Молчанов С М: другие произведения.

Политические партии Сша на современном этапе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa


Политические партии США в новейшее время - идеология, роль, сходства, различия.

   Неоднократно при обсуждении политики такой значимой в мире страны, как США, доводилось слышать: "а, что там - у американцев две партии, да и те, в общем-то, одинаковые. Ведь обе отражают интересы буржуазии". Поскольку автор очень давно (уже около 35 лет) изучает политическую систему этой страны, и, без ненужной в данном случае скромности, может считать себя экспертом по данному (на самом деле - очень непростому) вопросу - он решил высказать свое личное мнение. Наверняка - с чьим-то оно почти совпадет, а с мнениями других - совсем нет, тем не менее автор постарается насколько можно детально обосновать свою позицию в расчете на возможного интересного (и вдумчивого) читателя.
  
   Итак, первый вопрос - сколько политических партий в США? Ответ получается в стиле "две. И - много". Дело в том, что абстрактно политических партий в США очень много - можно, например, посмотреть список тут:
  
   Политические партии в США
  
   хотя и он не претендует на абсолютную полноту. С другой стороны их действительно две - Демократическая и Республиканская. В том смысле, что, поле того как политическая система США сложилась в более-менее нынешнем виде, подавляющее большинство избираемых на высшие посты в стране (Президент, губернаторы, сенаторы, члены Палаты представителей) были членами одной из этих двух партий. И если в Сенате, Палате представителей и среди губернаторов время от времени попадались и попадаются исключения, то в случае, скажем, президентского поста, все избиравшиеся с середины 19 века были членами одной из этих партий. Ситуация осложняется еще и тем, что, за примерно 150 лет с момента формирования нынешней политической системы США, роли, и, в каком-то смысле, идеология 2-х крупнейших политических партий сильно менялись, иногда - на почти противоположное тому, что было в другие исторические периоды. Более детально мы это рассмотрим ниже, а здесь лишь кратко упомянем, что в середине 19 века Республиканская партия рассматривалась как заметно более прогрессивная, чем большая часть Демократической, в которой доминировали южные плантаторы (так хорошо описанные в известной книге Маргарет Митчелл) и близкие к ним политики, с пеной у рта защищавшие рабство и (достаточно консервативный) "старый Юг". Республиканцы же рассматривались скорее как партия свободного фермерства и более молодого (и относительно "прогрессивного" на тот момент) капитала Севера. Ситуация почти противоположная тому, что имеет место сейчас.
  
   Однако сначала несколько слов о "третьих партиях" Как видно из приведенного в ссылке списка - они очень разнообразны: от крайне правых до крайне левых. Собственно, ситуация в последние десятилетия складывается несколько парадоксальная - есть умеренно-правая (в последнее время все более становящаяся просто правой) Республиканская партия, есть умеренно-левая (буржуазная, но с неким социал-демократическим уклоном) Демократическая, есть масса "мелочи" как на самом левом фланге (социалисты, коммунисты, троцкисты, в некоем плане - зеленые и некоторые другие) так и на самом правом - от сравнительно большой Конституционной (или Конституционалистской, трудно сказать, какой из русских переводов названия точнее) до откровенных нацистов из АНП (American Nazi Party). Есть партии типа либертарианской, в которых довольно причудливо сочетаются либеральные и консервативные принципы: с одной стороны практически все ее члены стоят за минимальную роль государства в экономике, очень ограниченное использование социальных программ (типа - помощи бедным) - и все это весьма консервативные позиции, а с другой - большая часть членов этой партии придерживается сравнительно либеральных взглядов по таким социальным вопросам, как право женщин на аборты, права секс-меньшинств и прочее ("государство не должно лезть ко мне в постель!")... Автора безмерно удивляет отсутствие в США сильной центристской партии, которые так типичны для Европы, и часто играют роль некоего баланса между либералами и консерваторами в этих странах. И это при том, что именно "умеренные" по всем опросам составляют самую большую избирательную группу в США - около 38-40%. При примерно 38% называющих себя "консерваторами" и где-то 20-22% причисляющих себя к "либералам". Лет 30-40 назад в обеих ведущих политических партиях США были, пусть и не доминирующие, "крылья" (умеренное до умеренно-консервативного, состоящее прежде всего из южан, у демократов и тоже умеренное, прежде всего на Северо-Востоке страны, у республиканцев), существенно выделявшиеся из "основной партийной массы". Однако (и об этом мы еще будем говорить в деталях) в последние десятилетия степень "идеологичности" обеих ведущих политических партий в США резко возросла - и там и там доминируют т.н. "активисты". Только в демократической партии подавляющее большинство этих "активистов" - четкие либералы, нередко - социал-демократической и даже социалистической (но, естественно, не коммунистической, в "советском" понимании этого термина) направленности, а в республиканской, соответственно - крайне правоконсервативного толка, временами не сильно отличающиеся от тех же "наци". Единственной серьезной попыткой "занять центр" в последние годы была президентская кампания техасского миллиардера Росса Перо в 1992 году. Она была одной из наиболее успешной в 20 веке - он получил около 19% голосов избирателей (при 43% у Клинтона и 38 у Дж. Буша-старшего), но, ввиду особенностей системы голосования в США (для победы нужно иметь не большинство голосов избирателей, а большинство голосов выборщиков, количество которых от каждого штата равно его представительству в обеих палатах Конгресса США, и которые обязуются голосовать за кандидата, получившего большинство голосов в их штате) - не смог получить ни одного выборщика в коллегии. Перо мог бы, вероятно, получить и ощутимо больше, если бы не необъяснимый перерыв где-то в 2-3 месяца в середине предвыборной кампании (летом 1992-го) - именно тогда, когда его популярность росла, хотя не думаю, что мог бы победить. На последних же президентских выборах осенью 2008 года кандидаты 2-х крупнейших партий - Б. Обама и Дж. Маккейн вместе получили около 98,5% от общего количества голосов, оставив примерно по полпроцента кандидату либертарианской партии (в прошлом - конгрессмену-республиканцу) Бару и "независимому" (в прошлом - кандидату от партии "зеленых") Нэйдеру. Оставшиеся полпроцента ушли к совсем уж мелким партиям и кандидатам.
  
   Есть ли у "третьих партий" перспективы? Надо сказать, что в целом американская политическая система показывает в последнее столетие завидную устойчивость - никакая "вспыхнувшая" политическая партия (будь то прогрессисты в 1912 и 1924, диксикраты в 1948, "американские независимые" (сторонники Дж. Уоллеса) в 1968, "перонисты" в 1992 и 1996 году) оказывается не в состоянии продержаться достаточно долго и в достаточном количестве штатов, чтобы о ней можно было говорить как о политической силе "всерьез и надолго". Тем не менее - база есть. И многочисленные "неприкаянные умеренные" (о которых вкратце упоминалось выше, и которым, в условиях поляризации двух основных партий, приходится делать все более нелегкий выбор) и "крайние" - количество которых множат кризис и реальные экономические, социальные и демографические проблемы. Однако пока "третьи партии" добиваются успеха только в отдельных штатах: типа "Прогрессивной партии" в Вермонте - достаточно давно и неплохо представленной в законодательном собрании штата, или "независимой" партии в Миннесоте - тут успехов поменьше, но, скажем, 15%, полученных кандидатом партии на последних сенатских выборах в штате - процент вполне неплохой. В национальном масштабе, несмотря на большое количество разговоров и планов, пока особо говорить не о чем.
  
   И вот теперь мы вернемся к 2-м крупнейшим политическим партиям США, их истории и современном облике (интересно, что мы увидим, что корни, скажем, Демократической партии США, как географически, так и идеологически, находятся среди тех слоев населения, которые сейчас склонны поддерживать республиканцев, да и наоборот, во многом, тоже).
  
   Начнем, пожалуй, с Демократической. И по алфавиту так получается, и страной сейчас руководит в основном она (пост Президента, довольно значительное большинство в Конгрессе, большинство постов губернаторов штата и большинство в законодательных собраниях большинства штатов). В сколько-нибудь оформившемся виде она существует с конца20-х годов 19-го века, хотя корни ее можно проследить и раньше - в сформировавшейся около 1790г. т.н. "коалиции", возглавлявшейся Томасом Джефферсоном и Джеймсом Мэдисоном. Несколько позже ее участников стали называть "демократическими республиканцами", и в тодашней политической системе США они служили противовесом (вся американская политическая система, в общем-то, построена на принципе "балансов и противовесов", который автор считает одним из наиболее важных вкладов американских политиков в мировую политическую науку - американцы были не первыми, кто задумался о "разделении властей" и пользе многопартийной (как минимум - двухпартийной) системы, при которой каждая партия "караулит" действия другой, но мало где эти принципы были сформулированы (и осуществлены на практике) столь четко, как в США). "Демократические республиканцы" служили таким противовесом "федералистам", возглавлявшимися Александром Хэмилтоном (у нас его принято писать, как "Гамильтон"), и, по своим взглядам, пожалуй, были ближе к нынешним либертарианцам, чем современным демократам: примат свободы личности, "права штатов", минимальная роль центрального правительства. Основной их базой были мелкие и средние землевладельцы, особенно на Юге США.
  
   Эта "команда" (Джефферсон, Мэдисон, Монро) занимала президентский пост почти четверть века - с 1800 по 1824 год, а вот потом - началась политическая перестройка. Ушла в прошлое партия федералистов (многие потом вошли во вновь сформировавшуюся партию вигов), а противовес им в 20-е годы стала составлять группировка избранного в 1824 году президента Эндрю Джексона, которая, собственно, через несколько лет и явилась основой Демократической партии (кстати, осел, нынешний символ партии, тоже восходит к тем временам).
  
