Молчанова Елена Владиславовна: другие произведения.

Том Хольт: Белоснежка и Семь Самураев. Глава 7.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну вот и переведена ровно половина книги. Будет интерес, будет и продолжение 8о)

Том Хольт: "Белоснежка и Семь Самураев"

Глава 7.

Copyright (с) Tom Holt 1999

Перевод с английского (с) Елена Молчанова 2002

Рыцарь представился Сэром Усугублянтом.

Он объяснил, что тихо, никого не трогая, занимался своими делами, развешивая белье между двух удобных деревьев в мирном тенистом уголке леса...

"Белье?" - переспросила Сестрица.

" Ну да," -- отозвался Сэр Усугублянт. - " И тут этот ужасный огромный драконище..."

" А оно не ржавеет?"

Сэр Усугублянт недоуменно посмотрел на нее. "Что ты имеешь в виду?" -- спросил он.

"Ваше, э белье," -- ответила Сестрица, стараясь не смотреть на сверкающие рыцарские доспехи. "Разве не лучше бы было приобрести банку масла и флакон лака?"

Появившиеся на лбу рыцаря складки расправились. "Да нет же, глупышка," - сказал он. - " Простыни и наволочки и салфетки и все такое. Короче, появляется этот утомительный дракон..."

"Вы сами стираете?" - перебила Сестрица.

"Ну, конечно же. Как и все."

Сестрица, которая разбиралась в работе стиральной машины в той же мере, что и в работе солнечной системы, пожала плечами и сказала: "Полагаю, что так. Но я думала, что у вас есть ... ну слуги и все такое."

Рыцарь потряс головой. "Навряд ли," -- сказал он. - "Домашняя прислуга - это варварский и устаревший обычай, унижающий в равной мере и слугу и господина. К тому же," - добавил он с сожалением, -- "им пришлось бы платить."

Сестрица заметила неаккуратно вплавленную заплатку на левом локте доспехов и стрелку в кольчужном чулке подхваченную проволокой и тактично кивнула. "Совершенно верно," - сказала она, -- "Вы очень, э, просвещенный. Для рыцаря."

Рыцарь снова взглянул на нее с недоумением. "Много ли рыцарей ты встречала?" - спросил он.

"Вообще-то нет," -- призналась Сестрица. - "Не то что бы встречала, лицом у лицу. То есть лицом к забралу. Неважно. Я о них читала, конечно." - быстро прибавила она. - "Знаете, рыцари круглого стола и все такое."

"Круглого стола," - повторил явно заинтригованный Сэр Усугублянт. "Не могу сказать, что мне это знакомо. Ты случайно не Сэра Мордевана имеешь в виду? У него круглый стол из шведской сосны на кухне. И," - добавил он несколько ядовито, -- "бисерная занавеска и меховая подставка для ершика в форме кошки в туалете на первом этаже. Пример того, что на вкус и цвет..."

Злая Царица многозначительно кашлянула. "Не хочу вас торопить," - сказала она, -- "но у нас хватает дел. Знаете, поставить все на свои места, залатать прореху в пространственно-временной материи..."

Рыцарь, глаза которого зажглись при словах "залатать" и "материи", презрительно фыркнул. "А," -- сказал он, -- "девичья болтовня. Не буду вам мешать. Короче спасибо за то, что спасли меня от дракона и так далее."

Когда он проскрипел в лесную тень, Сестрица почесала голову: "Этот рыцарь," - сказала она.

"Гм?"

"Они... ну все такие?"

"Да нет," - ответила Царица. - "По крайней мере раньше рыцари были отважные, бесстрашные, учтивые, немного психи, но от них всегда можно было отсидеться в глубоком погребе под кучей старых мешков. Думаю лучше всего это можно выразить словом "мужественные"."

"А..."

"С другой стороны," -- продолжила Царица, -- "сколько помню, рыцари всегда были именно такими, как тот, который нам только что встретился, только еще хуже. Если надо сменить обстановку гостиной или обзавестись новым гардеробом, всегда посылают за рыцарем. Было бы еще неплохо," - добавила она, -- "если б эти вещи можно было делать по очереди, но ведь нет. Одновременно! И от этого мне всегда плеваться хочется."

Сестрица постаралась разобраться в этом, но это было аналогично попытке сложить картинку из кусочков четырех других. "Объясни, пожалуйста," - сказала она.

"Попытаюсь. Понимаешь, есть правила, которые существовали до того как вы развалили... извини, система развалилась. Пока понятно?"

"Вроде."

"Хорошо. И есть новые правила, возникшие в результате развала системы. Если хочешь геометрическую иллюстрацию, скажем, что все сместилось примерно на шестьдесят градусов. Отсюда и вся эта история с тремя поросятами. Полагаю, ты знаешь классическую версию?"

Сестрица задумалась: "Посмотрим. Поросята строят дом, волк сдувает дом, поросята начинают сначала и строят новый. Так?"

Царица кивнула. "И конечно," - сказала она, -- "три поросенка построили домик и его сдуло. Точнее он взорвался. Разница в том, что сделал это не волк, а они сами. Итог примерно тот же, но в результате иной последовательности событий. Вот что я имею в виду под сдвигом на шестьдесят градусов. Это ужасно запутанное безобразие, но по крайней мере окончание не изменилось. Сказочная последовательность погнута, но не сломана. Меня беспокоит третий вариант."

"Какой же?"

