего, сыграла инициированная республиканцами попытка импичмента Билла Клинтона в связи с "делом Моники Левински", ну а 2002-й год - первые выборы после трагедии 11 сентября 2001 года, и рейтинг президента Буша-младшего на этот момент был все еще высок, как и "сплочение народа вокруг Президента в момент опасности". До иракской войны, и падения президентского рейтинга до 25-30%, должно было пройти еще несколько лет.
   Так что - вроде ситуация должна была бы благоприятствовать демократам. Но тут ее (ситуацию) почти кардинально меняет еще один фактор - в 2018 году должны переизбираться сенаторы, избранные в 2012 году (стандартный сенатский срок - 6 лет). А 2012 год оказался феноменально удачным для демократов именно в плане выборов в Сенат - они выиграли тогда не только то, что были "должны", но и очень многое из того, чего были бы вроде бы "не должны". Достаточно сказать, что на выборах этого года должны переизбираться 26 сенаторов-демократов и только 9 - сенаторов-республиканцев. Причем, сразу 10 сенаторов-демократов представляли штаты, выигранные на президентских выборах 2016 года Дональдом Трампом, в то время, как только 1 республиканец - штат, выигранный Хиллари Клинтон. И хотя демократам надо выиграть ровно 2 места, чтобы вместе с близкими к ним двумя независимыми сенаторами получить большинство, выигрывать эти два места почти негде.
   Большинство аналитиков сейчас сходится на том, что, если за оставшийся месяц не произойдет чего-то экстраординарного, то основная борьба развернется за 10 мест, 6 из которых (Флорида, Индиана, Миссури, Монтана, Северная Дакота и Западная Виргиния) сейчас представлены сенаторами-демократами, и 4 (Аризона, Невада, Теннеси, Техас) - республиканцами. Тут мы видим, что в целом положение республиканцев на сенатских выборах этого года чуть предпочтительнее - "мишеней" у них несколько побольше. Таково же и мнение автора, но единственный прогноз, в котором он более-менее уверен - обе партии будут иметь в Сенате от 48 до 52 мест (опять же - если не произойдет чего-то чрезвычайного). Для сравнения - сейчас республиканцы имеют 51, а демократы (с близкими к ним "независимыми") - 49. Ну а теперь - подробнее об этих 10 штатах.
   Флорида. С одной стороны - несколько неожиданно, в том смысле, что многолетний сенатор-демократ Б. Нельсон (Bill Nelson) обычно выигрывал выборы с определенным запасом(55-42 в 2012 году), с другой - ожидаемо. На президентском уровне уже с четверть века Флорида имеет репутацию "пограничного" штата - обе партии имеют в нем достаточно широкую базу, и перевес кандидата в Президенты от той или иной партии почти всегда невелик (Трамп, например, выиграл его у Х. Клинтон в 2016 году 49-48). К тому же - у республиканцев был амбициозный "естественный кандидат" в лице дослуживающего второй срок и уходящего в отставку (во Флориде, как и многих других штатах, губернатор не имеет права на третий срок подряд) губернатора-республиканца Р. Скотта (Rick Scott). Оба кандидата прекрасно известны в штате, оба - имеют немалую базу сторонников, оба - вполне обеспечены финансово (хотя Скотт в бОльшей степени полагается на собственные внушительные ресурсы, чем Нельсон). Скотт - типичный стандартный консерватор (как и почти все кандидаты республиканской партии в этом году, может быть - с 1-2 исключениями), Нельсон - умеренный прагматичный либерал, что в нынешней Демократической партии является, скорее всего, "правоцентристской" позицией. Автор отсылает читателя за информацией о политических склонностях отдельных частей штата к соответствующей статье о политической географии США, тут же достаточно повторить, что оба могут рассчитывать на достаточно широкую и "верную" поддержку широких слоев электората штата, и упорная борьба тут гарантирована до самого конца.
   Индиана. В основном - республиканский штат (57-38 Трамп в 2016г.), в котором добивается переизбрания сенатор-демократ Дж. Доннели (Joe Donnelly), в принципе - один из самых "умеренных" (читай - "в основном - левоцентрист, по меркам нынешней партии - скорее консерватор") представителей партии в Сенате. В 2012 году он был одним из тех, кому "повезло" - большая часть опросов поначалу отдавала предпочтение его оппоненту - республиканцу Р. Мордоку (Richard Mourdock), однако, во время предвыборной кампании тот отметился столь крупными "ляпами", что даже особо упорной борьбы не получилось - Доннели победил 50-44. В этом году на республиканских праймери тоже произошла определенная неожиданность: член законодательного собрания штата бизнесмен М. Браун (Mike Braun) сумел обыграть даже не одного, а сразу двух конгрессменов-республиканцев, и стать кандидатом от своей партии. Браун, естественно, не так хорошо известен рядовому избирателю штата, но располагает немалыми финансовыми ресурсами, и, к тому же, ему на руку играет общая республиканская ориентация штата. Тем не менее - пока большинство опросов дает Доннели небольшой (2-4%) перевес, но ясно, что и тут (как, собственно, и во всех описываемых случаях) борьба будет вестись до последнего.
   Миссури. Сенатор-демократка К. МакКэскилл (Claire McCaskill). В принципе - еще один представитель "умеренного" крыла партии, и, практически наверняка, самый большой счастливчик кампании 2012 года. Ее тогдашний оппонент, конгрессмен Т. Акин (Todd Akin) считался почти "верным" будущим сенатором в этом достаточно консервативном штате (Трамп выиграл его у Клинтон в 2016 году примерно тем же перевесом - 57-38), но потом - сморозил просто гигантскую глупость (на тему, что "при изнасиловании женщина не может забеременеть"), и в результате - стал абсолютным посмешищем почти всей американской прессы и бОльшей части электората. В результате - МакКэскилл не просто выиграла, а, практически, с подавляющим перевесом (55-39). В этом году ей противостоит "обыкновенный" консерватор - генеральный прокурор штата Дж. Хоули (Josh Hawley). Очень молодой (еще нет 40), ничем особенным пока не запомнившийся, но и не делающий таких ляпов, как Акин 6 лет назад. В результате (если верить опросам) - одна из самых упорных и труднопредсказуемых кампаний этого года: единственное, что можно понять из многочисленных опросов - разрыв будет минимальным, и шансы на успех имеют оба. Очень многое будет зависеть от явки избирателей, в частности - того, насколько активным будет голосование негров в Сент-Луисе и Канзас-Сити - двух оплотах демократической партии в штате. Надо отметить, что МакКэскилл, несмотря на свою репутацию "умеренной", очень четко обозначила свою оппозицию Трампу и его назначенцам, и в последние два года очень часто голосовала против их утверждения (в частности - она была одной из первых представительниц "умеренного" крыла партии, высказавшихся против утверждения Б. Кавано в качестве судьи Верховного суда США).
