Молодовский Максим Валериевич: другие произведения.

Быть другим. Книга 2. (общий временный)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.42*30  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы 1-9

  Максим Молодовский
  БЫТЬ ДРУГИМ
  книга 2
  
  ГЛАВА 1
  
  Блин, больно-то как! Такое ощущение, что болит буквально всё - каждая мышца, каждая косточка, да что там стесняться, каждая клеточка моего организма. С чего бы это? Совершенно здоров же был.
  С трудом разлепил глаза. Немного, совсем чуть-чуть, но и это получилось далеко не сразу - веки как будто слиплись. Сквозь ресницы удалось рассмотреть покачивающееся серое полотно. Что это? Навес какой-то?
  Попытался поднять руку, чтобы коснуться этой тряпки, и чуть было не потерял сознание. Боль прострелила такая, что перед глазами реально звездочки запрыгали.
  Замер, расслабился, отдышался.
  Так-с, голова вроде проясняется. Интересно, я спал или в беспамятстве валялся? Что, вообще, происходит?
  Спокойно, не торопимся, никаких рывков. Медленно, осторожно пошевелил пальцами, руками, ногами, шеей. Вроде всё на месте, всё работает, только рукам и ногам что-то мешает. Какие-то странные ощущения... Твою мать, да я же связан!!! Вот так интересные сказки. А как же я в такую ситуёвину попал?
  Да и, вообще, кто я? Как кто? Андрей Грушин, типичный представитель племени манагеров... Нет, не так. Андрей Грушин - это из другой, прошлой жизни. Теперь я капитан Арей, помощник принца Лодкира, командира нашего экспедиционного корпуса, двигающегося прямиком к Долине Близкого Неба.
  Память возвращалась медленно, отдельными кусками. Причем не по порядку, а как попало. Обучение у Будигоста, поход в степь, перенос в чужой мир, побег от Алангара, сражение под Ренфиром, подготовка к походу, служба в Бироне. Но, в конце концов, мозаика сложилась, и я очень этому обрадовался.
  Правда, в следующее мгновение радость улетучилась, ибо я понял, что влип я очень "неподецки".
  Ё-моё, ну почему я Лодкира не послушался?! Он же ясно сказал - возвращаться в штаб немедленно. Нет, думаю, вот сейчас проверим обнаруженную группу степняков, тогда и поскачу к принцу. Н-да, кто бы мог предположить, что это ни разу не степняки. На кого мы наткнулись - не понятно, может быть это как раз те самые "северяне", но маги среди них были такие, что весь взвод Назиба полег за считанные секунды. Эх, Назиб, сколько лет мы с тобой дружили, сколько пудов соли вместе съели, и вот нате-с вам. Я, конечно, с первых дней службы понимал, что мы люди военные, расстаться с жизнью каждый из нас может в любой момент, но сердце все равно защемило. Прости, брат, слишком поздно я разглядел, что эти колдуны не рядовые целители, а серьезные боевые маги.
  Обнадеживает, что во время боя на меня штабное Дальнее Око смотрело, то бишь о случившемся наши знают и помощь сто пудов выслали. Вот только вопрос - успеет ли она?
  Ну, по крайней мере, надежда есть. Спасибо новой системе управления, за время похода уже не раз доказавшей свою эффективность.
  А кто был автором этой системы? Совершенно верно - моя скромность. За что и получил очередное звание и еще один орден - "За усердие в служении Империи".
  В принципе, в новой системе новой была только организация. Все используемые технические (вернее магические) средства были давно известны. Но вот то, как эти средства использовались, как они были объединены в единый организм - это реально было сделано впервые. Хотя, в принципе я ничего не выдумывал, просто переложил земной опыт на местный лад.
  Первым делом пришлось налаживать нормальную (с моей точки зрения) связь. Такой насыщенности войск камнями единения этот мир еще не знал. "Рации" были не только в каждом батальоне, но и во многих ротах, и даже взводах - тех, которые уходили в дозор.
  И главная проблема тут состояла не в том, чтобы сделать достаточное количество камешков, раздать их воякам, найти и обучить людей, способных ими пользоваться. Камешки-то парами работают, нельзя с одного камня "позвонить" на любой другой - только на его "напарника". Пришлось создавать организационную структуру, чтобы, передаваясь по цепочке, сообщения проходили без задержек как сверху вниз, так и снизу вверх. Чтобы не было узких мест, когда узел связи просто не успевает принять, рассортировать и отправить поток приходящих сообщений дальше.
  Многочисленными штабными играми мы отшлифовали оргструктуру, и теперь всё работало практически как часы.
  Поскольку руководил созданием и отработкой службы связи дэ-факто я, то на меня чуть было не свалили управление ею во время рейда. Мне этой рутиной заниматься было совсем не интересно, к тому же у меня был очень толковый помощник, родовитый дворянин, который сам был не прочь занять столь почетную должность. В общем, его и назначили главным связистом.
  А еще военные впервые стали использовать Дальнее Око.
  Для разведки оно не очень подходит - видит-то оно верст на 30-40, но фишка в том, что оно предназначено для наблюдения за, так сказать, знакомыми людьми, за теми, кого "оператор" Ока знает. Или лично видел, или считал данные с кристалла знаний. В общем, требуется, чтобы в голове мага был четкий образ, кого именно он хочет рассмотреть.
  Увидеть кого-то постороннего, допустим, просто ближайшего степняка, было невозможно. Даже если целый вражеский отряд у тебя прямо под боком ошивается.
  Так же нельзя было навестись просто на какое-то место, даже если это место ты хорошо знаешь. Наводилось Око только на знакомых оператору людей и никак иначе.
  Зато, когда "цель" известна, Око дает достаточно точные представления о ее местонахождении относительно "оператора".
  А это, в комплексе с хорошей связью, раскрывает замечательные возможности для координации подразделений удаленных друг от друга. Типа как на Земле диспетчерская служба самолетами в воздухе управляет.
  Наши "диспетчера" лично знают всех командиров частей и их помощников, способны увидеть их в радиусе действия своего Ока, и предоставить командованию информацию о местоположении войск практически в реальном масштабе времени. Ну а командование способно так же мгновенно скоординировать части, если на то есть необходимость.
  Хотя, кое-какое техническое нововведение в этой системе все-таки присутствовало.
  Для того, чтобы использовать всё это дело прямо на ходу, чтобы не останавливаться и не тратить время на разворачивание оборудования всякий раз, когда необходимо уточнить оперативную обстановку, пришлось придумывать местный аналог земной КШМки - командно-штабную карету (КШК), где располагались стеллажи с камнями, несколько связистов, развернутое и готовое к использованию Дальнее Око и "диспетчер". (Я когда это название - КШК - придумал, меня чего-то так на хи-хи пробило, аж до слёз.)
  В общем, теперь информация проходит быстро, а не так как раньше, когда гонцы туда-сюда бегали.
  Ядро нашей армии движется через степь достаточно компактно, полки не отдаляются друг от друга за пределы прямой видимости. Зато дозорные группы уходят, бывает, на десятки верст. Вот за ними диспетчера, в основном, и наблюдают.
  И уже пару раз было, что разведчики встречали превосходящие отряды недружественных степных племен, отходили, не принимая боя, командование направляло туда ближайшие подразделения, и, навалившись всей собравшейся компанией, угрозу ликвидировали.
  Благодаря такому оперативному реагированию, можно было смело утверждать, что ни один из встретившихся нам кочевников основных сил нашей армии не видел, всех их останавливали передовые разъезды. То есть, максимум, что могла знать Степь, что то тут, то там появляются небольшие имперские отряды.
  Но в том-то и дело, ничего необычного в этом не было. С тех пор, как Империя осознала, что отношение со Степью надо менять, наши войска стали здесь частыми гостями. Иногда просто разведка, а иногда с целью склонения очередного племени к сотрудничеству с Империей. Император решил, что тупо завоевать Степь не получится, уж больно гигантские территории, но вот сделать союзниками или вассалами, экономически привязать к себе хоть какую-то часть кочевников вполне можно попробовать. Создать эдакий пояс безопасности.
  И надо сказать, процесс пошел. Те племена, что жили в непосредственной близости к Империи и раньше предпочитали торговать, а не воевать. Теперь же к этой точке зрения удалось склонить ряд племен, более удаленных от наших границ. И останавливаться на этом не думали. Метод кнута и пряника работал, как всегда, эффективно.
  Кстати, именно благодаря тому, что кое-кого из местных удалось перетянуть на свою сторону, вопросы с пропитанием в нашей армии были практически сняты. Мы, конечно, тащили с собой немаленький обоз, но очень большим подспорьем было то, что в заранее определенные точки на маршруте движения корпуса дружественные кочевники пригнали немаленькие стада своего степного скота. В результате все были довольны - степняки получили денюжку, мы - еду.
  Когда разведвзвод Назиба обнаружил неизвестную группу, на перехват были посланы и соседние с Назибом разъезды. Я же присоединился к вахмистру буквально за пару часов до этого. Вообще, я числюсь помощником командующего, и большую часть времени провожу в штабе. Но в окружении принца есть несколько высокородных особей, общаться с которыми мне не просто не хочется, а прямо как ножом по сердцу. В руках-то я себя держу, с этикетом все в порядке, но, чтобы снять стресс, при первой же возможности стараюсь свалить из штаба куда-нибудь подальше. Катаюсь по войсковым колоннам, частям, передовым дозорам, где есть хорошие знакомые, типа связь проверяю или еще чего. Частенько наведывался в назибовскую полусотню, даже в Степь входил с ними, а не в штабной группе.
  Именно тогда со мной связался сам Лодкир (у меня был камушек соединённый прямиком со штабной кшк), и приказал скакать к нему. А я, дурак, сразу не послушался. Теперь придется расхлебывать.
  Другим разъездам, которые были посланы на перехват, должны были дать отбой после того, как увидели, что произошло с нами. По крайней мере, я бы так и сделал - кидать их на этих колдунов это гарантированно потерять. Наши диспетчера должны видеть через Око меня, должны видеть те разъезды, так что будут держать их недалеко. Но и не слишком близко - за границей действия "радаров" врага.
  А от основного войска двинется усиленная магическая группа быстрого реагирования.
  Если пленившие меня не ломануться как можно быстрее наутёк, есть хороший шанс, что настигнут. По идее эти ребята не знают о нашей армии, они спокойненько себе ехали по своим делам, пока мы к ним не приблизились. И атаковали нас только тогда, когда уже было очевидно, что мы их заметили и двигаемся прямо к ним.
  Все-таки интересно, кто же это? Долина Близкого Неба уже недалеко, до территории народа Урут всего пара дней пути осталось. Неужто, действительно, "северяне"? Хотя курс они держали почти точно на юг, а Долина на юго-западе.
  Н-да, человек-то их было всего два десятка, но двое из них были очень не слабыми колдунами. Не архимагами, слава Богу, но маг, по штату приданный группе Назиба (как "радар", да и вообще как усиление), им и в подмётки не годился.
  И я тоже ничем помочь не смог. Ибо, как это ни горько, но мои суперспособности всё так же выключены. Когда я рассказал Будигосту и императору про ударную волну в сражении под Ренфиром, они весь Конклав собрали, чтобы выяснить, что же это за дело такое, что вроде и проявляется, но всё никак не заработает как положено. Несколько недель меня в подземельях Коллегии магов мурыжили. Извелись все, несчастные. В конце концов, архимаг Башиндор, являвшийся ведущим специалистом по Древним, нашел у меня в голове нечто, отдаленно напоминающее так называемого Стража Древних. Такие Стражи не редко на артефактах встречаются, защищают их от несанкционированного использования. И далеко не каждый маг может этого эту систему защиты отключить.
  Это не какая-то железяка мне в голову засунута, это нечто ментально-энергетическое, но, похоже, это оно блокировало рвущуюся из меня энергию.
  Убрать моего Стража у архимагов не получилось. Откуда он взялся, тоже было не понятно. Лично я грешил на Алангара - если он поставил, то сможет и снять, когда потребуется. Зато у других воспользоваться моей "древностью" не получится.
  Похоже, что во время экстремального психо-эмоционального напряжения этот блок удавалось преодолеть (два раза получилось же), но... В общем, в планировании действий на это лучше не рассчитывать.
  В голове всплыла картина ветвящейся молнии, поглощающей наш отряд, разрядов, прыгающих от одного человека к другому. Наш маг "закрылся", однако его защиты хватило всего на пару секунд. Я тоже попытался изобразить силовой защитный кокон, но не судьба, не получилось. Сведенные мышцы, тысячи иголок, впившихся в тело, яркая вспышка - это последнее, что я запомнил.
  Странно, что вообще выжил. Хотя, нет, не странно. У меня ведь и магия какая-никакая, а есть, на сколько-то процентов, но смягчила удар. Да и вообще я заговоренный. И не понемногу, как раньше, а полноценно. Так что молния, которая простого человека убьёт, меня, конечно, шибанёт неслабо, но жить буду. Для меня помощней искру сотворять надо.
  Я пошевелился, устраиваясь удобнее. Боль вроде бы уменьшилась, но все равно оставалась весьма надоедливой. Интересно, это все от того, что я электроразряд получил, или на меня еще какие-нибудь заклятья наложили?
  Блин, ну я и тормоз. Реально мозги еще не совсем включились. Я же почти что маг, у меня сенсорика ого-го какая, и лечиться немного умею, не говоря уж о том, чтобы просто боль заблокировать. А я тут валяюсь да мучаюсь.
  Стоп, я же в плену, раскрывать свои способности перед врагом нельзя, это мои хоть и небольшие, но козыри. Во время боя я был закутан в стелс-коконы по самую макушку, для меня это уже такая же привычка, как и дыхание, я всегда "прячусь" - разглядеть мою магию в тот момент недруги, скорей всего, не могли. Сейчас я тоже "закрыт", причем я не восстанавливал маскировку - похоже она держалась, пока был без сознания. Держать защиту и стелс даже во сне - это тоже "привычка, выработанная годами".
  Я сосредоточился и стал очень медленно, чтобы никаким намёком не привлечь внимания (будем считать, что враги где-то рядом), запускать "пассивные радары".
  Так и есть, рядом эти хлопчики. Я валяюсь в повозке с навесом, на передке возница. Перед нами едут те самые колдуны, что нас уделали - две штуки, позади еще двое всадников в полной "сбруе". Так, не понял, их же значительно больше было, куда остальные подевались?
  Ладно. То, что я пришел в себя они, похоже, не замечают. Надо себя подлечить, а то боль уже достала. Кстати, странно, серьёзных повреждений не вижу, почему же всё так горит?
  Приглушив боль, сосредоточился на регенерации.
  Интересно, сколько времени прошло? И почему наше Дальнее Око на меня не смотрит? Ну, хотя, не будут же они на меня все 24 часа в сутки палиться, им и другие подразделения контролировать надо. А я в сознании несколько минут всего.
  Спустя какое-то время один из колдунов (будем звать его Первый) обернулся, что-то бросил своему напарнику (Второму), и выкрикнул какое-то приказание вознице. Повозка тут же остановилась.
  Языка их я не понял. Перед отправкой в поход я загрузил в себя язык степняков, а так же языки юго-западных королевств, граничащих со Степью. Но это было что-то другое.
  Колдуны двинулись к повозке, сюда же приблизились воины, ехавшие позади. Сильные руки схватили меня за плечи и, выдернув наружу, бросили за землю.
  Твою мать, больно же, уроды!
  Можно было совсем отключить болевые ощущения, но я не стал этого делать, не желая раскрываться. Колдуны же мое физиологическое состояние видят, в том числе то, что мне сейчас совсем не сладко. Если боль неожиданно исчезнет, это вызовет ненужные вопросы. Согнулся, скрепя зубами, но меня тут же подняли, усадили, и, цапнув за волосы, задрали голову к верху.
  Перебросившись парой фраз, Второй подошел ко мне и положил руку на лоб. Я ожидал, что он мне ворожением врежет, но он вздумал поиграть в целителя. За пару минут боль практически полностью ушла. Однако до конца он меня лечить не стал, чисто так, привел в порядок, чтобы я мог отвечать на вопросы. Мистер практичность, ё-моё.
  Я открыл глаза, принялся разглядывать окружавших меня людей. Особенно тщательно запоминал колдунов.
  Внешностью они были ни разу не степняки, скорее уроженцы юго-западных земель. Одежда тоже не степная, но без привязки к определенным народностям и сословиям. В общем, по виду и не определишь кто такие и откуда.
  - Отвечай без утайки, имперец, - сказал Первый, обращаясь ко мне. - И мы подарим тебе легкую смерть. Мы маги, так что даже не думай пытаться нас обмануть. Ты понял?
  - Кто вы такие?!
  Тут же получил справа в челюсть. Удар не слишком сильный, однако же мой организм, видать, совсем не в форме - я завалился, уткнувшись лицом в землю.
  - Насколько я разбираюсь в имперских знаках различия, вы - капитан? - колдун вдруг сменил тон. - У вас на наплечнике было два сине-белых шнура. Извините, от ваших доспехов пришлось избавиться.
  - Да. Капитан, - ответил я, отфыркиваясь - земля в нос попала.
  - Господин капитан, если вы надеетесь, что придет помощь, то забудьте про это. Мы почувствовали, что за вами постоянно наблюдает Дальнее Око. Надо полагать, вы из очень влиятельной семьи, иначе зачем это? Но мы оторвались от преследования. Нам даже пришлось бросить наших людей, чтобы поддерживать высокую скорость - мы, конечно, хорошие маги, но не настолько, чтобы питать силами столько народу. Так что теперь вам никто не поможет.
  Твою ж налево через коромысло, это уже серьёзно. Он не врет, получается, реально оторвались.
  Крехтя, я приподнялся, уселся, опираясь за связанные за спиной руки.
  - Вы уничтожили мой взвод, меня зачем пощадили?
  - Мы и не думали специально щадить вас, - Первый пристально смотрел на меня, при этом сканируя всей мощностью своих "радаров". - Просто вы почему-то выжили после нашей молнии. Вы, случайно, не маг? Или заговоренный?
  Понятно, моих способностей они не видят, но допускают, что я могу "прятаться". Поэтому и спрашивает прямо в лоб - солгать-то я не смогу. Вернее смогу, но они ложь увидят.
  - Если бы попал в обучение в детстве, то был бы неплохим магом.
  - Спящий, - тут же выпалил Второй.
  Колдуны переглянулись, у Второго промелькнуло удовлетворение, Первый немного расстроился.
  Они что, спорили, что со мной не так, и выиграл Второй?
  - К сожалению, да, - угрюмо отозвался я.
  - Первый раз вижу, чтобы богатая семья не отдала ребёнка в обучение, - недоверчиво сказал Первый.
  - Меня усыновили. И возраст был уже не тот.
  - А-а. Понятно. Итак, вы ответите на наши вопросы?
  Блин, иногда эта местная дворянская манера следовать этикету даже в общении с врагами просто бесит.
  - Смотря что спрашивать будете.
  - Если не будете отвечать, придется вас заставить.
  Я лишь пожал плечами.
  - Что ваш взвод делал так далеко от Империи?
  Нужно отвечать так, чтобы с одной стороны не врать, но с другой, чтобы не выдать важную информацию. Про армию, двигающуюся к Долине, они скорей всего не знают. Надо попытать убедить их, что отряд Назиба это просто дальняя разведка.
  - Разведка.
  Ну а чё, я ж не соврал.
  - И что вы разведывали в такой дали?
  - Территорию, местных жителей.
  - Что-то не то, - по-имперски сказал Второй.
  Первый глянул на державших меня воинов, кивнул, и мне снова надавали по физиономии. Подняли, усадили как сидел.
  - Что вы здесь искали?!
  Пока я соображал, как ответить, еще один кивок, и избиение продолжилось. На этот раз в основном по телу.
  Это было легче. Мускульный каркас у меня что надо, большинство ударов цели не достигали.
  - Что вы здесь искали?! - проорал Первый, не давая мне отдышаться.
  - Племя Урут.
  В принципе, ложью это не было. Территория урутян должна была начаться со дня на день, и мы ожидали встречи с ними.
  Почему мы знали, что "Урутяния" уже рядом? А потому, что походу предшествовала грандиознейшая разведоперация. О землях от имперских границ до владений Урут теперь было известно всё. Окрестности Долины Близкого Неба были изучены похуже, о самой Долине информация были самая общая, ибо туда даже самих урутян не шибко-то пускали, но неожиданности типа большой реки или непреодолимого каньона нас теперь не ждали.
  Сил на "вскрытие" Степи было потрачено море, но результаты того стоили. Теперь мы знали, где какая речушка или оазис, где какой храм, где какое племя, где оно кочует в какое время года, в каких оно взаимоотношениях со своими соседями, где-какой род правит, кто у кого в вассалах, и т.д., и т.п.
  Информацию собирали через дружественные племена, через купцов, армейскими разъездами, организовывались дальние экспедиции, специально обученные маги прикидывались степными шаманами, странствующими певцами и, кочуя от племени к племени, забирались всё дальше и дальше. Медленно, но верно рисовалась как географическая, так и политическая карта территорий сопоставимых по площади с Империей. И это при том, что далеко на юг мы особо не лезли - там, по слухам, еще две Империи поместятся.
  Так что теперь наше войско двигалось совсем не вслепую.
  - Ваш отряд был один?!
  Я чуть было не ляпнул "да". Нет, такую неприкрытую брехню они сразу почувствуют.
  - По соседству с нами еще взвод был.
  - А всего сколько войск сюда пришло?
  Хитрого ответа в голову не приходило, я тупо молчал, и, как результат получил еще один сеанс ударотерапии.
  Я весь сжался, напрягая мускулы, блокировал боль, но все равно было очень неприятно. Особенно когда прилетало по нежным местам.
  Когда удары прекратились, меня опять усадили в прежнюю позицию.
  - Сколько пришло войск?!
  Я хоть человек не только тренированный, но и заговоренный, то бишь почти терминатор, однако сейчас чувствовал, что еще чуть-чуть и поплыву.
  Сплюнул скопившуюся во рту кровь, прохрипел:
  - Мало. Думаю, можно было бы взять побольше.
  Не соврал. Действительно так думал.
  Но колдунам мой ответ не очень понравился. Второй покачал головой, положил мне на голову ладонь, и на этот раз мои ожидания оправдались - по мозгам ударило знатно. Однако обучение у Будигоста не прошло даром, подчиняться его воле я не собирался. Немножко поддался, скривился, типа держусь из последних сил, а на деле даже в глазах не потемнело.
  Колдун всё напирал, у него даже испарина на лбу выступила от напряжения. Вскоре к нему присоединился Первый, но и вдвоем шанса у них не было.
  Не, ребятки, слабые из вас ворожеи. Вернее, если брать среднестатистические значения, то очень даже ничего. Но я-то с архимагами якшался, так что для меня вы лопухи зеленые. Лучше бы избивать продолжали, от этого больше толку.
  Однако давать им осознание, что я сильнее их, мне тоже не хотелось. Стал сдаваться, и в самый последний момент, когда еще чуть-чуть, и они бы проникли в мой мозг, просто отключил сознание. Такие обмороки бываю у людей с врожденной устойчивостью к ворожению. Я и надеялся, что спишут именно на это.
  Брызнув водой и отхлестав по щекам, меня привели в чувства и попробовали ворожить еще раз. С тем же результатом.
  - А вы крепкий, - в конце концов, сказал Первый. - Не ожидал. Нам пора ехать, продолжим на следующем привале.
  Мне дали глотнуть воды, забросили обратно в повозку, и процессия двинулась дальше.
  
