Мольфар: другие произведения.

Земли Меча и Магии. Викинг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.42*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    То, что всякие хлюпики вроде изнеженных южан или дохленьких эльфят называют подвигами - просто лёгкая прогулка для суровых Воинов Севера, каждый день ощущающих за плечом дыхание смерти. Воины и маги, живые и мёртвые, демоны и их противники, твари глубин и драконы - неважно, кто перед тобой, пока рука сжимает верный топор, а трещащий щит ещё не развалился от ударов. Руби и кромсай!

    ЛитРПГ. Книга из межавторской серии Земли Меча и Магии .
    Группа ВК

Annotation



Земли Меча и Магии. Викинг

Пролог

     Падаю. Ветер свистит в ушах, а кратер потухшего вулкана всё приближается. Ни с чем не сравнимое ощущение свободного полёта. Великолепно. Наверное, ничуть не хуже, чем реальный прыжок с парашютом. Как жаль, что мы никогда… Стоп! Не думать! Сжимаюсь в плотный комок, чтобы падение ускорилось. Теперь мне плевать на окружающие красоты. Взгляд сфокусирован на одной точке, радужной и переливающейся. Ну, здравствуй, дракон-хранитель. Давненько не виделись. Три дня целых, блин!
      Не люблю драконов.
      — Приветствую тебя, неумирающий! Ты стоишь в начале долгого и славного пути. Многое, о чём ты раньше мог только мечтать, теперь станет…
      — Короче, Склифосовский! — последствия падения сказываются — я всё ещё взбешён. А эта ящерица ещё пытается втирать мне про мечты! С-сука! Не вспоминать! Сосредоточиться на происходящем! Других попыток не будет. — Можешь не распинаться, я готов к началу!
      — Прекрасно. Скажи, как тебя будут звать в этом мире, неумирающий!
      — Сигурд.
      — Такое имя уже занято, — ехидно лыбится эта морда.
      — Ближайшие варианты?
      — Волоокий, Горбатый, Сопливый, Трудолюбивый…
      — Стоп! — я на пару секунд задумался, затем вернул дракону улыбку. — Пусть будет Сигурд Трудолюбивый!
      — Замечательно, Сигурд Трудолюбивый. Теперь, назови свой цвет!
      — Красный.
      — Герб!
      — Чёрные меч и отрубленная драконья голова на красном поле. — Смотрю на эту рептилию ЛГБТ-расцветки и предвкушающе скалюсь. Очень не люблю драконов.
      — А, опять этот долбанутый… — бормочет дракон и продолжает опрос. — Назови свою расу!
      — Норд.
      — Тебе будет доступно уникальное умение, присущее нордам — “Закалённый”. Оно повысит твою силу и выносливость, позволяя лучше переносить суровые северные зимы. А теперь назови класс своего героя!
      — Потомок Богов.
      — Какой же из северных богов является твоим предком?
      Закрываю глаза и опускаюсь на колени по-японски. Я давно уже всё решил, но… боязно как-то. Лучше ещё раз прогоню в голове все аргументы «за» и «против».
     
      Уникальное умение на старте: “Кровь Асов”. При создании персонажа выберите бога, чья кровь течет в его жилах. В зависимости от выбора вы получите уникальные способности, а также бонус к начальному отношению всех викингов. Жрецы вашего бога-прародителя будут относиться к вам с дружелюбием и стараться направить по верному пути... каким они его видят. Данное умение не мешает вам брать “Расовое знание” и выбирать любую желаемую вам расу персонажа — в конце концов, кто мы такие, чтобы осуждать вкусы богов?
     
      Разработчики при создании рубанули сплеча и оставили от плодовитого скандинавского пантеона всего шесть персоналий, которых вдобавок поделили на условно «светлых» Асов и не менее условно «тёмных» Ванов. Причём эти сволочи разнесли самые ништяковые плюшки по разные стороны баррикад! Так, представитель ванов — Ньорд, бог моря, дававший неслабые бонусы к передвижению по воде, рыболовству и, в далёкой перспективе — возможность нанимать топового юнита «Морской Змей», был противопоставлен Тору, богу грома и молнии (а главное, силы, доблести и воинского мастерства). Надо ли говорить о том, что «противоборствующие» боги старались всячески нагадить чужому поклоннику? Выбравший покровителем Бога Морей получал не шибко высокую мораль и шёл в бой чуть ли не с голым пузом. А принявший сторону Громовержца — сажал свою могучую и многочисленную, способную при прочих равных вынести любого противника армию в боевой драккар и… ме-е-едленно плюхал на нём против течения в ближайшую засаду морских тварей. Да, кстати! Ещё извечные соперники усиливали способности последователей к магии Материи. Ньорд — к земле и воде, Тор, соответственно, к воздуху и огню.
      Такая же засада ожидала игрока при выборе одного из извечных соперников — Одина и Локи. Высокая мораль, белая магия, непобедимые бойцы-эйнхерии из личной дружины бога с одной стороны и серьёзные бонусы к навыкам и удаче лазутчиков, Магия Хаоса и нанимаемые ужасные йотуны с другой... Форумы были полны воплями на тему «нечестности» и «забагованности» игры, когда незадачливых «всё просчитавших» манчкинов либо поднимали на копья собственные дружины — за «недостойное воина поведение и уклонение от честной битвы»; либо в один прекрасный день игрок обнаруживал дружину потравленной, себя связанным, а половину построек и кораблей — сожжёнными.
      Понятное дело, ни о каких багах речи не шло — просто извращённый разум разработчиков «уравновешивал» серьёзные плюшки не менее суровыми трудностями. Но для моей цели эти трудности слишком уж весомые. Настолько, что я бы даже бросил эту затею с «Потомком Богов», и выбрал очень даже неплохой класс «Скальд», но… вариант был.
      Киваю в подтверждение собственных мыслей и поднимаюсь на ноги, открывая глаза. Радужная ящерица всё так же таращится на меня в режиме ожидания ответа.
      — Фрейя, Богиня Весны.
     
      Вами получено классовое умение: «Сын Весны». Жизненная сила переполняет Вас и льётся через край.
      Эффективность заклинаний, свитков и артефактов Магии Жизни повышена на 20%. Скорость восстановления очков жизни повышена на 20%. Внимание! Владычица Хельхейма уделяет вам внимания чуть больше, чем обычным смертным... исключительно ради сохранения равновесия сил, конечно. Не удивляйтесь, если в вашей жизни отныне будет многовато мертвецов. Вероятность самопроизвольного поднятия погоста на территории владения увеличена на 10%. Ваш персонаж не сможет использовать заклинания, свитки и артефакты Магии Смерти. Любая нежить при сражении против Вас получает +10% к силе атаки. Любая нежить стремится атаковать Вас первым из Вашей армии.
     
      — Ну и ладушки. Это ты, хвостатый, ещё умолчал про репутацию у каждого из богов, — благодаря исполненной мной пародии на медитацию удалось взять бушующие эмоции под контроль, так что теперь с хранителем я говорил почти дружелюбно. — Давай уже, показывай своё зеркальце.
      — Теперь, хочешь ли ты изменить своё тело, или оно тебя устраивает? — послушно бубнит рептилия. — Ты можешь изменить цвет кожи, волос, глаз, рост, рельеф мышц, многое другое!
      — Буду. Добавить мышц. Стоп, не так много. Пойдёт. Добавить шрамов. От меча, копья, стрелы. Так. Хе-хе. Ещё след от когтей добавь на груди, как у Брюса Ли, только когти побольше. Достаточно.
      — Теперь распредели доступные тебе очки характеристик.
      — Сила 34, Выносливость 5, Ловкость 7, Сила Магии 7, Устойчивость к откату 1, Ментальная Выносливость 6.
      — Теперь тебе предстоит выбрать те знания, которые будут с тобой с самого начала. Предупреждаю, не все они будут раскрыты сразу. Потом ты сможешь их дополнять и улучшать. Но в первое время это будет единственное, что тебе доступно, поэтому отнесись к заполнению своей Книги Знаний серьёзно.
      — Я выбрал. Раса Нордов, Военачальник, Оружейник, Мореход, Известный, Повелитель Воров, Белая Магия. И три книги Магии Жизни.
      — Теперь вы…
      — Кроме того! — нагло рявкаю в обалдевшую морду. — Давай сюда книгу Аскета и к ней ещё две книжки Магии Жизни!
      — Хорошенько подумай, неумирающий! Путь Аскета сопряжён с громадными трудностями — ты должен будешь отказаться от любой еды, кроме воды и хлеба! Избегать плотских утех и мягких постелей! Если же оступишься хоть раз, две книги Магии Жизни пропадут безвозвратно!
      — Угу, — пожимаю плечами. — Дальше давай бухти, чучело.
      — Выбери уровень сложности, — рычит зверюга.
      — Перебьёшься, — ехидно скалюсь. — Сперва мне нужно приобрести заклинание «Оружие Света».
      — Сумма списана с твоего счёта, неумирающий, а заклинание появится в твоей книге, — на секунду подвиснув, выдаёт дракон. — А теперь, выбери уровень сложности.
      Прикрываю глаза. Я делаю глупость. Очень, очень большую глупость. Но времени нет. Чем больше раскачаюсь, тем лучше. Надеюсь, не получится, как с той собакой, которая не смогла прожевать слишком большой кусок и сдохла. Уж с третьей-то попытки точно должно прокатить! Зло втягиваю воздух сквозь сжатые зубы и рявкаю:
      — Невозможный!
      — Удачи, неумирающий! — и почему мне кажется, что меня только что обозвали «неудачником»?
      Ответ приходит через секунду — я с головой погружаюсь в ледяную воду! Ненавижу драконов…

День Первый

     Вынырнув и лихорадочно отплёвываясь, сворачиваю всплывшие перед глазами окошки интерфейса и с тоской смотрю на маячащую вдали сушу. Мгновение спустя меня опять захлёстывает с головой. Тварь! Мразь! Ящерица тупорылая! Ур-рыл бы гада… Вновь оказавшись на поверхности, обнаруживаю, что меня развернуло спиной к суше, и всего лишь метрах в пятнадцати маячит здоровенный скальный риф. Изо всех сил гребу к нему. Руки-ноги ощутимо сводит от холода. Хитпоинты медленно и неотвратимо убывают. Скорее! Мне бы хоть привязку поставить на скалу, а там можно и сдохнуть! Возрождаться голышом в ледяной воде — нафиг, нафиг мне такое счастье!
      Очередной волной меня немилосердно шваркает об камни. Если бы не ведро солёной воды в носу и глотке, я бы заорал от боли. Уцепиться за край получается только с четвёртой попытки. Скрипя зубами, втаскиваю непослушное тело на скалу, и тут же понимаю, что в воде было ещё тепло. Порывистый ветер налетает то с одной стороны, то с другой, словно издеваясь, вытягивает из тела последние крохи тепла. Жизнь проседает ниже половины.
      — Кха… тебя экскаватором во все… кха-кха… ный дракон!
      Забиваюсь в расщелину между скал и сжимаюсь в комок. Хрен там! Согреться не получается — жизнь все равно убывает, хоть и медленней. Спохватываюсь и выполняю привязку к твёрдой земле. Повторять заплыв что-то не хочется. Но, блин, походу, придётся!..
      Кряхтя, встаю, с трудом разгибаюсь, подставляя спину ветру, и начинаю, сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее размахивать руками, приседать и выпрыгивать вверх, разгоняя по жилам кровь. Ощущения не из приятных, но вроде помогает — уже не хочется лечь и помереть (вместо этого всё сильнее хочется кого-нибудь убить, но и так уже прогресс). Постепенно одежда подсыхает, и моя повышенная регенерация начинает потихоньку отвоёвывать у холода очки жизни.
      Поморщившись, скидываю овчинную безрукавку и пытаюсь отжать её или отряхнуть от воды. Потом та же участь постигает мокасины и кожаные штаны, как у Чингачгука. Ух ты, у меня, оказывается, и меч есть с собой! Только сейчас заметил, благо при такой вкачанной силе вес его почти не ощущался. Напяливаю влажную одежду обратно и продолжаю греться. Присед. Прыжок. Присед. Ненавижу! Прыжок! Драконов! Прыжок! Фу-уф…
      Запыхавшись, залезаю обратно в расщелину между камнями и принимаю позу эмбриона. Не с моей выносливостью долго так скакать. И то странно, что столько продержался. Открываю интерфейс.
     
      Внимание! Активировано расовое умение «Закалённый». Здесь, среди суровых северных льдов и морей, слабые не выживают. Ваша Сила повышена на 1. Ваша Выносливость увеличена на 9.
     
      Сигурд Трудолюбивый.
      Уровень: 1
      Раса: Северный человек (норд). Класс: Потомок Богов. Классовые умения: Сын Весны.
      Сила: 35
      Ловкость: 7
      Выносливость: 14
      Сила Магии: 7
      Устойчивость к откату: 1
      Ментальная выносливость: 6
      Жизнь: 347/560
      Мана: 60/60
      Умения: Закалённый.
      Знания: Раса Норды, Военачальник II, Оружейник, Известный, Мореход, Предводитель Воров, Магия Жизни V, Белая Магия I, Аскет.
     
      Вот свезло, так свезло! Во всех гайдах и обсуждениях расовая способность нордов описывалась крайне скупо: «рандомный бонус к силе и выносливости от 1 до 10». Похоже, разработчики завязали величину на стартовые условия той локации, в которой появляется игрок. Логично. Выбери я викинга и расу негров, появился бы в тропиках и закалённым бы не стал. Сейчас припоминаю, что в мою первую попытку взять расу северных отморозков я появился под холодным ночным дождём в лесу, и получил пятёрку к выносливости. В второй раз — солнечным днём на вершине скалы — и бонус был минимальный. Впрочем, как следует всё обдумать и вывести закономерность раньше я не успел — половина скалы, на которой я тогда появился оказалась спящей каменной горгульей, и дальше мне было не до размышлений. Кстати! А что насчёт правила: «на невозможном уровне сразу после вашего появления следует атака»? А где!..
      — Кар-р!
      — Бл!.. — от неожиданности я подпрыгнул, забыв, где нахожусь. И закономерно треснулся башкой и коленом об окружающие валуны.
      Сидящая в паре метров наверху здоровенная чёрная ворона ещё раз насмешливо каркнула и чуточку разочарованно повернула голову, глянув на меня другим глазом. А ну как я передумаю прыгать и упаду уже наконец?
      — Хрен тебе, а не комиссарского тела, падальщица! Кыш! — ворона на мои размахивания руками только заинтригованно голову наклонила. Как в цирке: «Ну-ка, что ещё этот двуногий учудит?»
      Харкнув в её сторону (эх, недолёт!), принимаюсь лихорадочно оглядываться. Но нет, никаких враждебных мобов вокруг не наблюдаю. Ещё раз подозрительно кошусь на ворону. Может, она замаскированный клакон, как в старом фильме «Нечто»? Стараясь не выпускать птицу из виду, продолжаю ревизию запасов. Меч я уже видел. Краюха хлеба и фляжка с водой — хорошо, в инвентаре были, не намокли. Теперь книга Заклинаний. Что там нападало?
      Та-ак, неплохо: Исцеление (жаль, не Регенерация, но тоже ничего), Непролазная Чаща, Деревянная Кожа, Сила, Опутывание Корнями, Хозяин Животного. Плюс купленное на старте Святое Оружие. Маловато, но даже такой арсенал вполне внушает. Жаль только, маны у меня пока хватает всего на два каста… Кстати!
      Взглядом отмеряю расстояние до вороны. С учётом классового бонуса к силе заклинания, должно и так достать, но на всякий случай осторожно пододвигаюсь поближе. Вредная птица что-то заподозрила, но шансов у неё уже не было.
      — Хозяин Животного! Оп-па, вот ты и попалась! Иди-ка сюда…
     
      Ворон.
      Уровень: 4.
      Интеллект: 10
      Сила: 1
      Ловкость: 9
      Выносливость: 3
      Сопротивление Магии: 7
      Умения: Полёт, Обнаружение Мёртвых 1, Пожирание 2, Удар по Глазам.
     
      Надо же, если бы не бонус к заклинаниям Природы, шиш бы я её законтролил — пришлось бы отбиваться от обезумевшей птички. С учётом её, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, неслабых коготков, абилки, увеличивающей вероятность крита и моей общей везучести, последствия могли быть весьма и весьма неприятны. Отламываю треть горбушки и еле успеваю отдёрнуть пальцы от щёлкнувшей, как капкан, хлеборезки — ещё чуть-чуть, и был бы бутерброд с мясом! Блин!
      — Нарекаю тебя Ка-52. Лети, разведай место, где твой неуклюжий хозяин сможет без проблем выползти на сушу. А я пока ещё погреюсь…
      Отправив свежезавербованного разведчика открывать карту и задав районом поиска прибрежную полосу, возвращаюсь к физическим упражнениям. Отжиматься на мокрых и холодных камнях я не хочу, поэтому снова выбираю вариант с выпрыгиванием из приседа. Снова отогреваюсь, полоска жизни ползёт вверх. Минут через пятнадцать останавливаюсь, проверяю ворону и, передохнув, возвращаюсь к упражнениям. Интересно, мне теперь бонусы к выносливости будут приходить? По идее — «Закалённый» — абилка, и на обычные тренировки не влияет… О! а вот и оно! Ещё плюс единичка к выносливости!
      От радости забываю про скользкие камни под ногами, не удерживаю равновесие и смачно хряпаюсь на них задницей. Бли-ин! Да что ж за день-то сегодня такой?! Теперь пора экстренно прокачивать ловкость… Минуточку! Показалось, или звук при моём падении был каким-то странным? Давая выход скопившемуся раздражению, стучу кулаком по земле и прислушиваюсь. И правда, какое-то глуховатое эхо. Тщательно обыскиваю, обстукиваю, чуть не обнюхиваю землю, выворачиваю мелкие и средние камни. Минут через пять поисков замечаю странную, слишком ровную щель. Раскидываю камни по бокам и вижу её продолжение. Это люк! Однозначно!
      Пальцами крышку подцепить не получается. Вот и меч сгодился. Где там мои ништяки?
      Крак.
      Тупо смотрю на рукоять и десятисантиметровый обломок клинка у себя в руках. Я проклят. Однозначно. Даже хуже. Я идиот. Вздыхаю. Но есть и плюсы. Я упрямый идиот!
      С удвоенной энергией принимаюсь курочить крышку люка. И тот, наконец, сдаётся.
     