   Монтана. Единственный штат американского Запада, где у демократов могут быть проблемы на сенатских выборах. В еще недавнем прошлом - один из наиболее "соревновательных" штатов, но, где-то в окрестностях 2010 года - сдвинувшийся вправо (Трамп выиграл там в 2016 году: 56-36). Тем не менее - сильный либертарианский уклон, и популистская традиция прошлого (не до конца исчезнувшая) привели к тому, что за "правильных" демократов-популистов штат, в принципе, способен проголосовать и сегодня. В частности - таковым является баллотирующийся на третий срок сенатор (а в прошлом - фермер) Дж. Тестер (Jon Tester). Демократу в Монтане почти всегда гарантирована тяжелая борьба за переизбрание (сам Тестер победил лишь относительным большинством - 49-45 - в 2012 году), и нынешний год - тоже не исключение. Оппонентом Тестера является аудитор штата республиканец М. Розендейл (Matthew Rosendale) - личность достаточно известная в штате, но не сверхпопулярная: республиканские праймери этого года он выиграл, получив только около 34% голосов. Среди "демократической шестерки" Тестер обычно рассматривается как сенатор с наилучшими шансами на переизбрание, и большинство опросов дает ему небольшой, но значимый (чаще всего - около 5%) перевес, но Монтана - штат с малым количеством меньшинств (на которые во многом сейчас опирается Демократическая партия), так что остается надеяться на личную популярность и "остаточный популизм" штата.
   Оставшиеся две "демократических мишени", если судить по характеру этих штатов, должны были бы быть самой большой "головной болью" партии, однако ситуация в них различается достаточно сильно:
   Северная Дакота. Пожалуй самый тяжелый для демократов штат в этом году. "Прерийный" сельский штат, с республиканскими традициями (хотя и с остаточными нотками популизма, которые были так сильны в нем полвека назад), да еще и с "нефтяной лихорадкой" (сланцевая нефть), начавшейся около десятилетия назад, и приведшей к значительному притоку населения (в основном - довольно консервативного, нефтяники редко бывают либералами) в и без того республиканскую северо-западную часть штата. Не самый высокий образовательный уровень и другие подобные черты сделали штат одним из лучших штатов Трампа в 2016 году (63-27), да и вообще - достаточно сказать, что все высшие посты в штате (кроме одного сенатского, о котором и идет речь) занимают республиканцы. Ну и, в качестве еще одного примера, укажем, что в Сенате штата республиканцы имеют перевес 38-9, а в его Палате представителей - 81-13. Тем не менее (опять в некоторой степени из-за ляпа республиканского кандидата) в 2012 году штат с минимальным перевесом (50-49) проголосовал за демократического кандидата - Х. Хейткамп (ранее бывшую генеральным прокурором штата). Хейткамп (еще одна "умеренная", что, в столь республиканском штате более, чем естественно) является самым популярным демократом в штате (с большим перевесом), но даже этого ей вполне может не хватить в соперничестве с конгрессменом-республиканцем К. Крамером (Kevin Cramer). Если последний не допустит ляпов, типа упомянутых выше, "нормальным результатом" должна бы быть его победа с перевесом этак процентов в 5, что, в общем-то, подтверждается большинством опросов. Но - кто знает, до выборов еще месяц и произойти может многое.
   Ну и, наконец, Западная Виргиния. Шахтерский, не слишком образованный, и очень проблемный штат с исторически демократической традицией, однако, все более скатывающийся вправо начиная где-то с 2000-го года, и бывший одним из самых лучших штатов Трампа в 2016 году (68.5 - 26). Губернатор штата - республиканец (хотя и бывший некоторое время демократом), все три члена Палаты представителей Конгресса США и еще один (одна, если точно) сенатор - тоже, в законодательном собрании штата республиканцы тоже имеют значительный перевес. А вот второй сенатор (и именно о нем идет речь) - Дж. Манчин (Joe Manchin) - демократ. Бывший член законодательного собрания штата, потом - секретарь штата, губернатор, а с 2010 года - сенатор. Уже немолодой (71 год), прекрасно известный всему штату "центрист" (по большинству рейтингов - самый консервативный из нынешних сенаторов-демократов, но, тем не менее, по ним же - все же находящийся чуть левее абстрактного политического "центра"), прекрасно известный и уважаемый в штате. В этом году его оппонентом является генеральный прокурор штата республиканец-консерватор П. Морриси (Patrick Morrisey), и будь оппонентом последнего не Манчин, а кто-то еще - в победе республиканского кандидата сомневаться вряд ли пришлось бы сомневаться. Но Манчин - другое дело: очень уважаемый в штате политик (за всю долгую карьеру пока было всего одно поражение), которого трудно обозвать (в Западной Виргинии это слово, скорее, ругательно) "пламенным либералом", и все такое. Согласно большинству опросов Манчин пока лидирует с перевесом в 5-7% (самые "лучшие" для республиканцев давали Морриси примерное равенство), и уж точно - не является наиболее "угрожаемым" из шестерки.
   Ну а теперь - республиканская "четверка". Два случая относятся к ситуации, при которой республиканские критики Трампа (уже упомянутые сенаторы Коркер и Флэйк) решили не баллотироваться на новый срок, и в их штатах (Теннеси и Аризоне) развернулась нешуточная борьба. В Теннеси (61-35 Трамп), также в последние годы значительно повернувшем вправо, ее вообще-то в нормальной ситуации было бы быть не должно - штат представляет из себя комбинацию "глубокого Юга" на Западе с Аппалачскими регионами на Востоке (оба эти района весьма негативно отнеслись к продолжающейся либерализации Демократической партии и ее все большему упору на социальную, а не экономическую, проблематику), но тут демократам удалось уговорить баллотироваться своего безусловно лучшего кандидата - экс-губернатора Ф. Бредесена (Phil Bredesen). Популист в экономике, центрист по социальным вопросам, известный всему штату, и уже весьма немолодой (в ноябре ему будет 75) - если кто и может выиграть (а как минимум - серьезно побороться) в этом крайне трудном для демократов штате - то только он. Его оппонент тоже не слишком молода: 66-летняя член Палаты представителей М. Блэкберн (Marsha Blackburn) с традиционно консервативными взглядами, чего было более, чем достаточно против любого демократического кандидата, кроме .... Бредесена. По логике вещей - республиканцы должны удерживать этот штат, и, тем не менее, большинство опросов показывает, что кандидаты идут практически "голова в голову" (есть и те, где небольшой перевес имеет Блэкберн, и те, где побеждает Бредесен). Посмотрим, откровенно говоря - не ожидал, что в Теннеси будет интересно.
