Молодовский Максим Валериевич: другие произведения.

Фентези 2017. Быть другим. Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 5.86*56  Ваша оценка:

  
  
СОВЕТУЮ ПОЧИТАТЬ
  
(для перехода нажмите на картинку)
  
Песня Мора [Андрей Талашко] Доля слабых [Андрей Талашко]
  
  
  Максим Молодовский
  БЫТЬ ДРУГИМ
  книга 1
  
  
  ГЛАВА 1.
  
  Последние пять минут рабочего дня всегда тянутся особенно долго. Когда же заветное время наконец-таки настает, народ покидает помещение быстрее, чем при пожаре - несколько секунд и только пустые столы напоминают, что еще совсем недавно здесь обитали люди. Однако сегодня я в этих гонках не участвую. Скорее даже наоборот - специально не тороплюсь, чтобы убить хотя бы пару лишних минут. Нет-нет, не тороплюсь я вовсе не потому, что хочу остаться да еще поработать во благо фирмы и ее хозяина. Просто спешить сегодня мне как-то и некуда. Семейного или иного очага, где бы меня ждали, у меня больше нет. Второй день как разведен. Вот такие пироги.
  Миновал проходные и не спеша пошел вдоль улицы, не зная, куда направить свои стопы. Опять беспокоить друзей не хотелось, они меня и так очень сильно поддерживали последнее время. Лишний раз напрашиваться поплакать в жилетку - не, не дело. Домой тоже не тянет. Совершенно. Жена, теперь уже бывшая, уехала к родителям, оставив меня одного в нашей однушке, которую теперь предстоит продать, а деньги разделить. Но не предстоящая морока с продажей квартиры давит на нервы. Дома поселилась дикая, всепоглощающая пустота. Как будто в черную дыру проваливаешься. Аж страшно становится. Какой-то иррациональный, буквально панический страх. Неужели так теперь всё время будет? Недолго и с ума сойти. А не хотелось бы, молод еще. Только-только тридцатник стукнул. Еще жить и жить.
  Н-да, что-то мысли куда-то не туда побежали. Остановился, огляделся по сторонам. Куда ж податься-то? В кино? В компьютерный салон? В пицерию? Нафиг, не хочу. В ТРЦ? Тоже нафиг - сейчас этот храм безудержного потребительства почему-то вызывал одно лишь отвращение.
  Легонько повеяло ветерком. А ничего так, приятно. И не холодно совсем, не смотря на то, что середина октября. Хорошая сегодня погода - ветра почти нет, небо синее, легкие облачка, и солнышко потихоньку за дома садиться. Красотища! Эх, на природе бы таким закатом полюбоваться. Чтоб солнце за горизонт, а не за высотные дома пряталось.
  К черту все эти кины и прочие развлекаловки, погуляю просто. Все равно долгой прогулки не получится, через час уже стемнеет. Свернул на проспект - там деревьев, да и вообще всякой зелени, побольше. Не лес, ясное дело, но в каменных джунглях рад и этому. Расстегнул куртку, засунул руки в карманы и начал свой неторопливый вечерний променад. Левой, правой, не спешааа, левой, правой, чуть дышааа.
  Постепенно мысли, последние дни роями крутившиеся в мозгу, куда-то рассосались. Иногда что-то всплывало, но, не задерживаясь, улетало в ближайшее ухо. Эмоции, нависавшие подобно гигантским скалам, сгладились и уже не давили на макушку. Остался только ветерок, только шелест листвы, темнеющее небо и краюшек солнца, потихоньку исчезающий за высоткой.
  Опомнился лишь когда фонари стали преобладать над естественным светом. Ладно, хватит. Неплохо погулял, на душе полегчало. Домой. Свернул на свою улицу и гуляющего народу сразу стало меньше. Понятное дело - на проспекте светло, красиво, скамеечки есть, а на нашей улочке и фонари редки, и тротуар всего в метр шириной. Мой дом в пяти минутах ходьбы от проспекта, вроде недалеко, но гуляющих тут уже нет вообще. Разве что единичные прохожие спешат по своим делам, да позади меня два каких-то парня, явно навеселе, громко обсуждают чей-то день рождения. Еще и фонарь на столбе при моем приближении замигал и погас. Ближайшее световое пятно метрах в тридцати впереди. Ну, или на таком же расстоянии сзади. А у меня тут совершенно темный участочек образовался. Меня это даже позабавило. Если бы это было кино, самое время произойти чему-нибудь нехорош...
  Блин! Что это?! Воздух вдруг стал каким-то плотным, даже не как вода, а как кисель. Меня сжало со всех сторон, перед глазами замелькали белёсые всполохи света, и я ощутил, что падаю. В голове мелькнуло: "В люк что ли провалился? Да нет здесь никаких люков!" Через несколько секунд что-то хлопнуло, сжатие резко исчезло, и я реально упал. Ноги не успели среагировать на соприкосновение с землей, и, саданувшись задницей, я завалился на бок.
  Японский городовой, это сейчас что такое было? Какое-то время мозг пробуксовывал в осознании ситуации, и первая внятная мысль, заставившая хоть кое-как начать подавать признаки жизни и попытаться подняться, была: "Хватит на асфальте валяться, за бухарика примут". Чуток повернулся, уперся рукой в землю, и начал было вставать, как мозг буквально прострелило осознание, что что-то не так. Так и замер, прислушиваясь к ощущениям, и пытаясь понять, в чем же дело. Когда зрение соизволило сфокусироваться, и я, наконец таки, обратил внимание на окружающую обстановку, то понял, что лежу я вовсе не на асфальте, а на какой-то плоской полированной плите. И не на улице, а в каком-то большом помещении.
  Ничего не понимая, я лишь тупо водил глазами из стороны в сторону, но приходящая по визуальному калану информация дела совершенно не проясняла. Есть такое понятие - офигеть, если "офигеть" возвести в квадрат, то получим "охренеть", а вот если в квадрат возвести "охренеть", то получим ненормативную лексику. Так вот, в тот момент я испытывал охреневание как минимум в четвертой степени. Мыслей никаких, голова, как говориться, пуста совершенно, просто водишь распахнутыми глазами, покуда где-то у глубинах подсознания не накопится достаточно информации, чтобы мозг смог сделать хоть какое-то заключение и выдать на уровень сознания хоть какую-то умную мыслю. Ну, или не выдать. Мой, например, в данный момент ничего выдавать не спешил.
  Не знаю сколько времени я бы еще зависал, но меня вдруг схватили за плечи, подняли, поставили на ноги. От этого мозг совсем чуть-чуть, но включился. Охреневание перешло в стадию офигевания.
  Стоял я в центре квадратной, вроде как каменной плиты, размером метра эдак четыре на четыре. По углам квадрата, рядом с плитой стояли четыре пирамиды где-то с метр высотой и столько же в основании. Тоже, наверное, каменные, только камень другой, темный. А плита наоборот, почти белая. Гранит? Да нет, у гранита структура зернистая, а тут серые прожилки. Мрамор, наверное. Далее взгляд начал было шарить по помещению, и я даже успел зафиксировать, что от края плиты до стены этого непонятного помещения еще метров пять. Что стена, как и пол, сплошь камень с крупным серо-желтым рисунком, на стенах светильники, типа бра, через каждые несколько метров.
  Но нашлись объекты более интересные для созерцания. Как оказалось, меня держали за руки два дюжих мужика. Крепко держали, попытка пошевелиться особых успехов не принесла. Оба чуть пониже меня, но значительно шире, мускулистые, хотя и чуток заплывшие жирком. От того, что оба лысые и при этом бородатые, у обоих шея шире головы, сначала показалось, что близнецы. Но нет, разные. Профессиональные борцы что ли?
  Когда обратил внимание на их одежду, опять чуть не завис. Ибо одеты они были, мягко говоря, необычно. Хотя я успел рассмотреть только то, что выше пояса, но и этого хватило для появления незабываемых впечатлений. На них были доспехи! Кирасы до пояса, небольшие выпуклые наплечники, от локтя до кисти наручи. Всё серое, тусклое, дизайн несколько отличен от того, что мне приходилось видеть. Причем они не выглядели выставочными образцами, сделанными из тонкого полированного металла. Серьезные такие железяки, со следами не слишком осторожного использования. Я, конечно, не спец по доспехам, рыцарям и прочим средним векам, но кто из мужской половины человечества хоть когда-нибудь в жизни не интересовался этой темой? Уж то, что наручи одеваются на руки, а поножи на ноги, знаю.
  От дальнейшего разглядывания "рыцарей" меня отвлек еще один человек, который стоял прямо передо мной у края мраморной плиты. Этот персонаж тоже откуда-то из средневековья вылез. Ростом на полголовы ниже меня, комплекция где-то как у меня, то есть худой, на вид лет 40, темные недлинные волосы, аккуратная бородка типа эспаньолки, только немного раздающаяся в стороны. Одет в темно-синюю толи рубаху, толи тунику, сверху длинный, плотно кафтан почти до пола, без рукавов, синий с золотыми узорами. Из-под кафтана торчат носки обуви, но, что это за обувь, не разглядеть. Судя по всякой хитрой вышивке и украшениям одежонка у него явно не из дешевых. Да и на пальцах колечки массивные. Если из драгметаллов - целое состояние. По ходу дела, он здесь главный.
  Меня он разглядывал с нескрываемым интересом. Но чем-то мне его интерес не понравился. Как будто вещь новую рассматривает. И хотя это ощущение было мимолетным, и очень-очень слабым, в память оно почему-то врезалось накрепко. И в последующем, когда я вспоминал этого мужика, первое, что всплывало в памяти, было именно это ощущение, что меня рассматривают как вещь.
  Да что происходит-то?! Что это за толкиенисты долбанные? Я уже собрался было открыть рот и начать задавать вопросы, как этот мужик заговорил. Смотрел он на меня, и слова его, надо думать, были обращены ко мне. Вот только я не понял ни слова.
  - Что происходит? - выпалил я, когда он умолк. - Где я? Кто вы?
  Мужик кивнул, как будто понял, что я сказал, развернулся и пошел к одному из столов около стены. Таких столов, как я уже успел заметить, в комнате было несколько, и все они были чем-то заставлены - какие-то пузырьки, миски с камешками, книги, фигурки, стекляшки. Одновременно он махнул рукой, и борцы потащили меня следом.
  Около стола стоял стул. Деревянный, массивный, с филигранной резьбой. Даже не стул, а скорее трон. В него то меня и плюхнули. Мордовороты стали по бокам, не давая мне подняться, а мужик взял со стола средних размеров стеклянный пузырь с мутной бесцветной жидкостью и металлический стакан. Подойдя ко мне, налил этой мутной бурды почти полный стакан и протянул его мне.
  - Что это?! - каким-то визгливым голосом вырвалось у меня.
  Принимать что-либо во-внутрь мне категорически не хотелось, мало ли, что за хрень он мне суёт, может наркота, может яд. Не-е, не хочу. Хотя я понимал, что против этих троих я никак не потяну, заставят, челюсти разожмут и вольют. Во мне сильней и сильней начала подниматься паника. Я замотал головой, и стал сторониться протянутого стакана. Мужик очень нехорошо нахмурился. Я ожидал, что в игру вступят "рыцари", но вместо этого он поставил пузырь на стол, протянул руку к моей голове, и я как-то непонятно поплыл. Картинка перед глазами потеряла резкость, тело расслабилось, обмякло. Вроде и мысли в голове оставались, и понимал, что надо сопротивляться, но нахлынуло такое равнодушие, такое нежелание предпринимать хоть малейшее физическое усилие, что хоть убивайте меня, не шелохнусь. Это как он меня так? Гипноз? Телепатия какая-нибудь? В том, что мое состояние вызвано именно этим мужиком, я сразу принял за аксиому. Уж не маг ли он часом? Вообще, я не шибко верующий во всяких там магов да волшебников. Но, в разворачивающуюся вокруг картину - "рыцари" эти в доспехах, массивные резные столы со стульями, дизайн одежды и т.д. - маг бы вписался весьма и зело гармонично.
   В рот полилось что-то кислое, и я автоматически проглатывал, при этом ужасаясь, что же я такое делаю. Стакан опустел, "маг" убрал руку от головы, и я вновь стал самим собой. Закашлялся, часть кислой бурды попало-таки не в то горло. Понаблюдав за мной чуток и удовлетворенно кивнув, он отставил стакан в сторону, и взял из небольшого плоского сундучка желтое, как будто золотое, витиеватое кольцо. Вроде бы даже не круглое, а овальное - с моего ракурса вид был не очень хороший. Оттуда же достал какую-то гранённую стекляшку и поместил ее на это кольцо. Как оказалось, в кольце было специальное отверстие под неё, куда она довольно удачно поместилась, и выпадать совершенно не думала.
  В этот момент я почувствовал, что следить за его действиями мне становиться всё трудней и трудней. Ощущение как когда конкретно напьёшься. "Компот", что меня напоили, похоже начинает действовать. Конкретное бухло, и минуты не прошло, а уже развозит не по-детски.
  "Маг" некоторое время наблюдал за мной, потом возложил "золотое" кольцо мне на голову, и, приблизив свою физиономию к моей, так пристально уставился прямо в глаза, что меня, несмотря на опьянение, пробрало до самой глубины глубин. Вместе с этим, почудилось, что в сознании стали появляться какие-то слова, образы. Сначала единичные, потом они посыпались сплошной лавиной, и я не успевал не то, что осознавать и запоминать, а просто выделять их из проносящегося потока. Не знаю сколько времени это продолжалось, я перестал что-либо видеть и слышать, круговерть образов заполонила всё моё я, рождать свои собственные мысли у меня просто не получалось.
  Всё закончилось резко и неожиданно, я аж вздрогнул. Остались только полуобморочное состояние, серая пелена перед глазами да шум в ушах. С трудом рассмотрел лицо "мага" прямо передо мной. Опять этот пристальный взгляд. Правда, на этот раз вся его пронзительность мне была как-то побоку.
  - Ты меня слышишь? - как сквозь вату донеслось откуда-то. - Понимаешь, что я говорю?
  И кто это сказал? Вопросы повторились. На этот раз, я заметил, что одновременно с вопросами у "мага" губы шевелятся. Это он спрашивает? Мы ж вроде друг друга не понимали, он что, русский язык выучил?
  Пабаам!!! От проскочившей мысли я немного пришел в себя. А ведь вопросы-то были не на русском! Но я прекрасно понял. И не только понял, но и знал, как ответить. Да, нет, меня зовут, я живу в. Слова сами собой всплывали в голове. Стул, стол, бутылка, шкатулка, я иду, я шел, я пошел, я ушел. Я знал этот ни на что не похожий из того, что мне ранее приходилось слышать, язык! Поупражнявшись еще, понял, что хотя слова, правила словообразования, как предложения составляются, и т.д., я знаю, но для составления больших фраз требовалось приложить некоторые усилия. Ну да, логично. Навыка то нет. Ничего, поупражняюсь, и буду балакать как заправский имперец.... Имперец?! Ну да, язык так и называется - имперский, официальный язык Империи. Ух ты ж чего я знаю! К сожалению, что за империя информации не было. Так, а по-русски? Нет, русский язык на месте, не забылся, не улетучился из мозга.
  Так вот, что это была за процедура - "маг" мне на "винчестер" язык закачал! Нифига себе технология! Не слышал, чтобы на Земле такие были... И вот эта мысля, в сочетании со знанием об какой-то там Империи, мне ооочень не понравилась.
  - Ты меня слышишь? - меня уже трясли за плечи.
  - Да слышу я, слышу - с трудом выдавил я сначала на русском, но опомнился и повторил на имперском.
  - Хорошо! - "маг" перестал меня трясти. - Как себя чувствуешь?
  - Как после хорошей пьянки.
  - Хорошо, так и должно быть. Пей. - он снова совал мне под нос какой-то стакан. - Это укрепляющее снадобье - облегчит приспособление твоего организма к нашему миру. Да пей же, а то заболеешь и умрешь.
  Я не почувствовал вкуса того, что в меня вливали. Но, на этот раз, влили раза в три больше, чем в предыдущий.
  - А теперь спи. Поговорим потом.
  Это последнее, что я запомнил из того дня.
  
  ГЛАВА 2
  
  Пробуждение было не слишком приятным. Тело ломило, поиски положения поудобней успеха не приносили. Постель сегодня казалась жесткой и неудобной. Да и по тактильным ощущениям была какая-то не такая. Так, а чего это я в одежде? Причем не только в рубашке с джинсами, но и в куртке с кроссовками. Продрал глаза и долго не мог сообразить, что вижу перед собой. Кровать явно не моя - из толстых, хорошо отшлифованных досок. Из всех постельных принадлежностей только нетолстый матрас, укутанный в сероватую простыню. В метре от кровати деревянные стол и два стула. На столе подсвечник со свечкой. Еще один столик, поменьше стоял вдали от меня, у противоположной стены. Сама комната, в которой я находился, была небольшой - метра три на три, стены из грубо обработанных массивных камней, потолок, метра два с половиной высотой - монолитная каменная плита. Картину завершала внушительно выглядящая деревянная дверь, крест-накрест обитая металлическими полосами. Не понял, это что за средневековая темница?
  По мере того как просыпался, неспеша возвращалась и память. Светлая плита, пирамиды, "рыцари", "маг", новый язык. Попробовал мысленно поговорить на этом языке. Ну да, нормально удается, как и вчера. Ёшкин кот, куда ж это я попал? Версий в мозгу много - от изощрённого розыгрыша, до переноса в другой мир. С надеждой схватился за мобильник, облом - сигнала нет. Но это ни о чем не говорит, в подвалах со связью не редко проблемы. Раз за разом перебирал воспоминания, но, для составления цельной картины, информации катастрофически не хватало. Да и та, что была, больше походила на бред. Особенно телепортация неизвестно куда, закачка языка прямо в мозг и упоминание о какой-то Империи. Единственно, что с высокой долей вероятности можно утверждать, что к моему попаданию сюда как-то причастен тот "маг". Но кто он и зачем я ему нужен пока неизвестно.
  Кстати, господа хорошие, маги магами, но я просто жуть как хочу в туалет. Ё-моё, что делать? Заглянул под кровать - никакой ночной вазы. Еще раз осмотрел темницу и обнаружил в одном из углов, у той стены, где стоял второй столик, интересную конструкцию. Прямо из стены, сквозь отверстие в одном из камней, вытекала вода, скатывалась по желобу в круглое углубление в полу, омывала его и исчезала в большой (сантиметров 15) дыре в центре углубления. Запашок из этой дыры шел весьма характерный. Слава Богу, что не сильный. Толи постоянно действующий смыв делает свое дело, толи клиентов в этой темнице держат нечасто. Рядышком, в самом уголке, стояла короткая палка с прикрепленным к одному из концов чем-то губкообразным. Сразу вспомнилось кое-что из древнеримской истории. Если этот "ершик" для тех же целей, то нам он пока не нужен - нам по-маленькому.
  Сделав дело, довольный, вернулся на кровать. Но уже через минуту сообразил, что я вообще-то не дома и разлеживаться несколько нелогично. Подошел к двери. Ну, конечно. Ни щеколды, ни ручки, ни замочной скважины - ничего. Потолкал, попробовал, хватаясь за выступы металлических полос, тянуть на себя - без толку. Заперто.
  Внутри начало разгораться волнение вкупе с хорошей долей страха. И это было плохо. Потому что мое поведение очень сильно зависит от эмоций. Сколько раз в жизни я тупил, не делал того, чего надо было делать, или делал то, чего совсем не надо было делать, только потому, что эмоции начисто забивали здравый смысл. Истеричка я, короче. Хотя окружающие считают меня спокойным. Это потому, что морда всегда кирпичом. Вот такое единство и борьба противоположностей - буря страстей при спокойном лице. Я бы предпочел, чтобы было наоборот, ибо кирпичная морда при отсутствии разума счастья не приносит. Но кто ж меня спрашивал, как говориться.
   Еще раз обвел взглядом темницу. Вот уж чего-чего, а подобного приключения я себе совсем не желал. Я ведь обычный "офисный планктон", для которого вся жизнь это бумажки на работе и телевизор с компьютером дома. На мониторе с мечом или автоматом побегать, в какой-нибудь апокалипсис попасть - это мы пожалуйста, но вот в реальной жизни в подобную передрягу влипнуть - не-не-не, это нам не надо, к этому мы не готовы. А вот эти стены, между прочим, ни разу не виртуальные. Я даже потрогал их для пущей уверенности - настоящие стены, твердые, холодные. Понимание, что я не просто попал, а попал с очень большой буквы, потихонечку заполонило весь мозг. Захотелось выть и плакать. Одно дело в книгах читать, как главный герой переживает да отчаивается, в книгах интересно и не страшно. А вот в жизни...
  Сел на кровати, охватил лицо руками, и чуть было действительно не заревел, как со стороны двери что-то лязгнуло. Не убирая рук с лица, глянул сквозь пальцы. Оказывается, в двери было небольшое окошко, и сквозь это окошко на меня кто-то смотрел. Всего лица было не видно - одни глаза. Но и ими любоваться пришлось недолго - через несколько секунд окошко захлопнулось. Я рванулся к двери, припал ухом. С трудом удалось расслышать удаляющиеся шаги. Начать колотить в дверь и требовать объяснений? Обождем чуток. Вполне возможно, что заглядывавший пошел сообщать боссу о моем пробуждении. Тот же говорил, что потом поговорим.
  Сил эти мысли не придали, однако реветь я передумал. Несмотря на всю мою трусость, гордость смогла чуточку вылезти на поверхность и подать голос. Я ж ведь мужик, а мужики не плачут без веской причины. А веская ли причина у меня, еще не ясно. Постенать о своей горькой долюшке, конечно, тянет. И даже очень. Но предстать перед другими в таком уничижительном виде, пожалуй, еще хуже.
  Я вернулся на кровать, и стал просто ждать. Взгляд упал на свечу. Баа! Да это ни разу и не свеча! В чаше "подсвечника" стоял параллелепипед высотой сантиметров 15 и неярко светился. Прикольная лампочка. Диодная? Поводил рукой около - холодно. Легонько потыкал кончиком ногтя - током не стукнул, не взорвался. И то ладно. А где провод? Я приподнял "подсвечник", но провода нигде не обнаружилось. Как-то не задумываясь, у нас ведь лампочки в основном вкручиваются, и вертеть светильники можно как угодно, я наклонил "подсвечник", и параллелепипед неожиданно вывалился из гнезда. Как я успел подхватить его другой рукой, сам диву даюсь. Но таки успел, и теперь у меня на ладони лежала и светилась штуковина, у которой не было ни провода, ни цоколя, ни вообще какого-либо разъема - просто ровный гладкий параллелепипед, на ощупь как будто из стекла. Обалдеть! Это что такое?!
  Я бы, наверное, еще долго рассматривал эту "лампочку", но за дверью послышался лязг металла, и она открылась. В комнату заглянул один из вчерашних "рыцарей". Одет всё так же - в доспехах. Но теперь я еще рассмотрел коричневые штаны и невысокие, свободные, тоже коричневые, но другого оттенка, сапоги с отворотами.
  - Подымайся, - пробасил он. - Идем.
  - Куда?
  - Идем, говорят!
  Я поставил необыкновенный светильник обратно на стол и пошел к двери. Бугай шагнул наружу и махнул рукой:
  - Туда.
  Но я не сразу выполнил команду. Миновав дверь, я на пару секунд замер, огляделся. Неширокий прямой коридор такого же средневекового вида, как и моя темница. С одной стороны тупик, с другой (там, куда указывал бугай) - каменная лестница наверх. Несколько дверей по одной стене. Моя - ближайшая к лестнице. Похоже, реально темница.
  Нетерпеливый толчок в плечо. Послушно потопал куда указали. Сзади хлопнула дверь, но лязга запоров не было. К чему бы это? Хотя, теперь там пусто, чего запирать?
  Поднялись по лестнице, миновали массивную дверь. Сразу за ней на стульчике сидел еще один мордоворот в доспехах. Второй из вчерашних? Нет, вроде другой. Хотя бог его знает, запомнил я их не так чтобы хорошо, да и выглядят они все одинаково - дресс-код, видать, жесткий.
  Потом была еще одна дверь, и вот за ней обстановка преобразилась - затхлая темница сменилась на сверкающий дворец. Широкий, хорошо освещенный коридор. Потолок, стены, пол - все из прекрасно обработанного камня разных видов. Ниши в стенах, в которых прятались то большие искусные вазы, то какие-то скульптуры. Красивая лепнина, переползающая с потолка на стены. Под потолком уже знакомые мне "лампочки" в фигурных люстрах (только светили они ощутимо ярче, чем та - в темнице).
  Засмотревшись, я замедлил шаг, но у стражника были свои намерения на этот счет. Он просто схватил меня за плечо и, не церемонясь, поволок вперед. Как пушинку поволок. Я автоматически дернулся - как так, что за обращение со мной, таким замечательным?! Но он меня силой голов на пять превосходил, поэтому не только вторую руку к "укрощению строптивого" привлекать не стал, но, наверное, вообще моих дерганий не заметил. Пришлось смириться и послушно шагать с заданной скоростью.
  Свернули за поворот, миновали несколько ответвлений в большущие залы, поднялись по еще одной лестнице, опять коридорчик, тормознули около украшенной резьбой двери. Отворив ее, стражник просто втолкнул меня в комнату.
  - Он здесь, господин.
  Убранство комнаты было не менее богатым, чем всё то, что я уже успел увидеть, пока шел сюда. Вдобавок тут была мебель - столики, стулья, что-то типа комодов необычного для меня дизайна, и картины, разглядеть которые, впрочем, я не успел. Ибо за массивным квадратным столом, стоящим точно по центру комнаты, сидел вчерашний "маг". И не просто сидел - он ел. А я вдруг ощутил, что не просто хочу есть - я хочу ЖРАТЬ!
  "Маг" отвлекся от еды, махнул рукой и стражник исчез.
  - Подойди.
  Это уже мне. Ладно, подойдем, что еще остается?
  Он поднялся из-за стола, внимательно осмотрел меня с головы до ног, время от времени делая какие-то пасы руками. Положил ладонь мне на лоб, закрыл глаза, замер. Я тоже замер, прислушиваясь к ощущениям, но ничего не почувствовал. Вообще ничего.
  - Замечательно, - сказал он, возвращась за стол. - Садись, тебе надо поесть, ты трое суток проспал.
  - Трое суток?! - удивился я.
  - Да. Но результат замечательный. Ты приспособился почти идеально. Кое-где энергии еще не пришли в норму, несколько дней может быть недомогание. Но это уже мелочи. Да садись же!
  Я опустился на стул по другую сторону стола. Вроде все слова, что он говорил, я понял, но вот общий смысл чего он хотел сказать - как-то не очень. Я и раньше себя неплохо чувствовал, с чего у меня должно быть недомогание? После загрузки языка чтоли? Хотя в прошлый раз он что-то там говорил про приспособление и их миру... Неужто я действительно в... А где я? Что это за "их" мир?
  Откуда-то нарисовалась девушка в простом сером платье, переднике и с подносом в руках. На столе передо мной очутились массивная кружка с чем-то темным и пахнущим травами, и тарелка с... кашей? Как будто манка. Жидкая. Я ожидал, что появится еще что-нибудь съестное, ибо того количества, что было передо мной, хватит разве что на один зуб, но девушка развернулась и убежала в сторону двери.
  "Маг" правильно понял мой удивленный взгляд.
  - Пока много нашей пищи я тебе на дам. Хотя ты и хорошо приспосабливаешься, но рисковать не будем. Потихоньку рацион будем увеличивать. Не беспокойся, морить тебя голодом я не намерен.
  "Маг" замолк, но я почувствовал, что фраза сказана не до конца. Я б еще добавил - "если будешь делать, что я скажу". Хотя может просто я с языком еще не освоился, всякие интонации могу понимать не так как тут принято.
  Ладно, вопросы будем задавать потом, надо поесть. Тем более, что и "маг" всем своим видом давал понять, что разговор подождет - вон как вилками орудует. Вилками? Вроде как и вилки, но не совсем. Зубцов у этого столового прибора было два, и были они плоские. Причем края были острые, ибо он этими вилками еду и накалывал, чтобы в рот отправить, и отрезал, как ножом. Эдакая ножевилка. И было их у него две. Вместо привычных для меня ножа в правой руке, вилки в левой - две ножевилки. Обычных столовых ножей я на столе ни со стороны "мага", ни у себя не обнаружил. Ну да сейчас мне нож и не нужен, у меня кашка. И поэтому мне дана ложка. Дизайн, конечно, необычный, но ложка как ложка. И тарелки как тарелки, и кружки со стаканами вполне себе нормальные. Разве что всё какое-то... средневековое.
  Взял кружку, отхлебнул. Травяной чай. Крепкий. И без сахара почти. Но не горький, даже приятный. А пить то тоже хочется, оказывается. Если "маг" не соврал про трое суток, то ничего удивительного. Хотя... После трёх суток жажда должна быть значительно сильнее. А пить я хоть и хочу, но на трое суток не тянет... наверное... Либо меня поили во сне...
  Каша была похожа на манную, но не она - и консистенция слегка другая и вкус не знакомый. Но вкусно. (Конечно. С такой-то голодухи.) Поэтому захомячил я ее менее, чем за минуту. Допил чай и откинулся на спинку стула. Эх, маловато. Оглядевшись в поисках салфеток и не обнаружив их, достал из кармана джинсов платок и промокнул губы. Убирая платок, заметил, что "маг" с интересом смотрит на меня.
  - Что?
  "Маг" открыл было рот, собираясь что-то спросить, но остановился:
  - Потом. Сейчас, наверное, не поймешь.
  Дожевав последний кусочек со своей тарелки, он отхлебнул из украшенного узорами серебряного стакана, и подобно мне промокнул губы небольшим вышитым платочком, который, как оказалось, лежал у него на коленях. Ел он, кстати, довольно манерно. Как аристократы в кино. Почему в кино? А потому, что вживую аристократов я, к счастью, не видел.
  Принц хренов, а гостю ни руки помыть перед едой, ни салфетку не предложил. С руками то ладно, может у них тут это не принято, но вот салфеткой же сам у меня на глазах воспользовался. Наглядное отношение.
  - Итак, - "маг" откинулся на спинку, сложил руки на животе. - Главные вопросы, которые тебя сейчас мучают это - что случилось, где ты находишься, ну и кто я такой. Я правильно понимаю?
  Я кивнул. Вот оно, сейчас прояснится. От нахлынувшего волнения у меня аж в груди похолодело.
  - То, что я скажу, будет тебе неприятно. Но тебе придется смириться, потому что изменить ты все равно ничего не сможешь. Твой организм приспособился к новым обстоятельствам, приспособь же и свой разум.
  Он на несколько секунд замолк, как будто давая мне время настроится.
  - Начну с самого главного. Ты больше не в своем мире. Я говорю не о стране или городе, где ты жил, я говорю о мире, в котором твои страна и город находились. Я не знаю, где твой мир находится и как он связан с нашим, но я умею открывать дверь между нашими мирами. Вернее даже не дверь, а маленькое окошко. Через него я тебя к нам и вытащил.
  Нельзя сказать, что я ему не поверил. После всего, что было и не в такое поверишь. И версию такую я уже рассматривал. Но... не хотелось верить. Да и сам "маг" доверия не внушал - добром от него не веяло, скорее уж наоборот. Может он мне байку про другую планету для большего послушания втюхивает. Может это какое-то тайное общество. Буду знать, что на Земле - попытаюсь сбежать. Буду верить, что на другой планете, что пути домой нет - буду паинькой.
  - Ты сомневаешься, - легкий кивок. - Иди за мной.
  Он встал и направился к стене противоположной от двери. Как оказалось, за портьерами, закрывавшими всю стену, прятались окна и двустворчатые двери, ведущие на... наружу? Когда "маг" отдернул шторы и распахнул двери, в комнату ворвался свежий прохладный ветерок. Я шагнул следом и... Я даже не знаю как описать свое состояние в тот момент. Крушение надежд, отчаяние, и в то же время восхищение открывшимся видом. Небо - вот что сразу же доказало, что я не на Земле. Краешек желтого солнца немножко выглядывал из-за гор на горизонте, и, будь я дома, я бы подумал, что сейчас закат. (Почему не рассвет? Ну, не знаю, из-за цветовой гаммы, наверное.) Небо уже потемнело, и хотя цвета были такими же как у нас, были даже розовые, подсвеченные снизу, облачка... Но... На Земле звезды только начинают проступать в такую пору, их мало и они тусклые. Здесь же их высыпала целая куча, и яркость их была ощутимо сильнее. Говорят, что на других географических широтах звезды по-другому светят - цеплялось сознание за последнюю соломинку. Но и та тут же сломалась, ибо в небе была луна. Большая, раза в четыре больше нашей. Она была почти в зените. Освещена была ровно половина шарика. Хорошо были заметны несколько гигантских кратеров, и извилистые темные участки. Даже если откинуть размер, одного взгляда было достаточно, чтобы понять - луна другая. Вообще другая. Я люблю любоваться звездным небом, даже узнаю некоторые созвездия, я знаю, как выглядит земная луна. Но это была не она.
  О-бал-деть. Так, Андрюха, спокойно. Жив, не пытают, не убивают - уже неплохо. Это мужик перенес меня сюда, сможет перенести и обратно. Надо узнать чего ему от меня надо. Я еще некоторое время разглядывал небеса, одновременно пытаясь успокоиться и настроиться на беседу. Опустил взгляд на землю - сплошные леса, небольшие холмы, на горизонте, как уже упоминал, виднеются горы. Земля уже тонет во тьме, деталей не разглядеть. Подойти к перилам, посмотреть себе под ноги, заценить, что за дворец, в котором нахожусь, я тогда почему-то не догадался. Если бы было еще время, может быть и догадался бы, но "маг" прервал мои созерцания.
  - Убедился?
  Я повернулся к нему.
  - Зачем я тебе?
  Его брови удивленно взлетели вверх, но тут же вернулись в исходное положение. А я прямо почувствовал, что его покоробило мое обращение к нему. Не как к господину, а как к равному - на ты. (А в этом языке, оказывается, тоже есть разделение ты-вы.) Но он взял себя в руки, продолжал вполне спокойно.
  - Когда-то, очень давно, нашим миром владела другая раса. Мы называем их Древние. Они достигли значительно больших высот в постижении мира и магии, чем мы.
  Да, да, он прямо так и сказал - магии.
  - Тот способ, которым я перенес тебя сюда, это их изобретение. Я лишь смог повторить его. И не без гордости могу сказать, что кроме меня этого никто не умеет.
  Это уже намек мне.
  - Древние давно исчезли. Судя по легендам и обрывкам летописей, они смогли открыть дверь в другой мир. В твой мир. И ушли туда. Потом что-то случилась, какая-то катастрофа, и двери между мирами закрылись. Древние, оставшиеся здесь, со временем исчезли, но остались их постройки, их магические устройства. Я их изучаю, пытаюсь использовать. Кое-что, как ты уже убедился, мне удалось. Но некоторые артефакты отказываются подчиняться. Они служат только своим создателям - Древним. Поэтому мне нужен человек несущий кровь Древних. Здесь, в нашем мире, я таких не нашел. Почему, не знаю, но не нашел. В твоем же мире такие есть. Мало, но есть. Ты один из них. Ты потомок Древних. И хотя их кровь в тебе сильно разбавлена, но она еще достаточно сильна. Поможешь мне с некоторыми такими артефактами, и твоя награда будет велика. Очень велика.
  - Отправишь меня домой?
  "Маг" покачал головой.
  - Не буду лгать, к несчастью, пока что я могу открывать эту дверь только в одну сторону - к нам. За вашим миром я могу наблюдать, но проникнуть туда - нет. Поэтому вернуть тебя я не могу. Пока не могу. Но Древние могли это делать. И если у тебя получиться то, ради чего я тебя перенёс, то смогу и я. Если же не смогу перенести, то свою жизнь в этом мире ты проживешь в богатстве и роскоши.
  - А если у меня ничего не получится с теми артефактами?
  - Тогда дам тебе золота, чтобы ты смог где-нибудь неплохо устроится, - он дернул краешком рта. - И иди, куда боги поведут.
  Н-да-с, замотивировал по самые уши. И всё-таки, что-то он не договаривает. Из-за эмоций, соображал я плоховато, разобраться, что к чему даже не пробовал, но какой-то подвох чувствовал всей душой.
  - Выбора нет, - обреченно промямли я. - И что мне делать?
  - Узнаешь, когда придет время. Сейчас же уясни одно - ты больше не у себя дома, тут свои законы, свои порядки. У вас там провозглашается равенство среди людей, мы же живем так, как тысячелетиями жили наши предки. Простолюдины работают и служат благородному сословию - дворянам, лордам, благородное сословие правит и служит императору. Благородные имеют права и обязанности, простолюдины - только обязанности. Любой, самый низший дворянин выше самого высшего простолюдина. Слово благородного для простолюдина - закон. Запомни это!
  Трындец, приплыли. Сейчас рабом сделают.
  - Я - архимаг Алангар. Я - дворянин. Ты - нет. Даже если у себя там ты был благородных кровей, то здесь это не важно. Никто из наших властителей дворянство ни тебе, ни твоему роду не давал. Подтвердить свое благородство ты не сможешь. А простолюдинов, которые выдают себя за благородных, казнят. Ты - никто. Ты, - маг (да, теперь это слово вполне официально можно писать без кавычек) ткнул в меня пальцем. - Отныне, ты мой слуга. Служи хорошо, и моя награда будет щедрой. Будешь дурить, и мне придется тебя наказать. Я могу тебя даже убить. И никто мне слова против не скажет. Но я человек разумный, я понимаю, что ты всей своей сутью привык к другому положению вещей, и тебе будет крайне сложно перестроиться. Поэтому мое отношение к тебе будет значительно отличаться от моего отношения к другим слугам. Порой я даже буду относиться к тебе как к равному. Цени это, и не забывай, как оно есть на самом деле.
  На секунду он замолчал.
  - Я представился. Как мне называть тебя?
  Я был ошеломлен, раздавлен, растоптан. Это какое-то страшное кино. Сон. Сейчас я проснусь, и ничего этого не будет. Но сон не прекращался.
  - Андрей, - как сквозь воду услышал я собственный голос.
  - Анд..., Анрдей, Андей, - маг буквально пробовал слово на вкус. - Андрей. Неудобно произносить. Анрей. Арей... Арей. Точно, хорошо звучит. Будешь Ареем.
  Вдруг он остановился, пристально уставился на меня.
  - Даже не думай об этом!
  Он протянул ко мне руки и мое горло как будто сдавили мертвой хваткой. Я схватился за шею, не понимая, что происходит, судорожно пытался вдохнуть. Безуспешно. В следующую секунду еще и осознал, что вишу в воздухе. Я уже начинал задыхаться, когда всё прекратилось, и я грохнулся на пол. Алангар стоял метрах в трех от меня, ожидая, когда приду в себя.
  Твою мать, он еще и психокинезом владеет! Какого черта он меня душить стал? Хотя.... Во мне начинало расти возмущение, чувство протеста. Даже захотелось дать в морду этому напыщенному индюку. (Мордовороты далеко, вдруг получится.) И он это почувствовал! Он способен чувствовать эмоции людей. Ну да, он же архимаг. То бишь маг, достигший очень больших высот. Таких очень мало даже среди магов. Сколько точно, не знаю (это в меня не загрузили), но очень мало, единицы.
  Что ж, своего он добился, желание дать ему в морду пропало начисто. Вернее, не то чтобы пропало, но, видя полную бесперспективность оного, уползло куда-то глубоко-глубоко. Этот маг не мошенник из моего мира, это реальный маг. Самый настоящий. Со мной он и без своих помощников справится не напрягаясь. Да и что бы это дало, если бы я смог начистить ему физиономию. Я один в этом мире. Я его совсем не знаю. Я тут просто не выживу без посторонней помощи.
  Я был сломлен. Я был готов покориться стоящему передо мной человеку и признать его своим господином. В голову лезли мысли, всячески оправдывающие это устремление. Он мужик хоть и жесткий, но вроде разумный. Как не парадоксально звучит, но кроме него у меня в этом мире нет никого. Послужу ему, освоюсь, глядишь, и назад меня вернуть сможет. Или тут устроиться получится... Боже, ну за что мне всё это?!!!..
  И вдруг мне стало стыдно. Один ты в этом мире, говоришь? Что ж ты про Бога то забыл а, Андрюха? Ты ж себя верующим считаешь. Других по этой теме поучать любил. Со священниками на форумах спорил. А как только Бог ввёл тебя в серьезную ситуацию, так сразу обо всех своих взглядах забыл. Вообще я не христианин, не мусульманин, и т.д., но в Бога верю. И Богу верю. Вернее пытаюсь верить, доверять. Не всегда получается, но пытаюсь, учусь. Как-то так события жизни заставили меня прийти к такому мировосприятию. Хотя раньше атеистом был.
  Как там у Тютчева:
  "Путь промысла его
  неведом потому,
  что вера есть в него,
  но веры нет ему."
  Так вроде. Зачем-то тебя, Андрюха, Всевышний привел этот мир. Что-то тебе предстоит усвоить, что-то сделать. Поэтому прими, что дадено, и живи, не идя против совести, ибо совесть это голос Бога в человеке.
  Не сказать, что эти мысли совсем уж успокоили меня, я все-таки эгоист еще тот, и желаю для себя исключительно хорошего, а плохого не желаю совсем, даже в качестве урока. Благодушно-умиротворенного состояния достичь и близко не удалось, но отчаяние улеглось, эмоции притупились, соображалка чуть-чуть включилась. Итак, чтобы вернуться домой придется служить этому. Придется, ладно. Попытаемся служить, но не раболепствовать, сохранить человеческий облик. Пока выберем этот ориентир. А там жизнь покажет верно или нет.
  Я подвигал головой, проверяя шею, сглотнул несколько раз - ничего не болело. Поднялся, поглядел на мага. Тот смотрел на меня. И опять его взгляд продрал меня до самых пяток.
  - А ты интересный человек, Арей. Не совсем такой, как предыдущие. Поначалу казался таким же - те же страх, отчаяние, гнев. Но сейчас... отголоски эмоций еще тлеют, но... ты их еще не подчинил, но и тобой они уже не владеют.
  Оба-на! Предыдущие?
  - Предыдущие? Я не первый?
  - Когда обращаешься к благородному, не забывай говорить слово "господин", можно с добавлением имени. - Алангар назидательно поднял палец вверх( выглядело бы, конечно, смешно, если бы не этот взгляд). - Или "ваше благородие". Обращаясь к лордам, следует говорить "ваше высокоблагородие". Но думаю, к лордам тебе обращаться не придется. Итак, попробуй.
  Вот, падла. Но выбора нет, придется.
  - Я не первый перенесенный, господин Алангар?
  - Молодец, правильно, - он одобрительно кивнул. - Нет, ты не первый. Ты пятый. Первые двое заболели и умерли. Энергии нашего мира убили их, они не смогли приспособиться. А их энергии поразили нас - меня, слуг, тех с кем мы общались. Целая эпидемия по миру прокатилась. Но для нас те болезни оказались не смертельные, переболели да выздоровели. А вот тех двоих вылечить я не смог. С третьим уже получилось. Несколько недель провалялся, но выздоровел. К сожалению, он погиб, когда работал с артефактом. Четвертый болел чуть больше недели - я уже неплохо научился вас приспосабливать. Артефакты его не приняли. Пришлось дать ему денег да провожатого до ближайшего города. Говорят, купил хороший дом в где-то в деревне. Но мне это уже не интересно. Ты пятый. И на тебя у меня большие надежды, ибо переносить вас я могу лишь раз в несколько лет, а ждать еще годы мне сейчас очень и очень не хочется.
  - И скоро мне предстоит... - я замялся, подбирая слова. - Заняться своей работой?
  - Скоро, - кивнул маг. - Отправимся, через несколько дней. Когда твой организм полностью освоится. Не хочу рисковать. Тот третий был слаб после болезни, возможно, из-за этого и погиб. Я тогда слишком торопился.
  "Отправимся". Значит эти долбанные артефакты не здесь? Да пофиг, какая мне с этого разница?
  - Ээ.. а в эти дни, что мне делать?
  - Отдыхай, набирайся сил. Жить будешь внизу, чтобы меньше глаз тебя видело. Кто ты и откуда, знаю только я - так должно быть и далее. Поэтому ни к кому не обращайся, никому не отвечай, если к тебе обратились, просто проходи мимо. Разговаривать можешь только со мной и с теми двумя стражами, что сразу после переноса тебя... поддерживали.
  Хорошо ж поддерживали, чуть руки не сломали.
  - Их зовут Орбор и Габон. Тот, что привел тебя сюда это Габон. Ты его хорошо запомнил?
  - Да.
  - Да, господин, - поправил меня Алангар.
  - Да, господин.
  - Тогда обратно тебя поведет Орбор. Вот с ними можешь разговаривать, спрашивать про нашу жизнь. Но про себя никому никогда ничего не говори! Даже им. Ты понял?!
  - Да, господин.
  - На что-то они ответят, на что-то нет. Они обычные простолюдины - высокими материями не интересуются. Кто ты, откуда и для чего мне нужен, они не знают. Знают, что я тебя откуда-то сюда перенёс, и что ты мне нужен. Это всё. Но интересоваться, кто ты и откуда, они и не будут - я им это уже приказал. Как и то, чтобы вопросам твоим не удивлялись. Будем считать, что ты из очень-очень дальних земель, где живут по-другому. Спрашивай их про всякие повседневные темы - как себя вести, что едят, что носят и т.д. Я на подобные разговоры тратить время не желаю, с тобой мы будем говорить о более серьезных вещах, - маг на мгновенье задумался. - Что еще?... Могу дать тебе книги. Читать по-нашему ты умеешь. Есть пожелания, что почитать?
  Я развел руками.
  - Не знаю, господин. Что-нибудь с описанием этого мира.
  - Тебе их принесут, - кивнул он. - На сегодня достаточно. Хватит с тебя переживаний, а то еще сойдешь с ума раньше времени. Пообвыкни со своим новым положением, смирись, и ты вполне сможешь здесь жить. Запомни, я о своих людях забочусь - сделаешь, что требуется, и жизнь твоя превратится в сказку.
  В добрую или в страшную? - чуть было не ляпнул я.
  В дверь комнаты два раза стукнули. Это был второй вчерашний "рыцарь". Как его там?.. Орбор. Как он узнал, когда надо подходить? Хотя, да - магия, психокинезы, еще и какая-нибудь телепатия должна быть - явно маг как-то по-магически вызвал.
  - Отведешь его, - бросил он Орборну.
  - Можешь побыть здесь еще немного, - это уже мне. - Свежий воздух всегда полезен. Да и скоро уже совсем стемнеет. Вон там, - он очертил пальцем дугу немного в стороне от луны. - Станет видна Дорога Богов. Очень красиво. Полюбуйся, может это поднимет тебе настроение. И спать. Я распоряжусь, тебе принесут сонного снадобья. Не бойся, оно безвредно. Лучше выпей, а то будешь всю ночь метаться. С твоими предшественниками так бывало, а твой дух, я гляжу, не слишком сильнее их.
  На этом он развернулся и вышел с балкона. А через несколько секунд раздался хлопок комнатной двери. Я же стоял и пялился куда-то в пустоту. Ни мыслей в голове не было, ни желания о чем-либо думать. Понимание, что я не по-детски попал, и что этот страшный сон сам собой не прекратится, придавали моему настроению соответствующий оттенок. И хотя плакать, как ранее в темнице, не тянуло, но вот если бы мне сейчас предложили быстро и безболезненно прекратить свое земное (или как теперь правильно говорить?) существование, то, честно говорю, даже не знаю, что выбрал бы. Вполне возможно, что и согласился.
  Подошел Орбор, остановился в паре метров сзади меня. Спросить его о чем-нибудь? Настроение разговору категорически не способствовало, пришлось себя заставлять - надо. Повернулся, поглядел на стража. Света на балконе было мало - только тот, что исходил сквозь окна из комнаты. Поэтому рассматривать Орбора было не очень удобно. Но лицо его было на свету. Смотрит на меня. Спокойно так смотрит. Но холода во взгляде, как у мага, вроде нет. О чем же спросить то?
  - Алангар сказал твое имя Орбор. Я правильно произношу?
  - Да, - кивнул он. - Вполне нормально.
  Нормально ответил, не рычал как тот, второй, и не холодил как Алангар.
  - Меня Андрей зовут... эээ... Арей.
  Орбор усмехнулся.
  - Так Андрей или Арей?
  - Вообще Андрей, но Алангар решил, что Арей.
  - Понятно. Арей, так Арей.
  - Давно ему служишь?
  Орбор чуток задумался.
  - Лет десять.
  - И как служится?
  Пожимание плечами:
  - Нормально. Сыт, здоров, обут-одет, наполнен силой, платят хорошо - что еще простому воину надо?
  Спрашивать про человеческие качества Алангара бессмысленно. Первому встречному про хозяина правду рассказывать не станут. Да и не знаю я, какие тут моральные устои, что тут считается хорошо, что плохо.
  Чего еще спросить? Маг сказал, про повседневность у этих ребят спрашивать, глобальных вопросов они не осилят. Ну что ж, посмотрим насколько не осилят.
  - Ты из благородных?
  Орбор хохотнул, но как-то сразу замолк. Лицо немного скривилось.
  - Был бы я дворянином, тут бы не сидел.
  Хм, интересно ответил. Запомним реакцию.
  - К Алангару как попал?
  - За долги деревня, откуда я родом, была отдана Алангару в крепостные. Как расплатимся, буду свободен.
  - Крепостные это как? - из недавно закаченных знаний всплывало, что крепостные это люди, ограниченные в правах (тут все простолюдины в правах ограничены, а эти, получается, еще ограниченней), однако подробностей не было. Но это были не рабы в моем понимании.
  - Ну как как? - он задумался, для него это было естественное положение вещей, и как объяснить то, что само собой понятно, он не очень представлял. - Крепостной и сам, и всё его имущество принадлежат хозяину...
  - Раб?
  - Неет. Раб это вещь. Раба можно даже убить, не то, что наказать. Хотя, чего ты про рабство вспомнил, его уже лет двести как отменили. Крепостного, как и свободного, убивать нельзя - штраф придется платить. Крепостной служит хозяину, пока не отдаст долг. Ну или из-за чего там его крепостным сделали... Если крепостной попадает к хозяину с каким-либо имуществом, то и на свободу он выходит со всем этим имуществом. Хозяин не может взять и просто отобрать у него, допустим, дом. Вернее пока человек является крепостным, хозяин может переселить его куда-то по своему желанию, но как только долг отработан, как только крепостной становится свободным, хозяин обязан вернуть ему его дом. И всё, что было в нем.
  - А наказывать крепостных можно?
  Орбор усмехнулся.
  - Дворянам и свободных наказывать можно. Но нельзя убивать или калечить. Если после наказания, простолюдин не может заработать себе на хлеб, придется платить штраф.
  - И как наказывают обычно?
  Страж пожал плечами.
  - Да когда как. Высекут, в чулан запрут, без еды оставят, железом прижгут,... У кого на что фантазии хватят.
  - Но нельзя, чтобы работоспособность наказуемого снижалась? - уточнил я.
  - Ну да.
  - Как вы в долги влезли?
  - Несколько лет подряд были неурожаи, голод начался. Что ни делали, все сбережения на магов, чтобы силу земле придали, извели - бесполезно. Пришлось одалживать, чтобы прокормиться, - было видно, что ему неприятна тема, но уж извини, приятель, мне нужна любая информация. - У Алангара большая усадьба рядом с нами, вот у него и занимали. А в последующие годы урожай тоже не большой был, расплатиться не получалось. Иногда снова одалживать приходилось. Вот так лет десять и тянулось. Поскольку сами вернуть долг не могли, наместник отдал деревню Алангару, пока не расплатимся.
  - Понятно. И он тебя воином сделал?
  - Неет, - Орбор махнул рукой. - Я не крепостной. Воином я уже давно был. В императорской армии служил. Десятником даже стал. Когда деревню закрепостили, у меня как раз срок закончился. Продлевать не стал, пошел на службу к Алангару, чтобы быстрее родных выкупить. Он хорошо мне платит. Я смогу сократить срок крепостничества деревни на несколько лет.
  - И как долго еще долг отрабатывать?
  - С моей долей - еще года три.
  - А без?
  - Лет пять.
  - Хм... два года родным и соседям подаришь, - ободрил я его. - Благородный поступок.
  Орбор лишь пожал плечами. Будем надеяться, что я его хоть маленько, но зацепил. В хорошем понимании этого слова. По крайней мере поглядывать на меня он стал несколько по-другому. Вроде. Или мне просто хочется, чтобы так было, вот и кажется.
  - Деревня далеко отсюда?
  - На другом конце Империи.
  - Ты ж сказал, что она рядом с усадьбой Алангара, - удивился я.
  - Рядом, - согласился страж. - Только и усадьба тоже далеко отсюда.
  - А этот дом? - я ткнул пальцами себе под ноги. - Еще одно алангаровское владение?
  - Не. Это имение лорда Барвика, друга господина Алангара.
  - Зачем Алангару жить в чужом доме? Свой не нравится?
  - Не знаю. У господина очень важная работа. Вот, наверное, чтобы никто не отвлекал, мы и спрятались в этом уединенном месте.
  - Прямо таки спрятались? - удивился я.
  - Ну не тр, чтобы спрятались, - замялся Орбор. - В город иногда ездим, в деревни соседние. Но нам запрещено говорить, что господин Алангар здесь, что мы вообще его знаем. Если сюда какие-то посторонние гости наведываются, то он уходит в свои покои, а мы говорим, что мы слуги лорда Барвика.
  О как! Зачем одному из сильнейших магов скрываться? Конкурентов боится? Чтобы работу по артефактам не перехватили? Если он тут прорыв в местной науке готовит, то вполне возможно. Если бы еще знать, что за прорыв, и для каких целей...
  - А Алангар вообще кто? - спросил я. - Какое положение занимает? Мне он сказал, что он архимаг. Это что значит?
  Да-да, я знаю, кто такой архимаг, но пусть Орбор скажет, может новая инфа будет.
  - Да, архимаг, - согласился страж. - Это значит очень сильный маг. Очень. Таких как он, очень мало. И почти все они входят в Императорский Конклав. Это такой орган при императоре. Туда одни архимаги входят. Такие дела могут делать, диву даешься! Гору срезать - легко. Землю опустить, чтобы залив образовался - не проблема. Сильнее Конклава только боги, наверное.
  - И много архимагов в Конклаве?
  - Вроде бы восемь. Включая господина Алангара. Хотя, он почему-то давно на их совещания не ездит. Уже много лет.
  - А обязан ездить?
  - Ну, не знаю. Все архимаги почему-то собираются, а он - нет.
  - То есть, Алангар - человек очень могущественный и влиятельный? - заключил я.
  - Да, очень. О! - Орбор вдруг вскинул руку. - Вот и Дорога.
  Ночь почти полностью вступила в свои права, небо стало совсем темным, лишь самый краешек горизонта на западе слегка алел, красиво вырисовывая линии далеких гор. Звезд высыпало великое множество, в разы и разы больше, чем бывает на земном небосводе. Столько звезд видишь, когда смотришь в телескоп - светящиеся точки буквально теснятся одна к другой. Их было настолько много, что темная сторона луны смотрелась неким ужасающим черным провалом в небе. Но главным действующим лицом этой феерической фантасмагории было длинное и узкое светящиеся облако, вытянувшееся на две трети неба по соседству с кругом луны. Оно было более блеклое, чем яркие звезды, но всё равно выделялось на небе весьма и весьма отчетливо. Уж не знаю, что это было такое, какая-то туманность, или вид на близкую галактику с ребра, или еще что, но смотрелось это действительно круто. Луна касалась облака самым краешком, и создавалась впечатление, что она катится по нему как колесо по дороге. Отсюда, наверное, и название - Дорога Богов.
  Я замер, завороженный небесным великолепием. На какое-то время даже забыл, в какую передрягу попал. Не знаю, сколько времени я загипнотизировано глазел вверх, и сколько времени глазел бы еще, но меня начали трясти за плечо, возвращая в более приземленный мир.
  Орбор несколько настороженно смотрел на меня.
  - Эй, с тобой всё в порядке?
  Я сначала не понял о чем он. Но потом сообразил, что глаза у меня дико вытаращены, челюсть отвисла - физиономия, в общем, была не слишком симпатичной. Есть чего испугаться.
  Я захлопнул пасть.
  - Нормально, - махнул рукой на небо. - Красиво. Завораживает.
  - Это да, - согласился бугай.
  - Почему это, - я указал на светящееся облако. - Называется Дорогой Богов?
  - Как почему? - удивился Орбор. - Потому что это их дорога. Боги по ней спускаются в наш мир и уходят обратно к себе.
  - К себе - это куда?
  - В свой мир, мир богов - Валотрон.
  - А сюда они часто спускаются?
  - Да постоянно.
  - Постоянно? - удивился я. - И ты их видел?
  - Как вот тебя сейчас - нет. Боги редко дают смертным увидеть себя. Такие события сразу в летописи попадают. Но тех, кому боги помогали или тех, от кого отворачивались - видел.
  Понятненько. Тут, похоже, царит многобожие. Надо будет пантеон местный изучить, чтоб ненароком не казнили за неуважение к какому-нибудь небольшому божку. В слаборазвитых обществах это легко. Хотя, что я знаю про развитость этого мира? Почти ничего. Всё что видел - это дворец, без каких либо следов техники да электроники, всё что рассказали - про дворян-простолюдинов да Дорогу Богов. Может быть у них тут не технократический, а биологический путь развития. Может они тут со своей магией на другие планеты летают. Впрочем, если бы летали, не считали бы, что по Дороге боги на планету спускаются. И вообще, что такое планета знали бы. А в языке понятия планеты, как астрономического объекта, нету. По крайней мере в меня не закачано. Алангар вон все время твердил "мир". И слово "мир" в этом языке ни как не связано с образом шарика, плывущего в бескрайнем пространстве.
  Надо Орбору какие-нибудь общие вопросы про тутошнее общество задать. Но попроще сформулировать, чтобы он понял. Будем исходить из того, что интеллект и знания у него на уровне жителя средневековья. Хотя, речь развита довольно хорошо. Не заминается, не пык-мык, неплохо фразы строит.
  - Орбор, а на чем вы тут передвигаетесь, когда большие расстояния преодолеть надо? На своих двоих? На животных?
  Хотел добавить "на машинах", но передумал. В этом языке нет понятия "машина", есть понятие "механизм".
  - На животных. У кого они есть, - он усмехнулся. - У кого нету - ножками топают.
  Подумав, добавил:
  - А по реке или морю - на корабле.
  - А сражаетесь чем?
  Орбор уже перестал было удивляться моим вопросам, но тут снова выбился из колеи.
  - Как чем? Оружием, - он вынул из ножен на поясе нож, покрутил его, показывая. - Вот этим, например. Но для хорошего боя, конечно, чего посерьезней надо.
  В мозгу стали всплывать слова, местные аналоги мечей, топоров, палиц, и т.д. Как ни напрягался, ничего огнестрельного или лазерного найти в языке не удалось. Конечно, может быть в меня урезанную версию языка засунули. И тогда мир окажется совсем не таким, каким кажется сейчас. Но пока будем исходить из того, что загрузили не демо-версию, а наиполнейшую "лицуху".
  Ладно, действительно хватит на сегодня, к депрессивному настроению прибавилась сильнейшая усталость. Странно, недавно ж только проснулся, меньше двух часов бодрствовал.
  Посмотрел на Орбора.
  - Устал. Где тут мои покои? - попытался пошутить, типа.
  Страж шутки не понял.
  - Там же где и раньше.
  Попав в свою... хочется сказать комнату, но... в свою темницу, сразу же обратил внимание, что на постели появились одеяло и подушка, на столике - стакан, накрытый тряпочкой, и небольшой глиняный кувшинчик с крышкой. Открыл крышку, понюхал - тот же травяной чай, что за ужином пил. Стакан оказался наполнен чем-то другим, вообще без запаха. Снотворное, надо думать. Книг нигде видно не было. Ну да ладно, пока читать и не собирался.
  Орбор остановился в дверях.
  - Нам приказано запирать тебя, - с некоторой долей извинения сказал он. - Но, если чего надо, стучи - тут внизу или я, или Габон дежурить будем.
  - Хорошо, - кивнул я.
  Надо насчет того туалетного "ёршика" уточнить. Ибо другая планета другой планетой, а физиологические потребности организма справлять рано или поздно придется. Уточнил. Всё оказалось как и предполагал. И то ладно, одной проблемой меньше.
  - Ладно, Орбор, спокойной ночи.
  - Спокойной ночи? - не понял он.
  - Ну, это у нас пожелание такое - чтобы ночь без беспокойств прошла, чтоб спалось хорошо. Спокойной ночи, говорим, или сладких снов.
  - Ааа, - он покачал головой. - У нас говорят - пусть Фая твои сны укроет.
  - Фая?
  - Богиня царства снов.
  - А от кого укроет?
  - От демонов, нечисти всякой.
  Когда дверь за стражником закрылась и снаружи лязгнуло, я выпил принесенный стакан, разделся, сложив вещи на стул, и рухнул в постель. Одеялко оказалось не слишком одеялистым - просто еще одна простыня. Ну да ладно, вроде не холодно. Мысли сначала роями кружились в голове, но через некоторое время я почувствовал, что глаза просто закрываются. Надо будет завтра спросить как эту "лампочку" выключать, а то мешает.
  
  
  ГЛАВА 3
  
  Проснулся от грохота засовов. В комнату ввалился Орбор с большой металлической тарелкой в одной руке и еще одним кувшинчиком в другой. Следом за ним вбежала вчерашняя девчушка, быстренько поставила на дальний от меня столик небольшой тазик, кувшин побольше, и не менее быстренько исчезла.
  - Просыпайся, соня, - пробубнил страж. - Завтракать давно пора.
  Ух ты ж как, завтрак прямо в номер!
  Он грохнул посуду на стол и двинулся к двери.
  - Сейчас книги принесу.
  Я повалялся еще минутку, отгоняя остатки сна, рывком сел, оглядел чего мне на покушать принесли. Большую часть тарелки занимала вчерашняя каша (на этот раз раза в четыре больше, чем вчера - уже неплохо), кусок чего-то хлебоподобного и пучок чего-то зелёнолукообразного. (Лук на завтрак?! Хотя может он без запаха? Или тут всем на это наплевать?) В кувшине опять тот же чай.
  Пить, жутко хочу пить. Схватил вчерашний кувшинчик и одним махом выдул его почти весь. Ффуф, попили, можно и поесть. Так, а где ложка? Ложки не было. Это Орбор забыл принести или что за дела? Ладно, подождем, он же сейчас с книгами должен прийти. Так, а там что за таз с кувшином? Неужто умыться принесли? Подошел, поглядел. В кувшине оказалась простая вода, а в тазу лежал сложенный кусок материи размером с наволочку. Надо полагать это здесь за место полотенца. Ну что, уже неплохо. Вылив полкувшина в таз, поплескался. Водица была холодная и бодрила как следует. Отфыркиваясь, стал вытираться полотенцем, за этим занятием меня и застал Орбор.
  - А я уж думал, что придется объяснять, как этим пользоваться, - заулыбался он.
  - Не, - о, нам уже улыбаться начали, ну что ж, полыбимся в ответ. - У нас так тоже иногда делают.
  Окончив вытираться, я взял таз, вылил использованную воду в "унитаз", оделся (куртку одевать не стал, и без нее нормально), заправил постель, плюхнулся на стул. Орбор всё это время внимательно наблюдал за мной. Никакого негатива от него не исходило - надо полагать, все мои нынешние действия более-менее вписываются в местную норму. И то ладно. Он, кстати, что, так и будет весь день за мной следить?
  - Орбор, вот это, - я указал на "лампочку". - Как называется? Что это вообще такое?
  - Светокамень называется, - он опустил свое массивное тело на второй стул, но стул, казавшийся довольно хлипким, под ним даже не скрипнул. - Маги делают. Лет двадцать назад придумали, раньше огнем пользовались - свечи, факела, лампы на масле. Господин Алангар и придумал. Берут камешек хрусталя, лучше горного, колдуют над ним, и он начинает светиться. Чем сильнее наколдуют, тем дольше и ярче.
  - Его можно... потушить, а потом снова зажечь?
  Слов "включить", "выключить" в этом языке не оказалось.
  - Можно. И не только потушить-зажечь, но и делать ярче или тусклее. - Орбор хитро улыбнулся. - Но это не у всех получается.
  - Почему так?
  - Это ж магический предмет. Надо хоть чуть-чуть магией владеть.
  - И много людей хоть чуть-чуть владеют?
  - На уровне достаточном, чтобы управлять вот этой штукой где-то половина. Маги делают так, чтобы светокамни простых людей, без сильных магических способностей, слушались. Но обычных то слов камешки не понимают, они магические волны слышат. Надо, чтобы ты мог хоть малейшую волну мог испустить.
  - А вообще магов много? Ну, сколько там слабеньких, сколько средних, сколько сильных?
  - Да кто ж его знает, сколько их? - страж развел руками. - Ведуны, что подлечить немного смогут - это почти в каждой деревне есть. Посильнее маги, которые уже и рану глубокую за день затянут, и бурю вызовут, а не слабый дождик, те в каждом среднем городе есть. Ну а архимагов меньше десятка на всю Империю.
  - Понятно, - кивнул я. - А ты можешь светокамнем управлять?
  - Я могу, - не без хвастовства прогудел Орбор.
  Я подвинул к нему канделябр.
  - Покажи.
  Он вынул камень из гнезда, поместил между ладоней. В комнате сразу стало темнее, ибо наружу выглядывали только кончики "лампочки".
  - Сильные маги могут делать это даже не глядя на них, - как бы оправдался он. - Ну, а мне приходится в руках зажимать. Ярче сделать?
  - Ага. Темновато тут.
  Он замер, закрыл глаза. Минуту, наверное, ничего не происходило, я уже засомневался, но потом сила света стала медленно, но верно увеличиваться.
  - Вот! - Орбор поставил камень на место, теперь в помещении было достаточно светло.
  - Круто! - восхитился я. - А как ты это делаешь?
  - Беру в руки, настраиваюсь на него - пытаюсь ощутить его, и мысленно приказываю - тише, ярче.
  - Круто, - повторил я. - А я так смогу?
  - Откуда ж я знаю. Попробуй.
  Я взял "лампочку" в ладони, как это делал Орбор, закрыл глаза, попытался сконцентрироваться. Поначалу мысли путались, убегали в стороны, но со временем в голове остались лишь одни их отголоски, на первый план выступил образ светокамня. Когда-то я увлекался медитацией, навыки концентрироваться пока еще не совсем пропали, но нужного уровня достигнуть не удавалось, образ камня все время норовил уплыть. Я открыл глаза, впился глазами в светящийся брусок, и так оказалось легче. Не знаю, что имел ввиду Орбор, говоря "ощутить его", но мне вдруг показалась, что есть только я и камень. Темница, стол, Орбор - все исчезло из сознания. Я представил, как "лампочка" становится тусклее, и через несколько секунд камушек действительно стал терять яркость.
  - Ух ты ж! - чуть не заорал я.
  Вся концентрация мигом слетела. От радости улыбка до ушей, хочется бегать и прыгать.
  - С первого раза! - Орбор был удивлен. - Я целый день учился. Видать, у тебя хорошие задатки для мага.
  - Да, ладно, - я заскромничал. - Никогда в себе такого не замечал.
  - Может быть, - он кивнул на камень. - Сделай светлее.
  Я повторил свои упражнения, камень послушно увеличил яркость до требуемого уровня.
  - Круто! - я поставил "лампочку" на место.
  Сердце готово было выпрыгнуть из груди, руки подрагивали. Вона, что у меня получается, может я и магом великим стать смогу. Не хуже Алангара. Тогда кое-кому придется просить прощения. Ага, размечтался. Алангар уже архимаг, а ты им если и станешь, то в далеком-предалеком будущем. Я вцепился руками в колени, пытаясь успокоить разбушевавшиеся эмоции. Напомнил себе об общей ситуации, в которой оказался. Ну да, в дерьме по уши. Но хоть что-то приятное за последние дни. Может когда и приходится это умение. Надо будет наедине еще потренироваться. Так, а теперь кушать!
  - Орбор, а мне ложка положена?
  Он сначала уставился на меня, потом на стол.
  - Сотня данаров! - ругнулся страж, и снова потопал к двери. - Забыл. Сейчас принесу. Хотя...
  Он вдруг резко остановился. Полез в небольшой кожаный мешочек, болтавшийся на поясе позади ножа, и выудил оттуда ложку. Металлическую, не такую богатую как та, что я пользовался вчера, но вполне нормальную ложку.
  - Это моя. - сказал Орбор, показывая ее. - По привычке, еще с имперской службы, с собой таскаю. Чистая, после того как поем всегда мою. Возьмешь?
  Брать чужую ложку, валявшуюся к чьем-то явно не шибко чистом мешке, не хотелось - гигиена и всё такое. Однако, что на это скажут местные традиции? То-то он на меня как-то слишком внимательно смотрит. Как будто испытывает. Откажу - обижу. Хотя, может по местным порядкам наоборот - соглашусь - обижу. Типа, взял чужое, значит не уважаю чужую собственность. Вот и как быть? Как-как? Как обычно - не знаешь, как поступить, поступай по совести. Проверенный метод. Мужик помощь предлагает, от себя родную вещь отрывает, зачем же из себя прЫнцесу строить?
  - Чего ж не взять, раз хороший человек предлагает? - сказал я, вытягивая руку. - Возьму.
  Орбор удовлетворенно кивнул и протянул предмет мне.
  Итак-с, приступим. Кашу я уже знал, поэтому сначала попробовал новые продукты. Хлеб был как хлеб, вкус своеобразный, но вполне съедобный. "Лук" от нашего зеленого лука отличался - совсем не жгучий и скорее даже сладковатый. Попробовал всё вместе. А ничего, вкусненько.
  Уложив весь пучок на ломоть хлеба, принялся насыщаться. Попутно вспомнилось про каких-то данаров, упомянутых Орбором. Это кто? А это мелкие бесы, прислуживают всяким демонам. Могут, как мелко пакостить, так и крупные проблемы принести. Визуального образа в голове не возникало, видать местные жители и сами не знают, как они выглядят. Не придумали еще.
  С гигиеной дело тут обстоит вроде как несколько лучше, чем в нашем средневековье. Темница хоть и жуткая, но чистая. Не ведро, а хитро обустроенный туалет. Умываться не той водой, что из стены рядом с очком бежит, заставили, а кувшинчик, тазик принесли. Конечно, может быть, это для "перенесённых" так расстарались, но хотелось бы надеется... Орбор, предлагая ложку, акцентировал, что она чистая. С другой стороны, вчера перед ужином руки помыть не предлагали. Ладно, спишем на досадное недоразумение. Посмотрим, как оно дальше будет.
  Мысли эти мне настроение особо не подняли, но мозг вошел в обычный рабочий режим обработки информации. Всплыли еще несколько вопросов, которые, по-хорошему, должны были возникнуть еще вчера, но вчера у меня была паника и я бессовестно тупил. Например, Алангар заявлял, что он может меня запросто убить, и это типа вполне по закону, а Орбор говорил, что дворяне даже крепостных не имеют права убивать. Штраф, это, конечно, ерунда, а не наказание, но всё-таки. Странно. Или тут, кроме дворян и простолюдинов, есть еще сословие? Совсем уж бесправное. Но Алангар, судя по его речи, меня к простолюдинам отнес... Спросим-ка у нашего охранника.
  - Орбор, а кроме дворян и простолюдинов, еще сословия есть?
  - Есть, служители богов.
  - И какие у них права, обязанности?
  - Ну, - он немного задумался. - Почти как дворяне. Только они государственной власти не имеют. Но повлиять могут. Дворяне нередко к служителям за советом или поддержкой обращаются.
  Он замолк.
  - Дворяне служат императору, служители служат богам, простолюдины кормят и тех и других, - произнес я.
  Орбор усмехнулся.
  - Ну да. Как-то так.
  - Простолюдин может стать дворянином или служителем?
  - Чтобы дворянином стать, что-то очень большое совершить надо, подвиг какой-то. Редко это бывает. Хотя, если деньги есть... Недавно в столице этой провинции один купец все главные улицы камнем замостил за свой счет - дали дворянство. Правда, только пожизненное. Но, говорят, о чем-то они там с наместником договорились, и если купец сделает и то, он или его дети, если сам не успеет, то получат потомственное.
  - А разница? Между пожизненным и потомственным?
  - Пожизненное - только твое, на детей не переходит. Потомственное - передается детям.
  - Понятно. А со служителями как?
  - Просто иди в храм, в монастырь и проси, чтобы приняли. Сначала прислужником побудешь, потом, если понравишься, если испытания пройдешь, могут принять. Вот ты и служитель. Не факт, что сможешь до жреца подняться, но все равно уже не простолюдин.
  - Понятно, - повторил я. - Еще сословия есть?
  - Нет, - Орбор покачал головой. - Но внутри самих сословий тоже не все одинаковы. Например, простой крестьянин и богатый купец или хозяин мануфактуры - это совершенно разный уровень. Даже самый бедный и бесправный дворянин крестьянину за косой взгляд в зубы даст, не колеблясь. А вот поднимать ли руку на крупного купца, даже наместник сначала подумает.
  Я продолжал жевать, осмысливая услышанное. Все-таки не понятно, зачем Алангар мне смертью грозил. Разве что, чтоб я послушнее был. Другого варианта я пока придумать не могу. Прямо спросить об этом Орбора? Не прокатит. Попробовать обходными маневрами?
  - Слушай, Орбор, всё время я спрашиваю. Тебе, наверное, самому интересно что-нибудь?
  - Интересно, конечно. Очень интересно. Но хозяин запретил.
  - А чего так?
  Орбор пожал плечами.
  - А ты ему просто не говори, что спрашивал. И я не скажу, - предложил я.
  - Господина Алангара нельзя обмануть. Он же маг. Маги видят, когда им лгут.
  Нда-с, плохо, однако.
  - Это, получается, ты и предыдущих перенесенных Алангаром ни о чем не спрашивал? Не знаешь кто они, откуда?
  Он помотал головой.
  - Только на их вопросы отвечал? Про жизнь в империи рассказывал?
  - Раньше вообще запрещено было с ними разговаривать. Ты первый, с кем хозяин разрешил.
  - Ндааа, - задумчиво глядя мимо Орбора, сказал с сочувствием. - Не позавидуешь. Я б, наверное, не выдержал, спросил о чем-нибудь. Сколько их, хоть, было то, предыдущих?
  - Восемь, - с таким же задумчивых видом произнес страж.
  Опачки! А мне Алангар сказал я пятый.
  - И что с ними стало?
  Он неожиданно засуетился.
  - У хозяина спроси. Ты это, поел? Давай посуду, да я пойду, дел еще много.
  Я забросил в рот последние крохи, допил недопитый кувшинчик, и Оброр, схватив все это, умотал из камеры.
  Во как получается. Дурят тебя, Андрюха, по-черному. Перспективы, которые обрисовал мне маг даже в случае неудачи моей миссии, показались мне крайне маловероятными. От слова "совсем". Грохнут и всего делов. Леса вокруг обширные, да и искать пропавшего Андрея Грушина в этом мире никто не будет. Нда-а, это уже полная пятая точка. Что ж делать то? У мага напрямую спросить? Наивный. Так он тебе и расколется. А даже если и расколется, что толку? Он будет знать, что я знаю, и примет меры. Вспомнилось, что Алангар в этом дворце скрывается. Зачем члену Императорского Конклава скрываться? Может он уже и не входит в Конклав? Может он, так сказать, ушел в глубокую оппозицию? Тогда отпускать "перенесенных" тем более бессмысленно. А его подчиненные, тот же Орбор, будут знать, если Алангар уже не в Конклаве? Не факт, с такими-то взаимоотношениями "благородный-простолюдин" слуги еще долго могут думать, что их господин - приближенный к императору.
  Конечно, все это лишь версии, но у меня появилось острое желание свалить отсюда. Такое желание было и раньше, но сейчас оно переросло из стадии "а не сделать ли?" в стадию "делать надо". Проблема в том, что даже если и получится (ха, что может быть проще - сбежать из обители архимага), бежать мне некуда. Совершенно некуда. Так что немедля бросаться рыть подземный ход смысла нет (да и нечем). Остается продолжать изображать лоха, собирать информацию, и надеяться, что Отец Небесный шанс подарит.
  Еще вопросик нарисовался - а чего это вчера вечером Алангар меня на предмет здоровья осматривал, а сегодня с утра - нет? Сам же говорил, много местной еды сразу не даст, вдруг не пойдет. Может я тут от отравления загибаюсь? А он мне не глядя обильный завтрак подсовывает. Типа Орбор должен был сообщить, как у меня дела? Нет, не логично. Орбор даже не спросил как себя чувствую, а он, как я понял, не маг, чтобы одним взглядом состояние организма определять. Или Алангар и сквозь стены видит как я тут? Зачем тогда вчера перед ужином надо было меня так тщательно осматривать? Более точная диагностика? Нда-с, если он видит меня сквозь стены, то сбежать становится вообще не реально.
  Депрессняк накатил с новой силой. Лег на кровать, повалялся какое-то время борясь с унынием, потом взгляд упал на книги, принесенные Орбором. Целых три штуки. Книги оказались именно книгами, как у нас (разве что формат другой - страницы были не прямоугольные, а квадратные), а не свитками или еще чем. Надо почитать, ничего другого все равно пока не остается. Итак, что тут у нас?
  История Империи, от основания до наших дней. В скобках (больше похожих на знак интеграла): год 2090. Интересно, а сейчас какой у них год? Заметочка на будущее: узнать как они тут время считают - сколько дней в году, сколько часов в сутках, и т.д.
  Вторая. Империя с восхода на закат и с севера на юг, заметки путешественника. Хм, будем надеяться здесь не только география, но и про повседневную жизнь что-нибудь будет.
  Последняя. О богах и мироздании ими управляемом.
  Открыл книги, перелистал. Не рукописные, печатные. Много картинок. Текст очень крупный. С какой бы начать? Давай с истории. Жалко содержания нет, придется подряд листать.
  Как оказалось, давным-давно некто Абелан, предводитель народа боминги, получив неслыханную поддержку богов, заколбасил всех своих соседей и образовал второе по величине государство. Величайшим в то время была Аквинская империя. Недолго думая, Абелан тоже решил назвать свою страну империей, а себя, соответственно, императором. Поначалу назвал было Бомингской империей, но в провинциях начались волнения, ибо кроме самих бомингов в империю уже входило множество других народов. Какие-то были покорены силой, какие-то присоединились добровольно, и некоторые из них по численности не слишком то уступали стержневой нации. Требовалось название удовлетворяющее всех. Чтобы раз и навсегда покончить со спорами на эту тему, Абелан созвал большущее собрание из "лучших мужей всех народов, населявших империю". В итоге родилось название Валардская империя (упрощенно Валардия). От названия столицы - города Валарда.
  Этот год и стал отмечаться как год основания империи, и он же стал первым годом имперского календаря. (Какой там год на обложке? Больше 2000 лет уже империи, неплохо.) Сам Абелан, почивший в 35м году, стал основателем династии Абеланов.
  Дельнейшую писанину я пролистывал довольно быстро, запоминал лишь наиболее яркие моменты, ибо подробные описания кто когда родился, кто когда умер, кто с кем воевал, кто на ком женился и т.п. меня сейчас не особо интересовали. Суть всего описываемого - Империя прирастала территориями, богатством и мощью.
  На третьем веку своего существования расширяющаяся Валардия соприкоснулась границами с Аквинской империей. И начался многовековой махач с переменным успехом. Слава Богу, война шла не беспрерывно - несколько лет воюют, несколько десятилетий настороженно дружат. Территориальный рост Валардии в те времена шел в основном по другим направлениям.
  В 446 году сменилась династия - последний из Абеланов ушел к богам не оставив наследников по мужской линии, и к власти пришел Таперий, взявший в жены дочь последнего Абелана. Династия Тапериев до сих пор и правит страной.
  В 758 году Аквинская империя прекращает свое существование. Большую часть ее территории делят между собой Валардия и ее союзник (на тот момент) Катонское королевство. Через век Катон, ставший к тому моменту Катонской империей, начинает крошить батон уже на саму Валардию. И в 880 году вспыхивает война, считающаяся крупнейшей за всю историю Валардской империи. К тому же это была первая война, где развившаяся к тому времени магия сыграла пусть не определяющую, но очень существенную роль. Почти пять лет мясорубки завершились падением Катона, но цена заплаченная империей была высока - земли обезлюдели, а столица - Валарда - так и вообще ушла под воду - сражение в горах, маги обрушают скалы, обломки перекрывают крупную реку, та, в свою очередь, разливается, образуется большое озере и еще большее болото, охватывающее озеро. В 884г столицу переносят в Гориндар.
  Дальше опять сплошные родился-женился-воевал, несколько крупных войн (но помельче, чем с Катоном - уже как-то и не слишком интересно, поэтому листаем, листаем, листаем). В итоге, к настоящему времени Валардсткая империя единственная и самая крупная империя в известном авторам этого исторического труда мире. Поэтому уже давно, даже в официальных документах, стали писать просто Империя. С большой буквы, без слова "Валардская". Потихоничку, слова "Валардская", "Валадрия", "валардцы" просто исчезли из лексикона. Их заменили Империя, Имперский, имперцы. Логично, других то империй нет.
  В настоящее время Империей правит император Ордин, взошедший на престол в 2075 году. Хотя, это не в настоящее время, а на момент написание книги. Не удивлюсь, если с тех пор уже век прошел.
  Так, хватит с историей, голова гудит от количества прочитанного. Взял книгу про богов. Внимательно читать не получалось - устал уже, листал, смотрел картинки. В этот момент снова загремели засовы, и вновь появился Орбор. На этот раз с подносом. Ух ты ж, никак обед уже?! Получается, они тут тоже трехразовое питание практикуют.
  - Обед, - подтвердил мои мысли страж.
  Я сразу же отложил книги.
  - Сколько раз в сутки у вас трапезничать принято?
  - Обычно, три. Но если какой-нибудь пир или праздник, то сколько раз за стол присел, столько раз и поел, - заржал страж.
  Я поржал за компанию и стал с интересом разглядывать принесенный обед - какие-то запеченные клубни и тот же, что и утром, зеленый лук. На этот раз все необходимые столовые приборы были на месте - принесли аж две ножевилки. Будем по благородному кушать, как вчера Алангар.
  Перед тем, как накинуться на еду, попросил рассказать какой у них тут распорядок дня, сколько дней в году, сколько часов в сутках и т.п.. Орбор уселся на уже ставший ему родным стул, сложил руки на животе, и принялся учить меня жизни.
  - В сутках у нас 24 часа. Раньше...
  Ух ты ж! Я аж жевать перестал. Ничего себе совпадение. Это число какой-то сакральным смысл имеет, что и мы и они к нему пришли? Или это их Древние к нам принесли? Или наоборот у нас позаимствовали? Кстати, надо будет поинтересоваться, когда они к нам ворота открыли. Но это уже у Алангара.
  - Извини, что перебиваю, а почему именно 24?
  - 12 богов, следовательно, 12 часов день, 12 часов ночь.
  Аж 12? После обеда почитаю, что за 12 богов.
  - Понял. Продолжай, пожалуйста.
  Орбор как-то странно на меня взглянул, но продолжил:
  - Раньше так и считали, по 12 - отдельно дневные часы, отдельно ночные. То есть, как светало - первый час дня, второй час дня, и так далее. Полдень был в шесть часов. Точно так же и ночью. Где-то два столетия назад перешли на 24х часовой циферблат. Теперь считать часы начинают от полуночи. Полдень в 12 часов.
  - У нас точно так же, - улыбнулся я.
  - В часе 4 четверти, в четверти 10 десятинок. В году 360 дней, в году 4 срока - зима, весна, лето, осень,...
  Ха, с придумкой месяцев ребята заморачиваться не стали.
  - ... в каждом сроке по 90 дней. Но каждые десять лет, жрецы, что следят за звездами, могут добавить день или два, чтобы календарь не сбивался. Добавляют перед наступлением нового года. Новый год мы празднуем в первый день весны... Чего еще?... 9 дней - неделя, в сроке 10 недель...
  Орбор замолчал, двигая глазами из стороны в сторону, наверное, соображал, что бы дальше сказать.
  - Какой сейчас год? Число?
  - 2120й от основания Империи, 56й день весны.
  Книжке той, значит, 30 лет всего.
  - Император нынче кто?
  - Ордин, сын Латанара.
  - Это тот, который в 2075м году на престол взошёл?
  - Да.
  45 лет уже мужик правит. Неслабо.
  - Сколько ж ему лет уже?
  - 160 скоро будет.
  - Сколько?! - я не поверил своим ушам.
  - 160, - повторил Орбор.
  - А сколько у вас люди обычно живут?
  - Обычный люд - 60-80 лет. Те, у кого нет магии, но есть деньги, чтобы услуги хорошего мага купить, до 200 дотянуть могут. Сильные маги и за 300 лет переваливают. Императоры все неслабыми магами были, меньше 200т лет никто из них не жил.
  Во как! Ладно, не будем метаться из стороны в сторону, продолжим сбор информации по порядку.
  - А когда по календарю самый длинный день, самый короткий, равноденствие?
  - В эти дни у нас самые большие праздники, повсюду гуляют, - страж заулыбался, любит, видать, это дело, но тут же скривился. - Мы тут, правда, уже сколько лет в город на гулянье не выбирались. Не отпускают хозяева ни нас, ни людей лорда Барвика...
  - Ээ, не понял. "Вас" - это людей Алангара?
  - Да. Алангаровских нас тут всего 4 человек - я, Габон и пара личных слуг. Остальные - барвиковские.
  - Ты ж говорил, что в город иногда ездите.
  - Ну да, иногда. Господина Алангара сопровождали. Я и Габон. Ну и дворня лорда Барвика по хозяйственным делам по деревням окрестным мотается. У всех приказ, про хозяина никому ни полслова.
  - Рано или поздно кто-то да взболтнет, - поддел я.
  - Лорд Барвик специально сюда людей отбирал. Никто болтать не будет.
  - Понятно. Из твоей деревни тут кто есть?
  - Нет.
  - А с родичами давно общался? Как в деревне дела, знаешь?
  - Давно уже не общался, уже несколько лет, - покачал головой Орбор. - Как сюда заселились, так и не знаю, что там да как.
  - Ну, так может деревня уже выкупиться смогла?
  - Хозяин бы об этом знал и отпустил бы меня, - вскинулся страж.
  Что-то сомнительно. Может, и тебя, братан, разводят?
  - Ну да, наверное, - как бы согласился я. - Ну так что там насчет длинных-коротких дней?
   - Самый длинный день это 30й день лета, - продолжил Орбор. - В этот день празднуем Гараталь. Гара - это богиня солнца...
  Гара - богиня солнца. Гараталь, дословно - сияние Гары. Запомним.
  - ...Самый короткий день - 30й день зимы. День Фаи.
  - Это та Фая, которая богиня царства снов?
  - Да, - Орбор кивнул. - Она богиня не только снов, но и вообще ночи... Ээ... Весеннее равноденствие - 30й день весны, так и называется - День весны. После этого дня морозов уже не бывает. Осеннее равноденствие - 30й день осени. Праздник благодарения. Благодарим богов и землю за урожай.
  Орбор пустился было рассказывать, как празднуют каждый из перечисленных праздников, но я его остановил, подробности мне пока не нужны. Спросил про распорядок дня.
  - Распорядок дня... Как хозяин установит, таков и распорядок. Господин Алангар поднимается обычно часов в 7. Ну а нам, слугам, приходится вставать минимум на час ранее. Завтракает господин обычно в девять, обедает где-то в четырнадцать, ужинает - в двадцать. Не десятинка в десятинку, а как прикажет, так еду и подают. Спать укладывается когда как. Может и до глубокой ночи засидеться. Но если нет, то часа в 22-23 обычно.
  - Сегодня ты меня во сколько разбудил?
  - Без четверти десять. Хозяин позавтракал, приказы на день раздал, ушел, и я сразу к тебе.
  - А куда он ушел?
  - В лабораторию свою. Ты в ней уже был. Когда появился здесь.
  - Она здесь, в этом доме?
  - Нет, - Орбор помотал головой. - Она где-то далеко отсюда.
  - Так, а чего же он ушел? - удивился я. - Может, уехал?
  - Да нет. Ушел. Через Зеркало Эльниль.
  - А это еще что?
  - Ну... Одно Зеркало стоит здесь - в его покоях, одно в лаборатории. Входишь в Зеркало здесь, и тут же выходишь из того, что там. Очень удобная штука - мгновенно переносит. И очень редкая.
  Обалдеть, телепортация! Светокамни, психокинез, загрузка инфы прямо в мозг, тепепортация - чем еще удивите, господа? Что-то я перестаю гордиться достижениями человеков с планеты Земля.
  - И часто Алангар в лабораторию свою уходит?
  - Последнее время каждый день. Как с утра уйдет, так только вечером возвращается.
  Ага, значит весь день дом без магического присмотра.
  - А кроме Алангара маги в доме есть?
  - Пару человек лечить могут, но серьезных магов нету.
  Когда Орбор уходил, попросил его зайти ровно через час, а сам запустил секундомер на часах. Это для того, чтобы понять, каков он - их час. Чтобы скоротать время, решил потренироваться с "лампочкой". Особых результатов, впрочем, добиться не удалось. Светокамень слушался только лёжа в руках, и только при высокой концентрации внимания. Находясь в подсвечнике на столе, подчиняться категорически отказывался. К тому же меня начала одолевать послеобеденная дрёма, и концентрироваться получалось всё хуже и хуже. Когда, наконец, заглянул Орбор, секундомер показывал чуть менее часа ноль пяти. То бишь в сутках у них около 26ти наших часов. Ну что ж, годы здесь и на Земле приблизительно равны, длительность суток не слишком разнится, сила тяжести, по ощущениям, такая же - планеты, видать, весьма схожи. Что мне это дает? Только то, что привыкнуть будет проще.
  После сладкого послеобеденного сна принялся было за составление плана побега, но придумать ничего не получалось. Дальше "подойти к двери и..." планы составляться не желали. Пришлось оставить эти бесплодные попытки и обратиться к местным религиозным воззрениям. Несколько часов листал книгу, пропуская подробные описания обрядов и устройства святилищ, пытаясь выделить суть. И буквально с первых страниц книги ощутил предельно приземленный практицизм тутошнего отношения к богам. Никаких высших Любви, Света, Справедливости или чего-либо подобного. Есть человек со своими желаниями и возможностями, и есть боги, у которых свои желания и в миллион раз большие, чем у человека, возможности. Поэтому, чтобы человеку достичь своих целей, надо знать, кого, когда, и как подмазать, кого, когда и как попросить. Прямо какая-то инструкция по обращению с богами.
  Особенно несправедливо, по моему мнению, обошлись с самым главным божеством в местном пантеоне - Богом-Отцом, Творцом, соткавшим ткань Мироздания, отделившим свет от тьмы, воду от тверди, огонь от воздуха, и создавшим всех остальных богов. Под его руководством эти новые боги создают этот мир - плоскую землю и купол неба над ней, заселяют его людьми и всякой живностью. Сразу же после этого Творец куда-то исчезает - толи создавать новые Мироздания, толи еще куда - а оставшиеся боги начинают управлять созданными ими землей и небом. Следит ли за всем этим делом Отец не известно, но с тех пор его никто никогда в лицо не видел. Ну а раз его тут вроде как и нет, то и почитать его особо не принято. Алтари его в храмах в обязательном порядке стоят, но большую часть внимания получает вовсе не он. Типа, ну создал всё и всех, ну как бы спасибо тебе за это - получи персональный алтарь, но и хватит на этом.
  Остальные божества - созданные Творцом, и главенствующие над миром в данный момент - вот кто рулит, вот кто в почете.
  Небел - главный бог из оставшихся, бог неба. Покровитель князей, царей и т.д. Короче, тех, кто руководит
  Гара - богиня солнца. Солнце это колесо в колеснице Гары, на которой богиня каждый день проезжает по небу.
  Ратир - бог грома, молнии и войны. Покровитель воинов.
  Фая - богиня ночи и царства снов.
  Эайя - богиня рождения, жизни, плодородия. Особо почитаема земледельцами.
  Ланиша - богиня красоты, любви, милосердия. Покровитель искусств, целительства.
  Энки - бог земли, владыка недр, бог огня. Покровитель ремесел.
  Арсур - бог моря, океана, да и вообще всех воды, что текут по земле. Подземные воды в ведении Энки.
  Эльниль - богиня воздуха, ветра. Покровитель путешественников.
  (Сразу вспомнилось Зеркало Эльниль. Теперь понятно, почему такое название.)
  Нуматид - бог мудрости, логики, философии. Покровитель наук и магии.
  Кева - бог смерти и разрушения, владыка подземного царства Кеватрон.
  Итого двенадцать. Н-да, такое количество не сразу запомнишь. У каждого свой норов, свои наклонности. Какой-то общей цели у всей компании нет, разве что сохранение этого мира и собственной власти. Сорятся, мирятся, дружат, соперничают, воевать не воюют - играют друг с другом. И от этих игр на земле и убийства, и войны, и эпидемии с землятресениями. Вот так вот.
  Короче, ни о какой целенаправленной проповеди мира, любви и дружбы в этом вероучении пока что обнаружить не получалось. Была, конечно, Ланиша - богиня красоты, любви и сострадания. Но она всего лишь "одна из". Типа будешь любить и сострадать, Ланиша будет тебе помогать. Не будешь - не будет. Зато, может, кто-нибудь другой будет.
  Этика общества, опирающегося на такую религию, может быть весьма и весьма для меня неприятна. Ведь даже христиане, на словах проповедующие любовь со смирением, какие ужасы творили, а что может быть здесь даже предполагать не хочется.
  Вот таким печальным мыслям я предавался, когда за дверью снова загремело. Неужто уже ужин?
  Но это был не ужин. Это был Алангар. Не побрезговал, собственной персоной явился в мое подземелье.
  - Встань, - с ходу приказал он.
  Я повиновался. Маг опять внимательно посмотрел, помахал передо мной руками, потрогал лоб.
  - Все хорошо, - он удовлетворенно кивнул. - Через пару дней всё подготовлю, и приступим к делу.
  Он пожевал губы. Странно, говорит, что все хорошо, но чем-то он очень недоволен.
  - Вот что, мне очень не нравятся некоторые из вопросов, которые ты задаешь Орбору. Да, я в курсе - я расспросил его, о чем вы тут беседуете. Отныне никаких разговоров, - он кивнул на стопку книг на столике. - Книги читай. С тебя достаточно будет.
  Он развернулся и стремительно покинул помещение. Я даже удивиться не успел, не то, чтобы спросить что-либо, как дверь за ним захлопнулась.
  Твою ж мать! Совсем приплыли. Не знаю, что именно ему не понравилось, и какие выводы он сделал, но вариант с прекращением моего земного существования после выполнения моей работы заиграл в голове новыми яркими красками. Утешало лишь одно - уйти из под власти Алангара и раньше не представлялось возможным. Так что, в принципе, ситуация какая была, такая и осталась.
  Походил кругами по комнате, снова пытаясь придумать, как выбраться отсюда. Еще раз подошел к двери, потолкал-подергал. Потом плюнул на всё, завалился на кровать, и стал ждать ужин. Но ужина в тот вечер я так и не увидел.
  