   В период с 20-х по 50-е годы 19 века Демократическая партия США являлась, пожалуй, доминирующей - ее представители заметно чаще избирались на Президентский пост, чем их оппоненты-виги, ну и большинство в конгрессе тоже чаще было у нее. Однако в уонце концов возник вопрос, который намертво расколол ту, демократическую партию, что была, и, в конце концов (уже после Гражданской войны) свел ее в большинстве районов США (кроме Юга) до статуса оппозиционной и даже кое-где - второстепенной. Это был вопрос о рабстве. Северное крыло демократической партии считало, что этот вопрос должен решать Верховный Суд США и, в целом, склонялось к отказу от рабства и освобождению негров. Однако у 50-м годам 19 века все более сильную роль в партии стало играть ее южное крыло, твердо стоявшее на позиции "прав штатов": только сами штаты, независимо от центральной власти должны были решать этот вопрос. Причем, чем дальше, тем более непримиримыми становились "южные плантаторы" (особенно с Юго-Востока США - таких штатов, как Южная Каролина, Джорджия, Вирджиния (так, пожалуй, ее надо произносить по-русски) и некоторых других. Сразу вспоминается "великий нуллификатор" и многолетний сенатор от штата Южная Каролина Джон Кэлхун и ряд не менее колоритных личностей.). Ну, об этом тоже хорошо написано на первых страницах романа М. Митчелл, достаточно вспомнить такие персонажи, как братья Тарлетоны, едва не затеявшие дуэль с циником Батлером относительно шансов Юга в войне, которая уже тогда казалась всем практически неизбежной, Кончилось все выставлением разных кандидатов (от северного и южного крыла) на критических выборах 1860г., победе кандидата тогда еще совсем молодой Республиканской партии Линкольна (в прошлом - выходца из северного крыла партии вигов) и Гражданской войной.
  
   Потом - долгий период пребывания "на вторых ролях" (везде, кроме Юга, где, после сравнительно краткого периода Реконструкции, возглавляемая плантаторами Демократическая партия вернула себе власть, а негры, хотя и свободные, оставались "второсортными гражданами"), отдельные успехи (типа 2-х президентств Г. Кливленда в 80-х - 90-х годах 19 века, и президентства В. Уилсона (Вильсона) с 1912 по 1920гг, во-многом ставшего возможным в результате тяжелого раскола в Республиканской партии в 1912 году), и.... почти все. "Новая" Демократическая партия сформировалась во многом в период Великой Депрессии, и самая большая заслуга тут, естественно, принадлежит многолетнему президенту (и, пожалуй, одному из немногих реально великих американских политиков) Франклину Рузвельту.
  
   Не описывая здесь в деталях основные черты и особенности его политики (тем более, что рузвельтовский "Новый курс" детально рассматривался в десятках, если не сотнях публикаций) отметим, что именно ему удалось создать чуть странную (если судить с идеологической точки зрения), но продержавшуюся с минимальными потерями коалицию: Юг, промышленные рабочие Севера, меньшинства, прежде всего - негры (на Севере, ибо на Юге они были лишены права голоса), но так же - евреи, католики и так далее. Основой этой разношерстной коалиции стала экономическая программа администрации Рузвельта, ибо даже очень консервативные в социальном и внешнеполитическом плане южане были отнюдь не чужды экономическому популизму, и такие программы администрации, как строительство дорог, социальное страхование, ирригация земель, развитие сети университетов и колледжей (не говоря уж о начальном и среднем образовании) и даже - более высокие налоги на обеспеченных имели в столь "классических" южных штатах, как Луизиана, Миссисипи, Алабама или Джорджия немалую поддержку. Другое дело - эта "поддержка маленького человека" на Юге воспринималась как поддержка "маленького белого человека" (ибо, опять же, негры не рассматривались как "равные" белым). Но - тем не менее. Тут можно вспомнить столь колоритных южных политиков как губернатор штата Луизиана Хью Лонг с его "каждый человек - король!" (многие его качества послужили прототипом главного героя известнейшего фильма "Вся королевская рать" Вилли Старка) - безудержный популист-демагог, которого называли кто фашистом, а кто - чуть ли не социалистом, и который, если бы не смерть в результате покушения в 1935 году, мог бы составить на выборах серьезную конкуренцию самому Рузвельту, или сенатор от штата Миссисипи Теодора Билбо - расист (член Ку-Клукс-Клана, гордившийся этим фактом), антисемит, отчаянный демагог, и в то же время - сторонник рузвельтовского курса, "защитник" все того же "маленького (белого) человека" от "произвола крупных корпораций" и так далее. Ну, а про остальных и говорить нечего - большая часть голосующих негров и рабочего класса если не в прямую относились к "обездоленным" то были не столь далеки от этого, евреи, среди которых всегда были достаточно сильны социалистические настроения, стали естественной частью Рузвельтовской коалиции, католики, чаще всего тоже не слишком богатые (исключения, понятно, были) и часто рассматривавшие себя как "угнетаемое религиозное меньшинство", в общем-то - тоже. Пока основная часть деятельности администрации концентрировалась на экономике (а позже - еще и внешней политике, прежде всего - второй мировой войне) и пока во главе ее стояла гениальная личность Франклина Рузвельта - она была практически непобедимой, что, собственно и показывали выборы раз за разом. Могло быть проиграно какое-то число мест в Конгрессе, какое-то количество постов губернаторов штатов, но в главном (пост Президента, большинство в Конгрессе) она была малоуязвима. Однако целостность этой коалиции сохранялась только пока на первый план не вышли социальные вопросы (типа гражданских прав негров) и, опять же - пока был жив Рузвельт. После его смерти эта коалиция стала быстро расшатываться и уже вскоре, в 1948 году, на съезде партии, выдвигавшей на новый срок "преемника" Рузвельта Гарри Трумэна (далеко не все были согласны считать его таковым, но это снова отдельная история) произошло крайне важное событие - с "подачи" одного из лидеров молодого крыла партии Хьюберта Хамфри (потом - сенатора и вице-президента) партия заняла достаточно четкую (хотя пока и словесную) позицию в защиту гражданских прав (прежде всего - лишенного их черного населения Юга), что вызвало на Юге шок и положило начало той "перекройке" как идеологии, так и районов сравнительного влияния 2-х крупнейших политических партий, которую мы наблюдаем (хотя сейчас, она, возможно, уже приближается к завершению) и сейчас. Если сказать кратко ("на пальцах") - демократическая партия стала терять свой монопольный контроль над Югом, но зато - приобретать все большее влияние практически во всех остальных районах США, где она до того как правило была партией меньшинства (кроме больших метрополисов, и то - не всех, и, в большинстве - только начиная с Рузвельта). В республиканской же партии все более сильным (хотя процесс затянулся на много десятилетий) становился "южный крен" с его социальным консерватизмом, внешнеполитической "ястребиностью" и определенным провинциализмом (об этом - позднее). Именно с Рузвельта в экономике, и Трумэна (хотя он отнюдь не был лидером этого процесса) в социальной сфере демократическая партия все больше начинает позиционироваться в США как "либеральная" (по крайней мере - из двух) партия, отражающая интересы "менее состоятельной и менее удачливой" части населения (хотя не надо забывать, что с тех же рузвельтовских времен наиболее дальновидная часть правящей элиты тоже поняла необходимость многих из осуществленных экономических и социальных программ, а потому - стала поддерживать демократов), а республиканская - как в целом консервативная и отражающая интересы "большого бизнеса" (тут, опять же, есть немало исключений, и весьма колоритных, но в целом, статистически, это можно считать более-менее верным). Впрочем, до современной ситуации было еще довольно далеко и политическая картина на американской арене от нынешней отличалась еще существенно.
  
   Период с конца сороковых - начала 50-х до где-то середины 70-х годов отличался довольно существенно как от того, что было раньше (скажем, в 30-е годы), так и от того, что стало позже - в 80-е, 90-и, и, по сути, продолжается и сейчас. Если и можно про какой-то период (и то - с большими оговорками) говорить, что две крупнейшие политические партии США представляют как бы "две стороны одной медали", то это, наверное, как раз про этот. С одной стороны, с выходом на первый план вопроса о "гражданских правах негров" наметилась резкая консерватизация значительной части южного крыла Демократической партии. Выше мы говорили, что бОльшей части южных демократов была присуща немалая доля экономического популизма (исключения, типа сенатора Х. Бэрда от штата Вирджиния и некоторых других представителей знаменитой "Бэрдовской машины", которая фактически контролировала штат с 1925 где-то по 1965 год, только подтверждали это правило), но экономика в конце 40-х отошла для Юга на второй план. И именно тогда целый ряд южных штатов избрал немалое количество консервативных демократов (некоторые, правда, потом перешли в Республиканскую партию), а с другой стороны - существенно усилились консервативные аспекты в голосовании ряда прежде достаточно "умеренных" южан. Фактически эти годы были последним этапом "борьбы старого Юга" за то, чтобы остаться примерно таким, как и раньше. С другой стороны - к 50-м годам наиболее прагматичные и гибкие лидеры республиканцев поменяли свое отношение к "Новому курсу" и роли государства в экономике (а также - в проведении им активной внешней политики), ну а отношение к гражданским правам негров у "северных" республиканцев (а других тогда и почти не было) было несколько абстрактным, но скорее положительным. Поэтому в 50-е и 60-е годы мы наблюдаем хотя и не особо большое, но заметно бОльшее, чем ранее количество умеренных (а иногда, хотя и редко) либеральных республиканцев на высоких должностях. Именно в этот период в Конгрессе можно было найти республиканцев, голосовавших много либеральнее, чем консервативные южные демократы и даже - чем немалый процент "северных" демократов старой закалки. Но об этом ниже, когда мы будем подробнее говорить о Республиканской партии
   С конца 70-х начался очередной период, который характеризуется заметно большей "идеологизацией" обеих партий. В наибольшей степени он, пожалуй, затронул республиканцев. Поэтому об этом - ниже, но и у демократов можно увидеть постепенное усиление либерального крыла; сначала (это даже раньше) - студентов и других "пацфистов", потом - женщин, представителей меньшинств (национальных, расовых и сексуальных), в последнее время - т.н. "netroots" - то есть партийных активистов, опирающихся в своей деятельности (как пропагандистской, так и, скажем, в плане сбора средств в поддержку тех или иных кандидатов) на возможности, предоставляемые всемирной сетью Интернет. Соответственно - все труднее приходилось кандидатам "старой закалки" - от многих консервативных южан до не слишком высокообразованных и не особенно компьютерно грамотных "работяг из синих воротничков", которые в рузвельтовско-трумэновский период были становым хребтом партии. Плюс уже упомянутый мной переход ряда консервативных демократов в республиканцы (особенно тогда, когда быть республиканцем даже на Юге уже не означало автоматической потери почти всех шансов на избрание куда-либо), плюс демографические факторы, о которых мы немного поговорим чуть ниже - все это меняло партию почти постоянно, и, в целом, в одном направлении - большего либерализма. Правда, здесь мы отметим, что из двух крупнейших политических партий на данный момент демократы менее идеологичны и более прагматичны, особенно это касается последних выборов 2006 и 2008гг., когда демократы выиграли целый ряд округов в Палате представителей и мест в сенате выставляя прагматичных умеренных (а в некоторых случаях, особенно на Юге - даже умеренно-консервативных) кандидатов, хорошо учитывавших политические особенности соответствующих округов.
  