      Внимание! Вами получено умение: Истинное Зрение. Шанс обнаружения ловушек, тайников и замаскированных юнитов составляет 10%.
     
      Задерживаю дыхание и откидываю крышку. Внизу — неглубокий сухой погреб. Слева глухая стена, справа — стеллажи. Изо всех сил напрягаю зрение — надеюсь, новоприобретённая способность меня выручит и не даст влететь в какую-нибудь глупую ловушку. На ближайшей от входа полке горкой свалены какие-то колечки, амулеты и прочая бижутерия. Странные. Осторожно дотрагиваюсь до верхнего и тут же отдёргиваю руку.
     
      Заготовка под артефакт. Кольцо из берцовой кости норда-вождя. Редкое. Шанс успешного зачарования повышен на 15%.
     
      Фу, ну и гадость! Уже понимая, что ничего полезного я отсюда не вынесу, осторожно перехожу дальше, стараясь ни к чему больше не прикасаться. В таком месте с моим классом дебаф заработать, или проклятие какое — раз плюнуть. Уверен, реши я “примерить” какое-нибудь колечко, сразу бы схлопотал “высочайшее неудовольствие” от Фрейи.
     
      Заготовка под артефакт. Связка когтей ящерочеловека. 63 шт.
      Заготовка под артефакт. Череп норда-вождя. Редкое. Шанс успешного зачарования повышен на 15%. Интеллект +10. Ментальная выносливость +5.
     
      Да тут, похоже, целая артель орудовала, заготавливая «ценные ингредиенты». С уверенностью можно сказать, что помимо неизвестного вождя им попался ещё десяток обычных северных людей, шайка людей-ящеров, пара минотавров… а это что такое? Ребёнок? Аккуратно достаю из-под тонких костей обрывок бывшей когда-то синей ленты.
     
      Лента-украшение лесной феи. Позволяет сделать нейтральным (на один разговор) любого юнита расы фей.
      Внимание! Вам доступен квест «Дурная весть». Сообщите родственницам погибшей феи о её судьбе. Награда: неизвестно. Штраф за отказ: отношение фей и эльфов к Вам ухудшится.
      Принять? Да/Нет
     
      Внимание! Вам доступен квест «Последние почести». Погибшие, будь они врагами или союзниками, должны упокоиться в мире. Организуйте погребальную церемонию для найденных вами останков. Награда: Репутация с среди нордов повысится, вариативно. Штраф за отказ/невыполнение: Репутация с расой норды ухудшится. Срок выполнения: 6 дней, 20 часов, 34 минуты.
      Принять? Да/Нет
     
      Ну, это ещё куда ни шло. Неприятно, конечно, что второй квест по времени ограничен, да и с «захоронением» всё не так просто — для правильного отыгрыша викинга просто прикопать косточки не выйдет. Нужен целый ритуал со сжиганием погребальной ладьи в морских волнах. Но результат того стоит, ведь раса нордов — одна из самых щепетильных по части репутации. Поэтому и отыгрывать такого героя как бы не сложнее, чем эльфа. Зато репутация здесь — не только доброжелательное отношение и желание присоединиться. Это и боевой дух, и отношение пантеона, и доступные квесты, и много чего ещё полезного в далёкой перспективе… если доживу. И тут как нельзя кстати оказывается книга знаний «Известный», которая увеличивает рост популярности и уменьшает её снижение.
      Что ж, соответствовать, так соответствовать…
      — Мир вашему праху, безымянные, — кланяюсь. — Кем бы вы ни были, я сделаю всё, что в силах человеческих, чтобы вы обрели покой.
     
      Внимание! Духи усопших благоволят вам и желают доброго пути и скорейшего возвращения. Они рады поделиться с вами своими невеликими силами. Очки маны восстановлены до максимума.
     
      Секунду ничего не происходит, а затем одна из кучек костей начинает мягко светиться. Осторожно ворошу заготовки обломком меча, и подцепляю источник свечения за металлическую цепочку. Медленно поднимаю его перед собой и разглядываю, на всякий случай держа на вытянутой руке. Хватит с меня и двух квестов. На обломке клинка повис простенький амулет в виде скандинавской руны Райдо (она же латинская буква R).
      Амулет быстрого пути. Вы и юниты под Вашим командованием получаете +5% к скорости передвижения.
      Восхищаюсь фантазией человека, прописавшего этот квест. Не просто выдать герою плюшку, но и тонко намекнуть, что обитатели склепа с нетерпением ждут его обратно для скорейшего исполнения обещания… От такого я отказаться не в силах:
      — Благодарю за щедрый дар, — ещё один поклон. — Обещаю использовать его с честью!
      За всеми этими исследованиями у меня восстановилось здоровье. Пора проверить данные воздушной разведки и решить, как линять с этого островка.
      * * *
     
      Выбравшись на поверхность, первым делом, ёжась от пронизывающего ветра, проверяю, что там дала аэрофотосъёмка близлежащего берега. Ка-52 постарался на славу. До берега по прямой метров четыреста-пятьсот. Но придётся забирать правее — туда, где склон спускающихся к морю скал не такой отвесный, и есть шанс выбраться на сушу. Итак, семь сотен метров. На плавательной дорожке я такую дистанцию без проблем одолею и в своём реальном теле — без завышенных втрое показателей силы. Здесь… не знаю. Очень уж вода холодная — сводить будет конечности. Но маны хватит на два Исцеления, так что шансы у меня есть. Тем более, артефакт скорости добавит. Главное, с первой попытки переплыть, а то очень уж не хочется терять такую замечательную безделушку. Приказываю ворону лететь мне навстречу — если уж совсем буду тонуть, хоть артефакт ему передам.
      Убираю в инвентарь обувь и безрукавку. В воде толку с них не будет, а потом хоть обуюсь и закутаюсь. И штаны бы снял, но боязно как-то… пусть остаются. Рукоять и обломок клинка тоже в инвентарь — в память о собственном идиотизме на стенку повешу в замке... ну, когда захвачу. Амулет на шею. Бр-р! Холодный! Всё, хватит медлить! Чем дольше думаю, тем труднее сделать первый шаг. Раз. Два. Три!
      Разбежавшись, изо всех сил толкаюсь вперёд и… лечу? Ни разу не брал себе персонажа с настолько завышенной силой. Прыгнул я метров на восемь, не меньше. От удивления не успеваю сгруппироваться, и в воду вхожу безобразно — с тучей брызг и горящей от удара грудью. Проплыв несколько метров под водой, выныриваю и, найдя в небе чёрную точку, гребу в том направлении. Холодно, но терпимо. Жизнь убывает, конечно, но иного и не ожидалось. Стараюсь не снижать скорость, полагаясь на свою вдвое подросшую выносливость. Нужно максимально оттянуть использование Исцеления, в идеале, вообще всю ману сберечь…
      Первым неладное почуял ворон. Заметался над самой головой, оглушая заполошным карканьем. Поднимаю голову над поверхностью воды, но не вижу ничего, кроме высоко вздымающихся серых волн. Открываю карту. Ох, мать! А вот и “атака, следующая сразу после появления в мире”. Следом за мной со стороны островка плывёт. И не какая-нибудь там жалкая акула, а целый натуральный “Морской Змей” — топовый юнит ветки Ньорда. Удружила, рептилия-переросток! Мне п…
      Додумать мысль я не успеваю, как не успеваю снять с шеи и отдать ворону артефакт. Левую ступню сдавливает тисками. Очень острыми тисками! В панике дрыгаю ногами в три раза интенсивнее и беспорядочнее. Боль такая, словно мерзкая тварь пол-ноги мне отгрызла. Вырваться удаётся, но сил поддерживать такой темп больше нет. Судорожно хватая ртом воздух, переворачиваюсь на спину, чтобы встретить опасность лицом к лицу. Применить магию? Какую? Корнями опутать? Зачармить, как ворону? Не смешно даже. Попробую подольше продержаться, увести его от острова. Деревянная Кожа! Хм… а плыть-то полегче стало. Как в Мёртвом море… И холод ощущается гораздо слабее. Такие свойства заклинания в гайдах не прописывались...
      В метре слева вода вспучивается горбом, открывая моему взгляду здоровую уродливую башку размером с крокодилью. Странно. На скриншотах он выглядел более внушительно. На автомате пытаюсь открыть информацию о юните, но именно этот момент тварь выбирает, чтобы атаковать! Вознёсшаяся метра на три над уровнем воды башка камнем падает на меня сверху и с чудовищной силой бьёт в живот.
     
      Змеёныш.
      Уровень: ?
      Статус: Враждебный.
      Информация скрыта.
     
      Мысленно чертыхаясь и проклиная подбросившего мне такую подлянку на старте радужного дракона (ненавижу драконов!), закрываю окошко интерфейса и кое-как, согнувшись пополам и не в силах вдохнуть, пытаюсь выгрести на поверхность. Получается неожиданно легко — меня чуть ли не выбрасывает из воды, как пробку из бутылки. Похоже, недооценил я полезность Деревянной Кожи в морском сражении.
      Для змеёныша моё нежелание тонуть, по-видимому, тоже стало неожиданностью. На поверхности он показался секунд через десять и попытался снова вдарить по мне своим твердокаменным лбом. Попытка увернуться увенчалась успехом лишь частично — в этот раз меня погрузило не вертикально вниз, а под углом, в сторону берега. Защита смягчила удар, но боль всё равно была зверской. Что за идиотизм? Почему снизу зубами не ухватит?
      За вторым ударом последовали ещё три, просадив моё немаленькое здоровье до четверти шкалы. В очередной раз вынырнув, рептилия оглядела полуготовую отбивную, которую я собой представлял, и, не удовлетворившись результатом, стала обвивать меня плотными кольцами. Вот тут-то до меня и допёрло. Это же скрипт! Стандартное поведение взрослого морского змея против корабля, как я в ролике видел! Сначала попытаться пробить палубу головой, затем, если не получается, обернуться вокруг корпуса и сдавить, ломая борта и перетирая людей в фарш. У меня всё то же, только в миниатюре!
      Окрылённый этим умозаключением, выдёргиваю из инвентаря обломок клинка и пихаю его, как вертикальную распорку в широкую пасть зверюги, готовую вот-вот сомкнуться на моей голове. Ага! Не нравится! Пока тварь недоуменно мотает башкой и болезненно шипит, выдираю ноги из её колец (штаны такого жестокого обращения не выдерживают, оставаясь висеть клочьями) и пытаюсь взгромоздиться на широкую спину. Соскальзываю и повисаю сбоку. Вода обжигает холодом — действие Деревянной Кожи закончилось. Челюсти смыкаются, между зубами змея сочится кровь из распоротого нёба. Хватаюсь за два самых больших клыка и изо всех сил стараюсь не соскользнуть. Тварь принимается мотать башкой. от каждого удара об воду с меня слетает по десятку очков жизни. Вот, уже меньше сотни осталось Надо что-то делать, а то всё так бесславно и закончится.
      В момент особо мощного рывка правый клык змеёныша не удерживается в пасти, и я повисаю на одной руке, “готовый к употреблению”. Отдаю команду через интерфейс ворону. Удар по Глазам! Атака вовремя подоспевшего и тут же отскочившего Ка-52 не наносит змею особого урона, но заставляет на секунду зажмуриться и промедлить. В результате чешуйчатая сволочь не успевает цапнуть свой заслуженный обед, Подтянувшись из последних сил, всаживаю всё ещё зажатый в кулаке клык в глаз зверюге. Опустившееся веко препятствием не стало. Тварь ревёт, извивается и мотает башкой с утроенной интенсивностью, но у меня снова есть две точки опоры!
      Извивами змеиных колец меня пару раз неслабо цепляет по спине и бедру, начисто сдирая шкуру. Раны жутко защипало от солёной морской воды, но зато кровотечение почти остановилось. Держаться! Сильно дёргаю засевший в глазнице твари клык, но добиваюсь только прекращения беспорядочных мотыляний. Видимо, придя к выводу, что от резких рывков раненому глазу становится слишком больно, рептилия меняет тактику — еле успеваю набрать в грудь воздуха, как меня чуть не “сдувает” встречным потоком воды. Метров через пятьдесят тварь выпрыгивает из-под воды что твой дельфин, и проносится мимо выступающей из волн острой скалы. Еле успеваю отклониться в сторону, и камень только легонько чиркает мне по правому плечу. А-а-а! Падла! Я ещё не склеил ласты только из-за классового бонуса, но от этого не легче!
      Змеёныш идёт на повторный заход. Умный, с-сволочь! До отката двадцать пять секунд. Набрав приличную скорость на поверхности, мы опять ныряем за полсотни метров от берега. Пятнадцать секунд до отката! Успею кастануть Исцеление, а там.. придумаю что-нибудь! Приоткрытый глаз немилосердно режет и щиплет от напора солёной воды, но жизнь дороже. Откат! Десять метров! Опять “правым бортом” разойтись хочет — по левому у него теперь слепое пятно. Пять метров!.. Три! Сила! Резко дёргаю змеиную башку вверх и вправо — с противным хрустом зверюга насаживается подбородком на острую скалу. Пережидаю затихающие конвульсии и кое-как отцепляю от чешуйчатой башки трясущуюся руку. Двенадцать очков жизни. С-сука… сплавал за хлебушком, называется…
      До берега остаётся метров двадцать. Оглядываюсь назад. Да-а. отмахали мы порядочно. Даже напрямки версты две получается. Стоп. А это что ещё такое? Мама!
      Сам не успеваю заметить, как оказываюсь на мелководье. Уф-ф. Тут точно не достанут. Ещё раз с опаской оглядываюсь на уже почти поравнявшиеся с тушей моего “транспорта” акульи плавники. Хрен вам, а не комиссарского тела, выкусите! Неугомонный ворон торопливо долбит клювом по запрокинутой змеиной башке. Это хорошо. Кормить не надо его сегодня.
      Опускаю взгляд и недоумевающе смотрю на всё ещё зажатый в руке клык. Это как я так умудрился? А, неважно, на память останется, заместо меча сожранного. Медленно бреду к берегу. Бьющаяся об колени вода и обдувающий мокрое и израненное тело ветер выпивают из меня последние силы, поэтому выбравшись на берег, успеваю только поменять точку привязки и заметить какую-то бегущую ко мне девчонку — нейтрального юнита. Державшееся на силе воли и близости желанной цели сознание дало слабину, и я расслабленно погрузился в блаженную темноту..
      * * *
     
      Пробуждение вышло нерадостным. Мягко говоря. Очнулся я оттого, что неудержимо блевал, надсадно кашляя. Судорожно перевернувшись со спины на бок, я свесился с кровати в тщетной попытке избавиться от содержимого своего желудка. Почему тщетной? А как прикажете избавляться от того, чего нет? За проведённое в этом мире время я ничего съесть ещё не успел — морской воды слегка наглотался разве что. Так с чего же такая вселенская несправедливость? Почему меня полощет так, будто я полночи натощак дегустировал содержимое чьего-то бара? Чуток оклемавшись, сплюнул горькую слюну, поднял глаза от вонючей лужицы на полу и принялся разглядывать замершую в уголке симпатичную девушку. И так увлёкся процессом, что даже почти забыл о своих многочисленных болячках.
      Посмотреть и правда есть на что. Высокая, статная, стройная, но ни разу не хрупкая девушка смотрела на меня, и в её зелёных глазищах любопытство мешалось с опаской. Огненно-рыжие волосы заплетены в две длинных косы. Одежда вроде небогатая, но опрятная и с интересным любовно расшитым орнаментом. В целом, девушку хоть сейчас можно было ставить на обложку альбома какой-нибудь фолк-группы. Мысленно одёрнув себя, перестал глазеть на незнакомку, и оглянулся по сторонам.
      Будь я в современном мире, назвал бы это помещение «полуподвалом». А так… скорее «полуземлянка» — обычный северный дом. Пол хорошо утоптанный и тщательно подметённый, потолок высокий, небольшие окна, они же дымоходы, наверху, под самой крышей. В тесной печурке бьётся огонь. Я лежал на каком-то топчане, застеленном пушистой шкурой. Хорошо. Значит местные настроены условно дружелюбно. Принесли, отогрели, даже покормить попытались… что? Твою!.. Так вот почему я позвал Ихтиандра! У этой рыжей ведьмы в руках плошка, из которой даже отсюда тянет мясным бульоном! Потянулся к интерфейсу, уже зная, что увижу.
     
      Внимание! Пока вы находились в бессознательном состоянии вас пытались накормить продуктом из списка запрещённых к употреблению для Аскетов. В соответствии с настройками по умолчанию, еда была отторгнута вашим организмом. Напоминаем, что употребление вами любой пищи животного происхождения приведёт к утрате Книги Знаний «Аскет», а также двух Книг Знаний, взятых вами на старте. Желаете изменить настройки? Да/Нет
     
      Быстренько отказался, и облегчённо вздохнул. По краю прошёл. Эта сердобольная девчонка чуть было не обломала мне весь план прокачки своими благими намерениями. Хорошо, что в игре на такой случай была предусмотрена заглушка! Выбираю ответ “Нет”.
     
      Внимание! Вы приняли решение продолжать следовать по пути Аскета. Однако правило есть правило — за, пусть и невольное, нарушение взятых вами на себя обязательств в течение следующих восьми часов ваш организм будет отторгать вообще любую пищу и питьё. При повторном нарушении длительность добровольно принятой вами епитимьи увеличится вдвое.
     
      М-да, приятного мало. Хорошо, хоть у местных хлеб есть. Выбери я орка — имел бы все шансы загнуться с голодухи. Что ж, пора нарушить затянувшееся молчание:
      — Благодарю за помощь, красавица, — в горле нещадно першило, отчего голос вышел низким и хриплым. — Я следую по пути богов, и потому отказался от мирских радостей. Не найдётся ли в твоём доме простых воды и хлеба?
      — Вот как… — не на шутку загрустила и тут же засмущалась девчонка. — Прости, храбрый воин, что я невольно причинила тебе вред. Позволь, я подотру пол и принесу воды.
     
      Отношение к вам персонажа “Адамина” немного понизилось.
     