  ГЛАВА 4
  
  Когда покушать не принесли еще и утром, я начал испытывать не раздражение, и даже не гнев, а несильную, но в то же время глубокую ненависть. Эмоции не хлестали через край, меня не тянуло бросаться на дверь, бить по ней кулаками, кричать. Но при этом я совершенно точно знал, если у меня будет возможность сделать Алангару больно, я сделаю это с превеликим удовольствием. И чем больнее, тем лучше.
  Потом пришла мысль, что сейчас я похож на рассерженного комара. Или зайца. Если оценивать мои возможности супротив алангаровой шоблы, то как-то так и получалось. Это сравнение меня враз успокоило. Спокойнее, зайчик, злостью делу не поможешь. Душой прими то, что с тобой происходит, а телом делай то, что нужно. То бишь, ищи выход.
  Я поднялся с кровати и стал шарить руками по стенам. То, что тут обнаружится тайный ход, я не шибко надеялся. Делал это скорее для того, чтобы проверить и закрыть данный вариант. Обнаружения же моей деятельности Алангаром я не боялся - по моим прикидкам сейчас одиннадцатый час, маг уже давно должен был умотать в свою лабораторию.
  Я заканчивал щупать вторую стену, когда неожиданно загрохотали запоры, и дверь резко распахнулась. Блин, засекли, сейчас бить будут. Невольно съежившись, повернулся к двери. Но в проеме стоял не Алангар, и не Орбор. И даже не Габон. На меня с интересом смотрел невысокий молодой мужчина, приблизительно моего возраста или даже моложе, в подобном алангарову "средневековом" прикиде. Минуту мы разглядывали друг друга. Первым заговорил он.
  - Намереваетесь бежать?
  Это, наверное, человек Барвика. Вот и что мне ему отвечать? Слова в голову не лезли, я стоял и тупо молчал.
  - Таким способом не получится, - продолжил он. - Из этой темницы нету подземных ходов. Но даже если бы и были, все равно далеко одному вам не уйти.
  Ишь как балакает, на вы. Добрый полицейский, прямо.
  - С кем имею честь? - наконец выдавил я.
  Парень слегка склонил голову.
  - Я Бажен, сын архимага Будигоста, члена Императорского Конклава. Здесь я такой же пленник, как и вы. Сейчас я собираюсь бежать. Предлагаю вам присоединиться. Я маг, и неплохой маг, поэтому, если Алангар не вернется в ближайшие часы, то у нас есть все шансы. Вы со мной?!
  Ёшкин кот, вот это поворот! Кстати, опять Конклав. Вот и уточним мою версию про Алангара:
  - Алангар вроде тоже член Конклава?
  - Давно уже нет. Все думали, что он погиб пять лет назад.
  Несколько секунд я раздумывал (вернее делал вид, что раздумывал, ибо никаких мыслей в голову не приходило), а потом стал быстро натягивать куртку.
  - Да, я с вами. Только опасаюсь, что буду сплошной помехой.
  Он отмахнулся.
  - Ничего. Возможность слишком хороша, чтобы ее упускать. Как мне называть вас?
  - Андрей. Можно Арей, так меня тут называли.
  - Арей. Хорошо. Идемте.
  Я хотел было задать вопрос, даже рот распахнул, но Бажен меня остановил.
  - Давайте все вопросы потом. Я и сам кое-что хочу у вас узнать, но время терять нельзя.
  Я кивнул, и мы вышли в коридор. И тут я чуть не споткнулся. Рядом с дверью стоял Орбор. Только был он какой-то странный - неподвижный, глаза какие-то остекленевшие.
  - Что это с ним? - спросил я чуть слышно.
  Мы были около лестницы, а за дверью наверху страж должен сидеть, вдруг услышит
  - Я его заворожил, - так же тихо ответил маг.
  - Это как?
  Бажен с удивление уставился на меня.
  - Так, - я решил сразу расставить точки над и. - Чтобы вы далее не удивлялись моим странностям, должен предупредить. Алангар выкрал меня из ооооочень далеких мест. У нас все по-другому. О вашем мире я ничего не знаю.
  Маг кивнул. Интерес в его глаза вспыхнул еще сильнее.
  - Я погасил его сознание. Он меня сейчас полностью слушается.
  У меня вдруг возник вопрос к Орбору, который я не мог не задать.
  - На вопросы он способен отвечать? Один вопрос и всё - идем.
  - Хорошо. Задавайте. Только быстрее.
  Я повернулся к стражу.
  - Орбор, что стало с другими перенесенными?
  Глаза у Орбора даже не шелохнулись.
  - Двое умерли от болезней, остальные уходили с хозяином и не возвращались. Что с ними случилось, не знаю.
  Если раньше у меня и были маленькие трусливые сомнения - бежать ли, то теперь без вариантов - бежать, далеко и быстро.
  Повернулся к Бажену.
  - Там сверху за дверью должен быть еще стражник. Как его пройдем?
  - Да, он там есть, я его чувствую. И на нем защитные амулеты, заворожить его, как Орбора, не могу...
  Ну, зашибись, вот и весь побег - до лестницы.
  - Но зато могу отправить его в туалете посидеть, - хитро улыбнулся маг.
  Он подошел к ступеням, замер. Видно было, что напряжен, даже руки к лицу поднес. Прошла минута, другая, пятая. Я уже начал нервничать, как дверь сверху скрипнула, и оттуда донесся сдавленный крик:
  - Орбор, ты там долго еще?
  Бажен резко развернулся к Орбору.
  - Иду. Что там у тебя случилось?
  Мне стражник отвечал пустым, равнодушным голосом, а сейчас вполне нормально сказал. И глаза почти нормальными стали. В себя что ли приходит? Как бы он нам не вломил.
  - Давай быстрее!! Мне отойти надо! - донеслось сверху.
  Орбор зашевелился и пошел вверх по лестнице.
  - Опять сала с молоком нажрался? - он громко заржал.
  А ничего так, похоже на натуральные интонации, смех. Немного отличается, но, похоже.
  - Шевели копытами!! - стражник за дверью уже еле сдерживался.
  - Да беги, я запру.
  Ответом ему был удаляющийся топот.
  - Готово, - Бажен рванул вверх по лестнице.
  Я не отставал. Проскочили дверь, зомбированный Орбор захлопнул ее за нами и закрыл засовы. С чувством так закрыл, чтобы далеко слышно было.
  - Я чувствую всех в этом доме, - Бажен стоял с закрытыми глазами, и поворачивал голову из стороны в сторону. - Опасны для нас только двое - убежавший стражник и напарник Орбора...
  - Габон, - подсказал я.
  - Да, Габон. У них амулеты. Главное с ними не столкнуться.
  Мне оставалось только кивнуть. Бажен двинулся дальше, мы послушно потопали следом.
  - Сначала зайдем на кухню, - маг свернул в большой зал. - Захватим еды с водой на пару дней. На всякий случай. Деревни вокруг явно принадлежат Барвику, заходить в них не будем.
  Я сначала испугался - идет ведь не скрываясь, а если за поворотом есть кто - но в зале никого не оказалось. Напомнил себе, что Бажен людей сквозь стены видит, и перестал каждый раз дергаться.
  Миновав еще пару помещений, остановились перед дверью.
  - Там двое, - Бажен явно снова колдовал. - Сейчас я их "погашу"... Готово, - и открыл дверь.
  В кухне действительно было двое - пухлый мужик (повар?) и уже знакомая мне девчушка. Оба они стояли неподвижно и смотрели перед собой. На нас они никак не реагировали.
  Пока я разглядывал кухню, Бажен нашел где-то большую котомку и стал засовывать туда хавчик, разложенный по кухонным полкам. Но подряд всё он не греб. Тут одну вещь возьмет, там одну. Правильно делает, чтоб пропажу не сразу заметили.
  - Арей, вода, - маг тыкал пальцем куда-то вправо от меня.
  Я сначала не понял, что он имеет в виду, но потом рассмотрел несколько бурдюков, сложенных на полке очередного буфета. Схватил два, показал Бажену.
  - Да. Вон кран.
  Над большой емкостью, которая здесь, судя по всему, выполняла роль мойки для посуды, из стены торчал большой медный кран в форме головы какого-то животного. Я осторожно потянул за ручку, и в мойку потекла струйка воды. Усилил напор, и с некоторыми проблемами наполнил бурдюки. У обоих бурдюков оказались удобные кожаные ремни, поэтому я недолго думая закинул их себе за спину. Рюкзак-гидратор, конечно, был бы удобнее, но и так сойдет.
  Бажен меня уже ждал.
  - Туда, - он указал на другую дверь. - Через подсобки выйдем к конюшням. Вы умеете ездить верхом?
  Я замотал головой.
  - Понятно. Не беда, я вижу там несколько повозок.
  Двинулись дальше. Я обеспокоился было застывшими поваром с девчонкой, но Бажен успокоил, что они уже пришли в себя и никто ничего не заметил.
  До конюшен добрались через несколько минут. Самый опасный момент - надо было перебежать через двор. Но Бажен кого-то "погасил" (двух конюхов), кому-то просто отвел глаза (служанке, прибирающейся на втором этаже и иногда выглядывающей в окна), так что перебежали никем не замеченные. Я влетел туда и замер, разглядывая рослых животных, замерших в стойлах передо мной. Это были местные лошадки. Конечно же, на деле это были никакие не лошади. Больше всего эти животные напоминали выросшую до размеров лошади капибару, которой к тому же придали пропорции лошади. Но функции, которые выполняли в этом мире эти "капибары", самые что ни на есть лошадиные. Транспортом они здесь работают. Поэтому и в будущем я продолжил про себя называть этих животных лошадьми.
  - Лучших, - Бажен устремился вглубь конюшни, осматривая лошадей. - Надо взять лучших.
  - Не заметят отсутствие лучших?
  - Когда вечером вернется Алангар, он сразу всё заметит, - отмахнулся маг. - Нам за это время нужно уйти как можно дальше, и тогда Алангар вряд ли сможет нас увидеть. Поэтому нам нужны кони способные бежать дальше всех и быстрее всех.
  - Может тогда всех взять - их всего шесть штук, - предложил я. - Преследовать нас будет не на чем. Да и мы менять уставших сможем.
  - Точно! - маг хлопнул себя по лбу. - Сила двенадцати, как я сам до этого не догадался?! Всех запрячь!
  Он посмотрел в другой конец здания, где стояло несколько повозок.
  - Здесь только брички двуконные. Шестерку в них запрячь, конечно, можно, но с этим мы долго возиться будем - обнаружить могут. Запрягать же вы не умеете?
  Я помотал головой.
  - Тогда сделаем так. Запрягаем двойку. Самых лучших. Остальных пристегиваем сзади. Захватим с собой упряжь, вон она лежит. Отъедем подальше, и там уж запряжем как надо остальных. Даже если Алангар нас обнаружит, то догнать будет уже проблемой.
  Бажен вывел двух коней и повел в другой конец помещения, где стояли несколько повозок. Отобрал одну из них, на вид очень легкую, с одним, обтянутым кожей, диванчиком, приличным сундуком в хвосте, и металлическими рессорами. Закинув еду и воду в сундук, на пару приступили к запряжке. Бажен бегал, выбирал всякие кожаные ремешки, уздечки, вожжи, хомуты, одевал, завязывал, пристегивал. Для меня все это было темным лесом, я тут скорее мешал, чем помогал. Но, не смотря на это, с первой парой управились минут за десять. Оставшуюся четверку в полную сбрую одевать не требовалось - одели лишь на голову уздечки, да прицепили длинными ремнями к заднику брички. Упряжь, что потребуется в будущем затрамбовали в "багажник", но два хомута не влезли, бросили их к диванчику, под ноги.
  - Ну, вроде все готово, - Бажен пробежался глазами по экипажу. - Конюхов и этого - Орбора - надо куда-нибудь спрятать и усыпить до вечера. А то заявится какая-нибудь прачка, языком почесать.
  Отвели зомбированных конюхов и Орбора в подсобное помещение, уложили под лавки, на которые были навалены кучи всякой упряжи и тряпок, и накрыли их сверху этими самыми кучами. При этом Бажен снял с конюхов ножи, один из которых отдал мне. У Орбора забирать нож не стал. Сказал нож именной, по нему нас найти можно будет. Кроме этого захватил найденные тут же топор с лопатой и пару плотных одеял. Вообще ими лошадей укрывают, но нам тоже пригодится.
  Уже шли обратно к повозке, когда Бажен неожиданно остановился.
  - Габон. Он идет сюда!
  Твою мать! Все почти получилось, и под самый конец на тебе!
  - Где именно он?
  - Во двор выходит. Мимо не проскочим.
  На лице Бажена начало проступать отчаяние.
  - Амулеты. Полностью заворожить не могу. В лучшем случае замедлится, но не остановится.
  Я решил внести свою лепту, а то нехорошо получается - Бажен всю работу делает.
  - А если его чем-нибудь тяжелым по голове стукнуть?
  - Он заговоренный, бить придется, как следует.
  - Будет ему как следует, - глаза уже нашли подходящий инструмент - палочку диаметром сантиметров 10 и длиной метра полтора. - Бажен, отойди к повозкам, и, когда он войдет сюда, отвлекай его на себя. Гаси, ворожи его, как только сможешь, лишь бы он замедлился. Я спрячусь вон там и, как только он повернется к тебе, приложу его вот этим по затылку.
  - Бей со всей силы!
  Маг припустил к повозкам, а я дернул в подсобку. Не прошло и двадцати секунд, как в конюшню вошел Габон. Доски стены в подсобке почти не подгоняли друг к другу, дырищи были знатные, поэтому видел я место действия замечательно. Габон начал было поворачиваться в мою сторону, но вдруг резко развернулся в сторону повозок - Бажен там стукнул чем-то. Маг вытянул к стражнику руки, лицо скривилось в нечеловеческом напряжении. Габон мотнул головой и сделал шаг к беглецу. Еще. И еще. Видно было, дается это ему с трудом.
  Пора! Стараясь не шуметь (что было не трудно, ибо песок хорошо гасил шаги), я рванулся к Габону и со всей дури влепил найденное бревно в его бритый затылок.
  Этот звук удара я не забуду никогда. Настолько звонкий... Никогда бы не подумал, что череп может так звучать.
  Габон рухнул как подкошенный. Я даже испугался - не переборщил, не убил ли. Подбежал Бажен, поводил руками.
  - Отлично, в отключке. Амулет, где амулет?!
  Еще минуту водил руками над телом.
  - Ага, вот он... Печатей нет! Превосходно!
  Сунул руку Габону за отворот рубахи и достал оттуда какую-то побрякушку на цепочке. Кинул его мне.
  - Одевай, и тащим его туда же.
  Вдвоем мы отволокли Габона в подсобку, и спрятали таким же методом, что и остальных.
  Перед тем как тронуть лошадей, Бажен снова просканировал округу, разогнал потенциальных свидетелей. Тронулись, выехали из конюшни. Наконец-то удалось посмотреть на дом, где провел уже несколько дней, снаружи. Хороший домина. В три этажа. Эдакая массивная, прочная красота. Кстати, впервые в конном экипаже катаюсь. Совсем не трясет. Хотя какая может быть тряска - едем не быстро, да и двор выровнен. Когда полетим по дороге, вот тогда веселуха будет.
  При подъезде к воротам, увидел неподвижного стражника. Глянул на Бажена. Тот был спокоен, значит все под контролем. Остановились прямо напротив замершего.
  - Мы конюхи, - сказал Бажен, обращаясь к привратнику. - Уехали выгуливать лошадей, так что искать нас не надо. Открой ворота. А потом закрой за нами.
  Стражник послушно снял запоры, отворил створки. Мы выкатились наружу, и Бажен сразу перевел лошадей с шага на небыстрый бег. Вроде бы это называется рысь. Я обернулся - стражник закрывал ворота, мы его совершенно не интересовали.
  От забора усадьбы до леса было метров сто открытого пространства. Его мы проехали на рысях. Но как только дорога нырнула в лес и сделала поворот, Бажен хлестанул лошадей, и мы понеслись. Ёкарный бабай, по грунтовой дороге, да в экипаже с высоким центром тяжести, да на подвеске с большим ходом, да галопом - это, доложу я вам, "незабываемые очучения". Я вцепился в диванчик, ежесекундно страшась вылететь. Качало так, что я только удивлялся, почему мы не перевворачиваемся? Однако Бажен был полностью спокоен, для него, по ходу дела, подобная езда была в порядке вещей. Хотя была и положительная сторона - раскачиваться коляска раскачивалась, но более-менее плавно, противной, надоедающей тряски почти не было.
  - Версту отмахали, - прокричал Бажен.
  Топот лошадей (хм, они ж бескопытные, а топочут не хуже земных), дребезжание раскачивающейся коляски заставляли не то, чтобы кричать, но очень громко говорить, не смотря на то, что сидели плечом к плечу.
  - Это максимальное расстояние, на котором я людей чувствую, - сказал он в ответ на на мой недоуменный взгляд. - Людей в усадьбе Барвика перестал чувствовать.
   Я кивнул в знак понимания.
  - Еще версту так проедем, - продолжил он. - И сбавим скорость. А то лошади уставать начнут.
  Я снова лишь кивнул - не слишком-то поговоришь, когда всеми силами цепляешься за бричку, стремясь не выпасть. Версту, так версту. Потерпим.
  Когда, наконец, эта верста миновала, и кони перешли на быструю рысь, я вздохнул с облегчением - ехать стало на порядок комфортнее. Выпадение из экипажа уже не грозило, можно было расслабиться, посмотреть по сторонам. С первого взгляда лес казался вполне обычным - деревья, кусты, трава. Со второго, впрочем, тоже, ибо с едущей повозки рассмотреть мелкие детали было нереально. Единственное, что заметил, это незнакомая мне форма листьев на деревьях. А во всем остальном, лес как лес, грунтовка как грунтовка. Вот только куда эта дорога ведет?
  - Бажен, вы в курсе, куда надо ехать?
  Маг взглянул на меня.
  - Если мне не изменяет память, мы еще в усадьбе на ты перешли.
  Я наморщил лоб, вспоминая. Ну да, перед схваткой с Габоном как-то само собой получилось.
  - Точно, виноват. Ну, так куда едем? Каков план действий, так сказать?
  - План действий... - Бажен скривил физиономию. - Да планом это и не назовешь. Так, намерения. Надо добраться до властей, желательно до кого-нибудь из архимагов Конклава. Конклав должен узнать, что Алангар жив и ведет какую-то непонятную деятельность. Да и тебя он должен увидеть.
  Меня?! Ну, хотя, да - логично.
  - И где тут ближайший представитель Конклава?
  - Проблема в том, - Бажен извиняюще пожал плечами. - Что я не знаю, где мы находимся. Могу только предполагать.
  - Расскажи что да как, а там уж что-нибудь придумаем, - предложил я. - В наших краях говорят - одна голова хорошо, а две лучше.
  Бажен немного подумал.
  - Алангар похитил меня в городе Наридон. Это столица северо-западной провинции нашей Империи. Не знаю точно, сколько времени я был без сознания, но по ощущениям дней пять. Если меня не проносили через Зеркало Эльниль, то сейчас мы должны быть не слишком далеко от Наридона. Если же Алангар использовал Зеркало, то мы можем быть где угодно. Знаешь, что такое Зеркало Эльниль?
  Я кивнул.
  - Да, уже знаю.
  - Ну так вот. Пока нет достоверной информации, предлагаю считать, что мы недалеко от Наридона... Тысяча данаров, какой же я болван!! - Бажен схватился за голову. - Могли ж у того же Орбора спросить, или у конюхов!! Все мысли побегом были заняты, совсем не подумал.
  Грусть-печаль, но не возвращаться же теперь.
  - Возвращаться в Наридон я опасаюсь - там могут быть люди Алангара, - продолжил Бажен, успокоившись. - Он им сообщит, что мы сбежали, и нас могут или в самом городе или на подступах перехватить. Да и в лояльности властей города у меня теперь сомнения - у них под носом разгуливает беглый архимаг, а они ни сном, ни духом. В городе нет магов уровня Конклава, но достаточно сильные маги, чтобы просто почувствовать неладное, есть. Странное дело, в общем.
  - А как он им сообщит? У вас есть средства мгновенной связи на дальние расстояния?
  - Ну да, камни единения. Видеть и слышать собеседника за сотни и сотни верст можешь.
  - Понятно, - я в очередной раз восхитился местными достижениями. - К данарам Наридон. Куда направляемся?
  - В двухстах с лишним верстах юго-западнее Наридона находится Метион - столица соседней провинции. Там живет архимаг Вилатий, близкий друг моего отца. У него мы будем в безопасности. К тому же у Вилатия есть Зеркало, можно будет к отцу перенестись. Если мы около Наридона, то самое правильное ехать в Метион. Поэтому, думаю, пока что стараться придерживаться направления на юго-запад, а там или указатель встретим, или спросим кого. Но в ближайшие деревни заезжать не хочу, объедем полями - а то, когда Алангар бросится в погоню, то сразу узнает, в каком направлении мы движемся.
  - Мы ж у него коней забрали, как он бросится?
  - В усадьбе коней больше не было, я специально смотрел - подтвердил Бажен. - Но дальше версты я не вижу, кто знает, может сам Барвик где-нибудь в округе крутится. Или еще кто из их свиты, у кого хорошие лошади. В крайнем случае, Алангар, как вернется, прикажет в ближайших деревнях лошадей взять. Там лошадки, конечно, не чита нашим, но Алангар их силами накачает так, что бежать они будут не хуже наших. Правда не долго - за сутки сдохнут. Но Алангару главное до следующей деревни доехать, там других возьмет. Так что, думаю, когда он бросится в погоню, скорость его будет не меньше нашей.
  - Вся надежда на то, что он поздно вернется?
  - Да. Если он вернется как обычно вечером, то пока его люди доберутся до деревень, пока пригонят, пока колдовать над лошадками будет, уже утро наступит.
  - А если, каким-то чудом, в его руках окажутся хорошие лошади, то нас по-любому догонят?
  - Не обязательно, - Бажен покачал головой. - Если мы между Наридоном и Метионом, то вполне успеем. А вот если северо-восточнее, то, двигаясь на юго-запад - к Наридону, можем сами в засаду влететь.
  - Так может куда-нибудь на запад или восток двинуть? А потом уж к Метиону повернуть.
  - Если мы юго-западнее Наридона, то этим только хуже сделаем.
  - Короче, по-хорошему, надо как можно быстрее узнать, где мы, - заключил я.
  - По-хорошему, да - печально ответил Бажен.
  Его явно терзало, что он не догадался в усадьбе у "зомбированных" месторасположение узнать.
  - А что если сделать так? - никогда не считал себя хитрым и изворотливым человеком, так что пришедшей в голову мысли даже обрадовался. - Если не встречаем указателя или еще чего, что поможет нам определить, где мы, то заезжаем в первую встретившуюся деревню, и... Погоди, дослушай, - с улыбкой остановил я вскинувшегося мага. - Спрашиваем, где мы, про окрестности спрашиваем, как лучше ехать, но особенно, по нескольку раз, выспрашиваем, как проехать в Наридон. Чтобы сложилось впечатление, что мы направляемся именно в Наридон. И даже поедем в том направлении, чтобы видели. А потом свернем, куда нам надо.
  - Чтобы Алангар устремился туда, - глаза Бажена буквально засияли. -Потом он поймет, конечно, что мы не туда поехали, но какое-то время потеряет. Точно. Хорошо придумал. Так и сделаем.
  В этот момент мы доехали до развилки. Дорога разбегалась аж в три стороны. Бажен уверенно свернул влево. Как выяснилось из разговоров, он чувствовал стороны света, поэтому держать направление проблемой для него не было. Я же, спросив, сколько сейчас времени, где точно юг, и посмотрев на солнце, делал заметки на будущее. Учиться ориентироваться рано или поздно придется - глонасса с жипиесом тут нету.
  - Бажен, а что ты говорил, что если отъедем далеко, то Алангар нас не увидит? Это, типа, как ты людей сквозь стены чувствуешь?
  - Нет, это по-другому. Дальнее Око называется. Для этого вещи специальные нужны. Но зато верст за 30 можно человека увидеть. Я немного умею от Ока скрываться, но не вблизи. Верст 15-20, думаю, достаточно. Ближе Алангар мою защиту пробьёт.
  - А я? - я смутился. - Я ж не умею, меня он увидит.
  - Не беспокойся, я прикрою. Поэтому и нужно 15-20. Меня одного он и с 10ти не увидит.
  - А как ты узнаешь, когда надо прикрывать? Мы ж не знаем, когда Алангар вернется.
  - Когда на тебя смотрит Око, это хорошо чувствуется. Правда, в этом случае, тебя уже видят, где ты находишься уже известно. Приходится прикрываться, и как можно дальше убегать с этого места. Вот поэтому я оставил в доме печать. Когда Алангар там появится, сразу узнаю.
  - Что за печать? Ты еще когда с Габона амулет снимал, говорил, что печати нет.
  Бажен почесал в затылке:
  - Как бы это объяснить?.. Что-то вроде сгустка энергии. Оставляешь ее на любом предмете, заговариваешь, когда она должна сработать. Могут молнией или огнем ударить при приближении. Могут просто сигнал посылать. Вот как та моя - на других людей она не реагирует, но как только там появится Алангар, она сразу мне сообщит. С амулетом Габона я опасался, что там какая-нибудь печать Алангару сигнал отправляет. Но, к счастью, чисто.
  - Но раз ты печати чувствуешь, значит и Алангар твою почувствует, и поймет, что нас нет.
  - То, что нас нет, Алангар поймет через пару мгновений, как только в доме окажется. Он же тоже, как и я, людей чувствует. И даже получше, чем я. Зато я буду знать, что пора ставить защиту.
  - Понятненько. Пока, значит, Алангар не возвращался?
  - Пока нет, - Бажен вдруг протянул вожжи мне. - Мне поесть надо. Силы кончаются. Держи, это легко - вправо потянул, они вправо пошли, влево - влево, на себя - медленнее, хлестнул - быстрее. Но пока пусть идут как идут - дорога прямая, ровная.
  Я осторожно взял вожжи, а Бажен повернулся назад и полез в "багажник". Копался там долго (понятное дело, мы ж еду сначала кинули, а сверху потом сбрую навалили), но справился - достал пару палок колбасы, хлеб, кусок сыра и бурдюк с водой. Я покушать тоже был не прочь, и уже открыл было рот сказать, чтобы и мне прихватил, но маг меня опередил:
  - Я и на тебя взял, тебя ж со вчерашнего дня не кормили...
  - Откуда знаешь?!
  - Видел, - Бажен поёрзал, устраиваясь, потянулся за вожжами.
  Собирался, видать, одной рукой править, одной есть.
  - Да я держу. Ешь по нормальному, потом поменяемся.
  - Хорошо, спасибо, - сказал Бажен и набросился на еду.
  Давно, видать, не ел. Или магия много сил отнимает? Наворачивает так, что только чавканье на всю округу.
  Заметив мои косые взгляды, пояснил:
  - Две недели без нормальной пищи.
  Ух ты! Это как так? Но вопросы я решил оставить на потом. С полным ртом разговаривать неудобно.
  - Уф, нормально, - Бажен отложил бурдюк, и забрал у меня управление повозкой. - Ешь, а я пока, как к Алангару попал, расскажу.
  Местные колбасы с сыром я пока еще не едал и поэтому, помолясь, чтобы организм нормально принял и это, решил сейчас уделить внимание хлебу с колбасой, а сыру - когда-нибудь потом. Чтобы, если случится нехорошее, знать от чего. Бажен заметил мои размышления, и, внимательно выслушав в чем проблема, идею поддержал.
  Рассказ Бажена укрепил меня во мнении, что Алангар человек вовсе не хороший, и, что сбежав мы поступили совершенно правильно. Бажен, будучи студентом Академии при Императорской Коллегии магов, проводил весенние каникулы у друга в усадьбе, располагавшейся в полудне пути от Наридона. Последнюю неделю каникул он рассчитывал провести дома, поэтому поехал в Метион, к уже упоминавшемуся ранее архимагу Вилатию, дабы воспользоваться его телепортом. Проезжая Наридон, он заехал на местный рынок, желая купить подарок для своей сестры-близнеца, которую звали угадайте как - Бажена! И вот когда он вылез из своего экипажа, то нос к носу столкнулся с Алангаром, который уже пять лет как числится мертвым. Якобы погиб в одной из экспедиций на какие-то развалины Древних. Узнали они друг друга мгновенно. Бажен даже обрадовался - знакомый отца жив то, оказывается - и не обратил внимания, что Алангар по самую макушку закрывался магией на предмет отвода глаз, неузнавания и тому подобным. Почувствовал, но не придал значения. На него же вся эта магия не подействовала потому, что, во-первых, Бажен маг хоть и очень молодой, но очень сильный, и когда он достигнет возраста Алангара, то имеет все шансы превзойти его, а во-вторых, столкнулись они лоб в лоб. Если бы Бажен Алангара лишь краешком взгляда задел, то магия может и сработала бы, но когда лицом к лицу - тут уж без вариантов.
  Алангар при встрече сначала удивился, но потом обрадовался, и потащил Бажена в дом, где он якобы остановился. Они сошли с людной улицы, и дальше Бажен ничего не помнит. Очнулся он уже в усадьбе Барвика. Вернее не совсем очнулся. Алангар, гнида такая, погрузил Бажена в так называемую Бездну Кевы - сознание оказывается запертым где-то во тьме, и доступа не только к внешнему миру, но и к собственному телу, не имеет. Но тут Алангара ждала неудача. Вообще, самостоятельно выйти из Бездны за всю историю могли лишь несколько человек, и были это стареющие суперпупермаги. Поэтому Алангар не стал заморачиваться - усыпил парня, максимум раз в сутки проверял жив ли, да и всё на этом. Бажен же, мало того что от природы был весьма одарен способностями, так еще и специализировался как раз на подобной магии. Короче, подняться из Бездны он смог. Еще там, во тьме, он понял, что происходит что-то странное, что Алангар ему вовсе не друг. Поэтому, преодолев тьму, Бажен не стал вскакивать и ломиться наружу, он даже не стал запускать в полную силу функции своего организма. Он стал наблюдать. Никого не подчиняя, ни на что не воздействуя, просто наблюдать. Так сказать, запустил свои "радары" в пассивном режиме. Слышать разговоры, видеть, что пишут или читают, в таком режиме Бажен не мог - видел лишь как перемещаются ауры, по движениям мог догадаться, что люди делают, да иногда улавливал эмоциональный фон. Наверное, поэтому Алангар ничего и не заметил. Находился, кстати, Бажен в том же подземелье, что и я, в дальней камере.
  Ну, так вот, лежал он, наблюдал, прикидывал как бы ему отсюда смотаться. Смотаться оказалось не так уж и просто. Несмотря на то, что Алангар днями обычно отсутствовал, трое охранников с защитными амулетами сводили шансы Бажена на нет. И хотя регулярно, то один, то другой охранник снимали амулеты, например, чтобы помыться, но двое других всегда бы в полной боевой на своих постах. Да и сами стражники были не простыми людьми, а, так называемыми, заговоренными - значительно сильней, быстрей и прочней обычного человека. Любой из них мог в одиночку и без оружия вынести всю остальную дворовую челядь, хотя среди тех встречались и бывалые воины. Поэтому даже если заворожить стражника, снявшего амулет, и всех остальных обитателей дома, и бросить их на двоих оставшихся, то все равно толку не будет. И приходилось Бажену продолжать лежать и наблюдать. А через неделю появился я.
  В тот день Алангар с самого утра проявлял непонятную суету, потом в середине дня вместе с двумя стражниками ушел в портал. Вернулись вечером, и уже четверо. Причем четвертый был каким-то не таким. Этого четвертого (ну то есть меня) отнесли в соседнюю темницу, и несколько дней Алангар над ним усиленно колдовал. И тогда Бажен решил, что надо не просто сбежать, а обязательно прихватить и меня. И стал ждать удобного случая.
  Он видел "преображение моей ауры", мое пробуждение, мое отчаяние при разговоре с Алангаром, но, что именно происходит, он не понимал. Задействовать же свои "радары" на большой мощности, чтобы, допустим, услышать разговоры, Бажен опасался даже когда Алангар уходил, ибо по возвращению тот вполне мог почувствовать следы чужого колдовства.
  И вот, наконец, сегодня утром, когда на посту были Габон и тот, третий (Орбор в это время отдыхал), Алангар снимает с поста Габона, отправляет его на задний двор, а сам исчезает в Зеркале. И буквально через несколько минут Орбор снимает амулет! Бажен не раздумывал, что там произошло и почему - шанс был уникальный. Он берет под контроль Орбора и приводит его в свою темницу. Бажен очень хорошо владеет техникой подчинения - "зомбированные" не превращаются в окаменевших истуканов со стеклянными глазами, а вполне похожи на нормальных людей - сидящий на посту охранник не замечает, что Орбор слегка не в норме. Орбор освобождает Бажена, Бажен расспрашивает его, что да как, и идет освобождать меня. Ну, а дальнейшее действие происходило уже с моим участием.
  Бажен же все эти дни маялся диким любопытством кто я такой, и поэтому, как только я поел, потребовал от меня ответной любезности. Не знаю, может я слишком доверчивый, но я выложил Бажену всё начистоту - кто, откуда, зачем - всё, что знал сам. Юный маг был потрясен. Он жарко возблагодарил богов, что я бежал с ним, и планы Алангара оказались сорваны. Ну как, сорваны... Вроде как, пока что, наверное, сорваны.
  - Теперь я понимаю, почему у тебя такие глаза.
  - А какие у меня глаза? - удивился я.
  - Их оттенок, - пояснил Бажен. - Если не вглядываться, то и незаметно. Но когда вот так прямо смотришь, то видно, что они не серые, а с примесью голубого. Из-за них я даже подумал, что ты из рода Тапериев.
  - Чегоо?! Это которые императоры?
  - Да. У них у одних глаза с голубизной. Считается, что они от Древних свой род ведут.
  - А обычные глаза это какие?
  - Серые, карие, черные. Говорят, что где-то далеко на востоке зеленоглазые живут, но я таких не видел.
  - Я б, конечно, не против, - пошутил я. - Но про родство с императорами, мои предки мне не рассказывали. А что там с моей аурой? Ты говорил про преображение.
  - Когда ты только появился, она очень отличалась от нашей обычной. Сейчас уже значительно ближе к норме, но все равно немного другая.
  - И это плохо? - насторожился я.
  - Понятия не имею. Каких-либо болезненных эманаций я у тебя не вижу. - Бажен развел руками. - Ты просто какой-то другой.
  - И то ладно. А как она вообще выглядит эта аура?
  - На разных глубинах бытия по-разному. Сначала человек просто светиться начинает, потом что-то вроде кокона вокруг тела появляется. Чем глубже погружаешься, тем кокон больше становится, и его границы все больше размываются. Я сам не видел, не могу еще так сильно погружаться, но говорят, что на больших глубинах все люди, вообще весь мир единым целым становится.
  Хм, прикольно - что-то подобное я в земной эзотерике читал.
  - Ты все время ауры видишь?
  - Нет, - Бажен замахал руками. - Это ужасно было бы, если бы все время видел. Для этого в особое состояние надо входить. Но вхожу я в него легко.
  - А как ты того охранника у дверей темницы в туалет отправил? На нем же амулеты были.
  - Амулет не дает абсолютной защиты. Важна мощь амулета - насколько сильно маг заколдовал его. Мой отец всех бы там заворожил, и никакие амулеты не помогли бы. У меня же сил не хватило. После Бездны Кевы я несколько не в форме, а все мои магические побрякушки Алангар забрал. Обычные только оставил, - Бажен показал руки, на пальцах сидело несколько золотых колец. - От ворожбы стражник защищен был хорошо, от целительства тоже неплохо, но похуже. Остановить ему сердце я бы не смог, да и не хотелось, честно говоря. Получилось испортить пищеварение. Да и то не сразу.
  В этот момент я заметил, что впереди посветлело - лес заканчивался. Широченный луг, на который мы выскочили, плавно понижался по ходу нашего движения, и упирался в небольшую лесополосу где-то в километре от нас. За ней снова просматривалось открытое пространство, на котором виднелись не только зеленые, но и желтые участки, что наводило на мысль о полях, а, следовательно, и о присутствии какого-нибудь населенного пункта. Не успел я сообщить о своем глубоком умозаключении, как Бажен указал куда-то на горизонт.
  - А вон и деревня.
  Я долго всматривался вдаль, но никакой деревни увидеть так и не смог. Или Бажен шибко глазастый, или я просто не знаю, что нужно высматривать. Потом горизонт закрыла лесополоса, к которой мы приближались, и Бажен начал инструктировать меня, как вести себя в деревне. Впрочем, инструктаж был до предела прост - сидеть и помалкивать, говорить будет Бажен. Потом он критически осмотрел меня, и сказал достать из "багажника" одеяло, одно из тех, что мы захватили в конюшне.
  - Твоя одежда слишком необычная, излишнее внимание привлекать будет. Закутайся в одеяло до головы и изображай спящего. Или больного. Да, лучше больного - будет лишний повод про округу разузнать, типа, где тут хорошие целители поблизости.
  Я закутался в одеяло, но уже буквально через несколько минут понял, что начинаю потеть. 56й день весны это по-нашему приблизительно середина апреля. Здесь уже достаточно тепло, всё зеленеет и распускается. А может уже распустилось - листья на деревьях не меньше моей ладони. Я стянул куртку, принялся ее складывать. Глаза Бажена буквально вспыхнули любопытством, когда он заметил выглядывающий из кармана мобильник. Деревня была уже недалеко, поэтому по-быстрому объяснил, что это, пообещав потом показать подробнее. Засунул скомканную куртку за спину, и снова укутался в одеяло. Вот теперь нормально.
  Дорого пару раз вильнула, обогнула заросли кустов, и я, наконец, увидел деревню. Дворов двадцать, не больше. Большинство домов выстроилось по обе стороны дороги, которая пронзала деревню насквозь и убегала дальше. Сами дома были сложены из толстых бревен, потемневших от времени, крыши покрыты, где просто досками внахлест, а где эдакой деревянной черепицей. Ожидаемых мной соломенных крыш я нигде не увидел. Жители деревни занимались своими делами и на нас внимания пока не обращали. Заметил также нескольких человек с лошадьми далеко в полях.
  - Блин! - ляпнул я по-русски. - Бажен, мы ж собирались лошадей запрячь.
  - Потом, - успокоил он. - Пусть донесут Алангару, что мы на двойке идем. Будет думать, что у нас скорость меньше.
  Я успокоился и стал наблюдать дальше. Любопытство вдруг проснулось неимоверное. Ё-моё, "Скайрим" вживую! Окружающий дизайн, правда, ни разу не скайримовский, но зато какая графика!
  Внимание на нас обратили, когда мы въехали в саму деревню. Но никакого беспокойства по этому поводу селяне не проявляли - никто не убегал, не прятался, в набат не били. Просто прекращали свои дела да глазели на нас. При этом никто не кланялся, не падал оземь, как я ожидал после рассказов Алангара с Орбором. Может тут и не всё так плохо?
  Вот что почти полностью совпало с моими ожиданиями, так это внешний вид крестьян. На мужиках свободные рубахи, подпоясанные веревкой, простые штаны, на женщинах простые грубые платья, у кого-то с передником, у кого-то без. На ногах что-то типа сандалий, лапти, кто-то вообще босиком. У некоторых на головах соломенные шляпы. Волосы почти у всех мужиков до плеч - либо свободно, либо собраны сзади, либо заплетены в косички. Все, как один, бородаты. У женщин длинные косы, у некоторых собранные в пучок на затылке. У многих на голове толи ободок, толи ремешок какой-то. Цветовая гамма не радовала - хотя цвета отличные от серого с коричневым и присутствовали, но всё было довольно блекло.
  - Эй, братец, - Бажен подозвал ближайшего мужика, стоявшего за невысоким забором с лопатой в руках. - Где тут ваш староста? Ну, или кто хорошо знает окрестности, где тут города ближайшие?
  Мужик подошел, поклонился несильно. (О, в землю носом не тыкается, слава Богу.)
  - А прямо и езжайте, ваше благородие, - он махнул рукой вдоль улицы. - Вон тот дом по правую руку, с крыльцом прямо на улицу выходящим, и есть дом старосты. Про округу он лучше всех знает - торговать по городам всегда он ездит.
  - Спасибо, братец, - Бажен тронул коней.
  Удивленный мужик остался позади. Интересно, чему он так удивился? Нашим, видом, или вежливым обращением Бажена? Надо будет с Баженом на тему местных взаимоотношений поговорить. Он парень вроде не такой спесивый, как Алангар, и я, честно говоря, начал проникаться к нему симпатией, хоть и знаю его всего около часа.
  Старосте, похоже, донесли, что в деревню пожаловали гости, ибо, когда мы только подъезжали к указанному дому, он уже ждал нас на крыльце.
  - Здравия и благоволения богов, ваше благородие, - приветствовал он, так же слегка поклонившись.
  - Здравия и благоволения богов, - в тон ему отвечал Бажен.
  Первые же вопросы выявили, что Бажен не ошибся со своим предположением - мы действительно недалеко от Наридона. Ну как, недалеко - в ста верстах к западу. Отсюда до границы Империи строго на запад в два раза меньше. В округе тут одни села да деревни, ближайшие города размерами невелики - один на западе, на полпути к границе, второй на юге в полудне пути. Чтобы ехать в Наридон нужно свернуть налево вооон на той развилке, по пути встретятся несколько крупных деревень и несколько постоялых дворов, а также маленький городишко в двух днях. До самого Наридона господа доберутся дней за пять. Хотя, если лошади хорошие, а староста видит, что лошади у них замечательные, то можно и за четыре.
  Бажен акцентировал внимание на дороге в Наридон, но регулярно, как бы невзначай, выведывал, а что там, а если там свернуть, куда попадешь. В итоге, к концу беседы, даже для меня вырисовалась дорога не только до Наридона, но и до городишки на юге, назывался который Речной Лес. А название такое, потому, что в его окрестностях вовсю валят лес и сплавляют по реке Лесная вглубь Империи. И городок Речной Лес как раз и стоит на реке Лесная.
  Тепло попрощавшись со старостой, мы двинули дальше. Местная детвора увязалась было за нами, но отстала, как только мы миновали околицу.
  - Вон там поворачиваем к Наридону, - Бажен указал на развилку в полукилометре от нас. - Там в часе будет деревня.. Но это для крестьянской телеги, если шагом, час, мы чуть больше четверти на это потратим. Я вот думаю, прямо сквозь деревню проезжать, чтобы видели и рассказали потом Алангару, или объехать?...
  - Объезжаем полями, но так, чтобы нас видели.
  - Зачем так? - Бажен нахмурился, не понимая.
  - Пусть Алангар думает, что с дорогой мы определились, и объезжаем деревни, чтобы нас на этой дороге не видели - типа следы заметаем. Когда мы свернем, а Алангар двинет дальше к Наридону, в следующих деревнях ему будут говорить, что нас не видели...
  - Но он подумает, что мы объехали, поэтому нас и не видели, и двинет дальше, - подхватил маг. - Через пару деревень заподозрит неладное, но время! Главное для нас время.
  Деревушка действительно показалась довольно быстро. В километре от нее мы свернули в луга, оставив на обочине не слишком заметный след. Это, если не вглядываться - незаметный. Вот я, двигаясь по дороге, и не зная куда смотреть, разве что случайно его увижу. Но для опытных следопытов (а у Алангара такие должны быть), он должен быть не хуже придорожного указателя. Не выходя из поля видимости деревни, объехали вспаханные участки земли, наткнулись на нескольких занятых в поле крестьян (маленький холмик объезжали и прямо на них выскочили; удачно, в принципе, выскочили - теперь о нашем объезде точно знать будут), и где-то через километр вернулись на дорогу.
  Отъехав подальше, решили, наконец, запрячь остальных лошадей, а то эти двое хоть и самые лучшие, но сколько уже времени нас тянут. Съехали с дороги в небольшом леске, заныкались за кустами. Мучились час, наверное. Но ничего, справились. Уставшие и довольные двинулись дальше.
  Нагрузка на каждую лошадь теперь была вообще смешная, поэтому мы почти час шли весьма хорошей рысью. Бажен, способный видеть состояние лошадей, был доволен - усталость была очень мала, магическая накачка давала о себе знать. К сожаления, если все время гнать с такой скоростью, то к вечеру накачка исчерпается. Но нам сейчас главное отойти подальше, чтобы нейтрализовать Дальнее Око, а там уж скорость сбросим.
  Выскочили к перекрестку, на котором собирались сворачивать на юг, к Метиону. Бажен высунулся набок из коляски, внимательно разглядывал дорогу.
  - Земля твердая, утрамбованная, - сказал он выпрямляясь. - Следов за нами не остается, не должны заметить наш поворот.
  Я лишь кивнул. Привыкший к асфальтовому покрытию, я как-то даже не подумал, что на грунтовке следы остаются, и если за нами тут еще табун телег не проедет, то по ним нас можно будет найти без всякой магии.
  Едва повернули, в голову пришла мысль, показавшаяся удачной.
  - Слушай, Бажен, ты говорил, что по именному ножу, как у Габона, нас найти можно будет?
  - Ну да.
  - А по этим? - я показал на нож, снятый с конюха.
  - Ну, поскольку конюхи этими ножами пользовались уже давно, прикасались к ним уже много раз, то они оставили на них следы своей ауры. И Алангар вполне способен их почувстовать. Но только с очень маленького расстояния. Размахов с десяти-двадцати.
  - Размах это что?
  Бажен вытянул руки в стороны.
  - По кончикам пальцев.
   Аа, понятно. Это где-то полтора метра.
  - У меня идея, - начал я. - Я отбегаю по дороге к Наридону где-то тысячу размахов и бросаю там этот ножик. Алангар, когда будет там проезжать, его почувствует?
  - Если он знает ауру своих конюхов, то да - точно почувствует. А уж знать ауры тех, с кем столько времени под одной крышей живешь, пусть это всего лишь слуги, он просто обязан.
  - Ну так что, я бегу?
  Бажен остановил коляску.
  - Давай. Только беги по траве. Следы смотри не оставь, а то обувь твою ни с чем не спутаешь.
  - Понял.
  - Сил то хватит? Ты ж тоже не в лучшей форме.
  - Надеюсь. Погляди, никого тут в округе нет?
  Бажен замер секунд на пятнадцать.
  - Никого.
  Я соскочил на землю и трусцой побежал на восток, куда уходила дорога на Наридон. В принципе, километр туда, километр обратно большой проблемой для меня быть не должны. Я хоть и представитель офисного планктона, но спортом маленько увлекаюсь. Единственное, что могло доставить неприятности, так это "акклиматизация". Ну, теперь то поздно размышлять, делать надо.
  Бежал вдоль дороги минут пять. Это должно быть больше километра. Хватит, кидаем тут. Осторожно приблизился к дороге, достал нож. Так, ножик, типа выпал из кармана, упал на пол коляски, и от тряски соскользнул наружу. Упасть он должен где-то вон там. Не сходя с плотного ковра травы, наклонился и легонько бросил нож на дорогу. Нормально вроде. Теперь назад.
  Обратный километр дался значительно труднее. Усталость была, как будто пробежал все пять. Не останавливаясь, запрыгнул на подножку экипажа и, тяжело дыша, рухнул на сиденье. Бажен тут же тронул лошадей. Впереди нас ждал Речной Лес.
  
  Спустя многие годы я узнал, что именно этот ножик, брошенный в километре от судьбоносного перекрестка, дал нам лишние пару часов, которые спасли нам жизнь.
  
