Mona Lisa: другие произведения.

Папины деньги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему дети воровали деньги? На что тратили и как их разоблачили? Помечено, что детектив, так как интрига держаться до самого конца. На примере школьников можно увидеть реальную жизнь, почему же бедные ненавидят богатых. Так же отношения между детьми и родителями, словно по кирпичику, строят им будущее и формируют характер. И никакое воспитание не влияет на детей так, как домашняя атмосфера. Предлагаю посмотреть на переходной возраст глазами девочек. Основано на реальных событиях. Ну и естественно, снова почувствовать первую любовь! Если Вам что-то понравится или не понравится, пишите. Буду рада меняться. Выложена половина текста, постепенно буду добавлять проду.

   Папины деньги, или
   Маленькие девочки тоже плачут
   Глава 1
   Эндрю
  Россия, май 2007 года.
  Когда они в редкие моменты оставались наедине, он смотрел на нее робко и несмело, а прилюдно - весело и правдиво. Когда ей хотелось спрятать свой сияющий, чистый и радостный взгляд, она краснела. Ее еще юное одиннадцатилетнее личико не испытало на себе косметики, поэтому всегда выдавало настоящее девичье настроение.
  ***
  Обычно после занятий по математике девочки покидали комнату Анджелики и спускались вниз в столовую пить чай. Этого момента Нина ждала больше всего, ведь за столом она обязательно увидит Володьку. Они понимали, что нравятся друг другу, хотя никто из них этого не говорил.
  Огромную комнату Анджелики условно можно было разделить на два сектора: спальня и зона для игр. У нее было столько игрушек, что полки с ними напоминали детский магазин. Даже Нина, которая никогда не была обделенной родительским вниманием и подарками, могла бы ей позавидовать. Но Соловьева уже играла куклами реже и реже. В ее жизни стали появляться другие интересы.
   Девчонки уже спустились на первый этаж. Володя сидел за столом и маленькими глоточками попивал чай. Нина догадывалась, что на самом деле он ждал ее прихода. Обычно его родители были заняты всяческими делами: отец мог подолгу засиживаться на работе, а мама постоянно с кем-то разговаривала по телефону или проводила, как она выражалась, важные встречи. Поэтому чай подавала домработница, которая всегда была на месте и чуть что - бегала и вытирала столы, спрашивала: "Что еще пожелаете?", иногда надоедала своим вниманием.
  Когда Нина присела, Варя, домработница, тут же принесла горячий напиток. Соловьева приступила к чаепитию. С того момента она перестала замечать Анджелику и все свое внимание подарила однокласснику. Он же подмигнул ей одним, а затем и другим глазом - и лицо девочки засияло радостной, естественной и красивой улыбкой.
  - Ты подготовилась к контрольной? - начал беседу Володя.
  - Еще нет. Но обещаю исправиться, - ответила Нина. Она пристально смотрела на загорелое лицо парнишки, на безупречно ровные и белоснежные зубы, на большие карие глаза и густые брови.
  - А то мне завтра без тебя, сама знаешь...
  Кузнецов замолк. Но Нина догадывалась, о чем он говорил. Она чувствовала, парень испытывал взаимное влечение к ней.
  Настроение Соловьевой поднималось выше облаков, когда она два раза в неделю приходила в дом Кузнецовых, чтобы помочь Лике с математикой. Володька в это время всегда был дома и с нетерпением ждал, когда белокурая длинноволосая одноклассница наконец-то попьет с ним чай. Вроде бы, ничего такого в этом процессе не было, одни разговоры, но для Соловьевой эти минуты общения были важными и очень приятными. Это будто съесть одну шоколадную и тающую во рту конфетку, небольшую, но очень желанную и приносящую наслаждение.
  Лика уже давно подтянула знания по математике, почти всегда безошибочно решала задачи, но Нина продолжала приходить в дом Кузнецовых.
  - Еще чая? - подошла Варя.
  - Да, пожалуйста, - сказала Нина.
  Следующая порция горячего напитка уходила так же медленно. Голубые глаза Соловьевой, не отрываясь, смотрели на одноклассника. Она хотела бы спрятать свой таинственный взгляд, но никак не могла справиться с собой. Тем более, в ответ получала столько же внимания от красивого парнишки, как вознаграждение.
  - Как прошел отдых за границей? - спросила Нина. Она все же заставила себя отвлечься от Володи и глотнуть чайку.
  - Было жарко, но скучно.
  - Почему?
  - Сама знаешь.
  Девочка опять обрадовалась своей мысли, что однокласснику не хватало ее. Тем более, он это подтвердил:
  - Тебя не было рядом.
  В дом пришел Михаил Петрович, Володин отец. Радостный мужчина сразу же зашел на кухню, чем прервал их малословное, но взаимно понимающее общение.
  - Привет, папа, - отвернул от Нины голову Володька.
  - Привет, сынок.
  Нина запаниковала, поймав на себе взгляд Михаила Петровича, и выпила чай до дна. Она стеснялась показывать свою симпатию к Володе и старалась на него не смотреть. Затем до нее дошло, что надо бы поздороваться:
  - Здравствуйте!
  - Здравствуй, Нина. Как дела? Ты уже позанималась с Анджеликой?
  - О, да. Она умница! Уже все понимает и самостоятельно решает задачи. Правда, Лика?
  Соловьева повернула голову к Анджелике, но только сейчас увидела, что ее не было за столом. Нина даже не заметила, когда та покинула столовую. Ей стало стыдно, она густо покраснела. Ее рука без приказа схватила чашку, поставила обратно на блюдце, затем поправила волосы. Нина запаниковала, ощутив, что вспотела. Жар мгновенно охватил тело девочки, и она тяжело вздохнула.
  - Этот горячий чай, - почему-то произнесла, будто оправдывала свое состояние.
  - Тебя отвезти домой? - предложил Михаил Петрович.
  Дом Соловьевых был расположен на параллельной улице, куда пешком идти минут семь. Но господин Кузнецов всегда из приличия, а также дружбы с отцом Нины отвозил гостью домой на автомобиле.
  - Да, если можно, - согласилась Соловьева, после чего ее радостный настрой поутих. Ведь на этой печальной для нее ноте закончилось общение с Володей. Тем более, на носу были летние каникулы, и встречи с одноклассником будут только случайными.
  Придя домой, Соловьева сразу же поднялась на второй этаж в свою спальню. Там она взялась за учебники, ведь ей так хотелось получать в школе одни пятерки, что, в принципе, без каких либо трудностей удавалось. Мысленно она погрузилась в чтение истории и даже не заметила, как быстро пролетело время.
  - Доченька, скоро пойдем ужинать, - вошла в комнату мама, такая же кудрявая блондинка, как и дочь, правда волосы ее были собраны в высокий пучок. Копия куклы Барби.
  - Я уже почти закончила с уроками.
  - Ждем через двадцать минут.
  Мама ушла. Нина на минутку вспомнила про куклы Лики, и ей, на свое удивление, захотелось поиграть. Девочка решила прогуляться по дому со своим любимым пупсиком, которого ей подарили на Новый Год. Именно его она любила больше всех игрушек, так как он был очень похожим на настоящего ребенка. А ведь Нина всегда мечтала, чтобы мама родила братика или хотя бы сестричку. Но это желание не сбывалось. Представляя в голове, что это не ее ребенок, как играли многие девочки, а братик, с которым надо нянчиться, Нина ходила по дому с пупсиком на руках и рассказывала ему, что и где находится в их коттедже.
  Спустившись по лестнице на первый этаж, девочка зашла в кабинет отца.
  - Смотри, Эндрю, это папин офис. Здесь он иногда работает, - говорила Нина любимой кукле и шагала по длинной комнате.
  - Ниночка, может, ты поиграешь в другом месте? - спросил отец, который сидел за столом и быстро печатал на компьютере. - И пока не заходи.
  Вдруг девочке разонравилась игра, тем более, Эндрю, так она его называла - не настоящий ребенок. Нина оставила его на ближайшем к двери кресле и ушла.
  - Ну что там с ужином, уже готов? - спросила Нина, войдя на кухню.
  - Еще пять минут, - торопясь у плиты, ответила мать.
  Нина захотела помочь накрыть на стол, но он уже был сервированным. Пять минут тянулись очень долго. В итоге она пошла в коридор, что называется, просто коротала время. Навстречу ей попался отец. С веселым настроением он вошел на кухню со словами:
  - Любимая, явился твой помощник!
  Нина знала, что дальше пойдут поцелуи и обнимашки, лишь затем родители попадут ужин. Поэтому она вернулась в кабинет забрать своего пупсика, и как говорится, не мешать им.
  Распахнула дверь, взяла куклу и уже собралась уходить, но... Внезапно девочка уронила пупса на пол, открыла рот и на минуту засмотрелась на рабочий стол. Впервые в жизни не по телевизору, а вживую она увидела много пачек денег. Они лежали стопками друг на дружке и покрывали всю поверхность стола, не считая компьютера и лампы. Девочка всегда знала, что у папы есть деньги, но столько...
  Вернувшись в прежнее состояние, она схватила пупса и выбежала из кабинета, после чего ей было стыдно туда возвращаться. Ведь папа попросил не заходить, а она его не послушалась. Больше всего в жизни Нина дорожила семейным доверием, старалась не подводить родителей и послушно исполняла их просьбы. В ответ за это получала взаимопонимание, честность и все, что только могла пожелать. Родители для своей драгоценной дочери были безотказными.
  Но эта ситуация в кабинете переполошила ее мысли. Зв ужином она долго думала о папиных деньгах и хотела еще разок зайти, чтобы взглянуть на волшебные бумажки, а лучше пощупать. Одновременно Нина боролась со своим непонятным желанием и умственно себе объясняла, что так нельзя.
  Тайком она опять вернулась в кабинет и снова не поверила своим глазам: деньги лежали на месте. На носочках подбежала к столу, схватила пачку тысячных купюр и даже удивилась их весу. "Настоящие" - подумала.
  - Нина, что ты делаешь? - в кабинете появился отец.
  
  
   Глава 2
  
   Секрет
  Жить в однокомнатной квартире с двумя сестрами, мамой и папой, Кире Беловой было тесно. Как старший ребенок в семье, она должна помогать учить уроки со Светой-первоклашкой, и во всем уступать трехлетней Оксанке. Оспаривать родительские приказы нельзя! В противном случае наказание неизбежно.
  
   Несмотря на юный возраст у Киры уже чувствовался характер. Ей всегда хотелось заявить свое мнение по любому поводу. Вполне возможно, это был своеобразный протест на мамину критику. Пусть знает, что у Киры, несмотря на свои одиннадцать лет, есть личное мнение. Да и авторитет старшей дочки в семье хотелось поддержать перед малявками. "Пусть знают, что я главная!" - говорило самолюбие девочки. И если папа мог равнодушно смотреть на выходки дочери, мама с удовольствием критиковала ее поведение и высказывала приговор. Обычно, это была уборка в квартире или грязная кухонная работа. За это Кира любила папочку больше, чем мать. Хотя вел он себя, как растение: дома присутствовал, но его никто не замечал - на работу, с работы, ужин у телика и сон.
  
   Частенько Кире нравилось передразнивать сестер. Они сразу жаловались мамочке. В ответ на ее крик: "Ты ведь не хочешь, чтоб они плакали?", у девочки возникало противоположное желание: Кира мечтала, чтоб они ревели.
  
   И ей всегда было тесно играть с сестрами в комнатушке. Особенно неудобно было спать на одной кровати со Светкой. Сестра во сне пиналась, одеяло забирала. Оксанка спала в своей кроватке, а папа с мамой на раскладном диване.
  
   Иногда папочка говорил, что осталось еще немножко накопить деньжат, и они переедут в трехкомнатную квартиру. Уже три года обещал. А спать со Светой было невыносимо! Она ведь так ногами дрыгала и что-то бормотала во сне. Еще после этого отводи ее в школу. Хотя учились сестры в одном здании, Кира предпочитала ходить на учебу без первоклашки, убегая от неё на полпути. Мама в это время отводила Оксанку в сад, и бегом на работу. А папа уже давно был на работе.
  
   Кире школа за пять лет осточертела напрочь. Учиться тяжело, программа сложная. А может, она просто не способная? Но, слава богу, у нее появилась подружка Нинка Соловьева, отличница. Нинка быстро все напишет, и даст списать. Она очень добрая, вечно угощала чем-то. А еще подруга голубоглазая, модная, красивая и белокурая. Она из состоятельной семьи. "С богатыми надо дружить", - советовала мама. Как Соловьевой удавалось получать одни пятерки? Кира бы все отдала, лишь бы не ходить в школу. Иногда ее бесило, что белокурая подруга "ну вся такая", пример для подражания. За это Кира прозвала ее Белокуркой. Правда, Соловьева пока не знала об этом.
  
   ***
   Как хорошо, что сегодня не надо думать о школе. Наступило долгожданное лето, а с ним и каникулы, мало того, воскресенье! Родители с ненавистными сестрами уехали в деревню к бабушке. Наконец-то Кира дома одна. Но одиночество испарилось во мгновение. Нинка пришла к ней поиграть, как обычно, с гостинцем. Сегодня они полакомятся вафельным тортиком. Она настоящий друг!
  
   - Нина, скажи мне, - говорила Кира и смотрела в зеркало, расчесывая свои рыжие и прямые, как скирдовая солома, волосы, - тебе никогда не надоедали твои кудри?
  
   - Как-то об этом не думала, - ответила Нина. Она стояла позади подруги в небольшом коридоре квартиры Беловых.
  
   - Как ты ухаживаешь за волосами? Да еще такими длинными!
  
   - Как мама говорит: "Красота требует жертв". - Нинка погладила себя по волосам, которые послушно легли на её плечи, спину и немного на руки. Затем рыжая Кира потрогала рукой локоны подруги. Они оказались, на зависть, такими мягкими и шелковистыми. Неизвестно, каким средством она их мыла, но выглядели они потрясающе.
  
   - Что, тоже такие хочешь? Не проблема, можно накрутить, - предложила Нина.
   Ей невольная шутка не удалась. Ведь короткая стрижка Беловой не позволяла сделать такие же кудри, как у Соловьевой. Зато ее нелепая улыбка всё же разрядила обстановку.
  
   - Нет, не хочу, - рявкнула Кира и пошла из коридора в комнату. Нина хвостиком за ней.
   Естественно, Беловой бы очень хотелось иметь хотя бы длинные, не говоря уже закрученные, волосы. Мама ей постоянно стригла что-то вроде "каре". Кира точно знала, что когда она вырастет, в первую очередь отрастит волосы длинные-предлинные, до колен, и не будет их стричь до старости. Ах, да, и перекрасит их с противного рыжего цвета, в какой-нить темный, чтоб и следа рыжести не было. Как же природа могла так жестоко поиздеваться над её внешностью? Этот вопрос она задавала себе постоянно у зеркала, разочаровано смотря на себя маленькими карими глазками-пуговками. Хотя и было порой преимущество в рыжести, когда приезжала к рыжей бабушке. Та, по-видимому, и любила Киру только за это, гены, а больше и не за что, девочка сама знала. Честно говоря, внучке уже и не хотелось ездить в деревню и видеть себя в старости, мало того, что рыжей, плюс еще с такой же плоской фигурой, как у бабушки.
  
   В комнате Белова уселась на родительский диван и с интрижкой произнесла:
  
   - Послушай, Нина, я хочу поделиться с тобой секретом, - глаза девочки выражали явную заинтересованность в чем-то.
  
  - Секретом? - прошептала белокурая одноклассница и присела рядом.
  - Да, и молчок... никому.
  - Хорошо, согласна.
   - Соня Лопатина влюбилась в Кузнецова.
  - В Володьку?! - ахнула Нинка.
   - Тише ты, - сказала Кира и сжала губы.
   - Ладно, постараюсь. А ты как пронюхала? - спросила Нина. Она прищурила глазки, настроившись слушать интригующее продолжение.
  - Это секрет. И вообще, "подобное" говорят шепотом. Так делает и бабушка, и мама. А еще мы скоро переедем в трехкомнатную квартиру.
  
  - Когда?
  - Это тоже секрет, - на миг Кира замолкла, ведь о квартире никому нельзя было говорить. - А ты мне расскажешь какой-нибудь секрет?
  
  Нина задумалась. Беловой надоело молчание, и она слегка толкнула одноклассницу в ногу.
  - Даже не знаю, - и еще раз глянула на Киру. - А ты точно никому не расскажешь?
  - Ну, честное слово, - сразу же ответила Белова, закинув ноги на журнальный столик, что у дивана. Так всегда делала ее мама.
  
  - Короче, один раз я играла в кабинете папы, а он попросил пойти куда-нибудь в другое место, ну и я перешла на кухню. Потом вспомнила, что забыла в кабинете куклу. Пошла за ней. Папы там уже не было. И знаешь, что я там увидела?
  
  - Что?
  
  - Кучу денег!!!
  
  - Много-много?
  
  - Целую гору из пачек, - продолжала рассказ Нинка, широко открыв глаза. - Я аж испугалась. Быстро схватила куклу - и давай деру оттуда! Столько денег я никогда не видела.
  - Там, наверное, был миллион, - закатила глаза Белова, представив в голове чемодан денег.
  - Может, и больше. А потом я долго не заходила в кабинет. Не хотелось, чтоб вдруг папа нагрянул, а там я, - Нинка стыдливо опустила глаза, так и не рассказав продолжение.
  - Ну и что? Сказала бы, что куклу оставила, - Кира погладила по плечу Нину. - Надо было взять несколько бумажек.
  - Ты что, совсем? - Соловьева покрутила указательным пальцем у виска. - Воровать у папы деньги?
  - Не надо воровать! Просто взять,- Кира развела руками.
  - А как это?
  - Ну, вот видишь, что большая куча, и берешь несколько бумажек.
  - Нельзя мне брать без спроса! Я лучше попрошу, - улыбнулась Нина. А улыбка была ей к лицу.
   Кира подумала: "Почему же у нее все зубы ровные и в придачу белые? Почему ямочки украшают щеки? Почему у меня все не так? - а затем подкрался странный вопрос:
  - Ну, разве из-за пары бумажек родители Нины обеднеют?"
  - У меня есть еще один секрет, - промолвила Кира. Она демонстративно встала и начала шагать туда-сюда по комнате, как это делала учительница истории на уроках. На минутку она почувствовала себя педагогом, который толкует тему урока, а Нинку представила двоечницей, которая сидит, кивает гривой, но, ни черта не понимает.
  - Какая еще тайна? - спросила Нинка.
  - Её еще пока надо раскрыть, - рыжая девочка остановилась и показала указательным пальцем вверх. Точно также делала Ирина Петровна, учительница истории.
  - Поможешь?
  - Естественно, - послушно согласилась белокурая одноклассница. - А что надо?
  - Пойдем пить чай с тортом, там и расскажу. Так сладенького хочется!
  Белова забыла уточнить, что сладенького ей всегда хотелось. На фигуру девочки это никак не влияло. Она была всегда худой и голодной.
   Девчонки пошли на кухню. Готовить чай Кирюша умела с пяти лет. И в этот раз взялась за любимое дело, нажав кнопку на чайнике. Соловьева аккуратно нарезала маленький вафельный тортик. Кира достала чашки "для гостей", поставила на стол. Пока закипала вода, налила заварку. Кухня у Беловых маленькая, но места девочкам вполне хватало. А вот вся семья Киры не помещалась. Поэтому все завтраки и обеды проходили в несколько смен. Как-то получалось, что первым завтракал папа и убегал на работу. Затем дочери, втроем они усаживались за крохотным столиком, на котором всегда были навалены хлеб в пакете, булки и приправы. Да и сахарница с чайником для заварки могли запрятаться куда угодно с глаз долой в царившем беспорядке. А когда завтракала мама, никто не видел. Наверное, во время готовки еды, обедала на работе, а ужинала у телевизора. По незаметно установившейся традиции все семейство частенько, особенно по выходным, кушало у телевизора. На их взгляд, в этом были свои преимущества: места хватало всем, не надо было стола. Да и под интересную передачу как-то аппетит повышался даже у тех, кто им не страдал.
  Вода закипела. Кира налила чай и положила сахарок по кубику. Облизалась, еще раз взглянув на шесть кусочков торта на деревянной доске, которую Нинка положила на стол. Беловой нравилось, что Соловьева, когда едет с родителями за покупками, обязательно берет несколько орехово-вафельных тортиков, а потом приходит в гости не с пустыми руками. Кира была очень довольна такому гостинцу, и всегда с радостью ждала одноклассницу у себя дома.
  - Моя мама вечером перед сном включает свой сериал, а мы с сестрами либо уже спим, либо как раз засыпаем. Но никогда не смотрим его, - с сожалением рассказала Кира, запивая чаем кусок торта.
  - А хочется? - спросила Нинка. Она сидела напротив и медленно глотала чаек. К десерту пока не притронулась.
  - Конечно, нам же интересно, что там такое запретное.
  - Так вы не спите, подглядывайте, - посоветовала подруга. Ее взгляд упал на ближайший кусок торта, после чего рука, взяв его, потащила прямо в рот. Аккуратно откусив совсем чуть-чуть почти без крошек, Нинка зажевала.
  Кира посмотрела на свою чашку: чай почти заканчивался, вокруг было много крошек. "А как иначе? Это вафельный торт. Он свежий, крошится" - мысленно оправдала себя. Рыжая девочка встала и долила кипятка из чайника. Уже подумывала тряпкой протереть стол. Но поленилась, решила потом.
  - Ага, не спите. А потом с утра тяжело просыпаться в школу, - сказала Белова и уселась продолжать трапезу.
  - Ну, сейчас же каникулы начались. Как раз посмотришь.
  Кира задумалась. Белокурая подружка всегда хотела сказать что-то мудрое. Если бы все было так просто, как у нее дома: своя комната, свой телевизор; Кира бы давно решила этот вопрос. А еще она удивлялась тому, как Соловьева умела кушать без крошек? Такая вся правильная, аккуратная. Белова только злилась.
  - Мама совсем не разрешает смотреть,- гаркнула Кира. - Никогда!
  - А-а-а, - якобы поняла Нина и замолчала.
  - Так слушай, надо раскрыть секрет, - сказала Кира, откусив очередной кусок десерта. Не время было обижаться на Нинку. Запивая чаем, девочка продолжила:
  - А дело в следующем: по утрам идет повтор сериала, но в это время мы всегда в школе. А сейчас как раз каникулы. Есть отличная возможность посмотреть мамин сериал. И никто не узнает, и все будут довольны.
  - А я как помогу тебе? - вопрос Нины, как обычно, не порадовал.
  - Завтра понедельник, как раз будет повтор. Приходи в восемь утра, вместе посмотрим, - предложила Кира.
  - А без меня никак?
  - Ты же обещала, что поможешь раскрыть секрет! - напомнила Белова. - А как иначе? Обещания надо сдерживать! Ты не представляешь, что ты пропускаешь. Это будет очень интересно для тебя.
  - Хорошо, - согласилась Соловьева и ни с того, ни с сего спросила:
  - А про Володьку, это правда? Он любит Соню?
  - Пока не известно. А вот Сонька его любит. Тебе-то что?
  Кира пригубила чашку, чтоб попить, но глотнула воздух. Опустив посуду, обнаружила, что чай закончился. Пить, конечно, хотелось. Девочка встала и налила еще немного заварки и кипятка.
  - Эти гостевые чашки какие-то маленькие, - мыслила вслух Кира, бросая кубик сахарка. В голове промотала: "Зато новые".
  В доме Соловьевых она видела такую красивую посуду, что в магазинах не найти. В своей микро-кухне ей стыдно подавать обычные большущие чашки. Они все: то с трещиной, то без ушка, а то вдруг недомытые.
  - А у меня дома есть еще творожный пирог с ягодами. Бабушка пекла, приносила вчера, - сказала белокурая подружка и, как назло, только раздразнила.
  - Почему же ты не притащила его?
  - Ты же любишь ореховый тортик.
  - Ну и что?! - заплевалась Кира, но сразу успокоилась, положив последний кусочек в рот.
  - Я завтра принесу, - сказала Нина.
   И все-таки Нинка самая добрая! Особенно приятно было Кире, когда Соловьева однажды отдала ей одну из своих дорогих игрушек. Такой подарок заставлял прыгать до небес. Все девчонки со двора сразу захотели дружить с Беловой.
  - Нина, а ты хотела бы съесть чипсы? С сыром или паприкой? А? - спросила Кира, вспомнив одну рекламу по телику.
  - Хотела бы. И все это дело запить колой, - сказала Нина и посмотрела куда-то вверх. Наверное, представила это.
  - А хот-дог или гамбургер? Горячий и очень вкусный, - стала облизываться рыжая девочка. В ответ Соловьева кивнула головой.
  - Так почему тебе родители не покупают этого?
  - Говорят, что вредная еда, - ответила Нинка. - Вот только не понять мне, почему же она такая вкусная?
  - Есть идея, - заулыбалась Кира. - Возьми несколько бумажек из кабинета, тогда мы пойдем и накупим себе вкуснятину.
  - Я боюсь. Так нельзя. А вдруг кто-то узнает? - погрустнела Соловьева.
  - Не узнает, - настаивала Белова.
   - Никто даже не заметит. Там ведь много денег?
  
