Молотков Сергей.: другие произведения.

Спящая красавица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Спящая красавица.
  
  
   Глава первая.
   Виктория пропала!
  
  
   День не предвещал никаких бурных событий. И по-другому быть не могло, если учесть, что в лицее небольшого Академгородка Светлогорска с населением всего лишь пятьдесят тысяч человек, непосредственно в 8Б шел последний сдвоенный урок литературы.
   Степан Никодимович, очень любил свой предмет и пытался эту любовь ненавязчиво привить своим ученикам. Поэтому каждый год показывал классу один из фильмов, созданных своими руками с помощью компьютерной графики. Все они были по мотивам классических книг. Он старался практически не отклоняться от сюжета произведения, чтобы ребята сумели проникнуться замыслом автора. Вот и сейчас, например, класс с любопытством наблюдал за приключениями доблестного рыцаря Айвенго, а Степан Никодимович с интересом следил за ребятами, как они эмоционально воспринимают поступки героев произведения Вальтера Скотта.
   По реакции класса было видно - фильм их заинтересовал, особенно Никиту Воронцова, но как раз в этом нет ничего убедительного. Рослый не по годам паренек тренировался в рыцарском троеборье, куда входило; бой на мечах, стрельба из лука и поединок на копьях. Никита иногда наклонялся к своему другу Тимуру Овсянникову и что-то шептал, наверное, делился с ним, как бы он поступил на турнире, если бы был на месте Айвенго.
   Но вот фильм закончился.
   Степан Никодимович включил свет в зале и обратился к своим ученикам:
   - И так, ребята, я хочу услышать, какое впечатление произвело на вас произведение Вальтера Скотта.
   - Класс! - коротко, но содержательно рецензировал Юлиан Вострыкин.
   - Благородные разбойники, рыцарские турниры, любовь, храбрые рыцари, ох, как это романтично, - мечтательно произнесла Алина Лобанова - первая красавица школы.
   - И где здесь романтика? - возразил ей Славка Широков. - Средневековье - это время жестокости, а рыцарские турниры - полный бред, обоснованный только на желании показаться лучше других. А это уже не доблесть, а мания величия.
   - Эй, умник, у Никиты тоже мания величия? - сделав грозное лицо, пытался защитить своего друга Тимур.
   - Он чисто спортом занимаешься, а они, напыщенные индюки только казались такими милашками, а на самом деле были кровожадными монстрами, - пояснил Славка.
   - Я солидарна со Славкой, - неожиданно поддержала его Виктория Акимова. - Рыцари были жестокими людьми. У них руки по локоть в крови, ведь они участвовали в кровопролитных крестовых походах, где грабили города и убивали людей другой веры. И только перед дамой распускали хвосты, пытаясь выдать жестокость за доблесть, а грубость - за галантность и умение услужить даме. А те доверчивые дурехи слишком легко воспринимали ложь рыцарей, которые чтобы оправдать свою ущербность придумали выражение - шрамы украшают мужчину. Представьте только: приходит к своей даме сердца рыцарь такой весь израненный, хромой, перевязанный, лишенный одного глаза и пару передних зубов. Дамочка в ужасе спрашивает: 'Что с тобой случилось, дорогой? Ты раньше был таким красивым, а сейчас похож на монстра из фильма ужасов!' А рыцарь, гордо приосанясь отвечает ей: 'Не бойся меня, глупышка. Шрамы украшают мужчину'. И та, как последняя дурочка, обнимая его, мурлычет: 'Ох, ты мой красавец!'
   - Ну что вы все утрируете! - возмутился Никита. - Вы стараетесь, понятие рыцарство преподнести только в черных тонах, как будто они только и делают, что с утра надевают доспехи поверх семейных трусов, садятся на коня и ищут какое-нибудь чудовище, чтобы непременно сразиться с ним. А это не так. Лично для меня понятие 'рыцарь' имеет совершено другое значение. Да, я не спорю, рыцари участвовали во многих войнах, но они были верны своему государству, королю, прекрасной даме и прежде всего себе, своим принципам и идеалам. И в отличие от наемников они готовы были умереть за свою страну. Да, то время было чести и верности, давшее само понятие рыцарства, как мы его сейчас понимаем.
   Постепенно класс разделился на два лагеря. Одни ребята яростно критиковали рыцарство, считая их жестокими и алчными, другая половина учеников не менее эмоционально защищала рыцарей, настаивая на том, что они заложили основу для появления понятия рыцарского поступка. Степан Никодимович не вмешивался в спор, он только наблюдал за развернувшимися дебатами, отмечая про себя, кто из ребят активней участвует в нешуточной перепалке, а кто пассивно отсиживается в сторонке. В лидерах оказались; Родион, потому что он увлекался историей, Никита, как единственный ученик класса, знающий не понаслышке, что такое рыцарский турнир, Виктория, очень эрудированная девочка, Вячеслав, тот мастер полемик на любые темы и Тимур, лучший друг Никиты. Они более расширено аргументировали свои доводы на обсуждаемую тему. Остальные ребята только успевали вставить пару-тройку фраз, не более. А вот Евгений Савельченко почему-то молчит. Неужели ему не интересно? Нет, у Толика проскальзывает любопытство, но как-то мимолетно, а его основное внимание было приковано к Виктории Акимовой.
   - А я больше придерживаюсь Славкиного мнения, - отозвался Родион Протасов. - Рыцари не такие уж и доблестные, благородные и знающие, что такое честь. Они только на турнирах распускали хвосты, как павлины и с восхищением смотрели на дам. Но это не мешало им поднять руку на обычную крестьянскую девушку, лишь потому, что она не принадлежит к знатному роду. А если подумать, то можно сказать, что и знатная дама не застрахована от грубости или чего-то еще похуже со стороны рыцаря, если вдруг она окажется без надежной охраны.
   - В любое стадо может затесаться плешивая овца, - пожав плечами, ответил ему Тимур. - Но я хочу сказать вот что. Всякие турниры были тогда, есть они и сейчас, быть может, только преподносятся немного иначе. Людям всегда нравилось смотреть, как дерутся другие. Вспомните Колизей в Древнем Риме и гладиаторов. А сейчас бокс, бои без правил или рыцарское троеборье. Конечно, кое-какие есть различия. Тогда, римляне заставляли в Колизее биться рабов ради собственного развлечения, а сейчас, люди рискуют, чтобы показать, что нет предела человеческим возможностям, если их постоянно развивать.
   - Ребята, все равно те времена были романтичными, а сейчас сплошные серые будни, - все еще витая в облаках, тихо произнесла Алина Лобанова. - К дамам совершено по-другому относились; дарили цветы, подарки, ухаживали и всегда, как истинные кавалеры в помещение пропускали первой. А вы, мальчики, если мчитесь в класс, словно стадо диких бизонов, то никого перед собой не видите и готовы затоптать всех, кто попадется на вашем пути.
   - Алинка! - ухмыляясь, выкрикнул Андрей Сапрыкин. - А ты знаешь, зачем в каменном веке женщину первой запускали в пещеру?
   - Потому что уже в те времена мужчины были намного культурней тебя, - ответила Алина, не подозревая подвоха.
   - Нет, Алинка, так мужчины проделывали для того, чтобы проверить, есть там внутри пещерный медведь или нет. Если есть, он накинется на женщину и станет жрать. Вот как раз во время пиршества охотники застанут медведя врасплох и забьют булыжниками, а потом снимут шкуру, она пригодится зимой. Вот так-то, Алинка, мужики женщину использовали место наживки. А ты вежливость, вежливость.
   - Дурак! - обижено надув губы, выкрикнула Алина.
   Но класс ее фразу не расслышал, потому что хохотал над последним высказыванием Андрея Сапрыкина.
   Раздался звонок, напоминая ребятам об окончании урока.
   - Так, ребята, успокоились! - повысил голос Степан Никодимович. И это было к месту, потому что ребята так увлеклись спором, что не обратили внимания на звонок. - К следующему уроку будьте так любезны, досконально изучить произведение Вальтера Скотта 'Квентин Дорвард', по нему мы будем писать сочинение.
   - Так не честно! - разочаровано зашумел класс. - Мы же только что раскрыли тему рыцарства в романе 'Айвенго'! Значит, по этому произведению должны писать сочинение!
   - За выходные вы успеете подготовиться.
   Да, впереди ребят ждали два выходных, но у них уже все заранее распланировано, а тут нужно самостоятельно готовиться к уроку. Разочарованию учеников не было предела.
   Только Евгений Савельченко никак не среагировал на новость. Он с задумчивым видом собрал с парты свои вещи и медленно побрел домой. И эта его рассеянность говорила о многом.
   Евгений был отличником, участвовал в олимпиадах, любил математику и физику. Он обращался с формулами, как другие обычные ребята со своими компьютерными играми - легко и непринужденно, потому что ему было интересно выводить в тетради разные тангенсы, котангенсы, да так, чтобы в итоге получился правильный ответ. И чем трудней оказывалась задача, тем Евгению становилось интересней.
   Даже иногда создавалось впечатление, особенно, когда он с головой был погружен в решение очередной формулы, что ему, как виртуозу музыканту в каждой цифре слышатся определенная, только ему слышимая нота. И он, связывая их воедино, превращал обычный ряд математических символов в стройную, завораживающую слух симфонию. А когда что-то у него не ладилось, тогда все эти неправильные решения оборачивались в душераздирающую какофонию, готовую разорвать в клочья его бедную голову. И тогда он стремился, как можно быстрей исправить наделанные ошибки.
   Вот и сейчас можно было подумать, что его гениальная голова была забита решением очередной сложной задачи, но это оказалось бы отчасти правдой.
   В последнее время Евгений начал замечать за собой, что вместо научных изысканий его внимание почему-то постоянно притянуто к Виктории Акимовой. Как только она появляется в поле его зрения, так сразу он начинает ощущать, как учащается сердцебиение, становится душно и появляется румянец на щеках, его, то бросало в жар, то трясло, как осиновый лист.
   Сначала Евгений подумал, что заболел какой-то неизвестной болезнью. К родителям постеснялся обращаться, чувствуя, что дело не так просто, как кажется на первый взгляд, решил о ней узнать в интернете, чтобы самостоятельно вылечиться от странного недуга, но в медицинских справочниках ничего подобного ему обнаружить не удалось. Тогда Евгений откинулся на спинку стула и обречено произнес:
   - Это любовь.
   Про любовь ему было кое-что известно.
   Если посмотреть с научной точки зрения, то это волнующее чувство появляется в связи с реагированием сошниково-носового органа человека на феромоны и подачей определенных сигналов на миндалевидную железу и гипоталамус. Тогда получается, что любовь есть не что иное, как химические соединения, воздействующее через определенные участки мозга на органы чувств. А сердце или душа здесь не причем.
   Евгений долго пытался убедить себя в этом, и чуть не довел себя до состояния, когда миндалевидная железа начинает функционировать ненормальным образом, что постепенно приводит к депрессии и вследствие этого появляется посттравматическое состояние, грозящее постепенно перерасти в неопределенной формы фобию.
   И тогда Евгений окончательно сдался. Он понял, что не все на свете можно разложить по полочкам с помощью математических, физических или химических формул.
   Вот, например: он любил своих родителей, и они его любили. И эти чувства не создаются где-то в мозгу, нет, все это происходит там, внутри, в душе на каком-то мистическом уровне, совершено неподвластном современной науке. Если бы было все так просто, тогда ученые давно уже смогли бы сотворить робота с искусственными человеческими чувствами. Но такого пока не произошло.
   Так же Евгений любил поесть торт. Вот здесь взаимной любовь не назовешь, потому что он торту наверняка был противен из-за того, что прежде чем насладиться лакомством, ему нужно было цельную идеальную конструкцию, украшенную вишенками и тонким слоем шоколада, разрезать на кусочки столовым ножом. Хотя второй пример неверен. Нельзя одушевлять любимую еду.
   К тому же все подводится к Виктории Акимовой. Она причина странного недуга Евгения Савельченко. И это большая проблема. Евгению легче было изобрести вечный двигатель или открыть гипер проход для полета к дальним галактикам, чем понять, как ему поступить дальше.
   По его понятию, Виктория была воплощением красоты: блестящие и волнистые черные, как смола локоны, ниспадающие ниже плеч, карие глаза оттенка золотистой осени, ямочки на щеках при открытой улыбке. А как она забавно морщит курносый носик, когда сильно задумается.
   До этого момента Евгению было наплевать, как он выглядит. А теперь, в свете последних откровенных открытий, посмотрев на себя со стороны, он сделал неутешительный вывод.
   Евгений был из тех, кто медленно рос. Остальные мальчишки к шестому классу вытянулись вверх, а он продолжал ходить в одежде детского размера. Но в прошлое лето Евгений по ночам начал чувствовать ломоту в костях и чуть ли не треск в суставах. Такое случается у стариков ревматиков перед непогодой. И вот перед самой школой Евгений прислонился к наличнику двери в своей комнате, где он регулярно каждое полугодие отмечал высоту своего роста и заметил, что подрос на целых десять сантиметров.
   Родители восхищено смотрели на неожиданно подросшего сына. Евгений тоже был рад, что практически сравнялся в росте со своими одноклассниками. А теперь, стоя перед зеркалом, он с каким-то отвращением смотрел на свое отражение. Ну что это такое! Одни кости да кожа, уши торчат, как два локатора, мышцы, да что тут говорить, нет никаких мышц. Разве с таким нелепым на вид мальчишкой кто-нибудь из девочек будет дружить. Вот с Никитой Воронцовым любая девочка посчитает за счастье подружиться. А с ним - нет. Хотя есть шанс пятьдесят на пятьдесят, если он сделает что-то такое выходящее за рамки возможного, например - пригласит прогуляться по поверхности луны или отправится путешествовать с ней куда-нибудь в романтическое прошлое. И это только в случае благоприятного стечения обстоятельств, потому что закон случайности слишком непредсказуем. К нему нельзя применить математические формулы или физические расчеты. Там все основано на банальной удаче.
   Это Евгений проверил опытным путем с помощью монеты. По большому счету, паление монеты стороной орел и решка, должны чередоваться в приблизительной равной пропорции. На самом же деле все обстоит не так. Во время подбрасывания монеты чередование сторон происходит неравномерно. Например; сейчас может выпасть пятнадцать раз решка, и тридцать пять раз орел, а при следующей попытке этот счет может оказаться в обратных соотношениях.
   Вот и сейчас размышляя, Евгений подкидывал рублевую монету верх и ловил ее открытой ладонью. Надо было решаться и выбрать, как говорится - одно из двух зол: или мучиться от тайной любви к Виктории Акимовой или подойти к ней и признаться в своих чувствах. Почему одно из двух зол? Со вторым выбором и так все понятно, а вот с первым...
   Евгений боялся ни прямого отказа от его дружбы, а просто смеха.
   Смеха и больше ничего!
   Такого Евгений стерпеть не мог.
   И все же нужно делать выбор.
   Нет, признаться, он не сможет из-за своей проклятой стеснительности, а вот предложить дружбу, на это храбрости хватит.
   Да, решено, так он и поступит завтра. И что будет, то будет. А сейчас нужно приготовиться к предстоящему разговору, во время которого он хотел Викторию кое-чем удивить.
   Ради такого дела Евгений спустился в подвал дома, где родители разрешили ему устроить небольшую мастерскую. Там он делал опыты, собирал различные механизмы, при этом мечтая создать что-то невероятное. И, кажется, Евгений уже находился на грани величайшего в истории открытия, которое может потрясти весь мир. Но нужно еще кое-что доделать, кое-что отрегулировать, только тогда можно будет это показать Виктории. Она должна достойно оценить его уникальное изобретение.
   Уже находясь в подвале, Евгений включил МП-3 плеер с книгой 'Квентин Дорвард', ведь никто выполнение уроков не отменял, и энергично принялся за дело.
  