  ГЛАВА 5
  
  Несмотря на то, что Речной Лес был обнесен пусть и хиленькой, но всё же стеной (вернее частоколом из бревен), назвать его городом как-то язык не поворачивался. Примерно такое мнение высказал Бажен, когда мы покидали этот поселок лесозаготовителей. Останавливаться здесь на ночь мы не собирались - до заката было еще часа два, терять их в нашем положении было бы крайне не разумно. Поговорив с местными, выяснили, что дальше по дороге деревни встречаются через каждые пять верст, так что с ночлегом проблем быть не должно. Обращаться к местным властям тоже было бессмысленно - защитить нас от Алангара они были не в состоянии. Но нам нужны были деньги. А денег у нас не было. Были золотые колечки Бажена. В крайнем случае, конечно, можно было бы кольцом расплатиться, но это в абсолютном большинстве случаев это была бы дичайшая переплата, потому что одно такое кольцо целой деревни стоит. Не отдавать же его за простой ночлег. Поэтому мы решили поискать в Речном Лесу торговцев, так сказать, разменять крупняк. А заодно прикупить мне тутошней одежды и еще чего-нибудь необходимого в дальней дороге. Найдя самый крупный городской магазин (что было совсем не трудно, ибо магазинов было всего два, и оба они находились на главной улице), Бажен потащил меня туда. Хозяин, увидев меня, закутанного в одеяло, сначала было удивился, но, рассмотрев выложенное Баженом колечко, сразу же возвел нас в статус ВИП-клиентов. В результате я обзавелся местной рубашкой, штанами, кафтаном, и сапогами с небольшой дорожной шляпой. Все это было не настолько богатым, как то, что носил Бажен, но, во-первых, у меня и в мыслях не было претендовать на подобное, а во-вторых здесь такого просто не было. Не стал терять времени, прямо тут и нацепил обновки. Возникли некоторые проблемы с размерами - мои метр восемьдесят это весьма высоко по местным меркам - тот же кафтан, пришлось поискать. Зато теперь стою перед зеркалом, верчусь, как малолетняя модница, и налюбоваться не могу. Подошел Бажен нацепил на меня широкий кожаный ремень с богатой вышивкой. К ремню прикрепил новый нож. Это была уже не та зубочистка, что мы с конюхов сняли, это был конкретный тесак с клинком длинной в две ладони. Нож, оказывается, это чуть ли не обязательный атрибут мужской части населения. Эдакий символ совершеннолетия - торжественно вручается в шестнадцать лет, и с этого времени без него никуда.
  Кроме одевания меня, Бажен обзавелся аналогичными шляпой и ножом для себя, двумя плащами (через пару дней погода, говорит, должна испортиться), и еще всякой мелочевкой, типа белья, бритв, небольших полотенец, что по местным понятиям может пригодиться в пути. А я возблагодарил небеса за то, что в этом мире уже изобрели нижнее белье и бритвенные принадлежности, ибо гигиену пока еще очень ценю. Не знаю, как там будет в будущем, но пока что следить за собой я собирался, как и раньше. Всё купленное, но не надетое, было сложено в купленную здесь же кожаную сумку. В еще одну сумку запихали мою земную одежду.
  Кошель с оставшейся суммой, отсчитанной серебром и медью, торговец торжественно вручил Бажену. Судя по довольной физиономии торговца, колечко Бажен уступил не слишком дорого.
  Рядом с магазином оказался трактир. Нас обоих как магнитом потянуло туда, но удержались - зависли бы мы там еще на полчаса-час. А время дорого, мы и так в магазине долго проторчали. Поэтому залезли в бричку и, глотая слюни от источаемых трактиром запахов, тронулись к южным воротам города.
  Как я уже упоминал ранее, Бажен городишком был не слишком впечатлен. Мне же Речной Лес вполне понравился. Да, небольшой, да, небогатый, да, все строения из дерева. Но он был чистым. Вспоминая, что я знаю о земном Средневековье, я ожидал в первую очередь грязи. Но улицы были прибраны, люди чисты и аккуратны. Никто и не думал выбрасывать мусор или выливать помои прямо под ноги прохожим. Да, запашек иногда витал не шибко приятный, но не надо забывать, что транспортом здесь выступают не машины, а животные. К тому же куч навоза на улицах не было - продукты жизнедеятельности "транспорта" оперативно собирались и вывозились в окрестные крестьянские хозяйства - удобрение как-никак. Расспросив Бажена, выяснил, что уровень чистоты здесь не является чем-то необычным - везде так. Поэтому, когда мы покидали город, взгляды на будущее у меня чуточку посветлели.
  Пока не начало смеркаться проехали аж две деревни. Как и предыдущие, до Речного леса, объезжали их полями на приличном расстоянии. Ночевать решили в третьей, подъезжали к которой уже в темноте. Хотя темнотой назвать это было трудно - куча звезд и яркая луна давали достаточно света, что даже я неплохо различал окружающую обстановку. А уж лошади, и уж тем более Бажен, так вообще, наверное, как днем все видели. Поэтому ехали без проблем, и могли бы ехать еще, но Бажен решил дать лошадям отдых. Мы и так проехали сегодня очень много - удалились от алангарова логова верст на 50 (верста, как я уже выяснил, это тысяча размахов, т.е. около полутора километров) . А учитывая, что дорога была вовсе не прямая, да наш маневр в сторону Наридона, то пробежали лошадки нынче все 70, а то и 80. Обычная лошадь, если ее не гнать до изнеможения, такую дистанцию осилит дней за четыре-пять. За что большущее спасибо Алангару - так хорошо силами лошадей наполнил. Поэтому сейчас стоит дать лошадкам отдых, чтобы завтра они как новенькие были. И хотя такую скорость, как сегодня, весь день поддерживать уже не получится - магического запаса осталось очень мало, но все равно обычную среднестатистическую скорость передвижения экипажей превзойдем раза в полтора-два точно. Так объяснял мне Бажен, почему мы должны остановиться именно здесь. Я, понятное дело, не возражал, спросил лишь, как там сигнальная печать?
  - Молчит, - покачал головой маг. - Хотя расстояние уже приличное, могу и не услышать.
  Остановились в доме деревенского старосты. Я так понял, у старост вообще такая неписанная обязанность - гостей принимать, поскольку никаких отрицательных эмоций наш поздний визит не вызвал. Хотя, гости ж явно не бесплатно останавливаются. А Бажен, я заметил, старосте серебряную монетку сунул - это, как я уже знаю, много. Поэтому суетились вокруг нас весьма активно. Уход за лошадьми, горячий ужин, даже нормальные постели в гостевой комнате - ну прямо местные пять звезд.
  Во время еды Бажен вдруг резко замер. Я насторожился.
  - Печать, - сказал он. - Очень слабо, но вроде бы она.
  Взглянул на меня:
  - Поедим и сразу спать. Поднимемся рано, чтобы выехать с рассветом.
  Я кивнул и стал активней работать ложкой. Впервые ел местную пищу без страха - голод возобладал. (Да, запас еды у нас с собой есть, но это наш НЗ) Попробовал все, что поставили на стол. Соли иногда не хватало, но ничего - здоровее буду.
  Просыпаться утром категорически не хотелось. Категорически. Бажен два раза меня расталкивал. Завтракал в каком-то полубессознательном состоянии. Как покидали деревню, тоже с трудом припоминаю. Более-менее в себя пришел, когда солнышко уже целиком показалось из-за горизонта.
  - Младшая сестра, - неожиданно сказал Бажен и указал куда-то в южную часть неба.
  Я поднял туда глаза и увидел луну. Не понял, она что там делает? Если на закате она висела почти в зените, то каким макаром на восходе она на юге оказалась? Полминуты я зависал в недоумении, пока не осознал, что по сравнению с той луной, что я уже видел, эта какая-то очень уж маленькая. Даже меньше земной луны. Их тут две штуки чтоли?
  Бажен, в ответ на мой вопрос, поведал занимательную историю. Оказывается, вот эту мелкую луну называют Младшей Сестрой, ту, что была видна на закате, большую - Старшей Сестрой, а вот этот мир, по которому мы так весело катимся на бричке, называется Средняя Сестра. У меня, знакомого с азами астрономии, в голове сразу вырисовалась система из трех небесных тел. А Бажен поведал местную версию. Вскоре после того, как был создан этот мир, и Творец куда-то исчез, Кева (бог смерти и разрушения) обиделся, что его мало слушают, и попытался разрушить и землю, и небо (схватил за края и стал сильно трясти). По земле прокатились землетрясения, цунами, извержения вулканов, и еще куча всяких гадостей. С неба стали падать звезды, и оно чуть не треснуло. Боги всей толпой утихомирили Кеву, сделали для него подземный мир Кеватрон, и прогнали его туда. Туда же отныне стали ссылать самые отмороженные души. Отныне Кева не может появиться на земле, но злоба его не прошла, поэтому он регулярно подсылает сюда создаваемых им демонов, которые устраивают тут всякие катаклизмы.
  Земля же с небом после кеватрясения были в плачевном состоянии и срочно требовали ремонта. Поэтому боги создали трех черепах-ремонтников, которые и должны были все починить. Но в этот момент земля пошла трещинами и стала совсем рассыпаться. Видя такое безобразие, средняя черепаха - Средняя Сестра - бросилась и приняла падающую землю на спину. С тех пор вот так и держит на себе. А остальные две черепахи - Старшая и Младшая Сестры - ползают по небосводу, ремонтируют, что где надо (Кева ведь постоянно своими демонами безобразничает, землю трясет, звезды с неба сшибает), и регулярно спускаются к Средней Сестре, помогают ей мир держать.
  - Вообще, о трех Сестрах мы узнали из рукописей Древних, - подвел итог рассказа Бажен. - Но там у них что-то совсем не понятное написано - мол, Сестры вращаются друг вокруг друга и все втроем - вокруг солнца. Как они такую ерунду написать могли, не понимаю.
  О как! Эх, Бажен, я бы мог тебе рассказать, как они могли такое написать, да боюсь. Ладно, если просто не поймешь, а вдруг у вас тут какая-нибудь инквизиция есть. Подождем пока, а там, может, и поделимся знаниями.
  После этого Бажен втюхал мне вожжи - типа, на, тренируйся. Ну, я и тренировался. До самого обеда. Один раз чуть не улетели в придорожную канаву, несколько раз возникали проблемы при поворотах на развилках, но в целом прогресс был, кое-что даже стало получаться. Поэтому в последующие дни Бажен частенько стал доверять мне управление. Но сам, как я заметил, не слишком расслаблялся - внимательно следил, чтобы я опять не набедокурил. Встречающиеся деревни решили больше не объезжать - если Алангар нас до сюда вычислит, значит, следопыт из него лучший, чем из нас следозаметатели. А на объезды немало времени тратится. Решили положиться чисто на скорость. Куда-то резко отворачивать - уходить значительно восточнее или западнее - решили, что тоже неправильно. Уже должно стать понятно, куда мы едем, и, начни мы маневры, Алангар мог просто устремиться к Метиону и поджидать нас там. Не подходя близко к городу, чтобы Вилатий его не учуял.
  Поэтому притопили, как сказал Бажен, нормальной рысью, регулярно переходя на шаг, раз в пару часов останавливаясь на одну-две четверти, и держали такой темп все последующие дни. Во время таких остановок Бажен кричал команду, и лошадки плюхались на пузо. В первый раз я удивился, но потом подобный метод отдыха уже не вызывал никаких эмоций. Ближе к полудню на несколько часов останавливались в деревнях или на постоялых дворах, ели сами, обихаживали лошадей, отдыхали. Следующая остановка на час-другой была ближе к вечеру, и потом, когда темнело, останавливались где-нибудь на ночевку. По словам Бажена, делали таким макаром верст по 30 в сутки.
  Постепенно, страх погони притупился, мной овладели чувства исследователя. Я с интересом разглядывал окружающую природу, встречающиеся деревни, городки, наблюдал за людьми. Старался держаться поближе, когда Бажен с кем-нибудь разговаривал, следил, как разговаривают, какие жесты, какая мимика. Бажен, кстати, оказался парнем довольно простым. Нет, то, что он дворянин в бог знает в каком поколении, конечно, накладывало определенный отпечаток. Отношение к тем же селянам было, ну типа, как старшего брата к младшим. Но за всю поездку я ни разу не заметил, чтобы Бажен кого-нибудь не то, что ударил, а просто голос повысил, как-то наехал. Общался дружелюбно и непринужденно. Даже когда ему что-то не нравилось, он просто просил. Вежливо, спокойно и без всякого аристократического высокомерия. Людям такое отношение определенно было по нраву. Первоначальная настороженность довольно быстро сменялась искренней теплотой, люди уже не просто отрабатывали заплаченные Баженом деньги, они реально старались помочь. За лошадками тщательнее ухаживали, совали в руки узелки с нехитрым перекусом на дорожку, подсказывали, как лучше ехать. Благодаря таким советам нам несколько раз удалось по лугам срезать весьма ощутимые углы.
  Как и обещал Бажен, погода таки испортилась. К счастью, ненадолго - дождь лил всего один день. Вот тут нам и пригодились купленные в Речном Лесе плащи. Сделанные из грубой ткани, они были чем-то пропитаны и воду не пропускали совсем. Ну, почти совсем - к исходу дождливого дня маленькая сырость под плащом все-таки чувствовалась. Совсем маленькая, еле-еле.
  На исходе пятого дня путешествия, когда остановились на ночлег в очередной деревушке, Бажен, после разговора с местными, сообщил приятную новость.
  - В паре верст отсюда проходит имперский тракт, соединяющий Наридон и Метион. Выйдем на него и к вечеру будем у Вилатия.
  - Что такое имперский тракт? - спросил я.
  - Это такая очень хорошая, мощеная камнем дорога. Такие тракты все крупные города в Империи связывают. А в последнее время их и к городам поменьше тянут. Тракт ровный, твердый - ехать сможем быстро.
  Заснул я в ту ночь не сразу - мандражировал немного. Да, я уже больше недели в этом мире, но что за все это время успел видеть - подвал да деревни, грубо говоря. Завтра же мы попадем в один из крупнейших городов Империи. И не как беззаботные туристы, завтра дэ-факто будет решаться моя судьба. Я разговаривал с Баженом, что мне может светить в этом мире, но он еще слишком молод, чтобы обладать какой-то властью, а что решат Конклав и уж тем более Император, он предугадывать не берется. Пускаться же в бега, пытаться исчезнуть, чтобы решать свою судьбу самому, а не надеяться на милость других, тоже не очень вырисовывалось. Во-первых, я еще мало знаю об этом мире, влипну в неприятности с вероятностью 90 процентов. Во-вторых, чтобы исчезнуть, мне пришлось бы убить Бажена, ибо он доложит обо мне, не имеет права не доложить (он сам об этом сказал), и меня начнёт искать еще и Конклав. Ну и в-третьих, скрываться от архимагов (по крайней мере на долгое время), это из разряда "миссия невыполнима". Так что волнительно как-то.
  Выехали как обычно с рассветом. Меньше четверти тряслись по грунтовке и, наконец, вот он - имперский тракт. Я по глупости ожидал, что это просто ровные каменные плиты на землю уложили, а вот и нифига - серьезное инженерное сооружение - насыпь, несколько слоев из материалов разной плотности, верхнее покрытие из плоских камней, водоотводы, верстовые столбы. Всё как надо. Причем тракт был не только ровным, он был еще и прямым. И достаточно широким, чтобы встречные повозки с хорошим запасом разъезжались.
  Выехали на мостовую, разогнались. Колеса у нашей брички были обтянуты кожей - эдакие кожаные шины - не знаю был ли от них эффект на грунтовке, но сейчас, по камням - не будь их, грохотали бы колеса на всю округу.
  Через некоторое время навстречу начали попадаться груженые повозки, и до меня только сейчас дошло, что движение здесь правостороннее.
  - Купцы, - пояснил Бажен. - Недалеко впереди постоялый двор. Эти явно оттуда с рассветом вышли.
  - А почему мы только навстречу телеги встречаем? Почему в сторону Метиона никто не едет?
  - А потому, что постоялый двор с той стороны, - Бажен указал пальцем за спину. - Верстах в 15ти отсюда. Оттуда народ с рассветом выехал, сюда к вечеру дойдут. В лучшем случае, мы могли бы местных крестьян на тракте встретить, но, видимо, сегодня им неохота никуда ехать.
  Мне осталось только постыдиться, что сам до столь элементарной вещи не додумался.
  Через несколько верст, действительно, оказался постоялый двор. Но стоял он не прямо на тракте, а метрах в ста в стороне. Бажен сообщил, что на пятьдесят размахов в стороны от тракта постройки запрещены. Только по особому разрешению, или если тракт проложили около уже стоящего здания. По грунтовой дорожке, соединяющей тракт и двор, как раз выезжали несколько телег. Но свернули они не навстречу нам, а в сторону Метиона. Мы их обогнали по "встречке", и я обратил внимание на животных, тянущих повозки. Что-то типа разжиревших коротконогих антилоп гну. Местные волы. Бажен сообщил, что это очень сильные и выносливые, но при этом неторопливые животные. Каждую телегу тащили по два вола, телеги не чета нашей колясочке, настоящие грузовики - массивные колеса, толстенные брусья. Железо, наверное, везут, сказал Бажен.
  С этих пор попутчики стали попадаться регулярно. Объезжали их по встречной полосе и, не снижая скорости, летели дальше. Бажен, похоже, так сильно хотел скорее попасть в Метион, что стал забывать про отдых для лошадей. Пришлось напомнить. Маг чертыхнулся, и перевел лошадей на шаг.
  - Да, забылся, - сказал он. - Конечно, цель уже близко, оставлять силы на завтра уже не надо, но пока выматывать лошадей еще рано. Пока что только остановки исключим, ну а на подъездах к Метиону выжмем всё.
  Ко второму часу после полудня добрались до следующего постоялого двора. Такие дворы стоят верстах в 15-20ти друг от друга - дневной переход обычной гружёной повозки. Судя по верстовым столбам, между этим и предыдущим, как раз двадцатник. Около съезда ко двору большой деревянный щит, написано, что до Метиона 17 с половиной верст. Нормально, покушаем, передохнем и к ночи будем там.
  Покушали, передохнули, посмотрели на часы - и получаса не прошло - так нас обоих подмывало продолжить путь. Пришлось еще часок занимать себя всякой ерундой, ожидая пока лошади передохнут.
  Оставшийся отрезок Бажен гнал, не слишком обращая внимание на усталость лошадок - не загнать бы, да и ладно. Но на подъезде к городу скорость пришлось сбавить - повозок в обоих направлениях стало столько, что Бажену приходилось раз в несколько минут подниматься и кричать возницам, что, мол, крайне срочное дело, уступите, пожалуйста. Он и тут не изменил себе, а ведь дворянину достаточно просто рыкнуть, и простолюдины обязаны сразу же освободить проезд. Повозки, что попутные, что встречные, прижимались к обочине, и посередине тракта освобождалось достаточно места, чтобы мы проезжали, никого не задев.
  - Вилатий знает, что мы приближаемся, - неожиданно заявил Бажен, когда обгоняли очередную повозку. - Вернее, что я приближаюсь - я к нему все время взывал, поэтому он смог меня так далеко почувствовать. Еще немного приблизимся, и он нас обоих рассмотрит. Хотя, нет, уже рассмотрел - через Дальнее Око смотрит.
  Мне лишь оставалось в очередной раз подивиться способностям магов. И позавидовать.
  Когда проезжали небольшой лесок, я обратил внимание, что деревья вырублены всего размахов на 5 в стороны от тракта. Хм, для зданий 50, а для деревьев всего 5 - интересно, почему так? Если с точки зрения безопасности от внезапного нападения, то как-то нелогично получается - 5 размахов это не дистанция, да и спрятаться в лесу проще простого. Или может быть вырубать лес на 50 размахов по всем трактам во всей Империи это слишком много работы? Бажен не знает, запомним, потом у кого-нибудь спросим.
  Лес закончился, и мы, наконец, увидели Метион. Вернее стену, окружающую город. Она была настолько высока (Бажен сказал, что самые низкие участки более 10 размахов, а в основном - под 15), что закрывала от нашего взора большую часть зданий города. Лишь единичные строения выглядывали над стеной - несколько шпилей, парочка куполов, что-то прямоугольное. По верху стены шли остроконечные зубцы, через каждые 50 метров стояли круглые башни, выступающие наружу и возвышающиеся над стеной еще метров на 5. Венчали башни невысокие конусообразные крыши.
  За пределами городских стен строений было не слишком много - постоялый двор, для тех, кто не успел до закрытия городских ворот, да три десятка изб, от совсем маленьких до солидных двухэтажных. Со слов Бажена выходило, что основная масса предместий находится с южной и восточной стороны города, а с запада, за рекой, так буквально еще один городок образовался. Здесь же, с севера народу немного. Чем вызвана такая неравномерность, он не интересовался.
  Дорожное движение стало совсем напряженным, солнце уже коснулось горизонта, скоро должны закрывать ворота, поэтому народ торопился, как попасть внутрь, так и успеть выскочить наружу. Мы не стали качать права и двигались в общем потоке - гонка закончена, мы в нескольких сотнях метров от городских стен, о нас уже знают, если что прикроют.
  Поэтому, забыв о погоне, я во все глаза пялился на воинов стоящих у широких ворот или мелькающих между зубцов стен, на людей, скрывающихся в зёве ворот и появляющихся оттуда, на городские стены, ворота, башни. И всё это было не безмолвными руинами древних крепостей, не спектаклем реконструкторов, это все было живое и настоящее. Казалось, что сам город (не люди - суетящимся вокруг людям до меня не было никакого дела) всматривался в меня темными бойницами в надвратных башнях, и размышляет принимать ли меня или захлопнуть двери перед самым носом.
  Из ворот выскочил всадник и скоренько поскакал в нашу сторону по "разделительной линии".
  Бажен облегченно выдохнул:
  - Всё, Арей, путешествие закончено, нас встречают.
  Всадник подлетел к нам, на месте развернул коня, и двинулся рядом с экипажем. Одет мужик был богато, да и у коняжки сбруя тоже вся в украшательствах. Самому мужику на вид лет по 50, аккуратная седая бородка, такие же волосы, выбивающиеся из-под головного убора. На груди, на толстой белой цепи висел массивный белый кулон в виде восьмиконечной звезды, лежащей на ладони (как выяснилось позже, это знак Конклава).
  - Бажен, мой мальчик, ты где пропадал?! - воскликнул всадник. - Мы тебя уже искать начали. И кто твой спутник?... Такой необычный...
  - Ты не поверишь, дядя Вилатий.
  Опачки, это архимаг Вилатий! Я ожидал, что он в каком-нибудь магическом балахоне будет, ну как у нас во всяких фэнтези рисуют, а он во вполне цивильной одежде.
  - Я... - Бажен оглянулся на меня. - Мы тебе такие вести привезли - надолго сон потеряешь. Императору точно докладывать придется.
  Вилатий сразу посерьёзнел. Оглянулся вперед, назад, на соседние повозки, сделал какой-то жест рукой.
  - Нас не слышат. Кратко, что случилось?
  - Алангар жив, - ответствовал Бажен. - Это он меня похитил. Я с ним случайно в Наридоне столкнулся. Но не это главное. Вот он, - кивок на меня. - Не из нашего мира. Алангар выкрал его из мира, куда, предположительно, ушли Древние. В нем течет их кровь, и Алангар хотел, чтобы он помог ему с какими-то их артефактами. Но мы смогли бежать. Ну, и прямиком к тебе.
  Лицо Вилатия нахмурилось.
  - Алангар?! Не может быть, я же сам видел, как скала взорвалась... Быстро ко мне, подробно расскажешь.
  Он уже тронул было коня, как вдруг развернулся ко мне.
  - Извините, сударь, я не представился, - легкий кивок. - Архимаг Вилатий, член Императорского Конклава и близкий друг отца вашего спутника.
  Я неуклюже попытался подняться прямо в коляске.
  - Арей, - коляска качнулась, и я чуть не навернулся. - Извините, с местными традициями и этикетом пока еще не знаком.
  Архимаг улыбнулся.
  - Вы хорошо говорите по-нашему. С акцентом, но хорошо. Кристаллы знаний?
  - Не знаю, что вы имеете в виду, но какой-то кристалл Алангар прикладывал мне к голове, после этого я и стал понимать ваш язык.
  Вилатий удовлетворенно кивнул.
  - Да это он. Не будем терять времени, за мной.
  Он поскакал к совсем уже близким воротам. Мы вышли с нашей "полосы" и двинулись следом. Когда проезжали ворота, всё мое внимание было поглощено стражниками, вернее их экипировке. Как я читал, в нашем Средневековье, лишь единицы могли позволить себе полный металлический доспех. Большая часть рядовых воинов сражались в простых стеганках. Здесь, на воротах, несло вахту десять солдат. У каждого из них была пластинчатая кираса с горизонтально расположенными широкими пластинами (по принципу устройства напоминает римскую лорику сегментату), наплечники до середины плеча, наручи, ниже кирасы юбка из вертикальных стальных полос, поножи. На голове сидел аккуратного вида сфероконический шлем с передним и задним козырьками, планкой наносника и наушами.
  Бажен поведал, что это стандартная униформа тяжелой пехоты, которая составляла большую часть имперской армии. Хм, видать, богато живет Империя, коли смогла в массовом порядке одеть своих солдат в такой комплект.
  Картину завершали копье, немногим выше роста стражников, одноручный меч, и большой прямоугольный немного выгнутый щит с одинаковым у всех рисунком - белая восьмиконечная звезда на голубом фоне. Этот рисунок, как оказалось, является официальным стягом Империи. У одного из воинов, стоящих у внутренних ворот, на правом плече был закреплен синий шнурок, убегающий подмышку.
  - Десятник, - пояснил Бажен.
  В общем, впечатление своим видом воины производили. И даже весьма.
  А потом мы въехали в город, и мне приходилось регулярно захлопывать рот, ибо челюсть постоянно норовила упасть куда-то под ноги. Нет, чего-то чудесно-магического, как то летающие здания, перевернутые фонтаны, единороги или драконы тут не было. Это был обычный человеческий средневековый город. Но это был живой город!!! Да и средневековым его называть все-таки неправильно - тутошнее развитие по сравнению с земным средневековьем ох как вперед шагнуло. Это я скорее по привычке этот термин - средневековье - использую. Замки, рыцари, доспехи, мечи - и это слово само на ум приходит. Так и город этот - это глубокое развитие известного мне средневекового города. Не какого-то конкретного средневекового города, а, так сказать, концепции.
  Проехав городские ворота, мы попали на широченную, убранную в камень, улицу, начинающуюся от ворот и уходящую вглубь Метиона. Ширина метров 30, наверное. Бажен пояснил, что это главная улица города, на ней проводят всякие празднества, парады. Одно-, двух-, и иногда даже трехэтажные дома, окаймляющие мостовую, были большей частью из дерева. Но встречались и каменные. И сочетающие в себе как камень, так и дерево. Постоянно встречались ответвления на более мелкие улочки, тоже замощённые камнем. Один раз проехали приличных размеров площадь - рынок, сейчас он уже пустовал. Пару раз попадались небольшие скверы, но в целом, зелени тут было мало.
  Миновали внутреннее кольцо стен, по внешнему виду один в один, как и внешние, и сразу стало понятно, что здесь, во внутреннем городе, живет местная элита. Дома перестали жаться друг к другу, вокруг каждого небольшой парк за красивым заборчиком. В самих зданиях уже поменьше практичности, побольше украшений и понтов. Главная улица всё такая же широкая, отходящие от нее улочки заметно шире, чем во внешнем городе. Свернув на такую улочку, мы проехали несколько кварталов, и остановились перед запертыми воротами одного из домов. Надо думать это и есть жилище Вилатия. Я ожидал, что откуда-нибудь появятся слуги, чтобы открыть ворота, но никто ниоткуда появляться не стал - Вилатий шевельнул руками перед собой, и створки ворот распахнулись. Он обернулся к нам и махнул рукой, пропуская нас вперед. Сам двинулся следом, и, когда мы все въехали во двор, тем же методом закрыл ворота.
  Еще один психокинетик. И много таких здесь? Кстати, слова "психокинез" в имперском языке нет.
  - Многие маги могут вот так предметы двигать, не прикасаясь к ним? - спросил я у Бажена.
  - Нет, невидимые руки - редкий дар. Даже у магов Конклава не у всех есть.
  - А у тебя?
  - Неет, - Бажен как-то печально усмехнулся. - У моего отца есть, а у меня чего-то не получается.
  У парадного крыльца нас уже ждали несколько человек, и как только мы остановились, они сразу же приняли у нас лошадей, а Вилатий без лишних слов повел нас в недра своего дома. Миновали круглый холл, поднялись по изгибающейся вдоль стены лестнице. Как мне пояснили потом, большой зал, в который привел нас архимаг, это его рабочий кабинет, магически защищенный от любой магической прослушки. Впустив нас и указав на кресла, Вилатий запер дверь, а потом несколько минут ходил по комнате с закрытыми глазами, делая пасы руками и шепча что-то себе под нос. При этом он ни разу ни на что не наткнулся, аккуратно обходя столы, шкафы, стойки с непонятными для меня предметами.
  - Итак, - сказал он, закончив колдовать и усевшись в кресло напротив нас. - Теперь подробнее. Особенно про другой мир.
  Мы с Баженом переглянулись, и как-то негласно решили, что рассказывать будет он. Бажен рассказал свою историю, потом мою, потом про наш побег. Вилатий слушал нахмурившись, не перебивая. Лишь один раз, когда Бажен рассказал про то, что смог подняться из Бездны Кевы, на лице Вилатия проступило сильное удивление, которое сразу же сменилось не менее сильным одобрением. Регулярно бросал пронзительные взгляды на меня, наверное, не в силах до конца поверить в мое иномирное происхождение. Когда Бажен закончил, принялся задавать уточняющие вопросы. Особенно его интересовал мой перенос, та плита с пирамидами, мои ощущения во время переноса, а так же усадьба лорда Барвика.
  - Ты прав, мой мальчик, - сказал Вилатий, закончив "допрос". - Об этом надо срочно доложить императору. Вы сильно голодные?
  - Не очень, - ответил Бажен, глянув на меня. - Днем на постоялом дворе поели.
  - Тогда потерпите еще немного, вы можете понадобиться.
  Он поднялся и направился к большому шкафу со стеклянными дверцами. Сквозь стекло было видно множество полок с рядами темных сфер на трехногих подставках. К каждой сфере была прикреплена блестящая табличка с какой-то надписью - прочесть я не смог, далековато. Вилатий взял одну из сфер, поставил ее на специальную стойку в нише стены рядом со шкафом, положил на нее руку и замер.
  - Это и есть камни единения? - спросил я шепотом.
  - Они самые, - так же тихо ответил Бажен. - Потом расскажу, сейчас мешать будем.
  Как меня просветили потом, камушки вещь, конечно, хорошая, но со своими минусами, по сравнению с привычными мне телефонами. Основные плюсы камешков такие - не требуют подзарядки, неограниченный срок службы, не только аудио, но и видеосвязь, радиус действия - сотни верст. Из минусов же - с одного камешка нельзя "звонить" на разные камни, они создаются парами, и "позвонить" камушек может только на своего "напарника". Именно поэтому в шкафу у Вилатия их десятки - для разных "абонентов". К тому же эти камешки нельзя сделать маленькими, например, те, что у Вилатия, не меньше ладони. А это немалый вес. Ну и, как следствие, такой вид связи не шибко мобилен.
  Пользоваться же камешками надо точно так же, как и светокамнями. Т.е. концентрируешься на камне, и мысленно вызываешь его "напарника". А "напарник" в это время начинает светиться и звуки издавать (световую "заставку" и "рингтон" можно настроить персонально).
  Именно этим сейчас и был занят Вилатий - вызывал камешек, который находился в императорском дворце в столице Империи. Где-то через полминуты он убрал руку с камня, и над сферой, прямо в воздухе, проступило изображение. Сначала размытое, потом оно обрело резкость, и я различил молодого мужчину.
  - Здравия и благоволения богов, господин Вилатий, - произнес тот. - Чем могу быть полезен?
  - Здравия и благоволения богов, господин Дикиней, - сказал Вилатий. - Мне срочно нужно видеть императора. Передайте ему, что дело очень и очень серьезное.
  - Я сообщу императору, он во дворце. Мы вас вызовем.
  - Хорошо, жду.
  Изображение погасло, Вилатий повернулся к нам. Вернее ко мне.
  - Пока есть время, если не возражаете, можно я вашу ауру посмотрю? Не каждый день, знаете ли, встречаю человека из другого мира.
  - Пожалуйста. Мне нужно что-то делать?
  - Просто встаньте.
  Я поднялся. Вилатий какое-то время просто разглядывал, потом принялся водить вокруг меня руками. Почти так же как это делал Алангар. Разве что лоб не трогал. Один раз задержал ладони напротив моей головы, и я почувствовал как будто бы прикосновение к мозгу. Я даже дернулся.
  - Вы почувствовали? - удивился маг.
  - Да. Что это было?
  - Извините, не удержался. Очень захотелось какое-нибудь воспоминание о вашем мире увидеть.
  - Дядя! - воскликнул Бажен. - Арей, конечно, гость в нашем мире, но он же не преступник, нельзя в его разум без разрешения лезть!
  Ох ты как! У них тут что, некий кодекс поведения есть?
  - Простите великодушно, - Вилатий приложил руку к груди и немного склонил голову. - Мне не следовало этого делать, каюсь.
  - Не беспокойтесь, - отмахнулся я.
  - А действительно, Арей, можешь что-нибудь показать? - спросил Бажен.
  - Не знаю, - я пожал плечами. - А как это сделать?
  - Эээ.. Мы прикоснемся к твоему разуму, а ты просто вспоминай, вызывай у себя в голове образы, но не мимолетно, а чтобы они некоторое время четко перед глазами стояли. Мы увидим.
  - Ну, давайте попробуем.
  Бажен вскочил с кресла, приблизился. Они встали по бокам и немного спереди от меня, образовав равносторонний треугольник, положили одну руку на плечи мне, другую - друг другу. Замерли. Через некоторое время я почувствовал уже знакомое "прикосновение".
  - Вспоминай, - не открывая глаз, сказал Бажен.
  Э-э... а что вспоминать, что показывать? Я вдруг жутко растерялся. Плохое-то показывать не хочется, хочется, что получше показать. А мысли сами собой на войны, свалки, алкашей сбиваются. С горем пополам сумел достаточно четко, как мне показалось, вызвать картины родного города, хаотично нагромоздил виды различных небоскребов, большую часть из которых видел только на картинках, показал транспорт - автомобили, поезд, взлетающий самолет, океанский круизный лайнер. Потом меня остановили - маги пытались разобраться, что они сейчас увидели. Вилатий посетовал, что разум мой совсем не тренирован, образы получились нечеткими, смазанными, без деталей. Он даже "переслал" мне обратно одну из картинок, что ему удалось рассмотреть - взлетающий самолет. В голове у меня возник яркий образ, но то, что это самолет, догадаться можно было не сразу, а уж то, что он взлетает, вообще не понятно. Сам самолетик вырисовался более-менее на троечку с минусом, но вот фон никуда не годился. Другие образы получились получше, но тоже далеко не идеально, не так как я себе представлял.
  Пока маги делились впечатлениями от увиденного, а я недоумевал, почему так плохо вышло, пришел вызов от императора - заиграла торжественная музыка (Гимн Империи, - шепнул Бажен), над камнем единения закружились разноцветные огоньки. Вилатий быстрым шагом подошел к нише с камнем, протянул руку. Над камешком появилось изображение немолодого человека в светло-синих одеждах с золотой вышивкой.
  - Зравия и благоволения, ваше величество, - Вилатий поклонился.
  - Здравия и благоволения, друг мой. Вы хотели меня видеть?
  Голос у императора был не слишком низкий, твердый, уверенный. Красивый голос. Диктором на радио однозначно взяли бы.
  - Нашелся сыл Будигоста - Бажен.
  - Слава богам! Что с ним случилось?
  - Его похитил Алангар.
  - Алангар?!... Тот самый?
  - Тот самый. Он что-то замыслил, ваше величество.
  И Вилатий поведал главе Империи нашу с Баженом историю. Император выслушал его с абсолютно спокойным лицом. Держать себя в руках он явно умел. Потом подозвал Бажена. Тот вскочил с кресла, подошел к Вилатию. Вилатий немного посторонился. Видимо, поле зрения камушка ограничено - надо стоять прямо перед ним. Ну, хотя, да - императора мы видим, то, что у него непосредственно за спиной - тоже, а вот по бокам от него уже пусто.
  Император осведомился у Бажена, не навредил ли ему Алангар, правильно ли всё рассказано, а потом решил взглянуть на меня. А может не надо, а? Как же я не люблю пред начальственные очи представать. А тут не какой-то начальник отдела - сам император. Я поднялся, Вилатий указал, куда надо стать, чтобы лучше было видно. Я стал куда сказали, и уставился на императора. Наверное, что-то сказать надо? Но все мысли опять разбежались.
  - Поклонись, - прошептал Бажен.
  Я поклонился. Так, как это делали Бажен с Вилатием. Император некоторое время разглядывал меня, потом как-то непонятно сказал, толи спросил, толи сделал утверждение:
  - Значит, вы потомок Древних...
  Я несколько секунд подождал, но продолжения не последовало.
  - Так считает Алангар, ваше величество. Сам я на этот вопрос ответить не могу, в моем мире о ваших Древних вообще ничего не знают.
  - Нда... Что ж с вами делать то?..
  Я вдруг почувствовал, что будущее мое вовсе не так безоблачно, как я надеялся. Нет, то, что в этом мире предстоит еще освоиться, где-то как-то устроиться, то, что проблем будет вагон, это понятно. Но то, что меня могут целенаправленно убить, я просто выбросил из головы. И вот теперь такой вариант снова замаячил на горизонте. Я ведь могу представлять угрозу для Империи. И лично для семьи императора. Какие-то "плохие парни" могут воспользоваться мной для активации артефактов и направления их мощи супротив Империи. Либо меня можно использовать для свержения императора - как-никак сакральным пунктиком обосновывающим право нынешней династии на власть, является то, что они считаются потомками Древних. Глаза, кстати, у императора Ордина реально голубые, даже отсюда видно. Моя голубоглазость далеко не так заметна, но это не принципиально для выпихивания меня на трон. В качестве марионетки ясное дело. Короче, варианты использования меня против Империи есть. Я опасен, а опасности устраняют. Нет, если у них есть разум, сразу убивать меня не станут. Будут изучать, вытягивать информацию. А вот потом... Но, если я буду чем-то полезен, то могут и сохранить жизнь.
  - Ваше величество, - набравшись храбрости, начал я. - Я понимаю, что я могу представлять опасность для вас и для Империи. Но это не по моей воле. Лично я хочу просто нормально жить. А если удастся приносить пользу обществу, то я буду только рад.
  Как-то не очень получилось. Наверное, надо было сказать "пользу императору". Хотя, тогда Ордин мог бы фальшь почувствовать. А так очень даже искренне сказал.
  - Хм... - император слегка улыбнулся одним краешком рта. - А вы не дурак, Арей. Мне бы тоже не хотелось видеть в вас угрозу. Мы подумаем. Вилатий!
  Вилатий подвинул меня, указал рукой на кресло. Я послушно сел куда сказали.
  - Я немедленно собираю Конклав, - начал инструктировать Ордин. - В столице сейчас четыре архимага, остальные будут присутствовать через камни. Где-то через час. Будьте готовы. Алангара нужно срочно изловить. И заняться этим скорей всего придется вам. Кто из архимагов будет вам помогать, решим на совете.
  Вилатий кивнул.
  - Лорда Барвика я так же прикажу взять под стражу, - продолжил император. - Жаль, что он сейчас не в столице, буквально несколько дней назад уехал.
  - Ему Алангар сообщил! - воскликнул было Бажен, но тут же оборвал себя, смущенно поклонился. - Простите, ваше величество.
  - Я тоже так подумал, - кивнул император. - Вилатий, пока что Бажен с Ареем побудут у вас, но я думаю, поскольку у них сложились хорошие отношения друг с другом, будет лучше переправить их обоих к Будигосту.
  - Да, ваше величество, - Вилатий с некоторой долей печали глянул на меня. - Я бы не против сам с Ареем поработать, но так будет лучше.
  - На этом пока всё. Увидимся на совете.
  Вилатий поклонился. Когда изображение над шариком камня исчезло, архимаг повернулся к нам.
  - Итак, час, - он задумчиво пожевал губами. - Вы сейчас отправляйтесь в столовую, вас накормят. А я займусь приготовлениями. Бажен, ты знаешь куда идти.
  - Да, - Бажен поднялся, махнул рукой мне.
  Я вскочил следом. Насчет покушать меня уговаривать не надо, это мы с радостью.
  Дальнейшие судьбоносные события в тот день проходили без нашего непосредственного участия. На совет Конклава нас не позвали, мы с Баженом сидели в соседней комнате, готовые явиться по первому зову. Но зова не было, обошлись без нас. А потом Вилатий отправил нас спать, благо, что на дворе уже была глубокая ночь.
  Веселье началось утром. Через Зеркало Эльниль к Вилатию заявилось три архимага и еще десяток магов послабже. Сразу после завтрака нас взяли в оборот и допрашивали до самого обеда, выясняя мельчайшие детали, в том числе, где именно Бажен столкнулся с Алангаром, как они вдвоем шли, как мы ехали после побега. Допрашивали нас только конклавовцы и явно с применением магических технологий, ибо я вспоминал такие детали, которые в жизни бы никогда не запомнил. Так же нам сказали, что моя иномирность есть тайна великая, знают о ней только Конклав да император, а посему никому об этом ни полслова.
  После обеда во двор нагнали кучу лошадей, экипажей. Суета, с моей точки зрения, стояла страшная - все бегали, что-то грузили, что-то переносили, колдовали над какими-то непонятными хреновинами. Успокоилось всё это ближе к вечеру. Вилатий рассказал нам, что они пойдут двумя группами, разделившись поровну - два архимага с пятью помощниками поедут чинить разбирательство в Наридоне, другие два и пять - точнёхонько по нашему пути - если Алангар за нами гнался, а он обязан был гнаться, то попробуют взять его след. Нам же пора отправляться к отцу Бажена, Будигост уже ждет. Вилатий снова привел нас в свой кабинет, и остановился около большого зеркала в толстой фигурной оправе, стоящего в дальнем угле кабинета. Я еще в первый наш визит сюда предположил, что это и есть Зеркало Эльниль. Так оно и оказалось. Архимаг поднял перед собой руки, глаза его закрылись, напряженные ладони то разжимались, то сжимались в кулаки. Через некоторое время отражение Вилатия вдруг пошло волнами, а потом и вовсе исчезло, поглощенное мелкой рябью. Вместо гладкой плоскости стекла в зеркальной рамке теперь была блестящая колышущаяся поверхность сероватого оттенка. Как будто ветерок на воду дует. Вилатий расслабился, открыл глаза.
  - Идите. Вас ждут.
  Видя мое непонимание, Бажен пояснил:
  - Просто делаешь шаг в него, и тут же выходишь на другой стороне. Как занавеску в двери пройти.
  Пожелав на прощанье Вилатию всего доброго, я замер в полуметре от колышущейся поверхности. Значит, просто сделать шаг. Как занавеску. Блин, а страшно! Я собрался и, сжав кулаки, шагнул в Зеркало. Никаких звуковых эффектов, никаких всполохов света, просто шаг и я в другом помещении. Действительно, как будто просто в дверной проем шагнул. Я замер, переваривая случившееся, рассматривая комнату и мужчину, стоящего в ее глубине. Но буквально через несколько секунд получил толчок в спину. Это Бажен, шагнув следом, врезался в остановившегося меня.
  - Извини, - хохотнул Бажен. - Не предупредил, что не надо проход загораживать.
  Он повернул голову к ожидающему нас человеку.
  - Здравия и благоволения, отец.
  
  ГЛАВА 6
  
  Понятное дело, что нас отправили к Будигосту не для того, чтобы сын с семьей повидался. По любому кто-то должен был заняться исследованием пришельца из другого мира, ну а поскольку мы с Баженом неплохо сдружились, то выбор пал на его отца. Я прекрасно понимал их расчет - мое расположение к Бажену должно стимулировать меня к сотрудничеству. Логично, что тут скажешь. Хотя отказываться от сотрудничества я и не собирался. Но и сливать абсолютно всё, что знаю о своем родном мире, я тоже не думал. А то как-то незаметно сотрудничество может превратиться в предательство. Тут, правда, встает такой вопрос - а что из того, что я знаю, может сработать во вред моей родине? Я ведь простой человек, в государственные тайны не посвящен, технологическими секретами не владею. К тому же дверцу в мой мир может открывать только Алангар. Да и то только в одну сторону. Путей, как Средняя Сестра может повредить Земле, я пока что не видел. Это не значит, что их не было, но... Не замыкаться же теперь, это как-то глупо. Но тут была и обратная проблема - не повредит ли информация о Земле самой Средней Сестре? Переймут что-нибудь не то из нашего опыта, и приведут свою цивилизацию к такому же самоубийственному дебилизму, какой нынче царит на третьей планете Солнечной системы. Ё-моё, как всё сложно порой. Решил, давая информацию, не скрывать как положительных, так и отрицательных сторон. И если они, пользуясь данными, полученными от меня, придут в яму, то это будет целиком на их совести - их ведь предупреждали. Для обычного обывателя, каким я и являюсь, звучит, конечно, высокопарно и немножко заносчиво. Но как-то так.
  Нельзя сказать, что я так уж сильно волновался перед встречей с Будигостом. Я заранее расспросил Бажена о его отце, и теперь кое-что о нем знал. Конечно, объективность информации, полученной от любящего сына, оставалась под вопросом, но на безрыбье и рак - рыба. В целом же волнение все-таки было - как-никак с этим человеком мне теперь предстоит довольно долго и довольно тесно общаться. А я от природы весьма замкнутый и с другими людьми схожусь очень трудно.
  Но, иногда, яблоко от яблони действительно недалеко падает. Будигост оказался в общении таким же простым и приятным, как и Бажен. Вернее, правильно будет говорить, что это Бажен такой же, как Будигост, ибо это Будигост воспитывал Бажена, а не наоборот. Интерес ко мне он испытывал самый неподдельный, что вполне объяснимо - столкнись я с каким-нибудь инопланетянином, я бы тоже дико интересовался. Я же, в свою очередь, испытывал неподдельный интерес ко всему, что касается нового для меня мира. Мне было прикольно рассказывать про жизнь на Земле, Будигосту, судя по всему, нравился эксперимент по обучению жизни великовозрастного несмышленыша. В общем, сработались мы весьма и зело неплохо.
  Матушка Бажена и жена Будигоста Эниль (ха, почти как богиню зовут) тоже оказалась человеком вполне неплохим. Благородных понтов у нее было побольше, чем у ее сына, но касались они в основном манер поведения. В остальном же вполне нормальный человек, конечно, с поправкой на местные реалии.
  Сестра Бажена, которую звали, как я уже упоминал, Бажена, была почти точной копией брата как внешне, так и внутренне. Поэтому с ней мы подружились вообще без проблем. Но общение с ней было недолгим. Она была замужем за каким-то армейским офицером, и к родителям приехала всего лишь погостить. Через несколько дней после нашего прибытия она отправилась домой.
  Оказалось, что у Бажена есть еще трое старших братьев. Причем Бажен младше самого старшего на целый век. Но лично с ними познакомиться мне не довелось - они уже давно жили своими семьями в разных концах страны, и за то время, что я находился у Будигоста, они общались с родителями разве что через камни единения.
  Тут вскрылся очень интересный фактик - из пятерых детей Будигоста, только у Бажена были магические способности. И это не было чем-то из ряда вон выходящим. Далеко не у всех детей даже самых сильных магов просыпается магия. Обычно не более, чем у тридцати процентов. И вот тут вырисовался еще один пункт, подчеркивающий исключительность императорской семьи - у императоров все дети всегда владели магией.
  Первые несколько недель (местных девятидневных недель) моей жизни в доме архимага это сплошные разговоры вперемешку с демонстрацией друг другу образов из памяти. Теперь это получалось у меня значительно лучше - во-первых я потренировался, во-вторых это делалось не на скорую руку, а с тщательной подготовкой, как то опаивание меня какими-то психотропными средствами (по заявлениям Будигоста, абсолютно безвредными) и введение в транс, когда мне открывались такие глубины памяти, что я сам был в шоке. Я, например, вспомнил, сколько было ступеней на крыльце моей старой школы, или сколько гофров на стене пассажирского вагона. Воистину в памяти человека остается абсолютно всё, что он когда-либо видел или слышал.
  Признаюсь, у меня порой пробивалось небольшое желание повыпендриваться перед Будигостом с Баженом, который тоже во всем этом участвовал, техническими достижениями земной цивилизации. (Хотя зачем я обманываю - не небольшое желание было, большое, очень большое) Хотелось, чтобы они ахнули. Но ахали они как-то не очень. Техника как таковая их интересовала постольку поскольку. Позже я понял их логику - ну могут люди где-то сделать самолет, ну молодцы, запишем, что таковое возможно, но мы с нашим уровнем техники этого еще века не сможем, да и с нашим уровнем общественно-экономического развития самолет еще века не понадобится, так чего на нём лишнее внимание заострять? Полюбовались на мои телефон и наручные часы, поцокали языками, посоветовали спрятать, и, как будто, забыли про них. Значительно сильнее их интересовало, почему у нас магия совсем неразвита. Но сколько не обсуждали мы эту тему, ответа найти так и не смогли.
  К тому же, они не совсем уж технику игнорировали. Когда попадалось что-то более-менее реализуемое у них, они этим интересовались значительно активнее. Например, устройство пути нашей железной дороги им весьма понравилось. Оказывается, "железка" и у них кое-где применяется, в тех же шахтах. Только их рельс не как наш, а с канавкой сверху, по которой и катится простого вида колесо. Эти канавки постоянно забиваются всяким мусором, и их постоянно приходится чистить. У нашего же пути таких проблем нет.
  Так же они очень интересовались естественнонаучными вопросами. Что такое молния, почему вода кипит, какова мельчайшая частица вещества. Например, когда я поведал про всякие микроорганизмы, у них обоих буквально случилась истерика. А что вы хотите, это нас этому с детства учат, для нас это естественно, а на деле это краеугольный камень. Когда они поняли, о чем я им втолковываю, оба зависли на несколько минут. Бажен пришел в себя первым, но это неудивительно - молодой еще, неопытный, открытый к новым знаниям. Будигост же, профессионально занимавшийся лечением людей уже почти два столетия, сидел с раскрытым ртом минут пять. Потом вскочил и начал бегать по комнате, схватившись за голову, и крича не своим голосом: "Ну, конечно! Это ж столько объясняет! Сила двенадцати! Ну, конечно!"
  - Арей, ты не представляешь, как много это может изменить! - он рухнул в свое кресло, не переставая вопить. - Некоторые болезни мы сейчас видим как... ээ... как проявление чужеродных энергий в человеке, и мы своей энергией подавляем их. И человек выздоравливает. Меня всегда интересовало, откуда же берутся эти чужие энергии? А их мельчайшие живые существа излучают! Мы подавляем своей энергией их энергию, и они гибнут. А мы видим, что чужеродные энергии исчезают! Ну, конечно! Но это ж теперь... Это ж новые пути! Новые способы лечения!
  Но трудней всего было поведать про звезды с планетами. Я боялся трогать эту тему, это все-таки касается основы основ их мировоззрения. А вдруг шарики за ролики зайдут. Оказаться в нескольких метрах от сбрендившего супермага как-то не тянет. Но однажды, во время вечерней беседы у камина, эта тема, вопреки всем моим стараниям перевести разговор на другие рельсы, была затронута, и мне был задан прямой вопрос - типа, ваш мир, конечно же, таков же как и наш - плоскость под куполом? Я несколько минут размышлял, как бы ответить, и этим ввел собеседника в некоторое напряжение. Пришлось рассказывать как есть, стараясь смягчать преподнесение информации, и не ляпать фраз типа - ваша теория о плоской земле туфта, на самом деле вы живете на шаре. Не знаю, как на эту информацию отреагировал бы Бажен, будь он на том разговоре, но его уже не было - он умотал в столицу продолжать обучение. А вот Будигост меня приятно удивил. Он помолчал минутку, покачал головой и попросил меня погулять где-нибудь, ибо ему очень сильно нужно подумать. Ну и никому о только что поведанном ничего не говорить. Потом он расскажет мне, что в кулуарных разговорах среди величайших мыслителей уже мелькали идеи, что земля вовсе не плоская, но пока эти версии отвергались. Видать пришла пора заняться этим вопросом всерьёз.
  В общем, болтали мы, наверное, обо всем. Если этот процесс обмена информацией можно назвать болтовней. И если для Будигоста знания о каком-то там далеком мире принципиально ничего в его жизни не решали, то для меня информация о Средней Сестре была жизненно необходима. Да, знал я уже не мало, почти неделя в пути с Баженом была в этом плане весьма плодотворной. Теперь же я не только узнавал новое, теперь некоторые темы я уточнял, некоторые перепроверял, специально поднимая вопросы в которых уже был просвещен. Чисто чтобы услышать версию ответа из уст другого человека. Тем более, что информацию я черпал не только из разговоров с Баженом и Будигостом. В отличие от дома Алангара, здесь я не был заперт и отгорожен от мира. По легенде, я был другом Бажена, родом с дальних северо-восточный окраин Империи. Там места дикие, поэтому я такой ничего не знающий. Я свободно перемещался не только по имению Будигоста, но и по окрестностям. Свободно общался с людьми. Перезнакомился со всеми обитателями имения, завел знакомых в соседних селениях, в ближайшем городе. Источников информации было много. Единственной трудностью было то, что в общении почти со всеми из них нужно было соблюдать определенную осторожность, чтобы не разрушить легенду.
  Я уже однозначно знал, что Алангар мне откровенно лгал про то, что благородные имеют полную власть над жизнью простых людей. Не полную. Отобрать собственность у простолюдина, наказать без причины, не говоря уж о том, чтобы убить - этого нельзя было делать по официальным, записанным в Имперском Своде, законам. Тут ближе к истине был Орбор, когда говорил, что за убийство простолюдина придется платить штраф. Как оказалось, штраф этот весьма не маленький, большой кусок земли можно купить, и не каждый дворянин может себе такое позволить. Ну а не можешь заплатить штраф, заточат в темницу. На срок до нескольких лет. Для меня штраф за убийство это ерунда, а не наказание, а вот для местных это было весьма серьёзно.
  Но кроме официальных законов - Имперского Свода, существовали еще неписанные правила, которые, тем не менее, соблюдались с не меньшей строгостью. И пусть за нарушение этих правил грозило всего лишь общественное порицание, но, как я понял, в местных понятиях эта штука ох какая серьезная. Понятие "честь" здесь не просто слово, тут за её чистотой следят по полной, и, если надо, отмывают с применением особосильнодействующих чистящих средств, таких как кровь. Своя или обидчика, тут уж по ситуации. И вот по этим неписанным правилам, простолюдинов следовало не то, чтобы уважать, вовсе нет, но чинить им необоснованный вред было вовсе, как говориться, не айс. Даже крепостным. Уж насколько эта категория была обездолена, но это тоже люди. Попасть в крепостные можно было не только за долги, а так же за преступления. Не редко воров отдавали в крепостные тем людям, кого они обокрали. Поэтому бывают случаи, когда крепостные есть у простых крестьян или ремесленников.
  Рассказанное выше совсем не означает, что все дворяне в отношениях с простолюдинами вовсю стараются проявить благородство. Это было бы слишком хорошо, практически утопия. Конечно же благородные везде и всюду использовали свои права и привилегии и выжимали из простых людей всё, что только могли выжать. И несправедливые суды в пользу благородных тоже не являются сенсационной сенсацией. Но на Земле картина принципиально не лучше - да, законы другие, но из простых людей соки выжимают с не меньшей эффективностью.
  Однако были у местного благородного сословия и черты, которые заставляли относиться к нему с некоторым уважением. Не знаю как там у меня дома, но здесь, в Империи, дворянство это не только привилегии, это еще и не слабые обязанности. Это реально служивое сословие. Собственно говоря, дворянин является дворянином, пока он служит Империи. По достижении совершеннолетия (20 лет) дворяне обязаны пять лет отслужить в армии, а потом вольны выбирать на военной ли службе остаться али перейти на гражданскую. Но отслужить они должны минимум до 50ти лет на военной, и до 60ти на гражданской службе.
  У дворян-магов схема немного другая. В армии служить они не обязаны, но в 20 лет они поступают на обучение в Академию (ту самую, где сейчас учится Бажен). Срок обучения у всех разный, в зависимости от способностей. С этого же времени их зачисляют в Императорскую Коллегию магов, быть в составе которой они обязаны минимум до ста лет. Быть в составе Коллегии это с одной стороны неслабые плюшки - освобождение от налогов, возможность пользоваться инструментарием Коллегии, курсы повышения квалификации, поддержка властей, да и вообще Коллегия это бренд, своеобразный знак качества. Но в то же время это и служба - по первому же зову член Коллегии обязан бросить свои дела и идти туда, куда Империя направит. Кстати, в Коллегию зачисляют не только дворян, магов-простолюдинов там даже побольше будет.
   Если же дворянин прерывает службу раньше срока, то он лишается дворянства вместе со всеми правами и привилегиями, наиглавнейшее из которых это право владеть землей. У простого крестьянина тоже может быть собственный надел, но не шибко-то большого размера - чтобы на семью хватало, как говориться. Cдавать в аренду землю простолюдин не может. Количество наёмных рабочих, если таковые имеются, не должно превышать количества членов семьи, проживающих на этом наделе, плюс один. А вот дворянин мог быть крупным землевладельцем с кучей наемных рабочих. Поэтому случаи, когда дворяне добровольно бросали службу, крайне редки. Но, если человек не может продолжать службу из-за увечья, или еще по какой уважительной причине, то сословие за ним сохраняется и без требуемой выслуги.
  Я вспомнил о купце, получившем дворянство, надо ли ему будет служить? И Будигост пояснил, что простолюдин уже получает дворянство в качестве награды. Он уже что-то большое сделал, и еще служить от него никто не требует. Но никто и не отказывает - если хочет, пожалуйста. Тем более, что награждают обычно пожизненным дворянством, и далеко не всегда дарят землю. А служба это неплохая зарплата.
  - То есть, если человек получает пожизненное дворянство, получает в награду или покупает землю, садит на нее крестьян, то после его смерти его дети на эту землю прав не имеют? - спросил я.
  - Если дети пожизненного дворянина хотят сохранить за собой землю и титул, - сказал Будигост. - То они обращаются в прошении к императору, и если он его удовлетворяет, начинается так называемое подтверждение дворянства - земля остается за ними, но в течение еще двух поколений, они должны вести себя как дворяне, то есть служить Империи, хотя дворянского титула у них нет. И если все хорошо, внуки пожизненного дворянина к концу своей службы вправе рассчитывать на наследственное. Ну, или если кто-то из наследников совершит какой-то подвиг, то ему вполне могут дать наследственное.
  Ну что ж, правильно придумали - хочешь иметь какие-то бонусы, послужи отчизне. А то любят у меня на родине некоторые, мнящие себя умнее остальных, трындеть о правах, полностью отрицая обязанности.
  В общем, узнавал я местную систему, да ломал голову, куда бы себя в ней пристроить. Если мне позволят, конечно. Будигост на вопрос о моем будущем ответить затруднился. Что со мной делать дальше, будут решать после того как он вытянет из меня всё, что сможет, исследует мое тело с аурой до "последнего винтика" и представит отчет императору. Единственное, в чем успокоил меня архимаг, что убивать меня никто не собирается. Мою опасность понимают, но есть способы свести ее, если не к нулю, то к минимуму. Да и кроме опасности, я ведь еще и ценность представляю. С теми же артефактами, которые признают только Древних, пригодиться могу. Когда таковые найдутся, ибо пока что в распоряжении Империи таких нет. На какую-либо проблему могу взглянуть с необычного для местных ракурса. Короче, обнадежил меня маг. А потому, когда, после завершения большей части исследований, Будигост предложил заняться изучением магии, я ни секунды не колебался. А что, маги люди уважаемые, даже самые слабенькие. Спрос на магические услуги значительно превышает предложение, так что если осилю, то и без посторонней помощи смогу неплохо себя обеспечить.
  Правда, что-то Будигост не договорил, какие-то сомнения у него были. Но, тогда я не придал этому значения, и с детским азартом принялся за учебу. Я уже знал, что магия здесь не совсем такая, какой я представлял себе ее ранее. Из всяких книг да игр у меня сложился стереотип, что магия это в первую очередь всякие заклинания и обряды. Что вся сила магии как раз в них и заключена. И чем сильнее маг, тем более крутые заклинания он может читать. Что магия это вообще какая-то другая физика.
  Но физика оказалась самая что ни на есть наша. А магия это не что иное, как использование скрытых ресурсов человеческого мозга. Попросту говоря, маги это эдакие экстрасенсы-парапсихологи. Можно с приставкой "супер". Попросту говоря, вся магия заключена в самом человеке, а не в каких-то фразах и куриных лапках. Если ты не включил соответствующие способности, не вошел в нужное психологическое состояние, то, как бы правильно ты не выговаривал "вингардиум левиоса", перышко не полетит. А если с психокинезом ты на ты (гы-гы), то полетит без всяких слов.
  Практическая же польза от заклинаний и обрядов в том, что они используются как своеобразный психологический приём, помогающие человеку войти в нужное психологическое состояние, если он усилием своей воли в оное состояние войти не может. Ну, или для отсчета времени, когда часов под рукой нет. Например, варите зелье, кипятить нужно строго определенное время, и три прочтения какой-то фразы как раз укладывается в нужный отрезок времени. Да и со стороны всё это весьма зрелищно выглядит, люди смотрят и проникаются к вам преогромнейшим уважением. А когда надо, то и страхом.
  Вообще же произносить какие-либо слова в магии не требуется. Даже когда начитывают заговоры или заклятия, если маг не проецирует на объект четкий мысленный образ, то все слова будут простым сотрясением воздуха. А если слова читаются одни, а образ в голове у мага другой, то сработает как раз таки образ.
  В общем, чтобы быть магом, нужно не только иметь дар от природы, но и уметь работать с собственной психикой. Поэтому так же, как воины или спортсмены тренируют свое тело, маги тренируют свой мозг. И достигли они в этом таких высот, что я просто по-черному завидовал. Взять хотя бы ту же концентрацию внимания. Обычные люди практически не умеют этого делать - в голове всё время копошатся всякие мысли, норовящие увести размышления куда-то в сторону. Я когда-то целенаправленно тренировал концентрацию, пялился на свечу или на точку на бумаге, научился с горем пополам подавлять "внутренний монолог", но всё равно левые мысли постоянно норовили появиться вновь. Здесь же Будигост показал мне, как умеет делать он - переслал из мозга в мозг свое состояние, как он зажигает "лампочку". Я чуть не плакал от зависти. Никакого намека на посторонние мысли, все чувства (в том числе экстрасенсорные) фиксируют светокамень во всех деталях. Казалось бы, какие там могут быть детали - гладкий цилиндр. Однако, деталей вагон, в том числе флуктуации полей вокруг и в самом цилиндре. Причем вход в нужное состояние, включение "лампочки" и выход занимали какие-то доли секунды. Итить-колотить, я тоже так хочу!
  Поэтому, вместо разучивания заклинаний, меня перво-наперво усадили снова тренировать концентрацию. Правда, теперь мне помогали. Не знаю, как там Будигост влиял на меня своими энергиями, но уже через неделю результаты у меня были значительно лучше, чем за все предыдущие годы. Хотя, раньше я тренировался по десять минут несколько раз в неделю, а сейчас с утра до вечера каждый день. Спасибо архимагу, без его снадобий да вливаний энергии, мне бы такого графика не выдержать. Но через пару недель интенсивность обучения снизили. Будигост сказал, что проверял, как я переношу наполнение силами. Переношу хорошо, но злоупотреблять этим не следует. Поэтому дальше обучение проводилось только до обеда. Но и за эти полдня я порою выматывался так, что, с трудом пообедав, вырубался без задних ног на несколько часов. Благо, что одной наработке навыков концентрации были посвящены только первые несколько дней, а потом Будигост стал понемногу добавлять и другие премудрости - в монотонную скуку обучение не превращалось.
  Чтобы выяснить к какому направлению магии у меня большие способности, Будигост стал втюхивать в меня всего понемногу и смотреть, что получается. Направлений этих было не очень много:
  - магия силы - это всякие пиро- и психокинезы, управление погодой, вызов землетрясений и т.д. и т.п., в общем что-то типа прямого энерго-силового воздействия на окружающий мир;
  - магия материи - изменение свойств предметов, например, упрочнить сталь меча, сделать камень прозрачным; да создание того же светокамня как раз по этой части;
  - ворожение - телепатия, гипноз и т.д. - воздействие на мозг человека;
  - целительство - лечение людей, животных, увеличение урожайности полей и т.д. (или наоборот, этими же методами можно и вред наносить);
  - чувствительность - про себя я называл это направление сенсорикой - развитие третьего, четвертого и т.д. глазьев, шестого, седьмого и т.д. чувств;
  - алхимия - сестра обычной химии, но когда маг на химические реакции своими энергиями воздействует;
  - магия судьбы - сглазы, порчи, заклятия, заговоры на удачу, здоровье и т.д., самый загадочный и непредсказуемый даже для архимагов вид магии - обычные, казалось бы, заговоры получаются не всегда и легко откуда-то из Мироздания может прилететь обратка, поэтому со всякими порчами стараются не связываться.
  Как уже сказал, осваивать меня заставили всё сразу. Честно говоря, не смотря на все старания, получалось не очень. Но маг успокаивал меня, мол "а что ты хочешь за несколько недель то?", "люди этому годами учатся", что он "видит во мне всплески магии, когда я стараюсь", то есть "способности есть, надо их только разбудить". Поэтому я старался снова, снова и снова. Да и кое-какие результаты иногда все-таки появлялись. Светокамнем, к примеру, я уже управлял без проблем. Одним взглядом из другого конца комнаты. Или стало немного получаться чувствовать окружающую обстановку без помощи глаз.
  Такая разнонаправленная веселуха продолжалась до конца осени. А потом Будигост заявил:
  - Арей, мы с тобой полгода занимаемся, пытаемся нащупать, что у тебя лучше получается. Пора менять принципы обучения.
  Я к тому времени уже понимал, что результаты мои по большей части крайне скромны - мало что у меня получалось, и надежды стать архимагом у меня медленно, но верно таяли.
  - Знаешь, Арей, я должен попросить у тебя прощения. Я кое-что от тебя скрыл, опасаясь, что это знание помешает тебе в учебе. Ты уже знаешь, что обучать магии начинают не позже десяти лет от роду.
  Я кивнул.
  - Это не просто так, - продолжил Будигост. - Дело в том, что если магические способности не развиты в детстве, то у взрослого человека развить их почти невозможно. Это как с речью - человек, взращенный в дикой природе, не способен разговаривать, сколько его не учи, так и будет до конца дней своих мычать и рычать. Природа заложила в тебя мощный потенциал, Арей, если бы начать обучать тебя с детства, ты бы стал великим магом. Я понадеялся, что твое незнание о невозможности обучения взрослых, и твоя иномирная природа, помогут пробудить твои способности. И что-то из этого явно помогло, ибо, хоть твои достижения весьма скромны, но они значительно выше, чем можно было бы ожидать, обучай я обычного взрослого человека. Порою твои энергии буквально рвутся наружу, но что-то как будто сдерживает их. Я не понимаю, что это. Единственное, что в тебе хорошо пробуждается, это чувствительность. Судя по твоим рассказам, ты всегда отличался повышенной восприимчивостью - видел, когда тебе лгут, ощущал, какие эмоции испытывают люди. Или та твоя история, где ты чуть в яму в темноте не упал - еще один шаг и всё, но что-то тебя остановило. Сам того не осознавая, ты с детства использовал некоторые из своих способностей. Пусть очень-очень мало, но использовал, и поэтому они не закрылись с возрастом. И, исходя из этого, я предлагаю основной упор в обучении сделать на развитии твоих чувств. Остальные направления забрасывать не будем, просто сократим количество тренировок, может когда-нибудь что-нибудь да проснется.
  Да, если в других направлениях результаты были по большей части на уровне ощущения Будигостом всплесков энергии, то в сенсорике прогресс видел и я сам. Теперь же, когда основная масса тренировок пошла именно в эту сторону, результаты попёрли. Хотя, наверное, это слово и не правильно тут использовать - на освоение базовых практик ушли не дни, и не недели. Первым уровнем магического мастерства (это не местный термин, это я в свое время во всякие РПГ переиграл) я более-менее уверенно овладел лишь к весне. То бишь, почти через год с тех пор как оказался на Средней Сестре. Научиться управлять своей психикой, полностью концентрироваться, произвольно вызывать в себе нужные состояния, и т.д. - всё это оказалось ничуть не проще, чем накачать без стероидов большущие мышцы. И это при том, что обучал меня не слабенький деревенский ведун, а мощнейший архимаг. Причем обучал, не просто рассказывая, что и как надо делать, а закидывая мне в мозг образы из своей головы, где я подробнейшим образом видел какое именно должно быть состояние, на чем именно концентрироваться, какие видения вызывать. Без таких "видеоинструкций" я порой просто не понимал, о чем это мне сейчас рассказывают. Причем он не просто обучал, а и сам воздействовал на мой организм, подталкивая к развитию мои способности. Такое обучение, какое получал я, в этом мире получали не многие. В этом плане, мне, конечно, несказанно повезло.
  Но всё же я был не сильно доволен результатами. Мне казалось, что прогресс мог бы быть и получше. Да, я теперь неплохо видел в темноте, ощущал окружающую обстановку с закрытыми глазами, чувствовал живых существ, их ауры, в том числе сквозь стены, ощущал чужую магию, эмоции и так далее. Но все это было в зачаточном состоянии, на очень небольшом расстоянии и с приложением неслабых усилий. До той сенсорики, что продемонстрировал Бажен в доме Барвика, мне прокачиваться еще годы и годы.
  Ничего, прокачаемся. Первая ступень поддалась, значит, способности действительно есть. Дальше, как говориться, было бы желание. А желание есть. И не слабое. Поэтому и тренировки по другим направления я тоже не забрасывал. И хотя результатов там почти не было, но в том то всё и дело, что "почти". Однажды, после получасовых попыток сдвинуть маленький железный шарик усилием воли, этот шарик действительно сдвинулся. Да не просто сдвинулся - улетел как пуля, пробив пятисантиметровую деревянную дверь и застряв в стене в коридоре. И это было явно мое воздействие, чужую магию я уже хорошо чувствовал, и даже не раз ловил Будигоста, когда он втихаря пытался мне "помочь" во время подобных упражнений. Типа, чтобы я поверил в себя. Будигост тогда в прямом смысле слова прибежал выяснять, что это сейчас за выброс энергии такой был?
  Успел я понять и еще одну очень интересную вещь. Почти все магические техники были буквально пронизаны эдакой театральностью, рассчитанной на произведение впечатления на обычных людей - не магов, и малополезны с точки зрения эффективности магии. Про заклинания с обрядами я уже упоминал. А есть еще такая вещь как магические пассы руками. На самом деле почти вся магия делалась, так сказать, в голове у мага. А все эти махания руками в воздухе аля аватар Аанг, протягивания напряженных рук к объекту колдовства - всё это с точки зрения механизма колдовства в большинстве случаев абсолютно бесполезное занятие. Но нет, даже архимаги с удовольствием машут ручонками и совершенно не думают отказываться от этого. Более того, дело дошло до того, что без задействования рук колдовство даже не всегда получается. Я, конечно, понимаю, для человека несведущего (а простые люди в этих вопросах совсем несведущи, ибо маги своими секретами с общественностью делиться не спешат) пассы в воздухе смотрятся очень даже впечатляюще. Но де-факто они превратились в своеобразный якорь (есть в психологии такой термин) без которого нужное психосостояние просто не запускается даже у сильных продвинутых магов. И это как бы нормально, никого этот вопрос не беспокоит и не интересует.
  Или другой наиболее яркий пример магического шоу - пирокинез. Казалось бы, мысленно приказываешь объекту загореться, и он вспыхивает. Но нет, мы легких путей не ищем, нам спецэффекты подавай. Маг элегантно вытягивает руку, из ладони как из огнемета вырывается струя огня и поджигает то, что нужно. Ну, или если надо поджечь что-то маленькое, типа свечи, красиво так вытягиваешь пальчик, и из его кончика, как из зажигался, высовывается язычок пламени. Шоу маст гоу он, ё-моё.
  Да, в некоторых техниках руки необходимо задействовать. Например, когда целитель сканирует организм пациента, руки иногда очень помогают. Играют роль своеобразных дополнительных антенн. Но нет же, пассы руками суют везде и всюду - где надо, где не надо, и где они, наоборот, только мешают. Мне такая картина категорически не нравилась, но не находя поддержки своей точки зрения у учителя, я решил во время занятий с Будигостом делать всё точно так как он показывает, ну а когда тренируюсь сам, отрабатывать свои навыки без задействования ненужных конечностей.
  В общем, к весне я уже кое-что мог, и не только в области магии. Дело в том, что я тут еще с лука постреливать да мечом махать пристрастился. А началось всё это так. Когда я поведал Будигосту о планетах, и он захотел уединиться, я вышел во двор. И там за домом увидел Петтала - управляющего имением Будигоста. Мощный мужик восьмидесяти лет, ветеран Императорской Гвардии, одним своим видом он внушал уважение. Несмотря на то, что службу он оставил более двадцати лет назад, и с тех пор управляет будигостовским хозяйством, физическую форму терять он не думал. Упражнялся регулярно, в том числе на пару с Будигостом. Да-да, почтенный архимаг тоже был не прочь позвенеть железом. И хотя для него это было всего лишь хобби, но за многие года мастерства во владении мечом он достиг весьма знатного.
  В тот вечер Петтал увлеченно посылал стрелу за стрелой в небольшую мишень, закрепленную на заборе. Я остановился у угла дома и наблюдал за ним, не решаясь подойти. Мы с ним уже были знакомы, но всё наше общение до этого дня обычно сводилось к "здрасте - до свидания", поэтому подходить и напрашиваться пострелять было как-то стрёмно. Но старый вояка реально был профессионалом - он почувствовал наблюдение и повернулся ко мне. Губы его расползлись в ухмылке, и он поманил меня пальцем.
  - Хочешь? - спросил он, показывая лук.
  - Ага.
  - Хорошо стреляешь?
  - Не знаю, - ляпнул я. - Ни разу еще не пробовал.
  - Как это ни разу? - удивился Петтал. - У вас так что, луков нет?
  - Есть, - я включил свою легенду. - Но мне нельзя было. Я сын жреца, должен был в будущем стать жрецом, а у нас жрецам запрещено брать оружие.
  - О как! А теперь, что? Уже можно?
  - Я уже не наследую служение. Так что можно.
  - Ну, хорошо, - Петтал протянул мне оружие. - Держи.
  С некоторым трепетом я взял в руки это творение местных мастеров. Ладно сделанный рекурсивный композитный лук. Не фабричное земное производство, конечно, но сделан хорошо, даже замечательно. На Земле я пару раз стрелял из лука. Правда, из блочника, с вырезом под стрелу и с прицелом. Здесь ничего этого не было, но мишень была недалеко - метрах в десяти, так что попадать, думаю, смогу. Пока Петтал не вмешался, и не стал показывать мне как правильно, я с веселым азартом успел выпустить стрел двадцать. И, надо сказать, показал неплохой результат - попал в мишень целых два раза!
  Видя, что это дело мне нравится, Петтал сам предложил поучить меня луку в свободное время. Конечно же я согласился. Добавив, что я бы еще и мечу поучился, да и вообще всему - мне всё интересно. Петтал хмыкнул, и через пару минут я уже размахивал тупым учебным мечом, кромсая большую деревянную чурку. Демонстрировал Петталу свое великое мастерство, так сказать.
  - Нда, - он задумчиво пожевал губами. - Неужели ты даже в детстве со сверстниками на деревянных мечах не бился?
  - Неа, - потупился я.
  - Ндаа... - еще более задумчиво протянул Петтал.
  С тех пор и начались наши нерегулярные занятия. К сожалению, наше свободное время не всегда совпадало, поэтому нередко, когда Петтал был занят, я брал "инвентарь" и тренировался сам. Необходимые упражнения мне управляющий показал, так почему нет? Да и такие тренировки поначалу были не частыми - несколько раз в неделю. Но со второй половины зимы, когда я стал понимать, что супермага из меня скорей всего не получится, я увеличил усилия в этом направлении.
  Ясное дело, что за столь короткий срок нельзя превратиться в снайпера или хорошего мечника. Но кое-чему я всё же научился. Меч уже не болтался у меня в руке как сопля на веревочке, а щит, ранее больше мешавший, чем помогавший в бою, теперь начал выполнять свои функции. Да и стрелы начали лететь в мишень (пусть не в центр, но всё же в мишень), а не просто куда-то в том направлении.
  Были тренировки и с другими видами оружия - копье, алебарда, топор, нож, но там результаты были еще скромнее. В общем, к весне Петтал охарактеризовал мои умения, "как у рекрута в середине обучения". Рекрутами в имперской армии назывались люди только что пришедшие на службу и проходящие обучение в учебных лагерях. После полугодового интенсивного обучения их распределяли по армейским частям, и с этих пор их называли новики. То бишь новик это человек, который всему, чему надо, уже обучен, но еще не имеет опыта. Ну и негласная высшая ступень - это ветеран. Тут уж всё понятно - матерый вояка, много умеющий и много повидавший.
  Несколько раз к нам с Петталом выходил Будигост, и я увидел, как они рубятся. Круто, что тут скажешь, хочу-хочу-хочу. Впечатленный, я хватал меч и с удвоенной энергией бросался отрабатывать движения.
  А по весне архимаг изъявил желание помахаться со мной. Понятное дело, что его техника на порядок превосходила мою, поэтом произвести на него хоть какое-то впечатление я даже не думал. Но смысл того боя, как я понял впоследствии, заключался в другом. В то время на занятиях с ним я пытался освоить защиту от магических воздействий. Спешить восторженно охать от такого замечательного названия магической техники не надо. "Защита от чужой магии" защищала далеко не от всего. Только от того, что воздействует непосредственно на тебя. В первую очередь это ворожение и целительство. В меньшей степени можно было заблокировать магию силы. Если психокинезом пытаются поднять в воздух именно тебя, то оборвать эти попытки можно. Но если в тебя швырнули камешек, то тут уж или уклоняйся, или осваивай психокинез, чтобы остановить этот камушек. Точно так же с пирокинезом, с замораживанием и т.д. - если пытаются наколдовать, чтобы вспыхнул ты сам, то эта техника защиты поможет, но, если, колдун протянул ручонку и швырнул в тебя струёй огня, то она не спасет. Ибо дэ-факто маг направил свое колдовство не на тебя, а на создание струи огня, а уж огонь воздействует на тебя как самый обычный физический объект.
  Кстати, ранее упомянутая мной театральность магии в данном случае как раз таки к месту, тут это вовсе не театральность. Но маги любят изображать из себя огнемёты везде и всюду. Казалось бы, перед тобой не враг, владеющий защитой, перед тобой камин - щелкни пальцами, и он вспыхнет, ан нет - нна тебе огненным факелом через всю комнату.
  Ну, так вот, освоение защиты у меня получалось не так, чтобы очень. И Будигост решил провести стрессовую тренировку. Он так насел на меня, что я с превеликим трудом отбивал град ударов, обрушившийся на меня. А когда я устал и стал пропускать его атаки, он не только не снизил давление, но еще и на мозги мне начал воздействовать. Изображение перед глазами поплыло, руки с ногами стали хуже слушаться, удары я стал пропускать один за одним. Вскоре я уже был в таком состоянии, что готов был свалиться без сознания в любой момент. Но Будигост принялся подпитывать меня, не давая кануть в спасительное забытье. Прекращать бой архимаг вовсе не желал. Еще и стебаться начал над "беспомощным щенком". Выглядело всё это с точки зрения "беспомощного щенка" форменным издевательством. И спустя какое-то время, получив очередной удар по шлему, я начал злиться. В фильмах или книгах не редко главным героем в ключевой момент овладевает священная ярость, у него просыпаются суперспособности, и он всех расшвыривает одной левой. У меня ничего не проснулось. Я, что называется, взбрыкнул, полез на рожон и, как итог, опять получил по голове. В десятый (а то и в сотый) раз оказавшись на земле, я уже ничего не понимал - для чего всё это, Будигост же добрым человеком казался, зачем он меня как котенка избивает? Гнев исчез, нахлынула какая-то обреченная апатия. Я ушел в глухую оборону, и уже не очень обращал внимания на пропускаемые дары.
  - Да что с тобой такое? - закричал Будигост, увидев перемену моего настроения. - Когда ты уже проснешься?!!
  Дальше последовали нелитературные выражения, среди которых не редко мелькало переведенное на местный язык "твою мать" и еще ряд родных мне словосочетаний. Это он явно меня копирует. Каюсь, бывало в минуты потери душевного равновесия не сдерживался. Наверное, родной трехэтажный, пусть частично переведенный на чужой язык, и заставил меня собраться. Защитный кокон получился что надо, сам такого от себя не ожидал. Но, самое приятное это то, что у меня получилось поставить защиту не в тепличных условиях, когда всё спокойно и никто не мешает, а во время сильнейшего стресса. Я уже упоминал, что подвержен сильным эмоциям, раньше в подобных условиях мне бы в жизни со своей психикой не совладать! А сейчас... Вот это реально радует.
  В голове тут же посветлело, я отразил атаку Будигоста и сам рубанул в ответ. Архимаг отскочил назад, разорвав дистанцию, и так врезал мне по мозгам, что у меня в глазах потемнело. Я бросил все силы на защиту от его ворожбы. Атакуй он меня сейчас, я бы почти ничего не смог сделать - все внимание на магии. Не знаю, сколько времени мы так телепатически боролись, но со временем я почувствовал, что мне становится легче. Нет, давление со стороны архимага не уменьшалось, наоборот, он его даже увеличивал, желая выяснить мой предел. В какой-то момент я даже поплыл, и Будигост тут же снизил давление. Но держать защиту становилось как будто бы привычнее что ли, уже не нужно было отвлекать на это все ресурсы мозга. Собравшись с силами, я сам рванулся к Будигосту. Мою атаку он отбил без труда, я в очередной раз кубарем покатился по земле. Но на этот раз никаких негативных эмоций это у меня не вызвало - я научился защищаться от магии, остальное неважно. И пускай сила моей защиты еще не слишком велика, но это тоже неважно. Механизм освоили, так что прокачаемся.
  Будигост опустил меч.
  - Вот так бы сразу, мой мальчик, - довольно произнес он. - А теперь немедленно отдыхать, ты переутомлен.
  Валясь с ног от усталости, но довольный как слон, я с трудом добрел до своей кровати, и почти мгновенно заснул.
  Кстати, насчет сна. Неожиданный бонус - в этом мире я стал просто замечательно спать. На Земле уже многие годы моей мечтой было просто хорошо выспаться. И дело было не во времени сна - я спал, бывало, и по восемь, и по десять часов. Но просыпание было не как в детстве, когда вскакиваешь бодрым, полным сил и желания жить. С трудом разлепляешь глаза, как сомнамбула поднимаешься и приходишь в норму лишь спустя какое-то время. Здесь же чистая природа, физические нагрузки, целительство Будигоста, отсутствие повседневных стрессов сделали свое дело. Мое самочувствие реально улучшилось. Хотя на Земле я считал, что вполне здоров, а хроническая усталость воспринимал как нечто естественное.
   Да и в целом, привыкание к жизни в новом мире, в новом обществе, прошло достаточно успешно. Поначалу некоторые неудобства вызывал быт, отсутствие телевизора и, особенно, интернета. Но через полгода на примитивный технический уровень уже просто не обращаешь внимания. А местная неспешная, размеренная жизнь начинает даже нравиться.
  Со временем мне стало тут "тепло и уютно". Я, конечно, понимал, что эти тепло и уют связаны в большей степени с проживанием у Будигоста, чем с жизнью общества в целом. И что рано или поздно этот дом придется покинуть, и будет ли тепло и уютно потом - далеко не факт. Но пока я просто плыл по течению и, что называется, наслаждался жизнью.
  Всё изменилось в начале лета 2121го года. Вечером, я, как обычно, увлеченно махал мечом, когда во двор вышел Будигост.
  - Арей, собирай вещи, завтра утром мы уезжаем.
  Сердце у меня буквально рухнуло куда-то вниз.
  - Куда? Что случилось?
  Рядом никого не было, так что архимаг не стал ничего таить.
  - Обнаружили Алангара. Он куда-то едет, но куда - пока не понятно. Как прибудет на место, его арестуют. Есть предположение, что он в свою лабораторию движется. В общем, требуется наше с тобой присутствие.
  Будигост немного помолчал.
  - А после этого отправимся в Гориндар. Император хочет лично с тобой пообщаться.
  - Понятно, - сказал я как можно спокойнее. - Шмотки все собирать? Или я сюда еще вернусь?
  - Не знаю, Арей, - архимаг тоже старался держаться бодрячком, но я чувствовал, что он опечален. - Бери все, на всякий случай.
  