   Глава 3
   Главное - не опоздать
  
   Ещё солнце не взошло, как Соловьева автоматом по заведённой привычке быстро включила светильник, мирно спавший на тумбочке у кровати. Тот "возмутился" матовым светом и приступил к своим прямым обязанностям. Потом вздохнула с облегчением, глядя на телефонный аларм выставленный на время вечером и произнесла:
  - Ху, не проспала.
   Девочка опять воткнулась в подушку, ловя сладкие мгновенья последнего сна, буркнув что-то невразумительное типа:
  - Ещё немножечко... капельку, пос...
   Рука, словно сама по себе, погасила свет, и глаза без спроса закрылись. Утренний сон никогда не бывает глубоким. Через некоторое время девочка проснулась. За окном солнце сверкало уже вовсю. "Пора вставать" - подумала с сожалением. и тут же зазвенел будильник. Нина широко зевнула, не спеша выключила его, потерла глазки. "Спать охота. Может никуда не идти? - задумалась. - Но придется".
  - Сегодня лягу пораньше, - сказала в пространство кончиками губ.
   Девочка встала с кровати, подошла к зеркалу, любуясь своей новой синей пижамой, и заулыбалась. Как же Нина любила синий цвет! Стены в её спальне были синими, деревянная мебель - белой с синей окантовкой, ковёр на деревянном полу - синим с белыми ромашками. Диванчик в другом углу спальни - тоже синий. Выйдя из комнаты, девочка направилась в ванную. Мышкой тихо проскользнула по коридору. Открыла дверь и отвернула лицо, сказав:
  - Папа, в вашей с мамой спальне есть туалет. Зачем пришел сюда?
  - Ниночка, немедленно выхожу, - сказал отец, вытирая руки.
   Но дочь уже хлопнула дверью, за которой послышался оправдывающийся голос:
  - Там было занято!
   До её ума никак не доходило, почему в доме три ванные комнаты, а у неё в спальне строители не додули? Как не справедливо!
   Когда папа вышел, Нина спросила:
  - Почему в моей комнате нет ванной?
  - Сколько раз ты еще будешь спрашивать?
   Он обнял дочку. Но та вырвалась из объятий и вошла в ванную, закрыв за собой дверь. Провела утренний туалет и вернулась в свою комнату. Там надела синее платье в белый горошек, которое приготовила ещё вчера. Стала у зеркала и распустила косу, что мама на ночь заплела. Улыбнувшись отражению, девочка побежала вниз в своих любимых белых босоножках.
   Спустившись по лестнице, Нина повернула налево и вошла в зал, самую большую комнату в доме, где всю обстановку создавали белые кожаные диваны, журнальный столик и телевизор. Стены отдавали золотым оттенком. Слева в большом горшке в гордом одиночестве жила китайская роза. В зале было две широкие двери. Одна из них вела в коридор, откуда вошла Нина, и периодически закрывалась, если было надо. Другая - соединяла со столовой и никогда не закрывалась. По крайней мере, Нина не помнила, чтоб её кто-то запер. С обеих сторон дверей стояли скульптуры каких-то женщин и мужчин. Нина проскользнула через большую комнату и оказалась в столовой. Там посреди комнаты "царствовал" длинный деревянный стол на восемь персон и деревянные стулья. За ними располагался диван. Столовая комната плавно переходила в кухню, если повернуть направо. Между столовой и кухней вообще не было ни двери, ни стены, только две колоны. Вместе они составляли огромную комнату.
  - Миленькая, куда так рано нарядилась? - бросила через плечо мама, стоявшая у плиты.
  - Семь двадцать, не так уж и рано, - оправдывалась Нина. - Хочу хлопья с шоколадными шариками и молоком.
  - Сейчас я поставлю молоко кипятить, - ответила мама и зачем-то полезла в холодильник.
   Нина села на диван и включила телевизор.
   - Смотри, чтоб кофе не выбежал, - напомнил папа, уткнувшись в газету. Он сидел за столом и пил чай. Похоже, уже позавтракал. Нина посмотрела на плиту, а там стояла турка.
  - Я помню, - мельком взглянула мама на отца и поставила молоко на плиту.
  - Не понимаю, зачем варить кофе, если есть кофеварка? - спросил он, так и не оторвавшись от новостей.
  - Иногда хочется. Так вкуснее, - ответила мама и добавила:
  - Тебе не понять, ты любишь чай.
  
   Молоко закипело, мама залила им хлопья и поставила тарелку на стол.
  Нина тут же побежала кушать. А мама закатила глаза от запаха любимого напитка и стала вкушать медленными глотками. На работу она не ходила, но всегда выглядела нарядно. Ее домашняя одежда в основном состояла из коротких платьев. Когда дочка позавтракала, сказала маме:
  - Спасибо! Было очень вкусно. Я побегу к Кире поиграть.
  - Побежишь? А вдруг она ещё спит? - вопросительно посмотрела на дочку женщина.
  - Не спит, мы с ней вчера договорились.
  - О чем? И почему так рано?
  - Ее родители пошли на работу, ей скучно. А так мы будем играть. И мне не будет скучно.
  - Пусть идет, у нее каникулы, вольна делать, что хочет, - ворвался в разговор отец.
   Нина сразу же побежала к холодильнику. Достала бабушкин пирог и положила в пакет. Реакции родителей не последовало. Наверное, привыкли, что дочь вечно что-то таскает.
  - Коля, отвезешь ее? - спросила мама.
  - Ну, пожалуй, да. Сейчас допью чай и поедем.
  - Ой, как замечательно! - обрадовалась Нина и подумала: "Ведь главное - не опоздать!"
   Мама принесла расческу из коридора. Как же она выпустит на улицу непричесанную красавицу? Нина побежала по лестнице наверх, к своей комнате, взяла там любимого пупса на всякий случай, одежду для него, бутылочку и переноску. Подумала, если будет скучно, хоть поиграет. Быстренько спустилась вниз. Папа уже дожидался у двери.
  - Пирожок взяла? - спросил он.
  - Ой, забыла. - И девочка побежала на кухню. Там мама ей вручила пакет с выпечкой, поцеловала и сказала:
  - Веди себя хорошо. Чтоб к обеду вернулась.
  - Хорошо, мам.
  - Иди сюда, поправлю бантик.
  - Не надо, а то опоздаю к Кире, - сказала Нина, уже выбежав из кухни.
   С папой ехать в машине интересней, даже лучше, чем с мамой. Он знает все дороги, и приезжает везде вовремя, даже если никуда не опаздываешь. Соловьева обожала сидеть на переднем сидении их черного внедорожника. Отец разрешал громко слушать музыку и опускать стекло в дверце до максимума. А Нина при этом подтанцовывала в такт музыке и громко подпевала исполнителям. Все школьники завидовали Соловьевой, что у нее такой современный папа. А ей это нравилось до чёртиков!
  
  ***
  
   Буквально через пять минут они подъехали к дому номер шесть по улице Советской. Там на втором этаже жила Белова, одноклассница. Пешком от своего дома к ней пришлось бы идти тридцать минут, а если не топать как старушка, то и все двадцать. Подруга обитала в центральной части города, в типовом многоквартирном доме-хрущёвке. Соловьева же со дня рождения помнила себя в двухэтажном доме, который родители купили в частном секторе в противоположном конце города "Яблочный Аромат". Сдружила девочек школа. Кира была попрошайкой, когда касалось помощи в домашнем задании. А белокурой девочке нравилось кого-то учить. Раньше Кира приходила к Нине домой, но сейчас они ходят друг к другу по очереди. Родители Киры положительно воспринимали Соловьеву, всегда с ней ласковы. Да и все люди хорошо относились к Нине, что ей, естественно, очень нравилось.
  
  - Ну, все, - сказал папа, остановив автомобиль, - беги. Будь там хорошей девочкой.
  - Спасибо, пап, что отвез, а то я бы точно опоздала, - сказала дочка и чмокнула его в щеку.
  После вышла из машины и забежала в подъезд.
  "Как Кира живет в этом страшном сером подъезде? Темно, да еще воняет пылью. Смелая же однако!", - промелькнула мысль. Нина знала - бесполезно искать выключатель, чтоб включить свет. Скорее всего, лампочка перегорела. Не охота ей было по грязным стенам рукой тыкать, ещё нарвётся на заплеванную жвачку. Поднялась на второй этаж. Номер квартиры не помнила, но знала, что дверь первая слева. Нина постучала. Затем еще раз. После второго стука дверь открылась.
  - Сколько раз тебе говорить, что мы перенесли звонок из наличников на стену. Поищи рукой и нажимай, - так встретила недовольная Кира.
  - Да не хочу я искать. Почему у вас в подъезде так темно? - произнесла гостья и зашла в квартиру.
  - На нашем этаже вместо стекла стоит фанера. Какой-то хулиган его разбил. Ждем замены, но когда? - и подруга в задумчивости покачала головой.
  - Я хоть не замазалась о ваши стены?- Соловьева изучила себя в зеркале, покрутившись перед ним некоторое время в разные стороны.
  - Могла включить свет в подъезде. Там лампочка есть. По крайней мере, вчера была. И хватит любоваться!
  Кира выключила свет в коридорчике. В зеркале, куда смотрела Соловьева, потемнело. Нина решила, не надо обращать внимание на вечно бурчливое настроение подруги по утрам. Пакет с куклой она положила на пол, а пирог вручила однокласснице прямо под нос (пусть внюхивается), так как был полумрак. Кира обрадовалась и побежала на кухню, чтоб нарезать его. Нина разулась. Как-то мрачно было в квартире Беловых.
  - Я не опоздала? - спросила Нина.
   Ответом ей послужила картинка на кухне. Там она увидела гору грязной посуды в раковине, а рядом стояла Кира и быстро, как попало, нарезала пирог. Щелкнул закипевший электрочайник, но Белова, будто не услышала, потащила лакомство в комнату. Нина следом за ней.
  - Нет, еще пять минут, - ответила Кира. Остановившись по дороге и повернув голову вверх, она глянула на часы, что над телевизором, и добавила:
  - Три.
  - А то я так спешила.
  Нина остановилась тоже, будучи за спиной подруги.
  - А я думала, не успеешь, или скажешь, что проспала, - рыжая одноклассница шагнула к телевизору и, переложив пирог на одну руку, другой взяла пульт, валявшийся на диване.
  - Да как ты так могла подумать? - в голове Нина слегка обиделась, ведь она так старалась не опоздать.
  - Ты не пожалеешь, - утвердила Белова, переключив канал.
   Она села на диван, а ноги закинула на журнальный столик. Туда же и пирог. Соловьева присела рядышком с подругой.
  - Ну вот, начинается, - захватывающе произнесла Белова. В руку она взяла кусок пирога, глаза впялила в очередную картинку сериала, мелькающего с голубого экрана. Нина пока не хотела кушать, только наблюдала за голодной одноклассницей и телеэкраном, где начались "Отчаянные домохозяйки". Смотреть было не очень интересно, но раз уж пообещала, то пришлось, чего уж. В комнате был беспорядок и тяжелый воздух. Нина встала и открыла окно, чтобы посвежело. Кира не отреагировала никак, а лишь жадно ела и смотрела кино. Скорее всего, она не завтракала еще, ждала гостинца. Наступила реклама, Кира побежала на кухню со словами:
  - Хочу пить! Так долго терпела до рекламы.
   Из кухни она вернулась в комнату с большой чашкой чая. Скорее всего, он не был горячим, ведь чайник вскипел давно. Кира быстро глотала. Напившись, спросила:
  - Ты принесла?
  - Ну, вот же, ты его ешь, - ответила Нина, глянув на пирог.
  - Да не пирог, деньги.
   На секунду Нина задумалась: "Что значит, деньги? У папы со стола?" Ее рука никак не могла взять хоть что бы там ни было без спроса. Как же подруге объяснить?
  - Не было возможности, - ответила Нина.
  - Ладно, давай тогда за возможности,- сказала Кира и еще разочек глотнула чай.
   Интересно, где она увидела такой жест? Да и странно, что перестала допрашивать. Видать, настроение поднялось. Белова взяла очередной кусок пирожка и стала его уплетать, на что Нине не особо хотелось смотреть. Она не голодна, да и эти летящие крошки заставили отвести взгляд по сторонам. Нина задумалась:
  "Как Беловы помещаются здесь? Комната большая, но забита мебелью. А как им вместе спится?"
   Закончилась реклама. Девочки переключились на сериал. Поначалу Нине казалось, что она больше никогда не будет его смотреть. А сейчас, вроде как, заинтересовал. Совсем незаметно Нина услышала, что кто-то в коридоре стоял и тяжело дышал. Кто это мог быть? В квартире никого не было, кроме них. Нина почувствовала, что кто-то пошел на кухню и вернулся. Зашел в комнату, опять стал и дышит. Нина встревожилась. Неужели рыжая подружка совсем не расслышала, что кто-то в доме? Стало страшно поворачиваться, чтобы увидеть, кто это. Тем не менее, она решилась.
  
  
  Глава 4
  
  Попрошайка
   В квартире Беловых подружки смотрели сериал. Кроме голосов киногероев из телика ничего не нарушало тишины. Внезапно Кира услышала щелчки дверного замка. Затем чьи-то тихие шаги по квартире. И хотя кроме нее и Соловьевой никого в доме не было, Белова не придала значение посторонним звукам. Ведь по телеэкрану показывали самое интересное! А Нинка толкала в руку. Пришлось взглянуть на неё и увидеть пришедшего.
  - О, папка! Привет! Ты что, уже вернулся с работы? Или опять забыл телефон? - спросила Кира у отца, который стоял за спиной Нины.
  - Да, опять оставил чертов телефон. Ладно, я побежал,- сказал он, уже держа в руках сотовый, и добавил:
  - Здравствуй, Нина, и пока.
   Входная дверь закрылась.
  - Я так испугалась! Не знала, что твой отец мог прийти с работы. Я думала, он отругает за сериал, - дрожащим голосом произнесла Нина.
  - Он - нет, а мама - да. Он, может, и не в курсе или забыл, что мама запрещает его смотреть.
  - А как это? Вы ведь живете в одной квартире?
  - Ну и что? - приподняла бровь Белова.
   Отец Киры вечно что-то забывал. Никто в семье не удивлялся, если он через пять минут после выхода из дома опять стучался в дверь, так как забыл ключ от квартиры. Он мог оставить на столе бумажник, но чаще мобильник. А мама перед выходом по сто раз проверяла сумку. Раньше восьми вечера не возвращалась с работы ни за что.
   Девчонки продолжали смотреть сериал. Но Киру все время терзал один и тот же вопрос, который она якобы невзначай задала:
  - Так ты говоришь, денег не принесла?
  - Пока что не получается, - ответила Соловьева.
  - И что, совсем не можешь стащить у папки со стола хотя бы одну или две купюры по сто рублей?
   В ответ Нина как воды в рот набрала. А что она могла ответить? У нее всего и полно: игрушек, одежек, вкусняшек. Ни в чем она не нуждалась в своей беззаботной жизни. А вот Кире было стыдно смотреть в зеркало на смешную стрижку рыжих волос и вечно одно и то же одеяние: старые джинсы и футболка. Домашняя еда не приносила никакого удовольствия, всегда хотелось сладенького. У родителей были постоянные долги и "каша на плите". На просьбы: "Купи новую игрушку, пирожное или батончик" всегда отвечали: "Нет денег". Кира со слюнками постоянно смотрела, как другие дети в магазинах уплетали только что купленные родителями мороженое или конфетки. Ей даже ночами снились жирно промазанные кремом торты. И только по праздникам мама позволяла себе купить сладости. А Беловой хотелось кушать их каждый день. В силу финансовых проблем родители не исполняли мечты дочери. Ей оставалось лишь ждать, кто и чем угостит. Надежда была на Нинку, у которой постоянно надо было просить: "Дай то, дай это".
  - Знаешь ли ты, Ниночка, как я тебя люблю, свою самую близкую подружку? - "подлизывалась" Кира, ведь с головы никак не вылетал Нинкин рассказ о деньгах.
  - Знаю, - гордо ответила Соловьева.
  - Так почему же ты ради меня ничего не делаешь?
  - Как ничего? Я принесла пирожок, потом еще что-нибудь принесу.
  - Если попрошу. А сама никогда не догадаешься.
  - Почему же? Разноцветные ручки я тебе дарила. Убирала в классе вместо тебя тоже я, - Нинка начала считать на пальцах.
  - Еще скажи, что в туалет ходила ради меня! - разозлилась рыжая девчушка.
   Ничего этого Соловьева не делала по собственному желанию. Все приходилось
  клянчить попрошайкой.
   Белова посмотрела на Нинку, а та чуть не в слезах. Жалко ей стало одноклассницу. Но и на место хотелось поставить! Ведь родители всегда чуть что - наказывали Киру, а на Нинку вряд ли кто голос повышал. Приходилось перевоспитывать на свой лад.
  - Ты на меня не обижайся, - заговорила Кира после короткой паузы, - просто тебе меня не понять. Ты же из богатой семьи. Если бы у меня было куча всего, я со всеми делилась. Да нечем...
   От реальной правды Кире захотелось плакать. Глаза налились слезами. Тепленькая соленая струя скатилась по щеке и попала в приоткрытый ротик. Даже долгожданный сериал перестал интересовать. Кира выключила телик и побежала в ванную. Там она открыла кран и сбрызнула лицо водой. Затем присела на кафель и улыбнулась. "Интересно, как отреагирует Нинка? Догадается ради меня взять рублики?" - подумала.
   Раздался стук в дверь, тихий и осторожный.
  - Кирюш, ты не плач, - промолвила через дверь Нинка.
   Дальше тишина. "Тишина? - мыслила Кира, - И это все, что она скажет после такой сцены? Жалости у нее нет!" Белова стала рыдать "напоказ".
  - Я буду внимательнее относиться к твоим пожеланиям, - ласковый голос Нины из-за двери пытался успокоить Киру.
   Но бесполезно, всё коту под хвост! Неужели Белова таким спектаклем ничего не добьется? Ей хотелось, чтобы Нинка догадалась стащить деньжат у своего отца. Кира устала, унижая своё "Я", постоянно что-то клянчить у Соловьевой. Пришлось еще громче разреветься.
  - Кирюша, ну не плач. Я же тебе сегодня подарок принесла. А ты меня и не просила. Я сама, от всей души.
  - Подарок? Откуда он у тебя? - прекратила рев Кира.
  - Я принесла из дома.
  - А почему сразу не подарила?
  - Сразу не получилось, - ответила Нинка и зашуршала чем-то.
  - Ты врешь! Ы-ы-ы-ы! - Белова продолжила плакать.
  - Нет, не вру. Это был сюрприз!
   Кира очень любила сюрпризы. Эти неожиданные и приятные подарочки от подруги всегда были хорошими. Белова представила себе несколько красивых купюр хотя бы по десять рублей, которые она тратит в магазине на шоколадку. Затем встала с плитки, открыла дверь и увидела Нинку с большим пакетом.
   Белокурая длинноволосая подруга широко улыбалась. А это синее короткое платье на ней лишний раз подчеркивало цвет ее больших глаз, что Киру раздражало. Опять пришлось позавидовать.
  - А что там? - спросила Белова.
  - Открой и посмотри. Это все тебе.
   Кира видела этот пакет в руках Нины еще на пороге, когда та заходила в квартиру. Так как они спешили посмотреть сериал, спросить, что в нем не успела. Но все же, догадывалась, что подружка принесла новую игрушку похвастаться. Кира открыла пакет и увидела самого красивого и любимого пупса Нины. А с ним были одежки, бутылочка и переноска! Не может быть! Вот уж подарочек! Белова такого, естественно, не ожидала даже от мамы и папы, и всех родственников вместе взятых. Даже на день рожденья ей такого никто никогда не дарил. Нинка впервые так расщедрилась!
   "Что ж, тогда деньги сегодня не нужны. Разве что в другой раз", - думала Кира.
  - Я и не знаю, как принять такой подарок, - повеселевшим голосом произнесла Белова. - Ты так добра. Ты самая добрая в мире!
   На лице Соловьевой Кира увидела улыбку, красивую, с белоснежными зубами. Ей и самой было радостно.
   Незаметно наступил полдень. Кира почувствовала, что живот послал сигнал, что пора перекусить. Она знала, что в холодильнике есть рис с подливой и его надо просто разогреть. Но не желала она кушать рис. Хотелось чего-то сладенького. Девочка вспомнила, что в холодильнике есть варенье, а в хлебнице булки. Оставалось только налить чай - и полдник готов!
   Зазвенел домашний телефон, Белова помчалась взять трубку.
  - Алло, - ответила.
  - Кира, ты обедала? - услышала голос мамы.
  - Как раз собираюсь.
  - Разогрей рис с подливой, - дала указание мама.
  - Я не хочу рис, может, я пойду обедать к Нинке? - сказала Кира и вспомнила, что Нинка у них в гостях.
  - К Нине! - повторила громче.
  - Я не глухая. Не ходи туда попрошайничать!
  - А Нина мне подарила куклу.
  - Опять выманила? Надо было тебя отвезти в деревню, там как раз работы полно. Иди, ешь, а не хочешь, тогда ходи голодная! - крикнула мать.
  Затем пошли короткие гудки.
   После таких слов Беловой тем более не хотелось обедать кашей. Она набрала воды в электрический чайник и включила его. Затем открыла варенье, где уже полбанки не было, и достала булки. Ножом разрезала их пополам и щедро намазала джемом. Налила кипятка в любимую желтую чашку и вспомнила про гостью. Нина все это время тихо сидела в комнате.
  - Пошли кушать, Нина!
   Соловьева вроде как встала с дивана, так как был слышен скрип шагов по старому паркету. На кухне она так и не появилась.
  - Слышишь? - переспросила Белова.
  - Я пойду домой, мама говорила быть к обеду, - раздался ответ из коридора.
   "Опять ей мама сказала! Вот я не захотела, и не буду кушать рис. А Нинке слабо? Конечно же! Ведь мама сказала" - подумала Кира.
  - И что, получается, я зря готовила нам чай? - грустным голосом спросила рыжая девочка. Она зашла в коридор и увидела, как Соловьева обувалась.
  - Ладно, еще немного побуду, - недовольным тоном согласилась Нина.
   Пока гостья снова снимала босоножки, Кира вернулась пить чай с булками и клубничным вареньем. На скорую руку вцедила чай в ещё одну чашку. А в голове прокручивала:
   "Ладно, еще немного побуду. Ладно, ла-а-адно. Одолжение она мне делает. Пусть валит куда подальше! Всегда её надо просить. Умолять. Останься! Нет уж, пусть идет".
   В тот же миг Нина появилась на кухне.
  - Я забыла тебе сказать кое-что.
  Кира не договорила сказанное, а просто жевала и попивала.
  - Что? - спросила Нинка.
   Она смирно сидела за столом. Из её чашки тоненькой струей просочился напиток. Рыжая только сейчас заметила, что посуда была с трещиной. Горячий чай ручейком подкрался к концу стола, куда Нина только что облокотила кисти рук, и ошпарил её запястье. Соловьева сразу же убрала руки, ничего не сказав, а лишь сцепила зубы и прошипела что-то вроде:
  - С-с-с...
   К еде белокурая девочка так и не притронулась.
  "А что ей подавай? Мясо?" - подумала Кира, а сама сказала:
  - Мне надо зайти к соседке этажом ниже. Так что давай до завтра. Ты не обижаешься?
  - Нет, что ты. Я тогда пойду, - Нинка встала из-за стола и пошла в коридор.
  - Спасибо за подарок! - Белова крикнула из кухни, услышав, что одноклассница опять обувается.
  - Может, допьешь чай? - спросила вдобавок.
  - Нет, я уже ухожу. Созвонимся, - на прощание услышала от Нины.
  - Подожди! - закричала рыжая девочка. Она, даже не вставая с места, спросила:
  - Так ты возьмешь у папки денег?
   В ответ хлопнулась дверь. Кира встала и пошла в коридор, чтоб проверить, точно ли ушла подруга, и закрыла дверь на замок. Она решила потом сходить к соседке этажом ниже, так же порадоваться на её глазах пупсом, как Нинка иногда радуется перед ней. Хотелось, чтоб все завидовали и восхищались. Родители особо не раскидывались покупками, все копейки складывали на будущую квартиру. А Кире хотелось всего и много, как у Нинки. Но как? Как?
   Девочка посмотрела на грязную посуду, но мыть не захотела. На глазах Нинкина чашка раскололась на две части. Видимо трещина была глубокой. Чай волной разлился по столу, намочив все крошки от булок, затем медленно стекал на пол. Белова строго произнесла:
  - Мне надо продумать план. Как сделать так, чтобы Нинка тащила мне денежку из кабинета отца?
  