   А вот в Аризоне ожидать борьбы было можно и нужно. В свое время (где-то с 60-х годов прошлого века) этот штат считался "образцово-консервативным", во многом - благодаря личности своего многолетнего сенатора (и кандидата в Президенты в 1964 году, когда он рассматривался как ультраконсерватор, и с треском проиграл в большинстве штатов, выиграв только "Глубокий Юг" и .... Аризону) Барри Голдуотера. Однако состав населения этого быстрорастущего штата меняется на глазах, в частности - быстро растет процент "испаноговорящих" (прежде всего - мексиканского происхождения), да и в целом традиционный несколько либертарианский консерватизм Аризоны и "демагогически-консервативный популизм" Трампа сочетаются неидеально (пример - все тот же сенатор Флэйк). К тому же - в Аризоне есть очень большой и быстрорастущий метрополис (Финикс, и его окрестности), и достаточно высокий средний уровень образования. Все вместе взятое привело к тому, что, в 2016 году Аризона, хотя и пошла за Трампом, но сделала это с очень небольшим перевесом голосов (49-45) (для сравнения: Ромни в 2012-м выиграл этот штат у заметно более популярного Обамы без большого труда - 54-45). Кандидаты обеих партий - женщины, и обе - члены Палаты представителей. У демократов это К. Синема (Kyrsten Sinema) - в прошлом считавшаяся "социалистом с зеленым уклоном", но, к удивлению многих - ставшая "отъявленным центристом" (и, тем самым, входящей в пятерку "наиболее консервативных членов демократической фракции") с момента своего избрания в Конгресс. У республиканцев - М. МакСалли (Martha McSally), имевшая репутацию "прагматичного консерватора" (и критика кандидата Трампа) в первые годы своего пребывания в Конгрессе, однако - "помирившуюся" с Трампом (точнее - капитулировавшую перед ним) в последние год-два. Большинство опросов дает Синема небольшой перевес (что является редкостью для Аризоны, демократы тут выигрывают реже, чем республиканцы), но - перевес небольшой, и случиться может всякое.
   Еще одна интересная "гонка" - тоже на Западе. В слегка тяготеющей к демократам в последние годы Неваде должен переизбираться избранный с минимальным перевесом (46-45 в 2012 году) сенатор Д. Хеллер (Dean Heller). В чем-то он похож на МакСалли - в прошлом критик, а теперь, скорее, "подпевала" Трампа. Консерватор, хотя не из самых крайних. Но Невада - несколько либеральнее Аризоны (Х. Клинтон сумела победить там Трампа в 2016г. - 48-45,5), и именно это может быть решающим фактором. Хотя, как и в Аризоне, еще более важным будет то, насколько активно пойдут голосовать "испаноязычные" - именно среди них обычно наблюдается значительное "западение" в годы промежуточных выборов, и менно их голоса критично важны для кандидатов демократической партии - в данном случае члена Палаты представителей Дж. Розен (Jacky Rosen) (тут надо отметить, что в этом году демократы выдвигают особо большое количество кандидатов-женщин, и, если бы голосовали только они - разгром республиканцев был бы полным) - еще одну представительницу лагеря "умеренных" (где-то на грани левоцентристов и умеренных либералов). В Неваде редко когда кандидатов обеих партий разделяет больше нескольких процентов, так будет и в этот раз.
   Ну а последний случай - из рода неожиданностей. Техас. Да, штат с очень большим процентом "испаноговорящих" и немалым количеством крупных метрополисов с внушительным количеством образованной публики. Да, сдвинувшийся к демократам на выборах-2016 ("только" 52-43 Трамп, по сравнению с 57-41 4-мя годами раньше), но все же: Юг - раз, все высшие посты в штате у республиканцев - два, дорогой (как все большие штаты) - три, кандидат республиканцев - отлично известный (в том числе - серьезной попыткой баллотироваться в Президенты в 2016-м) сенатор Т. Круз (Ted Cruz) - четыре. Да - консерватор-доктринер, но с этим в консервативном Техасе в последние десятилетия особых проблем никогда не было. И пять - кандидат демократов: достаточно либеральный конгрессмен от очень удаленного (далеко на западе штата) округа Б. О'Рурк (Beto O'Rourke). Несмотря на испанозвучащее имя - ирландского происхождения. В общем - ожидалось, что О'Рурк получит "достойный процент" - и не более. А завязалась - реальная борьба. Да, большинство опросов дает Крузу перевес этак процента в 3-4, но есть и те, которые предсказывают сенсацию. Во многом тут опять все будет решать уровень явки среди "испаноговорящих" - хотя исторически они в Техасе несколько консервативнее, чем в большинстве других штатов, все же большинство из них - голосует за демократов. Которым выгоднее их максимально высокая явка.
   Ну, вот эти 10 "гонок", пожалуй, и должны решить судьбу большинства в Сенате. Есть, правда, странноватая 11-я - в Нью-Джерси, в целом - весьма демократическом штате (55-41 Клинтон в 2016 году). Если бы не почти постоянные проблемы с законом (и обвинения в коррупции) у сенатора-демократа Р. Менендеса (Robert Menendez) - говорить, почти наверняка, было бы действительно не о чем. Но, несмотря на оправдание его в суде, не самый приятный шлейф обвинений и подозрений - продолжает тянуться. К тому же - республиканцы в этом штате выдвинули весьма неплохого кандидата в лице бизнесмена Б. Хагина (Bob Hugin). В отличие от подавляющего большинства кандидатов-республиканцев - он занимает весьма умеренные позиции по почти всем социальным вопросам (безусловный плюс в Нью-Джерси), и даже в экономике - принадлежит к прагматичным "умеренным консерваторам". Учитывая достаточно сильные наклонности этого штата в пользу демократов - на эту кампанию долгое время почти не обращали внимания, но, похоже, зря: борьба тут, скорее всего, будет серьезная (хотя шансы Менендеса - все же выше).
   В целом же, как уже говорилось выше, прогноз автора - минимальные изменения в количестве сенаторов-демократов и республиканцев при, возможно, достаточно больших персональных изменениях. Но шансы республиканцев на сохранение большинства - все же этак процентов 70, чтобы произошло иначе - демократам нужна действительно очень мощная "попутная волна".
   Палата представителей. А вот тут ситуация прямо противоположная сенатской: несмотря на ощутимый перевес республиканцев в этой палате (240-195, если свободные в результате досрочных отставок конгрессменов места приписать тем партиям, представители которых их занимали последними) демократы имеют очень неплохие (по ряду оценок - примерно 75-80%) шансы "добрать" недостающие 23 места и получить большинство. Одна из причин - то, что Палата переизбирается каждые два года, так что нынешний состав был избран одновременно с Трампом. Другая - выборы в эту палату проводятся по округам, и (хотя "дешевых" выборов в США практически нет вовсе, и даже выборы в законодательное собрание штата, не говоря уж о Конгрессе США, могут "обойтись" в миллион и более) в этом плане - несколько "легче" выборов в Сенат или губернаторы : более однородный контингент избирателей, несколько меньшая (все же) требуемая сумма денег, и т.д. Кроме того - округа могут оказаться более чувствительными к текущим рейтингам президента (а у Трампа почти всегда устойчивый отрицательный рейтинг порядка 10%, если рассматривать страну в целом) и обеих ведущих политических партий, чем более разнородные штаты, и так далее. В общем - Палата, как правило, более "чувствительна" к "текущей политической обстановке", и перемены в ней обычно существенно масштабнее, хотя бы из-за много большего количества одновременно переизбираемых мест.
   Чем же примечателен год нынешний? Во-первых - очень большим количеством добровольных отставок. Вместе с традиционными случаями баллотировки членов Палаты на другие должности (сенаторов, губернаторов, и т.д.) таковых - более 60 (точный список можно найти здесь:
   https://www.rollcall.com/departing-members
   ). Это - очень высокая цифра, больше бывает только в годы выборов после проводящейся каждые десять лет переписи населения, в результате которой перераспределяется количество округов от каждого штата, и "перенарезаются" их границы. С учетом того, что еще не столь малое количество конгрессменов, видимо, потерпит неудачу на выборах - это количество может легко оказаться в районе 80-90.