      Ух ты! Это как это я так накосячил? На ум приходит только одно — девушка положила на меня глаз, а теперь болезненно переживает известия о моём аскетизме. Ведь все сексуальные контакты эта милая книжка также режет на корню. Достаточно один раз поддаться искушению — и плакали мои две дополнительные книжки Магии Жизни. Именно поэтому книга “Аскет” столь непопулярна среди игроков — мало кому хочется добровольно лишаться вкусной еды, хорошей выпивки и красивых женщин, щедро предоставляемых игрой. Я же все эти лишения воспринимаю гораздо легче… стоп! Не думать! Не вспоминать!
      — Я сейчас принесу другую, — рыжая Адамина сняла с моего ложа, оказавшегося обычными деревянными нарами, заблёванную шкуру.
      — Не нужно, — я опустился прямо на доски. — Так будет правильнее для меня. Спасибо, что позаботилась обо мне, красавица.
      Оставив порозовевшую девчонку хлопотать по дому, я откинулся на жёстком ложе и сделал вид, что снова засыпаю. Пора поглядеть, что там мне упало за героически убитого об стену змеёныша. О, единичка к Ментальной Выносливости добавилась — не зря я так «активно» магичил, так что можно порадоваться на десятку подросшему количеству очков маны.
     
      Получен новый уровень!
      Ваш текущий уровень: 2.
      Ловкость +1
      Выберите навык, который хотите изучить: Восстановление Маны или Навигация.
     
      Ну зашибись! Нашли, блин, что предложить! Конечно, ману возьму — мне ещё замок отвоёвывать как-то. Да и к воде после всего произошедшего подходить как-то неохота...
     
      Получен новый уровень!
      Ваш текущий уровень: 3.
      Сила +1
      Выберите навык, который хотите изучить: Атака или Незаметность.
     
      Вот тут уже стоит задуматься. Что лучше — бонус к наносимому юнитами урону, или десятипроцентный шанс спрятаться и остаться никем не замеченным? Сложный вопрос. Хочется, конечно, подбираться к врагам со спины и решать бой одним ударом — но всё-таки, Атака повысит урон всех моих войск, а Незаметность пригодится разве что охотникам да членам Гильдии Воров, когда я на неё накоплю. Так что берём Атаку. Лучшая тактика — лобовой удар! И дополнительные бонусы к урону — плюшка очень и очень вкусная.
      Кстати, становится понятно, почему я не подох сразу после змеёныша от холода и кровопотери. Повысившиеся Сила и Ловкость добавили мне два десятка очков жизни и позволили доковылять до берега. Повезло. Обидно было бы тупо замёрзнуть после такого боя. Что там у нас дальше?
     
      Получено новое умение: Убийца Драконов!
      Мерзкие чешуйчатые создания вызывают у вас ярость и жажду убийства. И они платят вам взаимностью.
      Урон ваших войск по всем рептилиям повышен на 5%. Шанс нанести критический урон рептилии (для вас персонально) повышен на 10%. Все рептилии относятся к вам с подозрением.
     
      А вот это уже интереснее. Немного напрягает, конечно, словосочетание «все рептилии», но сам бонус весьма полезен. Тем более, что я и правда терпеть не могу драконов. С некоторых пор. Кстати! Куда там я дел честно добытый трофей? А, вот он, в инвентаре лежит. Ну-ка, поглядим повнимательней…
     
      Клык молодого Морского Змея. Редкий. Шанс успешного зачарования повышен вдвое при использовании заклинаний Магии Воды. После изготовления добавляет артефакту свойства: Сила +5, Выносливость +10.
     
      Только для класса “Потомок Богов”: Владыка Морей доволен сыгранной с вами шуткой..Однако столь жестокие забавы не одобряются среди родственников, пусть и столь дальних. В качестве виры Ньорд обещает выслушать обращенную к нему просьбу, однако ее выполнение зависит только от желания самого Морского Скупца.
      Внимание! Отношение к вам божества “Ньорд, Владыка Морей”, улучшилось.
     
      У Тора много врагов, но наибольшую ненависть у него вызывают чешуйчатые жители морской пучины. Ведь именно одному из них суждено убить Тора во время Последней Битвы. Неудивительно, что ваша победа над Морским Змеем, пусть и всего лишь детенышем, вызвала у Громовержца одобрительную улыбку.
      Внимание! Отношение к вам божества “Тор Громовержец”, улучшилось.
     
      Тоже неплохо. Хотя и пригодится мне это гораздо позже, когда построю святилище богов. Нанимаемые там волхвы могут обладать заклинаниями из любой магической школы — всё зависит от того, какому богу посвящён юнит. И тут уж всё зависит от самого игрока. Волхвы к нему на службу идут те, с чьими покровителями у персонажа лучшие отношения. Например, очень сомневаюсь, что ко мне пойдут на службу служители Хель. Даже если его величество рандом и выдаст одного-двух, то не чаще раза в месяц. Так что при выбранной мной расе больше жрецов морского бога, владеющих стихийной магией — бонус очень и очень неплохой.
      Главное же тут не столько улучшение отношений с божеством, сколько одновременный рост дружелюбия Тора и Ньорда. На форумах я начитался про десятки различных способов повышения репутации, но практически все они имели побочным эффектом её снижение с божествами-антагонистами. Заработанное “Обращение к Ньорду”, фактически, даёт мне ненулевой шанс на выполнение любого квеста Тора без потери репутации у его врага. Хорошо.
      Проверив карту через верного Ка-52 и убедившись, что я нахожусь в той самой деревне, к которой изначально и направлялся, а врагов поблизости не наблюдается, я улёгся поудобнее и вышел из игры. Нужно было решить ещё пару вопросов в реале. Так что, извини, глубина, я не твой. Пока что.

День Второй

     Второе пробуждение вышло куда более приятным. Никто не кормил меня всякой гадостью, не будил и даже прирезать во сне не пытался. Лепота! Единственной вещью, вносящей в идиллию раннего утра некий диссонанс, был какой-то непонятный ритмичный скрежет.
      Вжик-вжик. Вжик-вжик. На слух источник противного звука располагался примерно в метре от меня. Поморщившись, я открыл глаза и недовольным взором обозрел открывшуюся картину.
      Мужик. Здоровенный, рыжий, весь заросший. Взгляд из-под огненной шевелюры сфокусирован на мне, и никаких добрых чувств в нём не читалось от слова совсем. Продолжая недобро хмуриться, мужик шаркнул по лежащему на коленях клинку точильным камнем, воспроизводя тот самый нервирующий звук.
      — Очухался, болезный? — голос у этого шкафа с антресолями оказался под стать облику — низкий, хрипловатый… и угрожающий. Таким впору пленных допрашивать: “Имя? Звание? Боевая задача?”, а не интересоваться у несчастного, выброшенного прибоем путешественника о самочувствии.
      — Как видишь, — я сел на своём “ложе” и мрачно оскалился в ответ. Это мы уже проходили. Первый разговор с нордами всегда начинается с выяснения “у кого длиннее”. В первую мою попытку именно после такого вот разговора я и схлопотал пренебрежительное отношение подданных, два дня помучился, да ушёл в рерол. — И я не болезный. Поздоровее тебя буду. Меня Сигурдом зовут. А тебя как?
      — Эйрик Огнебородый,
      — Это потому, что рыжий?
      — Не, — осклабился мужик. — Просто уснул однажды возле костра.
      Я ухмыльнулся в ответ:
      — А пожрать есть чего? — наглеть, так наглеть.
      — Есть, — кивнул Эйрик. — Как не быть. С утра вон, дочка приготовила. Обычно дорогих гостей она пивом встречает, да пирогами. А тебе вон — хлеба да воды поставила.
      — Очень хорошо, — невозмутимо покивал я. — Это я попросил. У тебя красивая дочь. И работящая.
      — Так и есть, — степенно огладил бороду хозяин дома. — Таскаются вот только за ней всякие щеглы из нашей деревни. Да и из других мест тож. Но у меня с ними разговор короткий!
      И он вновь с силой провёл точильным камнем по клинку, высекая сноп искр.
      — Один вот давеча залезть в дом пытался, да подстеречь Адамину, покуда меня нету. Уж я ему наподдал! Обещал вот этим ножиком, — вжик, — всё хозяйство ему отчекрыжить, чтоб неповадно было. Он ажно портки здесь бросил — так и бежал потом до дома голяком, — Огнебородый вновь провёл по лезвию точильным камнем и выразительно посмотрел на меня. — Ты на него, кстати, похож чем-то.
      Вжик.
      Я опустил взгляд. М-да. Штаны превратились в живописные лохмотья ещё во время морского купания с проклятой чешуйчатой тварью, а теперь отсутствовали даже и они. Значит пришёл Эйрик домой, а тут лежит голый незнакомый мужик. И прямо-таки напрашивается на усекновение “лишних” частей тела. Впрочем, какое мне дело до его заблуждений? Дуракам закон не писан! Я радостно осклабился:
      — Какое удачное совпадение, уважаемый Эйрик! Мои штаны как раз... износились. Может одолжишь те, что отобрал у того парня? Я денег дам… когда заработаю.
      Эйрик хлопнул ладонью по колену и жизнерадостно заржал:
      — Хо-хо, без штанов, а хорохорится! Где же ты “износил” старые? По девкам небось бегал, да за забор зацепился?
      — Подрался, — пожав плечами, полез в инвентарь. — Вот с ним.
      Огнебородый тяжело сопя, долго глядел на лежащий на моей ладони клык.
      — За что же ты так прогневил богов, что остался в море с голой задницей, да против Йормундгандова отпрыска?
      — Разве можно понять замыслы богов? — пожал плечами я. — Может, я оказался здесь не в наказание, а наоборот, чтобы прийти вам на помощь. Что же до змея… Всё, что не убивает нас, делает нас сильнее. Меня же делает сильнее… всё.
      Одновременно с последними словами я поднял к глазам норда сжатый кулак.
      — В жизни не слышал большей ахинеи, — пренебрежительно фыркнул тот. И, внезапно посерьёзнев, посмотрел на меня умными глазами. — Но обладатели таких колец и правда могут что-то понимать в воле богов. Будь гостем в моём доме, герой.
     
      Внимание! Вы выполнили скрытый квест: “Ты с какого фиорда?” Жители посёлка Каменный Пик относятся к вам с любопытством, и не считают за чужака. Отношение к вам юнита “Эйрик Огнебородый” повышено до дружелюбия.
     
      Внимание! Вами получен навык “Дипломатия”.
     
      — Возьми, — викинг протянул мне кинжал. — Негоже воину ходить безоружным. Штаны сейчас тоже дам.
      Наскоро одевшись, набросился на лежащую на столе ещё горячую лепёшку. Эйрик тем временем просвещал меня по текущей обстановке в посёлке и окрестностях:
      — ...ты даже не представляешь, насколько прав оказался, сказав, что послан нам богами. После смерти нашего ярла дела в посёлке идут всё хуже. В палатах вождя поселилась нежить, которую мы не в силах выкурить. В самой деревне регулярно пропадают люди... Мы не боимся врагов, но как сражаться с тем, кого не видишь, кого нельзя ткнуть мечом? Хель простёрла над нами свою костлявую лапу. Молодёжь не понимает, но старики уже вовсю поговаривают о том, чтобы отплыть в куда более благополучные земли. Жаль оставлять землю отцов, но жизни детей важнее.
      — Что случилось с вашим ярлом?
      — Пытался выследить ту гниду, что похищает людей. И сам пропал.
      — Это его? — жестом фокусника я положил на стол извлечённый из инвентаря амулет.
      Выслушав мой краткий рассказ о забитом костями схроне, Эйрик пришёл в дикую ярость и принялся метаться по комнате, потрясая кулаками.
      — Гармова мать! — пудовая лапа смачно шваркнула по столу. И тут же ловко, не пролив ни капли, подхватила подскочивший от удара глиняный кувшин. — Это точно кто-то из наших устроил! Чужака мы бы за дневной переход заметили. Своих же! Своих под нож пускать, да в колдовские побрякушки превращать!
      — Чужих тоже, — пожал плечами я. — У вас тут поблизости ящеролюды или феи не пробегали?
      — Чешуйчатых ублюдков у нас на острове нету. Видать, приплыли на своей скорлупке, да и померли, никого пограбить не успели. Туда им и дорога. А про фей… мужики давеча трепались, что к северо-западу отсюда видели летучую голую девку. Там места дикие, никто не ходит.
      — Пощупаем тех девок, как руки дойдут. Но сперва палаты ярла нужно взять. Что за нежить там окопалась, знаешь?
      — Призраки, — сплюнул Эйрик и, спохватившись, затёр утоптанный земляной пол сапогом. — Мерзкие твари. Честной сталью никак не взять. Хорошо хоть, дальше двадцати шагов они от стен не отходят, а то давно б нас уже всех прикончили.
      Встряхнувшись, он уставился на меня:
      — Щас не об замке думать нужно, а о том, как ту сволочь прищучить, которая своих же под нож пускает. Идём, Сигурд, будем тинг собирать.
     
      * * *
     
     
      Бом-м! Бом-м! Бом-м!
      Всё-таки странная у Эйрика любовь к противным звукам и ранним побудкам. Меня он доставал, натачивая под ухом нож, а теперь вот с радостной рожей долбит по висящей на столбах посреди деревни металлической пластине. Вскоре и местные потихоньку стали подтягиваться. И что-то их рожи в предрассветных сумерках совсем не кажутся преисполненными любви к ближнему.
      — Чего расшумелся с самого с ранья? — худощавый светловолосый норд беззлобно хлопает Эйрика по плечу. — Али зятя себе изловил наконец-то?
      — Знакомься, Сигурд, это товарищ мой с детских лет, Сванте Свантесон. Хороший друг, и выпить не дурак, только бормочет постоянно всякие глупости, — Размахнувшись, Эйрик ещё раз с хеканьем ударяет по железяке.
      — Уймись уж, охальник, и так всех перебудил ни свет ни заря, — грозит нам немаленьким таким кулачком дородная тётка лет сорока. Мельком глянув на информацию о юните я ощущаю, что чего-то сильно не понимаю.
      — Тебя забыл спросить, лежебока! Чего вообще припёрлась лезть в мужские дела? — рявкает в ответ Огнебородый, но греметь прекращает и уже тише поясняет мне. — Эту бабёнку зовут Ингеборга Поющая в Душé. Вечно мычит себе под нос какую-нибудь ерундовую песенку. Даже когда под мужиком, представляешь?
      Неопределённо хмыкаю. Ну да, ударение в имени юнита система не ставит. Народ тем временем всё собирается и собирается, а Эйрик и Сванте продолжают знакомить меня с именами и прозвищами местных жителей. Хмурого седого дядьку со шрамами зовут Шестипалый Гуннар. А всё потому, что в одном из походов какой-то ловкач оттяпал ему четыре пальца на левой руке. Его мнущийся рядом увалень-сын носит гордое имя Харальд и не менее гордое погоняло — Домашний Бычок. В общем, сохранить подобающее моему (будущему) высокому званию суровое выражение лица оказывается — та ещё задачка.
      Площадь для собраний, она же Круг Правды, расположена на возвышенности сразу за крайними домами посёлка, За ней когда-то были палаты ярла, а сейчас располагается временно оккупированная призраками территория моего будущего замка. Мы с Эйриком стоим на невысоком деревянном помосте, за спинами у нас уходящая ввысь скальная стена, а перед глазами раскинулась свинцово-серая морская гладь. Вот справа, со стороны посёлка подтягиваются последние норды, и Эйрик, громогласно прокашлявшись, начал тинг:
      — Доброе утро, честные мужи севера!
      — Чего позвал, рыжий?
      — Говори скорей, мне ещё сети ставить!
      — А это что за шкет рядом с тобой?
      — Ти-хо! — надсадно орёт Огнебородый. — Собрал я вас, чтобы вы услышали, что мне поведал сей храбрый муж. Говори, Сигурд.
      — Поздорову вам, добрые люди, — прикладываю руку к сердцу и обозначаю лёгкий поклон. — Длинно говорить я не приучен, потому скажу как есть. Волей богов меня вынесло волной на ваш остров. Но перед тем мне удалось выползти на каменный риф, что справа от входа в бухту. Там я нашёл тайник… вернее будет сказать “могильник”. Кто-то сложил там человеческие кости и обработал их, чтобы сделать из тех костей артефакты. И я нашёл там вот это! — вытягиваю вперёд руку. Из сжатого кулака свешивается на цепочке злополучный амулет.
      — Что там?..
      — Амулет Торварда-ярла!..
      — Амулет?..
      — Да, точно, это он!
      — А мне не видно…
      — Вы понимаете, что это значит? — рявкает Эйрик, начисто перекрывая гомон толпы. — Какая-то сука из посёлка режет своих и продаёт кости некромантам!
      Шум толпы моментально подскакивает на несколько десятков децибел.
      — Не может быть!
      — Это не я! У меня и лодки-то нету...
      — А у кого есть?..
      — У Сванте есть лодка!..
      — Это Гуннар, точно говорю! Он мне никогда не нравился!
      — Бьёрн это, Бьёрн, больше некому!
      — Да я тебя!..
      — Тихо!!!
      Все замолкают, уставившись на сухощавого, дочерна загоревшего дядьку лет сорока. Молча пройдя сквозь расступившуюся толпу, он хмуро глядит на меня снизу вверх:
      — Я не верю этому оборванцу, — машет он в мою сторону рукой. — Это он сам убивает наших людей. И ярла тоже он убил. А теперь пришёл с амулетом и решил раздор посеять среди нас, чтобы охотиться было проще. Эйрика вот одурачил…
      — Ты обвиняешь меня во лжи, старик? — стараюсь, сделать голос как можно более брутальным и угрожающим. — Не боишься ответить за свои слова?
      — С чего мне бояться брехливых девок вроде тебя? — нагло ухмыляется мужик.
      Блин. Я попал. Таких слов викинги не спускают. Плавали, знаем. Пойду на попятный — заработаю всеобщее презрение. И местных жителей, и богов. Придётся убивать этого… я присмотрелся, Долговязого Фритьофа.
      — Вы все видели, что я пришёл с миром и хотел вам помочь найти убийцу. — Обращаюсь я к притихшим нордам. — Однако такие оскорбления смываются только кровью. Пусть боги укажут правого, старик! Отвечай за свои слова, если ты мужчина!
      Зашумевшая толпа мгновенно освобождает центр площади, вымощенный гладко обтёсанным чёрным камнем. Какой-то паренёк по указанию старших метнулся в деревню и приволок два одинаковых круглых щита и средних боевых топора. Оглядываюсь. В глазах стоящих вокруг людей не видно сочувствия, но и вражды не наблюдается. Всё правильно, я для них просто интересный чужак, а такой вот Суд Богов — пусть не каждодневное, но всё-таки тоже обычное событие. Вздохнув, отдаю Эйрику безрукавку и кинжал, беру щит, поудобнее перехватываю топор и взмахиваю им пару раз на пробу. Пару простеньких ухваток я в свои прошлые попытки освоил, а остальное должна сделать супер-сила. Этот Фритьоф не выглядит качком… Хотя сюрприз-другой всё же стоит подготовить.
      — Боги, даруйте победу правому! — ревёт Эйрик, и мы с противником одновременно шагаем в круг с разных сторон. В ту же секунду за нашими спинами из земли вырастает полупрозрачная плёнка непроницаемого барьера. До окончания боя ничто не сможет пересечь его.
      — Я так и знал! Чувствовал! Ты сын Фрейи! — мужик с топором расплывается в кровожадной ухмылке. — Убив тебя, я буду вознаграждён вдвойне!
      Спохватившись, вспоминаю о ещё одной функции Круга Правды. Ступившие в него поединщики могли увидеть всю информацию о силах и способностях противника. Открываю интерфейс и… присвистываю. Вот это я попал!
     