  ГЛАВА 2
  
  Ехали мы до самого вечера, и ни разу за все это время я не почувствовал взгляда нашего Дальнего Ока. Я и раньше верил словам колдуна, что им удалось оторваться от преследования, теперь же я убедился в этом окончательно. Рассчитывать отныне стоит только на себя.
  Я втихаря рассматривал округу, колдунов, воинов, запоминая, на всякий случай, малейшие детали. Вслушивался в их разговоры, но не понимал ничего. Иногда то или иное слово казались знакомыми, но не более.
  Что ж делать-то? Было бы здоровье на ста процентах, можно было бы ночью разорвать веревки, включить суперстелс да сбежать. Однако в моем нынешнем состоянии я ни путы не порву, ни убежать далеко не смогу. Грустно признавать, но вариантов выпутаться из возникшего положения пока что не вижу. Вот ведь как, жизнь на Средней Сестре началась для меня с неволи, и очень не хочется, чтобы неволею она и закончилась. Планов-то на будущее появилось просто громадьё. Даже о семейной жизни задумываться стал. Иногда нет-нет да и промелькнет мысль о своем доме, о детишках.
  Нет, неземная романтическая любовь меня не настигла (честно говоря, я ее и не ждал - все-таки уже... ээ... не совсем юноша), но претендентка на должность жены была. И она сама уже не раз намекала, что совсем не против такого варианта.
  Да-да, речь о той самой госпоже Кайрин.
  Мы же с ней адресами обменялись, переписывались, пока я в Бироне служил. Потом неожиданный перевод в Гориндар, и в суматохе первых дней на новом месте я просто забыл сообщить ей, что теперь в столице обитаю (реально с утра до поздней ночи минутки свободной не было). А потом ехал как-то в одну из столичных частей, взгляд упал на название улицы и - ба-а, знакомо! В общем, дом Кайрин оказался размахах в ста дальше по улице.
  Хотя, по правилам хорошего тона, положено заблаговременно предупреждать о визите, я заявился в гости тотчас. К счастью, хозяйка была дома, ничем особым не занята, и моя бестактность ее наоборот только обрадовала.
  Встреча была эмоциональной, но недолгой - времени у меня было мало. Но зато с тех пор почти каждый вечер был наш. А через несколько недель нашими стали не только вечера. Мой номер в одном из пансионов, снятый и оплачиваемый Военной коллегией, отныне большую часть времени пустовал, ночевал я там хорошо, если раз-другой в неделю.
  Через некоторое время вовлеченность в процесс подготовки будущего рейда потребовала от меня много ездить по стране, и встречи с Кайрин стали более редкими. Но зато когда мы дорывались друг до друга, страсти бушевали иногда просто феерические. Один раз реально кровать сломали.
  Однако связывает нас не только секс. Мне действительно приятно ее общество, ей действительно приятно моё. Будь то просто посиделки у камина или какое-нибудь мероприятие типа похода в театр или на бал. Да и вообще она дама хозяйственная, за порядком в своих владениях следит, мне такие женщины нравятся.
  К тому же обычных для местной знати барского гонора да высокородной спеси у Кайрин было очень в меру. Прямо-таки "очень", учитывая, как ее воспитывали, и что другого она просто не знает.
  И то, что я отношусь к простолюдинами, как к равным, ее ни разу не раздражало. Так что и с этой стороны были одни плюсы.
  Будь у нас только секс, я бы о женитьбе и не задумывался. А я задумываюсь. В конце концов, а почему бы и нет?
  И думал после возвращения из Долины задуматься по-взрослому. Тем более что отец Кайрин препятствий нам в этих намерениях не чинил. Хотя, если бы захотел, то очень даже смог бы.
  По местным традициям мужей для своих дочерей подбирает отец (ну или, как минимум, одобряет), и ослушание дочерей в этом вопросе не очень-то приветствуется. Замужество за капитаном Вондом был стопроцентно отцовской идеей, хотя Кайрин противилась этому довольно долго. Но Вонд был из семейства лордов, так что батя настоял. Теперь же Кайрин имеет статус вдовы и вполне может выбирать себе как любовников, так и мужей сама, не спрашивая ничьего разрешения.
  Однако ее отец не простой дворянин. Позвольте представить, лорд Инстар, первый помощник канцлера Цинатила, главы Посольской Коллегии. Мужик очень влиятельный, и заставить дочурку, а уж тем более дочуркиных ухажеров, отказаться от необдуманных шагов, он был вполне способен.
  Он мне однажды прямо в лоб и заявил (в присутствии дочери, не стесняясь):
  - Господин Арей, скажу откровенно, я бы предпочел, чтобы дочь была более разборчива в выборе близких друзей. Но Кайрин теперь самостоятельный человек, и вольна сама решать свою судьбу. Впрочем, вы из... теперь уже из почтенного семейства. Принц Игмун и сам император благоволят вам... почему-то. И себя вы проявили вполне достойно.
  Да-да, я был весь при параде и с орденом.
  - Так что я не буду мешать вам. Но имейте ввиду, я опекаю свою дочь не только из-за родовой чести, я очень люблю Кайрин, и не допущу, чтобы она страдала.
  Конкретный намек, не так ли? Мне оставалось только заверить его, что у меня и в мыслях нету причинять Кайрин страдания.
  В общем, на женитьбу оставалось только решиться.
  Если кто-то успел подумать, что взяв в жены дочь лорда, я сам стану лордом, то не спешите радоваться. Оный титул передается по мужской линии, а дочери имеют обычное дворянство. Так что в плане социального статуса для меня ничего не изменилось бы. Ну, кроме связей - когда у тебя в тестях лорд, это всё-таки серьёзно.
  Но на лордство я и не заглядывался. Меня интересует Кайрин, а становиться лордом мне нафиг не упиралось, мне и так неплохо.
  Это во всяких фэнтези попаданец быстренько жениться на принцессе, становится царем-ампиратором и правит долго, мудро, а главное легко. Я же в органах государственной власти уже немножко покрутился, и представлял, какие проблемы сваливаются на головы властителей, и сколько нужно работать, если хочешь, чтобы всё было сделано так, как надо, по-честному.
  Ну а поскольку к халтуре я не шибко склонен, но в то же время самозабвенно пахать 24 часа в сутки девять дней в неделю мне не очень хочется (лентяем я себя не считаю, но отдыхать люблю), то и в верха государственной власти меня не очень тянет.
  А вот как оно теперь сложится, смогу ли выпутаться из сложившейся ситуации живым - еще очень большой вопрос.
  Когда наша группа остановилась на ночлег, возница с одним из воинов взялись за приготовление ужина, а маги с оставшимся бойцом снова принялись допрашивать меня.
  Методы оставались прежними - физические воздействия (на этот раз к избиениям добавилось широкое использование подручных предметов, в том числе ножей и огня) вперемежку с ворожением.
  Слава Богу, искалечить меня они не пытались. Да и вообще, мастера пыток из них были не слишком хорошие, а боль блокировать я умею. Так что, в принципе, я бы мог им в лицо смеяться пока они "лечебные прижигания" устраивают, но цель у меня была прямо противоположная - пускай думают, что я на грани, что еще чуть-чуть и расколюсь. Поэтому я вовсю стонал, скрипел зубами, извивался, сдерживал рвущиеся наружу крики и т.д. И даже боль не отключал, а лишь снижал до терпимого уровня, чтобы был соответствующий эмоциональный фон.
  С горем пополам, где-то полуправдивыми намеками, где-то отдельными словами, я наводил их на мысль, что недалеко от места нашего столкновения разбит небольшой походный лагерь, и что на разведку конные полусотни уходят оттуда. Сделано это для того, чтобы разведчикам не приходилось постоянно таскать с собой кучу продуктов. У погибшего назибовского взвода еды и воды с собой было на день-два и колдуны внимание на это очень даже обратили.
  Похоже, что у них самих была такая версия, судя по направленности их вопросов, и удовлетворению, которое они испытывали, когда мои ответы подтверждали эту точку зрения. Они иногда даже полуправду проглатывали.
  Впрямую же я ничего не говорил, отчего постоянно приходилось терпеть побои и попытки сломать мне мозг.
  Ну да ничего, потерпим. Главное, что про экспедиционный корпус ни слова, ни даже полнамека не мелькает, что было вполне логично - небольшой имперский разведотряд так далеко от родины это еще куда ни шло, но целая армия в такой тьму-таракани - это сенсация.
  Так что терпим и еще раз терпим. Ибо очень похоже, что едем мы как раз в Долину Близкого Неба - курс держим все время на юго-запад. А в Долине до самого последнего момента не должны знать, что скоро к ним заявится очень много гостей. Злых гостей.
  Завершив экзекуцию, колдуны бросили меня прямо там, где пытали, а сами отправились к костру и принялись трапезничать. Я остался лежать, уткнувшись лицом в сухую траву, и хрипло дышал, изображая, что мне ну просто охренеть как плохо.
  Плохо мне, действительно, было. И даже очень. Но все-таки не так, как должно быть обычному человеку после подобных процедур.
  Глядел, как они поглощают съестные припасы, и жажда с голодом мучили меня, пожалуй, даже сильнее, чем прошедший допрос. Особенно жажда.
  Наевшись сами, колдуны бросили мне остатки еды, и даже освободили одну руку, чтобы я мог управляться сам. Но глаз с меня не спускали, да и вторая рука с ногами оставались связанными, так что предпринять что-либо возможности не было. Поэтому я набросился на еду, тщательно обгладывая каждую косточку и стараясь не потерять ни крошки.
  Воды в доставшейся мне фляге оставалось буквально на два глотка, и это меня расстроило больше всего. Я даже решился попросить еще воды, но был послан в не очень вежливой форме.
  Потом меня снова связали и закинули в телегу.
  - Лучше бы ты нАм всё рассказал, имперец, - сказал напоследок Первый. - Завтра прибудем на место, и мы отдадим тебя жрецам Баду Гаума. А уж они в пытках большие мастера - кое-кто из их богов мучениями питается.
  Скажу прямо, от этих слов в груди у меня похолодело. Я, конечно, уже не тот изнеженный манагер, каким был в прошлой жизни, но кто его знает, на что эти жрецы способны. А я не мазохист, удовольствия от боли не испытываю.
  Колдун считал мой страх, усмехнулся:
  - Еще не поздно, рассказывай.
  Взяв себя в руки, я фыркнул и отвернулся.
  Народ укладывался спать, оставив дежурить одного из магов - Первого, а я лихорадочно пытался найти выход из положения. Оказаться в руках профессиональных садистов не прельщало ни разу.
  Время шло, в голове рождались всякие фантастические планы, но чего-то реального никак не придумывалось. Не прекращая тщетных раздумий, я стал очень осторожно, чтобы не привлечь внимание, освобождаться от пут. Такому я тоже обучен, но для этого нужно, чтобы за тобой не следили, ибо тут и шевелиться очень даже надо, и смещать кости в суставах не всегда получается беззвучно. А чертов колдун не только сканировал округу, но и постоянно поглядывал на меня. Поэтому дело продвигалось чрезвычайно медленно.
  Но и тем скромным результатам, что удалость достичь, вскоре пришлось развеяться. Маг толи что-то заметил, толи просто заподозрил, почему это я так долго не засыпаю, но он подошел, проверил веревки, затянул их по новой, и отвесил мне хороший подзатыльник.
  - Попробуешь еще раз и будешь спать привязанным к колесу.
  О чем именно он говорит, я понял. Есть у степняков такая фишка - человека опускают на колени у колеса телеги, и так хитро привязывают, вывернув руки назад, что ни присесть толком, ни на колесо, как на спинку стула, не откинуться. В общем, очень неприятная позиция.
  Меня охватило уныние, и я решил, что, действительно, надо поспать. Но, засыпая, запрограммировал себя проснуться глубоко ночью, ближе к утру.
  Проснулся, как и задумывал, огляделся. На посту был уже другой маг, Первый дрых с чистой совестью.
  К сожалению, надежды не оправдались, Второй даже не думал дремать, дежурил по-честному. Он сразу заметил мое пробуждение и стал контролировать. В общем, и сейчас шансов освободиться не было.
  Подождав и убедившись, что внимание ко мне не ослабевает, я вновь провалился в царство Морфея.
  Разбудили меня весьма грубо - один из воинов просто врезал обратной стороной копья по спине. На этот раз допрашивать меня не стали, а сразу дали поесть, и даже целую флягу воды, чем несказанно удивили.
  - Не передумал, имперец? - окликнул меня Первый. - Когда встретим степняков, будет уже поздно.
  - Катитесь к Кеве, дети данаров.
  Стоящий рядом воин среагировал быстро. Бам! Я заваливаюсь на землю, роняя нехитрый хавчик.
  Кряхтя, приподнялся, принялся собирать рассыпавшуюся по земле еду. Пища сейчас единственный источник энергии (поглощать из окружающего пространства, не привлекая внимания, невозможно), так что потерять даже маленькую крошку было непозволительной роскошью.
  А ведь он меня древком звезданул, и не стесняясь так, от души. Но боль была ощутимо меньше, чем вчера. Возвращается силушка, заполняется полоска здоровья. Вот только рано радоваться, до вечера восстановиться не успею, мне бы несколько деньков поваляться. Ну или чтобы полчасика за мной никто не наблюдал. Эх мечты, мечты...
  И вот я снова связан по рукам и ногам и трясусь в этой видавшей виды повозке. Хорошо хоть навес есть, солнце не мешает. Хотя жарко, конечно.
  Кстати, колдун сказал, что до Долины день пути где-то, то есть мы уже давно на территории урутян. Но почему мы до сих пор ни с кем из них не встретились? Эти ребята специально степняков избегают?
  Хотя урутянам сейчас очень несладко - пару лет назад у них началась война чуть ли не со всеми соседями сразу. Да что там говорить, на Урут взъелась почти вся Степь, почти все племена, что участвовали в приснопамятном нападении на Империю.
  Командовали-то тогда урутяне. Ну, в смыле, самыми главными главнюками были жрецы Долины, но они в военные вопросы особо не вмешивались, непосредственными командирами были урутяне. И, надо сказать, не шибко добрыми командирами - выходцы из других племен натерпелись от них по самую макушку. К тому же в бою своих соплеменников урутяне берегли, в то время как других посылали на убой не колеблясь. И делали это настолько показательно, что другие племена, в конце концов, очень на них обиделись.
  Несколько лет обида тлела, вызревала (должен сказать, не без помощи Империи - наши агенты влияния, в том числе "странствующие монахи" с "бродячими певцами", при первой же возможности распространяли слухи подогревающие эту ненависть), и когда Урут по старой доброй привычке наехал на одного из своих соседей, Степь вспыхнула. Замес получился знатный, и, хотя, поначалу урутяне чувствовали себя более, чем уверенно, но по мере вступления в войну всё новых племен, стало ясно, что ресурсы у любимцев Долины тают очень быстро.
  Мы надеялись, что взаимной враждой степняки ослабят друг друга, но, чтобы разгорелось такое, не ожидал никто. Это был шанс, упустить который Империя не могла - бить нужно было в ближайшее время. Последние приготовления к походу пришлось делать в авральном темпе. Иногда даже наплевав на все меры секретности.
  Кстати, то, как пряталась от посторонних глаз подготовка рейда, это тоже уникальнейшая для Империи многоуровневая операция.
  Руководил всей подготовкой будущий командующий походом - брат императора Ордина принц Лодкир. Под началом принца работала небольшая группа из представителей разных ведомств, всего около десятка человек, включая меня. Только эта группа (плюс император с Конклавом) знала о реальных целях готовящейся операции. Официально же весь кипиш был направлен просто на укрепление границы.
  Но было очевидно, что таким объяснением мало кто удовлетворится. Будут интересоваться, народ начнет выдумывать, пойдут слухи, и кто-нибудь где-нибудь может досочиняться до версии похожей на реальное положение дел.
  Поэтому не менее официально, но в "строго секретных" документах, при "строго секретных" разговорах упоминалось, что готовится зачистка степи, типа как было при прошлом императоре. Иногда распускались соответствующие слухи, допускались утечки информации. Однажды и я в подобном спектакле поучаствовал - в одной из вновь формируемых частей "случайно проговорился" во время офицерских посиделок в кабаке.
  И, более того, многие подготовительные мероприятия были специально направлены на то, чтобы сторонний наблюдатель приходил к "правильному" выводу.
  Неизвестно, удалось ли загадочным "северянам" докопаться до истины, но до монарших дворов соседних королевств докатилась информация именно про "зачистку". О дальнем походе в Степь никто нигде никогда не упоминал.
  Лично я опасался, что выпущенная деза рано или поздно достигнет самих степняков (должны ж "северяне" своих союзников предупредить), и они чего-нибудь отчебучат, что спутает нам все карты. Но время шло, а в Степи на этот счет было тихо.
  Уж неизвестно, или "северяне" не предупредили кочевников из каких-то своих практических соображений (ну а что, обычная для "цивилизованной" политики вещь - те же англичане только и делают, что кидают своих союзников), или они там вообще поссорились, но Степь продолжала жить своей обычной жизнью.
  В итого, ситуация сейчас такова, что урутяне и их соседи обескровлены. Более того, в результате вспыхнувшей войны, некоторые из соседей Урута были вырезаны практически начисто, а новые племена эти территории еще не заняли. И это давало кое-какой шанс не только на то, что наше войско дойдет без серьёзных боев до самой Долины, но и на то, что степнякам станет понятно, что сюда приперлась целая армия, лишь в самый последний момент (то бишь дополнительные силы на защиту Долины подтянуть просто не успеют).
  А поэтому молчать мне нужно до тех пор, пока имперские полки не постучатся в ворота Кутура.
  Смогу ли? Понятия не имею.
  Может прямо сейчас жизни себя лишить, чтобы пытки не терпеть? Заманчиво, но нет. Это все-таки не компьютерная игра, сохраняшек нет, переиграть не получится. А узнать, что будет дальше, хочется. Очень хочется.
  Шанс выйти живым от жрецов, конечно, тоже исчезающе мал, но тут уж как Бог даст. Остаётся только довериться воле его.
  Столкнулись мы с урутянами часа через два после выхода. Конный разъезд числом человек в тридцать показался из-за холма и сразу же устремился на перехват. Окружив нашу маленькую группу, всадники грозно наставили на нас копья. Несколько человек приближаться не стали, на всякий случай оставались вдали.
  При их появлении, Первый достал из-под одежды какую-то толи эмблему, толи кулон, и сейчас, вскинув руку, показывал ее степнякам.
  Я вгляделся в эту штуковину и понял, что на ней висит магическая печать. В спокойном состоянии такая печать молчит, но стоит правильным образом обратиться к ней, и она ответит. Такие печати широко используют чтобы помечать свои вещи, как защиту от подделок, как систему опознавания "свой-чужой". Считается, что подделать такую печать невозможно
  - Мы гости великих жрецов священной Долины! - проорал маг на языке кочевников. - Служители ждут нас! Кто из вас командир?
  Вперед выехал бравый вояка в очень неплохом чешуйчатом доспехе. Некоторое время он всматривался в побрякушку, показываемую колдуном, потом дернул рукой, и направленные на нас копья приняли вертикальное положение.
  - Я Сепахн, сын старшего вождя Хапеса. Для меня большая честь встретить друзей великих жрецов.
  Старших вождей у урутян почти десяток. Из их числа выбирается верховный вождь, который и рулит делами народа, пока не помрет или не накосячит по крупному.
  - Вы идете со стороны земель моего дяди, - спросил воин. - Почему с вами нет его сопровождающих?
  - Мы никого не встретили по дороге, достопочтенный Сепахн.
  - Странно, - степняк на мгновенье задумался. - Ладно, мы проводим вас до Долины.
  - Очень хорошо. Далеко ли дотуда?
  - К вечеру будем у Врат.
  Ух ты ж! Долина уже совсем близко. Это мы реально уже день-другой по территории урутян идем, почему ж раньше не встретили никого? Что там с племенем дяди этого Сепахна случилось?
  - Очень хорошо, - повторил маг. - Кстати, по пути сюда, в четырех днях, мы встретили имперских разведчиков. Целую полусотню. Мы их уничтожили, но, думаем, там есть еще.
  - Будь прокляты эти ложнопоклонники! - очень эмоционально воскликнул степняк. - Это ж недалеко от дядиных владений. Ничего, пусть только сунутся. Отец с войском как раз вернулись из похода на наших заносчивых соседей, мы переловим имперцев как зайцев.
  - Много ли воинов у твоего славного отца?
  - Большую часть войска отец отпустил на отдых, но и сейчас в полной готовности целая тысяча.
  Целая тысяча? Ага, давай, приходи ловить.
  - Надо сообщить отцу, что я вас сопровождаю.
  Сепахн подозвал двух всадников, дал им инструкции про нас, про имперцев, и они тут же умчались.
  А сам сын старшего вождя пристроился рядом с магами, и всю дальнейшую дорогу ехал, забавляя колдунов разговорами, в основном хвастался успехами в войне (особенно своими). Колдуны иногда поддакивали, но большей частью предпочитали слушать.
  Слушал и я. Достоверность выбалтываемой информации, конечно, не сто процентов, но другого источника все равно не было. Если всё так, как он говорит, хотя бы в общих чертах, то наша армия дойдет до Долины без особых проблем. Тысяча, о которой говорил Сепахн, совершенно не та сила, которая сможет доставить проблемы. А остальные войска, которые не заняты разборками с соседями, пока соберутся во что-то единое и достаточно сильное, это не один день пройдет, да и те против нашего корпуса не потянут.
  Про саму Долину Сепахн разве что славословил, ничего дельного из его уст я не услышал.
  Когда наша делегация остановилась на обеденный привал, и меня выволокли на свет божий, степняки почему-то дико возбудились и от смерти меня спасло только заступничество моих пленителей. С трудом успокоив орущих благим степным матом воинов, норовящих пырнуть меня копьем или саблей, меня по-быстрому напоили-накормили, дали возможность справить естественные надобности, и снова спрятали в повозке. Там я и находился до самого вечера.
  Продолжив путь, кочевники уже не пытались убить меня прямо здесь и сейчас, но время от времени продолжали требовать у колдунов отдать им "презренного имперца". Колдуны объясняли, что я очень ценен для жрецов, что я непременно должен попасть в их руки. Воины успокаивались, но через некоторое время Сепахн вновь заводил разговор на эту тему. В конце концов магам это надоело, и они пригрозили, что пожалуются на Сепахна и весь его отряд верховным жрецам.
  Судя по всему, угроза была офигеть какая страшная, ибо степняки реально испугались, причем, все до единого, и больше этот вопрос не поднимали.
  Да и разговоры практически затихли - словоохотливый Сепахн почти перестал рассказывать о своих подвигах.
  Лежа в повозке, я наблюдал за "почетным эскортом", за окружающей местностью, где время от времени появлялись еще какие-то люди. Возможно это были местные жители, не знаю, но к нам они старались не приближаться.
  Особенно тщательно следил за колдунами, и как только они отвлекались на что-либо (например, вдвоем сканировали округу, или один сканировал, а другой болтал в это время - главное, чтобы оба что-то делали, так меньше шансов, что кто-то из них контролирует в это время меня), я еле-еле, совсем по чуть-чуть, тянул энергию из окружающего пространства.
  К счастью, мою несанкционированную деятельность никто не замечал, к сожалению, энергии удавалось добывать крайне мало. Увеличивать же "напор" я не решался.
   Когда солнце уже склонялось к горизонту, отряд миновал очередной холм, и степняки вдруг принялись громогласно славить богов, целовать доставаемые из-под одежды медальончики, осенять себя ими.
  Я приподнялся, и аккуратно, через плечо возницы, выглянул наружу.
  Ну да, понятно в чем дело - вдали во всей своей красе маячила цель нашего путешествия - Кутур Баду Гаум.
  
  ГЛАВА 3
  
  Согласно верованиям степняков, когда-то давным-давным-давно боги решили спустится на землю именно в этом самом месте. Я тоже был склонен считать, что кое-что в этом месте с небес действительно спускалось. Только не боги, а нечто другое - метеорит.
  А всё потому, что Долина пряталась в симпатичном кратере диаметром километров пять, стены которого возвышались над окружающей местностью метров на восемьдесят.
  Место настолько выделялось из окружающего ландшафта, что не списать его происхождение на богов, и не устроить здесь главную резиденцию высочайших служителей какого-нибудь культа было совершенно невозможно. Оно буквально вопило: "Я не такое как вы! Поклоняйтесь мне!"
  В Долину было два официальных входа-выхода - Северные и Южные Врата.
  Чисто физически проникнуть в Кутур можно было и с любого другого направления, просто перебравшись через не очень крутые стены кратера, но за такое самоуправство смельчакам грозила смерть, ибо боги не зря возвели "Великие Валы", спрятав Долину от посторонних глаз. На Валы не только взбираться запрещалось, к ним даже подходить не следовало.
  Мы приближались к кратеру с северо-северо-востока, поэтому направились к ближайшим к нам Северным Вратам.
  Благодаря проведенной разведке, в Империи уже было известно, что доступ в долину открыт только для священнослужителей. Всем остальным, в том числе паломникам, оставалось любоваться кратером с внешней стороны. Попасть внутрь нежрецу можно было разве что по приглашению самих служителей Долины, что случалось довольно редко.
  Тем не менее, паломники шли в это место с превеликим удовольствием. Вокруг Кутура даже выросло несколько поселков, которые жили исключительно за счет обслуживания верующих.
  Жрецы долины тоже оказались настоящими бизнесменами - построили снаружи несколько храмов, и стригли с паломников бабки ни капельки не стесняясь.
  Главным же "развлечением" для приходящих была возможность пройти по Кругу белых облаков - совершить двадцатипятикилометровую прогулку вокруг всего кратера. Совершив такое кругократерное путешествие, как говорили здесь - замкнув Круг - ты становишься весь из себя чистый, и грехи твои все разом прощаются. Вот народ и наматывает эти самые Круги с утра и до самого вечера. Порой даже по нескольку раз, чтобы уж наверняка.
  Примерно через час мы миновали храм, стоящий в версте напротив Врат. Около передней части здания, смотрящей в сторону противоположную от кратера, уже собралась сотня человек, и еще столько же подтягивалось с разных сторон. У широкого входа суетилось несколько служителей в желто-черных балахонах. Надо думать, скоро должна была начаться служба.
  Народ освобождал дорогу нашей группе и больше внимания на нас не обращал, вернувшись к общению с высшими сферами.
  Воины, сопровождавшие нас и так громогласно молившиеся, когда Долина появилась в поле нашего зрения, сейчас хранили полное молчание. Основной эмоцией, которая преобладала у большинства из них, почему-то был страх.
  Я немного ознакомился со степным вероучением - религия, надо сказать, не слишком человеколюбивая, здесь в ходу даже человеческие жертвоприношения. Но почему мужики трусят именно сейчас, я не понимал. Всего делов-то, нас жрецам передать. Может это из-за угрозы колдунов?
  Поразмышляв над этим пару минут и не найдя ответа, я вернулся к созерцанию приближающихся Врат.
  Первое, что бросилось в глаза еще издали, это узкое (судя по всему, искусственное) ущелье, рассекающее стену кратера с вершины и до самого основания. С внешней стороны оно было заперто невысоким массивным зданием, архитектурный стиль которого сразу же навевал мысль о древнем Египте - такая же угловатость и немного заваленные внутрь стены. Аналогию дополнял ряд колонн вдоль фронтальной стены в виде вытянувшихся по стойке "смирно" людей в накидках до самой земли.
  По центру стены красовались металлические двустворчатые ворота достаточного размера, чтобы сквозь них, не цепляя друг друга, проехали две повозки.
  Нас заметили уже давно и, когда мы подъехали, из небольшого окошка прямо над входом высунулся человек в уже знакомых желто-черных одеждах и с зеленой полосой на лбу.
  - Зачем вы здесь? - проорал он.
  Сепахн открыл было рот, но Первый опередил его.
  - Мы приехали к Говорящим с богами! Они ждут нас!
  На свет снова была извлечена знакомая побрякушка.
  Глаза у священника расширились, и он тут же исчез в недрах здания.
  Пассивными радарами я видел, как он ломанулся на другую сторону здания, поговорил там с кем-то, после чего этот кто-то пошел к воротам, а "привратник" стал оббегать остальных людей, находящихся в доме. Те, в свою очередь, побежали занимать позиции около окон, выходящих на нашу сторону. У большинства было с собой оружие, а несколько безоружных были неплохими магами.
  Н-да, если жрецам что-нибудь не понравится, тут нас и положат.
  За воротами, внутри здания, собралось человек десять, после чего что-то лязгнуло, грохнуло, и правая створка стала открываться.
  К нам вышло пятеро. Впереди по центру шествовал немолодой жрец с белой полосой на лбу. Позади него двое с зелеными полосами, замыкали строй двое вообще без полос.
  Похоже, что полосы это местные знаки различия, типа степени посвящения. И судя по тому как стоят эти ребята, бесполосые это самая младшая ступень, выше них зеленая, еще выше белая.
  Едва жрецы показались из-за двери, как сопровождавшие нас степняки соскочили с лошадей, и попадали на колени, уткнувшись лбами в землю.
  Мои пленители падать ниц не стали, просто спешились.
  - Покажите знак Говорящих, - сказал мужик с белой полосой.
  Колдун протянул медальон.
  Жрец сделал шаг вперед, взял медальон в руки. Он был магом, и сейчас его "локаторы" уставились на побрякушку.
  И та сразу же ответила.
  - Да, это он, - жрец шагнул назад, повернулся к одному из зеленолобых, протянул ему медальон. - Скачи к Говорящим, передашь это.
  Зеленолобый схватил вещицу и бегом скрылся в воротах. Я видел, что с другой стороны здания "припаркованы" несколько лошадок, он вскочил на одну из них и устремился по ущелью в Долину.
  - Уважаемых гостей я приглашаю пройти внутрь и там подождать, пока Говорящие пришлют встречающих. Дальше проведут они, - белолобый перевел взгляд на наше сопровождение. - Если я не ошибаюсь, ты Сепахн, сын вождя?
  - Да, возвышенный, - не поднимая головы отчеканил воин. - Мы встретили ваших гостей в дне пути к северу и посчитали необходимым сопроводить их до Долины.
  - Правильное решение, - хотя жрец выражал одобрение, тон у него был не слишком теплый, реально господин к рабам обращается. - Долина благодарит тебя и твой род, благородный Сепахн. Да прибудет с вами милость богов.
  Белолобый проделал несколько пасов руками - местных религиозных жестов.
  - Возвращайтесь к своим.
  Поднявшись, Сепахн кивнул пленившим меня колдунам, вскочил на коня и устремился прочь. А за ним и весь его отряд.
  - Что за пленник у вас в повозке? - вдруг спросил жрец.
  - Это имперец, - отвечал Первый. - Мы встретили их разведывательный отряд, уничтожили, но ему удалось выжить. Взяли с собой, чтобы выяснить, что они делали так далеко от Империи.
  - И что он рассказал?
  - Мало, - колдун недовольно скривился. - Он очень выносливый, к тому же "спящий", ворожение почти не подействовало. Пусть ваши мастера с ним потолкуют, может расскажет что интересное.
  Жрец довольно усмехнулся.
  - Еще как расскажет. Слуги Отца-разрушителя много чего умеют, так что расскажет.
  Радуешься, садист хренов? Ничего, еще день-два и вы тут всей долиной по полной возрадуетесь, аж вприпрыжку бегать будете от радости.
  Мы въехали внутрь и ворота позади нас стали закрываться. На Земле в кинофильмах частенько, для придания моменту трагичности, изображают сцену, когда темные дверные створки сходятся, лучи света, бьющие с той стороны, всё сужаются и сужаются, а потом бабах, гаснет последний яркий лучик, и остается только темнота. Типа всё, конец, капец, капут, дороги назад нет.
  Вот сейчас я такую сцену вживую пережил. Когда ворота за нашими спинами с грохотом закрылись, в груди как будто холодной иголкой кольнуло. Страх вспыхнул ярким пламенем. Всё, приплыли. Если раньше вероятность выпутаться было ноль целых хрен десятых, то теперь эта величина уменьшилась еще в десять раз. Боже, спаси и сохрани.
  Но буквально через минуту я с удивлением обнаружил, что скатываться в привычные в подобных ситуациях тоску и отчаяние моя психика даже не думает. Нет, страшно мне было, и даже очень. И то, что скоро меня скорей всего будут пытать, ломать, да и вообще калечить, радости мне не прибавляло ни грамма. Но эмоции не забивали мой разум, соображал я вполне ясно.
  Я ведь всегда считал себя истеричной натурой. И в прошлой жизни на Земле, и в этом мире, эмоции, бывало, подкидывали мне неприятные сюрпризы, заглушая всякое соображение. Вспомнить хотя бы, когда я к Алангару попал. Я же тогда, сидя в темнице, чуть ли не рыдал. Готов был головой о стену биться от отчаяния.
  А ведь ситуация в то время была лучше, чем сейчас. Тогда, по крайней мере, пытки не грозили. Сейчас же положение безвыходное, впереди светит полный трындец, а у меня ни паники, ни ступора. Вот ведь как.
  Наверное, это и есть доверие Богу. Я ведь всю взрослую жизнь старался научиться принимать волю его. Принимать не только сознанием, но и душой, глубинами подсознания. Когда принимаешь только сознанием, то вроде как и понимаешь, что произошедшее событие (не всегда приятное) это жизненный урок, и даже можешь говорить Богу спасибо. Но внутри все буквально клокочет от злости или отчаяния, где-то в душе бушует возмущение - как же ж так, я же такой хороший, уникальный, единственный, я же практически центр вселенной, как же такое могло со мной произойти, как Бог посмел со мной такое сделать?!
  Когда же данное Всевышним принимает душа, то буйства отрицательных эмоций просто нету.
  Я пока что не достиг таких высот, когда можно констатировать, что целиком и полностью доверяю Творцу. У меня злость, страх и прочая гадость, хоть и ощутимо уменьшились, но все-таки бывают. Однако кое-какой прогресс на этом пути, похоже, есть.
  Ну а раз соображалка работает, но нечего просто так разлеживаться. Смотри, запоминай, может что полезное подвернётся.
  Попробовать еще энергией зарядиться? Нет, тут слишком много магов, и почти все регулярно обращают внимание на меня. Спалюсь, сто пудов.
  Ждать встречающих пришлось полчаса. На дороге, идущей через ущелье в центр кратера, показались коляска и всадник. Всадником был тот самый зеленолобый, посланный с побрякушкой к Говорящим, в коляске же находилось двое, один из которых был целым архимагом.
  Коляска остановилась недалеко от нас, и встречающие вышли наружу. У архимага лоб оказался вымазан золотой краской, у его спутника - белой. Судя по тому, как все вокруг (даже "мои" колдуны) склонились перед золотолобым, этот цвет означает еще более высокую ступень, чем белый. Это он что ли Говорящий с богами?
  - Приветствую посланников мудрого Бераса. Как поживает мой добрый друг?
  - Приветствуем, высочайший Сургар, - сказал Первый и оба колдуна снова поклонились. - Мастер Берас избран Указующим Перстом. Теперь он глава нашего Ордена.
  - Передайте ему мои искренние поздравления, - улыбнулся золотолобый. - Он всецело заслужил этот пост.
  - Непременно, высочайший.
  Архимаг пристально посмотрел на Второго, потом перевел взгляд на Первого.
  - Я вижу у вас другой спутник, уважаемый Прум. Что случилось с мастером Чибионом?
  Первый кивнул:
  - Мастер Чибион оказался слишком далеко от нашего храма, чтобы имело смысл прерывать его миссию, высочайший Сургар.
  - Жаль, я не оставляю надежду одержать верх над ним в шахматах.
  Конечно же жрец говорил не о земных шахматах. Просто упомянутая местная игра (в разных вариантах распространенная во всем известном мире) была весьма на них похожа - тоже квадратное клетчатое поле, тоже разнообразные фигурки, тоже противостояние двух сторон. Поэтому, считаю, применять здесь этот термин вполне уместно.
  - Как вас зовут, мастер? - обратился жрец ко Второму.
  - Мастер Кат, - Второй поклонился.
  - Добро пожаловать в Долину Близкого Неба, мастер Кат. Будьте здесь таким же желанным гостем, как и мастер Прум.
  - Для меня великая честь оказаться здесь, высочайший Сургар.
  - А это кто там? - Говорящий кивнул на повозку.
  Первый, он же Прум, в третий раз за день объяснил кто я и откуда.
  Жрец нахмурился, помолчал.
  - Хватит стоять у Врат, едем в храм. Остальные Говорящие уже должны были собраться.
  Колдуны запрыгнули на лошадей, жрецы залезли в коляску, стражи Врат принялись расходиться по своим рабочим местам. Коляска поехала первой, колдуны, пристроившись сбоку, продолжили разговор с Говорящим, мы покатили следом.
  - Последнее время приходит все больше вестей, что имперцы стали проникать глубоко в степь, - говорил золотолобый. - Пока они были далеко, нас это не особо беспокоило, но их появление рядом с Долиной это очень тревожный знак.
  - Это всего лишь разведка, высочайший, - отмахнулся Первый. - Допросите пленного, узнаете, где находится их лагерь, уничтожите их, и они сюда больше не сунутся.
  - Откуда такая уверенность, дорогой Прум? Если еретики поставили себе задачу найти Долину, то рано или поздно они это сделают. Как бы они не вздумали отомстить нам за разрушение их города, пленные ведь явно рассказали, что это мы организаторы.
  - Пока что они решили последовать примеру предыдущего императора - устроить большую облаву в приграничных районах.
  - И когда это будет?
  - Мы думаем, в самое ближайшее время, - сказал Первый. - Мастер Берас сообщил мне, что имперские войска на границе пришли в движение. Может быть, уже началось.
  - Главное, чтобы это было подальше от Долины. Если имперцы заявятся сюда полноценным войском, то нам придется очень несладко. Урутяне погрязли в войне с большинством из своих соседей и их силы на исходе. Соседи тоже обескровлены, а пока подойдет помощь от более дальних племен, будет уже поздно. Эх, быстрее бы уже урутян выгнали отсюда, да всё успокоилось.
  - Вы не поддерживаете урут?
  - Конечно, нет, - фыркнул жрец. - Нам абсолютно все равно, какой клан будет жить около Кутура. А урутяне последнее время стали крайне заносчивы и глупы, так что чем быстрее их сменят, тем лучше.
  - Тогда помогите их соперникам.
  - Мы служители богов, мы не можем одних детей Степи ставить выше других. Мы не можем в открытую помогать одним против других. Но передать весточку в нужный момент, или наоборот не рассказать то, о чем знаешь - вот это мы можем, - улыбнулся Говорящий.
  Н-дя, как мы и предполагали, жрецам на степняков плевать с высокой колокольни. То, что многие тысячи их соплеменников могут попасть под приграничную зачистку, их вообще не волнует. То, что еще большее количество поляжет в междоусобице - тоже неважно. Ну что ж, тем лучше для нас.
  В этом момент ущелье закончилось, и... И я, честно говоря, ожидал чего-то более грандиозного. Ну, каких-нибудь циклопических строений или какого-нибудь необычного явления природы. А тут кратер как кратер. Разве что земля другая, чем снаружи, да впереди, приблизительно по центру кратера, маячат какие-то пирамиды.
  Где чудеса, ё-моё? Пассивные радары вообще ничего необычного не видят. Это ж все-таки святейшее место всея Степи. Должны же были понастроить чего-нибудь помпезного. А тут ничего, кроме нескольких пирамидок в центре чаши.
  Но разочарование мое было поспешным. Ближе к центру кратера потянулись целые поля непонятных каменных штуковин, на вид напоминающих букву "Т" размером с человека. Тысячи таких "Т" стояли ровными рядами по обе стороны от дороги, по которой мы ехали.
  Когда мы приблизились, я рассмотрел, что эти фигуры уходят на пару метров в землю, и там соединены друг с другом каменными перемычками в единую сеть. И во всей этой сети чувствовались очень слабые колебания каких-то энергий.
  Это что еще за хрень?!
  Если бы не было движения энергий, я бы списал всё на элементы культа, но эти штуковины если и были такими элементами, то явно не простыми.
  Древние! Я уже бывал пару раз на их развалинах, недалеко от столицы аж несколько штук есть. Конечно, никаких артефактов там уже давно не осталось, всё было вычищено задолго до меня, и теперь эти развалины были просто туристической достопримечательностью. Я туда и поехал, чтобы просто посмотреть. А то слышал про этих Древних уже много, а своими глазами их строения еще ни разу не видел.
  Так вот их архитектура, их стиль, их манера резьбы по камню - они другие, они сразу узнаются. И вот эти "Т", их отделка, очень в тот древний стиль вписывались. Конечно, может быть, что это степняки просто копировали, но все-таки. А вдруг, как говориться.
  Тем более эти "Т" не просто камушки, а в какую-то энергетическую сеть объединены.
  Пирамиды тоже оказались не простыми гладкими пирамидами, а довольно сложными уступчатыми сооружениями с множеством колонн, скульптур, барельефов. Четыре небольших приплюснутых пирамиды располагались квадратом точно по сторонам света, а посередине между ними (похоже, что точно в центре кратера) возвышалась раза в два более высокая (не ниже стен кратера) пирамида из темного камня. И в ней чувствовалось что-то очень мощное магическое.
  Почему-то сразу подумалось, что низкие пирамиды построены степняками, а вот центральная - темная - создана задолго до них, и степняки просто пристроили к ней несколько элементов. Уж больно разительной была разница в уровне исполнения. Да и материал разный - низкие пирамиды построены из местного светлого камня, такого в кратере полно, а вот темного камня, из которого построена центральная, больше нигде вокруг не видно.
  К тому же именно к центральной пирамиде тянутся подземные каменные "кабели" от раскинувшихся вокруг "Т".
  Интересно, что это? Передатчик, радиотелескоп, энергостанция? Или оружие какое-то? То, что автор этого творения не степняки, я не сомневался.
  Около северной пирамиды-храма нас уже ждали - десяток бело- и зеленолобых.
  После приветствий с поклонами, собравшиеся во главе с Говорящим приблизились к повозке и меня выволокли наружу. Правда, бросать на землю не стали, поставили на ноги. Сургар с интересом и с некоторым удовольствием разглядывал меня.
  - Побитый, но крепкий, долго выдержит. Отец-разрушитель будет доволен.
  Окружающие служители одобрительно загудели.
  - Тебе выпала великая честь, имперец. Твои страдания вдоволь накормят наших богов.
  Ответить ему что-нибудь? Плюнуть в морду, послать подальше? Еще успею.
  - Что это за место?
  - Здесь боги сошли на землю, - торжественно проговорил жрец. - Они построили Башню Сияния, чтобы мы не забывали об их воле и чтобы имели надежную защиту от нечестивых.
  - Защиту? - переспросил я.
  - Да. Ложнопоклонники уже не раз пытались уничтожить Долину Близкого Неба, но даже когда им удавалось сломить стойкость степных племен и проникнуть сюда, мощь божественной Башни всякий раз обращала их в бегство.
  Говорящий повернулся к встретившим наш служителям.
  - В темницу его. Подлечите немного, а то помрет еще раньше времени. Сильной магии у него нет, но он "спящий", так что не спускайте с него глаз.
  Двое зеленолобых схватили меня под руки и поволокли внутрь храма. Следом потопали два мага из состава встречающей делегации.
  Как и положено, темница оказалась запрятана глубоко в подземельях. Маленькая комнатушка размером два на два метра с низким потолком комфортом не поражала. Алангаровская кутузка, где мне довелось провести несколько дней, по сравнению с этим была верхом роскоши. Здесь же кроме голых каменных стен с не менее каменным полом не было ничего. Даже соломки не кинули, жлобы.
  Зеленолобые, которые держали меня, габаритами были ощутимо меньше, чем я, но неудобств от этого не испытывали. Они были очень неплохо заговорены на силу, так что кантовали меня чуть ли не как младенца. Затолкав в камеру, меня усадили в угол, и сопровождавшие нас маги принялись целительствовать. Эти ребята не были архимагами, так что привести меня в норму за одну ночь им было не по силам. Так, на несколько процентов здоровье поправили.
  Потом все удалились из моих "апартаментов", оставив около двери глиняную миску с какой-то местной кашей и небольшой кувшин воды. А так же швырнули в угол деревянное ведро понятно для каких целей.
  Когда дверь захлопнулась, я некоторое время просто сидел, наблюдая за двигающимися аурами моих тюремщиков. Далеко уходить они не стали, поднялись на этаж выше, в комнату, где было еще пара человек, и, похоже, все вместе принялись во что-то играть. Но предоставлять меня самому себе маги не думали - и активными радарами регулярно прощупывали, и, судя по их поведению, пассивно глаз не спускали.
  Ладно, поедим пока.
  Я дернулся было к еде, но тут же остановился. Когда я был у Алангара, мою темницу освещал светокамень. Здесь же единственным освещением был узкий луч, пробивающийся через смотровое окошко в двери (коридор освещался как раз камушками). Мне-то этого света было более чем достаточно для того, чтобы даже в обычном спектре всё прекрасно видеть. Я и в абсолютной темноте слепым не остаюсь. Но для обычного человека тут темнотища хоть глаз выколи.
  Делая вид, что почти ничего не вижу, я стал осторожно шарить руками по полу типа в поисках миски. Чуть было не перевернул её, когда "нашел".
  Не обращая внимания на вкус незнакомой каши, по-быстрому съел её всю, выпил воду, и, прислонившись к стене, принялся наблюдать за жизнью храма.
  Ничего полезного выявить не удавалось, храмовый комплекс спокойно жил, люди занимались своими делами, какой-либо нервозной суеты нигде не наблюдалось.
  Долго рассматривал темную пирамиду, но отсюда, из подземелья, видно было не шибко хорошо. Что же за магический источник там прячется? По ощущениям как будто громадный энергокристалл. И электричеством попахивает.
  Действительно, что ли какое-то оружие? Жрец же трындел про защиту.
  Тысячи "Т" вырабатывают энергию аки массивы ветряков или солнечных батарей, она накапливается в Башне Сияния, и, если что, прямо оттуда и стреляют чем-то. Например, молнией.
  Справятся ли наши архимаги с этим? Надеюсь. С войском постоянно идут двое - Тимерин и Вилатий. Но в личном обозе его императорского высочества везут Зеркало Эльниль, и на подходе к Долине сюда должны будут прибыть еще четверо. Так что магическое усиление у армии будет такое, какого этот мир еще не видывал.
  Потихоньку мысли сместились на воспоминания того, что увидел за день. Мастер Берас, Указующий Перст, Орден какой-то. Кстати, а зачем посыльных в Долину отправлять, когда есть камни единения? Снова какой-то магический артефакт привезли? Ничего необычно-магического у моих пленителей я не видел, но, помнится, артефакт, которым пользовался суперколдун в бою под Ренфиром, в "выключенном" состоянии тоже никак себя не проявлял. Так что фиг его знает.
  Или "орденцы" просто не хотят рассказывать степнякам, что такая вещь, камни единения, вообще существует? Может такое быть, что степняки про них просто не знают?
  Ну, с одной стороны, камни единения вещь хоть дорогая и редкая, но все же достаточно распространенная по всему известному миру.
  Но, с другой, это я-то вращался среди архимагов да принцев, это там камни - обыденность. А среди простых людей, далеких от магии, даже среди рядовых дворян, про них даже знают далеко не все, не то что имеют во владении. Такие камешки не в каждом среднем (не говоря уж про мелкие) городе есть.
  И у "моих" колдунов "раций" с собой не было. А мой камень они выбросили.
  Так что такой вариант вполне может быть.
  "Северяне" используют степняков в своих целях, информируя их и делясь с ними разными плюшками ровно настолько, насколько это необходимо, и ни граммом больше. Они же о зачистке приграничных районов степи только сейчас жрецам рассказали, хотя эта дезинформация выпущена в мир уже давно. В соседних с Империей королевствах об этом еще год назад знали. Не думаю, что Орден узнал о ней значительно позже.
  А вдруг этот Орден это вовсе не те "северяне"? Вряд ли. Будем пока считать, что это они.
  За размышлениями меня стал одолевать сон, поэтому я завалился на прохладный пол, дав себе установку проснуться ночью.
  Не знаю почему, но установка не сработала. Проснулся я от грохота замков. За дверью стояли вчерашние маги и двое новых зеленолобых.
  - Ты долго спал, имперец, уже день. Пора возносить хвалу богам.
  