   Кроме того - заметно, что республиканцев в этом году уходит намного больше, чем демократов (примерная пропорция - 2:1), а азбучной истиной американской политики является то, что "открытые" (те, где конгрессмен не баллотируется на новый срок) округа почти всегда являются намного более привлекательной, и, в каком-то плане, более легкой мишенью для представителей другой партии, чем те, в которых конгрессмен баллотируется снова (естественно, это не включает случаи с крупными скандалами и т.д.). И это серьезно играет в пользу демократов. Ну и еще один момент (не столь явный) - среди уходящих в отставку или уже ушедших к настоящему времени республиканцев аномально много представителей в общем-то весьма небольшого относительно "умеренного" (либералов среди конгрессменов-республиканцев нет уже довольно давно, да и настоящими "умеренными" большинство из них можно назвать с немалой натяжкой, но - хотя бы относительно) крыла партии: Р. Костелло (Ryan Costello), П. Миэн (Patrick Meehan) и Ч. Дент (Charlie Dent) из Пенсильвании, Ф. ЛоБиондо (Frank LoBiondo) и Р. Фрелингайзен (Rodney Frelinghuysen) из Нью-Джерси, И. Рос-Лехтинен (Ileana Ros-Lehtinen) из Флориды, Д. Рейчерт (Dave Reichert) из щтата Вашингтон. Еще одной "аксиомой" американской политики является то, что "умеренные" политики избираются практически всегда от "высокосоревновательных" округов, в которых обе партии могут одержать победу (в противовес т.н. "надежным" округам, которые, как правило, посылают в Конгресс "надежных партийцев" очень либерального толка в случае демократов, и очень консервативного - в случае республиканцев). Многие из уходящих умеренных республиканцев избирались в своих округах не "благодаря" партии, и, тем более, Трампу, а скорее вопреки им - на основании личных достоинств. Немалое количество этих республиканцев, кстати, достаточно критично относилось к Дональду Трампу (по крайней мере - по сравнению с остальными своими коллегами-партийцами), и это, возможно, повлияло на их решение не баллотироваться, а с другой - еще улучшило шансы оппонентов из Демократической партии. Полные списки округов, в которых американские аналитики ожидают более-менее серьезную борьбу, можно найти на указанных выше сайтах (например: https://www.cookpolitical.com/ratings/house-race-ratings), при этом - сразу становится видно, в какой "глухой защите" на выборах в данную Палату находятся республиканцы. У демократов почти не осталось "слабых мест" (практически все, что можно было проиграть - проиграно ранее) - лишь два классических "рабоче-фермерских с невысоким общим уровнем образования" округа в Миннесоте (1-й и 8-й), один схожий округ в Неваде (3-й), ну и 14-й округ Пенсильвании, свободный потому, что нынешний конгрессмен-демократ от этого округа предпочел (после внеплановой перенарезки округов в штате) баллотироваться в соседнем, более удобном для себя, округе. И еще несколько округов, где республиканцы все же могут побороться, хотя шансы кандидатов-демократов - лучше. И это - все. И то - кроме пенсильванского округа в остальных шансы демократов не столь плохи.
   Положение же республиканцев - много более сложное. Если основываться на указанном выше анализе "организации Кука" в целых 13 округах положение демократов несколько или серьезно предпочтительнее. А это - уже больше половины от того, что требуется демократам для отвоевывания большинства. Ну и отметим округа из категории "Tossup" (50-50, так сказать): всего два ныне занимаемых конгрессменами-демократами (те самые - из Миннесоты), и целых 29 - ныне республиканских. Конечно, демократы не выиграют все из них, но если они выиграют где-то половину (а судя по "онлайн-опросам" Нью-Йорк Таймс они это вполне могут сделать) - большинство будет уже у них. Не говоря уж о том, что округов из категории "Lean Republican" (некоторое предпочтение отдается кандидатам-республиканцам, но победа демократов - вполне возможна) тоже много больше, чем аналогичных демократических. В общем - вариант с "демократическим большинством" в Палате представителей после выборов пока действительно смотрится наиболее вероятным (хотя и не гарантирован). А вот в чем автор почти уверен - ни одна из двух партий не будет иметь значительного перевеса в Палате: скорее всего - обе фракции будут насчитывать от 210 до 225 членов (и почти наверняка - от 205 до 230).
   А теперь - приглядимся внимательнее: что объединяет те округа, в которых демократы имеют столь хорошие шансы? В основном - продолжается тенденция 2016 года: это - пригородные, достаточно состоятельные (и особенно - высокообразованные, а еще больше - те из них, в которых расовые меньшинства составляют достаточно значительный процент) округа, в которых уже в 2016 году наблюдался сдвиг в пользу Демократической партии и Х. Клинтон. Долгое время подавляющее большинство этих округов было республиканским, и, бОльшей частью, достаточно консервативным по экономико-финансовым причинам (прежде всего - нелюбовью большинства избирателей этих округов к высоким налогам на средний и состоятельный классы), но, как уже упоминалось выше - во-первых, во многих из них на первый план вышла социальная проблематика, а во-вторых - именно среди наиболее образованной прослойки американского населения отношение к Трампу было и остается наиболее критичным: для очень многих из "образованной публики" он - выскочка, "быдло", "наглый хам", и все такое (опять - параллель с Россией и В.В. Жириновским). И наоборот - округа "белых работяг", где преобладают не новые отрасли индустрии (а еще чаще - сервис), а старые - угольная, сталелитейная, горнодобывающая, и им подобные, а так же - сельская Америка (почти не растущая, за исключением случаев типа описанной выше "нефтяной лихорадки" в Северной Дакоте) - продолжают "молиться" на Трампа. Но американская экономика развивается таким образом, что их влияние в целом - неуклонно падает, и не исключено, что выборы 2016 года окажутся последней (хотя и в чем-то успешной) попыткой "вернуть старую Америку", без политической корректности, феминизма, социальных экспериментов, с преобладающей ролью белых мужчин, и так далее. Во всяком случае - происходящие в стране демографические изменения оставляют все меньше шансов на повторение этого в будущем.
   Самый яркий пример происходящих перемен дает, как очень часто бывало и в прошлом, Калифорния - одна из ведущих "лабораторий нововведений" в стране. То, что в списке "соревновательных" округов целых 11 - калифорнийских, не так уж удивительно учитывая общее большое количество округов в Калифорнии. А вот что 4 из них (39-й, 45-й, 48-й и 49-й) будут целиком или бОльшей частью находиться в знаменитом графстве Ориндж (Orange), расположенном между огромными метрополисами Лос-Анджелеса и Сан-Диего - почти сенсация. Начиная с начала 60-х годов прошлого века, это графство, в основном - белое, весьма состоятельное (в основном - верхняя часть среднего класса), и достаточно образованное было практически синонимом жесточайшего ультраконсерватизма: его представляли не просто консервативные республиканцы (и никто другой), а члены "общества Джона Бэрча" (обычно называвшегося в тогдашней советской прессе "фашистской организацией", и, надо сказать, не без некоторых оснований), абсолютные противники движений расовых меньшинств за гражданские права, оппоненты (даже легальной) иммграции, в общем - крайние из крайних. Да, демографический характер графства постепенно меняется - ныне там немало "испаноговорящих" и азиатов, но - преобладание "образованного среднего класса" - сохраняется. И уже в 2016 году произошла сенсация: "само" графство Ориндж проголосовало за демократического кандидата в Президенты. А в этом году - конгрессмены-республиканцы от 39-го и 49-го округов решили не баллотироваться на новый срок, не будучи уверенны в победе, а в 45-м и 48-м - хотя и решили наоборот, но тоже никак не могут рассчитывать на гарантированный выигрыш.