"В третьем варианте вещи меняются местами. Например, прекрасная дама спасает рыцаря от дракона. Это не просто сдвиг по фазе, это кто-то намеренно играется с эпической синусоидой. Это-то меня и беспокоит."

"А," -- сказала Сестрица, -- "и ты знаешь, кто бы это мог быть?"

"О да! На самом деле я абсолютна уверена в точности моего предположения. Понимаешь, у меня нехорошее предчувствие, что мы с тобой превращаемся в Белоснежку."

Сестрица не знала, как на это отреагировать. Сначала она захотела состроить рожу и сделать вид, что ее тошнит, но потом ей пришло на ум, что...

" Если мы Белоснежка," -- сказала она, -- "То кто же Зла... то есть ты?"

Царица натянуто улыбнулась. "Пойди угадай," - сказала она.

"Белоснежка? Белоснежка превращается в тебя?"

"Логично до степени унылой неизбежности. А проблема в том, что если она - это я и если ей удастся заставить систему снова работать..."

Сестрица мучительно сглотнула: "Хочешь сказать, она станет охотиться на нас?"

"Конечно. Я на ее месте поступила бы также. Поступаю, вероятно," - добавила она сжав в бессилье кулаки, -- "при условии, конечно, что я права и что мы меняемся местами. Самая гадость в том, что если она завладеет зеркалами, она сможет изменять правила. Например," - добавила она печально покачав головой, -- "поставить все с ног на голову."

"Хочешь сказать, она уже начала? Все эти дела с рыцарем и драконом."

"Именно," -- вздохнула Царица. - "Это все объясняет. Но это ужасно все осложняет, понимаешь ли. Плохо было бы уже то, что все три варианта случились друг за другом, но печальная истина в том, что все они происходят одновременно."

Сестрица действительно не знала, как все это воспринять. Никто не мог обвинить ее в паникерстве или впадании в истерику, как только события принимали странный оборот. Пока что, по ее мнению, она справлялась со всем великолепно, в основном убеждая себя, что это один из тех странных снов, которые используют сценаристы мыльных опер, чтобы вернуть к жизни персонажа, мертвого уже сто серий. Но даже они не додумались до такого.

"Объясни," - сказала она.

Злая Царица поглядела на нее и хихикнула: "Видела бы ты свое лицо, когда ты это говорила," -- сказала она. "Это выглядело так, как будто у этого типа из "Чужого" из живота вырос букет роз, а не эта зеленая слизь. Я знаю, что это звучит странно," - продолжила она со вздохом. - " К сожалению, так в этих краях все устроено. Твой дружок Как-его-там, рыцарь; где-то есть сказка про него, верно? Иначе его бы здесь не было, он был бы где-нибудь еще, вероятно, работал бы в библиотеке или в магазине тканей. В той сказке, готова поспорить, что это он убивает дракона, чтобы спасти прекрасную даму. Резонно?"

Сестрица кивнула. "Я так себе все и представляла," - сказала она. - "А то, к чему, вообще, быть рыцарем?"

"Точно. Ты начинаешь понимать. Что он есть определяет кто он есть. Мне надо это запомнить," - добавила Царица, -- "очень хорошая фраза. Итак. Где-то эта сказка находится - в книге или фильме или журнале с комиксами, или просто в голове того, кто это слышал, так?"

"Конечно, почему нет?"

"Ну вот. Теперь подумай, что происходит, когда система ломается и все выходит их строя. Сказки все там, но каким-то образом некоторые персонажи оказались в неправильных сказках. Как недавно три поросенка почему-то оказались в сказке о трех медведях. Это нехорошо. Подобно тому что слесарь осознает, что ему предстоит сделать операцию на мозге в то время как хирург оказывается за штурвалом пассажирского самолета. Понимаешь?"

"В некотором смысле."

"Ладно. А теперь представь, что кто-то нарочно все перемешал. Первоначальная история все еще на месте - в книге или у кого-то в голове. Затем существует версия, повернутая на шестьдесят градусов в которой мы находимся. Ну и наконец есть ошибки придуманные, чтобы причинить наибольший вред. И все это происходит одновременно. Хочешь доказательств, спроси кого угодно. Выяснится, что либо они вообще ничего не помнят, либо их набор воспоминаний в корне отличается от того, что было на прошлой неделе. Весело, не так ли?"

Сестрица еше раз попыталась вникнуть в сказанное, но не смогла. Это было все равно, что поручить однорукому человеку перелить Тихий океан в Атлантический столовой ложкой. "Ну и что же нам делать?" - спросила она.

"Если ты еще раз задашь этот вопрос, я привяжу тебя к дереву и там оставлю. В последний раз говорю: не знаю. Не понимаю откуда ты взяла, что я гениальный тактик. В конце концов, что за сказки тебе мамаша на ночь рассказывала?"

"Но..." Но Злая Царица всегда знает, что делать, почти выпалила Сестрица; По крайней мере у нее всегда был план. Затем ей подумалось, что она уже знала ответ. "Ну ладно тогда," -- сказала она, -- "Как насчет мы останемся здесь и посмотрим, что случится?"

"Какая великоле..." - Царица замолчала, улыбнулась, повернулась на сорок пять градусов и махнула рукой. Она ничего не сказала, потому что не было надобности.