  ГЛАВА 4
  
  Сердце рухнуло куда-то в район копчика. Шоу начинается, держись, Андрюха.
  Дав возможность воспользоваться ведром, зеленолобые выволокли меня из темницы. Я думал, что всё будет происходить в этой же "пирамиде", но мы устремились наружу, где нас поджидала небольшая повозка. Погрузившись, двинулись в сторону Башни Сияния.
  Н-да, а вблизи она выглядит очень даже величественно. Весьма эффектно смотрится широкая лестница, тянущаяся к огромному зёву входа на сорокаметровой высоте над землей. Глядя на этот элемент сооружения, я сразу вспомнил пирамиды инков и майя. Разве что там лестницы до самого верха, а тут где-то до середины.
  Ну и сам темный цвет пирамиды очень даже внушает. Даже если не ощущать присутствия магии, то чувствуется во всем этом какая-то монументальная мощь.
  К "парадному входу" мы не поехали. Обогнули Башню и остановились у небольшой дверцы с противоположной стороны. Тут уж никакой лестницы не было (небольшое крыльцо было), дверь находилась на уровне земли.
  И опять наш путь лежал куда-то вниз. На ходу я пытался сканировать Башню, рассмотреть магическую хреновину, спрятанную в ней, но на этот раз нервишки давали о себе знать, мысли всё время сбивались на предстоящее "веселие", фантазия рисовала разнообразные изощрённые способы причинить человеку физический вред.
  Меня приволокли в большой зал, все стены которого были изукрашены картинами боли и страданий. Извивающиеся фигуры, перекошенные в крике лица, расчлененные тела. Жутко становилось не только от одного вида этого помещения, сам воздух был пропитан чем-то... тяжёлым. Надо думать это и есть главный "офис" того самого Отца-разрушителя, питающегося мучениями и смертью.
  Извращенцы хреновы. Уничтожать под корень надо такие вероучения.
  В центре зала стоял узкий стол, по бокам от него из пола торчали два невысоких толи столба, толи тумбы. По пути к столу я дал волю нервам и попытался сопротивляться. Заговоренные зеленолобые скрутили меня и просто принесли на этот стол. Уложили, разведя руки в стороны и зафиксировав их специальными кожаными ремнями на столбиках. После чего в помещении остался один маг, остальные ушли.
  В приступе паники я подергался еще немного, но потом смог взять себя в руки, всё равно толку от моих дерганий не было никакого.
  Ожидание затянулось на пару часов. У меня даже проскочила мыслишка может сегодня ничего и не будет. Но облом. В зал стали подтягиваться люди, и наконец, появились трое золотолобых, мило беседующих с "моими" колдунами.
  Все говорящие были сильными магами, но на архимага тянул только один, тот с которым удалось познакомиться вчера.
  Они приблизились, осмотрели меня, поделились впечатлениями.
  - Ты прав, Сургар, - сказал незнакомый мне золотолобый вчерашнему говорящему. - Этот выдержит. Сделаем, как решили - сегодня легкие обряды, завтра пойдем вглубь.
  Он сделал жест рукой, в зал вбежало еще несколько служителей, и все вместе (кроме орденцев) они принялись справлять обряд посвященный хозяину данного помещения. Песни, чтение текстов, поджигания благовоний, удары лбами об пол, всё это было и в немалых количествах.
  Когда молитва закончилась, ко мне подтащили пару небольших столиков с инструментами и...
  И мне совсем не хочется вспоминать, что было дальше. На этот раз всё было по серьезному, не помогало даже полное отключение боли, ибо мне просто не давали этого делать.
  Ворожить говорящие умели значительно лучше, чем орденские колдуны. Подчинить меня своей воле жрецы так и не смогли (чему несказанно удивились), но вот мешать мне включать обезболивание во время пыток им очень даже удавалось. Так что чувствовал я всё. Орал и дёргался без всякого притвортсва.
  Я многократно терял сознание, даже несколько раз начинал умирать, но меня всякий раз возвращали к жизни, и допрос, совмещенный с кормлением местного божка, продолжался.
  Присутствовавшие в начале орденцы оказались натурами утонченными и довольно скоро изъявили желание покинуть сие "благородное" мероприятие. Я их идею поддержал и тоже пожелал свалить отсюда, но мою шутку никто почему-то не оценил. Вопросы про имперский разведотряд продолжились.
  К вечеру стало понятно, что имел ввиду золотодобый, говоря про легкие обряды и про "вглубь". На коже у меня живого места не осталось, но кости мне не ломали, ничего не отрезали, внутренних органов не повреждали. Похоже, что главное веселие начнется завтра.
  Вечером меня сняли со стола и бросили в небольшую комнатушку по соседству, не забыв немного подлечить, чтобы не помер ночью. Приставили и охрану из магов, хотя это было лишнее - о побеге я и не думал. С физическим бессилием всё понятно, но такого морального истощения я не испытывал еще никогда. Не осталось ни мыслей, ни эмоций, ни желаний, я больше походил на овощ. Просто лежал, уставившись глазами в потолок, и ничего не видел, не слышал, не ощущал.
  Не помню, когда я заснул, вспоминается как будто просто закрыл глаза, а когда открыл, было уже утро, и за мной уже пришли.
  И всё продолжилось по новой. И даже в более продвинутых вариациях.
  Воспоминаний о "второй серии" у меня почти не осталось. В памяти всплывает либо адская боль, либо какие-то бессвязные обрывки.
  Первое, что помню достаточно хорошо, это когда во время одного из перерывов, когда меня откачали в очередной раз, появился какой-то белолобый, сразу же бросился к говорящим (их в том момент двое присутствовало), упал перед ними ниц, и чуть ли не заорал:
  - Высочайшие! Имперские войска подходят к Долине! Их много, очень много!
  Эхо удивленно-испуганных возгласов прокатилось по залу.
  - Как?! Где?! Сколько?!
  - Они уже подходят к Вратам!..
  - Как?! А где урутяне?! У вождя Хапеса войско должно быть недалеко.
  - Не знаю, высочайшие. Но имперцев настолько много, что то войско, которое Хапес оставил при себе, это капля по сравнению с морем!
  - Ух ты ж, - вяло подумалось мне. - Вроде в степи живут, а, что такое море, знают.
  Брови ближайшего ко мне золотолобого взлетели вверх, он открыл было рот, но, вдруг, резко остановился. Подойдя ко мне, он схватил меня за лицо, уставился прямо в глаза.
  - Ты ЭТО скрывал, имперец?! Вас там был не просто разведотряд, вас там целая армия?!
  Его пальцы сильно сжимали мне челюсть, это было весьма больно (мне выдрали нескольких зубов, и делали это не слишком аккуратно, так что челюсть была неслабо разворочена), но на меня нахлынуло несказанное облегчение. Я хрипло засмеялся, брызгая кровью. Несколько капель попали на лицо говорящему, от чего тот непроизвольно дернулся.
  - Да... высочайший, - с трудом промямлил я. - Там действительно целая армия. Скоро от вашей Долины только воспоминания останутся.
  Полыхнув злостью, жрец выпрямился, повернулся к окружающим.
  - Самур!
  Вперед выступил толстый мужик с белой полосой, весь замызганный красным. Главный мастер заплечных дел, эти два дня он или сам мной занимался, или руководил двумя подмастерьями.
  - Он больше не нужен. Положи его на алтарь и заверши обряд. А мы, - говорящий поглядел на остальных. - Займемся защитой Башни.
  Золотолобые быстро устремились на выход из чертога Отца-разрушителя, остальные чуть ли не бегом последовали за ними.
  Самур проводил их взглядом, подошел ко мне.
  - Можешь радоваться, имперец. Твои страдания завершаются.
  Он принялся отстегивать кожаный ремешок, который удерживал мою левую руку.
  Я равнодушно наблюдал за его действиями, эмоции как будто отрезало.
  Вот и всё, финита ля комедия. Сейчас положат меня вон на тот алтарчик и геймовер. Эмоциональной музыки, подобающей моменту, не хватает. Всё происходит как-то просто и обыденно, прямо даже не интересно.
  Жалко, что в каком-то долбанном подземелии свой путь заканчиваю. Очень хочется на небо хотя бы разок еще взглянуть. На облачка, на солнышко. А тут эти стены вокруг, эх...
  Ну, по крайней мере, лично я сделал всё, что мог, своих не сдал. Теперь, ребята, вы тут уж как-нибудь сами. Камня на камне не оставьте от этой грёбаной Долины.
  В храме суета, все бегают, мельтешат. Колдуны всякие амулеты активизируют, вспышки магии повсюду. За мной сейчас никто из них не следит, я уже не интересен. Эх, мне бы сейчас здоровья да силёнок немножко.
  Вон толстяк Самур хоть и не маг, но буквально пышет здоровьем и энергией. Поделился бы что ли, жадина.
  В голове вдруг перемкнуло - полон здоровья! Полон энергии! Энергия! Силы!
  Нет уж, рано расслабляться. Если смертушка придет, встретим ее спокойно, но, пока не пришла, мы еще пошевелимся.
  Жрец отцепил мою руку от столба и положил ее мне на грудь. И как только его пальцы разомкнулись, моя рука как будто сама метнулась к его шее, сжала толстое горло.
  Давай сюда, гнида, делись! Энергия! Да-ай!!!
  Впишись взглядом в его глаза, я что было сил, всем своим существом потянул из него жизненные силы. И у меня это получилось! Энергия полилась в меня полноводной рекой. Я буквально пил её взахлеб, расплескивая и проливая.
  Раньше, во время подзарядки от окружающей среды, я вытягивал энергию отовсюду, со всех сторон, из всех объектов, что попали в зону поглощения. Именно поэтому в такие моменты я старался быть подальше от людей, чтобы из них силы не высасывать. По-другому у меня просто не получалось. Сейчас же я опустошал только этого жреца. Причем опустошал с такой скоростью, какая не снилась даже архимагам. Я "выпил" его секунд за десять, не больше.
  Во всяких земных фэнтези подобный вампиризм относят к черной магии, но в этом мире понятий черная или белая магия не существовало. Магия здесь воспринимается как инструмент, а инструменты сами по себе не могут быть злыми или добрыми. Поэтому я не испытывал каких-либо мук совести. Передо мной был враг, и он готовился меня убить. Так что пришлось действовать по обстоятельствам.
  Палач, наверное, даже сообразить не успел, что происходит. Он пару секунд промедлил от удивления, потом вцепился в мою руку, пытаясь оторвать ее от себя, но было уже поздно - силы покидали его, а меня, наоборот, наполняли. Еще через несколько мгновений его пальцы разжались, руки безвольно повисли вдоль тела. А потом он стал заваливаться на пол.
  Я не выпускал его шею покуда в нем оставалась хотя бы капелька жизни. Более того, у меня получилось даже тепло поглощать - тело жреца довольно быстро охладилось и стало покрываться инеем.
  Оттолкнув труп, я прислушался к ощущениям.
  Вот так, ё-моё! Другое дело! Еще полминуты назад я чуть ли в обморок не проваливался, а сейчас бегать-прыгать готов. Нервные потрясения, похоже, действительно пробивают блокировку способностей. Жаль, что когда успокоюсь, всё опять, скорей всего, вернется на круги своя.
  Я просканировал себя, и радость моя сразу утихла. Правая рука сломана, на ногах пальцы раздроблены, не все ребра целы, некоторые органы задеты, кожа местами срезана, кое-где прямо так и болтается большими лоскутами. И вся эта красота, не скупясь, залита запёкшейся кровью. Н-да, на роль зомби меня бы взяли. Причем без всякого грима.
  Накачавшись энергией, чувствую себя достаточно бодро, однако повреждения слишком большие. Попросту говоря, организм умирает. Еще несколько часов и хана.
  Хорошо хоть боль отключил, а то бы совсем кисло было.
  Я попробовал включить суперрегенерацию (а что, суперпоглощение получилось, может и это получится), но исцеление шло со скоростью не намного превышающей обычную. Плохо. Нужна помощь хорошего целителя. Очень хорошего.
  Заодно попробовал психокинез, молнии, огонёк. Нифига не получается. От души выругавшись, стал освобождаться от ремней, удерживающих меня на столе. Содрал с мертвого жреца балахон, разорвал его на ленты и перевязался. Толку от этого в данной ситуации, конечно, не много, но хотя бы куски кожи болтаться и мешать не будут.
  Разломал один из столиков, принялся приматывать полученную шину к сломанной руке. За этим занятием меня и заметили.
  Тот самый говорящий, который приказывал палачу добить меня, решил, видимо, проверить, как тут обряд продвигается. Не мог попозже, а?! Удивлен, приятель? Ничего, привыкай. Был бы я в форме, я бы тебя еще сильнее удивил.
  Так, спокойно, что-то я раздухарился. Не в том я состоянии, и уж совсем не в том положении, чтобы понты раскидывать. Мне и в идеальной форме супротив такой толпы магов не выстоять (да что там толпы, я и против одного хорошего мага не потяну), а уж сейчас так вообще только прятаться и остается. Прятаться и пытаться сбежать к своим, благо они где-то недалеко.
   Поторапливаться надо, а то ко мне уже людей выслали. Если снова сцапают, церемониться уж точно не будут. Закончив с шиной, я подскочил к столикам, где лежали пыточные инструменты, выбрал пару ножей более-менее пригодных для боя и побежал к двери.
  Так, где там степняки? Ага, чтобы перекрыть мне пути бегства, группы воинов подходят с разных направлений. Итак, хлопчики, вся ваша тактика рассчитана на то, что маги видят меня. Ну что ж, сыграем.
  Выскочив в коридор, рванул налево.
  Включаем суперстелс... Вот так. Наблюдавшие за мною колдуны потеряли контакт. А теперь бежим обратно в офис Отца-разрушителя.
  Забежал в зал, и, цепляясь за выпуклые барельефы, полез вверх по стене. Делать это с моими травмами было не очень удобно, один раз чуть не навернулся, но, в конце концов, замер прямо над входной дверью.
  Четверо воинов протопали по коридору и устремились дальше. Ай, молодцы, проглотили наживку.
  Маг, следовавший за ними, зачем-то остановился около двери, а потом вошел во внутрь и пошел к телу Самура.
  Опасно. На таком расстоянии суперстелс не всегда помогает. Да и на обратном пути он меня обычным зрением скорей всего заметит.
  Так, другие маги на него внимания сейчас не обращают, радарные лучи усиленно шарят по той части храма, куда я типа убежал. Валить его надо.
  Все эти мысли проскочили в голове в одно мгновение. После чего я оттолкнулся от стены и рухнул на жреца. Нож вошел точно в макушку, умер он мгновенно.
  В какой-нибудь компьютерной игре я бы сейчас открыл инвентарь, двумя кликами мыши снял с трупа одежду, напялил на себя и, что называется, прикинулся бы веточкой. В жизни так, к сожалению, не получается, на одно разоблачение тела куча времени уйдет. А мне нужно как можно быстрее убраться с "места преступления". Поэтому, выдернув нож и вытерев его о балахон жреца, я выскочил из зала и побежал на этот раз направо.
  Народу в подземельях храма, к счастью, было мало, поэтому довольно быстро я поднялся на несколько этажей и сместился в другую часть пирамиды, выйдя из зоны поиска. Здесь я на некоторое время замер, рассматривая окружающую обстановку и решая куда двигаться дальше.
  Сначала хотел идти к двери, через которую меня притащили сюда, но там собралось куча народу и принялась баррикадировать ее. Про парадный вход я даже не думал, там тоже толпы туда-сюда бегали. Оставались немногочисленные окна в разных частях храма. Ё-моё, не могли побольше окошек наделать, на всю пирамиду едва ли десяток наберется.
  Стал пробираться к ближайшему, но подойдя поближе рассмотрел, что оно перекрыто металлической решеткой. Твою мать, людей-то я издали чувствую, а вот такие детали интерьера сквозь стены иногда только в упор и разглядишь.
  Вошел в комнату, осмотрел решетку. Нет, не выломать - крепкая и вмурована хорошо.
  Снаружи, откуда-то издали донесся толи грохот, толи гул. Вроде бы с севера. Взрыв, это был взрыв! В личном обозе его высочества кроме Зеркала Эльниль еще кое-какие секретные штучки припрятаны. В том числе несколько телег алхимического черного пороха, который раза в полтора-два сильнее своего обычного аналога. Вот им сейчас Северные Врата и рванули. Так и планировали, чтобы магические силы экономить.
  Значит, полчаса-час и наши будут здесь. Заныкаться что ли где-нибудь здесь и подождать пока всё закончится? В горячке боя, когда сюда ворвутся, свои же могут и порешить. Да и время у меня утекает, надо как можно скорее попасть к лекарю.
  Ну, что делать, пошли к следующему окошку.
  Контролируя перемещения служителей, стараясь не издавать ни звука, двинулся дальше. Здесь народу было уже немало, они постоянно перемещались, поэтому продвигался я довольно медленно.
  Один раз не уследил за всеми аурами вокруг, и какой-то жрец вышел из двери прямо на меня. Несказанно повезло, что он прижимал к груди большой кувшин, явно чем-то наполненный, и тот перекрывал ему половину поля зрения. Не заметив меня, он повернулся и потопал вдаль по коридору.
  Фуф, ё-моё! Бывает же такое. Успокоив рвущееся наружу сердце, я продолжил путь.
  Несколько следующих окон так же оказались зарешечены. Надежда на то, что улизнуть удастся незаметно, стала таять. Но на этом неприятности не закончились - стало ухудшаться самочувствие, и это мне совсем не понравилось.
  К счастью, были и хорошие новости. На севере, на самой границе видимости моих пассивных радаров показалось множество людей. Их количество росло, и они приближались!
  Наши! Зуб даю, наши!
  Ёкарный бабай, да как же отсюда выбраться?!
  Нырнув под лесницу, спрятался от очередной группы жрецов, двигающихся наверх. И эти к парадному входу идут... Подожди-ка. Народ уходит из пирамиды. Не все, но многие. Что за прикол?
  Нет, говорящие не уходят, около той самой магической штуковины тусуются, колдуют что-то. Собираются "божественную защиту" включать, а остальные отходят на безопасное расстояние? Наверное. Ушедшие из Башни по соседним храмам расходятся и там оборону занимают.
  Как будто что-то вспыхнуло в верхней части Башни. Не в обычном, световом, диапазоне - в магическом.
  Включили таки, уроды. Ну точно эта хрень с электричеством связана. Сейчас это очень хорошо чувствуется. Мегамолнией плюётся чтоли? Любят, похоже, степняки электричесво - под Ренфиром супермолнией фигачили, сейчас опять что-то подобное использовать будут.
  Так-с, двое говорящих остались около артефакта, один, архимаг Сургар, пошел... А куда это он идет? Опа, к главному входу идет. Он что, тоже сваливает?
  Но архимаг не свалил, остановился на верхней площадке парадной лестницы.
  Пирамида тем временем практически обезлюдела. Служители оставались на нижних уровнях, здесь же, над землей, были только говорящие, да несколько магов среднего уровня составили компанию Сургару.
  Когда наши войска приблизились, пространство между храмами было совершенно пусто, служители успели спрятаться в зданиях. Принимать бой снаружи никто не спешил.
  В отличие от Башни Сияния, в "маленьких" пирамидах окошек и балкончиков было много. Расположившись там, степные маги встретили подходящие имперскую армию множеством молний и струй огня. Северный храм, находящийся ближе других к имперцам, буквально ощетинился ими.
  Впрочем, результата это практически не дало. Как я уже говорил, магическое усиление армии было на невообразимом уровне. Я отсюда четырех архимагов видел, а еще двое должны быть со второй группой войск, которая по плану обойдет кратер и войдет через Южные Врата. Кстати да, на юге тоже скопление людей начинает чувствоваться.
  Ответным магическим "огнем" степные маги были довольно быстро подавлены, и войска двинулись дальше. Еще пара минут и начнется штурм северного храма.
  И в этот момент, видя, что обычные колдуны не справляются, жрецы ввели в бой свое супероружие. Шпиль, расположенный на верхушке Башни Сияния, засиял, а потом с него сорвались несколько слепящих молний и, изгибаясь по дуге, ударили в скопление имперских войск.
  Удар был очень силен, у меня, сидящего в глубине пирамиды, аж волосы на голове трещать стали.
  Но на этот раз наши маги тоже неплохо подготовились, накачавшись энергией и прихватив с собой всякие магические усилители. Ударившись в защитный купол, молнии разлетались в стороны, ветвились, взлетали вверх, сияли ярко-белыми шарами. Все пространство около храмового комплекса утонуло в море электрических разрядов.
  Такая картина способна произвести впечатление даже на опытного колдуна, не то что на простого человека. Казалось, что выжить среди такого буйства стихии невозможно никому. Однако когда это море погасло, стало видно, что потерь у имперцев практически нет. Да, нашим магам пришлось туго, но они выдержали.
  Практически без промедления жрецы ударили еще раз, опустошая "аккумуляторы" Башни. Снова сплошной ковер из ветвящихся электрических змей. Однако и сейчас без особого успеха.
  Как только разряды погасли, над Долиной разнесся имперский боевой клич и войска рванулись вперед.
  Но радость моя была преждевременной, у жрецов еще были тузы в рукаве. Сразу после второго выстрела ожили каменные "Т". Я не знаю, на каком физическом принципе они работали, но, как я и предполагал, "Т" вырабатывали энергию, которая по подземным каменным "проводам" потекла в Башню Сияния. И неслабо так потекла.
  Одновременно с этим со шпиля Башни в вершины "малых храмов" ударили четыре молнии и все пять пирамид окутались полусферами из непрерывно танцующих электроразрядов. Причем защитные полусферы малых пирамид хоть и не соприкасались друг с другом, но между ними тоже проскакивали электродуги, образуя вокруг Башни Сияния замкнутый периметр.
  Ух нифига себе система!
  Просто так теперь нашим войскам ни внутрь зданий не попасть, ни к центральной пирамиде не пробиться. Магам придется "вскрывать" эти коконы. Они их "вскроют", энергии там вроде бы не слишком великие... Если, конечно, там нету еще каких-нибудь сюрпризов. Но на это уйдет время. А аккумуляторы Башни наполняются. Минут десять, и "пушка" будет готова к следующему выстрелу. У наших нету такого неиссякаемого источника питания, закончатся энергокристаллы и что делать? Успеют ли за это время взять Башню еще не факт.
  Можно, конечно, попытаться уничтожить "Т" или перерубить подземные каменные "провода". Но на это тоже время уйдет. Этих "Т" тысячи, их целые поля, задолбаешься разрушать. А "провода" мало того что под землей, так к Башне Сияния не один и не два провода подведены - десяток, с разных направлений. Сеть, ё-моё.
  В общем, лишить Башню питания это как бы даже не более сложная задача, чем захватить ее.
  Ладно, хватит думать о том, где я не в силах помочь. Что я могу сделать прямо здесь и сейчас? Как отключить эту штуковину?
   Двое говорящих, что ошивались рядом с артефактом, в его работу практически не вмешиваются. Втроем с Сургаром они запустили его, и сейчас эти двое просто контролируют, а также производят какие-то манипуляции с энергокристаллами, находящимися в том же помещении. Будет ли толк, если я вырублю их и поломаю там что-нибудь?
  Вырубить магов я может быть смогу. Может быть. Суперстелс рулит, как говорится. Но вот смогу ли я там что-то сломать, это еще вопрос. Ибо магическое оборудование обычно это монолитные каменюки, а не хрупкая электроника. Сломать такие кувалда нужна. Или хорошая магия. А у меня ни того, ни другого.
  Когда Сургар почувствует неладное, то в промежутке между выстрелами у него будет вагон времени, чтобы вернуться к артефакту, и сделать мне больно. А ведь с ним еще четыре мага тусуется. Не вариант.
  Остается сам Сургар. Это он управляет "суперпушкой", и теперь мне понятно, почему он занял позицию наверху парадной лестницы - там обзор хороший. Если выключить из игры его, то... А фиг его знает, что будет. Если остальные говорящие не способны управлять артефактом, то степняки однозначно проиграли. А вот если способны, то тут вилами по воде писано, как говориться.
  Хотя даже если способны, то сама по себе потеря такого юнита как архимаг, это уже ого-го.
  Я выбрался из-под лестницы и ноги сами понесли меня к парадному входу. Отсутствие людей позволяло бежать, не прячась по закоулкам. Старался разве что не шуметь, ибо звуки в этих каменных залах разносятся очень даже хорошо.
  Подбежал к двери, за которой находился широкий коридор, идущий от главного входа в недра Башни. Замер, всмотрелся в противников, находящихся от меня буквально в десяти размахах. Просканировал дверь на предмет получиться ли её открыть быстро, а главное бесшумно. Должно получиться, петли смазаны, а замка тут вообще нету. Теперь надо просто ловить момент, когда все отвернутся и не смогут заметить мой рывок.
  В это время зарядка "батарей" пирамиды достигла достаточного уровня, и Сургар, не мешкая, "выстрелил". Яркое зарево в третий раз залило всю округу.
  Наши снова выдержали, но я понимал, что бесконечно это продолжаться не может. Всё что мне было нужно, это чтобы никто из сургаровой свиты не смотрел в эту сторону, вглубь коридора. Если я успею подскочить к ним на вытянутую руку, то мало им не покажется.
  Но, хотя большая часть их внимания была обращена на происходящее снаружи, то один колдун, то другой, постоянно становились ко мне боком и краем зрения вполне могли видеть коридор.
  Меня качнуло.
  Блин, в голове шуметь начинает, твердости в руках не чувствую. Неужели так и скапычусь здесь, в этом закутке? Нет уж, если в ближайшее время возможности не представиться, ломанусь в лоб. Лучше уж так погибнуть, чем просто от слабости.
  Время шло. "Пушка" почти зарядилась, как вдруг один из магов развернулся и пошел в мою сторону. Опасаясь, что меня заметили, я вжался в угол за дверью. Мимо! Пожалуйста, пройди мимо!
  Но колдуну вздумалось свернуть именно ко мне.
  Дверь открылась (при этом скрипнув!), загораживая меня, маг вошел в мой коридорчик и сделал пару шагов дальше.
  В мою сторону он даже не смотрел!
  Он не меня заметил, он просто по своим делам топает!
  Вцепившись одной рукой в дверь, не давая ей закрыться, вторую, с ножом, я поднял для броска, на случай, если маг вздумает обернуться. К счастью, он не вздумал. Свернул за угол и пошел дальше.
  Доли секунды хватило, чтобы глянуть на остальных колдунов и понять, что все они таращатся наружу. Я даже подумать не успел, что пора, как уже летел к выходу, занося руки для удара.
  В память врезалась картинка - спины магов, не обращающих на меня внимания, Сургар, поднявший руки и приготовившийся к выстрелу.
  Мне не удалось проскочить эти пятнадцать метров бесшумно. Когда травмированы ноги, двигаться без звука не слишком просто. Спалился где-то на полпути. Но по правильному среагировал на тихое шуршание за спиной только один из магов. Причем ближайший ко мне. Он не стал разворачиваться, не стал начинать колдовать, он просто дернулся в сторону, и мой нож прошел всего в паре сантиметров от его шеи.
  Два других мага начали степенно поворачивать головы, и тут же поплатились за свою неспешность - я дотянулся до них, не прекращая движения вперед.
  Сургар же был целиком поглощен предстоящим выстрелом и меня, похоже, вообще не замечал. Не снижая скорости и не отвлекаясь на увернувшегося колдуна, я всей своей массой врезался в спину архимага, стоящего на самом краю, и мы вдвоем кубарем покатились вниз.
  - Спасибо, Чирим-бирим-бурашка, - пронеслось у меня в голове в то недолгое мгновение полета, когда наши тела уже покинули площадку, но еще не коснулись уходящих вниз ступеней.
  А дальше только вращающийся перед глазами мир, треск костей от "нежных" касаний об лестницу, и вопли Сургара, перекрывающие даже грохот молний.
  Заключив архимага в тесные объятия, я старался не выпускать его, а то улетит еще куда-нибудь в сторону да убьётся. Однако за секунду до земли, во время очередного контакта со ступенями, моя правая рука особенно сильно хрустнула, после чего просто расслабилась.
  Архимаг выскользнул и грохнулся на землю в паре метров от меня.
  Мне ненадолго вышибло дух, но в себя я пришел раньше, чем Сургар. Приподнявшись, я с удивлением увидел безвольно висящую руку, а потом заметил архимага, стоящего на четвереньках и мотающего головой. Опомниться ему я не дал. Подскочил, и с ноги отправил его в глубокий нокаут. Отдохни, мужик, у тебя впереди веселый разговор намечается.
  Потом земля у меня перед глазами покачнулась, меня повело, и, сделав пару шагов назад, я завалился к основанию лестницы.
  Почти теряя сознание, я со всей силы потянул энергию из окружающего пространства. Суперпоглощения, как с палачом в подземелии, не получилось, но в голове прояснилось.
  Подумалось, что лежать вот тут, у ступеней, совсем нехорошо - место открытое, колдун, который увернулся, сможет меня достать, даже не спускаясь.
  С трудом отполз за большую скульптуру какого-то животного сбоку от лестницы. Откинулся на его лапу, перевел дух. Только сейчас я заметил, что полусфер из молний, ранее защищавших храмы, больше нет. Имперские войска уже не только штурмуют северный храм, но и ломанулись ко всем остальным. В том числе и к Башне Сияния.
  Мне оставалось только ждать. Я и ждал, сконцентрировавшись на самолечении. Вылечить, это меня не вылечит, но хотя бы какие-то минуты выиграю.
  Когда приблизились солдаты, перед глазами у меня уже всё плыло. Слышались команды, и в упор ко мне и архимагу воины не подходили. Потом появились какие-то всадники, меня приподняли. Услышал, как выкрикивают мое имя, однако кто меня зовет, я не узнавал. Перед глазами мелькали лица, кто-то принялся лечить меня, но я чувствовал, что уплываю всё глубже и глубже.
  Как сквозь туман разглядел лицо Бажена. Через некоторое время опознал принца Лодкира и архимага Алкинея. Принц смотрел мне прямо в глаза, шевелил губами и, хотя звука не было, по их движению, я понял, что он зовет меня.
  - Принимайте подарочек, - промямлил я, кивая в сторону жреца-архимага.
  Потом изображение перед глазами стало меркнуть, и я провалился в темную невесомость.
  