  ГЛАВА 7
  
  Вещей за время моего пребывания здесь я скопил не много. Несколько комплектов одежды да бытовая мелочевка. Всё мое состояние влезло в пару дорожных сумок, которые я собрал менее чем за час. Остаток вечера, после ужина, мы с Будигостом и Петталом просидели на веранде, вспоминая прошедший год и болтая о всякой ерунде. Как же мне не хотелось покидать этот дом. Так хорошо со всеми поладил. Даже с женой Будигоста. Именно она обучала меня этикету, на котором была просто помешана. И обучила неплохо, хоть сейчас могу на пир в императорский дворец - какой рукой какую ложку брать, кому как кланяться, запомнил намертво. Да и над речью она меня заставила поработать - акцент почти исчез. У меня в жизни еще не было, чтобы я так хорошо сходился с людьми. Пожалуй, нигде и никогда я не чувствовал себя так комфортно, как здесь. И вот теперь всё - лафа закончилась. Пора, видать, переходить в следующий класс школы жизни.
  Утром, поднявшись, долго приводил в порядок постель. Застилал особенно аккуратно, расправляя малейшие неровности. Что-то в глубине души говорило, что если я эту комнатку и увижу, то очень-очень не скоро. Поэтому я тупо тянул время. Так же долго и тщательно брился. Несмотря на местную моду, я не стал отпускать бороду. Не люблю я ее. Поэтому приходится достаточно часто браться за бритву. Потом был завтрак, и вот я стою перед кабинетом Будигоста с сумками на плечах, и прощаюсь с собравшейся делегацией. С Эниль раскланялись по всем придворным правилам, с Петталом обнялись так, что у меня ребра затрещали. С остальными обитателями имения я успел проститься или вчера вечером, или сегодня утром. Но позади хозяйки топталась невысокая пухленькая фигурка. Мела - личная служанка Эниль. Эта лиса меня чуть было не женила на себе. Сама ко мне подкатила, и я с ней чуть не переспал. Вовремя остановился, хотя гормоны долбили в голову, что только звезды из глаз. Решил сначала разузнать про местные нравы. Оказалось, что это вдовствующим и разведенным дамам можно кувыркаться сколько угодно и с кем угодно, а девственности должен лишать исключительно муж. Если же лишил кого-то этой природной черты до брака, то обязан жениться.
  А Мела была как раз на выданье, и переспи я с ней, то вариантов бы у меня не было. Так что ее я обходил стороной, и искал другие варианты. Благо, что варианты были.
  Чмокнув пускающую слезу Мелу в щечку, скорым шагом двинулся за Будигостом. В кабинете архимаг сначала связался с кем-то через камни, договорился об открытии "зеркального" канала. Я уже знал, что перенестись нам предстоит в Наридон, в филиал Коллегии магов. Год назад Вилатий с компанией устроили в этой провинции (называлась она Наридония, в Империи вообще все называния провинций и их столиц связаны) неслабый переполох, вскрыв целый заговор, в который оказались вовлечены некоторые высшие должностные лица как администрации провинции, так и местной Коллегии. К несчастью главные действующие лица успели бежать, а пойманные пешки мало что знали. Например, об Алангаре из пойманных вообще никто не знал. По их показаниям выходило, что рулили лорд Барвик и наместник - глава провинции. Но наместник оказался не при делах. Его много раз допрашивали с применением всевозможных магических технологий, и он абсолютно честно отвечал, что ни в чем не замешан. Никакой лжи маги не учуяли. Похоже, что "пешкам" просто наврали про наместника. За участие в заговоре его, понятно дело, наказывать не стали, но с должности сместили, ибо проворонил. А нескольких сбежавших вельмож объявили в розыск.
  Прокатившая после этого по всей Империи волна проверок лишила постов еще пару наместников (но там приколы другие - растраты, коррупция, и т.п.) и на этом всё затихло.
  И вот сейчас нарисовался сам Алангар. Обнаружили его наполовину случайно. Появились сведения, что в соседнем королевстве видели Барвика, и на его поимку отправился архимаг Тимерин с группой поддержки. И на подъезде к границе он обнаружил Алангара. Тот только что въехал на территорию Империи и теперь держал путь куда-то на север Наридонии. В плане маскировки и обнаружения Тимерин оказался искуснее Алангара, и тот не заметил, что его взяли в сопровождение. Тимерин же решил в одиночку с Алангаром не связываться, и стал следить за ним, сообщая в "центр" о его перемещениях.
  И сейчас в Наридоне собиралась группа захвата в составе трех архимагов и полутора десятков магов среднего уровня. С учетом Тимерина перевес над Алангаром должен быть подавляющий. У того, конечно, могут быть заготовлены какие-нибудь сюрпризы, но именно из расчета на них такую толпу и собрали. Моя же роль сводилась к опознанию лаборатории, в первую очередь артефактов переноса между мирами.
  Выйдя из Зеркала, я увидел встречающего нас Вилатия.
  - Господин Вилатий, - я слегка склонился в церемониальном приветствии.
  - О, Арей. Ух ты, хорошо "прячешься"!
  Я почувствовал, что он меня сканирует, но я, как это называется, "прятался" - заранее свернул свои биополевые структуры, и обнаружить, что у меня есть магические способности было уже не так просто. Он стоял от меня метрах в двух и, что магия у меня есть, он видел, но разобраться в ней у него не получалось. Если поднапряжется, то мой стелс-режим он, ясен пень, пробьет, но напрягаться ему не хотелось.
  - Получается с магией?
  - Почти во всем "спящий", - с досадой произнёс я.
  - Хм... Обидно, наверное, - посочувствовал он.
  - Есть такое.
  Из рябящей поверхности Зеркала вышел Будигост.
  - Будигост!
  - Вилатий!
  Архимаги обнялись. Вилатий кивнул в мою сторону.
  - Почти во всем "спящий", а "прячется" так, что я почти ничего не вижу.
  - Кое-что все-таки проснулось. Да и вообще он упорный парень, - Будигост похлопал меня по плечу. - Когда отправляемся?
  - Из столицы должны еще люди подойти. Только их ждем.
  - Куда именно?
  - Алангар сейчас в нескольких десятках верст южнее Северо-Малаакского хребта. Упорно прет к нему. Туда и двинем.
  - Это где-то в двухстах верстах севернее Наридона, - пояснил Будигост мне.
  Я лишь кивнул. Мы с Баженом приблизительно такое расстояние за шесть дней проделали. Маги же явно лошадок подпитывать будут, так что должны управиться быстрее.
  Вилатий вывел нас во двор, где уже стояло полтора десятка готовых к дороге экипажей. Подвел нас к одному из них.
  - Ваш. Кладите вещи и, Будигост, у нас еще дела найдутся.
  Закинув вещи, архимаги удалились, а я решил просто побродить, поглазеть по сторонам. Прошелся вдоль выстроившихся в два ряда повозок, поболтал с возницами, возившимися около них. Выяснилось, что к каждой коляске приписан свой "водила", так что нам рулить не надо будет. Возницы также будут выполнять роль обслуживающего персонала. Более того, с некоторыми из магов едут личные слуги. Вот ведь как, не привыкли их магические благородия себя обихаживать, гы-гы, помощь требуется.
  Обошел кругом здание Коллегии, полюбовался архитектурными изысками. Потом гулял по окружающему Коллегию парку, покуда не почувствовал зов Будигоста. Протелепатировал в ответ, что иду. Ворожей из меня никакой, с обычным человеком вот так связаться не смогу. Но Будигост сейчас был настроен на меня, так что услышит.
  Скорым шагом двинулся к экипажам. Там уже собирались люди, рассаживались по "машинам". Почти у всех из них на цепочке болталась эмблема Коллегии. Маги, группа поддержки и обеспечения. На меня ребята пялились с интересом и без всякого стеснения. Даже как-то неловко стало. Нда, хорошо хоть обычные люди моей иномирной ауры не видят.
  Я забрался в нашу коляску, стал ждать. Будигост с Вилатием появились минут через десять. С ними был еще какой-то мужик. Вглядевшись, я вспомнил, что уже видел его - год назад в доме Вилатия. От тоже архимаг. Имени его я, правда, не знал. Вгляделся в побрякушки, болтавшиеся на нем. Ну, "белая ладошка" это Конклав, а выше... Ух ты ж, целый лорд. Лорды это вообще элита элит, типа дворянство внутри дворянства, высшие государственные должности почти все "высокоблагородиями" заняты. Их на всю Империю десятка два семей. И служат они не до срока, а до старости. Зато и власти у них выше макушки, и, случись чего, судить их будет не обычный суд, а императорский.
  Когда они приблизились, я соскочил на землю, поклонился.
  - Здравия и благоволения, Арей, - произнес мужик.
  - Здравия и благоволения богов, ваше высокоблагородие, - ответил я, выпрямляясь.
  - Я слежу за вашим обучением у Будигоста. Рад, что есть успехи. Честно говоря, я думал, что из-за возраста результатов вообще не будет.
  Он имел полное право обращаться ко мне на "ты", но, гляди ка, какой вежливый.
  - У меня хороший учитель, ваше высокоблагородие, - я взглянул на Будигоста.
  Мужик ухмыльнулся, легонько кивнул (я опять согнулся в поклоне), и двинулся вперед вдоль ряда повозок. Вилатий последовал за ним.
  - Залазь, - Будигост махнул рукой на экипаж. - Сейчас тронемся.
  Вообще, наша коляска была четырехместная - два широких диванчика навстречу друг другу. Но кроме нас никто в нее не пожаловал. Разве что возница занял свое место на передке одновременно с нами. Перед этим он было дернулся открывать перед нами дверцу, но мы его остановили - у самих руки есть. Будигост сел на диванчик смотрящий вперед, а я плюхнулся на противоположный.
  Остальные экипажи тоже были заполнены максимум наполовину. Лишь в одном, там, где разместился говоривший со мной лорд, находилось трое.
  - А чего так? - спросил я.
  - Маги по дороге поколдовывать будут, - пояснил Будигост (ха, это слово - поколдовывать - тоже я в местный язык ввел; конечно, не наше, русское, слово ввел, а местное на манер нашего переделал). - Вот чтобы не мешать друг другу в этом.
  - Понятненько.
  Я повернулся к вознице:
  - Братец, тебя как звать?
  - Симуг, господин, - отозвался тот, обернувшись. - Могу я узнать имена господ?
  - Я Будигост, - сказал архимаг, потом указал рукой на меня. - А это Арей. Давай сразу договоримся, Симуг, без всяких излишних церемоний. Кланяться при каждом обращении к нам не нужно. А открыть дверцу коляски, и тому подобное, мы способны сами.
  - Понял, господин Будигост.
  Он кивнул, и поскольку продолжения разговора не последовало, отвернулся.
  Я ткнул пальцем себе за спину.
  - А как того лорда зовут? Кто это вообще?
  - Это канцлер Алкиней.
  Ух ты ж! Архимаг Алкиней, глава Коллегии магов, советник императора, член Высокого Совещания и прочая, и прочая, и прочая. Если такой человек на поимку Алангара поехал, то дело, видать, совсем серьёзное.
  Впереди послышались громкие возгласы, щелчки кнутов - "процессия" тронулась. Пока ехали по городу, я весь извертелся. Наридон был третьим увиденным мной крупным городом. Первым был Метион, вторым Карба. Карба - это город, рядом с которым находится имение Будигоста. Он ощутимо меньше Метиона или Наридона, но всё равно, по местным меркам достаточно крупный.
  Посмотреть тут было на что. Тем более что Коллегия по традиции располагалась на главной улице, а главные улицы городов это всегда сосредоточение красивого и интересного. Словосочетание "главная улица" это вполне официальный термин, такая улица есть в каждом, даже самом небольшом, городе.
  Это не значит, что в других частях города не будет ничего привлекательного. Конечно, будет. Просто остальные достопримечательности еще поискать надо, а на главных улицах всегда что-то да есть.
  Сразу же набрали неплохую скорость. Улица сама по себе была весьма широкая, да еще маги, едущие в первом экипаже, ворожением разгоняли желающих вылезти поперек нашего пути. А когда выехали из города, и дорога стала свободнее, притопили вообще не по-детски. Это, конечно, не галоп, которым мы с Баженом поначалу неслись, убегая от Алангара, но не меньше, чем та хорошая рысь, которую мы держали, пока у лошадок магический запас к концу не подошел.
  Развалившись на сиденье, я разглядывал проплывающие мимо пейзажи, наслаждался бездельем.
  - Ты открылся, - неожиданно сказал Будигост. - Больше предупреждать не буду, просто стукну.
  Да, точно. Расслабившись, я сбросил защиту и вышел из стелс-режима. Сейчас любой более-менее нормальный маг мог не только разглядеть мой магический потенциал, но и заворожить без проблем. Или еще какую бяку сделать. Чего-то сразу вспомнился стражник, которого Бажен отправил в туалет.
  В идеале защиту и стелс надо натренировать до полного автоматизма. Человек, когда дышит, не обращает на дыхание внимания, вот и эти навыки нужно довести до такого уровня. Хорошо хоть на этих "защитных полях" концентрироваться ежесекундно не нужно - создал один раз и дальше лишь слегка поддерживаешь, если можно так выразиться. Это примерно как с обычным деревянным щитом - поднять его в позицию защиты и постоянно держать перед собой. Отвлекся, забылся, и рука опустилась. А когда привык, то хоть весь день можно ходить с поднятым щитом и не обращать на него особого внимания. Но я к этому пока еще не привык. Регулярно забываюсь, и со временем защита выключается.
  Я сконцентрировался и закутался в защитные коконы так сильно, как только смог.
  - Так бы сразу, - буркнул Будигост. - И, вообще, нечего эти дни, пока в дороге будем, без пользы терять. Как ты там однажды сказал - пассивный режим наблюдения? Давай, тренируй. Рядом с нами целая толпа хороших магов, вот и посмотрим, спалишься ли ты перед ними. Ты им интересен, они уже пробовали тебя прощупать. Покуда я тебя прикрывал, но больше не буду.
  Вот так и ехали - маги потихоньку поколдовывали, обшаривая окрестности в поисках потенциальных угроз, и с еще непонятно какими целями (движение всяческих энергий я видел, но применяемые техники были мне не всегда знакомы); я "прятался" и втихаря наблюдал за ними. Особенно весело было, когда кто-нибудь протягивал щупальца своей магии ко мне, желая выяснить, что же я из себя представляю. Щупальца шарили-шарили, но находили лишь простого человека.
  Была еще техника совсем скрыться от какого-либо магического обнаружения, то бишь маги бы меня вообще ни в каком спектре (кроме обычного, зрительного) не видели - ее я называл абсолютный или суперстелс. Но ей я владел еще плохо, да и нечего всем подряд показывать, на что я способен, а на что нет. Этой техникой вообще мало кто владеет. А у меня вот немножко стало получаться. Уже себя не совсем магом-калекой чувствую.
  Пару раз направлял на меня свои "локаторы" и Вилатий. На этот раз по серьёзному. Стелс почти не спас. Абсолютно всех моих параметров архимаг считать не смог, но общее представление о моих способностях получил. Силен мужик. Даже Будигосту я чуть-чуть подольше сопротивляюсь. На пару секунд.
  Мимо проплывали леса, поля, деревни, а мы летели, нигде подолгу не задерживались. Городов по пути толи не попадалось, толи мы их просто объезжали. Маги регулярно пополняли лошадок силами, и те, не уставая, несли нас с утра до самого вечера почти без остановок.
  Хотя сам я этой техникой еще не владел, но видел её уже не раз. Меня и самого Будигост за время обучения не раз подпитывал. Но Будигост делился своей энергией, а сейчас, чтобы не тратить собственные силы, каждый маг имел при себе целую горсть специальных кристаллов - аккумуляторов энергии. И по нескольку раз в день, во время остановок, маги прикладывали эти "батарейки" к лошадям и на несколько минут замирали, закрыв глаза. Я переключал спектр восприятия и видел, как энергия вырывалась из кристалла, но, послушная воле мага, не рассеивалась в пространстве, а впитывалась в тело животного.
  Честно говоря, я не знаю какой природы эта энергия - магнитная, торсионная или еще какая. Я, вообще, так и не смог идентифицировать большинство энергий, которыми оперирует магия. Просто чувствую, вижу, что вот здесь один вид, вот здесь, вроде как, другой, а какая из них какая - да черт его знает.
  Когда научился видеть в спектрах отличных от обычного человеческого, хотел посмотреть на излучение телефона, но к тому времени его аккумулятор полностью сдох. Будигост попытался его зарядить - молнией он владеет замечательно и мог, как испепеляющий заряд исполнить, так и совсем слабенький. Но как объяснить человеку не знакомому с электротехникой, что такое 3,7 вольта, 1500 мАч, и тому подобное. Да для меня самого эти цифры это всего лишь показания приборов, я сам не знаю, что это такое как таковое. Короче, аккум сгорел.
  А в местном языке таких понятий как электричество или магнетизм нет. Так что объяснения Будигоста не слишком помогли увязать новые знания с теми, что уже давно имею. У них тут всё просто - сила молнии, сила жизни, сила огня.
  Единственный вид энергии, с которым я однозначно определился это электрическая. Когда Будигост молнией фигачит, или во время грозы электрические же силы задействованы. Кстати, природная молния и будигостовская отличаются по ощущениям. Если природная это чистое электричество, если можно так выразится, то у Будигоста там еще чего-то намешано. Я так понимаю, что какие-то дополнительные силы задействуются, чтобы молния, выстреливаемая магом, точно в цель попадала. Хотя сам архимаг говорит, что сознательно никаких дополнительных сил при этом не вызывает - концентрируется чисто на молнии.
  И подобная мешанина встречается везде и всюду. При том же наполнении силами, если всмотреться, задействован целый ряд энергий. В том числе и электрическая. Но местные маги не всматриваются. У них есть работающий механизм, они его воспринимают целиком, и разбирать его по деталям им и в голову не приходит.
  Так что, несмотря на имеющиеся знания, научно описать магию я почти что не могу.
  К исходу третьего дня прямо по курсу на горизонте показались заснеженные вершины гор. Цель была уже близка. Когда солнце коснулось горизонта, Алкиней дал команду, и наша экспедиция свернула в небольшой, но плотный лесок. Заночевать решили здесь. Прошлые ночи мы проводили в деревнях, но на этот раз решили не светиться.
  Маги учинили "военный совет", а слуги в это время занялись обустройством лагеря. Меня на совет не позвали, поэтому я помогал Симугу в установке шатра, разведении костра и приготовлении пищи. Меня он упорно считал если не благородным, то где-то около, поначалу несколько сторонился и очень удивлялся, что я ему помогаю. Но со временем оттаял, и к моменту, когда появился Будигост, мы уже вовсю болтали.
  - Симуг, погуляй, пожалуйста, - бросил архимаг, и возница послушно отошел к экипажу.
  Архимаг замер на секунду, воздвигая защитный купол, чтобы нас никто не слышал. "Обслуживающий персонал" знал лишь, что мы преступника едем ловить, в детали их никто не посвящал.
  - Завтра во второй половине дня должны добраться до цели. Тимерин докладывает, что Алангар остановился в каких-то не то развалинах, не то пещерах в горах, и что там есть какие-то непонятные источники силы. Похоже это действительно его лаборатория. Хорошее место он выбрал - с одной стороны места там глухие, а с другой не слишком далеко от цивилизации.
  Место, действительно, обладало своего рода уникальностью. Дело в том, что вся северная оконечность Империи это густонаселенное морское побережье с кучей городов и поселений. Но вот здесь, в северо-западном "угле" страны, на несколько сот верст с запада на восток протянулся непроходимый горный хребет - Северо-Малаакский, отрезающий берег от глубины материка. К тому же оконечности массива изгибаются к югу, охватывая довольно большую территорию эдаким полумесяцем. И если к северу от хребта, на побережье живет много народа, то к югу - внутри полумесяца - людей очень мало. А непосредственно у южного подножия хребта поселений вообще нет. Крестьянам просто неудобно вывозить отсюда свою продукцию - дорога только на юг, а в том направлении до городов довольно далеко. Но если для крестьянина сто, а уж тем более двести верст, это много, то для Алангара это тьфу. В общем хорошее он себе место нашел. Тихое.
  - Арей, - продолжил Будигост. - Если Алангар не соизволит сдаться, то будет хорошая драка. Не вздумай соваться. Там такие силы бушевать будут, человек за версту в пепел обратится.
  - И не думал даже, - я замахал руками. - Я это прекрасно понимаю. Что мне делать?
  - Останешься около повозок. Кроме слуг тут еще два мага будут. Когда всё закончится, тебя позовут.
  - Понял, - кивнул я, и растянул губы в улыбке. - Не возражаю.
  Архимаг тоже улыбнулся, махнул рукой, снимая звуковую защиту, и бросил в темноту:
  - Симуг, чем ты нас сегодня побалуешь?
  Выехали мы рано утром и к подножию гор добрались, как и предсказывал Будигост, часам к четырем после полудня. Могли бы и раньше, но через пару часов после выхода дорога просто закончилась. Вернее не закончилась, а вильнула в сторону под прямым углом. Остаток пути пришлось проделать по целине, благо, что лес тут был не сплошной - эдакими пятнами, то тут, то там.
  Остановились невдалеке от одного из таких "пятен", сразу за которым вырастали первые каменистые кряжи. Дальше, за ними, тянулись к небу уже полноценные скалы, сверкающие высоко вверху белыми шапками ледников.
  Раньше я был целиком спокоен, но сейчас боевой мандраж нашего отряда стал передаваться и мне. Хотя ни в чем серьёзном мне участвовать не предстояло, но потряхивать начало. Судя по всему так же себя чувствовал и Симуг, нервно ёрзающий на облучке.
  Маги развернули всякое магическое оборудование, чего-то не слишком сильно (чтобы не выдать себя) колдовали, активно совещались. Через полчаса уложили всё обратно в экипажи, стали натягивать на себя всякие большие и не очень сумки. Собираются, по ходу дела, сейчас пойдут.
  К коляске подошел Будигост. Повесил на плечи две заранее подготовленные кожаные сумки, надел дополнительные кольца и медальоны. Маг в полном боевом облачении. Энергия от него сейчас прет такая, что даже я за сотню метров чувствую, несмотря на то, что "прячется" он получше моего.
  А потом он сделал то, что я никак не ожидал от мага. Ну не вписывается это движение в образ мага. Будигост попрыгал, проверил, как сидит снаряжение. Ну, чисто как солдат. Ему бы еще затвор автомата передернуть, и был бы полный фарш, как говориться.
  - Ну, ты понял, Арей, - обратился он ко мне, закончив с проверкой. - Сиди тут. Здесь останутся вон те двое.
  Архимаг указал на двух магов, разговаривающих с Вилатием.
  - Лаборатория недалеко отсюда, часа за полтора доберемся. Тимерин держится к западу, я зайду с востока, Алкиней и Вилатий - наша главная ударная сила - пойдут с этой стороны. В горы дорог нет, так что деваться Алангару будет некуда. Часа через два-три жди вестей.
  Я кивнул.
  - Удачи.
  Будигост махнул рукой и отошел к собирающейся группе. Через четверть часа приготовления были закончены, и толпа магов растворилась в лесу.
  Не сиделось. Я соскочил с коляски и стал нервно ходить кругами. Может с оставшимися магами познакомится? Я развернулся и увидел, что эти двое уже идут ко мне. Познакомились. Оказалось братья - Тапир и Ниокрил. Оба из столицы. Часто работают с Алкинеем. Про меня расспрашивать не стали - всей "группе поддержки" уже дали ЦУ, что нечего мной интересоваться.
  Все были напряжены, так что разговор особо не клеился. К тому же маги постоянно держали под контролем ближайшие окрестности, поэтому то один, то другой выпадали из реальности, уходя в себя, целиком концентрируясь на наблюдении. Я тоже наблюдал за происходящим вокруг, но только в пассивном режиме.
  Два часа тянулись бесконечно долго. Не знаю сколько раз я обошел кругом всю нашу вытянувшуюся на сотню метров колонну повозок. На пятнадцатом разе сбился со счету. Уже начала теплится надежда, что Алангара возьмут без боя. Но, не судьба. Откуда-то издалека, со стороны скал, донесся громкий хлопок. Затем еще несколько. А потом начался такой фейерверк, что я совершенно искренне подумал, как хорошо, что я далеко оттуда. Постоянно что-то грохотало, иногда доносился такой дикий треск, что даже для нас, находящихся далеко от эпицентра действия, было громко. Блин, как они там не глохнут?!
  Из-за горного кряжа вылетали длинные ветвистые молнии, вспыхивали огненные зарева. Было очень далеко, но казалось, что видно как над скалами камни в воздухе туда-сюда летают. Тут же больше пяти километров, это ж какого размера должны быть камушки?
  А уж что творилось в экстрасенсорных спектрах, так вообще рассказывать страшно. Как можно выжить в таком буйстве энергий я совершенно не понимал. Я и раньше магов очень уважал. Очень. Но теперь, глядя на эту, без сомнения, великую битву, я преисполнился прямо таки благоговением перед ними. Да Супермен лох по сравнению с тем, что я сейчас видел.
  Не знаю, сколько времени это продолжалось, но потом над горами вспухло облако пыли и взлетающих в небо обломков. На автомате я принялся считать про себя. На счете двадцать три до нас докатился приглушенный расстоянием толи грохот, толи рев, толи стон. Итить-колотить, это что ж так рвануло то?!
  На какое-то время магическая битва затихла, но потом возобновилась вновь, хоть уже и не с такой яростью, как раньше. К тому же эпицентр сражения не спеша, но уверенно смещался на восток. Затем смещаться на восток он прекратил, но зато мы явственно поняли, что он приближается к нам. Вашу ж налево через коромысло, вот так прикол! Сейчас из зрителей в участников превратимся. Не знаю насчет Тапира с Ниокрилом, но я пекла, подобного виденным только что, пережить не способен в принципе.
  Через некоторое время всё неожиданно затихло. Минуты медленно тянулись одна за другой, но ничего не нарушало нахлынувшей тишины. Потом опять треск, грохот и вспышки энергий, но уже ближе. Затем опять четверть часа тишины, а потом бабах-бубум-тыдыщ совсем недалеко от нас. В версте, наверное. Быстро и верно магическая драка приближалась к нашей колонне спереди-слева, если смотреть по направлению повозок.
  Наша с Будигостом коляска стояла в хвосте колонны, и маги, сказав мне бежать к ней, устремились к своей, которая была одной из первых, чтобы с помощью находящегося там оборудования прояснить обстановку. Я подбежал к своей "машине" и поглядел на магов. Они копошились около своего экипажа, но потом вдруг замерли, и Тапир побежал назад вдоль повозок, что-то крича и махая руками. Одновременно с этим, передние коляски стали разворачиваться в сторону противоположную от приближающейся к нам проблемы.
  - Уводите повозки, - донесся до меня крик Тапира. - Быстрее! Бегите отсюда!
  Толи страх подействовал, толи еще что, но я запеленался в защитные коконы так, как никогда до этого не получалось. Даже абсолютный стелс включил, но не обратил внимания, хорошо ли тот включился.
  Я распушил свои пассивные "радары" максимально широко (образно выражаясь), вглядываясь в малейшие флуктуации полей. И увидел.
  Это был Алангар. Он не "прятался" и буквально светился магией. Поэтому я его за полкилометра сквозь лес и рассмотрел. (Странное какое-то свечение, как будто рваное) И бежал он прямо к нам. Хорошо так бежал, быстро. Для обычного человека даже слишком быстро. Но Алангар то не обычный.
  Японский городовой, что случилось?! Где все архимаги?! Погибли в том супервзрыве? Да нет, вряд ли. Зачем тогда Алангару так быстро улепётывать? Я буквально сжался от напряжения, желая почувствовать еще что-нибудь, увидеть еще дальше. Таки увидел. В полукилометре за Алангаром еще какой-то источник магии движется. Восточнее - еще один. Значит, кто-то из архимагов жив, и они преследуют Алангара. А тот рвется к лошадям. Захватит один экипаж, поубивает остальных лошадей и тупо уедет. Даже архимаги со сверхскоростью долго бежать не смогут, так что для Алангара лошади это спасение.
  Тапир с Ниокрилом это тоже понимали, поэтому и разворачивали повозки. Но уехать те не успели. Колонну накрыл телепатический удар. Не очень сильный, чтобы свалить меня или магов, но возницам хватило, не смотря на то, что у каждого из них был защитный амулет. Кто-то замер в ступоре, кто-то свалился на землю. Экипажи останавлись.
  Всё, ребята, это трындец. Теперь между лошадьми и Алангаром только два с четвертью мага. Хотя, что-то я зазнался - я пока и на четверть не тяну.
  И тут я понял, что Алангар меня не видит! Перед самым ментальным ударом его "радарные лучи" пробежали по всем - и по магам и по слугам - по всем кроме меня. А сейчас его магические щупальца тянулись только к магам. Оглушенную прислугу он со счетов уже сбросил. Ко мне же вообще никакого внимания. Мой суперстелс, по ходу дела, сработал!
  Задержать! Его нужно задержать на минуту. Хотя бы на полминуты! Эта мысль стала долбить мой мозг, когда я разглядел, что преследующие Алангара источники магии не отстают от него. Того, что прямо за Алангаром я не узнаю, но вот восточный это явно Будигост. Его сигнатура.
  Я спрыгнул на землю, спрятался за коляской. Эх, со спины бы к Алангару подобраться. Вот только как? Между повозками и лесом открытое пространство. Подождать пока он уработает магов, и попытаться напасть, когда он подойдет вплотную к экипажам? Западло как-то. Ммать, что делать то?! И оружия никакого нет. Только нож на поясе. Понадеялись на мощь сборной команды магов.
  В этот момент Алангар выскочил из леса, и я понял, что же такого странного было в его ауре. Он был ранен. Очень конкретно ранен. Битва с архимагами вовсе не прошла для него бесследно. Хотя энергонасыщенность его полей была очень высока, держался он буквально из последних сил.
  Тапир с Ниокрилом встретили его дружным электрическим залпом. Алангар выставил щит. Со стороны это выглядело, как будто молнии ударили и растеклись по невидимой сфере, окружающей архимага. При этом Алангара буквально отодвинуло на несколько метров.
  Ответил он тут же, без задержек и обдумываний. Он не стал тратить время, чтобы победить своих противников изящно и красиво, не тратя лишние ресурсы. У него не было на это времени. Алангар врезал так сильно, как только мог, надеясь одним ударом покончить с преградой.
  Как будто взрывная волна пронеслась. Тапира, который был ближе ко мне, и половину повозок вместе с лошадями и людьми просто сдуло, словно они были из легкой тонкой бумаги. Ниокрил, находившийся в самом начале колонны, успел дернуться в сторону, и его задело лишь краешком. Но все-таки задело. Отлетев на десяток метров, Ниокрил, покачиваясь, поднялся. И едва успел защититься от обрушившихся на него молний. Алангар стал его прессовать, чтобы не дать собраться, одновременно набирая энергию для еще одной "волны".
  Счет пошел на секунды, еще немного и Тапир тоже улетит в облаке пыли. А нашим нужно еще как минимум полминуты, чтобы добраться досюда.
  В следующую секунду я осознал себя бегущим в сторону Алангара. Он стоял ко мне практически спиной, он меня не видел - шанс есть! До него было метров 60-80, но, как мне показалось, я преодолел эту дистанцию всего за несколько секунд. У него уже рука стала подниматься для удара, когда он всё-таки что-то почувствовал. Алангар придержал атаку и резко повернул ко мне голову. Но было поздно. Я уже оттолкнулся от земли, и через полсекунды подошвы моих сапогов впечатались в спину и плечо архимага. Отлетел он метра на три, несколько раз перекувырнулся, но буквально сразу же вскочил. А я уже снова летел к нему, и не давая опомнится, принялся охаживать его кулаками да ногами. Бил куда попадется, лишь бы сбить настрой, не дать колдовать. Убить его я не боялся - во-первых, я совсем не Геракл и не Брюс Ли, чтобы голыми руками убивать, а во-вторых, он же архимаг, явно свое тельце на прочность прокачал.
  - Ты?!!! - закричал он, осознав, наконец, кто перед ним.
  - Я! - проорал я и влепил ему звонкую оплеуху открытой ладонью.
  - Неблагодарный! Ты первый, с кем я как с равным!...
  - С каким, к Кеве, равным?! - получи еще двоечку в челюсть. - Лжец поганый! Думаешь, я не знаю, что ты бы меня потом убил?!
  И вот тут с ним сыграла злую шутку привычка местных магов всегда использовать пассы руками. Собственно говоря, я на это и надеялся. Толи он не мог колдовать без рук, толи просто забыл, что можно без них, но он все время старался накрутить руками какие-то фигуры. А я всё время бил его по рукам, не давая завершить рисунок. Атаковать меня по обычному, кулаками, он почти не пытался. Так мы и танцевали, пока я не отвлекся на долю секунды, заметив выбегающего из леса человека. К тому моменту я успел позабыть и про защиту, и про маскировку, про всё - я просто дрался. Этим и воспользовался Алангар. Он успел крутануть рукой, и я ощутил сначала ускорение, а потом свободное падение. Как-то совершенно спокойно подумалось, что сейчас громыхнусь о землю и поломаю себе руки-ноги. Лишь бы не шею. Инстинктивно весь сжался в предвкушении, но... Мир перестал вертеться перед глазами, и я увидел, что плавно опускаюсь на земную твердь. Метрах в тридцати от меня, у кромки лес, стоял незнакомый мне маг и протягивал ко мне напряженные руки. Нда, хорошо, что в полете я защиту от всяких психокинезов не догадался включить - спасти бы меня мужику не удалось, наверное.
  Алангар уже даже стоял с трудом. Его качало, из ран обильно сочилась кровь. Никого не стесняясь, я всеми своими чувствами просканировал его. Обалдеть, энергии в нем почти не осталось. Будигост, когда выскочил из леса, от души врезал по Алангару огоньком, не давая ему добить меня, кувыркающегося в воздухе. На защиту от этого удара тот и потратил последние ресурсы. Если ему не помочь, в течение часа-двух он просто умрет. Держится сейчас чисто на силе воли. Круто. Уважаю.
   В десяти метрах перед ним стояли Будигост, Тимерин, я и оклемавшийся Ниокрил.
  - Алангар, все кончено, сдавайся, - сказал Будигост.
  Трясущейся правой рукой Алангар принялся теребить пальцы левой.
  - Глупцы, - прохрипел он. - Ничего не кончено, всё только начинается. Если бы я осуществил задуманное, то Империя сохранилась бы! Изменилась бы, но сохранилась. А ОНИ Империю уничтожат! И память о ней сотрут.
  - Кто "они", Алангар? - закричал Тимерин. - О ком ты говоришь?!
  Рука Алангара двинулась к его лицу.
  - Яд! - крикнул я в запоздалом прозрении и рванулся к нему.
  Но капсула, спрятанная в кольце, уже захрустела на его зубах.
  
  ГЛАВА 8
  
  Через пару секунд Алангар мелко затрясся и рухнул на землю. Твою мать, он же столько знал! И домой мне теперь дорога заказана, вот ведь, а!
  К телу подбежал Будигост.
  - Тимерин, помоги! Бездна Кевы!
  Подскочил Тимерин, и архимаги принялись погружать умирающего Алангара в Бездну. А ведь это идея. Бездна Кевы это не просто заключение сознания где-то во тьме. Это что-то типа анабиоза - все процессы в организме практически остановлены, человек сотни лет может так пролежать без всякого вреда. Если яд еще не добрался до мозга Алангара, то погрузив того в Бездну, можно впоследствии, в условия "стационара", с хорошей командой "реаниматологов", попытаться вылечить его. Шансы небольшие, но есть.
  - Тапир, - вдруг выдохнул Ниокрил и побежал в сторону разбитых повозок.
   Колдующим архимагам я был не помощник, поэтому припустил за Ниокрилом, на бегу впечатляясь выпущенной Алангаром ударной волной. Повозки, попавшие под неё, перевернуло и отбросило. Некоторые поломало на куски. Поле было усеяно обломками метров на пятьдесят вдаль. Стоны людей, вопли раненых лошадей довершали фантасмагорическую картину.
  И Ниокрил, и я уже разглядели ауру Тапира. Поломан он был не сильно, жизни его ничего не угрожало, поэтому я ринулся к остальным пострадавшим.
  Как же это круто вот такое мультиспектральное магическое зрение. Не надо долго искать, просто видишь, где человек лежит.
  Ко мне уж подбегали слуги, которых волна не задела, и мы вместе вытаскивали людей из-под обломков. Почти у всех были переломы той или иной тяжести, множественные ушибы. У двоих с внутренними органами совсем плохо, их я вообще запретил трогать до подхода профессиональной помощи. Нашелся и везунчик - улетел дальше всех, но кроме небольших ушибов, никаких повреждений я не увидел.
  Подбежал Ниокрил.
  - Он едва успел закрыться, - ответил он на мой немой вопрос. - Рука сломана, в ребрах трещины. Но ничего опасного. В себя уже пришел. Помогу наиболее тяжелым, потом им займусь.
  Я кивнул, уступая место около лежащего человека.
  - Как так получается? - спросил Ниокрил, принявшись за дело. - Видишь ты хорошо, но целительства в тебе нет ни капли.
  - Я "спящий", - ответил я, выламывая из груды обломков палочку способную сыграть роль шины.
  - Не повезло, - сказал маг, помолчал и добавил. - У тебя странные поля. Меня очень хочется нарушить приказ и спросить кто ты и откуда, но я не буду этого делать.
  Ишь ты хитрый какой.
  - И не надо, - ответил я. - Ибо если я расскажу кто я, то мне придется тебя убить.
  У него были такие глаза. Похоже, он реально поверил, что я могу его убить. Он же маг! Пусть не архи-, но все равно очень хороший. Да я его даже поцарапать не смогу! Почему он так испугался?... Уж не из-за моего ли танца с Алангаром? В купе с моими странностями и с тем, что меня просканировать не удается - со стороны не видно на что я способен. Это у Вилатия "радары" мощные - смог разглядеть, но у этих то ребят послабее будут. Не понимают кто я и что я.
  - Да не напрягайся ты, шучу я, - хохотнул я, хлопнув его по плечу.
  Маг кивнул, и продолжил заниматься пациентом.
  Вскоре из леса начали появляться остальные маги нашего отряда. Они сразу занялись врачеванием, и мне около пострадавших делать стало нечего. Не смотря на то, что под удар попала половина нашей колонны, убитых, слава Богу, не было. Двое были в тяжелом состоянии, ими занялись сразу по два мага. Троих, в том числе Тапира, можно отнести к средним. Еще трое отделались достаточно легко.
  Пошел к Будигосту. Они вместе с Тимерином сидели возле тела Алангара и по очереди прикладывались к какому-то сосуду. От обоих буквально веяло усталостью.
  - Ну как? - спросил я, подходя.
  - Вроде получилось, - ответил Будигост и протянул мне дорожный кувшинчик с узким горлом. - Будешь?
  - Что это?
  - От усталости.
  - Да я вроде нормально, - сказал я. - Я ж почти и не напрягался сегодня.
  - Ничего себе "не напрягался", - недовольно пробурчал Будигост. - Объясни-ка мне, друг любезный, что это ты с Алангаром тут творил? Я ж тебе приказал, не вмешиваться.
  С видом нашкодившего школьника я присел на землю напротив архимагов.
  - Ну, извините, дядя Будигост. Если бы я не вмешался, Алангар бы слинял, - я развел руками, и перешел в контрнаступление. - Но я думаю, сейчас более важный вопрос, какого данара Алангар вообще тут оказался?
  Тимерин, похоже, принял нашу полушуточную пикировку за чистую монету.
  - Да, Арей, - печально подняв глаза к небу, торжественно проговорил он. - Вынужден признать, Алангар нас почти что провел. И если бы не вы, друг мой, то можно было бы говорить без всяких "почти". Нас, кстати, не представили, но в сложившейся ситуации, учитывая, что мы уже знаем имена друг друга, думаю, церемонии можно опустить.
  Интересная у мужика манера говорить, как будто с трибуны вещает.
  - Согласен, господин Тимерин, - ответил я, слегка склонив голову.
  Перевел взгляд на Будигоста, кивнул в сторону скал.
  - Ну, так что там случилось то?
  Будигост раздосадовано махнул рукой.
  - Провел он нас. В ловушку заманил. Там от входа в его пещеры тропинка в горы уходит. Заколдованная, чтобы её никто не видел. Хорошо заколдованная, даже мы не сразу ее заметили. Алангар, когда нас почувствовал, не стал внутри оставаться. Выскочил наружу и стал отходить по этой тропинке. Куда эта тропка ведет, мы не видим, подумали, что он по ней уйти сможет. Двинулись за ним. Еще бы пять десятинок, и мы бы Алангара просто задавили. Когда Алкиней с Вилатием приблизились к лаборатории, там что-то как рванёт. Не знаем, что это. Никаких источников магии подобной мощности мы там не видели. Закрыться они успели, живы, но оглушило их сильно. Мы с Тимерином были немного дальше, нас слабее затронуло. А Алангар вместо того, чтобы продолжать убегать по топке, развернулся и побежал мимо нас на юго-восток. Тропинка та тупиком оказалась. Он по ней отходил, чтобы нас в зону взрыва заманить. Мы вдвоем, как очухались, сразу за ним. Потом Алангар почувствовал вас здесь и повернул сюда. Ну а дальше я наблюдал событие, которое до сих пор не укладывается у меня в голове - человек, совершенно не владеющий магией силы, начищает физиономию одному из сильнейших магов Империи.
  - Да, - вставил Тимерин. - Если бы об этом можно было бы рассказывать, то ваша драка с Алангаром стала бы легендой.
  Так-с, Аднрюха, спокойнее. Гордость, это, конечно, хорошо, но вот гордыня ничего хорошего не несёт. Прежде всего, для самого гордеца. С некоторым усилием я задавил растущее чувство собственного величия.
  - С остальными что? Все живы?
  - Слава богам, да, - Будигост тоже воздел глаза к небу. - Они позади были, их почти не задело. Двоих Алангар отбросил, когда прорывался, остальные вообще невредимы.
  - Здесь не все, - я указал на магов, занимающихся пострадавшими и собирающих вещи среди обломков.
  - Пятеро там осталось. Вилатию и Алкинею помогают.
  Посмотрел на небо, на опускающееся солнце. До темноты часа четыре еще.
  - Дальше какие планы?
  - Закончим с ранеными, погрузим всё на оставшиеся повозки, и переедем на ту сторону леса, - Будигост махнул в сторону гор. - Там неплохое место есть, ручей рядом, до лаборатории... до развалин лаборатории полчаса пешком. Там основным лагерем встанем.
  - Основным?
  - Да. Оставим там всю... как ты говорил? Группу поддержки? Вот. Около лаборатории работать будут только члены Конклава. Ну и ты. Там тоже шатры поставим. Завалы там большие, разгребать тяжело будет. Не хочется силы еще и на прогулки туда-сюда каждый день тратить. Сегодня переночуем в лесу, а завтра туда отправимся.
  - А что там Алангар про "они разрушат Империю" говорил?
  Оба мага пожали плечами.
  - Надо думать лорда Барвика и других заговорщиков имел в виду, - предположил Тимерин.
  - Без Алангара их сила значительно уменьшилась, - сказал я. - Как-то сомнительно, чтобы они могли разрушить Империю.
  - Пока не знаем, - произнес Будигост. - У Алангара же были какие-то артефакты, ради которых от тебя похитил. Может им удалось их активировать. Будем выяснять.
  Я поглядел на усыпанное обломками поле. Раненых уже унесли к экипажам, разбросанные вещи почти собрали. Кроме пары человек, продолжавших что-то выискивать, среди ломаного дерева бродило несколько лошадей. Животные перенесли полеты с кувырканиями в воздухе значительно хуже людей - всего четверо выжили. Остальные или погибли сразу, или раны были такие, что пришлось добить.
  - Пойду, лошадок соберу.
  Архимаги устало кивнули.
  До места, где предполагалось ставить лагерь, добрались незадолго до захода. Отправили несколько человек к лаборатории, где остались Алкиней и Вилатий, и принялись основательно обустраиваться, ибо, сколько придется тут куковать, было неизвестно.
  Проторчали мы там неделю. Группа поддержки перекрыла подступы, а архимаги пытались магией разгрести завалы и это у них, в принципе, получалось. Мастер Йода с перетаскиванием Х-истребителя отдыхает. У нас тут такие валуны по воздуху плавали - внутри десяток истребителей поместится.
   Толку от этого, правда, было не много. Пещеры, где была лаборатория, вместе со всем содержимым были перемолоты в мелкий щебень. А сколько такого щебня улетело во время взрыва в атмосферу и теперь покрывало собой десятки квадратных верст, даже считать не хочется.
   Предметов сохранивших магическую накачку отыскали всего несколько - парочка кристаллов знаний, хрустальную сферу Дальнего Ока и непонятный, большой, размером с кулак, кристалл, по самую макушку заряженный электричеством. Для чего нужна эта хрень, маги не знали, поэтому засунули его в специальный ларец, как раз и предназначенный для всякого непонятного. Ларец был заколдован так, чтобы дать сигнал, если вещь в нем начнет проявлять какую-либо активность, и выдержать неслабый взрыв, если оная вещь вздумает бабахнуть. Так же нашли несколько обломков какой-то утвари без всяких следов магии. Маловато, конечно, но больше ничего отыскать не удалось.
  Во второй половине недели, когда уже хотели сворачивать раскопки (потому что разгребли не только то место, где была сама лаборатория, но и углубились значительно дальше), Будигост с Вилатием в очередной раз просканировали каменную толщу (так делали постоянно, благодаря сканированию и были сделаны почти все находки). И им показалось, что в глубине скалы, далеко, на пределе видимости есть какая-то полость. Подозвали всех магов, что были рядом, в том числе и меня, организовали магическую цепь. В результате удалось заглянуть глубже. Действительно, какая-то полость была. Стали копать дальше.
  - Сила Двенадцати! - воскликнул Вилатий, когда приблизились. - Да там живой человек!
  Ух ты ж! Может это еще один землянин?
  Но это был не землянин. Когда разбирали последние метры завалов, я уже достаточно хорошо его видел, аура у него была местная. Кто ж это тогда? Кто-то из слуг? Неужто Орбор или Габон? Лучше бы, конечно, Орбор. Хоть он и был моим тюремщиком, но как человек он мне нравился. Я поделился своими мыслями с архимагами.
  - Вполне может быть, - согласился Алкиней. - Алангар никогда без слуг не путешествовал. Кстати, перед взрывом ауру еще одного человека мы видели около входа в пещеры. Ну, раз уж это может быть ваш знакомый, вам и дверь открывать.
  Когда убрали последние каменные глыбы, нашему взору открылась массивная окованная дверь.
  Я подошел, пару раз сильно стукнул. Своим суперзрением я видел, что человек подошел к двери, приник ухом.
  - Открывай. Тут чисто, - крикнул я.
  Дверь заскрежетала, отворилась. В проеме показалась знакомая фигура.
  - Здравия и благоволения, Орбор.
  Орбор несколько секунд удивленно хлопал глазами. Выглядел он не очень - столько дней под завалом, без воды и пищи. Не понятно как он там вообще не задохнулся.
  - Не может быть. Арей?! А где господин Алангар?
  - Ты как здесь оказался?
  - Хозяин приказал тут запереться, пока он какой-то опыт проводит. Что случилось?
  - Случилось, Орбор. Много чего случилось.
  В комнате ничего интересного не оказалось, и спустя четверть часа подавленно-потрясенный Орбор сидел перед архимагической комиссией и давал показания. Отвечал он честно, не таясь. Ему и скрывать то было нечего, никаких законов он не нарушал, что Алангар стал преступником, не знал, ни про какой заговор слыхом не слыхивал, по правде служил своему хозяину, ожидая, когда закончится контракт. То, что договор уже давно лишился силы, хозяин от него утаил. Ну а то, что хозяин занимается какими-то странными опытами, и у него регулярно появлялись, а потом исчезали какие-то странные люди, так со слуги то какой в этом спрос? Орбор им вреда не чинил. Всё что он знал про Алангара - его контакты, поездки, где скрывались прошедший год - выкладывал на чистоту.
  Рассказал и что было после нашего с Баженом побега. Вернулся Алангар поздно вечером, навешал всем попавшимся под руку неслабых люлей, отправил слуг в деревни за лошадьми. Те вернулись поздно ночью. Алангар отобрал четверых животных, колданул над ними, и вместе с Габоном и еще одним человеком Барвика рванул за нами. Вернулся более, чем через неделю с Барвиком и еще толпой народа. Собрали в доме всё, что смогли, и дёрнули за границу. В Катионское королевство. Там и проторчали весь год.
  Сюда же они нынче прибыли с Алангаром и Габоном. Для чего, хозяин им не говорил. Когда Алангар приказал Орбору закрыться в комнате, Габон дежурил около входа в пещеры. Погиб, не иначе.
  - Вины на нём нет, - Алкиней, как глава экспедиции, подвел итог. - Но и отпускать его тоже нельзя. Возьмем его с собой в Гориндар, посмотрим воспоминания. Что-нибудь да всплывет. Например, лица тех, кто с Алангаром контактировал. Пока что оденьте на него сигнальный амулет и пусть слугам помогает.
  Я с облегчением выдохнул. Честно говоря, я опасался, как бы его не загребли по полной, как соучастника, несмотря на то, что ничего плохого он, в принципе, не делал. И хотя, дальнейшая его судьба была еще не определена, но отыгрываться на нём никто не собирается.
  Отправив Орбора в лесной лагерь, провозились на раскопках еще день. Поскольку результатов не было, решили сворачиваться. Алкиней, каждый день докладывавший императору о ходе операции, связался со столицей и получил разрешение двигаться назад.
  Интересно, доволен ли результатами экспедиции император? С одной стороны, лишили неизвестного противника очень мощного юнита, а также лаборатории. С другой, информации об этом самом противнике не получили ни капли. Разве что удастся оживить Алангара или вытянуть что-нибудь из воспоминаний Орбора.
  А то, может, и втык получим. Не, я то не получу. Меня его величество уже даже похвалил и обещал печенюшками осыпать. Но вот конклавовцы де-факто облажались.
  Всю прошедшую неделю в лесном лагере маги активно выхаживали наших раненых, поэтому даже самые тяжелые уже были вполне себе на ногах. Сутки мы потратили на сборы, а потом двинулись в обратный путь. Поскольку количество транспорта у нас уменьшилось, пустующих мест в экипажах почти не было. Спешить теперь не надо было, так что на путь до Наридона времени у нас ушло в два раза больше.
  В Наридон прибыли в полдень и в тот же день все архимаги и часть магов группы поддержки (те, которые жили в Гориндаре) телепортировались в столицу, в штаб-квартиру Коллегии магов. Я, понятное дело, тоже. Честно говоря, было немножко жалко, что Гориндар я увижу сразу изнутри. Рассказывали мне про него много, какой он величественный, монументальный, и т.д. И, как бы это сказать, хотелось узнавать его по нарастающей - не сразу с центра, где сосредоточено всё самое-самое, а, как обычный путешественник, начать с пригородов, потом первый ряд стен, потом второй, третий, всё ближе и ближе к центру. Но не судьба.
  Столичная Коллегия впечатление производила. Высоченные потолки, большущие окна, где-то цветные витражи, где-то простое стекло, скульптуры, колонны, купола, резьба по камню, громадные люстры на десятки "лампочек". Да, круто это всё смотрелось, реально круто. Некоторые элементы здания явно изготовлены и установлены на свое место с применением магических технологий. Например, купол главного зала собраний - монолитный каменюка диаметром метров тридцать и высотой десять. Когда владеешь психокинезом и способами размягчения камня, такой простор в архитектуре открывается.
  Нас встретила небольшая делегация. Часть из них стали о чем-то беседовать с архимагами, а несколько человек сразу же приняли у нас Алангара, уложили его в тележку, по виду напоминающую гроб на колесиках, и куда-то укатили. Еще двое забрали Орбора.
  - Ну что ж, - закончив разговор, Алкиней повернулся к собравшимся. - На этом нашу миссию объявляю завершенной. Все могут возвращаться к своим делам. Господа архимаги, встретимся завтра на совете у императора. Всего хорошего, господа.
  Алкиней обозначил поклон легким кивком головы (мы все согнулись, как положено по этикету) и почапал к выходу. Остальные тоже стали расходиться. Те, кто жил в Гориндаре или просто имел тут недвижимость, отправились по домам, те же, кто таковым тут не обладал, а это были мы с Будигостом, отправились в гостиницу при Коллегии.
  Я поначалу немного удивился, что у Будигоста нету дома в столице. У всех остальных архимагов, в том числе у тех, кто постоянно жил в других частях Империи, были. Виной этому была опять же его простота и почти полное игнорирование таких понятий как имидж, статус, понты. Вернее имиджем для него было профессиональное мастерство. А то, что кто-то считает, что если ты человек богатый и высокопоставленный, то у тебя обязательно должно быть то-то и то-то, в том числе дом в столице, так это Будигоста просто не интересовало, это было вообще вне его понятий.
  Дом в столице Будигосту был просто не нужен. Бывал он здесь не редко, но почти всегда это было по делам Коллегии. Прибывал он через Зеркало прямиком в Коллегию. Если решение вопросов занимало меньше одного дня, в тот же день телепортировался домой. Когда же времени нужно больше, жил в гостинице при Коллегии, где условия проживания были под стать высокопоставленным гостям. Так ради чего дом покупать? Тем более, что с одного боку от Коллегии находится императорский Дворец, где архимаг не редко бывает по делам, а с другого - Академия, где сейчас учится Бажен. Всё рядом, всё под рукой. Когда же восхочется красоты города посмотреть, так опять же - центр - всё самое крутое тут. К тому же проживание в гостинице для членов Коллегии при исполнении бесплатное.
  - Господин Будигост! Здравия и благоволения! - радостно заулыбался встречающий нас у дверей гостиницы управляющий. - Давно мы вас не видели. Надолго к нам?
  - Здравия и благоволения, господин Хорир. Право слово, не знаю. Минимум на пару дней.
  - Ваша комната уже ждет вас. Комната вашего спутника по соседству, - он повернул свою полноватую физиономию ко мне. - Могу я узнать ваше имя, сударь?
  - Арей, - я склонил голову в жесте приветствия.
  - Очень хорошо. Мое имя вы уже знаете, - мужик так же протокольно раскланялся. - Господа, разрешите проводить вас в ваши апартаменты.
  Номер был шикарным. Вай-фая и кабельного тв тут, к сожалению, не было, зато все остальное было выше всяческих похвал. Время было самое что ни на есть обеденное, поэтому в номер Будигоста доставили сытный обед на двоих. Поскольку от всяческих усилителей вкуса я уже давно отвык, а последний прием пищи был еще ранним утром, еда показалась мне просто божественной. Нажрался так, что шевелиться не хотелось.
  После небольшой послеобеденной дремы, когда желание шевелиться появилось, мне вздумалось посмотреть таки город. А то как-то не хорошо будет - находиться в сердце величайшего города мира, и не увидеть его. Думал, Будигост составит компанию, но архимагу нужно было зарядить разряженные амулеты. Одному мне он тоже идти не советовал - я ведь в этой стране не легализован, а тут не просто центр города, тут всякие правительственные учреждения. Могут возникнуть ненужные хлопоты.
  - Подожди полчасика, - сказал Будигост. - Будет тебе спутник.
   Кто это будет, архимаг отвечать почему то отказался. При этом хитро улыбаясь. Ну да я сам уже догадался.
  Бажен появился где-то через четверть, и после традиционных "как дела", обнимашек и остальных бла-бла-бла, мы, наконец, вышли в город.
  Столичная Коллегия магов, как и следовало ожидать, была значительно больше своих филиалов в других городах. Если в Наридоне всё помещалось в одном, путь и не маленьком, здании, то здесь это был целый комплекс из более, чем десятка сооружений. Как и почти все Коллегии в других городах, штаб-квартира так же была окружена парком, который тоже отличался неслабыми размерами. Это такая техника безопасности на случай, если что-нибудь бабахнет. Хотя ни с чем потенциально опасным тут не работали, центр столицы как-никак. Для опасных экспериментов предназначался загородный полигон в паре верст за внешней стеной.
  Несмотря на то, что место учебы Бажена было совсем рядом, он приехал на коляске, заранее запланировав устроить мне экскурсию. За что я был ему весьма признателен.
  Мы забрались в экипаж, и для начала он покатал меня по Коллегии, рассказывая "тут главный корпус Коллегии - канцлер, его заместители и прочие", "тут алхимией занимаются", "здесь небо наблюдают", "тут больных принимают", и т.д. Потом выехали через парадные ворота в город, на главную улицу. Ох ты ж мама дорогая! "Красота-то какая! Лепота!"
  Главным элементом всей округи без сомнения был императорский дворец. Его именовали не иначе как с большой буквы - Дворец. Если смотреть на Коллегию магов, откуда мы только что выехали, то он был по правую руку от нее. Сооружение реально гигантское, но в тоже время какое-то воздушное, ажурное, с множеством больших окон. И высокое. Шпиль с имперским стягом явно за сотню метров перевалил. По рассказу Бажена, если смотреть сверху, Дворец имел довольно сложную форму, но отсюда, с улицы, была видна лишь его передняя, выгнутая вовнутрь часть.
  К обороне Дворец был не приспособлен совершенно. Но логику строителей понять можно - уже много веков было сложно представить, чтобы кто-то мог штурмовать столицу Империи. К тому же, если кто-то и вздумает штурмовать, то чтобы добраться Дворца, надо сначала три кольца городских стен преодолеть.
  А если бунт в самом городе? Не боятся? Неужто ни разу не было? Надо будет на эту тему поспрашивать.
  В других городах главное здание города, ратуша, обычно стоит на площади, вдоль которой пробегает главная улица. Здесь же такой площади как таковой не было. Главная улица здесь такой ширины - складывается впечатление, что это площадь взяли и вытянули через весь город. Ну, не через весь, а только через так называемый Белый Город, что находится внутри третьего кольца стен, но первого впечатления это не отменяло. Ширина, как сказал Бажен, пятьдесят размахов, т.е. порядка семидесяти пяти метров. Участок улицы-площади, который был прямо напротив Дворца, именовался Императорской площадью. Часть улицы, что от Императорской площади убегала на юг (мимо Коллегии магов и Академии) звали Южным Лучом, ту, что на север - Северным.
  На Императорскую площадь императорский Дворец выходил широченной лестницей, которая называется, угадайте как? Правильно, Императорская. Во время всяких праздников на этой лестнице устанавливают императорскую ложу, и в ней император принимает парады, толкает речи, короче, занимается всем тем, чему положено заниматься императорам во время массовых мероприятий.
  В обоих направлениях от площади, по обоим Лучам, посередине улицы, как бы разделяя полосы встречного движения, пунктиром тянулся ряд прямоугольных водоемов, шириной метра три и длиной около десяти. Глубина небольшая, с метр где-то.
  - Все водоемы соединены между собой, - пояснял Бажен. - Трубы под мостовой спрятаны. Вода забирается выше по течению реки и по акведуку доставляется в высшую точку города. Это вон там, за Дворцом. Оттуда она поступает в первые от площади бассейны, и по ним протекает через весь город в обе стороны.
  Расстояние между бассейнами было метров в двадцать. Посередине этого участка была обычная мостовая, дающая возможность пересечь улицу поперек, а ближе к водоемам располагались высокие клумбы с кустами и деревьями. Подобные клумбы тянулись и по краям улицы, под стенами домов.
  Так же как и в других виденных мною городах, разделения улицы на тротуар и проезжую часть в столице не было. Этого здесь еще не придумали. Пешеходы просто держались ближе к обочине, а конные и экипажи - к середине.
  Напротив Дворца, через площадь, находился громадный храм. Вернее целый храмовый комплекс. Если в обычных храмах алтари всех двенадцати богов находились в одном здании, в центральном зале, то здесь каждому богу полагалось собственный храм. Но так же как алтари внутри храмов расставляют по кругу, и один алтарь - Богу-Отцу - в центре, здания храмов здесь были расположены в точно таком же порядке.
  По левую руку от Коллегии магов располагалась Академия. Большое и шикарное здание под стать окружающим.
  - У всех разные сроки обучения. Всё зависит от способностей, - пояснял мне Бажен. - У кого-то разные направления открылись, тем долго приходится учиться. Я, к примеру, уже шесть лет отучился, и еще два точно буду учиться, если не больше. Но, таких, как я, к сожалению, очень мало. В основном открываются способности в одном или двух направлениях. Больше всего у нас целителей. Год, максимум два учатся.
  - А дальше? - спросил я. - Вот отучился здесь, и всё? Ты полноценный маг?
  - В принципе да. Но есть одна тонкость. Всё, что нужно магу, ты умеешь, всеми техниками владеешь. Ну, в соответствии с твоими способностями. Но сила твоей магии еще не слишком велика. Годы постоянной практики нужны, чтобы на максимум выйти. Мой отец, например, только к пятидесяти годам пика достиг.
  - И сколько тут народу учится?
  - Сейчас пара сотен.
  Всего пара сотен?! Чего так мало?! Оказалось, что принимают в Академию только дворян. Простолюдин сюда ни за какие деньги не попадет.
  Расспросив Бажена на тему системы подготовки магов в Империи, пришел к очень нехорошему выводу. Централизованной системы подготовки практически не существовало. Кроме Академии магических учебных заведений просто не было!
  Если одаренный магией ребенок появлялся в семье дворян или в семье простых, но состоятельных, людей, то учиться он начинал либо дома (если его родители обладали магическими умениями), либо его отдавали в обучение какому-нибудь магу. Если же одаренный рождался в семье простой, небогатой и не обладающей магией, то единственная возможность начать обучение, это обратить на себя внимание какого-либо мага, кто бы согласился взять ученика без всякой платы. Но, во-первых найти такого мага было еще той проблемой, а во-вторых, есть магические способности или нет, простым людям в абсолютном большинстве случаев просто не ведомо. Это у суперодаренных магия сама наружу лезет, а у абсолютного большинства только другой маг и способен увидеть есть ли способности.
  Маги не устраивают кастинги среди простолюдинов на предмет выявления одаренных. Нету соответствующих школ. Куча одаренных просто не имеет шансов реализовать заложенный в них потенциал. Раньше я не задумывался, почему большинство магов, которые есть сейчас в Империи, это маги в черт его знает каком поколении. Теперь стало понятно.
  Что-то мне кажется, что такая система должна деградировать. Абсолютное количество магов если и не будет уменьшаться со временем, то будет падать процент по отношению к численности всего населения.
  А может здесь и кроется ответ на вопрос, почему власти не боятся штурма дворца в случае бунта в столице. Этой системой они свели к минимуму появление сильных магов, которые были бы привязаны к простонародью. Ведь один сильный маг целую армию раскидать может. А все ныне живущие маги плотно вписаны в систему. Им и сейчас тепло и уютно. В случае бунта они без сомнения встанут на сторону властей, и у бунтующих просто не будет шансов. Если же поднимать "одаренных" из простонародья, то чисто статистически должны появиться маги, которые встанут на сторону бунтующих.
  Для спокойствия элиты существующая система, конечно, выгодна, но с точки зрения развития страны тут одни минусы.
  Н-да, еще один вопросик, которым следует поинтересоваться.
  Дальше по улице, что на север, что на юг, располагались здания всяких министерств и ведомств, называемых здесь коллегиями. Напротив Коллегии магов, например, располагалась Тайная Коллегия - местный аналог ФСБ, СВР, ГРУ, и т.д. в одном флаконе. Южнее Тайной Коллегии - Военная. А с другого боку от Дворца - Коллегия казны, Посольская и Счетная. Дальше - еще какие-то.
  Кстати, Коллегия магов занимала особое место в ряду коллегий - она теснейшим образом сотрудничала со всеми другими ведомствами. Многие члены Коллегии магов одновременно являлись постоянными членами других коллегий. Например, в нашей экспедиции почти половина магов группы поддержки были штатными сотрудниками Тайной Коллегии. Да и Алкиней с Тимерином, как вскользь упомянул Будигост, с ТК тоже очень тесно связаны. А Вилатий еще десять лет назад работал в Архитектурной.
  Окрестности императорского Дворца, весь центр Белого Города, был застроен по единому плану, поэтому каких-то несочетаний, разнобоя в стилях не было. Все дворцы (а здания коллегий по убранству и грандиозности не слишком уступали императорскому дворцу) были настоящими произведениями архитектурного искусства. Находясь здесь, реально начинаешь чувствовать мощь и богатство Империи.
  Остальную площадь Белого Города частично занимали несколько парков, но в основном тут были дома высокопоставленной знати - лордов да дворян. Купить дом внутри третьего кольца простолюдину было практически невозможно. Даже самому богатому. Чтобы поселиться здесь, требовалось личное разрешение императора.
  Богатые, но не благородные, предпочитали селиться внутри второго кольца стен - в Среднем городе, но поближе к стенам третьего кольца. Большую же часть населения Среднего города составляли люди хоть и не богатые, но и бедными их уже тоже назвать было нельзя. Местный средний класс. Тут была куча ремесленных, кузнечных, ювелирных и прочих мастерских, которые относились к категориям "хорошая", "очень хорошая" и "обалдеть какая хорошая", множество купеческих офисов. Плохо было то, что в процентном соотношении ко всему населению этот средний класс был не очень то многочисленен.
  Основную же массу населения столицы (да и не только столицы - везде так) составляли люди, которые может и не голодали, но которым приходилось считать каждый грош. Немало их жило внутри второго кольца, но большая часть в первом - в так называемом Внешнем городе.
  Мы сделали круг по всему Гориндару, прокатившись по достопримечательностям Среднего и Внешнего города, и вернулись в Белый город с другой стороны - уезжали через южные ворота, вернулись через северные. Возвращались уже затемно, что дало мне возможность полюбоваться уличной иллюминацией. Гориндар был освещен практически весь, лишь во Внешнем городе и в предместьях некоторые мелкие улочки прятались во тьме. Центр же столицы и, особенно, главная улица были просто залиты светом.
  - С тех пор как изобрели светокамни, - рассказывал Бажен. - Ситуация с освещением, что на улицах, что в домах, разительно изменилась. Светокамни и светят ярче и служат многие годы, а главное, что они дешевы - как ни парадоксально, их очень легко делать. Любой, даже не сильный маг по сотне в день может наколдовать. Так что теперь даже простой люд их вовсю использует. Вон, кстати, фонарщик едет.
  Навстречу нам не спеша верхом ехал человек, протягивал руку к фонарям на противоположной от нас стороне улицы, и те наливались светом.
  Таких фонарщиков по пути в гостиницу мы встретили еще несколько. Но кроме них, уличные фонари иногда зажигали и обычные прохожие. Кто-то просто идет и по дороге включает, кто-то специально вышел, около своего дома зажег. От этого бывает, что улицы, по которым еще не проехали профессиональные фонарщики, освещены местами. Но длиться это не долго. К моменту, когда ночь окончательно вступает в свои права, освещение работает уже везде.
  
  ГЛАВА 9
  
   Устал я за день весьма ощутимо, проголодался еще больше. Поэтому, когда слуги накрыли в номере Будигоста стол на троих, радости моей не было предела. Прекрасный хавчик плюс замечательная компания - что еще нужно для счастья, как говориться.
  Когда, насытившись, мы перешли к расслабленной беседе, я расспросил таки Будигоста о подготовке магов. Будигост не подтвердил моих подозрений о целенаправленном препятствовании развитию магов среди простых людей. Он никогда не слышал о таких намерениях. Просто такая система сама собой сложилось веками, и никто пока не задумывался на эту тему. Но вопрос этот архимага заинтересовал. Очень заинтересовал.
  На следующий день нам предстояло мероприятие, которое лично меня очень волновало и даже пугало. Это Будигосту посещать совещания у императора в порядке вещей, а у меня такое впервые.
  Утром Будигост вызвал "обслуживающий персонал" для нас обоих, и это меня можно сказать спасло - руки у меня не то, чтобы тряслись, но были какими-то неуверенными, а безопасных бритв здесь еще не изобрели. Хотя, сидеть и наблюдать, как тебя бреет кто-то посторонний, было очень непривычно. Ну да цирюльник был опытный, побрил, постриг, причесал как надо. А потом прибежал еще слуга и упорно пытался помочь мне одеться.
  В конце концов наряженный Будигост со всеми регалиями, и не менее наряженный я безо всяких регалий, плюхнулись в карету и поехали во Дворец. Хотя, что тут ехать - пять минут пешком. Но, пешком не положено. Протокол, понты и всё такое. Это если бы ехали к кому-нибудь другому, то Будигост на понты бы наплевал. Но, мы едем к самому императору, так что все должно быть, как положено.
  Мы проехали эти несчастные триста метров, и вышли у Императорской лестницы. Вчера Дворец меня восхищал, но сегодня, в связи с предстоящим мероприятием, тянущаяся к небесам громада стала еще и подавлять.
  - Всё-таки не понимаю, я-то зачем на совещании нужен? - пробурчал я.
  - Император сказал, значит, нужен, - ответил архимаг. - А, вообще, привыкай.
  Мы поднялись по лестнице, прошли мимо гвардейцев на входе. Офицер с толстым сине-белым шнурком на плече отсалютовал Будигосту и пропустил нас, не останавливая. Я уже упоминал, что в этом мире мой рост значительно выше среднего. Но вот эти ребята были не намного ниже меня. Гвардия, ёшкин кот. И людей сюда подбирают самых-самых, и снаряжение у них такое, что залюбуешься. Тут уже не пластинчатый доспех, как у рядовых армейцев, а полноценные латы. И площадь тела, закрываемая металлом, и прочность побольше. Но главная фишка бронекостюма - забрало. Магия материи рулит - пластина закрывающая лицо сделана из стали, но она прозрачна, как стекло! Ох и дорого такая вещь стоит - дороже всего остального доспеха. Если светокамни делать легко и просто, то вот так изменить металл, это работа требующая уйму времени и сил. Недаром такие прозрачные забрала имеет только дворцовая стража - выдают на время дежурства. А вне Дворца даже Гвардия обычные железки носит. Хочется себе такую "прэлесть"? Не проблема, покупай, заказывай у мага. Не забудь только десяток годовых офицерских жалований на это дело отложить.
   Миновав гигантские распахнутые двери, вошли внутрь. Ндаа, красиво, колоссально, шикарно, элегантно, блестяще, и... и так далее, да. Широченные залы, высоченные потолки, арки, своды, большие окна, много света и воздуха. Да тут на метле аки Потный Гарри летать можно.
  Что удивляло больше всего, так это малое количество народу. Я ожидал, что тут толпы будут, ан нет - пару десяток человек в поле зрения, включая стражу.
  На входе к нам сунулся было лакей, но Будигост жестом дал понять, что его услуги нам не требуются. Пройдя через анфиладу залов в недра дворца, поднялись по широкой лестнице на второй этаж, достигли зала, выполняющего роль приемной. Тут уж народу было побольше. И все непростые. Вельможа на вельможе и вельможей погоняет. От изукрашенных золотом и каменьями одежд рябило в глазах. Будигост, иногда раскланиваясь с кем-то из встречных, уверенно двинулся вглубь помещения. Стараясь не отсвечивать, но и не изображая слугу, я устремился за ним. Впрочем, внимания на меня почти никто и не обращал - физиономия моя никому не знакома, регалий на мне никаких нет, в общем, на высокопоставленную шишку не тяну. Магов же, способных заметить странности моей ауры, кроме нас, в помещении было всего трое - Алкиней, Вилатий и Тимерин. Стояли они около дверей, за которыми, надо полагать, скрывался кабинет императора.
  Было желание включить "радары" и глянуть, чего там за стенами делается, но не стал. Ибо посетителям запрещено во Дворце колдовать. И "прятаться", кстати, тоже. К тому же уж что-что, а кабинет императора защищен от магической прослушки так, что ни я, ни архимаги заглянуть туда не сможем.
  - Сейчас у его величества лорд Пинарий, - сказал Алкиней после завершения приветствий. - Мы следующие.
  Пока ожидали, архимаги болтали на всякие отвлеченные темы, но вскоре и эти разговоры затихли. Волнуются архимаги, напрягает их предстоящее совещание. Не иначе люлей ждут.
  Двери кабинета распахнулись, оттуда вылетел сверкающий золотом вельможа, и, ни на кого не оглядываясь, быстрым шагом покинул помещение. О! Один свою порцию люлей уже унёс. Теперь наша очередь.
  Из-за двери выглянул человек, нашел глазами нашу компанию.
  - Господа, император ждет вас.
  Одновременно выдохнув (как будто специально репетировали), архимаги тронулись с места. Я не отставал. Сердечко заколотилось. Хотя я с императором уже разок общался, но то через камни единения было, а сейчас вживую придется. Бли-ин, стрёмно как-то.
  В отличие от остального дворца, рабочий кабинет императора был довольно скромен. Нет, разнообразные элементы роскоши тут присутствовали. Но совсем немного. Скорее как дополнение к интерьеру, а не как основа. Наверное, чтобы ничего не нарушало рабочую атмосферу.
  Кроме нескольких шкафов, расположенных вдоль стены противоположной от окон, в кабинете стояло два больших стола. За одним, около дальней от нас стены, сидел сам император Ордин. Мы выстроились в ряд, склонились.
  - Здравия и благоволения, господа, - сказал он и указал рукой на второй стол, стоящий у стены с окнами. - Присаживайтесь.
  Он сам поднялся и мы все расселись за вторым столом.
  Как и ожидалось, началось совещание с раздачи на орехи, мол, как так случилось, что, имея подавляющее преимущество, чуть всё дело не завалили? Почему не смогли выяснить, что это так бабахнуло, и почему никто этой ловушки не почувствовал? Алкиней взял всю вину на себя - переоценил, недооценил, не почувствовали, что это было выяснить не смогли, готов нести наказание. Каких-то реальных репрессий император чинить не стал, но пропесочил архимагов неслабо. И они внимали ему на полном серьёзе. Судя по их эмоциям. Уважают они императора, его слова для них не пустой звук.
  - За последние годы все мы слишком расслабились, господа, - Ордин подвел итог первому этапу совещания. - Уже несколько столетий Империя не знает крупных поражений, не имеет серьезных противников. Мы привыкли, что нам все даётся без особого напряжения. И эта самоуверенность уже вышла нам боком. А как это может выйти при встрече с равноценным противником, даже подумать страшно. Надеюсь, вы учтете мои слова.
  Маги лишь сидели, понурив головы.
  - Итак, давайте дальше. Что там со слугой Алангара?
  - Сам по себе он ни в чем не виновен. Алангар его обманывал. В том числе с применением ворожения. Сейчас смотрим его воспоминания, - Алкиней протянул императору кристалл знаний. - Здесь несколько лиц, что мы уже смогли рассмотреть. Их имен он не знает. Работать с ним продолжаем.
  Император зажал кристалл в кулаке, закрыл глаза.
  - О как! - воскликнул он через минуту и открыл глаза. - Один из них это Кабирил - советник короля Катиона. Его представили мне на одном из приемов. Остальных не знаю. Тайная Коллегия пусть выяснит кто это.
  Далее маги более подробно отчитались по находкам, по состоянию погруженного в Бездну Кевы Алангара. Наметили дальнейшие действия.
  Я во всем этом участвовал чисто как зритель, наблюдая в первую очередь за Ординым. Пытался понять какой он, чего от него ждать.
  - Ну что ж, господа, более вас не задерживаю, - заявил император, когда все темы были исчерпаны.
  Все повскакивали. В том числе и я.
  - Арей, а вас я попрошу остаться.
  Я чуть не заржал, вспомнив "Семнадцать мгновений весны". Удержался. С невозмутимым видом опустился назад в кресло. Хотя сердце взяло неслабый разгон. Всегда начальства побаивался, а тут начальство выше некуда.
  - Сперва позвольте поблагодарить вас за те знания, что вы передали нам. Некоторые из них настолько маштабные, что использовать их мы сможем еще очень не скоро. Но кое-что может быть полезно уже сейчас, - начал Ордин, когда за архимагами закрылась дверь. - И у меня возникло желание пообщаться по некоторым темам. В том числе о вашем мире. Вы не против?
  А у меня что, выбор есть?
  - Я к вашим услугам, ваше величество, - я слегка кивнул.
  Интересовало Ордина многое. Поговорили про историю Земли, про виды политических устройств и режимов. Основной темой стала история армии и вооружений. Оружие 20го и начала 21го веков затрагивали мало, чисто из любопытства. А вот как в мой мир пришел огнестрел, какие изменения это повлекло, это императора интересовало весьма. Я всяческим оружием с детства интересовался, эту тему знал немного лучше, чем среднестатистический человек. Хотя, конечно, на серьёзный анализ моих знаний не хватало. О чем и предупредил императора. Но это его не смущало.
  - Уж не хотите ли Вы обзавестись огнестрельным оружием? - спросил я, видя его явный интерес к этой теме.
  - Пока не планируем, - ответил он. - Но работы в этом направлении мы начнем.
  - Позвольте высказать одно соображение, ваше величество. Насколько я знаю, Империя сейчас обладает самой мощной армией и магией во всем известном мире. Вы и без огнестрела с любым справитесь. Огнестрельное оружие может изменить баланс сил не в вашу пользу. Исследуйте его, научитесь делать, но держите всё это в глубокой тайне. Не надо внедрять его в войска пока вы и без него легко справляетесь.
  - Вы повторили мои мысли, Арей. Именно так я и думаю поступить.
  Просидели до самого вечера. Нам даже легкий обед прямо в кабинет приносили. Мое самомнение, типа я из более продвинутого мира, более образован и т.п., улетучилось окончательно. Да, всяких естественнонаучных да технических знаний в меня заложено немало. Но какой же я тормоз по сравнению с Ордином. Земная школа не учит мыслить, земная школа пихает человека готовой информацией. А у императора именно соображалка работает как ни у кого из моих знакомых. Разве что у Будигоста. Умнейший человек, в общем.
  Под конец разговор зашел про разведку, будь то политическая, военная или какая другая. В Империи всё это было, и ничуть не хуже, чем у соседей. Но, с моей точки зрения, исходя из того, что я успел узнать, могло бы быть и лучше. Например, агентурных сетей в других государствах почти не было. Много информации тупо привозили сознательные купцы и путешественники. В армии почти не использовались ни Дальнее Око, ни камни единения, ни другие магические прибабахи. Например, дозорная группа, обнаружив противника, посылала в штаб гонца с сообщением. А будь у них "рация", сколько бы времени экономилось. Вернее прибабахи использовались, но не самими военными, а магами, которые придавались армии на какое-то время. Например, при проведении какой-либо операции. В штате же самой армии ни "связистов", ни "локаторщиков" не было. А почему? А потому, что магов в Империи хоть и больше всех в мире, но дэ-факто не хватает.
  Сначала император не понял моей одержимости разведкой и связью, но потом проникся.
  - Об этом стоит подумать. И мне, и нашим генералам.
  - В моем мире есть поговорка - предупрежден, значит, вооружен, - добавил я.
  - Хорошо сказано.
  Император слегка хлопнул ладонью по столу.
  - На сегодня хватит. Напоследок вот еще что... Арей, к сожалению, почти все ваши магические способности спят. А тому, что проснулось, Будигост вас уже почти всему обучил. Дальше вам просто тренировать свои навыки надо. Но Будигост для этого вам уже, в принципе, не нужен.
  Я вздохнул. Ну вот и всё, лафа действительно закончилась, съезжаю от Будигоста.
  - Да, ваше величество. В принципе, так.
  - В то же время вы начали обучаться воинскому искусству. И, как говорил Будигост, у вас неплохо получается.
  - В этой сфере мои достижения также весьма скромны.
  - Это потому, что на это уделялось мало времени, - император отложил карандаш, который вертел в руке. - Арей, как вы видите свое будущее здесь?
  - Ну... - я опять вздохнул. - До недавнего времени очень хотел стать хорошим магом. Набраться сил и когда-нибудь настучать по голове Алангару.
  Ордин засмеялся.
  - Насколько я знаю, вы осуществили эту свою мечту.
  - Ну да. Вот только магом я не стал и настучал не так, как задумывалось. Так что теперь я в некотором тупике, конкретных планов на будущее нет.
  - Понятно, - император кивнул. - Знаете, мы тут много думали, как же с вами быть. Скажу прямо, разные варианты рассматривали, от запереть в каком-нибудь замке, до просто отпустить на все четыре стороны. Везде есть свои плюсы, свои минусы. Но окончательное решение я принял только сегодня утром, после того как пообщался с Будигостом через камни единения. Он мне рассказал о вашем вопросе про подготовку магов. Можно сказать, что для меня это было своего рода открытием. Та система, что есть сейчас, позволяет делать магами всех одаренных из благородного сословия. Мы осознаём, что магов нам не хватает, но мы подстраиваемся под существующее количество, ибо больше взять просто неоткуда. Раньше простолюдины не имели вообще никаких прав, и практически не воспринимались благородными за людей. Сейчас многое по-другому, но далеко не все. До сих пор никому и в голову не приходило, что можно целенаправленно искать и обучать одаренных из нижнего сословия.
  Ну так вот, сегодня утром я понял, что запирать вас где-то, отрезать вас от мира нельзя. Вчера вы подкинули идею, которая в случае успешной ее реализации, даст Империи несказанно много. Вы глядите на наше общество как бы со стороны и способны замечать черты и проблемы, которые для нас просто неразличимы в силу своей привычности.
  Ордин плеснул себе немного чая (недавно слуга принес), промочил горло.
  - Я хочу, чтобы вы и дальше имели возможность вскрывать невидимые для нас вопросы. А для этого вы должны не сидеть в какой-либо отдаленной усадьбе или во Дворце, а жить в нашем обществе нормальной жизнью, общаться с людьми, продвигаться по служебной лестнице, столкиваться с теми проблемами, которые испытывают мои подданные. То есть вас надо официально сделать гражданином Империи. Вы сами-то не против получить наше подданство?
  - Я сам совсем не против, - сказал я.
  А чего мне быть против? Империя хоть и далека от идеала, но простым людям здесь получше живется, чем во многих соседних королевствах. Там почти везде жуткое средневековье царит. Здесь же какой-никакой, а прогресс - и рабство давно отменили, и простые люди хоть какие-то права, но имеют, и, что такое массовый голод давно уже не знают. Я за прошедший год успел поинтересоваться международной обстановкой. Даже с несколькими купцами, которые лично в других королевствах бывали, поговорил на эту тему. Хоть какая-то информация, но была.
  - Хорошо, - Ордин кивнул. - Но тут возникает вопрос, КАК вас легализовать? Нам ведь не нужно привлекать излишнего внимания к вашей персоне. Если вы просто где-то поселитесь, то придется как-то объяснять соседям кто вы, откуда. То есть придется лгать. Если найти место, где нету хороших магов, способных увидеть ложь, никуда не ездить, как можно меньше общаться, то так можно прожить всю жизнь нераскрытым. Но тогда нельзя в достаточной мере увидеть жизнь нашего общества. Да это и не жизнь будет - почти что домашний арест. Если же жить достаточно активно, то рано или поздно ложь будет разоблачена, и у людей появятся вопросы. Это в лучшем случае. А то и власти могут заинтересоваться. Тогда придется вступаться мне, а это снова интерес и вопросы.
  - И что же делать? - спросил я.
  - Понимаете, в нашем мире очень сильна роль родственных связей. Если вы просто появитесь, без роду, без племени, то не редко вы будете сталкиваться в лучшем случае с недоверием. С вами просто не пожелают иметь дела. А если у вас за плечами будут стоять предки и родственники, то это значит, что вы не изгой, не преступник, что вы нормальный, вы свой, грубо говоря. Это открывает многие двери.
  Я уже понял, к чему он клонит. Процедура принятия в род. Это не только усыновление, здесь и в качестве брата или сестры принять могут, и даже отцом или матерью. В этом мире люди гибнут часто, так что принятие в род не шибко большая редкость. К тому же, когда человека принимают в род, то его настоящими корнями интересоваться становится не принято. Я смогу просто не отвечать на такие вопросы, и это не будет выглядеть чем-то экстравагантным.
  - Я понял, о чем вы, ваше величество. Но кто же согласится принять в род не просто незнакомого человека, а иномирянина?
  - Ну, один желающий уже есть - Будигост, - усмехнулся Ордин. - Но его кандидатура не подходит. Он лицо высокопоставленное, всегда на виду. Если он кого-то усыновит, то это вызовет огромный интерес к усыновленному. Нам нужен человек, который, с одной стороны, обладал бы положением в обществе, чтобы в случае необходимости помочь вам без обращения к нам, но, который не вращался бы в высших кругах и не приковывал бы к себе внимания. Мы с архимагами перебрали множество кандидатур, и, в конце концов, сошлись на одной.
  Ордин замолчал, и стал неторопливо подливать себе в чашку еще чая. Очень уж неторопливо.
  - Ну не томите же, ваше величество, - воскликнул я.
  - Поскольку вы испытываете интерес к оружию, - улыбнувшись, продолжил император. - Мы с Будигостом придумали вариант, который, как нам кажется, будет вызывать наименьшее количество вопросов и подозрений. У нас с ним есть общий друг - Здабор. Когда-то он был офицером императорской Гвардии, входил в мою личную охрану. Он не только прекрасный воин, он у нас подготовкой личного состава занимался. Так что ему будет чему вас обучить. Десять лет назад он спас мне, если не жизнь, то здоровье. Он тогда получил серьезную травму, и после этого ушел на покой.
  - И сам Здабор уже согласился?
  - Да. Подробностей я ему не сообщал. Так, в общих чертах, что надо прикрыть человека, который очень много сделал для Империи.
  Н-да, прикольный поворотик. Становиться чьим-то сыном я как-то не расчитывал, да и сейчас, честно говоря, не очень хочется - кто его знает, что за папа мне достанется. Но, видать, придется. Да и плюсов в таком раскладе много.
  - А что, собственно говоря, мне делать у Здабора?
  - Жить, - просто ответил император. - Вжиться в придуманную для вас легенду и просто жить. Отец обучит вас владению оружием, поможет где-то устроиться, поспособствует с карьерой, если понадобиться. В общем, будет делать всё то, что на его месте делал бы любой человек, помогая своему родичу.
  - Мой эээ... отец будет знать, кто я на самом деле? - спросил я. - Или мне и от него скрываться?
  - Будет. Вы ведь будете жить под одной крышей, и рано или поздно ваши необычности всплывут. Я его вызову сюда и лично введу в курс дела.
  - А не опасно ли выпускать информацию о моей иномирности за пределы Конклава? Заворожат Здабора, и узнают кто я.
  - Не заворожат. В мою личную охрану подбираются люди с повышенной устойчивостью к ворожению. И заговаривают их не только на силу и жизнестойкость, но и на защиту от ворожения. Так что, чтобы его заворожить понадобится архимаг, не меньше. Кстати, Здабор потомственный дворянин. Так что, после обязательной пятилетней службы в армии, вы тоже получите титул. Таков порядок для усыновленных.
  - Ух ты! - вырвалось у меня. - Но дворянство это ж... я тут всего год, и особенно-то... не это...
  Я замолк, соображая, что сказать.
  - Так будет удобнее, - сказал Ордин. - И вам, и нам. Нам хотя бы тем, что меньше опекать вас придется. Ну как, согласны?
  Я немножко подумал. Какая-то толи недоговорка, толи упущение в этом плане чувствовалось, но вот что? Что они от меня утаивают? Да и зачем? Хм, а я на их месте душу перед иномирянином открывал бы? Да нет, конечно. Снабжал бы только той инфой, которую считал бы необходимой. Старался бы использовать его в своих целях. Вот и они себя так же ведут.
  Ну что, надо соглашаться. Вариант то, в принципе, вкусный предлагают. Да и, может, реально какую-нибудь пользу людям принесу.
  - Да, ваше величество, я согласен.
  - Хорошо. Недельку-другую погостите в столице. Будигост будет ближайшее время в Коллегии занят, но он найдет время, чтобы показать вам то, чему еще не успел обучить. Да и нам с вами будет, о чем побеседовать.
  Покидал Дворец я в тот вечер с какими-то странными для меня эмоциями. Раньше меня никогда не радовали ни перемены, ни намечающиеся хлопоты. Если бы в моей "прошлой жизни" мне светил переезд из привычного теплого гнёздышка куда-то в неизвестность, де еще с последующей службой в армии, ух я бы горевал и метался. Сейчас же... Некоторое беспокойство у меня и нынче есть, но в то же время где-то в глубине души ворочалось эдакое радостное предвкушение. Типа, движуха пошла, жизнь начинается.
  Не похоже это на меня. Ох, не похоже. Что-то во мне за прошедший год изменилось. Где-то в глубине глубин, там, где рождаются эмоции.
  Размышляя о будущем и о себе, я добрел до парка Коллегии магов. Уже начало смеркаться, и кое-где зажигались первые фонари. Сначала направился было в гостиницу, но сквозь пышные кусты заметил на одной из лавочек знакомые ауры - Будигост с Баженом наслаждались вечерней прохладой. Не спеша подошел к ним. Хотел что-нибудь сказать, но слова почему-то не лезли в голову. Впрочем, слов и не потребовалось. Они прекрасно знали моё отношение к ним, видели мой эмоциональный фон, я точно так же видел их. Вот ведь повороты судьбы, несмотря на почти абсолютную непохожесть, волею небес мы стали довольно близкими друзьями. И потому от предстоящей разлуки, что я, что они, испытывали некоторую грусть. Но не ту темную и тяжелую грусть, которая подавляет и отбивает всякое желание что-либо делать, а... Светлую? Да, пожалуй, именно это слово. Вроде и грустно, но жить хочется, а будущее не пугает, а манит и вдохновляет.
  Я плюхнулся на скамейку рядом с ними, и так, в тишине, мы сидели до тех пор, покуда гармонию безмолвия не нарушил гостиничный служка, прибежавший сообщить, что ужин готов.
  В последующие дни Будигост действительно был весьма занят. Виделись мы с ним всего пару часов в сутки, и это время он тратил на моё усиленное доучивание. Большую же часть дня я обычно либо тренировался (или сам, или с Баженом), либо продолжал знакомиться с городом (опять же с Баженом).
  Продолжились и обещанные императором беседы. Три раза за мной в гостиницу прибывал экипаж, и меня отвозили прямиком во Дворец. Но не к парадной лестнице, как ранее, а заезжали мы откуда-то сбоку прямо на территорию дворцового комплекса. Теперь разговоры проходили по вечерам, и не в рабочем кабинете императора, а в крыле, где располагались его личные покои. Да и по времени они теперь длились значительно меньше, чем в первый раз.
  Во время одного из таких посещений Дворца произошел забавный случай. Прибыл я на очередной разговор, но у императора нарисовалось какое-то срочное дело, поэтому меня оставили коротать время в одной из соседних комнат. В этой комнате была вторая дверь, ведущая на балкон, который по периметру огибал большой внутренний двор с аккуратно стрижеными кустами, деревьями и даже фонтаном. На балкон выходили двери не только "моей" комнаты, но и нескольких соседних. Вот на этот балкон я и вышел, когда мне надоело сидеть на диване в комнате. Впрочем, и тут развлечений особо не было, кроме наблюдения за гуляющими внизу людьми.
  Вдруг из дверей соседней комнаты послышался шум, и через несколько секунд оттуда вылетела девчонка лет восьми в пышном богатом платье. Заложив крутой вираж, она со всего маху врезалась в меня, не успев, судя по всему, рассмотреть дорожную обстановку на своем курсе. Я едва успел подхватить ее, чтобы она не грохнулась на пол. Зафиксировавшись, наконец, на ногах, девочка задрала голову и удивленно вылупилась на меня.
  - Ого!.. - куда-то в пространство произнесла она.
  Ну да, с её то ракурса мой рост, наверное, еще выше кажется.
  А вот как мне с ней разговаривать? Одета шикарно, явно дочь какой-нибудь шишки. Хотя сегодня никакого бала, или чего-нибудь подобного, во Дворце нет - местные шишки, если и заявятся сейчас к императору, то по делам, и вряд ли они будут брать с собой своих домашних. Хотя, кто его знает, какие ситуации могут возникнуть. А может это дочь кого-нибудь из гостей императора. Этих гостей немало во Дворце обитает. Поучтивей, в общем, надо.
  - Вы не ушиблись, сударыня?
  - Н-нет, сударь. Всё хорошо, - девчушка несколько раз хлопнула глазами. - А вы кто?
  А у девчонки-то магия есть. Видит, небось, мою нестандартность.
  - Меня зовут Арей, сударыня, - я, как положено, поклонился. - Мне назначена аудиенция у императора.
  Девочка присела в местном варианте реверанса.
  - Очень приятно. А я...
  В это время из той же комнаты, откуда она только что выскочила, вновь раздались какие-то звуки.
  Девочка аж подпрыгнула на месте.
  - Умоляю вас, задержите ее хоть на миг! - пролепетала она, и дёрнула мимо меня дальше по балкону.
  Повернувшись во след девочке, спиной к комнате, откуда доносились звуки, я не удержался и включил пассивные "радары". В принципе, во Дворце их тоже запрещено использовать, но заметить их весьма проблемно. Разве что по косвенным признакам. Надеюсь, не срисуют.
  Через комнату быстрым шагом двигалась какая-то женщина. Мамаша девчонки? Нет, ауры совсем не похожи. Гувернантка или нянька, наверное. Она вышла на балкон, увидела беглянку, и припустила за ней.
  Я стою к ней спиной, она пробегает мимо впритирку ко мне. Я поворачиваюсь, чтобы поприветствовать даму, как это сделал бы любой приличный человек. Правда при этом я еще небольшой шаг делаю, и дама несильно врезается в меня. Я элегантно ее подхватываю, не давая упасть. При этом разворачиваю ее спиной к убегающей девочке.
  - Ох ты ж! Простите, сударыня, я такой неуклюжий. Вы в порядке?
  Женщина средних лет, одето хорошо, но не так роскошно, как девочка. Точно нянька. Осматривает меня несколько удивленно. Манеры у меня правильные, держусь как благородный, но знаков на мне никаких нет, одежда хоть и богатая, но не настолько, как у больших вельмож. Красного цвета, разрешенного в одежде только благородным, на мне тоже нет. Но в том то и фишка, красный цвет - цвет благородства, дворянам разрешен, но не обязателен. Хочешь, показывай всем свой статус, хочешь - не показывай. С одинаковым успехом могу быть, как простолюдином, так и дворянином. Несколько секунд зависала, не могла понять, как себя со мной вести.
  - Всё хорошо, сударь. Прошу меня простить, я спешу.
  Она устремляется по своему прежнему маршруту.
  Ну что ж, просьба выполнена - гувернантка потеряла секунд десять. И девчушка мою помощь заметила, в эмоциональном фоне даже что-то вроде благодарности промелькнуло. Я несколько секунд понаблюдал, как их ауры удаляются вглубь Дворца, и выключил пассивный режим.
  Интересно, кто она? Во будет ржака, если это одна из принцесс, у Ордина ведь дочерей аж четверо. Хотя, они вроде бы значительно взрослее.
  Поразмышлять над произошедшим мне не дали. Буквально через минуту появился дворцовый служитель, чтобы проводить меня к императору. Надо было бы у него спросить о девочке, но я затупил и не спросил. А у императора, ясен пень, я о таком спрашивать не стал.
  Зато озадачил Ордина другим вопросом. Причем произошло это чисто в пылу обсуждения. Если бы мне эта мысль пришла наедине, на спокойную голову, то я бы еще десять раз подумал, стоит ли ей с кем-то делиться или самому попытаться изучить этот вопрос.
   А именно, можно ли утаить ложь от магов? Маги ведь ложь чувствуют. Пусть не все, совсем слабенькие не чувствуют, но всё таки. Не только обычный человек, но даже один маг другому солгать не сможет. В то же время, маги людей и сквозь стены чувствуют, но есть такая вещь как "суперстелс", перед которой даже очень сильные маги пасуют. Алангар подтвердит. Так может быть, возможна такая технология, чтобы и ложь прятать?
  Ордин сам очень неплохой маг, сильный ворожей, его этот вопрос очень задел. Забыв, о чем мы только что спорили, стали пробовать солгать друг другу. Ничего у нас в тот вечер не получилось, но, сколько то очков к имиджу в глазах императора я заработал.
  А спустя пару недель появился Здабор. Император послал ему приглашение днём ранее, и он, не мешкая, ломанулся в ближайшую Коллегию магов, чтобы "отзеркалиться" в столицу.
  Вообще, телепортация дело не такое уж и простое, как я думал поначалу. Энергии на переброску даже одного человека тратится немало. Поэтому маги используют Зеркала только, когда реально надо, и на сторону эту услугу не поставляют - либо для нужд Коллегии, либо по указанию императора. Для Здабора как раз такое указание было.
  Когда он вышел из телепорта, мы с Будигостом уже встречали его. Встречал большей частью Будигост, а я просто рядышком стоял. Не виделись друзья давно, поэтому обнимания, целования, похлопывание друг друга по плечам длилось ощутимо дольше обычного. В этом мире обнимашки вообще очень любят. Потом Будигост познакомил нас, представив меня как своего ученика. Здабор был еще не в курсе насчет меня, поэтому особого интереса ко мне не проявил. Разве что ростом моим подивился. Я же наблюдал за ним с превеликим любопытством.
  Был Здабор уже не молод, 120 лет, но магия рулит, поэтому выглядел лет на 40-45. Рост где-то метр семьдесят пять, в плечах ощутимо шире меня. Таким бугаям в Гвардии самое место. В армии он со своего совершеннолетия. Последние 50 лет службы - Гвардия. На покой ушел из-за травмы позвоночника, полученной при спасении императора. Местные маги хорошо умеют сращивать кости и мышцы, но с нервными тканями проблем побольше. Ходить Здабор начал через год, а окончательно восстановился только лет через пять.
  Прямиком из Коллегии направились во Дворец, где, прождав час, попали к императору. Вводили Здабора в курс дела долго, тщательно, начав издалека. Рассказывал в основном Будигост, Ордин иногда вставлял пояснения, касающиеся заговора. Я всё это время сидел в дальнем конце стола, не спуская со своего будущего отца глаз. Даже пассивные "радары" чуть-чуть включил, чтобы его эмоции полнее чувствовать.
  Как и ожидалось, удивился Здабор неслабо. Стал бросать на меня оценивающе-заинтересованные взгляды.
  - Вот такая картина, - подвел итог рассказу император. - Здабор, мы с вами давно знакомы, мы с вами друзья. Службу свою вы давно завершили. Поэтому я не считаю возможным приказывать вам. Но я не знаю никого, кто бы столь деликатное дело сделал лучше, чем вы. Я прошу вас. Не надо спешить с ответом. Подумайте до завтра. Пообщайтесь пока с Ареем, присмотритесь друг к другу.
  Когда мы вышли от императора, Будигост не придумал ничего лучше, как сразу исчезнуть, оставив нас вдвоем. Мы со Здабором вышли на балкон, где недавно я столкнулся с неизвестной девочкой, стояли, молчали, не зная с чего начать.
  - Ну и как тебе наш мир? - спросил он.
  Я подумал.
  - Не хуже нашего. Пожалуй, даже честнее.
  - Это как? - не понял он.
  Я уже открыл было рот, чтобы выдать целую лекцию про то, какой же это лохотрон - демократия в условиях капиталистического общества, но остановился.
  - Долго рассказывать, - сказал я, и оглянулся по сторонам. - Да и услышать кто-нибудь может. Лучше потом, наедине.
  Здабор кивнул.
  - Я так понял, ты уже немного владеешь оружием?
  - Совсем чуть-чуть, - ответил я. - Пока что в основном магии пытался научиться.
  - Пошли, - Здабор двинулся вдоль балкона. - Покажешь.
  Я послушно потопал следом. Как оказалось, в крыле, где размещалась дворцовая стража, были и неплохо оборудованные залы для тренировок. Хотя, что я удивляюсь, так и должно быть.
  С тех пор, как Здабор покинул службу, прошло целых десять лет, но знакомых во Дворце у него осталось немало. Пока шли, Здабор постоянно с кем-то здоровался, а когда вошли в помещения Гвардии, его вообще встретил восторженный рев множества глоток. По крайней мере, половина гвардейцев служила еще со времен Здабора. Приветствия с объятиями затянулись. Я всё это время старался держаться чуток в стороне, чтоб не задавили. Но и не слишком далеко, чтобы не потерять окруженного толпой гвардейцев Здабора из вида.
  Лишь спустя час он смог дотащить меня до одного из учебных залов. Тут уже тренировались несколько десятков человек, но место для спарринга нашлось. Здабор не стал заставлять меня облачаться в доспехи, просто сунул тренировочный меч и щит.
  - Это не тренировка. Просто хочу посмотреть твой уровень. Нападай.
  Я поднял оружие и ломанулся на него. Взмах, типа рублю сверху-справа по плечу, перенаправление удара в бедро, удар ребром щита в голову, мечом по ногам снизу вверх, снова щитом... А чего это я вдруг на полу оказался? Как это он меня толкнул, что я не почувствовал? Вскакиваю, бросаюсь снова...
  Отбивался он легко. Не просто легко, а как-то, даже,... непринужденно. Если у Петтала техника четкая, выверенная, но какая-то закрепощенная что ли, то у Здабора как-то всё естественно, без напряжения. Как будто от комара отмахивается.
  Потом бывший гвардеец сам перешел в наступление. Начал с простых ударов, которые я отбивал без труда, но постепенно технику усложнял, покуда я не начал пропускать.
  Во время одной из атак Здабор стрельнул глазами куда-то мне за спину. В памяти это зафиксировалось, но сознание не обратило на это внимания, ибо было целиком поглощено боем. Никакие "радары" я не включал, но вдруг, через несколько минут, всё моё я прямо таки заполонило ощущение чего-то большого и неприятного, нависающего надо мной сзади. Отбив удар Здабора, я дернулся в сторону, одновременно забрасывая руку со щитом за голову. И тут же получил сильный, но какой-то мягкий удар в щит, к тому же смазанный моим уходом в сторону. На ногах я устоял, обернулся поглядеть, что это было. Был это один из гвардейцев с мешком соломы.
  - Во как, - сказал Здабор как будто бы сам себе. - Будигост прав, попробовать можно.
  - Хватит, - это уже мне. - Возвращайся к себе, Арей, а я сегодня со старыми друзьями былые времена вспоминать буду. Заканчивайте с Будигостом свои дела, и через несколько дней отправимся домой.
  "Отправимся домой". Похоже, решение принято.
  На завершение дел ушло четыре дня. Будигост почти забросил Коллегию, доучивая меня последним премудростям, которыми хотел со мной поделиться. Кроме того, его каждый день посещал Здабор для восстановления давно погасшего заговора. В личной охране императора все заговоренные, но Здабор уже десять лет как на отдыхе, так что от его былого заговора остались лишь небольшие следы.
  Вообще эти слова - заговор, заговоренный - не в полной мере отражают ту процедуру, которой подвергается человек. Кроме непосредственно заговаривания, т.е. магии судьбы, там вовсю учувствуют целительство, ворожение, алхимия, и даже магия материи. Если человека заговаривают впервые, то это сложнейший комплекс процедур растянутый на недели. Но когда заговор нужно лишь восстановить, то это происходит значительно быстрее. Фигурально выражаясь - каркас уже есть, остается просто энергией наполнить. Хотя, и это "просто" требует от мага большого количества сил.
  Надо мной Будигост тоже немного поработал. Нет, терминатора он из меня не делал. Здоровье чуток прокачал. У меня ж впереди очень неслабые физические нагрузки. Я хоть и не старик, но сердечко, за многие годы офисной жизни отвыкшее от предельных нагрузок, может и не выдержать.
  В последний наш день пребывания в столице, мы со Здабором снова побывали у императора, получили последние ЦУ, пароли, явки. Потом вернулись в гостиницу, где я забрал свои сумки с вещами (Здабору ничего забирать не надо было, он прибыл в Гориндар налегке). Ну а потом, уже знакомая мне "зеркальная" Коллегии магов, и провожающие Будигост и Бажен.
  С прощаниями не затягивали. Пожелали друг другу удачи, здоровья, благоволения богов, крепко обнялись, и я четвертый раз в жизни шагнул в колышущуюся поверхность Зеркала.
  