   И это - не единственный пример. Техасские округа 7 и 32, миннесотские 2 и 3, 6-й округ Колорадо, 10-й - Виргинии, 6-й - Иллинойса, 3-й - Канзаса, 3-й и 7-й - Нью-Джерси, 1-й - Пенсильвании, и другие, все это - по сути, такая же территория. В прошлом - достаточно стабильно республиканская по фискально-экономическим соображениям, но - весьма образованная и достаточно отрицательно отреагировавшая на Трамповский "ультраконсервативный популизм в стиле мачо". Немалое количество из них в этом году тоже уйдет к демократам.
   Тут еще надо добавить, что среди кандидатов Демократической партии - рекордное (как в смысле количества - около 180, так и процента - около 42) количество женщин. А женщин в Америке - больше, чем мужчин, и хотя, понятно, они не представляют собой идеологически единой группы, в целом - они существенно тяготеют к демократам и либералам. Еще один плюс для кандидатов партии в ЭТОМ году.
   Ну и общая активность избирателей-демократов в этом году - зашкаливает. Существенно выше, чем у их республиканских коллег (как в плане помощи ведения предвыборных кампаний, расклеивания листовок, звонков, так и в плане собранных в пользу кандидатов денег, что тоже очень важно), и намного выше того, что наблюдалось не только в последний год промежуточных выборов (2014-й), но даже и в Президентский 2016-й. Создается впечатление, что Трамп, самим фактом своего избрания разворошил "гнездо очень сердитых шершней", которые в этом году ясно показывают, что "шутки кончились, и говорить теперь будем серьезно".....
   Все вышесказанное не значит, конечно, что демократы отказались от борьбы за целый ряд классически "рабоче-фермерских" сельских и мелкогородских округов (особенно - на американском Среднем Западе, где довольно обширные районы метнулись к Трампу два года назад). Наоборот, присутствие в этом списке таких округов, как 1-й Айовы или 12-й - Иллинойса, показывает, что это "направление атаки" тоже не забыто. Но основная ставка все же делается на округа, упомянутые выше. Тем более, что многие из них - достаточно быстро растут, и уже поэтому - являются перспективными и на будущее.
   Посмотрим, чем все закончится (тем более, что ждать уже недолго, и Трамп и республиканцы тоже имеют, по сути дела, один, но весьма неплохой, козырь - очень неплохое состояние американской экономики и ее достаточно быстрый (около 4% в год) рост), но пока автор считает положение демократов - предпочтительным (точнее - гарантированным в плане приобретения значительного количества новых мест в данной палате, но негарантированным (хотя и достаточно вероятным) - в плане получения там большинства).
   Губернаторские выборы. На предвзятый взгляд автора - пожалуй, самое интересное. Не только потому, что количество "гонок" (36) - достаточно велико, для того, чтобы реализовать самые разнообразные сценарии и, при том - вполне обозримо, но - еще и потому, что в последние годы (и даже десятилетия) именно на губернаторских постах наблюдается наибольшая вариативность кандидатов, да и самих губернаторов: среди них можно найти и почти исчезнувших в Конгрессе демократов-популистов (типа губернатора Луизианы Дж. Эдвардса (John Bel Edwards)) с социально-консервативными взглядами, и вообще отсутствующих сейчас в Конгрессе "рокфеллеровских республиканцев" (которых можно безусловно назвать "умеренными", а в некоторых случаях - даже "умеренными либералами"), типа губернатора Массачусетса Ч. Бейкера (Charlie Baker) или губернатора Вермонта Ф. Скотта (Phil Scott). Конечно - встречаются и "губернаторы-идеологи" (на память сразу приходит, например, экс-губернатор Канзаса С. Браунбэк (Sam Brownback)), однако они редко оказываются популярными, зато совсем нередко - испытывают немалые трудности с переизбранием.
   Согласно оценкам американских аналитиков - примерно от 12 до 20 губернаторских кампаний из 36 могут оказаться интересными (один из вариантов этих рейтингов, представляющий, так сказать, "умеренный подход", представлен здесь:
   https://www.cookpolitical.com/ratings/governor-race-ratings
   ). Опять же достаточно четко видно преимущество позиции демократов: даже с учетом причисленного к ним губернатора Аляски Б. Уокера (Bill Walker), который вообще-то является поссорившимся с партийным руководством республиканцем, баллотировавшимся в 2014 году как "независимый" в паре с демократом - кандидатом в вице-губернаторы, им надо "защищать" всего 10 позиций, в то время как республиканцам - аж 26. Ситуация - почти зеркальное отражение Сенатской, и совершенно неудивительная, если вспомнить, что 2014-й год (когда избирались почти все нынешние губернаторы), был, в отличие от 2012-го, "республиканским годом". Ну и еще - законодательство очень многих американских штатов ограничивает губернаторов двумя сроками подряд, так что - неудивительным является большое количество "открытых" мест, освобождаемых губернаторами, избранными в 2010-м (тоже - весьма хорошем для республиканцев) году. В данном случае таковых 17 из 36 - почти половина.
   Еще один момент, который просматривается из этого рейтинга - у демократов очень мало мест, которые могли бы для них стать сильной "головной болью". Даже Аляска могла бы таковой не быть, если бы экс-сенатор-демократ М. Бегич (Mark Begich) не решил весьма неожиданно, что он сможет вытеснить Уокера с "центристкой и левее" части политического поля, и одержать победу. Но - никто не уступил, и теперь в Аляске один четко консервативный кандидат - республиканец М. Данливи (Mike Dunleavy), и целых два - претендующих на "центр" и либеральную часть штатного электората. Учитывая, что Аляска - в общем-то достаточно консервативный (хотя и с либертарианскими склонностями) штат, в котором консервативный кандидат почти всегда может получить хотя бы 45% голосов, победа Данливи кажется весьма вероятной. Но в "гонке один на один" это было бы совсем не настолько очевидно.