Сестрица посмотрела в соответствующем направлении и увидела высокого толстяка с длинной белой бородой, одетого в некий красный халат с мохнатой белой подпушкой, который стрелой вылетел из кустов. Поскольку она не была начисто лишена сострадания, Сестрица уже набрала в легкие воздуха, чтобы крикнуть "Берегись", но не успела, потому что толстяк врезался прямо в дерево и упал. Сестрица рванулась к нему, но Царица схватила ее за руку и через минуту из тех же кустов выбежал молочно-белый единорог с серебристым рогом. Он увидел толстяка, свирепо заржал, нагнул рог и ринулся в атаку; в этот момент толстяк пробудился, увидел направляющегося к нему единорога, пронзительно завопил и взобрался на дерево с мастерством, которое заставило Сестрицу захлопать в ладоши с криками "Браво!". Единорог пару раз безуспешно попытался взлезть на дерево, затем приземлился на все четыре копыта и присел угрожающе сопя. Царица с улыбкой сложила руки на груди и присела на валун. "Давно пора," - сказала она.

"Не бойся," - сказал Евген, -- "Мы тебе ничего плохого не сделаем."

Джулиан высунул голову из-за баррикады охапок соломы и кивнул. "Не сомневаюсь," - ответил он, -- "Не потому что мало старались, а просто потому что вы там, а я здесь с лестницей. А теперь отвалите, пока я не начала кидать предметы вам на головы."

Его братьям пришлось признать, что в чем-то он был прав. Они были сами виноваты, что дали ему столько времени; к тому моменту, как они обнаружили его в сарае старого Макдональда, у него было предостаточно времени, чтобы построить себе крепость из охапок соломы.

" У тебя пять минут," - сказал Дезмонд, -- "А потом мы пойдем за тобой сами. Понял?"

" Ради тебя же," - добавил Евген.

"Да, а уж когда мы закончим, ты пожелаешь, что никогда не рождался."

В своем соломенном замке, Джулиан постарался сохранить спокойствие. Блеф, заверил себя он. Сотрясания воздуха. Без лестницы они никогда не смогут перелезть через стены. В конце концов он всегда был самым умным в семье еще когда они были поросятами...

Почему они это делают?

"Четыре минуты," -- крикнул Дезмонд, -- "Помолись, братишка, потому что мы тебя достанем."

Поросятами... Он помнил, как они всегда были втроем, сражаясь с тощим, замерзшим, слава Богу тупым, злым серым волком. А теперь, когда волка не стало, казалось бы все было в порядке... А его братья осаждали его в то время как он прятался в соломенном домике, выманивая его оттуда.

Постойте. Минуточку. Проиграем ход мыслей еще разок.

- Сотрясания воздуха

- Соломенная избушка

- Три поросенка

" Ты думаешь, что ты там наверху в безопасности," -- снова начал Дезмонд, -- "Так вот, ошибаешься глубже некуда. Потому что..."

"Разве не дальше некуда?"

"Тихо, Евген. Потому что если ты не выйдешь через три минуты, мы подожжем солому и выкурим тебя оттуда. Слышишь?"

"Дезмонд..."

"Заткнись, Евген, я знаю, что делаю. Три минуты, козел и запахнет жареной свининой. Понял?"

"Дезмонд..."

"Я сказал, заткнись, братишка. На сентиментальности нет времени. То есть, да, я преклоняюсь перед его упорством. У поросенка храброе сердце. И очень скоро его подадут под соусом. А теперь куда подевались спички?"

Поразительно, подумал Джулиан, передернувшись от затылка до последней завитушки хвоста. Они не просто такие же ужасные как злой серый волк - они еще хуже. Что здесь в самом деле происходит? "Послушайте вы двое", -- крикнул он в ответ, не давая голосу дрогнуть, -- "какой бес в вас вселился? Вы оба ведете себя как сумасшедшие. Только остановитесь и послушайте себя!"

"Две минуты, неудачник. Последния желания есть? Любимые рецепты?"

Они не станут этого делать. Это все блеф и кураж. Сотрясения воздуха...

Он услышал чирканье спички, а затем легкое потрескивание. Он инстинктивно повел своим широким чувствительным носом и почуял запах дыма. Паника ударила в голову подобно тому как огромный грузовик врезается в малюсенького ежика.

"Десмонд, что ты по твоему..." Евген закашлялся в то время как многозначительный синий дым заклубился над соломенной баррикадой. Джулиан как-то слышал, что когда солома возгорается ее уже почти ничего не остановит; пламя врывается в пустые стебли, обнаруживая внутри необходимый для яркого горения кислород, и даже внезапный ливень просто не в состоянии намочить солому достаточно быстро для остановления возгорания. Трясущимися копытцами он попытался протащить лестницу у себя над головой и прислонить ее к уже дымящемуся парапету, но из-за сильной дрожи, выпустил ее из рук...

"Бог мой, Джулиан, думай, что делаешь. Ты чуть мне мозги не вышиб."

"Хорошо," -- подумал Джулиан; затем - "Ради Бога, это же мой брат Дезмонд. Меньше всего я хочу сбрасывать на него тяжелые лестницы." Сейчас, однако, у него не было времени обдумывать парадоксы; языки пламени уже были видны, как на горящем нефтяном пятне на гребне волны, являющейся мечтой любого любителя серфинга. "Помогите", -- взвизгнул он, пятясь от пылающего занавеса в то же время думая: "Ничего подобного не случалось в нашей борьбе с волком; конечно, он сдувал наши домики, но это никогда не казалось опасным - просто раздражало." Джулиан попятился, но огонь был быстрее и имел больше времени и пространства для маневров. Потом, когда он подошел к краю, он опустил копытце и понял, что стоит в воздухе как несчастный кот в мультфильме "Том и Джерри".

