Монарева Евгения: другие произведения.

Бездна вопросов для начинающего мага

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О приключениях магички-недоучки.
      Вообще-то, я девушка. Но так уж повелось, слово "маг" у нас - мужского рода, а все производные от него вроде "магини", "магистрессы" и даже "магички" особо не приживаются. Несмотря на то, что официальное обозначение одной из магических степеней для лиц женского пола - именно "магистресса". Вести дневник мне посоветовали родители. Дескать, это занятие дисциплинирует и мне будет легче приводить в порядок мысли в моей немного взбалмошной голове. Да и речь правильную развивает - с ней некоторые проблемы. Ну да, не буду же я в нашей высокогорной деревушке на высоком эльфийском вещать - меня окрестные тролли просто не поймут. И если я что-то неправильно скажу, буду ссылаться на местный диалект, мол, а у нас так говорить можно... Опять же, потомкам своим будет что почитать (в смысле, детям). Дескать, смотрите, чего я в юности творила. А уж интересные события точно найдутся - в этом я не сомневаюсь. Такая уж я есть - приключения на пустом месте найду. А вообще, я довольно рассудительная, просто мыслей у меня в голове всегда очень много, и я часто за ними не успеваю. Поэтому иногда мне бывает некогда смотреть себе под ноги или по сторонам. Зато я очень любознательна и обожаю все таинственное и необъяснимое. Осталось только научиться держать себя в руках - и вперед!
       Первая часть трилогии, окончена 21 января 2016.
       Часть книги удалена, по поводу окончания пишите мне на почту, дам ссылку на сайт (там тоже можно прочитать, бесплатно). Вторая книга пишется.

  История находится в процессе написания. Пожалуйста, оставляйте свои комментарии и предложения, это очень стимулирует автора к дальнейшему творчеству:)
  
  
  Бездна вопросов для начинающего мага
  
   Предисловие
  
  Вообще-то, я девушка. Но так уж повелось, слово "маг" у нас - мужского рода, а все производные от него вроде "магини", "магистрессы" и даже "магички" особо не приживаются. Несмотря на то, что официальное обозначение одной из магических степеней для лиц женского пола - именно "магистресса".
  Вести дневник мне посоветовали родители. Дескать, это занятие дисциплинирует и мне будет легче приводить в порядок мысли в моей немного взбалмошной голове. Да и речь правильную развивает - с ней некоторые проблемы. Ну да, не буду же я в нашей высокогорной деревушке на высоком эльфийском вещать - меня окрестные тролли просто не поймут. И если я что-то неправильно скажу, буду ссылаться на местный диалект, мол, а у нас так говорить можно... Опять же, потомкам своим будет что почитать (в смысле, детям). Дескать, смотрите, чего я в юности творила. А уж интересные события точно найдутся - в этом я не сомневаюсь. Такая уж я есть - приключения на пустом месте найду.
  А вообще, я довольно рассудительная, просто мыслей у меня в голове всегда очень много, и я часто за ними не успеваю. Поэтому иногда мне бывает некогда смотреть себе под ноги или по сторонам. Зато я очень любознательна и обожаю все таинственное и необъяснимое.
  Осталось только научиться держать себя в руках - и вперед!
  
  
  Вопрос первый: Кто такой мышелов и с чем его едят?
  
  "Воин Силы" - одна из четырех должностей магистра.
  Присваивается при получении первой магистерской степени.
  
  Из "Табеля о рангах в высшей магии"
  
  Рожденный эльфом не станет гномом.
  
  Народная мудрость
  
  Авентия, Высшая Школа Магии, коридор перед кафедрой боевой магии, год 999-й от основания, месяц дождей, число 29-е.
  
