Молчанова Елена Владиславовна: другие произведения.

Дахамунзу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ основан на письмах, найденных в архиве Амарны, и на Деяниях Царя Суппилиума.Однако информация, почерпнутая из этих анналов весьма скудна. Никто не может с точностью сказать, какая именно женщина обращалась к царю хеттов с просьбой прислать ей своего сына, отчего умер Тутанхамун и какова была дальнейшая судьба его жены Анк-сен-Амун. Пока новые археологические открытия не прольют свет на эту многовековую тайну, трудно отдать предпочтение какой-либо одной из множества существующих ныне теорий.(ранее нигде не опубликован)

Дахамунзу*.
-- Ваше Величество, -- настойчиво повторила служанка над ее ухом, и Анк-сен-Амун наконец очнулась от полуденной дремы. День выдался ужасно душный и даже ни на минуту не прекращающееся движение опахала из павлиньих перьев в руках юноши-раба не приносило облегчения. В Мен-нефере** не слышно было ни жужжания насекомых, ни мычания скота, а люди переговаривались друг с другом неохотно.
-- Ваше Величество, к вам гонец со срочным донесением.
Анк-сен-Амун выпрямилась и оправила складки своего одеяния, сделанного из тончайшего льна. Лицо ее приняло невозмутимое выражение, столь привычное на старых барельефах.
-- Проси, -- сказала она бесстрастным голосом.
Вошедший юноша был знаком ей: один из приближенных военачальника Хоремхеба, он так же сопровождал молодого фараона на этой охоте. Кажется, его звали Ани. Сейчас на его запыленном лице была написана крайняя усталость. Похоже, он мчался без перерыва не менее суток. В такую жару по песчаным дюнам... Царицей начало овладевать беспокойство. Какое событие стоило того, чтобы посылать гонца с такой поспешностью? Однако, многолетняя дисциплина не дала потерять самообладания и она все с той же холодной невозмутимостью вопросительно взглянула на посланца и сделала ему чуть заметный жест рукой, давая позволение говорить.
-- О дочь Ра, повелительница Верхнего и Нижнего Египта, возлюбленная Амуна, Жена Царя, да будут тебе дарованы здоровье, процветание, и жизнь вовеки и навсегда... - начал Ани словами традиционного приветствия. Тревога в сердце Анк-сен-Амун росла; ей захотелось поскорее услышать суть послания, но она была вынуждена выслушивать бесконечные титулы принадлежащие ей самой и ее молодому мужу. Наконец гонец перешел к делу.
-- ... день назад, Его Величество возжелал опробовать скорость своей колесницы и подобно стреле рванулся вперед. Мой господин Хоремхеб поспешил за ним, однако ему было не сравниться с юным богом, сыном Ра. Он приехал слишком поздно: душа Его Величества уже начала свое путешествие в Ам-Дуат, к сорока двум Судьям.
'Мертв,' -- эта единственная мысль осталась в голове юной жены фараона. Она дослушала до конца измученного Ани и дала приказ позаботиться о нем. После его ухода, она удалилась в свои покои и велела позвать Ая - верховного жреца.
В ожидании его прихода Анк-сен-Амун села на балконе, выходящем в небольшой внутренний дворик и глубоко задумалась. Тутанхамун... Хотя они стали мужем и женой девять лет тому назад, знали они друг друга значительно дольше. Оба выросли в Ахетатоне - городе солнца, возведенном среди песков Эхнатоном и его красавицей-женой Нефертити. Ныне Ахетатон оказался почти заброшен - административный центр для хранения архивов и ведения учета. Двор давно переехал обратно в Мен-нефер - древнюю царицу египетских фараонов. Отца Анк-сен-Амун помнила лишь смутно, ибо при его смерти была все еще ребенком. Тем не менее с этими воспоминаниями всегда было связано чувство тепла, уверенности, безопасности. Даже на барельефах и стелах того времени невозмутимые и холодные церемониальные позы сменились непосредственными сценами домашней атмосферы божественного семейства. Впрочем революция предпринятая фараоном-еретиком продлилась недолго. Вскоре после его смерти люди постарались истребить всякую память о чуждом едином боге. Уже через несколько лет культы Ра и Амуна вернули свое былое влияние, а Тутанхатон в угоду этому новому веянью стал Тутанхамуном. Теперь Тутанхамун был мертв... В результате несчастного случая на охоте... Анк-сен-Амун все еще не хотелось в это верить. Однако у нее не было времени на подобные глупости - предстояло решить что делать.