"Ааааааааа" - завопил он в то время как прожитая жизнь замелькала у него перед глазами. В быстром показе его жизнь была так же интересна, как гонка двух смирных мух по оконному стеклу. Затем земля ринулась ему навстречу и ударила его.

"Вон он," - заорал Дезмонд - "Скорее, хватай вредителя, пока он..."

Джулиан зашевелился. Он приземлился на спину и посадку несколько смягчил стог сена. Он заперебирал ногами в воздухе, как перевернувшийся навозник, пока наконец, после, казалось, вечности, не перевернулся и кинулся к двери. Он едва вырвался; ему пришлось ловко увернуться от вытянутых копытец Евгена, а вилы запущенные Дезмондом, чуть не превратили его в кебаб, но он выскочил наружу, оставив позади дым и жар и вопли.

Странно было то, что совершая столь сложный побег, он думал совсем о другом. Он вывильнул между огнем и нападением благодаря инстинкту и невероятному везению в то время как его мозги были полностью заняты предметом гораздо более поглощающим и интересным, чем обыденное выживание.

Он оставил позади двор фермы и взбежал на верхушку небольшого холма, с которого открывалась панорама долины, фермы и огромный столб дыма до небес. Он прилег в тени молодого дуба и стал размышлять.

Все началось в тот кратчайший момент, когда он падал и (как рекламировалось и абсолютно вовремя) его прошлая жизнь промелькнула в его подсознании.

Он ее не помнил.

О, воспоминания были чрезвычайно ясными и отчетливыми: падение с первого трехколесного велосипеда, лежание без сна под Рождество в ожидании Сан Клауса, рыбалка с дядей Джо, его первая встреча с Трейси - великолепные воспоминания все как одно, совершенно убедительные, набор без сомнения удовлетворивший бы вас, закажи вы его по почте; но не его. Чей-то еще, быть может, но не его.

В частности, ретроспективный показ полностью умалчивал про волков, домики и внезапно-разрушительное собачье дыхание. Если обратиться к его памяти, ничего такого не произошло. Но ведь все это было.

Было ли?

Внизу, в долине, огонь перекинулся с сарая на коровники с потрескиванием и завыванием , жизненный труд старого Макдональда пожирало пламя. На расстоянии все это было очень зрелищно, хотя, конечно, пикантных деталей было не разглядеть. Евгена и Дезмонда не было видно, что означало, что либо их поглотило адское пламя, либо они наконец-то проявили очень здравый смысл и держались подальше. В подобных обстоятельствах сердце Джулиана обливалось бы кровью за старого Макдональда; только он знал, что старый хитрец по уши завяз в недоплате налогов и все его имущество было изрядно застраховано. Джулиан избавился от чувства вины представив старика Мака бродящим с глупой улыбкой по пепелищу записывая здесь курочку, здесь цыпленка, здесь петушка в то время как цифры в правой колонке возрастали по экспоненте.

Меня зовут Джулиан. Я поросенок. Всю жизнь меня терроризировал злой серый волк, который дул, дул и разносил наши домики; сначала соломенный, потом из веток...

Конечно, все это звучало абсурдно. Во-первых; какой идиот строит домики из соломы и веток? Во-вторых: есть много возможностей уничтожить строения, особенно строения из природных материалов, но простое дуновение в них не входило. Поэтому, наверняка, эти воспоминания ненастоящие. Так ведь?

Ну конечно; поэтому у него в сознании подобному луковице находился другой слой воспоминаний. Образов огромных строений, великолепно укрепленных и защищаемых, бункеров, которые должны были бы выстоять прямые попадания атомных боеголовок; только это тоже звучало абсурно ибо поросята даже такие умные и изобретательные, как он сам, не занимались подобными делами. Армии профессионалов с неограниченным бюджетом от ООН потребовалось бы пара лет, чтобы построить структуры, на которые в его памяти уходил один вечер, и которые затем разваливались подобно карточному домику от единого дуновения Волка. Невозможно. А что невозможно не может быть правдой. А потому...

Но я помню. Я там был. Так было.

Все это.

Обе версии.

Я не статистика. Я свободный поросенок.

Джулиан вздохнул и почесал плечи о ствол дуба. Последние слова тоже были не его; они просочились из этих проклятых синтетических воспоминаний, которые как-то пробрались к нему в голову во время падения - неудивительно в виду того какими ясными и отчетливыми они были, как голограмма у него в мозгу, но совершенно инородными. Он глубоко вздохнул и постарался исследовать их как можно объективней. Несомненно набор был хорош; и его связывала убедительная логика: серьезное соперничество между ним самим, тощим, но умным младщим поросенком, и его большими тупыми братьями. Он помнил как будто это было вчера первый домик на дереве, построенный для них Папой на нижних ветвях развесистой яблони; как Дез и Ген не пускали его туда его играть с ними, как он пошел один и построил другой домик на высокой сикаморе, как Дез и Ген чуть не умерев от зависти стянули его и разломали на куски; как он построил новый, который они также разрушили. Совершенная история, в которой его терпеливое упорство раздражало их все больше и больше, пока однажды...

Да нет же, все было не так. К черту логичное и возможное. Мы три поросенка, которые строили домики из всякой ерунды, а волк разрушал их. Волк дул на них и они разваливались. Волк, а не мои братья. Я знаю. Я там был.