   ***
  
   Утром в понедельник ребята небольшими стайками шли в школу, на ходу делясь впечатлениями о прошедших выходных днях.
   В 8Б первая пара была физкультура. Мальчики и девочки разошлись по разным раздевалкам, там переоделись в спортивную форму и вошли в спортзал. Физрук Александр Михайлович обещал сегодня разделить класс на две команды и устроить волейбольный матч.
   - Ну, сейчас мы им покажем! - произнес Тимур, подпрыгивая на месте, чтобы размять мышцы перед игрой.
   - Ага, - рассеяно поддакнул Никита. Он был капитаном первой команды и сейчас высматривал своих игроков. Кажется, все на месте, только Виктории Акимовой не хватает. Может, она в раздевалке задержалась?
   - Девочки, вы видели Вику? - спросил Никита у одноклассниц.
   - Нет, в раздевалке она не появлялась, - ответила Алина Лобанова.
   А потом появился Евгений Савельченко с огромным фиолетовым фингалом под правым глазом! И это было намного необычней, чем опоздание Виктории на урок физкультуры, а точнее, можно смело сказать - сенсация дня, потому что Евгений, ни в какой спортивной секции не занимался, к тому же хулиганов на улицах Светлогорска никогда не было. Так откуда у него под глазом мог появиться фингал?
   Никита хотел поинтересоваться у него на счет такой странности, но в это время раздался свисток. Физрук Александр Михайлович подозвал к себе капитанов команд, чтобы бросить жребий, от которого зависело, кто первым будет подавать мяч.
   Матч начался. Ребята, на время, позабыв обо всем, азартно включились в игру. Команде Никиты очень не хватало Виктории, она лучше всех подавала крученый мяч, который практически невозможно принять. Пришлось место нее взять Светлану Макарову. Получилась совсем не равноценная замена. Стоять под сеткой Светлана еще умела, с переменным успехом ставя блоки при атаке соперников, а вот подавать у нее не получалось.
   И все равно, хоть с грехом пополам, но команда Никиты выиграла у соперников с разрывом в два очка. А через несколько минут прозвучал звонок на перемену.
   Уже находясь в раздевалке, к Евгению подошел Тимур. За ним подтянулся Никита и остальные ребята. Всем было любопытно узнать, что же случилось в выходные с Евгением.
   - Ну, что, Женька, давай, поведай нам о своей нежданной оказии, - произнес Тимур, присаживаясь на лавочку рядом с одноклассником.
   Но Евгений не стал отвечать. Он рассеянный взгляд устремил куда-то вдаль и продолжал молчать, словно воды набрал в рот.
   Ребята недовольно зашумели. Им хотелось услышать подробности, а тут их кормят неопределенным молчанием. Некоторые из одноклассников порывались тормошить Евгения, но их остановил Никита:
   - Ребята, отстаньте от человека. Неужели вам не видно, что он находится в прострации? Вот Женька немного отойдет и тогда, мы с ним поговорим.
   Но до конца учебного дня с Евгением поговорить не удалось. Он несколько раз на перемене подходил к Никите, который находился практически постоянно в компании с Тимуром, тяжело вздыхал, но разговор не заводил. По Евгению было видно, что его что-то гнетет. Что-то такое, о чем хочется с кем-то поговорить, но в тоже время, какая-то непонятная внутренняя сила не дает этого сделать. Вот не дает и все, хоть убей.
   Такое противоречивое состояние может быть только в одном случае, когда у кого-то есть тайна. Никита все видел это, но торопить события не пытался, наперед зная, что в скором времени Евгений раскроет причину своего непонятного поведения. И оказался прав.
   Уже после уроков, когда Никита вместе с Тимуром направился домой, Евгений догнал ребят. Сначала он шел, молча рядом, прислушиваясь к непринужденному разговору друзей, которые слишком уж старательно делали вид, что не замечают присутствие одноклассника. И уже когда они подходили к небольшому скверу, расположенному возле кафетерия под звучным названием 'Сокол тысячелетия', Евгений робко дотронулся до локтя Никиты и произнес:
   - Ребята, я попал в скверное положение.
   Потом замолчал.
   Никита и Тимур остановились. Они повернулись к однокласснику, который, тяжело вздохнув, добавил:
   - Да что там говорить, дело мое дрянь.
   - И ты готов нам все рассказать? - поинтересовался Никита, хотя он знал, какой получит ответ.
   - Готов, - предсказуемо ответил Евгений.
   - Тогда, давайте зайдем в 'Сокол тысячелетия', - предложил Тимур. - Там совместим полезное с приятным.
   Это он ненавязчиво намекнул на чашечку горячего шоколада и заварные пирожные с вареным сгущенным молоком, которые продавались в названом кафетерии и которые он обожал.
   Ребята с ним согласились. Они дружной толпой ввалились в 'Сокол тысячелетия'.
   Кафетерий был оборудован в стиле 'Звездных Войн'. Там кругом висели портреты персонажей серии этих фильмов, возле окна стоял ряд столиков с удобными трехместными мягкими диванчиками, так же там возле одной стены находились игровые автоматы, где преобладала та же звездная тематика в играх, а вот музыка была разнообразной - начиная от классики и заканчивая панк-роком. Вот сейчас, например друзей встретил голос Федора, молодого местного талантливого певца и поэта, исполняющего песню группы 'Знаки':
   'Два человека пытаются как-то решить.
   Задача живущих - встретиться и поговорить.
   Но разница между живущими в тысячу лет,
   И вместе они, как бы есть, а как бы их нет'.
   От которых почему-то Евгений стал еще грустней.
   Надо сказать, 'Сокол тысячелетия' был обычным кафетерием для Светлогорска, если учесть, что обычным здесь может оказаться, как прототип антигравитационного автомобиля, так и наличие вполне разумного официанта дроида, копирующего незабываемого персонажа 'Звездных Войн' - R2-D2. Как раз он подкатил к ребятам и вежливо просвистел.
   Что именно обозначал его свист, никто из друзей, конечно, не знал, потому что не владел специфическим языком роботов механиков. Но специально для таких невежд, над полусферой головы дроида высвечивалась голограмма перевода, которую ребята прочитали:
   - Что будете заказывать, молодые люди?
   - Мне, пожалуйста, чашечку горячего шоколада и парочку заварных пирожных с вареным сгущенным молоком, - первым заказал Тимур.
   Следом за ним сделали заказ остальные ребята. Официант R2-D2, внимательно выслушав ребят, что-то коротко просвистел и удалился выполнять пожелание клиентов.
   - Ну, что, Женька, давай говори, в какое скверное положение ты попал, - сказал Никита.
   - Вика в беде, - тяжело вздохнув, тихо произнес Евгений. И его тихие слова донеслись до ребят оглушительным громовым раскатом.
   - Что с ней случилось? - встревоженным голосом задал вопрос Никита.
   Если бы он находился в своем родном городе, где прожил всю свою сознательную жизнь, то мог бы подумать, что Викторией случилось что-то не выходящее за пределы разумного, но здесь в Светлогорске можно ожидать что угодно. Например: в позапрошлом году, когда Никита вместе с отцом только приехали в Академгородок, неожиданно Светлогорск превратился в сказочный Солнечный город, где нет взрослых, а по улицам ходят малыши и малышки. Как вам такое? Так что сейчас Никита ожидал услышать какую-нибудь невероятную историю и не ошибся.
   Собравшись с духом Евгений начал свой рассказ.
  
  
   Глава вторая.
   Команда спасения.
  
  
   В воскресенье для апреля выдалась замечательная погода, свежий слабый ветерок, безоблачное голубое небо, солнышко припекает, практически по-летнему. И если учесть, что еще вчера поздно вечером Евгений договорился встретиться с Викторией и та, на удивление, легко на его предложение согласилась, то можно смело сказать, что его хорошее настроение, было под стать сегодняшнему прекрасному дню.
   Насвистывая себе под нос незатейливую мелодию, он ожидал прибытия одноклассницы к себе домой. Вскоре Клара, так Евгений называл свой 'ДУМ-3', сообщила о появлении Виктории на керамической плиточной дорожке, ведущей к входной двери его жилища. Он поспешил ей на встречу.
  
   'ДУМ-3' - домашняя умная машина, своего рода домашний компьютер, управляющий техникой и любыми домашними приборами, климат контролем, сигнализацией в доме по голосовой команде, с помощью беспроводной связи и встроенных датчиков позволяет общаться как с реальным человеком.
  
   Пригласив войти внутрь дома, Евгений на правах хозяина предложил гостье стакан холодного лимонада, а когда Виктория согласилась, принес пузырящийся напиток ей и себе.
   Они прошли в подвал. Там Виктория увидела посреди помещения два мягких кресла, опутанных множеством проводов и прозрачный пластиковый стенд, на котором черным фломастером было выведено множество формул. Написанные торопливой рукой они прыгали то верх, то вниз.
   - Что это? - поинтересовалась она.
   - Уравнение спирали времени, - ответил Евгений.
   - Разве такая формула существует? - удивилась Виктория.
   - Теперь да, существует, - с гордостью произнес Евгений.
   - Так это... - Виктория догадалась, кто первым вывел эту сложную формулу. - И о чем она нам говорит?
   - О том, что в математическом смысле цивилизация развивается не прямолинейно, а спирально, как бы развертываясь в будущее бесконечными материально не существующими витками, - ответил Евгений. - Но в тоже время, если допустить, что жизнь человека протекает линейно; вчера-сегодня-завтра, тогда можно сделать один интересный вывод: названная прямая линия способна пересекать витки спирали, тем самым позволяя нам путешествовать во времени и пространстве. Как-то так.
   - Немного противоречиво, - сморщив свой симпатичный носик, констатировала Виктория.
   - Извини, но из-за волнения я всегда говорю сбивчиво и невнятно, - начал на себя наговаривать Евгений.
   - Ты из-за своего волнения случайно не забыл, для чего пригласил меня, - поинтересовалась Виктория.
   - Ах, да, - спохватился Евгений и начал объяснять:
   - После своих теоретических изысканий, я перешел к практическим действиям, и в итоге у меня вышла вот такая штука.
   Он рукой показал на два мягких кресла, расположенных посреди подвала.
   - Вик, ты хочешь со мной прогуляться в прошлое?
  