  
   Глава 5
   Подарок
   Соловьева шла домой. На улице было жарко. Солнце немилосердно жгло волосы девочки так, что её охватило желание окунуться с головой в купель с нулевой температурой, а заодно напиться ледяной воды. Раскаленное марево повисло над городом. Даже ветерок не мог пробиться сквозь пекло.
   "Хотелось бы знать, - размышляла девочка, - Володька Кузнецов куда-то уехал на лето или остался в городе? Зная его семью, предполагаю, что они точно куда-то поедут отдыхать, как минимум в две страны. Скорее всего, в Таиланд и Австралию, любимые уголки мира для Вовки. А Сонька-то, его соседка, не заглядывает ли ему в окно? Пойду я домой через улицу Боровую, как раз мимо его дома. Вдруг встречусь с ним, поболтаю. А затем сверну к себе на Солнечную улицу".
   Шагала Нина быстро, чтобы успеть на обед. Внезапно она увидела, как большая черная машина, проезжающая мимо, резко затормозила. Девочку это насторожило, но она продолжала шагать. Джип, остановившись, дал задний ход. Соловьева прибавила темп, автомобиль остался позади, но вскоре догнал ее.
  - Нина, куда спешишь? - услышала она знакомый голос одноклассника, о котором только что подумала.
   Девочка повернула голову налево и увидела в окне внедорожника Кузнецова, который опустил стекло.
  - Володька, ты зачем преследуешь?
   Темноволосый мальчик вышел из авто со словами:
  - Садись, подкинем. Мы с отцом возвращаемся с охоты. Ну, давай, садись, по дороге все расскажу.
   Нина села вместе с одноклассником сзади. Отец парня, сидящий за рулем, посмотрел на них и сказал:
  - Здравствуй, Нина. Тебе куда?
  - Домой.
   Автомобиль поехал. Михаила Петровича, отца Володи, Нина знала уже давно. Он с ее папой имел общие дела. Семья Кузнецовых часто гостила у Соловьевых. И с Володькой Нина познакомилась еще до школы в песочнице или когда гуляла с родителями в парке. Многие детские впечатления были связаны с этим мальчиком.
   Некоторое время все ехали молча. Соловьева поглядывала то на салон автомобиля, то на одноклассника. Их взгляды часто пересекались, поэтому Нина заметила, как Вова все время пялился на нее.
  - Вы поменяли машину? - спросила девочка.
  - Да, на днях, - ответил довольный парнишка. - А я-то думаю, чего ты так убегаешь? Не узнала что ли? Ну как тебе новая тачка?
  - Шикарная. Честное слово. У папы похожая.
  - У твоего папы BMW X5, а у нас BMW X6. Видишь, как я разбираюсь в автомобилях?
  - Да, ты же мальчик. А как твоя Лика? - спросила Нина о его сестре.
  - Нормально. Интересовалась, как ты поживаешь. Жалко, что сейчас каникулы. Так ты могла бы прийти к ней помочь с математикой. Ты же знаешь, что я в математике не очень, - парень подмигнул ей одним глазом, а затем другим.
   Нина улыбнулась и промолвила:
  - Передай ей привет.
  - Все, приехали, - Михаил Петрович остановил автомобиль, а вместе с ним их разговор.
  "Что, так быстро? Даже не успели поговорить" - подумала Нина, но вышла из авто и сказала:
  - Спасибо вам большое, Михаил Петрович. До свиданья.
  - Всегда, пожалуйста. Родителям привет.
  
   Нина зашла в дом и сразу повернула на кухню.
  - Иди, вымой руки, - приветствовала мама, сидевшая на диване. - Я думала, ты не придешь. Звонить уже собиралась.
  - Подумаешь, чуть опоздала. А что на обед?
  - Плов. Есть еще рыбные котлеты, салат.
   Девочка пошла в ванную. Вернувшись на кухню, увидела на столе в тарелке рис с кусочками мяса и овощами. Присев, сказала:
  - Сегодня у всех рис.
   Она взяла в руки вилку.
  - Я тебе хотела кое-что сообщить, - сказала Нина, уплетая плов за обе щёки, как хомяк. Обед показался ей очень даже вкусным. Пауза молчания, затем:
  - Михаил Петрович меня подкинул домой. Он ехал с Володькой, а когда меня увидел, остановился. Передавал привет.
  - И это все? Ты еще что-то хотела сказать? - спросила мама, будто догадывалась о пупсе.
   Мама, как никто другой, всегда всё чувствовала. Конечно, можно было бы ничего не рассказывать про куклу, которую Нина подарила рыжей однокласснице, но обманывать - что-то запредельное. Один раз она солгала, что их класс собирает деньги на подарок
  учительнице на день рожденья. В тот же день маме на глаза попалась Антонина
  Ивановна Лопатина, мама Сони - одноклассницы, и очень удивилась, что ее дочь
  ничего о дне рождении не говорила. Потом Сонина мама уточнила, что день рожденья у
  учительницы летом. Школьники никогда не собирают деньги ей на подарок. Ситуация
  была не из приятных. Нине пришлось признаться, что деньги просила не на подарок, а Кире на новые кроссовки, правда из секонд-хенда. Иначе Белову не допустили бы на урок физкультуры без спортивной обуви.
   Мама раздраженно хлопнула крышкой ноутбука, в котором до этого что-то внимательно читала. Для дочери это был знак, что пора говорить чистую правду.
  - Ты знаешь, какая ситуация у Киры... У нее почти нет игрушек, они живут все пятеро в однокомнатной квартире, - заныла Нина.
  - Я знаю, ну...
  - Ну, в общем, мне ее бывает иногда жалко...
  - Ну...
  - И я ей подарила куклу, свою любимую...Ты только не сердись.
  - Доченька, с чего бы я сердилась? Подарила, подумаешь, сделала благое дело.
  - Мам, это ведь был твой подарок. А я подарила Кире. Зато она теперь стала немного счастливее, - и добавила грустным голосом, - А я без пупса.
   Мама подошла к Нине и обняла ее, сказав:
  - Доедай, милая, сейчас поедем за новым пупсом.
   Ой, какая приятная новость! Сердце девочки забилось быстрее, вилка застучала
  о тарелку.
  - Мама, ты самая добрая во Вселенной! Я так тебя люблю! - обрадовалась Нина.
   Они поехали в супермаркет игрушек. Мама водила авто достаточно быстро,
  но внимательно смотрела по сторонам. Да и сама она очень аккуратная и красивая.
  У мамы красный "Мерседес", ее любимая марка.
   В магазине, конечно же, глаза у девочки разбегались. Столько пупсов! Все такие славненькие. Нина подошла к одному из самых лучших, начала его рассматривать. Мама поняла дочку с полвзгляда, сказав:
  - Берем?
  - Она такая очаровашка! - улыбнулась дочка. - Это девочка. Тут написано, ей пять месяцев, она любит покушать.
   Без сомнений, для пупса взяли коляску, бутылочку, соску, некоторые одежки. На кассе мама рассчиталась, и они поехали еще в один супермаркет, только продуктовый. Там накупили еды, затем поспешили домой. Нине хотелось прыгать до небес от счастья!
   "Вот Кира обрадуется, когда узнает про новую куклу", - подумала девочка.
   Вечером они приехали домой. Там уже папа ждал, сидя на кухне с книгой в руках.
  - Папа, папа! Посмотри, у меня новая кукла! Я назвала ее Жасмин, - радовалась подарку Нина.
  - Ух, какая красивая. Как ты. Да нет, ты красивее! - поддержал восторг дочери отец.
   Пока мама раскладывала продукты из пакетов, Нина показывала свои подарки
  папе. Тот разглядывал каждую одежку и хвалил за хороший выбор, одновременно
  разговаривая с мамой. Нина, естественно, все слышала.
  - Твоя сестра звонила, - сказал отец.
  - Мария? - переспросила мама.
  - Да, сказала, что тебе не дозвониться. Телефон не берешь, - продолжил папа.
  - Я его случайно дома оставила.
  - Она завтра приедет к нам. Сказала, где-то в обед. Потом за ней заедет Степан. К этому времени, и я приеду, как раз поужинаем вместе. Приготовь, пожалуйста, индейку в духовке.
  - А я, как чувствовала, купила сегодня индейку. Да я много чего набрала, все будет нормально. Надо будет позвонить уборщице, чтоб завтра с утра убрала в доме, - мама закончила раскладывать продукты и присела на диван.
  - А с ними Диана приедет? - спросила Нина.
  - Нет, ее бабушка заберет на целый день к себе. Они пойдут в зоопарк, потом на карусели, - ответил папа. Он встал со стула и двинулся к холодильнику. - Не пора ли нам ужинать?
   Диана - двоюродная сестричка Нины, еще пока трехлетняя малютка. Нина обожала с ней играть, веселиться. А то, что она не приедет, Нину немножко огорчило. Это, конечно, не беда, ведь Диана еще погостит у Соловьевых. Успеют наиграться.
   Раздался звонок на домашний телефон, мама взяла трубку. Затем позвала Нину и сказала:
  - Это Кира.
  - Да, - промолвила дочка.
  - Что делаешь?
  - Скоро буду ужинать. Как раз недавно приехали с мамой из магазина. Ты ходила к соседке?
  - Мне все завидовали, когда увидели пупса, что ты мне подарила. Все соседи и девочки во дворе, все-все. Никто не ожидал, что у меня будет самая лучшая кукла в мире!
  - А у меня тоже новая кукла. Зовут ее Жасмин. Мама подарила, - похвасталась Нина.
  - Что-что? Новая кукла? Зачем тебе новая кукла?! - кричала в трубку телефона Белова.
  - Я же лучшего пупса тебе подарила, осталась без него. Но теперь у меня опять есть любимая кукла. Я так рада! Приходи ко мне завтра, поиграем. Я и тебе дам.
  - Даш?
  - Дам поиграть.
  - А сериал?
  - Посмотрим у меня, а что? Мы еще купили торт "Прага", шоколадный.
  - Хорошо, Нина, приду, - согласилась Белова. Сразу же раздался крик на том конце провода, голос был ее мамы:
  - Не занимай телефон! А вдруг мне кто звонит, а ты тут разболталась?
   После Нина услышала короткие гудки. Видимо мама одноклассницы была не в настроении. Она частенько выглядела печальной.
   На следующий день Соловьева проснулась в восемь утра. Мигом включила телевизор, что висел на стене. Там как раз заканчивалась реклама, а за ней начинался сериал, поклонницей которого теперь стала Нина. Все, что она познавала из телевизора, для нее было новым и очень интересным. Одновременно с голосами героев она услышала стук в дверь.
  - Нина, ты спишь? - голосок мамы потревожил девочку.
   Открылась дверь. За ней в коридоре стояла мать и с каким-то разочарованием смотрела на дочь. Нина "очнулась". Не зная, какой будет реакция матери, тут же вскочила с кровати, пультом выключила телевизор и сказала:
  - Да, мамочка. Я уже не сплю.
  - Я думала, спишь, а ты уже фильмы смотришь. Кира пришла. Иди, встречай.
   Белокурая девочка в своей полосатой пижаме, в которой проснулась, побежала по лестнице вниз. Зашла в гостиную. Там домработница протирала пыль на столике, а рядышком на белом диване сидела подруга и тыкала пальцем, где бы еще убрать. Нина отвела Белову к себе в комнату, сама побежала в ванную, совмещенную с туалетом. Вернувшись, с удовольствием присоединилась к Кире, возлежащей словно у себя дома на кровати, как принцесса, успевшей включить телик и забывшей о всем на свете, кроме происходящего на экране.
   Соловьева не могла не заметить, что рыжая подруга почти каждый день ходила в одних и тех же джинсах и футболке. Для Нины это было странно, ведь сама она любила ежедневно менять наряды, иногда по несколько раз.
  - У тебя есть что покушать? - спросила Кира во время рекламы.
  - Да, конечно. А ты чего хочешь? - встала с кровати Соловьева. Затем подошла к зеркалу, распустить косу, что мама на ночь заплела.
  - Почему тебе всегда заплетают косичку? - поинтересовалась подруга.
  - Чтоб легче было распутывать волосы. А ты когда отрастишь косу? - стала расчесывать свои длинные волосы Нина.
  - Не знаю, мама постоянно подстригает меня. Буду просить, чтоб не делала этого, - нахмуренно ответила Белова, затем задала неожиданный для Нины вопрос:
  - А у вас кабинет на первом или на втором этаже?
   Испуганным голосом Нина ответила:
  - На первом, а что?
   Больше всего она боялась снова заводить разговор о папиных деньгах. Но тут Кира отвлеклась на экран, так как сериал продолжился. Соловьева вздохнула с облегчением, так и не услышав ответа на свой наивный вопрос.
   Как только началась реклама, Кира взяла пульт в руки и начала им щелкать. Ее живот забурчал так громко, что это было слышно, и она спросила:
  - А что ты кушаешь по утрам?
  - Кашу, хлопья, бутерброды, бывает по-разному. Сегодня хочу хлопья с клубничным йогуртом.
  - И я так же хочу!
  - Тогда идем на кухню.
  - Ты вчера что-то про торт говорила,- намекнула Белова.
  - Только не сейчас, позже, - скривила лицо Соловьева.
   Девчонки спустились вниз. На лестнице им навстречу попалась уборщица. Кира шагала сзади Нины и говорила:
  - Классно, у вас домработница есть. А я, например, сама убираю, если родители заставят.
  - У нас большой дом, - уточнила хозяюшка.
   На кухне никого не было, но для Нины это не беда. Она знала, что где стоит и как готовить любимые завтраки. Пока Соловьева заливала хлопья йогуртом, Кира сидела за обеденным столом и говорила:
  - А зачем вам столько комнат в доме?
  - Как зачем? Гостиная - для гостей или просто всем встречаться, кухня-столовая, сама понимаешь, моя комната, спальня родителей...
  - А остальные четыре? - перебила Кира.
  - Кабинет, комната для игр и спорта. Потом, мало ли кто останется ночевать, две гостевые спальни. И, в конце концов, вдруг у меня появится братик или сестричка, - улыбнулась Нина.
   Самая главная мечта Соловьевой, чтоб мама родила братика или сестричку, с каждым годом теряла надежду. Но ей ведь так хотелось верить в чудо!
  - Даже не мечтай об этом! Тебе так повезло, что ты один ребенок в семье! Все самое лучшее достается тебе, - завистливым тоном сказала рыжая одноклассница.
  Девочки позавтракали. Нина предложила пойти наверх. Вместе они поднялись
  в её спальню, где она собиралась показать своего нового пупсика. Радость переполняла душу. Нине хотелось, чтоб и еще кто-то тешился вместе с ней. Как только закрылась дверь комнаты, Кира произнесла:
  - Я знаю, о чем мы поговорим.
  - Ты о подарке? - переспросила Соловьева, тут же поспешила достать Жасмин из кукольной кроватки.
  - А что, это подарок?
   Нина еще только нагнулась, но, так и не достав пупса, выпрямилась и повернулась лицом к Беловой:
  - Да, подарок. Мой подарок.
  - Тебе что, дарили деньги?
  - Нет.
   Похоже, девочки не поняли друг друга, и Нина переспросила:
  - Какие деньги?
  - Как какие? Ты обещала! - голос Киры усиливался, за ним выпячивались глаза, хотя, совсем широко они никогда не открывались, небольшими были.
  - Я обещала? - в тот же момент Нина быстренько промотала в голове их вчерашний телефонный разговор, но все мысли выскользнули наружу:
  - Я помню, что мы с мамой поехали в магазин, она купила мне Жасмин, ты позвонила, я пригласила тебя, чтобы дать тебе всего лишь поиграть куклой. Всё.
  - Ты дурра! - отрубила Кира и шагнула назад к диванчику, потом опять вперед, потом снова назад, точно так же, как делает учительница истории. - Потому, что не помнишь, что обещала мне не вчера, а раньше, что возьмешь из кабинета папы волшебные бумажки.
   Внезапно голос Киры растаял, даже зазвенел. Улыбка почти соединила уши, большой рот прошептал:
  - Деньги.
  - Как? - растерялась Нина и начала панически заикаться. - Па-папа на работе, в-вдруг кабинет закрыт. М-может быть, на столе их уже н-нет. И п-потом...
  - Сходи, проверь. Вдруг там что осталось? - настаивала Кира.
  - Я не могу и все! Хочешь, сама сходи, - сказала Нина, не зная как отвлечь подругу от этой неприятной мысли.
   Кира молчала. На какое-то время задумалась. Ее челюсть шевелилась влево-вправо, за ней глаза "ходили" туда-сюда. Даже голова слегка подергивалась. Было заметно, что рыжая девочка в неадэквате. Внезапно прекратился её "приступ гнева" и буквально через минуту Белова совершенно спокойно сказала:
  - Хорошо, я пойду. Скажи мне, где находится дверь в кабинет, чтоб я случайно не зашла куда-то не туда.
  - Спустишься по лестнице, завернешь направо. Вторая дверь, - автоматом произнесла Нина.
   В этот момент мурашки побежали по ее телу. Какой-то холодок коснулся даже сердца. Соловьевой стало стыдно за себя. Но как угодить неугомонной Кире? Она ведь так настаивала!
  "Если что, я туда не ходила, ничего не брала, - раздумывала белокурая Соловьева. - Про Кирку буду молчать".
   Чувство вины все равно не покидало ее. Она бы хотела все остановить, вернуть, но было поздно. Кира сразу же вышла из комнаты. Хотелось бы её задержать, но не придумывалась причина. Теперь Нина не простит себя за каждую купюру папиных денег, украденных Беловой. А если ещё родители заметят, не простит себя дважды. Оставалось лишь надеяться, что не узнают.
  
   Глава 6
   Не повезло
   "Ну и Нинка! - мышками бегали мысли в голове Киры, налетая одна на другую. - Всего-то делов - сходить в кабинет в ее же доме. Так нет, трусихой оказалась. А еще лучшей подружкой называется! Ты, Нинка, если бы дорожила дружбой, исполняла любой мой каприз. А я тут сама должна воровать у твоего папаши бабки".
   В доме одноклассницы Белова спустилась со второго этажа, повернула направо. По наводке Нинки, нашла вторую дверь. Неуверенность остановила девочку у самого порога. Но жажда денег усыпила совесть и подтолкнула сделать роковой шаг. Кира осторожно нажала на ручку замка, тихо толкнула дверь. "А говорила, что закрыто" - подумала про себя. Она вошла в кабинет, оглянулась, нет ли никого сзади, больше всего боялась увидеть тетю Аню, маму подружки. Успокоившись, закрыла дверь. После взгляд упал на стол, где она представляла увидеть рубли, но их там не было. Неожиданно Кира столкнулась с взглядом Нининой мамы, которая сидела как раз за тем долгожданным столом и что-то писала. Сердце Беловой стучало словно ходики. Казалось, оно сейчас вообще выпрыгнет. Девочка готова была исчезнуть сию же секунду. Навалился страх. Полуминутное молчание показалось вечностью. Надо было что-то сказать.
  - Ой, тетя Аня, вы здесь? - улыбаясь, спросила Белова.
  - Да, здесь. А ты чего тут? - не очень довольно ответила женщина.
  - А я, - "главное не молчать" - думала Кира, и добавила:
  - Вы понимаете, мы с Ниной решили...Просто решили поиграть в одну игру.
  - В прятки, что ли? - спросила тетя Аня.
  - Да! - радостно вскрикнула рыжая девочка. Это было то, что как раз подходило под ситуацию. - И я спряталась, а вы здесь.
  - Понятно, Кира. Я тут занята. Может, ты спрячешься в другом месте? Здесь она тебя все ровно не найдет.
  - Хорошо, тетя Аня. Извините, что потревожила. Спрячусь на кухне, - согласилась девочка.
   Она так же медленно вышла из кабинета.
   "Пронесло, - подумала. - Повезло ведь мне. Все ровно денег на столе не было".
   Вконец расстроенная поднялась по лестнице наверх к подруге. Зашла в комнату и безмолвно растянулась на кровати. Нинка была вся не своя, стоя у двери. Тут же забегала вокруг Киры, а после резко остановилась со словами:
  - Рассказывай, что там? Чего молчишь?
  - А что рассказывать? Не было денег, - сказала Белова и посмотрела на реакцию одноклассницы.
  - Ху, повезло, - расслабилась белокурая девочка. Она, не стесняясь, сняла свою полосатую ночную рубаху, как тяжкий груз. Вероятно, вспотела, так как лицо порозовело. На теле ее были одни трусы. И не стыдилась одиннадцатилетняя подруга разгуливать обнаженной? Скорее всего, как это показалось Кире, хвасталась фигурой, особенно сисями. Они-то уже подросли, первый размер уж точно. А Кира неохотно оголялась даже перед родителями. Потому что не желала слышать одинаковую реакцию от всех: "кожа да кости".
  - Повезло? - рассердилась Кира. - Кому повезло? Не повезло!
  - Я в смысле, что никто не застал, - Нина говорила так, будто оправдывалась.
   Открыв свой лакированный белый шкаф, стала рыться в поисках одежды.
  - И здесь не повезло!!! - еще громче рявкнула Белова, делая ногами ножницы на кровати. Хорошо, что дурацкие джинсы из секон-хенда скрывали тоненькие конечности девочки, которые она, в отличие от Нинки, стеснялась обнажать.
  - Что, уборщица застала? Не может быть. Странно, ей там нельзя убирать. Но это не важно, главное, чтоб не мама.
   Соловьева натянула лиловое платье, отчего Белову чуть ли не перекосило. Красивый наряд!
   "Ну почему же у богатенькой Нинки столько разноцветных платьев? - пролетела мысль в голове Беловой. - А у меня одни джинсы и несколько футболок темных тонов, как сегодня, синяя".
  - Твоя мама там сидела за столом, - прямо сказала Кира, поменяв позу "лежа" на позу "сидя".
  - Не может быть!
  - У тебя все не может быть. Но, увы, все может быть.
   Белова любила недоговаривать, а лишь задевать подругу. Так же ей нравилось заинтриговать и замолчать, пусть Нинка расспрашивает. Но Соловьева, словно язык проглотила, присела на пуфик, что у зеркала, и наклонила беловолосую голову, подперши ее руками. Кира даже сжалилась над ней, встала из кровати и подошла со словами:
  - Да не переживай ты так. Тут уж точно повезло. Я сказала, что мы просто играем в прятки. Вот и все! Она поверила, а я, чтоб не мешать ей, ушла.
  - Как ты догадалась так отделаться? - спросила Нинка, отошедшая от испуга, и встала на ноги.
  - Видишь, какая я находчива? И тебя отмазала. А могла настучать, типа - это ты мне рассказала что, где и как. - Кира притихла на пять секунд. - Но нет, я не такая. Тебя не сдам никогда и ни за что. Ты ведь тоже?
  - Не сомневайся, - качнула головой Нина.
  - Тогда в следующий раз ТЫ пойдешь в кабинет.
  - Хорошо, хорошо.
   Девочки успокоились. Нинка показывала вчерашние подарки от матери, радовалась. Сначала Кире было интересно, но постепенно настроение менялось на злое.
   "Почему же все так не справедливо? - метались мысли в ее голове. - Почему у Белокурки столько всего? Почему все лучшее достается ей? Хочу, чтоб и у меня было столько
  же игрушек! И своя комната! И вкусная еда! И уборщица! А нет - тогда пускай у Нинки этого не будет тоже!"
   Белова с завистью рассматривала новые наряды куклы, такие же красивые, как у Соловьевой.
  - Знаешь, Нина, тебе повезло быть единственным ребенком в семье, - Кира встала с мягкого ковра, где они играли, и направилась к окну. Нина за ней.
  - А мне не повезло. Совсем не повезло, - продолжила рыжая девчонка грустным голосом.
  - У меня две сестры, всё надо с ними делить, от сердца отрывать, все за них надо делать. У них преимущество, а у меня нет, потому что я "старшая". От меня большего требуют, но ничего не разрешают. Я хочу жить отдельно от своих домочадцев. Иногда видеть их не желаю!
   Нина распахнула шторы и села на подоконник лицом к Беловой. А та краем глаза смотрела из окна на ухоженный задний двор с красивыми тропинками, которые соединялись у мостика через ручеек. Соловьева сказала:
  - Нет, это мне не повезло. Я бы лучше играла с настоящим ребенком, расчесывала ему волосики, давала погремушки, гуляла с коляской, помогала купать. И не жалко мне этой игрушки или шоколадки.
  - Не говори ерунду, - Кира посмотрела в голубые глаза одноклассницы, - ты быстро пожалеешь обо всем. Особенно, когда попросишь родителей о чем-то, а они не смогут ничем тебе помочь, потому что возятся с грудничком. А еще хуже, когда всё отдают ему, а тебе ничего. Ты - старше, ты и обойдешься. Столько несправедливости! Никто на тебя не будет обращать внимание. Вся родительская любовь автоматически переходит на младших детей.
  - Что, правда?
  - Истина, - ответила Кира и тоже присела на подоконник. - Так что радуйся.
  