...Картинка, где он стоит рыдая перед отцом, жалуясь на них; и Дез с Геном, красные, отворачиваются. Он ясно представил голос Дезмонда: "это не мы, это злой серый волк."

И голос в подсознании прошептал, что прошлое все равно не важно, кто может с уверенностью сказать, что случилось в прошлом, ибо прошлого больше нет, а если это версия объясняет настоящее лучше чем любая другая, то почему бы не принять ее как прошлое. Настолько проще. Настолько удобнее для всех вовлеченных.

Вдалеке у запертых и завешенных замками ворот фермы стояла очередь пожарных машин; и сам старик Макдональд, воровато крадущийся за беседкой с ведром керосина. В его прошлом, несомненно, факты закалывали друг друга в спину и выпихивали друг друга из высотных зданий, создавая наилучшее объяснение настоящего с наивысшей страховой выплатой. Тут сарай дорогостоящей старинной мебели, там сарай дорогостоящей старинной мебели. Настолько удобнее.

Джулиан хрюкнул. Затем он поднялся и отправился в лес собирать ветки.

"Полностью", -- подтвердил Брат Гримм в мобильник, -- " и совершенно. На самом деле, по-моему скоро починить уже будет невозможно... Да, вероятно, но стоит ли оно того? Наверняка, будет проще просто начать сначала... Ладно, конечно, вы начальник. Посмотрим, что в нашим силах. Да, до свидания."

Он со стуком закрыл крышку и снова засунул телефон в карман. "Они сказали приступать," - сказал он, -- "спросить меня, так это тупейшая идея, но... что ты на меня так уставился?"

Его брат помотал головой. "Не смотрю я на тебя," -- ответил он, -- "С чего ты взял?"

"Кончай, ты же мой брат. Я знаю, когда ты о чем-то умалчиваешь. Давай, говори."

"Ну...," -- Гримм виновато развел руки. - " Я просто полагал, что ты уже сам до всего додумался, вот и все. Подумай-ка! Нам приказано воспользоваться случившейся поломкой системы, чтобы захватить власть в королевстве, так?"

Его брат печально кивнул: " Совершенно нереально," -- сказал он. - "За кого они нас принимают, за группу альфа?"

"На самом деле," - сказал Гримм N2, -- "это вполне реально. Все станет просто, стоит только запустить заново Зеркала и изменить все коды доступа так, что система стоит доступна нам одним."

Гримм N1 обвиняюще уставился на него: "Ты знал с самого начала," - сказал он.

"Конечно. Я не рассказал тебе по той простой причине, что, как я уже сказал, ты додумаешься сам. Я думал, ты поймешь. В конце концов, ты ведь не думаешь, что трое детей из Реальности нарушили систему собственными силами?"

У Гримма N1 отвисла челюсть: "Хочешь сказать, мы им помогли?"

"Естественно," - ответил Гримм N2, -- " очевидная стратегия, воспользоваться кем-то, чтобы вломиться сюда. Если сработает, мы молодцы. Если нет, скажем, что мы тут ни при чем и все это безответственное деяние группы антисоциальных буйных ботаников, которые к нам никакого отношения не имеют. Стандартная операционная процедура при захвате власти у дружественного правительства. Ты когда-нибудь бумажки по тактическому планированию читаешь?"

"Нет," - ответил Гримм N1, -- "это делаешь ты. Послушай, это одна из твоих шуток? Я просто поверить не могу, что мы такими вещами занимаемся. Я думал, что все это паранойя средств массовой информации и все такое."

"А!" - оскалился Гримм N2. - "Это то, в чем они хотят тебя убедить. Но это неправда. Это просто..." -- он колебался с минуту, а затем улыбнулся как Большой Каньон: " Всего лишь сказка." - сказал он.

"Сказка?"

"Да. Почему бы нет?" -- Гримм N2 присел на пенек и закурил. "В конце концов на то они и существуют. Страшные истории. Страшилки. Напугать людей чем-то воображаемым, чтобы они не беспокоились о настоящем, о том, что мы действительно пытаемся скрыть." Он состроил гримасу: "Работает ведь. Ты так привыкаешь к пугающим слухам о грязных трюках и прикрывательстве, ты думаешь, что все это паранойя и сумасшедствие. И так оно и есть, на девяносто девять процентов. Эти девяносто девять процентов и составляют дымовую завесу, за которой скрываются остальные пять."

"Так эти ребята..." -- Гримм N1 содрогнулся, -- "Мы их сюда послали?"

Его брат засмеялся: "Боже, нет! Это было бы безответственно. Нет, они пришли по собственному желанию. Мы им даже идеи не подавали. Так что если что не так у родителей не будет никакой возможности подать в суд."

Гримм N1 в сомнении покачал головой: "Это неправильно," - сказал он, -- "Мы не должны делать подобных вещей. Это..."

"Удобно. И эффективно. И все честно в любви и в повествовании. Чего бы ты хотел, заслать десант? И много людей погибло бы, включая наших. Нет уж, к черту такое."

Гримм N1 нахмурился: "Так почему бы не оставить их в покое? Чем они нам мешают?"

"Не наше дело," - строго ответил Гримм N2. - "Послушай, ты хочешь приятный легкий ответ, они другие, понимаешь? Этим все объясняется. Это основа нашей политики. Отличие - это угроза, а потому от таких надо избавляться. Господи, ты еще спроси зачем нужна ООН."