   Что же имеет место сейчас? Каковы основные течения в партии, на кого они опираются, какова партийная "география" и, если так можно выразиться - этнография? Об этом подробнее - ниже.
  
   Итак, основные течения:
  
      -- Наиболее либеральное крыло, близкое к европейским "демократическим социалистам". Это - довольно пестрая коалиция, включающая довольно значительную часть преподавательского и студенческого состава в больших университетах и разбросанных по стране многочисленных "кампусах", довольно значительную часть представителей меньшинств (прежде всего - негров и представителей сексменьшинств, хотя сюда же включается и значительная часть некоторых религиозных меньшинств, например - значительная часть евреев), часть населения крупных городов (впрочем, эта категория во многом перерывается с предыдущей, ибо в крупных городах как раз обычно много представителей различных меньшинств), а так же, на манер того, как было и в России перед революцией 1917 года - часть "элиты", действующая по принципу "благородство - обязывает" и, иногда, доходящей до необходимости "замаливания грехов своих предков-капиталистов". Сюда же надо добавить очень внушительную, а, главное - очень активную политически часть партийных активистов, прежде всего - Интернет-активистов, способных в ряде случаев буквально за день два собрать миллион-другой долларов в поддержку (или против) кандидатуры того или иного кандидата. Это крыло достаточно неплохо представлено в Конгрессе - тут можно вспомнить, скажем, членов Палаты представителей Денниса Кусинича от штата Огайо (он пробовал свои силы и в президентской кампании-2008, но большого успеха не добился) или Барбару Ли (Калифорния), представляющую округ в котором находится знаменитый город Беркли с еще более знаменитым университетом (собственно говоря - одним из кампусов калифорнийского университета), который еще в 60-е годы был одной из цитаделей как антивоенного движения, так и университетского "движения за свободу слова". К ним можно добавить чуть более умеренных (но все равно - весьма либеральных, хотя и являющихся в несколько большей степени "частью системы") либералов типа нынешнего (точнее - нынешней) спикера Палаты представителей Нэнси Пелози или сенатора Эдварда Кеннеди и многих многих других (собственно говоря - и президента Барака Обаму - тоже), такие организации как "прогрессивный кокус" демократической фракции в палате, и многие другие. Добавим целый ряд влиятельных органов массовой информации (включая столь известные газеты, как "Вашингтон пост", "Нью-Йорк таймс", "Бостон глоб" и ряд других, не говоря уж о более специализированных изданиях), и, как уже несколько раз говорил - очень мощные позиции среди Интернет изданий, и получается немалая сила. Причем параллель с "демократическими социалистами" Европы действительно немалая: как и те представители этого крыла стоят за очень активную роль государства в экономике (в частности - единые государственные системы социального страхования и здравоохранения), довольно спокойно относятся к введению дополнительных налогов (особенно - на состоятельную публику по прогрессивной шкале), и так далее. Как и те, они поддерживают практически все "прогрессивные ценности" в социальной сфере - от запрета на бурение на нефть в арктическом регионе Аляске и прочих мер по охране окружающей среды до права (практически неограниченного) женщин на аборты почти на любом сроке беременности, права представителей секс-меньшинств на заключение "однополых браков" и их права на усыновление (удочерение) детей, многие выступают за легализацию потребления (для себя, не на продажу) марихуаны и/или других "легких наркотиков" (а в прошлом многие из них выступали, в частности, за "басинг" - перевозку детей из благополучных пригородных школ в неблагополучные городские, и наоборот, с целью "выравнивания" общего уровня образования). Интересно, что в области внешней политики эти "левые демократы" в чем-то ближе к изоляционистам 30-х годов (которые очень скептически относились к возможной роли США в становившейся все более неизбежной 2-й мировой войне), чем к типичным "рузвельтовским демократам того времени: многие были и против операции США в Югославии во времена Клинтона (демократа), и уж тем более - абсолютно против нахождения американцев в Ираке, а некоторые - и в Афганистане. Правда, американские левые, зная общую нелюбовь в стране к слову "социализм" (в недавнем опросе 53% американцев выбрали "капитализм", 20 - "социализм" (европейский, конечно, "не советского образца", и то это считалось успехом "социалистов"), а остальные - "затруднились ответить") не очень щеголяют этим словом, но параллели, повторяю, есть и немалые.
      -- Чуть-чуть правее (хотя разница тут весьма невелика) находятся т.н. "центристы" (а фактически - умеренные либералы) типа нынешнего вице-президента (а в прошлом - многолетнего сенатора от штата Делавэр) Джозефа Байдена или госсекретаря (а в недавнем прошлом - сенатора и кандидата в президенты) Хилари Клинтон (сюда же относится и предыдущий президент-демократ Билл Клинтон). Организационно интересы именно этого крыла партии в наибольшей степени отражает такая влиятельная организация, как "Democratic Leadership Council" (DLC). Разница между этим крылом и "прогрессистами" скорее количественная, чем качественная - представители "умеренных" поосторожнее ведут себя в плане новых налогов (хотя, как правило, допускают их как "последнюю меру", либо - в особо кризисных ситуациях), склонны поддерживать смешанные (частично финансируемые их государственного, частично - из частных источников) схемы систем социального обеспечения, здравоохранения и образования, и, будучи как правило достаточно либеральными в вопросах социальной политики, все же предпочитают постепенный, "эволюционный" процесс радикальным мерам: так, довольно многие представители этого крыла выступают против немедленного признания "однополых браков" (считая, что большинство населения страны для этого пока просто "не созрело", хотя процент поддерживающих подобное - растет), а предлагают пока ограничиться признанием т.н. "гражданских союзов" ("civil unions"), хотя и с полными мерами юридической защиты (и обеспечения прав) участников подобных союзов. Довольно многие представители этого крыла первоначально поддержали ввод американских войск в Ирак, однако со временем стали достаточно принципиальными критиками их пребывания там. Тем не менее большинство из них выступает против планов немедленного вывода американских войск оттуда, считая. что этот процесс должен быть постепенным и занять примерно 1-2 года. Ну, и так далее. Это, более "традиционалистское" крыло является постоянной мишенью "радикальных активистов" (собственно, мишенью последних являются все остальные крылья партии, ибо они, в общем-то, проповедуют известный принцип - "кто не с нами - тот против нас!"), однако его влияние весьма велико. К нему примыкают многие демократы из "этнических" (скажем, с большим количеством выходцев из Ирландии, Италии, Германии, Польши и ряда других европейских стран), к ним близки многие представители мексикано-американцев и прочих "Hispanics", и так далее. Естественно, у этой группировки более тесные связи с традиционными деловыми кругами США, так что в плане финансирования ее кандидаты часто превосходят "прогрессистов", а вот в плане - "активности на местах", когда сторонники кандидатов обходят дома, обзванивают квартал за кварталом по телефонным спискам и прочее - вот тут предпочтение обычно у "прогрессистов": их активные сторонники мотивированы обычно куда сильнее. К этому же крылу в последнее время стали относиться многие политики, избираемые от "ближних пригородов" крупных городов, населенных, как правило, достаточно образованной частью американского "среднего класса" - эти люди с подозрением относятся к "слишком популистским" лозунгам "прогрессистов" или призывам увеличить налоги на состоятельную публику (то есть, в значительной степени - как раз на них), однако все более резкий в последние годы социальный консерватизм республиканцев (об этом - несколько ниже) все же подталкивает их именно к демократам.
      -- А вот дальше начинаются те, кого "политкорректные" называют "консервативными демократами", хотя этот термин довольно условен - как уже писалось выше среди политиков-демократов в последние лет 70 было весьма мало тех, кого можно было достаточно твердо и безоговорочно причислить к "твердым" консерваторам. Помимо нескольких уже упоминавшихся членов "Бэрдовской машины" к таким можно отнести нескольких конгрессменов 60-х - 80-х годов (Л. Макдональда из Джорджии, Дж. Рэрика из Луизианы, Б. Стампа из Аризоны, Ф. Грэмма из Техаса (но двое последних довольно быстро "отмигрировали" к республиканцам, а двое первых, фактически, находились вне рамок 2-партийной системы, и баллотировались как демократы просто потому, что так, в то время и в их штатах, было легче выиграть)), ну и еще несколько, как правило все же чуть поумереннее, несколько ранее. Просто даже среди консервативно настроенных демократов редко проявлялось столь отрицательное отношение к роли государства и государственным программам, как у их республиканских коллег, и потому, к целому ряду госпрограмм (уже упоминавшейся ирригации земель, строительству дорог и прочему) они относились значительно более благожелательно. К тому же - где-то с конца 50-х - начала 60-х годов масса наиболее "непримиримо консервативных" демократов перешла к республиканцам, в ряде штатов составив костяк этой партии (прежде всего, конечно, на Юге), а, поскольку быть республиканцем, скажем, на том же Юге, отнюдь не означает теперь автоматически лишаться шанса на успешную политическую карьеру (в ряде случаев - как раз наоборот) - то приходящие на смену "старшему поколению" молодые консерваторы и не рассматривают вариант с Демократической партией. Но, тем не менее, относительно консервативное крыло в партии существует. И даже, возможно, два: с одной стороны (на Севере и в "пограничных штатах") к нему относится довольно значительная прослойка тех, кого можно назвать "белыми работягами" (часто - из уже упоминавшихся европейских этнических меньшинств), которые в свое время служили оплотом Рузвельтовской коалиции, но потом, часто вследствие более консервативной позиции по многим социальным вопросам, нередко поддерживала таких республиканцев, как Р.Рейган (отсюда термин "рейгановские демократы"). Однако многие из них сохранили немалую долю экономического популизма, так что республиканская партия им тоже не слишком подходит, и в ряде штатов (достаточно взглянуть на Запвдную часть Пенсильвании, Западную Вирджинию, Кентукки и т.д) многие из них остаются демократами. С другой стороны - такими же "консервативными демократами" является часть политиков из республиканских штатов Великих Равнин и т.н. "горных штатов", только ситуация тут обратная - при достаточно серьезном фискальном консерватизме и настороженно-либертарианском отношении к активной роли государства в экономике они (часто из тех же "либертарианских" соображений) оказываются заметно поумереннее (а иногда даже сравнительно либеральными) в социальной сфере. Ну, и, наконец, опять же Юг: либеральными на Юге являются только крупнейшие города (да и то не все), а вот остальные демократы, избирающиеся отчасти в силу традиции, отчасти - в подходящих по политикогеографическим критериям округах, придерживаются как раз от центристских до умеренно-консервативных взглядов. "Чистых" же консерваторов сейчас в партии приходится искать "днем с огнем" - автор знает только очень небольшое количество таких (как правило - в штатах "Глубоко Юга" типа Алабамы, Миссисипи или Луизианы, на не слишком высоких постах (чаще всего - законодательное собрание штатов) и в достаточно приличном возрасте (60-70, и старше). Организационно это крыло можно поделить на занимающих более умеренную (что-то типа "левоцентризма") "Новых демократов" (к которым обычно причисляют таких влиятельных сенаторов, как лидер демократического большинства в Сенате Харри Рейд от штата Невада (вот он, как раз, более либерален в экономике, чем в социальной сфере, хотя и близок крайне влиятельному в Неваде игорному бизнесу) или сенатор Эван (у нас его наверняка бы звали Иваном) Бай от штата Индиана (тут ситуация обратная - больше социального либерализма и сильная жилка экономического консерватизма)) и более консервативных (где-то в среденем от правоцентризма до умеренного консерватизма, хотя встречаются исключения) "синих собак" (Blue Dogs), среди которых много южан (хотя и далеко не все). Вышеупоминавшаяся "любовь" активистов-прогрессистов к "умеренным" тут еще более (и во много раз) увеличивается (отсюда презрительная кличка DINO - от "Democrat In Name Only"), но наиболее умные либералы прекрасно понимают, что в целом ряде умеренных и консервативных округов Америки кандидаты-прогрессисты являются попросту "непроходимыми" и потому предпочитают таких центристских демократов (которые будут голосовать "с партией" хотя бы в 40-60% случаев) единственной реальной альтернативе - ультраконсервативным республиканцам.
  