  ГЛАВА 10
  
  Фуф, хватит. Пяток верст отмахал, можно и передохнуть. Я сошел с дороги, остановился под небольшим деревом, одиноко стоящим у обочины. Скинул свою добычу с плеча на землю и плюхнулся рядом, привалившись спиной к стволу дерева. Н-да, хорошо, что местные кабанчики ощутимо меньше своих земных аналогов. Вот этот, например, и до тридцати килограммов не дотягивает, но по местным меркам он считается довольно большим.
  Вообще, кабанятину я не слишком люблю - мясо хоть и вкусное, но жесткое. Мне больше по вкусу домашние хрюшки. Но Здабор ее обожает. Даже сам готовит и всех потчует. Поэтому кабанов приходится добывать регулярно. Вот только ближайший лес, где водятся эти животные, находится верстах в десяти от усадьбы. Не, когда на лошадке, то проблем нет. Но это Здабору можно на лошадке. А Арею приходится на своих двоих. И не на расслабоне, а бегом. Для развития физической выносливости, так сказать. Здабор был очень собой доволен, когда это придумал. А уж я-то как был "доволен". Сейчас-то мне это уже не особо сложно, а вот когда только начинал, это был сущий кошмар. Бывало и в обморок грохался.
  То, что за кабанятиной и в этот раз пришлось переться мне, я не был удивлен ни разу. Отец в своем обычном репертуаре. Не важно, что его сынуля давно уже не салабон, не важно, что у него и без этого физических нагрузок хватает, не важно, что он уже даже не десятник, а вахмистр. Важно, что мальчик (Мальчик! 40 с лишним лет! Мальчик, блин!!! Хотя для местных мне 32 года.) приехал домой, а праздничного блюда нету. Ну, и не поедет же за мясом 130тилетний старик (Ага, старик! Этот старик большинству моих знакомых физиономию начистит, вообще не напрягаясь). Мальчик метнётся по-быстрому. А куда это ты, Арей, лошадку запрягаешь? Зачем животное гонять лишний раз? Ножками, сына, ножками.
  Нет, в обиде я не был. На Здабора я уже давно не могу обижаться. Это я так, ворчу просто.
  Раньше мог. Когда-то очень давно. Лет эдак одиннадцать назад. Какой сейчас год? 2132й? Ну да, одиннадцать лет как мы со Здабором знакомы. (Теперь понятно, почему для местных мне 32?) Интересные были годы, насыщенные. Особенно всякими порезами, синяками да ссадинами. Особенно первые несколько лет.
  Сейчас-то уже нет, сейчас меня порезать даже Здабору будет сложно. Благодаря, в первую очередь, самому Здабору. Научил таки, несмотря на всё мое сопротивление, гы-гы. А ведь, когда я к нему попал, я и меч то в руках еле держал. Тогда казалось, что нормально держал, но сейчас то уже понимаю, что ни разу не нормально. Даже базовой техникой еще толком не владел. Только-только к оружию привыкать начал. О переходе к боевой тогда и речи не было.
   В понимании Здабора, база это то, как удары, блоки, уклонения, короче все движения, должны выполняться в идеале. В каноне, так сказать. Если сравнивать базовую технику с боевой, то она более энергозатратная, более размашистая, менее скоростная. Казалось бы, зачем вообще на нее время и силы тратить? А надо, оказывается. Чтобы человек к движениям привык, соответствующие автоматизмы и стереотипы выработал, чтобы соответствующие мышцы укрепились. И вот в момент, когда движения перестают доставлять дискомфорт, когда перестают казаться неудобными и тяжелыми, надо переходить к технике боевой.
  Боевая это уже твоя личная техника. Это то, как ты выполняешь удар не для того, чтобы он был максимально красивым и правильным, а для того, чтобы он был максимально быстрым, сильным, легким в исполнении. То есть, максимально эффективным. И не в классической стойке, а во время движений, перемещений, из нестандартных положений. Эта техника у каждого своя. Ибо у каждого свой рост, свой вес, своя длина рук, и т.д.
  Переход к боевой технике у меня начался лишь спустя полгода после начала занятий у Здабора. К тому времени я уже сам заметил, что, требуя безупречности движений от меня, сам он во время спаррингов машет оружием, мягко выражаясь, не совсем канонично. За наблюдательность он меня похвалил, но отказываться от каноничности позволил не сразу.
  И опять понеслись бесконечные отработки простейших движений, но уже максимально быстро, максимально естественно, с максимальным приложением силы. Медленно, но верно начала вырисовываться моя личная техника, мой личный стиль. Начала появляться естественность и непринужденность.
  С усложнением техники Здабор тоже не спешил. Новые элементы он мне показывал не часто, но зато к моменту показа нового движения, старые уже прочно сидели у меня в подкорке.
  А на первых порах новые элементы вообще были редкостью, всё время уходило на наработку базы или, в первую очередь, на силовые тренировки. Ибо физическая форма у меня была, мягко говоря, хреновенькая. У Будигоста я хоть и тренировался, но не шибко много, без напряга, с постоянным отдыхом. А здесь же, когда началось всё по серьёзному, сдыхал влёт. Несмотря на будигостовские заговоры.
  Одновременно с этим Здабор никогда не забывал, что мне еще свою полукалеченную магию прокачивать надо. Честно говоря, этим он меня приятно удивил. Я думал, что он к магии с прохладой относиться будет, и мне придется как-то изворачиваться, чтобы выкроить время на оные тренировки. Напрашивается вот такое ожидание, после всяких фэнтези. Ан нет, Здабор не только всегда выделял время на магию, но и сам буквально заставлял меня, когда я намеревался схалтурить и маленько отдохнуть вместо того, чтобы упражняться.
  Вот так и проходили неделя за неделей, срок за сроком, год за годом, а я всё отрабатывал, отрабатывал, отрабатывал, и еще стотыщпитсот раз отрабатывал движения, загоняя их в мышечную память. Было время, это однообразие даже бесить стало. Но однажды я заметил, что во время боя со Здабором, я уже не слежу за положением своего тела, не концентрируюсь на парировании или ударах. Тело как будто само выдаёт нужные комбинации, в то время как сознание в большей мере следит за боем в целом, подмечая такие тонкости, о которых раньше я даже не подозревал. Например, что Здабору под ногу попался камешек, и положение его неустойчиво. Я тут же воспользовался моментом, и если бы он не знал меня как облупленного, не читал моих движений еще до того, как я их начну, то я бы его сто пудов пробил.
  С тех пор я по-другому стал относиться к этой ежедневной, однообразной, выматывающей пахоте.
  Но бывало и то, что можно назвать откровениями. Например, я никогда не думал, что техника работы щитом столь разнообразная. Для меня, знакомого с работой этим предметом сугубо по всяким Скайримам, существовало всего несколько движений - просто прикрыться щитом, ударить плоскостью щита, ударить ребром. То, что защищаться можно не просто прикрываясь, а активно сбивая атакующее оружие на разных участках траектории, и плоскостью, и ребром, и гася удар, и уводя в сторону, что можно поддевать краем своего щита чужой, или, накладывая плоскость на плоскость, смещать щит противника, что можно перекрывать поле зрения - о таких возможностях я даже не задумывался.
  Я прямо таки зауважал эту штуковину из сколоченных досок. Из сугубо вспомогательного предмета, он превратился для меня в полноценное оружие. Раньше, я хотел овладеть обеерукой техникой, и вообще отказаться от щита. Теперь же я стал подумывать по приобретении себе навороченного щита с металлической оковкой. Он, конечно, потяжелее обычного, ну да и я уже не самый слабый.
  Или другая крайне полезная вещь - понимать движения противника, когда ты видишь лишь часть его тела. Ведь не только ты можешь перекрыть ему поле зрения, но и он тебе. Или ты сам себе перекрываешь, когда щитом защищаешься.
  Конечно, я могу включить суперзрение, и всё прекрасно видеть. Но кто его знает, какая сложится ситуация - может, я просто не успею его включить. Поэтому этот навык я тренировал абсолютно по-честному.
  И вот так постепенно, по мере накопления знаний и опыта, где-то в подсознании начало формироваться глубинное понимание движений человеческого тела, понимание боевой ситуации. Здабор называл это "видеть рисунок боя". В спокойной обстановке, когда есть время, человек и сознанием может просчитать, что как будет двигаться, и как лучше этому противодействовать. Но, когда счет идет на сотые доли секунды, сознание пасует. И вместо эффективных гармоничных действий, начинается суета.
  А когда к видению рисунка боя я подключил свою магическую сенсорику, которую к тому времени включал-выключал уже вообще не напрягаясь, то передо мной буквально целый новый мир раскрылся.
  Ну, не то, чтобы мир, это я так, на литературный оборот повелся. Но, видеть состояние досок в щите, где какое слабое место, состояние организма противника, где какая мышца напрягается, буквально считывать его намерения - это реально очень помогает.
  Я далеко не сразу приспособился использовать весь этот новый массив информации. Но когда все мои новые навыки как-то взаимоинтергировались где-то там, в глубинах психики, то даже Здабор заявил, что он доволен результатом. Нет, победить его ни на мечах, ни на топорах, ни на чем-либо из холодного оружия я так и не смог. У мужика ж десятки лет практики за плечами.
  Да и заговор его практически терминатором делал. На прочность я его, понятное дело, не проверял, но скорость у него была просто дикая. По этому показателю я смог к нему хоть как-то приблизится только после помощи Будигоста. Архимаг несколько раз за эти годы приезжал к нам. Проверить как моя магия, позаниматься если надо. Магия моя уверенно росла, особенно стелс-режимы - их я особенно тренировал. Научился я и кое-чему новому, например, самостоятельно энергию не только из энергокристалов поглощать (а так же запихивать ее туда), но и из окружающего пространства (совсем немного, но хоть что-то).
  Единственное оружие, где я превзошел Здабора - это лук. Владеет он им хорошо, но недолюбливает. Он ему просто не по душе. Мне же это дело ой как понравилось. Освоить классическую армейскую технику, которой меня обучал Здабор, мне показалось мало. Армейские нормативы - делать не менее 15 выстрелов в десятинку (это приблизительно полторы минуты), и одиночным прицельным выстрелом попадать с 25ти размахов в человеческую фигуру - я выполнял более чем уверенно.
  Уже без его наставничества я стал стрелять и с правой руки и с левой, накладывая стрелу на лук, что с одной стороны, что с другой. Оттягивая тетиву двумя пальцами, тремя, большим пальцем. Лежа, сидя, стоя, бегая, прыгая. Когда стало достаточно хорошо получаться и со всем этим выпендриванием, обратил внимание на скоростную стрельбу. Сначала пытался стрелять так, как обычно стреляют в фильмах - выхватывая по одной стреле из колчана. Тут, правда, было отличие - в фильмах колчан обычно носят за спиной, а имперские лучники носят его на поясе, ибо за спиной у них висит щит. Я не стал перевешивать колчан на спину, потому что тогда некуда было девать щит (просто закрепить его можно было хотя бы на поясе, но просто закрепить недостаточно, надо чтобы была возможность быстро привести его в боевое положение), а отказываться от щита я теперь не собирался.
  В конце концов, получилось за десятинку выпулить почти пятьдесят стрел. При этом на 25ти размахах половина стрел укладывалась в ростовую мишень.
  Считал себя нереально крутым, пока не увидел во время одного из праздничных гуляний выступление профессионального лучника, выпустившего три стрелы буквально за пару секунд! Я едва успел раз-два в уме сказать.
  Техника, применяемая им, отличалась в корне. Он зажимал между пальцами правой руки хвостовики сразу трех стрел, и просто по очереди накладывал их с правой стороны лука. Т.е. ему не надо было тратить время на движение рукой к колчану и обратно. Наложил, натянул, отпустил, тут же наложил, натянул, отпустил. Пулемет, ё-моё!
  Да, потом тратится больше времени, чтобы правильно ухватить в колчане следующие три стрелы, да и точность не так чтобы очень. Но зато если целей не больше трех, и они метрах в десяти-пятнадцати, то самое оно.
  Это было еще одно откровение. Я стал экспериментировать какой рукой стрелы держать, за что держать, как выхватывать, как накладывать. Но в конце концов вернулся к технике того лучника. Только я не остановился на трех стрелах, через пару лет смог довести количество стрел в "залпе" до пяти. Можно и больше, но, как говориться, пальцев не хватало - стрелы иногда вываливаются из руки, накладывать на тетиву не слишком удобно, короче гарантии уже не было.
  Когда Здабор в очередной раз заворчал, зачем я трачу время на этот лук, когда и так уже прекрасно им владею, я поставил пять мишеней и сказал ему считать до пяти.
  - Хорошо, - засмеялся он, явно не ожидая от меня ничего не обычного. - Раз!
  Бам, бам, бам, бам,...
  - Два!
  Бам.
  Считать Здабор перестал. Все пять мишеней были поражены или в яблочко, или рядом с ним.
  Он немного постоял с распахнутыми глазам, махнул рукой и пошел в дом.
  - Ладно, занимайся.
  На похвалы Здабор вообще скуп, но с тех пор, когда надо было раскинуть пальцы перед гостями, я неоднократно слышал: "Арей, возьми-ка лук!"
  Но вообще, больше всего Здабор любил обычный одноручный меч. Поэтому и меня учил в первую очередь ему. Самое универсальное оружие. Освоив его, несложно и на нож перейти, и на двуручник. Да и топор, хоть и другой, но и он после меча легче в освоении, чем, допустим, после ножа.
  Хотя, против целиком забронированного латника, топор получше будет. Поэтому одноручному топору я тоже немало времени уделял.
  С двуручным же оружием я хоть и освоился, но не шибко. Не мое это.
  Была и еще одна область, где я Здабору по крайней мере не уступал. Рукопашный бой. Но это не потому, что я настолько крут. Это потому, что в этом мире рукопашка развита была очень слабо. Очень. А всё из-за того, что все сто процентов населения (ну, кроме малых детей) всегда носили с собой как минимум нож. И зачастую не один. И едва возникала необходимость защиты жизни и достоинства, оружие пускалось в ход без всяких колебаний. Голыми руками здесь разве что в кабаках да на праздниках дрались. Т.е. в тех случаях, когда наносить противнику большие повреждения даже не думали. Да, находились уникумы, кто махался на кулаках весьма умело. Но в целом, рукопашный бой был никому просто не нужен.
  Была популярна борьба. Но не боевая, а как развлечение. На праздниках постоянно состязания устраивали. Отсюда и особенности ее техники, и ограниченная возможность использовать ее в реальном бою.
  Я же на Земле это дело немного изучал. И до армии, и в армии, и после. Так что в этой области мне было, чем удивить местных.
  Так-с, отдохнули? Ну, тогда потопали дальше. Я закинул тушу на другое плечо, и трусцой припустил по дороге. Ох, сколько ж я по этой дороге уже верст намотал? Тысячи, наверное. И с грузом, и без груза, и на скорость, и просто так. В принципе, я тут всю округу оббегал. Это как в земных фильмах какой-нибудь армейский командир провинившегося солдата сколькими-то отжиманиями награждал, так же Здабор меня бегом потчивал.
  Вон справа, верстах в двух, виднеется усадьба нашего соседа Немеса. Они со Здабором весьма дружны, постоянно в гости друг к дружке наведываются. Он первый из соседей с кем меня тут познакомили. Ему же первому Здабор сообщил, что хочет принять меня в род. Было это в конце второго года моего проживания здесь.
  Да, усыновил меня Здабор далеко не сразу. Было бы смешно и странно - уезжал Здабор на несколько дней в столицу один, а вернулся с приёмышем.
  Магов среди соседей не было, так что больше года я был для всех просто учеником Здабора, сыном какого-то его знакомого. Единственные, кому Здабор чуть-чуть приоткрыл завесу тайны, были его сыновья. Было у него их аж пятеро. (Были еще две дочери, но они давно замужем, и живут далеко отсюда) Все они пошли по армейской стезе, но двое старших уже отслужили положенное, и жили теперь в этой же провинции. Трое других продолжали армейскую карьеру, причем самый младший (на пять лет старше меня) служил во Втором Биронском полку, расквартированном в городе Бирон, в окрестностях которого и находилось имение Здабора.
  Но именно, что приоткрыл лишь чуть-чуть. Здабор сказал им, что я оказал императору огромную услугу, и император лично просил Здабора принять меня в род, чтобы обрубить связи с прошлым, и тем самым спрятать от возможного преследования недругов Империи. Но, что это была за услуга, даже не спрашивайте, потому что государственная тайна.
  А чтобы родные дети не беспокоились, что появился еще один наследник, император подкинул Здабору некую сумму, которой и следовало стать моей частью наследства.
  Что уж сыграло большую роль - расположение ко мне императора или бабло, или и то, и другое - не знаю, но возражений с их стороны не последовало, и какого-либо негатива ко мне впоследствии тоже не проявлялось.
  В общем, через два года после нашего знакомства, согласно традиции, на одном из застолий Здабор объявил всем, что намерен меня усыновить. Потом, всё по той же традиции, подождали еще два года, и только после этого он официально ввел меня в свой род. Для этого ездили в Бирон, и делали соответствующие записи в родословной и разрядной книгах.
  Всё, с тех пор я официально легализован, и придраться к моему прошлому уже нельзя.
  Тогда же я был приписан к местной армейской части - Второму Биронскому полку - начать службу в котором я был обязан не позже, чем через пять лет с момента официального усыновления. Таков был порядок для простолюдинов усыновленных дворянами.
  Весь пятак ожидать не пришлось - через пару лет, году в 2127, Здабор решил, что в индивидуальном мастерстве я уже достаточно неплох, так что пора в армию - учиться действиям в строю, тактике, стратегии, да и вообще не маленький уже, пора свою жизнь начинать. Я так понял, он уже тогда думал, что после "срочки" дворянскую службу я продолжу по военной линии. Я тогда еще не решил, куда мне после пятилетки податься, но разубеждать Здабора не стал.
  Как уже понятно из названия полка, где мне предстояло служить, таковая часть в Биронской провинции была не одна. Биронских полков было целых четыре штуки. Это много. Всё дело в том, что наша провинция (да-да, уже "наша" - я тут уже вон сколько лет живу) пограничная. Южнее нас только степь, откуда иногда приходят банды кочевников с не слишком хорошими намерениями. Поэтому войск здесь и своих немало, и из внутренних областей "на стажировку" подразделения присылают.
  Поскольку противник очень мобилен, и почти всегда использует тактику налетов, во всех биронских полках упор сделан на кавалерию - конных батальонов в полках не один, как обычно, а три-четыре.
  Хотя, давайте по порядку.
  Самое маленькое подразделение имперской армии, что в пехоте, что в кавалерии, это десяток. Командир, соответственно, десятник.
  Пять десятков составляют взвод во главе с вахмистром. Вахмистр это предел, которого может достичь простолюдин. Выше уже офицеры, там только дворянствующие.
  Далее идет рота, и вот тут структура в пехоте и в кавалерии уже различаются.
  Пехотная рота это два взвода тяжелой пехоты плюс взвод легкой пехоты, плюс командир с помощниками. Итого, 150-160 человек.
  (В разговорной речи тяжелых пехотинцев еще называют бронные, бронники, или просто пехота, или просто тяжелые. Легкую пехоту - стрелки, лучники, легкие)
  Конная рота это просто два взвода с командованием - 100-110 человек. Фишка в том, что в кавалерии нету разделения бойцов на ближний и дальний бой. Почти у каждого всадника, кроме меча или копья, есть лук со стрелами. Так что кавалерия с одинаковым успехом могла, как в неприятельскую толпу врубиться, так и подскакать, закидать стрелами и ускакать.
  Командует ротой поручик.
  Четыре роты это батальон. В пехоте - около шестисот человек. В кавалерии - около четыреста. Командует капитан.
  Батальоны объединяются в полки (командует полковник), которые уже не имели стандартной структуры. Большинство имперских полков имели пять пехотных батальонов и один конный - итого около трех с половиной тысяч человек (это только солдат, без обоза). Но в полках, прикрывающих границу со степью, было два-три пехотных и три-четыре конных батальона.
  Во Втором Биронском, например, было три пехотных и три кавалерийских.
  В пехоту попасть мог любой желающий. Все рядовые и больше половины десятников и вахмистров были выходцами из простонародья. Новобранцам в начале службы за счет казны выдавался комплект брони, оружие, бытовые и походные принадлежности. Дальше каждый был обязан следить за своими вещами сам и за свой счет. Поскольку казенное снаряжение было хоть не плохого, но все-таки не лучшего качества, те, у кого были средства, могли покупать себе всё, включая доспехи и оружие.
  Рядовые тяжелой пехоты приобретением новой брони обычно не заморачивались - тот комплект брони, что они получали, был достаточно неплох. А вот лучники всеми правдами и неправдами старались что-нибудь да раздобыть. Желательно за бесплатно.
  В кавалерии же картина была совершенно другая. Это был чисто дворянский род войск. Собственно говоря, подобно, как и в некоторых странах на Земле в былые времена, само слово "всадник" было равноценно слову "благородный". Для простолюдина попасть в кавалерию можно было разве что будучи слугой, которого взял с собой на службу его господин. Поэтому нормальной была картина, когда половина подразделения - дворяне, половина - их слуги.
  Условиями службы благородные кавалеристы себя не обижают. Питание лучше, свободного времени больше, нарядов по охране части нету, в спокойное время почти половина подразделений постоянно в отпусках, и т.д. Халява по сравнению с пехотой.
  Но стать кавалеристом осилит не каждый дворянин. Ибо конем, броней, оружием всадники обеспечивали себя сами. Армия разве что едой да расходными материалами снабжала. Ну а что? Зря что ли дворянам земля для кормления дана, да налоги на время службы снижены или вообще отменены? Не хочешь сам себя основным военным оборудованием обеспечивать? Иди в пехоту, там всё выдадут, но тогда у тебя никаких льгот не будет. Или вообще отрекайся от титула, возвращай землю государству, тогда вообще никто принуждать служить не будет.
  Вот только никто отказываться не спешил. Потому что землевладения с лихвой компенсировали и службу, и всё остальное. А в пехоту шли либо по семейной традиции, либо когда с финансами не фонтан.
  Меня, как усыновленного дворянином, в кавалерию взяли бы, только я туда не хотел. Хоть с лошадками я был на ты, но драться верхом я совсем не любил. На своих двоих значительно удобней себя чувствую. Здабор сам всю службу в пехоте провел, тому и меня научил. Единственное, в чем я тогда сомневался, это в тяжелую пехоту податься или в лучники. Тяжелая пехота вроде как поавторитетней, но у лучников манера боя для меня ближе. Тяжи - это контактный бой-свалка в тесном строю. Легкая пехота специализируется на стрельбе, но ближнего боя тоже не чурается. Шлем, меч, щит есть у каждого лучника. Только в плотный строй легкие не сбиваются. А моя манера махать мечом как раз пространства требует.
  Лоб в лоб против ощетинившейся щитами и копьями коробки тяжей легкачи, конечно, не выдюжат, но это и не их задача. Огонь с дальней дистанции, маневр по полю боя, удар в слабое место - вот тактика лучников. И вот это мне было интересно.
  Сказанное выше вовсе не значит, что я прямо таки хотел в настоящем бою оказаться. Я бы прекрасно без этого обошелся. Но кому из мужиков из автомата не охота пострелять? Или из танка. Всем нам интересна военная тема, но желательно вдали от настоящей мясорубки.
  И вот однажды, теплым весенним днем, я въехал в ворота казарм Биронского полка. Будь я наследным дворянином, то службу в пехоте я бы начал как минимум помощником десятника. Ниже дворян просто не ставят. Да и на эту должность ставят только, когда других мест нет. Быть простым рядовым дворянину не пристало, ё-моё. Но я еще не дворянин, я им только после "срочки" стану, так что начал я службу самым простым солдатом.
  Хотя насчет "простым", это я прибедняюсь, большая мохнатая лапа делала свое дело - про мое усыновление знали, так что отношение ко мне со стороны офицеров и вахмистров с десятниками отличалось от отношения к остальным солдатам.
  Большинство дворян части, с которыми мне довелось контактировать, отнеслись ко мне более-менее нормально. Я на личном опыте убедился, как родовитость облегчает жизнь, и возблагодарил императора за такой подарок.
   Но нашлось и несколько закостенелых аристократов. Одним из таких оказался пехотный поручик Гариас. С первых же секунд общения с ним, я понял, что хорошего ждать от него не стоит. Если солдат-простолюдинов Гариас просто презирал, то ко мне, простолюдину вдруг ставшему (еще не ставшему, но в будущем то стану) благородным, он начал испытывать прямо таки ненависть. И я уже тогда понял, что от пакостей с его стороны большая лапа в лице Здабора меня не спасет.
  Вот ведь досада, и сына Здабора, который как раз служил в том же батальоне помощником капитана, и с которым у меня вполне хорошие отношения сложились, пару недель назад перевели в другую часть, на границу, проходящую всего в сотне верст южнее Бирона.
  Как и положено новичку, сперва меня сунули в учебную роту. Эта рота не считалась линейной (боевой), поэтому в численности полка не учитывалась. Народу при мне тут было человек двести.
  Рекруты моего "призыва" собирались в расположении части не один день, почти неделю. Это не "призывники" такие безалаберные, это одна из особенностей местной жизни - редко какие события назначают на точное число. Вот и сбор рекрутов был объявлен на вторую неделю после празднования Дня весны. Народ-то со всей округи стягивается, кому-то несколько дней на дорогу потратить придется.
  Я о таком порядке вещей знал, поэтому прибыл в часть в предпоследний день этой недели. Раньше не стал приезжать, чтобы не торчать в казарме несколько дней без дела, в последний день - это уже может выглядеть как некое неуважение к полку.
  В первый день службы нас построили на учебном поле. Полковник Вейрунд толкнул небольшую речь, мы все проорали слова нехитрой присяги, инструктора-десятники распределили нас по десяткам. Ни сбрую, ни оружие выдавать не стали, что и понятно - а то порежется еще кто. Да и не известно, кто в какое подразделение попадет - а у тяжей и у лучников снаряжение разное.
  Единой же униформы в этом мире еще не существовало. Одежду все военные покупали себе самую обычную. Униформой здесь можно было считать разве что стандартный пластинчатый доспех тяжелой пехоты или латы Гвардии (но Гвардия это отдельная тема). Те же, кто покупал снаряжение за собственные деньги, никакими стандартами связаны не были. Поэтому чтобы не путаться на поле боя, на кирасах, на шлемах, на щитах малевали герб Империи.
  Понеслась учеба. Первая половина учебного курса была посвящена персональному владению оружием, и я надеялся, что этот период станет для меня отпуском. Но не судьба. Хитрые инструктора знали, кто был моим учителем, поэтому, проверив моё мастерство и убедившись, что оно не только не уступает их, но и ощутимо превосходит (хотя я специально старался не выпендриваться и биться с ними на равных, но они все-таки профи, заметили), назначили инструктором и меня. Я подменял то одного десятника, то другого, тем самым давая им возможность устроить себе выходной.
  Во второй половине курса упор делался на бой в составе подразделения, как в редком построении, применяемом легкой пехотой, так и в плотном строю тяжей. Если работа в "легком" построении не представляла для меня проблемы, то плотный строй было для меня нов и интересен. Здабор хоть и рассказал мне теорию, ощутить на себе, почувствовать кожей это совсем другое. Я знал, что в таком построении нельзя использовать большинство усвоенных мною техник, но насколько "нельзя" понимаешь, лишь оказавшись в строю, когда с боков тебя поджимают соседи, в спину упирается щит стоящего сзади, а твой щит упирается в спину стоящего спереди. С врагом ты оказываешься только лицом к лицу, никакие маневры, никакие рывки в сторону невозможны в принципе. Как невозможны и размашистые удары с боку. Тупо или колешь, или рубишь сверху.
  И пускай я немножко утрирую, но где-то так.
  Тут многое решает простая грубая сила. Но с этим у меня теперь тоже было неплохо. От худого и высокого офисного планктона остался разве что рост. Мышца за прошедшие шесть лет наросла неслабо. Не Шварценеггер, конечно, но распускать перья перед девочками уже можно.
  Но все-таки такая свалка-давка это не моё. Я окончательно понял, что хочу в лучники.
  Полгода нас учили ходить строем, перестраиваться, махать железом, проходить за день два десятка верст, обустраивать лагерь, возводить фортификации, штурмовать фортификации, вести разведку, устраивать засады, отбиваться от засад, и т.д., и т.п. Ближе к концу учебки на тренировках стали появляться десятники, вахмистры и даже поручики из линейных рот. Иногда сами нас гоняли, иногда просто наблюдали. Я не сразу допёр для чего это им, подсказали - "покупатели", подбирают контингент в свои подразделения. Инструктора, конечно, предоставят информацию кто из рекрутов на что годен, но мужики хотят сами посмотреть.
  "Покупателей" было не мало. В полку три пехотных батальона, т.е. двенадцать рот, т.е. тридцать шесть взводов, т.е. сто восемьдесят десятков. И, как минимум, в половине из них имелись вакансии.
  Когда подготовительный курс подходил к концу, большинство рекрутов уже знало в какую роту они попадут. На некоторых новиков претендовали сразу несколько подразделений, и тогда приходилось бросать жребий. Бросали жребий и на меня. Командование части пошло навстречу моим пожеланиям, и в розыгрыше лотереи участвовали только стрелки.
  И вот ведь везение - я попал в легкий взвод роты Гариаса!
  Если с командирами у меня с самого начала всё складывалось вполне нормально (ну, кроме самого Гариаса), то рядовые солдаты поначалу отнеслись ко мне весьма настороженно. Для них я был уже из благородных, и со мной старались не связываться. Но пальцев я не гнул, понты не раскидывал, так что со временем лед стал таять.
  Коллектив в роте подобрался самый разномастный. Были люди, с которыми достаточно быстро сдружился. Были вполне нормальные, но с которыми отношения дальше здорово-пока не заходили. Были и такие кому откровенно хотелось дать в морду. Нормальный, в общем, коллектив, обычный.
  Всю малину портил поручик.
  Как же эта гнида меня достала. А вместе со мной и весь мой десяток. А вместе с нами и вахмистра Таина. Тот уже был не рад, что выиграл жребий. Злости за такой облом он на мне не срывал, за что ему огромное уважение, но я видел, как ему достается.
  Гариас делами своей роты занимался плотно. Людей гнобил не особо, но не из-за человеколюбия, а из-за высокомерия. Отношение к рядовым у него было как к домашнему скоту - зачем на животных лишнее внимание обращать, это недостойно благородного дворянина. А солдаты этим и пользовались. Когда грозило наказание, прикидывались полными баранами, и Гариас, поплевавшись от презрения, мог просто поорать или двинуть разок, этим и ограничиться.
  Но ко мне отношение у него было другое. Я так прямо мишенью был. Ну, и мой десяток под замес.
  Терпел я год. Терпел бы и дальше, но увидел, что Таин, грубо говоря, на последнем издыхании. Он даже ходил к капитану, командиру нашего батальона, и просил перевести меня в другую роту, подальше от Гариаса. А такие действия, мягко выражаясь, не приветствуются. Плохой, значит, из тебя командир, если у тебя с каким-то солдатом проблемы. Ах, поручик Гариас уделяет этому солдату излишнее внимание, ну так на то он и поручик, чтобы поддерживать в своей роте порядок. Руки ж он больше необходимого не прикладывает, никого не покалечил, ни убил, жалоб от самого Арея не было (ага, щаз, я что, больной, так себя подставлять?) - значит, всё нормально.
  И вот однажды, докопавшись до внешнего вида, Гариас заставил наш десяток долго и упорно начищать наши доспехи.
  Стандартный доспех лучника (тот, что выдается новобранцу) это металлический шлем, плотная стеганая куртка да кожаные наручи. Многих такой доспех не устраивал, и со временем стеганку обшивали небольшими металлическими пластинами, или обзаводились курткой из нескольких слоев кожи, или еще чем получше. В моем десятке все служили не первый год, у всех были кожанки обшитые металлом, металлические наручи, а у некоторых даже поножи.
  Я же свою броню тупо приволок из дома. С некоторых пор был у меня полный комплект тяжелого пехотинца. Изготовленный на заказ под мои размеры и из более хорошего металла. Силушка у меня уже неплохо прокачана (спасибо тебе, Будигост, за твои заговоры), так что таскать на себе полтора десятка килограммов железа было для меня не тяжелее, чем сослуживцам их чешуйчатые кожанки.
  И вот сидели мы, несчастные, драили свои доспехи (особенно я), хотя они и так уже как зеркало блестели. Обед пропустили, и поручик грозился, что лишит нас еще и ужина. Наблюдая за нашей работой, он прохаживался промеж нас и выговаривал все, что думает на наш счет. Дольше всего он задерживался около меня. В конце концов, я не выдержал.
  Я поднялся и впился взглядом ему прямо в глаза. Вообще, простолюдину не полагается с благородными взглядом бодаться. Тем более сверху вниз. Это распалило Гариаса еще больше. Понеслись оскорбления не только меня лично, но и моих предков, и даже Здабора. Обходился только криком, поднимать на меня руку он не решался. Я ведь, когда дворянство получу, могу и на дуэль вызвать. И чем эта дуэль закончится, он понимал.
  А я всё смотрел на него и смотрел. Прямо, пристально. Ну, давай же! В глаза смотри, падла дворянская!
  Гариас буравил меня полным злобы взглядом, как вдруг его крик буквально оборвался на полуслове. Гнев у него резко исчез, осталось одно недоумение. Он даже приблизился ко мне, внимательно вглядываясь в мои глаза.
  Ну что, урод, рассмотрел?
  За прошедшие годы мою легкую голубоглазость никто из посторонних не замечал. Я специально старался никому в глаза особо не пялиться, чтобы не спалили. Ну, или щурился при этом, или против света становился. И вот сейчас я решил воспользоваться этим моим сходством с главной семьей страны, ибо реально достал. Но, не буду же я вышестоящего по званию, да тем более дворянина, бить. Так эта безумная мысль и появилась. На императорскую кровь никто батон крошить не будет. Вот и прикинемся веточкой. Тем более, все знают, что Здабор меня из столицы привез. Это тоже в нужном мне направлении сыграет.
  Ну а то, что состав императорской фамилии известен, и я туда не вхожу, тоже не беда. Почти у каждого вельможи хоть один незаконнорожденный ребенок, да есть. И папаши своим чадам негласно, но помогают. Как сказала бы одна известная телеведущая - это нормально. Так чем же сам император или кто-то из его родни хуже, гы-гы.
  Минуту мы смотрели друг на друга. Медленно, но верно в поручике разгорался страх. Скоро это уже была просто паника. Логично, он сейчас думает, что всю императорскую фамилию оскорбил.
  - Господин поручик, - произнес я тоном спокойным и величественным. - Я думаю бойцов самое время отпустить.
  Я кивнул в сторону моего десятка.
  Гариас секунд десять хлопал расширенными глазами, потом заикаясь бросил солдатам:
  - С... С...Свободны.
  Удивленный десяток развернулся и по-быстрому исчез из поля зрения.
  - Хорошо, - я глянул в сторону удаляющихся сослуживцев, перевел взгляд на трясущегося поручика.
  Ээ, дядя, как бы тебя удар не хватил.
  - Успокойтесь, господин Гариас. Вы слишком напряжены. Глотните воды что ли.
  Не сводя с меня взгляда, поручик сорвал с пояса кожаную флягу и всосал всю за раз.
  - Кто вы? - хрипло спросил он.
  - Я Арей, сын господина Здабора, солдат вашей роты, - всё тем же тоном сказал я. - Это всё, что вам надо знать на данный момент.
  Хитро сказал, да? Вот и пусть теперь гадает, что я имел в виду.
  - Вы из Тапер..?
  - Не задавайте лишних вопросов, поручик! - я придал голосу побольше строгости.
  Гариас некоторое время зависал, но потом сдался.
  - Но зачем?...
  - Так надо, - авторитетно заявил я.
  - Слушаюсь, - страх в Гариасе притих, но не до конца. - И как теперь дальше?...
  - Как и раньше. Вы поручик, я пока еще рядовой. Только хотелось бы побольше уважения к простым солдатам. Они ведь такие же люди, как и любой из дворян.
  Гариас был в смятении. Ну да ладно, пусть подумает.
  Я вытянулся по стойке смирно, принял "вид лихой и придурковатый".
  - Разрешите идти, господин поручик?
  - Идите... иди, - выдавил он, похлопав глазами.
  Я развернулся и пошел в казарму. Через несколько шагов остановился, повернул голову.
  - Надеюсь, вы понимаете, господин Гариас, что вашими догадками и наблюдениями не следует ни с кем делиться. Лучше всего вообще о них забыть.
  - Слушаюсь... конечно.
  Зайдя в казарму, я с помощью "радаров" продолжал наблюдать за поручиком. Он простоял там еще минут пять. Надо сказать, что успокоился он довольно быстро. О чем-то напряженно размышлял. Эх, жалко мысли читать не умею.
  Потом пробормотал:
  - Так вот почему он в храме...
  И ушел в свою комнату.
  А я задумался, что не так я сделал в храме.
  Атеизма в этом мире еще не придумали, люди были весьма верующие, храмы, святилища, и прочие святые места посещают регулярно. Выделяться из общей массы мне было не айс, поэтому я не менее регулярно, обычно со Здабором, наведывался в ближайший храм. В принципе вся процедура для обычного человека состояла из оставления на выбранном алтаре подношений, купленных тут же, в храме, и произнесения какой-либо молитвы. Какому богу оставлять подношение, каждый решал сам.
  У меня не получилось решить на ком остановить свой выбор. Изначально я решил, что обязательно буду посещать алтарь Бога-Отца (ну, потому что он наиболее ассоциируется с тем Богом, к которому я, так сказать, привык). Но, по местным понятиям, было просто обязательно поклоняться кому-либо из богов, ныне управляющих миром. Я решил никого не обижать и оставлял подношения всем.
  Кстати, да, когда я впервые пришел храм со Здабором и прошелся по все алтарям, он как-то странно на меня посмотрел. Но ничего не сказал.
  В армии, понятное дело, солдат не лишали возможности общаться с богами. Очень даже наоборот. Это можно было и самому во время увольнения делать, но обычно это делалось организованно - в один день одни батальоны в полковой в храм ходили, в другой - другие. Все воины обязательно оставляли подношение Ратиру, бог войны как-никак, ну а дальше каждый своему личному покровителю. Я по привычке обходил все алтари, чем заработал шутки и подтрунивания от сослуживцев.
  Таки да, когда Гариас первый раз это увидел, он тоже с недоумением смотрел. В чем дело-то?
  В чем дело я узнал через пару недель, когда получил увольнение и метнулся домой. Здабор объяснил, что все алтари принято обходить в императорской семье. Типа, чтобы страна жила счастливо без благосклонности всех двенадцати богов не обойтись. Но дольше всех Таперии обычно задерживаются у алтаря Небела.
  Ё-моё, я хоть у Небела не задерживаюсь, да и все алтари обходить никому не запрещено, но, как говориться, осадочек у кого-нибудь может остаться. Нехорошо. Но, если я вдруг эту свою традицию изменю, то это еще больше внимания привлечет.
  Решил пока оставить как есть, все равно ничего другого придумать не получалось. Будем надеяться на то, что, как сказал Здабор, даже среди дворян не все об этой императорской особенности знают.
  Рассказывать отцу про свой финт с поручиком, я, понятное дело, не стал. Я уже и сам был не рад, что сделал это.
  Гариас же с тех пор изменился. Не то, чтобы очень сильно, но ощутимо. А уж нас так вообще третировать перестал. Несказанное было облегчение для ребят. Особенно для Таина. Он пробовал было выведать у меня, что тогда произошло, но мне пришлось его хоть и по-доброму, но отшить.
  Можно сказать, что с тех пор служба наладилась. В коллектив я влился. Боевая учеба была не напряжная. В моем понимании. Патрулирования города совместно с городской стражей - не слишком частые. Свободного времени хватало и отдохнуть, и самому потренироваться. Увольнения командиры не зажимали, деньги были - казалось бы, живи и наслаждайся.
  Я так и делал. И не очень обращал внимание на вести с границы. А вести приходили не очень хорошие. Волновалась граница.
  Империя, как я уже упоминал, самое большое государство в известном мире. Если совсем уж упростить, то можно представить территорию Империи как прямоугольник, протянувшийся с востока на запад приблизительно на тысячу верст, с севера на юг - на полторы тысячи. Вся северная сторона прямоугольника это морское побережье. Восточная и западная стороны - границы с десятками больших и маленьких королевств и княжеств, половина из которых это Имперские доминионы, т.е. правят ими свои династии, но они дэ-факто подчиняются Империи на правах провинции.
  А вот южная сторона разделена крупным горным хребтом (даже несколькими хребтами), начинающимся на территории Империи и уходящим куда-то далеко на юг, на две почти равные части, весьма друг от друга отличающимися. Юго-восток это привычный мне умеренный климат, леса, поля, реки, озера. Этот участок границы это сплошные доминионы. С запада же от хребта раскинулась засушливая степь, простирающаяся на пару тысяч верст на запад и не менее чем на полтысячи верст (точно не известно, дальше разведчики просто не заходили) на юг.
  Империя вышла своей юго-западной частью на окраину этой степи, да и остановилась на границах плодородных земель.
  Соседство это оказалось не слишком спокойным. Кочевые народы, населявшие степь, повадились время от времени устраивать набеги на имперское пограничье. По большей части набеги были совсем небольшими - одно-два племени либо вообще не осиливали окружающий каждую деревню частокол, либо едва успевали пограбить несколько деревень, как прикордонные войска прогоняли их обратно в степь. Но бывало, приходило большое войско, и тогда горели не только десятки деревень, но даже предместья приграничных городов. Сами города степняки обычно не штурмовали, хотя несколько случаев взятия городов всё же было.
  Последний крупный набег был под конец правления предыдущего императора - Латанара. В ответ Латанар собрал огромное войско и прочесал степь на сотни верст, вырезав многие попавшиеся под руку племена.
  Почти на полвека степь успокоилась. Набегов не было вообще. И вот, последние года степняки опять начали пощипывать окраины Империи. Серьёзных набегов пока не было, но количество мелких неуклонно росло. Поэтому и увеличили количество кавалерии в уже существующих полках и организовали несколько новых.
  В славном городе Бироне по этому поводу особо не волновались - сотня верст до степи это прилично. Кочевники даже во время больших набегов никогда на такую глубину не заходили. Люди были бодры и веселы.
  Спокойно было и во Втором Биронском. Один раз из полка выцепили один конный батальон и перевели его в состав Первого Биронского, стоящего на границе (пришлось новый батальон формировать). Это событие как-то всколыхнуло "общественность", но развития ситуация не получила, и все снова успокоились.
  Время шло, к 2130му я уже был десятником, и даже стал надеяться, что и вся "срочка" пройдет без серьёзных эксцессов. Но снова не судьба.
  Не было боевой тревоги, не ревели трубы, вечером нас просто построили поротно и командиры сообщили, что крупный отряд кочевников, предположительно в пару тысяч человек, не стал шерстить окраины, а с какого-то перепуга ломанулся вглубь Империи по направлению к городу Бирону. То есть, к нам.
  Поскольку до этого времени набеги были мелкими, то чтобы прикрыть как можно большую территорию, и как можно быстрее прогонять непрошенных гостей, силы приграничных войск не стягивали в мощные кулаки, а размазали тонким слоем по всей границе. Против мелких групп это работало хорошо, но сейчас это сыграло против Империи. Попавшиеся на пути кавалерийские роты степняки просто раздавили.
  И вот теперь, банда кочевников весёлою гурьбой приближалась к густонаселенным районам провинции. Чтобы не допустить этого, Второму Биронском предстояло выдвинутся на юг и ударить степнякам в лоб, в то время как несколько батальонов, спешно собранные на границе и уже двигающиеся по их следам, должны были ударить им в тыл.
  Выход полка назначили на утро, а сегодня всем собираться и готовиться.
  Вместе с полком в поход отправлялся и местный маг с учениками. Это подбадривало. Ибо если у кочевников маг будет, а у нас нет, то ловить нам особо нечего. А так ничего, пободаемся. Главное, чтобы маг у противника не сильнее нашего был. Ну, или хотя бы не сильно сильнее.
  Рано утром колонны полка покинули город и бодро потопали по дороге на юг. Обоз задержался с выходом, но нагнал нас уже к полудню, так что без обеда мы не остались. Маршрут, по которому мы шли, был отлаженным, по нему часто то на границу, то оттуда подразделения двигались. Поэтому к вечеру полк подошел к большой квадратной площадке, вырубленной в лесу и обнесённой частоколом. Здесь войска на ночь обычно и останавливались. Сейчас тут остановилось пару десятков купеческих телег, но им пришлось освободить территорию, ибо полк занял всё огороженное пространство. Купцы в обиде не были - даже ночуя в лесу, они были в безопасности, когда рядом такая сила.
  Ночевка в поле давно не была для меня чем-то необычным. Во время боевой учебы подразделения полка не редко на неделю-другую уходили из расположения части. Я и зимой в полевом лагере жить привык, а сейчас лето, вообще хорошо. Единственная бяка, охрана лагеря ложится в основном на легкую пехоту. Тяжи и конники это ж основная ударная сила - вдруг бой, а они уставшие. Кавалеристы вообще дрыхнут, за тяжами всего пара постов - на воротах, а все остальные посты за стрелками. Поэтому треть ночи я провёл на площадке, тянущейся с внутренней стороны частокола по всему периметру. Активные "радары" не включал, чтоб не спалиться перед сопровождающими полк магами. Вглядывался в темноту сугубо пассивно.
  Кстати, насчет учеников мага. Мальчишки, лет по 12-15. Их с ним было трое, и двое их них из простолюдинов. Результат моего давешнего вопроса про подготовку магов. Император хотел сеть школ организовать, но благородное сословие на дыбы против такого встало. Пришлось идти в обход. Магам разрешалось выискивать по деревнями да городам одаренных и брать к себе на учебу, а казна оплачивала каждого такого ученика. А если ученик, когда вырастит, будет достаточно хорош, чтобы войти в Коллегию магов, то магу-учителю еще и премия падала.
  Заработала эта система через два года после того разговора с императором. И немало магов уже набрало себе учеников. Если этот маг взял ребят еще тогда (а судя по их возрасту это так), то кое-чего они уже могут. В бой пацанят, понятное дело, никто бросать не будет, а вот помочь с ранеными они очень даже смогут.
  Следующий день мы опять посвятили вышагиванию по пыльным дорогам, добравшись к вечеру до еще одного такого же лагеря. Эта ночь уже не была такой безмятежной как прошлая. Степняки должны были быть где-то недалеко, поэтому посты были усилены, а в ночь ушло довольно много конных патрулей. В этот раз нашему взводу повезло. Прошлой ночью наша вахта была самой неудобной - второй, посередине ночи. Сейчас же мы простояли на посту до полуночи и с чувством выполненного долга завалились спать.
  А утром, полк не успел еще позавтракать, как в лагерь влетел посыльный, и сразу же бросился к шатру полковника.
  - Похоже, нашли, - разнеслось по лагерю, и по-быстрому доев нехитрый походный харч, солдаты принялись проверять снаряжение и облачаться.
  Ух ты ж, а мандраж то тут как тут. Страха нет (по крайней мере, пока), но руки стали неуверенными, потряхивает маленько.
  Где-то через полчаса объявили о сворачивании лагеря и сдаче походных вещей в обоз. Чуть позже лучникам приказали набрать полный боекомплект стрел.
  Полный боекомплект это два полных колчана по 30 стрел. В походе по неопасной территории стрелок обычно несет только один полный колчан. Другой пуст для экономии веса. В бою колчаны висят на отдельном поясе под выхватывающей рукой. Для стрельбы такая конструкция достаточно удобная, но, когда орудуешь мечом, болтающиеся колчаны несколько мешают. Поэтому стрелки при вступлении в контактный бой просто бросают луки со стрелами на землю.
  Снарядившись по-боевому, полк выполз на дорогу, и пылил еще несколько часов, пока не пришел на поле, зажатое со всех сторон, кроме севера, плотным лесом. Дорога, по которой мы шли, пересекала это поле и ныряла в лес, уходя дальше на юг.
  Наш маг, до этого лениво ощупывающий "радарами" округу, активизировался, пристально всматриваясь куда-то на юг. Я тоже стал туда поглядывать, но поскольку активные "радары" не использовал, ничего пока не видел.
  Передовой отряд полка уже почти пересек поле, когда из леса выскочил десяток кавалеристов и, не останавливаясь, проскакал вдоль нашей колоны к полковому штандарту, где должен был находиться полковник.
  - Рота, стой! Взвод, стой! - заорали командиры.
  Прискакал капитан, созвал поручиков и вахмистров. Минуту они что-то обсуждали, тыкая пальцами в разные стороны.
  - Чего это они? - спросил парень, стоящий в колонне рядом со мной.
  Назиб, из моего десятка. Младший сын пекаря из Бирона. На наследство не надеется, поэтому решил попробовать себя в ратном деле. Хороший парень.
  - Степняки близко, полк тут бой примет, - ответил я, благодаря своей сенсорике неплохо слыша, о чем идет разговор у командиров.
  - Ты что, слышишь? Далеко же.
  Палюсь, нехорошо.
  - Предположил просто.
  Я повертел головой, оглядывая поле.
  Как ранее доносила разведка, степняки все на конях, движутся по дороге. В густом лесу им неудобно будет. Перегородим поле, и им придется либо нас пробивать, либо назад двигать. А на хвосте то у них тоже имперские войска висят.
  Полк начал разворачиваться в боевое построение. Коробки пехотных рот пришли в движение, сходили с дороги и расползались по полю вправо и влево. Нашему батальону выпало держать левый фланг, и самой крайней ротой была наша.
  Стандартное ротное построение это впереди один тяжелый взвод (десять человек по фронту, пять в глубину), позади него второй. До соседней роты сбоку промежуток, около десятка метров. Впереди тяжей располагаются стрелки в два-три ряда (смотря какая местность). Стрелки начинают бой, закидывают противника стрелами покуда это возможно, а потом сваливают в тыл через промежуток между ротами. Второй тяжелый взвод смещается вбок-вперед и перекрывает пустой пространство, образуя единую линию с другими ротами.
  Но это построение против обычной армии. Излюбленная же тактика кочевников - носиться на лошадях вдоль вражеского строя и забрасывать его стрелами да дротиками. Стрелки они очень хорошие, поэтому урон могут нанести ощутимый. Поскольку большая часть кавалерии у них совсем легкая, почти без брони, то в контактный бой с плотно построенным противником они не лезут. Ну а когда, в результате длительного обстрела, армия врага потеряла монолитность, то можно и в мечи ударить.
  Поэтому против степняков тяжелые взводы выстраиваются в ряд с промежутками между взводами, закрываются щитами на манер древнеримской "черепахи", стрелки по команде стреляют залпами навесом из-за их спин, а наиболее меткие лучники выбегают в промежутки и ведут беглый огонь.
  Мы уже почти пришли на нашу позицию, как я увидел, что лучи чьей-то чужой магии пробежали по полю. С юга смотрели. Эх, жалко активные "радары" включить не могу, за версту бы обстановку контролировал, а на пассиве лишь опушку леса просматриваю.
  - Степняки!
  Я обернулся. На краю леса стояло несколько всадников. Одежда не наша, точно кочевники. Передовой дозор.
  А почему я их не чувствую? Ну да, разведка ж, явно с амулетами. Ближе подойдут, почувствую, но с такой дистанции еще нет.
  О! А вот и остальные. В глубине леса стали ощущаться еще люди, много людей.
  Чтоб тебя, мы же еще не перестроились. Я оглянулся на поле - некоторые роты уже рядами стоят, а некоторые, те, что только к полю подошли, еще и с дороги не сползли. Кавалерия, до этого идущая в хвосте полковой колонны, сейчас по обочине обгоняла последние пехотные роты и двумя потоками двигалась на фланги. Это хорошо, а то я опасался, что слева от нас пустота будет. Кстати, я вижу только два конных батальона. А где третий?
  - Рота стой! - заорал Гариас. - Тяжелые от меня в ряд, лучники назад!
  Сам он остановился, вытянул руку, показывая рубеж построения. Тяжелые взводы стали выстраиваться, как он указал, стрелки встали сзади, построился в две шеренги.
  Благодаря своему магу, степняки знали, что полк еще не готов к бою, поэтому они атаковали сразу. Из леса стала выливаться целая река всадников. Не снижая скорости, они устремились к правому флангу нашего незаконченного построения. Сейчас развернутся и будут лететь вдоль нашего строя, стреляя по малейшим промежуткам между щитами.
  Перед Гариасом два помощника расположили горизонтально щит, держа его на уровне пояса, и ротный залез на него, оказавшись, таким образом, на возвышении. Приложив ладонь ко лбу, он пристально разглядывал правый фланг.
  Мне ни на какое возвышение вскарабкиваться не надо было, мне моего роста хватало. Как и предполагалось, кочевники развернулись вдоль нашей диспозиции и на ходу поливали пехоту стрелами. И неплохо поливали - то тут, то там кто-то падал. Через полминуты и до нашей роты доберутся.
  Над полем громко треснуло. Ага, маги друг друга на прочность проверили. Подавляющего превосходства ни у кого нет, значит, будут прикрывать свои войска, и выжидать удобного момента. Только сейчас я разглядел в глубине толпы степняков мутные флуктуации полей. Прячется их колдун.
  - Лучники! Стрела!
  Я вытащил стрелу из колчана, наложил на лук.
  - Целься, как указываю!
  Лучникам из-за "черепахи" плохо видно, где противник, поэтому Гариас показывал рукой на какой угол подымать лук. Солдаты оглядывались на него и целились, как указано. Эдакая стрельба с закрытых позиций. Точность небольшая, но кочевников много. Вот проредим их ряды, тогда можно будет и вперед выйти, да по-человечески пострелять.
  Мне на указания ротного ориентироваться не надо было, я и так хорошо всё видел. Обернулся глянуть, правильно ли он показывает. Вроде правильно, где-то такой угол я бы и брал. Проверил свой десяток - нормально целятся.
  Поднял лук, отводя правую руку к щеке.
  Всадники были все ближе и ближе, уже почти напротив нашей роты.
  - Залп!
  Я расслабил пальцы и тяжелая стрела, шелестя оперением, ушла в небо. Дистанция большая, градусов под сорок стрелял.
  - Стрела!
  Выхватываю следующую, накладываю.
  - Целься! Залп!
  Туча стрел снова уходит ввысь.
  Только сейчас стрелы первого залпа падают на противника. Я не вижу, попадают они там в кого-то или не попадают. У меня толи мандраж, толи ступор, толи еще что, но мозга хватает только на то, чтобы слушать команды и стрелять куда-то туда. Все остальное я просто не замечаю.
  - Стрела! Целься! Залп!
  Где-то рядом раздается один вскрик, другой. Вражеские стрелы бьют в щиты "черепахи", шуршат около нас. Но это всё фон, я не осознаю, что кого-то ранили, что точно так же могут ранить или даже убить меня. Мир сузился до "выхватить стрелу - наложить - поднять лук - натянуть - по команде отпустить".
  - Стрела! Целься! Залп! Стрела! Целься! Залп!
  Бамс!
  Я опрокинулся, не понимая, что произошло. Шлем на голове странно перекосабочен. Попали?! Я ранен?! Осматриваюсь, но вроде все нормально. О как, прямо в башню зарядили. Спасибо шлему - чуток пониже, и уже с Богом разговаривал бы. Спасибо, Отец Небесный, что уберег.
  Неожиданно пришло полное спокойствие. Как-то даже без особых усилий. Само, откуда-то изнутри. На всё воля твоя, Боже, принимаю всё, что даешь мне, даже если это ранение или смерть. Доверяю тебе жизнь свою целиком и полностью. Доверяю не на словах, а душой, глубинами глубин своей психики.
  Мандраж и трясучка пропали, мир расширился. Меня даже удивило это новое состояние, такого глобального душевного спокойствия со мной еще никогда не было, но размышлять и анализировать времени не было.
  - Десятник, ты как? - орет Назиб.
  - Нормально! - поправив шлем, хватаю лук и снова тянусь за стрелой.
  Все мои пассивные "радары" и раньше работали, но информацию я просто не воспринимал. Сейчас же я видел всё, каждого пехотинца по соседству, каждого проносящегося мимо степняка, из тучи стрел в воздухе выделял свою или ту, что летела в меня. Я даже видел, кто именно в меня целился!
  - Залп!
  Вот опять кто-то на меня навёлся. Вот он, в красном кафтане. Кочевник выпускает свою стрелу, я, дождавшись команды, стреляю конкретно в него. Шаг в сторону, вражеская стрела прошла мимо. Моя стрела тоже не настигает свою цель. Краснокафтанный уносится вдаль от нашего строя, чтобы сделать еще заход.
  Кочевники сокращают дистанцию, лук уже не надо так сильно в небо задирать. Наш огонь приобретает большую эффективность, всадники регулярно валятся с проносящихся коней. У кого-то убивает лошадь, и такие, если их после падения не затаптывают свои же, пытаются с нами на своих двоих перестреливаться. Бесполезное занятие, долго такие не живут.
  Тяжелая пехота тоже свой вклад вносит - то тут, то там щиты немного раздвигаются, и оттуда вылетает копье.
  Вот он! Краснокафтанный не вываливается из общего потока, скачет наравне со всеми, но он не стреляет, меня высматривает. Да ёшкин кот, чувак, чего ты ко мне прицепился?!
  Я забиваю на команды, начинаю выцеливать его. Поравнявшись, он вскидывает лук и пускает стрелу. Я целюсь еще секунду, и тоже отпускаю тетиву.
  Вижу обе стрелы. Вот они разминулись, и вражеская начинает падать точно на меня. Здабор научил меня ловить стрелы. На излете это несложно. Я ловлю ее и показываю продолжавшему смотреть на меня краснокафтанному. Он видел мою стрелу и тоже хотел ее поймать, даже руку поднял, но мой жест отвлек его. На какие-то сотые доли секунды он задержал глаза на мне, и его рука не успела на считанные сантиметры. Стрела вошла ему в бок около самой подмышки.
  Не было никаких театральных жестов и трагических взглядов. Человек просто завалился на бок под ноги лошадей своих соплеменников.
  А я замер, пораженный случившимся. Мама дорогая, я же человека убил. Вот он скакал только что, дышал, двигался. И всё. Вон его тело лежит...Не шевелится... Разве что когда его лошади задевают. Может, еще жив, а?
  - Десятник! - вахмистр отвесил мне увесистый подзатыльник. - Очнись! Стрела, целься!
  Я опять ничего не соображаю. Опять в голове только отпустить, выхватить, наложить.
  - Залп!
  Выхватываю стрелы, пускаю куда-то в том направлении, выше-ниже, дальше-ближе, я не знаю, мне это абсолютно без разницы. Перед глазами раз за разом всплывают последние секунды жизни краснокафтанного.
  Рядом какие-то крики, топот множества коней раздается почему-то уже слева. Не вижу ничего, разве что затылки тяжей, стоящих перед нами, и стараюсь не попасть в них. Стрела, целься, залп.
  - Лучники, прекратить стрельбу! Прекратить стрельбу!
  Не понимая, что происходит, я опустил лук.
  - Рота! Поднять щиты! Шагом! Вперед!
  Тяжелые взвода, закрывшись щитами и выставив вперед копья, двинулись вперед.
  - Легкие, - орет вахмистр. - Не отставать!
  Я брел за тяжами, вертел головой и пытался понять, что происходит. Не знаю, сколько времени прошло, но меня начало отпускать. Ступор потихоньку закончился, и я стал воспринимать окружающую реальность.
  Вся линия пехоты топает вперед, мы не спеша отжимаем врага к лесу. Когда численность противника в результате нашей перестрелки уменьшилась (и, судя по количеству тел, неплохо уменьшилось), в бой ввели кавалерию, и она сейчас вовсю гоняла по полю оставшихся в живых кочевников. Часть из них попыталась удрать по той дороге, по которой они сюда и пришли, но там, на грани сенсорики, тоже началась какая-то заварушка. Наверное, это третий конный батальон с тыла обошел.
  Через полчаса всё было кончено. Единицам удалось убежать в лес, большинство полегло, несколько десятков взяли живыми.
  Смутно помню, как занимались ранеными, хоронили убитых, собирали трофеи. В нашей роте пять убитых и почти двадцать раненых. Убитые все стрелки.
  Помню бродил по полю, выискивая того краснокафтанного. Запутался с ориентацией на местности и нашел его далеко не сразу. Мужик приблизительно моих лет, хорошо одет. Кафтан не просто красный, золотом вышит. Меч, лук тоже не из дешевых. Явно богатый был чел. Чего ж он себе нормальную бронь не купил? На груди блюдце металлическое, сантиметров двадцать в диаметре, на спине такое же, всё это дело ремешками стянуто. Прямо плейткерриер какой-то. Вот и вся защита, если щита не считать. Долго стоял и просто смотрел на него.
  Подошел вахмистр Таин.
  - Первый? - кивок на труп.
  - Да.
  - Ничего, - он похлопал меня по спине. - Первый раз многие переживают. Потом легче будет.
  Я промолчал. А что тут отвечать? Ну да, наверное, будет.
  - Я видел, как вы с ним перестреливались, - продолжил вахмистр. - И, как тебе по шлему попали, видел. Повезло - в первом же бою словить в голову и живым остаться.
  - Это да, - согласился я.
  Голова у меня, действительно, какая-то магнитная, во всяких КонтрСтрайках с КоллОфДютями хедшоты только и ловлю. Ловил, вернее.
  - Он явно из знати. Я подтвержу, что это ты его свалил, так что можешь взять что-нибудь в качестве трофея.
  Я достал из колчана пойманную стрелу.
  - Вот мой трофей.
  Эта стрела теперь у меня дома лежит. Я сначала хотел в своей комнате в специальную шкатулку ее положить, но Здабор решил иначе.
  - Будущие свои трофеи у себя держать будешь, если захочешь, - сказал. - А эта стрела не стоимостью своей ценна - символизмом. Ей место в гостиной, в ряду с другими семейными реликвиями.
  Я не понял, про какой символизм он говорит, но перечить не стал. Так что теперь она в большом зале под стеклом лежит. Как подтверждение чести рода. И как напоминание.
  