   - В прошлое? - удивлено воскликнул Тимур. - Женька, ты что, машину времени изобрел?
   - Верно, - ответил Евгений.
   - Ну, ты даешь! - восхитился Тимур. - Ты слышал, Никит, он сделал машину времени!
   - Что было дальше? - сдержано задал вопрос Никита, потому что понимал, основная часть истории - впереди.
   - Виктория тоже, как Тимур, удивлено воскликнула: 'В прошлое?'. А потом сразу же согласилась. И мы вот на этих специальных приспособлениях, - Евгений рукой указал на странные мягкие кресла, стоящие посреди подвала, - отправились в 10 марта 1194 года в Англию.
   - А почему именно 10 марта 1194 года да к тому же в Англию? - спросил Никита.
   - Во-первых, мне хотелось проверить были ли подлинными события описанные Вальтером Скоттом, или это лишь плод его фантазии. А во-вторых, там же настоящие рыцари, древние замки и все такое, как прямо в истории 'Айвенго', - объяснил Евгений. - Мне хотелось окунуть Викторию в атмосферу романтики, чтобы ей понравиться.
   - Я хочу при свидетелях сказать, - с пафосными нотками произнес Тимур. - Ты, Женька, осел, но хочу признаться, как бы это не звучало абсурдно - гениальный осел! Никит, ты только подумай, ученые всего мира бьются над этой проблемой до сих пор и не могут ее решить, а наш дорогой Евгений, ради своих животных инстинктов, - тут он увидел осуждающий взгляд Никиты и решил подправить, то, что ляпнул, не подумавши:
   - Ну, ладно, ладно, ради безграничной любви, создал машину времени, которая работает!
   - Рассказывай дальше, - Никита резко прервал восхищенные возгласы друга.
   - А дальше мы переместились в древнюю Англию, - продолжил свой рассказ Евгений. - В районе Стелфердского замка. Как раз там должен был пройти рыцарский турнир, который я хотел показать Виктории. Там же все должно быть натурально, не то, что у нас на современных соревнованиях, а значит, вдвойне интересней. Но, идя по лесной тропе, мы немного заплутали и попали на заброшенную мощеную дорогу, которая вывела нас к какому-то особняку, полностью окруженному лесным массивом.
   - А GPS-навигатор ты с собой не додумался взять? - возмутился Тимур.
   - Тимка, не тупи, - охладил своего друга Никита, - в то время, не то, что про спутники, про электричество еще не знали, и вообще считали, что земля плоская и держится на трех слонах, которые в свою очередь стоят на исполинском ките, а ты GPS-навигатор говоришь.
   - Особняк казался мрачным и загадочным, - продолжил свой рассказ Евгений. - Я предложил Вике обследовать его, чтобы понять, кому он раньше принадлежал. А что, вдруг нам удалось бы приоткрыть завесу какой-нибудь древней тайны, о которой до сих пор никто не знал. Виктория поддержала меня. И мы, соблюдая все предосторожности, вошли через пролом на месте парадных дверей в заброшенный особняк. А потом случилось то, что никто из нас не ожидал.
   Тут Евгений замолчал. Он взял чашечку горячего шоколада у удивленного такой наглостью Тимура, сделал глоток и поставил на место, только после этого продолжил свой рассказ:
   - Сначала вспыхнул ослепительный свет, и это не фигура речи. На самом деле от резкой вспышки мы на время ослепли. Потом послышался приглушенный вскрик Виктории. Когда же мои глаза вновь приобрели способность видеть, ее рядом со мной не было. А место Виктории стояли пятеро низкорослых бородатых мужчин. Один из них заговорил на непонятном мне языке, когда же он понял бессмыслие своих действий, включил какой-то маленький прибор, дугой прикрепленный к левому уху. Вот тогда я услышал привычную русскую речь.
   - Постой, постой! - удивлено воскликнул Тимур. - Вы точно переместились в 1194 год?
   - Точно, - подтвердил Евгений.
   - Тогда я ничего не понимаю, - Тимур обескуражено мотнул головой. - Может быть, мне кто-нибудь ответит на один до наивности банальный вопрос - откуда в заброшенном особняке появился ослепительный свет? И эти странные бородачи, которые с твоих, Женька, слов, пользовались каким-то вполне современным оборудованием! Кто они такие? Только не говори, что они волшебники. Я в такое все равно не поверю.
   - Нет, не волшебники, - ответил Евгений. - Они - Инопланетяне.
   - Час от часу не легче, - тяжело вздохнув, произнес Никита.
   По его голосу можно было определить, что он не до конца поверил в слова своего одноклассника. Но с другой стороны он не мог открыто обвинить Евгения во лжи, потому что это Светлогорский Академгородок и здесь может случиться практически все даже самое невообразимое.
   - И что им от тебя было нужно? - спросил Тимур.
   - Они сказали, что отпустят из плена Викторию, в том случае, если я принесу им пятьдесят грамм радуги, - ответил Евгений.
   - Радуги? - удивлено воскликнули его слушатели.
   - Вот, вот, я тоже несказанно удивился их требованиям, - тяжело вздохнув, произнес Евгений.
   - Это что же, получается! - возмутился Тимур. - Сначала шантажисты просят тебя достать пятьдесят грамм радуги, а потом потребуют привести им живого единорога с радужным хвостом? И где мы, интересно, достанем все это?
   - Постой возмущаться, - отмахнулся от своего друга Никита и обратился к Евгению:
   - Послушай, Жень, а с переводом ты ничего не мог напутать?
   - Нет, - ответил Евгений. - Я несколько раз переспрашивал и столько же раз получал один и тот же ответ. Хотя...
   Он на какое-то время замолчал, уставившись в одну точку, потом радостно стукнул раскрытой ладонью себя по лбу и воскликнул:
   - Вот я кретин! Это автоматический переводчик перевел фразу дословно!
   - И что? - ребята пока не совсем поняли его открытой радости.
   - Радуга на латинском языке звучит, как иридий! - объяснил Евгений. - Ребята, им нужно пятьдесят грамм иридия!
   - Зачем? - спросил Тимур.
   - Это не важно, - отмахнулся от него Евгений, - главное я знаю, где можно раздобыть нужное количество этого редкого на земле металла.
   - Где? - хором спросили ребята.
   - Вам лучше не знать, - не стал вдаваться в подробности Евгений.
   - Э нет, так не пойдет! - возмутился Тимур. - Или вместе выручаем Вику, или... Женка, ты же сам знаешь, без нашей помощи тебе не справиться. Так что давай, говори, где ты собрался взять кусочек иридия.
   - В химической лаборатории нашего лицея, - немного подумав, Евгений решил признаться о дальнейших своих планах.
   - Он же редкий! - напомнил ему Тимур.
   - Кто редкий? - погрузившись в свои мысли, Евгений не слишком понял смысл последней реплики своего товарища.
   - Иридий, балда! - объяснил Тимур.
   - Ну и что, что редкий? - спросил Евгений, когда уже подготовил план их дальнейших действий.
   - Откуда у нас в лаборатории мог взяться кусочек, по твоим словам, редкого металла?
   - А, ты опять об этом, - Евгений, наконец, понял смысл вопроса. - Наш химик, Татьяна Федоровна решила нам на следующей неделе показать принцип изготовления платиноиридиевого сплава, из которого изготовляется эталон килограмма.
   - И ты собираешься его изъять без разрешения Татьяны Федоровны, - Тимур констатировал факт.
   - Верно, - подтвердил Евгений.
   - Такое действие будет расценено, как воровство, - напомнил своим друзьям Никита.
   - Мы готовы пойти на мелкое правонарушение ради спасения друга, - сказал Евгений.
   - Точно, готовы, - поддакнул Тимур.
   Никита посмотрел, сколько времени на мобильном телефоне. Дисплей показывал три часа дня, а это означало, что для всех учеников уроки закончились, учителя так же вот-вот должны разойтись по домам, а может быть, уже разошлись. Ночных сторожей в лицее не было, хватало надежной сигнализации. Да и кому из учеников взбредет в голову прокрасться в закрытое помещение учебного заведения по своей воле? Если хорошо подумать - никому.
   Так было до сих пор.
   - Будем ждать до темноты? - спросил Никита, когда понял, что друзей не удастся отговорить от опрометчивого поступка.
   - Зачем же ждать? Пойдем прямо сейчас, только сначала на пару минут заскочим ко мне домой, - предложил Евгений, - там, из подвала, мы кое-что прихватим с собой.
   Как оказалось, кое-что - это рюкзак с разными гаджетами, которые могут пригодиться им для проникновения в закрытый лицей. Первый из них, электронная отмычка, с помощь нее ребята хотели беспрепятственно войти в закрытое учебное заведение, но как оказалось, она в данный момент им не понадобилась. Входная дверь оказалась открытой.
   Ребята замерли в нерешительности. Открытая дверь в лицей могла означать только одно - кто-то из учителей еще не успел уйти домой из учебного заведения. А это означало, что есть вероятность встретить на своем пути ненужного свидетеля. И что тогда делать?
   - Я же говорил, надо было дождаться темноты! - недовольно пошипел Никита.
   - Да, ладно тебя, мы осторожненько проскочим, и никто нас не увидит, - заверил его Тимур. - Женька, я же прав?
   Евгений молча, нервно сглотнул комок в горле и раздал каждому из ребят по второму гаджету - небольшую тонкую подвеску, с двумя утолщениями, чтобы они прикрепили ее спереди на воротники рубашек.
   - Что это? - спросил Тимур, вертя непонятный предмет в руках.
   - Прибор, снабженный коротковолновыми инфракрасными светодиодами с излучением примерно восемьсот пятьдесят нанометров, - ответил Евгений.
   - А зачем он нам? - продолжал спрашивать Тимур.
   - Излучение от этого прибора не воспринимается человеческим глазом, но спектральной чувствительности матриц в видеокамерах или других фотодетекторах на кремневой основе. Если такой источник излучения расположить в районе человеческого лица, это сделает невозможным распознавание его характерных черт, их взаимоположения и размеров, - с радостью объяснил Евгений.
   - Он хочет сказать, что с помощью этой подвески нас не смогут опознать по записям с видеокамер, - простым языком добавил Никита. - Давай, цепляй подвеску и пошли.
   - А где ты достал эти инфракрасные светодиоды? - послушно прикрепив на нужное место подвеску, поинтересовался Тимур.
   - Вытащил из датчиков движения, которые купил в магазине в отделе электроники, - сказал Евгений.
   Своим разговором ребята старались отвлечь себя от нехороших мыслей, которые так и норовили залезть им в головы.
   'А вдруг их помают?'
   'Что тогда будет с Викторией?'
   'Их за это посадят в тюрьму или просто исключат из лицея?'
   И так далее и тому подобное.
   Но пора приступать к действиям. Ребята вошли в лицей. Его широкие коридоры без освещения, там, где не было высоких, просторных окон, были наполнены сумерками. Кругом стояла оглушающая тишина. Ребята старались идти, как можно тише. Им казалось, что каждый их шаг, бесконечным эхом моментально разлетался по всему лицею с первого этажа по последний. И даже, ребятам представлялось, как это настырное эхо не забывает заглянуть в темноту подвала и чердака.
   Кабинет химии находился на втором этаже. Туда вела цокольная лестница с обеих сторон учебного заведения. Ребята решили подниматься по той, которая находилась справой стороны по банальной причине - с того прохода было ближе к кабинету химии.
   Вот и второй этаж. Прежде чем выйти в него, ребята остановились и прислушались. Сначала было все тихо, но потом со стороны кабинета для преподавателей раздался приглушенный закрытой дверью какой-то непонятный звук.
   - Там кто-то есть! - испуганным шепотом произнес Евгений. - Нужно все отложить и придти сюда позже.
   Евгений уже собрался идти на попятную, но Никита его остановил.
   - Нет уж, если мы взялись за дело, тогда давай его доведем до конца, - сказал он и после своих слов решительно направился в сторону кабинета химии.
   Остальным ребятам ничего не оставалось, как только последовать за своим товарищем.
   Расстояние до нужной двери они минули быстро, при этом на удивление тихо, ни одна половица не скрипнула под их ногами.
   Кабинет химии, как и ожидалось, был закрыт на электронный замок, который Евгений с легкость открыл с помощью универсальной отмычки.
   Ребята, долго не раздумывая, вошли в пустой класс и захлопнули за собой дверь. Евгений уверенным шагом направился к настенным шкафчикам, где в колбах, мензурках и в обычных пластиковых открытых контейнерах хранились разные реактивы и минералы.
   Тимур стал ему помогать, вернее, мешать, потому что послышалась недовольное Женькино ворчание.
   Никита остался возле закрытой двери. Он прислушивался к тишине, чтобы вовремя предупредить товарищей о надвигающей опасности, если таковая возникнет вдруг. Но к их счастью, пока в коридоре было тихо.
   - Есть! - раздался радостный вскрик Евгения.
   - Давайте убираться отсюда, пока нас не поймали с поличным! - взволновано предложил Никита.
   Все с ним согласились.
   Ребята выскочили в коридор. Немного повозившись, Евгений закрыл замок в кабинет. Теперь никто не догадается, что кто-то посторонний находился там, правда это продлится лишь до того, как обнаружится пропажа кусочка иридия, но за отпущенное ребятам время, они собирались успеть спасти Викторию.
   Вот вход на лестницу. Стоит по ней спуститься и все, они в скором времени окажутся во дворе лицея.
   И в это самое время из кабинета для преподавателей вышел Степан Никодимович и, конечно же, заметил отчаянную троицу, готовую пуститься наутек.
   - Ребята, а вы что здесь делаете? - с удивлением поинтересовался он.
   Степан Никодимович был не только преподавателем литературы, он еще был классным руководителем ребят.
   - Мы, Степан Никодимович, так сказать... хотели кое-чего..., но так вышло... - начал невнятно бормотать Тимур. Остальные его товарищи стояли, виновато понурив головы.
   - Гм, Овсянников, - Степан Никодимович с подозрением посмотрел на своих учеников, - ты на уроке всегда такой словоохотливый и излагаешь свои мысли умело. А сейчас я что слышу? Что-то совсем не похоже на тебя. Может тебя подменили и ты это не ты, а твой клон, который только научился говорить? И так мальчики, в чем дело?
   - Это все я! Они здесь не причем! - решил всю вину взять на себя Евгений.
   - Он врет, это я все придумал! - начал выгораживать товарища Тимур.
   - По всей видимости, у нас с вами впереди ожидает долгий разговор, - тяжело вздохнув, констатировал Степан Никодимович. - Давайте, господа хорошие, пройдем в наш класс.
   Кабинет литературы находился на первом этаже. Ребята под предводительством своего классного руководителя, без разговоров проследовали по лестничному маршу вниз.
   Уже оказавшись в кабинете литературы, где на стенах висели портреты великих писателей: Толстой Л.Н., Куприн А.И., Уильям Шекспир...
   Когда ребята расселись по партам, Степан Никодимович плюнув на этику, уселся на преподавательский стол. Он сложил руки на груди и произнес:
   - И так, господа, я внимательно слушаю вашу занимательную историю.
   А то, что история будет занимательной, он не сомневался, но до какой степени она окажется занимательной, этого он не мог предположить.
   Ребята переглянулись между собой и, не сговариваясь, решили право на рассказ передать в руки Евгения, так как вся история началась именно из-за него.
   Степан Никодимович внимательно слушал, молча, решив все вопросы оставить на потом.
   Рассказ получился занимательным, совершено фантастическим, это по поводу путешествия во времени, потому что остальное, например - появление учеников в не учебное время в лицее все еще остается белым пятном в этом повествовании. Наконец, Евгений закончил говорить.
   Степан Никодимович помолчал немного, стараясь переварить невероятную, можно смело сказать - фантастическую по содержанию только что услышанную историю.
   Ребята, затаив дыхание, тоже молчали, понимая, что сейчас решается их судьба. Да что там, сейчас, по большому счету, от слов их классного руководителя зависит судьба Виктории, попавшей по капризу судьбы в огромную неприятность в далеком прошлом.
   - Ну, что сказать, - наконец подал голос Степан Никодимович. - Занимательная получилась история, можно смело сказать - в стиле Герберта Уэллса. Машина времени, далекое прошлое. Для уточнения, в какой год, если не секрет вы отправились с Викторией?
   - 10 марта 1194 года, - ответил Евгений.
   - Во времена Ричарда 1, по прозвищу Львиное Сердце, - мечтательно закатив глаза к потолку, медленно произнес Степан Никодимович. - Великолепный период истории. И на каком языке в то время говорили в старой Англии?
   - На английском, наверное, - ответил Евгений. - Видите ли, Степан Никодимович, нам не повстречались по пути местные аборигены.
   - Но ты же сам говорил, что общался с низкорослыми бородатыми мужчинами, - напомнил ему классный руководитель. - Они же говорили на каком-то языке?
   - Говорили, но не на английском, - согласился с ним Евгений.
   - А на каком? - поинтересовался Степан Никодимович.
   - На инопланетном или может быть, на межгалактическом! Я не знаю, на каком языке разговаривают инопланетяне! - с отчаянием в голосе простонал Евгений.
   - И какие вы планируете дальнейшие свои действия? - Степан Никодимович задал вопрос сам собой напрашивающийся из-за рассказа ребят.
   - Переместиться в 10 марта 1194 года и спасти Викторию, - ответил за всех Никита.
   - Вот так просто взять и перенестись? - скептически произнес Степан Никодимович.
   - Верно, вот так взять и перенестись, - подтвердил Евгений.
   - Господа, допустим, я вам поверил на слово, - все еще с сомнением произнес Степан Никодимович. - Допустим - это еще не значит, что я голословно готов окунуться с головой в чужие фантазии. И все же, допустим, что существует аппарат, способный перемещать человека во времени. И вы совершили это - переместились в 1194 год. И что дальше?
   - Пойдем спасать Викторию, - пожав плечами, сообщил Никита.
   - А как же языковый барьер? Каким образом вы собираетесь общаться с местным населением? - продолжал спрашивать Степан Никодимович.
   - Извините, Степан Никодимович, но как вы знаете, по английскому языку у нас у всех троих в четверти стоит твердая четверка, - сказал Никита.
   - У меня пятерка, - поправил его Евгений.
   - Точно, а у Женьки вообще пятерка, - влез в разговор Тимур, - так что мы как-нибудь найдем общий язык с аборигенами.
   - И вы все уверены в этом? - хитро усмехнулся Степан Никодимович.
   - Да, уверены, - настырно ответил Тимур, потом посмотрел на своих товарищей.
   Никита и Евгений были не так уверены, как их товарищ, можно сказать - совсем не уверены на счет общего языка с аборигенами, потому что их классный руководитель просто так не будет заострять их внимание на этом вопросе. Значит, там все же имеется какой-то подвох, какие-то подводные камни, о которых они ничего не знают или просто о них забыли.
   Так оно и вышло.
   - М-да, - почесав гладко выбритый подбородок указательным и большим пальцем, с нотками разочарования произнес Степан Никодимович. - Оказывается вы, господа хорошие, не так хорошо знаете литературу, как я думал. Вспомните Уильяма Шекспира:
  