   Теперь самое время поговорить о Республиканской партии. С одной стороны - это будет проще ибо сейчас эта партия (а особенно - ее активисты и кандидаты на выборные должности) весьма однородна - консерватизм во всех сферах (экономика, социальные вопросы), причем в большинстве своем консерватизм - крайний и достаточно "догматический",и лишь во внешней политике - довольно агрессивный "интервенционизм" (хотя "изоляционистское крыло" тоже есть, но его влияние пока ограничено). А вот начиналась эта партия (и просуществовала первые десятилетия) в общем-то на совсем иных принципах, и ее "база" очень заметно отличалась от нынешней.
  
   Вообще первые лет 75 существования партии были прямо-таки феноменально удачными - уже через 6 лет после возникновения кандидат партии выиграл президентский пост, и за 72-летний период с 1860 по 1932 год партия проиграла лишь 4 президентских выборов из 18: дважды довольно консервативному демократу Гроверу Кливленду (в 1884 и 1892гг.) и дважды - Вудро Уилсону (Вильсону, как его принято писать у нас) - в 1912 и 1916гг, причем 1912г определяющим фактором был глубочайший раскол м между прогрессистским крылом Теодора Рузвельта и консервативными сторонниками тогдашнего президента Уильяма Тафта, а в 1916г. - первая мировая война. Республиканскую партию середины-конца 19 века американские политологи часто (и с немалым) основанием называют "партией гражданских прав", поскольку определяющими политическими вопросами для партии в тот период стали расовые (отмена рабства и освобождение негров в первую очередь) и т.н. "Реконструкция Юга" - то есть попытка проведения таких политико-экономических преобразований в этой части страны, которые исключали бы возврат "старой власти на старых принципах" Впрочем, в этом последнем партия и ее лидеры добились лишь частичного результата - как всегда, нашлось немало "соглашателей", которые были готовы "пожертвовать принципами" ради конкретной финансово-экономической выгоды, а таковая, несомненно, имелась (как в виде конкретных товаров, производившихся на Юге - в первую очередь хлопка, так и возможностей использования дешевой рабочей силы, которую из себя представляли недавно освобожденные рабы).
  
   Тем не менее Республиканская партия этого периода сыграла достаточно прогрессивную роль по целому ряду вопросов. Во-первых, с самого основания она позиционировала себя как партия, защищающая интересы (и саму целостность) единого государства (и это в то время, когда в Демократической партии сильнейшим влиянием пользовались сторонники "неограниченных прав штатов" и сторонники полного отделения Юга от остальной территории страны). Лишь постепенно, к концу 70-х - началу 80-х годов 19 века к этому стали добавляться вопросы экономики и торговли. При этом партия проповедовала крайне активную роль федерального правительства в решении этих вопросов (тут и централизованное распределение государственных земель, и использование возможностей федерального правительства для расширения сети железных дорог, и протекционизм, подстегивавший рост отраслей индустрии путем введения высоких (а иногда и просто запретительных) тарифов на конкурентоспособную продукцию из-за рубежа) (иногда такую политику называли и называют экономическим национализмом, и этот термин, по мнению автора, довольно точен). Да, именно в этот период экономическое неравенство резко выросло, и именно тогда стали знаменитыми "бароны-разбойники" типа первого из Рокфеллеров, но партии удавалось вести за собой как значительную часть деловых кругов страны (особенно - относительно "нового бизнеса", возникшего в процессе закрепления капиталистических производственных отношений в стране), так и большую часть рабочего класса тех времен, который в специфических условиях экономической жизни США (в частности - большого количества достаточно свободных земель на Западе), был не стол восприимчив к радикально-социалистическим идеям, как аналогичные слои населения, скажем, в Европе. И это - не говоря уж о том, что практически до Франклина Рузвельта и его "Нового курса" партия имела почти монопольную поддержку меньшинств (на тот момент представленных почти исключительно неграми). Даже географическая база резко отличалась от нынешней: базой республиканцев были Средний Запад (сейчас, в основном, за исключением сравнительно малонаселенных штатов Великих Равнин от Северной Дакоты до Канзаса, тяготеющий к демократам) и самый Северо-Восток страны (т.н. "Новая Англия"), который сейчас вообще является почти однопартийно-демократическим (в то же самое время демократы имели огромное превосходство на ныне весьма республиканском Юге, а за т.н. "пограничные" штаты типа Огайо, Индианы, и, в какой-то степени - большие среднеатлантические штаты (Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания) шла упорная борьба. Да, разумеется, связи партии с крупным бизнесом крепли, и особенно это стало заметно после выборов 1896 года, которые многие американские политологи считают одними из "водораздельных" выборов (так же, как, например, 1932 и некоторых других годов), и все же тогда базой этой партии был далеко не только он (по крайней мере - в численном выражении)
  