   А так - лишь 4 губернаторских поста, занимаемых демократами, относят к "мишеням", причем почти везде положение демократических кандидатов - лучше, чем их республиканских оппонентов. Орегон - достаточно "демократический штат" (50-39 Клинтон в 2016), и, хотя губернатор-демократ К. Браун (Kate Brown) несколько "слишком" радикально-либеральна, да к тому же - имеет очень неплохого соперника в лице члена законодательного собрания штата К. Бюлера (Knute Buehler) - прагматичного умеренного политика, общей склонности штата к демократам должно ей хватить для победы (плюс - надо учитывать мощное голосование столицы и самого крупного города штата, Портленда, который обычно дает 75-80% голосов демократам). В достаточно "соревновательном" штате Колорадо кандидат демократов (нынешний член Палаты представителей Дж. Полис (Jared Polis)) имеет почти неограниченные финансовые ресурсы, лучше известен в штате, чем его оппонент - казначей штата У. Степлтон (Walker Stapleton), и по большинству опросов, имеет не столь большой, но стабильный перевес в 5-7% голосов. В Род-Айленде, еще одном достаточно демократическом штате (54-39 Клинтон в 2016-м, и этот результат еще считался относительно слабым) по второму разу встречаются нынешняя губернатор-демократ Дж. Раймондо (Gina Raimondo) и республиканец А. Фунг (Allan Fung). В 2014 году Раймондо выиграла - 41-36, и, учитывая наличие нескольких "независимых" кандидатов (один из которых дослуживает в законодательном собрании штата как республиканец, и в основном будет забирать голоса у Фунга) победа Раймондо снова более вероятна, чем иной исход. Наилучшие шансы у республиканцев должны бы быть в Коннектикуте, причем - не столько из-за общего характера штата (как раз чаще он тяготеет к демократам, проголосовав в 2016 году за Клинтон 55-41), а в основном - из-за очень непопулярного нынешнего губернатора-демократа Д. Маллоя (Dan Malloy). Однако, учитывая, что кандидат демократов Н. Ламонт (Ned Lamont) - не близок к Маллою, имеет вполне приличные деньги на кампанию, что кандидат республиканцев - бизнесмен Б. Стефановски (Bob Stefanowski) - не слишком известен в штате (по крайней мере - как политик), ну и вышеупомянутую общую склонность штата к демократам - положение демократов достаточно неплохо и тут.
   А вот у республиканцев в этом списке в качестве мишени указано аж 11 штатов, причем 8 из них - "открытые" И даже у трех, добивающихся переизбрания - все непросто. Особенно у нынешнего губернатора Иллинойса Б. Раунера (Bruce Rauner). Будучи довольно жестким фискальным консерватором, но "умеренным" в социальном плане, он сначала сумел поругаться с значительным социально-консервативным крылом собственной партии (которое выставило своего кандидата на выборах), а потом и с руководством демократов в законодательном собрании штата (в котором демократы как раз преобладают), которое "озаботилось" тем, чтобы демократический кандидат (им стал Дж. Притцкер (J.B. Pritzker) - миллиардер, как и Раунер) уж точно был бы достаточно известен и хорошо профинансирован в этом весьма дорогом штате. Раунер с большим трудом выиграл праймери, и теперь шансы его призрачны - победа будет из категории "чудес".
   Губернатор Висконсина С. Уокер (Scott Walker) - постоянная "мишень" демократов в этом очень "поляризованном" (почти все политики-демократы - четкие либералы, республиканцы, соответственно - наоборот) штате. Типичный верхний предел его - 52-53% голосов. В этом году у него очень серьезный оппонент в лице штатного "министра образования" (да, это тоже выборная, а не назначаемая, должность) демократа Т. Эверса (Tony Evers), который, по большинству опросов, превосходит Уокера на 4-5%. Борьба тут будет до конца.
   И, несколько неожиданно, почти такая же ситуация сложилась в соседнем среднезападном штате Айова. Айова довольно заметно "дернулась" к Трампу в 2016 году (51-42, и это - после двукратного голосования за Обаму), но в этом году намечается заметный "откат" назад (вообще, именно на Среднем Западе демократы сейчас концентрируют усилия в губернаторском плане). Нынешняя губернатор-республиканка К. Рейнольдс (Kim Reynolds) стала таковой только весной прошлого года, когда губернатор Айовы Т. Брэнстад получил назначение от Трампа, так что - опыта у нее маловато. А ее оппонент - бизнесмен-демократ Ф. Хаббелл (Fred Hubbell), сумел себя весьма неплохо показать как на финансовом фронте, так и на политическом - выиграв 6-кандидатные праймери абсолютным большинством голосов и лидируя на несколько процентов согласно большинству опросов.
   В двух из восьми "открытых" штатов с уходящими губернаторами-республиканцами - Мичигане (пошедшим за Трампом с минимальным перевесом голосов в 2016-м) и Нью-Мексико (чаще все-таки голосующем за демократов) перевес кандидатов-демократов - члена законодательного собрания штата Г. Уитмер (Gretchen Whitmer) и члена Палаты представителей Конгресса США М. Гришем (Michelle Lujan Grisham) над республиканскими оппонентами - генеральным прокурором штата (и " жестким консерватором") Б. Шитти (Bill Schuette) и коллегой Гришем - конгрессменом С. Пирсом (Steve Pearce) - хотя и не подавляющ, но тоже весьма ощутим, так что и эти штаты, скорее всего, перейдут под "демократическую руку".
   А вот назвать победителей в 6 остальных - Флориде, Джорджии, Канзасе, Мэне, Неваде и Огайо - почти никто из аналитиков не берется. Большинство сразу помещают эти "гонки" в категорию "tossup" ("50-50"). В первых двух штатах демократы немало рискуют, выдвинув на губернаторский пост негров - члена законодательного собрания штата С. Абрамс (Stacey Abrams) в Джорджии, и мэра Таллахасси Э. Джиллума (Andrew Gillum) - во Флориде. Да, оба эти штата принадлежат скорее к "новому Югу" с бурно растущими метрополисами (Атланта в Джорджии, Майами, Тампа, Сент-Питерсберг, Джэксонвил, Орландо - во Флориде), и не все белые демократы этих штатов настроены столь негативно к своей бывшей "родной" Демократической партии, как, скажем, в Алабаме, Миссисипи или Луизиане, и все же - расовые предрассудки у немалой части населения существуют. Да, республиканцы в обоих этих штатах выдвинули крайне консервативных про-Трамповских кандидатов: секретаря штата Б. Кемпа (Brian Kemp) - в Джорджии, и конгрессмена Р. ДеСантиса (Ron DeSantis) - во Флориде, но в Джорджии вообще надо выигрывать абсолютным большинством голосов (50%+1 голос, иначе - второй тур), а Флорида - большой и дорогой штат. Опросы в обоих штатах показывают практически равные шансы демократических и республиканских кандидатов, и таковой ситуация, скорее всего, тоже останется до конца (а решающим фактором может оказаться что угодно, вплоть до погоды в разных частях штата в день выборов, что может повлиять на явку избирателей)
   В Канзасе кандидатом республиканцев (после долгого и нудного пересчета голосов) стал ультраконсервативный секретарь штата К. Кобач (Kris Kobach). И, несмотря на республиканскую традицию Канзаса (демократы там выигрывают редко, а вот Трамп без труда победил в 2016 году - 57-36), кандидат демократов - сенатор законодательного собрания штата Л. Келли (Laura Kelly) - пожалуй, была бы в предпочтительном положении, если бы не "независимый" кандидат - бизнесмен-центрист Г. Орман (Greg Orman). Он не выиграет, но процентов 10 голосов - вполне может получить. И тут критично важным становится вопрос - а что это будут за голоса? Голоса умеренных демократов, которые бы без него скорее всего ушли к Келли, или умеренных республиканцев, хотя бы часть которых могла бы уйти к Кобачу? Сейчас на этот вопрос никто не ответит.