  Какое-то время они молчали.
  - Слушай, - соскочила с подоконника Белова, - а давай и в правду играть в прятки, раз уж я так сказала твоей маме, а то еще заподозрит обман.
  - Давай. Классная идея. Кто прячется? - поддержала Нина и тоже соскочила.
  - Ты прячься, я буду искать. Считаю до ста. За это время ты успеешь спрятаться?
  - Естественно. Только давай кроме кабинета? - предложила Соловьева, поправляя шторы.
  - Договорились. Прячься. Один, два, три, четыре, пять...
   Нинка вышла из комнаты, закрыв дверь. Белова считала тише, тише. Перестала считать. В тот момент она решила посмотреть, что же находиться в шкафу одноклассницы.
  - Надо же, синяя окантовка на дверях, - Кира ехидничала сама с собой, открыв дверцу шкафа. - Где они только купили эту мебель? Небось, делали на заказ. А что тут у нее висит? Ничего себе, наряды!
   Белова разглядывала одежду подруги, будто в магазине собиралась себе что-то приобрести. Каждую тряпку комментировала, бубня себе под нос. От зависти ей захотелось разорвать весь гардероб.
   Кира открывала и закрывала ящики комода, но так и не нашла ножницы, которыми захотела испортить наряды Соловьевой. Девочка вспомнила, что уже пора искать подругу, но перед ее глазами мелькнула пилочка для ногтей на второй тумбочке у кровати. Кира схватила ее, опять открыла шкаф с Нинкиными одеяниями и достала то головокружительное бирюзовое платье, в котором белокурая одноклассница пришла на последний звонок. О да, в нем она лишь привлекала внимание всех школьников. Этот день Белова возненавидела, так как сама стояла на линейке в школьной форме, как и вся "серая масса". Нинка же себе соизволила такую роскошь, выделиться среди толпы. Даже учительница ей не сделала замечание.
   Кира уже хотела разорвать его, но что-то ее остановило. Как ни как, Соловьева догадается, кто это мог сделать. Надо было схитрить!
   Шаги по коридору насторожили Белову. Она все поправила за собой и направилась к выходу, но дверь открылась сама.
  - Здесь можно убрать? - спросила домработница.
  - Да, - тяжело вздохнув, ответила Кира, и побежала искать подружку.
   Девочка шла по коридору и разглядывала каждую дверь, как картины в галереи. Одну из них она решила открыть, последнюю.
   Первым, что бросилось ей в глаза, была огромная кровать с красным покрывалом. Мысли забурлили в голове: "Сколько же на ней людей помещается? Три, четыре, а может, и пять? Кто же тут спит, интересно? И здесь телевизор? Такой большой? Тут даже балкон есть, а у Нинки в комнате нет. Ха-ха. А что же там на балконе?"
   Кира вышла на балкон.
  - Да это терраса, а не балкон. Тут даже лежаки! - не сдержала восторг девочка.
   Из террасы была видна дорога и передний двор. Высокий забор скрывал многое от глаз прохожих, но отсюда не скрыть ничего. Слева росла целая оранжерея цветов, а справа - сад с деревьями и кустами. Такая красота баловала глаза Киры. Ей захотелось присесть за столик, что слева на террасе. А справа были лежаки с зонтом. Этот царский дворец затенил память Киры. Столько красоты сразу Белова видела только в сериалах. Раньше Нинкины родители не разрешали бегать по всему дому. А тут появилась такая возможность. Но, разглядывать этот особняк пришлось бы долго, как дворец. Еще бы экскурсовода, который отвечал на все интересующиеся вопросы.
  - Ты думаешь меня искать? - голос Нины напугал, как гром средь белого дня.
   Увы, явилась Соловьева и напомнила настоящее.
  - Я тебя давно нашла, - ответила Кира, не отводя глаз, которые смотрели куда-то вдаль.
  - И где я была? - Нинка подошла к ней и присела рядом.
  - Ты была в этой комнате.
  - А где именно?
  - А именно за дверью, - спонтанно ответила Кира.
  - Ты что, меня видела? Как? Ты даже не посмотрела в мою сторону? - удивилась Нинка.
   На самом деле, длинноволосую девочку Кира не заметила в своем поле зрения, распахнув дверь чьей-то спальни. А не заметить ее было бы очень сложно. Уж больно яркая персона. Комната была просторной, без лишней мебели. Нинки там точно не было, разве что за дверью. Ну, в крайнем случае, под кроватью. Но и этого быть не могло, Кира знала, что Соловьева не станет вытирать полы своей шевелюрой.
  - Я это почувствовала, - ответила Белова.
  - А как ты так почувствовала?
  - Понимаешь ли, чтобы что-то чувствовать, надо что-то пережить в этой жизни, - Кира сидела неподвижно и смотрела на сад.
  - А что надо пережить?
  - Моменты, не самые сладкие. У тебя их ещё не было, твоя жизнь прекрасная. А у меня вся жизнь такая, что надо переживать. Вот и выработалось у меня предчувствие.
  - Я же не виноватая...
  - И я не виноватая, что ты ничего не чувствуешь, - Кира перебила подругу. Ей даже
  не хотелось слушать то, что Нинка не виноватая, что её родители все делают только для неё. Можно подумать, Кира виновная в том, что ее родителям не получается так же наладить жизнь, как Соловьевым. Эта тема уже не раз поднималась. Белова решила её сменить:
  - А кто живет в этой комнате?
  - Никто. Для гостей, если вдруг нагрянут, - Нинка сразу поднялась с кресла, глядя на двор, и обрадовалась. - О, тетя Маша приехала!
   Белова встала за ней и выглянула из террасы вниз. Белый автомобиль неизвестной для Киры марки, но очень красивый и блестящий, с "лисичьими глазами", заехал во двор, плавно припарковался чуть ли не у входной двери. Из него вышла не то женщина, не то девушка в коротком белом платье. На голове у нее были такие же кудри, как и у Нинки, а на глазах черные очки с белой оправой. В правой руке она держала большой бумажный пакет тоже белого цвета, а в левой - маленькую черную сумочку и, вроде как, ключи. В тот же миг из дома выбежала встречать тетя Аня, тоже "при параде". Ее коралловое платье в обтяжку было под цвет босоножек, а белые пряди волос покрывали спину полностью. Женщины обнялись, запищали, видать от радости, и вошли в дом.
  - Пойдем поздороваться с ней! - глаза Нинки горели, словно это прилетел Дед Мороз.
  - А кто такая тетя Маша?
   Ответ на свой вопрос Кира так и не получила. Белокурая подружка схватила ее за руку и потянула из комнаты, потом по коридору, затем вниз по лестнице к гостиной. Уже перед поворотом в зал Нинка, наконец-то, остановилась.
  - Это тетя Маша, сестра мамы, моя крестная. Она очень классная! Сейчас тебя с ней познакомлю. У нее есть дочка Диана, ей три годика. Но сегодня малышка не приехала, - протараторила Соловьева на одном дыхании.
   Уловив всю информацию, Кира натянула улыбку на лицо и перешагнула порог большой комнаты вместе с подругой. Нинка рванулась вперед в объятья тети Маши. Та встретила ее очень тепло:
  - Нинульчик, миленький! Какая же ты красивая! Умница!
   Обнимались они так, будто не виделись десять лет. Тетя Аня стояла рядом и улыбалась. Ее довольное лицо стало задумчивым. Еще раз посмотрев на тетю Машу, Нинку и ее мать, Кира заметила, как они втроем похожи: все блондинки, кудрявые и красивые. Белову сильно раздражали их милые улыбки, поцелуи и объятия. Ей захотелось испортить всю картину радости. Была привычка тешиться чужому горю и создавать одни конфликты.
  
   Глава 7
   Две новости
  
   Через несколько недель, в субботу, Соловьева пригласила к себе в гости Белову. Та, с радостью, согласилась, хотя Нина предупредила, что они будут играть только в ее комнате, так как к родителям придут гости. В этот раз Кира нарядилась в красное платье. Оно уже ей было маловатым, с позапрошлого года. Мама ей сделала укладку, на всякий случай, если пригласят за стол, чтобы дочка произвела положительное впечатление.
  - Хоть посмотришь, чем интеллигенция угощает, если, конечно, позовут на обед, - утешала мама.
  - И покушаю, и тебе все расскажу, - сказала Кира.
  - И послушаешь, о чем хоть они разговаривают.
  - Если бы Нинкина мама отвезла меня туда и обратно на своей тачке, - замечталась вслух Кира.
  - Как быстро приноровилась. Раз отвезла тебя и хватит. Думаешь, ей нечем больше заняться, как только возить тебя? - мать перестала поправлять волосы. Даже то, что она сегодня выходная не приносило хорошего настроения.
  - Да я просто так, мысли вслух.
  - О, какие мысли вслух!
  - А когда у нас будет машина? - Кира смотрела маме в глаза сквозь зеркало, что в коридоре, напротив которого происходил весь процесс разговора. Судя по лицу матери, вопрос ей совсем не понравился. Она закончила прическу, развернула дочь к себе лицом и четко объяснила:
  - Тогда не надо тебе туда ходить. Насмотришься, как живут богачи, и нам вызовы кидаешь! Мы все стараемся для вас, детей наших, себя во многом ущемляем, копейки собираем, а ей тут машину подавай! Что, не можешь пройтись двадцать минут пешком?
  - Тридцать, - уточнила Кира.
  - Ах, тридцать? Надо шевелить "костылями", тогда будет двадцать! И не надо борзеть! Отвезем тебя завтра в деревню на автобусе. Там ты поживешь недельку-две, очухаешься, вспомнишь, как с родителями жить прекрасно.
  - Ну, пожалуйста, не надо меня в деревню.
  - Надо, надо. Тебе дружить с этим королевством не надо! Разве во дворе нет подруг тебе? Лезешь куда повыше, нахватаешься дури в голове, а потом нас с папой огорчаешь.
   В тот же момент мама ушла на кухню. Раздался шум воды из крана, от кастрюль. Похоже, она собралась готовить ужин.
   Отчаянная девочка выбежала из дома. На улице была жара, солнце светило прямо в глаза, прохожие ей мило улыбались. Кира устала бежать, сбросив темп, и плавно начала шагать. Иногда она понимала суть маминых слов, но глаза горели и желали лучшего. Такого, как у Нинки. Белова знала, что у соседок нет ничего, что могло бы привлечь. Ничего нового они не расскажут ей, а у Нинки услышишь и увидишь такое, что не всегда и по телевизору транслируют. А еще Кире уж больно нравился Володька Кузнецов, и не видеть его целое лето было бы мучительной пыткой. А у Нинки его хоть редко, но можно встретить, так как ее родители частенько проводят званый ужин, куда семья Кузнецовых охотно приходит вместе с Володькой. Белова прекрасно знала, что семья Соловьевых давно дружит с семьей Кузнецовых. И лишь одно воспоминание, о том, как Володька однажды нечаянно свалился на Киру в тот вечер, когда они играли в прятки у Нинки на кухне, заставляло сердце биться еще быстрее. С тех пор она мечтала застать Вовку в доме подруги и, как бы невзначай, свалиться на него и снова ощутить его невероятно теплые объятия, встретиться взглядом тет-а-тет, а еще лучше - поцеловаться с ним.
   Как-то быстро Белова добралась до Соловьевых. Если повернуть на улицу Солнечную, и немного пройтись, не заметить их дом мог бы только слепой. Он, как самый большой коттедж на этой улице, красовался архитектурой. Перед воротами встречали скульптуры с фонарями. Высокий забор не в силах полностью скрыть, что у дома разросся большой сад. Внешне особняк вооружен камерами наблюдения, внутри их Кира не видела. Во двор просто так не зайдешь, надо звонить в видео домофон и улыбнуться в камеру.
   Нинка встретила подругу прямо перед входной дверью в одном из своих синих платьев. Какой любимый цвет одноклассницы угадывать было не сложно. У нее в шкафу было синих платьев штук десять, как минимум. И все, естественно, разные. Нинка потянула Киру за руку в дом и предупредила:
  - Идем сразу ко мне наверх.
  - А на кухню не зайдем?
  - Нет, там гости, - шепнула Нинка, приближаясь к лестнице.
   В комнате Киру ждал приятный сюрприз. Нина подарила ей набор резинок и заколок для причесок. О таком она давно мечтала, и по телевизору его часто рекламировали.
  - Это за что? - спросила Белова.
  - Просто так, - улыбнулась Соловьева.
   Ее глаза заблестели, будто собрались плакать, а еще недавно радостное лицо стало печальным. Нина присела на кровать, словно провалилась, опустила голову и плечи.
  - Что случилось, Нина?
  - У меня две новости: хорошая и плохая.
  - Начинай с плохой.
  - Мы в этом году не полетим на море, представляешь?
  - Ничего плохого я здесь не вижу, - сказала Белова. - Мы каждый год никуда не летаем и еще не умерли.
   Затем настроение Киры заметно поднялось, и она веселым голоском спросила:
  - Ну что, наконец-то стали банкротами? Ха-ха-ха.
  - Кира, ты чего?
  - Да я так шучу.
   В душе своей Кира ни капельки не шутила, а наоборот радовалась тому, что наконец-то Нина проведет лето в грусти и печали.
  - А вторая новость?
  - Вторая новость - причина первой. А именно, у нас скоро родится малыш!
   У Киры подкосило коленки, и она упала на пол.
  - У кого, у нас? - переспросила гостья, приподнявшись с ковра.
  - У мамы с папой, представляешь? Неужели моя мечта сбылась?! У меня будет братик! А может, и сестричка! Да все равно!
  - Я бы сказала, что это тоже плохая новость, - утвердила Белова.
  - Что? Почему? - удивилась Соловьева.
  - Да пойми ты, наконец, что все! Ты больше не любимая дочь! Твоя жизнь скоро поменяется не в лучшую сторону. Ты еще пожалеешь, что тебе придется делить маму и папу с сестрой или братом. И знаешь, как делить? Десять на девяносто, где десять - тебе, а девяносто - новообразовавшемуся ребенку. Помимо этого забудь об игрушках, теперь все для младенца. И играть с тобой никто не будет, и внимание уделять тоже. Теперь ты лишена всего. Поздравляю! - выговорилась Кира.
  - Что, и в правду все так будет?
  - Сто процентов гарантия! Сочувствую.
   Кажется, Нинка поверила словам подруги, так как склонила голову и умолкла. Кира даже в этот момент хотела пожалеть ее, подбодрить. Что-то в голове постановило следующее:
  - Не унывай ты так.
  Она присела рядом с Ниной и погладила ее по спине. Так всегда делала мама, когда Кира рыдала.
  - А что же теперь делать? - не поднимая головы, спросила Соловьева.
  - Есть выход. Все можно предупредить. Я тебе больше скажу, все можно изменить.
  - Как?
   Наконец-то Нинка выпрямилась. Это еще раз доказывало, что она верила словам рыжей подружки.
  - Я тебе расскажу, но нужно придерживаться того, что я накажу строго настрого.
   Настроившись, Кира встала с кровати и начала прогуливаться по комнате.
  - Я готова, что делать-то?
  - Слушай...
   Глава 8
   Большой Учитель
  