  ГЛАВА 11
  
  Степь после того боя слегка притихла, количество нападений снизилось и зафиксировалось на более-менее постоянном уровне. Убитый мною мужик оказался братом вождя, командовавшего вылазкой. Самого вождя, а так же мага, взять не удалось - сбежали. Среди тех, кого взяли живьем, высокопоставленных лиц, к сожалению, не было - простые воины да десятники - выяснить, зачем устроили этот рейд, не получилось. Единственно интересное, что рассказали пленники это то, что недавно к вождю приезжал посланник откуда-то из глубины степи и почти сразу после этого вождь собрал своих данников и ломанулся в Империю.
  Полк вернулся в город под звуки фанфар, восторженные женские визги и бросание чепчиков. Парадным строем прошел по главной улице города, наслаждаясь славой, и зажил своей обычной жизнью. Разве что учебную роту пришлось набирать раньше времени.
  Десяток у меня отобрали и назначили помощником вахмистра Таина. Поскольку стрельбуном я был лучшим, если не в полку, то уж точно во взводе, то стрелковую подготовку нашего взвода на меня и свалили.
  Пережитый бой, увиденные смерти и ранения на мозг мне подействовали капитально. Если будучи десятником, я позволял ребятам иногда филонить, то теперь я взялся за дело как одержимый. К тому же, видя, что лучники мало тренируют владение мечом, стал налегать еще и на это.
  Солдаты потихоньку поскуливали, командиры крутили пальцем у виска - подготовка же стрелков и так на хорошем уровне, зачем я так упираюсь? - но мне это было совершенно фиолетово. Перед глазами всплывала картина с выложенной в ряд пятеркой тел. И пусть они были из других десятков, но я их знал, и больше смертей я не хотел.
  А через год, когда полк вышел в поле на учения, мой взвод с хорошим запасом перестрелял остальные легкие взвода, и с легкостью "порубил" их в ближнем бою.
  Полковник почесал репу, присвоил мне звание вахмистра и поручил заняться обучением и остальных лучников моего батальона.
  Тут уж пришлось чесать репу мне, ибо легких взводов в батальоне четыре штуки. А это двести человек. На индивидуальный подход просто времени не хватит. Я решил не выпендриваться, не увлекаться хитрыми методами, а тупо интенсифицировать занятия и довести до идеала обычную армейскую технику.
  Со стрельбой прогресс был заметный - в этом году все легкие взвода батальона по скорострельности как минимум в полтора раза перекрыли норматив. С ближним боем результаты были скромнее, что и понятно - упор в тренировках у лучников на стрельбу, но кое-какие подвижки все же были. Если так пойдет и дальше, то года через два легкачи нашего батальона станут лучшими в своем классе во всей Империи. Даже Гвардию переплюнем. Наверное.
  К тому же глядя на меня, усилилось обучение и в других батальонах полка. Заразительным, как оказалось, бывает не только дурной пример.
  Командование мои потуги оценило. Через несколько недель выйдет пятилетний срок моей службы, и я смогу подать прошение на дворянство. А поскольку я решил остаться в армии, то мне обещали звание поручика и должность помощника полковника по учебной части. Во как!
  Да, я таки решил остаться в армии. Сразу после прошедшего боя, на волне эмоций, мне хотелось бежать от нее подальше. Куда угодно, в самую далекую глушь, каким-нибудь простым клерком, лишь бы подальше от этого царства ярости и смерти. Но потом наш полк продвинулся еще немного на юг, преследуя сбежавших, и мы прошли через пару сожженных деревень.
  Это в больших городах есть камни единения, и информация туда быстро доходит. В мелкие же деревушки никто специально гонцов направлять не будет. Разве что по пути кто-нибудь заскочит. Или местный житель в городе весть услышит да побежит своих предупредить. Но до этих двух деревенек стремительно продвигающаяся банда степняков добралась раньше, чем новость о ней.
  В одной из них кочевники не задерживались. Налетели, вырезали всех, кто под руку попался, и двинулись дальше. А во второй они останавливались на ночь. Вот тут уж они порезвились от души. Современные западные фильмы со всей их кровью и расчлененкой отдыхают.
  Единственная мысль, которая билась у меня в голове, пока мы предавали огню останки крестьян, это - зачем? Людей же заживо на куски резали - зачем, мать вашу?!
  Тогда проблевался не только я, изнеженный выходец с Земли. Ветераны землю удобряли только так.
  Средняя Сестра начала показывать мне свои нелицеприятные стороны. Ё-моё, а если бы меня не Алангар, а какой-нибудь кочевой маг сюда притащил? Что-то мне о таком даже думать не хочется.
  Но вот попытаться уменьшить количество подобного гадства на этой планете мне захотелось. Хорошо так захотелось. До хруста в сжатых кулаках. А как это сделать? А хрен его знает. Это в книгах попаданцы и подходящие знания имеют, и психику крепкую, и Великий План преобразования мира. А у меня никакого плана нету. И как общество преобразовывать я вообще без понятия. Даже будь я императором что бы я смог? Думаете, издал указ, и все зажили по-новому? А вот фигушки. Общество это настолько инерционная система, что только за голову хвататься можно. Даже если ты предлагаешь что-то реально хорошее, обязательно найдутся люди, которые будет против. Кто-то искренне заблуждаясь, а кто-то и вполне сознательно отстаивая свои эгоистичные интересы. Император Ордин попытался магические школы для простолюдинов открыть, и что? Общество взяло под козырек и побежало выполнять? Император это ж даже не президент, прав и возможностей у него побольше будет. Вот только никуда общество не побежало. И императору пришлось хитрить, чтобы хоть как-то свою мыслю реализовать. Школы-то он когда-нибудь откроет, но будет это еще не скоро. Придется много лет по мозгам наиболее активной части элиты ездить.
  И это император! А уж я-то что могу? Я в нашем полку ситуацию изменить не могу, а тут вся страна, вся планета... Хотя... Дэ-факто из-за меня подготовка в полку улучшилась, а значит в следующих боях потери будут меньше. Я одинаково прилично общаюсь и с офицерами-дворянами, и с солдатами-простолюдинами, и некоторые офицеры (далеко не все, лишь некоторые) в моем присутствии уже стесняются солдату оплеуху отвесить. И это при том, что сам то я еще не дворянин, то бишь не ровня им.
  Кто-то сказал - маленький камень может вызвать большую лавину. Эх, знать бы какой камешек поднимать и куда его бросать.
  Короче, я решил остаться в армии, в надежде, что раз уж Бог привел меня сюда, то он и подскажет, что нужно делать и когда.
  Вообще, помощник полковника по учёбе в полку уже был. Занимался он своими обязанностями не так, чтобы активно, но благодаря влиянию своей семьи подвинуть его было нереально. Поэтому пока он не покинет свое место, я буду вторым помощником по учебе. А попросту говоря, помощником помощника. Я понимал, что этот упырь свалит всю работу на меня, а результаты будет приписывать себе, ну да черт с ним. Полковник у нас человек адекватный, что к чему видит, так что прорвемся.
  До дома осталось меньше версты, и я уже чувствовал людей в усадьбе. Пока еще не отдельно каждого, а просто, что люди там есть. И это в пассивном режиме. Сенсорика у меня теперь не хуже, чем у архимагов. А стелс-режимы так и получше будут. Круто? Круто. Ну, а что остается делать, когда все остальные способности выключены? Только усиленно тренировать то, что проснулось.
  Опа, а дома гости. Пока еще "разрешающей способности" не хватает выделить чужака, но что чужак есть, я уже знал.
  Сократив дистанцию вдвое, искренне обрадовался. Никакой это был не чужак - Будигост пожаловал. Последний раз мы с ним два года назад виделись, как раз после сражения. Он тогда приехал проверить, как на меня пережитый стресс повлиял, проснулось ли еще что-нибудь. Ничего не проснулось. Чисто психологически повлиял разве что.
  Я перебросил кабанятину на другое плечо и припустил со всех ног. Прибежав в имение, заскочил на кухню, отдал тушу, там ее уже ждали. Внимание само собой постоянно сбивалось на Здабора с Будигостом. Вообще, так лучше не делать, потому что волей-неволей, но начинаешь слышать, что они там говорят. Вот и я услышал кое-что.
  - ... пора уже ему поведать, - сказал Будигост.
  - Я с самого начала говорил, что не надо от него скрывать, - ответил Здабор.
  - Ну, тогда после ужина. А пока хватит об этом.
  Ух ты ж. Это они обо мне? И что ж такого важного от меня скрывают?
  Любопытство вспыхнуло ярким пламенем, но я подавил его неожиданно легко. Если это обо мне речь шла, что скоро сами скажут. Если же нет, то просто попусту признаюсь, что подслушал.
   Подошел к двери кабинета Здабора, постучал. Мог бы, конечно, и просто так влететь, Здабор злиться не стал бы, но он любит, чтобы всё культурно было. Сам никогда без приглашения не войдет.
  - Проходи, Арей, - донеслось из-за двери.
  Обниматься с Будигостом не стали, вернее я не стал - после охоты и кросса не шибко чистый. Поэтому после "привет - как дела" я отправился мыться, а они продолжили болтать, покуда им не сообщили, что кабанья туша разделана. И тогда Здабор утащил архимага на кухню, где собирался заняться приготовлением своего любимого блюда.
  За ужином Будигост вовсю делился последними столичными новостями. Здабору было интересно, мне большей частью нет. Имена, знакомые разве что по рассказам или из газет, места, которые видел разве что на картах. Жизнь светской тусовки меня ни на Земле не интересовала, ни здесь. Запоминал чисто на всякий случай.
  Значительно интересней было, что имперские спецслужбы про алангаровский заговор накопали. (Сам Алангар всё так же в Бездне лежит, ничего толкового пока не получалось) Большинство нитей вели к правящему дому Катионского королевства, но удалось обнаружить связи и с другими странами. Однако, несмотря на то, что за последние десять лет имперская разведка сделала в своем развитии хороший шаг вперед, информация оставалась довольно скудной. Удалось найти некоторых действующих лиц, выявить некоторые связи, но что именно заговорщики хотели делать, как они собирались это делать, и кто у них теперь главный, пока было не понятно. Тайная Коллегия столкнулась с неожиданно сильным противодействием. Того же Барвика плотно опекали спецслужбы Катионии, даже его местоположение выяснить удалось с трудом. А о том, чтобы выкрасть его и привести в Империю, пока и речи не было.
  В открытую же наезжать и требовать выдачи заговорщиков император не хотел, ибо по одному из каналов пришла информация, что живыми бы их никто выдавать не стал. Империя стала действовать хоть и медленно, но очень деликатно, и заговорщики, похоже, пока не замечали большую часть развернувшейся против них работы.
  - По слухам, был план оторвать от Империи несколько провинций, и вернуть там старые порядки. Вернуть благородному дворянству их исконные права и привилегии - сказал Будигост, явно кого-то пародируя. - Но подтверждения этому пока нет. Собственно говоря, большая часть информации была добыта за последние пару лет. Изменения, что император затеял в Тайной Коллегии, начали приносить результаты. До этого практически на месте топтались.
  Я почувствовал небольшой прилив гордости. Хоть мой вклад тут крайне мал, но если бы я тогда императора не убедил, то ничего бы этого не было.
  - Не понимаю, - сказал я. - Даже если удастся поднять провинции на бунт, даже если удастся разбить имперские войска, посланные из ближайших областей, то Империя этого просто так не оставит. Через полсрока к границам бунтовщиков подойдут войска, которые будут раз в десять больше их. Единственный вариант, который я вижу, это если заговорщиков поддержат извне. Причем хорошо так поддержат, ибо армия у Империи совсем неслабая.
  - Либо у заговорщиков была надежда на артефакты Древних, - сказал Будигост. - Но Алангар теперь у нас, ты, слава богам, тоже на стороне Империи. Наверное, поэтому они и залегли на дно, и почти никакой активности все эти годы не проявляют.
  - Заполучить бы те артефакты, - помечтал я.
  - Пока никаких данных, - развел руками архимаг.
  Он замялся. Надо думать, хотел поведать упомянутую ранее тайну, но не знал, как начать.
  - Я так понимаю, есть какая-то информация, касающаяся меня? - я решил прервать затянувшуюся паузу.
  - Да, - Будигост кивнул. - Есть кое-что, и боюсь, ты будешь очень недоволен.
  - Меня решили запереть в дальнем-предальнем замке?
  - Нет, - усмехнулся архимаг. - Ну... В общем, все эти годы, что ты жил у Здабора, ты был наживкой.
  Ух ты! Не ожидал, удивили. Хвалю.
  - Поподробней, пожалуйста.
  - Мы исходили из того, что заговорщики знают про выходцев из твоего мира, знают про тебя, и что они даже без Алангара попытаются до тебя добраться. Поэтому были оставлены некоторые информационные хвосты, чтобы можно было тебя найти. И если бы они пришли сюда, то здесь их ждала ловушка.
  Я поглядел на Здабора.
  - Ты?
  - Не только я, - сказал он. - Еще верховный жрец нашего храма.
  - Якитер? - удивился я. - Он агент Тайной Коллегии?
  - Ранее он носил имя Эрандар. Архимаг Эрандар. Пятьдесят лет назад он покинул Конклав, отказался от имени, и просто исчез. Для всех он ушел в Странствие.
  Странствие (с большой буквы) это такая местная заморочка. Когда кто-то очень сильно устает от жизни, то он всё и всех бросает и уходит куда глаза глядят. Так десятилетиями бродить могут. Иногда возвращаются, иногда бесследно исчезают. Обычно долгоживущие маги этим заморачиваются. Очень нечасто такое бывает, но бывает.
  - Он архимаг?! - я обалдел.
  Если так, то мужик просто нереально круто прячется. Я ведь даже архимагов сквозь их стелс разглядеть могу, но у этого мужика магия лишь чуть-чуть пробивалась. Как у слабенького деревенского ведуна. Завтра же схожу к нему, попрошу научить.
  - Да, он архимаг - сказал Будигост. - Храм от вас менее чем в версте - добираться недолго. Если бы по твою душу прибыли, то Здабор и Якитер вполне бы смогли их принять.
  - А в Бироне за тобой приглядывала местная Тайная Коллегия, - добавил Здабор.
  - Ну и как результаты рыбалки? - спросил я.
  - Никак, - Будигост покачал головой. - За все эти годы никаких поползновений в твою сторону. Мы уже начинаем думать, что кроме Алангара про тебя никто не знал. И это как-то странно.
  - Если так, - вставил я. - То получается, что Алангар своим сообщникам не доверял. Помните еще те его слова, что он бы Империю сохранил, а они уничтожат?
  - Да, получается так.
  - А меня не посвятили, чтобы я естественнее себя вел?
  - Ну да.
  Я помолчал. По идее, мне сейчас обижаться положено. Но нет, обиды не было. Я бы, наверное, на их месте сам бы так поступил. Наоборот, то, что меня никто не ищет, меня даже порадовало.
  - Ладно, - сказал я напыщенно. - Прощаю. Но в качестве моральной компенсации требую двойную порцию мороженного.
  Мужики засмеялись, напряжение, присутствующее последние несколько минут, пропало.
  Будигост гостил у нас неделю. У меня увольнение было всего на два дня, но архимаг пообщался тет-а-тет с полковником, незаметно проникнув на территорию части (ну как незаметно - тупо заворожил всех вокруг, чтобы его не видели, и в открытую прошел), и меня тоже на неделю отпустили. Позанимались с ним немного, он еще чего-то мне назаговаривал, попробовал новые методы пробуждения способностей. Не сработали новые методы. Какое-то "бурление" в себе я почувствовал, но включаться ничего не соизволило.
  В принципе, я и не надеялся. Смирился уже. Да я и с тем, что проснулось чуть ли не первый парень на деревне. По привычке, разве что, иногда пробовал что-нибудь из спящего. Чисто для очистки совести.
  Когда Будигост уезжал, я хотел поехать вместе с ним, всё равно биронская Коллегия магов и казармы полка недалеко друг от друга. Но решили, что так светиться еще рано. Поэтому я двинулся через час после архимага, и немного другой дорогой.
  Въехав в город, поймал себя на мысли, что внимательно сенсорю по сторонам, не следит ли за мной кто. Ха, пока не знал, что я наживка, вообще на эту тему не беспокоился, а теперь нате-с вам - по сторонам поглядывать стал. Действительно, правильно делали, что раньше не говорили. Сейчас-то меня взять уже не просто, я это осознаю и чувствую себя достаточно уверенно, а вот раньше мог и глупостей натворить. Молодцы, прочитали меня лучше меня самого.
  Время приближалось к полудню, народу на улицах было немало, но "проезжая часть" была достаточно свободна, чтобы двигаться рысью.
  Вот чего мне не хватает из моей земной жизни, так это скорости перемещения. Как хорошо, сел в автомобиль, час, и шестидесяти километров как не бывало, два - сто двадцати. От усадьбы Здабора до казарм минут за пятнадцать доехать можно.
  А лошадки, они не машины - устают. Два километра за пару минут проскакать можно, но на тридцать километров уже день уйдет, на сто двадцать - дней пять. И это, если конь хороший. Мне Здабор, в честь начала службы, реально крутого рысака подарил - всю дорогу от дома до казарм хорошую рысь держать может - меньше, чем за час доезжаю. Но потом обязательно отдых нужен.
  Сегодня я своего Рыжика не гнал. (Почему Рыжик? А потому что рыжий.) Коник бежал по улице, несильно потряхивая меня, а я, отпустив мысли на свободу, какой-то частью своего сознания высматривал источники магии вокруг. Амулеты у многих людей (в основном на здоровье и удачу, какие-то накачаны энергией, какие-то заговорены), сигнальная печать на дверях запертого дома, дом местного мага - куча всяких источников, в первую очередь сам маг и его ученики. Заколдованные бочки, сундуки, горшки, печи, плиты в кабаках, лавках, в простых домах, благодаря которым еда получается вкуснее (вроде как) и хранится дольше. Фонари со светокамнями.
  Почти все источники магии слабенькие, сильнее всего излучения из дома мага и из Коллегии. Но их много. В этом мире это такое же рядовое явление, как электроника на моей родине. Наверное, из-за этого обилия я поначалу не обратил внимания на человека с амулетом, идущего по улице вдоль стены, которая окружает наши казармы.
  Улочка эта не слишком оживленная, с одной стороны жилые дома, с другой глухая стена казарм Второго Биронского. Люди на улице были, мужик был одним из многих, одет вполне нормально. Магия у него совсем слабая - ничего необычного. Амулет издали показался тоже вполне обычным - целительным. Я этого мужика просто взглядом мазнул и забыл о нем, и только когда рядом проезжал, почувствовал, что что-то не то, не такой какой-то амулет. Даже обернулся поглядеть, но тут же спохватился, принял нормальное положение, сконцентрировался на пассивных "радарах".
  Мужик, похоже, моего любопытства не заметил. Всё так же шел вдоль стены, но при этом иногда поворачивал голову и пялился прямо в стену.
  Какого дьявола он на стену смотрит? Обычная глухая стена, ни рисунков, ни декора нету. Да он же так же, как и я, смотрит - пассивно! Прямо за стеной здание штаба полка, полковник с несколькими офицерами текущие дела обсуждают. Мужик как раз напротив штаба. Шаг замедлил. Твою мать, неужели шпион?
  Так, мне останавливаться нельзя, может заметить. За углом кабак есть, там народу много. Не меняя скорости движения, я повернул коня к заведению общепита. Когда привязывал Рыжика к коновязи, оттуда вышла компания из четырех человек. Я сделал шаг, оказался буквально впритык с ними - так наши ауры издали сложнее различить - и включил суперстелс.
  - Здравия и благоволения, люди добрые, - весело сказал я, когда мужики удивленно уставились на меня. - Ну как кормят в сём заведении? В нужник потом бегать не придется?
  - Хорошо кормят, - ответил самый задорный из компании. - Пока еще не слышал, чтобы кто-то бегал.
  - Ну и хорошо, что хорошо. Удачи вам, - я сделал шаг на крыльцо, и полез в дорожную сумку, что висела на плече.
  Заходить в кабак я не планировал, и копошением в сумке просто тянул время. Мужики, пожелав всего хорошего в ответ, двинулись по улице в сторону городского рынка. Я подождал, пока они перестанут бросать на меня взгляды, и пошел в обратную сторону - к казармам.
  Шпион все еще не спеша шел вдоль стены и на меня не обращал ни малейшего внимания. Впрочем, теперь он меня просто не видел. Не сенсорил, вернее. Обычно, глазами, он меня, конечно, увидит, но я не собирался ему на глаза показываться.
  Незнакомец дошел до конца квартала, свернул за угол. Я скорым шагом потопал следом. Подошел к углу, но выглядывать не стал, "радары" и так прекрасно его видят. Он дошел до следующего угла и снова повернул. Похоже, по периметру часть обходит.
  Так и оказалось, мы с ним два раза вокруг части обошли. Оба раза он наиболее медленно шел на том участке стены, где я его заметил - около штаба. Потом он свернул в другую сторону и пошел куда-то в город.
  Я был как раз на углу около кабака, поэтому подбежал, забрал Рыжика, и уже верхом последовал за шпионом. Но долго преследовать не пришлось. Уже в паре кварталов, незнакомец вошел в один из домов, поднялся на второй этаж. Я не спеша проехал мимо, поглядывая на здание. Гостиница какая-то.
  "Пансион госпожи Илиры" - красовалось на вывеске.
  Покружил по соседним улицам, не выпуская из виду светящийся огонек ауры незнакомца. Пару раз проехал мимо пансиона, вслушиваясь, что там происходит. Ничего необычного не происходило. Обычная гостиница жила своей обычной жизнью. Шпион тоже ничего экстраординарного не делал, сидел за столом, возился с какими-то бумагами и никуда выходить, похоже, не собирался.
  Так, и что мне теперь делать? Куда бежать? Командованию части сообщить или сразу в Тайную Коллегию? В Коллегию это как бы через голову командира полка получается. Вроде и по инструкции, но как-то нехорошо. Я пришпорил Рыжика и поскакал в полк.
  Охрана ворот меня сегодня уже два раза видела, когда я за шпионом шпионил, и взгляды у них были, мягко говоря, заинтересованные. Извините, ребята, просвещать не буду.
  Ординарец полковника был в чине поручика, но мы с ним не раз в трактирах сиживали и давно уже были на ты.
  - Опять увольнение просить будешь, - заулыбался он.
  - Не, дело серьезное. Доложи, будь добр.
  Поручик, видя, что я не шучу, приоткрыл дверь в кабинет командира, сунул туда голову.
  - Проходи, - сказал он через несколько секунд, распахивая передо мною дверь.
  Я вошел в кабинет, поклонился. Полковник кивнул в ответ.
  - Что-то случилось, господин Арей?
  - Так точно, господин Вейрунд. Похоже, что за расположением нашего полка следят.
  Брови полковника взлетели вверх.
  - Кто следит?
  - Не могу знать, - ответил я и рассказал про шпиона.
  Поскольку о своей суперсенсорике я не распространяюсь, для всех я "спящий" - "лампочки" включать могу, камнями единения пользоваться, иногда что-нибудь могу почувствовать, но в остальном обычный человек, то сказал, что когда рядом проезжал что-то странное почувствовал, поэтому обратил внимание и проследил. Без уточнения как именно следил.
  - Хм... - Вейрунд потер бритый подбородок. - Вы об этом уже кому-нибудь рассказывали?
  - Нет. Проследил до гостиницы и сразу к вам.
  - Хорошо, - полковник кивнул. - Коллегию уведомить надобно немедленно. Езжайте, найдите там господина Меокила. Он вас знает, это он занимался вашим прикрытием.
  Я нахмурился.
  - Не понял. Каким прикрытием?
  Полковник тоже свел брови.
  - Господин Будигост сказал, что вы уже в курсе.
  - А! Тьфу ты. Виноват, забыл.
  Вейрунд кивнул.
  - В общем, расскажите всё Меокилу. Дальше уже его работа. Ну, а у нас в полку не распространяйтесь. Если за нами действительно следят, то они не должны узнать, что нам что-то известно. Езжайте, вахмистр.
  Я снова поклонился, развернулся и вышел наружу.
  Биронский филиал Тайной Коллегии располагался рядом с казармами городской стражи - местного варианта полиции. Только в отличие от стражи, где всегда толпится много народу, в ТК было тихо и спокойно. На входе меня встретили несколько воинов в полном облачении, у одного на плече болтались два синих шнурка - вахмистр, как и я.
  - Вахмистр Арей, Второй Биронский. Мне срочно надо видеть господина Меокила.
  - Он вас ждет? - вахмистр оценивающе разглядывал меня.
  - Нет, но он меня знает. Будьте добры, или доложите, или пропустите, дело срочное.
  - Подождите здесь.
  Убежавший докладывать рядовой вернулся буквально через пару минут.
  - Господин Меокил ждет вас, господин вахмистр. Я провожу.
  Я послушно почапал за солдатом на второй этаж этого не слишком большого особняка.
  Меокил оказался немолодым, слегка полноватым мужчиной с аккуратной бородой и большой лысиной. Встретил он меня сидя в дорогом витиеватом кресле за не менее дорогим столом, заваленном кучей бумаг. Для меня, познавшего офисную жизнь России начала 21го века, это количество документов вовсе не было кучей, но по местным представлениям бумаг на столе было очень много.
  - Ну, здравствуйте, господин Арей, - Меокил указал мне на другое кресло, напротив. - Сколько лет я вас охраняю, а лично познакомиться довелось вот только сейчас.
  - Здравия и благоволения, ваше благородие, - я опустился в кресло. - Вы, по крайней мере, знали, что к чему. Я же до недавних пор пребывал в блаженном неведении.
  - Для того Тайная Коллегия и нужна, чтобы подданные Империи могли просто жить, не думая об опасностях.
  Надо, наверное, что-нибудь поддакнуть.
  - Ваша "служба и опасна, и трудна. И на первый взгляд, как будто, не видна."
  - Как вы верно подметили, господин Арей. Как будто, не видна... Ну да хватит славословий. Что привело вас ко мне? Не просто так познакомится зашли же?
  - Не просто так, господин Меокил. Час назад столкнулся я с интересным человеком...
  Мой рассказ Меокил выслушал очень внимательно, по окончании задал несколько уточняющих вопросов. Потом взял со стола небольшой колокольчик, потряс им. Через несколько секунд в кабинет заглянул человек.
  - Меул, позови господина Ниота, - сказал Меокил, и человек исчез.
  - Должен сказать, что я несколько удивлен тем, как вы себя повели, - это уже ко мне.
  - А что не так в моем поведении? - я немного напрягся.
  - Любой знакомый мне армейский офицер, увидев шпиона, попытался бы его задержать. И этим, скорее всего, всё бы испортил. А вы проследили за ним, установили его место жительства. В общем, поступили так, как поступаем мы - Тайная Коллегия. Вы случайно у нас не работали?
  - Совместно с Коллегией работал, в Коллегии - пока еще нет, - ляпнул я, и тут же спохватился.
  О моей жизни до усыновления никому, нигде и никогда. Даже когда очень хочется свою значимость перед кем-нибудь показать.
  Меокил кивнул и развивать тему не стал.
  В дверь стукнули.
  - Заходите! - рявкнул Меокил.
  Зашел мужик приблизительно моих лет. Маг, и неплохой. Не хуже того, что с нашим полком в поход ходил. Только у того магия материи и целительство больше развито было, а у этого на ворожении и чувствительности упор сделан. Такому в спецслужбах самое место.
  - Позвольте представить. Господин Арей, - Меокил указал на меня. - Господин Ниот, - жест в сторону вошедшего.
  Мы поприветствовали друг друга.
  - Господин Арей, повторите, пожалуйста, свой рассказ.
  Я в третий раз за день рассказал свою историю.
  - Устанавливаем наблюдение? - спросил Ниот.
  - Да, - ответил Меокил. - Пока как обычно действуем. Выясним, чем он интересуется, один ли он, с кем контактирует, и т.д. Господин Арей, образ виденного вами человека на кристалл знаний поместить сможете?
  - Да, смогу.
  Меокил открыл шкатулку, стоящую на столе, достал оттуда "стекляшку".
  Я взял кристалл в руки, прижал ко лбу. Ощутил его. Как можно четче вспомнил внешность шпиона и приказал картинке зафиксироваться в кристалле.
  "Стекляшку" взял Ниот. Зажав ее в кулаке, закрыл глаза.
  - Вижу четко. Хороший образ, - похвалил он. - Кто вас учил этому?
  - Будигост, - вместо меня ответил Меокил.
  - А-а, ну тогда понятно.
  - Ну что ж, в таком случае, господин Арей, можете возвращаться в полк. Мы проверим этого человека. Благодарю за помощь, - Меокил кивнул. - Если что, мы с вами свяжемся.
  Честно говоря, я по наивности ждал, что свяжутся со мной в ближайшие дни. Где-то в глубине души надеялся, что расскажут, чем проверка завершилась. Но никто мне ничего рассказывать не спешил. Ни мне, ни полковнику Вейрунду. Я как-то спросил его об этом, но он, усмехнувшись, сказал, что Тайная Коллегия никого в свои дела не посвящает, и ждать каких-то сообщений от них не стоит.
  Последние недели "срочной службы" пролетели в привычных делах и заботах. В назначенный день мы со Здабором посетили Разрядную Коллегию, там нам (вернее, мне) оформили необходимые бумаги. Провинциальный канцлер пообещал, что прошение уедет в столицу с ближайшей служебной почтой. Обычно почту отправляют раз в неделю через телепорт, так что к концу недели мое прошение сто пудов будет в императорской канцелярии. Там оно зависнет на недельку-другую - ничто бюрократическое нам не чуждо - потом подпись у императора, еще где-то через неделю в Бирон прибудет высочайший указ, и тогда наместник официально, именем Империи, дарует мне дворянство.
  Честно говоря, я стал ждать. Вот раньше вообще не ждал. Последние недели "срочки" мне было совершено все равно и дни пролетали один за другим. Первые дни после того, как бумаги отдал, тоже более-менее спокоен был. Но чем дальше, тем ожидание разгоралось все сильней и сильней. Когда подходила к концу третья неделя, я как на иголках был - три недели уже, со дня надень указ прийти должен!
  Время же ползло, как нагруженная кирпичами черепаха. Сослуживцы это видели и зубоскалили от души. А я и не обижался. Наоборот, их подтрунивания как-то даже помогали.
  Но в целом, как будто наваждение какое-то было. В мыслях только "ну когда ж, ну когда ж, ну когда ж". Даже спал последние ночи плохо.
  Когда во время одного из занятий с лучниками батальона, мои радары увидели, что ординарец полковника бегает по расположению и что-то сообщает командирам, я прямо весь завелся - ну, неужели пришел указ?! Только чего он всех оббегает, коллективно поздравлять, что ли, будут?
  Подбежал ординарец и к нашей группе.
  - Господа, через полчаса полковник просит вас собраться на плацу перед штабом.
  Мы покивали, и, поручив десятникам продолжать занятия, пошли к штабу. Там люди уже собирались и выстраивались в порядке нумерации подразделений.
  Когда на крыльце штаба появился Вейрунд, я чуть ли не подпрыгивал от нетерпения. Ну же, ну же, говори, что пришел указ и господин Арей отныне дворянин! Ну, давай же!
  - Господа офицеры и вахмистры, - начал полковник, вот только интонация у него была какая-то не очень радостная. - У меня тревожные известия.
  Хм?...
  - Похоже, что Степь решила показать свою силу. Вчера были взяты в осаду несколько пограничных крепостей. Сегодня крупные силы врага подошли к городам Ренфир и Ясный Ключ. Благодаря вовремя переданным сообщениям из крепостей, города успели собрать окрестное население и закрыть ворота перед носом степняков.
  Это приграничные городки. Ясный Ключ ровно южнее нас, Ренфир юго-западнее. Не шибко большие, раза в два меньше Бирона, но тысяч по 30-40 в них проживало. Давешняя банда степняков как раз между ними прошла.
  - Точная численность вторгшегося войска пока неизвестна. Армия, осаждающая Ренфир, оценивается в 30 тысяч, Ясный Ключ - в 40 тысяч...
  Среди собравшихся послышались возгласы удивления - войско было не просто большое, очень большое. Оставалось только гадать, как степнякам удалось собрать такую толпу.
   - ...Еще несколько тысяч не дают пошевелиться гарнизонам пограничных крепостей. Есть ли еще силы, мы не знаем.
  Вейрунд обвел взглядом наш строй.
  - Господа, прошлый бой это ерунда. На этот раз драка будет серьезной. Пока что никаких приказов не поступало, но они будут в ближайшее время. Поэтому идите в свои подразделения и готовьтесь к скорому походу. Когда придет приказ, я хочу, чтобы полк был готов к выходу немедленно!
  Полковник дернул подбородком, развернулся и исчез за дверью. Возбужденно обсуждая неожиданную новость, народ потянулся в свои роты, а я некоторое время стоял и ошарашенно хлопал глазами.
  Как будто ушат холодной воды на голову вылили.
  Как же так?! А как же мое дворянство? Где указ? Зачем сейчас эти степняки? - приблизительно такие мысли крутились в голове. Я был так уверен, что полковник будет поздравлять меня, что других сценариев развития событий просто не допускал. Не сознательно отрицал их возможность, а просто как-то не думал, что таковое возможно.
  И вот нате-с вам. Получите, распишитесь.
  Я глубоко вздохнул, успокаиваясь.
  Сколько раз уже меня жизнь учила, что вот такое состояние одержимости никогда ни к чему хорошему не приводит. Ан нет, забыл, поддался. Ну, что ж, получи лекарство. Теперь как? Не о дворянстве думать могу? Теперь, вроде как, могу. Проясняется голова. О другом теперь мысли. Сработала таблетка.
  
  ГЛАВА 12
  
  Поначалу степняки не отходили от тактики, применяемой ими ранее. Осадив города, они огненной волной прокатились по округе, грабя и выжигая попадающиеся на пути населенные пункты.
  Но потом, вместо того, чтобы снять осаду и уйти (или в степь, или дальше идти грабить), кочевники стали готовиться к штурму Ренфира и Ясного Ключа. Укрепившись, они начали вязать лестницы, строить осадные башни и метательные орудия.
  Степняки очень вовремя совершили нападение - как будто знали, что полки, располагавшиеся в этих городах (Первый и Третий Биронские), всего пару недель назад были выведены в полевые лагеря для совместных маневров. В городах остались лишь гарнизоны городской стражи да спешно набираемое ныне ополчение. Будь полки в городах, то даже при таком большом превосходстве врага, города вполне могли устоять до подхода подкреплений. Но в сложившейся ситуации, благоприятный исход был под большим вопросом.
  Снять же осаду даже с одного из городов Первому и Третьему просто не хватало сил. Потому что одно дело на городских стенах оборону держать, и совсем другое - в чистом поле против многократно превосходящего по численности противника стоять. Пришлось имперцам применять партизанскую тактику - избегать большого сражения, нападать на небольшие степные отряды, удалившиеся от основной массы войск, устраивать налеты с последующим поспешным отходом. В общем, покусывать врага, не давая тому расслабиться. И ждать пока Империя пришлет армию.
  И Империя не спала и не тянула - стягивала к Бирону войска с максимальной в этом безмашинном мире скоростью. В общей сложности через пару недель здесь должны были собраться двадцать полков. И тогда мы сначала двинемся к Ясному Ключу, разобьем тамошнее войско, а потом пойдем к Ренфиру.
  В успехе никто не сомневался, делались ставки, примут ли степняки бой или сразу сбегут. Ибо не только войско будет собрано большое, но и магов с нами отправится немало. Поговаривали даже, что будет целый архимаг.
  Главное, чтобы города продержались.
  Но планы на то и планы, чтобы рушиться. Через полторы недели пришло известие, что Ясный Ключ пал. Это был шок, такого просто не могло быть. Еще вчера оттуда сообщали, что степняки на приступ не идут, продолжают приготовления, что их осадные башни еще не завершены, что маги города спокойно выдерживают магические атаки врага. И вдруг пал! Как такое возможно?! Подробностей руководство не сообщало, и это пугало еще больше.
  Пришлось идти к ординарцу полковника и шептаться с ним. Впрямую он не говорил, но я-то вижу, где он врет, а где нет. В общем, похоже, что у степняков либо свой архимаг нарисовался, либо они что-то очень мощно-магическое применили.
  Всем стало ясно, что через несколько дней Ренфир может повторить судьбу Ясного Ключа. Ждать подхода остальных войск было нельзя. Утром следующего дня в Бирон телепортировались целых два архимага (жалко Будигоста не было) с кучей магов послабже, а так же тот, кому предстояло возглавить нашу миссию. Сын императора Ордина, наследник престола, принц Игмун.
  И не боится император наследника в столь рискованную компанию отправлять? Войско ж чуть больше, чем на половину собрано. Мы сейчас по численности степнякам почти в два раза уступаем. Магическое усиление, конечно, неслабое, но у кочевников тоже ведь что-то сильное есть. И что, мы не знаем.
  Хотя, конечно, по статистике, убить или пленить вражеского мага удается крайне редко. Их берегут, их защищают, в случае неудачи им почти всегда удается сделать ноги. Как-никак самые ценные юниты. До конца маги бьются разве что, когда отступать уже некуда. Но Империи пока что есть куда. Так что даже если мы проиграем, архимагам и Игмуну, скорей всего удастся уйти. Зато ценную информацию о противнике добудут. И тогда в следующий раз Империя вломит по полной.
  В тот же день армия снялась с места и по нескольким дорогам потекла в сторону Ренфира.
  На этот раз я уже не своими двоими версты отмеривал. Должность помощника капитана, пусть и в звании вахмистра, давала право на лошадку. Поэтому сейчас Рыжик глотал дорожную пыль вместе со мной, а не отдыхал в полковой конюшне. Поначалу он был доволен, что погулять вышли. Но когда выяснилось, что прогулка это не весёлые поскакушки по зеленым лугам, а монотонная ходьба с утра до вечера, в облаке пыли, рядом с длинными колоннами пахнущих потом человеков, то он, как говориться, чё-та приуныл. Ну, что поделать, Рыжик, привыкай - сколько у нас еще таких походов будет, одному Творцу ведомо.
  Спустя пару дней, на одном из привалов, командир батальона, только что вернувшийся от начальства, поделился последними известиями.
  - Первый и Третий полки сообщают, что армия кочевников оставила Ясный Ключ и разделилась на две части - приблизительно треть пошла к Ренфиру, а большая часть взялась зачищать местность к северу от Ясного Ключа. Полки как раз там находятся и, похоже, степняки решили с ними покончить. Поэтому биронцы сейчас отходят в нашем направлении, а мы вместо того, чтобы идти сразу к Ренфиру, пойдем навстречу к ним, объединимся, и ударим по той части армии степняков.
  Слушавшие капитана офицеры согласно закивали головами. Уничтожим ту группировку, и под Ренфиром у степняков будет не семьдесят тысяч, а сорок-пятьдесят. С таким количеством мы уже более чем уверенно тягаться можем. Это если без магов считать.
  - Далеко они от нас? - спросил кто-то.
  - Завтра вечером должны встретится, - сказал капитан.
  С Первым и Третьим полками мы, действительно, встретились на следующий день. Мы как раз переправлялись вброд через небольшую речушку, когда на нас вышел их передовой дозор. Их командиры сразу направились к нашему начальству, а мы набросились на рядовых воинов, выспрашивая подробности последних дней.
  Солдаты были уставшими, на вопросы отвечали не слишком охотно. Про врага ничего нового выяснить не удалось. Как степнякам удалось захватить Ясный Ключ, они не знали.
  Самим же полкам досталось хорошо - от штатной численности осталось, дай Бог, чтобы две трети. Когда половина степняков из-под Ключа ломанулась на север, они еле ноги унести успели. Да и то не совсем - враг буквально на пятках висел.
  - Ну, ничего, - сказал капитан, дослушав рассказ. - У нас тут теперь четырнадцать полков. Теперь то мы им покажем.
  Окружающие согласно покивали и продолжили путь, ибо до места намеченного ночлега было еще версты две. Там еще укрепления сооружать придется, а до захода солнца всего несколько часов осталось, поэтому мы торопились.
  Место для ночевки было хорошее - излучина реки с не слишком широким горлышком, перегородить которое рвом и насыпью для такой толпы народу не составит большого труда. Наш полк, первым пришедший на место, выделив людей на обустройство лагеря, сразу же взялся за возведение укреплений. Остальные подразделения, по мере подхода, тоже подключались к этой немаловажной процедуре.
  В отличие от многих потомственных дворян, я не боялся замарать белы рученьки, поэтому махал лопатой наравне с рядовыми на участке моей родной роты. Было в этом не только нравственное побуждение, но и сугубо холодный расчет. Чем больше работы совершу сегодня я, тем меньше сил придется тратить моим сослуживцам, тем в лучшей форме они встретят завтрашнее (а может степняки даже сегодня ночью ударить вздумают) сражение. Для меня же усталость не проблема - отойду вон в тот лесок и подкачаюсь энергией от матушки природы.
  В пересчете на общее количество человек вклад мой, конечно, не слишком велик, но, как известно, и соломинка хребет верблюду сломать может. Так что поработаем, мне не сложно.
  - Хм, странно... - раздалось сбоку.
  Я выпрямился, картинно вытер со лба пот тыльной стороной ладони. Говорил Вальд - молодой солдат из "моего" десятка, поступивший на службу буквально полгода назад. Обнаженный по пояс, как и все "строители", он стоял в паре метров от меня и смотрел в поле, на подходящие колонны войск.
  - И что странного? - спросил я.
  - А где остальная армия?
  Я тоже уставился в поле, но сообразил, что Вальд имел в виду, не сразу.
  Наш полк уже целиком был в лагере. Следовавший за нами Первый Ангвидонский затягивал на территорию последние роты. В полверсте от нас по полю двигались колонны Первого и Третьего Биронских полков. И всё, больше никаких войск в поле зрения не было. Действительно, а где остальные? За нами ж еще десяток полков должен быть.
  В поле смотрели уже все, забыв про фортификацию.
  - Чего заснули?! - послышался рык Таина, и солдаты снова застучали интрументом.
  Я отложил лопату.
  - Пойду капитана спрошу, что за дела.
  Капитан дела особо не прояснил. Сказал, что командование приказало нам укрепиться здесь, а, куда отправились остальные, раскрывать не стало. Но, типа, всё под контролем. Командовать нашими четырьмя полками поручено некоему генералу Ферендалу. Кто это такой я не знал, капитан тоже.
  Ну ладно, под контролем, так под контролем. С как можно более бодрым видом сообщил эту новость своей роте.
  - Надо думать ловушку степнякам готовят, - закончил я.
  Такая версия воинов вполне устроила. Снова послышались смех и пошлые солдатские шуточки.
  Появился Таин.
  - Арей, Третий подходит.
  Я оглянулся на двигающиеся по полю коробки.
  - Спасибо, - хлопнул вахмистра по плечу и побежал к воротам лагеря.
  Вернее к тому месту, где как бы предполагались ворота.
  Как раз в Третьем полку служил мой братюня, который перевелся из Второго за пару недель до того, как туда пришел я. С тех пор, как началась эта заварушка, никаких вестей от него не было, и поэтому я сейчас всматривался в проходящие войска и спрашивал о нем.
  Но первыми подходили не его батальоны и о судьбе брата никто не знал. Честно говоря, я уже начинал волноваться.
  - Арей! - раздалось со стороны поля, и я увидел как, обгоняя пеший строй, ко мне скачет всадник.
  Фу ты, слава Богу! Жив и вроде даже не ранен.
  - Партур! - заорал я, вскидывая руки. - Хвала богам!
  Остановившись около меня, Партур спрыгнул с коня, и мы обнялись. Только сейчас я заметил, что физиономия у него разукрашена синяками и ссадинами.
  - Чего такой красивый? В кабаке подрался?
  Он улыбнулся моей шутке, но не слишком весело.
  - В Удалого на ходу копьем попали.
  Он кивнул на коня, на котором приехал. Действительно, не его лошадка.
  - Сразу насмерть. Ну, а я через голову кувырком и лицом тормозил.
  - Серьёзных ранений нет?
  - Не, боги миловали, - Партур перевел взгляд мне за спину, вглубь лагеря. - А вы тут как? Я думал, войск больше будет, у нас, вообще-то, на хвосте тысяч двадцать-тридцать.
  - Не считая ваших, тут только два полка - наш и Ангвидонский, - ответил я. - Остальная армия где-то прячется. Но что за план у командования, нас не просвещают. Кстати, угадай, кто всем командует?
  Братан нахмурил лоб, явно ожидая от меня подвоха.
  - Зная твою близость с Будигостом, я бы предположил, что это он, но он ни разу не воин, его бы не поставили. Так что даже не знаю. Не сам же император...
  - Почти угадал. Принц Игмун.
  Я собрался было обрисовать ситуацию, но прибывающим войскам нужно было обустраиваться, и мы договорились встретиться и спокойно поговорить попозже. Выслушав мои указания, где находятся палатки нашего батальона, Партур ускакал выполнять свои офицерские обязанности.
  Вернувшись к своим, вместе с остальными еще немного поработал экскаватором, покуда глубина рва и высота насыпи не стали удовлетворять высоким требованиям полковника Вейрунда. После этого с партией "лесорубов" сходил в ближайший лесок - позицию еще предстояло укрепить кольями, щитами да рогатками. Там я отделился от основной массы людей, чтобы при поглощении энергии из окружающего пространства не тянуть силы из находящихся рядом сослуживцев, и немного подзаправился. Так что по возвращению в лагерь, усталости у меня почти не было.
  Деревянные заграждения закончили устанавливать, когда светило уже почти скрылось за горизонтом. Спеша не упустить последние лучи солнца, побежал на реку, мыться. И не я один был такой умный. Как я уже говорил, в этом мире уже научились ценить гигиену и чистоту (по крайней мере, в Империи), так что желающих поплескаться было не мало. Благо, что лагерем в излучине реки встали, так что места на берегу на всех хватало.
  Вода воистину каким-то живительным свойством обладает. После водных процедур чувствовал себя как будто заново родившимся. Помылся, постирался, и, облачившись в сменный, сухой, комплект одежды, вернулся к своей палатке как раз к ужину.
  Вообще, специализированных поваров в имперской армии не было. Рядовые получали продукты на десяток и готовили сами. Либо по очереди это делали, либо это делал тот, у кого лучше получалось. Нередко народ кооперировался, и готовили сразу не на один десяток, а на несколько.
   Офицерам же и вахмистрам по штату полагались ординарцы, которые обязаны были, в том числе, и готовить для своего командира. Был таковой ординарец и у меня. Молодой парень по имени Андис.
  Я до сих пор не понимаю, зачем он в армию пошел, ибо персонаж он был уникальный. Учебная рота почти ничему научить его не смогла - ни меч, ни лук, ни копье, ни топор парень не осилил. Оружие в его руках представляло большую опасность для него самого и для его соседей в строю, чем для противника. Поэтому никто из командиров линейных подразделений брать его к себе не захотел. И предстояло ему тянуть службу либо в обозе, либо на вспомогательных должностях - убираться в казармах, дрова рубить, за конями ухаживать, кузнецам помогать, и т.д. Но каким-то макаром, я даже сам не заметил как, он стал моим ординарцем.
  Если в боевом ремесле он проявлял полнейшую криворукость, то с бытовыми делами он разбирался вполне нормально. Звезд с неба не хватал, как говорится, но и не косячил особо. Ну а поскольку я был не шибко требовательный, да и многое по уходу за собой любимым предпочитал делать сам, то как-то сработались. Благо, что готовка еды у Андиса получалась более чем сносно.
  В общем, получив у ординарца тарелку с кашей и ломоть хлеба, присел к костру моего родного десятка. Я часто так делаю - трапезничаю то с одним, то с другим подразделением. Поддерживаю отношения с легкими пехотинцами нашего батальона, так сказать. (Да и не только с легкими, и не только с пехотинцами) Во время таких посиделок можно много интересного о жизни части узнать. Такого, чего стоя в строю не расскажут.
  Брат нашел меня, когда мы уже заканчивали ужин. Солдаты вскочили и принялись было кланяться, увидев незнакомого поручика, но Партур скомандовав "вольно", плюхнулся на землю рядом со мной.
  - Ты поел уже? - спросил я.
  - Да, - он отмахнулся. - И со своими, и с вашими, когда наш полковник к вашему в гости ходил.
  - Ну, тогда рассказывай, - сказал я, продолжив орудовать ложкой. - По порядку и можно с важными подробностями.
  - С важными подробностями... - Партур пожевал губами, задумавшись. - А самая важная подробность, пожалуй, такая - степняки нынче другие. Раньше они всегда себя как бандиты вели. Налет-отход-налет-отход. В бой с регулярными войсками старались не ввязываться. А сейчас они ведут себя как нормальная армия. Всё это время они целенаправленно старались навязать нам бой.
  - Понятное дело, их же вон толпа какая.
  - Они так делали даже тогда, когда основная масса их войск сидела под стенами Ясного Ключа. К тому же они теперь значительно лучше вооружены. Как минимум три четверти их всадников, из тех, кого я видел, носят очень даже не плохие доспехи. Слава богам, не такие, - он постучал себя по латной кирасе. - Но чешую и пластины я видел постоянно. Да и кольчуги не большая редкость.
  - Н-да, хорошо подготовились.
  - Очень даже. Раньше никогда такого не было. У них сейчас даже тяжелая пехота есть.
  - Да ладно! - я удивленно уставился на брата.
  Вот уж действительно чего никогда не было, так это тяжелой пехоты у степняков.
  - Лично я не видел - нам все время с их кавалерией бодаться приходилось - но рассказывают, что есть. И не мало.
  Солдаты, собравшиеся вокруг, негромко загомонили.
  - Но ведь это лишает их былой мобильности, - сказал я.
  Главная фишка степного войска это его способность быстро перемещаться на большие расстояния. Замечательные степные лошадки уступали имперским породам в спринте, но зато за сутки были способны пробежать раза в полтора дальше.
  - Если и лишает, то не слишком, - Партур покачал головой. - Перемещаются они тоже на лошадях. Спешиваются для боя.
  О как. Молодцы. Правильная идея.
  Партур еще долго рассказывал, как они налеты на отбившиеся отряды устраивали, как их неприятно удивила новая тактика кочевников. А я сидел и думал, какие же нужны ресурсы, чтобы такое войско в броню одеть и на лошадей посадить? Степняки же никогда особым богатством не отличались. Н-да, странно.
  - Как ты думаешь, - под конец разговора спросил он. - Что наше командование задумало? Зачем нас с вами здесь оставили?
  Я пожал плечами.
  - Ловушка, наверное. Если степняки увидят все наши войска сразу, они могут просто к Ренфиру сбежать, к основным силам. А нас тут чуть более десяти тысяч, к тому же фактически заперты в этой излучине. Грех не ударить. Если степняки действительно преследовали вас по пятам, то их передовые дозоры уже должны были досюда добраться и обнаружить наш лагерь. Весь вопрос в том, как у них поставлена разведка? Смогут ли они наши основные силы найти? Короче, я не удивлюсь, если завтра на рассвете мы увидим перед нашим лагерем их войско. Думаю, командование на это и рассчитывает - вон какие укрепления строить заставило.
  - А пока они будут штурмовать нас, основное войско окружит их и ударит в тыл.
  - Ага, - согласился я.
  - Будем надеяться, что за это время нас тут не перебьют.
  - Ну, ты рассказывал, что индивидуальное боевое мастерство степняков не шибко изменилось с прошлых времен, так что не должны.
  - На то и надеюсь, - завершил разговор Партур.
  Как я узнаю много позже, передовые дозоры кочевников были замечены на подступах к нам еще засветло. Найти же основные силы вражеской группировки пока не удавалось, - мешали многочисленные конные разъезды, которыми степняки буквально перекрыли всю округу. Были замечены несколько крупных соединений, тысячи по две-три всадников, но и только. Было похоже, что степняки, по своему обыкновению, не стягивают войско в единый кулак, а перемещаются довольно рассредоточено.
  Наносить по ним удар сейчас, это все равно, что бить по рою комаров - ближайших зацепишь, но остальные, увидев, что нас больше, просто уйдут к Ренфиру.
  Нужно было заставить врага собрать свои силы вместе. Для этого и был предназначен наш лагерь. Войск здесь было достаточно много, чтобы отбиться от небольших соединений, но мало, чтобы противостоять всей их группировке.
  Наши же основные силы прятались в лесах севернее нас, за рекой. Достаточно далеко, чтобы затруднить вражеской разведке свое обнаружение, но не слишком, чтобы, в случае подхода кочевников к нашему лагерю, часа за три-четыре выйти им в тыл.
  Опасаясь ночной атаки, наше командование увеличило количество патрулей. Сопровождавшие нас маги по очереди дежурили всю ночь. Стрелки, от рядовых до комвзвода, спали, не разоблачаясь, прямо на позициях. Остальные, хоть и дрыхли в своих палатках, но тоже в готовности сразу же вступить в бой.
  Я ни в какой конкретно взвод не вхожу, я помощник капитана, так что тоже в палатку спать залез. Благо, что она менее чем в тридцати метрах от укреплений. Если что я тут, я рядом.
  Проснулся на рассвете. Сам, как-то резко и тревожно. Не открывая глаз, огляделся в пассивном режиме, но ничего угрожающего или необычного не нашел. Лагерь, залитый светом "лампочек", как и положено, спал. Кроме постовых, понятное дело.
  Ну, вроде, всё тихо. Только беспокойство почему-то не проходит. Почему?
  Так, а кто это у нас по полю скачет? Несколько всадников, не скрываясь, на полной скорости летели прямиком к лагерю. На насыпи их уже заметили, но тревогу не поднимали. Всадники подъехали к "КПП", и их преспокойно пропустили. Дозорные, надо думать, вернулись. Уж больно возбужденные какие-то.
  Да что тут гадать - степняки на подходе. А значит, скоро объявят тревогу. А значит, надо успеть в туалет сбегать, пока все спокойно. Несколько минут у меня, думаю, есть.
  Трубы загудели, когда я уже возвращался к палатке. Играли сигнал "Сбор", т.е. прямо вот сейчас нас не атакуют, немножко времени у нас есть. С собой у меня был только меч, так что я нырнул в палатку, хватая лук, щит и всё остальное.
  Из соседней палатки вылез сонный Андис.
  - Степняки?
  - Пока еще нет, - сказал я, навешивая на себя сбрую. - Но скоро будут. Так что собирай это все, - я указал на палатки.
  - Понял.
  Побежал к шатру капитана, где должен был собираться "штаб" батальона. Постоянно сенсорил вокруг, но врага пока не видел. Видел пару дозорных групп, спешно возвращающихся в лагерь с разных направлений. Видел, как наши маги раскинули свои "щупальца", как пробежали по лагерю чужие лучи. Ну что ж, мы знаем, что враг близко, враг знает, что мы готовы, неожиданного нападения не будет, биться придется по-честному.
  Капитан появился через четверть, наверное. Небо уже посветлело, народ вокруг тушил светокамни.
  - Господа, силы против нас большие, наша задача просто продержаться. Не атаковать, не разбить врага имеющимися у нас войсками, а просто продержаться. В этот момент остальная наша армия уже обходит степняков, чтобы ударить им в тыл. Мы же должны сделать так, что бы они потратили на нас как можно больше времени, потеряли здесь как можно больше воинов, и дали армии завершить маневр. И сохранить людей - нам еще за Ренфир драться, так что каждый солдат на счету будет.
  Когда поручики и вахмистры разошлись по своим подразделениям, я подошел к капитану.
  - Разрешите мне на укрепления. Я тут лучше всех стреляю, мой лук там лишним не будет.
  Капитан пожевал губами.
  - Хорошо, идите. Только без геройства. Не хотелось бы, чтобы вы сражение с основными силами кочевников пропустили.
   - Слушаюсь, - я поклонился и убежал на позиции своего родного взвода, не забыв проверить, как устроились остальные роты - я все-таки за стрельбунов всего батальона отвечаю. Ну, не то чтобы отвечаю, но причастен.
  Таин метался по насыпи, проверял как стоят рогатки, как закреплены большие деревянные щиты, предназначенные для защиты от вражеских стрел.
  - Так и знал, что ты к нам придешь.
  - Ну а куда ж еще? - улыбнулся я. - Готовы?
  - Да. И мы, и пехота.
  - А Гариас где?
  - Около палаток был, - Таин посмотрел вглубь лагеря, где среди палаток суетилась тяжелая пехота. Тяжам предстояло принять у лучников эстафету боя, если враг сможет забраться на насыпь.
  - Ладно. Мне куда лучше встать, чтоб поменьше мешать?
  Таин хохотнул, указал пальцем.
  - Вон туда, между нашей ротой и следующей. Вон тот щит. Я приказал туда побольше вязанок стрел положить.
  Ай, молодец. Знает мою скорострельность.
  Подойдя к своему щиту, что называется, освоился на месте - выглянул справа, слева, натянул лук, поводил в стороны. Разровнял небольшой бугорок, который все время под ноги попадался. Ну, вроде нормально. Остается только ждать.
  Поле перед нами не ровное как стол, но с перепадами высот - то поднимается, то опускается. Так что просматривается оно с нашей позиции на версту где-то. Дальше понижение, и что там уже не видно.
  Воины на насыпи кто стоял, кто сидел, кто жевал что-то, но все всматривались вдаль. Я поначалу тоже напрягал глаза, а потом подумал - да ну его. И без меня наблюдателей вагон. Опустился на пятую точку, достал из маленькой поясной сумки сладкий сухофрукт, закинул его в рот и стал жевать. Мандраж, нахлынувший, когда заиграли трубы, вроде бы стал отпускать.
  Вспомнил свой первый бой, сравнил эмоции тогда и сейчас. Волнуюсь, конечно, но в целом лучше, ступора нет. Впрочем, достичь абсолютного спокойствия тоже пока не получается - видать, некоторые проявления эгоизма где-то в глубинах подсознания мешают довериться Творцу, вот и беспокоюсь о судьбе своего любимого тельца.
  Я повертел головой, наблюдая, как ведут себя люди. Кто-то спокойно стоял, у кого-то кулаки сжимались-разжимались, кто-то аж пританцовывал. За соседним щитом стоял воин из соседней роты. Тоже молодой, с нашим Вальдом из одного "призыва". Украдкой поглядывает на меня. Потряхивает парня, даже посильней, чем меня в прошлый раз. Я достал еще одну "вкусняшку", бросил ему.
  - Пожуй, может отпустит.
  Парень поймал сухофрукт и сразу засунул в рот.
  - Спасибо, господин вахмистр.
  Я кивнул и снова стал наблюдать за окружающей суетой. Палаточный лагерь был уже почти весь собран, в бою палатки только мешать будут, да и стрелами огненными нас сто пудов закидают. Метрах в тридцати позади насыпи выстраивали в ряд обозные повозки - вторая линия обороны, если нас с насыпи скинут. Позади нее - третья.
  - Степняки! Вон они! - прокатилось по насыпи.
  Я вскочил, всмотрелся. Ну да, какие-то точки вдали мельтешат. Радарами пока их не чувствую.
  О! А вон еще один патруль к лагерю улепетывает. А за ним кучка раза в три больше его. Давайте, ребятки, поднажмите, степные ж лошадки считаются не слишком быстрыми. Но степняки, не отставая, преследовали патруль почти до самого лагеря. По ним даже несколько стрел выпустили, только после этого они отвернули.
  Я снова перевел взгляд вдаль, и мне чё-та как-то... Ну, не поплохело, но напрягся я. Ибо толпа, двигавшаяся к нашему лагерю, была... большая. Сколько там в прошлом бою степняков было? Две тысячи? Ну да, тут раз в десять больше. Как минимум. А то и больше. Я посмотрел на сложенные у щита вязанки стрел - а не маловато ли? Может попросить еще принести?
  Прямо на нас надвигался широченный фронт кавалерии. Я даже не берусь прикинуть, на какую ширину он раскинулся, но то, что больше "бутылочного горлышка", на котором мы закрепились, раза в два, это точно. И уже сейчас было видно, что всадники не в один ряд едут, а их там много-много в глубину. Эх, пулемет бы сюда!
  И магия на этот раз у степняков прямо бликами в воздухе высвечивает. Минимум три неплохих мага - вон, вон и вон энергии завихряются. А где наши маги? Ага, вот они, позади насыпи расположились.
  Как будто святящийся головастик метнулся от степного войска прямо в центр нашего укрепления и расплескался в стороны языками пламени, наткнувшись на защитное поле прямо перед насыпью. Лучники в том месте попадали на землю, но это просто от испуга - маги справились с атакой.
  В ответ один из магов выскочил на насыпь и влепил в то место строя кочевников, откуда вылетел "головастик", толстую яркую молнию. При этом остальные волшебники, оставшиеся за насыпью, поддерживали его своей энергией, поэтому молния получилась очень даже неслабая.
  Но степные маги тоже не пальцем деланные - молния врезалась в защиту, немного не достигнув всадников, оставив на память только большое пятно обугленной травы.
  Левее из вражеского строя вырвался не менее толстый электроразряд и ударил в мага на насыпи. Безрезультатно. Маг снова бьет молнией в то же место, куда направлял первый удар. С тем же успехом.
  Целый веер "щупалец" протянулся к нам, но наши маги тут же их обрубили, не дав заворожить воинов.
  Ну что ж, опять решающего превосходства в магии нет. Опять простые человеки решать будут.
  Вражеское войско, остановившееся для магических разборок, снова пришло в движение. Но на этот раз всадники двигались не прямо на нас, а начали, ломая строй, забирать вправо. А, ну понятно, сейчас опять вдоль нашей позиции носиться будут, то удаляясь, то приближаясь, и постреливать. Правда теперь их тут в разы больше, так что огонь может быть просто бешеный.
  Через четверть часа щиты, прикрывающие нас, были утыканы стрелами как дикобраз иголками. На неприкрытых участках земли между щитами ногу некуда было поставить. Стрелкам, у кого в колчанах заканчивались свои стрелы, не было нужды хватать заготовленные вязанки, достаточно было наклониться и вытащить из земли вражескую стрелу, их тут было в избытке.
  Наши маги поначалу попробовали прикрывать нас своим психокинезом, но чем дальше прикрываемый объект, тем сложней это делать, да и враг своей магией постоянно мешал, так что толку почти не было - некоторые стрелы сбивались с траектории, большинство же летело, как и положено.
  Потери пошли довольно быстро. Тяжелые пехотинцы, закрываясь своими большими выпуклыми щитами, хватали убитых и раненых и оттаскивали их за насыпь, а на место выбывших тут же становились лучники из других рот. Множество стрел падало и за насыпью, в глубине лагеря. Так что все там перемещались не иначе как со щитом над головой.
  Для противника такая перестрелка тоже не проходила бесследно, все-таки имперские лучники одни из лучших. Всадники падали с лошадей постоянно.
  Большинство степняков стреляло простыми стрелами, но немало летело и подожжённых. К счастью, толку от этого было немного, мы успели подготовиться - палатки были убраны, щиты и рогатки облиты водой. Изредка возникаемые очаги возгорания тушились достаточно быстро.
  Я сразу же взял хороший темп стрельбы. Не успел и глазом моргнуть, как первый колчан оказался пуст. Начал было расходовать второй, но пришла мысль, что его лучше поберечь, на всякий случай, а использовать пучки, что под ногами валяются. Наклонился, надрезал веревочку, стягивающую стрелы, схватил несколько, выпустил, схватил еще несколько, выпустил. Нормально, скорострельность не страдает, ибо мне и раньше приходилось делать небольшие перерывы и прятаться за щит, когда вражеские стрелы летели прямо в меня.
  Сенсорика показывала себя просто замечательно - я чувствовал, что в меня целятся, видел, какие стрелы предназначались мне, и прятался за щит именно тогда, когда это было нужно. Если другим приходилось стрелять, аккуратно высовываясь из-за щита, и тут же нырять обратно, то я мог внаглую вылезти и преспокойно выпустить несколько стрел, пока не почувствую, что на меня навелись.
  Со временем, я даже специально стал вызывать огонь на себя. Степняки ребята глазастые - видят, что вот эти все прячутся, из-за укрытия стреляют, а вот этот во весь рост вылез. Ну и на в тебя стрелой. Мне же это только и нужно было - чем больше на меня времени тратят, тем легче моим соседям. Главное успеть укрыться. Пару раз замешкался, и вражеские посланницы смерти свистели буквально над ухом.
  "Развлекался" я так довольно долго, и, в конце концов, обратил-таки на себя пристальное внимание врага. Если бы степняки стояли на месте, и в меня стреляли одни и те же люди, то такое внимание я бы привлек значительно раньше. Но всадник, пустивший в меня стрелу, уносился дальше и возвращался к нам, лишь сделав круг по полю. Если вообще возвращался. Поэтому вся тщетность стрельбы по мне стала доходить до них далеко не сразу.
  В моих соседей уже почти не стреляли. Тучи стрел летели в мою сторону, даже когда я находился за щитом. Мне просто не давали выглянуть. Классическое подавление огнем. Но сейчас эта фишка играла против самих степняков, ибо множество моих сослуживцев смогли стрелять значительно свободней. А натренированы они были очень даже неплохо - степняки вываливались из седел один за другим.
  Сразу четверо наших магов выскочили на насыпь в разных местах и, закрываясь психокинезом от падающих стрел, ударили в проносящихся всадников струями огня. Три выстрела были потушены степными магами полностью, а один, дальний от нас, почти полностью. Из-за этого "почти" у коней под ногами загорелась трава, а несколько кочевников вместе с конями превратились в пылающие факелы. Обезумевшие кони ломанулись в разные стороны, возникла небольшая свалка. Наши лучники не преминули этим воспользоваться и засыпали тот участок стрелами. Сколько там народу полегло, я даже гадать не берусь - всадников только скорость спасала, остановившиеся погибали за секунды.
  В поле загудел сигнальный рог, и конная река, прекратив огонь, отхлынула от наших укреплений. Лучники не затупили, тут же высыпали из-за щитов, и степняки потеряли на отходе еще несколько десятков.
  Я оглядел подступы к лагерю. Н-даа, метрах в 30-50ти от нас буквально полоса из мертвых, и не очень, тел. Вдоль всей нашей линии обороны. Да тут не сотни, тут пару тысяч лежит.
  Обернулся назад. Наших за насыпью тоже немало валяется. Кто-то уже явно бездыханный, кого-то перевязывают, уносят в глубину лагеря. Кто-то, держась за раненое место, сам уходит. На позициях "моего" взвода половина народа из других батальонов. И это при том, что нас защищали установленные вчера щиты! Хорошо стреляют степняки, черт бы их побрал.
  Вражеская кавалерия откатилась в поле и, разделившись на две части, раздалась в стороны, открывая нам главную ударную силу их войска. Ёкарный бабай! Ровные ряды пехотных коробок, выстроившиеся в полуверсте от нас, заставляли забыть, что перед нами слабые в ближнем бою кочевники. Это была полноценная армия.
  Снова загудел рог, и степная пехота двинулась на нас. Четко, ровно, не ломая рядов. Кочевники шли лучше, чем профессиональные армии многих соседних королевств. Эффектно, ё-моё. Очень. Обычно имперская армия врагов своим порядком и красотой потрясает, но сейчас меня потрясало то, что на это способен кто-то другой, а не только Империя. За последние годы я уже стал привыкать, что Империя самая-самая. Пора, видать, отвыкать.
  Форма и размер построений степняков приблизительно соответствовал таковому в имперской армии. Тоже прямоугольники взводов с промежутками между ними. Интересно, что за умник внедрил у кочевников имперскую тактику?
  Хотя у нас перед коробками тяжей лучники двигались бы. А при штурме фортификаций, перед лучниками большие щиты, для защиты от огня обороняющихся, тащили бы. А тут нет ни того, ни другого. Неужто позволят безнаказанно обстреливать себя на подходе? Это они зря. У имперских тяжей щиты большие, выпуклые, закроются "черепахой", и ничего ты стрелою против них не сделаешь, разве что в сантиметровый зазор между щитами умудришься попасть. Или по ногам. А у этих щиты круглые и по размеру не намного больше, чем у наших лучников. Щели между ними ой-ой-ой какие.
  Ан нет, между ровными прямоугольниками пехоты появились бегающие фигурки. Но вперед выходить они не стали, двигались между коробками.
  (Все-таки, как же они ровно идут, это ж не один месяц тренироваться надо)
  Степняки подошли на дистанцию эффективного огня, и их лучники первыми открыли огонь. Описав дугу, их стрелы обрушились на наши позиции. Ну как, "обрушились"... Стали падать на наши позиции. Честно говоря, после пережитого ранее, жиденько как-то. Маловато у них пеших стрелков. Да и точность хромает. На две ноги. Все хорошие стрелки во всадники идут, что ли?
  - Целься! - заорали наши командиры, и легкачи, выстроившиеся на насыпи в два ряда, подняли луки. - Залп!
  И опять поехало знакомое "стрела-целься-залп". Наш взвод, потерявший почти половину людей, потеснился, и справа от нас, на освободившийся участок, встал легкий взвод Третьего полка. И, как только мы начали стрелять, сразу же стала видна разница в скорострельности. Наши коллеги раза в полтора медленней работали.
  Но распухать от гордости было некогда - стрелять, стрелять, стрелять. Засыпать врага стрелами как можно больше. Чем меньше их подойдет к нашим позициям, тем больше у нас шансов выжить.
  Поначалу я стрелял залпами вместе со всеми. На дальних дистанциях такой огонь эффективней одиночного. Стрела летит долго, на излёте ощутимо теряет скорость. Одиночную стрелу хорошо видно в небе, и от нее легко уклониться. Когда же на тебя падает целая туча стрел, то попробуй выдели ту, что летит именно в тебя. Приходится просто вскидывать щит и молиться, чтобы во всей этой туче не нашлась та, чья траектория проходит мимо щита и заканчивается в тебе.
  Но когда степняки подошли метров на сорок, и уже были хорошо видны бреши между их круглыми щитами, то я стал стрелять бегло и целился по этим самым промежуткам, а не просто куда-то в ту толпу. Вскоре на беглый огонь перешли и остальные.
  Наступающие и раньше несли потери - двигающиеся прямоугольники регулярно оставляли за собой тела убитых и ковыляющих в тыл раненых. Последние же десятки метров степняки просто умывались кровью. Несколько подразделений даже обратились в бегство, потеряв до половины личного состава. А стрелков их так вообще почти всех выкосили. Просчитались степняки со стрелками, мало их было - ни нас подавить не сумели, ни сами не выжили.
  В этот момент откуда-то из центра построения кочевников раздался дикий крик, и пехота, до этого идущая шагом, подхватив этот вопль, рванулась вперед. Последние пару десятков метров они пробежали за считанные секунды.
  Я даже растерялся сначала. Простоял несколько секунд, но потом опомнился, и снова принялся пускать стрелу за стрелой в бегущего на меня противника. Тем более, что на бегу степняки ломали строй, кто-то вырывался вперед, кто-то отставал, открывая тем самым бока себе или своим соседям по строю, а некоторые так даже прикрываться щитами перестали. Стреляй - не хочу, как говорится.
  Но все же степняков было очень много, и рвались они вперед с каким-то бешенным неистовством. Не обращая внимания на потери и ранения. У некоторых в руке или ноге стрела торчит, а они все равно вперед прут.
  Подбегая, они швыряли свои копья, и нам снова пришлось прятаться за щитами. Некоторые не успевали - боковым зрением я заметил, как несколько человек скатились с насыпи.
  Пропустив, спрятавшись, первый копейный залп, я выглянул, успел пустить методом пулемета три стрелы, когда почувствовал, что очередное копье летит точнёхонько в меня. Надо было нырять обратно, но в руке была зажато еще две стрелы, и мне стало так неохота оставлять их и прерывать очередь, что я задержался и пустил их в первые попавшиеся на глаза цели. Уйти с траектории копья я уже не успевал, пришлось выпускать из руки лук и бить ладонью по древку, сбивая копье в сторону. Оно чиркнуло по касательной наплечник и ушло дальше, а я рванулся вниз, ловя лук, пока он не упал на землю. Очутившись за щитом, перевел дух. Со стороны всё это, конечно, выглядело очень эффектно, но мне что-то стало не по себе. Копье ведь мою кирасу без труда пробило бы. Вон какое у него длинное и узкое острие было. Со смертью играешь, Андрюха. Нехорошо. Ну его нахрен так рисковать.
  Степняки, не тормозя, влетели в ров и напоролись на установленные перед насыпью рогатки. Принялись рубить их и растаскивать, но когда в тебя буквально с нескольких метров летят стрелы и копья, то работа продвигается не слишком быстро. Спасало их то, что мы уже не могли, как ранее, спокойно стрелять в два ряда, так что, несмотря на очередные потери, рогатки были, в конце концов, сокрушены, и степняки полезли на насыпь, вырубая мешающие им колья, которыми мы, не скупясь, усеяли весь склон.
  В этот момент снова свое слово сказали наши маги. В карабкающихся кочевников ударили струи огня, и на этот раз эффект был значительно больше. Вражеские колдуны притушили нашу магию, но далеко не до конца. Толи не успели среагировать, толи сыграла роль разница в расстоянии, но множество вражеских воинов покатилось по земле живыми факелами.
  Степняки отхлынули было немного, но, забросав нас копьями, снова рванулись вперед, и, в конце концов поднявшись на насыпь, столкнулись с уже сомкнувшей щиты тяжелой пехотой. Я это наблюдал, отходя вместе с остальными стрелками ко второй линии обороны - к повозокам. На насыпи образовалась типичная свалка-толкучка, не хуже, чем в автобусе в час пик, и лучникам там делать было нечего. Зато, если степняки сбросят наших с вершины насыпи, то мы прекрасно сможем вести по ним огонь через головы нашей пехоты.
  Расположившись на телегах, мы наполняли опустевшие колчаны, отдыхали и наблюдали за боем. Н-да-а, а ведь неслабо устал. Я полез в одну из поясных сумок, достал часы. С рассвета уже почти три часа прошло. Тогда ничего удивительного - почти три часа интенсивных физических упражнений.
   Понимаю, конечно, что рановато еще, но внутри засвербело - когда ж уже наши в тыл степнякам ударят? И не у одного меня - солдаты время от времени тоже подобными вопросами обменивались. Там, где шла драка, ор и лязг стоял страшный, но тут, в тридцати метрах от насыпи, уже вполне можно было друг друга слышать.
  - Как думаешь, - спросил присевший рядом Таин. - Сколько еще ждать?
  - Не знаю, - я пожал плечами. - Наши ж за несколько верст их обходят, чтобы не заметили. Не меньше часа, думаю.
  Свалка на вершине насыпи продолжалась больше четверти, а потом наших стали теснить. Сначала на единичных участках, но вскоре по всей длине укреплений. Но теснили наших не путем истребления, типа когда убиваешь противника и сдвигаешься на то место, где он стоял. Тяжи именно отступали - организованно, не ломая строй.
  Мы тут же вскочили и принялись закидывать появившегося в поле зрения врага стрелами. И эффект от нашего огня был. Спускаясь с насыпи, степняки хоть и закрывались щитами, но брешей было достаточно чтобы стрелы регулярно находили свою жертву.
  Струи пламени протянулись от повозок к насыпи над головами пехоты справа и слева от меня. Как с огнеметов. Это снова наши маги. Но на этот раз вражеские колдуны не отсиживались далеко за спинами пехоты, они подошли вплотную к укреплениям (я видел их, и очень жалел, что под рукой нету какого-нибудь миномета), и смогли отразить магический удар почти без потерь - перенаправленные энергии огненными фонтанами ударили в небо. Сами же они бить по нашим войскам не могли - насыпь мешала. А подыматься на насыпь, чтобы врезать по нам, они не желали. Надо полагать, чтобы самим не попасть под удар. Берегли себя колдуны, ворожением порой пытались воздействовать - ворожению ни холмы, ни стены не помеха - но наши маги надежно нас прикрывали.
  Не знаю, сколько времени шел бой внутри лагеря. Я стрелял не быстро, тщательно прицеливаясь, но уже и колчан расстрелял, и большой пучок стрел, лежащий под ногами, к концу подходил. Наших все теснили и теснили, задние ряды пехоты уперлись спинами в повозки. Проскользнула мысль, что нас здесь реально могут задавить, если помощь не придет. Уж больно степняки в этот раз необычные - и подготовлены хорошо, и забронированы неплохо (доспехи пусть и разномастные, но почти у всех). По обученности до имперской пехоты не дотягивают, слава Богу, однако их тут тупо больше.
  Но вдруг что-то изменилось. Перестав стрелять, я пару секунд соображал, что именно, а потом заметил, что два степных мага улепётывают от нас в поле. Какого черта?! Что они задумали?
  Да ничего они не задумали, просто наши с тыла подошли.
  Оставшийся за насыпью колдун хоть и был силен, но уже не мог сдержать четырех наших магов. Двое принялись ворожить самого колдуна, а двое направили свою магию на степных воинов. Огнем или молнией они долбить не стали, войска сомкнулись в клинче и была опасность задеть своих, но ворожение давало эффект не меньший, а то и больший.
  Битва превратилась в избиение. Нашим магам не хватало сил, чтобы полноценно заворожить всю эту толпу и взять ее под полный контроль, так как это сделал Бажен с Орбором время нашего побега от Алангара. С таким количеством народу и архимаг бы не справился. Брать же под контроль единичных людей тоже было бы не очень эффективно, потому что остальные продолжали бы драться в полную силу. Поэтому маги воздействовали по чуть-чуть, но зато сразу на многих. У степняков начинала кружиться голова, темнело в глазах, руки-ноги становились непослушными, не хватало сил поднять щит, они начинали как-то замедленно и неуверенно двигаться. Мне знакомо это состояние, Будигост показал каково это, когда учил защищаться от магии. Биться в таком состоянии почти невозможно.
  И степняков вырубали просто как капусту.
  Вот как бывает, буквально одна минута и картина боя изменилась радикально.
  Мне кочевников не то, чтобы жало стало, нет. Враг все-таки, очень жестокий враг. Но как-то... Несправедливо, что ли... Хотя, когда колонну пехоты артналет накрывает, или на беззащитных людей танк прёт, да, в конце концов, когда воин весь в железе безоружного крестьянина убивает, разве не подобная ситуация? Те же яйца, только в профиль.
  Здесь магия это те же танки с пушками. Только в другой ипостаси. Это тоже всего лишь инструмент. В конце концов, Ясный Ключ с помощью магии взяли, и сколько там людей в живых осталось, мы пока не знаем. Так что нечего ныть.
  Наши тяжи довольно быстро вернули насыпь и двинулись дальше. Мы, лучники, тут же побежали на свои прежние позиции, а из глубины лагеря стала вытягиваться кавалерия.
  Ну, раз атаковать собрались, значит сто пудов остальная армия подошла.
  Забежав на насыпь, мы тут же стали стрелять через головы нашей пахоты по отступающему противнику. Но недолго, дистанция росла, и мы могли попасть в своих.
  Колдун, с трудом защищаясь, чтобы самому не быть завороженным, убегал в поле. Степной пехоте приказ отходить никто не отдавал, но уже все видели, что происходит что-то не то. Строй их давно сломался, некоторые не выдержали и побежали
  - Лучники! Вперед! Не отставать!
  Мы двинулись следом. Поначалу пришлось идти буквально по ковру из трупов. Во рву тела так вообще в три слоя. Лишь удалившись в поле, стали ступать по нормальной земле.
  А где степная конница? Я вглядывался вдаль, но нигде вражеской кавалерии не видел. Как я уже упоминал, где-то в версте от наших укреплений местность изгибается, и что за той складкой отсюда не видно. Радарами чувствую множество людей, но что там происходит, кто есть кто, не разобрать - слишком много меток на экране, как говориться, и все двигаются, мельтешат. Разве что, далеко на юго-востоке от нас еще несколько магов нарисовалось. Наши, надо думать.
  Мы преодолели половину пути до этого изгиба местности, когда побежала вся степная пехота. Всё, это уже полная финита ля комедия. Скопившаяся на флангах имперская кавалерия устремилась вперед. Ладно бы кочевники единой большой кучей бежали, но толпа дробилась - для атаки кавалерии самое оно. Всадники не стали врубаться в самую гущу бегущих, а кружили вокруг, атакуя по краю, убивая отбившихся, разбивая мелкие кучки.
  Через час степная армия перестала существовать. Нескольким сотням всадников удалось прорваться и бежать, но погоды это не делало. Вторгшиеся войска уменьшились на тридцать тысяч воинов, а главное на трех неплохих магов - в этот раз сбежать им не удалось. Однако и захватить их живыми тоже не получилось. Поняв, что еще чуть-чуть и они сами будут подчинены чужой воле, они просто убили себя. К нам попали несколько вождей, и их сразу же принялись допрашивать.
  Но меня, понятное дело, никто на допросы не приглашал и результаты не докладывал. Мал еще для такой чести.
  