      Фритьоф Долговязый.
      Уровень: 8
      Статус: Враждебный
      Раса: Северный человек (норд). Класс: Жрец Хель
      Сила: 20
      Ловкость: 10
      Выносливость: 15
      Сила Магии: 35
      Устойчивость к откату: 20
      Ментальная выносливость: 25
      Жизнь: 450/450
      Мана: 250/250
      Умения: Владение Холодным Оружием, Владение Щитом I, Ношение Доспехов I, Владение Копьём I, Строевая Подготовка, Морская Походка I, Истинное Зрение II, Восстановление Маны I, Внутренняя Сила I, Мастер Повелевания Душами III, Мастер Проклятий I, Закалённый, Поступь Духа II, Отток Жизни I, Власть над Мёртвыми II, Мастер Обработки I.
     
      Грёбаная система! Она мне что, каждый день будет топовых юнитов в противники подбрасывать? Мало того, что этот колдующий викинг сохранял способности к рукопашному бою и ношению доспехов, так тут ещё не какой-то там рядовой волхв, а целый жрец — вершина этой ветки развития с кучей опасных абилок! Ну что за!..
      Противник медленно двинулся против часовой стрелки. Помешкав секунду, повторяю его маневр. Почему он в меня не засандалит какой-нибудь Волной Смерти? С его силой магии — ушатает с двух-трёх выстрелов максимум. Не хочет? Шифруется? Эйрик не говорил, что это жрец, да и остальные к нему относились, как к рядовому викингу. Хочет победить меня, не используя магию? Попробуем действовать против его планов...
      — Интересно, люди Каменного Пика знают, что среди них живёт настоящий жрец Хель? — громко сказал, почти даже проорал я. — Да ещё, смотрю, умеющий заготавливать материалы под артефакты…
      Толпа за барьером встревоженно гудит. Фритьоф щерится:
      — Я тебе сердце вырву, сучонок! — и бросается ко мне.
      Я изо всех сил бью навстречу. Противник грамотно подставляет щит, давая моему топору пройти по касательной и “соскользнуть”, но сила удара такова, что даже так жреца откидывает в сторону, не давая провести контратаку. В следующий раз мы сходимся уже медленнее и осторожнее. Я успеваю ещё раз глянуть на список умений жреца и родить какой-никакой план.
      Свой шанс я увидел в том, что при генерации щедрый рандом наделил Фритьофа умением “Владение Копьём”. А не мечом и, главное, не топором, как могло бы быть. А вот “Владение Щитом” даёт ему преимущество, от которого я и решил своего противника избавить. Как и от самого щита, впрочем. Следующую серию ударов провожу, целясь по центру корпуса противника и не слишком-то вкладываясь. Чтобы враг вынужден был блокировать удары щитом, но одновременно и топор у меня не застревал в досках. Долговязый изредка бухает топором по моему щиту в ответ. И отступает, выжидая лучшего момента.
      Десятка три ударов спустя щит противника начинает расползаться на отдельные дощечки. Напрягаюсь. Сейчас явно что-то колданёт! Понимает же, что иначе я его неторопливо запинаю!
      Удар! Удар! Удар Крак! Хана щиту! Ещё уда…
      Жрец выбрасывает вперёд левую руку, с которой в мою сторону срывается сгусток тьмы. Не успеваю ни отскочить, ни хотя бы подставить щит. Заклинание бьёт в правую руку, мгновенно её отсушив. Боль такая, словно в жидкий азот макнули. Рукоять выпавшего топора чернеет и несколько секунд спустя рассыпается пеплом. На этом фоне даже слетевшие четыре сотни очков здоровья я отмечаю лишь краем сознания.
      Торжествующе рыкнув, враг вновь бросается на меня, воздев над головой топор. И вновь я ударяю навстречу. Край щита с треском врезается в топорище у самого окончания, и в руках у противника осталаётся только длинная палка. Прыгаю было вперёд, но правая рука реагирует на резкое движение такой болью, что в глазах на секунду темнеет. Фритьоф разрывает дистанцию и, отбросив бесполезную рукоять, снова долбит по мне Стрелой Тьмы.
      Гладкие камни Круга Правды больно врезаются в лицо. Как я успел упасть и пропустить над головой смертоносный заряд — сам не знаю. Скорее! Пока не прошёл откат! У меня всего несколько секунд! Опутывание Корнями! Пробившие чёрный камень гибкие плети лишают врага возможности убегать, и я, подскочив к нему, от души отвешиваю гаду ребром щита. Резко хрустит выставленная в тщетной попытке защититься правая рука. Рычащий Фритьоф отвечает ударом по моей пострадавшей от магии конечности, и на пару мгновений я выпадаю из реальности от дикой боли. Собраться! Успеть! Бью ещё раз!..
      ...И удар мой проваливается в пустоту, проходя жреца Хель насквозь. Оскалившись, Фритьоф шагает в сторону и могучие корни опадают, не в силах его удержать. Приглядевшись, замечаю, что фигура его стала чуть просвечивать, как у призрака. Это что, и есть та самая Поступь Духа?
      — Вернись и дерись, как мужчина! — говорю это больше на публику, но мало ли… вдруг и правда вернётся? — Всё равно рано или поздно твоя способность закончится, а из круга тебе не убежать.
      — Мне достаточно подождать всего несколько мгновений, а затем убить тебя Стрелой Тьмы, Сын Весны, — урод чертовски доволен. — Но я не позволю тебе умереть так легко. Я выпью твою жизнь, своими руками вырву тебе сердце и поднесу его на алтарь Богини Смерти!
      Фигура жреца подсвечивается тусклым багровым светом, и система сообщает мне, что тот активировал способность Отток Жизни. Шаг вперёд, и призрачная рука пробивает мне живот, причиняя дикую боль, забирая два десятка очков здоровья, но не нанося физических повреждений. Я изо всех сил стараюсь уклоняться, но по ловкости проклятый колдун меня превосходил. Пять ударов спустя его сломанная рука полностью восстанавливается. Медленно отступаю спиной вперёд. Мир сужается до резких вспышек боли и медленно тикающего таймера отката. Держаться! Если враг не попадает в корпус или голову, то и урон не такой большой. Всё равно не успею! Он меня раньше замордует!
      — Да когда оно уже закончится?! — рявкаю я, стараясь выглядеть как можно отчаянней. Особо напрягаться не приходится.
      — Не надейся, щенок, ещё больше минуты ты в полной моей власти, — смеётся Фритьоф. — И умрёшь ты до этого срока, уж я прослежу.
      Шумно выдыхаю, попутно ставя привязку на возрождение внутрь круга. С моей смертью для этого урода ничего не закончится, но не сообщать же ему об этом. Тем более, что до отката осталось три, две, од…
      — Н-на! — бью левой рукой одновременно с противником. мой кулак входит ему в грудь и, кажется, вот-вот расплавится от боли. Фритьоф смеётся...
      — Оружие Света!
      ...и давится собственным смехом. Мои пальцы, охваченные мягким белым сиянием, смыкаются на его сердце. Какому-нибудь настоящему призраку такой удар нанёс бы лишь небольшой урон, но передо мной-то живой человек! Пока ещё живой. Резко дёргаю руку на себя.
      — Я мог бы принести твоё сердце в жертву своей богине, как ты тут грозился, — сплюнув, бросаю потерявший нематериальность кусок плоти на землю. — Но и ей и мне противна такая падаль.
      Жрец Хель падает на колени, на несколько мучительно долгих мгновений замирает и опрокидывается на бок, едва я замолкаю. Вежливые всё-таки люди эти скандинавы. Не сразу упал, сперва выслушал. Полупрозрачный барьер вокруг Круга Правды пропадает, и одновременно с этим восстанавливается целостность чёрного камня, нарушенная моим заклинанием. Ожидаемо. Круг Правды и после Армагеддона восстанавливался без проблем. На форуме описывались прецеденты.
      — Боги судили! — торжествующе ревёт Эйрик
      Вздыхаю. Больше всего хочется лечь и помереть, но ковать железо нужно, не отходя от кассы.
      — Как же вы допустили, люди, что среди вас жил тот, кто вас же и убивал? — оборачиваюсь я к притихшей толпе.
      — Да кто ж знал…
      — Ярл ему верил…
      — Да и вообще, он вечно тихий такой был…
      — Тихо! — вскидываю здоровую руку. — Фритьоф убил вашего ярла. Дух вашего ярла отдал мне его амулет. Я убил Фритьофа на Суде Богов. Отныне я — ваш ярл! — мысленно перекрестившись, заканчиваю официально принятой фразой. — Кто против — пусть выйдет в Круг и бросит мне вызов!
      — А ну, пропустите! — взрыкивает, проталкиваясь вперёд, белобрысый детина. Останавливается на границе круга и радостно скалится щербатым ртом. — Ты очень хорошо дрался, Сигурд! Так что когда подлечишься, ярл, зови меня! Я, Бьёрн по прозвищу Буревестник и Убийство, очень хочу подраться с таким сильным воином! Ну, кто на нас с ярлом Сигурдом?
      — И я пойду за тобой, ярл! — орёт Рольф Задира, становясь рядом с Бьёрном.
      — Сопляки! Прирежут вас в первой же драке, — смачно харкает старик Шестипалый (старательно прицелившись, чтоб не попасть на камни Круга). — Я буду служить тебе, ярл. Должен же кто-то вбить в их пустые головы ухватки настоящего викинга!
      — Я с вами!..
      — И я!..
      — А мне всё равно, лишь бы рыбу ловить не мешали…
      — Ла-ла-ла…
      — Заткнись, глупая баба!
      В итоге среди моих подданных теперь числилось:
      — один ворон;
      — двадцать три Бонда-мужчины;
      — двадцать девять женщин;
      — сорок шесть детей обоего полу;
      — пять Воителей;
      — и даже, внезапно, один Хускарл, которым оказался Эйрик.
      Правда, уровень у него был всего второй, но общие способности вполне внушали. По моим прикидкам он единственный из жителей деревни имел хоть какие-то шансы справиться с покойным Фритьофом, зарубив того в три-четыре удара. Кстати о нём:
      — Есть ещё пара важных дел, которые нам с вами следует обговорить, норды, — рявкаю я, прерывая начавшийся балаган. — Первое. Кто помогал Фритьофу? Возил кости в схрон, заманивал людей в уединённые места. Думайте! Вспоминайте! Вы живёте рядом, вы не могли этого не заметить!
      Спустя минут десять взаимных обвинений, битья себя в грудь и призыва всех богов в свидетели мне надоело, и я предложил подозреваемым по очереди выйти в круг и поклясться перед всеми богами в своей непричастности. Никаких мгновенных санкций такой шаг бы не вызвал, но огрести какое-нибудь заковыристое и долгоиграющее проклятие наглый лгун вполне мог. Ругань пошла на второй круг с удвоенным пылом, трое ложных подозреваемых отсеялось, и ещё через пятнадцать минут нашлось нашлось четверо бондов, шестеривших на покойного. Одного тут же вызвали в круг и прирезали кровники. Остальным я велел явиться ко мне в дом через час после полудня, чтобы узнать своё наказание.
      — И второе! Мне нужны те, кто хорошо знает окрестности и подходы к жилищу прежнего ярла! Ночью идём охотиться на привидений!
      И, сопровождаемый довольно щурящимся Эйриком и радостно-возбуждённым Бьёрном, оказавшимся лучшим из местных охотников, я направился к своей новой усадьбе, бывшей совсем недавно жилищем некоего адепта Смерти. Следовало решить кучу важных вопросов, оценить приобретённую деревню, составить план захвата Источника и хотя бы примерно прикинуть вехи дальнейшей экспансии… А ещё очень хотелось помыть руки.
     
      * * *
     
     
      Бросок, бросок, бросок… бум. Блин! Больно… Я потряс гудящей рукой, подобрал раскатившиеся булыжники и снова отправил их вверх. Бросок, бросок, бросок, бросок, стой, падла! М-да… хреновый из меня жонглёр. Особенно двухкилограммовыми кусками скалы. Вздохнув, поплёлся собирать вновь улетевший в разные стороны двора реквизит. Сидящий на завалинке Эйрик, посмеиваясь, наблюдал за моими потугами.
      — Не надоело? — осклабилась эта морда.
      — Ещё минут двадцать, и Ловкость должна повыситься снова, — пропыхтел я. Бросок, бросок, бросок… твою мать!
      — Понятно теперь, почему тебя прозвали Трудолюбивым, — Эйрик задумчиво почесал бороду. — Нет бы присесть на крылечке, выпить эля…
      — Нельзя мне, ты ж знаешь, — отвлёкся я. Камни вновь застучали по утоптанной земле двора. Эйрик заржал. Сволочь!
      Доставшийся мне дом не поражал роскошью и размерами. Обычная крепкая изба. Я уже решил, что буду её сносить — это и будет первым заданием для проштрафившихся бондов. Но перед тем мы с Эйриком и Бьёрном на десять раз ощупали, обнюхали и обстучали все стены, полы, потолки в доме, прошлись по двору и небольшому огороду. Рассуждал я просто — вероятность обнаружения тайника Истинным Зрением составляет десять процентов. Вспоминаем теорию вероятности и понимаем, что уже на десятом осмотре одной и той же стены вероятность нахождения тайника вплотную приблизится к вполне приемлемым семидесяти процентам. Но как же меня задолбало ползать по этому дому! Пусть тайники и нашлись, но я всё равно чувствовал себя оплёванным. А всё потому, что главный схрон отсыкался “на дурака”.
      Первым делом, войдя во двор, я, разумеется, побежал мыть руки. Куда я ещё мог побежать, собственноручно распотрошив бедолагу Фритьофа? Трава возле вкопанной в землю бочки с дождевой водой была мокрой, я поскользнулся, опёрся мокрой ладонью о стену деревянного строения “типа сортир” и...
      В общем, вытащив с помощью Эйрика и Бьёрна из подземной ниши здоровенный сундук с золотом, мы переглянулись, пожали друг другу руки и побежали по дому, тщательно размазывая по стенам кровь дохлого жреца Хель, как какие-нибудь шибанутые сектанты. И ладно бы помогло! Полчаса спустя весь дом напоминал то ли декорации к старому сериалу “Декстер”, то ли место какого-то упоротого шабаша, но ни к чему это так и не привело — остальные схроны открывались совсем иначе... Что стало ещё одной хорошей причиной для сноса строения.
      За фальшивой стенкой чулана с лопатами и мотыгами обнаружилась оружейная. Разнокалиберные мечи, топоры, копья и даже пара саев оказались вполне пригодными к использованию. Заодно и себе подобрал секиру поприличней. Больше всего из найденного ширпотрёба я обрадовался невзрачному медному колечку, на два пункта повышающему Устойчивость к Откату. Правда, действовало оно почему-то только ночью, тем самым предопределив время атаки на замок.
      Но были и такие находки, которые я предпочёл бы и вовсе оставить пылиться незамеченными. В небрежно замаскированном подполе обнаружился деревянный идол Богини Смерти, сразу обеспечив мне немаленькую головную боль. Форумные знатоки утверждали, что игроки, не приносившие чурбаку жертв в течение недели, обеспечивали себе всё нарастающее недовольство божества, которому найденный кумир был посвящён. В случае с Хель — всевозможные моры, глады, неурожаи и прочие неприятности. Но если в моём владении будут приноситься жертвы только Богине Смерти — что останется от моей репутации, как Сына Весны? Единственным выходом была экстренная постройка святилища, в котором о каждом из шести кумиров заботились бы специально обученные волхвы… но у меня ведь ещё даже замка нет! Про деньги вообще молчу.
      Хотя вот уж чем-чем, а деньгами меня Фритьоф не обидел, “оставив в наследство” весьма внушительную сумму в шесть тысяч золотых. Хоть будет, на какие средства восстановить замок и заплатить уже присоединившимся юнитам.
      Наконец, мои псевдоциркаческие потуги принесли результат, и показатель Ловкости персонажа дорос до одиннадцати. Вот теперь повоюем! С наслаждением запустив осточертевшими булыжниками в угол двора, я повернулся к Эйрику:
      — Ну что, где там наш мародёр?
      — Бьё-орн! — проорал Огнебородый в приоткрытую дверь. — Хорош дом разбирать, подь сюды!
      Всё время, пока я бросал треклятые каменюки, местный следопыт Бьёрн пытался выжать из жилища жреца ещё хоть одну завалящую монетку. Вот это внутренний хомяк у человека, уважаю! Два с половиной часа ковыряться в десять раз обстуканных досках. Хотя, судя по хмурой роже, ничего путного он так и не нашёл.
      — Значит что решаем в итоге с замком, — я с удовольствием напился воды из принесённого старательной Адаминой кувшина и присел на крыльцо рядом с Эйриком. — На дело идём за три часа до рассвета. Бьёрн, собираешь бондов, делишь их между воителями поровну, разводишь аккуратно по тем местам, что мы отметили сегодня. Эйрик, берёшь одного воителя себе в помощь. Пойдёте со мной на прорыв, когда другие раздёргают призраков по разным направлениям.
      — Рольфа возьму, — почесал бороду хускарл. — Он из молодёжи самый толковый и быстроногий. Старик Шестипалый, конечно, посильнее. Но пошёл он в задницу. Пусть кому другому плешь ест. Призракам, например.
      — На том и порешим, — кивнул я. — Встречаемся у Круга Правды через три с половиной часа. В полночь атакуем. Глянь там, если у кого оружие плохое — отправь ко мне, пусть возьмут из кладовой.
      — Сделаю, — степенно крякнул Эйрик, поднимаясь на ноги.
      — Сделаю, ярл! — стукнул себя кулаком в грудь Бьёрн.
      Я проводил удаляющихся викингов взглядом. Благодаря сегодняшней разведывательной вылазке Бьёрн апнулся до пятого уровня, а Эйрик взял четвёртый. Ну и я добрал недостающий до пятого уровня опыт. Ничего сложного в этом не было — днём призраки на улицу лезли неохотно, разбредаясь по территории замка только с наступлением темноты. Но за зашедшим в зону видимости бондом-охотником полупрозрачные тупицы летели очень даже споро. Бьёрн “паровозил” мобов к нам с Эйриком, где их и ожидало неминуемое упокоение. Жаль только, маны у меня хватало лишь на два каста Оружия Света. Зато обнаружилась забавная особенность — если Эйрик держал в руках два топора, и после наложения заклинания передавал один из них Бьёрну или мне, эффект заклинания сохранялся! Я уж было совсем губу раскатал, но игровой форум быстро разрушил иллюзии. Не получится увешать Эйрика оружием, как новогоднюю ёлку и вооружить против призраков всю толпу. Эффект сохранялся только на том оружии, что юнит держал в руках (именно в руках — не под мышкой, не в зубах, и не где-то ещё — что только игроки не пробовали). А поскольку наг в моей армии не было и не предвиделось, то и больше двух единиц оружия за раз “освятить” не получится.
      Ещё одной непоняткой стали необычные способности призраков. Все гайды в один голос утверждали, что духи не способны причинять урон. Их опасность была в том, что при большом скоплении на квадратный метр они могли захватить контроль над юнитом. А при совсем уж огромном их количестве концентрация некроэнергии была настолько сильна, что могла моментально исторгнуть душу слабого юнита из тела. У нас же ничем подобным и не пахло — неупокоенные бодренько летали поодиночке и малыми группами, а при прикосновении причиняли жуткую боль и снимали очки здоровья. На форуме меня долго обзывали толстым троллем и советовали читать мануалы, пока наконец один увлечённый некромант не подсказал, что призраки могут перенимать часть способностей своего предводителя. Обычно таковым становился Погонщик Духов, но у меня случай выдался уникальным — не нужно быть гением, чтобы сообразить, у кого именно они переняли абилку Отток Жизни.
      Вздохнув, я ещё раз пробежался взглядом по окошкам интерфейса. Двое бывших шестёрок жреца Смерти на берегу возились с его ладьёй, снимая всё сколько-нибудь ценное и готовя кораблик в последний путь, исполняя данное мной задание. Третий благополучно дезертировал и пропал из поля моего зрения. Сейчас придурок направлялся куда-то на запад, не замечая парящего поодаль Ка-52. Авось ещё какой схрон найдётся…
      Взятые уровни и полдня, убитые на тренировки, добавили мне всех характеристик, кроме маны и отката. Из выпавших умений я опять с содроганием отказался от Навигации в пользу Лидерства и, поскрипев зубами, выбрал способность Наниматель, снижающую цену найма юнитов вместо Мастера Управления Телом. Всё-таки я не друида качаю, а военачальника.
      Некоторое время потратил на самолюбование:
     