Она вспомнила, как Нефертити после смерти мужа последовала примеру царевны Хатшепсут и объявила себя фараоном, повелителем Верхнего и Нижнего Египта. Анк-сен-Амун была отнюдь не уверена, что окажется способна на такое. Однако с помощью верного и мудрого советника...
Ее судорожные размышления прервало появление Ая.
Даже в этот жаркий день на плечи верховного жреца была накинута леопардовая шкура - символ его статуса. Он низко поклонился, блеснув потной лысиной, и приблизился к сидящей царице. 'Отец Бога' -- наставник и доверенный советник юного Тутанхамуна, фактически правил Египтом в течение последних десяти лет. Лишь недавно возмужавший царь выразил желание взять бразды правления в собственные руки. Аи беспрекословно подчинился, но Анк-сен-Амун ни на минуту не сомневалась в амбициозности и хитрости придворного, пережившего нескольких фараонов, и всегда держалась с ним настороже.
-- О повелительница Верхнего и Нижнего Египта, Дочь Ра и возлюбленная Амуна, я услышал печальные вести и поспешил к Вам. Положение чрезвычайно серьезное и требует принятия срочных мер.
-- Какие же меры предлагает принять Главный Служитель Амуна?
-- По прошедствии семидесяти дней Жене Фараона следует выйти замуж.
Семьдесят дней - традиционный период траура, в течение которого тело и душа Тутанхамуна будут тщательно подготовлены к его последнему путешествию. Именно столько времени давалось Анк-сен-Амун на размышления. Так немного! Но и не мало, если воспользоваться ими разумно.
-- Я подумаю над твоим советом... Однако в Египте не осталось наследников царской крови. Кого же ты предлагаешь сделать равным богам?
-- Я уверен, что мудрое сердце Царицы сделает правильный выбор.
'Себя! Он предлагает себя!' -- с удивлением осознала Анк-сен-Амун, пристально вглядываясь в морщинистое лицо жреца. - 'А впрочем, этого следовало ожидать. Он давно приближен к трону и теперь желает сам надеть двойную корону.'
-- Что ж, я подумаю... - снова сказала она, ничем не выдав собственного смятения. Разговор обратился к практическим аспектам погребальной церемонии. Предстояло закончить украшение гробницы и доставить подготовленные жертвоприношения и погребальную утварь в Долину Царей.
Наконец, почти уже собравшись уходить, Аи снова заговорил:
-- Военачальник Хоремхеб, который сопровождал фараона на этой охоте был единственным, кто нашел его тело?
-- Так сказал гонец. Однако, ты можешь расспросить его, если тебе интересны подробности.
-- Думаю, они интересны и Вам. Хоремхеб - опасный человек...
Верховный жрец как будто хотел продолжить, но передумал и с грациозным поклоном, не соответствующим его преклонному возрасту, покинул комнату царицы.
Мысли Анк-сен-Амун обратились к Хоремхебу. Молодой, закаленный в боях военначальник обладал большим влиянием в армии и тоже был полон амбиций. Неужели Аи был прав, и Хоремхеб был повинен в смерти фараона? Стрела в спину, подпиленная ось колесницы, плохая сбруя... Нет! Просто в своем стремлении стать следующим правителем, Аи пытается очернить в ее глазах возможного соперника.
В смятении Анк-сек-Амун позвала служанку и приказала подать ужин.
Расспросы Хоремхеба не дали новой информации о смерти фараона. Все видели, как Тутанхамун помчался вперед и как Хоремхеб кинулся вдогонку. Впрочем остальные колесницы достаточно быстро достигли место несчастья, так что у военначальника вряд ли хватило бы времени убить юношу. В любом случае, вину Хоремхеба доказать было невозможно.