  Коль то, что есть, все было, и давно,
  И нет под солнцем ничего, что ново,
  И заблуждаться, разуму дано,
  Один и тот же плод, рождая снова,
  
  То память пусть в седые времена
  Лет на пятьсот своим проникнет взором,
  Где в первокниге первописьмена
  Отобразили облик твой узором.
  
  Взгляну я, как писали искони,
  Такую красоту живописуя, -
  Кто лучше пишет, мы или они?
  Иль времена переменялись всуе?
  
  Но знаю: их едва ли уступал
  Оригиналу мой оригинал.
  
   Ну что скажете по этому поводу? - Степан Никодимович вопрошающе посмотрел на ребят, и так как те скромно промолчали, продолжил говорить:
   - Собственно говоря, современный сложившийся английский язык можно смело считать синтетическим, вобравшим в себя и греческий, и латынь и предшествующий ему англо-саксонский. Не зря же в знаменитой речи Карла, считавшего себя полиглотом, почему-то ни слова не сказано про английский язык.
   - 'С Богом я говорил бы по-испански, с мужчинами - по-французски, с женщинами - по-итальянски, с друзьями - по-немецки. С гусями - по-польски, с лошадьми - по-венгерски, а с чертями - по-чешски', - прокомментировал Евгений речь Карла.
   - Все верно, - похвалил его Степан Никодимович. - Как видите, ни слова об английском языке.
   - Тогда на каком языке там говорили в 1194 году? - задал Никита, интересующий всех вопрос.
   - В то время знатные вельможи говорили исключительно на нормано-французском наречии, на том же языке велось судопроизводство, - охотно ответил Степан Никодимович. - Вот и получается, что этот язык был языком знати, рыцарства и даже правосудия, тогда как несравненно более мужественная и выразительная англосаксонская речь была предоставлена крестьянам и дворовым людям, не знавшим иного языка.
   - И как же они понимали друг друга? - спросил Тимур. - Они что, переводчиков нанимали?
   - Зачем же сразу переводчиков. Все обошлось без таких излишеств, - ответил Степан Никодимович. - Необходимость общения между землевладельцами и крестьянами, которые обрабатывали их землю, дала посыл для постепенного образования наречия из смеси французского с англосаксонским, говоря на котором, они могли понимать друг друга. Это, можно сказать, были зачатки возникновения английского языка. И если у вас есть желание услышать диалект, на котором в то время говорили, я вам могу предоставить такую возможность.
   - Каким образом? - неожиданно заинтересовался Евгений.
   - Сейчас, - Степан Никодимович слез с крышки преподавательского стола, обошел его и начал рыться в одном из выдвижных ящиков. - Ага, вот, нашел!
   Он достал флэшку и передал ее Евгению:
   - Держи, там я, когда-то на досуге составил разговорник того времени, если вам интересно, можете послушать.
   - Спасибо, мы обязательно послушаем, - поблагодарил Евгений, пряча флэшку в кармане. - А теперь мы можем идти?
   - Конечно, идите, - позволил им Степан Никодимович.
   - До свидания, Степан Никодимович! - хором простились ребята.
   - До свидания, мальчики, - попрощался в ответ их классный руководитель.
   Ребята вышли из класса.
   - Видите ли, машину времени они сделали, - усмехаясь, произнес Степан Никодимович. - Ха, тоже мне выдумщики.
   И только сейчас он вспомнил, что так и не узнал, по какой причине ребята появились в лицее в неурочное время.
  
  
   Глава третья.
   Подготовка и перемещение.
  