   Аналогичная ситуация - в Мэне. Это штат вообще больше других любит "независимых" кандидатов. Достаточно сказать, что один из его сенаторов - А. Кинг (Angus King), и в Сенат, и, ранее, в губернаторы, избирался именно так. Вот и в этом году, наряду со "стандартными" кандидатами от демократов и республиканцев, присутствует, как минимум, 4 "независимых" кандидата. Некоторые из них - достаточно серьезны, и, хотя сами не выиграют, могут определить, кто - демократка Дж. Миллс (Janet Mills, генеральный прокурор штата), или республиканец-бизнесмен Ш.Муди (Shawn Moody) (кстати, сам баллотировавшийся однажды в качестве "независимого") станет следующим губернатором этого весьма соревновательного (48-45 Клинтон в 2016-м) штата. К тому же, Миллс - либерал, но либерал умеренный, и аналогично (только с заменой "либерал" на "консерватор") - Муди.
   Невада уже упоминалась выше, как арена упорнейшей борьбы между демократическим и республиканским кандидатами в Сенат. Та же ситуация - на губернаторских выборах: после ухода в конце этого года весьма популярного (и умеренного) губернатора-республиканца Б. Сандовала (Brian Sandoval) его могут сменить либо демократ С. Сисолак (Steve Sisolak), либо - генеральный прокурор штата (и сын экс-сенатора) А. Лэксолт (Adam Paul Laxalt). Первый - умеренный либерал, второй - "жесткий" консерватор. И снова опросы дают минимальный перевес то одному, то другому.
   Ну и - Огайо. Еще один очень соревновательный штат, который в 2016 году достаточно заметно сдвинулся к Трампу (52-44). Но, как и в Айове (да и вообще - на бОльшей части американского Среднего Запада) в этом году там наблюдается заметный откат обратно к демократам. В результате - борьба между бывшим сенатором и нынешним генеральным прокурором штата республиканцем М. ДеВайном (Mike DeWine) и бывшим казначеем и генеральным прокурором штата демократом Р. Кордрэем (Richard Cordray) тоже будет идти до самого конца. Они прекрасно знают друг друга, и даже - встречались в прошлом "на одной дорожке": в 2010-м году они оба были кандидатами в генеральные прокуроры штата, и тогда ДеВайн выиграл с перевесом чуть более 1%. Нечто подобное весьма вероятно и в нынешнем году. ДеВайн - консерватор, но не из крайних, Кордрэй - довольно традиционный либерал.
   Тот, кто внимательно читал данный "опус", мог бы еще раз заметить - как много кандидатов-женщин выдвигается в этом году от Демократической партии. Не только в Конгресс, но и на губернаторские посты (которые долгое время были вотчиной белых "мужчин-управленцев"). Но есть и еще один любопытный момент: по примерной прикидке демократы должны отыграть у республиканцев 5-6 высших штатных постов, хотя общий перевес, скорее всего, останется за последними (что-нибудь типа 27-23 или 28-22). Но успех демократов мог бы быть еще существенно большим, если бы не уникальная именно для губернаторских выборов способность республиканцев выдвигать по настоящему популярных, и абсолютно "неидеологичных" (чаще всего - весьма умеренных) кандидатов в обычно весьма демократических штатах. Выше уже упоминались губернаторы-республиканцы Массачусетса Ч. Бейкер (60-33 Клинтон в 2016) и Вермонта - Ф. Скотт (57-30 Клинтон), причем оба имеют очень неплохие шансы на переизбрание и в 2018-м. В целом аналогичная ситуация - в Мэриленде (60-34 Клинтон, и губернатор-республиканец Л. Хоган (Lawrence Hogan)), и, в какой-то степени - в более соревновательном Нью-Хэмпшире (47-46 Клинтон, и достаточно популярный губернатор К. Сануну (Chris Sununu)). Если бы не этот факт - демократы могли бы уже сейчас замахнуться на большинство в "коллегии губернаторов". Другое дело - многие из вышеупомянутых могут оказаться своего рода "последними из могикан": уйдут когда-то в отставку Бейкер и Скотт, и в республиканских партиях Массачусетса и Вермонта вообще не видно им сменщиков сравнимого уровня.
   Есть и еще несколько штатов (Оклахома, Аризона, Южная Каролина и др.), где некоторые аналитики предсказывают неожиданные результаты, вплоть до сенсаций. Но там это все же ощутимо менее вероятно.
   Ну и, наконец, законодательные собрания штатов и весьма немногочисленные в этом году выборы мэров больших городов. О последних - совсем кратко: из по настоящему больших городов в этом году выборы мэров проходят только в аризонском Финиксе и техасском Остине, причем (как и почти всегда, когда имеешь дело с большими городами, почти все из которых имеют немалый процент меньшинств среди населения) демократы являются фаворитами и там, и там. А вот про законодательные собрания, которые, как уже упоминалось, являются основной "кузницей кадров" для высших органов власти США, кое-что сказать надо. Разумеется, разбирать более 6 тысяч отдельных кампаний - и невозможно, и бессмысленно, а вот некоторую общую оценку - дать можно и нужно. За время президентства Барака Обамы демократы понесли ощутимые потери в законодательных собраниях (бОльшая часть выборов в которые, как и сейчас, приходилась на годы промежуточных выборов - 2010-й и 2014-й, оба из которых были очень неплохи для республиканцев), так что - в общей сложности демократы потеряли в них около 1000 мест, и сейчас республиканцы имеют в них (в целом) ощутимое большинство. Естественно - сейчас демократы рассчитывают отыграться, и, скорее всего - смогут немало сделать в этом направлении. Все аналитики предсказывают увеличение количества "их" мест в законодательных органах штатов, вопрос только - насколько? Думается, мест 300 - минимум, а при очень большой удаче можно попытаться замахнуться и на 600, и даже - 700 (хотя многое будет определяться непосредственно общим политическим климатом ко дню выборов). Бегло пробежимся по тем палатам законодательных органов, где демократы могут попытаться вернуть себе утраченное за последние годы большинство (обратный вариант в сложившемся политическом климате - достаточно малореален):
   На американском Западе выделяются Аризона (где демократам надо отыграть у республиканцев 2 места в Сенате штата и 5 - в его Палате представителей для достижения равенства: задача непростая, но не невозможная), и, особенно Колорадо (где демократам нужно выиграть всего одно место, чтобы получить большинство в Сенате штата). Традиционно консервативный (и республиканский в последнее время) американский Юг в основном таковым останется, хотя самые большие оптимисты из лагеря демократов поговаривают о возможности достижения паритета в Сенате Флориды (но это - не слишком вероятно, тем более что по уровню организации флоридские республиканцы обычно превосходят своих коллег-демократов, а отыгрывать последним надо целых 4 места). Основную атаку демократы ведут на Среднем Западе, где вполне реален возврат большинства в Палатах представителей Миннесоты и Мичигана, а при очень большой удаче - можно побороться и в Висконсине. На Северо-Востоке основными мишенями демократов являются Сенаты Нью-Йорка и Мэна, и Палаты представителей Пенсильвании и Нью-Хэмпшира (в идеальном варианте возможен и Сенат этого штата, но это - менее вероятно). Ну и, кроме того, демократы рассчитывают на прямое большинство в Сенате Коннектикута, в котором сейчас по 18 демократов и республиканцев (хотя де-факто демократы контролируют его и сейчас, ибо при "счете" 18-18 в дело вступает голос вице-губернатора штата - демократа).