   1896 год (и его окрестности) считаются началом второго этапа в "жизни" республиканской партии - и, в целом, не менее удачного, чем первый. Правда закончившегося плохо - Великой депрессией 1929 года. Но ДО того - все было удачно, по крайней мере кроме периода яростной борьбы между "прогрессистами" и "консерваторами" которая привела к победе демократов в 1912 году. Администрация Теодора Рузвельта, руководившая страной в самом начале 20 века была, по тем временам, весьма "прогрессивной" - c очень активной ролью государства, определенным "обузданием" интересов крупных монополий, и так далее. Правда - весьма экспансионистской, но это вообще было чертой всех "прогрессивных" американских администраций по крайней мере до 1980 года. Раскол 1912 года и последующая существенная "консерватизация" партии (умеренное крыло оставалось, имело весьма ярких представителей в Конгрессе, но, на долгое время ее кандидаты потеряли шанс на выдвижение на высший, президентский пост, а когда это все же происходило, как с кандидатурой сенатора Р. Лафоллета в 1924 году - это формально делалось от имени "третьих партий") на время существенно уменьшили ее роль в американской политике, однако после конца войны, неудачи демократической администрации с одобрением Версальского договора и казавшегося "возврата к норме" республиканская партия довольно легко вернула себе доминирующую позицию. 20-к годы - "век джаза", как их называют некоторые американские историки и политологи, казался "золотым веком" прагматичного, консервативного, бизнес-ориентированного республиканизма. Его прекрасно символизировали тогдашние президенты Кулидж и Гувер, который, к моменту избрания в 1928 году, был, наверное самой популярной личностью в США и олицетворением "американской мечты": сирота, "сделавший себя сам" и ставший миллионером, филантроп, общественный деятель и так далее. Он выиграл выборы 1928 года почти 60% голосов и с огромным перевесом в коллегии выборщиков, Но этот успех оказался последним на долгие годы. 24 октября 1929 года коллапсом Нью-Йоркской биржи началась Великая депрессия, к которой республиканская администрация оказалась совершенно неподготовленной. Республиканцы потеряли более 50 мест в палате представителей на промежуточных выборах 1930 года, но это были еще "цветочки" - "ягодки" пришли двумя годами позже, с победой Рузвельта и началом "Нового курса". Надолго, фактически до конца 60-х годов республиканцы стали "партией меньшинства", причем со значительным отрывом от демократов, и даже отдельные успехи (Эйзенхауэра, который, собственно говоря был не столько политиком, сколько героем войны, и на выборах в Конгресс 1946 и 1952гг) не могли поколебать этого факта. В некоторые моменты в Штатах говорили даже о "полуторапартийной" системе - настолько невелико было влияние республиканцев. Но, поскольку этот период был тоже важен для развития партии - кратко остановимся на нем.
  
   В этот период демократы устойчиво были "партией большинства", раз за разом выигрывая выборы сохраняя ту странноватую коалицию (от негров до южан-сегрегационистов) о которой мы уже говорили, рассказывая о демократической партии. Лишь достаточно нечасто (по таким вопросам, как "борьба с коммунизмом", бюджетный дефицит или дальнейшее расширение роли федерального правительства) в Конгрессе складывалась т.н. "консервативная коалиция" (большинство демократов-южан + существенное большинство республиканцев), которой удавалось одерживать те или иные "победы", несколько "замедляя" "либерализацию Америки". Правда, надо отметить, что именно в период с конца 40-х по конец 60-х годов в республиканской партии очередной раз оформилось "умеренное" крыло (в данном случае - в основном на Северо-востоке страны), состоявшее из тех республиканцев, которые не отвергали тотально "Новый курс", а находили в нем немало рационального, и считали, что республиканской партии можно многое из него взять "на вооружение" (однако - "не доводя до крайностей" и продолжая создавать наиболее выгодные условия для функционирования бизнеса). Именно 50-е-60-е годы отличались относительно наименьшей "поляризацией" политических партий - "южное" крыло демократов в основной массе стало намного более консервативным, ввиду выдвижения на первый план вопросов о гражданских правах негров и прочих социальных проблем, по которым южане занимали очень консервативную позицию, а с другой стороны - вышеупомянутые "умеренные" республиканцы были не столь уж консервативны даже в экономико-финансовой сфере, а в социальной многие из них, храня верность зародившейся 100 лет назад траиции, нередко были весьма либеральными. Даже на президентском уровне выдвигались столь умеренные личности, как Уэнделл Уилки в 1940 году (который мог бы очень неплохо посоперничать с Рузвельтом, если бы не уже шедшая в Европе вторая мировая война, которая и в Штатах породила всплеск настроений типа "коней на переправе не меняют"). Верховный Суд США, многие представители которого были назначены с представления президента-республиканца Эйзенхауэра, принял фундаментальные решения в области гражданских и социальных прав, которые важны до сих пор, а тогда - вообще определили основные контуры и направления политической борьбы в стране и ее эволюции.
  
   Концом этого периода и началом нового, при котором партии достаточно часто сменяют друг друга на высшем посту, а избиратели - менее тесно связаны с партиями (в Штатах все больше растет процент тех, кто называет себя "независимыми" и голосует скорее за "личности", чем строго по партийным спискам) обычно называют 1968 год, избрание президентом Ричарда Никсона и последующую "южную стратегию" республиканцев, основанную на массовом привлечении консервативных южан при общем сильном поправении политики партии. Однако родоначальником такой линии следует считать бывшего сенатора от штата Аризона и республиканского кандидата в президенты в 1964 году Барри Голдуотера. Собственно говоря - Голдуотер не был "чистым консерватором" - как раз в социальных вопросах у него была очень заметная либертарианская жилка, но вот в экономико-финансовой, внешнеполитической тематике, а так же - в вопросах взаимоотношений федерального правительства и властей штатов, Голдуотер был несомненным консерватором. Выборы 1964 года оказались предвестником будущих мощных перемен: Голдуотер с треском проиграл в масштабах страны, выиграв всего в 6 штатах, зато, за исключением его "родной" Аризоны (в которой он победил с минимальным перевесом, получив около 50,5% голосов) - все остальные выигранные им штаты были штатами "глубокого Юга", причем процент голосов, отданных там за него, колебался от 54% в Джорджии до 87% в Миссисипи (тут он выиграл все графства до единого, правда, надо заметить, что в Миссисипи, штате, который, пожалуй, в наибольшей степени среди всех южных штатов сопротивлялся процессам интеграции и осуществления неграми своих избирательных прав, в 1964 году негры еще почти не голосовали). И это - в штатах, которые всего за 20 лет до этого давали Рузвельту 80-90, а иногда и больший процент голосов. Именно с Голдуотера и Никсона начинается тот этап американской внутренней политики, который продолжается и сейчас, и к которому мы, наконец, переходим.
  
   Этот период характеризуется отсутствием гегемонии какой-либо политической партии в 2-партийной конфигурации, и, соответственно, очень частыми периодами "раздельного правления" (президент от одной партии, а большинство в одной или обеих палатах Конгресса - у другой). Исключения: президентство Картера (1977-1980), первые 2 года Клинтона (1993-1994) и примерно половина президентства Буша-Младшего, Республиканцы были более успешны на президентских выборах (за "отчетный период" - 7 побед, против 4 у демократов), демократы - на выборах в Конгресс, Среди республиканцев продолжается борьба между традиционным умеренно-консервативным крылом (Форд, Буш-старший и ряд других) и жестко-консервативным направлением, символом которого многие годы (с конца 60-х до конца 80-х) был Рональд Рейган (сначала - губернатор Калифорнии, потом - весьма успешный президент, хотя, по иронии судьбы, нынешняя либеральная Калифорния уже ни за что не избрала бы его губернатором), а потом - спикер палаты представителей Ньют Гингрич (кстати - от штата Джорджия, что лишний раз показывала резко возросшую роль представителей Юга в партии) и, несколько позже - Буш-младший (до этого - губернатор Техаса, опять, кстати, южного штата). Роль же умеренного крыла все больше сходит на нет, тон начинают задавать не "традиционные консерваторы", которых больше всего беспокоили такие вопросы, как налоги и сбалансированность бюджета, а "социальные консерваторы" (в США чаще всего используется термин "religious right", которым значительно важнее такие темы, как "аборты", "голубые" или преподавание в школе религии и религиозной теории сотворения мира вместе (а в идеале - вместо) дарвиновской теории происхождения человека. Эта категория избирателей чрезвычайно активна на выборах, очень "пассионарна" (то же самое можно сказать об их прямых оппонентах из левого крыла демократической партии), чрезвычайно "горлопаниста", не стесняется использовать любые методы для дискредитации своих политических оппонентов (вплоть до весьма грязных), и, одновременно, за счет очень хорошей организации способна оказать действенную поддержку (как на избирательном участке, так и финансовую) "своим" кандидатам. Неудивительно, что "процент успеха" у нее значительно выше, чем менее организованных "умеренных". Ну, вот теперь, после столь длинного обзора-введения - краткая характеристика каждого крыла в партии (здесь, правда, нельзя делить партию, как в случае демократов, по идеологическому принципу - либералы, умеренные либералы, центристы, консерваторы, ибо процентов 95 республиканских кандидатов на те или иные выборные должности, и, возможно, еще более высокий процент партийных "активистов" - консерваторы. Приходится проводить более "тонкое" деление между различными направлениями консерватизма):
  