  ГЛАВА 5
  
  Дрема не отпускала долго, и, по правде говоря, это было очень приятно. Поэтому окончательно просыпаться я не спешил. Нежился под мягким одеялом до тех пор, пока знакомый голос не выдернул меня в реальный мир.
  - Ита-ак, - кое-кто тщательно старался спародировать мою интонацию. - Как мы себя чувствуем?
  Не открывая глаз, осторожно потянулся. Легкие болевые ощущения сразу же вернули память.
  Я невольно поморщился, вспоминая произошедшее, и провел языком по зубам. Некоторых зубов, понятное дело, не хватает, но кости челюстей более-менее в порядке. Да и с остальным организмом дела значительно лучше, хотя до полного выздоровления еще далеко.
  - Ну и напугал ты нас, приятель. Отца чуть удар не хватил, когда он увидел в каком ты состоянии.
  - Долго я без сознания был? - спросил я, открывая глаза.
  - Три дня, - ответил Бажен.
  Я повертел головой. Нахожусь в просторном походном шатре. Сейчас день, и благодаря тому, что ткань, из которой сделан шатер, не слишком плотная, внутри достаточно светло.
  Кряхтя, я стал приподниматься. Бажен подошел, помог сесть.
  - Фуф, - выдохнул я, вытирая выступившую на лбу испарину. - Спасибо.
  Маг взял со стола кувшин, налил целый стакан лечебного отвара, протянул мне.
  Без всяких вопросов я взял предложенное и залпом выпил.
  - Еще!
  Бажен усмехнулся и налил добавки.
  - В нормальном состоянии ты эту кислятину на дух не переносишь.
  - Так то в нормальном. Сейчас-то можно.
  - Сейчас нужно! - хохотнул он.
  Опустошив второй стакан, я спросил:
  - Ну, что тут произошло, пока я спал? Нет, лучше с того момента как меня похитили.
  - Не спеши, - Бажен вышел из шатра, кого-то подозвал, распорядился принести бульона.
  Ай, спасибо, братан, бульончика я бы сейчас с удовольствием навернул. Еще с большим удовольствием навернул бы мяса, но сам прекрасно понимаю, что твердую пищу мне пока нельзя.
  Вернувшись, маг присел рядом и стал рассказывать.
   (Кстати, присутствию в походе моего старого друга удивляться не надо. Он тут медицинской службой заведует. Она тоже с некоторыми нововведениями.)
  - Когда был уничтожен взвод...
  - Все погибли? - перебил я его.
  - Нет, - Бажен мотнул головой. - Назиб и еще несколько человек выжили. Повозиться с ними пришлось изрядно, но на ноги поставили.
  - Слава Богу, - вырвалось у меня.
  - Назиб как узнал, что тебя принесли, сразу же прибежал и теперь частенько тут крутится, помогать пытается. Говорил, что это ты его от молнии защитил.
  - Хм, - я задумался, вспоминая. - Во время удара мы были рядом. Я попытался защитный полог поставить, но у меня ничего не вышло. Получил так, что мало не показалось.
  - Похоже, кое-что все-таки вышло, - не согласился Бажен. - Все выжившие находились по краям вашего построения, и только вы с Назибом были точно в центре, а ведь там сила удара самая большая. Возможно, что твоя попытка защититься хоть немножечко, да помогла.
  - Возможно. А сейчас он где?
  - Несколько часов назад я его спать отправил. Буквально заставлять пришлось - не хотел уходить. До ужаса упертый парень.
  - Это да, это у него есть, - улыбнулся я. - Андис цел?
  - Да что ж с ним станет? Андис! - рявкнул маг.
  - Иду! - донеслось издали, и через полминуты в шатер вошел мой бессменный ординарец.
  - Рад, что с вами всё в порядке, господин Арей, - заулыбался парень.
  - Пока еще не шибко в порядке.
  - Ну, в смысле будет в порядке... Ну, вы поняли, что я хотел сказать.
  - Да понял, конечно, - усмехнулся я.
  Бажен махнул рукой, и Андис исчез.
  - Так что там дальше?
  - Ну, так вот, - продолжил Бажен. - Деталей я не знаю, но народу в погоню много послали. Однако догнать похитителей не удалось. Они почти всех своих людей бросили (эти тоже попытались скрыться, но им не повезло), и без балласта смогли поддерживать такую скорость, что довольно быстро вышли за пределы видимости Дальнего Ока.
  - Тех, кого бросили, догнали? Кто они, откуда?
  - Догнать, догнали, но живыми ребята сдаваться не собирались. Кто-то в бою полёг, кто-то сам себя. Заворожить не удалось, у них и амулеты были неплохие, и заговоры.
  - Понятно, дальше, - кивнул я.
  - Кто-то предположил, что тебя повезут в Долину, и что степнякам не составить большого труда вытащить из тебя всё что нужно. Принц мысль поддержал и оставшийся путь гнал армию ускоренным маршем. На подходах повстречались с урутянами. Но их совсем мало было, чуть больше тысячи. Отправили против них отряд, а основные силы, не задерживаясь, пошли к Долине. Скажу прямо, Арей, полная неготовность жрецов к обороне наводила на мысль, что ты уже давно мертв. Я тоже склонялся к этому.
  Я пожал плечами:
  - Вполне логично.
  - С Вратами на входе возиться почти не пришлось. Подтащили к прямо к стенам телегу сам знаешь с чем, архимаги, владеющие невидимыми руками, поставили преграду, чтобы вся сила взрыва пошла в сторону Врат, и домик просто снесло. Удивительное зрелище эти пороховые взрывы, доложу я тебе. Такое облако дыма... Хотя, что я тебе рассказываю, ты таких взрывов, наверное, уйму повидал в своем мире. В общем, все шло хорошо пока жрецы не высвободили мощь Темной Пирамиды.
  - Они называли ее Башней Сияния, - снова вклинился я.
  - Башней Сияния? Подходящее название. Ты, вообще, видел бой? Как Башня молниями в нас била, как защитные купола вокруг храмов создавала?
  - В общих чертах.
  - Слава двенадцати, удар Башни мы выдерживали. Но вот то, что она стала питаться от разбросанных по Долине обелисков, это был очень неприятный сюрприз. Поэтому мы сразу же бросились раздвигать громовой купол ближайшего к нам храма, чтобы как можно быстрее захватить его, выключить из защитной цепи и прорваться к Темной Пирамиде.
  - Когда Башня выстрелила еще раз, нам это почти удалось, - продолжал Бажен. - Удар нас отвлек, и всё пришлось начинать сначала. В следующий раз дело пошло быстрее - к моменту, когда должен был быть выстрел, мы уже сделали проход. Люди пошли внутрь, а мы готовились удержать проход при ударе. И вдруг Вилатий, он за вражеским архимагом на Башне следил, чтобы удар не прозевать, как заорет: "Арей! Это Арей!", и пальцем в сторону пирамиды тычет. Я даже не сразу понял, о чем он, и разглядел тебя только, когда ты в обнимку со жрецом летел с лестницы. Ну не томи, Андрюха, как ты там оказался?! Что произошло?!
  Нетерпение Бажена было столь велико, что я не посмел дольше терзать товарища. Сначала хотел рассказать бегло, без подробностей, но со временем повествование переросло в многословный эмоциональный рассказ. Опустил разве что самые неприятные моменты.
  Однако Бажен хороший ворожей и неплохой телепат, он перехватил некоторые образы, мелькавшие у меня в голове. На расслабоне после беспамятства я не контролировал мысли, не ставил защиту - был как открытая книга, читай - не хочу.
  Увидев, как он содрогнулся, я тут же заблокировал доступ - нечего хорошим людям психику калечить.
  - Слушай, - спросил я, желая отвлечь Бажена картин, увиденных в моей голове. - А где мы сейчас? Всё еще в Долине?
  - Да, - кивнул он. - Мы исследовали местные артефакты, демонтировали все, что можно демонтировать. Завтра уничтожим все эти храмы, обелиски - все, что не можем захватить с собой, и послезавтра армия двинется назад.
  - А как соседние племена степняков? Не собирали войско против нас?
  - Два раза приходили. Один раз урутяне все свои остатки привели, тысячи три. С этими воевать пришлось, уничтожили. Еще раз соседи появились, тысячи две. Но эти, увидев, что сила не на их стороне, ушли без боя. С тех пор тишина вокруг.
  К этому времени принесли кушание, и моё настроение, и без того хорошее, поднялось еще больше. Выпив теплый бульон, я почувствовал острое желание принять горизонтальное положение, и, укрывшись одеялом, сам не заметил, как заснул.
  Когда проснулся, первое что увидел, это сидящего в другой стороне шатра Назиба. Он читал книгу, и внимания на меня пока не обращал.
  Во, кстати, тоже моя заслуга - это я его грамоте научил и любовь к чтению привил. Хотя, неправда, я не прививал, она сама привилась. Он даже в поход пару книжек захватил. Одна - какой-то роман, вторая - по географии.
  - ЗдорОво, - буркнул я. - Давно не виделись.
  Назиб аж подскочил от неожиданности.
  - Капитан! Очнулся!
  - Проснулся, - поправил я. - Очнулся я раньше. Сейчас дрых просто.
  - Ну да. Ты три дня без чувств валялся, - принялся тараторить вахмистр. - Господин Бажен рассказывал, когда тебя обнаружили, то целых три архимага и он сам бросились спасать тебя, но ты всё равно уходил. Еле вытащили. Даже архимаги не все верили, что выживешь. Ой, мне же приказали сразу доложить, когда проснешься.
  Не успел я и слова сказать, как он вылетел наружу и убежал.
  Ну и ладно. А я поваляюсь пока. Вставать, да и вообще шевелиться, как-то и не хочется. Бульона хочется. Или чая сладкого.
  Пока я размышлял о гастрономических изысках, в шатер пожаловала целая толпа народу во главе с самим принцем, что было для меня полной неожиданностью.
  Я бросился было вставать, но Лодкир цапнул меня за плечо и уложил обратно.
  - Лежите, Арей, мы с вами воины, а не бальные кокетки, всякий раз реверансы отвешивать. Как себя чувствуете?
  - Значительно лучше, чем несколько дней назад, ваше высочество.
  - Это радует, - принц присел на стул, на котором недавно сидел Назиб. - Итак... В прошлый раз вы удивили моего племянника. Теперь вы удивили меня. Мой старший брат знает вас значительно дольше и уже не удивляется вашим проделкам. Вы всегда причиняли столько беспокойств?
  - Пожалуй, нет, - я постарался поддержать полушутливый тон Лодкира. - Только последние лет семнадцать.
  Тот шутку оценил, улыбнулся одним краешком рта.
  - Вам повезло, что вы не видели Будигоста, когда мы вас нашли. Он так переживал, что я стал бояться не только за вас, но и за него. Но наш общий друг не зря считается лучшим целителем в Империи - его искусство плюс помощь других архимагов спасли вам жизнь. Ну да ладно, оставим проявления чувств на потом. Сейчас о важном. Господин Бажен поведал нам ваш рассказ и нас всех очень заинтересовали похитившие вас мастера из ордена. Вы можете подробнее о них рассказать?
  - И рассказать могу, и показать, - я вытянул руку из-под одеяла. - Кристалл есть?
  Мне тут же протянули кристалл знаний, и я скинул на него воспоминания.
  Пока присутствующие знакомились с содержимым (кроме принца в шатер втиснулись Будигост, Бажен, Вилатий и несколько человек из штаба), я подробно рассказывал все, что помнил о моих похитителях и об ордене.
  - Надо немедленно проверить пленных, - сказал Лодкир.
  - Я проверю еще раз, - ответил Вилатий. - Но пленных жрецов всего несколько десятков и я их всех видел. Этих я среди них не помню.
  - Всё-таки проверьте, Вилатий. А заодно нужно осмотреть вещи собранные с убитых. Вещи орденцев должны отличаться от местных.
  Архимаг кивнул, подмигнул мне и удалился.
  - Ну что ж, господин Арей, больше не будем вас утомлять, - принц поднялся со стула, подошел вплотную к кровати, положил руку мне на плечо. - Мы уже пообщались со жрецом, которого вы нам... подарили. Он поведал, что вам довелось вынести. И что вы не выдали им ничего. Я понимаю, что сейчас мои слова будут просто словами, но... Спасибо вам, дорогой друг. И от меня лично, и от всей нашей армии. Если бы степняки узнали о нашем приближении заранее, потери были бы значительно больше.
  - Если бы я заранее знал через что предстоит пройти, то, скорее всего, сломался бы.
  - Он еще шутит, - недовольно буркнул Будигост.
  - Это хорошо, что шутит. Выздоравливайте, Арей.
  Когда принц покинул шатер, внутри остались Бажен и Будигост.
  Бажен направился к столику, где стояли лекарства, архимаг присел на краешек кровати.
  - Спасибо, - сказал я, глядя на них обоих, имея в виду моё спасение.
  - Не за что, мой мальчик, - так же негромко ответил Будигост.
  В его взгляде было столько теплоты, настоящей человеческой теплоты, что у меня в груди защемило - он же из-за меня переживает. По-настоящему переживает.
  - Блин, Будигост, не терзай мне душу своими волнениями, - воскликнул я. - Ну, было и было. Было и прошло. Теперь-то всё хорошо.
  Будигост улыбнулся.
  - Да. Теперь хорошо, - немного помолчав, он хлопнул себя по коленям. - Ничего, мы тебя подымем. И здоровее прежнего сделаем. А то любишь ты лезть во всякие неприятности.
  Подошел Бажен с новой порцией отвара.
  - Мы с отцом присутствовали, когда принц докладывал императору о взятии Долины. Угадай, что сказал Ордин, услышав рассказ как ты нашелся.
  Я лишь помотал головой, поглощая лекарство.
  - Одна из твоих любимых фраз, - хмыкнул Будигост.
  - Это какая? - удивился я.
  - Император немножко помолчал, глядя в сторону, - Бажен уже откровенно веселился. - А потом задумчиво так, как будто сам себе, говорит: "И почему я не удивлён?".
  Маг засмеялся, я представил себе эту картину и мои губы сами собой растянулись в улыбке. Действительно, фраза одни из моих любимых. То, как она была произнесена, не очень на меня похоже, ну да это не важно.
  Весь следующий день корпус готовился к обратной дороге, а в Долине постоянно что-то грохотало, взрывалось и рушилось. Это наши уничтожали все, что не могли увезти.
  Поскольку та часть армейского лагеря, где была моя палатка, находилась внутри кратера, то я, при помощи Назиба, выбрался на воздух и немножко полюбовался поднимающимися над центром Долины облаками пыли. Признаюсь, созерцание происходящего вдали разрушения доставило мне несказанное удовлетворение.
  Но долго наслаждаться я не смог. Да, архимаги вытащили меня с того света, но расходовать кучу энергии на быстрое стопроцентное выздоровление без крайней на то надобности не разумно. Ликвидировали угрозу для жизни, твердо поставили больного на путь выздоровления, а дальше уж пусть организм сам работает. Дальше ежедневные процедуры, лекарства и покой. Бажен, пожалуй, даже слишком с этими магическими процедурами увлекается - нет смысла столько энергии тратить, и так поправлюсь.
  Когда я зашатался, Назибу и Андису пришлось тащить моё тельце в кровать и отпаивать баженовскими снадобьями.
  На следующий день передовые части ушли в степь. Архимаги, прибывшие через Зеркало Эльниль специально для штурма Долины, телепортировались обратно в Империю, захватив с собой наиболее ценные трофеи и некоторых пленных. Еще через день покатили и мы.
  Назад домой армия шла не так стремительно, территорию Урута арьергардные отряды покидали спустя целую неделю. К этому времени я уже вполне мог обходиться без помощников. Да уж, магия целительства воистину удивительная штука (когда маг хороший) - на Земле я бы, наверное, пару месяцев, а то и больше, только в реанимации валялся, не говоря уж о дальнейшем лечении. А тут и двух недель не прошло, а я уже "ходячий больной". Хотя еще не очень "ходячий", сил разве что на пятиминутную прогулку хватает.
  Приблизительно в это время состоялся долгий и серьезный разговор с принцем. На этот раз в его шатре. Еще раз рассказал свою историю, обсудили как орденцев, так и жрецов Долины. Результатами предварительных допросов пленных принц со мной делиться не стал (сказал потом, в Империи), упомянул, что среди пленных моих похитителей не было, а вот среди убитых было несколько человек одетых явно не по жреческой моде.
  Под конец с помощью камней единения к разговору присоединился сам император. Получил от него очередную порцию благодарностей за захваченного живьем говорящего с богами, а заодно неслабый пистон за ослушание приказа.
  Тогда же меня проинструктировали, что не следует распространяться о моей роли в захвате одного из верховных жрецов. То, что я был в руках степняков и, несмотря на жуткие пытки, не выдал своих, знают уже все, и этот, без сомнения, великий подвиг не останется без хорошей награды. Но единоличное пленение еще одного мага за случайность и милость богов уже не примут. Это не просто может вызвать, это однозначно вызовет ненужные вопросы о моей персоне.
  С этими доводами я целиком и полностью согласился. Я хоть и не прячусь от человеческого общества, но раскрывать детали своих калеченых суперспособностей не собираюсь - пусть эти козыри так и остаются при мне. А по моим действиям под Ренфиром и здесь, в Долине, вполне можно вычислить, чем именно я владею. Так что помолчим.
  Когда наша санитарная колонна остановилась на очередной ночлег, я как обычно вылез из повозки размять ноги. Почти сразу появился Назиб.
  - Господин Бажен, как у господина капитана дела? - окликнул он главного врачевателя армии. - Можно его на вечер забрать?
  - Это зачем? - удивился маг.
  - Наш батальон совсем недалеко остановился. Вон он, - вахмистр указал рукой. - Сослуживцы хотели бы разделить со старым другом вечернюю трапезу.
  - Бажен, я нормально себя чувствую, отпусти, - взмолился я. - Ты сейчас пару часов обход раненых делать будешь, я к тому времени вернусь.
  - Хорошо, идите, - маг перевел взгляд на Назиба. - Лично приведешь его обратно.
  - Так точно! - весело гаркнул Назиб, и мы потопали.
  В батальоне, где сейчас служил вахмистр, было полно людей из родного мне Второго Биронского полка. Собственно говоря, некогда в составе полка развернули несколько дополнительных батальонов, и непосредственно перед походом эти подразделения перекинули в экспедиционный корпус. Так что здесь было много людей, которых я знал еще со времен службы рядовым.
  Поэтому, когда мы приковыляли к биронцам, восторженного рёва, поздравлений, рукопожатий, обнимашек и прочего было хоть отбавляй. Приходилось даже осаживать некоторых товарищей, стремящихся раздавить меня в объятиях. Даже с поручиком Гариасом, вернее с уже капитаном, весьма тепло пообщались.
  Каких-то изысканных угощений за ужином понятное дело не было, поход как-никак, что, впрочем, ни разу не портило хорошей атмосферы вечера. С тех пор чуть ли не каждый день меня приглашали составить компанию, причем это делали как офицеры, так и знакомые мне рядовые, что было для меня особенно приятно. Если мои старые товарищи, так и оставшиеся простыми солдатами (ибо простолюдины), не чураются меня, не смотря на то, что я давно уже стал дворянином и росту в званиях, значит, я остаюсь нормальным человеком, значит, чувство собственного величия держу под контролем. Конечно, кто-то может подумать, что ко мне подлизываются, хотят плюшки какие-нибудь поиметь с добродушного дворянчика. Ну что ж, ладно. Если кому-то хочется так думать, пожалуйста. У меня же лесть вызывает в лучшем случае презрение и уже не раз бывало, что приходилось прекращать отношения с людьми, настойчиво пытающимися поцеловать пониже спины.
  Так что на приглашения я отзывался с удовольствием.
  Однажды пришли к обычному солдатскому костру вместе с Баженом. В этом десятке были несколько человек, которых тот "выписал" из лазарета буквально за пару дней до этого, поэтому его знали и не сторонились.
  Пока готовилась еда, к костру подтянулись люди из других десятков, разговор незаметно сменился пением. В этом мире вообще очень любят петь. Как и танцевать. Ну а что еще делать в чистом поле у костра? Или задушевные разговоры, или песни с танцами. Или еда, гы-гы.
  Да и не только в чистом поле. В городах тоже интернета нету, так что и там танцуют и поют с превеликой охотой.
  И вот потрескивает костерок, дымится котелок, звезды соревнуются друг с другом кто из них ярче, да куча бородатых мужиков, увешанных железом, хриплыми голосами поют про какого-нибудь очередного героя или героиню.
  Я тоже не отстаю, подпеваю - за прошедшие годы много местных песен выучил. На первый план не лезу, стесняюсь, хотя, по словам других, пою неплохо. Кто-то расчувствовался, начинает горланить во всю мощь своих легких. Его никто не прерывает, здесь не выступление профессионального хора на концерте, люди поют для себя.
  - Арей.
  - Ась.
  - Помнишь, ты песню сочинял, когда мы в Долину шли? - спросил Назиб.
  Я опешил. В жизни никогда песен не сочинял. А уж тем более в этом походе. О чем это он? А-а! Это он подслушал, когда я...
  - Ты ошибся, - улыбнулся я. - Я не сочинял. Это песня из... Из очень далеких земель. Вот я и пытался на имперский язык перевести.
  - Спой, а? А я подыграю, я помню, как ты наигрывал. Только показывай когда, - Назиб помахал флейтой, что держал в руках.
  Я принялся отнекиваться, но к просьбе стали присоединяться и другие, в том числе Бажен. Особенно Бажен.
  - Ладно, - сдался я. - У кого там мандолина была?
  Мне тут же передали требуемое.
  - Я не музыкант, я только учусь, так что может не очень получатся. Звиняйте уж.
  - Ничего, ваше благородие, - выкрикнул кто-то. - Мы тут тоже не в императорских операх учены.
  Я взял инструмент, примерился. Флейта есть, "гитара" есть, жалко гармошки не хватает, тогда бы вообще полный фарш был. Ну да ладно, пока так.
  В этом мире песня это не просто набор зарифмованных слов с неоднократным упоминанием чего-либо. Тут песня всегда рассказывает какую-нибудь историю. С началом и с концом. Кто-то куда-то пошел, кто-то кого-то полюбил, кто-то какой-то подвиг совершил. Даже когда воспевается какая-то личность, это будет не просто описание какая эта личность хорошая, добрая и замечательная вообще. Это будет описание конкретных поступков или событий. А в той вещи, что я собирался исполнить, не было истории как таковой. Поэтому я боялся, что ее не поймут, и, как следствие, не примут.
  Ибо лично мне эта песня очень нравилась. Называлась она "Любо мне" и слышал я ее в исполнении ансамбля "Ватага". Почему я стал переводить именно её, хотя все годы, что прожил в этом мире, ни разу не брался переводить ничего земного? Не знаю. Подходит она к этому миру. Да и сейчас, когда мы вдали от дома, она очень даже к месту.
  Из-за неё же прямо здесь, в походе, начал учиться играть на местном струнном инструменте, напоминающем мандолину, и на флейте. Один знакомый связист очень недурственно несколькими инструментами владеет, вот у него и брал уроки на привалах. Успехи пока крайне скромные, но кое-что уже получается.
  Конечно, более понтово играть на каким-нибудь клавесине. Но в поход клавесин не возьмешь, а вот эти мандолина с флейтой мало того что компактные, так еще и распространены повсеместно. Поэтому для начала осилим их, а клавесины оставим на потом.
  Пальцы начали перебирать струны. Поначалу я был очень напряжен и жутко смущался, но получалось без ошибок, и мышцы стали расслабляться. Кивок Назибу, нежная мелодия полилась над ночной степью. Когда я запел, стеснения уже практически не было.
  
  Любо мне как река разливается,
  И зеленеют рощи по весне.
  И туман по лугам расстилается.
  Ой, до чего же любо мне.
  И туман по лугам расстилается.
  Ой, до чего же любо мне.
  
  Закончив пару куплетов, я вдруг понял, что мне это нравится. Нравится петь. Не для себя, в ванне, а вот так как сейчас, для кого-то. Это вызвало прилив вдохновения, и я чуть было не переборщил, срываясь на крик, но удержался.
  
  Любо мне, когда песня знакомая
  Растеребит сердешно душу мне.
  И кругом за столом вся родня моя.
  Ой, до чего же любо мне.
  И кругом за столом вся родня моя.
  Ой, до чего же любо мне.
  
  Конечно, перевести песню дословно не получилось. Какие-то куплеты чуть ли не сами собой нарисовались, но какие-то пришлось существенно переделывать. Кое-где пелось про то, чего на Средней Сестре просто не было, например про Николу-святителя, и там приходилось или вплетать местные термины, или сочинять полную отсебятину.
  Но в целом вышло очень даже ничего. Вроде бы.
  Закончив, я обвёл взглядом слушателей, всмотрелся в эмоциональный фон, пытаясь понять как оно им. Конечно, самовлюбленная часть моего я хотела увидеть массовый восторг или что-то подобное, но разумом я на такое не рассчитывал - слишком уж непривычной для местных была песня. Хорошо, если негатива не вызовет.
  Негатива, к счастью, и не было. Пару человек, действительно, были в восторге, большинство же восприняло мои ла-ла-ла умеренно-позитивно.
  - ЧуднАя песня, - нарушил тишину солдат, сидящий напротив меня.- Не как у нас. Но слова добрые.
  - Это где ж так поют? - спросил его немолодой сосед. - Я и на западных границах Империи побывал и на востоке, теперь вот здесь, на юге, служу, нигде подобного не слышал.
  - А мне понравилось, - вставил совсем молодой парень. - Необычно - да, но как-то сразу о родных вспоминаешь, я дома уже года три не был.
  - Да ты всё время о доме вспоминаешь, - заржали сидевшие рядом воины, и парень получил дружеский подзатыльник.
  - Хватит глотки драть, - закончил полемику наш 'повар', следивший за котелком с готовящимся ужином. - Где тарелки?
  Все тут же бросились протягивать посуду.
  - Эх, хороша каша, - довольно промычал Назиб, поглощая ложку за ложкой.
  - Ага, - поддержали его окружающие. - Не то, что вчера.
  Я не стал спрашивать, что было вчера, и так всё понимал. В этом походе пропитание войск было организовано значительно лучше, чем это бывало когда-либо ранее, о голоде речи и близко не шло. Однако идеала достичь не удалось. Пусть редко (по местным понятиям), но некачественные продукты всё же попадали на солдатский стол. Именно на солдатский - дворяне проблем с едой не знали.
  В тот вечер про некачественные продукты больше никто не вспоминал, но оная тема неожиданно всплыла спустя несколько дней.
  С некоторых пор появилась у нас такая традиция - несколько раз в неделю, вечером, когда войска останавливаются на ночевку, принц трапезничает не один (или с ближайшим кругом) в своем шатре, а ставится большущая прямоугольная палатка, столы в ряд, и на ужин приглашаются не только офицеры штаба и свита принца, но и некоторые командиры полков, батальонов и даже рот. Такой вот вариант тимбилдинга.
  Ну а поскольку самочувствие моё уже было вполне ничего (хотя с тросточкой при ходьбе я пока не расставался), то принц решил позвать и нас с Баженом.
  Приковыляв в назначенный час к уже установленному "банкетному залу", мы застали там человек двадцать, в ожидании появления принца коротающих время на свежем воздухе.
  - А вот и наш герой! - капитан Мирабр, командир одного из батальонов, всегда любил орать, вот и сейчас ни разу не постеснялся присутствия высоких чинов. - Арей, я всегда считал вас крепким парнем, но что о вас сломают зубы сами великие жрецы, это знаете ли достойно увековечивания в балладах. Кстати, я слышал, как солдаты напевали какую-то необычную песню, и они сказали, что автор вы. Уж чего-чего, но вот такого я от вас совершенно не ожидал! - заржал представитель древнего и знатного рода.
  Я попытался объяснить, что автор не я, но к нам стал подтягиваться еще люди, и мои слова утонули в приветствиях.
  - Господа! - раздался голос Лодкира.
  Все сразу же повернулись к нему, склонили головы.
  - Прошу за стол.
  Принц первый вошел в палатку, слуга едва успел полог перед ним отдернуть. Мы дружно потопали следом. Рассаживались как обычно - чем выше звание и должность, тем ближе к его высочеству. Я хоть и помощник принца, но всего лишь капитан, поэтому совсем уж рядом с ним я никогда не сидел. Так, в первой трети стола. Но сейчас Лодкир сразу же подозвал меня.
  - Арей! Идите сюда. Сегодня вы сидите вот здесь.
  И указал на место по правую руку от себя.
  - Тут всегда сидит господин Нуарелий, - я поглядел на седовласого генерала, первого помощника командующего. - Мне бы не хотелось занимать его место.
  - Сегодня я с радостью уступлю его вам, Арей, - генерал уже усаживался по соседству. - Если бы хотя бы десятая часть императорской армии были такими же как вы, я был бы спокоен за судьбу Империи.
  За тот вечер пришлось выслушать немало поздравлений, восхвалений, и тостов в мою честь, и, чего греха таить, это доставляло удовольствие. Особенно, когда слова были искренними. Признаюсь, раньше я бы просто упивался ситуацией, купался в лучах славы, жутко гордился бы собой. А сейчас... Приятно было, да, но куда-то вглубь эта приятность не проходила. В глубине души царило эдакое доброжелательное спокойствие.
  Со временем разговоры сместились на успешность похода, на эффективность нововведений. Общий тон высказываний был очень положительный - ах, как всё хорошо, да что там говорить - просто идеально.
  - Хорошо - да, - вырвалось у меня. - А вот насчет идеально - об этом лучше говорить немного погодя.
  - Что вы имеете ввиду, дорогой Арей? - обернулся ко мне Нуарелий. - Практически все новинки проявили себя с очень хорошей стороны.
  - Новинки хороши, это бесспорно, - блин, чувствую зря я это ляпнул, надо как-то съехать. - Просто со временем восторги пройдут, и мы начнем замечать недостатки.
  - Может быть, вы уже их заметили? - спросил принц.
  Я подумал немного.
  - Ну... с Дальним Око проблемы возникали. Были моменты, когда их просто не хватало. Надо подумать над оптимизацией их количества, над распределением. Или провиант. Снабжение войск едой ощутимо лучше, чем за все прошлые времена, но всё же некачественная пища в солдатских котелках не является чем-то экстраординарным.
  - Насколько я знаю, такие случаи - редкость.
  - Я не говорю, что положение с едой плохое, просто, как говорится, есть куда расти. Сейчас нам всё кажется идеальным, но через некоторое время, когда привыкнем, появятся соображения, что можно вот тут подправить, вон там изменить.
  Я даже не представлял, какими последствиями обернутся мои, казалось бы, безобидные слова. Тот вечер прошел тихо-мирно, но на утро Лодкиру вздумалось проверить состояние дел в обозе.
  До сих пор претензий к работе тыловиков не было. Войско было накормлено, напоено, обуто, одето. Поэтому никто даже не думал совать нос в ведомство лорда Оарэя-младшего (двадцатисемилетнего парнишки, занявшего этот пост стараниями своего отца - Оарэя-старшего). И вот нате-с вам, принцу захотелось посмотреть, нельзя ли там что-нибудь усовершенствовать.
  Если бы его высочество не обладал магическими способностями, то осмотр прошел бы спокойно. Однако принц был неплохим магом, и в первом же обозном подразделении, он увидел, что один из сохраняющих магических сундуков утратил свою силу. Разрядился, попросту говоря. А ведь зачаровывали эти сундуки перед самым походом, рано ему было разряжаться, совсем рано. Не иначе как маг, колдовавший над сундуком, очень конкретно схалтурил.
  Поначалу Лодкир не обратил на это особого внимания - таких сундуков в войске сотни, чисто статистически какое-то количество должно выйти из строя. Но в следующей колоне разряженных сундуков было уже две штуки, в следующей - еще один. И подобная картина была почти везде, где побывал Лодкир. А такой расклад уже не мог не настораживать.
  Принц не стал лично объезжать весь обоз - на это ушло бы слишком много времени, но приказал организовать тотальную проверку, причем задействовал в этом не людей лорда Оарэя, а своих. И те выявили, что десятая часть сохраняющих сундуков уже вышла из строя, и еще половина доживает свои последние дни.
  Более того, пропадать начали не только скоропортящиеся продукты, которые и хранились в оных сундуках, но обнаружилось немало испорченных крупы и зерна - того, что хорошо храниться и без магии. Что говорило, либо о грубейших нарушениях правил хранения, либо о закупе некондиции.
  В общем, хотя голод войску не грозил (испорченного провианта было не слишком много, дворяне этой проблемы даже не заметили бы, уменьшались бы только солдатские порции), но найденные косяки были более чем серьезные.
  Масло в огонь подлило то, что лорд Оарэй попытался договориться с проверяющими, то бишь с людьми принца. И вот это, пожалуй, вызвало наибольшее негодование Лодкира. Поначалу его высочество хотел обойтись с Оарэем достаточно мягко - тихо перевести того куда-нибудь подальше от командования. Но после того как лорд попытался подкупить не кого-то там, а ЕГО людей, принц устроил ему неслабую взбучку, отстранил от занимаемого поста и чуть было не взял под стражу.
  Если бы оная взбучка происходила при большом скоплении народа, то позор был бы полным и на многие года. Но присутствовало всего несколько человек (среди которых ни одного высокопоставленного), и у лорда хватила ума сразу же по завершении скандала убедительно попросить их держать язык за зубами.
  Лично я свидетелем этого шоу не был, но то, что эта информация дошла-таки до меня, говорило о том, что последовали совету не все. Мне об этом поведал капитан Мирабр, когда однажды зазвал в свой батальон. Мирабр рассказывал историю с явным удовольствием, а вот меня кольнуло тревожное предчувствие. Чисто логически меня эта история вообще не касалась, но к этому времени я уже научился доверять своему изредка просыпающемуся ясновидению, поэтому решил быть настороже.
  И вот, через несколько дней ко мне заехал командир службы связи всея армии (тот самый, который на этапе подготовки был моим помощником), и на ухо поведал, что лорд Оарэй-младший винит в произошедших с ним неприятностях не кого-нибудь, а меня! Я поначалу удивился, а потом подумал - ну да, логично, принца же винить не будешь, это же принц. А вот направить свою злость на какого-то мелкого (по сравнению с лордом) капитанишку, это можно.
  Н-да-с, лорд в качестве личного врага это может быть очень серьёзно. Нет, у меня и раньше появлялись недруги, и некоторые из них были в более высоких званиях, чем я. Но целый лорд - это впервые. Очень хочется надеяться, что Оарэй позлится, да остынет. Я же тут, действительно, не при делах.
  Да и вымещая злобу на мне, он свою честь не восстановит, а как бы даже наоборот.
  