Гримм N1 с минуту подумал об этом и пришел заключению, что размышлять над этим не хочет. "Ладно," - сказал он, -- "полагаю, ты знаешь, как снова запустить систему."

"Более-менее" - ответил брат, -- "Даже принес наше собственное зеркало," -- добавил он, открывая чемодан и запуская туда руку. "Посмотри-ка," - сказал он, доставая зеркальце в серой пластиковой рамке с серийным номером на обратной стороне. "Последняя модель. В миллион раз лучше, чем все изобретенное до сих..."

Пересмотрев ситуацию понятно, что это был просто несчастный случай, который мог бы случиться с кем угодно. Рукоятка выскользнула из рук, подпрыгнула как сальмон на водопаде и ударилась о камень. Скрежет, звон.

"Здорово," - прорычал Гримм N1, -- "теперь предполагается семь лет несчастий, да?"

Гримм N2 тупо уставился на поблескиваюшие осколки. "Предполагается тут ни при чем," - провякал он. - "Как минимум семь лет. Какого черта, ты думаешь, это суеверие появилось?"

"Ну ладно," - сказал Гримм N1, -- "нечего рыдать над разбитым зеркалом. Поищем другое, вот и все. Давай, у нас есть чем заняться и чем быстрее начнем, тем быстрее закончим и поедем домой."

"Ты думаешь инцидент исчерпан? Мы сюда приезжаем и первым делом бьем зеркало?" -- Гримм N2 дико захохотал, -- "Ты думаешь, это случайность?"

"Тебя это здорово задело, а? Слушай, это я не особенно увлечен этой идеей. Ты так и собираешься стоять там, наблюдая рост сталагмитов или ты идешь со мной?"

Гримм N2 потряс головой. "А, какого черта," сказал он. "Что ж, пойдем, найдем другое зеркало. Даже не обязательно стекло. Любая лужа подойдет."

"Верно, но больно они медленные," - Гримм N1 оглянулся; и совершенно случайно заметил милый живописный домик посреди деревьев. "Толкнемся вон в тот домик," -- предложил он, -- "Наверняка одно найдется."

"А если они не захотят отдать?"

"Захотят, вот увидишь. Скорее всего какая-нибудь старая дуреха, которую элементарно запугаем. Проще пареной репы."

Гримм N2 озабоченно кивнул. Он не был уверен, что ему понравились радостные нотки, появившиеся в голосе его братца, когда тот заговорил о запугивании старых дурех. Это было в его характере еще с детства. Не очень-то хотелось признавать такое в собственной плоти и крови, но что поделаешь. Несмотря на все свое негодование по поводу грязных трюков и проповеди о плохом и хорошем, Гримм N1 любил наблюдать, как вещи ломаются. Его идея паренья репы, наверняка, включала трех часовую канонаду из батареи двенадцати-дюймовых флотских пушек.

"Ладно," -- сказал он, -- "но не будем забываться."

"Договорились," - с ухмылкой ответил Гримм N1. - "Если все пойдет по плану, то забудемся не мы, даю слово."

"В самом деле? Мне уже лучше."

Гримм N1 покачал головой, проворчав что-то про трусливых примадонн, и направился к живописному домику.

"Хотя бы для начала попроси вежливо," -- пропыхтел отстающий Гримм N2, -- "вряд ли это помешает, а..."

"Ладно", -- буркнул его брат, -- "если тебе так хочется. Ну вот, дверь заперта. Ты, наверно, хочешь, чтобы я сначала постучал?"

"Полагаю, так было бы вежливо."

Гримм N1 протянул руку и тихонечко постучал костяшкой указательного пальца. "Доволен?"

"Ну..."

"Я постучал, как ты хотел, и никакого ответа. Так что.."

Он занес левую ногу и пнул дверь. Она распахнулась, врезавшись в стену. Что-то взвыло и убежало. "Кошка," -- объяснил Гримм N1, -- "А где кошка, там и старая дуреха. Черт," - добавил он, -- "так и знал, что кастет надо было принести."

"Знаешь," -- тихо сказал Гримм N2 оглядываясь на ходу, -- "что -то здесь не так. Напоминает мне о чем-то, не могу понять о чем... И откуда эта вонь?"

Гримм N2 потянул носом. "Понятия не имею," - ответил он, -- "Вареная капуста, наверно. Давай, посмотрим, что здесь найдется. Ты поищи внизу, а я наверху."

Он вскарабкался по скрипучей лестнице и оказался в маленькой душной комнатушке с низким потолком, большую часть которой занимала огромная кровать. Черт, подумал Гримм N2, что дальше? Очевидно стоило тихо и срочно удалиться, но поскольку его зад застрял в угольном ведре, у него не было возможности продемонстрировать свои старательно натренированные приемы. Жалко. Все тренировки впустую.

"Все в порядке," - сказал он, -- "беспокоиться не о чем."

Затем он заметил глаза.

"Помогите," - сказала старая дуреха, -- "Помогите помогите."

Вот что она сказала; но сложно было представить что-либо менее напуганное. Судя по голосу она была менее напугана чем взрослый тигр в клетке полной леммингов. А глаза...

"Извините," - сказал он, -- "не хотел вас испугать. Я не думал, что кто-нибудь дома. Я просто хотел спросить дорогу."

"Куда?"

К сожалению своему Гримм N2 обнаружил, что мозг его отказал: "В Нью-Йорк," - сказал он, -- "думаю, я..."