      -- "Традиционные консерваторы" - пожалуй, самое "старое", и, наверное, до сих пор самое многочисленное в партии (но НЕ среди "активистов") крыло. Представителей этого крыла прежде всего интересуют экономика и финансы, где они исповедают такие традиционные принципы как "низкие налоги", "льготы бизнесу (особенно крупному)", "сбалансированный бюджет", "право на работу" (на самом деле это - право не вступать в профсоюз, и вообще - для этого крыла характерна очень резко антипрофсоюзная направленность, в известном противостоянии "хозяева - рабочие" кго представители неизменно занимают сторону "хозяев"). Это отнюдь не значит, что политики, принадлежащие к этому крылу, не являются еонсерваторами в социальных вопросах - наоборот, они почти всегда ими являются, но социальные вопросы (типа упомянутых выше) все-таки имеют для них значительно меньший приоритет. Среди лидеров этого крыла можно назвать таких деятелей как лидер республиканцев в Палате представителей Джон Бонер, его заместитель Эрик Кантор, губернатор штата Миннесота (рассматривавшийся как возможный кандидат в вице-президенты в 2008 году, а сейчас - как возможный кандидат в президенты в 2012-м) Тим Павленти, и ряд других. Пожалуй, и Джон Маккейн (сератор от Аризоны и кандидат в президенты в 2008) тоже ближе к этому крылу, хотя он персонально довольно сложно классифицируем, и часто причисляется к не очень многочисленной группе "консервативных реформаторов", которые при, в целом, консервативной позиции, расходятся с партийным руководством по таким вопросам как государственное финансирование предвыборных кампаний кандидатов, и некоторым другим. К этому крылу ближе и такие достаточно влиятельные политические организации, как "National Council for New America" (Национальный совет за новую Америку) или "Club for Growth" (Клуб в поддержку "роста" (подразумевается - экономического)) - они тоже делают основную ставку на "экономический консерватизм", хотя придерживаются консервативных позиций и в иных сферах.
      -- "Социальные консерваторы" (religious right) - тут все "наоборот". Основными вопросами для этой категории консерваторов являются социальные - аборты (запретить!), секс-меньшинства (прав не давать!), преподавание религии в школах (обязательно!), борьба против любых ограничений на право покупать и носить оружие, и так далее. А вот в экономической сфере по крайней мере некоторые из представителей этого крыла (типа бывшего губернатора Арканзаса, серьезного кандидата на президентских выборах 2008 и возможного кандидата в 2012 Майка Хакаби) являются скорее популистами, и сбалансированность бюджета", например, их заботит достаточно мало. На "свои" приоритетные цели они готовы тратиться не стесняясь и дефицитов не боятся. Эта группа скорее всего несколько уступает первой по общей численности, но она чрезвычайно активна и горласта, так что ее активисты нередко "забивают" своих соперников, особенно если речь идет не о классических выборах, а, скажем, о выборах через посредство "партийных собраний" (кокусов). Кроме Хакаби из видных представителей этого крыла упомянем губернатора Аляски и кандидата в вице-президенты 2008 года Сару Пэлин и бывшего губернатора Массачусетса (правда тогда он глубоко "запрятал" свой социальный консерватизм) и кандидата на выборах 2008 года Митта Ромни. Близки к ним по духу такие организации, как "National Federation of Republican Assemblies" (Национальная федерация республиканских ассамблей) и, пожалуй самая "старая" (и, на рубеже 2000 года, до принятия американскими судами целого ряда направленных против излюбленных ею приемов деятельности самая влиятельная) - "Christian Coalition" (Христианская коалиция). Наблюдая события последних месяцев можно с большой вероятностью предположить, что именно это крыло скорее всего выдвинет "своего" кандидата в 2012 году, и будет иметь хорошие шансы на успех на партийном съезде. Другое дело - насколько такой кандидат будет хорош на общих выборах. По мнению автора - скорее "нет", чем "да".
      -- Консерваторы-либертарианцы. Наиболее яркий представитель этого направления в Конгрессе - конгрессмен от Техаса (и, кстати, тоже кандидат на президентских выборах 2008 года, причем - добившийся определенного успеха) Рон Пол, хотя в последнее время число его последователей растет, и уже сейчас можно назвать несколько похожих на него политиков в республиканской фракции Палаты представителей. Этих политиков не так просто характеризовать: с одной стороны они - последовательнейшие и глубочайшие консерваторы по целому ряду вопросов, особенно экономических, сторонники абсолютно минимального вмешательства государства в жизнь граждан. Рон Пол проповедовал возврат к "золотому стандарту", от которого США отказались во времена Никсона, его дети обучались дома, а не в государственных школах, он часто (нередко и в одиночку) голосовал против законопроектов о выделении средств на такие программы, которые ни у кого другого не вызывали даже тени сомнений. По ряду оценок именно Пол является самым консервативным конгрессменом за последние 70 лет (и это - из нескольких тысяч!). С другой стороны - такой же подход о "невмешательстве государства в жизнь граждан" приводит к тому, что в социальной сфере такие консерваторы не поддерживают попыток своих "социальных" коллег "навести мораль средствами законодательства", весьма скептически относясь, скажем, к попыткам последних запретить "однополые союзы" (исходя из логики "кто с кем спит - личное дело каждого!") или попытаться законодательно запретить (или максимально ограничить) аборты. Тот же скептицизм такие консерваторы демонстрируют касательно интервенционистской внешней политики, которая типична в той или иной степени почти для всех администраций США в послевоенное время, и в этом они сближаются, с одной стороны, с либералами-пацифистами из самого левого крыла демократической партии, а с другой - со своими предшественниками - республиканцами-изоляционистами 30-х годов, отчаянное сопротивление которых вступлению США во вторую мировую войну пришлось преодолевать Рузвельту в начале 40-х годов. В общем - крыло это не столь многочисленно, но в последние годы становится популярным: во всяком случае сейчас на Рона Пола и его последователей уже не смотрят как на "лунатиков:, как было в конце 70-х - начале 80-х, когда он впервые появился на политической арене. Существуют довольно серьезные организации, типа "Republican Liberty Caucus", отстаивающие эти идеи
      -- Ну и последнее из консервативных "крыльев", о котором стоит упомянуть - появившееся совсем недавно (во многом - в связи с переживаемыми США демографическими изменениями, особенно - массовым наплывом иммигрантов (нередко - нелегальных) из Латинской Америки и Азии) крыло, которое называют "палеоконсерваторами" (своего рода - "мастодонтами"). Его представители озабочены в первую очередь "сохранением Америки, какая она есть", а потому - требуют жесточайших мер по "борьбе с иммиграцией" (причем часто - не только нелегальной), возведения высокой стены (да еще и обтянутой проволокой под током) по всему периметру границы между США и Мексикой, и так далее. Именно эта сконцентрированность на "американском христианском (в первую очередь, пожалуй, протестантском) наследии характеризует таких лидеров данного крыла как экс-конгрессмен (и тоже кандидат в президенты) Том Танкредо или экс-кандидат в президенты Патрик Бьюкенен. Особенно популярным это крыло является в штатах, граничащих с той же Мексикой, например - Техасе, Аризоне, несколько в меньшей степени - Нью-Мексико и Калифорнии, в том числе - среди части недавних легальных иммигрантов, которые видят в "нелегалах" как конкурентов на экономическом рынке, так и "редисок", пытающихся "легким путем" добиться того же (жительства в США), чего они сами добились с немалым трудом.
      -- Чтобы внести хоть какое-то разнообразие, и поговорить хоть о ком-то кроме консерваторов, упомянем про когда-то весьма сильное, а сейчас - играющее в партии весьма небольшую роль умеренное крыло. Как уже писалось выше исторически и географически это крыло эволюционировало со Среднего Запада и Запада (база Теодора Рузвельта и сенатора Лафоллета) на Северо-Восток. В 50-е -60-е, да и 70-е годы такие штаты, как Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Массачусетс и так далее регулярно "поставляли" в Конгресс весьма немалое количество республиканцев с умеренными, а иногда (типа многолетнего сенатора от штата Нью-Йорк Джекоба Джавитса) и просто с достаточно либеральными взглядами. Однако в последние десятилетия это крыло находится под очень сильным "двойным нажимом" - с одной стороны "горластых консервативных активистов" в собственной партии, с другой - оппонентов-демократов. Причем, чем больше партия сдвигается вправо - тем сильнее этот двойной нажим. С одной стороны - многие рядовые "умеренные", недовольные этим сдвигом, просто перестают быть республиканцами и регистрируются как независимые или демократы. С другой - этот же фактор еще более повышает роль "твердолобых" на (как правило - закрытых) республиканских "праймери", ибо в конце концов в партии остаются почти что только наиболее "упертые" и "заидеологизированные". Ну а с третьей - общее поправение республиканской партии крайне понизило ее роль в первую очередь именно на Северо-Востоке США, где демократы в настоящее время почти везде осуществляют контроль над подавляющим большинством политических постов. Причем именно умеренные республиканцы, как правило избиравшиеся в округах, в которых и так существовала не столь малая база для их демократических оппонентов, чаще всего и становились "первыми жертвами" политических атак последних. Достаточно упомянуть, что в таком регионе, как "Новая Англия" (который полвека назад считался одной из наиболее надежных цитаделей республиканской партии) из 22 членов Палаты представителей сейчас нет ни одного республиканца. А если посмотреть, скажем, на законодательное собрание штата Массачусетс (который знаменит не только семьей Кеннеди, но и рядом в прошлом очень влиятельных республиканских политиков) то там сейчас демократы имеют перевес над республиканцами 7:1 в верхней палате и 9:1 - в нижней. В результате - в большинстве округов республиканская "номинация" (в отличие от демократической) просто не имеет никакой ценности. В последние годы "умеренными" в партии стали называть почти всех, кто хоть по каким-то вопросам отклоняется от "стандартной партийной ортодоксии", но даже если считать так - количество таких республиканцев, скажем, в Конгрессе, не превышает 15% от "общей массы". Тем не менее некоторые заметные политики такого рода еще есть - почти каждый, например, слышал о губернаторе Калифорнии (более известном, правда, как актере) Арнольде Шварценеггере, заканчивающим свой второй, и последний (по крайней мере - подряд) срок на этом посту. Можно назвать еще губернатора Коннектикута Джоди Релл, губернатора Гавайев Линду Лингл, губернатора Вермонта Джима Дугласа (все трое избираются от штатов, в которых Обама легко побил Маккейна), сенаторов от штата Мэн Олимпию Сноу и Сьюзен Коллинс, некоторых членов Палаты представителей, и некоторые достаточно влиятельные организации типа "Republican Main Street Partnership", и все же - никуда не денешься от того факта, что в последние годы представителей этого крыла стало можно заносить в политическую "Красную книгу'. Старые республиканские традиции этих штатов постепенно умирают, и молодежь не видит смысла быть республиканцами как с идеологической точки зрения (та республиканская партия, с сильным "южным" ультраконсервативным социальным уклоном, что существует сейчас, в большинстве районов Северо-Востока - "персона нон грата"), так и с практически-политической - в большинстве районов Северо-Востока (да на самом деле и в большинстве районов Среднего Запада и Запада тоже) легче избраться в качестве демократического кандидата, чем в качестве республиканского. И вот этот фактор вообще-то очень напоминает ситуацию с демократами времен середины 19-го века - перед Гражданской войной Севера и Юга, и является крайне серьезным "звоночком" относительно возможной роли (а может быть - даже судьбы) самой Республиканской партии.
  