      Сигурд Трудолюбивый.
      Уровень: 5
      Раса: Северный человек (норд). Класс: Потомок Богов. Классовые умения: Сын Весны.
      Сила: 37
      Ловкость: 11
      Выносливость: 15
      Сила Магии: 8
      Устойчивость к откату: 1
      Ментальная выносливость: 7
      Жизнь: 630/630
      Мана: 59/70
      Умения: Закалённый, Истинное Зрение I, Восстановление Маны I, Атака I, Наниматель I, Лидерство I.
      Знания: Раса Норды, Военачальник II, Оружейник, Известный, Мореход, Предводитель Воров, Магия Жизни V, Белая Магия I, Аскет.
     
      Пока что это лучший старт из тех, что у меня были. Вздохнув, я забрался в копну ароматного сена и блаженно вытянулся, полной грудью вдохнув запах горных трав.
      Покосился на замигавшее в интерфейсе предупреждение, ругнулся и переполз на твёрдую деревянную лавку в доме, после чего вышел из игры. А вот фиг тебе, система! Сегодня нормально посплю, как белый человек! На мягкой кровати и целых три часа.

День Третий

     — Начали! — по моему приказу первые две группы с рёвом бросаются вперёд, огибая невысокие замковые стены с обеих сторон. Орут по двум причинам: во-первых, привлекают внимание всех призраков в округе. Ну а во-вторых, ребятам слегка жутковато. Ночь, горящие тут и там на крутом склоне факелы (специально раскидали, чтоб хоть какую-то видимость обеспечить), тёмная громада замка и чуть светящиеся безмолвные силуэты, плывущие тебе навстречу… Тот ещё аттракцион. Выделяю на интерфейсе правую группу, — Возьмите правее. Ещё. Вперёд, призраки в четырёх шагах справа и сзади.
      Норды послушно поворачивают и продолжают забег, разминувшись с просочившимися прямо сквозь стену духами всего на несколько метров. Кружащий над замком усталый ворон обеспечивает мне весьма неплохой обзор. Деталей, конечно, не разобрать, ибо Ка-52 — не сова, и в темноте видит плохо. Но благодаря способности “Обнаружение Мёртвых” все некроотродья вокруг замка и во внутреннем дворе отображаются на моей карте неяркими алыми точками. Всего на открытом пространстве их тусовалось меньше полусотни; десятка три с половиной сейчас отправились в погоню за орущими викингами. Время второй части Марлезонского балета!
      — Гуннар, вперёд! — старик Шестипалый с сыном и ещё тремя бондами, надсадно воя, стартует к гостеприимно распахнутым воротам. Весёлая компания беспрепятственно влетает внутрь, оказавшись в кольце призраков и… с не меньшей прытью несётся обратно. Когда здоровье замыкающего опускается ниже половины, тот “в страхе” прибавляет скорости, и висящие у группы на хвосте призраки переключаются на бежавшего предпоследним. Хмыкаю и продолжаю рулить процессом: — Первая и вторая группы — разворот! Четвёртая — к воротам!
      Почти обогнувшие замок с двух сторон викинги поворачивают к центру и, чуть ли не прижимаясь к стене, рвутся в обратный путь, громко матерясь от боли — у каждого преследователи успели откачать жизненных сил. Один из бондов правой группы спотыкается впотьмах и кубарем летит на землю, оказываясь под ударом. Не успеваю решить что-то, как командир группы, воитель Ларс разворачивается и, громко матерясь, вытаскивает тело бонда из толпы облепивших того призраков и, толкнув в сторону остальных, медленно отступает, отвлекая неупокоенных своим телом и жизненной силой. Стискиваю кулаки. Сейчас я вполне могу остаться без воителя, а то и всю группу потерять... В это же время группа номер четыре влетает в ворота и, совершив “круг почёта” по внутреннему двору, выманивает из донжона и построек ещё десяток духов и также несётся вниз по дороге вслед за людьми Шестипалого. Группа Ларса тоже с трудом отрывается от преследователей, но относительную боеспособность в ней сохраняют только пара “носильщиков”. Плевать, главное, что живы остались. Замок сравнительно пуст. Пора и нам выдвигаться.
      — Вперёд! — срываемся со своей уютной, оборудованной Бьёрном лёжки, и быстро приближаемся к замку с противоположной от ворот стороны. Эйрик добегает до стены первым и приседает, сцепив руки в замок. Наступаю на живую ступеньку, изо всех сил толкаюсь ногой и… моя сила, совместно с мощью хускарла заносят мою тушку на гребень пятиметровой стены, как на крыльях. Еле успеваю посторониться, как с той стороны слышится звучный “бряк” и ругательства Рольфа. У него, стало быть, силёнок хватило только руками уцепиться за край. Огнебородый отходит на пару шагов, берёт короткий разбег, отталкивается от земли, сжавшись в комок, и с шумом приземляется на стену рядом со мной. Даже с его невысоким уровнем присущая всем хускарлам способность “Прыжок” даёт весьма и весьма интересные возможности. А если б на стене стоял обороняющийся воин, Эйрик ещё и кританул бы по нему, скидывая вниз. Бежим к спуску.
      Архитектура замка содержит в себе одну безыскусную, но весьма полезную хитрость — ворота донжона располагаются с противоположной стороны от крепостных, что заставляет вломившегося в замок противника огибать весь внутренний двор, продвигаясь ко входу в донжон под ливнем стрел из его бойниц и с внешней стены. Мы же оказываемся аккурат напротив гостеприимно распахнутого входа и, не мешкая, ныряем внутрь.
      На несколько секунд тормозим, пока норды запаливают принесённый с собой факел. Бегу наверх. Первый пролёт. Пусто. Второй — пусто. Третий — в воздухе неподвижно висят два полупрозрачных голубоватых силуэта в капюшонах. Бросаюсь к стене и пролетаю мимо них на максимальной скорости. Левое плечо знакомо обжигает болью — достали, с-суки! Четвёртый пролёт! Пусто, но у самого выхода на второй этаж висит сразу несколько призраков. Блин! Бросаюсь вперёд и кубарем прокатываюсь под ними в широченную комнату, бывшую когда-то пиршественным залом. Торопливо подскакиваю, кидаюсь к следующей лестнице… и с проклятьем отпрыгиваю назад. Сверху один за другим выплывают всё новые полупрозрачные силуэты. Отбегаю подальше в зал и с лёгким ужасом смотрю на влетающих в зал из обеих дверей мобов. Шесть, семь, восемь… “нижние” призраки заканчиваются, Эйрик и Рольф опасливо протискиваются в зал за ними вслед. Но некроотродьям сейчас не до викингов — тут Сын Весны под боком ошивается, куда более приоритетная цель.
      — Четырнадцать… Эйрик, атакуйте! — всё это время я пятился вдоль правой стены, отчего призраки немного скучковались, стремясь добраться до меня по кратчайшему пути. Викинги оббегают эту толпу вдоль дальней стены и оказываются от меня на дистанции каста. Оружие Света! Эйрик перекидывает зажатый в левой руке короткий клинок Рольфу, поудобнее перехватывает верную секиру, и эти отморозки с радостным оскалом начинают уменьшать поголовье призраков в нашем будущем замке. Моя роль сводится к тому, чтобы держать вовремя подхваченный факел и работать приманкой, притаскивая не желающих от меня отставать призраков под мягко светящиеся меч и топор. Опыт, кстати, капает всем троим — дорезав последнего призрака, Рольф получает четвёртый уровень. Хорошо! Так, главное — не расслабляться! Указываю факелом на дверь:
      — Вперёд, пока оружие не погасло! — викинги послушно устремляются вверх по лестнице. Следую за ними. Маленькие группки призраков встречаются ещё дважды, но мне даже останавливаться не приходится.
      Зал Источника встречает нас массивными дубовыми дверями. Запертыми. Сквозь которые начинают неторопливо просачиваться новые твари. Оружие гаснет. М-мать! Если рубить дверь, они ушатают мне как минимум воителя, а возможно и хускарла. Если повторить Оружие Света, то неизвестно, сколько потом времени уйдёт на взлом двери, и кто окажется за нею. А маны у меня больше не будет!
      — В сторону! — вырываюсь вперёд и всем телом врезаюсь в тяжёлые створки. Фиг там. Тыкаю вылезшему призраку факелом под капюшон — урона не наношу, но пару секунд тот тупит. Бросаю факел Эйрику, выхватываю топор и со всей дури стучу по двери там, где находятся петли. Р-раз! Два! Ещё! Зар-раза, больно-то как! Меня атакуют уже пятеро тварей. Ещё удар! Ещё!.. Половина здоровья сожрана. Призраков стало девять. Отбегаю к лестнице, рявкаю нордам: “Рубите дверь!” и ныряю обратно во тьму лестничного пролёта.
      Бегом спускаюсь в обеденный зал, таща за собой тупых мобов. неторопливой трусцой направляюсь в дальний угол. Проверяю интерфейс. Ага, ещё один вылез из дверей, но ребята справятся. Верхняя половина правой двери уже болтается на весу, нижняя доживает последние секунды. Проскакиваю мимо только-только догнавших меня призраков и изо всех сил мчусь обратно в Заклинательный Покой. Слышу, как торжествующий рёв Эйрика переходит в сдавленное оханье. Ворвавшись в комнату сквозь выбитую дверь, замираю, пытаясь оценить всю глубину той задницы, в которой мы оказались. Ух, ё… а вот и босс.
      Посреди Покоя возвышается трёхметровая фигура в призрачных доспехах охваченная всполохами синего пламени. Ничего себе! Обычный Дух, юнит замка Некроманта, следующая ступень развития бестелесного существа после Призрака. Но до чего же он раскачанный! К тому же, в первый раз вижу, чтобы призрак мог носить доспехи и щит с топором! Это как вообще? Подбегаю к Огнебородому, тот с готовностью подставляет оружие под баф. Вот только уверенности я в его глазах не вижу. Вдвоём одолеть такую тварь, да ещё всего за две с лишним минуты, пока действует заклинание… очень сомнительно. Нет, в том, что хускарл не покажет спину врагу, я уверен на все сто, но… Нужно дать ребятам время.
      — Сначала мелких! — Разбегаюсь и рыбкой прыгаю в ноги призрачному воину. Бл!.. От его удара меня отбрасывает к стене, словно вполне материальным кованым сапогом со всей дури приложили. Надсадно кашляя, поднимаюсь на четыре кости. Поднатуживаюсь. По стеночке встаю на ноги. Викинги уже разобрались с призраками и кружат по залу, награждая здоровяка ударами. Тот успешно блокирует их атаки горящими призрачным пламенем топором и щитом. Но на меня не смотрит! Всё так же держась за стену, протискиваюсь вперёд и погружаю руку с кольцом в каменную чашу Источника. Да! Замок, а главное, накопленная Источником мана, теперь мои! Ну всё, песец тебе, тварь!
      Я не знал точно, но предположил, что ничто не исчезает в никуда. Мана, вырабатываемая Источником, может быть пущена на исследование новых заклинаний, на рост Заклинательного Покоя, на поддержание существования магических юнитов, какими являются призраки, Сомневаюсь, что этот дух или контролировавший его жрец Хель так уж задумывались про первые два пункта. Да, призраков прилично в замке набилось, да, Жрецы Хель на поддержание нежити тратят куда больше энергии, чем профессиональные некроманты, но всю ману выпить не могли. Отсюда вывод — излишки энергии просто скапливались в Источнике и были “готовы к употреблению”, что давало нам неплохие шансы на победу! Благодаря одному симпатичному колечку мой откат теперь вдвое меньше длительности бафа. Ну… почти. Поэтому, еле дождавшись окончания таймера, с наслаждением кастую Исцеление. Не на себя, хотя очень хочется. И не на Рольфа — у меня слишком дохлые показатели Силы Магии и Отката, чтобы поддерживать баф на оружии, одновременно успевая отлечивать нанесённые боссом повреждения. Надеюсь, воитель продержится. Исцеление я накладываю на возвышающегося над головами моих воинов придурка. Ого, оно умеет подавать голос!
      Воспользовавшись замешательством врага, Эйрик, рыкнув что-то кровожадное, обрушивает топор на удобно подставившееся колено. Дух воет вторично! Ответным ударом Огнебородого впечатывает в стену, но подскочивший сзади Рольф подсекает противнику вторую ногу. Босс рушится на колени и простирает руку в непонятном жесте. Ох, не нравится мне это… А, всего лишь мобов позвал из коридора. Оп-па, а баф-то куда делся? Ещё ведь десять секунд должно было быть! Таймер не может врать! Бросаюсь вперёд, пытаясь врезаться в противника плечом. но неожиданно прохожу насквозь. Сволочь! Ощущения такие, словно в костёр прыгнул! В спину прилетает удар, и я на полной скорости влетаю в толпу призраков. А-а-а! Сука!
      Выбравшись из негостеприимных объятий, отскакиваю к вжавшимся в стену нордам. Здоровья осталось “на донышке”. Зато откат прошёл! Оружие Света! Отхожу в сторону и тихонечко сползаю по стеночке, пытаясь отдышаться. Призраки опять тянутся за мной и опять нарываются на фланговый удар викингов. Через полминуты Эйрик добивает последнего, и мы снова дружно разворачиваемся к так и не вставшему с колен боссу.
      — Ты славно сражался, ярл, — неожиданно басит Эйрик, глядя прямо в скрытые полумаской шлема пустые провалы глазниц, — Ты и после смерти сильнее всех, кого я знаю. Мы покарали твоего убийцу, Фритьофа-предателя. Теперь ты смело можешь предстать перед глазом Отца Дружин!
      Полупрозрачная башка медленно кивает. Рольф шагает вперёд, скрещивая сияющий меч с призрачной секирой. Обошедший лишённого подвижности противника со спины Эйрик в три удара отсекает ему обе руки, а затем и голову. Рухнувшее на каменный пол тело быстро гаснет и растворяется. Успеваю заметить на нём две крайне симпатичные феньки:
     
      Амулет призрачной плоти. Облекает плотью духа в соответствии с его уровнем и располагаемыми при жизни навыками. Позволяет духу по желанию делать любую часть своей псевдоплоти материальной, нанося физический урон. Ограничение — только для бестелесных юнитов.
     
      Кольцо Призрачного Пламени. Окружает юнита аурой призрачного пламени. При контакте наносит противнику урон, равный 5 + (уровень юнита)/10 единиц здоровья в секунду. Ограничение — только для юнитов замка Некроманта.
     