  ГЛАВА 6
  
  - Не соглашусь с вами, поручик. Простолюдины недалеко ушли от зверей. Невежественны, грязны, не имеют понятия о манерах, даже говорят иногда с трудом, - Лорд Оарэй-младший откинулся на лежащее на земле седло и с некоторой ленцой наставлял своих оппонентов на путь истинный.
  Спор возник еще до его появления у нашего костра. Два штабных офицера не сошлись во взглядах на природу человека, и со временем дискуссия втянула всех собравшихся, кроме меня. Я почти не встревал - размышлять о том, кто из богов больше трудов вложил в человека совсем не тянуло. Разве что иногда подбрасывал каверзные вопросы, да забавлялся про себя, когда они ставили адресатов в тупик.
  Оарэй не пользовался в войске особым уважением, но и отрицательного отношения к нему среди дворян не было. О прошедшем скандале знали очень мало людей (в данной компании это были Мирабр и я), да и те предпочитали помалкивать, поэтому, когда он появился, его приняли достаточно радушно и сразу же втянули в обсуждение.
  Высокомерная манера общения лорда не вызывала у окружающих какого-либо отторжения, это воспринималось как должное. Я тоже давно перестал обращать внимание на подобное, просто привык.
  - А как они поют? Или играют? Куда им до настоящей оперы?
  - Но позвольте, ваше высокоблагородие, - молодой поручик спорил горячо, азартно, не слишком поддаваясь авторитету титула собеседника. - Более половины солистов Императорской Оперы это самые настоящие простолюдины! А Императорский Университет? А Коллегия Магов? Там тоже множество выходцев из простонародья!
  - Не совсем из простонародья, дорогой поручик, - Оарэй назидательно поднял палец вверх. - Из тех родов, что оторвались от животного начала и уже давно обитают в обществе приличных людей. Они приобщились к благородной культуре и стали похожи на человеков. А посмотрите на крестьян, коих в Империи большинство. Много ли вы знаете хороших магов, ученых или артистов из крестьян или из городской черни? Вот то-то же! Благородная родовитость, или хотя бы близость к ней - вот что определяет разумность и культуру! Чем дальше от благородства, тем меньше в людях способностей и одаренности.
  Меня подмывало вклиниться в спор, но удерживало два момента. Во-первых, многие мои доводы не только Оарэй, но и другие собравшиеся, просто не поймут. Они ведь кроме сословной системы ничего не знают. А во-вторых, за некоторые из этих доводов можно не только звания и титула лишится, но и головы. Ибо здесь тоже есть законы охраняющие власть и существующий политический строй.
  Было еще и в-третьих.
  Судя по всему, умом лорд Оарэй-младший понимал, что винить меня в его несчастьях глупо. Поэтому целенаправленных действий во вред мне он не предпринимал. Однако неприязнь ко мне таки угнездилась где-то в глубине его души, и если выпадала возможность как-нибудь уколоть меня, то он почти всегда поддавался этой слабости. Бросаться на меня с кулаками или начинать элементарно хамить ему воспитание не позволяло, но вот утонченно (а иногда и не очень) насмехаться - это всегда пожалуйста. Уже несколько раз я становился объектом его довольно болезненных шуток, и останавливаться он, похоже, не собирался. Более того, моя равнодушная реакция на его подколки злила его еще сильней.
  Слушая вполуха философствования лорда о природном превосходстве дворянства, я размышлял, что же теперь делать с этим Оарэем (злить лорда опасно даже для дворянина, но унижаться перед ним как-то не тянуло), когда неожиданно услышал своё имя. Встрепенувшись, я поглядел по сторонам и увидел, что все несколько напряженно смотрят на меня.
  - Извините, господа, задумался. Я что-то пропустил?
  - Вот видите, - победно улыбнулся Оарэй. - Об этом я и говорил!
  Он негромко засмеялся, и несколько человек последовали его примеру.
  Судя по эмоциональному фону творилось что-то неладное. Такое ощущение, что меня уже чуть ли не в открытую унижали. Я еще не понимал, что именно происходит, но где-то внутри начал тлеть гнев.
  - Если дело касалось меня, ваше высокоблагородие, то не могли бы вы повторить?
  - Извольте. Я говорил, что простолюдины настолько ограничены в умственном развитии, что даже не могут длительное время концентрироваться на одной мысли. Именно поэтому с ними нельзя беседовать на глубокие темы - со временем они просто теряются и перестают понимать, о чем речь. И вы, дорогой друг, - "дорогой друг" было сказано с таким сарказмом, что это и без всякой сенсорики чувствовалось. - Нам наглядно это продемонстрировали.
  В груди кольнуло от злости, но я тут же задавил эмоции. Усмехнулся. Понятно на что он намекает - что хоть я и дворянин, но не урождённый. Еще и тупым дэ-факто назвал. Вообще, это уже оскорбление не только, и не столько, меня, сколько усыновившей меня семьи. Простого дворянина за такие слова я бы уже имел полное право на дуэль вызывать, но не лорда. Ибо так же как простолюдин не может вызвать на поединок дворянина, дворянин не может вызвать лорда. Наоборот можно, а вот так - нет. Вызвать лорда может только лорд. Вот такие тут дуэльные правила.
  Более того, даже будь ты лордом, если ты хочешь биться до смерти, то нельзя просто так обидеться, кинуть перчатку, выбрать секундантов и начать махач. Надо подавать прошение в специальную дуэльную комиссию, и не факт, что разрешат. В свободном же, так сказать, доступе только несмертельные дуэли - до первой крови, ну или покуда противник не сможет продолжать бой.
  То бишь даже если бы было желание, вызвать Оарея я не мог. Но и проигнорировать его выпад, так как я это делал раньше, было нельзя.
  - Знаете, ваше высокоблагородие, - добродушно улыбаясь, я глядел ему прямо в глаза. - В жизни иногда бывает так, что люди перестают следить за чужой мыслью не потому, что неспособны следить, а потому, что там не за чем следить.
  Несколько секунд висела полная тишина - все были в ах... удивились все, короче.
  Оарэй вскочил, буквально пылая негативом. Офицеры сразу же поднялись. Встал и я, причем без демонстративной задержки, вместе со всеми.
  Эва как тебя плющит, приятель, не привык ты, когда тебе так отвечают. Была бы возможность, убил бы меня на месте. Но бросаться на меня лорд не спешил, пытался взять себя в руки.
  - Вы смеете заявлять, что в моих словах нет ничего разумного?!
  - Ну что вы, ваше высокоблагородие. Неужели вы не уследили за мыслью? Я всего лишь сказал, что в жизни так иногда бывает.
  Второе оскорбление менее чем за минуту повергло Оарэя в шок. Некоторое время он хватал ртом воздух, а потом схватился за меч.
  - Мы в боевом походе, ваше высокоблагородие, - напомнил я. - Если вы желаете вызвать меня на поединок, то придется подождать его окончания. Ну а потом я с удовольствием дам вам сатисфакцию.
  Он убрал руку с рукояти меча, приблизился ко мне. Не уж-то ударит?
  Но он не ударил. Прошипел в лицо:
  - Ты об этом пожалеешь.
  И умчался в ночную тьму. За ним последовали несколько его постоянных спутников.
  - Арей, - изумленно выдохнул Мирабр. - Он этого не простит.
  - Не я это начал, - я пожал плечами.
  - Господин Арей, - сказал один из офицеров. - Он уже не первый раз к вам цепляется. Что вы ему сделали?
  - В том-то и дело, что ничего я ему не делал. Но он думает, что отстранили его из-за меня.
  - Остранили?! - удивлению окружающих не было предела. - Как?! Когда?!
  Мирабр вопросительно уставился на меня - типа, следует ли рассказывать? На что я чуть слышно буркнул: "Мне уже всё можно", и просветил офицеров о произошедшем скандале.
  - Только, сами понимаете, - я хитро подмигнул всем сразу. - Слишком уж распространяться об этом всё же не следует.
  - Ну, это понятно, - гыгыкнули в ответ.
  - Так теперь войску грозит голод? - спросил кто-то.
  - Нет, - ответил я. - Решить эту проблему нашли способ.
  По первоначальному плану, когда экспедиционный корпус приблизится к Империи, навстречу ему должны были двинуться несколько колон с продовольствием, и встретиться с ними предполагалось в неделе пути от границы. Задумывалось это, чтобы мы меньше обоза с собой таскали. Но халатность Оарэя и Ко вынудили скорректировать планы. Продовольственные колонны пришлось увеличивать и высылать раньше, чтобы встретить войско на большем удалении.
  Так что можно сказать, хорошо, что принц проверку затеял - если бы порча провианта не была обнаружена заранее, то пару недель солдатам пришлось бы сидеть на очень урезанном пайке.
  Границу Империи мы пересекли ровно на стыке двух провинций - Биронии и ее западного соседа. Здесь войско распалось на несколько частей - полки и батальоны направились в места постоянной дислокации.
  Принц со штабом вместе с биронскими батальонами направился в город Бирон, где планировал принять участие в празднествах, а потом телепортироваться в столицу.
  Город ликовал. Тайна о походе к Долине держалась до последнего момента, все думали, что войска ушли устраивать зачистку. Про Долину было объявлено только когда возвращающаяся армия пересекла границу, то бишь буквально за несколько дней до этого. Поэтому радость от известий об уничтожении вражьего гнезда еще не улеглась. Когда коробки взводов шли по улицам, нас буквально засыпали цветами, а восторженных воплей было столько, что уши закладывало.
  Я ехал верхом на очень породистой лошадке в составе свиты принца, ловил цветочки, бросал их обратно, махал руками, отвечая на приветствия. Иногда морщился от неудобства, ибо доспех, надетый на меня, был немножко мал. Что поделать, моя броня, изготовленная столичными мастерами и стоившая уйму денег, ржавеет сейчас где-то в сотнях верст от Империи, а этот доспех мне один полковник на время праздника одолжил (он с собой аж несколько комплектов возил).
  Так что теперь, постоянно поправляя врезающиеся в моё нежное тельце железяки, я не наслаждался вниманием многотысячной толпы, а с нетерпением ждал, пока официальная часть закончится и можно будет переодеться.
  Принц со свитой выехал на главную площадь города, остановился около ратуши, где был встречен главами города и провинции. Мы "припарковались" следом. Пока Лодкир и сановники обменивались любезностями, войска продолжали прибывать, занимая отведенные им места. Площадь в Бироне была большая, вернувшихся батальонов всего три штуки, так что места хватило и войскам и тысячам горожан.
  Когда коробки батальонов замерли, принц, к этому времени уже поднявшийся на высокое крыльцо ратуши, поднял руку, и, дождавшись покуда собравшийся народ затихнет, толкнул речь об успехах нашего корпуса. КоротЕнько - минут на сорок.
  Я лениво сканировал пространство, когда почувствовал, что кто-то смотрит прямо на меня. Мгновенная настороженность быстро прошла, ибо угрозы во взгляде не было, а через несколько секунд я рассмотрел кто это был - мой приёмный отец Здабор. Он тоже был здесь среди прочей биронской знати. Это как-то сразу подняло мне настроение, и я помахал ему рукой, давая понять, что заметил его. Здабор отсалютовал в ответ.
  Блиииин, да когда уже это всё закончится? Принц умолк, зато взявший слово наместник развел такие цветистые славословия в адрес императорской армии и лично принца, что реально уши вять стали.
  Слава Богу, продолжалось это недолго. Зазвучали команды и батальоны дружно потопали в казармы, а принц направился в недра ратуши.
  Так-с, мне положено следовать за Лодкиром, но пока там то-сё, пару минут у меня, думаю, есть. Я рванул сквозь толпу к Здабору, ауру которого не выпускал из виду.
  - Здравия и благоволения, отец.
  - Чужой доспех, - сказал он, выпуская меня из объятий. - Двигаешься с трудом, зубы не все на месте. Тяжело пришлось?
  Да уж, от взгляда старого воина не скроешься.
  - Было дело, - кивнул я. - Не беспокойся, жить буду.
  - Слава богам. Мне приглашение на сегодняшний бал прислали. Ты там будешь?
  - Да. Дома всё нормально?
  Здабор кивнул.
  - Ты в свите его высочества - тебе пора, наверное?
  - Да. Увидимся вечером.
  - Увидимся. Иди.
  За право принять у себя на постой принца со свитой (хоть и всего на одни сутки - завтра нас ждет Гориндар) боролись самые состоятельные семьи города. Но выиграл не самый богатый и большой домище, а самый близкий к ратуше. Лодкиру не охота было тратить силы на переезды, вот он и выбрал ближайший из предложенных вариантов. Хотя и этот домик был далеко не маленький - настоящий дворец.
  Здесь я, наконец, смог вылезти из тесной бронескорлупы и вздохнуть полной грудью. Н-да-с, не завидую женщинам, корсет носящим, совсем не завидую.
  Вдвоем с Андисом мы закинули железяки в тележку, и, отправив его возвращать броню хозяину, я пошел искать, где бы можно было помыться. А то, знаете ли, середина лета, и за прошедшие полдня в полной сбруе я неслабо пропотел, а на балу хочется пахнуть чем-нибудь более приятным. Часа два-три на это дело у меня есть - его высочество изволил отдыхать перед вечерними танцульками.
  Слуг я своим вопросом не удивил - не я один был любителем чистоты, многие из свиты, да и сам принц, пожелали принять водные процедуры (я, можно сказать, был последним из изъявивших такое желание). Поэтому уже через полчаса в одной из специально отведенных для этих дел комнат меня ждала большая бадья и еще пару ведер воды.
  - Может еще горячей принести, ваше благородие? - спросила миловидная девушка, держа в руках полотенце.
  Судя по взгляду, собирается остаться и принять участие в процессе омовения. Да и не только омовения, явно не против продолжения. Может порадовать красавицу? У Кайрин претензий не будет - солдатам в долгих походах многое прощается.
  Да нет, лучше не надо. Бажен меня на ноги поставил, но моими шрамами пока еще не занимался. Они, шрамы, конечно, украшают мужчину, но далеко не все. То, как разукрашен я, не восхищение вызывает, а ужас. Она же в обморок долбанётся, когда я шмотки сниму. А потом еще и подружкам рассказывать будет.
  Отослав служанку, я бросил сверток со свежей одеждой на стул, и, облачившись в костюм Адама, залез в "ванну". Вылил себе на голову кувшин прохладной воды. Ух, хорошо. Всегда обожал прохладный душ после жаркого дня.
  Когда я уже заканчивал плескаться, за дверью, в коридоре, послышался какой-то шум. Не прекращая процесс, включил пассивные радары и увидел, что группа из трех человек бегает по этому крылу здания и зачем-то заглядывает в комнаты.
  Я узнал их. Все трое протеже лорда Оарэя-младшего. А попросту говоря, прихлебатели, шестерки. Хотя дворяне и с чинами. По своей инициативе они на меня еще ни разу не наезжали, но всегда поддерживали своего босса. Самого лорда с ними не было, он отдыхал в одной из комнат в другом конце дворца. Чего им здесь надо?
  Все они были немного навеселе (город уже вовсю празднует, и эти, похоже, решили не отставать) и вели себя довольно развязно. Поймали одну из служанок и... А-а, понятно, чего они ищут - затащили ее в комнату и платье задирать начали. Обломитесь ребята, у нее сегодня те самые дни.
  Осознав свою неудачу, дворяне бросили женщину и направились дальше. Блин, сюда идут.
  Вылив на себя остатки воды, я вылез из "ванны" и взялся за полотенце - кусок простой ткани размером с простыню. Нет, не успею одеться, значит, будем себя вести с высокомерным достоинством.
  Дверь резко распахнулась, и в проёме показалось три лица. Меня они не ожидали увидеть, так что на некоторое время растерялись.
  Я же со спокойным видом продолжил вытираться, спросил как можно холоднее:
  - Вам что-то нужно, господа?
  Двое постарше, приблизительно моего возраста, оба капитаны, переглянулись и у них загорелись очень нехорошие эмоции. Самый молодой из этой троицы, поручик, продолжал зависать.
  - Ба-а, да это же господин Арей, - воскликнул один из старших и они вдвоем вошли в комнату.
  Следом вошел поручик.
  Некоторое время они рассматривали мои "украшения". Суда по всему впечатление произвело - злорадство у них ощутимо снизилось. Но не исчезло. Лишь поручик полностью проникся уважением, и единственным его желанием стало свалить отсюда. Он даже сделал шаг вперед, чтобы высказать свое мнение, но товарищи жестом остановили его.
  - А неплохо над вами жрецы поработали, - сказал один из капитанов. - Признаюсь, я думал, что все эти рассказы - выдумки.
  - Ну что ж, - ответил я. - Теперь, когда вы убедились в обратном, может быть, позволите мне одеться?
  - Мы же только вошли, - хохотнул второй. - А вы нас уже гоните.
  Врядли в их планы с самого начала входило рукоприкадство. Скорей всего просто хотели постебаться на манер Оарэя. Им и открытых оскорблений произносить не нужно - одного их нахождения здесь достаточно, это уже утонченное унижение.
  Я же был готов перевести дело в драку. Можно даже сказать, что мне этого хотелось. Нахрен эти этикеты с реверансами. Раз лорду в бубен настучать не могу, так хоть его подручным наваляю, коли уж сами напрашиваются. И пусть потом секундантов присылают.
  Но внешне надо держаться спокойно.
  - Как оденусь, я буду в вашем распоряжении, господа. Сейчас же попрошу вас покинуть помещение.
  - А если мы не покинем? - оскалился второй капитан.
  Я придал лицу скучающее выражение, изобразил зевок.
  - Тогда, господин капитан, я возьму вот этот табурет, - указал на табуретку, стоящую посередине между нами. - И разобью его об вашу наглую рожу. После этого сломаю руку вам, - это уже к другому капитану. - А то она к мечу зачем-то тянется. Ну а потом выкину вас всех наружу.
  Такая резкость их удивила, но они быстро собрались. Капитан номер один сделал шаг вперед и ногой швырнул табурет себе за спину. После чего с откровенной улыбкой уставился на меня.
  Это мне и было нужно - теперь он был буквально в метре от меня.
  Пока я разговаривал с ними и вытирался, я как бы невзначай уронил угол простыни-полотенца в бадью. И вот сейчас я выжимал его, закручивая в тугой канат. Это, конечно, не кистень, но кому прилетало такой вот скрученной мокрой тряпкой, тот знает, какие незабываемые "очучения" можно получить.
  - Ну как знаете, господа, воля ваша, - сказал я, разводя руки в недоумённом жесте, а на деле занося орудие для удара.
  Бац! Ближайший ко мне противник, получив удар простынкой поперёк лица, опрокинулся в сторону, а я обратным движением руки швырнул полотенце в лицо капитана номер два, который был немного дальше от меня. Простынка в полёте раскрылась подобно парашюту и, несмотря на то, что мужик махнул рукой, сбивая летящий в него предмет, это не сильно ему помогло - полотенце накрыло его, загораживая обзор.
  Я тоже не стоял на месте, бросился вслед за простынёй и прописал двоечку в его накрытое тканью табло. Потом снова уделил внимание номеру один, пару раз с ноги, и в качестве завершения еще одна двойка номеру два.
  Молодого поручика трогать не стал - у него, похоже, единственного из этой компашки сохранились хоть какие-то остатки совести. К тому же он и не дёргался.
  Эх, не та силушка. И скорость не та, странно, что они не среагировали, совсем не ожидали, наверное.
  Оглядел лежащие на полу тела с разбитыми в кровь физиономиями, перевел взгляд на парня.
  - Помогите своим друзьям, поручик. Вон вода, приведите их в чувства и уходите отсюда.
  Тот лишь растерянно кивнул.
  Не опасаясь подвоха с его стороны, я развернулся, подошел к стулу, где лежала одежда, и стал одеваться.
  Капитаны пришли в себя, когда я уже застегивал парадный кафтан.
  - Как?... - прохрипел кто-то из них.
  - Даже сам не знаю, - я пожал плечами, не очень понимая, о чем это он, но выяснять о чем именно не было никакого желания. - Итак, господа, у вас есть еще какие-нибудь вопросы ко мне?
  Держась за разбитые лица и изрыгая безадресные проклятия, мои оппоненты поспешили удалиться.
  Я крутанулся перед зеркалом, проверяя всё ли в порядке, поправил ордена, капитанские шнуры, и пошел в центральную часть дворца, где суетилась большая часть свиты его высочества.
  Свернув в просторный коридор со сводчатым потолком, натолкнулся на группу офицеров, удивленно что-то обсуждающих.
  - Господин Арей, - воскликнул один из них. - Десятинку назад тут прошли несколько людей лорда Оарэя. И вид у них был весьма помятый. Теперь с той же стороны идете вы. Это не вы их отделали?
  - Не знаю о чем вы, господа. Зачем мне отделывать людей лорда?
  - Не приставайте к капитану, поручик, - вступился за меня другой. - Господин Арей еще не отошел от ранений, чтобы избить трех крепких мужчин.
  - Вот-вот, - поддержал я и пошел дальше.
  Н-да, пока избитые доберутся до покоев лорда их многие увидят. Разговоры пойдут. Интересно, как они объяснят свой новый боевой раскрас?
  Может зря я с ними так жёстко? А-а, поздно сожалеть, дело уже сделано.
  Зарулил в столовую, обслуживающую гостей в режиме шведского стола, перекусил немного, а потом вышел во внутренний дворик и присел отдохнуть в тени небольшого деревца. Со временем ко мне подсели несколько знакомых, и у нас завязалась неспешная расслабленная беседа.
  Но внутренне я все-таки был собран, ожидал развития ситуации. И оно не заставило себя долго ждать.
  Во дворике появился полковник - весьма молодой для своего чина помощник генерала Нуарелия, и сразу же направился к нам. Судя по горящим глазам и лукавой улыбке, у него были какие-то остренькие новости и он страстно желал ими поделиться.
  - Господа! Вы слышали последнее известие? Подрались помощники лорда Оарэя, капитаны... как их там... всё время забываю их имена...
  Собравшиеся живо заинтересовались столь пикантным событием, посыпались вопросы.
  - Извините, друзья, - полковник развел руками. - Подробностей не знаю. Многие видели, как протеже лорда возвращались в его комнаты с окровавленными лицами, но тогда они ничего не рассказали. Потом из покоев вышел их молодой товарищ, поручик, и поведал, что они из-за женщины кое-что не поделили, и закрыли этот вопрос вот таким простецким способом.
  - Интересно из-за какой? - хохотнул один из офицеров. - Я видел, как они оприходовали кувшин вина и пошли искать служанку помоложе. Попалась настолько красивая, что никто не хотел уступать?
  - Опускаться до мордобоя... - седой капитан, уважаемый за жесткое следования чуть ли не всем правилам дворянской жизни, брезгливо дернул щекой. - Это недостойно дворянина. Если не могли договориться, бросали бы вызов.
  - Ах, бросьте, господин капитан, - большинство хоть и уважало его за педантичность, но не поддерживало в таких жестких взглядах. - Неужели у вас никогда не возникало ситуации, когда слова уже бессильны, но для кровопролития поводов еще мало?
  - Господа, - капитан горделиво вздернул подбородок. - Вы прекрасно знаете, что комиссии по дуэлям крайне редко разрешают поединки до смерти. Абсолютное большинство схваток идут до первой крови или до тех пор, пока противник не сможет встать. Если обида не настолько большая, чтобы пустить сопернику немного крови, то этот спор вполне может быть урегулирован словами. Тем более, что у этих господ кровь и так была пролита, хоть и не благородным образом.
  Слушая вполуха, я думал, что это может значить для меня. Значит, решили оставить всё в тайне? Замыслили что-то или просто чтобы не позориться? Ибо хотя с формально-благородной точки зрения в этой истории обе стороны повели себя неправильно, но люди лорда выглядят более плохенько, чем я.
  Ну и ладно, мы тоже болтать не будем.
  Размышления мои были прерваны появлением молодого поручика, одного из ординарцев принца, выполнявшего в основном функции посыльного.
  - Господа! - громко произнес он, привлекая внимание всех находящихся во дворе. - Через полчаса принц открывает вечернее мероприятие. Просьба всем быть готовыми.
  После чего развернулся и исчез в здании.
  Кто-то пошел приводить себя в порядок, но многие и так уже были при параде, в том числе и я.
  Дождавшись назначенного времени, свита проводила его высочество в ратушу, там состоялась еще одна речь для горожан, официальное открытие торжеств. Оставив простой люд веселиться на улицах города, местная знать вместе с Лодкиром переместились в саму ратушу, а так же в большой парк, прилегавший к ней, где и начался благородный дворянский корпоратив. Простолюдинов здесь было очень мало - главы местных гильдий и цехов, богатейшие купцы. Ну и слуги, понятное дело.
  Слава Богу, с Оарэем мы в тот вечер не пересекались. Я распушил свои пассивные радары, держал под контролем его, его людей, и старался держаться подальше. Они, правда, тоже не пытались найти меня.
  В общем, бал прошел достаточно приятно. Тосты, закусь, танцы, общение. Нашел в этой дворянской толпе отца, и он сразу же заставил меня рассказать о моих злоключениях. Попытался смягчить картину, немножко соврать, но не прокатило - Здабор чувствовал ложь не хуже магов.
  - Так, спокойно, батя, - резко сказал я, когда у него вспыхнули эмоции. - Что было, то прошло. Сейчас уже все хорошо, - я практически повторил слова некогда сказанные Будигосту.
  - Надеюсь, ты запомнил этот урок, сын, - отец был очень недоволен. - Попал ты в эту ситуацию только благодаря своей глупости и безответственности. Это ж надо, приказ самого принца проигнорировать!
  - Да усвоил, отец, усвоил, - я потрогал челюсть. - На всю жизнь. Наверное.
  - Эх, - Здабор махнул рукой. - Усвоил он. Так и будешь продолжать своевольничать. А каким послушным и исполнительным был, когда...
  Когда мы только встретились - в мыслях продолжил я.
  - Всё течет, все меняется. Шестнадцать лет как-никак минуло.
  - Да. Считай, достиг совершеннолетия, - задумчиво произнес он. - Как у вас с госпожой Кайрин?
  О как! А чего это он вдруг про неё?
  Я замялся, сказал робко:
  - Думал после возвращения сделать ей официальное предложение. Ты... не против?
  Здабор продолжал глядеть в сторону, но губы его расплылись в улыбке.
  - Если бы я был против, ты узнал бы об этом еще в самом начале ваших отношений.
  Он немного помолчал, а потом добавил:
  - Император тоже не против, так что можешь делать, благословляю... Благословляем.
  У меня реально камень с души свалился - я чего-то боялся с отцом на эту тему разговаривать.
  - Спасибо.
  - Пожалуйста, - отец хлопнул меня по плечу. - В столицу завтра отбываете?
  - Да. После обеда.
  