   Теперь кое-что о перспективах обеих партий (и не только их) с точки зрения автора. Если ограничиваться двумя ведущими - перспективы демократической смотрятся ощутимо лучше (хотя и нельзя сказать, что все для них безоблачно). Во-первых - потому, что эта партия сейчас менее жестко идеологизирована, во-вторых - у нее шире географическая база (все районы США кроме Юга, да и на Юге дела обстоят не столь уж безнадежно, учитывая достаточно большой процент негров во многих штатах, достаточно быстро растущий процент "Hispanics", особенно в столь больших штатах, как Техас и Флорида, растущий процент азиато-американцев и так далее. Сейчас этот рост несколько притормозился из-за экономического кризиса, но, все равно, продолжается. Кроме того - на Юг идет немалая "внутренняя миграция" с Северо-Востока и Среднего Запада, и эти "новые мигранты" приносят с собой свои политические взгляды, которые, в большинстве случаев, оказываются более либеральными, чем у "аборигенов"), в третьих, о чем отчасти сказано выше - шире демографическая база (да, есть и консервативные негры, "hispanics" и прочие, баллотирующиеся в том числе, от республиканской партии, но количество их не столь велико и выигрывают они, в общем-то не слишком часто.). Недаром же на последних президентских выборах республиканцы (в лице своего кандидата Джона Маккейна) выиграли только одну "небелую" группу избирателей - вьетнамцев (что легко понять, вьетнамцы в США - это те, кто сотрудничал (или потомки тех, кто сотрудничал) с американцами в годы Вьетнамской войны, так что у большинства из них - весьма консервативные (как минимум - резко антикоммунистические и антисоциалистические) взгляды). А Америка становится все более "небелой" с каждым годом - в последние десятилетия очень четко "работал" принцип "5 за 10": каждые 10 лет, которые проходят между двумя переписями населения в США, доля белого населения уменьшалась на 5%. При экстраполяции таких расчетов в будущее получается, что к концу века (этак - около 2095 года) население США будет только на 25% "белым", а в ряде крупнейших штатов - и того меньше. Собственно уже сейчас доля "белых" в населении Калифорнии, Техаса (ну и некоторых других штатов - например, Нью-Мексико и Гавайев) - меньше 50%. При весьма заметном в последние годы достаточно сильном тяготении этих этнических групп к демократам (или, как минимум, к независимым, но никак не к республиканцам) перспективы республиканской партии выглядят довольно "кисло". А если добавить ту самую "предельную консерватизацию" и "регионализацию" (чуть менее половины всех сенаторов и членов Палаты представителей от республиканской партии в настоящее время - выходцы с Юга) - тем более. Кроме того, сам Юг - растет, и становится все менее "сельско-патриархальным", каким он был еще недавно, и все более "городским", с большими метрополисами типа Хьюстона, Далласа, Атланты, Майами, Шарлотт и т.д. Именно с этих метрополисов и их ближайших пригородов в последние годы начинается обратный процесс - "либерализации" Юга, недаром все вышеупомянутые метрополисы в 2008 году проголосовали за Обаму. И именно там наблюдается и более быстрый рост населения, большее "смешение" и взаимодействие различных этнических групп и культур, и именно они характеризуются большей терпимостью, желанием понять другого и так далее. В принципе - повторяется тот же процесс, который в последние лет 50 наблюдается в "старых метрополисах" Северо-Востока и Среднего Запада - еще большей "демократизации" центральных крупных городов с параллельно идущими в ту же сторону процессами в пригородах, начиная от ближних, и дальше - "веером". Консерватизм Юга держится сейчас на сельских районах (вот они-то как раз очень долго сохраняли верность традиции и многие из них еще недавно голосовали за практически любого кандидата-демократа, но в последние годы - они резко "ушли" вправо) и "дальних пригородах" (exurbs по американской терминологии), куда откочевывали из больших городов и ближних пригородов традиционно консервативные белые семьи. Но этот процесс, как показывает пример ряда метрополисов Севера - не бесконечен.
  
   Есть только один (сравнительно краткосрочный) фактор, играющий на руку республиканцам - то, что после президентских выборов 2008 года и исполнительная и законодательная федеральные власти полностью контролируются демократами. Республиканцы сейчас находятся в позиции, когда они, по сути, не отвечают ни за какие принимаемые решения (а среди них всегда, а тем более - в период кризиса, есть немало не слишком популярных), зато возможностей критиковать руководство демократов у них - масса. Недаром уже достаточно давно было подмечено, что партия, находящаяся у власти, обычно теряет места в Конгрессе на т. н. "промежуточных выборах", подобных тем, что будут в 2010 году. Правда, в случае со сравнительно "медленно" переизбирающимся Сенатом (каждые 2 года переизбирается только 1/3 сенаторов, так что в 2010 году будут переизбираться сенаторы, избранные в 2004-м, а это был хороший "республиканский" год, и, соответственно, в 2010-м году большая часть переизбирающихся будут республиканцами, а значит - демократы могут даже увеличить свой перевес в этой палате) это несколько не так, но вот в Палате представителей и на губернаторских выборах определенный успех республиканцев вполне возможен (хотя, скажем, возвращение республиканцами себе большинства в Палате представителей пока кажется невероятным), а это, в свою очередь, особенно - учитывая предстоящую перепись населения 2010 года и последующую за ним "перекройку" избирательных округов, может иметь и достаточно долгосрочные последствия. Ну и еще - после выборов 2008 года на практически всех проходивших "дополнительных выборах" наблюдался резкий спад активности избирателей, который даже получил отдельное наименование "Obama's fatigue" (послеобамовская усталость - примерно так это переводится). Причем наибольший спад активности отмечался как раз среди базы демократов (негры, "Hispanics" и т.д.), в то время как среди республиканцев спад тоже наблюдается, но все же - ощутимо меньший. Однако все эти факторы все же носят сравнительно кратковременный характер, и потому - долгосрочный прогноз на судьбу республиканской партии в случае продолжения ею политики "ультраконсервативного закукливания" у автора достаточно пессимистичен.
  
   Теперь о перспективах демократов. Если судить только по последним выборам 2006 и 2008гг. он, как говорится - лучше не бывает. Партия выиграла на этих выборах практически все, что было "реально" и даже кое-что из того, что реальным не считалось. Партия контролирует все ведущие политические посты, причем перевес в Конгрессе достаточно велик, чтобы, во-первых, не очень бояться его потерять на следующих выборах, а во-вторых - спокойно "позволять" местным партийным "диссидентам" голосовать "по-своему" не подвергая опасности свои позиции в (как правило - более консервативных) округах, которые они представляют. Вообще, именно демократическая партия в последние годы значительно лучше реализует идею т.н. "большого тента", которую обе партии теоретически декларируют - дескать, в партии найдется место людям с достаточно разными взглядами, и лишь по самым "базовым" вопросам (да и то не всегда) их мнение должно быть более-менее схожим. Как уже писалось выше - у республиканцев в последние годы это утверждение носит чисто "декларативный" характер - все чаще консервативные активисты либо "подсиживают" умеренных республиканских политиков (особенно - на первичных выборах, где это сделать легче, ибо приходящий на "праймери" электорат в целом существенно более консервативен даже чем партия в целом, не говоря уже о стране в целом) либо те сами, устав от вечной ругани и не видя особых перспектив для продолжения политической карьеры в рамках республиканской партии, меняют свою партийную принадлежность на "независимого" (ситуация, например с бывшим сенатором республиканцем от штата Род-Айленд Линкольном Чэфи) или становятся "демократами" (недавний случай с сенатором от Пенсильвании Арленом Спектером, который почти 30 лет пробыл в сенате как умеренный республиканец, а в 2010-м - будет добиваться переизбрания как демократ). Среди демократов ситуация иная - почувствовав, что "чисто либеральных" округов, избирающих либеральных демократов уже давно, в стране просто недостаточно для получения большинства в Конгрессе, партия обратила внимание на умеренные и даже умеренно-консервативные округа, которые раньше тяготели к республиканцам. Путем выдвижения там центристских (а в некоторых случаях, скажем, таких, как с Трэвисом Чайлдерсом в Миссисипи, Бобби Брайтом в Алабаме или Уолтом Минником в Айдахо - даже умеренно консервативных) кандидатов партия сумела, с одной стороны, представить альтернативу доминировавшим в этих округах республиканцам, чья политика безоговорочной поддержки непопулярных действий администрации Буша была достаточно непопулярна даже в таких округах, а с другой - альтернатива эта была "нестрашной", вполне в духе не самых либеральных традиций этих округов. В результате - значительные успехи там, где на успех надеяться было вообще-то трудно.
  