Семьдесят дней после смерти фараона являлись чрезвычайно опасным периодом времени для Кемета. В отсутствие божественного защитника, тонкая полоска черной земли - дара Нила оставалась легкой поживой рыжеволосому Сету - повелителю хаоса и его воинам и приспешникам. Приехавший гонец подтвердил слухи о военных вылазках хеттов и обеспокоеная Анк-сен-Амун призвала Хоремхеба, чтобы обсудить с ним сложившуюся ситуацию.
-- Увы! Египетская армия сейчас не в состоянии оказать отпор хеттской мощи. - развел руками обожженный солнцем военначальник. - Нам необходимо время.
-- Но где его взять? - возразила царица. - Они воспользовались смертью моего мужа, зная, что я буду не в состоянии дать им отпор. Аи сказал, что мне надо выйти замуж - он был прав.
Хоремхеб испытующе взглянул на нее:
-- Никогда еще дочь фараона не выходила замуж за простолюдина!
-- Я знаю это не хуже тебя, военачальник, -- надменно ответила Анк-сен-Амун, -- и не нуждаюсь в непрошеных советах.
Она хлопнула в ладоши и велела послать писца. Тот вошел, низко поклонился и разложил предметы своего ремесла - табличку со свежей глиной и заостренную палочку.***
-- Письмо Суппилиуме, царю хеттов, -- медленно произнесла Анк-сен-Амун и подождала с минуту, пока писец наносил на податливую глину титулы обоих царственных корреспондентов. Затем она глубоко вздохнула и продолжила:
-- Мой муж умер. Сына у меня нет. Но говорят, что у тебя множество сыновей. Если ты даруешь мне одного, то я сделаю его своим мужем. Никогда простолюдину не стать моим мужем. - громко сказала Анк-сен-Амун, многозначительно взглянув на Хоремхеба. Затем она задумалась, а потом добавила тише, но столь же отчетливо: -- Я живу в страхе.
Она обернулась к озадаченно нахмурившемуся воину.
-- Ты будешь моим послом. Доставь это письмо Суппилиуме и убеди его в моей искренности. Ты уже не раз бывал у него во дворце, он знает тебя и, возможно, скорее поверит тебе.
-- Слушаю и повинуюсь, -- ответил с поклоном Хоремхеб. - Желаете ли Вы, чтобы я сопровождал принца в Кемет, если Суппилиума согласится на Ваше предложение?
Анк-сен-Амун вспомнила одинокую смерть своего мужа и покачала головой: -- Нет. Ты вернешься, как только станет известен ответ. Приготовления к путешествию принца несомненно будут длительными, а ты понадобишься мне здесь. - И она милостиво улыбнулась воину.
Тот поклонился и покинул тронную залу. Путешествие предстояло долгое, и Хоремхеб хотел отправиться в путь как можно быстрее.
Анк-сен-Амун некоторое время в задумчивости смотрела ему вслед. Аи и Хоремхеб - коллеги и соперники, много лет борящиеся за расположение царственных особ. Ловкие политики, искусные интриганы, осторожные убийцы. Смерть молодого, внезапно повзрослевшего и проявившего склонность к своеволию фараона несомненно была на руку обоим. И даже если ни тот ни другой не были повинны в этой смерти, оба несомненно постараются извлечь из нее максимальную пользу.
Ей вдруг пришло в голову, что молодой влиятельный военначальник тоже не прочь сделать ее своей женой и тем самым сравняться с богами. Немудрено, что Аи пытался очернить его в глазах царицы. А может они вместе подстроили убийство фараона...
-- Я живу в страхе, -- прошептала Анк-сен-Амун и удалилась в свои покои в ожидании вечерней церемонии.
На тридцатый день траура перед царицей предстал Хатту-Зиттиш, посол царя Суппилиума с ответом:
'Госпожа моя, Дахамунзу. Так сказал раб твой Суппилиума: семь раз припадаю к твоим ногам. Я был другом, а ко мне отнеслись как к врагу. Потому я и напал на Амку. А теперь от меня требуют сына, как должное.'
Анк-сен-Амун вопросительно взглянула на Хатту-Зиттиша.
-- Так твой господин отказывается от столь великой чести? - спросил присутсвующий при этом Хоремхеб.