"Когда выйдешь, поверни налево, сначала направо, потом налево с главной лесной тропинки пока не дойдешь до заброшенной водяной мельницы, затем налево у "Кота со скрипкой" и так шесть тысяч миль и ты на месте."

"А, спасибо," -- сказал Гримм N2 пятясь и все еще глядя на глаза. "Премного благодарен."

"Не стоит благодарности."

Нечто похороненное в его мозгу со времен далекого детства сказало ему, не произносить этого, но он все равно сказал: "Просто из интереса, какие у вас большие глаза."

"Чтобы разглядеть тебя получше, дорогуша."

Логично, сказал себе Гримм N2. Лучше не продолжать и уйти. Но он этого не сделал.

"Какие у вас большие уши", промямлил он, хотя уши он в темноте не разглядел, только два красных глаза. Он понятия не имел были-ли они как у степной лисицы или просто дырки по бокам как у кита.

"Чтобы тебя лучше слышать, дорогуша."

"Да-да. Э... какие у вас большие руки."

Из за занавесок раздался сухой смешок: "Чтобы покрепче тебя обнять, дорогуша."

Спасибо, но вы не мой тип. "И э... не обижайтесь, но какие у вас зубы боль... О черт."

Занавески раздулись, как паруса в бурю или дешевый зонтик, выворачивающийся через десять минут после покупки, и рядом с ним оказалось что-то огромное, темное и смердящее. Он почувствовал на лице ее дыхание, почуял его как внутренность давно забытого холодильника. "Чтобы съесть тебя побыстрее, идиот," - произнес голос, -- "Приготовься..."

"Помогите!" - но даже вжавшись в дверь и загородив лицо руками он не мог незаметить, что существо приготовившееся на него прыгнуть было вовсе не похоже на маленькую старушку. Не похоже даже на огромную противную дикую старушку с красными как угли глазами и зубами как у вампира Кена Додда. Она оборотилась.

Оборотилась волком.

"Разве что," -- продолжил оборотень, -- " ты хочешь вести переговоры."

"Э," - ответил Гримм N2; и в данных обстоятельствах даже Оскар Уайльд или Ноэль Коуард не могли бы придумать ничего лучшего. "Конечно," - добавил он, -- "переговоры о чем?"

"Зависит," - сказал оборотень, -- "от того, что ты можешь предложить."

Сразу в голову Гримму N2 ничего не пришло, кроме "ну, это поясняет историю про Красную Шапочку". По очевидным причинам вслух он этого не сказал.

"Ну же?"

"У меня есть два билета на концерт Раскалывающихся Голов вечером в среду," -- попробовал он, -- "Можешь пойти с другом."

"Спасибо," - прорычала волчица, -- "но не надо. Я представлял себе что-нибудь более ..., скажем так, традиционное."

"Традиционное."

"Ну да. Твою дочь или пол-царства, например. Или ежемесячную дань из перезрелых девственниц с салатом и чем-нибудь еще."

Гримм N2 призадумался. У него не было ни дочери ни царства и он сомневался, что золотая рыбка и кухня с пустой спальней в его квартире звучат столь же привлекательно. Что касается ежемесячных девственниц, тут и думать было нечего. Даже если он мог уговорить сотрудниц, ему казалось, что планка окажется слишком высока. "Как насчет денег?" - предложил он.

Волчица нахмурилась. "Это шоколадные штучки в фольге?" Она покачала головой: "У меня от них газы. Давай, это ты попал в переделку. Ты и придумывай."

Гримм N2 крепко задумался. Он думал, пока ему не показалось, что глаза выскакивают у него из головы. Но ничего не придумалось, а старушка медленно, но верно подбиралась поближе. Затем его озарило...

"Знаю," - сказал он, -- "Как насчет моего брата?"

Волчица заколебалась: "Не знаю," - сказала она, -- "а почему он, а не ты."

"Вкус," - лихорадочно ответил Гримм N2. - "Привкус. Не говоря уже о насыщенных жирах и отсутствия искуственных красителей. И никаких орехов."

Волчица презрительно взглянула на него. "Да и у тебя тоже, по-моему", -- сказала она, -- "У нас говорят, что человек в холодильнике стоит двух в кустах. К тому же," -- жутко добавила она, -- "Ты мне нравишься. Так что..."

"Ладно!" - завопил Гримм N2, -- "Как насчет секрета абсолютной власти? Тоже не нужно?"

"Может и нужно," - согласилась волчица, -- "А что ты имеешь в виду?"

"Система Зеркал," - выдавил Гримм N2, пытаясь вдохнуть через нос, как будто всасывая густой коктейль через соломинку. "Операционная система, которая управляет всей этой дырой. Знаешь, как на комп..."

Волчица удивленно посмотрела на него: "Что ты хочешь сказать, операционная система? Если ты называешь дырой это царство, то здесь заправляет Злая Царица. Это все знают." Она потрясла всклокоченной головой. "В моем возрасте пора уже научиться не слушать разговорчивую еду," - сказала она, -- "Итак, ты постоишь спокойно или мне придется с тобой поработать?"

"Это волшебное зеркало Злой Царицы," - быстро сказал Гримм N2. Слова сыпались у него изо рта, как ложки из рукавов клептомана. "С его помощью она правит. Я могу, э, дать тебе его."

"В самом деле!"

"По крайней мере, я могу научить тебя пользоваться им. Если у тебя есть зеркало под рукой."