  ГЛАВА 13
  
  Я ожидал, что потери будут только у наших четырех полков, державших оборону, ведь войска, ударившие в тыл степнякам, имели настолько подавляющее превосходство в магии, что потерь там просто не должно было быть. Им и смысла-то не было в ближний бой вступать - маги могли все степное войско на расстоянии испепелить.
  Но командование решило иначе. Магия применялось на самом минимуме, только чтобы задавить вражеских колдунов, да запудрить мозги их воинам. От этого потери хоть и были в разы и разы меньше, чем, если бы магию вообще не использовали, но всё-таки были.
  Меня такой расклад дико забесил. Просто так людей положили, могли ж врага уничтожить, вообще никого не потеряв. Я даже заикнулся об этом в присутствии капитана и некоторых его помощников.
  Мне тут же было вежливо указано, что поскольку я еще достаточно молодой и пока еще мало чего в этой жизни понимаю, то следует не возмущаться всякий непонятный раз, а спросить совета у старших товарищей.
  А на жертвы пришлось пойти, чтобы в основной степной армии думали, что магическая поддержка у нас не слишком сильная. Для этого даже дали уйти четвертому колдуну степняков, который к лагерю не приближался, и которого я не почувствовал.
  Ну да, резон в этом есть. Уничтожим вторгшуюся армию сейчас и обезопасим границу на многие годы, а может и на десятилетия. Если же, узнав о нашем превосходстве, степняки дадут дёру, то угадай, когда и куда эта толпа заявиться вновь. А это снова десятки тысяч жертв.
  Чувствовал себя полным дураком, когда мне как школьнику, на пальцах объясняли, что к чему. Закончив разъяснения, капитан, видя мою бордовую от стыда физиономию, похлопал по плечу и отправил вместе с остальными заниматься осмотром поля боя. Предстояло найти раненых, собрать оружие с доспехами, похоронить павших.
  Заниматься этим делом были оставлены наши четыре полка, а так же несколько обозных подразделений других полков. Остальная же армия во второй половине дня двинулась к Ренфиру. Благо, в здешнем ландшафте преобладали луга, что позволяло армии не привязываться к дорогами, не растягиваться на марше на десятки километров, а, выстроившись во множество параллельных колонн, топать к своей цели чуть ли не по прямой.
  Нам же предстояло трогаться следом, как только здесь разберемся.
  Мародерство в империи каралось сурово, ибо это разлагает армию, снижает ее боеготовность. Все трофеи централизованно собирались, подсчитывались, и по результатам всем принимавшим участие в бою выплачивалось вознаграждение.
  Доспехи с оружием надо было рассортировать - трофейные в одну кучу, казенные в другую, те, на которых были личные клейма, в третью - их потом родным отправят. Всё ценное шло в четвертую кучу, все магическое - в пятую.
  Первым делом выискивали раненых. Сначала собрали и отнесли (тех, кого можно было переносить) в лагерь всех своих, потом прошлись посмотрели не выжил ли кто-нибудь из степняков. Таковых нашли пару десятков, отправили их к пленным. Целители, после того как закончат с нашими ранеными, заглянут и к ним - так велит богиня Ланиша, она не делит людей по странам и народностям и велит проявлять милосердие ко всем. Правда, не все и не всегда к небесному начальству прислушиваются. Прямо как на Земле.
  Мы же принялись собирать железо, копать братские могилы, стаскивать туда убитых. Жрецы, сопровождающие войско, руководили погребением, справляли положенные ритуалы.
  Печальное, вообще, занятие. На мозги давит не по-детски. Особенно, пока своих хоронили. Когда вечером закончили и вернулись в лагерь, как будто из омута на свет божий вынырнул. Захотелось жить, а главное - есть.
  По всему лагерю уже зажигались костры, народ приводил себя в порядок, собирался готовить ужин. Я нашел свою палатку приблизительно на том же месте, где она и была до боя. Рядом, как обычно, стояла палатка Андиса. Но самого его рядом не было.
  - Андис! - крикнул я, оглядываясь по сторонам.
  Из-за соседней палатки выглянул солдат. Ординарец одного из помощников капитана.
  - Он за водой пошел, мы ужин собирались готовить. Позвать его?
  - Не, не надо, - отмахнулся я. - Занимайтесь.
  Ну что ж, Андис, слава Богу, жив. Впрочем, ему ничего и не должно было угрожать - все сражение он просидел в обозе, за третьей линией обороны, храбро защищая наши с ним вещи.
  Бросив лук со стрелами и щит в палатку, я пошел в расположение Третьего Биронского искать Партура. Беспокоился я зря, помахать мечом ему в этот раз не удалось, весь бой он находился рядом с командиром полка. На эту несправедливость он не преминул мне пожаловаться, типа все его товарищи врага рубили, а он в тылу отсиживался.
  - Пообещай, - Партур, со слезой в голосе, картинно вцепился в меня под гыгыканье сослуживцев. - Когда станешь полковником или даже генералом, то будешь отпускать меня повоевать!
  - А вот нет уж, - я освободился от его захвата. - Когда стану генералом, я тебя пуще всех беречь буду и ни в какую драку не пущу. Будешь сидеть в безопасности, тепле и сытости.
  Дружный хохот сотряс окрестности, мы еще немного попикировались - нервы требовали разрядки, а потом отправился на берег реки для принятия водных процедур.
  В эту ночь подразделения, принимавшие участие в бою, были освобождены от вахты, дежурили те взвода и роты, которые находились во втором эшелоне. Уставшие за день воины по-быстрому приканчивали нехитрый, но обильный ужин, и с чистой совестью заваливались спать без обычных посиделок у костра. Приговорив свою порцию, я почувствовал, что глаза у меня просто закрываются. Обычно после еды я сам свою посуду мою, но в этот раз попросил об этом Андиса, а сам полез в палатку и заснул раньше, чем голова коснулась скатанного в рулон плаща.
  Утром, перед самым выходом, в подразделения стали возвращаться раненые. Те, кого маги успели поставить на ноги к этому времени. Не много, во взводе Таина, к примеру, теперь насчитывалось тридцать человек, а не двадцать пять, как было на исходе боя.
  Сразу после завтрака полки снялись с места и двинулись вслед за ушедшей армией. В обратную сторону, к Бирону, двинулись колонны связанных пленных, повозки, груженные трофеями, табуны невысоких степных лошадок. А в лагере еще оставалась "медчасть", которая потом тоже двинется в тыл, но другой дорогой, не той, по которой погонят пленных.
  Шли скорым шагом в надежде догнать основные силы. Они ж нас всего на полдня опережают, так что, если поторопимся, то может быть догоним их ранее, чем они выйдут к Ренфиру. Но наш капитан в этом сомневался.
  - До Ренфира, - говорил он. - Три - три с половиной дня пути. Мы хоть и поспешаем, но и армия не прогулочным шагом идет. Настигнем их уже там.
  Кто-то соглашался, кто-то - нет, а я в эти споры не вступал. Я на дальние дистанции почти не путешествовал, и пока еще не очень освоился с местными скоростями и расстояниями. Простая же арифметика тут не всегда работала, ибо, как говориться, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Тем более, что и карты тут не отличались той точностью и подробностью к которым я привык на Земле. Это вам не по гладким шоссе да по мостам перемещаться, тут и по целине шагать приходилось, и реки на подручных средствах преодолевать. Так что иногда за день можно было верст двадцать-тридцать пройти, а иногда и пять с трудом осилишь.
  В первый же день, к полудню, мы вышли на остатки укрепленного лагеря. Здесь наши основные силы ночь провели. Мы устроили в этом месте привал и после обеда и отдыха двинулись дальше.
  Ночевали мы на месте дневной стоянки нашей армии. Те о нас даже чуточки позаботились - оставили нарубленных дров да жердей, которые мы пустили на изготовление примитивных заграждений по периметру лагеря.
  На следующий день картина была той же. Днем вышли на ночной лагерь, вечером добрались до дневного. То бишь, мы шли с одинаковой с нашими основными силами скоростью, и ни на шаг к ним не приближались.
  Всем стало ясно, что догнать армию до Ренфира не получится. Те, кто накануне заключал пари на "догоним", вынуждены были расплачиваться со своими визави. Впрочем, каких-либо негативных эмоций это не вызывало. Такого рода пари заключались постоянно, по всякому пустяковому поводу. Это было развлечением, и суммы, на которые спорили, были пустяковыми, пообедать один раз сходить.
  Догнали мы нашу армию на исходе третьего дня, под самым Ренфиром. Наши основные силы остановились в пяти-шести верстах от города, и сразу принялись возводить хорошо укрепленный лагерь. Подойти к самому Ренфиру было невозможно, степняки держали его в плотной осаде. Основной вражеский лагерь располагался к востоку от города, напротив главных ворот, еще пара небольших, но тоже укрепленных лагерей запирала два других выхода из города.
  Наши войска подошли к Ренфиру так же с востока, и теперь получалось, что вражеский стан находится между городом и нашим лагерем.
  Еще вчера на пути армии начали встречаться небольшие конные разъезды кочевников, шныряющие по окрестностям, и занимающиеся не столько разведкой, сколько поиском что бы еще пограбить в этой и так уже разоренной местности. Благодаря тому, что в состав наших передовых дозоров вошли чуть ли не все наши маги (кроме архимагов), ни одному из попадавшихся кочевников не удалось уйти и донести своим о подходе противника. О том, что наша армия уже здесь, степняки узнали лишь во второй половине дня, когда пехота уже вовсю сооружала укрепления вокруг лагеря. Но тут же атаковать они не решились, до заката осталось не так уж много времени, а по ночам в этом мире никто воевать не любит.
  Началась грызня дозоров и патрулей в пространстве между лагерями. Обе стороны сразу же задействовали магию, но осторожно - не для того чтобы победить в этих мелких стычках и раскрыть врагу свой потенциал, а чтобы кольнуть противника побольней, в надежде, что тот раскроется сам. Поэтому сильнейшие маги имперской армии в этот раз не находились в передовых порядках, а прятались в лагере.
  Наши полки входили в лагерь, когда солнце уже коснулось горизонта. Слава Богу, он строился из расчета и на нас, так что нам не пришлось браться за лопаты. Как в санатории - пришли, поставили палатки, и принялись готовить еду.
  В этот раз я ужинал в компании комбата и всех его помощников. Сидели, гадали, что будет завтра, пытались острить. Я всё больше помалкивал, но когда остроты задевали меня, приходилось отвечать. Вроде получалось.
  Неожиданно из темноты появился ординарец полковника Вейрунда.
  - Господин капитан, господин полковник просит к себе вахмистра Арея.
  Капитан взглянул на меня и мотнул головой - иди.
  Хм, даже поесть нормально не дали. Протянул подскочившему Андису тарелку с недоеденным ужином, поднял с земли шлем и пошел за посыльным.
  - Господин полковник, - сказал ординарец, повысив голос, когда мы подошли к шатру Вейрунда. - Вахмистр Арей.
  - Просите, - донеслось изнутри.
  Откинув полог, я вошел внутрь.
  Полковник был не один. Напротив него сидел незнакомый капитан немаленького роста, широкий, в замечательных латных доспехах с гербом Гвардии на груди. К тому же он был заговоренным.
  - А это еще кто такой? - едва успел подумать я, как Вейрунд впечатался в меня глазами.
  - Вахмистр Арей.
  - Слушаю, господин полковник.
  - Это капитан Гвардии Болун, ординарец принца Игмуна. Его высочество хочет вас видеть.
  Я маленько обалдел - это зачем я принцу? Но быстро взял себя в руки, я ведь калач ужо тертый, с самим императором разговоры разговаривал, а тут всего лишь принц. Проще простого, ага.
  Я осмотрел себя. Одет по форме, полный доспех, всё как положено. Металл блестит далеко не так как у капитана Болуна, запылился немного, ну да черт с ним, не чиститься ж прямо тут.
  - К вашим услугам, господин капитан.
  - Следуйте за мной.
  Болун вышел наружу.
  Поймав удивленный взгляд полковника, я пожал плечами, типа сам не знаю, что за дела, развернулся и последовал за провожатым.
  Направились мы в самый центр лагеря, где скопились самые крутые шатры самых крутых шишек. Самым большой шатёр, голубого цвета с большой белой звездой на пологе, перед которым развивался имперский стяг, стоял в некотором одиночестве. Остальные шатры стояли не ближе, чем в десятке метров от него. Люди на это пустое пространство не заходили, лишь несколько гвардейцев прохаживались. Понятно, периметр безопасности.
  Напротив входа в шатер его высочества, но не рядом, всё в том же десятке метров, суетились какие-то люди. Туда мы и пришли.
  - Подождите здесь, вахмистр, - бросил капитан и пошел к шатру.
  Я огляделся. Некоторые из тусующихся рядом с эдаким высокомерным интересом разглядывали меня. Одежды дорогие, доспехи шикарные, явно из знати, но кто такие не знаю, первый раз вижу. Некоторые хоть и в доспехах, но без шнурков на плече. То есть гражданские. Ополчения с нами нет, что им тут надо? У принца перед глазами помаячить?
  Я отошел немножко в сторонку, подальше от этих, и замер, сложив руки за спиной. По местным правилам простолюдин должен поклониться, когда благородный на него вот так прямо смотрит, но идите-ка вы, ребята, в пятую точку. Обратятся ко мне, поклонюсь, а пока сами друг другу кланяйтесь, если охота.
  У некоторых из собравшихся промелькнуло удивление с недоумением, но обращаться ко мне никто не стал. Поспрашивали друг друга на тему кто я такой, но потом всё улеглось. Так и стояли в ожидании - я не проявлял интереса к ним, они со временем потеряли интерес ко мне.
  К счастью, долго ждать не пришлось. Не прошло и четверти часа, как из шатра вышел незнакомый полковник, следом появился Болун.
  - Господин Арей, - окликнул он и отодвинул полог.
  Я взял шлем на сгиб правой руки, левую положил на перекрестие меча и шагнул внутрь.
  В шатре находились трое. Сидели за небольшим круглым столом с разложенной картой и еще какими-то бумагами. Принца я узнал сразу, уже видел его портреты. Лица еще двоих были незнакомы, но на груди у обоих висели знаки Конклава - архимаги. Один из них, как только я вошел, сразу же начал колдовать. Шатер принца и раньше был окружен защитой от всевозможного прослушивания, и сейчас архимаг еще сильнее защиту накачивал.
   Я остановился, поклонился.
  - Вахмистр Арей, ваше высочество.
  Игмун смотрел с нескрываемым интересом. Архимаги, впрочем, тоже.
  - Здравия и благоволения, господин Арей, - начал принц. - Отец рассказал мне кто вы на самом деле, а господа Гисилур и Логдан уже давно о вас знают, так что можем говорить без утаек.
  - Хорошо, ваше высочество, - я кивнул.
  - Присаживайтесь.
  Я опустился на один из свободных стульев, выжидательно поглядел на пригласившую меня троицу.
  Принц еще какое-то время разглядывал меня.
  - Мне сообщили, что вы почти ничем от нас не отличаетесь, но я всё-таки ждал чего-то необычного, - сказал он с легкой усмешкой. - Если не знать, на что обращать внимание в ауре, то вы самый обычный человек.
  - Я и есть самый обычный человек, ваше высочество - ответил я. - Просто жил в другом мире. Да и тут я все-таки более десяти лет уже живу. Когда я только попал сюда, моя аура бросалась в глаза всем встречным магам.
  - Даже не берусь представлять каково это - нежданно-негаданно попасть в чужой мир, - сказал Игмун. - Мне интересно узнать о вас и вашем доме, но дела не терпят. Господин Будигост рассказал, что, не смотря на то, что вы "спящий", вы очень хорошо научились "прятаться", и, более того, вы можете вообще скрываться от магического наблюдения.
  Манера говорить у него была более царственная, чем у его папеньки. Тот как-то более просто разговаривает.
  - Да, - кивнул я. - Есть немножко.
  - Как вы прячете свою магию, мы видим. Вы, действительно, очень хорошо это делаете, - вступил в разговор Гисилур. - Покажите, как вы полностью скрываетесь.
  Я сосредоточился, включил суперстелс.
  Все трое сначала просто на меня пялились, потом, как по команде, закрыли глаза и сидели так пару минут, шаря по мне лучами своих радаров.
  - Неплохо, - Игмун поглядел на магов.
  - Очень даже, - Гисилур толкнул локтем Логдана. - Не хуже, чем ты.
  - Как бы даже не лучше, - взгляд Логдана стал совсем уж пристальным. - Чувствительностью насколько владеете? Без проявления себя.
  - Немного до Будигоста не дотягиваю.
  Игмун обменялся взглядами с магами.
  - Ну что ж, господин Арей, - он повернул голову ко мне. - Будигост был прав, вы нам подходите.
  - Для чего, ваше высочество? - я невольно насторожился.
  - Для разведки. Необходимо выяснить, насколько сильную магию могут использовать степняки.
  Блин! Вот не люблю я всякие разведки и проникновения. Даже в компьютерных играх в стелсы не играл. Не хочу-у!
  К счастью, дела были немного лучше, чем я ожидал. От меня не требовали проникнуть внутрь стана кочевников и выкрасть важные документы или захватить высокопоставленного языка. Нужно было подобраться как можно ближе к вражескому лагерю и просканировать на предмет выявления магических источников. Правда для того, чтобы уверенно почувствовать "прячущихся" магов, надо будет чуть ли не к самой ограде подойти. Но я не один буду. Вернее не совсем один.
  - Изначально мы планировали, что подобными делами будут заниматься архимаг Логдан на пару с... с другим человеком - они тоже владеют скрытностью, - сказал принц после того как закончил объяснять мне задачу. - Но по несчастливой случайности в минувшем бою тот человек был ранен.
  - А один я идти не могу, - вставил Логдан. - Мою магию, даже когда я скрываюсь, далеко видно. Поэтому к самому лагерю приблизиться придется вам, а я буду немного дальше, и, если что, приду на помощь.
  Такой расклад уже внушал надежду. Под прикрытием архимага не так страшно. Заворожить постовых ему, конечно, нельзя будет - сразу всё вскроется, но если мне придется делать ноги, то наличие архимага даст мне очень неплохие шансы.
  - Задача понятна, - кивнул я. - Когда приступать?
  - Уже стемнело. Немедленно, - принц сказал, как отрезал.
  - Я немного устал после перехода. Глоток энергии не помешал бы.
  - Мы и сами хотели предложить вам это, - сказал Игмун и кивнул Гисилуру.
  Тот повернулся, полез в небольшой сундучок, стоящий на ковре, которым был застлан почти весь шатер. Энергия из этого сундука пёрла уух какая. Даже не берусь гадать, сколько там энергокристаллов заныкано. Я и поднял этот вопрос, потому что их увидел. Халява она ведь всегда вкусная.
  Архимаг достал "стекляшку", протянул мне. Я зажал ее в кулаке и буквально через десяток секунд почувствовал, что усталость уходит. Посидел так еще некоторое время, черпая энергию. Так, главное не переборщить, а то сам светиться буду так, что никакой суперстелс не поможет.
  - Благодарю, - протянул кристалл обратно архимагу. - Я готов.
  - Это еще не все, - тормознул меня Логдан. - Вот это оденьте, пригодится.
  Он протянул мне аккуратный плетеный шнурок с медальоном, защищающим от магического обнаружения. Очень неплохо наколдован медальончик, метров на двести дистанцию засвета уменьшает. Правильно, я хоть и хорошо прячусь, но такое дело лишним не будет.
  - Ваши доспехи не слишком подходят для предстоящего дела. У вас есть темная одежда?
  - Одежда найдется, - кивнул я. - Мне бы оружия подходящего. На всякий случай. С мечом и луком ползать неудобно.
  - Конечно. Что нужно?
  - Пару двуладонных кинжалов и десяток метательных ножей.
  - Хорошо, будет, - Логдан поднялся. - Идите переоденетесь, и встретимся на южной стороне лагеря.
  Я взглянул на принца, все-таки он тут главный, он должен дать разрешение. Тот кивнул.
  Я поднялся, поклонился принцу, архимагам, и потопал к себе.
  Сбросил железо, снял светлый поддоспешник. Штаны и сапоги на мне темные, подойдут. Напялил серую нательную рубаху, сверху тёмно-коричневую куртку из плотной кожи. Она у меня уже давно, вся истерлась, обмялась - для ползания по кустам самое оно. Взял два темных платка, один завязал на голове, вторым, потом, прикрою физиономию.
  Сослуживцы, наблюдавшие за моим переодеванием, упорно пытались выпытать, что происходит. В конце концов, я типа сдался.
  - На разведку с магами иду. Кто-то проболтался командованию, что я по лесу бесшумно ходить умею.
  Такая версия народ устроила, отвязались.
  Собрался, попрыгал, поприседал. Нормально, все удобно и ничего не звякает, не скрипит. Можно двигать.
  Логдана я и отсюда хорошо видел, так что искать не пришлось.
  К моему удивлению, ехали мы не одни. С нами было еще два кавалериста.
  - Мы верхом вон до того леска доедем, - объяснил Логдан. - А дальше мы пешком, а господа с лошадками назад.
  Во, система. Ну да ладно, вы тут рулите, делайте, как хотите.
  Архимаг кивнул одному из всадников, и тот бросил мне ремень с уже закрепленными на нем кинжалами и пояс через грудь с кучей кармашков для метательных ножей.
  Выехали из лагеря через южный "кпп" и направились на юго-запад.
  Четвертинка Старшей Сестры, висящая в западной части неба, давала света приблизительно столько же, сколько полная земная луна. На открытых местах был неплохо видно без всякой магической сенсорики и ночного зрения. Когда глаза привыкнут, понятное дело. С ночным же зрением я почти как днем всё видел. Разве что цвета были более блеклыми. Эх, Сестричка, почему ты сегодня не за горизонтом? Полная темнота нам бы нынче не помешала. Хотя какая тут полная темнота - звезды как прожектора светят.
  Намеченный лес был недалеко, в версте, не больше. Территория относилась к "нашей" - имперские патрули как минимум на версту дальше местность контролировали. Заехали поглубже, спешились. Всадники, взяв у нас поводья наших лошадок, и тут же двинулись обратно.
  - Лагерь степняков там, - маг указал на запад. - Идем.
  И мы отправились, навострив пассивные радары. Старались идти бесшумно, поглядывая по сторонам, ибо сенсорика сенсорикой, но вдруг такого же как и мы встретим - с суперстелсом. Да и вообще со звуком по ночам осторожно надо, ночью звуки значительно лучше, чем днем, слышны.
  Шли долго, ныкаясь по лесам и складкам местности. Видели несколько наших патрулей, затем стали попадаться вражеские. Обходили их на хорошем расстоянии.
  На подходе, на опушке леса, которая смотрела прямо на лагерь степняков, обнаружили секрет. Пришлось смещаться вправо. Хотели сначала на полверсты отойти, но там нарисовался еще один секрет, поэтому решили выходить из леса точно посередине между ними. Согнувшись, от дерева к дереву, подошли к самому краю, присели под небольшим кустом.
  В полуверсте от нас, озаренный светом множества светокамней, раскинулся лагерь степной армии. Большой, не меньше нашего. И укреплен неплохо. Рва отсюда не видно, но земляной вал раза в два-три выше, чем у нас накануне был. Где-то колья с рогатками, а где-то и частокол сооружен.
  Поле между нами и лагерем - бывшие городские предместья. Когда-то здесь были дома, огороды, заборы, теперь все сожжено и разрушено. Я очень опасался, что пространство перед лагерем будет пустое и ровное, но сейчас вздохнул с облегчением. Мест, где можно спрятаться, вагон и маленькая тележка.
  Некоторое время мы рассматривали местность, шепотом обсуждали, как лучше двигаться. Решили вдвоем доползти до развалин размахах в ста от нас, там Логдан останется прикрывать, а я двинусь дальше.
  Архимаг меня удивил. Он первым упал за землю, и довольно уверенно пополз вперед. Благородный дворянин в бог знает каком поколении, и не простой пехотный поручик, а приближенный к императору, архимаг, член Конклава, и вдруг без всяких колебаний плюх на пузо и айда землю приглаживать. Бывает же такое.
  Одернув себя - хватит удивляться - я пополз следом.
  Добравшись до развалин, снова некоторое время наблюдали. Людей в лагере мы оба уже давно чувствовали. Как же много их здесь было. Одним взглядом я не могу прикинуть точное количество, но ощутимо больше, чем нас.
  - Проклятье, - прошептал Логдан. - Степняков больше, чем мы думали. Их тут тысяч шестьдесят, не меньше.
  Итить-колотить! Рассчитывали-то, что тысяч сорок будет. Как же хорошо, что мы ту группировку уничтожили, а то вообще тоскливо было бы. Мне тоскливо, не имперцам. Тех не слишком волнует, что врага в полтора раза больше. Раньше один против трех не колеблясь выходили, сейчас, у учетом необычности степняков, один против полутора - самое то. Больше славы будет.
  С обнаружением магов дела обстояли не так радужно, как с обнаружением простых людей. Некоторые степные маги не прятались, их мы хорошо видели. Но были еще завихрения, разобраться с которыми с такой дистанции было нереально.
  Не получится-таки тут отсидеться, придется дальше двигать. Обговорив с архимагом ситуацию, я перевалился через обгоревший кусок стены и пополз к лагерю.
  Если до развалин мы ползли довольно бодренько, то теперь я пробирался как можно осторожней. Замирая и вжимаясь в землю всякий раз, когда чувствовал, что кто-то смотрит в мою сторону.
  Несколько раз по округе пробегали магические лучи. Это один из тех колдунов, которые не прячутся, осматривал округу. Ни на мне, ни на Логдане наблюдение ни на миг не задержалось - не заметили. А мы и не против. Не замечайте и дальше.
  Постоянно сенсорил не проявиться ли что-нибудь важное. Рассмотрел еще нескольких магов средней руки, но чего-то реально серьезного пока что не видел. Что-то мутное просматривалось в центре вражеского лагеря, но опять же - далековато, надо было подобраться еще ближе.
  Я и подбирался. Час, наверное, убил, чтобы доползти до небольшой кучи обгоревших досок метрах в пятидесяти от насыпи. Там я надолго замер, всматриваясь в лагерь, и особенно в его центр. Сомнений уже не было, там пряталось что-то очень мощное. Уровня архимага, не меньше. Но что это было, человек или артефакт какой, прояснения не наступало.
  Ближе нужно подойти. Бывает, вот тут почти ничего не видно, а десяток шагов сделаешь, и картина во всю ширь раскрывается. Вот только дальше почти что голое пространство. Есть маленькие бугорочки да ямочки, но там уже толком не спрячешься. С одного ракурса тебя видно не будет, но с другого - почти как на ладони. Ё-моё, не хочется мне дальше ползти, ох как не хочется.
  Я лежал, наблюдал за прохаживающимися по вершине земляного вала степняками и думал, что делать. Молодцы ребята - по одному не ходят, минимум двое, в темноту всматриваются, не полагаясь целиком и полностью на магические радары. Явно у кого-нибудь из них амулеты на ночное зрение есть. Или снадобья хлебнули. Так же хорошо, как я, они в темноте видеть не будут (для этого магом надо быть, с даром соответствующим), но, насколько-то процентов зрение улучшится.
  Постоянно взгляды в поле кидают, в промежутке все пятьдесят метров пробежать не успею. Да и половины тоже.
  Стал искать укрытие поближе, куда можно было бы нырнуть, когда постовые в очередной раз отвернутся. В десятке метров остатки телеги. Совсем они меня, конечно, не скроют, но тут еще мало света, да и человеческий глаз неподвижные предметы замечает значительно хуже, чем движущиеся. Главное, чтобы в момент рывка в мою сторону не смотрели, а когда я там лягу, уже не должны разглядеть.
  Постовые прошли по насыпи напротив меня, мазнули взглядом и отвернулись. Я рванулся чуть ли не на четвереньках и рухнул за то, что некогда было телегой.
  Твою ж налево, больно то как! От неожиданности чуть не вскрикнул. Из-под обломков торчала небольшая деревяшка, и я прямо на нее ребрами рухнул. Как же я ее раньше не заметил?!
   Сжав зубы и успокаивая боль, замер, вглядываясь в степняков. Спокойно, не засекли. Принялся извлекать злосчастную деревяшку из-под себя. Осторожно отложил ее в сторону.
  Как там центр лагеря? Нет, не разобрать пока.
  Куда дальше? Вон кучка, а от нее вон в ту ямочку.
  Когда я упал в намеченную ямку, сердце колотилось с таким грохотом, что его должно было быть слышно на вершине вала. Вжался в землю, замер, молясь, чтобы никто ничего не увидел. Досюда же светокамни с насыпи уже добивают. Совсем чуть-чуть, но с вала вполне должно быть видно даже обычным глазом. А для тех, у кого к ночному зрению плюс десять, так тут вообще белый день.
  Угомонив распоясавшееся сердечко, вспомнил для чего я, собственно говоря, сюда приперся. Стал "всенсориваться" в центр лагеря.
  Ничего ж себе мощь! Да этот архимаг посильнее любого из наших будет. Или их там несколько? Или это артефакт? Так, где именно источник? Ага, вот из этого большого шатра фонит. Но он защищен, что внутри рассмотреть толком не могу. Вижу, что магия прёт, вижу, что люди там есть, но какие и сколько их там - не видно. Ребятки, а ну-ка встали и вышли из шатра. И в стороны друг от друга разошлись, чтобы понятней было кто из вас кто. Посмотрите ночь-то какая красивая, звезды, луна - глаз не отвести.
  После получаса мысленных уговоров, из защищенного пространства вышел человек и ушел в соседний шатер. Картина распределения полей поменялась, но не очень сильно. Грубо говоря, ушедший унес с собой где-то треть магии. Так, а внутри сколько народу осталось?
  Нет, хоть убей, не вижу.
  Попытаться за насыпь пробраться? Пока большая часть лагеря спит. Ну, окажись я внутри, я бы смог между шатрами да палатками юлить, чтобы никто не заметил. Но вот как туда проникнуть? Постовых на насыпи куча, слепых зон вообще нет.
  Еще долго лежал, наблюдал, но возможности миновать охрану не представлялось ни на моем участке, ни справа-слева. Выручил степной колдун. Он ушел из шатра, и все сразу стало ясно. Оставшиеся в шатре люди не обладали магией вообще. Ушедший же являлся полноценным архимагом. Он если и уступал Гисилуру или Логдану, то не слишком.
  Ну что ж, никаких непонятных аномалий больше не вижу, миссия выполнена, магический потенциал врага вскрыт. Можно возвращаться за наградой. Будем надеяться, что у степняков нету еще одного архимага, который именно сегодня решил куда-нибудь отлучиться.
  Ладно, всё что мог, я сделал, пора двигать обратно. Таким же макаром, как и раньше, пристально следя за постовыми, добрался до уже знакомых обломков телеги. При этом чуть не спалился - толи боковым, толи еще каким зрением, один из постовых что-то заметил, окликнул напарника и они долго и упорно всматривались в "телегу". Я даже забеспокоился, как бы им в голову не пришла мысль спуститься сюда и проверить. Но обошлось, у них включился обычный режим патрулирования, и я смог продолжить путь.
  На обратный путь до развалин, где прятался Логдан, времени потратил меньше, чем на путь оттуда до "телеги". Всё время подмывало двигаться быстрее, чтобы поскорее свалить отсюда. Сдерживал себя и все так же старательно вжимался в землю, когда чувствовал наблюдение, но иногда срывался, и там, где раньше полз, сейчас перебегал, согнувшись в три погибели.
  Суперстелс у Логдана был не хуже моего, его биологические поля я смог почувствовать, когда уже впритык к развалинам подобрался. А вот прущая из него магия реально выдавала его за сотни метров. Из меня же магия не пёрла, меня архимаг увидел, когда я через остатки стены у него под носом перебирался.
  - Слава богам! - зашептал он. - Я уже забеспокоился. Ну, что там?
  - Один архимаг не слабее, чем вы, - прошептал я, переведя дыхание. - Один полуархимаг. И еще десяток средненьких плюс к тем, которых мы отсюда заметили.
  Я подробно рассказал где, кого, какие характеристики удалось рассмотреть.
  - Большую силу собрали, - прошептал архимаг. - Надо немедленно сообщить. Идем.
  Я кивнул, и мы поползли обратно к лесу, замирая всякий раз, когда радарные лучи шарили в нашем районе. В лес вошли в том же месте, где и выходили - аккуратно между двумя секретами.
  Углубившись в чащу, остановились, рассматривая, где и как двигаются вражеские патрули, выбирая дальнейший маршрут. Положение патрулей оказалось не слишком удачным - прямо за лесом, на поле, перекрывая путь к нашему лагерю, с небольшими интервалами двигалось аж несколько разъездов. Проскочить между ними не получалось, уж слишком близко друг к другу они были. Включать магию и гасить один из патрулей это значит выдать себя, тоже не пойдет. Ну, а я не чувствую себя настолько крутым, чтобы без шума в одиночку с двумя десятками всадников справиться. Я и с шумом-то не факт, что справлюсь. Если попадутся профессионалы, то мне не поможет ни вся моя техника, ни заговоры.
  Пришлось выжидать, когда эта цепочка дозоров отъедет подальше, и со всех ног нестись через поле, пока нас не заметил еще один нарисовавшийся на горизонте патруль.
  Дальше начиналась "наша" территория. Тут уже полегче, тут уже свои. Бдительность, однако, старались не терять, ибо случайности случаются такие, что и в единственный на много километров столб машина врезается.
  Но всё было спокойно, вышли к нашему лагерю, не встретив ни одного вражеского суперстелса.
  Постовые на "кпп" засуетились, увидев две приближающиеся фигуры, даже луки приготовили, но Логдан уже вытащил наружу свою "ладошку". К тому же нас ждали - на "кпп" тусовался капитан Гвардии Болун.
  В шатре у принца было какое-то совещание - там чувствовалась целая толпа. Мне очень не хотелось выступать перед большой аудиторией, о чем я, как бы невзначай, и сообщил Логдану.
  - Ну что ж, - архимаг подумал. - Император говорил, что вы не любите публичности. Тогда, если вы не против, его высочеству и нашим генералам результаты разведки сообщу я. Но это не значит, что принц потом не захочет с вами поговорить. Например, отблагодарить.
  - Насчет отблагодарить, зовите в любой время - усмехнулся я. - Это мы всегда готовые.
  
  ГЛАВА 14
  
  Поспать в эту ночь мне удалось всего пару часов, поэтому состояние с утра было не очень. Хотя к подобному недостатку сна я уже давно привычен, но перенесенные накануне переживания, когда я сам не свой от страха и волнения ползал под самым носом у степняков, не прошли бесследно. Выжат был как лимон.
  К счастью, сейчас я уже более-менее в форме. Хотя какое тут "к счастью"? Менее чем в километре перед нами стоит огромная толпа людей, которые очень хотят всех нас поубивать. А все, кто находится рядом со мной, испытывают приблизительно подобные чувства в адрес той толпы.
  Вот такие дела - и снова "бой, покой нам только снится", гы-гы. Надо же, даже шучу. Во, какой я теперь матерый вояка - через несколько минут тысячи людей резать друг друга начнут, а я спокоен как стадо удавов. Ну... Не совсем как стадо... И не совсем спокоен - трясет не меньше, чем в прошлый раз. Но бой то это у меня уже третий. Значит матерый... наверное.
  Ни мы, ни степняки не пожелали запираться в лагере и держать оборону. Не всегда такое дело полезно, иногда укрепления могут превратиться в ловушку для самих обороняющихся. Поэтому наше командование решило выйти на простор, чтобы иметь свободу маневра и беспрепятственно использовать большое количество имеющейся у нас кавалерии. Степнякам же прятаться в лагере вообще никакого резону не было - их тупо больше, у них сильная магия, так что шансы они имеют весьма неплохие.
  И вот теперь две гигантские армии выстраивались друг напротив друга как раз на том поле, где минувшей ночью нас с Логданом задержала цепочка разъездов.
  Блестящие металлом коробки имперской пехоты закончили выход на исходные, замерли. Глядя на эшелонированное построение в мозгу всплывала аналогия с шахматным полем. Только цвета клеток были другие.
  Степнякам выучки и опыта маневрированием таким большим количеством войск явно не хватало. Да, теперь они были одеты в железо, да они научились имперскому маневрированию в составе рот и полков, но им не хватало практики. Строй иногда ломался, скорость перестроения была ниже, да и команды порой явно запаздывали.
  Но всё равно, это была не банда, это была армия. Кто ж их так натренировал? Это ж годы нужны, чтобы такую ораву обучить. Да и вообще какой смысл всего этого вторжения и осады Ясного Ключа и Ренфира? Тотальное разграбление этих двух городов и их окрестностей не только не принесет барышей, но даже не окупит обучение и вооружение такой гигантской армии. А дальше, вглубь Империи, в густонаселенные районы, где можно было бы неплохо поживиться, степняки не пошли. Вернее туда пошли отдельные небольшие банды - явное самоуправство некоторых вождей. И дальше вдоль границы, к соседним приграничным городам, их армия не пошла. Тут, около Ясного Ключа и Ренфира зависла. Почему, зачем?
  Восседая на Рыжике, я рассматривал нашу и вражескую диспозиции да прислушивался, о чем наш капитан с помощниками разговаривает. У нас тут местность немного возвышается, так что вид открывался очень даже неплохой.
  Наш полк вместе с другими тремя полками, с которыми мы держали оборону в прошлом бою, командование поставило в третий эшелон. Де-факто в резерв. Мы ведь уже и опыт имеем, и потери у нас ого-го (в моем понимании), так что пора и другим поработать.
  А я и не против. Если без нас справятся, буду только рад.
  Но вслух я эту мысль высказывать не стал. И не потому, что боялся. Просто, если обойдутся без нас, то это значит, что справились более-менее легко. А если третий эшелон в бой вводят, то значит, что дело недалеко от трубы вертится.
  Степняки, наконец, закончили построение, остановились, и над полем повисла удивительная тишина. Не было слышно даже шелеста листы в близлежащем лесу или дуновения ветра, не говоря уж о десятках тысяч вооруженных до зубов человек.
   Вот уж действительно затишье перед бурей. А как хорошо - хочется послать подальше это сражение, просто стоять и слушать.
  И это не одному мне чудилось. Окружающие меня люди, до кого дотягивались мои пассивные радары, чей эмоциональный фон я мог разглядеть, испытывали нечто подобное. Сотни людей (да какие сотни - тысячи) замерли, боясь издать малейший шум и разрушить это хрупкое чудо.
  Издалека донесся удар гонга, и все пропало, волшебство исчезло. Ну и какой урод это сделал?
  Я всмотрелся в степное войско, пытаясь найти, где прячется этот гонг. Понятное дело, ничего не нашел. Зато увидел, что от вражеского построения к нам скачет одинокий всадник. Ух ты ж, могучий мужик. Да не простой, заговоренный. Поединщик, похоже.
  Да, тут тоже есть такой обычай. Не всегда ему следуют и не все. Степняки раньше вообще этой традицией не заморачивались. У Империи же подход простой - желает противник поединка - пожалуйста, не желает - ну и ладно, побьём и без него.
  Поединщик выехал на середину между выстроившимися войсками, остановился и начал что-то орать в нашу сторону. Матерится, надо думать.
  Прямо за спиной второго эшелона нашего построения, там, где маячила свита принца, началось какое-то шевеление. Вскоре оттуда отделилась фигура и поскакала к ждущему противнику.
  Баа, да это же мой знакомый - капитан Гвардии Болун. Ну что, тоже серьезный мужик. Легко степняку не будет, это точно.
  Болун подъехал к противнику, остановился в метре сбоку. Переговариваются о чем-то что ли? Болун язык степняков знает? А почему нет? Долго ли с кристаллами знаний выучить.
  Степняк провел рукой по шее, дернул ногой. Это местный жест такой - отрублю башку и по земле пинать буду. В ответ Болун потряс перед его лицом ладонью, направленной пальцами вниз. О, это уже серьезное оскорбление - типа, единственное на что ты годен, это своей бородой полы подметать.
  Степняк реально разозлился, пришпорил коня и поскакал в направлении своего войска. Болун же остался невозмутим, не спеша потрусил в нашу сторону.
  Поединщики разъехались метров на сто, повернулись лицом к лицу, замерли.
  Я вдруг поймал себя на том, что зрелище захватило меня целиком. Смотрю только на поединщиков, контролировать обстановку вокруг вообще забыл. Весь подался вперед, даже кулаки сжал.
  Я встрепенулся, привел мысли в порядок, огляделся по сторонам. Ну да, все вокруг тоже только туда смотрят. Можно преспокойно кошельки тырить, не заметит никто.
  Началось. По какому-то невидимому сигналу всадники пришпорили коней и, набирая скорость, устремились навстречу друг другу. Копья, до этого поднятые вертикально, плавным движением опустились параллельно земле. Тридцать метров, десять. Бабам!!!
  Только щепки от поломанных копий в разные стороны.
  Если бы сейчас бились обычные люди, то кто-нибудь из них явно из седла вылетел бы. Но сейчас мерялись силами двое заговоренных.
  Всадники проскочили дальше, буквально сразу развернулись, выхватили мечи, и снова пошли на сближение.
  Бам!
  Опять разъезд, разворот, сближение.
  Бабам!
  Теперь никакого разрыва дистанции. Поединщики закружили по полю, потчуя друг друга могучими ударами. Но недолго. Степняк умудрился каким-то макаром пнуть ногой, и Болуна просто снесло с коня.
  Я увидел, как воины вражеской армии вскинули руки, раззявили рты. Но прежде, чем звуки их торжества докатились до нас, Болун вскочил с земли и молнией метнулся к степняку. Пара шагов, прыжок, прямо в полете гвардеец отбивает вражеский меч, и, закрывшись щитом, всей массой тела врезается в противника.
  Ух ты ж, как быстро он это сделал!
  Теперь уже кочевник летит на землю. Степные воины опускают руки, закрывают рты.
  Болун не стал сразу же кидаться на врага. Постоял, подождал, пока тот поднимется и сам ломанется на него.
  Дальше был красивейший бой на таких скоростях, что даже для меня движения иногда смазывались, а ведь я того - тоже маленько заговоренный. Для простого же человека мелькающие руки-ноги дерущихся вообще, наверное, в невидимость ушли, а вместо тел что-то размазанное виделось.
  И вот Болун нырнул вниз, пропуская удар противника над самой головой, и ткнул того мечом в подмышку бьющей руки. Степняк замер на долю секунды (скорей всего он уже был мертв), а Болун, рывком вытянув меч, крутанулся в обратную сторону и снес ему голову.
  Секунду стояла тишина, а потом вся наша армия взорвалась ликующими воплями. Орал и я. И не за компанию, так сказать, а сам, более чем искренне.
  Крут мужик, реально крут. У меня хоть и обучение шикарнейшее и заговоры в наличии, но если бы пришлось сойтись с Болуном, то на себя ставить я бы явно не стал.
  Гвардеец подвел к трупу его лошадь, поднял тело, перевалил через седло. Куда-то туда же пристроил отрубленную голову. Развернул лошадку мордой к степной армии, хлопнул ладонью по крупу, и та послушно потопала к своим.
  Себе Болун оставил меч побежденного. Когда, вскочив на коня, он приблизился к нашему построению, он вскинул вверх руку с трофеем, и армия снова взорвалась криками славы.
  Загудели трубы. Развлечения закончены, начинается основная часть марлезонского балета.
  Над полем заметались крики командиров, и стрелки, выстроившиеся в несколько рядов перед прямоугольниками тяжей, двинулись вперед.
  Большая часть нашей армии это полки, подошедшие из соседних провинций. В тех местах некоторые стрелковые взвода вооружены не луками, а мощными арбалетами. Нам, на юго-западной границе, арбалеты, как и более тяжелое оружие, до сего момента были без надобности - против набеговой тактики легкой кавалерии кочевников они не большие помощники. Войска же, базирующиеся в других местах, ориентировались на бой с полноценными армиями соседних государств. Поэтому там и арбалетчики были, и еще чего потяжелей, типа наших земных баллист, способными стрелять как специальными дротиками, так и небольшими камнями.
  И сейчас, вместе со стрелками покатились вперед и вот такие баллисты.
  Еще команда и всё гигантское войско двинулось следом.
  Степняки же с места не двигались. Стоят, силы экономят, ждут, что мы сами к ним подойдем.
  Ага, щазз. Когда дистанция сократилась метров эдак до трехсот, армия остановилась, и арбалеты с баллистами принялись забрасывать степняков болтами и камнями. Для лука такая дистанция слишком велика (нет, некоторые луки могут и дальше стрелу закинуть, но эффективным такой огонь уже никак не назовешь), чего-либо помощнее у кочевников не было, поэтому какое-то время мы обстреливали врага совершенно безнаказанно.
  Около некоторых баллист находились маги владеющие психокинезом. При выстреле они придавали камушкам дополнительное ускорение, и те летели реально как ядра из пушек. Жаль, что дар невидимых рук явление довольно редкое - из нескольких десятков магов нашей армии им обладало, дай Бог, чтобы человек шесть. И это притом, что маги были специально собраны. Поэтому сверхмощно стреляли далеко не все баллисты.
  Первые залпы степные психокинетики откровенно прошляпили. Но потом они бросились прикрывать свои войска, и, не смотря на то, что наши маги активно им мешали, смогли сократить количество наших "снарядов", долетающих до них, в несколько раз.
  В конце концов, вражеское командование поняло, что мы остановились вовсе не для того, чтобы дать пару залпов и снова наступать. Сообразили, что мы будем их расстреливать, покуда у нас камни с болтами не закончатся. Судя по всему, такая перспектива им не понравилась, ибо хоть их маги и работали, но потери росли.
  На той стороне зазвучали трубы, следом поднялся дикий крик, продолжавшийся несколько минут. Раззадорив себя, вражеская пехота двинулась на нас.
  Кстати, чего это они тактику изменить решили? Сразу пехотой ударили, в то время как их кавалерия в тылу да по флангам ошивается, вперед не лезет.
  Дистанция сократилась, наши лучники начали перестрелку с их, тоже идущими перед основными силами. Что мы, что степняки сразу же выставили большое количество стрелков, так что плотность огня с обоих сторон была очень высокой. Стрелы стали поражать людей с первых же минут.
  Тут же в дело вступили остальные маги, находящиеся на переднем крае - по всей линии соприкосновения засверкали молнии, вытянулись струи огня. Эффектно, красиво, завораживает, но толку не много, большинство магических выстрелов цели не достигает. Маги на противоположной стороне не дремлют и в основном вовремя отражают вражескую магию.
  Подключилась тяжелая магическая артиллерия. Это те маги-психокинетики, что раньше помогали баллистам, теперь принялись сами швырять во врага камушки. Причем эти камушки были побольше, чем те, которыми стреляли баллисты. Там использовались "снаряды" размером с большой кулак, а тут как минимум с футбольный мяч. Булыжники эти, как и боеприпасы для баллист, были заранее собраны и подвезены на телегах к переднему краю.
  Степняки старались не отставать, тоже начали кидаться всякими тяжелыми предметами.
  Камни взлетали над головами солдат и по баллистической траектории устремлялись в сторону врага. Большей частью не долетали. Или, круто изменяя направление полета, падали на "ничейной земле", или разворачивались и летели к "своим", докуда, впрочем, добирались так же далеко не всегда.
  Блин, прямо волейбол какой-то. Только голы не цифры на табло изменяют, а по несколько человеческих жизней отнимают.
  Иногда кто-либо "пропускал удар" (из-за воздействия противника или просто не успевал), и каменные снаряды пропахивали целые борозды в плотных прямоугольниках пехоты, разбрасывая людей в стороны.
  Вот тут я порадовался - наши "артиллеристы" эффективней действуют, до вражеского войска камни долетали чаще, чем до нашего. Но все равно, как-то не по себе становилось. Стоишь такой плечом к плечу со своими товарищами, и вдруг видишь, что в тебя каменюка летит. Щитом закрываться бесполезно - снесёт и щит, и тебя, и еще нескольких человек за тобой. А уклониться не всегда получится, даже если вовремя среагируешь. Тупо соседи помешать могут.
  Между войсками уже метров пятьдесят. Постоянный треск молний, гудение огненных струй, летающие камни, магические щупальца, пытающиеся добраться до разума противника, непрерывный поток стрел в обе стороны - япона мама, это просто какая-то фантасмагория, бред сумасшедшего. Давайте сюда еще драконов с розовыми единорогами и можно санитаров вызывать!
  Я мотнул головой, отгоняя глупые мысли. Ничего бредового, обычный бой в мире, где развивают паранормальные способности, а не технику.
  Баллисты сделали последний залп и принялись уходить в тыл через промежутки между коробками тяжей. Следом за ними начинают отступать маги с лучниками. Пламя и молнии затихают. Самые отчаянные стрелки задерживаются, посылают стрелы во врага уже практически в упор и бегом улепётывают в закрывающиеся промежутки, ибо вторые взвода пехотных рот уже начали смешаться вбок и вперед, чтобы запечатать прорехи и образовать монолитную линию.
  А сзади уже подходят подразделения второй линии первого эшелона, чтобы упереться им в спину и образовать мощнейшую фалангу глубиной аж десять человек.
  Степняки маневрируют точно так же. Вот только им выучки не хватает. Кое-где промежутки не закрыты, а кое-где подразделения запутываются в маневрах и образую живописную кучу малу.
  - Копье на плечо! - доносится до нас.
  Пехотинец несет два копья - основное, более тяжелое, и швырковое, более легкое, с длинным наконечником. Сейчас сотни людей схватили швырковые копья и отвели руку в замахе.
   - Залп!
  И вся наша фаланга, по всей ее длине, запускает в подходящего врага тысячи металло-деревянных изделий.
  Степняки, подходя, тоже кидают копья, но не организованно, не согласованно, то тут, то там. В общем эффект совсем не тот. Наш же дружный залп вносит смятение в первые ряды степняков. Кто-то погибает, у кого-то копье застревает в щите, и оттого, что его не удается извлечь или обрубить, несчастным приходится или ломать строй или бросать щит.
  Задние ряды, которым метать копья через головы своих собратьев не слишком удобно, передают копья передним, и наши успевают сделать еще несколько залпов. После этого фаланга уплотняется, готовясь к лобовому столкновению.
  Раздрай в строю противника увеличивается. Их недостроенная фаланга местами вообще останавливается. В соприкосновение с нашими войсками они входят не сразу по всей длине, а отдельными участками, где-то организованно, где-то просто толпой, что приносит им дополнительные потери. Но, со временем и отстающие добираются до нашей пехоты, два длиннющих построения смыкаются.
  Характерные звуки рукопашного боя заполоняют округу. Магия отходит на второй план. Теперь только обычная человеческая сила, ярость и напор. Молнией или огнем сюда уже не ударишь - своих заденешь. Закинуть камешек на сторону противника тоже проблематично - вражеские маги активно мешают, булыжник может и на головы своих упасть. Ворожение идет вовсю, но пока без особых успехов для обеих сторон.
  Огонь психокинетической артиллерии переносится на ряды второго эшелона противника. Опять начинается смертельный волейбол, и иногда камни все-таки падают на сомкнувшиеся в клинче войска.
  Вот один каменюка почти долетел до строя степняков, но неожиданно замер, рванул обратно. Остановился над сражающимися и начал дергаться туда-сюда, как будто не решаясь в какую сторону ему полететь. А потом вдруг стал падать. Я скривился, представляя, как он упадет на головы нашим воинам, но кто-то успел его подхватить и отправить на сторону соперника. Ух!
  К сожалению не всегда вот так вовремя успевают.
  Долгое время картина не меняется - фаланги бодаются на месте, не в силах ощутимо потеснить противника, маги играют в камешки. Потом стало заметно, что степняки теснят нас на левом фланге, а мы немного подвинули их в центре и справа.
  Я вижу, как гаснут ауры гибнущих, но, происходит это не так часто, как можно было бы ожидать, глядя на толпу таких размеров. И ничего странного в этом нет - так часто бывает, что пока войска лоб в лоб тычутся, погибших не много. Однако стоит одной из сторон не выдержать и побежать, и проигравшие умоются кровью.
  Со временем нашим удается стабилизировать левый фланг, у степняков же в центре и справа дела становятся все хуже. А когда в им на головы недалеко друг от друга упало сразу несколько камней, их центр посыпался. Наши стали уверенно разрывать вражескую фалангу на две части.
  Но это была еще далеко не победа. Видя, что первый эшелон откровенно проигрывает, степные войска второго эшелона двинулись на сближение, чтобы влиться в бой. Кочевники были не против перевести сражение в грандиознейшую свалку.
  У нашего командования таких планов, похоже, не было. Как только тронулись вражеские резервы, загудели сигнальные трубы, и наша фаланга остановилась, перестав избивать отступающего противника. А потом стала поспешно отходить.
  О! Сейчас будет продемонстрирован замечательный прием, который лично я называю "сменой составов" - уставшие войска первого эшелона уйдут в тыл, а на передовую выйдут свежие силы.
  Наша фаланга распалась на отдельные прямоугольники, роты сдвоились, образовав промежутки. Благодаря этим промежуткам подразделения первого и второго эшелона прошли друг мимо друга, поменявшись местами.
  Вот не зря армия всю жизнь маневры отрабатывает! Перестроение было выполнено просто изумительно. Четко, гладко, а главное быстро.
  Вражеская фаланга, разомкнувшись с нашей, топталась некоторое время на месте, но потом их командиры, видимо, тоже решили отвести уставших воинов назад. Противник стала отходить, однако вместо организованного маневра, устремился в тыл типичной "дружною толпой", создав заторы и заблокировав продвижение вперед войскам второго эшелона. Образовалась огромная куча, которую с преогромным удовольствием принялись забрасывать стрелами наши лучники. Причем делали они это практически безнаказанно - вражеские стрелки пробиться на передний край просто не могли, а их стрельба из-за спин столпившихся воинов была не очень эффективна.
  В конце концов, потеряв от нашего огня приличное количество народу, второй эшелон врага вышел-таки вперед и с ходу атаковал наших, так и не закончив перестроение в фалангу. Решительно так атаковал, со страшными криками и воплями. В голове у меня возник образ морских волн, грозно накатывающихся на скалы и разлетающихся мелкими брызгами. У нас тут брызг не было, но наши "скалы" выдержали удар, стояли твердо и нерушимо, не забыв встретить приближавшиеся "волны" дружными копейными залпами.
  Нет, и сейчас степнякам успеха не добиться. Сто пудов второй эшелон повторит судьбу первого. Если, конечно, чего-нибудь экстраординарного не произойдет.
  Что ж, если так пойдет и дальше, то мы тупо перемелим всё вражеское войско. Степные подразделения первого эшелона, потеряв немало народа и де-факто потерпев поражение, сейчас деморализованы. Их боевая эффективность теперь снижена, не смотря на то, что сейчас они отдыхают. А скоро их судьбу повторит второй эшелон. У степняков есть еще полноценный третий - но каков будет их настрой, когда у них на глазах облажались все их предшественники?
  Степнякам нужен какой-нибудь смелый маневр, борьба лоб в лоб не даст им ничего кроме поражения.
  И противник пошел на такой шаг. Половина их резерва стала смещаться влево, явно намереваясь выйти нам во фланг.
  Нам теперь тоже надо вытягивать войска в ту сторону, ибо если степняки выйдут нам в бок, то бой, в конце концов, перерастет во всеобщую свалку. Это еще не отнимает у нас победу, но потери возрастут многократно.
  Понимало это и наше командование. А кого оно могло отправить, чтобы прикрыть фланг, когда второй эшелон сцепился с противником, а первый только что вышел из боя и еще не отдохнул? Правильно, нас. Больше просто некого.
  Загудели трубы, заорали командиры и четыре наших полка скорым шагом потопали на левый край армии. Первый левофланговый эшелон поделили наш полк и Ангвидонский (надо же, мы опять на самом краю слева, как в моем первом бою), Первый и Третий полки встали позади нас.
  Несмотря на то, что выход во фланг степняки начали раньше нас, на исходные позиции мы пришли первыми. Вот так-то - сильнейшей армию Империи делает не только (а может быть даже не столько) всеобщая одоспешенность, сколько выучка и еще раз выучка. Не успей мы выйти на позицию, мы и сами в неудобном положении оказались бы и фланг основных сил под удар подставили. А теперь ничего, господа степняки, пободаемся.
  Лучники выстроились перед тяжами, я снова нахожусь в рядах своей родной роты. Несколько непривычно стоять в открытую. В первом бою мы прятались за пехотными "черепахами", в прошлом у нас были большие осадные щиты, а сейчас нету ничего. Перед нами только чистое поле, по которому к нам приближается враг.
  В отличие от второго эшелона, степной резерв не стал атаковать с ходу - остановился вне досягаемости нашего огня, сформировал правильное построение, вывел вперед лучников, и только потом двинулся на нас. Тем не менее, некоторая нервозность и спешка все-таки чувствовалась. Время-то против них играет - в этот момент наши основные силы вовсю кромсают их основные силы. Ирония судьбы - нам опять нужно лишь сдержать и задержать.
  Расстояние еще приличное, но враг уже в зоне огня, можно начинать.
  - Лучники! Стрела!
  Достаю стрелу, накладываю.
  - Целься по стрелкам! Залп!
  Под многоголосое шелестение туча стрел уходит ввысь.
  Команды раздаются всё быстрее и быстрее, командиры разгоняют легкачей, стараясь выжать максимальную скорострельность.
  В воздухе находятся уже несколько залпов, когда первые стрелы падают на противника. Из-за расстояния точность хромает, стрелы сильно рассеиваются, степные лучники падают реже, чем хотелось бы.
   С той стороны слышны крики каких-то команд и весь строй вражеских стрелков переходит на бег. В то время как их пехота продолжает идти шагом, лучники резко рвут дистанцию, подбегают к нам метров на 50 и открывают беглый огонь.
  Несколько залпов, выпущенных нами до этого рывка, уходят в молоко. По бегущим целям стрелять тоже не очень удобно, скорострельность падает, но как только противник останавливается, мы снова наращиваем темп.
  Вокруг иногда раздаются вскрики - вражеская стрельба тоже приносит результаты. Но отвлекаться на раненых нельзя, это снизит плотность огня. Надо стрелять. Чем больше стрел выпустим мы, тем меньше прилетит к нам. Приходится одним раненым - тем, что полегче, помогать другим раненым - тем, что потяжелее. Те, кто может передвигаться, опираясь друг на друга, ковыляют в тыл.
  В отличие от степняков, мы продолжаем стрелять залпами. И, как мне кажется, это оказывает больший психологический эффект, чем их беглый огонь. У нас народ падает единично, как бы размазано по времени. А у степняков несколько секунд пусто, никаких жертв, а потом рраз - секунда и вокруг тебя валится куча народу, снова тишина, рраз - еще одна куча трупов, новые крики и стоны.
  Даже без всякой магии видно, что некоторых это обескураживает. Они оглядываются по сторонам, дергаются, снижают темп стрельбы.
  Несмотря на то, что сначала вражеских лучников было ощутимо больше, чем нас, но, когда степные тяжи подходят вплотную к ним, уже видно, что по очкам мы однозначно ведём. А на участке нашего батальона так счет просто разгромный - их оставшиеся в живых стрелки разворачиваются и просто убегают.
  Мы переносим огонь на подходящие пехотные коробки.
  Справа от меня полыхнули молнии. Раздались крики, кого-то всё-таки задело. Вражеские маги отвечают. Прямо перед нами молния натыкается на невидимую преграду, разлетается светящимися отростками в разные стороны.
  Что-то припозднились маги, раньше, на участке основных сил, с большей дистанции огонь открывали.
  Летающими камешками полюбоваться не приходится - психокинетиков на нашем фланге нет, все в центре заняты.
  Вражеская пехота плотно укрылась щитами, большая часть падающих стрел не приносит им никакого вреда. Но, чем меньше дистанция, тем больше стрел попадают не в сами щиты, а в бреши между ними, ибо мы уже стараемся стрелять именно туда. То тут, то там в их строю появляются промежутки, когда кто-либо падает на землю. Но они довольно оперативно заполняются соседними пехотинцами, вражеский строй снова приобретает угрожающую монолитность.
  До степной фаланги осталось метров тридцать, и лучники начали оттягиваться в тыл. Я немного задержался, уж больно хорошие условия - дистанция небольшая, дыры между вражескими щитами из-за их круглости большие - промахнуться сложно. Каждый выстрел находит свою цель. Уклоняясь от летящих в меня копий, выпулил последние стрелы, развернулся и со всех ног побежал в почти закрывшийся промежуток между пехотными коробками.
  В тылу лучников уже ждали телеги с пучками стрел. Скрывшись за тяжами, мы сразу же побежали к ним и принялись набивать опустевшие колчаны. Пополняя боезапас, я стял спиной к переднему краю, но это не мешало мне видеть всё, что там происходит.
  - Копье на плечо! Залп!
  Множество степняков падает, однако строй держится значительно ровнее, чем это было в первом эшелоне. Их ответный копейный залп действительно похож на залп. Начинает складываться ощущение, что народ здесь более обучен. Они что тут, римскую тактику применить решили - самые опытные держатся в третьей линии и вступают в бой последними? Если так, то несладко нашему флангу придется.
  С криками и звоном железа тяжи сходятся в рукопашной.
  Я до отказа набил стрелами колчаны, зажал еще несколько в левой руке, держащей лук, направился к построению стрелков, которое формировалось за спиной нашей фаланги.
  - Вахмистр! Арей!
  Оглянулся в поисках зовущего. Капитан, буквально в паре десятков метров от меня, махал рукой.
  Подбежал, вытянулся.
  - Слушаю, господин капитан!
  - Берите всех лучников батальона, здесь им все равно делать пока нечего, и бегом вон туда, - он указал рукой на левый край нашего построения.
  Я поглядел туда и сразу всё понял. Вражеские стрелки выбежали в поле значительно левее сомкнувшихся фаланг и принялись поливать наших тяжей фланговый огнем. Наш легкий взвод, находившийся на самом краю, принял бой, но ему категорически не хватало людей.
  - Поняли о чем я?
  - Так точно! - рявкнул я и побежал выполнять приказ.
  Собрав остатки батальонных стрельбунов (немногим больше трети от штатной численности осталось), мы бегом выдвинулись на край нашей фаланги и с ходу вступили в перестрелку.
  Прибывшее подкрепление сразу качнуло весы в нашу сторону - наше превосходство в скорострельности, а теперь еще и в числе, не оставляли степнякам шанса. Менее чем через четверть часа мы вынудили вражеских лучников уйти за их фалангу, и сами принялись сбоку обстреливать степную пехоту.
  Это тут же принесло результаты, до этого противник начал было теснить край нашего построения, но сейчас имперские тяжи выровняли строй.
  И только я подумал, что позиция у нас очень даже неплохая, как показалась вражеская конница. Слава Богу, не вся. Несколько сотен обходили с тыла степное войско, явно намереваясь ударить по нам. Эх, спасибо, Боже, что дал мне такую замечательную сенсорику, простыми глазами я бы этот маневр еще не скоро заметил.
  - Кавалерия! - что было силы заорал я. - Отходим! Бегом! Бегом!
  Командиры взводов покрутили головами, никакой кавалерии не увидели, но обсуждать приказ во время боя никому в здравом уме не придет в голову. Несколько озадаченно поглядывая на меня, они погнали солдат обратно за спины наших тяжей. Однако, когда спустя несколько минут, вынырнув из складки местности, вражеские всадники показались в поле зрения, непонимания в их взглядах уже не было. Было нечто другое.
  Если бы мы заметили подходящих всадников только сейчас, то лучников в батальоне скорей всего просто осталось бы. Но мы уже выстраивались фронтом налево позади нашей фаланги, на случай если вражеская кавалерия вздумает обогнуть дерущихся тяжей и ударить-таки по нам. Для них это будет неудобно, всадникам прямая линия нужна, чтобы разогнаться, а тут, грубо говоря, за угол заворачивать придется. Да и наша кавалерия недалеко отсюда стоит, если степняки увязнут, то она через несколько минут уже здесь будет. Но кто его знает, что этим уродам в голову придет.
  Врубаться в нас они не стали. Пролетев мимо сцепившихся тяжей, обстреляв нас, попав под ответный огонь, степняки развернулись по широкой дуге и умотали к себе.
  Я облегченно выдохнул. Мы все-таки не тяжелая пехота в ближний бой ввязываться.
  А теперь подождем немного, пока их кавалерия подальше отъедет, и опять выскочим да фланговый огонь устроим. Уж больно он неплохие результаты приносит.
  Так, вроде далеко ускакали. Лучники, вперед!
  Вдруг что-то сильно затрещало, загудело... Это еще что такое?! Прямо над нами на высоте... А кто его знает на какой высоте, сто, двести метров - низко, в общем... Прямо в воздухе начало формироваться вращающееся белое облако. Сначала небольшое - метров тридцать в диаметре, очень быстро эта хрень стала больше чем поле, на котором происходило сражение. При этом центр вращения был приблизительно над нами.
  Я не знал, что это сейчас такое происходит, такого я еще ни разу не видел, но сразу увидел кто автор этого творения. На нашем фланге, далеко позади строя степняков, в лесу, вспыхнул мощнейший источник магии. Я было подумал, что это тот степной архимаг, но буквально через несколько секунд, напротив центра диспозиции появился еще один источник, подпитывающий растущее над нашими головами облако, и по сигнатуре полей стало понятно архимагом был как раз таки тот.
  Ё-моё, неужели, как я и боялся, у них еще один архимаг есть?! Где ж он, падла, вчера прятался?!
  Я стал всматриваться в супермага, что проявил себя напротив нас, и довольно быстро стало ясно, что это вчерашний "полуархимаг".
  Не понял, это как так?! Из него сила такая прёт, что два архимага позавидуют. Гисилур и Логдан вовсю упираются, пытаясь помешать ему колдовать, но он даже без помощи своего напарника их перебарывает.
  Как же я его вчера не рассмотрел? Неужели еще один талантище типа жреца Якитера-Эрандара? Вот уж тот прятаться умеет, обалдеть можно.
  Облако над нами растет, оно уже перестало быть безмятежно белым, начало наливаться пугающей темнотой.
  Одновременно с этим вражеская пехота перестала атаковать, разорвала соприкосновение и стала отходить. Да не просто отходить - бегом улепётывают.
  Я понял, что по нам сейчас очень сильно вдарят. К счастью, не один я такой умный, наши командиры поняли это еще раньше меня, и сейчас всеми силами принялись выводить войска из-под удара. Наша фаланга развалилась на прямоугольники и также принялась отходить.
  Яркая вспышка на несколько секунд ослепляет. Треск, грхот, электрическое гудение бьют по ушам так, что я приседаю. Толстенная молния вырывается из центра вращения облака и бьет в стык нашего полка и Ангвидонского. И не просто бьет и тут же гаснет - горит несколько секунд и при этом смещается вправо от нас, выжигая наших соседей.
  Как будто бомба взрывается - во все стороны летят куски земли, щиты, мечи и еще какие-то клочья, в которых я довольно быстро узнаю части человеческих тел.
  Ближайшие к эпицентру взрыва роты просто расшвыривает как песчинки. Их соседям везет не больше - электричество перетекает по металлическим доспехам и "коротит" еще кучу народу.
  Мелькнула мысль, что если бы фаланга оставалась монолитной, то полегли бы все.
  Расширенными от ужаса глазами я гляжу на черную борозду в месте удара, на обуглившуюся траву, на сотни лежащих неподвижно тел. От нашей некогда грозной фаланги остались лишь два небольших островка - в нашем полку хорошо, если полтора батальона уцелело, потом громадная мертвая брешь, потом остатки Ангвидонского. За нами Первый и Третий Биронские, их супермолния практически не задела, но их численность и до удара была далека от штатной.
  А напротив нас почти не пострадавшая толпа степняков, которая сейчас кажется бескрайним морем, готовым поглотить наши маленькие кусочки суши.
  Всё, ребята, теперь нам кирдык.
  Над полем разносятся ликующие вопли, и вражеское войско бросается в атаку.
  