   Ну и, надо заметить, что в некоторых случаях в штатах складываются "неформальные межпартийные коалиции", где реальное работающее большинство образуется из представителей различных партий. Такая коалиция из 17 демократов, 2-х "независимых" и 3-х республиканцев, например, сейчас образует большинство в Палате представителей Аляски. На неформальном уровне такие коалиции могут (после ноябрьских выборов) возникнуть в Канзасе (все демократы + умеренные республиканцы против консервативных республиканцев) и Техасе (то же самое), а может - и еще где-то.
   Главный же интерес выборов в законодательные собрания - именно в том, что их - много. Почти любая мыслимая политическая комбинация возможна там (в отличие от выборов "высокого уровня", более жестко контролируемых национальными партиями). Пусть в небольшом числе, но там можно увидеть и относительно консервативных демократов (в основном - в некоторых штатах Юга), и достаточно умеренных республиканцев (в том же Канзасе, например). Ну а общую статистику настроений и взглядов американских избирателей они дают по-настоящему богатейшую. Например, любопытный факт - огромное количество (как в абсолютных цифрах, так и в процентном выражении) среди кандидатов-демократов в эти органы - женщины: почти 2400, что более чем вдвое превосходит цифры 20-летней давности. А вот среди республиканцев их - менее тысячи, что лишь чуть-чуть больше, чем 20 лет назад.
   P.S. Автор специально задержал публикацию этой статьи на пару дней, чтобы дождаться голосования по кандидатуре судьи Б. Кавано в Верховный Суд США в Сенате, и убедиться в том, действительно ли (как написали в эти дни некоторые обозреватели) острая борьба вокруг его кандидатуры несколько оживит республиканцев, и улучшит шансы их кандидатов на избрание (демократам и их сторонникам "оживляться" просто некуда - они и так исключительно активны весь этот год). Первое впечатление - на данный момент это действительно так. По оценкам уже упоминавшихся сайтов
   www.realclearpolitics.com
   и
   https://fivethirtyeight.com/,
   первый из которых ведет обширную статистику, а второй - дает весьма детальные прогнозы на выборах в Сенат и Палату представителей, основываясь на достаточно продуманной статистической модели, учитывающей все основные опросы населения в штатах, шансы демократов на завоевание Сенатского большинства за последние полторы-две недели упали с более чем 30% до 22%, а на завоевание большинства в Палате представителей - с более чем 82% до 74%. И хотя вторая цифра по-прежнему неплоха - ситуация стала значительно более зыбкой: дело в том, что демократические избиратели значительно более республиканских сконцентрированы в не столь уж большом количестве абсолютно "надежных" городских округов, где кандидаты демократов могут получить и 80, и 90, и даже - 95% голосов, при том, что такое преимущество никоим образом не помогает на выборах в Палату представителей: с тем же, а скорее всего - бОльшим успехом, они могли бы выиграть подобные округа, скажем, 60-40, а "избыточные" демократические голоса могли бы помочь им в остальных округах. Поэтому, почти аксиомой является суждение, что для завоевания большинства в нижней палате Конгресса демократам на момент выборов необходимо иметь перевес в "общей популярности" (опросах типа "на предстоящих выборах Вы собираетесь голосовать за кандидатов Демократической или Республиканской партий?") не менее 6-6,5%. Еще 10-15 дней назад демократы превосходили республиканцев в подобных опросах на 9-9,5% голосов, и их победа в нижней палате казалась крайне вероятной. Сейчас эти цифры (на двух упомянутых выше сайтах) - 6.6% и 7.8% , и если вторая - еще достаточно неплоха, то первая - уже практически находится на той минимальной черте, где шансы на потенциальное "демократическое большинство" становятся уже очень скользкими. Примерно то же самое происходит на Сенатских опросах: согласно последним республиканцы скорее всего отвоюют у демократов место в Северной Дакоте, и вполне могут - как минимум, в Миссури, а может быть - и в Индиане и Флориде (остальное все-таки менее вероятно). В то же самое время республиканцам, по-видимому, удалось создать небольшой (6-8%), но ощутимый задел в Теннеси и Техасе, так что по-настоящему им сейчас надо беспокоиться лишь за Неваду и Аризону. Значит ли это, что эта тенденция просуществует до дня выборов? Совсем необязательно, не исключено, что все эти баталии забудутся через пару недель (а до выборов еще 4 недели), и на передний план выйдут другие проблемы, которые могут оказаться выигрышными для демократов. С другой стороны - на последних промежуточных выборах (2010 и 2014 годов) октябрь неизменно оказывался весьма "плохим" для демократов, и их положение (и до того не слишком хорошее) - только усугублялось. Хотя есть и обратный пример - промежуточные выборы 2006 года (когда, как сейчас, у власти находилась республиканская администрация). Октябрь тогда сыграл "на руку" демократам.
   Само же голосование показывает - насколько поляризованной стала американская политика. Все сенаторы-республиканцы, кроме сенатора от Аляски Л. Мурковски (Lisa Murkowski), которая воздержалась, и еще одного сенатора, который отсутствовал по личным причинам (но был готов прилететь и проголосовать в крайнем случае) проголосовали "за" Б. Кавано, а все демократы, кроме уже упоминавшегося сенатора от Западной Виргинии Дж. Манчина - против. Результат - Кавано был утвержден: 50-48. Полвека назад не редкостью была ситуация когда 15-20 сенаторов голосовали за кандидата в судьи, выдвинутого "второй" партией, или - против кандидата, выдвинутого их "их собственным" президентом. В этот же раз некоторые сенаторы-демократы заявили, что будут голосовать "против" еще до выдвижения Кавано, по принципу "я голосую против любого выдвигаемого Трампом кандидата". Автор уже писал, что аналогия с 1917-м годом ("красные" против "белых" с абсолютно доминирующим чувством ненависти, и абсолютной неготовностью обеих сторон идти даже на минимальные компромиссы) в России у него - практически полная. Такая ситуация является крайне опасной для будущего страны как единого государства, и даже в столь мощной стране, как США, она может дать серьезнейший разрушительный эффект. Не завтра, но уже страшновато представлять себе президентские выборы 2020 года.
   Остается смотреть - и делать выводы. Именно выводам - анализу результатов предвыборной кампании этого года, сложившейся после нее ситуации, и дальнейшим перспективам автор планирует посвятить свою следующую статью (где-то в декабре). Пока же, как любят говорить сами американцы, "запасаемся попкорном - и смотрим".
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | Н.Быкадорова "Главные слова" (Антиутопия) | | К.Вэй "Филант" (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | |

Хиты на ProdaMan.ru Слепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеВ объятиях змея. Адика ОлефирВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманОфисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Суккуб в квадрате. Чередий ГалинаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаТитул не помеха. Сезон 1. Olie-
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"