   Печаль поселилась и надолго осталась в груди Нины. Никогда раньше девочка не предполагала, что в жизни может быть такое, о чем предупреждала Кира. Но больше всего Соловьевой не хотелось целое лето сидеть в городе! Она никогда не думала, что можно прожить год и не побывать на море, как минимум, два раза. А еще после всех слов подруги ситуация оказалась тупиковой, не было с кем посоветоваться. Родители были в мыслях о будущем ребенке. Больше никто среди подруг и одноклассниц не знал, что мама беременная. Оставалось обратиться за помощью только к Кире. Не хотелось терять свои привилегии единственного ребенка. Мысли в голове затуманили ясность ума.
   Белова вся распиналась, что-то доказывала, рассказывала, а Нина всё прослушала. Глаза ее метались то на стены, то на кровать, где она сидела, то на подушку, которую в руках держала, то на собеседницу. Эмоций не было, только мысли.
  - Повтори, пожалуйста, - попросила Нина.
  - А ты что, не слушаешь меня? - недовольно посмотрела Кира. До этого она шагала туда, сюда, как учительница истории, размахивала руками.
  - Слушаю. Я просто не понимаю, как я могу что-то изменить, если судьба уж так распорядилась?
  - Причем здесь судьба? Ты хозяйка своей судьбы! И только тебе решать, что надо в этой жизни, а чего не надо. Как решишь, так и будет.
   В тот момент Соловьева задумалась: "Какая же подруга уверенна в себе, какая она настойчива! Точно в жизни все будет по-ее. Как ей удается сохранять свою позицию? Ведь она прожила всего одиннадцать лет, а рассуждает уже по-взрослому, еще и учит".
  - Скажи мне, Кира, а откуда ты все это знаешь?
  - Жизнь научила, мама говорила, бабушка говорила, соседи говорили. Я много разговоров слышала, поэтому много чего знаю.
  - Так что делать надо, чтоб было по-моему? - загорелась желанием Нина.
  - Тебе надо, для начала, требовать к себе внимание. Проси у родителей поиграть с тобой, порисовать, почитать. Они должны знать назубок, что только ты самая достойная в мире.
  - Ага, поняла, - кивала головой Нина. Давно она не просила почитать с ней или порисовать, тем более, поиграть.
  - Затем тебе придется требовать подарки по поводу и без. Не проси, а требуй, желательно, подороже. Пускай твои "предки" тратят все свои сбережения! - Кира улыбнулась и добавила:
  - Не переживай, они еще заработают. Ты должна им дать понять, что ты и только ты
  самый главный ребенок!
   Иногда Соловьевой казалось, что из подруги вырастет "Большой Учитель", который будет учить разуму всех. Это реально. Такую раскованную в действиях и словах девочку ждет невероятный успех. Осталось только подтянуть оценки в школе.
   Нравоучения Беловой подтолкнули Нину громко сказать:
  - Я и есть самый любимый, дорогой и главный ребенок!
  - Не радуйся раньше времени! Там растет пузожитель, после своего рождения быстренько поставит тебя на место. Конечно, если ты раньше не сделаешь это.
  - А как я пойму, что поставила?
  - Не знаю. А если вдруг твоя мама передумает рожать ребенка? Сделает аборт? Думаю, ты все поймешь.
   Странные вещи рассказывала Кира. И где-то в Нининой голове эхом пронеслось: "А вдруг?" На самом деле она прекрасно понимала, что новый член семьи - такой же долгожданный и любимый ребенок, как и она. Еще вчера Нина тихо радовалась, что скоро у нее родится братик или сестричка, никому об этом не говоря. А сегодня после Кириной "школы разъяснений" она уже не собиралась делиться единственными родителями. Тем более, подруга не умолкала, а все учила:
  - Если увидишь, что все, что я тебе сказала, не работает, тогда ты должна требовать, чтоб вы полетели заграницу отдыхать. Придумаешь, что тебе тут скучно, одиноко, грустно, что ты иначе не можешь.
  - А если они не согласятся?
  - Поставь им ультиматум. Убеги из дома. К тому времени что-то придумаем.
   На море Нине хотелось еще больше, чем все предыдущие годы. Манипулировать поездкой за границу ради того, чтоб доказать, что она важнее всех, не желала. Только в крайнем случае, и если уже ничего не поможет.
   Наконец-то Кира перестала мелькать перед глазами, бегая в разные стороны, и уставилась на одноклассницу. Похоже, Беловой надоело толковать одно и то же, она запела старую "песню":
  - А давай ты пойдешь в кабинет за бумажками?
  - Какими бумажками? - испугалась Нина.
  - Деньгами.
   Только этого еще не хватало Нине до полного счастья. В доме куча гостей, вдруг кто увидит? Кира столько раз просила Нину взять деньги, что она перестала задумываться, можно так делать или нельзя.
  - Мама сказала, чтоб мы играли в моей комнате, - сказала белокурая девочка. Ее взгляд
  быстро переключился с глаз "Большого Учителя" куда-то в сторону.
  - Ну и что, что мама сказала. А кто главный в семье? - спросила Белова и замолчала.
   "А ведь, действительно, кто главный?" - подумала Нина. Она догадалась, что похода в кабинет не избежать, наконец-то встала из кровати, по привычке, подошла к зеркалу подправить платье и волосы. Подруга продолжала молчать, только наблюдала за действиями Нины. А та, вроде бы, настроилась пойти, но в голове не было четкого плана действий, пришлось обратиться за помощью к "Большому Учителю".
  - А как нам это сделать? Там ведь полно гостей. Не так просто зайти в кабинет, чтоб никто не заметил по дороге.
   Наверное, этого Кира только и ждала. Мигом уселась на диванчик, закинула ногу на ногу и, наконец-то, повернула лицо к Нине. Скорее всего, Белова уже давным-давно все продумала, так как плавно растолковала:
  - То, что в доме полно гостей, является огромным плюсом. И если вдруг твои родители заметят, что пропали деньги, подумают, в первую очередь, на своих друзей, а не на тебя. Но мне, почему-то, кажется, что такого не случится. Я даже уверена в том, то они ничего не заподозрят. Чувствую. А ты знаешь, что я умею чувствовать.
   С каждым днем Нина все больше и больше удивлялась проницательности ума и фантазии своей подруги. Неужели ее этому учили мама и бабушка? А, может быть, сериалы? Казалось бы, знакомые давно, а Кира все время проявляла себя с новой стороны, еще и учила.
  - Осталось лишь отвлечь их внимание, - продолжала Белова. - Я зайду в зал и начну что-то искать. Удивленные гости, увидев меня, станут спрашивать, что я ищу, а я отвечу, что тебя. Такие вот у нас будут прятки.
  - Нет. Это плохая идея, мама сразу раскусит, - решила вступить в диалог Нина. Она присела к подруге на диван и ненадолго задумалась, после чего продолжила:
  - Давай я пойду в зал их развлекать, а ты пойдешь в кабинет. Я смогу всех отвлечь, станцую или спою. Тебе пять минут хватит?
   Кира ничего не ответила, что было странно. Всегда она рвалась в кабинет, а когда ей дали добро, замолчала. На сто процентов Соловьева понимала, как это нелегко взять папины деньги, поэтому решила развлекать гостей. В случае чего, глаза не видели, сердце не болит. Да и вряд ли на столе валялись рублики.
   Кира встала и пошла к двери, по дороге произнесла:
  - Чего сидишь? Пошли!
   Нину охватили мурашки по бедрам, потом по спине и так до шеи. Страх,
  что ли? Но, ведь она уже решилась, назад дороги не было. Как послушная собачка, она встала и пошла следом за подругой. Кира открыла дверь, и подруги вышли в коридор. Была слышна музыка, что неслась из гостиной, где дверь сегодня была запертой. Спускаясь по лестнице, Белова, напоследок, повернулась лицом к Соловьевой и сказала:
  - Молись, чтоб в кабинете было открыто.
   Нина подумала: "А и в правду, там может быть закрыто". Но было поздно, Кира уже за лестницей повернула направо. Нине оставалось лишь войти в гостиную и развлекать гостей, что она и сделала.
   В зале играла музыка, а все гости сидели в столовой. В первую очередь Нина осмотрела знакомых. Кузнецовых, почему-то, не было. Стучали бокалы, вилки. Были слышны разговоры. Нина прошлась мимо стола, ее все сразу заметили.
  - Здравствуйте, - мило поздоровалась девочка.
  - Ниночка, как ты выросла! Садись, покушай с нами, - сказал дядя Дима.
   Нина остановилась и повернулась к гостям. Все лица ей были знакомы. Мама встала из-за стола, что насторожило девочку, и она произнесла:
  - Хорошо, мам, я пойду.
   Мать неловко замерла, повернув голову в сторону дочери. Взгляд ее прищурился, после она промолвила:
  - Я хотела достать тебе тарелку.
   Сегодня мамочка выглядела невероятно красивой в белоснежном платье, осыпанном камнями. Такое впечатление, что она - невеста.
  - Сиди, сиди. Не надо, я достану. Я уже умею делать все сама, - сказала Нина и этими словами успокоила и усадила маму.
  - Какая она самостоятельная, - заговорил кто-то из гостей.
   Нина взяла себе посуду. Лишь одна мысль о том, что на самом деле она предала своих родителей, отгоняла аппетит. Нелегко ей было изображать преданного ребенка. Даже поворачиваться лицом к своим родным не особо хотелось. Все же, чтоб не подавать вида, что что-то не так, Нина натянула улыбку. Стеклянные от слез глаза тут же высохли. Она повернулась ко всем и прямиком шагнула к столу, где было свободно как раз одно место. Взгляд за взглядом бросали на нее гости. За ними посмотрела мать и сказала:
  - Да, она нам всегда помогает.
  - Она самая замечательная девочка в мире! - добавил папа. Его бежевая рубаха подчеркивала русые и всегда уложенные волосы. Вся-вся одежда отца в любой день недели была выглаженной. Соловьева будто только сегодня заметила, какой же он идеальный мужчина. Его слова заставили посмотреть Нину ему прямо в лицо. И вот опять ей захотелось плакать. Что-то внутри накатывало слезы на глаза, а Нина еще шире улыбалась, спасая себя от правды. Она присела за стол, опустив взгляд в пустую, как ее доверчивость, тарелку. А ведь девочка и в правду, почему-то, больше верила подруге, чем родителям. Голоса гостей зазвенели:
  - Это, пожалуй, самая идеальная семья.
  - Здесь царит любовь и понимание.
   От услышанных слов девочке резко захотелось выбежать из столовой хоть куда-нибудь. Так неловко ей было строить из себя самую послушную дочку, когда за дверью творилась кража. Она на секунду даже дернулась, но, обратно присела. Напротив Нины сидела любимая тетя Маша и мило улыбалась девочке, затем повернула голову в сторону своей сестры и спросила:
  - А она знает?
  - Ну, конечно же. Мы в первую очередь сказали нашей Ниночке, что у нее скоро родится братик или сестричка, - ответила мама.
  - Ты, наверное, очень рада, Нинульчик. Будешь маме помогать, - улыбнулась крестная.
  - А мне кто будет помогать? - внезапно ляпнула Нина. Не ожидая от себя такого ответа, засмущалась.
  - Она просто скромничает, - произнес папа. - А сама, когда узнала новость, прыгала от радости, а мы с ней.
  - Почему ты ничего не ешь? - спросила мама.
   У Нины стоял ком в горле. От переживаний она немножко затряслась. Чтобы не выдать истину наружу, девочке пришлось хоть что-то говорить и главное, улыбаться. Давно она уже заметила, что улыбка, даже во время плача, разряжает обстановку, поднимает настроение и подсушивает слезы.
  - А я как раз думаю, чего бы мне съесть? Наложу себе, пожалуй, салатика рыбного.
   С горем пополам Нине удалось спрятать смуту в душе. Надо было завершить начатое, и больше не допускать попыток воровать у отца деньги. Вилка билась о тарелку, но Нине даже кусок салатного листка не лез в горло. Через силу она жевала и глотала. Потом задумалась, не пора ли ей уходить? Сколько времени прошло? Успела ли Кира?
  - Ну, рассказывай, Нина, что у тебя нового? - перебила мысли крестная.
  - Ничего такого. Мы же недавно с вами виделись. Как там Диана? Почему она опять не приехала с вами?
  - Дианка сегодня снова осталась с бабушкой и дедушкой. Ты к нам приходи, - звала тетя Маша. - Как там твоя подружка?
  - Какая подружка?
  - Рыжая.
  - Нормально, смотрит фильм.
  - Ой, а ведь ты говорила, что Кира придет к тебе. Я совершенно забыла, - перебила диалог мама.
  - Я же говорю, она смотрит фильм, - повторила Нина.
  - Надо было ее позвать с собой, - сказала тетя Женя, которая сидела слева от Нины. Странно, что она до сих пор молчала. Всегда эта женщина любила давать советы и все расспрашивать.
   Соловьева из-под угла посмотрела на тетю Женю, чтобы не встретиться глазами, но взгляд женщины только этого и ждал. Она, как обычно, посоветовала:
  - Нельзя оставлять гостей одних без присмотра!
   Так уж быть, Нина повернулась к ней лицом. Она прекрасно знала, что дальше ей придется принимать все постановления, которые она услышит от этой толстой, невысокой и непривлекательной женщины, которая одевалась всегда ярко, но Нина бы назвала эту одежду "балахоном". Лицо тети Жени постоянно было разукрашенным. С помадой она, наверное, даже спала, чтоб если что, подкрасить и так густо намазанные губы. Ее черные, как смола, короткие волосы вечно торчали, что она называла укладкой. В своей загроможденной браслетами руке тетя Женя постоянно держала руку дяди Димы. Зачем? Все и так знали, что он ее муж. Все же, она его вечно держала за руку и везде с собой таскала, как ребенка. А дядя Дима выглядел так же, как и все мужики их компании: высокий, коротко стриженый, всегда в костюме и с галстуком. Этот галстук он частенько поправлял, вырывая свою руку из руки жены. Потом она обратно забирала его кисть в свою "лопату". А если и отпускала, то чтобы накрасить губы. У них трое детей. А тете Жене хотелось еще и Нину воспитывать:
  - Ты пойми, что это просто не культурно бросать гостей одних, а самой идти куда-то по делам. В таком случае, их надо брать с собой.
  - Я тогда пойду, - встала из-за стола Нина.
   Больше всего ей не хотелось выслушивать нотации. Да и голод не держал. Она надеялась, что Кира уже справилась с делами.
  - Куда она? - спросил кто-то за спиной, но Нина уже выходила из комнаты. Напоследок она сказала:
  - К своей гостье, не бросать же ее.
   Белокурая девочка шла медленно. За спиной еще услышала пару фраз:
  - Что это с ней?
  - Не обращайте вниманье, это такой возраст.
   Далее Нина закрыла дверь в гостиной и поднялась по лестнице к своей комнате. Шаг за шагом усиливал стук сердца. Переживание о том, что сегодня случилось, все дальше и глубже проникало в душу. И только мозг не до конца понимал, что же на самом деле произошло. Что ей предстоит узнать, когда она войдет в комнату? Справилась ли Кира? Что с этого всего получится? И самое главное, узнают ли родители?
   Глава 9
   Новые туфли
   Весь июнь был солнечным и жарким. Погода стояла по-настоящему летняя. А вот июль начался с дождя. Уже почти неделю день в день плакало небо.
   Кира ходила по квартире злющая-презлющая. Ведь ей нечего обуть. Весенние туфли порвались, старые кроссовки из секонд-хенда промокали. А тут еще сестры бегали по квартире и не давали покоя своими криками и писком. Повыгонять бы их на улицу, но там барабанил дождь. Мама с папой на работе. Ух! Лучше бы все семейство уехало в деревню до конца лета, и не беспокоило Киру. Надоело ей тесниться с ними в комнатушке.
   Зазвонил домашний телефон, что в коридоре на тумбе. Девочка подбежала взять трубку.
  - Да.
  - Ты готова? - спросила Нина на том конце провода.
  - Почти, - ответила Кира.
  - Что значит, почти? Я уже час жду, когда ты соберешься. Почему так долго? - спросила подруга.
  - Я не знаю, что обуть и надеть.
  - Кира, как не знаешь? Так долго?
  - А ты что надела?
  - Шорты, футболку, сверху синюю толстовку.
  - Ты чего, Нина? Там ведь дождь. Какие шорты?
  - Ну и что? Это же летний дождик, он теплый. Вчера я была в юбке и не замерзла. Главное, чтоб ноги были в тепле. Поэтому я обуюсь в кроссовки.
  - А ты зонтик возьмешь?
  - Да, возьму.
  - Тогда выходи через пять минут. Встретимся у входа.
   Если Нинка возьмет зонт, тогда вопрос решен. Не надо Кире бегать к соседям и опять просить одолжить зонтик. У Беловых дома их было два, но один поломался. Другим мама пользовалась и никому не давала. Говорила, что сразу поломают.
   Сегодня Беловой не придется мокнуть под дождем. Она знала, что Нинкин зонт большой и мощный, проверено. Осталось пулей добежать до рынка. Надеть она решила тоже шорты, как Нинка, а обуть - босоножки. Ведь выбора не было. Толстовки у Киры не нашлось. Даже летняя куртка, что висела на крючке в коридоре, была без капюшона, но в нее пришлось нарядиться. А больше не во что. Все это казалось мелочами для Киры. Главное, девочки сегодня опять собрались на рынок за покупками. Нинка уже второй раз своровала у папы деньги. А Кире так приятно тратить вместе с подругой чужие рубли.
   Белова примчалась к рынку и остановилась у входа. Повернулась и посмотрела по сторонам. Нинка, как всегда, опаздывала. Кира стала у киоска с газетами, чтоб хоть как-то спрятаться от проливного дождя под козырьком. Еще минут десять она простояла, затем достала из кармана мобильник и решила позвонить Соловьевой.
  - Где тебя носит, черт побери?! - кричала в телефон Кира.
  - Я уже почти пришла. Ты меня видишь?
  - Нет, не вижу!
  - Сейчас увидишь. Я уже на подходе.
  - Нинка, я ведь без зонта!
  - Я и не знала. О да, вижу, без зонта. Стоишь у киоска.
   Белова увидела Нинку, затем бросила трубку. Подруга мчалась быстро и не понятно чего улыбалась. Кира сдвинулась с места навстречу ей.
  - Ой, ты немного промокла, - сказала Соловьева.
  - У тебя есть зеркальце? - спросила Белова, когда спряталась под навес одноклассницы.
   Нина вручила Кире подержать зонтик, а сама начала рыться в своей белой сумочке. Говорила, что выйдет в шортах, а пришла в черных джинсах, белых кроссах и белой толстовке. Врунья.
  - На. - Соловьева дала зеркальце и забрала ручку зонта.
  - О нет, у меня такие мокрые волосы! - встревожилась Кира, увидев в отражении свои тоненькие рыжие пряди. Они были похожими на слипшиеся спагетти. - Это ты во всем виновата! Долго шла! А еще солгала, что наденешь шорты!
   Кира рассердилась. Как им теперь идти куда-то вместе? Нинка чистенькая, сухенькая, с красивым длинным белым и кудрявым хвостом на голове. А у Киры? Мокрые волосы капали дождем, мокрая куртка и мокрые ноги в босоножках. И как всегда, Нинка выглядела лучше.
  - Я не знала, что ты будешь без зонта, - произнесла белокурая девочка, - и даже без капюшона.
  - Я ведь спрашивала, возьмешь ли ты зонтик!
  - Ну и что, что спрашивала. Ты же не говорила, что у тебя его нет. Кстати, а где он?
  - Поломался, - скромно ответила Белова.
  - Опять?
  - Да! Чего так долго шла?
  - Я бы давно пришла. Но меня по дороге обрызгала машина. Я вернулась домой переодеться. Вот и задержалась.
  - Я из-за тебя все деньги сговорила по сотовому! С тобой! - огорчилась Белова.
   Нина безмолвно достала из сумочки сто рублей. Улыбнулась и произнесла:
  - Идем, пополним тебе счет?
   Предложение было весьма приятным. У Киры сразу поднялось настроение. Она двинулась вперед вместе с подругой и спросила:
  - Что, на все?
  - Да. У меня еще есть девятьсот.
   Девчонки зашли на рынок. Сначала они пополнили счет через терминал, потом купили себе по мороженому. Затем опять по мороженому. Так приятно им было не отказывать себе в желаниях! Подружки просто гуляли по магазинчикам и радовались жизни. Через час они серьезно проголодались.
  - А давай купим себе по хот-догу? - предложила Кира.
  - Лучше по гамбургеру, - сказала Нина.
  - Нет, лучше по хот-догу, - настаивала Белова.
  - А давай и то, и другое?
   В конце рынка стоял отцепной вагончик на колесах. В нем продавали и хот-доги, и гамбургеры, и не только. Рядышком было накрытие с маленькими столиками, где люди поедали вкуснятину. Девочки сделали заказ, добавив к нему два сока. Пришлось постоять и подождать две минутки, пока приготовят. Зато когда повар вручил в руки аппетитный обед, запах которого заставлял сразу же откусить его, радость переполняла душу. Было так вкусно, как никогда раньше! Кира в первую очередь набросилась на хот-дог. Горячая булочка приятно хрустела на зубах своей румяной корочкой. Сосиска была очень сочной и, казалось, самой вкусной в мире! Салат и соус дополняли вкус и делали хот-дог еще сытнее. Белова уплела его за две минутки и приступила к поеданию гамбургера. Наконец-то взглянула на Соловьеву. Нинка аккуратно откусывала свой гамбургер. Опять строила из себя царицу. "Оглянись вокруг! - подумала Кира, - Ты такая, как все. И ешь даже то, что все".
  - Ты замазала лицо, - сказала Нина.
  - Мне плевать. Потом вытру. Зря ты хот-дог не ешь. Он невероятно вкусный! - промолвила Кира.
  - Я сначала гамбургер.
  - А ты попробуй хот-дог.
  - Потом.
  - Попробуй!
   Нинка дала подержать Кире в руки гамбургер, а тем временем откусила хот-дог. Не очень довольное ее лицо искривлено жевало.
  - Чего не так? - спросила Белова.
  - Не вкусно, - ответила Нинка.
  - А гамбургер тебе вкусный?
  - Вкусный. Хотя не совсем то, что я ожидала.
  - Тогда отдай мне.
   Нина послушалась Киру, вручив ей свой обед, и та продолжила трапезу. Держать в одной руке сразу же и хот-дог, и Нинкин гамбургер, а другой доедать свой, было немного сложновато.
  - Подержи гамбургер, - сказала Белова.
  - Давай, - Соловьева взяла в руки фаст-фуд.
  - Подержать! А не жрать, - приказала Кира.
   Соловьева все ровно успела отгрызть кусок. Кира почувствовала, что уже почти наелась, поэтому разрешила Нинке полакомиться своим же гамбургером:
  - Шутка. Ешь, ешь.
   Нинка радостно зажевала.
  - У тебя еще капли соуса на куртке, - заметила белокурая девочка.
   Кира не в силе была ответить, просто пережевывала любимую еду. Вдруг она увидела, что Нинка оставшеюся половину своего гамбургера резко бросила на пол. Так и не дожевав до конца то, что было во рту, Белова возмутилась:
  - Зачем выбросила? Лучше бы мне отдала!
  - Девчонки, привет! А что вы тут делаете? - чей-то голос за спиной ошеломил Киру. Она увидела немного покрасневшее и удивленное лицо Нины. Затем обернулась назад и обнаружила Кузнецова. Так как все столики под навесом были заняты, девочки там просто стояли. Главное, чтобы дождь не капал. А Володька уже приблизился к ним, складывая свой черный зонтик. Парень был высоким, издалека заметным, в коричневой кожаной куртке и черных джинсах. Его туфли даже во время дождя блестели.
  - Да так, - сказала Нинка, - сок попиваем.
   Соловьева достала из сумочки свой яблочный сок, открыла его и начала глотать.
  - А ты, Кира? Проголодалась? - спросил Кузнецов.
   Белова была готовой провалиться сквозь землю. Такая стыдоба! Она вспомнила, что лицо ее замазано соусом и крошками, куртка тоже. В одной руке недоевший гамбургер, в другой - надкушенный хот-дог. На голове черти что! А у ног валялся Нинкин гамбургер. Ну что за невезенье!
  - Зачем ты выбросила свой гамбургер, Нина? - специально спросила Кира.
  - Он случайно упал.
  - Я видела, что ты его не уронила, а выбросила!
   Володька только засмеялся, а Нинка подсмеивалась с ним, но так и ничего не сказала в ответ. Кира, чтоб не выглядеть глупой, заулыбалась с ними. Но в душе ей было не до смеха. Кузнецов, их одноклассник, сиял изнутри и пялился только на Нинку. Плюс мило улыбался ей. Соловьева отвечала взглядом. Они вдвоем сделали вид, что Киры не было. Соскучились? Давно не виделись?
  - А ты чего здесь бродишь?
   Своим вопросом Кира будто разбудила взгляд парня, и он наконец-то повернулся к ней. Улыбка, почему-то, сошла на нет. Пухлые его губы произнесли совершенно обычным тоном:
  - Я хочу купить себе новую маску для дайвинга.
   Дальше Кира не знала, что спросить. Как будто у нее речь отнялась. От застенчивости, или кто его знает, от чего, она засмотрелась в его невероятно красивые карие глаза, и все молчала. Недолго Белова любовалась проницательным взглядом Кузнецова. Его внимание привлекла Соловьева своим вопросом:
  - А где ты будешь заниматься дайвингом?
   Володька повернул корпус к Нинке. И опять получилось, будто Киры с ними нет. Ей так хотелось развернуть парня к себе, сказать что-то, поболтать с ним. Но Кира продолжала стесняться. Как никогда. Даже слово не могла выдавить. А на Соловьеву будто напал словесный понос, она только и задавала вопросы. Володька ей отвечал и снова улыбался.
  - Я скоро полечу в Австралию, - сказал Кузнецов.
  - Да ты шутишь? - посмеивалась Нинка.
  - Не шучу, я на полном серьезе.
  - И когда?
  - Через недельку.
  - Забери меня с собой.
  - С удовольствием!
  - Как же тебе везет.
  - Мне и сегодня повезло, что мы встретились. Ты занята?
  - Не знаю, а что?
   Дальше Кира не сдержалась и ворвалась в их милый диалог:
  - У нас дела!
   Володька отошел на шаг назад. Наконец-то они втроем стояли так, что всем всех было видно. А до этого была какая-то дискриминация насчет Киры.
  - Нина просто забыла, но у нас с ней делишки, - повторила Белова.
   Кузнецов недовольно взглянул на Киру. Но рыжей девочке уж лучше так, чем слушать их милый разговор и смотреть на их влюбленные глаза. Конечно же, Кира подозревала, что Володька мог влюбиться в Нинку, а она в него. Но до последнего не верила в это. Тем более, ранее Нинка все отрицала. Одного Белова не понимала: как заворожить сердце парня?
  - Правда, нам надо решать дела, - хоть что-то хорошее, по мнению Киры, сказала Соловьева.
   А Володька недовольным тоном буркнул:
  - До свиданья. "Ешьте" свои дела.
   Напоследок он показал рукой жест "созвонимся". Естественно, для Нины. Это стало последней каплей Кириного терпения. Она резко выбросила еду с рук прямо на асфальт, что давно надо было сделать, присела на корточки и разрыдалась. Эмоции бесконтрольно выплеснули наружу. Повезло, что Володька уже исчез. А то бы засмеял. Нинка прислонилась к Беловой:
  - Что случилось, Кирюша?
   Кира продолжала горько рыдать. Ей стало обидно, что Кузнецов не обращал на нее вниманья, что он холодно смотрел в ее сторону и никогда не улыбался. Это было настолько неприятно! Еще хуже ей становилось от того, что он бегал за Нинкой, а та отвечала ему взаимностью. Кира не понимала, где справедливость и как завоевать Кузнецова?
  - Ты чего плачешь? Он тебя обидел? Или я? - продолжала задавать вопросы Соловьева.
   Белова не в силах была открыться Нинке. Признаться, что из-за Володьки она потеряла голову, не давала гордость. Кира решила просто отмазаться:
  - Ты видела, как я выглядела?
  - А что я могла сделать? - удивилась Нина.
  - Могла спрятаться, когда увидела Володьку, чтобы он не шел к нам.
  - Уверена, что он нас заметил раньше. А что случилось? Чего ты так расплакалась?
  - Просто, - Кира опустила слезинку. Чувствовала она одно, а говорила совсем другое:
  - Он всем расскажет про мой внешний вид, и они будут смеяться.
  - Над чем?
  - Надо мной! Ты разве не видела мои волосы, как после душа? А замазанная соусом куртка? А лицо?
  - Никому он не расскажет! - успокаивала Соловьева, - Хочешь, я ему позвоню и строго накажу, чтоб молчал?
   Кира еще больше разревелась. Чего-чего, а того, чтобы эта парочка еще созванивалась (да еще благодаря ей), уж точно не хотела! Девочки так и сидели вприсядку. Дождь продолжал лить. И только навес укрывал их от небесной хляби. Кира потирала руками свои пальцы на ногах. Замерзли они в босоножках. Нинка внимательно всмотрелась, что делала Кира, и спросила:
  - Ты замерзла? И ты в дождь в босоножках?
  - Ты только заметила? - удивилась рыженькая девочка, уже немного успокоившись.
  - А где твои туфли?
  - Порвались.
  - А те кроссовки?
  - Промокают.
   Нинка резко встала и начала рыться в сумочке.
  - Осталось четыреста рублей, должно хватить. В крайнем случае, поторгуемся, - произнесла Соловьева и протянула руку Беловой. - Идем!
  - Куда? - приподнимаясь, поинтересовалась Кира.
  - Тебе за новыми туфлями.
  - Не бывает новых туфлей за четыреста рублей, - запротестовала заплаканная девочка.
  - А на секонд-хенде? - спросила Нинка.
  - Не хочу из секонд-хенда!
  - Пойдем тогда ко мне. Надеюсь, дома никого нет. Я возьму из кабинета папины деньги, и мы купим тебе новую обувь.
   Идея Соловьевой порадовала Киру. Лицо ее вдруг засияло счастьем. С улыбкой она промолвила:
  - Только не звони Володьке. Я тут подумала, кому он будет рассказывать? Да и зачем это ему?
  