  
   - Зачем тебе флэшка? - задал вопрос Тимур, когда они уже вышли из лицея на улицу.
   - Ты не понял? - Евгений удивился недогадливости своего друга.
   - Ну не все такие гении, как ты, - ничуть не обиделся на него Тимур. - И если тебе не так сложно, тогда объясни нам недогадливым, зачем тебе сдалась флэшка?
   - В кое-чем Степан Никодимович однозначно прав. Попав в то время, мы без знания языка местных жителей, можем оказаться в весьма затруднительном положении, - начал объяснять Евгений.
   - И как же ты об этом раньше не подумал? - съязвил Тимур.
   - Когда раньше? - уточнил Евгений.
   - Когда отправился вместе Викой в 1194 год, - сказал Тимур. - Как интересно ты хотел без знания языка общаться с аборигенами?
   - А я и не собирался общаться, - проворчал Евгений. - Я только хотел провести экскурсию для Виктории и сразу же вернуться домой.
   - Про это я уже давно понял, - сказал Тимур, - а вот зачем тебе понадобилась флэшка, для меня этот вопрос до сих пор остается загадкой.
   - Там же находится нужная нам информация, - напомнил ему Никита.
   - И ты хочешь сказать, что этот древний диалект ты сумеешь выучить за пару минут? Ха-ха! Не смеши, а то я лопну от смеха! - не весело засмеялся Тимур.
   - А вот как раз с этим у нас проблем не возникнет, - заявил Евгений.
   - И что ты этим хочешь сказать? - заинтересовался Никита.
   - Мой папа сейчас работает над одним очень интересным аппаратом. С помощью него можно за короткое время приобрести такие знания, как если бы ты всю жизнь посвятил изучению этого дела, - объяснил Евгений. - И как раз этот прототип находится у нас дома.
   - Ты хочешь сказать, что с помощью этого прибора можно не учась сразу стать профессором? - у Тимура от раскрывшихся перспектив, в свете только что полученной информации, просто-напросто перехватило дух. - Ух-ты! Да это же... Да, мы с ним можем... Просто, можно обалдеть! А что ты раньше о нем не рассказывал?
   - Да постой ты! - осадил его Никита, после чего он обратился к Евгению:
   - Какой промежуток времени займет обучение английскому диалекту 1194 года?
   - Если судить по объему информации, - Евгений постучал ладонью по джинсовому карману, как таз там находилась флэшка, - эта процедура займет примерно пятнадцать-двадцать минут.
   - Годится, - Никита удовлетворено мотнул головой.
   На перекрестке ребята дождались, когда на светофоре зажжется разрешающий зеленый свет, и только тогда перешли на другую сторону улицы. Они не опасались, что какой-нибудь лихач нарушит правила, потому что на протяжении всей дороги установлены датчики, которые не позволяют компьютеру, установленному в панель автомобиля, превысить скорость или поехать на запрещенный красный свет. Это не говорит, что водителям за рулем совсем делать нечего. Нет, они по-прежнему выполняют основную функцию - ведут автомобиль в нужном направлении, а вся автоматика служит, так сказать, дополнительной страховкой от непредвиденных случайностей.
   Вот небольшая стайка легковых автомобилей тронулась. Из-за дневной духоты, у них у всех работал климат-контроль, поддерживающий комфортную температуру в салоне. И только у одного автомобиля были открыты все окна, из которых всю улицу оглашала громкая музыка и, под ее аккомпанемент пел голос Федора очередной популярный шлягер.
   За рулем сидел их одноклассник Валька, а рядом на пассажирском сиденье находился его неразлучный друг Ярослав. Увидев товарищей по классу, они помахали им рукой и с широкими улыбками укатили прочь.
   - Позеры, - то ли с завистью, то презрительно, произнес Тимур.
   Ярослав и Валентин занимались в кружке автомобилистов. Там они изучали устройство современного автомобиля, правила дорожного движения, а так же экспериментировали, стараясь усовершенствовать транспортное средство, а может быть и изобрести, то до чего еще никто не смог додуматься.
   У Тимура был выбор: или пойти в кружок автомобилистов, или заняться, как Никита рыцарским троеборьем. Но ему хотелось и туда успеть и сюда не опоздать. Тогда он решил записаться сразу и в секцию и в кружок. В итоге, в рыцарском троеборье Тимур больших успехов не добился, а в кружке автомобилистов в связи с постоянными опозданиями и прогулами он долго не задержался. Как говорится, сработала старинная поговорка: за двумя зайцами погонишься - ни одного не поймаешь. Хотя нет, кое-чего у него хорошо получалось, например, сопровождать Никиту на каждый его турнир. Тимура поэтому даже прозвали оруженосцем, но он на это прозвище ни капельки не обижался, а даже гордился, считая себя частичкой каждой Никитиной победы.
   А день сегодня выдался отменный! Тихий теплый ветерок, солнышко припекает по-летнему. Эх, сейчас бы сделать уроки и погонять мяч на ближайшем футбольном поле!
   В любое другое время Никита и Тимур так бы и сделали, но только не сегодня. Сейчас они вместе с Евгением торопились подготовиться к перемещению во времени, чтобы спасти свою одноклассницу Викторию, попавшую в беду где-то там, на задворках эпох.
   Ребята торопливым шагом шли по тротуару вдоль ровно стоящих одноэтажных и двухэтажных коттеджей, из которых состоял их небольшой городок. Исключением из правил были только их трехэтажный лицей, четырехэтажное административное здание, где размещался глава города, а так же полицейский участок и высокие корпуса научного центра.
   Вскоре ребята должны были подойти к Никитиному дому. То, что ему предстоит отправиться в опасное путешествие, он не сомневался. А кто еще кроме него мог похвастаться умением владения верховой езды и правилам боя на мечах и копьях? Из их троицы никто, а кого-то постороннего ребята задействовать не желали. Значит, Никите нужно заскочить и прихватить с собой самые необходимые предметы, например, его чемпионский меч. Он, конечно, остротой не блещет, не боевое оружие, знаете ли, а спортивное, но в умелых руках оно может такого натворить! О-го-го!
   И еще один немаловажный вопрос волновал Никиту - сколько человек можно переместить в прошлое. Как раз его он и задал Женке.
   - Двое, - без раздумий ответил Евгений. - Я рассчитывал только на два места, потому что, сами понимаете, когда встречаешься с девочкой, третий человек может оказаться лишним.
   - Так, ребята, тогда давайте сразу решим, кто из нас будет находиться в спасательной экспедиции, - для вида предложил Никита, потому что он уже давно решил, кто отправится спасать Викторию.
   - Я пойду! - выкрикнул Тимур.
   - И я! - выразил свое желание Евгений.
   - Женька, не обижайся, но мне как кажется, ты для подстраховки должен остаться здесь, в нашем времени, - высказал свое мнение Никита.
   - Но вы можете не найти то место! - Евгений пытался возразить.
   - А ты нам подробно опишешь то место, - предложил Никита. - Ты пойми, если что-то с нами случится, никто другой, кроме тебя, нам помочь не сможет.
   - А что может случиться? - спросил Евгений.
   - Всякое, - пожал плечами Никита, потому что он сам не знал, что может их ожидать там в прошлом. - И еще мне кое-чего немного напрягает.
   Он замолчал, как будто собирался с мыслями.
   - Что именно? - поинтересовался Евгений.
   - Если у тебя всего два прибора переброски во времени, тогда, интересно, как нам удаться обратно, вернуть Вику, кода мы ее обнаружим? - наконец задал свой вопрос Никита. - Или мне одному придется все проделать?
   И не дожидаясь ответа, он вошел к себе домой.
   Оказавшись в своей комнате, Никита решил переодеться, а заодно подумать.
   Так, что взять в первую очередь? Конечно, меч! Он сделан из нержавеющей стали, легкий, удобный, с рукоятью плотно обмотанной полосками из выделанной кожи и длиной в полтора локтя.
   К мечу обязательно ножны. Чтобы не носить их на поясе, Никита приделал к ним узкий кожаный ремень. Теперь можно ножны перекинуть через плечо и носить меч за спиной. Кому-то может такое ношение клинка показаться не рыцарским, но Никита без лошади все равно будет больше походить на странствующего пилигрима, чем на отважного и бесстрашного рыцаря. А своего скакуна, с которым он выступал на соревнованиях и брал там призы, ему не удастся с собой в прошлое протащить.
   Так, что еще взять? Кроме меча Никита прихватил с собой небольшой выкидной ножик с кнопочкой сбоку на пластиковой рукоятке. Он пригодится да хотя бы для того, чтобы порезать каравай хлеба или какой-нибудь другой еды, которую нужно порезать. Еще, по-хорошему, нужно было бы взять свои доспехи с собой. Но только от одной мысли, что придется в них постоянно ходить, Никита сразу же отбросил ее в сторону.
   А что лучше взять зажигалку или спички? Вообще-то самый лучший вариант взять огниво. Но где его найти? Пока Никита размышлял, успел переместиться на кухню. И тут возникла проблема. Что бы он ни решил, все равно у него ничего не получилось бы взять с собой. Во-первых, газовая плита у него дома зажигалась от пьезоэлемента, автоматически, когда поворачиваешь ручку включения конфорки. Так что со спичками у него дома было никак, не было спичек. А в связи с тем, что Никитин папа относился к курению категорически отрицательно - и с зажигалкой случился сплошной облом.
   Ладно, над этой проблемой он потом подумает еще. А теперь нужно сообразить, что еще взять с собой.
   Никите хотелось взять в путешествие чуть ли не пол своего дома. Вот, например холодильник ох как бы пригодился со всем его содержимым. А там внутри находился хороший такой шмат соленого сала, коляска копченой колбасы, сырые яйца, молоко в пластиковой бутылке, ряженка. Да, много чего съедобного!
   Тяжело вздохнув, Никита закрыл холодильник. Оттуда он решил ничего не брать, а добывать пропитание по ходу событий. Да и не планировал Никита слишком долго находиться в древних веках. Он рассчитывал попасть в 1194 год, определиться со своим местонахождением, сориентироваться на местности, найти Викторию, спасти ее и благополучно вернуться домой. На все про все по его расчетам, должно уйти примерно полтора суток. А за это время, даже если не питаться, с голоду не умрешь.
   Так, а вот от жажды помереть можно. Только для того, чтобы постоянно вода была под рукой, Никита взял с собой плоскую алюминиевую флягу в кожаном чехле и прикрепленной к нему обычной пеньковой веревкой, в меру длинной, чтобы удобно было флягу носить через плечо. В нее он заранее набрал полтора литра воды и только после этого вышел на улицу, где его давно уже заждались товарищи.
   - И вот в таком виде ты решил побывать в прошлом? - ребята Никиту осмотрели с ног до головы.
   - И что здесь такого? - он не понял удивление товарищей. Ну, подумаешь, одеты на его ногах черные кроссовки, а на теле синие джинсы и джинсовая куртка, под которой виднелась черная футболка.
   - Ты же не на дискотеку собрался, а в 1194 год! Тогда так не одевались, - Тимур оттянул полу курточки друга. - Хорошо еще футболку без рисунка одел. А то, я даже представить себе не могу, что с тобой сделали бы, если увидели у тебя на груди рекламу альбома... да любого альбома 'Арии'. В лучшем случае посчитали бы за колдуна, и сожги на костре.
   А такая футболка была у Никиты. Когда он услышал песню 'Через все времена', она ему очень понравилась. А тут в торговом центре ему на глаза попалась футболка с логотипом того альбома 'Арии', которую Никита купил и даже несколько раз успел поносить, прежде чем случайно не порвал.
   - А что я должен был одеть? - огрызнулся Никита.
   - Ну, что-нибудь более подходящее для той эпохи, - немного подумав, выдал Тимур.
   - Ага, я вот так запросто пойду в павильон 'Мосфильма' и там, в костюмерной скажу: 'Господа хорошие, дайте мне в прокат костюм рыцаря 1194 года!', - с ехидцей произнес Никита.
   - Да ну тебя. Я серьезно, а ты все в шутку переводишь, - немножко обиделся на него Тимур.
   - Кстати, я так и не услышал от тебя, Женька, как нам возвращать Вику? - вспомнил о своем вопросе Никита.
   - Все очень просто, - ответил Евгений. - У меня было изготовлено три браслета возвратника. Третий был запасным. Так что, если ты меня не берешь, то Тимур может смело отправляться вместе с тобой.
   - Понятно, - сказал Никита и посмотрел на своего будущего спутника по перемещению во времени. Тимур был одет в черного цвета толстовку, черные джинсы и кожаные ботинки, тоже черного цвета. А посмотрев, насмешливо задал вопрос:
   - Ну, а ты в каком виде собираешься бродить в 1194 году?
   - Я... - Тимур замешкался с ответом. А на самом деле, что ему одеть?
   - Вот то-то! - подняв верх указательный палец, назидательно, во всяком случае, так ему показалось, произнес Никита. - Сам понятия не имеешь, что на себя напялить, а лезешь со своими советами.
   Вдоль тротуара, по которому шли ребята, за невысокой бронзовой оградкой, росли аккуратно подстриженные кустарники все еще покрытые ярко- зеленой листвой. Хотя, что тут удивительного, на дворе всего лишь 28 сентября, а осень свои права начинает брать только с середины октября. Только тогда частенько льют ливни, листья на деревьях и кустарниках окрашиваться в пестрые цвета, а потом постепенно начинают опадать. Зато сейчас начали поспевать поздние яблоки, такие сочные и ароматные. Эти плодовые деревья росли прямо в парке, где любят гулять родители с малышней. И малыши могут, без стеснения подойти, сорвать, если достанут спелое яблоко с ветки или подобрать, упавшее на зеленый газон. Там, в парке, вообще было множество плодоносящих деревьев, которые с удовольствием сажали местные ботаники. Между прочим, некоторые из сортов были уникальными, потому что подверглись тщательной селекции.
   Вот и дом Евгения появился как-то сразу. Может это случилось всего лишь из-за того, что ребята хотели как можно на дольше растянуть приближение неотвратимого путешествия в неизвестность. Конечно, со стороны могло показаться - вот мол, какие ребята смелые. А на самом деле все это было показное, такое неестественное. Внутри у них каждая жилка трепетала от волнения и может быть еще от такого крохотного, но, тем не менее, страха.
   Ребята под предводительством хозяина коттеджа, прошли в его подвал. Там они сразу же занялись усвоением диалекта, на котором говорили в древней Англии. Для этого Евгений сначала на Никиту, сидящего в мягком кресле, нацепил датчики к вискам и включил какой-то небольшой прибор через свой Лэптоп в порт, которого была воткнута флэшка Степана Никодимовича. Потом такую же процедуру проделал с Тимуром.
   - Ну как? - спросил Евгений, после окончания сеанса экспресс обучения диалекту древней Англии.
   Никита с Тимуром посмотрели друг на друга и неопределенно пожали плечами.
   - Так получилось или нет? - нетерпеливо переспросил Евгений.
   - А все это вообще работает? - Тимур указательным пальцем обвел все приспособления, с помощью которых Евгений пытался впихать нужные знания в головы товарищей.
   - Конечно, работают, - заверил его Евгений. - Папа говорил, этот прибор действует по принципу гипноза, стимулирующего железа внутренний селекции человека...
   - А ты сам его пробовал на себе испытать? - перебил его Тимур.
   - Нет, - честно признался Евгений.
   - Ладно, признаюсь, мне тоже немного не по себе, - начал говорить Никита, понимая, что его друзья продолжают оттягивать неизбежное. - И у вас тоже все это нервное. Но нам хочешь, не хочешь, а по любому придется отправится туда, в далекое прошлое. Так что отступать поздно. И сработал Женькин аппарат или нет, нам станет понятно только тогда, когда мы попадем в прошлое. - Потом он взял свой меч в ножнах, положил его на колени и обратился к Евгению:
   - Ну что, давай начинай переброску в древнюю Англию.
   - Сейчас, - оживился Евгений.
   Но вдруг их остановил Тимур:
   - Постойте!
   - Что еще? - Никита был недоволен возникшей заминкой. - Неужели ты успел передумать?
   - Нет, нет, не передумал! - горячо заверил своего товарища Тимур. - Я вот о чем подумал. Нужно взять с собой какие-нибудь лекарства первой необходимости, так на всякий случай. Там же аптек нет. И что мы будем делать, если, например, у кого-нибудь из нас прихватит живот?
   - А Тимур, между прочим, прав! - согласился с ним Евгений. - Что вы возьмете с собой?
   - В первую очередь бинты, - начал перечислять Тимур. - Потом аспирин, лоперамид обязательно...
   - Постой! - остановил его Евгений. - Ты лучше меня разбираешься в оказании первой помощи, так что пошли, я покажу, где у нас находится домашняя аптечка, а уж лекарства набирай сам.
   Тут он оказался прав, Тимур в последнее время увлекся медициной: читал справочники, ходил на факультативные занятия, так что среди ребят у него было больше всех такого рода опыта.
   - Ладно, идите, только быстрее возвращайтесь, - сказал Никита.
   Друзья удалились из подвала. Правда их не слишком долго не было, всего лишь пять или десять минут, но и это время показалось Никите вечностью. Вскоре ребята появились. Тимур, счастливо улыбаясь, сел в кресло с небольшой кожаной сумкой через плечо, в которой, скорее всего, находились лекарства.
   - Ну что, теперь-то можно отправляться? - поинтересовался Никита.
   - Теперь можно, - согласился с ним Тимур, поглаживая правой ладонью драгоценную сумку.
   - Тогда приступим, - сказал Евгений.
   Он сначала опустил спинки мягких кресел, в положение полулежа, потом начал настраивать какое-то понятное только ему оборудование, при этом нервно, но весьма оживлено разговаривая:
   - Так, вот эти напульсники старайтесь никому там не показывать. И обращайтесь с ними нежно и заботливо, от них зависит ваше возвращение назад. Теперь на счет ваших координат прибытия. Оборудование новое, было использовано только один раз, так что есть вероятность того, что вас немного отклонит от прежней точки высадки. В таком случае придется немного походить. И еще, насчет разных там парадоксов. Мне неизвестно, действуют они на самом деле или нет. Но это не говорит о том, что там, в прошлом можно делать все, что вам захочется. Лучше, на всякий случай, постараться следить за каждым своим шагом и все делать обдумано. Особенно это тебя касается, - Евгений посмотрел на Тимура.
   - Да ладо! - возмутился тот - Я можно сказать - сама осторожность!
   - Старайтесь не слишком влезать в те исторические события, а то кто его знает, вдруг нарушится причинно-следственная связь между событиями и госпожа История полетит в тартарары, - добавил Евгений и после спросил:
   - Вы поняли меня?
   - Поняли, поняли! - раздражено заверил его Тимур. - Давай уж в конце концов, начинай!
   - Все, начинаю, - сообщил Евгений. - Ввожу дату - 10 марта 1194 года. Счастливо, ребята! Удачи вам!
   Сразу подвал заполнил нарастающий гул, потом что-то завибрировало, и появился изумрудный туман, который начал окутывать Никиту и Тимура в плотный кокон.
   За всем этим с любопытством наблюдал Евгений. В прошлый раз все тоже самое, происходило с ним, но так как он сам был объектом эксперимента, момент перехода из одной реальности в другую ему зафиксировать не удалось, слишком все прошло быстро. Зато теперь Евгению открылось во всей красоте портал времени, который бурлил и кружился, как водоворот. Он хотел подойти к изумрудной дымке, попробовать ее на ощупь, даже робко протянул правую руку, но немедленно ее опустил. Нет, так бездумно рисковать нельзя. Вдруг его засосет туда и отправит в неизвестном направлении. И как он будет возвращаться обратно без возвратника? Да и поздно было. Изумрудная дымка успела бесследно испариться, а вместе с ней испарились Никита и Тимур.
  
   ***
  
   Находясь в роли подопытного кролика, Никита забыл у Евгения спросить - что случится с ними после пространственно-временного перехода, а именно, в каком положении они окажутся в 1194году. Он имел виду положения тела. И это было не риторический интерес, а самый насущный. Они сейчас полулежали на мягких креслах. И вот теперь представьте себе - их тела, находящиеся в неестественно расположении координат относительно плоскости земли, оказываются на опушке леса. Что тогда произойдет? Все правильно - неминуемое падение. И хорошо, если местность окажется, покрыта густой травой, которая наверняка смягчит падение и предотвратит получение травм спины. А если кругом окажутся булыжники? Или колючий кустарник крыжовника? Или жгучие заросли крапивы? Или пропасть? Да в любой неблагоприятной для высадки точке координат финал их затеи грозит перерасти из спасательной операции в трагический случай.
   Короче - быть тогда беде!
   Никите казалось, как от этой пугающей мысли его тело покрывается нервным потом, и каждую его клеточку начинает сотрясать мелкая дрожь. Он попытался задать вопрос на эту жизненно важную тему, но не успел. Его и Тимура окутала изумрудная дымка, которая по непонятной причине не позволяла распространяться звуку. Говорить он не мог, слышать тоже. Его сначала окутала абсолютная тишина, а потом наступила тьма.
   Кратковременная тьма. Через мгновение она отступила и вновь появилась изумрудная дымка, но и она вскоре спала, а вместе с этим немаловажным фактом как-то разом появились звуки, те самые звуки, которые невозможно услышать в черте города - жужжание разных летающих насекомых, постоянное шуршание в траве и задорное пение лесных птиц.
   А запахи! Они всей своей сногсшибательной свежестью нахлынули на странных пришельцев, заставляя задышать полной грудью и почувствовать, какой вкусный воздух окружает их.
   - Женька! - успел выкрикнуть Никита и замолчал, потому что понял, что все вокруг него изменилось.
   Привычный подвал в доме Евгения исчез, не было и самого хозяина дома, как не было и Академгородка Светлогорска. Только одно оставалось неизменным - Тимур.
   Неразлучный друг стоял недалеко от него, по пояс в высокой зеленой траве и лицо его выражало неподдельное удивление.
   - У нас получилось! - радостно вырвалось у Никиты.
   Все его страхи как-то сразу ушли в сторону, осталось только удивление. А еще, как настоящий путешественник во времени, Никита в первую очередь оценил обстановку, прежде чем начать что-либо предпринимать.
  
  
   Глава четвертая.
   Где-то в Шервудском лесу.
  