  ГЛАВА 15
  
  Успеваю бросить взгляд наверх - чудо-облако все еще вращается, но оно уже пустое, энергии там не больше, чем в обычных тучках. В ближайшее время еще один удар нам не грозит.
  Бегущие на нас степняки не пытаются держать строй, создавать видимость хоть какой-то организованности - они просто всей массой прут вперед.
  Вокруг орут командиры, приводя в чувство растерявшихся солдат. Мы отходим на пару десятков метров назад, Первый и Третий полки бегом приближаются к нам. Когда подкатывается степная "волна", у нас уже есть нечто напоминающее единый строй. Пускай дико изогнутый, с разрывами, однако это по любому лучше, чем встречать врага отдельными подразделениями.
  Положение на некоторое время стабилизируется, но я прекрасно понимаю, что это ненадолго - кочевников и раньше было больше, а сейчас их превосходство на нашем фланге стало подавляющим - рано или поздно нас продавят.
  Вражеская "волна" растеклась по всей длине нашего построения, захлестнула через край и выплеснулась на нас - сборную лучников всея батальона. Мы едва успеваем дать пару залпов...
  Как в замедленном кино я вижу надвигающуюся на нас толпу. Вижу, как бойцы уже без всяких команд бросают луки, сдергивают со спины щиты, выхватывают мечи. Вижу, что наша кучка слишком мала, чтобы сдержать врага. Слишком мала и слабо защищена - противник через одного металлом блестит, а у нас много народу в простых кожанках, полноценный доспех разве что у меня...
  Руки сами кидают лук подальше за спину (может, не затопчут). Пряжка ремня послушно расцепилась, и колчаны падают на землю. Щит как будто сам переместился в левую руку, меч - в правую.
  Вроде бы кто-то прокричал "вахмистр, отставить", вроде бы даже мое имя выкрикивали, но я уже раздвигал лучников, пробираясь в первый ряд.
  Был ли тогда у меня страх, понимал ли, что скорей всего погибну в этой свалке? Не знаю, не помню. Помню, пронеслась мысль, что негоже такому большому, сильному и обученному за спинами отсиживаться, и это "негоже" так сильно въелось в мозг, что дальше тело уже само действовало.
  Откуда-то нарисовался Назиб, встал рядом. Это хорошо, мы с ним мало того, что друзья, он очень неплохо меч освоил, на тренировках не редко вместе работали. С другого боку появляется Вальд. Я их с Назибом часто вместе вижу. Он хоть и молодой еще, но, как говориться, подающий надежды.
  - Спину прикрывайте! Как на тренировках! - ору я и встречаю первого подбегающего противника.
  К счастью, кочевники не только не держат строй, но и бегут на нас достаточно рассредоточено. Для меня "достаточно", для моей техники. Я не люблю толкучку, мне пространство надо, и здесь этого пространства вполне хватает.
  Степняк летит на меня с занесенным мечом, еще несколько шагов и он выйдет на дистанцию удара, но в последний момент я делаю рывок вперед и тупо прописываю ему с ноги в грудь. Мои габариты и силушка позволяют исполнить такой номер. Не знаю, поломало ли ему ребра (бил-то со всей силы), но степняк улетает в толпу своих собратьев, как кегли сбивая нескольких из них, образуя перед нами небольшую кучу малу и освобождая мне еще немного места.
  "Боевая сенсорика" уже давно включена, над-, под- и прочие сознания разогнаны, время послушно растягивается, движения окружающих людей замедляются. Когда подскакивают следующие противники, я не жду их ударов, с криком сам бросаюсь вперед.
  Уши заполоняет мешанина из воплей, стонов, ударов, звона железа. Перед глазами мелькающие лица, щиты, блеск доспехов и оружия. Я кручусь как уж на сковородке, раздавая удары в разные стороны. Прикрываюсь щитом и бью, уклоняюсь и бью, сбиваю удар мечом и бью, бью, бью.
  Одно движение, не прерываясь, перетекает в другое, третье, четвертое, как будто этот танец был отрепетирован заранее. Телу не надо подсказывать, оно само знает что и как надо делать, руки-ноги будто бы живут своей жизнью, моё "Я" не вмешивается, лишь контролирует окружающую обстановку и дает общие стратегические указания.
  Не каждый удар достигает цели. Степняки тоже в броне, тоже умеют защищаться. Частенько мой меч или звякает по металлу, или глухо бьет в дерево. Но по-другому и быть не может. Это только в кино главный герой пару раз шевельнёт оружием, и куча латников падает бездыханными. В жизни же попробуй попади в незащищенное место или проруби доспех. Даже тем, у кого к скорости и силе плюс десять для этого еще постараться надо.
  Мечусь из стороны в сторону, но лишних движений стараюсь не делать, берегу силы. Уклоняясь от копья, не дергаюсь на метр, а лишь слега смещаюсь, немного поворачивая тело, и стальной наконечник пролетает в сантиметре от плеча. Не встретив препятствия, атакующий проваливается и сам натыкается на мой меч.
  Следующий противник бьет сверху. Тело качнулось в другую сторону, щит взлетает перед головой, и вражеский меч, чиркнув по краю щита, звенит по спине кирасы, уходит в землю.
  Одновременно с другого боку еще один кочевник колет мечом прямо в лицо. Взмахом клинка сбиваю его оружие в сторону, а щит у меня де-факто уже занесен для удара. С силой бью окованным металлом ребром в перекошенную физиономию.
  Тут же поворачиваюсь и опускаю меч на предыдущего противника. Тот не дурак, прикрылся, но в результате разворота моя левая рука снова в позиции замаха. Опять удар ребром щита и степняк опрокидывается под ноги своих товарищей.
  По одному на меня уже почти не бросаются. Мои габариты, полный доспех, а также растущее количество неподвижных тел передо мной, удерживают атакующих. Иногда какой-нибудь ополоумевший вылетит, но с такими проблем вообще не возникает.
  Чтобы не давать врагу скапливаться совсем уж неприличными кучками, которые меня просто количеством задавят, приходится время от времени бросаться вперед и прореживать их ряды.
  Но далеко от нашего строя отрываться нельзя. Оказаться в полном окружении мне совершенно не улыбается, не смотря на всю мою прокачанность. Ударив несколько раз, я тут же отскакиваю назад.
  Иногда выпадает свободная доля секунды, и я успеваю окинуть радарами поле боя. Наш фланг отступает. Медленно, но верно. В нашем - "лучном" - строю народу осталось совсем немного. От центра баталии к нам идут подкрепления, но такие же подкрепления идут и к степнякам.
  Рубка продолжается еще долго. Подошедшая помощь до нашей позиции не доходит - на участке Третьего Биронского степняки прорывают наш строй и все подкрепления бросаются туда. Нашей "сборной" приходится продолжать махать мечами.
  Одно время схватка на нашем краю немножко затихает, но потом подходят свежие вражеские силы, и замес разгорается с еще большей энергией.
  Только что подошедшим хорошо, они свеженькие. А мы уже устали. Я держусь дольше, но со временем и мой меч становится всё тяжелей и тяжелей.
  Я уже не ориентируюсь во времени. Смотреть по сторонам тоже не получается, вижу только то, что рядом со мной, что касается непосредственно меня. Удар-уклон-удар-защита-удар-отскок-удар-удар. Все, больше ни о чем думать не получается. Что там в центре происходит, как дела на других участках нашего фланга, я не знаю.
  А степняки все подходят и подходят. Да сколько ж вас тут, сволочи?! Я уж давно счет потерял скольких убил или ранил, а вы всё не кончаетесь. Спавнитесь что ли?!
  Нас отжимают к коробке тяжей, драка превращается в "толкучку". Зажатый со всех сторон (кроме фронта, понятное дело) своими товарищами, я уже не могу во всю ширь использовать свои умения. Такое дело мне категорически не нравится, но сделать я ничего не могу.
  Через несколько человек от меня в толпе оказался зажат один из наших магов. Вытянув руки вверх, он пытался аккуратно пульнуть огоньком, чтобы не задеть своих. Иногда с его поднятых ладоней срывались струи пламени и проходились по головам степняков. Вражеские колдуны ему активно мешали - ему и выстрелить удавалось нечасто, и огонь, долетающий до кочевников, был уже не шибко горячий, больше пугал, чем обжигал. Но все же эффект от мага был. Возможно, именно из-за него эта пехотная рота держалась лучше, чем ее соседи.
  В голове буквально прострелило - меня вражеские колдуны не блокируют, эх, если бы я не был "спящим"!
  Тут же возникла картина, как Алангар ударной волной половину нашей колонны разметал. Одновременно с этим предельно ярко, как будто я заново оказался там, вспомнилось, когда во время обучения у Будигоста от меня шарик пулей улетел.
  Сами собой вспыхнули ощущения и настрой, что были во время "выстрела". Ннаа!!!
  Большую часть толпы передо мной просто унесло. Десятки людей разметало как пушинки. Аж пыль с земли поднялась.
  Я сначала как-то и не понял, что произошло. Только что перед глазами куча оскаленных рож, и вдруг пустота. Травка зеленеет, солнышко блестит, куча тел, кувыркаясь, вдаль от меня летит. Опаньки, это что, я сделал?
  Ударная волна разошлась сектором градусов в сто. Напротив меня сейчас не было никого, ни одного степняка!
  Пока никто не мешает, я снова вызвал в памяти шарик, Алангара, волну. Ннаа!
  Нифига.
  На, на, на!
  Пусто. Не получается. Что-то не то. А может это не я стрельнул?
  К этому времени набежали новые противники, и принялись что было сил отвлекать меня от занятий магией. Вызвать в себе то же состояние, что и несколько секунд назад, категорически не удавалось. Пришлось забросить это дело и сосредоточиться на махании мечом. Благо, что свободного места стало больше, и я снова смог действовать без всякого стеснения.
  Как будто второе дыхание открылось. Усталости и след простыл. Нахлынуло веселое возбуждение. Значит, я все-таки могу, значит, не совсем безнадежен. Силища-то какая! Надо будить эту спящую хрень! Жив останусь, займусь магическими тренировками как следует.
  В этот момент подошла помощь - до нашего края добралась "свежая" пехотная рота. Нельзя сказать, чтобы картина боя изменилась радикально, но свежие силы плюс моя "волна" - и наше положение уже не выглядит безнадежным. Сложным, висящим на волоске, но не безнадежным.
  Оставшихся в живых стрелков, в том числе меня, буквально вытолкали за спины тяжам. Причем меня волокли аж трое помощников капитана, а я не понимал, что происходит и всё рвался вперед.
  Рык комбата привел в чувства:
  - Вахмистр! Где ваши луки?! Собрать оружие!
  Я огляделся по сторонам, обвел глазами полтора десятка уставших лучников (Н-даа, не осталось у батальона стрелков). Свой лук я уже сенсорил, я его далеко зашвырнул, и его, слава Богу, не затоптали. Луки остальных стрельбунов остались на "территории, занятой противником".
  Да и стрел ни у кого из нас не было.
  Но метрах в двухстах в тылу маячила одна из повозок, которые снабжают лучников стрелами в течение боя, к ней мы и направились. В повозке должны быть не только стрелы, но и запасные луки.
  Вооружившись, вернулись к своим.
  Теперь уже было видно, что фланг устоял. С трудом, умывшись кровью, но устоял. И не просто устоял, а начал теснить врага.
  Кстати, а что там с суперколдуном? Вращающееся облако над нами всё еще висит. Оно маленькое, как в момент возникновения, и все еще пустое. А сам колдун... На том же месте. Он почти не колдует, лишь поддерживает существование облака. Сейчас меня ничего не отвлекает и я вглядываюсь более тщательно. Вижу нескольких людей рядом с ним, но дальше, на многие сотни метров вокруг никого! Ближайшие к ним подразделения степняков значительно дальше к центру диспозиции.
  А ведь там лес. Деревья, кусты, заросли всякие. Сами степняки своего супермага разве что радарами видят.
  Возникает дичайшая мысль включить суперстелс, по большой дуге обогнуть место сражения, подобраться к колдуну и повырубать там всех к едрене фене.
  Незамеченным обойти войска смогу - отбегу назад, там понижение местности, потом овражек, по нему до вон того леса, а по лесу как раз то степного мага и дойду.
  Да ну, сумасшедшая идея. Нереально.
  Но шило уже воткнулось в определенное место, не дает покоя. Почему нереально? Маги с фланга не прикрыты, бесшумно передвигаться я умею, подобраться можно. Наверное.
  В спокойном состоянии я бы на такое в жизни не решился. Но в горячке боя, на кураже...
  Так, где командиры? К счастью, полковник тусовался рядом с нашим капитаном, бегать от одного к другому нужды не было.
  Подбежал, вытянулся.
  - Господа!
  Обернулись оба, заговорил Вейрунд.
  - Да, вахмистр.
  - Есть возможность избавиться от этого, - я указал на облако.
  Оба уставились на меня.
  - Каким образом?!
  - Его создатель прячется вон там, в лесу, недалеко. Обойду сражение, - показал рукой, как буду обходить. - По лесу подкрадусь к нему. Ну а дальше буду действовать по обстановке.
  - Откуда вы знаете, что их маг именно там? - удивился капитан, но полковник остановил его.
  - Вы уверены, что он вас еще на подходе не заметит?
  Вейрунд мужик башковитый, уже докумекал, что меня не просто так к принцу вызывали и в разведку с магами отправляли.
  - Уверен, господин полковник.
  Он пожевал губами, кинул взгляд на поле, на лес за спинами кочевников.
  - Действуйте!
  На автомате я вскинул руку к виску, как это делают на Земле, и принялся скидывать доспехи. Ё-ё, да они порублены чуть ли не в дребезги, живого места нет. Все в засечках, царапинах, вмятинах, двух пластин на правом боку вообще нет.
  А все равно не хочется с ними расставаться, они за сегодня не один десяток раз жизнь мне спасли. Но надо, тихо красться в них не получится.
  Пока оббегал место сражения, что было сил тянул энергию из матушки-природы, и жалел, что слабовато это у меня получается, полностью восстановиться не удалось. Забежав в лес, прекратил подпитку - враг уже недалеко, может и заметить.
  Радары, наконец, в подробностях рассмотрели, что за тусовка около суперколдуна, и я очень пожалел о своей самонадеянной идее. Ибо рядом с суперколдуном находились еще три мага. И пусть они даже до обычных середнячков не дотягивают, но их трое! Итого - четыре мага на одного меня!
  Я, конечно, обучен прятаться аки ниндзя, но невидимкой стать я не могу. Стоит кому-то из них меня заметить, и что я буду делать? Блин, блин, блин!
  Отступить, вернуться к своим? А если они снова супермолнией ударят?
  Матерясь и проклиная все на свете, двинулся дальше.
  Лес хоть и не шибко плотный, но всяких кустов и прочей поросли вагон - есть, где прятаться. Дистанция прямой видимости максимум метров двадцать. А может и получится...
  Последнюю сотню метров пробирался особенно осторожно. Что-то не давало покоя, что-то было не то. Не переставая следить за колдунами, осмотрел окружающее пространство.
  Ну, конечно! Гармония природных полей нарушена, лес вокруг умирает. Хотя, готов поклясться, что в том месте, где я входил в лес, всё было нормально.
  В данный момент никто на лес не воздействовал, но я сразу же увязал эту аномалию с супермагом. И чем ближе подбирался к нему, тем больше убеждался в правоте своей догадки. В непосредственной близости от него лесные ауры были не просто покорежены - буквально разорваны.
  Сто пудов, когда он свою мегамолнию создает, тут какие-то силы бушуют, которые природу и коверкают.
  Так вот почему он подальше от своего войска отошел. Сам-то он, как и его сопровождающие, явно защиту имеет, а вот простые воины дохнуть начнут.
  Прополз под очередным кустом и увидел интересующую меня персону со свитой.
  Маги сопровождения были уже не молодыми дядьками, а вот супермаг выглядел откровенным юнцом. Но не это заинтересовало меня больше всего. Сейчас, вблизи, он выглядел таким же полуархимагом, каким и был вчера. Я долго рассматривал его, но намеков на проявленную недавно силу не находил.
  Разговаривая со своими спутниками, он повернулся ко мне лицом, и я заметил, что у него на груди, на толстой цепи, висит непонятная массивная штуковина.
  Вгляделся в нее, но никаких магических эманаций не увидел. Это еще что такое?
  Откуда-то со стороны сражения к суперколдуну протянулось магическое щупальце. Степной архимаг телепатировал о чем-то.
  Щупальце исчезло, "юнец" что-то сказал, и развернулся спиной ко мне, лицом к полю, где шло сражение (я к ним с тыла вышел). Сопровождающие его маги полезли в висящие на плечах сумки, достали оттуда энергокристалы и сгрудились около полуархимага.
  Тут же засветился еще один источник магии, а поля самого колдуна просто засияли энергией.
  Артефакт! Они его заряжают, а он дает силу "оператору"! Сейчас снова ударят!
  Их надо срочно валить.
  Нет, они знают, как с этой хренью обращаться, надо живыми брать. Но как, это же маги?!!! Они и будучи связанными колдовать смогут.
  Я вытащил из колчана пять стрел, поудобней зажал их в правой руке и рванул к противнику.
  До них осталось метров десять, двое (в том числе супермаг) стояли ко мне спиной, еще двое прятались за ними.
  На ходу натянув тетиву, выстрелил в "юнца" и во второго, что был спиной. Стрелы попали им в область плечевого сустава, махать этой ручкой при колдовстве теперь будет проблематично.
  У всех четырех вспыхнуло неописуемое удивление и двое других выглянули из-за спин своих пораженных стрелами товарищей. Извините, мужики, не чувствую себя настолько крутым, чтобы брать в плен сразу четырех магов. Эти двое получили по стреле точно в лоб и, не издав ни звука, рухнули на землю.
  Раненые, скривившись, начали было поворачиваться, но я уже был в шаге от них. Ткнул в шею, как учил Здабор, и оба послушно легли отдохнуть.
  Фуф! Неужели получилось?!
  Как будто темная волна накатила сзади. Я резко пригнулся, уходя в сторону, и в том месте, где только что была моя спина, пролетел небольшой метательный нож.
  Твою мать, что это?! Никого ж рядом не было!
  Развернувшись, увидел в пяти метрах бегущего на меня мужика в чешуйчатой кирасе с уже занесенной для броска рукой. Не без труда отбив брошенный нож, я тут же, не прицеливаясь, выпустил в него оставшуюся в руке стрелу. Поразить я его не поразил (в левой руке у него щит был, им он и прикрылся), но с шага сбил, и это дало мне время отбросить лук и схватить меч со щитом.
  Мы замерли друг напротив друга, оценивая потенциал противника. То, что передо мной не рядовой воин, я уже видел. Магом он не был, но прокачан был по самое не балуйся. У него даже заговоры присутствовали. К тому же чувак суперстелсом владеет. Ценный должно быть кадр.
  Неожиданно остро почувствовалось отсутствие доспеха. Степняк то в броне, а на мне только стеганка поддоспешная. Пичалька.
  Дрался он превосходно. Заставил меня выложиться на все сто десять процентов. Даже мелькнула мысль, что из этого поединка победителем мне не выйти. Будь мы в одинаковых условиях (я отдохнувший, в броне, или он уставший и без брони), то я бы победил - я его уже несколько раз доставал, но меч всякий раз скрежетал по металлу. Уязвимые же места он оберегал как надо.
  Однако в нынешнем положении я медленно, но верно проигрывал. У меня уже была пара свежих порезов, и я чувствовал, что вместе с сочащейся кровью, утекают и мои шансы дожить до сегодняшнего заката.
  Спасла опять же сенсорика. Я увидел, как напряглись его мышцы, понял как он будет делать шаг, и ударил ногой чуть ли не одновременно с началом его движения. Несильно, но мужик потерял равновесие, инстинктивно взмахнул рукой со щитом, открываясь, а мой меч уже начал движение к его шее.
  Я смотрел на корчащегося на земле человека, на заливающую всё вокруг кровь, и, честно говоря, мне было страшно. Во время мясорубки в строю от моей руки полегло немало народу, но там просто нет времени рассматривать раны, которые наносишь противнику. Сейчас же на меня никто не кидался, и я мог во всех подробностях рассмотреть агонию человека. Блевать не потянуло, наверное, только потому, что с утра я ничего не ел.
  Мысль прекратить страдания несчастного пришла поздно, уже после того как он затих.
  Вот ведь, японский городовой, а думал, что уже матерый вояка. Что уже ничем не поколебать.
  Привел мысли в порядок, запоздало осмотрел окрестности как радарами, так в обычном спектре (а вдруг тут еще суперстелсы прячутся).
  Раны продолжали кровоточить. Достал из кармана местный вариант индивидуального перевязочного пакета, как смог перевязался.
  Так, и чего дальше делать? Тащить пленных магов к своим?
  Тщательней просканировал поле, как там бой идет. Наши однозначно побеждали. Степняков теснили и в центре, и на нашем фланге. Вроде бы далеко на правом фланге завязалась еще одна драка, вроде бы это были всадники, но дотуда слишком далеко, не вижу почти. Еще одна крупная группа имперской кавалерии выходила на наш, левый, фланг, явно готовясь нанести удар.
  Интересно, кочевники уже поняли, что их супероружие выведено из строя? И что они будут делать, когда поймут это?
  В этот момент полуархимаг начал приходить в себя, и мне пришлось подскакивать к нему и снова отправлять в глубокий сон.
  Надо же, обычный человек после такого выключения несколько часов валяется, а этот менее чем через четверть очухался.
  На всякий случай связал раненых. Я, конечно, рассчитываю их все время без сознания держать, мало ли как оно сложится. Если вздумают колдовать, придется им это в непривычной манере делать, без размахивания руками.
  Снова осмотрел окрестности. Кавалерия на нашем фланге огибает сцепившиеся войска, они уже между мной и схваткой. Сражение не спеша смещается куда-то в сторону правого фланга, то бишь удаляется от меня. Небольшие группы степняков, которые ранее просматривались в нескольких сотнях метрах, улепетывают в сторону своего лагеря. Двигаться в мою сторону никто, похоже, не думает.
  Ну и хорошо, я только за. Не придется тяжести на себе таскать. Подожду здесь - наши архимаги без сомнения заметили, что тут что-то странное произошло, и кто-нибудь из них обязательно сюда явится.
  А тут я, весь такой гордый и красивый, на коне и с трофеями, гы-гы.
  Перевернул "юнца", осмотрел артефакт. Толстая пластина сантиметров десять на двадцать из темного полированного камня с десятком небольших углублений. В эти углубления были вставлены восемь энергокристалов, два углубления пустовало.
  Две "батарейки" не вставили, потому что так надо, или потому что я помешал?
  Чтобы лучше рассмотреть, снял артефакт с колдуна, и пластина вдруг перестала что-либо излучать. Я прекрасно чувствовал установленные в нем энергокристалы, но сам артефакт теперь выглядел простым куском камня.
  Кстати, и аура полуархимага перестала силой светиться, в норму пришла. И облако рассасываться начало.
  Ну, точно усилитель.
  Ну-ка, попробуем. Одел пластину на себя.
  Никаких изменений. Не включается. Как будто даже запрет какой-то чувствую. Типа - осторожно, не включать.
  Хм... Странное ощущение.
  Хотел мысленно приказать "включись", но остановился. В голове прямо вспыхнуло - нельзя, опасно, не справишься!
  Не, ну его нахрен. Взорвется еще.
  Снял с раненого мага сумку (несколько энергокристалов, снадобья, инструменты), сунул артефакт туда.
  Над полем боя загрохотало особенно сильно. Надо думать, Гисилур с Логданом, видя, что суперколдун перестал быть суперколдуном, решили задавить оставшегося степного архимага. Убить его они пока еще не смогут, но вот лишить сил - вполне возможно. Правильно, выведут его из строя, и дело считай в шляпе.
  Обыскал всех, поснимал амулеты, кольца, сумки, оружие, сложил в сторонке. Амулеты, защищавшие от того самого воздействия, что природу покорёжило, обнаружились у всех пятерых. Пять одинаковых амулетов были явно сделаны одной рукой. И заколдованы были тоже одной рукой. Но другой.
  А чего это я туплю, усталостью маюсь? Взял пару "батареек" и за несколько минут зарядился до бодрого состояния. Уух, хорошооо! Держите меня семеро.
  О, к нам уже едут. Гисилур с парой магов и целый конный взвод. На всякий случай выключил суперстелс, а то еще свои, не разобравшись, зашибут.
  Когда всадники показались на нашей прогалине, я сидел привалившись спиной к дереву и наслаждался пробивавшимися сквозь кроны деревьев лучиками солнца. Кавалеристы, похоже, уже были предупреждены, потому как не стали окружать меня и угрожать своими увесистыми копьями. Они сразу разъехались вокруг, взяли место под охрану, некоторые принялись спешиваться.
  Показался Гисилур, подъехал ко мне. Я поднялся, слегка поклонился.
  Архимаг обвел взглядом место действия, несколько странно уставился на меня.
  Я повертел головой, оглядывая полянку с лежащими телами, виновато развел руками.
  - А я тут это... мимо проходил...
  Глаза Гисилура расширились, секунд пять он зависал, потом громко рассмеялся, откинувшись в седле.
  - Нет, вы слышали?! - рука его принялась хлопать по ляжке. - Мимо проходил!
  Отсмеявшись, он слез с коня.
  - Полковник Вейрунд прислал посыльного с сообщением о вашей затее, - сказал архимаг. - Поэтому мы следили, и, как только стало возможно, я помчался сюда. Часто к вам приходят такие самоубийственные идеи?
  - Да, наверное, первый раз в жизни, ваше благородие, - ответил я. - Прямо как наваждение какое нашло.
  - Наваждение, говорите... - взгляд его буквально впился в меня, радары просканировали не заворожен ли я. - Итак, что вы тут устроили?
  Я по-быстрому рассказал, что произошло, полез в сумку, достал артефакт.
  Архимаг взял пластину, повертел, осмотрел во всех диапазонах.
  - В следующий раз, когда вам в руки попадет незнакомый магический предмет, - укоризненно сказал он мне. - Лучше не пытайтесь сразу одевать его. Знаете же, что предмет может быть настроен только на хозяина? Вы очень рисковали.
  - Виноват, - потупился я.
  Гисилур был прав, я действительно по-глупому рисковал. Такую защиту от чужих не сразу обнаружишь, а я особо и не проверял, сразу одел.
  - С вашего позволения, я заберу его в столицу, - продолжил маг тоном не терпящим возражений. - Попытаемся разобраться, что это. Странная вещь, я таких еще не видел, - он принялся засовывать пластину в свою сумку. - А теперь давайте на ее хозяина взглянем.
  Мы подошли к полуархимагу.
  Помощники Гисилура уже вытащили у продолжавших пребывать в бессознательном состоянии пленных стрелы, обработали раны.
  - Вы говорили, что он очень молодой, - произнес архимаг.
  - Да, совсем юн... - я посмотрел на суперколдуна и замолк.
  Сейчас он выглядел лет на сорок.
  - Не понял, - наклонившись к пленному, стал тщательно его разглядывать. - Мне не могло показаться. Я его несколько раз рассматривал... когда связывал, когда обыскивал... Он совсем молодо выглядел.
  Видя мое немалое удивление, Гисилур похлопал рукой по сумке.
  - Ох, интересный, видать, камушек.
  - Вы с подобным уже встречались, ваше благородие? - спросил я.
  - К сожалению, при всем моем к вам расположении, господин Арей, не могу удовлетворить ваше любопытство.
  Понятно, значит сталкивался. Только это с чем-то очень секретным связано, раз рассказывать не хочет.
  - Погружаем в Бездну? - спросил Гисилура один из магов.
  - Да, - ответил тот и повернулся ко мне. - У нас тут еще есть чем заняться, а вы, думаю, можете вернуться к своим. Они вон там..., - он дернул было рукой, но остановился. - Хотя, что я вам объясняю, вы и сами видите.
  - Так точно.
  И опять чисто рефлекторно я вскинул руку к виску. Стоп, что на меня сегодня нашло такое? Никогда же раньше не тянуло в земном стиле честь отдавать.
  Вернувшись к своим, доложился полковнику.
  - Мы уже поняли, что всё получилось, - он указал на синеющее небо с простыми, не магическими, облачками. - Благодарю вас, вахмистр. Когда туча стала сгущаться во второй раз, я подумал, что уж теперь-то нам точно конец. Не знаю какую, но награду вы заслужили великую.
  Награда это хорошо. Это я люблю.
  - Вон ваши доспехи, - Вейрунд указал на моего Рыжика, которого держал один из помощников полковника. - Облачайтесь и продолжайте командовать лучниками.
  Кто-то собрал железо, когда я его сбросил, и заботливо нагрузил им моего коня. Спасибо, ваши благородия, искать не придется.
  Нацепил броню, побежал к сцепившимся войскам, на самом краю которых наши стрелки опять устраивали фланговый огонь.
  Враг отступал уже без особых попыток задержать нас. Наш фланг загнулся направо, охватывая степняков, кавалерия ударила по тылам, вражеский центр вот-вот должен был рухнуть. Архимаг противника бы всё еще жив, но уже недееспособен. Иногда он пытался что-либо сделать, но Логдан и вернувшийся к войскам Гисилур тут же втаптывали его в землю. Оставшись без архимагической поддержки, остальные степные колдуны один за одним выходили из строя.
  Лишившись защиты, степные войска тут же подвергались паранормальным ударам. Где продолжалась рукопашная, там ворожением, а где войска вышли из соприкосновения, там и магией силы. Причем было заметно, что Империя своих солдат бережет - при первой же возможности войска разрывали клинч, и в дело вступали маги, истребляя врага на расстоянии.
  Но волшебники не были абсолютным супероружием. Простые воины показывали, что они тоже кое-чего могут. На моих глазах простая пехота уничтожила двух степных колдунов по какой-то глупости оторвавшихся от своих войск.
  Оба они плевались огнем на несколько десятков метров, один посильнее, другой послабее. К одному пехотные коробки подходить не стали, остановились вне досягаемости и закидали его стрелами.
  На другом участке лучников не было, швырковые копья тоже давно закончились, обычные же, тяжелые, особо далеко не забросишь. Но не зря имперская армия использует большие выгнутые щиты. Они не только от стрел, но и от огнеметов неплохо защищают. По крайней мере, какое-то время.
  Потери были - кого-то лишь слегка обожгло, кто-то серьезные ожоги получил, но, закрывшись щитами, солдаты смогли подойти поближе и кинуть копья. Это заставило колдуна отвлечься от управления струёй пламени, воины все вместе рванули вперед и зарубили противника.
  Вскоре всякое организованное сопротивление степняков прекратилось. Их строй распался, началось бегство. Сначала единичные случаи (было видно, что паникеров убивали свои же), но потом это приняло массовый характер.
  Принц ввел в бой все кавалерийские резервы, и сейчас степняков рубили, кололи, топтали чуть ли не на всем протяжении до их лагеря, куда ломанулась большая часть бежавших.
  Нам стремглав нестись во след бегущим не позволили. Добив последние степные подразделения, которые еще пытались драться, восстановив четкое управление, имперская пехота стройными рядами потопала к лагерю кочевников.
  Прошли сквозь лес, и я снова увидел знакомое поле с не менее знакомым земляным валом вдали. Теперь он не казался таким грозным и неприступным.
  По полю металась наша конница, истребляя тех, кто не успел укрыться в лагере. А несколько рот умудрились на плечах отступающих попасть внутрь и захватить ближайшие к нам ворота, не давая закрыть их перед нашим носом.
  Несколько частей бегом устремились им на помощь, мы же направились прямиком к насыпи.
  На вершине вала нас уже ждали. Судя по количеству ожидающих, контроль над войском, по крайней мере над его частью, степняки восстановили.
  Как только мы приблизились, на нас без промедления посыпались стрелы. Стрелки отвечали, а пехота, собравшись "черепахами" упрямо перла вперед. Когда имперцы достигли рва, маги обрушили на обороняющихся всю свою силу - вершина вала утонула в пыли, пламени и молниях. Наверх наши тяжи забиралась практически без помех.
  Потеряв укрепления, степняки уже не пытались предпринять что-либо осмысленное. Нет, командиры может и пытались что-то сделать, но воины, видя как за считанные минуты погибли защитники вала, снова превратились в неуправляемую толпу, единственным желанием которой было просто выжить.
  Пока единичные подразделения геройски бросались на имперцев, большая часть кочевников убегала через южные выходы, не ведая, что туда уже подходила наша кавалерия, обошедшая лагерь. Драка вспыхнула и на южной окраине.
  В центре очень ярко, но очень ненадолго вспыхнула магия. Это степной архимаг, собрав остатки сил, принял свои последний бой. Специальная группа во главе с Гисилуром и Логданом сразу же, как только мы преодолели вал, рванула туда, чтобы захватить палатки степного начальства. Там ведь может быть что-нибудь интересное, что поможет пролить свет на всю эту ситуёвину.
  В это же время из Ренфира вышел местный гарнизон и ударил по "блок-постам" напротив других городских ворот. Месиво пошло уже по всей округе.
  Когда внутри лагеря от могучего степного войска остались сущие крохи, заревели трубы - командование остановило бой. Произошло это не одномоментно, многим командирам пришлось оттаскивать от врага разгоряченных воинов, те вошли в раж и просто не слышали команд.
  Но со временем всё успокоилось и к кучкам жавшихся друг к другу кочевников выходили парламентеры, владеющие их языком, и призывали сдаться. Большинство бросало оружие. Тех, кто избирал другой вариант, щадить никто не думал.
  - Победа! - разнеслось над поверженным лагерем, когда пал последний не желавший сдаваться.
  Как мы орали в тот момент. Слитный рев тысяч глоток должно быть слышали не только в Ренфире (он под боком, там сто пудов слышат), его за многие версты должно было быть слышно.
  Я тоже дал волю чувствам, орал и прыгал не хуже, чем остальные. Сдерживаться, стоять с деланым благородным спокойствием? Ах, оставьте, как говориться. Вот стану лордом, буду надменный покер-фейс держать, а пока что все кому не нравиться могут идти в малину. Мы за сегодня столько раз с жизнью прощались, столько кубометров пота и крови пролили, что имеем полное право.
  Конечно, я понимал, что на самом деле сражение еще не совсем закончено. Кавалерия при поддержке магов сейчас чистит местность, вылавливая спрятавшихся, преследует убегающих. Но нас, пехоту, к такому делу обычно не привлекают. Для того чтобы преследовать кого-то мы слишком медленные.
  Свою часть работы на сегодня мы сделали. То, чем предстоит заниматься дальше - пленные, раненые, тела, трофеи - после пережитого воспринимается как нечто не слишком обременительное. Да, физически напрячься придется еще не раз, но когда никто не пытается тебя убить, то это не сложно.
  
  Глава 16
  
  Жезл церемониймейстера ударил три раза, и гул разговоров тут же смолк, все на центральной площади города Ренфира замерли.
  По-другому и быть не могло, ведь три удара значат, что появляется представитель императорской фамилии.
  - Его императорское высочество, наследник престола, принц Игмун!
  Заиграл имперский гимн.
  Мужчины склонились в поклоне, женщины присели в реверансе.
  Вообще, мероприятия, подобные сегодняшнему, обычно проводят в помещениях - церемониальных залах дворцов или ратуш. Но Ренфир город хоть и не маленький, однако зала, способного вместить такое количество участвующих и приглашенных, тут просто не нашлось. Ни в ратуше, ни во дворцах местной знати. Поэтому шоу решено было провести на главной площади, для чего ее несколько дней приводили в надлежащий вид - убирали, украшали, огораживали, чтобы простолюдины хоть и могли наблюдать за действом, но чтобы не мешали благородным господам хорошо проводить время.
  Благодаря тому, что ростом я был повыше абсолютного большинства из собравшейся публики, я достаточно хорошо видел появившегося принца со свитой, несмотря на то, что находился считай на задворках площади. А что вы хотите, простолюдин как-никак, кто ж меня в первые ряды пустит? Там самые маститые и родовитые.
  Из-за меня же в этом не очень удачном месте кучковались и офицеры моего полка. Я пытался их отговорить, типа идите поближе, где остальные награждаемые, но полковник сказал как отрезал - один полк все равно что одна семья, будем стоять здесь. Теперь вот головы вытягивают, пытаясь рассмотреть что-либо.
  Процессия величественно прошествовала в дальний от нас конец, где на возвышении был установлено сияющее драгметаллами кресло. Это конечно, не императорский трон, но тоже очень неплохой стульчик. Я бы в таком посидеть не отказался.
  А хорошо идут, красиво. И музыка в тему. Проникаешься торжественностью момента, аж мурашки по коже.
  Принц поднялся на возвышение, но садиться не стал. Развернулся к собравшимся. Поднял руку, и музыка смолкла.
  - Господа! - благодаря магии четкий и размеренный голос Игмуна был хорошо слышен не только по всей площади, но и за ее пределами. - Мы собрались здесь по поводу насколько трагичному, настолько же и торжественному. Коварный враг пришел на наши земли, принес многие беды и горести. Пал город Ясный Ключ, опустошены большие территории, погибли десятки тысяч наших соотечественников. Почтим безвременно ушедших, пусть Валотрон будет к ним милостив, и их следующие жизни будут лучше прошедших.
  Принц замолчал, поднял на уровень лица левую руку ладонью к себе, склонил голову.
  Люди на площади и за ее пределами повторили траурный жест принца. Каждый в этот момент шептал какую-либо поминальную молитву.
  Круговыми движениями Игмун дотронулся до груди, до лба, воздел руку к небу (типа скорбь идет и от сердца, и от разума, услышьте ее, боги), продолжил речь.
  - Подобную силу Степь не собирала еще никогда. Такая силища без особого труда могла бы полностью уничтожить многие соседние королевства, - хорошо выдержанная пауза. - Но не Империю! Наша армия в очередной раз доказала, что во всем мире равной ей нет!
  Бурные и продолжительные аплодисменты как на самой площади, так и на отходящих от нее улицах, где собрался простой народ.
  - В прошедшем сражении у врага было численное превосходство. Да, чтобы Ренфир не повторил судьбу Ясного ключа, мы вынуждены были броситься на помощь, не дожидаясь подхода остальных войск. Но это не помогло врагу. Войско Степи полностью разгромлено! Слава нашей армии! Слава нашим доблестным воинам!
  "Слава!" орал, наверное, весь город. Надо сказать довольно дружно орали. Как будто заранее репетировали.
  Хотя, чего бы им не орать? Информация о падении Ясного Ключа не удержалась внутри властной верхушки, и жители Ренфира ждали подобного буквально со дня на день.
  А тут приходит армия и всех спасает. Так что горожане в проявлении своих чувств вполне искренни.
  Снова аплодисменты, славословия, восторги, закончились которые не очень скоро. Принц всё это время спокойно ждал, давая людям покричать, настроить себя на нужную волну.
  Потом еще немного слов про величие и мощь Империи. Пафосно, но не очень - про потери в сражении принц тоже упомянул. Мол, не надо думать, что победили легко и просто. Война это вообще дело ни разу не легкое. Победили с трудом. Но победили. Наваляли врагу так, что у того уши в трубочку завернулись.
  В общем, с точки зрения здоровой пропаганды, правильно он свою речь построил. Ни в шапкозакидательство не скатился, ни в уныние.
  - Никто и никогда не сможет упрекнуть нас, что Империя не помнит верно служащих ей. Воздадим же должное героям!
  Заиграла торжественная музыка, откуда-то сбоку стали выносить имперские стяги, штандарты полков, участвовавших в битве. Рядом с Игмуном появились какие-то наряженные персонажи. Узнал генералов из нашей армии, главу города, помощника наместника. Еще несколько были не знакомы. Местные шишки, наверное.
  Церемония начинается.
  Основная масса награждений прошла позавчера прямо в поле. Чествовались низшие и средние чины. Действо тоже было весьма помпезным, с флагами, трубами и т.д. Принц со свитой объезжал выстроившиеся войска, благодарил за службу, восхищался успехами, напутствовал. Отдавал приказ начать награждение и ехал к следующему полку, где всё повторялось заново.
  Наградная система в Империи немного отличалась от тех, что я знал на Земле, но была довольно развита и так же основывалась на медалях и орденах.
  Простолюдинов награждали только медалями. Единственный орден, который мог им достаться это "За усердие в служении Империи", но для этого надо очень постараться. Просто супергероем каким-то быть. Очень редко такое случалось.
  Дворяне награждались как медалями, так и немаленьким списком орденов, среди которых "За усердие" был не самым высоким. Благородных с таким орденом достаточно много. Ясен пень, что на деле это не дворяне все такие сверхгеройские, просто в очередной раз сказывается сословная система устройства общества.
  Высшей наградой Империи был орден Белой Звезды, учрежденный более тысячи лет назад, на самой заре формирования медально-орденской системы. Орден не просто уважаемый, ему буквально поклонялись.
  Абсолютно все участвовавшие в битве получали только что утвержденную медаль "За сражение под Ренфиром" (просто почетный знак, никаких плюшек типа послаблений в налогах, привилегий за собой не несет), некоторую денежную премию. Отличившиеся награждались различными боевыми наградами, которые кроме почета уже давали разные материальные и социальные бонусы.
  Я сказал "получали", но сами наградные знаки позавчера не выдавали. Такое количеств наград подвезти просто не успевали (а дизайн медали "За сражение под Ренфиром" так вообще еще не был разработан). Поэтому нынче, пока принц при войске и можешь лично присутствовать, поздравили, вручили бумаги, а сами награды выдадут потом, на местах постоянной дислокации.
  Сегодня же, на главной площади Ренфира, жаловать будут офицеров.
  Ради них уже расстарались, всё что надо подвезли.
  Я пока еще не офицер. И даже не дворянин. Но я тоже здесь, ибо принц решил даровать мне дворянство и присвоить звание поручика именно на этой церемонии. Хотя первоначально планировалось, что это будет позавчера.
  Ну да ладно. Днем раньше, днем позже, какая разница? Сегодня даже как-то понтовитее.
  Церемониймейстер громко называл имена, и офицеры выходили к принцу.
  К счастью, проталкиваться сквозь толпу не надо было. Народу собралось, конечно, много - кроме нескольких сотен офицеров, приехала вся местная, и не только, аристократия. Но места было достаточно, чтобы обходить людей, никого не задевая. К тому же, для лучшего передвижения, специальными столбиками были обозначены несколько дорожек, ведущих к трону, на них люди не толпились.
  Оглашалась заслуга, офицера поздравляли, благодарили, вручали бумаги, цепляли на парадный кафтан произведение ювелирного искусства. Премиальные на руки сейчас, понятное дело, не выдавали, потом в полковой кассе получат.
  Я подавил зевок - церемония обещает быть долгой, такую толпу наградить, это несколько часов уйдет. И мне до самого конца ждать - сначала дворяне пройдут, а уж потом меня печеньками осыпать будут.
  Правда, какие именно будут печеньки - неизвестно. Обычно "жертве" сообщают, что ее ждет, но от меня почему-то скрывали. Вейрунд разве что обмолвился, мол не обидят.
  Да я как-то губу и не раскатывал. Просто... просто интересно, да.
  - Капитан Телиан, Второй Илердионский полк!
  Спереди слева от меня статный мужик с аккуратной бородкой вышел на одну из дорожек, горделиво подняв голову, двинулся к принцу.
   - Преследуя бегущего врага, - продолжил церемониймейстер, читая по бумаге. - Первым ворвался в его лагерь и не давал закрыть ворота, пока не подоспели остальные воины его роты! Награждается орденом Чести Династии!
  Аплодисменты, крики "слава".
  Лихой мужик. Он, правда, не один врага сдерживал - рассказывали, что с ним двое его слуг были. Но кто ж сейчас про каких-то слуг вспоминать будет?
  Хотя, капитан, конечно, плюшку заслужил - даже втроем толпу сдерживать это круто. Награда немаленькая - Честь Династии одними своими подвигами не заработаешь. Надо чтобы и предки высшие награды имели. Очень уважаемый орден.
  Тут главное, чтобы не забыли про его помощников. Хрен его знает, как тех слуг наградили. Хотелось бы надеяться, что не обидели.
  Я не спеша перебрасывался фразами с сослуживцами, разглядывал окружающую публику. Поймал несколько заинтересованных взглядов, но лица не знакомые, негатива не чувствую. Ладно, пусть смотрят, если хочется.
  - Поручик Гариас, Второй Биронский полк!
  О, наши пошли. Может и меня сейчас "обслужат"? Хоть расслабиться можно будет. Да нет, вряд ли. Говорили же - в самом конце.
  Наши, подбадривая, хлопали Гариаса по плечам, и тот потопал к "сцене".
  Далее вызвали еще нескольких моих сослуживцев, в том числе полковника и нашего комбата, потом пошли следующие полки.
  Всё нормально, ждем-с дальше.
  - Поручик Тинэл, Ангвидонский полк! Несмотря на ранение, продолжал командовать войсками. Лично приняв участие в сражении, вдохновил солдат, удержал роту в строю. Награждается орденом Мужества с присвоением очередного звания капитан!
  Время шло, солнце спряталось за крышами домов, окружавших площадь, вечер собирался вступать в свои права. К принцу выходили последние офицеры, скоро должна была настать моя очередь.
  И чем ближе подходил этот момент, тем сильнее я волновался. Действительно, лучше бы позавчера все случилось - там все свои были, не так страшно. Если бы что-нибудь не то ляпнул, никто б даже бровью не повел, а тут ой ё-ё.
  Очередной офицер отошел от "сцены", и над площадью повисла тишина. Церемониймейстер, оглашавший имена, закрыл книгу, по которой читал, повернулся к принцу.
  Не понял. А я?
  Игмун кивнул глашатаю, устремил взгляд через площадь прямо на меня, и громко произнес:
  - Вахмистр Арей, Второй Биронский полк!
  Растерявшись (с какого перепуга принц сам меня вызвал? тот же мужик должен был), тупил пару секунд, но потом очухался и под дружеские хлопки по спине двинулся к ближайшей дорожке.
  Похоже, подобное нарушение протокола удивило не только меня. Все пялились на мою персону как на какую-то невиданную зверушку. А я шел, толи краснел, толи бледнел, толи зеленел, и страстно хотел стать невидимкой.
  Подойдя к принцу, остановился, поклонился.
  - Господин Арей, даровать вам дворянство и присвоить очередное звание поручика должны были как раз накануне вторжения. К сожалению, бумаги задержались в недрах нашей канцелярии. Что поделать, одолеть бюрократию не всегда могут даже императоры, - Игмун улыбнулся, и весь собравшийся бомонд верноподданнически захихикал. - И вам пришлось отправляться в поход простым вахмистром.
  Принц потянул из ножен богато украшенный церемониальный меч.
  - Я намерен исправить эту великую несправедливость! На колено!
  Пребывая в каком-то полубессознательном состоянии, я опустился на землю.
  В Империи не били мечом по плечу, как это делается кое-где на Земле. Принц повернул меч вертикально рукоятью вверх, взял за клинок у самой гарды.
  - Только лучшие из лучших достойны называться благородными! Дворянство это честь, слава и опора Империи. Дворянство - это беззаветное служение, на которое способен далеко не каждый человек.
  Ага, беззаветное.
  - Своими деяниями вы доказали, что достойны войти в их число. Готовы ли вы взять на себя эту ношу?!
  - Готов! - прохрипел я.
  Принц протянул ко мне меч, я взялся за клинок точно под его рукой.
  - Да будет так!
  На площади зааплодировали. Многие, но далеко не все - в основном мои однополчане, да и вообще военные. Большинство же из собравшейся знати просто обозначали аплодисменты. Этикет-то требует. Тем более сам принц во дворянство принимает, не выразить одобрение это считай выразить неодобрение самому принцу.
  - Встаньте, ваше благородие!
  Я убрал руку с меча, поднялся. Изображение перед глазами плыло, шум в ушах мешал расслышать слова. Так, Андрюха, спокойно. Событие, конечно, значимое, но не хватало еще, чтобы ты тут как девица в обморок долбанулся.
  - В связи с безупречной службой, господин Арей, вам присваивается звание поручика. Поздравляю!
  - Слава Империи! - рявкнул я положенную по протоколу фразу.
  Подошедший ординарец снял у меня с плеча синие шнурки вахмистра, прицепил толстый сине-белый.
  - Теперь, - продолжил принц. - Непосредственно к награждению.
  Кивок церемониймейстеру.
  Тот снова открыл книгу, принялся читать.
  - Командуя подразделением лучников, лично участвуя в сражении, внес значимый вклад в отражении натиска врага! Умело воспользовавшись моментом, в одиночку взял в плен двух вражеских магов!
  По площади прокатился вздох удивления. Ну да, никто ж из собравшихся моих способностей не видит. А чтобы простой человек в одиночку колдуна спеленал, это что-то из ряда вон.
  - Награждается орденом Абелана!
  Челюсть моя не упала на землю только потому, что сведенные судорогой мышцы накрепко прижали нижние зубы к верхним.
  Орден Абелана! Это ж дэ-факто вторая по значимости награда в Империи. Сразу после Белой Звезды. Нет, есть еще ордена, которые только полководцам даются или высшим сановникам, лордам всяким, но это немножко другое. Абелана или Звезду может получить любой дворянин.
  Но у меня-то до этого наград вообще никаких не было, мне что-нибудь более низкое полагается. Сразу присвоить столь высокую награду, перепрыгнув все предыдущие, можно было только в одном случае - по личному указу императора.
  Ну что ж, спасибо, ваше величество. Польщен, честное слово.
  Я, конечно, понимал, что будь на моем месте уроженец этого мира, то награда скорей всего была бы пониже. Что это просто Империя иномирянина лишний раз к себе привязывает. Но все равно было приятно, чего уж скрывать.
  На этот раз аплодисментов и восхвалений было значительно больше. Услышав это дело, откуда-то из глубин подсознания вылезло Чувство Собственного Величия и потребовало немедленно пропустить его наверх, в клуб осознанных нравственных императивов. С трудом задавив гордыню, сосредоточился на церемонии.
  Мне прикололи на левую сторону груди восьмиконечную звезду, сверкающую красным лаком, золотом и драгоценными камнями.
  - Поздравляю вас, господин поручик! - принц протянул мне бумаги. - Надеюсь еще не раз услышать о ваших успехах, - и добавил еле слышно. - Постарайтесь не сильно напиваться во время бала, нам надо будет поговорить.
  - Понял, - сказал я так же тихо, после чего гаркнул как положено. - Да здравствует Империя!
  Сопровождаемый множеством пристальных взглядов, двинулся к своим. У большинства пялящихся просто интерес, у молодежи - восхищение, но у некоторых читается явная враждебность. Этих запомним на всякий случай.
  Потом поздравления сослуживцев, подтрунивания, обнимашки. Даже с Гариасом, с которым у нас все эти годы было что-то типа прохладного нейтралитета. Эх, умный, ответственный, честный - не было бы этой дворянской спеси, был бы нормальным мужиком.
  - Поздравляю, поручик, - полковник положил руку мне на плечо. - Назначаю вас своим помощником. Предстоит набирать много новых людей, так что работы будет выше гор.
  Предыдущему помощнику полковника по учебной части, тому у которого большие связи, не повезло - сражение под Ренфиром стало для него последним. Я не радуюсь, нет. Просто мешать в обучении солдат отныне никто не будет.
  Хотя работы теперь предстоит даже страшно подумать сколько. Если все раненые стрелки полка в строй вернутся, то все равно менее половины от штата. Остальных заново набирать. Такую толпу новичков обучать это ад адский.
  - Рад стараться, господин Вейрунд.
  Небо уже начало темнеть, по всей площади зажигались фонари, слуги убирали ограничительные столбики, расставляли по периметру площади стулья и диванчики. Церемония награждения была закончена, начинался бал.
  Первые танцы я пропустил - просто еще в себя до конца не пришел. К тому же меня нашел брат и долго тискал в объятиях, а потом мы и еще несколько офицеров пошли в холл ратуши, где были установлены столы с кучей яств. Шведский стол - налетай, бери что хочешь. Пара тостов, легкий перекус сняли напряжение, и мы вернулись на площадь.
  Можно сказать, что местные дворянские дэнс-пати почти не отличались от земных балов, виданных мной в разных фильмах. Конечно, с поправкой на некоторые тонкости тутошних порядков. Кружащиеся пары заполнили центральную часть площади, ближе к краям люди отдыхали, беседовали, угощались всякими вкусностями, что разносили на подносах лакеи.
  Я к бальным танцам всегда относился очень хорошо. Даже занимался в юности. В новом мире танцам, как и этикету, меня обучала жена Будигоста Эниль, так что опозориться в этом деле я не боялся.
  А потанцевать уже реально хотелось. Да и не только потанцевать. От женского тепла я бы сейчас тоже совсем не отказался, чего уж греха таить. Но предстоящая беседа с принцем лишала меня возможности куда-либо улизнуть, так что оставались только танцы.
  Местная традиция позволяет ангажировать как незамужних, так и замужних дам. В теории. Но для приглашения замужних лучше бы быть знакомым с оной семьей. Особенно с мужем. Я в этом городе ни с кем знаком не был, поэтому переключил внимание на девиц и просто одиноких.
  И сразу же нарисовалась маленькая проблемка. Хотя местные дворяне привезли на бал немало дочерей (что неудивительно, вон сколько тут бравых молодцов, а некоторые к тому же родовитые, а некоторые со связями), да и просто незамужние женщины (вдовствующие или еще чего) тут тоже присутствовали, но куча офицеров создавала значительный перевес на мужской части весов.
  В общем, как только объявлялся танец, к каждой из возможных претенденток сразу бросалось изрядное количество кавалеров. Ну а дамы придирчиво выбирали, кому отдать предпочтение.
  Пришлось поучаствовать в этих отборочных конкурсах. Несколько раз выбирали меня, несколько раз - не меня. В общем, результат был вполне удовлетворительным.
  Я даже пропускал иногда очередной танец, чтобы создавать меньше конкуренции, и просто бродил по периметру "танцпола", отдыхая, слушая музыку или общаясь с кем-то из знакомых.
  А объявленный белый танец так вообще поднял настроение, ибо ко мне рванули аж несколько барышень. Такой поворот меня несколько озадачил, поэтому я, не соображая кому отдать предпочтение, выбрал наугад, не рассматривая.
  До следующего белого танца всё продолжалось в том же духе - танцульки, прогулки, болтовня с мужской частью собравшихся. Познакомился с некоторыми из местных, с несколькими офицерами из других полков.
  Тыдыщь жезлом о камень!
  - Белый танец! Дамы приглашают кавалеров.
  Когда ко мне снова направилась женская толпа, я уже был готов. Еще на расстоянии принялся разглядывать их, размышляя кого бы выбрать.
  - Сударь! - вдруг раздалось сзади.
  Для меня это было так неожиданно, что я аж вздрогнул. Я ж привык пространство вокруг себя радарами под контролем держать, а тут что-то забылся - все экстрасенсорные системы обнаружения выключены.
  Повернулся и увидел присевшую в реверансе молодую женщину. Взгляд сразу упал на брошь в форме траурного венка. Вдова. Но вдовой стала уже давно, иначе на бал просто не явилась бы. Хотя совсем молодая, и тридцати еще нет.
  Наверное, то, что это была уже состоявшаяся женщина, а не несовершеннолетняя девица, меня и зацепило. В остальном она была самой обычной - среди спешащих ко мне барышень были и посимпатичней.
  - Не откажите мне в удовольствии танцевать с вами, господин поручик, - негромко произнесла она.
  - С удовольствием, сударыня, - я протянул ей руку.
  Она грациозно положила свою ладошку сверху, и мы вышли на танцевальную территорию. Началась музыка.
  Двигалась она хорошо. Держалась естественно, без стеснения. Поглядывала на меня, как будто ждала чего-то.
  А на меня буквально ступор напал. Вроде и соображаю нормально, а что ей сказать, о чем спросить, не знаю. Вернее знаю, но не получается. Вот как так, а?
  А главное из-за чего? Ладно бы запал на нее с первого взгляда, так ведь нет. Единственное, что внутри всколыхнулось, что вот ее следовало бы попытаться в постель затащить, ей можно. Но опять же, меня в любой момент вызвать могут, так что и этот вариант тоже в пролете.
  - Не ожидала, что герой сражения окажется таким застенчивым человеком, - стрельнув глазками, сказала она, элегантно поворачиваясь на очередном шаге.
  - Это вы меня назвали героем? - спросил я.
  - Конечно. Все только и говорят, что о вас.
  - Обо мне? В сражении участвовали тысячи человек. Сотни из них проявили чудеса героизма...
  - Но не каждому удается справиться с вражеским магом, - буквально перебила она меня. - И вы единственный, кого принц лично объявил на награждении. Так что смиритесь, господин Арей, вас теперь будут знать как героя сражения под Ренфиром.
  - Ну что ж, - я печально вздохнул, хотя подобные комплименты были очень даже приятны. - Ничего не поделаешь, придется жить с этим.
  Девушка хитро улыбнулась.
  - Вы знаете мое имя, госпожа, - сказал я. - Мне бы хотелось узнать ваше.
  - Кайрин, вдова полковника Вонда. Приезжала в Ренфир погостить у дальних родственников. А тут так некстати эти степняки.
  Полковник Вонд, полковник Вонд - нет, ни разу не слышал.
  - Рад познакомиться, госпожа Кайрин. Так же рад, что наша армия успела раньше, чем степняки причинили вред городу и вам.
  Ступор меня отпустил, мы танцевали, болтали - в общем, всё было вполне нормально. Пожалуй, даже лучше, чем с предыдущими партнершами.
  - Польщен, сударыня, что подарили этот танец мне, - сказал я, когда музыка закончилась.
  Она присела в ответном поклоне.
  - Поверьте, господин Арей, танцевать с вами это истинное наслаждение.
  - Тогда, надеюсь, вы не будете против ответного приглашения?
  - Конечно, нет. Буду только рада.
  Она развернулась, и, что называется, растворилась в толпе.
  Эх, жаль, что сразу на следующий танец приглашать не положено - два танца подряд с одним партнером это не комильфо. Такое разве что супругам да помолвленным позволено. Придется полчасика выжидать.
  Блин, баран! Я ж радары так и не включал, какая у нее аура - не знаю. Как я ее теперь в этой толпе найду? Как-как, глазами. Как все нормальные люди. А то даже отвыкать начал от обычного зрения.
  Но еще раз повальсировать с Кайрин в тот вечер было не суждено. Намеченные полчаса уже почти истекли, когда меня перехватил ординарец Игмуна (на этот раз другой, не Болун) и позвал предстать пред светлые очи принца. Пришлось идти.
  О самой беседе рассказывать особо нечего. Император пока еще не посвящал Игмуна в детальную информацию обо мне, поэтому его съедало любопытство кто я, откуда, как, когда, куда и зачем.
  Я сначала засомневался, мол император запретил мне кому-либо о себе рассказывать, но принц сообщил, что допуск к оной информации им получен, так что выбалтывать можно всё.
  В общем, проговорили мы всю ночь, и отпустил он меня на рассвете, когда солнце уже показало свой краешек из-за горизонта.
  Не хочется загадывать, но, вроде бы, и с наследником престола отношения складывались достаточно хорошие. Нет, ни о какой дружбе не разлей вода речи и близко идти не может - просто нормальные отношения со знаком плюс.
  Вернувшись в армейский лагерь, отсыпался до полудня (как и все вернувшиеся с бала), потом потянулись обычные армейские хлопоты. Не совсем, конечно, обычные, учитывая события последних недель, но ничего экстраординарного, слава Богу, не случалось. Полки зализывали раны и ждали приказа возвращаться по домам. А так же праздновали. Награжденные накрывали поляны, поэтому солдаты и офицеры в свободное от вахт время вовсе не скучали.
  А на следующий день, после обеда, меня вызвал к себе полковник Вейрунд. Войдя в его шатер, увидел там капитана Лейфнира, командира одной из кавалерийских рот нашего полка. Знакомы мы с ним были достаточно хорошо. С тех пор, как я занялся обучением стрелков батальона, и когда это обучение стало давать видимые результаты, ко мне иногда стали заглядывать люди из других подразделений на предмет поделиться секретами мастерства. Не брезговали этим и кавалеристы.
  Полковник махнул рукой, указывая на стул.
  - Господа, - начал он, переводя взгляд с одного на другого. - Для вас есть дело. Распоряжение самого принца Игмуна, так что отнеситесь со всей серьёзностью.
  Лейфнир прямо весь подобрался, готовый броситься хоть в огонь, хоть в воду, а мою реакцию можно охарактеризовать фразой: "Ё-ё, опять куда-то переться придется".
  - Надо в целости и сохранности доставить в город Бирон одного очень важного человека. Мы здешние места, конечно, почистили от степняков, но мало ли - может какая-нибудь банда и затерялась. Поэтому принц приказал выделить для сопровождения целую роту всадников. А так же даёт одного мага. Господин Лейфнир, поручаю это вам.
  - Слушаюсь, господин Вейрунд. Когда отправляться?
  - Завтра с утра. В семь часов из Ренфира прибудет карета, сразу и двинетесь. Кроме того...
  Вейрунд уставился на меня.
  - Принц просит, чтобы и вы присоединились к этой миссии. Ваши способности лишними не будут.
  Я был удивлен. Какие мои способности имелись в виду, было понятно - сенсорика. Других способностей у меня пока просто нет. Но нафига нужен я, когда есть маг. Или тот маг "слепой"?
  А с другой стороны, не все равно ли какая причина? В родные края ведь едем, если сразу же куда-нибудь не пошлют, то можно будет и до дому выбраться.
  - Хорошо, - сказал я. - Кого именно хоть сопровождаем?
  - Не знаю, - полковник мотнул головой. - В письме не указано.
  Обговорив детали, Вейрунд отправил нас готовиться.
  Первым делом я обрадовал своего ординарца, а потом пошел искать Партура, может он письмишко домой чиркнуть захочет.
  
  ГЛАВА 17
  
  Богатая карета в сопровождении нескольких гвардейцев прибыла аж без четверти семь. Ну, раз Гвардия в сопровождении, значит персона действительно очень важная.
  Мои радары работали в обычном режиме, так что я видел не только кучера со слугой, сидящих на передке, но и тех, кто прятался внутри, за занавешенными окнами - двух женщин. О как. А я думал, сановника какого-нибудь повезем.
  Вейрунд вместе с Лейфниром переговорили с командиром гвардейцев (я в это время в сторонке стоял, с магом, который с нами поедет, общался), подошли к карете, открыли дверцу, раскланялись. После недолгого разговора гвардия поехала обратно в город, а мы еще немного постояли и тоже тронулись.
  Один взвод всадников двигался впереди, затем ВИП-карета, затем несколько наших повозок (на одной из которых ехал мой ординарец), сзади второй взвод. Капитан бывало смещался то к одному взводу, то к другому, но большую часть времени был в центре построения, перед каретой. Тут же находились и мы с магом.
  - Кого везем? - спросил я Лейфнира, как только кавалькада выехала за пределы армейского лагеря.
  - Племянница главы Бирона, - бросил тот и зачем-то поскакал во главу авангарда.
  Племянниц у главы города Бирона было несколько, некоторых из них я даже знал. Хотел было спросить ее имя, но Лейфнир уже удалился слишком далеко. Орать же, чтобы меня услышали дамы, я, понятное дело, не стал.
  А потом просто забыл про это.
  Хотя лёгкое недоумение осталось - глава Бирона, господин Санмир, насколько я знаю, не настолько влиятельным человек, чтобы сам принц выделял его племяннице такой внушительный эскорт. Видать тут какие-то личные связи роль сыграли.
  Версты не спеша уплывали за спину, женщины тихонько сидели в карете, не беспокоя нас, мы их уединение тревожить тоже не смели, разве что капитан парой слов с ними перебросился, когда мимо окошек проезжал. Погода была замечательная, всё тихо-мирно - поездка начинала приносить удовольствие.
  Стал размышлять куда пристроить орденские премиальные. Деньжат-то немало подкинули. Очень немало. Понятное дело часть домой привезу, часть в банк положу (да-да, банковское дело в этом мире весьма развито; далеко не так как на Земле, но весьма и зело, как говориться; даже громадные международные синдикаты в наличии). Опять же, броня новая нужна. После прошедшей мясорубки, пластинчатый доспех почему-то перестал меня удовлетворять. Захотелось укутаться в полноценные латы.
  Расталкивая остальные мысли, в памяти снова всплыл один человек, замеченный мною в Ренфире. Мы как раз всей толпой на награждение ехали, а народ по краям улицы столпился, приветствовали, цветочки бросали. Офицеры - кто-то улыбался, ловил цветы, махал в ответ, кто-то с высокомерной мордой старался не замечать простолюдинов.
  Я большей частью женскую половину рассматривал, но взгляд сам собой упал на высокого плотного мужика, стоящего на крыльце харчевни. Одет в хороший дорожный костюм, с топором за поясом. И топор не обычный хозяйственный - боевой, с гравировкой. Почему-то сразу подумалось, что не местный. Смотрел он на проезжающую офицерскую кавалькаду не то чтобы хмуро... Злости или ненависти нет, но... Без положительных эмоций, в общем.
  Я задержал внимание на нем, он сначала рассматривал других, потом поймал мой взгляд. Оглядев меня, он тут же опустил глаза, как это обычно делают простолюдины под взглядом дворян, и снова принялся пялиться по сторонам.
  Я еще несколько секунд глядел на него, и, не найдя ничего опасного или необычного, отвернул голову и выкинул его из головы. Однако со вчерашнего дня память почему-то стала частенько вытаскивать его образ из закромов.
  Я не понимал в чем причина такой настойчивости. Уже неоднократно вспоминал малейшие детали, прошелся мысленным взором по каждой пуговке на кафтане этого мужика, но ничего, за что стоило бы зацепиться, не находил. Да, не местный, да, принадлежит к какой-то другой народности, явно может постоять за себя, высокий, но немного ниже меня. Несколько слабеньких амулетов. Все с ним было вполне нормально.
  Эти воспоминания стали уже конкретно надоедать, и теперь я усиленно гнал их от себя.
  Желая переговорить с Андисом по поводу еще не скорого обеда, я свернул на обочину и придержал коня, пропуская карету вперед.
  Раздавшийся голос опять заставил меня вздрогнуть, ибо этот голос был удивительно знаком.
  - Господин Арей, и долго вы будете нас игнорировать?
  Из окошка кареты на меня смотрела госпожа Кайрин.
  - Оба-на, - вырвалось у меня по-русски. - А вы что здесь делаете?
  - Как что? - возмутилась она. - Еду к дяде. В Бирон. Или вы едете куда-то в другое место?
  Я видел, что ее недовольство напускное, на самом деле ей было весело. Мои недоумение и растерянность ее забавляли.
  - Нет, сударыня, - я улыбнулся. - Не поверите, но мы едем точно туда же.
  - Ну, слава богам, - сказала она, рассмеявшись. - А то я уж начала беспокоиться, что мы останемся без охраны.
  - Можете не волноваться, мадам. Даже половины того сопровождения, которое выделил вам принц Игмун, достаточно, чтобы раскатать в блин любых разбойников, какие только способны попасться на пути.
  - А если мы встретим многочисленную банду кочевников?
  - Это вряд ли. После сражения многочисленных банд в этих местах просто не осталось.
  - Спасибо, господин Арей. Вы меня успокоили.
  - Всегда пожалуйста, госпожа Кайрин.
  Не могу сказать, что мне нравятся все эти приторно вежливые политесы, но что поделать - этикет и всё такое.
  - Кстати, госпожа. То, что вы племянница господина Санмира, я уже понял. Но я ни разу не видел вас в Бироне.
  - Да, я не часто бываю у дяди. Мой покойный муж, полковник Вонд, служил в Первом Гориндарском полку. К тому же мой отец служит в Посольской коллегии. Так что большую часть времени я живу в столице. Вы бывали в Гориндаре? Видели императорский Дворец?
  - Бывал, видел, - сказал я, не удержался и добавил. - И внутри Дворца бывал.
  - Во Дворце были?! По службе?
  - Нет, я тогда еще не служил.
  Интерес в глазах Кайрин увеличился.
  - Не служили... Дворянство вам только позавчера дали... Вы меня заинтриговали, господин Арей. Что же вы во Дворце делали?
  - Рад бы похвастаться, госпожа, но я не могу об этом рассказывать.
  - Неужели у вас была аудиенция у императора?
  - Сударыня, - сказал я с укором, глядя на нее немного искоса.
  Нда, поддался слабости, понты перед бабой распустил, теперь надо думать, как съехать с этой скользкой темы.
  - Ладно-ладно, - дама сама пришла мне на помощь. - По этому вопросу больше пытать не буду. Вижу, что не расскажете. Кстати, я думаю, что мы уже достаточно знакомы, чтобы обходиться просто именами. По крайней мере, в личной беседе.
  - Поддерживаю, гос... кх... Кайрин.
  Мы проболтали всю дорогу до привала. Выяснилось, что они с принцем уже много лет лично знакомы, буквально друзья-товарищи.
  - Должна вам признаться, Арей, - она изобразила смущение и раскаяние. - Это я попросила принца, чтобы вы меня сопровождали...
  О как! Нет, я видел, что она на меня глаз положила, но насколько решительная, а!
  - ... надеюсь, вы не в обиде на меня за это?
  Хотя она вполне себе ничего. И телом, и мозгами. Да и дискомфорта от общения с ней я не испытываю. Какого-либо особого влечения к ней тоже нет, кроме как просто к женщине, но то, что общаться с ней легко и приятно, кое о чем да говорит. Конечно, может быть это гормоны глаза застят, как-никак уже несколько недель без того самого, но всё же.
  Так что, почему бы не попробовать углубить и расширить? Ей ведь в отличие от девиц всё дозволено. Мутить с ней можно без всяких опасений. Не выходя за рамки этикета, конечно.
  И с точки зрения супружества, если исходить из холодного расчета, она неплохая партия, если уж связи у нее до самого принца доходят. Женихов вокруг нее должно быть вьется немало.
  Насчет женитьбы я, конечно, чисто теоретически рассуждаю. Я и сам пока не стремлюсь, да и чует мое сердце, что жениться абы на ком мне император не позволит. Железных доказательств, что во мне течет кровь Древних, до сих пор нет (по крайней мере, я о таком не знаю), но какие-то планы на мои гены у него явно есть. Ну, просто не может не быть. Ведь даже если я не из Древних, то неслабые магические способности явно детям передадутся.
  - Нет, Кайрин, - хотел было цветистую речь выдать, но передумал, сказал короче. - Ваше общество превращает дорогу в сплошное удовольствие. Так что я не только не в обиде, я скорее даже признателен.
  - Вы не представляете, как я счастлива, - сказала она, и мы обменялись лучезарными улыбками.
  Сенсорика говорила, что ее улыбка ни разу не наигранная, и это мне реально понравилось.
  В итого, поездка, как говориться, однозначно удалась. Даже несмотря на то, что первую половину пути ночевать приходилось в поле (попадавшиеся на пути постоялые дворы были сожжены), а два дня шел мелкий противный дождь.
  Не обошлось и без зубоскальства со стороны кавалеристов. На что я лишь задирал нос и отшучивался в стиле "завидуйте-завидуйте".
  Прибыв в Бирон, доставили Кайрин со служанкой прямиком к дому господина Санмира.
  Я слез с коня, помог ей выйти из кареты. Следом подал руку выбирающейся наружу служанке, чем немало ее удивил. Ну да, согласен, чтобы дворянин подавал руку простолюдинке - это нонсенс. Но каких-либо угрызений совести по этому поводу я не испытывал. Скорее даже наоборот.
  Кайрин заметила этот мой шаг, тоже удивилась, но виду не подала и акцентировать внимания на этом не стала.
  - Благодарю, господин Арей, - улыбнулась она. - Завтра я отбываю в столицу, придется общаться письмами. Вы помните мой адрес?
  - Конечно, госпожа Кайрин. Надеюсь, и вы помните мой?
  - Я его не только помню, я его еще и записала, - она покачала висящей на локте маленькой дамской сумочкой.
  Городской глава лично принял у нас "объект сопровождения", после чего рота отправилась в родные казармы. Ну а поскольку военное положение было уже отменено, приказов сверху никаких не поступало, то в тот же день половина благородных кавалеристов (те, кто жил или в самом городе, или рядом) разъехалась по домам.
  Мне в части пока что делать было нечего, к тому же я теперь тоже зашибись какой благородный, так что и я, ни минуты не колеблясь, умотал домой. Захватив с собой и своего ординарца.
  Андис уже неоднократно бывал в поместье Здабора и здесь ему вполне нравилось. Раньше для таких поездок я ему лошадку в полковой конюшне брал. Теперь же я офицер, пора эту традицию менять.
  Съездил на городской базар, и, несмотря на то, что было ощутимо за полдень, и многие торговцы уже сворачивались, купил неплохого коняшку со всей необходимой сбруей.
  О нашем прибытии Здабору было не известно, так что когда мы въехали в ворота, начался форменный переполох. Сбежалось всё население поместья. Крики, вопли, объятия с поцелуями прекратились (хотя, какое там прекратились - лишь слегка утихли) только, когда на крыльцо вышел хозяин.
  Эх ты ж, при параде прямо. Когда только успел одеться? Хотя, что ему одеваться - кафтан с орденами из шкафа достать.
  Я поклонился.
  - Здравия и благоволения, отец.
  - Здравия и благоволения, сын.
  Мы обнялись.
  Отстранив меня, Здабор прошелся взглядом по шнурку поручика, задержался на ордене. (А то как же ж? Конечно, я его надел.). У него у самого был такой же. Среди кучи прочих.
  Глаза его на мгновенье расширились, но он тут же восстановил контроль.
  - Думал во дворянство тебя у нас в Бироне примут, когда всё закончится, - с досадой сказал Здабор. - Хотел лично присутствовать. Кстати, когда ваш полк вернулся? Я почему-то не слышал.
  - Полк еще не вернулся. Одну очень важную персону до Бирона сопроводить надо было, конную роту да меня припахали.
  - Это кого?
  - Племянницу господина Санмира Кайрин.
  - Кайрин? Она в Ренфире была?
  - Да. Говорила к родне приезжала, а тут как раз степняки налетели.
  - Говорила? Ты с ней общался?
  - Да. Собственно говоря, это ее стараниями меня в сопровождение включили.
  - О как, интересно.... Ладно, за ужином по порядку всё расскажешь. Партура видел?
  - С ним все в порядке. Разве что на физиономии украшений прибавилось, - я достал письмо брата, протянул отцу.
  - Слава богам. Ты вообще надолго?
  - Через три дня полк должен вернуться. Так что где-то так, если не вызовут.
  - Хорошо. Кеваль!
  Подскочил управляющий.
  - Сегодня ужин как обычно, а на завтра рассылай приглашения по соседям. Будем праздновать.
  В часть я прибыл после двух дней непрерывного торжества и еще одного дня отдыха. А на завтра вернувшаяся раньше времени конная рота, а вместе с ней и я, рано утром сдернули из города навстречу возвращающимся войскам.
  Второй Биронский вошел в город ровно в полдень, по традиции устроив парад на главной улице. Толпы, собравшиеся по краям проезжей части, ликовали, но немало было и рыданий - если среди кавалерии потерь было не шибко много, то пехотинцев домой не вернулась половина.
  Через неделю было объявлено о внеочередном наборе, и в полк потянулись желающие послужить.
  Ох, ё-моё, я думал, что знаю, каково это заниматься подготовкой войск. Но в том-то и фишка, что раньше я занимался тренировками линейных частей - людей, которые не только прошли учебную роту, но уже и послужили, т.е. которые уже обладали достаточным пониманием. Новобранцы же это белый лист - в воинских науках ни бум-бум.
  Короче, мозги мне выносили не раз и не два, мороки с обучением было выше крыши, но к концу осени все линейные подразделения имели полный штат.
  И как раз в тот день, когда народ из учебной роты рассосался кто в боевые подразделения, а кто и по домам, в полк прибыл поручик Императорской фельдъегерской службы. Его без промедления провели к полковнику, но пробыл он у него недолго. Ровно столько, чтобы передать доставленные документы, получить необходимые подписи. После чего он сразу же удалился из части.
  Сердечко мое тревожно шелохнулось при появлении фельдъегеря, а когда через четверть часа к полковнику вызвали и меня, оно уже вовсю отплясывало "Барыню".
  - Курьера из столицы видели? - спросил Вейрунд, когда я опустился в кресло напротив него.
  - Да.
  - Распоряжение от лорда Пинария, главы Военной Коллегии. В строжайшей секретности подготовить план мероприятий по увеличению численности полка в два раза. Упор делать на наращивание кавалерии. Вот, почитайте.
  Я взял приказ, пробежался глазами. Рассмотреть, подсчитать, приказ после ознакомления сжечь. Вернул бланк полковнику.
  - Что-то большое затевается?
  - Да я вот думаю, что его величество решил пойти по стопам своего отца - императора Латанара.
  - Кочевников пощипать?
  - Да.
  - Вполне может быть, - я пожал плечами. - После того похода степь полвека молчала, так что смысл есть, наверное.
  - Наверное. Но это еще не все. - Вейрунд взял в руки другой листок. - В пакете был еще один приказ. На этот раз от самого императора. Передать вам вот это - он протянул мне плотный конверт с личной печатью Ордина. - И не чинить вам никаких препятствий. Но при этом оставить вас в штате полка. Честно говоря, я не очень понимаю, о чем речь.
  Съедаемый любопытством вперемешку с волнением, вскрыл конверт.
  Так-с, господин Арей, будьте добры завтра в десять утра по времени Гориндара телепортироваться из местной Коллегии магов в столицу, там вас встретят, на первое время приготовлена комната в гостинице Коллегии, а дальше видно будет.
  Во как. Первое время, а дальше видно будет. Не на день-два вызывают.
  Я вдруг почувствовал себя в какой-то пустоте. Всё что меня сейчас окружало, уже не имело ко мне непосредственного отношения. Это было уже не мое, типа прошедший этап. Жизнь снова сделала резкий поворот, и меня снова впереди ждала неизвестность. Конечно, неизвестность далеко не такая глобальная, как когда я только попал в этот мир, но все-таки неизвестность.
  - Приказано завтра явиться в столицу.
  - Понятно, - полковник как-то печально покачал головой. - Надолго?
  - Похоже, что да.
  - Ну что ж, это было ожидаемо.
  - Ожидаемо? - в недоумении я уставился на Вейрунда.
  - Все эти необычности связанные с вами, тайны, архимаг Будигост, опека Тайной коллегии - я с самого начала подозревал, что ваша карьера во Втором Биронском будет недолгой. А когда к вам стал проявлять интерес принц Игмун, стало понятно, что скоро вы нас покинете.
  - Я этого вызова не ожидал.
  - Вы еще молоды, на многое не обращаете внимания - полковник вдруг поднялся. - Ну что ж, не смею вас больше задерживать, господин поручик. Отправляйтесь домой, вам еще собраться надо.
  Я вскочил следом.
  Чего-то так тоскливо стало. Нет, на какие-то розовые сопли не тянуло, просто так бывает, когда с хорошими людьми прощаешься.
  - Господин Вейрунд, - сказал я, немного помолчав. - Я не знаю, что будет, увидимся ли мы еще, но я хочу чтобы вы знали - для меня было большой честью служить под вашим началом. Спасибо вам за все.
  - Благодарю, Арей, - было видно, что мои слова его тронули, и от этого у меня в груди защемило еще сильней. - В свою очередь могу сказать - я горд, что свою службу вы начали именно в моем полку.
  Я протянул ему руку.
  - Что это? - не понял он.
  - Это жест приветствия и уважения в тех краях, откуда я родом.
  Чуть-чуть помедлив, полковник тоже подал руку.
  Отец известие о моем вызове в столицу воспринял спокойно. У меня даже сложилось впечатление, что он о нем заранее знал. Но допытываться об этом я не стал. У Здабора свой канал связи с императором, так что удивляться нечему.
  Когда на следующее утро я приехал в биронскую коллегию магов, там меня уже ждали. Связались по камням единения со штаб-квартирой, и без промедления "включили" Зеркало.
  Шаг в рябящую поверхность, и я снова в знакомом зале столичной Коллегии.
  - Арей!
  Я тут же оказался заключенным в объятия.
  - Будигост! Бажен! Осторожней, раздавите!
  - Ага, раздавишь тебя, - засмеялся Бажен. - Вон какой вымахал.
  Удивление его было не притворным - каким я вымахал, он действительно не знал, ибо последний раз мы с ним виделись лет эдак восемь назад.
  - Ну, господа, рассказывайте, что здесь намечается, - начал я, когда мы закончили с выплесками положительных эмоций.
  - А с чего ты взял, что что-то намечается? - спросил Будигост.
  - А зачем тогда армию так сильно увеличивать?
  - Откуда ты знаешь? - удивился архимаг.
  - А я не знаю, - захихикал я. - Ты мне сейчас об этом сказал. До этого я знал только про возможное усиление Второго Биронского полка.
  Будигост потряс передо мной пальцем, типа ишь хитрый какой.
  - Пойдем в гостиницу, там поговорим.
  Управлял гостиницей все так же господин Хорир, знакомый мне по предыдущему посещению. Как ни странно, он меня тоже помнил. Во, память у человека, у него ж тут каждый день куча народу проходит.
  И комнаты нам определили те же самые, что и прошлый раз. Я бросил сумку с вещами в своем номере, и мы заперлись у Будигоста. Они с Баженом наколдовали антишпионских барьеров, после чего архимаг достал из комода какую-то папку, и мы все уселись за круглый стол в гостиной.
  - Итак, мой проницательный друг, - положив руки на папку, Будигост уставился на меня. - Ты прав, намечается мероприятие столь масштабное, что подобного в истории Империи еще не было.
  - Степь?
  - Именно.
  - Даже более масштабное, чем поход Латанара?
  - Ну, по количеству привлеченных войск может и не более. Но при императоре Латанаре не слишком хорошо всё подготовили. От того и потеряли почти половину войска. Причем большую часть не в бою, а от болезней, голода и жажды. Степь штука суровая - ошибок не прощает. Да и уходило войско недалеко, всего на пару сотен верст. Теперь же наша цель лежит почти в полутысяче верст от нашей границы.
  - То есть это не простое прочесывание степи?
  Архимаг кивнул и пододвинул ко мне папку.
  - Прочти сначала вот это. Это так сказать выжимка - концентрат информации, что удалось добыть. Читай, а мы с Баженом пока покушаем. С утра работой увлеклись, не завтракали.
  Я взял папку и пересел в кресло у окна в дальнем конце комнаты.
  Итак. Сначала рассказывалось про обнаружение целой шпионской сети, следящей за войсками Империи, а так же за местными органами власти. Начало вскрытию этой сети было положено мной, когда я заметил того разведчика в Бироне. Сразу после моего сообщения Тайная коллегия установила наблюдение за местами дислокации войск по всей Империи и довольно быстро подобные шпионы были обнаружены во многих других местах.
  Ликвидировать сеть не стали. Взяли парочку агентов в разных концах Империи, допросили, но толку от этого не было. Агенты описали людей, которые их наняли, однако больше они этих нанимателей не видели - им выдали камни единения, по которым они и сливали добытую информацию. А человек, который общался с ними через камни, всегда был в маске и говорил шепотом.
  В это время нагрянули степняки, и о чудо! Шпионы, которых засекли в Ясном Ключе и Ренфире, буквально за пару дней до этого свинтили из городов в неизвестном направлении.
  Этот факт увязал в единое целое шпионскую сеть и приход кочевников.
  С тех пор контрразведчики за этой сетью следят, но не трогают. Ибо пока не вышли на начальство, хватать пешек особого смысла нет.
  Потом шла информация, полученная от пленных степняков. Самым ценным источником без сомнения был захваченный мною полуархимаг (слава мне, слава, ага), но кроме него в плен попали еще несколько магов и больших вождей.
  Так вот, инициатором и организатором этого вторжения была некая Кутур Баду Гаум, или по-нашему Долина Близкого Неба. Место крайне священное для всех обитателей степи, кроме тех, кто осел на границах Империи и перенял имперское вероучение. Степняки считают, что в оном месте боги спускаются с неба и диктуют людям свою волю. Поэтому в Долине стоят главнейшие храмы и обитают высочайшие жрецы.
  Степные народы не объединены в единое государство и при первой возможности с удовольствием режут друг друга. Но стоит на арену выйти Баду Гауму, как все бросают свои личные дела и самозабвенно внимают "голосу богов". Сама же Долина в межплеменные разборки почти не вмешивается. Принимает себе дары да подношения со всей степи и в ус не дует. Типа богам служит.
  До сего момента было известно, что большинство степных жрецов кочуют вместе с племенами, иногда перебираясь от одного племени к другому. В Империи знали о нескольких постоянных храмах, располагавшихся в наиболее благоприятных районах степи. Доходили слухи и о Долине. Но кочевники, которые живут недалеко от имперских границ, и с которыми Империя хоть как-то общается, никогда эту долину не видели и даже не приближались к ней. Туда их просто не пускали более сильные соседи. Там вообще всё было просто - чем сильнее племя, тем ближе к Долине оно кочевало. Поэтому для приграничных степняков Долина уже была своего рода мифом, а не чем-то реально существующим. Однако мифом, который имел непререкаемую силу и авторитет.
  И вот два года назад жрецы Долины объявили, что боги требуют, чтобы к определенному сроку (начало весны прошлого года) каждое племя прислало в Долину по несколько лучших воинов. И чем больше племя, тем больше воинов оно должно прислать. Ибо боги собирают армию, чтобы наказать еретиков. Кто являлся еретиками понятно - имперцы.
  К названной дате в лагерях, развернутых в окрестностях Долины, собралось огромное число народу. Организаторы к наплыву такой толпы подготовились неплохо. И места хватило всех разместить, и подвоз дикого количества продовольствия был организован (хотя накладки регулярно случались, и голод был явлением не шибко редким). Пленные рассказывали о караванах, постоянно приходящих со всех сторон. Но особенно много караванов подходило с севера, хотя северная часть степи считается менее богатой и плодородной.
  Поначалу среди выходцев из разных племен вспыхивали кровавые междусобойчики, но урутяне (уроженцы племени Урут - самого сильного и многочисленного племени, которое и держало под собой земли вокруг Долины), которых жрецы официально объявили начальством, довольно быстро установили железную дисциплину.
  Потом жрецы привели каких-то чужестранцев, и те принялись обучать степняков новым для них методам войны. Волнения вспыхнули вновь, не любили храбрые степные воины чужаков, но с недовольными расправились без всяких колебаний.
  В целом, со скрипом, но формирование нового облика степного войска пошло.
  А начиная с осени с севера потянулись караваны с оружием, и к середине зимы армия более-менее оделась в железо.
  Ну а потом вся эта орда двинулась к границам Империи.
  Это то, что знали вожди и простые маги.
  Полуархимаг и его помощник знали немного больше, ибо оба они являлись служителями этой самой Долины. К сожалению, не слишком высокопоставленными - помощник был рядовым жрецом в одном из храмов, а полуархимаг, которому сейчас не было и двадцати, так вообще простым послушником. Высоким жрецом являлся погибший архимаг - печально, но тут уж ничего не поделаешь.
  Они поведали, что лет пять назад опять же с севера к Долине пришел небольшой, человек двадцать, иноземный отряд. Небольшой, но в его составе были очень сильные маги, поэтому отряд прошел сквозь земли множества кочевых племен без особых проблем.
  В Долине тоже было много сильных магов, и наглецов чуть было не уничтожили, но высшие жрецы о чем-то договорились с чужаками, и с тех пор пришельцы с севера стали в Баду Гауме частыми, а главное желанными гостями.
  Но рядовым монахам и жрецам общение с ними было запрещено. Разве что по бытовым вопросам. Что за дела могут быть с пришлыми, никто не знал.
  Незадолго до того, как было объявлено о наборе войска, во время очередного визита северян, жреческое начальство собрало несколько одаренных в магии служителей и увезло их за десяток верст от долины. И там, совместно с одним из пришельцев, устроило кастинг на тему, кто сможет управлять тем самым "усилителем".
  Двое испытуемых при этом погибли, на большинство "усилитель" вообще ни как не реагировал, но на полуархимага-послушника и на еще одного жреца он отозвался. Еле-еле, но отозвался. Вот их двоих и стали тренировать управлению этим необычным предметом. Впоследствии погибнет и жрец, но у плененного нами юноши дела с новой игрушкой будут идти всё лучше и лучше.
  Выяснится и крайне неприятная особенность "усилителя" - чем больше оператор работает с ним, тем сильнее стареет. Причем пока носишь "аппарат" на себе, всё вроде бы нормально, но стоит снять, как становишься на несколько лет старше. Так полуархимаг превратился из девятнадцатилетнего парня в сорокалетнего мужика.
  Но высшие жрецы обнадежили, что после выполнения задания, вернут ему молодость и накачают лет триста жизни.
  Назначили пацану четырех помощников, которые больше приглядывали за ним, чем помогали, и отправили вместе с небольшой группой магов Долины на усиление ушедшей в поход армии (оставалось только сожалеть, что остальные члены этой группы погибли, и все прочие плененные нами маги это простые племенные колдуны). Причем главной задачей для долиновцев было не только помогать армии, но и найти древнюю реликвию, которую якобы когда-то похитили имперцы, и которая должна была храниться в одном из храмов либо Ясного Ключа, либо Ренфира.
  В Ясном Ключе маги облазали церкви сверху донизу, однако ничего не нашли. Все надежды возлагали на Ренфир, но не судьба.
  Текст закончился, и я закрыл папку, размышляя над прочитанным.
  - Ну как? - Будигост вытирал губы платочком.
  - Занятное чтиво, - я пересел к столу. - Что за реликвию искали степняки?
  - Не знаем, - архимаг пожал плечами. - Ни каких степных реликвий ни в Ясном Ключе, ни в Ренфире не было и нет. Мы специально проверяли.
  - Может раньше была, да потом увезли куда?
  - Нам о таком не известно. И в Ренфире все храмы обыскали, и развалины Ясного Ключа перерыли, и архивы поднимали, и со старожилами, кто раньше там служил, беседовали, в общем обыскали всё. Никаких упоминаний о реликвиях в этих городах нет.
  - Хм... Насколько я знаю, раньше степняки какого-то особого интереса к этим городам не проявляли. Не больше чем ко всем остальным городам у границы.
  - Совершенно верно.
  - Ну, тогда по этому вопросу у меня две версии. Либо мы эту реликвию пока еще просто не нашли, либо...
  - Ну? - Будигост хитро улыбнулся.
  Понятно - версия, которую я собирался озвучить, уже давно рассмотрена, и сейчас он в очередной раз проверяет мою сообразительность.
  - Либо никакой реликвии нет, а степняков просто надурили. Не удивлюсь, если про это им нашептали те самые северные друзья. Как один из стимулов к набегу.
  - Молодец! Бажен дай ему мороженое.
  Мы все рассмеялись.
  - Ты прав, эта версия считается за основную. А насчет остального что скажешь?
  - А что сказать? - я почесал подбородок. - Весь текст выводит на мысль, что во всем виноваты "северяне". Чего-то не очень верится в случайность, что Долина Близкого Неба заранее планировала нападение, а тут как раз пришельцы появились, вот и договорились. Думается, что это именно чужаки подбили жрецов на такой шаг. Раньше ведь степные жрецы никогда подобного не затевали. Не то что из Долины, а даже жрецы, что в племенах жили, в набеги с кочевыми бандами не ходили - так, благословят воинов на дорожку, а сами в племени остаются.
  Будигост кивал в такт моим словам, а я продолжал размышлять.
  - Обучить, снарядить и содержать такую армию, это нужна куча золота. Большая куча. Если всё это веселье оплачивала Долина, то чужаки должны были их в этом очень-очень-очень сильно заинтересовать. Либо упомянутая реликвия имеет очень большой вес, либо есть что-то еще. Если банкет за счет пришельцев, то тут уже расклад другой. Но это значит, что у этих загадочных северян ресурсов просто море.
  Я помолчал.
  - Северяне обучают армию, существенная часть снабжения идет с севера, оружие подвозят с севера... Где находится эта Долина?
  - Точно еще не известно. По показаниям пленных приблизительно на юго-запад от Бирона, верст пятсот от границы.
  - Значит, грузы могли идти и из Империи, и из стран, что западнее нас. На месте организаторов закупки я бы производил не в одном месте, а во многих. К западу от Империи королевств много - размазать тонким слоем, особо заметно и не будет. Надо чтобы Тайная коллегия прошерстила как наши юго-западные окраины, так и наших западных соседей, особенно тех, что южнее, на предмет крупных торговых сделок. В первую очередь еды и оружия... Да и "усилитель" явно тоже северяне предоставили...
  - Почему ты так думаешь?
  - Чужак участвовал в выборе мага, кто будет эту штуку использовать. Если это вещь степняков, зачем приглашать чужого? Это ведь не рядовой амулет. Секретное оружие.
  - Логично. Продолжай.
  - Шпионская сеть, следящая за нашими войсками, тоже дело рук явно не степняков. Такое им не по зубам. Сами ли "северяне" это организовали - не ясно, но то, что они с этим связаны, однозначно. Искать надо их.
  - Ну, это понятно. А как?
  - Пускай Тайная коллегия думает как. Из меня следователь не шибко хороший, - сказал я. - По шпионам работать. Искать купцов, через которых шло снабжение степняков... В конце концов, сходить в эту Долину да прямо в лоб и спросить.
  - Ну что ж, - архимаг откинулся в кресле. - Мыслишь ты верно. Могу сказать, что работа по этим направлениям уже ведется. И не только по ним.
  - А я для чего нужен? Не только же эти листочки почитать.
  - Не только. Император хочет, чтобы ты подключился к подготовке рейда к Кутур Баду Гаум.
  - Это как подключился? В качестве кого?
  - Подготовка к рейду будет идти в строжайшей тайне. С человеком, который будет всем руководить, познакомишься завтра. Будешь его помощником. У тебя уже есть опыт не просто службы в армии, а руководства и организации. То как ты поставил обучение стрелков в батальоне, и то, как блестяще они проявили себя в бою, сейчас изучают в Военной коллегии. Будут внедрять твой опыт во всей армии. Обучением новобранцев для всего полка твой полковник тоже очень доволен. А еще император не забыл ваши с ним беседы. Он что-то там говорил про связь, разведку, секретность. Вот этим тебе и предстоит заняться. О деталях меня сейчас не спрашивай, я в этих темах понимаю мало. Завтра будет совещание у его величества, там всё и узнаешь.
  Я почесал в затылке. Что-то мне начинает казаться, что обучение рекрутов это еще не самое сложное на свете.
  
  ЭПИЛОГ
  
  Полусотня всадников остановилась на вершине небольшого холма. Выстроившись в линию, люди затаили дыхание и, прикладывая ладони ко лбу, всматривались в прямую, без единого деревца, линию горизонта.
  Всё, территория Империи закончилась, дальше начинались чужие земли.
  - Ну что, господин капитан, - раздался голос вахмистра Назиба. - Сходим в гости?
  Да, мой старый сослуживец уже вахмистр. Правда не кавалерийский, хотя восседает на... назовем это верблюдом.
  Эту породу лошадей Империя несколько лет специально для этой операции закупала. Ну и уродливы, жуть просто. А что самое прикольное, официально лошадями они не считаются. И благородные кавалеристы пересаживаться с породистых коней на это "не пойми что" в большинстве своем отказались. К тому же кавалерии понадобилось очень много, и чтобы не ослаблять силы расположенные в метрополии, решили в части, комплектуемые верблюдами, набрать простолюдинов. В результате половина войска у нас на простых лошадях (это наша главная ударная сила), половина - на верблюдах.
  Лично у меня подобных дворянских закидонов нет - мне на внешний вид плевать, мне тактико-технические характеристики важней. А по ТТХ верблюды в условиях степи имперских лошадок по многим параметрам превосходят. Для легкой кавалерии самое то.
  Не спеша вдохнул полной грудью. Другой здесь воздух, не такой как дома. Я такое уже давно стал подмечать - за годы подготовки к рейду пришлось по стране помотаться, везде воздух свой. И это не только запахов касается. Не знаю даже как описать, но он везде разный.
  Раскинул щупальца радаров, просканировал округу. Впереди никого, только мелкая местная живность. С боков и сзади ощущаются другие подразделения нашего экспедиционного корпуса. Подобно своим спутникам поднёс руку ко лбу, вгляделся в горизонт.
  Ну что ж, Степь подкинула нам ряд вопросов. Пора получить на них ответы.
  - Да, господин вахмистр, сходим. Приглашение прислано давно, нас уже заждались.
  
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ
Оценка: 5.86*56  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | В.Бер "Как удачно выйти замуж за дракона (инструкция для попаданки)" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | К.Юраш "Принц и Лишний" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"