  ГЛАВА 7
  
  Гориндар встретил нас проливным дождем. Когда последний из нашей делегации вышел из Зеркала Эльниль в штаб-квартире Коллегии магов, принц громогласно объявил:
  - Ну что ж. Все, кто может быть свободен, те об этом уже знают и могут быть свободны.
  Дружный веселый смех.
  - Всего доброго, господа.
  Он, генерал Нуарелий и еще несколько человек сразу же удалились, а остальные принялись расходиться кто куда. Мы с Баженом тоже были свободны, но пути наши лежали в разные стороны - я направлялся к Кайрин, Бажен собирался задержаться в Коллегии.
  - Значит, чтобы без напоминаний, Арей, - грозно помахав пальцем, сказал маг. - Через неделю у меня, займемся твоими зубами да шрамами.
  - Не беспокойся, брат, не забуду, - улыбнулся я. - Новые зубы мне нужны, я без них скучаю.
  Вскинув на прощанье руку, Бажен удалился, а я накинул на голову капюшон и пошел на главную улицу столицы, где стал ловить извозчика. Свободная коляска нашлась довольно быстро, и уже через полчаса я дергал сигнальный шнур знакомых мне ворот. Меня узнали и открыли без всяких вопросов.
  Взбежав на крыльцо, влетел в холл, отдал вещи ждущему меня слуге.
  - Как невеста, Сибун? - подмигнул я парню. - Предложение уже сделал?
  - Нет, господин Арей, - весело ответил слуга. - Рановато еще.
  - Ну как знаешь. Госпожа где?
  - Была в своих покоях.
  Я хлопнул его по плечу и устремился через холл к лестнице, ведущей на второй этаж. Но подниматься мне не пришлось, моя избранница уже спускалась. Она не бежала навстречу, как это часто показывают в фильмах, но, зная её величественную манеру перемещаться, можно сказать, что шла она быстро. Даже очень быстро. А последние две ступеньки она просто перепрыгнула и оказалась в моих руках.
  - Живой!
  Наши губы слились в долгом горячем поцелуе, тела прижались друг к другу, удары сердца одного всецело ощущались другим. Да, произошла одна из тех самых классических киношных сцен, от которых пускают слезу не только чувствительные представительницы прекрасного пола, но нередко и взрослые серьёзные дядьки. Ибо, чего греха таить, не найдется среди мужиков, наверное, ни одного (ну, кроме совсем отмороженных), кто не мечтал бы, чтобы и его вот таким вот образом встречали. Особенно после долгого и тяжелого отсутствия.
  Пару часов спустя Кайрин лежала у меня на плече и водила пальчиком по неровному рубцу на моём пузе.
  - Прости, - чуть слышно сказала она. - Ты предупреждал, но я всё равно испугалась.
  - Не переживай, лапочка, - я поцеловал её в макушку. - Скоро Бажен с Будигостом уберут всё это. И зубы мне новые вырастят. И буду я краше прежнего.
  Она улыбнулась и прижалась ко мне. Я повернулся, обнял ее второй рукой, но потом отстранил, поглядел в глаза.
  - Я знаю, что по обычаю это положено делать по-другому, но... Кайрин, ты выйдешь за меня?
  - Ну, наконец-то, - она стукнула меня кулачком. - Я уж думала самой придется предложение делать.
  - Так это да?
  Кайрин уткнулась мне в грудь, пробурчала:
  - Конечно, да.
  Я сжал ее так, что она закряхтела, и сразу же ослабил объятия.
  - Надо к отцу съездить, сообщить, - произнесла она через некоторое время. - Давай завтра?
  - Завтра не получится, завтра совещание у императора.
  - Послезавтра?
  - Если не запрягут, то можно. Завтра об этом поговорим, как вернусь, хорошо?
  На следующий день мы вместе с остальными помощниками принца Лодкира (в том числе генералом Нуарелием и лордом Оарэем-младшим), а так же архимагами Тимерином и Вилатием стояли в императорской приемной и ожидали, когда появиться его высочество. С Оарэйм мы старались не замечать друг друга, с остальными перебрасывались репликами о всяком постороннем.
  Принц появился вместе с главой Военной коллегии лордом Пинарием, и, на ходу здороваясь со всеми, сразу прошел в кабинет своего брата. Через несколько минут оттуда вышел незнакомый мне вельможа, а показавшийся следом секретарь позвал нас.
  - Итак, господа, - начал Ордин после того как мы расселись. - Позвольте вас всех... нас всех поздравить. Не обошлось без некоторых накладок, но основные цели операции достигнуты. Единого идеологического центра у кочевников больше нет, Степь фактически обезглавлена. Как доносит разведка, среди степняков начались волнения, в том числе религиозные. А за последние недели несколько племен без всякого нажима с нашей стороны пожелали перейти под нашу руку и в наше вероисповедание.
  То, о чем говорил император, я уже знал, и оттого, что прожил в этом мире довольно большой срок, не удивлялся такой реакции степняков. Как говорилось ранее, отношение к богам тут более приземленно-практичное нежели на Земле. Если бы на моей родине была бы уничтожена какая-нибудь христианская или мусульманская святыня это вызвало бы волну ненависти среди верующих, желание отомстить. Здесь такое тоже было, многие сохраняли верность своим богам не смотря ни на что, но в информационном поле широко присутствовал и другой тезис - если Империя смогла разрушить настолько святое место как Кутур Баду Гаум, значит имперские боги сильнее, чем степные. Причем не просто сильнее, а очень-очень сильнее, ибо смогли побороть степных богов в их родном доме, в их месте силы. А значит надо покланяться не проигравшим неудачникам, а тому, кто могущественнее.
  В общем, сомнения в головах были посеяны и кое-где они уже стали выливаться в полезные для Империи процессы.
  - Ну что ж, я начал с хорошего, - император закончил ободряющее вступление. - А теперь докладывайте вы. И без бравады, пожалуйста.
  Я ожидал, что отчитываться будет сам принц, но тот перевёл взгляд на Нуарелия. Генерал поднялся и за час подробно, но лаконично, доложил что, кто, где, как, кого, какими силами и за какое время. Иногда подавал Ордину листы бумаги с цифрами или схемами, поясняющими то, о чем он говорил. Тот почти не прерывал, лишь иногда что-нибудь уточнял. По некоторым уточнениям привлекали других помощников Лодкира, меня, слава Богу, не трогали. Так до самого завершения совещания и просидел, слушая и скучая.
  Ближе к концу затронули тему оарэевского проступка, и тут меня ждал второй нежданчик. Я думал, что лорду всыпят под первое число, а вот фиг вам. Пожурили немножко и всё. Нехорошо, господин лорд, не делайте так больше.
  Меня это очень разозлило - простолюдины даже за мелкие прегрешения с розгами знакомятся, а тут целую армию без еды оставил, а ему всего лишь пальчиком погрозили. Лорд, блин, аристократия хренова.
  Вспышка гнева была очень сильной и нехарактерной для меня. Одновременно со злостью, каким-то вторым "я", каким-то другим уровнем сознания я даже успел удивиться таким эмоциям.
  Как же мне захотелось, чтобы Оарэй набрался смелости и вызвал меня на поединок. И не на простой, а на смертельный. Убью урода, честное слово.
  В этот момент я почувствовал на себе пристальный взгляд. Ордин заметил моё состояние, и это его немало озадачило.
  Я тут же успокоился. Действительно, чего это я? Давно же уже привык к местным реалиям.
  - На этом у меня всё, ваше величество, - Нуарелий захлопнул папку в которой держал документы. - Это лишь общий отчет, более подробный анализ будет готов после того, как придут рапорты от командиров полков. Но я не думаю, что будут какие-то существенные коррективы.
  - Хорошо, - император кивнул, и генерал опустился на своё место. - Господа архимаги, вы уже видели отчеты ваших коллег, что вернулись из Долины через Зеркало? Есть что добавить?
  - Нет, ваше величество, - ответил Вилатий. - Все наши замечания там учтены.
  - Ну что ж, господа, в целом я доволен. Все вы заслуживаете хорошей награды. Почти все, - легкая пауза. - Кстати, к нам тут поступило неплохое предложение - провести в столице парад в знак этого великого события. И чтобы участие в параде приняли не только Гвардия и столичные части, но в первую очередь войска, участвовавшие в походе. Как вам такое?
  - Хорошая идея, - согласился Лодкир. - Целиком снимать подразделения с мест базирования, конечно, не будем. Пусть отберут лучших и откомандируют в Гориндар. Если поторопимся, то в конце лета... нет, не успеем... в начале осени можно будет провести. Или совместим с осенним Праздником благодарения?
  - Совмещать не будем, - император мотнул головой. - Темы празднеств совсем разные. Остановимся на первом воскресенье осени. У кого-нибудь есть возражения? Нет? Хорошо. Господин Пинарий, займитесь. Думаю вызывать войска можно уже сейчас - пока соберутся, пока подойдут.
  - Да, ваше величество.
  - На этом всё, господа, можете быть свободны.
  Мы все поднялись и, поклонившись, направились к выходу.
  В этот момент я очень ждал слов "Арей, а вас я попрошу остаться", как это уже бывало когда-то давно, но снова не угадал. В третий раз за день мои ожидалки не оправдались.
  К Кайрин я вернулся в хорошем расположении духа, ибо Лодкир дал мне несколько выходных, сказав, что меня вызовут, когда понадоблюсь. Так что, если не считать визита к бате моей будущей жены, ближайшие дни обещали быть очень и очень хорошими.
  Ворвавшись в будуар, я отвлек ее от крайне важного занятия - они с экономкой составляли меню на завтра.
  - Уже? Я думала, раньше вечера не вернешься.
  Кивнув присевшей в реверансе домоправительнице, я плюхнулся в кресло.
  - Скажу больше - пару дней я абсолютно свободен.
  - Ой, как хорошо! - глазки у Кайрин очень заманчиво заблестели.
  - А уж я-то как рад. Ты, кстати, хотела к отцу съездить.
  - Да. Тогда завтра? Я сейчас сообщение ему оправлю.
  Ага, подумал я, скинь эсэмэску.
  В это время в дверь стукнули.
  - Да!
  Вошел слуга.
  - Госпожа, прибыл посыльный из императорского дворца, просит господина Арея.
  Кайрин уставилась на меня и недовольно нахмурилась.
  - Ё-моё, только что же оттуда, - пробурчал я, поднимаясь.
  В холле поручик вручил мне конверт с личной печатью императора. Не затягивая, я развернул листок, пробежался глазами по строкам.
  - Что там? - раздалось сзади.
  Я обернулся - Кайрин стояла за балюстрадой второго этажа.
  - Во Дворец вызывают, немедленно, - я состроил виноватую физиономию. - Пожалуй, с отправкой сообщения можно не спешить.
  Н-да, блин, воистину сегодня день обломов.
  Причина такой неловкости, что пришлось вызывать меня практически сразу же, как я отбыл из Дворца, объяснилась просто. Побеседовать со мной император хотел не один на один, а вместе с наследником престола принцем Игмуном. А принца на момент завершения совещания во Дворце не было, он появился там буквально через пять минут после того, как я уехал. Лодкир же был не в курсе про намерения императора, поэтому отпустил меня не моргнув глазом.
  То, что таковая беседа рано или поздно состоится, я догадывался. С тех пор как я поселился в столице, император несколько раз вызывал меня для разговора с глазу на глаз. Ордин продолжал считать полезным мой нетрадиционный взгляд на многие вещи. О чем пойдет речь в этот раз было очевидно, поэтому я подготовился заранее.
  Как и предполагалось, в основном говорили о походе. Некоторые из моих соображений были включены в отчет генерала Нуарелия, но не все. Кое-что они с Лодкиром просто проигнорировали, по каким-то позициям наши мнения были прямо противоположными, кое-что не имело непосредственного отношения к войскам - так что темы для обсуждения были.
  Еще раз расспросили меня про моих похитителей, но ничего нового я вспомнить не смог, итак уже десятки раз всё пересказывал. На мои вопросы, что там у пленных жрецов выведать удалось, ответили лишь в общих чертах - вдохновители недавнего вторжения действительно орденцы, удалось вытянуть из пленных некоторые имена, лица, несколько названий стран и городов. Где именно располагаются орденские структуры еще не ясно, но кое-какое направление всё же наметилось. В детали посвящать, понятное дело, не стали, да я и не лез. Обмолвился лишь, что уж теперь-то, если поднапрячься, то докопаться до этого ордена можно достаточно быстро.
  Однако и тут меня ожидало разочарование - император вовсе не собирался бросать на орден все силы имперских спецслужб.
  - Но почему? - воскликнул я. - Они ведь вон какую игру против Империи затеяли!
  Император с принцем обменялись насмешливыми взглядами.
  - Понимаете, Арей, - сказал Игмун. - Вы знаете только об опасности, исходящей от этого ордена, и считаете её единственной. Но на самом деле, таких угроз не одна, не две - их больше. И исходят они с разных сторон - из разных королевств, от разных сил. Орден это лишь одна из проблем, причем не самая опасная на данном этапе. Существует много желающих укусить Империю. И не просто желающих, но и активно на это работающих.
  - Не самая опасная? И это после Ясного Ключа и Ренфира?! - удивился я. - Боюсь представить, что там за угрозы, которые вы считаете более серьёзными.
  - Международная политика всегда дело серьёзное, - Ордин откинулся на спинку кресла. - Затишья на этом поле не бывает практически никогда, всегда есть недовольные, всегда есть какие-нибудь риски. Сейчас же... Некоторые убеждают меня, что я сгущаю краски, но мне кажется, что в близком будущем мы не застрахованы от войны. Не какого-нибудь инцидента на границе, а настоящей большой войны.
  - Война?! Но у Империи самая мощная армия, кто посмеет выступить против нас?
  - В одиночку - никто, - усмехнулся Игмун. - Однако, если объединятся некоторые из наших наиболее сильных конкурентов, то нам придется очень несладко. А в последнее время в соседних королевствах происходят кое-какие непонятные события, которые нам очень не нравятся.
  - Извините, Арей, - завернул тему император. - Посвятить вас в детали мы пока не можем. Да и то, что тут уже было сказано, должно здесь и остаться.
  - Понимаю. Конечно.
  - Ну и напоследок еще пару вопросов, касающихся лично вас.
  Я невольно напрягся. "Люблю", знаете ли, напрягаться, когда тему переводят на меня.
  - Это правда, что вы собираетесь связать себя узами брака с дочерью лорда Инстара , госпожой Кайрин?
  - Ээ... да. Здабор сказал, что вы не против.
  - Да, - кивнул Ордин. - Это так.
  - Мне кое-что не понятно... - смутился я.
  - И что же?
  - Я помню, что вы говорили на эту тему. Чтобы я не торопился. Про кровь Древних. Понимаю, если во мне эта кровь есть, то я и мои дети... э-э... составят конкуренцию вашей династии. Вы же... единственные потомки Древних, - чуть было не сказал "считаетесь единственными", но "считаться" и "быть" это вещи разные, поэтому передумал, а то обидится еще. - А тут еще один род с такой же особенностью. И вдруг, вы разрешаете мне жениться. Почему?
  - Ну что ж, - император постучал пальцами по столу, на несколько секунд прикрыл глаза, произвёл какие-то манипуляции со своей психикой (что именно он делает, я не понял - во Дворце гостям запрещено радарами пользоваться, поэтому я их не включал, деталей его действий не рассмотрел). - Боюсь, я вас расстрою, Арей, но... Похоже, нету в вас крови Древних. Мы вас все эти годы неоднократно проверяли. Не исключали, что голос древней крови закрыт так же, как закрыты ваши магические способности. Но теперь мы уже не сомневаемся.
  Оба-на, вот это да! Даже как-то досадно стало. Толку от крови Древних пока что не было никакого, но всё же было обидно, что этот авторитетный (просто обалдеть какой авторитетный, хоть и тайный) пунктик следует вычеркнуть из моего досье.
  - Получается, Алангар ошибся?
  - Получается, что да.
  - Ну и ладно, - махнул я рукой. - Так даже проще.
  - Не расстраивайтесь, Арей, иногда кровь Древних, действительно, только усложняет жизнь, - Ордин улыбнулся. - Ну а по поводу брака - можете жениться, совет вам да любовь. Вроде бы так в вашем мире говорят.
  - Именно так.
  - И второй вопрос - что вы не поделили с лордом Оарэем-младшим?
  Я вздохнул и рассказал всё. В том числе про драку в Бироне.
  - Нехорошо, - император пожевал губами. - Оарэй-младший не славиться большими талантами, но его отец богатый и влиятельный человек. Очень богатый и очень влиятельный, - император помолчал. - Напрямую вмешиваться в ситуацию мне не хотелось бы. По возможности, Арей, не лезьте на рожон, не усложняйте положение. А мы подумаем, что можно сделать.
  - А если он меня на дуэль вызовет?
  - На смертельную комиссия разрешения не даст. А до первой крови - не велика беда. Я даже думаю, что в таком случае будет разумно проиграть Оарэю. Рану Будигост быстро залечит, зато лорд должен успокоиться.
  - Ну да, - согласился я. - Пожалуй, вы правы.
  - В таком случае, Арей, не смеем вас больше задерживать.
  - Э-э... Разрешите вопрос?
  - Пожалуйста, - кивнул император.
  - Я понимаю, что это секретная информация... Но, уж больно любопытно. В связи с возможной большой войной, вы будете внедрять что-нибудь из тех знаний, что получили от меня?
  Ордин с Игмуном снова переглянулись, принц засмеялся.
  - Можно сказать, все равно скоро... - сказал Игмун, вопросительно глядя на отца. - Собираемся, Арей. Я как раз руковожу некоторыми из этих разработок. Скажу больше, скоро и вы присоединитесь ко мне, требуется ваш взгляд.
  Ух ты ж, блин! Прикольно. Интересно. Что именно, дирижабли, пушки, ружья?
  - В общем, сделаем так, - продолжил принц. - Вам же еще лечиться надо. В ближайшие дни завершайте дела с принцем Лодкиром и отправляйтесь в отпуск до конца лета. Как вы помните, в начале осени в столице будет парад, и вы просто обязаны принять в нем участие. Так что где-то за неделю до этого вас вызовут.
  Отпуск! До конца лета! Это же почти месяц по земному счислению! Да-да-да-да!!!
  - А после парада займемся... как вы там говорили... новыми технологиями.
  - Понял, - довольно сказал я.
  Подмывало спросить, что же именно они разрабатывают, но сдержался. С царем-ампиратором и наследником всё-таки разговариваю - излишнее любопытство не всегда к месту. Сказали, что посветят в тайны после парада, значит подождём.
  Когда вышел из императорской приёмной и направился в сторону выхода из Дворца, увидел, что навстречу по коридору идет красивая невысокая (относительно меня) девушка в дорогущем голубом платье. Все, кто был в это время в коридоре, первыми кланялись при её приближении, она же выражала приветствие лишь лёгким кивком. Секунды три я тормозил, но потом всё же сообразил кто это - принцесса Эйридита, третья дочь императора.
  Не надо удивляться, что я не узнал её сразу. Несмотря на то, что в столице я живу уже более четырёх лет, во Дворце я бываю довольно редко, ибо работать приходилось главным образом в Военной коллегии. Император меня со всей своей семьёй не знакомил, и всю правящую династию я знаю в основном по портретам. Ну, или видел кого-нибудь из них издали на балах и других мероприятиях. На таком же близком расстоянии я увидел принцессу дэ-факто впервые.
  Когда между нами осталось метра три, я, как и все, согнулся в поклоне. Проходя мимо, она так же небрежно кивнула, но потом неожиданно остановилась.
  - Добрый вечер, сударь.
  - Добрый вечер, ваше высочество, - я поднял голову.
  Принцесса почему-то пристально смотрела на меня и морщила лобик в напряженных раздумьях.
  - Ваше лицо кажется мне знакомым, - сказала она. - Где мы встречались?
  - Насколько я помню, нигде, ваше высочество. Так близко мы разговариваем в первый раз.
  - Но всё же я вас знаю.
  - Может быть на каком-нибудь празднике меня видели. Пару раз мне посчастливилось быть приглашенным на бал во Дворец.
  - Нет, не издали... - вдруг её глаза как будто сверкнули. - Как ваше имя?
  - Капитан Арей, ваше высочество. К вашим услугам.
  - Точно! Арей! На балконе, в нашей части Дворца, - принцесса довольно заулыбалась. - Неужели вы не помните?!
  "В нашей части" - это в крыле Дворца, где находятся личные покои императора и его семьи. Но я там бывал всего несколько раз и принцессу ни разу не встречал.
  - Ээ... извините, нет.
  - Ну как же? Мне тогда всего шесть лет было. Я в вас врезалась, а потом вы спасли меня от моей гувернантки.
  Я тут же вспомнил этот случай. Шестнадцать лет назад, когда я первый раз очутился в Гориндаре. Ожидая аудиенции у Ордина, я вышел на балкон, выходящий во внутренний двор, и там на меня налетела девчонка, убегавщая от своей воспитательницы. Я тогда еще помог ей - как бы невзначай перегородил женщине дорогу, задержав ту на несколько секунд, что дало девочке возможность улизнуть.
  Твою ж мать, вот это да! Так это принцесса была!
  - Не может быть. Это были вы?!
  - А вы не знали? - удивилась Эйридита.
  - Нет, - я мотнул головой.
  - Хм... Но как бы то ни было, тогда у меня не было возможности выразить свою признательность, - принцесса улыбнулась. - Делаю это сейчас.
  - Не стоит благодарностей, ваше высочество, - улыбка сама расползлась у меня по лицу. - Рад, что мне посчастливилось оказаться в нужное время в нужном месте.
  - Вы от моего батюшки идете?
  - Совершенно верно. А вы не к нему торопитесь?
  - Да, к нему.
  - Вы чем-то недовольны, ваше высочество. Надеюсь причина не я.
  - Нет, что вы, господин Арей, - она махнула рукой. - Просто... Я могу доверить вам одну тайну?
  Влезать в тайны императорской семьи совершенно не хотелось, но отказывать самой принцессе как-то не с руки. В конце концов, сто пудов ерунда какая-то, а не реальная тайна, если её хотят выболтать первому встречному.
  - Конечно, ваше высочество.
  - Отец снова вознамерился выдать меня замуж.
  Историю принцессы Эйридиты знала вся Империя. Простой народ даже прозвал её Несчастной из-за того, что случалось.
  Три раза император Ордин пытался выдать Эйридиту. Три раза с претендентами была достигнута финальная договоренность, и уже начинались приготовления к свадьбе. И все три раза выходил облом.
  Первый кандидат безумно втюрился в простолюдинку и предпочел отказаться от титулов и званий. Оставив себе лишь богатое поместье, он теперь живет со своей избранницей где-то в глуши своего королевства.
  Второй умудрился погибнуть на охоте. (Хотя тут слухи разные ходят, может и не совсем сам убился.)
  Третий решил переметнуться в сферу влияния конкурентов Империи, и Ордину пришлось разорвать соглашение.
  В результате принцессе уже 22 года, а она всё в девках ходит. Хотя стоит признать, что для королевских фамилий поздний брак не есть что-то редкое. Когда живешь два-три столетия можно не слишком торопиться.
  И вот, похоже, император выбрал еще одного кандидата.
  - Вас это расстраивает, ваше высочество?
  - Не знаю. Я уже не знаю, радоваться этому или сожалеть.
  - Рано или поздно всем нам придется жениться или выйти замуж, - улыбнулся я.
  - Странно, что вы меня не поздравляете, как другие.
  - Если это вас печалит, так с чем же поздравлять?
  - Хм... - она взглянула на меня с интересом, неожиданно спросила. - А вы уже женаты?
  - Еще нет, но скоро.
  - И кто ваша избранница?
  - Госпожа Кайрин, дочь лорда Инстара.
  - Да? Я её знаю. Не близко, но несколько раз общались. Поздравляю, господин Арей.
  Сказала она это бодренько, но внутри у неё промелькнуло легкое сожаление. И мне это совсем не понравилось.
  В книгах прикольно читать, как в тебя с первого взгляда пачками влюбляются принцессы с королевнами, а в жизни мне такое нафиг не надо. У меня всё на мази - завидная невеста, хорошие отношения с императором и наследником, неплохой карьерный рост. А что будет, если принцесса взбрыкнет, типа не пойду замуж, люблю Арея, хочу только его? Император одобрит и сам мне её под венец приведет? Ага, щазз.
  В лучшем случае пошлют меня далеко и надолго. В смысле, служить пошлют на какие-нибудь дальние и опасные рубежи. А то и вообще завалят, я ведь, как оказывается, не Древний - какая во мне теперь надобность?
  Не-е, принцесса, пока у тебя там чувства не вздумали разгораться, надо завершать разговор. Вот только как? Сочинять про "я спешу" нельзя, она же магиня - ложь сразу увидит.
  К счастью, мне помогли. Появился принц Игмун.
  - О, вы знакомы оказывается!
  - Только что познакомились, - ответила принцесса.
  - Ты к отцу?
  - Да, - Эйридита резко заторопилась. - Рада встрече. Всего доброго, господин Арей.
  Я тут же поклонился ей во след:
  - Всего доброго, ваше высочество.
  Игмун тоже не стал задерживаться, направился куда-то в глубины Дворца. Причем пошел он совсем не в том направлении, какое у него было, когда он вышел к нам. У меня даже возникло ощущение, что он совсем не случайно к нам с принцессой подошел. Хотел как бы невзначай разговор прервать? Интересно получается...
  Ну да ладно, нафиг эти страсти, у меня свои планы есть.
  Возвращался я домой... нет, рановато еще это место домом называть. Возвращался я к Кайрин в глубоких думах. С одной стороны очень радовал отпуск, с другой, хотелось долго и громко ругаться. Только жениться собрался, определённость в жизни вырисовываться начала, а тут большой трындец намечается. Не факт, конечно, что война будет, но если начнётся, мимо меня она не пройдет, я же военный.
  Не тороплюсь ли со свадьбой? В последний момент решил, что нет, не тороплюсь. Если не сейчас, то когда?
  А вдруг случится что?...
  А вдруг, а вдруг - задолбали уже эти "авдруг"! Хватит беспокоиться, о том, что не в моей власти. Всё будет так, как решит Бог. Сейчас же я еду к женщине, которая меня ждет, впереди отпуск, так что хватит настроение себе портить.
  Было время ужина, поэтому я нашел Кайрин в столовой, заканчивающей трапезу. Чмокнув её, я опустился на стул, дал знак слуге, чтобы и мне покушать принесли.
  - Итак, дорогая, - сказал я в ответ на её вопросительный взгляд. - Плохая новость - выходные отменяются, ближайшие дни я занят.
  - Ты же только вернулся! - она так искренне возмутилась, что стала нравиться мне еще больше. - У тебя страшные ранения! Неужели не могли хотя бы несколько дней дать?!
  - А теперь хорошая новость, - перебил я её. - После того как эти дела будут улажены, мне дали отпуск до конца лета, - я взял наполненный бокал и поднял его в соответствующем жесте. - Как тебе такое?
  В этом мире не было традиции чоканья, но Кайрин я к этому жесту уже приучил. Да и не только её. Она подняла свой бокал и легонько стукнула о мой:
  - Это другое дело!
  С Лодкиром все вопросы удалось решить за день. Пришлось проторчать в Военной коллегии до ночи, но зато теперь я был свободен как ветер. Домой вернулся настолько усталым, что сил хватило только на то чтобы поужинать, после чего я рухнул в кровать и практически сразу уснул.
  Кайрин не обижалась, что я предпочёл её обществу сон. Несмотря на то, что ей едва перевалило за тридцать, мудрость уже успела поселиться в её прелестной головке. Она не дулась, не бурчала, не тормошила, требуя внимания. Наоборот, засыпая, я чувствовал, как она гладит меня, успокаивая, и последней моей мыслю, перед тем как уплыть в царство Морфея, было, что может быть на этот раз с выбором жены я не ошибся.
  Практически весь следующий день мы не вылезали из постели, стараясь насытиться друг другом после столь долгой разлуки (предыдущих дней как будто и не было). Никогда не думал, что может хотеться столько раз за день. Ограничивало нас только то, что я был не совсем в форме и приходилось много отдыхать.
  Правду говорят, соприкоснувшись со смертью, начинаешь по-другому относиться к тому, что дано. Начинаешь больше хотеть жить, хотеть больше пробовать, чувствовать, ощущать. Для меня сейчас не только близость с женщиной, для меня теперь даже вкус самой простой еды более насыщенный, как будто туда глутамата натрия насыпали.
  Мои прежние устремления - чтобы все было спокойно, равномерно, стабильно, чтобы меня никто не беспокоил - остались в прошлом, которое теперь казалось мне как будто бы немного посторонним. Вроде бы это была и моя жизнь, но в то же время было в ней что-то чужое, что загораживало жизнь от меня. Или вернее меня от жизни. Теперь же мне хотелось куда-то идти, что-то делать, хотелось движения, общения, действия. Теперь я не смотрел на мир со стороны, теперь я был неотъемлемой частью происходящего.
  Даже визит к лорду Инстару, отцу моей невесты, уже не вызывал прежнего негатива, поэтому затягивать с ним мы не стали, решили съездить завтра же.
  На этот раз всё было сделано по правилам (хотя для родственников это необязательно) - Кайрин отправила сообщение, мы дождались ответа и в назначенный час подъехали к инстаровскому особняку в Белом городе. В большом холле нас встретил дворецкий и провел на второй этаж, где нас поджидали родители Кайрин - лорд Инстар и леди Анека.
  Я уже был знаком и с будущем тестем и с будущей тёщей. И если с тестем контактировать приходилось многократно, то с тёщей я виделся всего пару раз на светский мероприятиях. Насколько я знал, в отличие от своего мужа она воспринимала меня чисто как сиюминутный каприз своей дочурки и не допускала мысли, что наши отношения могут перерасти во что-то серьёзное. То, что этот "каприз" длится уже пять лет и не думает заканчиваться, а, наоборот, только укрепляется, мамаша как будто не замечала. Слова Кайрин о нашем возможном будущем, как и слова своего мужа по этому поводу, так же проходили мимо разума этой женщины. Поэтому негативной реакции я ожидал как раз таки от неё.
  Именно так и случилось. Лорд Инстар был готов к нашему решению и воспринял его достаточно спокойно - у него колыхнулось лишь легкое недовольство. Анека же так полыхнула глазами, что вспыхнуть должен был не только я вместе с креслом, но и вся комната. Однако высказывать нам в лицо она ничего не стала. Попросила дочь отлучиться с ней в соседнюю комнату и уже там выдала всё, что думает о нашем браке. Стены здания обладали превосходной звукоизоляцией, но я поддался слабости, включил радары и немного послушал про безродного выскочку, возомнившего, что он сможет стать благородным. То бишь про себя.
  Меня это позабавило, но лыбиться, да и вообще как-либо проявлять свои эмоции я не стал, ибо Инстар оставался в комнате и держал меня под прицелом своих пронзительных глаз.
  - Вы ожидали такой реакции, - скорее констатировал, чем спросил лорд.
  - Да, - кивнул я. - Я знаю отношение ко мне леди Анеки, так что рассчитывать на другое было бы глупо.
  - Дочь тоже знала, и, тем не менее, вы решились... Ну что ж, это её выбор, я не буду мешать вам. Но я не буду мешать и жене в её стремлении не допустить вашей свадьбы. А уж она приложит для этого все силы, поверьте.
  - Я это понимаю и не держу обиды ни на вашу жену, ни на вас.
  - Я уже говорил, но повторю еще раз. Я не допущу, чтобы моей дочери был причинён хоть какой-либо вред, будь то телесный или духовный. Если вы затеяли всё это только чтобы воспользоваться положением нашей семьи, то у вас еще есть время передумать. Ибо обид я не прощаю.
  Раньше, когда Инстар выдвигал мне подобные предупреждения, я, честно говоря, робел. Я вообще себя неуютно чувствовал в общении с ним. И сегодня перед и в начале беседы я немного волновался. Сейчас же, после этого наезда, всякая неуверенность неожиданно исчезла. Где-то внутри появилась... не ярость, нет, но какая-то твёрдость, холодная решимость отстаивать своё. Я ведь действительно не на их лордское положение позарился, мне на самом деле от Кайрин нужна только она сама. А тут такие несправедливые обвинения.
  В этом мире в общении со старшими, как по возрасту, так и по социальному положению, положено периодически покорно опускать глаза. Прямой пристальный взгляд, игра в "гляделки" не приветствуется. Этим ты как бы оспариваешь авторитет старшего. И до этого момента я следовал этому правилу. Но теперь я поднял взгляд и уставился лорду прямо в глаза.
  - Я тоже могу повторить, ваше высокоблагородие, - твердо сказал я. - Я с Кайрин только из-за наших взаимных теплых чувств и её счастье для меня не менее важно. Меня абсолютно не волнует, какое положение в обществе занимает её родня, пытаться пользоваться этим я не собираюсь. Мне это не требуется.
  Если рассуждать трезво и спокойно, то последнюю фразу говорить явно не следовало, ибо звучала она весьма двусмысленно. Как не следовало и неотрывно пялиться на Инстара - сидел я напротив окна, свет падал прямо на меня, и мою легкую голубоглазость вполне можно было разглядеть.
  Более того, такие мысли успели проскочить в моей голове, но тогда мне это было неважно. Бзик какой-то зашёл.
  К счастью, тогда Инстар не обратил внимания на цвет моих глаз. Его занимало другое.
  - Хочется верить, что вы не лжёте, - сказал он.
  - У вас ведь есть магические амулеты, улучшающие чувствительность, помогающие отличить правду от лжи. Оденьте их и проверьте меня, - на самом деле такой амулет уже был на нём, но я ж типа ни разу не маг, я ж типа не вижу. - Или пригласите хорошего мага, которому доверяете. Я готов подтвердить свои намерения перед кем угодно. Хоть перед архимагом Алкинеем.
  Лорд усмехнулся.
  - Вас частенько видели в компании архимагов. В том числе лорда Алкинея. Вы с ними прямо друзья.
  - И что? Думаете, они станут покрывать меня? Вы не доверяете Конклаву?
  - В том-то и дело, что доверяю. И боюсь, начинаю доверять и вам.
  Мой агрессивный настрой спал так же резко, как и поднялся.
  - Ну, так я и не против, - улыбнулся я.
  Напряжение в нашей беседе ощутимо снизилось. Тему, достоин ли я его дочери, мы больше не затрагивали, речь сместилась на тяготы минувшего похода, на мои приключения. Оказалось, Инстар в курсе многих вещей не только о рейде в целом, но и обо мне в частности. Сто пудов собирал инфу о будущем зяте.
  - Вам еще долго лечиться? - спросил он.
  - В принципе, организм почти здоров, - я пожал плечами. - Осталось былую форму набрать, ну и шрамы убрать да зубы вырастить.
  - Вы уже нашли целителя для этого?
  - Да, Будигост и его сын Бажен.
  - Даже так... Хотя да, чему я удивляюсь?
  В это момент открылась дверь, и появились наши вторые половинки.
  Кайрин была напряжена, но настроена по-прежнему решительно. Я свободно улыбнулся ей, подмигнул. Она поняла, что у нас с отцом конфликта не было, и это её несколько успокоило.
  Матушка же пылала гневом. Как я уже успел понять, человеком она была крайне эгоцентричным, и своё мнение ставила превыше всего. Как говориться, правило первое: я всегда прав; правило второе: если я не прав, смотри правило первое. А тут, надо же какое бесстыдство, родная дочь (и плевать, что уже давно взрослая и живет своей жизнью) смеет поперёк её воли идти.
  С высокомерным видом, в культурных, но довольно обидных выражениях, она объяснила, как же я недостоин её дочери, и что если не Кайрин, то я обязан отказаться от этого брака. Она попыталась привлечь к этому Инстара, но тот лишь ответил, что Кайрин уже не просто взрослая, что она уже была раз замужем, и теперь вольна сама решать свою судьбу. Я думал, сейчас Анека набросится и на него, но она восприняла его слова спокойно, обращать гнев на мужа даже не подумала. Похоже, единственным человеком, который имел право не соглашаться с леди Анекой, был её муж.
  Видя, что её злость не действуют ни на меня, ни на Кайрин, мамаша перешла к последним аргументам - стала хвататься за сердце и падать в обморок (изображать обморок - уж я-то вижу, по-настоящему человек грохается или притворяется). Целых три раза падала с небольшими перерывами, во время которых снова толкала эмоциональные речи.
  Вот ведь талант у человека бла-бла-бла разводить! Почти ни разу не повторилась, хотя, в общей сложности, говорила довольно долго!
  Намеченный после беседы обед не состоялся - матушка как бы занемогла, и мы с Кайрин покинули их дом, оставив ее под надзором прибывшего целителя.
  Настроение у моей невесты было хуже некуда. Она, конечно, знала, что мать будет против, но всё же разговор расстроил её. Пока ехали в карете, я прижимал её к себе, пытался хоть как-то утешить. Получалось, честно говоря, не очень. Плохой из меня утешальник.
  Когда приехали домой уныние и слезы сменились злостью.
  - Она всю жизнь такой была, - Кайрин швырнулся дамскую сумочку в сторону и упала на небольшой диванчик. - Всегда всё должно быть так, как она хочет. Я тебе не рассказывала, но изначально идея выдать меня за лорда Вонда была её. У отца была другая кандидатура, но она уговорила его.
  - Ну, в этом есть и свои плюсы, - я присел рядом, попытался придумать что-нибудь ободряющее. - Если бы тебя не выдали за Вонда, то сейчас мы бы не были вместе.
  - Это да, но я не это имею в виду. Тогда я была еще совсем молода и мне было без разницы за кого из намеченных кандидатов меня хотят выдать - я одинаково не хотела ни того, ни другого. Тогда я была ребёнком, но сейчас-то уже нет! Однако, она опять пытается решать за меня! Во время наших с ней встреч, когда это было без тебя, она постоянно про каких-нибудь "достойных" женихов рассказывает. То про одного , то про другого.
  - О даже как!
  - Да! Нет уж, хватит. Матушка не хочет нашего брака, но я выйду за тебя, и ей придется смириться с этим!
  - Знаешь, Кайрин, складывается впечатление, что ты хочешь нашей свадьбы не для того, чтобы быть со мной, а чтобы насолить матушке.
  - Нет, - она подвинулась ко мне, взяла за руку. -Конечно, нет. Просто я сейчас очень зла. Я хочу быть с тобой, а будет довольна мама или не нет, это неважно.
  Я привлек её к себе, поцеловал.
  - Вот что, достаточно на сегодня расстройств. Мы с раннего утра ничего не ели, не пора ли пообедать?
  - Да, ты прав, - Кайрин потянулась к столику, где лежал колокольчик.
  Еда сама по себе неплохой антидепрессант. Если им не перебарщивать. Обед поднял настроение нам обоим, и, успокоившись, мы решили отдохнуть на балконе, выходящим на задний двор.
  Вальяжно развалившись в удобных креслах, мы строили планы на предстоящий отпуск, болтали о всяких пустяках, об общих знакомых.
  - Когда о помолвке объявим? - вдруг спросила Кайрин.
  - Точно, надо же официально объявить... - я задумался. - Давай ближе к концу отпуска, когда Будигост с Баженом меня в порядок приведут. Не хочу я такой улыбкой перед гостями сверкать, - я шутливо оскалился, демонстрируя промежутки в зубах.
  - Действительно, - она сморщилась, замотала головой. - Только приглашения надо не менее, чем за неделю разослать.
  - Понял, буду иметь в виду. Ты уже придумала, кого звать будешь?
  Наверное, во всей Вселенной женщины обожают свадьбы и всё, что и ними связано. Глазки у Кайрин загорелись, она принялась перечислять имена, загибая пальцы.
  - Это пока еще не свадьба, - засмеялся я. - На помолвку не нужно много гостей звать.
  - Это ближайшие друзья нашей семьи, я не могу не пригласить их, - сказала она и продолжила перечисление.
  Некоторые из имён, называемых Кайрин, были мне хорошо известны, некоторые первый раз слышал, но вдруг прозвучало имя, которое я хотел бы слышать менее всего.
  - Лорд Оарэй-старший?! А он-то тут причем?
  - Они с отцом очень давние знакомцы. Я его с раннего детства знаю. Его сын, кстати, в твоем походе участвовал, ты должен был с ним встречаться.
  - А то как же! Встречался, конечно, - я поведал облегчённую версию нашего с Оарэем конфликта.
  - Вот досада. Я не знала. Ну ладно, я ведь старшего собиралась звать, а не младшего. А не позвать не могу, отец обидится. Будем надеяться, что сынок не нажаловался своему папеньке.
  - Будем надеяться.
  