  
   Десятки, а может быть сотни развесистых дубов, с широко раскинутыми ветвями и со своими узловатыми корнями, которые иногда, как огромные черви вылезали из мягкого ковра великолепного дерна, окружали ребят. Они казалось, стояли повсюду, но нет. В некоторых местах к этим величественным деревьям примешивался бук и остролист, а так же высокий кустарник, который в некоторых местах перекрывал лесной проход неприступной стеной.
   - Так, и где заброшенная мощеная дорога, которая приведет нас к нужному нам особняку? - оглядываясь по сторонам, задал вопрос Никита.
   Они находились на большой поляне, освещенной пурпурными лучами восходящего солнца, на небольшой возвышенности, с которой так хорошо открывался вид на окружающий их лес.
   - Промахнулся наш умник, - предположил Тимур. - И теперь мы не знаем, в каком направлении нам двигаться.
   - Он же нас предупреждал, что есть вероятность небольшого отклонения от прежней точки высадки, - напомнил ему Никита. - По всей видимости, это с нами и произошло.
   Он надел через левое правое плечо ножны, взялся за рукоять меча, попробовав, удобно ли его доставать. Убедившись, что все в порядке, направился в сторону одной из просек леса, которые образовывали убегающие вдаль аллеи, устланные изумрудной травой.
   Им нужно найти людей, чтобы расспросить их и определиться, в каком направлении начать свои поиски Виктории. Но пока ребят окружала тишина, нарушаемая переливчатыми криками лесных птиц и сухим поскрипыванием ветвей деревьев, которые терлись друг о друга, обдуваемые легким ветерком.
   Никита пожалел, что не надел кожаные ботинки, как это сделал Тимур. Его кроссовки слегка намокли от травы, густо покрытой хрустально чистыми капельками утреней росы, которая под лучами солнца блестела драгоценными камешками, но в скором времени грозилась испариться, оставив свежесть на траве, как напоминание о себе.
   Если кто-то думает, что идти по лесу так же просто, как и по городскому тротуару, тот сильно ошибается. Здесь среди могучих стволов деревьев, нужно быть постоянно настороже, потому что легко можно поскользнуться, перебираясь через мшистые толстые корни дубов, или подвернуть ногу, не заметив под опавшей прошлогодней листвой небольшую канавку или провалиться в глубокую яму, заросшую высокой травой. И это только малая часть из всех опасностей, которые подстерегают тебя в лесу.
   Так ребята шли по просеке, надеясь на встречу с местными аборигенами, и даже не подозревали, что она вскоре состоится.
   Гомон галок слышан был издалека. Он оглашал лесную округу как раз оттуда, куда направлялись ребята. Потом, в той же стороне послышались человеческие голоса пока что приглушенные расстоянием, но все равно можно было понять, что разговор велся на повышенных тонах.
   Никита с Тимуром переглянулись и бодрым шагом поторопились к аборигенам, которых скрывал высокий кустарник терновника, росшим вдоль тракта. Что именно был это тракт, можно с легкостью определить по колее, выдолбленной многочисленными колесами телег или карет или какого-нибудь другого транспортного средства с лошадиной тяговой силой, так как в то время, других средств для передвижения, не существовало.
   Как раз об этом подумал Тимур и представил, как вдруг по какой-то непонятной причине, здесь появились двигатели внутреннего движения. И вот по накатанной дороге, на мощном мотоцикле, извергающем оглушительный рев, мчится средневековый рыцарь в доспехах и с копьем на руле. Такая утопическая картина вызвала невольный смешок у Тимура.
   Никита посмотрел на него, но ничего не сказал, да и не было времени, они как раз успели приблизиться к шумному месту на достаточное расстояние, чтобы понять по разговору, там происходить что-то неладное.
   Дальше ребятам пришлось перемещаться чуть ли не на цыпочках вдоль густых зарослей терновника, пока им не удалось обнаружить прогалину, через которую мальчики стали наблюдать интересную картину.
   Прямо поперек широкого тракта валялся ствол срубленного дерева, не слишком толстого, но достаточного, чтобы перекрыть проезжую часть дороги, так сказать первобытный шлагбаум, который легко можно убрать в сторону.
   Возле поваленного дерева стояли два человека и, судя по их одежки, они не принадлежали к знатному роду.
   Старший из них, с каштановой короткой бородой и с такого же цвета длинными жирными лохмами ниже плеч, облокотившись на угрожающего вида дубину, щербато ухмылялся. Одет он был весьма экстравагантно, если судить по современным меркам, но для данной эпохи все это выглядело естественно, как дуновение свежего ветерка.
   Кожаная куртка грубой выделки, имеющая широкий ворот, надевалась через голову и защищала хозяина от шеи до колен от всех превратностей судьбы. А чтобы куртка плотно прилегала к телу, ее перетягивал широкий кожаный пояс с начищенной медной бляхой, а в него был, засунут приличных размеров тесак с костяной рукоятью, которым впору рубить говядину или свинину или баранину на прилавке у мясника. Ноги старшего незнакомца, на показ выставляющего отсутствие пару передних зубов, которые, по всей видимости, были благополучно утеряны посреди очередной веселой потасовке, оказались обуты в какие-то коротенькие сапожки с остроносыми мысками. И это казалось странным. Если бы его ноги оказались обутыми в башмаки, более похожими на сандалии с узкими ремнями, обвивающими икры, это было бы более привычным. Конечно, если только сапоги подходящего размера не сняты с чьей-то чужой ноги.
   Возле первого персонажа находился его подельник лет так на пять младше, но, как ни странно выше ростом. Вот его ноги, как и положено, были обуты в сандалии с узкими ремнями, зато куртка, подпоясанная широким ремнем, на котором висели с одной стороны рог, а с другой - сумка, казалась намного лучше выделанной, но с чужого плеча, к тому же из-за большего размера она висела мешковато. Да и вообще такому на вид бродяге подобные вещи не по карману, особенно меч, который потешно смотрелся в неумелых руках.
   - Вы, святой отец, конечно же, духовная особа, привыкшая наставлять души грешные на путь истинный и непогрешимый... - немного шепелявя, говорил старший незнакомец, при этом барабаня пальцами правой руки по оголовью устрашающей дубины. А слова его были обращены для еще двух персонажей, стоящих напротив первых двух незнакомцев разбойничьей внешности.
   Один из людей с противоположной стороны, как уже всем стало ясно, оказался духовным лицом.
   Одежка, прикрывавшая тучное тело святого отца, была изготовлена из дорогого сукна, а поверх нее был накинут плащ с капюшоном, который в данный момент был, откинут назад. Кожаные сапожки, пригнанные точно по ноге, хмурый взор, лукавых глаз, мало говорящий о смирении, все это указывало на человека имеющего вес в обществе и привыкшего повелевать, а не пресмыкаться перед первым встречным. Ну а как же иначе, он - глас божий! Ни больше, ни меньше. Остальные же все рабы божьи, созданные для ублажения всевышнего своими дарами, и чем крупнее дары, тем больше шансов, что бог прислушается к мольбе и кто его знает, вполне возможно, сбудутся чаяния молящегося.
   Так вот, этот так сказать глас божий, восседал на муле, сбруя которого была богато украшена, а уздечка увешена серебряными колокольчиками.
   Его же юный спутник был более похож на молодого служку, одетого в грубый домотканый балахон до самых пят. Да и на ногах у него место удобных кожаных сапожек находились обычные башмаки, более похожими на сандалии с узкими ремнями, обвивающими икры, как у второго разбойника. Из вещей у юного спутника святого отца была только холщевая сумка, перекинутая длиной лямкой через правое плечо, да фляга, повисшая с другой стороны тела.
   - ...и смирено выслушивать покаяния из наших уст, - продолжал шепелявить старший разбойник. - И мы готовы поступить, как велят нам поступать в Святом писанье. Помните, святой отец: 'Поделись с ближнем своим, и тебе стократ воздаться'.
   - Тебе ли наставлять других, богохульник! - сверкая гроз очами, выкрикнул святой отец.
  
   Ребята, затаившиеся в густом кустарнике, переглянулись.
   - Получилось! - радостно улыбаясь, прошептал Тимур.
   - Я не сомневался, что Женька нас не подведет, - так же шепотом, произнес Никита.
   Да, у них все получилось. Как и обещал Евгений, они попали в прошлое и к тому же с помощью его аппарата, быстро обучившего понимать местное наречие, им не приходится гадать, о чем говорят древние аборигены.
  
   - Но, как я вижу, вы, святой отец, еще душой не прониклись в суть этих благочестивых строк и поэтому я с удовольствием продолжу, - ничуть не смущаясь, ответил старший разбойник. - 'Поскольку ближний ваш, готов согрешить, не прислушиваясь ко всем твоим увещаниям, то стоит помочь ему избежать грехопадения. Ибо сим поступком ты позаботишься о его заблудшей душе и уменьшишь количество грехов его, с коими ему придется встать на Страшном суде. Ведь жадность и алчность - страшный грех перед Богом. И богатый стократ виновен лишь в том, что вводит нищего брата своего в грех воровства или грабежа, не помогая ему добровольно'.
   - Тут ты ошибаешься, нахал! - выкрикнул святой отец. - Перед тобой не какой-то там богатей, привыкший возить с собой мошну набитую золотом, а обычный служитель церкви!
   - Нет, святой отец, как раз в этом я не ошибся, - усмехнулся разбойник. - Истинно верующий, сейчас бы свернул за полмили отсюда на лесную тропинку, ведущую прямехонько до пустынной пещеры у скалы Мудрецов, где благочестивый отшельник приютил бы вас, святой отец, в аскетической обстановке и разделил с вами вечерние молитвы под скромный постный ужин. А вы поехали прямо, направляясь к замку достопочтенного Бенджамина Стока, мечтая попасть ровно на вечерю сытную трапезу и мягкие постели, боясь отлежать свои бока на жутко неудобных камнях в сырой и пустынной пещере.
   - Преподобный Антонио! - с мольбой произнес его молодой спутник. - Не перечьте разбойникам, делайте, что они скажут!
   - Не тревожься, Джон. С подобными людьми я умею общаться, - заверил трясущегося от страха спутника святой отец. - Если эти заблудшие души с детства не приучены к вежливости, то я живо в них ее вколочу.
   Под свои слова святой отец, невзирая на свою тучность, ловко соскочил со спокойно стоящего мула и взял в руки длинный посох, который был приторочен к седлу, после чего ничуть не страшась, уверенным шагом направился в сторону двух разбойников.
   - Преподобный, не делайте это! - выкрикнул молодой спутник святого отца и спрятался в ближайшем кустарнике.
   - Вот видите, святой отец, вы даже не прислушались к благоразумному совету своего спутника, - ничуть не испугавшись надвигающегося на него преподобного Антонио, весело произнес старший разбойник. - Так что, не обессудь, святой отец, но по деяниям вашим видно - не больно-то стремитесь вы попасть в Царство божье. А мы, как истинно верующие, обязаны помочь вам всеми силами, дабы позаботиться о вашем благочестии и не дать согрешить перед богом и перед совестью своей.
   И тут из засады появился еще один персонаж, одетый так же, как молодой разбойник, и только одно было различие у них, место меча он держал тисовый лук со стрелой, наложенной на тетиву.
  
   Ребята поняли, что пора вмешаться, пока столкновение не довело до кровопролития. Но на какую сторону им встать?
   - Никит, как ты думаешь, это люди Робин Гуда? - спросил Тимур.
   - Ты реальность с книжкой не путай, - ответил Никита. - Робин Гуд это собирательный образ легенд. А на счет данных персонажей, как мне кажется, они обычные разбойники.
   - Судя по речи старшего разбойника - не слишком обычные, - засомневался Тимур.
   - Ну, пусть необычные, - согласился с ним Никита. - Все равно, грабить путников в лесу не очень хорошо выглядит с их стороны.
   Потом он прижал указательный палец к губам, заставляя замолчать своего спутника. А сам, выхватив меч из ножен, медленно прокрался к лучнику, чье внимание было сосредоточено только на святом отце. Благо тот находился рядышком с кустарником, поэтому Никите удалось незаметно зайти за спину разбойника. А дальше события поскакали вскачь.
   Никита, используя навершие меча, удачно приложил им лучника по темечку, и когда тот, как подкошенный свалился на землю, набросился на парня с клинком. А святой отец, ловко орудуя своим длинным посохом, обрушил град ударов на шепелявого разбойника, который был несказанно удивлен третьей вмешавшейся силой, и поэтому защищался вяло, а получив несколько внушительных тумаков, вообще трусливо бежал с поля боя, как и его юный напарник. Тот тоже предпочел бегство, яростному поединку с более опытным бойцом, особенно, когда увидал, что к тому спешит на помощь товарищ.
   И вот уже возле поваленного дерева остались стоять святой отец и двое друзей. Они насторожено осмотрелись, но еще противников, желающих напасть на храбрецов, поблизости не наблюдалось.
   Преподобный Антонио внимательно посмотрел на ребят. Они казались ему какими-то не такими, не похожими на всех остальных, доселе виданных. Странная одежка, обувка невиданная, а сам вид. Сразу видно по лицу и по рукам - у обоих ребят течет благородная кровь. Да и по мастерству владения мечом, первый юноша более походил на рыцаря, вот только без коня и доспехов. Но как раз в этом ничего удивительного не было. Не всем благородным рыцарям выпала удача разбогатеть в землях обетованных или на родной земле. Вот только не похожи они на странствующих рыцарей, хотя имели соответствующий загар. И еще что-то было в юношах такое, особенное, как будто они можно сказать не из мира сего. Но кто же тогда они такие?
   - Доброго дня вам, доблестный рыцарь и ваш не менее доблестный спутник! - после недолгого молчания подал голос преподобный Антонио. - Не пожелаете ли назвать себя, чтобы знать в честь кого мне воздать хвалебные речи за такое чудесное спасение?
   - Ник, - назвал себя Никита. - А это мой оруженосец Тим, он, кстати, заодно и лекарь.
   - Я, Преподобный Антонио, из монастыря 'Святой троицы', от имени нашей священный церкви, благодарю тебя, доблестный рыцарь Ник, и тебя благородный оруженосец Тим, за своевременную помощь, - произнес святой отец. Он хотел еще что-то сказать, но внимание ребят привлекло тихое бормотание в глубине близ лежащих кустов:
  
   - Тут доблестный рыцарь Ник,
   Из зарослей вдруг возник.
   Он вытащил меч, и начал им сеч,
   Налево, направо врага.
  