      Но, к моему величайшему сожалению, они исчезают вместе с полупрозрачными телом и оружием. Ну да, чего я ждал. Ясно же сказали на форуме: “с призраков лут не дропается”.
      Победа? Как бы не так! Сворачиваю всплывшие окошки уведомлений и пристально вглядываюсь в интерфейс. Толпа в полторы сотни призраков так и маячит у границ замка, постепенно начиная разбредаться кто-куда. С удобством расположившиеся в десятке шагов норды делают вид, что им ничуть не страшно. В принципе, без подпитки Источника призраки и сами развеются… через недельку. Наверное. Но у меня на них другие планы. Махнув своим спутникам рукой, чтоб спускались за мной следом, накладываю на себя Исцеление и включаю общую связь:
      — Замок наш. Группы один и два обходят немёртвых придурков слева. Группы три и четыре — справа. Раненых с собой не берите. Ларс — в замок, я тебя подлечу. Мы ждём вас в воротах. Шестипалый и Ларс берут топоры у Эйрика и рубят призраков. Сразу за ними встают Барди и Хрут. Оружие берёте у меня. Остальные просто забегают во двор и ждут, кого нужно сменить. Всем ясно? Кому неясно, махните рукой, — отсчитываю десять секунд. — Три, два, один. Пошли!
      Выходим во внутренний двор и неторопливо трусим к воротам.
      — Эйрик, ты поднял два уровня?
      — Да, дух ярла был силён, — кивает хускарл.
      — Тогда, как отдашь топоры воителям, присядь где-нибудь в сторонке на завалинку, пригляди за порядком.
      — Хорошо, ярл Сигурд, — ухмыляется Огнебородый. — Как думаешь, в подвалах эль остался ещё?
      — Если и был, то скис давно, — отзывается Рольф, уже закрепивший факел в держателе и занявший наблюдательную позицию на подобранном чурбаке.. — Эвон сколько неупокоенных-то по нему шастало.
      На плечо, спикировав, тяжело плюхается ворон. В повёрнутом ко мне глазе читается немой укор зверствам безжалостных эксплуататоров рабского труда.
      — Устал? — улыбаюсь я. Возмущённая птица больно дёргает меня клювом за мочку уха. — Ауч! Полегче! Проголодался, что ли? Ухо не отдам!
      Эйрик и Рольф синхронно хмыкают.
      — На вот, — достаю я из инвентаря остатки недоеденной вороном в прошлый раз горбушки. И снова еле успеваю отдёрнуть пальцы. — Буду хлебом тебя кормить. Аскетом будешь, как хозяин. Не всё же мне одному мучаться…
      Ка-52 насмешливо каркает и отворачивается, приготовившись к новому зрелищу. Отмечаю про себя, что уровень у него уже шестой. Видать, засчитала система участие в бою со Змеёнышем — много ли вороне надо?
      — К бою, — вздыхаю я, пропуская мимо топочущую толпу. — Оружие Света!
      Только что ловко улепётывавший от призраков старикан Шестипалый хватает светящийся топор и азартно орёт нечто нечленораздельное. Более сдержанный Ларс просто хмыкает в усы и первым разваливает показавшегося в проёме ворот призрака от ключицы до бедра. При погоне неупокоенные растянулись длинной вереницей, так что рубить их — одно удовольствие. Забираю оружие еще у двоих воителей. Наверное, даже Ларса лечить не буду — и так не помрёт — лучше на бафы потрачусь.
      — Если полезут сквозь стены, медленно отходим, не даём им навалиться всем скопом, — продолжаю командовать, пережидая откат. — Как действие заклинания кончится, отходите назад, отдаёте оружие мне. Получили два уровня — уступаете место и передаёте оружие товарищу. А ну, вольные бонды, кто желает отправить несчастных неупокоенных туда, где им место?
      — Я пойду! — выскакивает вперёд Бьёрн. Ну ещё бы. Распробовал вчера, как легко призраки убиваются без своего проклятого физигнора.
      — И я, — шагает вперёд белобрысый Сванте. — Чтоб Огнебородый не трепался потом, что всех врагов в одиночку положил.
      Определив первую пару добровольцев, накладываю заклинание и возвращаю мечи владельцам. Радостные воители вливаются в веселье как раз вовремя — призраки только-только стали вваливаться во внутренний двор сквозь стены по обе стороны ворот. Я тоже чуть в пляс не пускаюсь — наконец-то повысилась Устойчивость к Откату. Теперь успею обновлять целых три бафа одновременно, что увеличивает количество защитников завоёванного замка аж до шести.штук. И вовремя, потому что мои “вратари” уже еле справляются с напирающими духами, а терять я никого не намерен. Ведь денег всегда не хватает, а бонды приносят весьма ощутимый доход… блин! Точно, доход!
      Отправив Бьёрна и Сванте на подмогу воителям, торопливо заглядываю в интерфейс и смотрю, что же мне досталось. Да, сейчас не время и вообще бой, но на невозможном уровне всё решают минуты. Оказывается, на Складе валяются кое-какие ресурсы, да и некоторые здания в замке и окрестностях имеются, тот же Круг Правды взять. Радостно хмыкаю и запускаю восстановление Длинного Дома, в котором можно нанимать Бондов — самых слабых юнитов замка Викинга.
      Ну… относительно слабых. Подхожу к первой паре защитников и обновляю баф. Ларс уже апнулся на третий уровень, а Гуннар вот-вот возьмёт четвёртый. Старикашка щерится и успевает ещё орать на увальня-сынка, чтоб был готов подхватить топор и принять у Шестипалого эстафету, не упустив ни единички драгоценной экспы. Хмыкаю и возвращаюсь к своим раздумьям.
      Итак, Бонд, он же суровый северный крестьянин, представляет собой зрелище весьма непритязательное. Да, он сильнее Крестьянина из рыцарского замка, но не так, чтобы намного. Из умений помимо “Земледельца” и с равной вероятностью выпадающих “Охотника”, “Скотовода” и “Рыбака”, есть ещё 33% шанс получить умения “Мастер Ловушек” да “Знаток Зверей”, и 5% — умение “Следопыт”, как у что-то азартно сейчас орущего Бьёрна (мне вообще с ним в этом плане повезло — редкий юнит… хоть и первого ранга). Да, из-за повышенных характеристик работают Бонды получше; да, со временем при прокачке из них получаются неплохие разведчики и моряки, но и стоимость у этих ребят ни в какое сравнение с Крестьянами не идёт. Что весьма печально. Хорошо хоть наследство покойного Фритьофа позволяет мне нанять все сорок доступных и начать завтра же получать какой-никакой доход. Но и только. Ни одной успешной попытки использовать бондов в более-менее серьёзном бою я на форумах не отыскал. Какая может быть польза от юнита без щита, доспехов и правильного строя? Хотя некоторые легковерные нубы, не озаботившиеся тем, чтобы изучить характеристики юнита, поверили фразе в рекламной статье: “при большой удаче один на один справиться с медведем”, а потом заспамили форум своими жалобами. Лохи, что с них взять.
      Прервав горестные раздумья, обновляю бафы на второй паре воителей. Произведя несложные подсчёты, решаю, что накопленной Источником маны вполне хватит на всех призраков и ещё на полтора десятка кастов останется. Вздохнув, оставляю пока весь поток на накоплении энергии. Да, срочно нужны новые заклинания, да и мощность их не мешает как следует повысить, но мана пока важнее.
      Ларс получает четвёртый уровень, отступив, передаёт топор ожидающему своей очереди бонду и останавливается неподалёку от меня, переводя дух. Заглядываю ему в статы. Вот Воитель уже смотрится весьма и весьма солидно. Высокие сила, выносливость и боевой дух, умение держать строй, да плюс ещё специальные способности, дающие бонусы при битвах на море… Если сравнивать всё с тем же рыцарским замком, то на суше Воитель чуть слабее тамошнего Мечника. Зато для него открыты сразу несколько веток прокачки. Впрочем, об этом думать пока рано.
      В очередной раз обновляю Оружие Света и окидываю взглядом панораму сражения. Все пятеро моих воителей уже получили повышение и теперь, покрикивая, следят, чтобы непривычные к сражению в строю бонды не наломали дров. Благо, поток призраков поредел, и вместо массового сражения я наблюдаю вспыхивающие то тут, то там схватки. Присаживаюсь на камушек рядом с Эйриком и позволяю себе облегчённо выдохнуть. Я стал на один шаг ближе к цели. Вот только сколько ещё их, тех шагов…
      * * *
     
      Утро ещё только красило нежным светом бревенчатые стены моего замка, а я уже не знал, что делать. Уровни на сегодня получены, как мной, так и всеми воителями и хускарлом. Блин, да даже пятеро бондов успели подняться на почти дармовой экспе! Окрестности замка пока не были разведаны. Учитывая уровень сложности, можно в любой момент ждать нападения и попытки захвата Источника, так что идти куда-то очень не хотелось. Особенно до тех пор, пока не восстановится хотя бы полуразрушенный Длинный Дом.
      Склад порадовал несколькими мерами древесины и камня, а вот золота совсем не было — видать жрец забрал. В оружейной нашлось несколько абордажных цепей с крючьями, десятка три комплектов кожаной брони и пяток кольчуг, да шлемы с полумасками. Я хмыкнул. Говорят, в первые годы после выхода игры разработчиков за рогатые шлемы склоняли на все лады — неудобные были, да смотрелись по-дурацки. Доходило до того, что игроки-викинги первым делом отдавали шлемы кузнецу на отрубание рогов… Потом здравый смысл восторжествовал.
      Чёрт меня дёрнул устроить тренировочный бой с Огнебородым. Нет, сначала всё казалось логичным — если и учиться у кого-то, то у сильнейшего из доступных сейчас бойцов, тем более, ещё свежи были впечатления от его боя с привидением-боссом. Уж очень хотелось уметь не хуже! Энтузиазм мой продлился ровно сорок две секунды. Обыкновенный на первый взгляд удар вдруг обернулся хитрым финтом, и я со всхлипом повалился на утоптанную землю внутреннего двора, держась за разрубленную чуть выше колена левую ногу. Боль была адская. Где-то минута ушла на то, чтобы сообразить, где я нахожусь, и наложить Исцеление. Так ещё моих скромных силёнок не хватило на то, чтобы избавиться от раны, и пришлось ждать отката. Как назло, действие артефактного кольца уже кончилось, и терпеть мне пришлось до-олго… Утерев текущие слёзы и размазав по лицу собственную кровь, я откинулся на спину, уставившись в затянутое серой дымкой небо. Хотелось бросить всё, выйти из игры и удалить аккаунт к такой-то матери. И чего я вообще попёрся в эти викинги? Стал бы магом каким-нибудь, или лучником хотя бы…
      Последняя мысль меня отрезвила. Словно ушатом колодезной воды окатило. Эльфом-лучником я уже побывал. Чем всё закончилось, вспоминать не хочется — и так регулярно в кошмарах вижу. И закончилось как раз потому, что я искал ненапряжных путей там, где нужно было сцепить зубы и терпеть. Второй раз я на те же грабли не наступлю. Просто права не имею!
      Я покосился на Эйрика. Хускарл стоял, уперев в землю древко секиры и внимательно смотрел на меня. Я вздохнул и с трудом поднялся на дрожащие ноги. Подобрал с земли щит и топор. Ох и жалкое же зрелище я тогда, должно быть, представлял! Грязный, окровавленный, зарёванный… но выбора нет. Когда я смогу проапгрейдить Круг Правды, чтобы в нём можно было проводить тренировочные поединки, неизвестно. А уметь сражаться мне нужно “ещё вчера”. Что ж, no pain — no gain!
      — Продолжим, Огнебородый?
      — Легко, — многообещающе лыбится норд. — Береги щитовую ногу, ярл.
      Во второй раз я продержался почти минуту. И узнал, что Исцеление способно за секунду вырастить выбитые кромкой собственного щита зубы. В третий — почти полторы, пока Эйрик не ударил кромкой щита, по пальцам, сжимающим топор. Оказывается, перелом со смещением Исцеление вправляет тоже само. В четвёртый раз я засмотрелся на проскользнувшую в ворота Адамину (эх, хороша, чертовка!), и хускарл завершил наш поединок одним ударом в то самое место, чуть выше колена.
      — Не выставляй щитовую ногу, ярл! Понятно теперь, отчего штанов на тебя не напасёшься…
      Я даже почти не стонал. Обидно было не столько от боли и поражения, сколько от собственной глупости. Один жизнерадостный кретин решил покрасоваться и бросился на следующий раунд, не дождавшись отката от предыдущего Исцеления. Теперь приходилось зажимать рану руками и проклинать медленно тикающий таймер. После исцеления я вставать не спешил — Чингачгук два раза на швабру не наступает…
      Когда Бьёрн и Харальд затащили в ворота здоровенное деревянное корыто и стали, пыхтя, поднимать его на стену, шёл одиннадцатый раунд. А когда над корытом показалась первая крылатая тень — восемнадцатый.
      — Погоди, Эйрик, — опустил я руки с оружием. Хотел было и вовсе наземь бросить, но быстро спохватился и передумал. Закинув топор на плечо и слегка пошатываясь, направился к стене, бросив через плечо: — Передохни малость, мне тут колдануть надо…
      — Эт-можно, — оценил шутку двужильный хускарл, направляясь к “столику с закусками”, уже давно организованному для нас его расторопной дочкой. Покосившись на мой кувшин с чистой колодезной водой, Эйрик ехидно хмыкнул, одним ударом выбил крышку у небольшого бочонка и зачерпнул оттуда полный ковш. После чего с удобством устроился на завалинке, наблюдая за бесплатным шоу.
      Корыто, в которое все деревенские рыбаки ссыпали потроха и чешую с утреннего улова, уже облюбовали сразу три ворона и чайка. Близко я подходить не стал, остановившись от пирующих пернатых в нескольких метрах. На всякий случай поднял в боевое положение щит и топор. Хозяин Животного!
      Самая маленькая из ворон сменила на карте значок с жёлтого на зелёный. Остальные пташки на произошедшее с товаркой внимания не обратили, оставшись нейтральными. Я слегка расслабился, а на горизонте появились новые крылатые тени…
      Полчаса спустя в рядах моих личных ВВС уже состояло полтора десятка всевозможных пернатых. Не обошлось и без эксцессов — здоровенный альбатрос подчиняться заклинанию не пожелал, с грозным воплем ринувшись на меня. Но то ли я так испугался, то ли тренировки с Эйриком помогли, уработал птичку я с одного удара кромкой щита в грудь. Радостные норды тут же утащили тело несчастного свободолюбивого создания, приговаривая, что на вонючее мясцо этой птички рыба клюёт так, что только доставать успевай. Вот и поохотился. Когда же вся “приманка” была благополучно съедена, галдящая стая поднялась над замком и разлетелась в разные стороны, а я, вздохнув, вернулся к Эйрику, перехватив по дороге краюху хлеба со стола.
      Спустя ещё двадцать три болезненных поражения, Огнебородый отбросил расползшийся на дощечки щит в сторону (тот упал на обломки трёх моих) и объявил перерыв.
      — Хорошо, что ты умеешь лечить, ярл. Когда за каждую ошибку получаешь такую болезненную плюху, то учишься очень быстро. Или сдаёшься, если силы духа недостанет. — он внимательно посмотрел на меня. — А ведь это единственное, что вы, неумирающие, не можете себе купить.
      Я передёрнул плечами и молча отправился встречать пополнение, по дороге открывая моргающие иконки уведомлений.
     
      Внимание! Вами получено умение “Мастер Управления Телом”.
     
      Внимание! Вами получено умение “Стойкость”.
     
      Внимание! Ваша Выносливость повышена на 1!
     
      Внимание! Ваша Сила Магии повышена на 1!
     
      Нормально так потренировался. И Управление Телом, повышающее эффективность таких заклинаний как Исцеление и Деревянная Кожа; и Стойкость, снижающая влияние негативных факторов на мораль воинов, очень мне пригодятся в самое ближайшее время. И это не считая выпавших мне за захват замка Тактики и второго ранга Дипломатии.
      Длинный Дом полностью оправдывал своё название. Хотя ещё лучше ему подошло бы: “барак”. Мощные бревенчатые стены, покрытая дранкой крыша, двухъярусные деревянные нары из конца в конец… шик-блеск, что тут скажешь. Окинув пустое помещение взглядом, я захлопнул дверь. Крибле-крабле-бумс! Жму в интерфейсе кнопку “нанять всех”. Открыв дверь снова, я полюбовался на толпящихся во враз ставшем тесным помещении нордов и, громко представившись, пригласил их на улицу.
      Глядя на валящий из дверей народ, я довольно осклабился — это тебе не какие-то там эльфы с их мизерным приростом! За один заход я нанял четыре десятка бондов. Прибавьте сюда то, что каждый из них был с женой и детьми, и поймёте, почему во внутреннем дворе замка стало малость тесновато. Осталось только придумать, куда их всех девать...
      В очередь постройки я, поскрипев зубами, поставил Дом Воителей, который, как понятно из названия, позволял производить уже нормальных боевых юнитов, а не этих, пусть и усиленных, но всё же крестьян. Очень даже может быть, что сделал я это зря — весьма скоро эта орава подъест все наличные в деревне припасы, и моим наполеоновским планам придёт полный и бесповоротный амбец. Нужно было запускать строительство Лодочного Сарая и отправлять все наличные силы на рыбалку, потому как урожай когда ещё созреет, а кушать хочется уже сейчас. Но, увы — среди захваченных ресурсов дерева было до прискорбия мало, а донат я вводить не мог — нечего было вводить пока что… Поэтому захват лесопилки становится прямо-таки жизненной необходимостью.
      Тряхнув головой, отгоняя дурные мысли, я обратил внимание на толпящихся передо мной нордов.
      — Люди Севера! Я — ярл Сигурд по прозвищу Трудолюбивый, рад приветствовать вас на своей земле! Сегодня ночью мы отбили этот замок у призраков, и теперь у живущих в этом суровом краю стало куда больше шансов выжить! Завтра вы начнёте ставить себе дома в посёлке… или занимать ничейные. Пока же обживайтесь здесь, — я кивнул на Длинный Дом. — В тесноте, да не в обиде. Прошу вас пройтись по нашему новому дому, подлатать то, что было поломано прежними хозяевами, собрать всё непонятное и ценное, что найдёте в одну кучу. Вот эти мужи — Эйрик Огнебородый и Сванте Свантессон, покажут вам где и чего. Среди вас следопыты есть? А рыбаки?
      Выбрав пятерых самых сильных и выносливых юнитов с навыком “Рыбак”, отправил их вместе со Сванте. Жаль, больше лодок в деревне нет — еды скоро будет катастрофически не хватать…
      Поняв, что мысли мои пошли по второму кругу, поручил Эйрику и воителям наведение порядка на подведомственной территории, а сам принялся проверять, что там птички открыли на карте.
      * * *
     