  ГЛАВА 8
  
  - Ну, вот и всё, - Бажен взял платок, вытер выступившую со лба испарину. - Пожуй, ничего не мешает?
  Я пошевелил челюстями.
  - Вроде, нет.
  - Тогда, думаю, хватит. Тебе же не нужны торчащие клыки?
  Держась за ноющую челюсть, я поднялся с кушетки, подошел к зеркалу. Распахнул пасть и полюбовался результатами недельного труда Бажена и Будигоста.
  - Что тут скажешь - шикарно.
  - Еще бы, - усмехнулся маг. - Шрамы как, снова не появляются?
  - Слава Богу, нет, - рука сама потянулась погладить живот. - Кожа чистая как у младенца.
  - Это хорошо. Когда неделю не проявляются, то скорей всего и не будут. Но всё же ближайшее время последи за собой, вдруг да выскочит. Тогда сразу к нам.
  - Понял. Спасибо, Бажен. Даже не знаю, как вас с Будигостом благодарить.
  - Успокойся, Арей. Как будто не родной. На помолвку пригласил, не забудь на свадьбу позвать.
  - Это всенепременно. Ты, кстати, не забыл, что помолвка сегодня? Вечером чтобы оба были у нас, - для пущей строгости я потряс пальцем перед лицом мага.
  Тот гыгыкнул и стал прогонять меня, заявив, что дел еще вагон, а на вечер их не отложишь, так что, типа, давай, вали отсюда.
  Гости, приглашенные на публичное оглашение о намерении связать нити судеб (приблизительно так переводится на русский язык название местного обычая), оказались достаточно пунктуальны - не было ни сильно опоздавших, ни заявившихся слишком рано. Все прибыли плюс-минус час к назначенному времени. По местным меркам чуть ли не стопроцентная точность.
  Мы с Кайрин встречали прибывших у входа, провожали в залы первого этажа, развлекали как могли, покуда собирались остальные. Всех гостей, приглашенных мною, моя невеста знала (их, собственно, совсем немного было, в несколько раз меньше, чем с её стороны), представлять ей никого не понадобилось. А вот Кайрин пришлось знакомить меня с кучей народа - ближней и дальней роднёй, друзьями семьи, роднёй друзей и друзьями родни.
  Не могу сказать, что все одобряли выбор Кайрин. И это неудивительно - Кайрин - дочь лорда, а я кто? Хоть и из уважаемого рода, и знакомства с могущественными людьми вожу (Будигост, к примеру, впечатление очень даже произвёл), и награды немалые имею, но всё же где лорды, а где армейский капитан.
  Резкого отторжения, впрочем, тоже не было, ибо, как я уже сказал, и род у меня уважаемый, и знакомства, и награды.
  Хотелось бы, конечно, чтобы меня принимали потеплее, ну да что поделаешь - жизнь не всегда совпадает с нашими хотелками. Как говориться, будем работать с тем, что есть.
  Пришлось познакомиться и с лордом Оарэем-старшим.
  Я ориентировался на то, что сынок расскажет папеньке о нашем конфликте, и ожидал от старшего каких-нибудь неприятностей. Но он был сдержан, подчёркнуто вежлив, разглядывал меня хоть и пристально, но спокойно. Каких-то негативных эмоций от него я не улавливал.
  Еще одним "слабым звеном" была будущая тёща, однако и та хоть и излучала недовольство, но виду не подавала - улыбалась и болтала не хуже остальных дам. Видимо, не желала выносить сор из избы.
  Когда, наконец, собрались все приглашенные, Кайрин, как хозяйка дома, взяла слово, поблагодарила собравшихся, что смогли приехать, объявила о нашем решении (об этом и так уже все знали, в приглашениях об этом черным по белому написано). После чего, мы с ней взялись за руки, глядя друг другу в глаза, наизусть проговорили положенную молитву богине Ланише, обменялись золотыми медальонами с её знаками.
  Всё, нехитрый, но обязательный обряд закончен. Теперь год испытательного срока, и следующим летом можно играть свадьбу.
  Остаток вечера был посвящен поздравлениям "провинившихся", а так же танцам, разговорам и, конечно же, застолью.
  "Теща", как я и ожидал, поздравлять не стала, доверила это своему мужу. Лорд Инстар речь не затягивал, сказал довольно кратко, пожелал нам всего хорошего. Что меня немного удивило - говорил он вполне искренне. Похоже, его неприязнь ко мне стала таять. Ну что ж, это хорошо, это очень хорошо.
  Лорд Оарэй-старший так же продолжал вести себя паинькой. От поздравлений не уклонялся, толкнул такую фееричную речь, что гости аплодировали не поздравляемым, а оратору.
   Но что меня поразило, эмоций при этом у него не светилось никаких. Вообще никаких. Он был не просто спокоен, он был безразличен. То, что ему совершенно до лампочки я - это нормально, он меня знать не знает, только сегодня познакомились. Но неужели он дочери своего друга добра не желает? Странно. Однако не спрашивать же у него прямо в лоб - ты чё такая дерзк... т.е. ты чё такой спокойный, а? Или это у него защитный механизм такой, чтобы чувства свои не засвечивать?
  Н-да-с, вот уж человек-загадка.
  Торжество тянулось до полуночи. Потом кто-то из гостей засобирался домой, и это послужило сигналом всем остальным. Когда последняя карета "отчалила" от нашего крыльца, мы с Кайрин облегчённо переглянулись.
  - Слушай, я хоть и не волновался особо, но почему-то тАк устал.
  - Я тоже совсем без сил. За маменьку очень переживала. Даже удивлена, что она сдержалась.
  - Идём спать?
  - Идём, - сказала она, и мы направились в наши покои. - Всё, больше никаких обязательных дел до конца твоего отпуска вроде нету?
  - Слава богам, всё. Можем целиком отдаться отдыху.
  - Поехали в Озёрное, на природу хочу.
  Кайрин от прошлого мужа досталась немаленькая усадьба в полудне пути от Гориндара. Мы там неоднократно свободное время проводили, и должен сказать, место реально хорошее. И дом что надо, и природа замечательная - лес, луг, а уж живописность озера так вообще зашкаливает.
  - Чудесная идея. Как я сам о таком не подумал? Умничка, - я чмокнул её в улыбающиеся губы.
  Следующим утром мы отправили в имение посыльного, предупредить, что будем, а сами поехали днем после позднего завтрака (ну или раннего обеда).
  Погода была хорошая, дождя не предвиделось, поэтому карету брать не стали, сели в легкую двухместную коляску с поднимающимся верхом. Места для возницы тут вообще не было, "рулили" лошадьми сами. Кайрин, кстати, любит вот такие экипажи, где самому управлять надо. Если едет на какое-нибудь светское мероприятие, то берёт карету с кучером, а когда можно не выпендриваться, то сама "баранку крутит".
  Когда выезжали из ворот и вливались в уличное движение, я почувствовал на себе чьё-то острое внимание. За последнее время, после освобождения из плена, пока лечился, я позволил себе весьма и зело расслабиться как в плане физической формы, так и психологической. Поэтому я не сразу обратил внимание на слежку. Лишь через некоторое время, поняв, что это не просто проезжающий мимо экипаж взглядом задели, что всматриваются прицельно, я встрепенулся и стал искать источник. Подумал еще, может это какой знакомый ко мне пришел, а мы прямо у него на глазах уматываем.
  Сначала нашел смотрящего на меня человека радарами, удивился, ибо это была пацанёнок лет восьми, и как бы невзначай мазнул глазами в ту сторону.
  Одет мальчишка был не просто бедно, а чуть ли не в лохмотья. Беспризорник, явно. Хотя, может, семья крайне неблагополучная. Смотрит на меня внимательно, не отводя глаз. Именно на меня смотрит, не на Кайрин. Чем же я тебя так заинтересовал?
  Определенно не на предмет милостыни рассматривает - мы посередине улицы едем, далековато. Наблюдатель из какой-нибудь местной банды что ли? Смотрит, что хозяева из дома уехали, слуги теперь должны расслабиться, так что можно наведаться? Может быть, конечно, но вряд ли у них это дело выгорит - у Кайрин и прислуга многочисленная и магические секреты в доме присутствуют. Сюрприз для незваных гостей будет немаленький.
  Я не стал задерживать взгляд на мальчонке, чтобы не дать понять, что заметил - отвернул голову, но продолжал контролировать радарами. Пацан таращился на меня еще секунд десять, а потом переключил своё внимание на что-то другое.
  Нет, наверное, не наблюдатель. Наблюдатель скорей всего сейчас дёрнул бы к своим, докладывать. А этот никуда не спешит. Вон к лоточнику, торгующему выпечкой, не спеша направился.
  Ну что ж, малой, успешно спереть пирожок.
  Я снова расслабился и, занявшись болтовней с невестой, вскоре вообще забыл о происшествии.
  Подробно описывать последующие дни особого смысла нет - отдых он и есть отдых. Невеста, природа, свежий воздух, вкусная еда, прогулки, солнечные ванны, купание в озере и тому подобная лепота - что может быть лучше?
  Наконец-то взялся за возвращение былой формы - пора бы уже, запустил я это дело. В усадьбе и оружие имелось и люди, умеющие им пользоваться, так что проблем с тренировками не было.
  Кроме физухи принялся самостоятельно восстанавливать заговоры, которыми меня Будигост накачал перед отправкой в поход. Без сомнения, они неоднократно спасали мне жизнь, но после пережитого экстрима от них остались лишь легкие намёки.
  Однако "каркас" остался, поглощать энергию и распределять её по организму я умею, так что попробуем. До прежнего уровня я сам их не восстановлю, всё равно потом к архимагу или к Бажену обращаться придется, но сделаю, что смогу, чтобы потом работы меньше было.
  Пытался и спящие суперспособности пробудить - уходил подальше в лес и тужился там изо всех сил (и не надо ха-ха, не в том смысле тужился). С поглощением энергии получалось ощутимо лучше, но больше хвастаться было нечем. Психокинез, о котором я буквально мечтал, и который пару раз уже проявлял себя, пробуждаться категорически не желал.
  В общем, остаток отпуска был прекрасен, но хорошее всегда пролетает быстро, осень постучалась в двери, и в последний день лета мы вернулись в столицу, где меня уже ждало письмо из Военной Коллегии с инструкциями когда и куда прибыть.
  А прибыть мне надлежало в полевой лагерь в паре часов пути от Гориндара, где собрались подразделения принимавшие участие в параде. Сейчас тут шли усиленные тренировки на примитивном макете Императорской площади - вбитые в землю колышки, натянутые веревочки, пояснительные таблички.
  Со столичными частями у организаторов проблем не было - те постоянно тренируют шагистику, чтобы на регулярных парадах радовать батюшку-императора. В войсках же прибывших с границы внимание этому уделялось значительно меньше (что и понятно, там этим вообще меньше увлекаются, а уж во время подготовки к походу про ать-два вообще забыли), так что тут пришлось поработать.
  У меня промелькнула было прогрессорская мысля - попытаться внедрить русский строевой шаг - ибо тут хоть и умели ходить в ногу, но шаг не печатали, просто шли. Но я быстро отказался от этой идеи - времени мало, проблем и без этого хватает. Отложил её до лучших времён.
  Лично мне тренировать ходьбу не пришлось, я был в свите принца Лодкира. Наше участие в параде сводилось к проезду на лошадях в колонне по два следом за его высочеством. Тут все были хорошими всадниками, к тому же все охренеть какие родовитые и благородные, так что тренировками вообще не заморачивались. Проехались несколько раз, посмотрели, что строй нормально держим, ну и хватит, можно по домам.
  Сам Лодкир организации парада почти не касался, на репетициях присутствовал всего пару раз, да и то в качестве наблюдателя и куратора.
  В общем, когда наша "свита" разъехалась по своим делам, я вдруг понял, что делать мне фактически нечего. Организаторам моя помощь не требовалась (я и не навязывался), поэтому, потусовавшись некоторое время с биронцами, я поехал домой.
  Н-да, блин, забавно получилось, за один день управился. Кайрин будет рада - отпуск, считай, на неделю продлился. Почти на неделю.
  Только надо будет не забыть в Военную коллегию метануться, мне там обещали парадный доспех на время торжества выделить. Свою броню я, как известно, пролюбил, а отдельного парадного комплекта у меня как-то и не было никогда.
  За день до парада, в субботу, войска прибыли в Гориндар и ночь провели в казармах местных частей. Ну а назавтра...
  Праздник должен был начаться ровно в полдень, но столица начала волноваться уже с раннего утра. За несколько часов до полудня на главной улице началось формирование парадных колон. Подразделения выстраивались на Южном Луче, чтобы протопать по Императорской площади мимо Императорской лестницы и удалиться на север. Горожане скапливались как на обоих Лучах, так и на самой площади, стараясь успеть занять наиболее выгодные места.
  На Императорской лестнице уже была установлена и украшена всякими разноцветными тканями трибуна для императора, его окружения и других наиболее знатных и благородных людей Империи. Напротив неё, с другой стороны площади, стояли другие трибуны, чуть менее задекорированные, тоже для знати, но кто поменьше рангом. Простому люду места для любования парадом предстояло находить самостоятельно, благо, что главная улица в Белом городе широченная и места тут было много.
  За полчаса до начала появился принц Лодкир, проехался вдоль колон, тщательно осмотрел каждого из своей свиты. Вроде бы остался доволен - по крайней мере, никто втык не получил.
  И вот все на месте, всё проверено, все мы замерли в ожидании начала. Даже людское море вокруг нас перестало гудеть, притихло.
  Стрелки часов, расположенных на арке парадного входа в главный храм Империи (тот, что стоит прямо напротив Дворца), сошлись на двенадцати, и над городом разнесся первый баммм. (Это не я местным идею часов с боем подкинул, они у них и без меня были).
  Скажу честно, сердечко у меня ёкнуло. Ибо, хотя обязанности у меня были достаточно простые - подумаешь, на конике следом за принцем проехать - но в столичных парадах я до этого момента не участвовал. С трибун смотрел, да, а вот самому не доводилось. А то, что неоднократно приходилось маршировать по Бирону, сейчас казалось чем-то легким, неважным и далёким.
  Отгремел последний двенадцатый удар, и с обеих сторон площади в небо ударили слепящие белые молнии. Через несколько секунд они угасли, но ввысь тут же устремились яркие столбы огня. Это маги, заранее расположившиеся на балконах Дворца и в специальных местах за трибунами, немножечко разогрели толпу.
  Когда погас последний язык пламени, на площади громко заиграли трубы. Все кто сидел, будь то дворяне на трибунах или простолюдины на мостовой, тут же повскакивали.
  Максимально торжественно и помпезно, как и подобает главе величайшего в известном мире государства, из недр Дворца появился Ордин с семьёй и под государственный гимн проследовал в императорскую ложу расположенную ровно по центру одноимённой лестницы.
  Пока они рассаживались, музыка продолжала грохотать, но, как только император выступил вперед и поднял руку, музыкантов как отрезало.
  - Граждане Империи!...
  Маги хорошо голос Ордина усиливают - мы в сторонке от площади располагаемся, но и нам прекрасно всё слышно.
  - Страницы истории нашего государства полны блистательных побед...
  Я слушал вполуха, меня сейчас более занимало то, как бы не пропустить команду к началу движения - опозориться перед таким количеством людей совсем не хотелось.
  - Сотни лет от Степи исходила непрекращающаяся угроза...
  Лодкир тоже, гляжу, не совсем спокоен - регулярно оборачивается, осматривает построение.
  - Разрушение городов, сожжение деревень. Империя заплатила за это соседство сотнями тысяч жизней!
  Да и остальные в сёдлах елозят, не один я такой нервный.
  Эта мысль меня даже немного успокоила. Как-то легче стало.
  - ...Поход, равных которому не знала история!... Враг сокрушен в его логове!... Угроза ликвидирована навсегда!!!
  - Урааа! - рёв десятков тысяч глоток заполонил, наверное, весь город.
  Народ, неизбалованный дорогими и массовыми представлениями, был доволен. Парад еще не начался, но уже сейчас можно было сказать - если не будет крупных косяков, то шоу однозначно удастся.
  Хотя оно удастся, даже если они будут. Если какой-нибудь лордик сверзится с коня прямо посреди площади, это ж неописуемое удовольствие для простого люда. Об этом потом годами рассказывать будут. Оарэй-младший, не хочешь народ порадовать? Нет? Жаль.
  - Слава солдатам, охраняющим наши юго-западные рубежи!
  - Урааа!
  - Слава воинам, разгромившим степные полчища под Ренфиром!
  - Славааа!
  - Слава армии, поразившей могучего врага в самое сердце!
  - Урааааа!!!
  Снова грянула музыка, и над войсками заметались команды приготовится.
  Первой двинулась небольшая конная группа гвардейцев, несущая сначала флаг Империи, а следом флаг династии Тапериев.
  Дождавшись, когда знамёна достигнут середины площади, принц Лодкир махнул рукой, и мы поехали.
  Я сперва дико напрягся - руки намертво вцепились в поводья, мышцы как будто свело. Но уже через несколько шагов стряхнул с себя это наваждение. Действительно, чего это я? Дело-то не шибко сложное, танцевать на коне не надо. И коня мне дали уже приученного к подобным мероприятиям, музыки, громких звуков не пугается, идёт ровно. А уж сам я так вообще матёрый вояка, а не первоклассник какой-то. Так что спокойно, всё нормально.
  Как не парадоксально, но на самой Императорской площади, там, где начались трибуны, несмотря на близость к оркестру, было даже немножко тише. Это ведь у простолюдинов скрывать эмоции не принято, это простой народ ликует не стесняясь. Здесь же, на трибунах, сплошь благородные. Тут в лучшем случае в ладошки несильно хлопают. Хоть какую-то волю эмоциям даёт разве что молодежь.
  Моя невеста сегодня тоже здесь, вместе с родителями. Я знал, где они будут сидеть, так что выцепил её взглядом довольно быстро. Хотелось помахать ей рукой, но нельзя - в строю положено было ехать статно выпрямившись и с каменной мордой. Немного повернул голову и подмигнул ей. Вряд ли она заметила, расстояние метров сорок, но ручкой махнула. Не сильно так, по скромному, чтобы никто не заметил.
  Миновали площадь, проехали пару кварталов по Северному Лучу, осыпаемые цветами и восторженными воплями, и только тут я с облегчением выдохнул. Здесь мы отделились от парада, свернули на перпендикулярную улицу и поспешили обратно на площадь, чтобы занять места, отведенные нам на трибунах. Ну а Лодкиру так вообще надлежало бежать в императорскую ложу.
  Знамённая группа и свита его высочества были своего рода вступлением. Следом начиналась основная часть - на площадь вступили сводные роты частей, участвовавших в рейде - два десятка конных и пеших коробок.
  Когда я добрался до своего места, войска уже вовсю маршировали. Они двинулись сразу за свитой, и к моменту, когда мы расселись на трибунах, половина подразделений уже миновала площадь.
  Следом ехали маги из числа принимавших участие, и только потом на площадь выступила Гвардия.
  Гвардейские части в поход не ходили, но их столичные полки всегда в парадах участвуют, так что и сейчас без них не обошлось.
  Внешний вид у них, конечно, в разы превосходил вид простых армейцев. И доспехи, и выправка, и умение ровными рядами в ногу идти было на ощутимо более высоком уровне. Но народ уже вволю наорался пока шли настоящие герои этого торжества, и когда появилась Гвардия, люди просто устали кричать, громкость оваций снизилась. На это, правда, никто внимания не обратил, праздник продолжался.
  Меня же поглотила расслабуха, и я с удовольствием любовался ладно вышагивающими ровными гвардейскими "квадратами", сверкающими на солнце полированным металлом латных доспехов.
  Впечатляет, что сказать. И всегда впечатляло, с первого раза как это увидел.
  Когда мимо протопал последний гвардеец, над площадью опять засверкали молнии, заклокотал огонь. На это раз электропиромагическое шоу длилось дольше, и было значительно разнообразнее. "Выстрелы" не только улетали в небо, но и объединялись, переплетались, образовывали над головами потрясённых зрителей целые деревья и купола.
  "Салют" получился что надо. Публика, как говориться, неистовствовала.
  Потом еще немножко покричали "ура" и "слава", после чего снова грянул гимн, и император торжественно удалился во Дворец.
  А на улицах показались музыканты, акробаты и прочие артисты - народные гуляния начинались.
  Нам тоже скучать не придется - сейчас следуем за его высочеством, через час награждения наиболее отличившихся (в том числе и меня), потом торжественный обед (совмещенный с ужином), ну а вечером бал. В общем, день насыщенный.
  В процедуре награждения для меня не было ничего нового, разве что всё было более торжественно, чем обычно, повод-то весьма неординарный. Я на дворцовых раздачах плюшек уже неоднократно присутствовал, сам тут "За усердие в служении Империи" получал, так что не шибко волновался . А вот мои сослуживцы из Бирона попали сюда впервые и чувствовали себя явно не в своей тарелке. Пока было время, я поводил их по Дворцу, показывая что-где, и в процессе экскурсии неоднократно ловил себя на том, что начинаю, попросту говоря, выпендриваться перед товарищами. Приходилось собираться с мыслями и загонять чувство собственного величия куда поглубже.
  Сама церемония уложилась часа в три - награждаемых было не слишком много, только те, кого откомандировали на парад. Остальных уже наградили в частях.
  В памятный для меня день в Ренфире своей очереди мне пришлось ждать до самого конца церемонии. Сегодня же меня "обслужили" в числе первых. Ну, не совсем первых - сначала шел Лодкир, потом генералы с полковниками и прочими капитанами - почти весь штаб, и только потом добрались до меня - где-то двадцатым был.
  К моему великому удивлению, лорда Оарэя-младшего продинамили с наградами по полной. После того, как его не очень-то и журили на совещании у императора, я ожидал, что ему таки повесят какой-нибудь орден. Может не высокий, но повесят. Лорд, как-никак. Однако же нифига.
  И он, похоже, знал об этом заранее. С самого утра я чувствовал, что он весьма недоволен, но только сейчас мне стало понятно, в чем причина.
  А когда вызвали меня, и император повесил мне на грудь второго Абелана, эмоции у Оарэя вспыхнули такие, что это заметил не только я. Его батя, лорд Оарэй-старший, даже подошел к нему и цапнул за плечо, чтобы не дёргался.
  Обычно по жизни я осторожный человек, всегда стараюсь никого специально не злить, но сейчас мне хотелось прямо противоположного. Возвращаясь в зал, я нашел глазами Оарэя-мл. и поглядел на него с превеликими превосходством. Ох, как его перекосило. Мне аж понравилось.
  К несчастью, мой взгляд заметил не только младший, но и старший Оарэй. Я до сих пор не знал, в курсе ли он нашего с младшим конфликта, и, если в курсе, полностью ли он на стороне своего сынка, или тот и его достал своими выкрутасами, но вот такие взгляды могут толкнуть его стан моих врагов. А такое мне совершенно не надо.
  Я тут же состроил покер-фейс и проследовал в компанию сослуживцев, часть из которых уже наградили, а часть еще ждала своей очереди.
  За награждением последовал обед, и там у меня отчего-то проснулся такой дикий жор, что я едва сдерживался. Приходилось постоянно контролировать руки, чтобы те не начинали закидывать еду в рот быстрее, чем это приветствуется правилами этикета. Насытиться удалось лишь к самому концу, когда остальные уже почти ничего не ели, а лишь лениво игрались с бокалами, тарелками, ложками и прочими ноже-вилками.
  Слава Богу, очередь говорить тост до меня не дошла - нашлось достаточное количество более именитых и родовитых, кто горел желанием выразить свое восхищение армией, Империей и самим императором.
  Остаток дня до начала бала мы с товарищами коротали, гуляя по дворцовому парку. Солнышко сияло во всё небо, листва на деревьях уже начала желтеть, многочисленные фонтаны и искусственные водопады умиротворяюще журчали, женский пол мило улыбался навстречу - настроение у всех было самое праздничное.
  Под танцы было отдано аж несколько громадных залов, так что, несмотря на большое количество приглашенных, толкучки не было. К тому же распахнутые окна этих залов выходили прямо в парк, так что музыка там была слышна очень хорошо, и немало людей принялось танцевать прямо на парковых дорожках.
  Как только церемониймейстер объявил о начале танцулек, сослуживцы довольно быстро покинули меня, устремив свои взоры на юных красавиц, коих становилось всё больше и больше. А я направился поближе ко входу во Дворец, ожидая когда же появится моя невеста - она чего-то задерживалась.
  Пока ждал, увидел родителей Кайрин. Те тоже заметили меня и вот тут их желания разделились. Лорд твердой походкой направился ко мне, буквально потащив за собой жену. Та общаться со мной категорически не желала, и всё время пыталась увести мужа со "скользкого" пути. Однако тот был непреклонен.
  - Доброго вечера, господин Арей, - приветствовал Инстар.
  - И вам доброго вечера, ваше высокоблагородие, леди Анека, - я поклонился.
  Будущая теща лишь коротко кивнула и отвернула голову, типа ищет что-то вдали.
  - Поздравляю с наградой, она вами всецело заслужена.
  - Благодарю, господин Инстар, - я благодарственно склонил голову. - Слышать такие слова от вас приятно вдвойне.
  - Ждете Кайрин?
  - Совершенно верно.
  - Ну что ж, вечер только начинается, еще увидимся.
  - Увидимся, ваше высокоблагородие. Леди Анека.
  Мы раскланялись, и они уплыли в недра Дворца, а я остался сторожить вход.
  Кайрин появилась где-то через полчаса. На вопрос, почему задержалась, несколько раздраженно ответила, что перед самым выходом порвалось платье, и пришлось срочно зашивать.
  - Одела бы другое, - бросил я, беря её под руку. - У тебя ж их несколько гардеробных.
  - Ты шутишь?! - взвилась она. - Я это платье специально для этого бала шила!
  - Ну, всё-всё, хватит дуться. Пошли танцевать, - и я потащил её в один из залов, где уже вовсю кружились пары.
  Праздник быстро стер из памяти неприятные моменты, не прошло и двух танцев, как настроение у Кайрин поднялось, злополучное платье было забыто. Мы танцевали, болтали со всем подряд, смеялись, поднимали тосты, играли в парке в местные игры.
  Солнце давно скрылось за горизонтом, и, казалось, что всё хорошо, когда, прогуливаясь по одному из бесчисленных коридоров Дворца, наша группа (мы с Кайрин и несколько наших общих знакомых) столкнулась с компанией, возглавлял которую, угадайте кто! Правильно, лорд Оарэй-младший.
  Расслабившись и отдавшись веселию, я не включал радары, не сканировал пространство, и поэтому заметил Оарэя в самый последний момент. Беззаботно общаясь с друзьями, я видел, что навстречу кто-то движется, но подобные кучки людей встречались в этих коридорах постоянно, так что, не обращая на них внимания, чисто на автомате, мы приняли в сторонку, чтобы разойтись с ними на контркурсах. Однако нас остановили.
  - В чем дело, господа? - весело спросил один кавалер из нашей группы, еще не понимая, что тормознули нас вовсе не случайно. - Коридор достаточно широкий.
  Я уже рассмотрел и Оарэя, и его постоянных спутников - двух капитанов и поручика. Все они были с дамами, но кроме них тут присутствовало еще пара незнакомых мне человек. Дорогу нам перегородили как раз капитаны.
  Чуть слышно выругавшись (Кайрин услышала и беспокойно взглянула на меня), я отодвинул своего приятеля и выступил вперед. Всё, праздник, считай испорчен, сомневаюсь, что Оарэй просто посторонится, этот ублюдок хочет унизить меня при моих знакомых.
   Где-то в глубине начала разгораться злость, но я не дал ей целиком поглотить меня, обратив бесконтрольную эмоцию в уже привычную мне боевую ярость.
  - Господин Оарей, - сквозь зубы процедил я. - Какая приятная встреча.
  Я нарочно обратился со слова "господин", а не с положенного "ваше высокоблагородие", пусть знает, что плевать я хотел на его лордство, что оно для меня ни разу не авторитет, а просто техническая помеха.
  - Вы желаете продолжить диспут о различиях мыслительных процессов у людей разных сословий?
  Вообще, Оарэй хотел что-то сказать, уже открыл было рот, но я своим обращением перебил его, тем самым сбив с мысли. Пока он тупил пару секунд, я перевел взгляд на перегородивших дорогу капитанов:
  - Или разговор хотят продолжить ваши друзья?
  Капитаны, похоже, почувствовали, что я "встал на боевой взвод", решимость их ощутимо уменьшилась, несмотря на присутствие хозяина.
  - Нет, что вы, господин Арей, я просто хотел поприветствовать госпожу Кайрин. - лорд прямо излучал вежливость и дружелюбие. - А заодно спросить, не видели ли вы достопочтенных родителей госпожи Кайрин - лорда Инстара и леди Анеку? Хочется выразить им своё искреннее соболезнование.
  Наши друзья удивленно переглянулись.
  - А в связи с чем? - спросил кто-то. - Насколько мы знаем, у них не случалось ничего трагического.
  - Ну как же, господа, - Оарэй сложил ладошки перед грудью и состроил удивленно-трагическую физиономию. - Это же настоящая трагедия для фамилии лордов породниться с человеком низшего сословия.
  Э-э, дружок, ты уже не своего недруга оскорбляешь, ты на его невесту наехал. Это уже откровенное хамство, такое не то, что для дворян или лордов, такое даже для императоров западло.
  Ну что ж, сыграем не столько для Оарэя, сколько для зрителей.
  - Ах, господин Оарэй, господин Оарэй, - не спеша произнес я, при этом стараясь изобразить на лице смесь печали и презрения. - Вы покрыли себя позором в минувшем походе в Кутур Баду Гаум, и вместо того, чтобы, как подобает настоящему дворянину, - тут я прямо ударение сделал на "настоящем дворянине". - Стараться загладить свою вину, исправить свою ошибку, вы выплескиваете свою бессмысленную злость на посторонних людях.
  Не все из собравшихся знали про неприятности, постигшие Оарэя, послышались удивленные возгласы. К тому же, из-за нашей "пробки", в коридоре стали накапливаться другие гуляющие компании, так что слухи теперь пойдут ой-ой-ой какие.
  - Причем, как последний трус, - продолжил я. - Делаете это так, чтобы вам не могли ответить. Ведь я простой дворянин, я не могу призвать к ответу лорда. Будь мы с вами в одинаковом титуле, вы бы побоялись оскорблять меня.
  Да, теперь уже я, не стесняясь, хамил лорду. Это была откровенная провокация, тем более, что я сам про дуэль намекнул.
  - Ах ты!... - Оарэй было взвился, но заметил, что зрителей ощутимо прибавилось, взял себя в руки. - Вы хотите поединка, господин капитан? Я дам его вам!
  Его товарищи бросились призывать его к разуму, объяснять, что это не в его интересах, что это провокация, но лорд закусил удила.
  - Слушайте все! Я, лорд Оарэй-младший, за нанесённые мне оскорбления вызываю на поединок капитана Арея. Поединок будет смертельным!
  По коридору прокатилось дружное "Ах!"
  Хотелось снова ответить грубостью, но тут же зрителей вагон.
  - Я принимаю ваш вызов, ваше высокоблагородие. Смертельным, так смертельным.
  Раздалось еще одно "Ах!", и публика стала быстро рассасываться, спеша разнести свежайшую новость. Вот уж загудит сейчас Дворец.
  Оарэй приблизился ко мне и едва слышно прошептал:
  - Я убью тебя, безродный ублюдок.
  - Не напрягайтесь вы так, ваше высокоблагородие, - буркнул я. - А то у вас вон даже сосудик в глазу лопнул.
  Он дернулся и, пылая злостью, устремился дальше по коридору, уводя за собой своих товарищей.
  Наши знакомые бросились было выражать недоумение, сожаление, но я сразу же прервал это дело.
  - Хватит об этой глупости. Идемте танцевать. А то, боюсь, меня скоро вызовут.
  - Кто?
  - Император. Или принц Лодкир. Или Игмун. Новость-то о дуэли до них быстро дойдет.
  - Арей! - Кайрин была растеряна и испугана, в голосе сквозили слёзы. - Как это смертельная?!
  - Не бойся, лапочка, - я прижал её к себе, прошептал на ушко. - На смертельную комиссия по дуэлям разрешения не даст.
  - Откуда ты знаешь, что не даст?
  - Знаю, Кая, еще как знаю.
  