Волчица шумно усмехнулась: "Странно, что ты завел об этом речь," - сказала она, -- "мне как-то зеркала не часто нужны, как понимаешь."

Гримм N2 попытался улыбнуться. "Все не так ужасно," -- сказал он, -- "подтянутый костюм с широкими плечами, немного теней..."

"Не очень-то они у меня работают," - раздражительно объяснила волчица, -- "Говорят такая профессия. Типа, бесполезно начищать серебро, пока не увидишь своего отражения, потому что у меня нет отражения"

"Гм?" -- Гримм N2 сосредоточенно нахмурился, а потом радостно улыбнулся. "А, понимаю," -- сказал он, -- "потому что вы..."

"Вот именно, дорогуша."

"Полагаю, что чеснок и серебренные пу..."

"Боже, как без тебя мучается дипломатическая служба. Да, верно. Хотя, как это связано с тем, что я тебя сейчас съем..."

(Дверь позади нее отворилась.)

"Это все неважно," - сказал Гримм N2 укорительно подняв руку, -- "У меня только что появилась идея. Не хотелось бы тебе работать на правительство?"

Волчица зарычала на него: "Пойди вымой рот с мылом." - строго ответила она, -- "Я конечно старая злая ведьма-оборотень, но не настолько запущена. А теперь не дрыгайся, пока я тебя ..."

Больше она ничего не сказала в основном потому, что в открытую дверь прошмыгнул Гримм N2 и огрел ее трехногой табуреткой.

"Спасибо," - пробурчал его брат. "Надеюсь только, что ты ее не убил."

Гримм N1 грозно посмотрел на него, как будто тот только что посоветовал великолепному дареному коню чистить зубы и полоскать рот после каждого приема пищи. "Искренне извиняюсь," -- сказал он, -- "мне показалось, что на самом деле, ты не прочь спастись."

Лежа на полу, как будто кто-то вот-вот должен придти и обвести ее жирной белой линией, волчица медленно превращалась обратно в бабушку. Хорошенько подумав, пробурчал себе под нос Гримм N2, я предпочитал волчью версию.

"Или устроил ей амнезию," -- продолжил он, -- "что тоже не лучше. Ну да ладно, сейчас узнаем. Пока я ее свяжу, пойди принеси ведро воды снизу."

"Хорошо," - сказал Гримм N1,-- "Только объясни, почему как только я лишил старую мымру сознания, ты немедленно хочешь вернуть его. Что это? Мания? Покаяние? Хочешь увидеть все еще раз?"

Гримм N2, который проверял пульс старой дурехи, поглядел на него с ухмылкой. "Потому что она может решить все наши проблемы," - ответил он.

Гримм N1 внимательно склонился над ней. "Это как?" - спросил он, -- "Я могу представить, что она заинтересует садовника, которого донимают вороны на грядках, но мы с тобой этого терпеть не можем. Или ты хотел открыть службу кошмарных снов для людей, у которых аллергия на сыр?"

Гримм N2 почесал подбородок. "Вообще - то," - сказал он, -- "идея неплохая. Напомни мне, когда все это закончится. А пока подумай об оборотнях."

"Оборотнях?"

"И ведьмах и прочей нечисти, но особенно об оборотнях. Понял, о чем я?"

"Не то чтобы... о да!" -- Лицо Гримма N1 озарилось как горящая спичечная фабрика: "Типа в зеркалах не отражаются?"

Гримм N2 оскалился как пес: "Ну наконец-то," - сказал он, -- "Ну же не стой как статуя. Пойди, принеси воды."

Гримм N1 поспешил вниз, пока Гримм N2 производил самодельную египетскую мумию из халатного пояса и трех клубков шерсти, завалявшихся в корзинке для вязания. Когда первый возвратился ведьма была сама похоже на клубок с головой.

"Подожди," сказал Гримм N2, когда брат занес ведро над головой. "Не торопись. Поставь ведро и дай-ка я кое-что попробую."

Когда круги в ведре разошлись, Гримм N2 наклонился и пробормотал какую-то чепуху. Тем не менее, это, видимо, подействовало, ибо скоро на поверхности зажглось несколько зеленых строчек.

"Ну?" - спросил Гримм N1.

"Весточка из штаба," - ответил Гримм N2. "Спрашивают почему стандартный патроль так затянулся и почему мы не подтвердили получение последних приказов."

"Законный вопрос," - признал Гримм N1.

Гримм N2 пожал плечами. "По твоему. Ладно приступим к делу, пока не стало сложнее."

Гримм N1 кивнул и выплеснул воду. Раздался всплеск, проклятие, бульканье, а затем...

"О черт," - проворчал Гримм N2, -- "это неудобно."

"Если бы ты ее не связал, было бы еще неудобнее," -- ответил Гримм N1, отступая на несколько шагов, -- "Ты уверен, что узлы выдержат?"

"Надеюсь. Есть идея, как превратить ее обратно?"

На полу перед ними лежала огромная серая волчица.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Р.Цуканов "Дух некроманта"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Верь только мне. Елена РейнПризрачный остров. Калинина НатальяАльфа напрокат, или Сделки бывают разными. Делия РоссиПредсказание на донышке. Инна КомароваПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна БеликКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана50 желаний БРАТИШКИ. ПаризьенаЗастрявшие во времени. Анетта ПолитоваОсколки судьбы. Александра ГриневичТурнир четырех стихий-2. Диана Шафран
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"