      — Стой! Дальше я один пойду. Если не вернусь, ступайте в замок — буду ждать вас там. Бьёрн за старшего.
      — Слушаюсь, ярл. Если что, зови — мы этих летучих баб, как кур перещёлкаем!
      — Отставить!.. То есть, не нужно их “щёлкать”, Бьёрн. У меня на этих девчонок свои планы, так что я не расстроюсь, даже если придётся сюда сбегать несколько раз и подарить им по какой-нибудь побрякушке. Вдруг они смогут утихомирить гворнов?
      — Ради такого, ярл, я и сам для каждой по охапке цветов притащу!
      — И огребёшь. Нельзя при них цветы рвать и ветки ломать. Осерчают. Ладно, я пошёл.
      Я вылез из кустов и неторопливо направился к расположенным в кронах деревьев аккуратненьким домикам. Лепота! Гуляешь себе, загораешь (всю одежду кроме третьих уже штанов оставил у охотников вместе с оружием), насвистываешь незатейливый мотивчик… О! А вот и первая пара на штурмовку заходит. Что там у них? Ага, двойное Замедление. Логично. А у следующей пары? Неуклюжесть. Тоже расчёт понятен. Снизили мою скорость, затем уменьшили ловкость — вдруг я достану из широких штанин что-нибудь метательное? А вот и основная стая подоспела. Шесть, восемь, десять… девятнадцать! Ну всё, сейчас найдётся какая-нибудь особа с вызовом волка или медведя, и придёт мне полный каюк. Или просто камнями забросают — бывает и такое. Я поднял вверх правую руку, чтобы хорошо была заметна повязанная на запястье синяя лента. Кружащаяся надо мной смертоносная карусель мгновенно распалась, и начинался дикий гомон. М-да. Всё как всегда у этих феечек: стоит чуть сбить с панталыку — не бойцы. Страшно подумать, сколько я в своё время с ними намучался… Впрочем, сейчас я только за — пусть себе сплетничают и делятся впечатлениями вволю, а у меня пока дебаф пройдёт… хотя нет, Сопротивляемость маловата у меня — забалтывать их долго придётся.
      — Так это ты похитил Глицинию?
      — Что ты с ней сделал?
      — Где она?
      — Ой, девочки, он такой красавчик!
      — Тихо ты, дурёха!..
      — А ведь действительно, есть в нём что-то от нашего народа…
      — Эй, воин, как тебя зовут?
      — Эй, я первая спросила!
      — Нет, я!
      Глубоко вздыхаю. Ещё не поздно их тут всех перебить и не вешать себе на шею этот гемор… Ладно, помечтали и будет. Нельзя девчонок обижать — совесть замучает. Ну что ж, приступаем к переговорам:
      — ТИ-ИХО! — рявкнул я во всю мощь своих нордических лёгких. Вот чего мне не хватало при игре за эльфа! Там всё больше какой-то неубедительный писк получался. А сейчас любо-дорого посмотреть — вон как притихли враз. — Где ваша старшая, красавицы? С ней буду говорить.
      Сопровождаемый визгом, гвалтом, смущённым хихиканьем и перешёптываньями, я гордо прошествовал под сень аккуратной рощи.
      Встретившая меня нимфа была… забавной. Если рядовые феечки чирикали себе и не парились, то эта, с виду почти от них не отличающаяся, изо всех сил старалась выглядеть суровым и опытным лидером. Со стороны смотрелось крайне потешно. Углядев улыбку, которую я и не думал скрывать, местная заправила насупилась ещё сильнее:
      — Зачем пожаловал, северный человек?
      — Принёс дурные вести, — протянул я вперёд правую руку. — Сожалею, я не успел спасти вашу подругу. Но наказал её убийцу.
      Сзади послышались дружные всхлипывания. Если бы я замыслил что-то плохое, это был бы идеальный вариант для атаки — нужно будет прикинуть, как поставить в роще караульную службу, когда присоединю.
      Разговор с летучими девчонками занял минут тридцать. И окончился неплохо — поломавшись для вида, нимфа по имени Роза согласилась поднять над своей рощей мой флаг. Но, зараза выдала-таки квест! Всего-то прибить охрану лесопилки. Я и так этим собирался заняться первым делом. Но вот проблема — мы с ребятами до последнего надеялись, что феи помогут…
      Как показала воздушная разведка, мне повезло очутиться на самой юго-восточной оконечности острова. Он имел овальную форму и был вытянут с запада на восток. Посередине возвышался огромный вулкан. Потухший, как мне любезно пояснил Бьёрн. Западная оконечность острова была от меня отрезана завесой. Впрочем, дотуда я ещё нескоро доберусь. С ближайшими окрестностями бы разобраться...
      На лесопилке, находящейся от деревни буквально в двух шагах, обосновался энт. Это, если кто не знает, такой здоровенный ходячий дуболом с мерзким характером. И в отличие от лояльных светлым эльфам и феям, да и прочим детям природы нормальных энтов этот различий между фракциями не делал и рвал на ленточки всех, до кого дотягивался. Даже ворону не пожалел, гад! И на разговоры не шёл ни в какую. Вот на него-то мне феечки и выдали заказ: “уничтожь осквернённое Тьмой и кровью создание”. Самим-то слабо, ага...
      С нашими невеликими силами атаковать такого танка было чистой воды самоубийством. Мы с Эйриком прикинули, что при самом благоприятном раскладе, наняв всех Воителей, выманив дуболома из тесной лесопилки и своевременно отводя из сражения раненых и покалеченных мы всё равно потеряем процентов шестьдесят личного состава. А вполне вероятно, что и всех положим. Таких танков нужно валить магией. Причём лучше всего — Магией Огня, к которым у них слабость. Но откуда она в моей куцей книжке? Ну не факелами же нам в него тыкать?! Или…
      Я остановился, как вкопанный:
      — Бьёрн, поворачиваем! Хочу ещё раз посмотреть на лесопилку.
      Спустя полчаса ползаний на карачках вокруг моей будущей лесопилки план окончательно созрел. Я, не вставая, упёр в землю ладони:
      — Непролазная Чаща! — и с удовлетворением наблюдал, как удлиняются и сплетаются ветви и корни окружающих деревьев, превращая узенькую тропинку в неслабое такое препятствие. Остановить не остановит, но задержит точно.
      Пять минут спустя я повторил заклинание, установив препятствие ещё на одном малюсеньком пятачке, и со всех ног припустил к Каменному Пику. Бьёрн бежал за мной. Возле ограды я остановился и принялся раздавать ЦУ:
      — Берёшь всех бондов из деревни и из замка, ведёшь к лесопилке так, чтобы никого не потревожить. Пусть берут с собой лопаты и кирки — рыть придётся много. Эйрику скажу, чтоб пару воителей приставил к вам для охраны. Я восстановлю ману и побегу туда. А потом ещё раз. Буду лес растить. Чтоб на второй моей ходке вы уже там были, понял?
      — Слушаюсь, ярл! — кивнул Бьёрн. — Никак, придумал чего?
      — Увидишь, — хмыкнул я. И побежал в Заклинательный Покой.
      На обратном пути я прихватил с собой немаленькое такое брёвнышко. Буду прокачиваться, как Шварц в его лучшие годы!

День Четвёртый

     — Значит так, — раздаю последние указания, стараясь выглядеть поуверенней. — За мной не лезете. Ждёте. Факелы не зажигаете. Ждёте. Если меня убьют…
      — Ждём! — не выдерживает Рольф. — Поняли мы уже, ярл!
      — Не перебивай ярла! — отвешивает ему плюху Шестипалый. — Говорит, стало быть, так надо!
      — Сванте, держитесь поодаль. Вёдра и шкуры наготове, — переключаюсь на бонда. — В дело вступаете только по моей команде.
      — Хорошо, ярл, — кивает Свантесон.
      — Эйрик, Гуннар, Олаф, на вас вся надежда.
      Хускарл серьёзно кивает:
      — Мы не подведём, Сигурд. Лично самых ловких и сильных отобрал.
      — Я пошёл.
      Сказать оказалось легче чем сделать. Приняв от Эйрика один из трёх горящих факелов, осторожно направляюсь к бывшей тропинке. По кругу обхожу огромную яму слегка прикрытую ветками, протискиваюсь через узенький и извилистый проход, вырубленный бондами в Непролазной Чаще, несколько раз глубоко вздыхаю. Раз, два…
      — Ур-ра-а-а! — знаю, что глупо звучит, но сейчас моё состояние сложно назвать адекватным — больно жутковато. Вот и ору, что первое на ум пришло.
      Влетев в ворота лесопилки, с трудом уворачиваюсь от метнувшихся мне навстречу чёрных плетей, шваркаю по ним топором, а потом и факелом, отскакиваю вбок... и на меня обрушивается чудовищная тяжесть.
      В Заклинательном Покое я некоторое время лежу и бездумно разглядываю потолок. Это было… больно. Взятая из оружейной куртка из толстой кожи отлично спасала от цепких веток Непролазной Чащи, но против прямых ударов такой силы помогала не больше, чем шёлковая рубаха. Впрочем, тут и кираса бы не спасла. Зато теперь я знаю, в каком углу притаился энт. И кто сказал, что эти твари медлительные?
      Вздыхаю, поднимаюсь на ноги, экипируюсь. Заканчиваю как раз к тому времени, как резерв снова полон до краёв. Снимаю со стойки новый топор и трусцой покидаю помещение. На улице темно, как в заднице у йотуна, но я, кажется, уже с закрытыми глазами могу этот путь проделать — набегался…
      Всю вторую половину вчерашнего дня я потратил на подготовку захвата лесопилки. Вызванные из деревни бонды вовсю рыли здоровенную, как на мамонта, ловчую яму, а я “озеленял” её окрестности. В итоге продраться к нашей замечательной западне (а главное — из неё) стало возможно только со стороны лесопилки, да и то с трудом. Проблема была в том, что из-за недостатка маны после каждых двух кастов приходилось брать ноги в руки и бежать до Заклинательного Покоя. И обратно. И ещё раз. И ещё. И это всё не бросая бревна, которое мой внутренний манчкин посчитал наилучшим способом ускорения прокачки. Несколько раз я падал, подворачивал или даже ломал себе что-нибудь, после чего приходилось бежать обратно — мана-то на Исцеление ушла. К закату еле-еле волочил ноги, но не успокоился, пока не окружил ловчую яму плотным кольцом бурелома. Там теперь не то что энт — дракон завязнет! Не очень большой… зелёный… если его вообще убедить туда залезть… м-да.
      На закате выбрался в реал, перекусил и на несколько часов забылся беспокойным сном. Но вскоре после полуночи подскочил по таймеру — достроился Дом Воителей, и я, скрипя зубами, оставил очередь пустой — на Лодочный Сарай катастрофически не хватало древесины. Потратив остаток ночи на выяснение, кто из Воителей чего умеет, распределив их по командам и трижды объяснив задачу, я отдал приказ выдвигаться. Злые и сонные бонды смотрели на меня, как на врага народа, и шептались, что их ярл “чересчур Трудолюбивый”. Впрочем, никто особо не возбухал — все предвкушали грядущую драку.
      Небо на востоке потихоньку окрашивается в серо-синие тона. Скоро совсем рассветёт, и энт получит небольшой бонус к скорости регенерации. Ну, это он для него небольшой. А нам и такого счастья не надо! Киваю нордам, хватаю у Эйрика сразу два факела и осторожно шагаю на второй заход.
      В этот раз я знаю, в какой стороне замер моб, поэтому воспринимаю его уже не как неподвижную массу ветвей, а как готового к броску хищника. К тому же, мой полузатоптанный факел ещё тлеет, слегка подсвечивая врага и то, что осталось от моего тела. Бр-р! Так, спокойно!
      Прицелившись и размахнувшись, с силой запускаю один из факелов в здоровенную колоду, заменяющую деревянному придурку туловище. Попал! Недовольно заскрипев, образина оттолкнула от себя горящую палку, и шагнула вперёд, наступив на неё. Огонь погас. А тварь почапала ко мне. Отлично! Стой! Куда, блин?! Не так же быстро! Торопливо пячусь, стараясь держаться так, чтобы между между мной энтом было не менее пяти-семи метров свободного пространства.
      В неровном свете факелов мне в глаза бросается несколько странностей. Кора древесного гиганта перекручена и местами облезла. Над пастью-дуплом мерцают алые огоньки глаз. А в кроне, вон, вообще чья-то черепушка проглядывает…
     
      Осквернённый Энт. Уровень 11.
      Статус: Враждебный.
      Информация скрыта.
     
      Честно говоря, первый раз такое вижу и затрудняюсь сказать, кому оно под силу. Уж точно не покойному Фритьофу. Странно…
      Дойдя до границы пятиметровой “зоны отчуждения” вокруг охраняемого объекта, тварь замирает в нерешительности. Делаю шаг назад, припадаю на одно колено, аккуратно опускаю факел на утоптанную землю, чтобы меня было хорошо видно, и, подняв один из загодя разложенных там метательных топориков, с силой запускаю в энта. Мимо! Снаряд шелестит сквозь ветки и улетает куда-то в ворота лесопилки. Лови ещё! Блин! Третий! О! Попал! Негодующе заскрипев, ходячее дерево делает первый шажок в мою сторону…
      Нервно чертыхнувшись, подбираю ещё три топорика и по очереди отправляю их монстру навстречу, отходя после каждого броска шагов на пять. Урона мои атаки почти не наносят, но агро вроде бы держат. Протискиваюсь между двумя близкорастущими деревьями и отправляю в просвет последний топорик. Энт уже поравнялся с оставленным на тропинке вторым факелом. Вытираю о штаны вспотевшие ладони и хлопаю по плечу подошедшего Шестипалого. Тот возвращает мне заветное колечко и, обнажив в радостном оскале чёрные пеньки зубов, подбрасывает и ловит здоровенный гарпун с зазубренным наконечником. Деревья трещат и валятся в разные стороны. Там, где мне приходилось еле-еле протискиваться между густыми зарослями, этот дубовый танк прёт напролом, и отделывается, как это ни прискорбно, десятком обломанных мелких веточек да содранной в паре подгнивших мест корой.
      — Цельтесь в верхнюю половину туловища, — подаю голос я, медленно пятясь и спрыгивая в отрытую бондами ловчую яму. — Попробуем завалить.
      — Кишка вылезет, — с сомнением качает кудлатой седой головой Гуннар. — А впрочем, давай попробуем, боги тебя любят.
      Какая хорошая переделка народной мудрости про дураков и везение. Тварь останавливается, видимо что-то заподозрив. Под левой лапищей осыпается земля, и чудовище наполовину съезжает в откопанную нами яму. Рявкаю:
      — Бросай!
      И в замершего энта со звоном втыкается два огромных гарпуна. Левый сдирает кусок толстой коры и катится по земле. Ну, я и не рассчитывал, что Олаф, только что нанятый воитель, покажет что-то выдающееся. Правый, пущенный умелой рукой Эйрика, глубоко входит в бок энта и намертво там застревает. Гуннар ждёт пару секунд и с хеканьем отправляет своё копьё во врага. Пролетев мимо вскинутых в защитном жесте лапищ-ветвей, оно с хрустом врезается точно в пасть-дупло.
      — Тащи! — ору я и задаю стрекача. Прочные цепи, обычно используемые для абордажа, натягиваются, как струны. — Олаф, бей ещё!
      Вернувший себе гарпун Олаф со второго броска попадает вполне удачно. Десятки мощных рук, привычных к топору и веслу, тянут цепи изо всех сил. Энт пускает корни, крепче врезаясь в рыхлую лесную землю. На несколько минут всё замирает в шатком равновесии… а затем мы с Шестипалым выбираемся из ямы.
      — Навались! — тоже хватаюсь за край цепи. — Рольф, давайте!
      Тройка викингов бросается к врагу с тыла, выставив перед собой кое-как обструганный древесный ствол. Четвертый бежит рядом и тащит немаленькое полешко. “Корчеватели” втыкают мега-рычаг под опорную правую ногу, подкатывают под него полешко и дружно наваливаются сверху. Через интерфейс вижу, как корни ходячего дерева вырываются из земли. Последней каплей становятся четыре железные кошки, цепанувшихся уже за руки-крюки — длины верёвок не хватило. Один из канатов тут же лопается, не выдержав рывка твари.
      С ужасающим скрежетом бестолково размахивающий корявыми лапами деревянный танк сползает в яму. Викинги радостно орут и налегают ещё. Энт неуклюже ерзает на дне, пытаясь подняться “на ноги”. А вот хрен тебе! Опутывание Корнями!
      — Факелы несите! — едва сдерживаюсь, чтобы не начать возбуждённо подпрыгивать. Выстреливающие снизу корни крепко прижимают условную “голову” энта к мягко пружинящему дну ямы. — Сванте, воду готовь!
      В яму один за другим летят чадящие, на скорую руку перемотанные факелы. Гарпун и пара кошек соскакивают, но норды цепляют их повторно. На некоторое время силуэт лесного монстра скрывается в дыму. А потом вверх с рёвом взмывает стена огня. Недаром же мы полночи выстилали дно ловушки соломой, валежником и прочими легковоспламеняемыми материалами. Сванте и его бонды тщательно следят, чтобы огонь не стал распространяться дальше — было бы обидно спалить с таким трудом отвоёванную лесопилку. Да и феечки не поймут-с…
      — Брёвна скидывай! — ору я. Вездесущий Сванте выбивает клинья, и сверху на монстра валится десяток средних полешек и камней, которые я натаскал за вчерашний день.
      Меньше минуты спустя энт неуклюже пытаются встать — Оплетение Корнями должно было действовать куда дольше, но огонь внёс свои коррективы. Только бы продержаться до отката!
      — Навались! — подаю личный пример, изо всех сил вцепляясь в абордажную цепь. — Немного осталось!
      Хаотичные рывки следуют один за другим. Сила деревянного уродца настолько огромна, что каждый раз нас провозит метр по земле. Еле успеваем отскочить назад, натянуть цепь как можно сильнее, как снова следует рывок… ещё чуть чуть… Откат! Опутывание корнями!
      Ещё секунд сорок энт жарится в самом пекле Потом заклинание спадает, но ребята уже успевают закрепить натянутые цепи на окрестных деревьях. С ужасающим хрустом, потеряв три четверти мелких ветвей, одну лапу и кусок ствола, энт выдирается из-под горящих поленьев. Кое-как доковыляв до края ямы он принимается, с треском теряя чадящие куски коры, долбить стену уцелевшей конечностью. Рыхлая глина сопротивляется его напору от силы секунд тридцать, затем рушится, и образина с трудом карабкается вверх по ставшему более пологим склону.
      Выбравшееся на поверхность существо выглядит одновременно жутко и жалко: дымящаяся чёрная кора, кое-где расцвеченная алыми пятнами тлеющих углей; поредевшая “крона”, оставшаяся от былого великолепия; разлохмаченные щепки, торчащие на месте правой “руки” и жуткий оскал пасти-дупла. Подаюсь назад:
      — Отходим за деревья!
      Протиснувшись сквозь вырубленные в Непролазной Чаще узкие проходы, дружно бежим к единственному выходу из западни. Потыкавшись в стену деревьев, погорелый чурбан разворачивается и тихонько чапает обратно на лесопилку. Жаль, мозгов обойти яму-ловушку у него вполне хватает.
      — Кошки готовы? Цепляйте за деревья! — Скорее всего, норды и сами бы сообразили, но слишком уж я волнуюсь, вот и лезу в каждую бочку затычкой. — Топор мне!
      Энт медленно продирается по тропинке из западни. Как жаль, что на третий каст корней мне не хватает маны! Успеваю затянуть потуже ремни кожаного доспеха, поудобнее перехватываю обеими руками топорище и бросаюсь вывалившейся из зарослей твари наперерез. Подныриваю под летящую на уровне глаз “руку” и со всей дури бью в слабое место, на “ноге”. Треск и скрип, сноп искр из почти прогоревшего в этом месте полешка. Не останавливаясь, пробегаю мимо пошатнувшегося энта, за счёт скорости выдирая глубоко засевший топор. Горячо! Вблизи урод так и пышет жаром.
      Оказавшись у врага “за спиной”, сворачиваю направо, отскакиваю на безопасную дистанцию и неспешной трусцой возвращаюсь на исходную. Сзади трещит ещё громче, и деревянный танк с хрустом и стоном рушится на землю — шедший за мной Эйрик ударил в то же место и переломил “ногу” окончательно. А по проторенному маршруту уже, жизнерадостно матерясь, бежит старик Шестипалый...
      * * *
     