  
  ГЛАВА 9
  
  - Не послушались, господин Арей, - нельзя сказать, что Ордин был так уж зол, но некоторое недовольство присутствовало. - Сцепились таки с Оарэем-младшим.
  - Ваше величество, ну а как на моём месте следовало поступить имперскому боевому офицеру, дворянину, когда прилюдно оскорбляют не только его, но и его невесту?
  - Да нет, я вас не виню. Если рассуждать спокойно, это Оарэй хотел вас спровоцировать. Не имея возможности вызвать на поединок лорда, многие дворяне предпочли бы предстать перед судом, дав высокопоставленному обидчику в морду. Вы же дэ-факто перевернули ситуацию в свою сторону - после ваших слов уже само Оарэй был вынужден вызвать вас, - император несильно хлопнул ладонью по столу. - Ладно, что сделано, то сделано, мы к такому варианту были готовы. На смертельную дуэль комиссия разрешения не даст, и как лучше действовать мы с вами уже говорили.
  - Да, я помню. А как долго комиссия рассматривает прошения? Когда ждать поединка?
  - Ну, насколько я знаю, у них там несколько десятков прошений лежит, так что рассматривать будут еще не очень скоро...
  - Лорд может попытаться ускорить процесс.
  - Может, - согласился Ордин. - Но вы же через неделю уезжаете. Задание относится к государственно важным, отзывать вас никто не будет. Так что само заседание будет не ранее, чем вернётесь. А учитывая, что вы еще не совсем восстановились после ранения, то поединок назначат на вторую половину зимы..
  Когда именно мне уезжать, я уже знал. Не знал куда. Как не знал, какие технологии разрабатывает Империя, и что именно мне предстоит делать. Когда вернусь я тоже не имел ни малейшего представления, но сомневался, что управлюсь за неделю, оставшуюся до осеннего равноденствия, когда вся Империя будет отмечать Праздник благодарения. Это меня немного расстраивало, ибо праздники это дело веселое, а веселиться я очень даже люблю.
  Хотя зуб даю, останься я в столице, Оарей-младший какую-нибудь заподлянку да выкинет, испортив настроение не только мне, но и Кайрин.
  В назначенный день и час, собрав пару походных сумок, я прибыл в Коллегию магов, дождался там принца Игмуна, и мы сразу же направились к Зеркалам Эльниль.
  Мне не стали сообщать адрес нашей телепортации - из Зеркала мы вышли в большом двухэтажном особняке, прячущемся в плотном и явно старом лесу. Кроме этого особняка, других строений мои радары не видели, разве что несколько дорог разбегались в разные стороны света.
  Здание окружал высокий прочный частокол, который вкупе с многочисленной охраной, позволял успешно держать оборону даже против нескольких сотен нападающих.
  Кроме охраны (явно Гвардия), я насчитал еще полтора десятка человек, трое из которых были магами.
  А еще тут было полно всяких магических ловушек и сигнальных печатей. Причем не только здесь, в здании, но и на дорогах, а также прямо в лесу.
  - Место тайное, вдали от городов, - сказал Игмун. - Тут даже сел поблизости нету. Охрана следит как за периметром, так и за всей территорией.
  - Когда вы отбудете обратно в столицу, меня тут на каждом шагу тормозить не будут?
  - Нет. О вас уже все, кто надо, оповещены, да и без сопровождающего вы не останитесь.
  - Понял. А это, вообще, что за место? Я тут ничего... ээ... необычного не вижу. Исследования прямо здесь проводятся?
  - Нет, что вы, - Игмун мотнул головой. - Здесь обеспечивают охрану полигона. А исследования проводят на специальных изолированных друг от друга участках. Причём, что происходит на участках, знают только на самих этих участках. Информацией обо всём полигоне обладает всего несколько человек, если не считать Конклав и меня с отцом. Теперь и вы кое с чем познакомитесь, но, сразу говорю, не со всем. Всего с парой вещей. Прошу не обижаться.
  - И не думал, ваше высочество.
  Мы вышли во двор, где нас уже ждали несколько лошадей. Карет не было, верхом поедем, так тут, видимо, удобнее.
  К моему удивлению, никто из местной охраны за нами не последовал, нас продолжали сопровождать только трое игмуновских бодигарда.
  - Ну что ж, думаю уже можно, - начал принц, когда мы отъехали метров на триста от особняка, и сотворил защитный противошпионский купол. Теперь нас даже телохранители не слышат, хотя едут от нас в пяти метрах.
  - Вы уже пытались догадаться, что именно мы разрабатываем? - ухмыльнулся он.
  - Ну а как же, - усмехнулся я.
  - И к чему пришли?
  - Однозначно огнестрельное оружие. Меня про него неоднократно и очень подробно расспрашивали. Порох вы уже смогли получить, так что пушки с ружьями сами напрашиваются.
  - Да, это было очевидно. Но огнестрельным оружием вы займетесь позже. Его мы будем применять только в случае крайней необходимости. Зато есть кое-что, что будет явлено миру уже в ближайшие годы независимо от того начнётся большая война или нет. Догадаетесь о чем речь?
  Я задумался, но информации не хватало, вариантов было много.
  - Подсказки будут? - улыбнулся я.
  - Ну... это можно использовать не только для военных нужд. В мирной жизни это тоже очень пригодится.
  - Ха! Ваше высочество, тот же порох в мирной жизни тоже очень даже пригождается! Поконкретней.
  - Поконкретней, говорите... - принц хитро умолк.
  Дорога тем временем свернула на просеку и...
  - Узнаёте?
  Я всё понял и до его "узнаёте" - по просеке тянулись две металлические полосы, уложенные на массивные деревянные шпалы.
  - Железная дорога!
  - Да, - Игмун был доволен произведенным эффектом. - На паровой тяге.
  - А чего не на электрической? Император как-то обмолвился, что удалось собрать простейший электродвигатель постоянного тока.
  - Ну да, двигатель работает, но в целом успехи с электричеством скромнее, чем с паром. Для электровозов не только ведь двигатель нужен, нужны большие, очень большие генераторы, а не тот малыш, с которым наши ученые работают. Электростанций в нашем мире нет и пока не предвидится, всё электричество у нас маги вырабатывают. А чтобы питать общеимперскую железнодорожную сеть никаких магов не хватит. К тому же, как именно снабжать энергией электровоз? В вашем мире, Арей, провода над дорогой протянули, но у нас пока что нету столько меди, а про алюминий я вообще не говорю - он у нас дороже золота. Закачивать электричество в энергокристалы? Опять же нужны маги и на то, чтобы зарядить кристалл, и на то, чтобы выпустить энергию из кристалла и влить в двигатель. Создать какие-либо технические средства, которые бы это делали, пока не получается, - Игмун вздохнул. - А вот с паром участие магов значительно меньше. Там магия, по факту, вообще не нужна, это мы по привычке везде и всюду её используем. Да и вообще, немагических наработок по электричеству в нашем мире почти нет, если мы сразу покажем электровоз, это будет слишком уж... прорывным шагом. А вот паровые машины у нас уже были. Да, это были маленькие демонстрационные образцы, примитивные до жути, сделанные главным образом для забавы. Они были не такими как та, что мы поставили на паровоз, но всё же они были. Скажу больше, наш главный мастер по паровозам регулярно в своих научных трудах обращался к теме пара и лет двадцать назад демонстрировал машину, которая с горем пополам, но работала.
  - Ну да, понятно. И рельсы вы не на пустом месте придумали, они тоже уже есть.
  - Совершенно верно, рельсовый путь нашему миру известен - в шахтах или каменоломнях деревянные, каменные, а кое-где и железные направляющие издревле применяются. Более того, есть даже одна полноценная наземная железная дорога. Вернее была.
  - Это где? - удивился я. - Я про такое не слышал.
  - Где-то век назад, к западу от Империи существовало крупное и сильное королевство. Сейчас от него остался мелкий осколок, но во времена своего расцвета это было весьма богатое государство. Там построили настоящую железную дорогу от столичного королевского дворца до загородной резиденции. Почти десять верст. Рельсы простого прямоугольного сечения. Построили чисто ради престижа, показали соседям настолько они богатые.
  - А тяга какая была? Неужели тоже пар?
  - Нет, конная.
  - Вы сказали "была".
  - Да. Как описывали современники, железо на рельсы использовали дрянное - ржавели насквозь. Когда период расцвета закончился, содержать дорогу перестали. А когда государство стало распадаться, уцелевшие рельсы просто растащили.
  - Ваше высочество, - я задумался. - Я вот только сейчас подумал - если вы хотите всю Империю железными дорогами соединить, это же железа надо не просто много - ооочень много. Это же на тысячи верст рельсы тянуть!
  - Не то слово, господин Арей, - усмехнулся принц. - В данный момент выделить нужное количество металла мы просто не в состоянии. Но мы же не прямо сейчас начинаем строить. На День Фаи императору будет публично показана действующая модель паровой машины, и будет брошена идея, что можно создать самодвижущуюся повозку. Император выскажет горячую заинтересованность, и повозка появится где-то к лету. Тогда же планируем начать прокладывать ветку от Гориндара до Водокаменного дворца.
  - Тоже решили до загородной резиденции? - засмеялся я.
  - Именно. Ну а что? Могущественный монарх желает показать своё богатство и тратит уйму денег на всякие чудные удобства - хорошее прикрытие для дальнейших исследований и совершенствований. Только более масштабных, чем сейчас. Рельсы на эту дорогу будем делать на Императорском железоделательном заводе, там уже начали расширение и переоборудование. Ну, а когда решим по всей Империи дороги тянуть, надо будет еще несколько заводов ставить.
  - Но для заводов нужна руда. Да и вообще, это ж не только железо нужно. Дерево, уголь, к примеру.
  - Совершенно верно, Арей, совершенно верно. Железная дорога, еще даже не построенная, уже потянула за собой развитие других отраслей. И добычу железной руды, и угля, и не только этого - всё это нам придется наращивать, внедрять в этих сферах что-то новое. Даже с тем же деревом - раньше мы не ухаживали за нашими лесами, не практиковали искусственные посадки, а теперь нам придется создавать целую Лесную коллегию. Хорошо, что вы нам рассказали, к чему могут привести массовые вырубки.
  - А почему вы хотите начать строить "железку" именно сейчас? - спросил я.
  - Начинать её строить, когда начнётся война, будет уже не просто поздно, это будет невозможно. Поэтому хочешь, не хочешь, но показать миру паровоз придется в ближайшее время. К тому же мы хотим, чтобы наши недруги поняли, что через сколько-то лет наши войска обретут невиданную мобильность. Мы сможем перебрасывать солдат с одного края Империи на другой не за пять-семь-десять недель, а за несколько дней. Кого-то это охладит, а кто-то, как мы надеемся, начнёт торопиться.
  - И, как следствие, совершать ошибки, - добавил я.
  - Правильно.
  - Но на постройку минимально необходимой сети - это, я так прикидываю, несколько веток с востока на запад и севера на юг - всё равно лет десять уйдет, а то и больше.
  - Мы ориентируемся, что построим первые линии никак не раньше, чем через пятнадцать лет. И это самый оптимистичный срок. Лично я, раньше, чем на двадцать лет не рассчитываю, - сказал Игмун.
  - Ну так вот именно! Вагон времени подготовится к войне.
  - Но "они"-то, - принц ткнул пальцем куда-то вверх и в сторону. - Об этом не знают. Против нас могут (я повторяю - могут - коалиция против нас еще не сформирована) выступить несколько совершенно разных игроков, которые между собой не очень ладят. Им на подготовку тоже не год-другой нужен.
  - Ладно, - я мотнул головой. - Я и на Земле в политических вопросах себя спецом не считал, а уж здесь международные дела для меня вообще тьма тьмущая. Позвольте вернуться к делам насущным. Мне-то что тут делать? Из меня и так уже всю информацию по железной дороге, что я знал, вытянули.
  - Вы хоть и живете у нас уже довольно долго, но выросли в другом обществе. У вас взгляд другой. Отец этим уже неоднократно пользовался, так почему нет?
  - А мастер, который руководит работами, как к этому отнесется? Он годы тратит, работает в поте лица, а тут приезжает какая-то шишка, и начинает всё выспрашивать, во всё лезть, да еще и ценные указания давать. Как мне, вообще, представляться? Какова "легенда"?
  - "Легенда" не требуется, наш главный мастер по паровозам - архимаг Башиндор.
  - О как!!!
  - Вот так! - засмеялся Игмун.
  Нельзя сказать, что я обрадовался, услышав про Башиндора. Я уважал его как крепкого профессионала, сильного мага, маститого ученого, он неприязни ко мне тоже ни разу не демонстрировал, но по-настоящему дружеских отношений между нами не сложилось. Он всегда держал "вежливую" дистанцию, а мне не хватало духу её нарушать, даже когда возникало такое желание. Поэтому следующие дни, пока я находился у железнодорожников, прошли в чисто деловой обстановке.
  Нас встретили буквально за следующим поворотом - деревья расступились и нашим взорам предстала большая поляна с несколькими строениями, самым крупным из которых был высокий ангар с большущими воротами. Я сразу же подумал, что паровоз находится в этом ангаре, ибо нитки рельс, выскочив из леса, ныряли прямиком в него, а из труб на крыше струился дым.
  Первым нас встретил кто-то из мастеров, но буквально через несколько секунд из ангара появился сам Башиндор со свитой помощников.
  - Ну что? - спросил архимаг после завершения "церемонии" приветствия. - Желаете взглянуть на железного коня?
  - Не только взглянуть, но и покататься, - отвечал принц.
  - Тогда пройдёмте.
  Конечно, этот паровозик не мог произвести какого-либо сногсшибательного впечатления на человека двадцатого-двадцать первого веков, видевшего паровозы в апофеозе их развития. Но все же этот аппарат был первым в этом мире, и поэтому мне было жутко интересно.
  
  Ребята не стали изобретать велосипед и воспользовались одной из схем, что я рисовал им, поэтому и устройством, и внешним видом это чудо напоминало "Ракету" Стефенсона, разве что было немного крупнее. Тут тоже было две колесные оси, котел над ними, труба, две паровые машины по бокам и тележка с дровами для "прокорма". Явным внешним отличием от "Ракеты" было то, что если на паровозе Стефенсона кабины как таковой не было, была просто площадка, где стоял машинист, то здесь эта площадка имела не только боковые ограждения, но и крышу.
  В механизмах тоже ничего принципиально нового не было, разве что некоторые элементы были магически усилены. Например, дерево, которым был обшит котел, благодаря колдовству, обладало более высокими теплоизоляционными свойствами, а в топку повесили магическую печать, усиливающую силу горения топлива. Питалась печать от энергокристала, лежащего в специальном стаканчике в кабине.
  Походил вокруг пыхтяще-сопящей машины, обжегся пару раз, неосторожно сунув руку куда не следует. Запрыгнул в кабину, где уже находились Игмун, Башиндор, один из его помощников, и скомандовал:
  - Поехали!
  Видя мои горящие глаза, принц хохотнул и кивнул архимагу, которого, похоже, тоже забавляло моё состояние. Тот толкнул один из рычагов, торчащих из пола, потянул за другой, паровоз зашипел и нехотя тронулся с места.
  Выползли на свежий воздух, Башиндор принялся разгонять машину, а мы с Игмуном прижались к одной из стен кабины, чтобы не мешать помощнику, который метался туда-сюда, подбрасывая в топку дрова.
  Ветер в лицо становился всё сильнее, и архимаг, глядя на ряд циферблатов перед ним, оглашал какой скорости мы достигли.
  - Сорок пять верст в час, - проорал он, перекрывая шум ветра и самого паровоза. - Это предел, больше пока не получается.
  Блин, круто! Хоть скорость и не шибко большая, но как же круто! За годы жизни в этом мире я отвык от автомобилей, от шестидесяти, ста километров в час. Тут лучшие лошадки шестьдесят км в час развить, в принципе, могут, но держать такой темп способны лишь несколько минут. Норма для этого мира это пять-десять верст в час (да и то с остановками на отдых). Паровоз же эти шестьдесят километров мог держать часами - ну разве не потрясающе?!
  Когда локомотив будет тянуть состав, он, конечно, не будет лететь с такой скоростью, дай Бог верст двадцать даст, но за сутки можно будет преодолеть раз десять-пятнадцать больше, чем простым конным обозом. Это ж с западной границы Империи на восточную всего за несколько дней добраться можно будет!
  Я поглядел на Игмуна, того скорость тоже завораживала и даже больше, чем меня - катается на этом паровозе он явно не в первый раз, но сотню верст в час он же вообще никогда не видел, так что в его понимании мы сейчас несёмся как сумасшедшие.
   В общем, разговоров во время поездки было мало. Мы с принцем наслаждались, а Башиндор нам в этом не мешал.
  Замкнув круг по железнодорожному кольцу, мы вернулись на знакомую поляну, где Игмун почти сразу объявил, что он уматывает в другую часть полигона, а я остаюсь на попечении архимага. Я вытянулся по стойке смирно, отчеканил "есть" и, понятное дело, остался.
  Не знаю, ждали от меня каких-либо откровений или нет. Мне показывали как что устроено, как работает, а я лазил по металлическому мастодонту, дивился и, вместо того, чтобы что-то советовать, сам сыпал вопросами. Хотя пару подсказок всё же дал. Не принципиальных, мелких, типа, тут эту загогулину немного подвинуть, тогда вон тот клапан удобней будет обслуживать, там размер лючка увеличить, тогда вот до того механизма можно будет добраться не снимая вот этот цилиндр, да дверки, закрывающие жерло топки, посоветовал сделать не распашными, а сдвижными.
  Башиндор кивал, иногда что-то записывал в свой блокнот. Его помощники не понимали кто я такой, и почему архимаг так внимательно меня слушает, в их взглядах часто сквозило "тоже мне подсказчик, мы и без тебя всё это знаем". Но, если я о чем-то просил, выполняли это беспрекословно. Сами же старались ко мне вообще не лезть.
  Прокатились на паровозе еще несколько раз, посмотрели работу стрелочных механизмов, обговорили всё, что можно обговорить, изрисовали кучу бумаги чертежами, схемами и графиками, и к исходу четвертого дня стало понятно, что я здесь лишний. Видимо архимаг пришел к такому же мнению, потому что на следующее утро мы с ним двинулись на следующий участок полигона, где, как оказалось, работами руководит он же, и где нас уже ждал принц.
  Вот там-то я задержался аж на несколько недель, ибо там возились с такими игрушками, которые любят девяносто процентов мужчин. Совершенно верно, на этом участке изобретали огнестрельное оружие.
  Сразу скажу, я не специалист по огнестрелу, тем более древнему. Я не знаю, как назывались его разновидности, понятия не имею, чем ружье отличается от пищали или от мушкета и отличается ли вообще. Я просто что-то где-то видел, что-то когда-то запомнил. Например, то, что поджигание пороха в стволе некогда осуществлялось фитильным, а в последствии кремнёвыми замками. А кремнёвые замки бывают колесцовые и ударные.
  Поэтому все огнестрельные ружья, увиденные мной на полигоне, я буду называть просто ружьями вне зависимости от того как они по правильному называются - пищалями, мушкетами, штуцерами или еще как. Тем более, что местные, как оказалось, до такого разнообразия огнестрельных терминов тоже еще не додумались - все виды ручного длинноствольного оружия они называли единым словом. Это же правило распространялось и на остальные типы огнестрела - все виды пистолетов назывались просто пистолетами, все виды пушек - пушками, всё, что стреляет навесом - мортирами.
  Пока ехали, я ожидал, что еще издали пойму о близости "стрельбища" - просто услышу. Однако мы ехали-ехали, вокруг нас шумел лес, пели птички, а ожидаемых мною выстрелов всё не было и не было. У них там выходной что ли? Или магическим барьером территорию закрыли? Да нет, никаких барьеров не чувствую.
  - Далеко еще? - спросил я.
  - Нет, - архимаг покачал головой. - Буквально вон за тем поворотом.
  - А почему тогда тишина?
  Башиндор усмехнулся:
  - Не догадываетесь? Вас ждут.
  А, ну да, очень же ж важная персона едет. Ну что, пусть ждут, мы уже близко.
  Хотя объектов, которые мне предстояло посетить, тут было предостаточно, это и мастерские, и пороховая лаборатория, но первым делом мы направились на стрельбище, там нас уже ожидала группа людей, среди которых тусовался и принц.
  - Ну наконец-то! - воскликнул он, когда мы спешились. - Господин капитан, не один вы жаждете пострелять - могли бы и поторопиться!
  - Ваше высочество, - парировал я. - Можно подумать, за все предыдущие дни вы тут не настрелялись, прямо-таки без меня не решались начать.
  Мы посмеялись и прошли к столам на которых уже были разложены ружья с пистолетами.
  Н-да-с, как и ожидал, имперцы испытывали разные виды из разных эпох. На столах лежали и фитильные ружья, и кремневые, и даже парочка переломок с унитарными патронами. Интересно, какой вид они в первую очередь внедрять будут?
  Сразу обратил внимание, что над удобством ложи пока не слишком задумываются, хотя я им рисовал как выглядят винтовки - у большинства ружей ложе не слишком отличалось от простого прямоугольного деревянного бруска.
  - Итак, с чего начнем? - спросил архимаг.
  - С самого примитивного, - сказал я. - С фитильных.
  - Добро, - кивнул принц. - Заряжать сами будете?
  - Сперва путь ваши мастера покажут. Я ж даже не знаю какое количество пороха засыпать положено. Ну а потом уж...
  Один из мастеров схватил указанное мною ружье, ловко засыпал с ствол порох, затолкал пыж с пулей. Сыпанул пороха на затравочную полку, закрыл ее сдвижной крышкой, приладил на рычаг тлеющий фитиль. Протянул ружье мне, попутно объясняя что надо делать.
  
  С некоторым волнением я взял эту шайтан-трубу - не шибко тяжелая, килограмм пять, калибр миллиметров пятнадцать.
  - Прицельная дальность какая?
  - Уверенное поражение человеческой фигуры - тридцать размахов. Дальше пули слишком разлетаются. Для начала вон по той мишени стреляйте, - Игмун указал на одну из досок, вкопанных в землю. - До нее пятнадцать размахов. А как привыкните, посоревнуемся по дальним.
  Я вскинул ружье к плечу, отодвинул крышку затравочной полки, потянул за спусковой рычаг. Фитиль опустился на полку и... Перед самым моим лицом ярко вспыхнуло, обзор закрыло облачко дыма. От неожиданности я дёрнулся, и тут же прогремел выстрел, ружье сильно ударило в плечо. Блин, что это сейчас такое было?!
  Ё-моё, ну я и тормоз. Привык, понимаешь, к унитарным патронам. Это там легко и комфортно, а здесь, сначала порох на полке в нескольких сантиметрах от лица большой бабах устраивает, и только потом пламя проникает внутрь ствола, поджигая основной заряд, который и выталкивает пулю.
  - Фуф, - выдохнул я, глядя на ухмыляющиеся физиономии. - Неожиданно. Давайте еще раз.
  В этот раз перед самой вспышкой я закрыл глаза и не дёргался, сбивая прицел. Ружьё лягнулось, я открыл глаза, посмотрел на мишень. Ух ты, попал! Не совсем туда, куда целился - целился в самый центр, а попал в левый верхний угол - но попал же!
  - Круто. Ну теперь я сам заряжать буду.
  Ну а дальше, что называется, понеслось. Испытал всё. Фитильные кремневые, капсульные; ружья, пистолеты и даже пушку с мортирой.
  С артиллерией возиться было, пожалуй, интересней всего, ибо, если с ручным огнестрелом я был знаком еще со своей "земной" жизни, то с пушками я соприкоснулся впервые, пусть и с такими примитивными. За один день настрелял столько, сколько не стрелял за всю прошлую жизнь.
  Что можно сказать в целом - успехов имперцы определенно добились, оружие исправно стреляло и даже попадало. Посетив мастерские, понял, что с технологиями они освоились и вполне могли наладить производство как ружей с пистолетами, так и артиллерии. Не массового, по земным меркам единичного, производства, но всё же постоянного и непрерывного. На данный момент шла "полировка" изделий, разработка методов обучения и тактик применения.
  Вот тут-то я и пригодился, таки заставив их сделать нормальное ложе для ружей. И по вопросам тактики у меня было что сказать - про войны эпохи Наполеона я кое-что помнил, а уж про методы обучения стрелков я мог говорить часами - сколько лет этим занимался.
  И к пушкам руку тоже приложил. Вернее, не к самим пушкам, а к лафетам - совместными усилиями придумали четырехколесную "телегу", которая скрывала саму суть - ствол. Со стороны всё это выглядело практически как обычная крестьянская повозка с тентом, разве что более массивная. Удобство пользования, конечно, снизилось, зато снаружи нельзя было вообще ничего разглядеть. Разве что, если во время выстрела спереди смотреть, то дуло хорошо видно.
  А чтобы еще больше ввести сторонних наблюдателей в заблуждение (тех, кто обладает магической сенсорикой), под навес, рядом со стволом, решено было помещать какие-нибудь волшебные штуковины, что в комплекте с "усиленным" порохом должно было создавать впечатление, что это магия ядра кидает, а большая металлическая труба тут просто для красоты.
  В итого, несмотря на плотный график, эти несколько недель были весьма интересны и увлекательны. Тем более, что нашлось время не только на работу, но и на развлечения. Как оказалось, принц Игмун полюбил огнестрельное оружие (в любых его видах) всей душой и не упускал возможности лишний раз пострелять. Поэтому мы с ним и еще несколько человек из телохранителей и местных мастеров бессовестно жгли огневое зелье чуть ли не в любое время дня и ночи или просто развлекаясь или соревнуясь друг с другом.
  Именно после этих пострелушек мы с принцем стали если не друзьями, то довольно близкими приятелями, даже на ты перешли.
  - Куда теперь? - спросил я, когда мы уезжали с "огневого двора".
  - Первоначальная программа визита закончена, - произнес Игмун. - Но я уговорил отца показать тебе еще кое-что. Скажу сразу это не ваша земная технология, это магия. Но то, что нам удалось сделать, стало возможным благодаря тем знаниям о природе, благодаря той картине мироздания, что ты нам дал.
  - Вы не забыли о моем предупреждении, что наша картина мироздания тоже несовершенна и может содержать ошибки?
  - Конечно, не забыли. И кое-какие ошибки у вас, мы, похоже, нашли. Но сейчас не об этом речь. Недавно мы совершили такое!.. - глаза у принца буквально вспыхнули. - Такое было под силу разве что Древним! Но мы не копировали эту магическую технику у них! Мы, собственно говоря, и не знаем, как они ЭТО делали. Мы сами научились! Но именно твои знания подсказали путь к разгадке.
  - Ну, не тяни же, Игмун! Что это?!
  Принц засмеялся.
  - Нет уж, позволь подержать тебя в неведении еще какое-то время. Впечатление будет ярче, когда своими глазами увидишь.
  - Хочешь, чтобы у меня разрыв сердца случился?
  - Не случится. В твоем сердце я уверен.
  Пришлось почти час теряться в догадках, покуда мы не подъехали к большому двухэтажному строению, наглухо закрытому мощным магическим куполом. Мои пассивные радары не видели сквозь этот купол вообще ничего, а активный режим принц не дал включать - не желал тайну раньше времени раскрывать. Когда же мы вошли внутрь здания, проникнув под защиту, я сразу же почувствовал необычные флуктуации полей. Источников было несколько, но самый мощный прятался где-то внизу, в подвале.
  Нас почему-то никто не встречал, однако Игмун этого, видимо, и ожидал, ибо он сразу же уверенно пошел к лестнице, ведущей вниз. Я не колеблясь потопал следом. Свернув несколько раз, мы остановились около мощной двери из темного дерева. Принц взглянул на меня:
  - Готов?
  - А то!
  Он толкнул дверь, и мы вошли в просторный зал круглой формы с высоким потолком, в самом центре которого... Вот представьте камешек диаметром сантиметров тридцать, висящий на металлической цепи. Только цепь вмурована не в потолок, а в пол. А камешек старается не упасть вниз, а взлететь вверх.
  Поначалу я подумал, что это привычное для этого мира удержание предмета в воздухе магией силы. Типа телекинеза, только с помощью печати или артефакта. Но там требовался постоянный расход энергии - предмет-то упасть всё время хочет, а магия его обратно толкает. Здесь же никакого расхода энергии, никаких силовых полей не было! Я подошел поближе, впиваясь в него глазами, распушил все свои радары.
  - Трогать его можно? Не шибанёт?
  - Нет, трогай сколько хочешь, он абсолютно безвреден - Игмун шагнул к камню и слегка ткнул его пальцем.
  Тот закачался на натянутой цепи из стороны в сторону.
  - Маятник, - завороженно пробормотал я. - Только перевёрнутый.
  Я тоже потыркал чудо-камень, повертел, покачал, поводил руками около него. Никаких нарушений в силе притяжения вокруг камня, никакого антигравитационного колодца не было. Камень просто стремился вверх! Сам! Как шарик с гелием.
  - Не понимаю. Что заставляет его взлетать? Я не чувствую никаких особых энергий, все поля, что я вижу, встречаются в природе повсеместно! Комбинация какая-то странная... Неужели всё дело именно в комбинации?
  - К сожалению, - принц покачал головой. - Раскрывать сею тайну не имею права. Пока что только результатом хвастаюсь.
  - Обалдеть, - я продолжал сканировать камень. - Это же путь в небо! Летающие корабли можно будет строить! Подожди!... А зачем вам тогда железная дорога? Летать ведь удобнее.
  Принц рассмеялся:
  - Во-первых, с "железкой" мы возимся уже давно, а вот этому чуду научились совсем недавно. Чтобы создать этот летай-камень, пришлось потрать невообразимо много сил. Заставить летать целый флот мы пока не можем. Всё на что нас хватило, это вот он, - кивок на левитирующую аномалию. - Да еще несколько поменьше. Даже телегу в воздух не поднимешь. Это второе. А третье - мы пока не умеем контролировать подъемную силу. У нас просто получается, что предметы начинают взлетать, но вот силу, с которой они будут тянуть вверх, мы не можем ни контролировать, ни изменять, ни даже предсказывать. Вот этот камешек, к примеру, едва горшок воды поднять может.
  - От обычного веса, ну, который до превращения вниз тянул,... ээ... антивес не зависит?
  - Антивес, - хмыкнул Игмун. - Интересное слово... Нет, не зависит. Тут на втором этаже деревянная коробочка есть, маленькая, легкая, а тянет вверх не хуже этого.
  - От материалов?
  - Тоже нет.
  - А если на него током электрическим, температурой воздействовать?
  - Исследования как раз в процессе. Всё, хватит, Андрей, больше не спрашивай, ничего не скажу.
  - Жаль, - вопросов было море, но не будешь же перечить принцу. - Уходим?
  Тот кивнул.
  На прощание я ткнул летай-камень еще раз, понаблюдал несколько секунд за его раскачиванием, и пошел к выходу вслед за Игмуном.
  - Теперь куда? - спросил я, когда мы вышли из здания.
  - Здесь - всё, - принц запрыгнул на коня. - В столицу.
  Спустя час мы добрались до уже знакомого мне особняка, где воспользовались Зеркалом Эльниль. Гориндар снова встречал дождем. Как бы даже не более сильным, чем во время моего прошлого возвращения.
  
Оценка: 7.42*30  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"