   Глава 10
   Знак
  - Что делаешь? - раздался Кирин голос на том конце провода.
  - Вот только проснулась, - сонным голосом ответила Нина и широко зевнула. - Сейчас буду завтракать. А ты?
  - Посмотрю сериал, и дальше я свободна.
  - А где ты пропадала две недели? Я тебе не могла дозвониться на мобильник. А на домашнем телефоне либо никто не отвечал, либо твоя мамка говорила, что тебя нет, и бросала трубку.
   Соловьева подошла к кухонному столу и налила стакан воды, а плечом придерживала трубку телефона.
  - Я была в деревне, - тихо ответила Белова.
  - А почему не предупредила, что уедешь? - удивилась Нина.
  На несколько секунд Кира замолчала. Потом шепотом произнесла:
  - Я отбывала наказание в деревне.
  - За что? - так же шепотом спросила Соловьева.
  - За туфли, - еле слышно сказала Кира.
  - Твоя мамка совсем с ума сошла?!
  - Нина, что за глупости ты говоришь? - недовольным голосом спросила Нинина мама, которая тоже сидела на кухне и завтракала. Девочка будто только заметила родную мать и, насильно улыбнувшись, опять вернулась к телефонному разговору с подругой.
  - По всей видимости, да, - ответила Кира.
  - А почему ты шепчешься? - задала вопрос Нина.
  - Мамашка еще дома.
  - А как ты посмотришь сериал?
  - Не знаю. Жду, когда уйдет. Но, что-то она засиделась. Работу поменяла?
  - Я тебе дам, работу поменяла! Ты что там лепишь? - услышала Нина крик Кириной мамы. Разговор закончился короткими гудками.
   Нина присела за стол завтракать. Мама пила чай с шоколадкой и промолвила:
  - Ты так не говори про чужих мам. Ведь так не культурно.
  - Чего ты шоколадку уплетаешь? Ты же не любишь? - спросила Нина в ответ.
  - Сильно захотелось.
  - Дай-ка и мне кусочек.
   Нина выхватила плитку, но сразу же вернула и посмеялась. Мама встала из-за стола с чашкой и своей шоколадкой, пошла на диван. Там она включила телевизор и с улыбкой произнесла:
  - А то еще заберешь и съешь.
   Нине не понравилась ее шутка. Беременная мать уже теперь все жалела для дочери. А что будет, когда родится второй ребенок? Вообще ничего не даст? А ведь Кира предупреждала, что так все и будет.
   Позавтракав, Нина поднялась в свою комнату и позвонила Кире на сотовый телефон.
  - Да, - ответила ей подруга.
  - Твоя мамка уже свалила?
  - Да, наконец-то. А твоя?
  - Никуда не собирается. Мне никак не попасть в кабинет.
  - А куда мы пойдем без денег? - возмутилась рыженькая подружка.
  - У меня есть триста рублей, - сказала Соловьева. - Остались с прошлого раза. Еще папа вчера дал пятьдесят на мороженое. Могу еще у мамы попросить, но она даст максимум сто.
  - С какого прошлого раза? Мы тогда всё потратили, - перебила Кира.
  - Тебя не было.
  - А с кем ты тратила деньги?
  - Сама. С кем же еще я могу их тратить?
  - Сама? - переспросила Белова, - На что потратила?
  - А захотелось мне гамбургера. Потом я себе купила блеск для губ и тушь для ресниц.
  - Я тоже хочу!
  - И тебе купим.
   Нина уже так говорила, будто это закон: что есть у Нины, то и должно быть у Киры. Так подруга научила.
  - Выходи гулять, - предложила Белова.
  - Хорошо. Давай встретимся в десять часов у школы, - сказала Нина.
  - Нет, очень поздно. Выходи сейчас! - настаивала Кира.
  - Давай через полчаса у школы.
  - Давай. И захвати деньжат.
  - Кира, я, наверное, не смогу. Мамка ведь дома.
  - А ты постарайся. Ради дружбы. Пожалуйста, пожалуйста.
  - Ладно, уговорила.
   Соловьева завершила разговор. Быстро надела розовое платье, схватила свою счастливую белую сумочку с телефоном, и побежала вниз. Уже в коридоре Нина посмотрела в окно. Солнышко еще только собиралось весь день палить. А пока утро, на улице была идеальная летняя погодка. Девочка вчера смотрела прогноз и знала, что сегодня будет жара. Прихватив солнечные очки и кинув их в сумку, она направилась в кухню. А там мамы не было. Где же она? Соловьева метнулась в гостиную, там ее тоже не было. Может быть, она в родительской спальне? Это показалось для девочки отличной возможностью запрыгнуть в кабинет за рублями. Вот уже несколько раз Нина брала денежку без спроса. Но только тогда, когда никого не было дома. А сейчас она впервые рискнула стащить рубли, когда мама находилась где-то рядом. Воровство вошло в привычку, словно правило хорошего тона.
   Соловьева без проблем справилась с указанием Беловой. Наконец-то с довольным лицом вышла на улицу. Нина немного спешила, чтобы не заставлять подругу ждать ее, как в прошлый раз. И прибыв к месту назначения, удивилась, что Киры еще не было. Буквально через минутку белокурая девочка увидела свою лучшую подругу, которая с поворота направлялась к ней. Рыжая одноклассница со счастливым лицом порхала, словно мотылек. Наконец-то встретившись, девчонки крепко обнялись.
  - Как я за тобой уже соскучилась! - вскрикнула Нина.
  - А я как соскучилась! - искренне поддержала Кира.
   Затем они выпустили друг друга из объятий.
  - Ты что, в новых серых туфлях пришла? На улице ведь жара! - удивилась Соловьева.
  - Я их отпахала в деревне на огороде. Теперь с честью ношу.
   Белова схватила Нину за руку и куда-то потащила.
  - Что значит, отпахала? - спросила по пути Соловьева.
  - Мамка разозлилась, что я у тебя выпросила обувь. Отправила в деревню к бабушке в качестве наказания. За одно, все огороды надо было сполоть. Правда, я не говорила, что ты их мне купила. Я солгала, что это твои старые туфли. А так как тебя они жмут, то ты их мне подарила. Мамка разоралась, мол, зачем я у тебя выманиваю подарки и так далее.
  Сама же раньше говорила, что с тобой надо дружить. А теперь отнекивается.
   Нина внимательно слушала свою подругу, но в голове даже не представляла, как такое может быть.
  - Странная у тебя мама. Ты же невиноватая, что она не купила тебе новую обувь.
  - И не говори. Как только мне исполнится восемнадцать лет, я сразу же уйду из дома. Не хочу жить с этими ненормальными. Я даже чувствую, что это случится раньше.
   На секунду Нина и сама захотела жить отдельно от своих родителей. Это же так по-взрослому! Посмотрев в сторону Киры, она вернулась в настоящее. Подружка была одета в шорты, футболку и туфли. Смотрелось не очень.
  - Все ровно надо было тебе идти в босоножках. Твои ноги спарятся в жаре.
  - Они у меня порвались в деревне.
  - Серьезно?
   Нину удивило то, что у одноклассницы все вещи очень быстро снашивались. Не было ничего долговечного у Киры.
  - У меня еще мобильник поломался.
  - Как? Я же тебе звонила?
  - Он работает через раз, - ответила Кира. - Сегодня с утра работал, а вот сейчас уже показывает, что нет сети. А в деревни я была вообще без телефона. Мамка забрала. Тоже в знак наказания. Правда, вчера вечером отдала, когда я уже вернулась от бабушки.
  - Я бы и сама не прочь съездить в деревню. Только мои бабушки живут в городе, - сказала Нина. - И вообще, куда ты меня ведешь?
  - В супермаркет.
  - К твоей мамке на работу?
  - Да.
   Тут Нина совсем не поняла свою подругу. Раз уж она не желает видеть своих родных, зачем тащится к матери? А Белова, как услышала мысли Соловьевой, промолвила:
  - Только в ее магазине продаются новые чипсы. Ты видела рекламу?
  - Видела.
  - Тебе разве не хочется попробовать?
  - Очень хочется. Но как? Твоя мамка ведь тоже не разрешает их кушать, - озадачилась вопросом Нина.
  - Ты их купишь. Она тебе ничего не скажет, а меня отправит в деревню до конца лета.
   Кира остановилась, так как девочки уже почти пришли к супермаркету, и повторила:
  - Да, да. Отправит. Она меня уже предупредила. Хотя каникул осталось чуть больше месяца, но все ровно отправит. Ей, по всей видимости, нравится меня наказывать.
  - А если она поймет, что я покупаю для нас?
   После вопроса Соловьевой между подружками воцарила тишина, как в музее. Никто не знал, как бы им купить те желанные чипсы.
  - А давай, пока мы думаем, возьмем в киоске себе по мороженому? - предложила Нина.
  - Хорошая идея, - кивнула головой Кира.
   Рядом с супермаркетом стоял летний вагончик с мороженым. Девочки выбрали себе по
  лакомству. Они остановились у киоска и стали поедать сладость. Но ценные мысли так и не лезли в голову. Нина перебирала разные варианты, ничего путевого придумать не могла. Даже если пойти через другую кассу, Кирина мама все ровно увидит, и как всегда это бывало, позовет к себе. Белова, по всей видимости, тоже размышляла, но ничего не говорила. Только уплетала быстро тающее мороженое.
  - Надо еще по одному съесть, - внезапно предложила Кира. - Чтоб мысли наконец-то добрались до головы.
  - Я тоже так думаю.
   Нина достала из сумочки рубли и купила еще два эскимо. Девчонки начали медленно отходить от киоска и наслаждаться мороженым. Было очень вкусно. Правда, Нине сильно захотелось пить.
  - Давай я хотя бы схожу за соком или водой, - предложила Соловьева. - Жажда мучает.
  - Я знаю, кто нам сбегает за чипсами и колой, - сказала Кира.
  - Кто?
   Нина посмотрела на подружку, а та показала пальцем влево к дороге. Нина взглянула. Из задней двери большой черной машины вышел Володька. Ничего себе, вот уж он загорел! Его белая футболка и белые шорты прекрасно оттеняли смуглое тело. Улыбка засияла безупречно белыми зубами. Его рука потянулась в карман и достала черные очки. Затем Кузнецов надел их, тем самым спрятав свой волшебный взгляд.
   Соловьева продолжала пристально смотреть на красавца. А он даже не помахал ручкой. Только направился куда-то вперед. Уж явно не в сторону девочек. Нина вспомнила про свои очки. Достала их с сумочки и спрятала за ними свои глаза.
  - Чего ты молчишь? - Кира толкнула в руку Соловьеву. - Зови его сюда.
  - Зачем? - наконец-то оторвалась от Володьки Нина. - Видишь, он стесняется к нам подойти?
  - Зови, пускай сбегает в магазин.
   Кирино предложение очень понравилось Нине, и она крикнула:
  - Володя! Постой! Куда ты?
   Кузнецов будто бы ждал зова. Остановился и медленно повернул лицо к девчонкам. Рукой снял очечки и оставил их на голове.
  - О, привет! - закричал мальчик.
  - Иди сюда, - помахала рукой Нина.
   Володька, как по команде, быстро примчался.
  - Ты уже прилетел из Австралии? - спросила белокурая девочка.
   Парень без смущений легким движением руки снял с Нининых глаз очки. Затем пристально посмотрел ей в глаза и добавил:
  - Вот, теперь я тебя вижу.
   Лицо Соловьевой налилось краской, и она понурила взгляд.
  - Сегодня прилетел, буквально пару часиков назад.
  - И куда ты направляешься? - вставила вопрос Кира.
  - В магазинчик за батарейкой.
  - А ты не хочешь сходить в тот супермаркет? - спросила Белова.
  - Нет, там могут быть очереди на кассе. А мне нужна только батарейка для часов. Лучше пойду в обычный маленький магазин.
  - Сходи нам за чипсами, - приказным тоном произнесла Кира.
   Володька сделал удивленный взгляд и немножечко скривил губы:
  - Я что вам, посыльный?
   Нина понимала, что Кузнецова надо попросить, иначе им не съесть заветные чипсы. Киру он не слушался, а вот Нине, скорее всего, не откажет.
  - Володя, сходи для нас в супермаркет за чипсами, - попросила Нина.
  - Вы чего, сами не можете сбегать?
  - Не поверишь, не можем. Ну, пожа-а-алуйста,- заныла Нина. Она свела брови и поджала губки. Этот жест везде и всегда работал.
  - Уговорила, - согласился он.
   Девочки еще не договорились между собой, с каким вкусом им бы хотелось попробовать чипсы: беконом, зеленью или крабом? А Володька подгонял их. В итоге они заказали все пять видов из новинок, по бутылке сока и колы. Нина взяла из своей волшебной сумочки деньги и вручила ему.
   Кузнецов выполнил просьбу девчат. По возвращению из супермаркета, глянул Нине в глаза и сказал:
  - Будешь мне должна.
   Володька красиво моргнул одним глазом, затем другим. Нина просто таяла от этого жеста. Таким симпатюлей, таким очаровашкой ей казался этот Кузнецов. Неожиданно зазвонил его мобильник. Парень сначала отошел от девчонок, лишь затем ответил на вызов.
  - Не Сонька ли ему звонит? - спросила Кира.
  - Не знаю, - погрустнела Нина. - Почему сразу Соня?
  - А чего он вдруг отошел?
   Соловьева внимательно посмотрела на Володьку. Разговаривал он по телефону серьезно, а одной рукой размахивал.
  - Он точно с Сонькой не разговаривает, - утвердила Нина. - Мне, почему-то, так думается. Белова открыла первую пачку чипсов и захрустела. Соловьева не могла устоять перед искушением и повторила то же самое за подругой. Такими вкусными показались эти картофельные изделия. А запах! Запивать колой было еще вкуснее.
   Вова подошел к подружкам. Телефон он небрежно кинул в карман, и произнес:
  - Мне надо срочно домой. Потом еще увидимся.
   Нина смачно поедала долгожданную вкуснятину и помахала ему ручкой. А Кира горстями уминала чипсы. И только когда Кузнецов отошел подальше, сказала:
  - Хорошо, что он ушел. А так надо было бы с ним делиться.
   В ответ Соловьева промолчала. Просто рот был занят. Впервые средь белого дня стоять на улице и поедать чипсы, для нее было так увлекательно и приятно. Ей даже абсолютно все ровно, что там родители говорили про их вред. Хорошо, что Кира такая классная подружка и всегда ей советовала, что делать. В итоге, как показалось Соловьевой, все получалось лучшим образом.
   Первая пачка чипсов закончилась. Нина почувствовала, что приглушила "червячка", но ей хотелось еще. Кира уже вскрывала следующие чипсы и накинулась на них, как собака на кости.
   Соловьева чувствовала жажду, но кола закончилась. Ведь Белова ее также пила большими глотками. Пришлось открыть сок. Сделав несколько глотков, Нина продолжила объедание. Один за другим улетали чипсы в рот. Если что не проходило, сок помогал протолкнуть. Так девочки уплели четыре пачки картофельной травилки. Оставалась последняя упаковка. Кира с радостью ее открыла и стала уплетать.
  - Ешь, мне не жалко, - предложила Белова.
  - Не могу, не лезет.
   Белокурая девочка почувствовала тяжесть в животе. А еще ее мучила невероятная
  жажда. Сок, к сожалению, уже закончился. Что-то Володька все неправильно купил: чипсы - большие пачки, а напитки - маленькие бутылочки.
  - Давай, ешь! - настаивала рыжая подруга.
   Соловьева сунула руку в пакет с чипсами, набрала горсть. Неохотно стала их жевать. Уже не такими вкусными они ей показались, как это было раньше. Даже с какой-то кислинкой. Еще плюс всухомятку. Вдруг Нину резко стошнило, и все съеденное она вырвала прямо на асфальт.
   Наконец-то, она оглянулась вокруг. Все прохожие кидали удивленные взгляды.Ей стало стыдно за себя.
  - Вот балда! Зря перевела продукт! - крикнула Кира.
  - Я хочу пить, - сказала Нина.
  - Так иди и купи! - ответила подруга.
   Соловьева заглянула в сумочку за салфетками. Но их там не оказалось. Она чувствовала, что остатки рвоты были на щеке. Посмотрела на себя и увидела, что волосы тоже замазались рвотой.
  - Ха-ха-ха, - посмеивалась Белова. - Твои белые кудри тебе явно мешают.
   Нина немного огорчилась. Ведь ей и так было плохо, плюс вид у нее не самый лучший. Не зря родители дома всегда старались готовить вкусную и полезную еду. А кушать эту гадость, которую она вырвала, девочка больше не желала.
  - Давай деньги, я сбегаю, - предложила Белова.
  - Возьми из сумочки.
   Нина сняла с плеча сумку. Кира быстро ее схватила и понеслась в магазин. Вернулась за две минутки с большой бутылкой колы и пачкой салфеток, которую сразу же кинула Нине в руки.
  - Я думала, ты купишь воду, - сказала Соловьева, вытирая лицо.
  - А это разве не вода?
   Кира скривила лицо. Затем она открутила крышку бутылки и начала пить. Передала напиток Нине, и та, наконец-то, утолила жажду. Пить оказалось приятно, только газ немного раздражал горло.
  - Прячемся! Быстро! - крикнула Кира.
   Нина побежала вместе с подругой, которая тянула ее куда-то за руку. Уже повернув за дом, девчонки остановились и немного отдышались.
  - Смотри, - показала пальцем Белова, - Твоя мамка идет.
  - Да, точно.
   Соловьева увидела свою мать. Хорошо, что подруга раньше заметила и увела её. А то бы ей пришлось долго все объяснять. Девочки вовремя спрятались. Это показалось для Нины неким знаком, который ее предупреждал о чем-то. Но вот о чем?
  - Слушай, забыла тебе кое-что сказать, - грустно произнесла Кира.
  - Что случилось? - спросила Соловьева.
  - Я же с твоей сумочкой ходила в магазин?
  - Ну...
  - И заметила, что деньги там уже почти закончились.
  - Как? Так быстро?
  - Я, правда, еще захватила две шоколадки, два молочных батончика, вафли и жвачки. Вот, здесь все лежит.
   Нина заглянула в свою сумку, которую ей протянула Кира. После взгляда на сладости ей опять стало нехорошо. Девочка сразу же отвел взгляд, говоря:
  - Лучше бы мы косметику себе купили.
  - Так вот, я не договорила, - сказала Белова. - Ты же обещала, что и мне купишь туш и помаду. А деньги кончились.
  - Давай тогда в следующий раз, - предложила Соловьева.
  - Хочу сегодня!
   Нина вспомнила, что мамы дома нет, раз уж она гуляла. Папа еще на работе. Но ей не давало покоя то, что она чуть ли не спалилась сегодня. Неужели это и был знак, чтоб больше не брать денег? А рыжая подружка все выпрашивала подарки и подталкивала Нину своровать еще.
  - Ты обещала! - напомнила Кира. - Мы ведь с тобой лучшие подружки?
  
   Глава 11
  Второй подарок
  
   День был очень теплым, скорее жарким. Даже открытые окна не спасали Беловых от духоты в квартире. Сестры бегали туда-сюда вокруг праздничного стола, который родители разложили посреди комнаты. Кира сидела у зеркала в коридоре, а мама делала ей прическу. Из коротких волос разнообразия много не наскребешь, но мама старалась. Сегодня у нее выходной, а значит хорошее настроение. Она стояла за Кириной спиной, как ангел, в белом сарафане. Дочка смотрела не на свое отражение в зеркале, а на мамочку, ведь она так непривычно мило улыбалась. Если не присмотреться, то можно и не заметить мелких веснушек, густо покрывающих ее лицо и плечи. У Киры также россыпи веснушек, правда, крупнее и заметнее. Тонкие руки матери что-то поправляли на голове девочки. Лицо улыбалось, а морщинки, как ни странно, украшали глаза. Белая заколка на крашеных каштановых волосах идеально подходила под сарафан. Да и вообще, белый цвет маме очень идет, придавая хоть какую-то форму высохшей фигуре.
  - Сегодня ты будешь самой красивой, - подбадривала мама, тем самым пытаясь поднять настроение дочери, так как задуманная прическа не получалась. - Ты и так самая красивая! Вот скоро подруги твои нагрянут.
   Вдруг ее голос приобрел обычный грубый тембр, и она промолвила:
  - Надеюсь, папа раньше придет из магазина. Ушел, как матрос в плаванье. Его только за смертью посылать.
   Раздался звонок в дверь, внезапный, но долгожданный.
  - О нет, мам, - сказала Кира. - А я еще не готова.
   Мать посмотрела в глазок, затем спокойно открыла дверь. В квартиру вошел папа со словами:
  - Я так летел, я так спешил.
   Папуля, еще не отдышавшись, передал мамочке пакет из магазина, и она пошла на кухню, по дороге бормоча:
  - Напугал нас немножко.
  - А с чего это? - спросил отец.
  - Звонок в дверь, а мы еще не готовы! - громко ответила мама из кухни.
  - Я просто ключ забыл!
  - Ты вечно что-то забываешь!
   Папа, не обращая вниманье на мамину реплику, повернулся к дочке, которая так и сидела на стульчике у зеркала.
  - Ну что, готова?
  - Почти. Осталось накрасить губы.
  - Я тебе дам красить губы! - раздался мамин крик.
  - Ну, мам. Сегодня же можно? - спросила дочка. Она как раз докрашивала губы своей новой помадой, которую всегда прятала от мамы, и встала со стула. Увидела, что папа вошел в комнату и, по привычке, сел смотреть телевизор, который обычно работал безостановочно. Рядом с ним умостились сестры. Вмиг он соскочил с дивана и метнулся на кухню. Кира за ним. Там мама нарезала и раскладывала по тарелкам колбасу и сыр.
  - Чем помочь? - одновременно спросили они.
  - Ты сегодня свободная, - сказала мама дочке, затем посмотрела на папу и промолвила:
  - А ты неси тарелки.
   В принципе, мама накрыла стол недавно, не хватало только мясной и сырной нарезки. И не хватало торта. Папа все это купил в ближайшем супермаркете.
   Кира пошла в коридор и еще раз глянула на себя в зеркало, как это делала Нинка, с восхищением. Повернулась то влево, то вправо. Желтенькое платьице облегало тощую фигуру. Тонкие руки, тонкие ноги и, как назло, никакой талии! Мама подкрутила рыженькие волосы плойкой, но это совсем не то, что на голове белокурой одноклассницы. Кстати, где же она?
   За входной дверью Кира услышала девичьей смех и топот ног по лестнице. Не дожидаясь звонка, девочка распахнула дверь. Улыбки девчат порадовали Белову. Три подружки со двора пришли вместе и громко закричали с порога:
  - Поздравляем с днем рожденья! Желаем счастья и веселья!
   Подружки обняли рыженькую девочку, по очереди поцеловали и вручили подарок в красивом бумажном пакетике. Одна из подруг была соседкой снизу, Алиной звали, вторая - из соседнего подъезда, Катя, а третья - из дома напротив, тоже Катя. Нинки среди них не было. Неужели она не придет, или, как обычно, опоздает?
   Через пару минут зазвенел звонок. Пока девочки присаживались в комнате за стол, Кира открыла входную дверь. В дом вошла Рая. На голове у нее был белый бантик, будто сегодня первое сентября. Правда одета была вовсе не как школьница, в старом джинсовом костюме. Белова не особо обрадовалась. Рая, по слухам, не ухоженная и не воспитанная девочка. Конечно, Кира избегала дружбы с ней, но многие подруги опровергали слухи. Кому верить? Вчера Белова всех приглашала на день рождение, Рая как раз проходила мимо скамейки, где девчонки сидели. Будучи нежданной гостьей, все же приперлась. Иногда Рая вела себя неадекватно и хамила, но больше всего Кире было жалко ее. Бедняжка недавно осталась без мамы, которая, по слухам, была алкоголичкой.
  - Знаю, что не звала, но я бы очень хотела тебя поздравить с днем рожденья и извиниться за прошлый инцидент. Прости, пожалуйста, и прими подарок. Сама нарвала.
   Рая вручила Кире небольшой, но красивый букет из разных цветов и листьев. Чтобы не портить себе настроение и не выяснять отношения, Белова решила простить озорницу за то, что она всегда обзывала ее "Рыжей". В прочем, она и так была рыжей, просто, не любила, чтоб ей лишний раз напоминали и дразнили.
   Кира отнесла цветы на кухню, а Рае предложила пройти в комнату, где все уже собрались, не считая Нины. Пока никто не видел, Кира заглянула в пакет с подарком от трех девочек. Там был, как обычно, набор для душа: шампунь, гель, мочалка. Из года в год две Кати с Алиной дарили одно и то же, только разной марки.
   Кира ждала Нину, но та подозрительно опаздывала. Как-то в последнее время родители Соловьевой косо посматривали на Киру. Она это заметила еще с того момента, когда впервые взяла деньги в кабинете Нининого отца. С тех пор одноклассница реже приглашала к себе, родители уже не так тепло встречали и провожали. И как-то недавно даже не позвали Нинку к телефону, мол, она была чем-то важным занята. Неужели они догадались, что происходит? Папа - вряд ли, а вот мама ее точно как-то подозрительно себя вела. Но Белова все это предвидела уже давно. А чтобы не остаться ни с чем, сразу же рассказала Нинке, где она нашла деньги в тот вечер, когда гости закрылись в гостиной. Нина их развлекала, а Кира решила сделать задуманное, во что бы то ни стало. И, как она мечтала, дверь в кабинете была открытой, а за ней никого не было. Конечно же, первый взгляд рыжей девочки пал на стол, но денег там не было. Жажда волшебных бумажек поборола весь страх. Кира начала осматривать все вокруг, и в шкафу за стеклом увидела яркую красную вазу. Чтобы ее достать, пришлось стать на стул, но ведь это не проблема. Ухватив вазу, Кира увидела то, о чем мечтала. У нее было чутье. Скрученные рулоном денежки осчастливили ее глаза и душу. Там были купюры по пятьсот и сто рублей, но их было много. Сколько, она уже не считала, и времени не было. Взять пятьсот на первый раз показалось многовато, а сто маловато. В итоге Белова взяла триста.
   С тех пор время от времени Нина по Кириному приказу таскала оттуда по немного купюр, и девочки спускали деньги на всякие развлечения и вкуснятину. Иногда покупали косметику, ведь им так хотелось быть красивыми! А Соловьевой это дело, похоже, понравилось. В азарт вошла, что ли? Так пролетело почти все лето. До школы осталось несколько дней, а там и учеба, уже так не развлекутся. А так хоть будет что вспомнить, думалось Кире.
   Именинница пошла к гостям. Ждать Нинку больше не желала. По праздникам родители раскладывали стол посреди комнаты, чтобы поместились все приглашенные. Кира присоединилась к ним и сказала:
  - Давайте начнем.
  - А Нину ждать будем? - спросила сестра Света.
  - А если она не придет? - возмутилась Кира.
  - Она придет. Всегда приходит и подарки хорошие дарит, - сказала Оксанка. Конечно же, трехлетняя сестренка любила Нину за сюрпризы.
  - Когда придет, тогда придет, - произнесла Кира.
   Отец взял в руки сок и начала всем разливать по стаканам.
  - За тебя, Кирюша! Еще раз с днем рожденья! - поздравил папа.
  - А вот тебе и подарок! - сказала мама и протянула небольшую белую коробку с красным бантиком. Все выпили. Кира с нетерпением открыла подарок. В голове перебирала разные варианты, но так и не додумалась, что там могло быть. Вскрыв упаковку, она увидела то, чего никогда бы не попросила у родителей. Это был настоящий телефон с разноцветным экраном. Новый, в коробке, с гарантией. Как девочка обрадовалась! Ведь ее старый, еще первый папин черно-белый телефон в последнее время очень плохо работал. На улице большинство детей ходили с такими аппаратами, где есть игры и музыка, а Кира только мечтала в будущем заработать деньги и купить себе хоть какой-то телефон. От радости она обняла родителей, и поблагодарила их:
  - Большое вам спасибо! Теперь я самая крутая!
  - Пользуйся с удовольствием, - промолвила мама, - а мы с папой пойдем на кухню. Вы, если что, зовите. Через полчаса будем подавать горячее, потом торт. Развлекайтесь!
   Родители ушли из комнаты, а Кира по-настоящему радостно отмечала с подругами свои двенадцать лет. Этот день показался одним из лучших в ее жизни. И Рая не задевала своими насмешками. Белова даже чуть ли не забыла о Соловьевой. Но как ее забыть, если она тут же появилась, как всегда, не звонком, а стуком в дверь. Кира точно знала, что это Нинка, никто больше не стучал, все находили кнопку звонка. Однако дверь не спешила отворить.
  - Здравствуйте, тетя Лара, - раздался Нинкин голос из коридора.
   Кирина мама быстренько открыла входную дверь, так как тоже знала, что стучится только Соловьева.
  - Проходи, все уже собрались. Я как раз скоро буду подавать горячее, - мама провожала в комнату гостью несвойственным для нее ласковым голосочком.
   И вот вошла белокурая красотка в бирюзовом платье. Улыбка ее сияла белыми зубами, губы блестели от помады, накрашенные ресницы радостно хлопали. Ее волосы были убраны в красивую косу, которая начиналась и заканчивалась большими бантиками в цвет платья. Именно в этом наряде Нинка пришла на последний звонок. Кира четко помнила, как тогда на Соловьеву все вокруг смотрели то ли с восхищением, то ли с завистью. Ведь именно это платье сидело на однокласснице идеально, и она в нем выглядела сногсшибательно. И вот сегодня, в Кирин день рожденья, она, видимо, снова его надела, чтобы ловить пылающие взгляды. Так и было, все притихли, увидев Нинку. А та, в свою очередь, не растерялась, а сразу подошла к Кире со словами:
  - Дорогая Кирюша! Поздравляю с днем рожденья! Пусть все твои желанья сбудутся!
   После этих слов Кира, наконец, встала из-за стола и приняла подарок, который Нина достала из большого пакета. За ним она подарила по игрушке младшим сестрам Беловой. Они радовались, наверное, больше, чем сама именинница. Кире не терпелось узнать, что же может быть в достаточно большой золотистой коробке, и она тут же начала вскрывать блестящую упаковку. За несколько секунд дело было сделано, а Кирины глаза заблестели, губы с улыбкой произнесли:
  - Ой, спасибо тебе большое. Я так рада!
   Наконец-то Белова полностью вытащила из коробки оригинальную коричневую сумочку. О таком аксессуаре она не могла и мечтать на ближайших лет пять. Кира сразу же стала примерять ее к плечу и прыгать от радости.
  - Я подумала, что игрушки нам уже не очень интересны, ведь мы понемногу становимся маленькими леди. Пора преображаться, - сказала Нина.
   Все гости только поддакнули, и дальше наблюдали за бесконечной радостью Беловой. В комнату вошли родители. Мама раскладывала всем по тарелкам картошку, а папа положил посредине стола курицу. Именинница утешилась, ведь в их семье не каждый день такой пир, а сегодня можно гулять на широкую ногу. Родители убрали лишнее со стола, и вышли из комнаты. Вдруг Кира заметила, что подружки переключили свое внимание на Нинку, пожирали ее глазами.
  - Какая у тебя толстая коса, - сказала Алина.
  - А почему у тебя браслет не бирюзовый, а красный? - спросила Рая.
  - У меня еще красные туфли, - ответила Нина. - И сумка.
   Кира немного обозлилась. Ведь это ее день рожденье, а значит, все вниманье принадлежало ей. Она швырнула сумку на пол, а сама села за стол поедать куру. Кажется, Нина поняла обиженный намек, и не вставая из-за стола, нагнулась поднять свой подарок.
  - Ой, Нинуля. А что это за дырка у тебя на платье? Где ты уже успела порвать свой наряд?! - громко спросила Кира.
   Она сидела возле Соловьевой и всем гостьям даже показала пальцем на небольшую дырку по шву внизу платья. Нина сразу встала и закрутилась туда-сюда, чтоб увидеть, о чем идет речь. Соловьева удалилась в коридор к зеркалу. Кира давно знала, что дырка на платье есть, ведь она лично ее сделала пилочкой для ногтей. Она ненавидела лучший наряд подруги. Однажды в Нинкиной комнате, когда они играли в прятки, Кира была готова разорвать платьице на части, но разум сдерживал. Пришлось продырявить наряд по шву, будто это заводской брак, и хоть чем-то усмирить свою злость.
   Белова никак не могла понять, то ли она завидовала однокласснице, то ли любила ее? Очень часто они вместе радовались, веселились. Порой Кира была довольна успехам белокурой подружки. Но, почему-то, иногда она радовалась и ее неудачам. Странным все это казалось, ведь Кира многим нравилась. Но не всем. А Нинку обожали все без исключений, отчего Белова сама себе задавала вопрос: "Разве так справедливо?"
   Соловьева в отчаянии вернулась за стол.
  - Что, Нинка, пропердела дыру? - бросила колкую реплику Рая. Ее дразнилки всегда были некстати, но именно сейчас для Киры они показались "кстати". Она, воодушевившись подобной удаче, даже решила подкинуть жару, и сказала:
  - Ты, скорее всего, растолстела и порвала платье. Жаль, в нем ты так хорошо смотрелась!
   Нина не растерялась и недолго размышляла, что ответить, а будто подготовилась, сказала:
  - Думаю, ты права, Кира. Недавно я стала замечать, да и не только я, что некоторые места у меня округлились, а именно грудь и попа.
   Соловьева приподнялась и демонстративно погладила себя по груди, затем вниз и к бедрам, даже немного покрутилась. Сказать, что она преувеличивала, было бы неправдой. Действительно, у Нины выросла грудь, она даже носила бюстгальтер. И бедра у нее немного припухли. Теперь Соловьева стала еще изящнее и женственней. Она продолжила разговор:
  - Но, самое главное, у меня тонкая и красивая талия - мечта всех девчонок. Я рада, что у меня именно такая фигура!
   Маленькие будущие женщины молчали, скорее всего, переваривали информацию. Больше всех разочаровалась именинница. У всех девчонок уже понемногу росла грудь, а у нее все еще совсем плоско. И бедра не выделялись. Парни в школе не раз дразнили Киру "плоска доска", а Нинка, зараза, только что подчеркнула это.
  - И что ты этим хочешь сказать? - не выдержала Кира и вылила свой гнев словами:
  - Что все это значит? Что у тебя фигурка то, что надо, а у меня "плоска доска"? Ты это имела ввиду?
   Ни с того, ни с сего Рая рассмеялась. Ее смех был длинным и никому не понятным.
  - Рая, чего ржешь? - спросила обозленная Кира.
  - Не обижайся, просто ты сейчас выглядишь, как гриб, - объяснила Раиса.
  - Что? Не поняла, - переспросила Белова.
  - Ну, гриб есть такой, рыжик называется. И ты выглядишь точно, как он: плоская со всех сторон, а на голове что-то типа кудряшек, как шляпка рыжика. Твое желтое платье почти в цвет волос. А еще тебе подарили коричневую сумку в золотой обертке. Ха-ха-ха.
   Дальше Рая не выдержала и продолжала смеяться до слез. Подруги подхватили смех. Одна Кира не смеялась, а лишь чувствовала жар в области щек. Ее глаза налились, покатилась слеза. Давненько ей не было так обидно, да еще в день рожденья.
  - Да ты не обижайся, просто ... хи-хи, - Раиса немного посмеялась и продолжила, - А давай не рыжик, а лисичка. Точно! И такой есть гриб. Что же я раньше не догадалась?
   Белова не стала больше терпеть насмешек, выслушивать новые клички для себя. И приняла окончательное решение, которое надо было осуществить еще с порога, на который ступила эта невоспитанная девчушка.
  - Убирайся немедленно! Вон из моего дома! Чтоб я тебя больше не видела!
   После крика затихли все. Рая, как перепуганная, пробкой вылетела из комнаты. Еще несколько секунд - и ее не было в доме Беловых.
   В комнату залетела мама:
  - Кирюша, что случилось?
  - Я выгнала Райку. Она опять меня дразнила "Рыжей"!
   Мама начала утешать дочку. Потом принесла торт. Ситуация вроде разрядилась сладостями. Все девчонки разобрали себе по куску десерта и наслаждались им, но молчали.
  - Кира, я хотела сказать, чтоб ты не переживала. У тебя нормальная фигура, и скоро тоже появятся округлости, - потревожила тишину Нина.
  - Скоро? Откуда ты знаешь? Да и когда? В двадцать? - Кира только расстраивалась от этих слов.
  - Очень скоро! А хочешь, даже сегодня. Ты просто не открывала сумочку, а там вторая часть подарка.
   Белова не поняла Нинкиных слов. Какая часть подарка? Это не все? Вмиг она взяла в руки сумку и заглянула внутрь. А там действительно был пакетик. Кира достала его и, открыв, уж очень обрадовалась. Еще бы, там был новый красивый белый бюстгальтер. Кира начала его ощупывать и понеслась в ванную примерять. Мягкий поролон сделал красивую форму бюста. Теперь никто не назовет Киру "плоска доска". А радости и не было предела!
   Именинница вошла в комнату. Все единодушно заметили улучшения фигуры, показывая большой палец вверх. Не поблагодарить подругу было бы грехом. Кира честно призналась:
  - Спасибо тебе, Нина. Ты самая лучшая подруга в мире!
  - Я рада, что тебе все понравилось. Но это еще не все. У меня есть второй подарок, но будет он чуть позже.
  - А разве бюст не был вторым подарком? - удивилась Кира.
  - Нет, он лишь дополнение первого.
  - И когда же будет второй?
  - Когда пойдем на улицу гулять.
   Слова Соловьевой одушевили Киру. Пока все допивали чай с десертом, она думала лишь о том, чтоб быстрее пойти гулять и увидеть второй подарок. Загадка интриговала, а гости, как назло, медленно попивали чаек. Тут Нина нежданно заявила:
  - Я же совсем забыла про дыру. Как я пойду гулять? Скорее, не пойду.
  - Да не проблема! Я маму попрошу, она зашьет, - решила Кира.
   Всё так и случилось, ее мама без проблем быстро зашила небольшую дырку. Тем временем Соловьева все оправдывалась:
  - Я даже не представляю, где я могла так порвать почти новое платье?
   Сестрички остались дома смотреть свои любимые мультфильмы, а все девочки, наконец-то, вышли на улицу. Нина отвела Киру в сторонку и достала из своей маленькой красной сумочки две бумажки по пятьсот рублей.
  - Вот, возьми. Я стащила из вазы специально для тебя.
   Кира не верила своим глазам. Нина ведь и вправду чтила и слушалась Белову. Даже делала все для нее. Рука быстро схватила деньги и положила в новую коричневую сумку. Ощущения были, будто бальзам на душу. Кира очень полюбила рубли, тем более, когда они ей доставались просто так. Нина радостно улыбнулась и сказала:
  - Если хочешь, можем погулять по рынку. Позже, когда проголодаемся.
  - А этих брать? - спросила Белова.
  - Кать и Алину? Можем взять.
  - А если они разболтают всем?
  - А ты им ничего не рассказывай. Что ж, у тебя день рожденья, поэтому и есть деньги.
   Рыженькая девочка недолго раздумывала, что ей делать. Нинке легко так говорить, потому что ей родители частенько давали деньги на карманные расходы и другие нужды. А вот Кире почти никогда, да еще такие большие суммы. Это вовсе не реально, и все об этом знали. Увидев тысячу на кармане, точно что-то заподозрят и всем разболтают. Да и Кире жалко было тратить деньги на них, так званых подружек.
  - Лучше не надо, - сказала Белова.
  - Смотри сама. Твой деньчик, твой подарок, ты и решай.
   В тот момент подошли две Кати и Алина. Все девчонки вместе ушли посидеть на скамейке во дворе и поболтать. Вскоре Кира с Ниной отправились погулять по магазинам, и никого с собой не брали. Поход был, как обычно, веселым и интересным. На этот раз именинница не захотела никакой еды, кроме мороженного. Сегодня она купила себе тени и карандаш, хотя еще не умела толком краситься. Остальные деньги спрятала в сумку на будущее. Почему-то не хотелось с ними расставаться.
  