-- Госпожа Дахамунзу, мой господин сказал, что такого не случалось во веки веков, чтобы правителем Египта стал иностранец. Однако, теперь я лично убедился, что у царя Набхуруриа**** действительно не осталось наследника и доложу об этом своему господину.
Военачальник нахмурился, разгневанный нахальством посла. Однако царица бесстрастно обратилась к писцу:
-- Письмо царю Суппилиуме, правителю хеттов. Почему ты говоришь 'Они хотят обмануть меня'? Если бы у меня был сын, разве стала бы я обращаться к чужой стране в манере унизительной для меня и для моего государства? Тот, кто был мне мужем мертв, а сына у него не было. Быть может, мне взять в мужья собственного слугу? Я не обращалась к другим странам - лишь к тебе. Говорят, у тебя много сыновей. Пришли мне одного и я сделаю его повелителем Египта.
-- Доставь этот ответ своему господину, -- обратилась Анх-сен-Амун к послу. Когда Хатту-Зиттиш и писец покинули покои она снова обратилась к Хоремхебу.
-- Ты видел царя. Думаешь ли ты, что он примет мое предложение?
-- Он опасается верить в искренность Вашего предложения, но уж больно велика честь породниться с фараонами Кемета.
Кроме них в покоях царицы оставался лишь ее верный глухо-немой нубиец-телохранитель, а потому Хоремхеб осмелился задать прямой вопрос:
-- Вы действительно собираетесь сделать этого чужеземца фараоном?
От неожиданности Анк-сен-Амун поспешно взглянула на военначальника, но ничего не ответила.
-- Уверен, что в Кемете найдутся кандидаты достойней, -- продолжил Хоремхеб подходя ближе к царице. Она в панике взглянула на его сильные покрытые шрамами руки, а затем на своего телохранителя. Хоремхеб перехватил ее взгляд и натянуто рассмеялся. - Впрочем, Вам конечно решать...Прикажете сопровождать посла?
-- Нет-нет! Если Суппилиума решит атаковать, то потребуется твое присутствие в Кемете. Только обеспечь посла достаточной охраной.
Аи долго задумчиво поглядел на стоявшего перед ним Амени:
-- Ты говоришь принц Заннанза уже покинул страну хеттов и находится в Кемете. К чему такая поспешность?
-- Думаю, Суппилиума полагает, что дело срочное. Политика египетского двора не чужда ему, и он догадывается о Ваших планах, господин мой.
-- Попридержи язык, -- сказал верховный жрец, метнув своему шпиону взгляд, полный неприязни. - А то ты его недосчитаешься. Долго ли принцу еще путешествовать до столицы?
-- Если он не изменит скорости, то дней десять.
-- Я не хотел бы увидеть его здесь, -- тихо, но отчетливо произнес Аи.
-- Ваша воля - закон для меня, -- вкрадчиво отозвался Амени и выжидательно замолчал.
-- Ты будешь достойно вознагражден, -- сказал старик, -- как только дело свершится.
Амени самодовольно кивнул и растаял в ночи.
Церемония погребения Тутанхамуна подошла к концу. Аи произвел мистическую церемонию отворения уст, были произнесены последние заклинания, вход в каменную гробницу был закрыт и запечатан. Страшные проклятия были призваны на голову любого, кто осмелится потревожить сон фараона.
Анк-сен-Амун обедала, когда верховный жрец испросил личной аудиенции с ней. Когда Аи вошел, она немедленно заметила произошедшую в нем перемену. Осанка его стала еще величественней, взгляд горделивей и бескомпромиссней, а при входе он и вовсе обошелся без традиционного поклона.
-- О Жена Фараона, Правительница Верхнего и Нижнего Египта, да будут тебе дарованы здоровье, процветание, и жизнь вовеки и навсегда. Я вынужден сообщить о гибели принца Заннанзы.
Он подождал реакции царицы, но она продолжала сидеть не шелохнувшись, как каменное изваяние.
-- Это был великолепный маневр со стороны Вашего Величества. Суппилиума отвлекся на время от мыслей о завоевании Египта и возмечтал о том, что посадит сына на вечный трон фараонов.