      Рассвет я встретил в пути.
      Окончание боя выдалось больше похожим на какую-то командную игру. Раз за разом мы бросались к упавшему энту с незащищённой, окончательно лишённой ветвей стороны и по очереди били его в открытый бок. Да, какие-то удары выходили удачными, а другие — соскальзывали по ошмёткам коры. Да, тварь неуклюже пыталась развернуться, чтобы встретить нас остатками своего “вооружения”, но атаки всё равно неумолимо приходились в одно и то же место — просто атаковал тот из викингов, к кому эта чурка поворачивалась уязвимым местом. Десять минут, и всё было кончено.
      Быстренько помародёрствовав, я порадовался найденным на захваченной лесопилке пяти единицам древесины и ещё двум, выпавшим с героически запинанного всей толпой энта. Жаль. всё-таки, что пришлось брёвна на него сбрасывать — дефицит тот ещё. Нет, строительство Лодочного Сарая я запустил, да ещё на пару рыбацких баркасов осталось, но для заготовленных наполеоновских планов этого было категорически недостаточно
      Поэтому теперь, наскоро умывшись и пригладив взлохмаченные вихры, я трусил к роще фей. Мысли со скрипом ворочались в тяжёлой от двух бессонных ночей голове. Большинство воителей, кроме дежурной смены, я уже отослал в замок с приказом готовиться к выступлению в поход. Бонды дружно отправились рыбачить и чинить деревенские и замковые развалины. К лесопилке я их, само собой, не подпустил — на неё были куда более интересные планы…
      Роща фей встретила меня гомоном, визгами и хихиканьем. от этого так знакомо пахнуло чем-то близким и родным, что я аж зажмурился на мгновение. Вдохнул полной грудью слабый цветочный аромат. Да… примерно так же они начинали носиться, когда ожидали визит каких-нибудь важных шишек из старших братьев-эльфов. Только там и ажиотаж был выше, и цветов больше. Да и теплее там было… я отогнал от себя дурные воспоминания. И, сопровождаемый Бьёрном и Хрутом, вошёл под сень волшебной рощи.
      — Приветствую тебя, повелитель здешних нордов, — присела в книксене нимфа по кличке Роза. — Освещало ли твой путь солнце?
      — Оно всегда освещает мои пути, о дитя цветов, — уж чего-чего, а гнать эту ахинею я могу часами. Было время натренироваться… — Ибо они прямы, как удар клинка и столь же неотвратимы.
      — О… — оправдывая своё имя, нимфа чуть порозовела. — Как речь твоя прекрасна и мягка! Меня не покидает ощущение, что говорю с представителем Высокого Народа! Мы были бы рады окажись твои слова чистой правдой, но…
      Угу, значит работать и квесты засчитывать мы не хотим. Ты не такая, ты ждёшь трамвая, и вообще, какое присоединение, мы же едва знакомы! Ну уж нет, барышня.
      — У тебя и твоих сестёр будет время в этом убедиться, — рыкнул я. — Ведь с сегодняшнего дня мой путь — ваш путь. Кем бы я ни казался тебе, дитя цветов, в первую очередь я — Воин Севера! Ты и твои сёстры ведь не хотите отказаться от своих слов?
      Я тебе не вежливый эльфийский юноша, которого можно сгонять ещё на десяток-другой квестов. Короче, разбаловалась ты в матриархат!
      — Н-нет… — смущённо потупившись, прошептала Роза. Угу, как же, верю. — Мы чтим свои обещания, но…
      — Отлично, — я продолжил с особым цинизмом топтать эльфийский этикет. Великолепное, кстати, ощущение. Давно об этом мечтал. Я неторопливо поднялся на ноги из мягкого травяного кресла и нарочито медленно подошёл к стволу самого высокого дерева рощи. Окинул взглядом притихших феек. И прикоснулся перстнем к тёплой коре. — Определи, кто из твоих девочек отправится на бывшую лесопилку. Негоже уродовать и корчевать благородные деревья, когда есть такие замечательные девчонки.
      Я переждал новую волну шепотков. Норды смерили взглядом вымпел на одной из веток, сменивший цвет с серого на красный, и с кислыми рожами подошли ко мне.
      — Бьёрн и Хрут останутся здесь и помогут защитить ваш дом, — как ни в чём ни бывало продолжил раздавать указания я. — Тебя, Роза, я попрошу принять моё приглашение и осчастливить своим визитом мой замок. Негоже проводить Совет без твоего участия. Собирайтесь, выходим немедленно.
      И, сопровождаемые паническими воплями из серии: “стойте, я забыла зеркальце”, “вернитесь, мне нужно платье переодеть”, “ой, я крылышко поцарапала”, мы с Розой неторопливо направились в сторону недавно захваченной лесопилки в сопровождении новоявленных “лесозаготовщиков”. Постепенно хаотично мельтешащие фейки подуспокоились, прихорошились на ходу, кое-кто неугомонный даже сгонял домой за самыми красивыми феньками — как же можно без них на люди выйти? Я мысленно поморщился — сейчас начнётся. Сюзерен не может обидеть вассалов. А к человеку отношение намного проще, чем к Перворожденному, меньше условностей. Это означало, что до момента, когда любопытство пересилит застенчивость оставалось три, две...
      — Лорд Сигурд! А правда, что норды — самые сильные мужчины в мире?..
      — А куда мы идём?
      — А почему у вас на флаге — драконья голова?
      — А давайте лучше сходим посмотреть на красивый водопад?
      — А зачем вы несёте этот большущий камень?
      — А я красивая?
      Я спокоен. Я абсолютно спокоен...
      * * *
     
      Прикрыв глаза рукой от бьющего в них закатного солнца, я изо всех сил всматривался в раскрытый зев пещеры. Похоже на правду. Очень похоже. Только… что ж так тихо-то?
      Про золотую шахту нам рассказал один из шестёрок ныне покойного Фритьофа. Точнее, он и знал-то только примерное её расположение — к северу от замка. Но из трёх, обнаруженных птичками месторождений подходило только это место — уж каменоломню и серные залежи ни с чем не спутаешь даже издалека.
      День выдался сумбурным и малоинтересным. Воители отдыхали, бонды трудились, восстанавливая замок и деревню, после полудня достроился Лодочный Сарай, в котором, благодаря ударному труду феечек, “насобиравших” за полдня меру древесины, были заложены цклых три рыбацких баркаса — завтра ребята выйдут в море куда более расширенным составом.
      Я вышел в реал и как следует выспался и наелся. Минут тридцать терзался сомнениями, выбирая предложение одного из риэлторских агентств — квартирка моя, хоть и была маленькой, но на платиновый аккаунт её стоимости должно было хватить с лихвой. Жаль, конечно, расставаться с недвижимостью — всё-таки, столько счастливых моментов с ней связано, да и родители расстроятся… когда узнают. Впрочем, сменять старенькую “однушку” на комфортабельный замок с прилагающимся к нему островом — неплохой обмен. Я почти уже решился заключить договор с конторой, которая предлагала больше, но дело решил случай. Появившийся на их страничке негативный комментарий провисел буквально минуты три, после чего был оперативно затёрт. Что и определило мой выбор в пользу их не столь щедрых, но куда более известных конкурентов. Не хотелось, чтобы все замыслы рассыпались прахом в последний момент. Совсем как тогда… Стоп! Не думать!
      Вновь войдя в игру и раздав подданным ценные указания, кликнул три десятка воителей, Эйрика и десяток свободных от работы бондов, отправился к обнаруженной авиаразведкой пещере, которую решил пока считать золотоносной шахтой. На мобов решено было особо не отвлекаться — так, пришибли парочку по дороге. Тогда же наш отряд понёс и первые потери — четверо суровых северных крестьян остались на узенькой лесной тропинке… с помощью топора, ножа и такой-то матери мастеря волокуши для весьма удачно преградивших нам дорогу парочки диких свиней.
      На каменоломне мы безуспешно пытались отработать составление правильной стены щитов. Увы, то, что получалось у воителей-новичков в тишине и спокойствии замкового двора. в условиях пересечённой местности и крутых склонов практически мгновенно развалилось на мелкие группки по три-пять юнитов. Хорошо хоть с противником повезло — тупые и медленные големы упорно пытались вскарабкаться по почти отвесной стене карьера, на которой мы их и ждали. Нет ведь чтоб нормально выйти по дороге с другой стороны, обойти нас и напасть — тупые мобы решили, что кратчайшее расстояние между двумя точками — прямая, и большую их часть мы просто посшибали вниз камнями. До смешного доходило — первого взобравшегося к нам голема Эйрик, активировав способность “Натиск”, поднял над головой, запустил вниз и сшиб ещё троих.
      Впрочем, не всё шло так уж гладко. Уже под конец боя воитель из сегодняшнего призыва, Карл, оступившись, загремел вниз по склону, где его практически разорвали на части бездушные каменюки. Брызги крови до нас долетали. И практически тут же, не успели смолкнуть крики бедняги Карла, нас постигла ещё одна утрата.
      У меня над самым ухом раздался дикий вой. Строй окончательно рассыпался. Рольф, тот самый парень, что шёл со мной на штурм замка, порвал на себе куртку (толстую кожаную куртку с железными бляшками!) и, не прекращая дикого утробного воя-рёва. ринулся в гущу сражения. Честно говоря. я опешил. Читал раньше, что такое может случиться, но ни разу вживую не видел. Рольф стал берсерком.
      Берсерки — одни из самых дурацких юнитов в “Землях”. Да, разработчики щедрою рукою отсыпали им плюшек. Умение “Боевая Ярость” повышало по стандартной схеме все три физические характеристики, “Зверь В Крови” — вдвое ускорял регенерацию. а “Стальная Воля” делала юнита иммунным к воздействию Магии Разума. Абилку “Последний Вздох”, дававшую шанс пережить смертельный удар, оставшись с одним очком здоровья, многие вообще называли читерской. Казалось бы — бери, да радуйся: “дайте два!”
      Проблема заключалась в том, что берсерка невозможно контролировать. Вообще. Никак. После начала боя он дурел и с огромной скоростью пёр на врага. Ни команды через интерфейс, ни крики товарищей, ни предварительно разработанные планы, ни даже гипноз — ничего не могло повлиять на этого придурка, движимого звериными инстинктами, Пока вокруг не заканчивались “чужие”. Самой популярной тактикой противодействия берсеркам среди игроков было поставить между собой и ними правильный строй, гидру или призрачного дракона и подождать, пока орущая орава психопатов на них не напорется и не передохнет. Да и обстрел бездоспешных юнитов силами лучников и магов был чудо как эффективен.
      Именно поэтому берсерков я считал полным отстоем и повышать из воителей не собирался (тем более, что для этого нужно строить Хижину Травника и заказывать у него “пробуждающий напиток”). Но так уж вышло — выпал тот редкий случай, когда воитель имел “сильнейшую предрасположенность к священному боевому безумию”, и пробудился в бою. Жаль. Глядя, как Рольф тремя ударами расколошматил в щебёнку двух оставшихся относительно целыми големов, торжествующе взвыл, и принялся удивлённо оглядываться, я только покачал головой. Этот не жилец. Очень жаль. Толковый парень. были у меня на его прокачку планы, были…
      На каменоломне после захвата никого оставлять не стали. Как и отвлекаться на серные залежи — уж очень хотелось до темноты успеть наложить лапу на золото. Донатить я решил так и так, но всё же хотелось добывать себе средства к существованию максимально игровыми средствами. да и цены кусались… Так что золота нужно было много. А вот по опыту мы все уже предел превысили — половина ещё на энте, остальные — на големах.
      Полученные уровни принесли мне по единичке к Ловкости и Выносливости, а из выпавших умений я выбрал Мастера Оружейника и страшно обрадовался выпавшему Поиску Пути. А вот тренировками сегодня никаких статов не повысил — кончилась лафа… За тягостными манчкинскими раздумьями не заметил, как дотопал до цели нашего сегодняшнего похода.
      — Барди, Снорри, — прикрывая глаза рукой от багровых всполохов заката, я тщетно пытался разглядеть охрану шахты. Чёрный провал пещеры выглядел абсолютно покинутым. — Обойдите с разных сторон, загляните внутрь. Все остальные составляют стену щитов и ждут. Рольф. Встаёшь сбоку от строя. Куртку сними.
      Свежеиспечённый берсерк коротко кивнул. Под короткой строчкой “Не Носит Доспехов” в описании юнита скрывалась очередная “гениальная идея” разработчиков. Если на момент впадения в боевой транс берсерк был в чём-то, хотя бы отдалённо напоминающем защитную экипировку, то у него сносило крышу куда больше обычного. “Пробудившийся Внутренний Зверь” заставлял юнита кататься по земле, с мясом сдирая с себя посторонние предметы, как собаки, бывает, избавляются от мешающего ошейника. Что интересно, пользоваться мечом и щитом абилка совершенно не мешала.
      Хирд успел сделать только пару шагов. Подобравшийся ко входу в пещеру Барди осторожно высунул голову из-за края скалы и заглянул внутрь. И события понеслись с бешеной скоростью, словно сорвавшаяся с горного склона лавина! Из тёмного зева пещеры вырвалась мощнейшая струя пламени, мгновенно превратившая воителя в наполовину обугленный труп. И понеслась дальше, протянувшись на добрых два десятка метров! К счастью, нас она задела только краем. Заорали получившие серьёзные ожоги воители. Завыл вошедший в режим берсерка слегка подкопчёный Рольф. Но всё перекрыл раздавшийся из пещеры ужасный, громоподобный рёв. У меня сердце в пятки ушло — однажды услышав, такое ни за что не забудешь и ни с чем не спутаешь — в пещере сидел дракон! Как он туда залез-то?..
      — Рассыпаться! Подобрать раненых! — надсаживаясь, заорал я. — Отходим!
      Воющий берсерк скрылся в пещере. Ну, вот и всё. Был юнит и нету… Я залёг на обочине дороги, и бросил взгляд на карту в интерфейсе — хоть узнаю, что за дракон. Да и по размеру можно уровень будет прикинуть… Э-э?!
      — Подъём! Мечи наголо! Бонды — займитесь ранеными! Остальные — за мной!
      Когда наша громыхающая и матерящаяся толпа влетела под своды пещеры, я, не удержавшись, рассмеялся в голос. На полу лежал свежий труп с очень удивлённым выражением лица. Широкие кожистые крылья были переломаны в трёх местах и бессильно раскинулись по каменному полу. Суккуба, надо же. Видимо, с прокачанной магией была — Огня и Иллюзий, как это у них водится. Это ж надо додуматься — пытаться кастануть Обольщение на берсерка под энрейжем! Заслуженная премия Дарвина!
      — Ур-ра! — на секунду мой рёв перекрыл противные писклявые вопли кромсаемых Рольфом бесов и импов. А затем мы вломились в их толпу, круша черепа. Навалились щитами, отталкивая демонят от всё ещё бьющегося берсерка, прикрывая его спину. Пара минут, и всё было кончено.
      Я подошёл к хрипящему, истыканному дротиками, ножами и когтями Рольфу и приложил руки к его груди. Во время тренировок с Эйриком заметил, что при физическом контакте с целью Исцеление лечит ближайшие раны. Так что пробитое лёгкое я ему залатал, внутренние кровотечения тоже вроде приостановились, а дальше только перевязать, и ускоренная регенерация всё сделает сама. Мне ещё обожжённым помогать.
      Оставив на шахте дежурную смену бондов и соорудив носилки для раненых, мы отправились в обратный путь. Без замкового Источника маны на лечение всех пострадавших у меня, само собой, не хватило. Но зато проблема с деньгами перестала казаться такой уж неразрешимой. Я задумчиво повертел в руках найденный у суккубы Музыкальный Кристалл — забавную приблуду, которую любят покупать неумирающие (и дознаватели-инквизиторы). Памяти в таком кристалле хватало от силы на три-пять десятков песен (или на один допрос). Остроумный всё-таки ход с драконьим рёвом.
      На обратном пути прикинул планы на завтра. По всему выходило, что побегать опять придётся. Подошёл к
      Эйрику и выдал указания на утро — созрела у меня одна задумка. Вскоре маны накопилось на ещё одно Исцеление. Вылеченный воитель отправился дальше на своих двоих, а я с чувством исполненного долга занял освободившиеся носилки и вышел из игры.

     

Оценка: 8.42*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"