  ***
   Дома Кира лежала на диване и смотрела телевизор. На часах было почти восемь вечера. День рожденья удался. Счастливая улыбка не сходила с лица. Даже крики играющих сестер не могли изменить прекрасное настроение именинницы. Родители разговаривали на кухне, но девочке даже их тайны не были интересными. Она просто отдыхала. Зазвенел новый мобильник. Кира не сразу взяла трубку, так как не привыкла к новому сигналу. Осознав, что это все-таки ее телефон, соскочила и побежала к столу.
  - Алло.
   В ответ тишина. Кира посмотрела на экран и поняла, что она не успела ответить. Это звонила Нинка. Если ей надо, перезвонит. Тем более, у Киры, как часто это бывало, на счету ноль. Телефон опять зазвенел. Девочка красиво ответила:
  - Да.
  - Это капец! Это катастрофа!
  - Нина, что случилось?
  - Кира, я не знаю, что делать. Это все! Мне конец.
   Белова настороженно пошла в ванную, чтобы никто из домашних не услышал ее разговор.
  - Чего ты так? Сумку потеряла или что? - шепотом спросила Белова.
  - Если бы. Я нечаянно разбила красную вазу с деньгами.
  - Как нечаянно?
   Вмиг Кирюшино сердце забилось очень быстро. Ей стало страшно.
  - Я хотела посмотреть, сколько там осталось. Мысли у меня были, чтобы больше не брать оттуда денег, чтоб не заподозрили в случае чего. Еще вчера я так думала. Да и не раз уже говорила себе. А сегодня она у меня просто выскользнула из рук, упала на пол и разбилась.
  - Блин, блин, блин. Дела плохи. Что же делать?
   В тот момент Белова реально задумалась: "Что же делать теперь?" Такой новости она не ожидала услышать даже в самом страшном сне. Пока Нина бубнила в трубку и оправдывалась, Кира прокручивала в голове разные варианты для выхода из ситуации. Естественно, она могла сказать: "Ничего не знаю, твоя ваза, твои родители, ты и решай", но это было бы совсем жестко. А с другой стороны подкралась необъяснимая мысль: "Чего туда полезла? Приказа не было!"
  - Слава богу, мамы и папы нет дома, они сейчас в гостях, позже приедут. Ну что я им скажу? - плакала в трубку Нинка.
  - Не переживай, все будет хорошо. Сбегай в магазин и купи такую же вазу, а ту выброси на помойку.
  - Сбегай? Я думала, ты со мной? Впрочем, такой же не купить. Папа подарил маме вазу в Италии. Один экземпляр, ручная работа. Где мы ее тут купим? Да еще такую большую.
  - Ну чего ты паникуешь? Сейчас приду к тебе, что-то решим.
  - Это еще не все, - сказала Нина.
  - Что еще?
  - Там денег почти не осталось. И это очень заметно, по сравнению с тем, сколько было в начале.
   Эта новость ударила Белову по голове, как молотком. Время будто остановилось, и девочка мысленно зависла, осознав все то, что произошло.
   Глава 12
   Предложение
  