   - Это Сайрес - странствующий менестрель, - объяснил преподобный Антонио. - Эй, Сайрес, опасность давно уж миновала, так что, не бойся, вылезай из кустов.
   - А я и не боюсь, - раздался бодрый голос Сайреса и вскоре он появился сам, выбравшись из своего убежища.
   - Неплохой парень, только слегка наивный. У него заветная мечта - стать бардом, чьи песни знают в каждом, даже удаленном уголке Англии, - по секрету сообщил преподобный Антонио, пока объект обсуждения добирался до людей, стоящих на дороге. - И вот, когда он узнал... где это было? Кажется в двадцати милях отсюда, в небольшой деревушке, расположенной возле тракта, ведущего к замку Бенджамина Стока. Верно, именно там я остановился, чтобы немного перекусить. И вот, когда этот малый узнал, что я направляюсь на рыцарский турнир, победитель которого обязан отправиться спасать спящую принцессу, которая оказалась в плену у злобных гномов, он решил непременно последовать за мной, чтобы увязаться за победителем рыцарского турнира и описать в своей новой балладе его многочисленные подвиги.
   - Спящая принцесса? - удивлено в один голос переспросили ребята.
   - Верно, спящая принцесса, - подтвердил Сайрес, который уже успел подойти к остальным. - Разве вы не слышали про нее занимательную историю, полную таинства и можно сказать волшебства?
   - Знаешь ли, мы прибыли издалека, можно сказать с другого конца света, - сказал Никита.
   - А откуда, если это не секрет? - поинтересовался Сайрес.
   - Из Кимерии, - Никита ответил первым подвернувшимся названием и сразу, пока не стали у них узнавать подробности местонахождения этой страной страны, задал свой вопрос:
   - И что там такого занимательного в истории про спящую принцессу?
   - О! сейчас я вам ее поведаю! - радостно воскликнул Сайрес.
   - Поведаешь, обязательно поведаешь, - заверил его преподобный Антонио, - но сначала потрудись, убрать дерево с дороги.
   Сайрес безропотно подчинился, а ребята поторопились помочь ему, потому что дерево было тяжелое, и провозился бы с ним незадачливый странствующий менестрель до захода солнца. Втроем же они быстро управились; освободили дорогу и пустились в путь.
   - Эта история началась, как только дровосек - Ирвин Блейк отправился погостить к своему кузену, живущему в небольшой деревеньки на краю нашего графства, где-то в лесной глуши, - начал говорить Сайрес.
   - Не где-то в лесной глуши, а на берегу 'Черного озера', - поправил его преподобный Антонио.
   - Так вот, - не обращая внимания на замечание старшего спутника, Сайрес продолжил свой рассказ. - Хот и был Ирвин Блейк дровосеком и знал все тропки в лесу, как свои пять пальцев, но все же умудрился он там заплутать. Когда спросили у него - как так получилось? Он ответил - лесные духи застлали ему взор своим злобным волшебством и запутали так, что ему пришлось место привычного тракта, ведущего прямиком к дому кузена, брести по мрачным лесным тропам, по которым не ступала нога человеческая, а лишь одно зверье...
   Дальше, со слов Сайреса, незадачливый дровосек набрел на заброшенный особняк, стоящий прямо в лесной глуши. Все тропки и наезженные дороги оказались там заросшими травой. Сад неухожен, а потому многие деревья имели засохшие ветки, которые, как остовы скелета выделялись на зеленом фоне листвы. Сам дом, выстроенный в два этажа, с витражными окнами, казался безжизненным, но в тоже время, что-то пугающее таилось, там внутри. То, что невидно взору казалось страшнее, чем видимая опасность, потому что тебе неизвестно, именно с чем тебе придется столкнуться. И все же, невзирая на грозящую опасность невидимого врага, Ирвин Блейк решил заглянуть в заброшенный особняк.
   Надо сказать, тут даже не было понятно или дровосек был до безрассудства храбр или до безумия глуп, а может быть во всем виновата обычная алчность? Ведь в заброшенном особняке могли обитать призраки или что-нибудь похуже, например - злобные тролли, погубившие хозяев дома, но в тоже время там могут храниться сокровища, которые пока что никто не смог обнаружить. И вот эта последняя мысль способна была подтолкнуть дровосека плюнуть на осторожность и попытаться счастья.
   Осторожно пробираясь через высокую траву, Ирвин Блейк прокрался к каменной стене и заглянул в окно, которое гостеприимно было открыто. Помещение, по здравому смыслу, должно было быть пустым и полностью покрыто призрачными сумерками, но перед Ирвином открылась совершено противоположная картина. Зал оказалось неплохо освещено каким-то колдовским способом. А именно, посреди помещения, стоял хрустальный прямоугольный короб с мягкими овальными гранями и из его нутра, там, где находилась спящая принцесса невообразимой сказочной красоты, исходил мягкий белый свет, окутывающий собой каждый уголок весьма просторного помещения.
   - Дьявол меня подери! - эмоционально выкрикнул Сайрес.
   - Не богохульствуй, сын мой, - укоризненно произнес преподобный Антонио.
   - Я глубоко сожалею о непотребном слове, - быстро произнес Сайрес. Он как будто отмахнулся от преподобного Антонио, как от назойливой мухи, и сразу переключил свое внимание на ребят:
   - Вы только представьте, благородный рыцарь Ник, и ваш не менее благородный спутник - оруженосец Тим! В этом весьма просторном помещении ни зажженных свечей, ни факелов, коптящих стены нигде не наблюдалось!
   Ребята переглянулись. Неужели им удалось обнаружить местонахождение Виктории?
   Так вот, как рассказал Сайрес, дальше события развивались так.
   Неописуемая красота принцессы привлекла Ирвина Блейка и он, совершено позабыв об осторожности, решил влезть в помещение через открытое окно. В его голове уже сложились радужные планы: получить вознаграждение после спасения благородной особы, возможно деньгами или титулом, конечно при благоприятных обстоятельствах желательно рассчитывать на то и другое, чтобы уж точно не остаться внакладе.
   И вот, уже ощущая тяжесть звонких монет в воображаемом денежном мешочке, Ирвин Блейк уже собрался спрыгнуть на пыльный пол просторного зала, как посторонний шум привлек его внимание и заставил затаиться на время, притворившись каменным истуканом, который каким-то невообразимым образом самостоятельно забрался на широкий подоконник.
   Но вошедших бородатых гномов, оказалось не так просто обмануть. Они сразу заметили Ирвина Блейка и бросились за ним в погоню, размахивая огромными острыми секирами, которые могли с одного маха срубить самый толстый ствол дуба или, как обычную соломинку разрубить надвое массивную наковальню в кузнице Малыша-Джона. Этих злобных бестий было то ли шесть, толи семь. Точно, там было семь гномов, готовых догнать и покарать непрошеного гостя. К счастью Ирвина Блейка эти коротконогое дьявольское отродье, хоть и обладало не дюжей силой, но бегать толком не умело. Только поэтому дровосеку посчастливилось уйти от погони живым.
   И вот теперь, узнав про спящую принцессу, возле стен славного города Ашби собралось множество храбрых рыцарей, которые ждут начала турнира. На этом состязании будет выявлен самый главный претендент, который отправится со своим оруженосцем спасать спящую принцессу.
   И вот так, за разговором, ребята в сопровождении преподобного Антонио и словоохотливого паренька Сайреса шли по проторенной тропе, которая, как им казалось, слишком сильно углублялась в самую чащу леса. Она пересекала несколько ручьев с топкими берегами. И тут Никиту, да и Тимура немного удивило там отсутствие каких-либо мостов или хотя бы настилов, помогающих переправиться путникам через водную преграду. Ведь они полагали, что британцы, как наследники римской империи обязаны были следить за дорогами и регулярно приводить их в порядок. Нет, не следили, не приводили, считая, кому нужно, тот найдет брод и переправится так, без моста. Вот поэтому нашим ребятам приходилось искать безопасный брод и там переправляться.
   После очередной такой переправы они вышли на широкую просеку, которая выходила к большому неуклюжему зданию с несколькими внутренними дворами и оградами.
   - Вот он - замок достопочтенного Бенджамина Стока! - радостно воскликнул преподобный Антонио.
   - Какой он огромный! - восхитился Сайрес.
   Только ребята промолчали.
   Если честно сказать, они были весьма разочарованы. По их мнению - каждый порядочный хозяин средневекового замка обязан был обнести свое жилище высокой каменой стеной с защищенными зубчатыми башнями. А тут какой-то дачный домик с хозяйственными постройками. Да что там говорить некоторые загородные дачные строения будут намного просторней и надежней, чем это убогое жилище. Хорошо, хоть хозяин обеспокоился безопасностью своего пристанища, но в эти смутные времена по-другому мыслить нельзя, или все постройки вмиг разграбят, а потом предадут огню. Вот поэтому хозяин этого убогого жилища озаботился хоть какой-то его защитой.
   Во-первых, вокруг него был вырыт глубокий ров, наполненный водой из соседней речки. Во-вторых, по обеим сторонам этого рва проходил двойной частокол из заостренных бревен. Благо в соседнем лесу было достаточно для строительства этого оборонительного сооружения. С восточной стороны виднелись ворота в ограде и подъемный мост, без которого весьма затруднительно попасть к воротам внутренней ограды. По бокам ворот, находились особые выступы. Они при необходимости позволяли защитникам этого неказистого жилища обстреливать противника, рискнувшего посягнуть на хозяйское добро, перекрестным огнем из луков и пращей.
   Все это рассмотрели ребята, когда по натоптанной грунтовой дороге шли к так называемому замку Бенджамина Стока.
   Мост через ров был гостеприимно спущен, а вот входные ворота оказались наглухо закрыты. Возле них путники остановились.
   По привычке Никита начал выглядывать кнопку электрического звонка, чтобы звонким сигналом оповестить хозяев о своем присутствии, но такового нигде не обнаружил.
   Тем же самым занимался и Тимур, а не найдя данного приспособления уже хотел спросить многоуважаемого преподобного Антонио, как поступить дальше, ведь не стоять же им здесь до посинения, в ожидании пока их заметят. Но Сайрес своими действиями дал ответ на незаданный вопрос. Он достал из походной сумы небольшой рог и незамедлительно затрубил в него.
  
  
  
   Глава пятая.
   Замок Бенджамина Стока.
  