Он снова прервался, но так и не получив ответа, продолжил свою речь. Теперь последние следы придворной угодливости исчезли с его лица, а в голосе зазвучали жесткие нотки:
-- Однако, царице стоит всерьез подумать о наследнике. - Он посмотрел ей прямо в глаза. - Оставим этикет! Анк-сен-Амун, ты знала меня с раннего детства. Я служил твоему мужу и отцу и деду верой и правдой много лет. Стань моей женой и вместе мы вернем Египет к былой славе. Уже сейчас прежде-поруганные боги снова смотрят на черную землю с расположением. Мы возведем новые дворцы и храмы, которые простоят миллионы лет...
-- Церемония отворения уст*****... -- прервала его Анк-сен-Амун. - Мне стоило догадаться. У тебя все давно было подготовлено. Ты убил Заннанзу. Возможно это ты отправил моего мужа в царство Озириса. Я никогда не стану твоей женой, а ты никогда не станешь фараоном.
Она поднялась и хлопнула в ладоши.
-- Вели приготовить мою колесницу, -- сказала она пришедшей на зов служанке. - Я возвращаюсь в Мен-нефер.
Вечер выдался прохладный и Анк-сен-Амун с удовольствием вдыхала свежий воздух насыщеный ароматами сада. Она задумчиво взглянула туда, где вдалеке находилась столица самопровозглашенного фараона Ая, Уасет******. Четыре года постоянной борьбы -- политических интриг и военных стычек -- дались ей нелегко. Однако теперь она наконец-то могла вздохнуть с облегчением. Старый леопард был мертв. Она перевела взгляд на дверной проем, откуда в любую минуту должен был показаться Хоремхеб. Все эти годы он был ей верным соратником и, пожалуй, она будет не прочь выйти за него замуж и дать стране законного фараона. Тогда она наконец сможет отдохнуть от забот, даровать стране наследника, и удовольствоваться своей новой чисто церемониальной ролью.
Странно, что военачальник все не шел. Возможно, его задержали административные дела. Впрочем, какие дела могли у него быть в столь позднее время. Сердце царицы кольнула ревность, но она быстро отогнала от себя подобную мысль. Амбициозный Хоремхеб не станет рисковать престолом ради пары кошачьих глаз. Конечно, в гареме хватало других царевн - помоложе, понаивней, поподатливей, чем вдова Тутанхамуна...
Анк-сен-Амун показалось, что в спальне хлопнула дверь и послышался какой-то шорох. Однако на пороге так никто и не показался.
В смутной тревоге царица вернулась в свои покои и села перед столиком с косметикой. Комната была пуста - она велела всем слугам оставить ее в этот вечер в одиночестве. Странно, что Хоремхеба так долго не было...
Царица открыла кувшинчик с косметикой и задумчиво втерла благоухающую помаду в губы. Затем некоторое время смотрела в зеркало, замечая новые морщины на лбу и следы усталости вокруг глаз. Внезапно комната закачалась у нее перед глазами. Она встала и направилась к саду в надежде, что свежий воздух поможет справиться с дурнотой, однако силы покинули ее и с невольным стоном Анх-сен-Амун опустилась на пол. Перед ее глазами почему-то предстали залитые солнцем храмы Ахетатона и мчащаяся на полном скаку колесница державной пары. 'Стрела в спину... подпиленная ось...' -- пронеслось у нее в голове прежде чем она потеряла сознание.
Прибежавшие на шум слуги уже ничем не смогли ей помочь.
По истечении семидесяти дней Хоремхеб женился на принцессе Мутнодиме и стал фараоном. Он процарствовал около тридцати лет и оказался последним фараоном 18-ой династии.
Примечания
* хеттская транскрипция египетского 'та-хем-несу', титула Жены Фараона.
** Мен-нефер - древне-египетское название Мемфиса.
*** Дипломатическим языком того времени являлась вавилонская клинопись
**** хеттская транскрипция тронного имени Тутанхамуна - Небкеперуре
***** Церемонию отворения уст обычно выполнял преемник умершего фараона.
****** Уасет - древне-египетское название Фив.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"