   Многие дети не любят ходить в школу. Нина смотрела на учебу совсем по-другому. Иногда ей казалось, что обучение дает не только знания, но и приносит удовольствие. Ведь с помощью учебников можно столько всего познать, главное заинтересоваться. Всё свое внимание и мысли надо перекинуть на то, что делаешь: читаешь или пишешь. И, что немаловажно, представлять это в картинках. Так информация быстрее запоминается. Выучить стих? Соловьевой хватало пяти минут на это. Ведь очень важно не думать о чем-то другом, и все слова "нарисовать" в голове.
   Нина перешла в шестой класс, от чего душенька была довольной. Девочка спешила взрослеть. Постепенно игры с куклами становились неинтересными, мультики надоели давно. Белокурой девочке больше всего нравилось общаться с друзьями и подругами. Поэтому в посещениях школы она выделяла еще один огромный плюс: возможность чаще видеться с Володькой Кузнецовым. Он девочке нравился и даже очень! Симпатию с его стороны Соловьева уже давно чувствовала. Правда, пока об этом они друг другу не говорили словами. Нина ощущала притяжение, когда смотрела в Володины глаза. Общих тем для разговоров у них было всегда полно. Как начнут болтать, не остановить. А в школе такая возможность предоставлялась каждый день, не считая выходных. Ходить на занятия для Нины одно удовольствие!
   Наступил сентябрь, а с ним и школьная пора. Вчера был первый звонок, а сегодня у всех уроки по расписанию. С утра Нина наряжалась в школу. Портфель собран еще вчера, коричневое платье уже надето, а волосы все никак не укладывались. Не будет же она всю жизнь просить маму, чтоб та делала прически. "Пора взрослеть!" - думала Соловьева и кое-как заколола волосы, получилось достаточно красиво. Главное, чтобы понравилось Володьке. Как же Нине хотелось разукрасить лицо косметикой! А в школе не разрешали. Но губы, все же, намазала блеском погуще. Володька часто смотрел на ее рот во время разговора. То на глаза, то на губы, то в сторонку. От этого у Нины всегда появлялась довольная улыбка, будто она съела порцию любимого мороженного и удовлетворила свой аппетит.
   В комнату вошла сонная мама.
  - Ты готова?
  - Да, мам. Почти.
  - Папа спешит на работу, ему пора уезжать, а ты даже не завтракала.
  - Пускай подождет чуть-чуть, сейчас поедем.
   Нина вспомнила, что она вчера оставила телефон в ванной и побежала туда. Мобильник был на месте. Девочка его схватила и пулей полетела на первый этаж. На лестнице догнала свою маму, которая медленно спускалась вниз. Пузик у нее был уже что надо, не совсем огромный, но достаточно большой, семимесячный.
   Мама с дочерью зашли на кухню. Девочка уже хотела сесть за стол, но вспомнила, что забыла портфель в своей комнате на диванчике. Пришлось метнуться на второй этаж. А как без тетрадок и всего прочего идти в школу?
   По возвращению, присев за стол, Нина заметила, что на кухне папы уже не было. Каша в тарелке почти остыла, чай, похоже, еще был теплым и отдавал пар. Мама сидела на диване и смотрела телевизор.
  - А где он? - неуверенно спросила дочь.
   Мама, как не услышала, продолжала смотреть в "ящик".
  - Где папа? Он что, уехал?
   Нина встала из-за стола и подошла к матери. Чтобы привлечь внимание, заслонила собой телевизор и переспросила:
  - Мам, ты что, оглохла? Я же спросила, где папа?
  - Это тАк ты ко мне обращаешься? - наконец, хоть что-то ответила мамуля.
  - А к кому же еще? Ты игнорируешь меня.
  - А ты как игнорируешь меня? Я говорила, кушай кашку, пока теплая. Я спросила, намазать тебе бутерброд? А ты, молча, куда-то ушла. Это не впервые так.
   Нина задумалась на минутку. Присев обратно за стол, глотнула чай. Почему-то голова всего этого не помнила. То ли она в тот момент думала о чем-то другом, то ли что?
  - Так, где папа? Уехал?
  - Уехал. Сколько он мог тебя ждать?
  - Как я в школу пойду? А если я не успею?
  - Пешком, - сказала мама. - Пойдешь пешком. А чтобы успеть, прибавишь темп.
  - Тогда я не пойду.
  - Пойдешь, как миленькая!
   Похоже, мама рассердилась. Она медленно встала с дивана, одной рукой держась за подлокотник, а другой поддерживала округлый живот. В последнее время она частенько то поглаживала, то обнимала свой пузик. Мама нажала на пульте красную кнопку и швырнула его на диван. Телевизор погас. Шагая к холодильнику, заговорила строгим голосом:
  - Ты в последнее время ведешь себя отвратительно. Нас не слушаешь, не обращаешь вниманье на наши обращения к тебе. Все делаешь по-своему. Не интересуешься, что происходит в семье.
  - А что я должна только и спрашивать, как твое здоровье? Все ли в порядке с твоим будущим малышом? Как самочувствие? Ты про это папе уши прожужжала. Мне это зачем?
   Нина большими глотками выпила чай, тарелку отодвинула подальше от себя. Жест отказа от завтрака дополнил громкий стук чашки по деревянному столу.
  - Это ведь наш малыш, доченька! Ты всегда хотела братика или сестричку. И мы хотели еще детей. Чего ты злишься? Тебя никто ничем не обделяет. Мне не понятно твое поведение.
   Мама налила стакан воды и выпила так, будто ее долгое время мучила жажда.
  - Теперь не хочу ни братьев, ни сестер, - призналась Нина.
   Мамины ресницы захлопали, губы зажались. Возникло молчание.
  - А давай-ка ты меня отвезешь? - предложила Нина. - Разве беременным нельзя ездить за рулем?
   Посмотрев на маму, девочка поняла, что внешний вид этой недовольной женщины желал лучшего: красные плюшевые тапочки, серые спортивные штаны, красная футболка "для беременных", на лице ни капли косметики, а волосы собраны в небрежный пучок. Скорее всего, маме, чтобы отвезти дочь в школу, пришлось бы собираться час как минимум. Нина осознала, что предложение было некстати.
   Мама безмолвно покинула кухню и, кажется, обиделась. Нина встала из-за стола и взяла рюкзак в руки, поспешила в школу. По дороге Соловьева размышляла над мамиными словами. Но ей все казалось наоборот. Мама в последнее время вела себя хуже, чем обычно, думала только о будущем сынке и о себе. Правду Кира говорила, родится конкурент - о Нине забудут вовсе. В голове закралась мысль: "Пора бы ставить всех на места".
   Соловьевой было жаль саму себя, что ее некому отвезти в школу. Мама в последнее время больше ходила пешком, и почти не проводила время за рулем.
  - Извините, можно? - спросила Нина. Немного опоздав на первый урок, она незаметно открыла дверь аудитории и вошла.
  - Садись, - ответила учительница по русскому. Она стояла у доски и что-то писала. Дети все копировали в тетрадки.
   Нина подошла к своему месту, в третьем ряду у окна, и удивилась. Там сидела Соня, а рядом - Кира. Закрыв тетрадь Сони, Нина намекнула Лопатиной валить на свое первое место у двери. Но та оставалась неподвижной. Кира смущенно улыбнулась Нине, в знак привета.
  - Соловьева, - сказала учительница, - чего ты там стоишь? Есть же свободные места, иди туда.
  - Марина Игоревна, я хочу сидеть за своей партой.
  - Да какая разница, где сидеть? - поправила очки учительница.
  - Какая разница? - поддакнула Соня, но все же, собрала свои тетради и ушла.
  - Тебе нет разницы? Вот и сиди, где попало. А я предпочитаю свое место, - пояснила Нина однокласснице и, наконец-то, села за парту.
   Рядом с Ниной всегда сидела Кира - ранее подруга по парте, а сейчас подруга по жизни. Еще в прошлом году их вместе посадила учительница. А сзади сидел Денис Рожков, тоже из "цветков" - района, где жила Нина. Рядом с ним, что немаловажно, Володька Кузнецов. Частенько он Нинку потягивал за волосы или поглаживал их. Все прически в школу Нина делала исключительно для него.
  - Зачем ты ей разрешила здесь сидеть? - шепотом спросила Нина у Киры.
  - Она сама всадилась. Может, хочет Володьку заманить?
   Нина была готова разорвать Соньку на части, но злость не выдавала, чтоб и себя не спалить. Почему-то, стыдно было всем показывать, что ей нравится Володька.
  - Кто там шепчется?! - повысила голос учительница.
   Нина написала записку для Киры: "Ты же знала, что я приду". Затем положила бумажку на тетрадь подружки. Кира тут же отписала. Нина выхватила листик и прочла: "Откуда мне знать?" Кира взяла бумагу и что-то дописала. Нина прочла: "Мне не жалко, пусть манит". Рука сразу смяла листик. Не очень приятно читать такое. Через несколько минут рука Киры вытащила комочек из руки Нины. Соловьева даже не шевелилась, молча, смотрела на учительницу. В тот момент Марина Игоревна глядела на Киру, которая усердно что-то писала на помятом листике. Затем Нина толкнула локтем подругу, ведь учительница направлялась к ним.
  - Белова, не могу понять, что ты там пишешь, когда я говорила внимательно смотреть на доску? Потом ведь и ничего не запомнишь! - строго произнесла Марина Игоревна.
   Наконец, Кира заметила учительницу. Но было поздно, та уже вырвала из рук записку с ответом для Нины. Мало того, при всех начала читать содержимое, благодаря чему Нина услышала, что отписала ей подруга.
  - Интересно, интересно, что ты тут нацарапала. Цитирую: "Ты же знала, что я приду. Откуда мне знать? Мне не жалко, пусть манит. Уже звонок прозвенел, даже училка опоздала, а тебя не было. Вот она и присела".
   Марина Игоревна рассердилась. По своей привычке она поправила очки указательным пальцем, и начала учить:
  - Девочки! Вы же могли выяснять отношения на перемене или после школы, в конце концов. Но только не тогда, когда я объясняю новую тему. Еще раз такое повториться - выгоню. Потом, чтоб не винили за двойки!
   Учительница языка еще немного помолчала, а в конце раздраженно добавила:
  - Не люблю, когда меня называют училкой.
   На перемене Нина с Кирой стояли в коридоре у окна и обсуждали запретную для всех остальных тему.
  - У меня есть сюрприз, - сказала Нина.
  - Дай угадаю. Пятьсот? - спросила Кира.
  - Нет, не угадала.
  - Триста?
  - Нет.
  - Сколько?
  - Шестьсот. Последние.
   И Нина показала в кармане рюкзака уголок купюр.
  - А что, правда, последние? - переспросила Кира.
  - Да. Я там, конечно, оставила сто рублей на расплод. А больше нет, мы все потратили.
   В этот момент Нина задумалась над тем, что случилось. Они понемногу вытаскали все деньги из красной вазы. Нина так переживала, чтобы родители не узнали об этом, но, похоже, они действительно забыли о тех деньгах. Да и ваза удачно склеилась. В тот вечер, когда Нина ее разбила, Кира пришла к ней и посоветовала склеить ее скотчем, так как куски были большие, а с одной стороны вообще не видно, что ваза битая. Таким образом, девочки решили вопрос, а вазу повернули небитым куском к столу. Родители молчали, значит забыли.
  - А зачем ты оставила эти сто рублей? - спросила Кира. - Думаешь, они расплодятся?
   Нина только пожала плечи.
  - Советую их забрать.
   Кира схватила Нину за руку, и они помчались по коридору.
  - А куда ты меня ведешь? - спотыкалась Нина.
  - В магазин напротив школы.
  - Мы не успеем.
  - Успеем.
  - Давай на следующей перемене. Я и так уже сегодня опоздала.
   Кира остановилась и протянула руку ладонью вверх:
  - Дай мне, я сама тогда сбегаю.
   Нина, не думая, отдала все деньги, что были у нее в кармане. А там были шестьсот плюс еще сто рублей, что папа дал еще вчера вечером. Кира схватила и тут же метнулась к выходу. Нина замерла, как столб, только взглядом провожала подружку. И тут внезапно вскрикнула:
  - А я думала после уроков пойдем по магазинам!
   Кира как раз вышла из школы и хлопнула дверью. Но сразу вернулась, высунув голову, сказала:
  - Хорошо, пойдем! - и ушла.
   На перемене все дети бегали, учителя ходили, а Нина медленно потопала на второй этаж в свой класс. На лестнице ее догнал Володька.
  - Чего опаздываешь?
   Нина оглянулась. Такой красавец, этот Кузнецов, широко улыбался ей. Одет он, как обычно, в самые модные джинсы и футболку. Кареглазый шатен всегда был подстрижен по самым последним стилям модных журналов. Володька постоянно очаровывал Нину своим взглядом и улыбкой. Несомненно, для нее он один такой на свете.
  - Я шла пешком, - грустно ответила Нина.
  - Так давай обратно прокатишься со мной? Или тебя заберут?
  - Нет, не заберут. Я бы хотела прогуляться пешком. И погода хороша, и полезно.
   Кузнецов, как специально, подмигнул одним, а следом и другим глазом. Этот жест Нине очень нравился, и она от него таяла. Никто так больше не делал.
  - Так давай прогуляемся после уроков. Я тебя, за одно, отведу домой, - предложил Вова.
  - Я подумаю, - скромно ответила Соловьева. Но в душе она была готовой хоть сейчас уйти с парнишкой, а мозгами старалась не выдавать истину, и строила из себя недотрогу.
   Они медленно дошли до класса, как раз прозвенел звонок. Кира залетела в аудиторию за секунду до учительницы. Белова всегда везде успевала, даже съела батончик по дороге, показывая обертку, а на уроке дожевывала его. Второй сунула Нине в рюкзак.
   На следующем уроке Нина только и думала о Володином предложении. Оно ей, несомненно, нравилось. А еще ей нравилось любоваться очаровательным личиком одноклассника. На него она бы смотрела и смотрела.
   Закончились уроки. Кира, еще не собрав тетради в портфель, сказала:
  - Я купила жвачки фруктовые, новинки. А вот тех, с сюрпризами, не было. Давай сходим на рынок, там они точно продаются.
  - Всего лишь за жвачками на рынок? - нахмурила брови Нина.
  - Не только. Накупим себе еще косметики, - предложила Кира. - Я тут нашла мамкин журнал, там есть рубрика как правильно краситься.
   В ответ Соловьева промолчала. Предложение Беловой показалось не совсем заманчивым. За лето девочки уже успели прикупить себе несколько блесков для губ, помад, туш, теней, карандашей. Единственного, чего не хватало до полного комплекта, так это лаков для ногтей. И даже если подружки проводили тесты макияжа на своем лице, то дома, чтобы никто не видел, а перед выходом на улицу все равно умывались. Нина уже и не понимала, зачем им еще покупать косметику? А Кира только рада тратить чужие деньги.
   Возможно, Нина бы сразу согласилась прогуляться с Кирой по рынку, если не Володькино предложение. О нем она только и мечтала. Раньше он ничего подобного не говорил, только прийти к ним домой и помочь с математикой младшей сестре. А погулять вместе и на глазах у людей - это было чем-то новеньким. О таком предложении мечтали многие девчонки. Ведь его сделал Кузнецов - самый красивый и самый желанный парень если не школы, то класса точно.
   Девочки уже вышли в коридор и направились к лестнице. Все это время Нина ждала, когда к ней подойдет Володька. В душе она уже решилась с ним погулять, но ему еще этого не сообщила. Он, почему-то, разговаривал с одноклассниками, но так и не подходил к Нине. Забыл что ли? Или пошутил? Почти безнадежно Соловьева открыла парадную дверь школы, пропустила Киру, затем сама оглянулась и вышла за ней. Кузнецова она так и не увидела. Кира хватанула Нину за руку, чтоб та шла быстрее. Девочки направились на выход из школьного двора.
  - Нина! Нина! Подожди! - буквально за полминутки раздался Володькин крик.
   Обернувшись, белокурая девочка увидела, как Кузнецов бежал к ней, снося голову.
  - Что это с ним? - оглянулась Кира.
  - Не знаю, - широко улыбнулась Нина. Она смотрела, как приближался Вова. Очень радостно ей было от этого. А он прилетел быстро, схватил Нину за руку и сказал:
  - Пойдем?
   Соловьева отпустила вторую руку, за которую ее держала Белова. Но Кира ухватилась за Нину, дернула к себе и спросила:
  - Куда это? Никуда она не пойдет!
  - Она пойдет со мной! - крикнул Володька и за руку потянул Соловьеву к себе.
   В конце концов, Нина отпустила обе руки и отошла на шаг назад. Сейчас она, как никогда раньше, не знала, что делать. Первая мысль была пойти с Кузнецовым, но рыжая подружка возмущалась, что им срочно надо сходить на рынок.
  - Объясни ему, Нина, что мы с тобой пойдем по делам, - встревожено огрызалась Кира.
  - Мы же договорились, Нина, - насторожено посмотрел Володька.
  - Вы договорились? Когда? - Белова была в недоумении.
  - Я сказала, подумаю, - ответила Нина.
  - Нина, ты ведь не пойдешь с ним? Ты ведь не бросишь свою подругу? Нина! А? Не молчи. У нас ведь планы. Нина! Да что это такое? Ты что, влюбилась в него?
   Соловьева стояла, как на перекрестке, и не знала, куда ей повернуть. Больше всего её удивило то, что Володька прилюдно кричал и бежал за ней, после чего все оглядывались на них троих, а некоторые останавливались и смотрели, словно спектакль, как выясняются отношения.
   Соловьева уже настроилась пойти с парнем, если бы не провокационный вопрос Беловой: "Ты что, влюбилась в него?" "Нет, конечно", - Нина мысленно себе врала. Тем более, все мимо проходящие школьники это услышали. Положение было не из легких. Для Нины очень важен статус красивой и недоступной девочки. Так же важна дружба с Беловой. И Кузнецов ей нужен.
  - Нина, - прошептал Вова.
   Нину так и тянуло к нему.
   Глава 13
   Новое предложение
  - Ты идешь со мной? - сердито спросила Кира.
  - Да. Я пойду с тобой на рынок, - согласилась Нина.
   Белова облегченно вздохнула и потянула подругу за руку. Володька, который надеялся, что Нина пойдет с ним, печально ушел в другую сторону.
  - Мы договорились, Вова! Мы с Кирой всё обсудили ещё до тебя! - громко сказала Нина.
  - Кому ты оправдываешься? - перебила Кира. - Тебе еще тысяча парней предложит пойти с ними куда-то. И что? Ты будешь безотказной для всех? Перед всеми будешь отчитываться? Тебе не все ровно? Он что, особенный?
  - Нет, нет. Что ты?
   Белова догадывалась, что Нинке нравился Володька. Но не до такой степени, чтобы выбирать между Кирой и ним. По правде говоря, как и большинство девочек, Белова запала на Кузнецова еще с первого класса. Только в ответ не получала ни намека от него. Конечно же, зачем ему тощая и рыжая, если рядом порхала белокурая и красивая? Точнее не порхала, а как показалось Кире, виляла задом эта разодетая, подкрашенная девчушка, которая строила из себя паиньку. Не менее важным для Беловой было то, что Нинка ее слушалась - более приятным, чем внимание Кузнецова.
   Следующий месяц этой теплой осени прошел не совсем интересно, даже печально. Кира привыкла, как Нинка таскала понемногу деньжат из папиной заначки, и они их тратили. А тут уж все закончилось. Да и школа напрягала сложной программой и домашними заданиями. Вечно приходилось списывать у Нинки. Да что уж тут говорить! Надо выпрашивать ответ на каждый сложный вопрос по языку, литературе, истории и другим предметам. Нинка всегда удивлялась и только спрашивала:
  - А ты разве этого не знала? Ты этого не выучила? Ты этого не помнишь?
   Зачем Кире все это запоминать, если у нее была Нина? Жалко только, что у одноклассницы закончились папины деньги из вазы. И уж совсем неприятно, что Володька всегда посматривал влюбленным взглядом на Нину, а не на Киру. Ей всегда казалось, что с этим надо срочно что-то делать. А точнее, испортить их дружбу, как она уже испортила отношения между Нинкой и ее родителями.
   В один субботний день Белова собиралась в гости к подружке. К Соловьевой, конечно же. Тут пришлось ей нарядиться по максимуму, а еще подкраситься. Кира знала, что они с Ниной могут пойти гулять куда-то. А вдруг там им попадется на глаза Кузнецов? Надо же как-то произвести на него впечатление! Учителя в школе не разрешали краситься, так хоть когда-то Кира попользуется косметикой, что купила на украденные деньги.
  - Куда ты так намарафетилась? - спросила мама, которая вошла в ванную, где красилась Кира. Сегодня она была выходная, но дочь пожелала, чтобы мать работала и не задавала лишних вопросов.
  - Я к Нинке, - ответила Кира и быстро попрятала косметику в свою сумочку.
  - Зачем красишься? Откуда у тебя туш?
   Мама стояла сзади Киры, скорее всего, не видела всю её косметичку. Но, ресницы-то уже были накрашены. В отражении зеркала это четко было видно. Ведь они стали черными, а всегда были светло-рыжими, как у теленка.
  - Нинка подарила.
   Кира накинула желтую ветровку и вышла на улицу. Направилась в сторону "цветков". Она знала, что сегодня родители Нины, как это частенько бывало, уехали к кому-то в гости или на день рожденья. Еще вчера в школе Нинка ее предупредила об этом и пригласила к себе. А гостить у Соловьевых одно удовольствие! В любое время можно полакомиться разнообразными сладостями и напитками, посмотреть по телевизору именно то, что ты хочешь. Телик у них огромный! Да не один. Сам дом Соловьевых напоминал дворец. В нем и побегаешь, и потанцуешь.
   Кира позвонила в домофон, что у ворот, сделала широкую улыбку в камеру. Дверь открылась. Девочка направилась по красивой и очищенной от листвы тропинке. Во дворе Соловьевых торжествовала прекрасная осенняя пора. Последние желтые и красные листья на деревьях выглядели нарисованными акварелью. Такое впечатление, что их кто-то вырезал из бумаги и приклеил к веткам. А наземная листва по обеим сторонам асфальтной дорожки легла широким мягким ковром. Хоть бери фотоаппарат и делай снимки! Чудесный пейзаж напоминал картину, которую Кира видела в прихожей Соловьевых.
  - Чего там тормозишь, шагай быстрее! - звала у парадного входа Нина. Хоть сегодня она была не в платье, а в черных джинсах и розовой кофте. А то Белова уж подумала, что запас красивейших нарядов "выше колен" у подруги никогда не закончится. Но даже в обыкновенных одежках эта блондинка всегда выглядела стильно, в отличие от Киры.
  - У вас сегодня так красиво, - сказала Кира, доходя до двери.
  - У нас всегда красиво. Есть садовник, наводит чистоту, когда требуется.
   После того, как гостья переступила порог, Нина закрыла дверь.
  - Чистота то понятно, но красота, - сказала Кира, снимая верхнюю одежду.
  - Есть специальные люди, которые знают, какое дерево и куст куда сажать, чтоб было красиво круглый год.
   Одноклассница повела Киру на кухню и спросила:
  - Будешь чай? Или кофе?
  - Это еще как-то называется, - подумала вслух рыжая девочка. Затем вспомнила, что Соловьева ждала ответа, - Кофе.
  - Я тогда тоже буду кофе.
   Нина кофе не варила ни разу, по крайней мере, на глазах у Киры. За нее все делала кофеварка. Девочки как-то попробовали любимый напиток Нининой мамки, он им понравился. Изредка себя баловали кофе с молоком, если родителей не было дома. Нинка подала чашки на длинный деревянный стол, присела и сказала:
  - Это называется ландшафтный дизайн.
  - Что? - не совсем поняла Кира.
  - Все деревья, кусты и цветы специально рассаживали в соответствии с проектом. Это и есть ландшафтный дизайн, - сказала Нинка.
   "Ну вот, опят решила поумничать" - мысленно позлилась Белова. Соловьевой все время удавалось блеснуть умом, а Киру это выводило из себя. Только показать она это боялась. Не охота ей терять богатенькую подружку, вдруг в жизни пригодится.
  - Кира, будешь вафельный тортик?
  - Давай. И возьми конфеток. У вас же там, на верхней полке, всегда есть конфеты?
   Белова, как обычно, обожала сладости. В гостях у Соловьевой она, в первую очередь, ела вкуснятину, потом они болтали и слушали музыку или смотрели телевизор, потом гуляли или шарились по магазинам. Часто Кира пыталась перевоспитать Нинку в ту девочку, которая была бы ей идеальной подружкой. Никто не мог удовлетворить Кирины желания так, как ее подруга.
   Девочки наслаждались конфетками и тортом, все это запивая кофе с молочком. Прервал эти сладкие моменты телефонный звонок на домашний. Нинка бросилась к телефону, который валялся на диване. Кире, как обычно, плевать было, кто там мог звонить к Соловьевым. Но некоторые фразы из уст белокурой подружки привлекли ее внимание:
  - Хорошо, я завтра к тебе приду. Не забуду. Я просто мобильник оставила в своей спальне, а сама на кухне. Давай. Чао.
   Кира не могла поверить своим ушам. "Чао" говорил только Кузнецов, а Нинка, видимо, ему также ответила. "Они что, созваниваются? Встречаются? - подумала Белова. - А как же я? Кузнецов достанется только мне, либо никому! От Белокурка! Совсем страх потеряла! И ничего не рассказывает о Володьке. Безобразье какое-то".
  - Кто звонил?
  - Да так. Володька.
  - А чего это он названивает тебе? В друзья набивается?
  - Мы с ним давно дружим, еще до школы. Просто наши родители всегда общались, вот и мы с ним знаем друг друга с детского двора.
  - Все понятно. А что он хотел?
   Нина, как не услышала вопрос, всадилась на диван и включила телевизор. Прошла минута или две, а она безмолвно щелкала каналы. Явно, что-то таила.
  - Так что он хотел? - переспросила Кира, заедая любопытство очередной конфетой.
  - Попросил завтра помочь его младшей сестренке с математикой.
   Нинка забросила пульт и присела за стол. Перед тем как всадиться, она глотнула кофеек.
  - Неужели ты согласилась? - сделала удивленное лицо Кира. - Пусть сам помогает.
  - Мне не жалко. Она хорошая девочка, иногда все делает отлично, а иногда ей надо подсказать. Главное, у нее есть желание.
  - Ах, ты уже ей помогала?
  - Было дело.
  - А почему ты все это скрывала от меня?
  - Не скрывала, просто не говорила.
   Кира устала слушать эти отговорки одноклассницы. Уж явно пахло жареным. По ее мнению, Нинка завралась. "Нет уж, дорогуша, ему суждено быть моим, а если и нет, то не твоим уж точно!" - с завистью подумала Белова.
   Она встала и прогулялась к холодильнику и назад, и спросила:
  - Возьмешь меня с собой?
   Нина, видать, не сразу поняла вопрос, так как засмотрелась куда-то в окно, не моргнув глазом.
  - Я и не знаю, можно ли. Надо у него спросить, - наконец, ответила.
  - Зачем у него спрашивать? Мы же не к нему пойдем.
  - Но ведь Лика тебя не знает, как я у нее буду спрашивать о тебе?
  - Вот именно, не знает. Что она тебе ответит? А так познакомится за одно, - уминала конфетку Кира. - И, вообще, сколько ей лет, что она сама тебе не может позвонить?
   Нинка погрустнела и притихла. Кира не понимала, за что это можно обижаться, и почему подруга не отвечала на вопрос. Нина, молча, встала и унесла чашки в раковину. Ответила, почему-то, только когда вернулась за фантиками:
  - Девять.
  - Возраст не младенческий, телефон, думается, у нее есть, - трактовала Кира, но ее слова перебил очередной звонок домашнего телефона. Нинка в тот момент выбрасывала обложки с-под конфет, а Кира сидела за столом. Девочки одновременно кинулись к дивану поднять трубку телефона, который там по прежнему лежал. Но Кира, естественно, схватила быстрее, ведь она была ближе. Нинка лишь затопала вокруг нее:
  - Да, - плавно ответила.
  - Здравствуйте, это Соловьевы? - услышала знакомый голос девочка с того конца провода, но не сразу сообразила чей он.
  - Вам кого?
  - Кира это ты?
  - Мама? Чего ты звонишь?
  - Почему ты отвечаешь на телефон в чужом доме?
   Кира ожидала, что это звонил Володька. Ей очень хотелось с ним поговорить. Маме объяснить она этого не могла, как и никому, в принципе.
  - Мам, что-то случилось?
  - Марш домой!
  - Мам, что с тобой?
  - Я сказала, бегом домой! Сейчас ты у меня получишь! Ты мне все расскажешь. Я тебе покажу, как маму обманывать.
   От таких слов Кира чуть затряслась. Редко мама бывала в такой ярости. Значит, случилось что-то серьезное. Но что?
  - Мама, я не понимаю, о чем ты?
  - Не понимаешь? Все ты знаешь, но молчишь, - мамин бешеный голос вызывал у дочери тревогу и панику.
  - Тогда я не приду. Ты не скажешь, я и не приду, - почти заревела Кира.
  - Не придешь? Тогда полиция тебя заберет! Воровка!
   Теперь Беловой по-настоящему стало страшно. Мама была очень агрессивно настроена. Больше всего в жизни девочка боялась, чтобы мать не догадалась про деньги Нинкиного папы. И слово "воровка" было тому доказательством. Кира расплакалась в трубку:
  - Мама, пожалуйста, скажи, в чем дело?
   Выплеснув все чувства по телефону, мама, похоже, немного успокоилась и сказала уже более спокойным тоном:
  - Кира, ты объясни мне, откуда у тебя столько новой косметики? Только не ври, что отдала мама одной из подруг. Я же вижу, что она почти новая.
  - Мам, я все объясню, только не злись.
  - Небось, украла в магазине.
  - Нет, нет. Что ты? Мне Нина подарила. Не сразу, понемногу.
  - Нина? А ты не врешь? Откуда у нее столько косметики? - тут уж мама совсем успокоилась.
   Рыжая девочка перестала ныть. В маминых словах она услышала утешающую доверчивую интонацию.
  - Не знаю, у нее спросишь. Ты же помнишь, я рассказывала, что ей мама и папа часто дают деньги на карманные расходы. А она покупает все, что желает и со мной делится. Мы ведь подруги. Не веришь, спроси у нее сама. Могу ее позвать к телефону.
   Кира усекла, что мама и не догадывалась про деньги Нинкиного отца. На ходу и придумала отговорку, которая была наполовину правдой.
  - Позови Нину к телефону, а лучше кого-то из ее родителей, - сказала мама. Такого поворота Кира не ожидала.
  - Сейчас позову, - спокойно сказала дочь, а сама рукой прикрыла трубку, чтоб мама не услышала слова к Нинке:
  - Выручай, мама засекла косметику. Я сказала, ты подарила. Ты все слышала. Ей нужны доказательства.
  - Здравствуйте, это Нина, - медленно произнесла Соловьева. - Мамы дома нет. Да, я много что могу подарить. Возможно, вы знаете, что у моих родителей никогда не бывает проблем с деньгами, у меня тоже. Они часто дают мне на карманные расходы по сто, иногда по триста и даже по пятьсот рублей. Это норма. Например, сегодня дали пятьсот, пока не потратила. Да вы что? Ага. Без проблем. Отдадите, когда сможете. Хорошо. Пусть это будет нашей тайной. Договорились? Позвать Киру?
  - Она попросила пятьсот рублей в долг, - шепнула белокурая подружка.
  - Мам, ты просила денег? - спросила дочка.
  - Попросила пятьсот рублей до зарплаты. Дома ни куска хлеба, а ты все только о себе.
  - Ты поэтому звонила?
  - Нет, конечно. Но раз уж у Нины валяются пятьсот рублей, пусть одолжит нам, чтоб мы не голодали, чем потратит на всякую ерунду. Я с получки отдам. Отцу вон задерживают зарплату. Возьмешь у нее и принесешь мне.
  - Хорошо.
  - Когда будешь? Давай только не долго.
  - Скоро буду, - уныло сказала Белова.
   Кира была немного в шоке. Как так получилось? Неужели мать орала на нее за то, что дочке косметику якобы подарили потому, что дома не было денег? И как быстро успокоилась, когда услышала, что ей их дадут.
  - А у тебя хоть есть пятьсот рублей? - спросила Кира.
  - Точно не знаю. Должны быть, - пожала плечи Нинка.
   Девчонки пошли на второй этаж в ее комнату. Как не крути, а пятьсот рублей надо насобирать. Нина искала деньги по всем своим карманам и сумкам, Кира везде ходила за ней по пятам и наблюдала. Нинка обрыла почти всю свою комнату, насчитала лишь сто двадцать. Даже если забрать последнее сто рублей из вазы, все ровно не спасет.
  - Не знаю, где мне взять пятьсот рублей, чтоб одолжить твоей маме, - сказала Нина. Похоже, она устала и завалилась на свою кровать.
  - Поищи лучше, - советовала Кира. Она стала переживать, что же теперь будет. Шаг за шагом по комнате превратился в круговое движение.
  - Может, скажешь ей, что я забыла, что уже потратила их? - приподняла голову Нинка.
  - Может, одолжишь денег у Володьки? - остановилась Кира.
   Нина перевернулась с живота на спину и сказала:
  - Это плохая идея. Где же их взять?
   Тишина царила буквально две минутки. Нинка встала с кровати и направилась к зеркалу. Там она начала расчесывать свои красивые длинные волосы. Киру это вечно злило, ведь таким волосам позавидовала бы любая актриса. Смотреть на блеск и шелковистость белых волн было невыносимым. Рыжая девчонка не понимала, за что Соловьевой досталась такая красота?
  - А у тебя оставались же деньги? - прекратила поправлять прическу Нинка.
  - Нет, я не дам. Мне они нужны. Тем более, там сто с чем-то рублей. Все ровно не спасет.
   Конечно, Кира солгала, сколько там денег. Да хоть тысяча. Давать она их все ровно не собиралась. Нинка наболтала, пусть и выкручивается.
  - Возьми у отца, - сказала Кира и наконец-то всадилась на диванчик.
  - Где я у него возьму? - повернулась лицом Нина.
  - Как где? В кабинете. Он же наверняка имеет несколько заначек, что даже не вспоминает о них.
  - С чего ты взяла, что не вспоминает?
  - Прошло все лето и половина осени, а он забыл про деньги из вазы. Ничего не сказал, что там их не стало.
  - Нет, я больше не смогу. Хватит.
   Нинка ушла к окну, что-то там смотрела, а после вернулась к зеркалу. Она совсем расслабилась! Ради любимой подруги ничего не сделает? Не может быть. Кира всегда вертела Нинкой, как хотела, а сегодня она стала неуправляемой. И даже пусть так, но не принести деньги домой Белова не могла, иначе мама поймет, что девочки ее обманули. Еще, не приведи Господь, пойдет выяснять к родителям Соловьевой. Кира быстренько проработала план в голове. Подошла к Нинке и грустно заговорила:
  - Если ты один раз возьмешь с какой-то заначки пятьсот рублей, твоя семья не заметит и не обеднеет уж точно, а моя семья не умрет с голода. Поверь, это важно. Ты же добрая. Ты ведь моя лучшая подружка.
   Соловьева перестала красоваться перед зеркалом, что порадовало Белову. Нинка одобрительно улыбнулась и уже могла ничего не говорить. Кира знала, что означала ее улыбка.
  - Ладно, если найду в кабинете, возьму. Только в последний раз.
   Кира с радости обняла подругу, немного сжав ее.
  - Спасибо тебе, Ниночка! Ты самая лучшая в мире подружка!
   Несколько секунд они обнимались. Пышные кудри Нинкиных волос лезли Кире прямо в рот. Частенько Белову это раздражало, она была готова взять ножницы и подстричь Соловьеву. А вообще, это была ее маленькая мечта, чтоб Нинка больше не хвасталась шевелюрой, не привлекала ею внимание окружающих. Кира отошла на шаг от подруги, прошлась вокруг нее, рукой взяла локон ее волос и отпустила, потом другой и снова отпустила. И спросила:
  - Нина, а ты никогда не думала подстричься?
  - Нет, не думала.
  - А что будет, если ты сделаешь себе каре?
  - Я? Сама себе?
   Нинка уставилась лицом к зеркалу и убрала волосы.
  - Конечно же, в парикмахерской, - сказала Кира.
  - А что потом мама скажет?
  - Ты хозяйка себя или мама? Ей, думаю, сейчас не до тебя. Кстати, она еще не родила?
   Кира догадывалась, что Нинка ни за что не согласиться состричь свои волосы. Чем она будет потом хвастаться? А что скажет мама? Ее это только и волновало. Но все же, вдруг она послушается Белову и подстрижется? Кира бы от радости прыгала до неба.
  - Еще не родила. Уже скоро. Когда именно не знаю, даже не интересовалась, - ответила Нина.
  - Правильно, пусть твои "предки" изначально поинтересуются тобой. Так что? Ты готова измениться и сделать такую же прическу, как у меня? Будем ходить, как истинные две подружки. Все должно быть по справедливости!
   В ответ от Нинки было только молчание. Скорее всего, ее голова задумалась над новым предложением. Осталось лишь дождаться момента, когда она все-таки решиться.
   Девчонки спустились вниз в кабинет Николая Борисовича, Нинкиного папы. Там они вдвоем стали заглядывать в разные уголки, по полкам и ящикам в поисках денег. Нина рылась в столе, а Кира осматривала все в шкафу. Делала она все аккуратно, чтоб не было заметно. В итоге нашла небольшую сумку, ее потянуло к ней сразу. Конечно же, чутье не подвело. В сумке было три прозрачных файла для бумаг, в каждом по небольшой стопке денег, а также по бумаге с какими-то цифрами. В первом по пятьсот рублей, во втором по тысяче, а в третьем по пять тысяч. Такую красоту Белова не видела ни разу в жизни. Не будь то рубли Николая Борисовича, Кира бы забрала все себе.
  - Смотри, - Кира вытянула файл с пятисотками. - Это то, что надо.
  - Где ты нашла? Как ты нашла? - задалась вопросами Нина.
  - Кто ищет, тот всегда находит.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"