   Однако у демократов есть свои сложности. Их нынешняя "коалиция" довольно существенно отличается от той, что приносила успех во времена Рузвельта, но в одном с ней схожа - она достаточно "разнонаправлена". В ней сохраняется сильное влияние профсоюзов (хотя, пожалуй, все же менее сильное, чем во времена Рузвельта), и это крыло партии в основном сконцентрировано на экономических проблемах - инфляция, безработица (и "защита американских рабочих мест от уплывания в развивающиеся страны" - а потому - абсолютное неприятие принципов "свободной торговли" и таких договоров, как NAFTA). Социальная тематика профсоюзы не особо интересует, а если брать классических "синих воротничков", которые составляют основу профсоюзов в индустриальных штатах (прежде всего - Севера), то значительная их часть - консервативна в социальных вопросах (особенно - выходцы из Европы, придерживающиеся католической веры). Отчасти именно этим можно объяснить сравнительно слабые результаты того же Обамы в тех штатах и районах, где влияние этой категории избирателей сильно: "Аппалачская" полоса - от западной части Пенсильвании до самой северной части Алабамы, населенная, как говорят в Штатах, "хиллибилли" (очень примерно это можно перевести на русский, как "бродяги с холмов") практически совсем не приняла "черного элитиста" Обаму, к тому же - более либерального как раз в социальной области, нежели экономике. И в этом плане было очень мало разницы между ними и классическими южными "реднеками" (в буквальном переводе - "красношеие", в смысловом же, что-то вроде "южные провинциалы'), для которых Обама тоже был "персоной нон-грата", но уже больше по расовым и прочим "традиционалистским соображениям". Правда, влияние этой группы с рузвельтовских времен заметно уменьшилось, как часть общего процесса "постиндустриализации" и сейчас они составляют вряд ли более 20% традиционной "демократической базы"
  
   Зато вторая "опора" демократов - меньшинства - показывает тенденцию к явному росту. Вот только меньшинства это разные: этнические - негры, "Hispanics", азиаты, индейцы; в какой-то части - религиозные, типа евреев, сексуальные - геи и лесбиянки. И интересы у них (хотя тот же Обама, например, выиграл, и выиграл много среди почти всех этих категорий (о единственном исключении уже упоминал)) все же тоже различаются: секс-меньшинства сконцентрированы на социальной проблематике (аборты, права меньшинств, молитва в школе и т.д), а вот "экономическими прогрессистами" бывают далеко не всегда - многие их представители принадлежат как минимум к верхней части среднего класса (а то и выше), очень неплохо зарабатывают, и, скажем, желания платить высокий (по прогрессивной шкале) подоходный налог не испытывают никакого. Зато те же негры голосуют за демократов (причем, как правило с высочайшим процентом - около 90%, а в случае Обамы - около 95% при очень высокой общей активности) прежде всего по экономическим соображениям, в то время как их подход к социальной проблематике - неоднозначен: большинство черных, живущих "на Севере" - тяготеет к либерализму и в этой сфере, а вот "южные собратья", в среднем значительно более религиозные (и, соответственно, внимательно прислушивающиеся к тому, что проповедуют с амвонов их пасторы и проповедники), и более "провинциальные" - далеко не всегда: там часто встречается комбинация экономического популизма "на пару" с социальным консерватизмом. Достаточно привести недавний пример по голосованию в Калифорнии (а это даже не Юг) по закону, согласно которому "брак - это исключительно союз одного мужчины и одной женщины, и другие варианты союзов таковым не считаются". Этот закон (точнее - референдум) прошел при голосовании жителями штата с минимальным перевесом 52%-48%, причем именно в районах, населенных черными (и, до определенной степени - "Hispanics") он получил очень высокий процент, что обеспечило большинство во всем штате. Причина - определенные "мачо-стандарты", которые популярны среди негров и латиноамериканцев: с их точки зрения вариант, когда мужчина спит с женщиной - естественен, а вот мужчина с мужчиной или женщина с женщиной - никоим образом.
  
   А вот "третья часть" нынешней демократической коалиции - это высокообразованная публика, населяющая как университетские центры, так и пригороды больших метрополисов, весьма самодостаточная, достаточно хорошо "зарабатывающая", некоторые даже с "аристократическими комплексами", считающие что "благородство - обязывает", и они, кому "повезло в жизни" (будь то по праву рождения или как-то иначе) теперь обязаны "поделиться" с менее удачливой "публикой" - эти, как уже кратко писал выше, обычно значительно больше заинтересованы в либеральной социальной политике, нежели экономической. В конце концов - именно им подобные несут на себе основное "налоговое бремя". Раньше среди таких было много "умеренных республиканцев", а теперь это - либеральные (а в социальном плане обычно - очень либеральные) демократы. Они, как раз, не слишком религиозны, полагаются на свое мнение, а не на чьи-то "проповеди", в общем - до некоторой степени именно их можно называть "элитистами" (не обязательно в финансовом плане, но вот в интеллектуальном туда они себя причисляют почти всегда). Именно тут Обама и ему подобные в последние годы добиваются наибольших успехов, но это крыло (часто требующее немедленного и повсеместного признания тех же "однополых браков", не говоря уж о практически неограниченном праве женщин на аборты или возможностей легального использования легких наркотиков) даже в собственной партии нередко "бежит впереди паровоза", оказываясь много радикальнее, чем даже сравнительно либеральная демократическая партия, не говоря уж об обществе в целом. В результате - внутрипартийные дрязги, громкие обвинения, хлопанья дверью, отказ в поддержке на выборах, в общем - типичные проблемы любой "большой коалиции".
  
   И тут снова возникает вопрос - насколько устойчива в кратко- и среднесрочной перспективе описанная выше двухпартийная система? Нет ли тут базы для кого-то еще? И первое, что приходит в голову - центр. Как следует из написанного в статье, и из массы (в том числе - сопровождающихся достаточно детальным статистическим анализом) исследований американских специалистов - уровень поляризации политической жизни в США сейчас практически рекордный как минимум лет за 100, если не более. А по любым опросам общественного мнения самая многочисленная группа американцев (около 40%) - так называемые "умеренные", при том, что "консерваторами" себя называет обычно чуть более 30% электората, а "либералами" - около 20% (впрочем, некоторые либералы не очень любят это слово, у которого в американской политжизни есть и бранный оттенок, а предпочитают называть себя "прогрессистами"). Сейчас, в силу большей "идеологизации" на крайне правом фланге республиканцев существенное большинство умеренных либо причисляет себя, либо, как минимум, голосует за кандидатов-демократов, но продолжающаяся либерализация этой партии может сделать и ее не особенно "уютным местом" для умеренных. Кампании Джона Андерсона в 1980 году, и, особенно, Росса Перо в 1992 и 1996 гг. показали, что база поддержки у центристских кандидатов, в общем-то, имеется, а вот организация - мягко говоря, несравнима с основными партиями. Тем не менее - разговоры о необходимости создания такой партии не стихают, и, в случае продолжения политической поляризации в стране - вполне могут стать реальностью.
  
   И еще один момент. Совсем недавно, в мае 2009 года, автор наткнулся на результаты одного из опросов общественного мнения в США согласно которому впервые за очень много лет (кажется - вообще с того момента как "устаканилась" нынешняя двухпартийная система) большее число американцев причисляет себя к "независимым", чем к демократам или республиканцам. Почти по всем опросам демократы имеют перевес над республиканцами процентов на 5-10, и так уже довольно много лет, но вот чтобы "независимые" вышли на первое место - это, кажется действительно впервые. Возможно - дело в кризисе, который практически всегда подрывает доверие "народных масс" к "власть предержащим" (просто если раньше это приводило, в основном, к локальному перераспределению сил между демократами и республиканцами, то сейчас, в период резкой идеологизации и значительной поляризации основных политических партий (см. выше) от этого, похоже, больше всего "выигрывают" именно "независимые"), возможно - сыграл свою роль целый ряд политических скандалов последних лет (в обеих партиях, хотя у республиканцев их, в целом, побольше было), но тенденция налицо: из года в год количество "независимых" медленно, но верно, растет. Понятно, что "независимые" включают в себя людей самых разных политических взглядов - от очень левых до крайне правых, и все же, как показывают опросы, большая их часть по большинству вопросов занимает относительно "центристские" позиции - как правило не столь либеральные, чем большинство демократов, но существенно менее консервативные, чем подавляющее большинство республиканцев. Поэтому, если только кризисные явления в стране не примут совсем уж угрожающие размеры (а это, судя по последним экономическим показателям, все же маловероятно и кризис 2008-2009 гг. скорее похож на сильные, но не сверхсильные кризисы конца 50-х и середины 70-х, чем на Великую Депрессию) именно эта категория граждан может послужить базой для создания "третьей партии" умеренного толка. В таком случае демократы займут роль европейских социалистов, республиканцы "окопаются" на крайне правом фланге (они и так существенно консервативнее, чем подавлющее большинство консервативных партий Европы), а новая партия займет "середину" - типа либералов в Великобритании или "свободных демократов" в Германии. Впрочем, очень многое покажут следующие 3-4 года - к концу президентства Обамы и после очередной переписи населения (и "перекройки" избирательных округов, которая за ней последует, а следовательно - и выборов в этих новых округах (тоже в 2012 году)) "картинка" станет намного яснее. Автор надеется, что он будет иметь возможность и отследить развитие событий, и вволю поанализировать те тенденции, которые при этом возникнут.


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"