  
   Теперь оставалось только ждать, пока не появятся слуги и не откроют ворота, но почему-то никто не торопился приходить. Сайресу даже пришлось трубить еще три раза, когда, наконец, в воротах открылось маленькое оконце, и через него послышался заспанный мужской голос:
   - Достопочтимый Бенджамин Сток желает знать, кто решился его побеспокоить, в сей неурочный час?
   - Сообщи своему господину, перед воротами стоит преподобный Антонио из монастыря 'Святой троицы' со своими спутниками - благородным рыцарем Ником из далекой страны Кимерии, он путешествует с оруженосцем Тимом. А так же с нами странствующий менестрель Сайрес, чей голос может согреть душу в самый студеный день, - ответил преподобный Антонио.
   Окошко закрылось.
   Никита с Тимуром в недоумении переглянулись. Они вначале не могли понять причины задержки ответа, ведь в их эпохе, в мире продвинутых коммуникаций такой простой вопрос - впускать или не впускать на охраняемый объект можно решить в течении пары секунд. Здесь же на все это ушло в районе получаса, так что пока открылись ворота, пока они вошли во двор, на улице уже начали сгущаться сумерки.
   М-да, это уж точно не их сверхскоростной продвинутый век, здесь все делается с медлительностью улитки, и что самое главное, к этому неторопливому темпу им придется привыкать, что сделать весьма затруднительно, если учесть темпераментные характеры ребят.
   Через двор, застроенный хозяйственными сараями, в сопровождении слуги, путники прошли в жилище хозяина замка, минули одну из створчатых дверей и оказались в низком, но просторном зале, где место потолка виднелись перекладины и стропила, которые удерживали на себе грубый тес и тростник.
   В отдаленных концах зала находились огромные очаги, построенные косорукими печниками. Поэтому большая часть дыма, место того чтобы беспрепятственно коптить чистое небо, оставалось в помещении, оставляя после себя глянцевые корки сажи на бревенчатых стропилах. Эти корки, если сильно не присматриваться, были похожи на ровный лаковый слой черного цвета и придавали помещению свой своеобразный шарм, свою, так сказать, пещерную изюминку, которую навряд ли, встретишь в современном мире.
   Прямо посереди зала стоял стол, сколоченный из грубых, плохо обструганных дубовых досок. И прямо на них, без каких либо там белоснежных скатертей, находилась вечерняя трапеза для не слишком важных гостей хозяина замка, а так же для челяди и простолюдинов, которая состояла в основном из кусков прожаренного на вертеле мяса и нарубленного большими кусками. Так же там находились кувшины с разбавленным водой вином, каравай выпеченного хлеба и разная огородная зелень.
   Сам же хозяин замка восседал на крепком стуле, который стоял возле главного стола, стоящего, на своего рода, небольшом помосте. Этот помост, а так же весь пол зала был изготовлен из глины вперемешку с известью и поэтому выглядел каким-то неказистым, не подобающим для помещения богатого господина, владеющего замком и обширными лесными угодьями, у которого полы обязательно должны быть изготовлены из мраморных мозаичных плит.
   Возле хозяина сидела его дородная жена и дочь. Оба были бледны на лицо, как будто недавно объелись поганок, да и физиономии выражали всего лишь толику любопытства с большой долей заносчивости, более присущей особам королевских кровей. Их взгляды были устремлены в сторону пришедших гостей, как на артистов театральной труппы, решивших показать на сцене новый спектакль.
   А что, хоть какое-то развлечение на ночь глядя.
   Сами же гости остановились посреди зала.
   - Приветствую вас, благородный сэр Бенджамин, - преподобный Антонио взял вступительную речь в свои руки, когда заметил, как Никита с Тимуром с любопытством рассматривает стены зала, где были развешаны различные принадлежности для охоты и боевое вооружение. - Слухи о вашей щедрости и благородстве уже давно разошлись так далеко, что успели выйти за пределы ваших обширных угодий и дошли до наших ушей. Поэтому мы решили не останавливаться на ночевку где-то в лесу под открытым небом, где легко можно стать невольной жертвой коварных разбойников, а поспешили до наступления ночи добраться до неприступных стен вашего замечательного замка.
   - Неужели, благородные господа, по нашим дорогам до сих пор шастают эти негодяи? - услышав про разбойников, поинтересовался Бенджамин.
   - О да, ваша милость, - ответил преподобный Антонио. - И только вовремя подоспевшая помощь в лице этого благородного рыцаря Ника с его оруженосцем Тимом, прибывшего путешествовать по нашим неспокойным краям из далекой страны Кимерии, избавила нас от трагических злоключений. В противно случае, возможно, все могло закончиться плачевно для меня и для моего спутника - менестреля Сайреса.
   При упоминании каждого из лиц, преподобный Антонио указывал на них перстом правой руки, чтобы хозяин замка мог знать, кто перед ним находится.
   - Я рад видеть вас в полном здравии, - сказал Бенджамин, с любопытством рассматривая Никиту и Тимура. - А так же с удовольствием приглашаю вас к столу, чтобы вы могли в полной мере насладиться моей скромной трапезой.
   Хозяин замка указал на стулья рядом с собой. По всей видимости, ему не терпелось услышать от первоисточника о таинственной стране Кимерии, о которой он услышал впервые. Только ради этого Бенджамин пригласил гостей к столу, который находился поперек почетного помоста и был накрыт дорогой красной скатертью.
   - Благодарим, ваша милость! - ответил преподобный Антонио.
   Гости неторопливо подошли к хозяйскому столу, и расселись по свободным стульям.
   Ребята сразу начали взглядом искать столовые принадлежности; тарелки, вилки, ложки, ножи. Тарелки, конечно же, на столе находились, но они были наполнены снедью, предназначенной для общего пользования, а вот остальное перечисленное напрочь отсутствовало. И это никого из присутствующих не смущало. Хозяева и гости хватали руками куски мяса, отламывали ломти хлеба и с жадностью поглощали и то и другое, потом, не церемонясь, наливали из глиняных кувшинов в оловянные бокалы разбавленное вино и такой же жадностью вливали его в себя, как будто несколько суток страдали от жажды.
   Надо сказать, свежий воздух и длительная прогулка по лесным дорогам помогла в значительной степени поднять аппетит у ребят. И они, невзирая на отсутствие столовых принадлежностей, немедленно приступили к вечерней трапезе.
   Хлеб на удивление оказался свежим и душистым, как будто его только вытащили из печи. А вот мясо было жестким, к тому же плохо прожаренным, поэтому оно более походило на резиновую жвачку, которое не укусишь, а если и удаться его прожевать, то оно обязательно застрянет между зубов и будет там мешаться до тех пор, пока ты его оттуда не выковыряешь.
   Разбавленное вино ребята пить не стали, а попросили расторопных слуг принести им колодезной воды. Те с удивлением выполнили их просьбу, посчитав необычных гостей мягко сказано - странными. Ведь по их понятию, только сумасшедшие откажутся от дармового хоть и разбавленного, но все же вина.
   Но вот трапеза подошла к финалу.
   Сытно рыгнув, Бенджамин Сток отхлебнул вина из бокала и задал вопрос, обращаясь к Никите:
   - И так, доблестный рыцарь Ник, не соизволите ли нас просветить, где находится ваша доселе нам незнакомая страна - Кимерия?
   - Ваша милость, территория нашей родной Кимерии распласталась на много тысяч миль, - охотно ответил Никита. - И если вы захотели бы ее пересечь, хоть вдоль, хоть поперек, вам пришлось бы потратить не менее трех лет, чтобы увидеть все прелести нашей необъятной страны. Вы только представьте, сколь разная природа находится там. В южных краях можно встретить тропические растения, такие, как например пальмы, растущие и зеленеющие круглый год, и в то же время, на далеком севере, возле Ледяного океана, кроме карликовых кустов, стелящихся к земле, да моха, больше ничего не способно прорастать.
   - И богато вы живете? - продолжал расспрашивать хозяин замка.
   - Не жалуемся, - пожал плечами Никита. - Во всяком случае, не в хибарах живем, а в полнее добротных домах.
   - А как вашего короля величать?
   - Конан - непобедимый, - на полном серьезе ответил Никита.
   От услышанного Тимур едва не поперхнулся водой, которой решил промочить горло. И только кашель сумел сдержать его смех.
   - Неужели так и непобедим? - усомнился хозяин замка.
   - Верно, ваша милость, он непобедим, - подтвердил Никита. Он заботливо постучал ладонью по спине товарища и когда тот со слезами на глазах перестал кашлять, продолжил говорить:
   - За счет своих воинов, которые являются прекрасными бойцами. Все они высокие, стройные, сильные, выносливые и многие из них доживают до глубокой старости. Потому что у нас преимущественно суровый климат, с зимними жесткими морозами, которым регулярно подвергаются наши воины. Они закаляют их организм. А частью сырая, частью слегка подваренная пища, которая у наших воинов почти всегда в изобилии, и физические упражнения, от которых они не уклоняются почти ни на один день невзирая ни на жару, ни на холод придают их телам ловкость и проворство. И эти непрекращающиеся ни на день занятия, оттачивающие до совершенства боевые навыки наших воинов, дают им преимущество в силе, здоровье и выносливости перед любым противником. Наши воины храбры и когда враг превосходит их по численности, они меньше боятся смерти, чем трусости. А ум и смекалка! Я прав, Тим?
   - Истину глаголете, доблестный рыцарь Ник, - подтвердил Тимур. - Вот хотя бы взять такой пример. Когда ряды противника, ощетинившись копьями, стоят плотным строем, тогда наши воины применяют истинно необычный тактический ход. Из их задних рядов вдруг взлетали воины, пролетали над головами противника и опускались в их тылу. Противник, зажатый с двух сторон, быстро сдавался на милость нашим воинам.
   - Они что же, у вас колдуны? - перекрестившись, задал вопрос преподобный Антонио.
   - Почему вы так подумали? - поинтересовался Тимур.
   - Только колдунам и ведьмам под силу парить высоко в воздухе, - в очередной раз, освятив себя крестом, ответил преподобный Антонио.
   - О нет, они обычные натренированные воины, - успокоил его Тимур.
   - Тогда, как у них, получается, парить в воздухе? - спросил преподобный Антонио.
   - Это, конечно, большая военная тайна, но все же я вам по секрету ее поведаю, правда, с одним условием, - сказал Тимур.
   Все присутствующие подались вперед, с нетерпением ожидая раскрытия самой невероятной тайны - применения левитации без какой-либо колдовской помощи.
   - С каким условием? - наконец не выдержал и поинтересовался хозяин замка.
   - То, что вы этот секрет больше никому не расскажите, - сказал Тимур. - Обещаете?
   - Обещаем, - сказали все присутствующие.
   - Во время боя, наши воины используют необычный тактический прием, - почему-то шепотом произнес Тимур, и поэтому всем присутствующим пришлось невольно поддаться в его сторону, чтобы расслышать, о чем он говорит:
   - Самые ловкие из наших бойцов прыгают на древко копья, которое держат два воина. Те раскачивают копье, оно пружинит, и наши бойцы взлетают в воздух до двадцати-сорока метров. Это своеобразные копья-батуты, а вовсе не магия, как вы, милостивые судари, могли подумать.
   - И вы, сэр Ник, как раз являетесь одним из тех ловких воинов? - поинтересовался Бенджамин Сток.
   - Ну что вы, ваша милость, - скромно ответил Никита. - У меня даже крупицы нет той ловкости и умения. Я ведь всего лишь мирный странник, жаждущий познать непознанное.
   - Ах, мой юный друг, скромность в наш век товар весьма редкий, можно сказать - штучный, - одобрительно произнес хозяин замка. - Но, тем не менее, неспроста появились вы в наших краях накануне рыцарского турнира. Не правда ли, сэр Ник?
   - Все верно, ваша милость, - ответил Никита. - До наших краев дошли слухи о вашей стране, полной чудес. И знаете, не буду лукавить, сначала они казались похожими на волшебство из древних легенд, которые, скорее всего, окажется чьим-то вымыслом. Знаете, ваша милость, загадки и тайны, особенно невероятные и непостижимые, всегда будоражили мой пытливый ум. И тут представьте себе, до наших ушей доходит рассказ о дровосеке Ирвине Блейке, полный загадочности и волшебства. Разве мы могли пройти мимо? О нет, мой разум в замешательстве от подобной загадки. Он требует во, чтобы то ни стало, увидеть это чудо.
   - Но только победитель рыцарского турнира достоин, совершить сей подвиг, - напомнил Никите Бенджамин Сток.
   - Если для этого нужно победить, я одержу победу, - сказал Никита. - Но здесь мне понадобится, ваша милость, с вашей стороны небольшое содействие.
   - Вы имеете в виду лошадь и доспехи? - Бенджамин Сток задал закономерный вопрос.
   - Вот именно, - подтвердил его догадку Никита. - Видите ли, мы путешествуем налегке, а приобретение всего необходимого для рыцарского турнира, как вы понимаете, займет слишком много времени.
   - Что ж, я готов предоставить вам все необходимое, но только с одним условием, - сказал Бенджамин Сток.
   - С каким? - поинтересовался Никита.
   - На турнир вы - благородный рыцарь Ник, выйдите под моим родовым гербом, - выложил свое условие Бенджамин Сток.
   - Я согласен, - сказал Никита.
   После решения такого важного вопроса, они поговорили еще на некоторые темы, интересующие хозяина замка. Никита с Тимуром на полную включили свою фантазию и насочиняли таких интересных баек про выдуманную ими страну, что все присутствующие слушали их с открытыми ртами.
   Потом разговор переключился на преподобного Антонио.
   История святого отца оказалась не менее увлекательной. Оказалось, до недавнего времени он находился в пределах далекой и загадочной Палестины, где так яростно сражались рыцари крестового похода с непокорными аборигенами. Пару раз он даже чуть не попал в плен к арабам, но по воле бога, а так же благодаря своему проворству и отменой храбрости, ему удалось избежать мучений в рабстве вдалеке от родины.
   Ох уж эти религиозные войны. Никита с Тимуром прекрасно помнили по урокам истории, как религиозные фанатики превращали в ад жизнь других людей, как те же 'доблестные рыцари' крестовых походов свои грабежи оправдывали разными надуманными религиозными мотивами.
   В перерывах между разговорами менестрель Сайрес исполнил несколько баллад, воспевающих доблесть рыцарей. Кстати, голос у него оказался приличный, да и песенки были со смыслом. Так что все слушали Сайреса внимательно, а хозяин в благодарность за бесплатный концерт, заставлял своих слуг держать бокал менестреля постоянно полным.
   Но тем временем, ужин постепенно подошел к заключительной фазе.
   Достопочтимый Бенджамин Сток, как гостеприимный хозяин, предоставил своим гостям отдельные апартаменты.
   В сопровождении слуги, который освещал дорогу зажженным факелом, Никита и Тимур, брели по запутанным проходам большого дома, более похожего на путаные лабиринты форда 'Байярд', потом минули небольшой коридор, поднялись по лестнице, сложенной из обтесанных дубовых бревен и попали в отведенную им комнату.
   Пока слуга зажигал свечи, ребята осмотрелись.
   Стены в комнате были завешаны гобеленами, на которых разноцветными нитями были изображены фрагменты соколиной и псовой охоты. И эти картинки колыхались, как будто вышитым фигуркам в свете танцующего пламени свечей, не терпелось спрыгнуть с драпировки.
   Выглядело реалистично, особенно в призрачном свете свечных языков пламени, которые из-за сквозняка, постоянно дергались из стороны в сторону.
   Возле дальней стены находилась широкая односпальная постель, накрытая покрывалом. Балдахин, или какой другой простенький полог над ложем отсутствовал. По всей видимости, такая роскошь в гостевой комнате не была предусмотрена.
   Еще в помещении было пару стульев и камин, который в данный момент оказался потушен.
   Слуга, сопровождающий ребят, разжег свечи, ловко запалил камин и молча, удалиться.
   - Ну как тебе апартаменты? - поинтересовался Никита.
   - М-да, президентскими апартаментами здесь и не пахнет, - ответил Тимур. Он подошел к гобелену и отдернул один его конец в сторону. - Вон, смотри, они даже щели в стене не удосужились законопатить. Ладно, сейчас лето, а как, интересно им приходится зимой в таких неблагоустроенных жилищных условиях?
   - Здесь зимы мягче, не то, что у нас, - напомнил ему Никита.
   - Ага, я помню, - сказал Тимур. Он подошел к постели, откинул покрывало и посмотрел на простыню. - Как ты думаешь, клопы здесь есть?
   - Ты спать собираешься? - Никита место ответа, задал вопрос.
   - А что еще остается делать, - с тяжелым вздохом ответил Тимур. - Здесь телевизора нет, интернета нет, мобильника нет, о кинотеатрах здесь не слышали, уж не говоря о дискотеках, так что остается только спать. Кстати, а если я в туалет захочу?
   - Сходишь вон в тот глиняный кувшинчик, - Никита указал на гончарную утварь, стоящую возле постели.
   - А зубы на ночь почистить? - продолжал 'зудеть' Тимур.
   - Может тебе еще и душ принять перед сном? - съехидничал Никита.
   - Не откажусь, - сразу подхватил Тимур.
   - Перебьешься, - обломал его Никита. - Ладно, хватит жаловаться на судьбу, лучше скажи, где будешь спать на кровати или на полу?
   - На кровати, - ответил Тимур без раздумий.
   - Хорошо, - сказал Никита и положил свой небогатый скарб у камина.
   - Вот так все просто? - Тимур с подозрением посмотрел на кровать. А кто его знает, вдруг там постельные клопы миллионными полчищами ползают.
   - А ты что хотел, чтобы я подрался из-за постели? - пожав плечами, произнес Никита. - Мне это надо? Нет, не надо. Я и на полу могу спокойно поспать.
   С такой речью, он сорвал с кровати покрывало, постелил ее прямо поперек входной двери и, не раздеваясь, улегся на жестковатую лежанку.
   - А почему именно там ты расположился? - немного успокоившись, поинтересовался Тимур.
   - Так, на всякий случай, - ответил Никита. - Вдруг кто-то захочет тайком зайти к нам, когда мы будем спать. А тут я лежу прямо на пороге. Споткнуться, упадут, подымут шум, на который даже мертвый проснется. Ладно, туши свечи. Пора спать.
   - Почему я? - по привычке возмутился Тимур, но все же выполнил просьбу, после чего расположился в мягкой постели прямо в одежде.
   Вскоре ребята не заметили, как уснули.
  
  
   Глава шестая.
  
   Крик петуха сработал не хуже будильника.
   Ребята, разбуженные его криком, протерли глаза и, позевывая так, что чуть не вывихнули челюсти, поднялись со своих лежанок.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"