  Я стояла перед дверью с табличкой "Магистр боевой магии. Воин Силы", настраивая себя на то, чтобы решительно и громко постучать. Мои терзания продолжались уже минут пятнадцать, и все это время никто не нарушал покоя этого кабинета и не мешал, в который раз, обдумывать принятое мной решение по поводу обучения здесь. Что я забыла в этом месте? Пришла ли я туда, куда действительно нужно? Может, лучше и безопаснее на алхимический пойти? Ага, безопаснее. Для кого? Для остальных студентов, преподавателей, или для меня? Ни то, ни другое, ни, увы, третье, как ни крути. Если даже я не сожгу сокурсников во время очередного опыта и не уничтожу какие-то особо ценные реактивы, то моя ядовитая зелень все равно до них доберется. А люди (да и нелюди тоже, что уж скрывать), очень не любят, когда их, например, огромные росянки проглатывают. В итоге меня где-нибудь тихо закопают, не спросив моего разрешения. А потому самоконтроль и дисциплина - жизненно важная необходимость. А где этому научат, как не на факультете боевой магии? Итак, на ближайшие шесть лет - или больше, если повезет - забываем о своих любимых зельях и учимся держать себя в руках.
  
   Раздумывая над всем этим, я невольно забыла о том, где и зачем я нахожусь в данный момент. И совершенно напрасно. Потому как дверь находилась по-прежнему передо мной, а открывалась, как выяснилось, весьма быстро и в мою сторону. Шипя и отплевываясь, из нее вылетел некто и, проорав: "Ноги моей тут больше не будет!", завершил свое великолепное свободное падение на мне, уже отдыхающей к тому времени на полу (вспухающая шишка на лбу имелась, так теперь еще и это). "Мышелов несчастный!" - визгливо и непонятно донеслось из-за предусмотрительно захлопнутой двери.
   Принимая во внимание мою всегдашнюю "везучесть", я особо не удивилась. Или просто пока некогда было. Но лежать под немало весившей тушкой было, мягко говоря, неудобно, что я и попыталась дать понять недвусмысленными жестами. Иначе говоря, забила по полу руками и ногами, пытаясь обнаружить свое присутствие. Как ни странно, такой простой способ подействовал мгновенно и крайне эффективно. Хмурый "летун" быстро слез с меня, помог подняться и, отряхиваясь, с угрюмым удивлением спросил: "вы кто? И почему стоите посреди дороги?" Начало не предвещало ничего хорошего. Нет, я могла бы, конечно, сильно разозлиться и кинуть в него пару огненных мячиков (а нечего так с девушкой разговаривать, особенно после того как без предупреждения стукнул ее дверью и приземлился на нее же). Но охвативший было меня праведный гнев при взгляде на шестифутовую фигуру куда-то испарился, и я, посмотрев еще раз на табличку, пробормотала:
   - Эм-м...мне собственно, магистр боевой магии нужен...
   - Это я, собственной персоной. Ну и зачем я вам понадобился?
   Ну вот, знакомство состоялось, назад пути нет, подумала я. А вслух произнесла уже более уверенным голосом:
   - Я поступила на ваш факультет, буду здесь учиться...
   - Да?! - невежливо перебил магистр, оглядев меня с головы до ног.
   Вообще, я сразу заметила, с воспитанием у него дела обстояли не очень, но озвучивать этого пока не стала, мало ли у кого какие недостатки. А, может, у них тут так принято новичков встречать. Да и я тоже далеко не идеальный претендент на обучение боевой магии. И вполне могу понять его удивление и недоумение.
   Внешность у меня, мягко говоря, нестандартная, в особенности для боевого факультета. Во-первых, рост - четыре фута сорок девять дюймов, даже до 50 недотянула - а вдруг подрасту? - за это спасибо дедушке гному. Худенькая, ручки-ножки тоненькие - папина эльфийская порода (ушки, правда, в наследство от троллей достались, но я не жалуюсь - зато слышу хорошо). Во-вторых, кроме зеленых глаз и длинных, до пояса, рыжих волос, ничего примечательного, видок еще тот - крошечная и хрупкая полуэльфийская девушка. Такой вот высоченный наступит и не внимания не обратит. Хотя сейчас вроде бы пришлось заметить.
   Кстати, неплохо бы на досуге свое генеалогическое древо составить, любопытнейшая вещь, ведь в моем роду кого только не было! Да и полезно опять же, вдруг что-нибудь новенькое обнаружу, объясняющее многие, непонятные мне пока вещи. Например, то, что я... Мои размышления прервал громкий смех. И потешались именно надо мной.
   - Девочка, ты факультетом не ошиблась? Здесь, между прочим, опасно. Да ты и сама успела в этом убедиться, - он с улыбкой показал на мою шишку.
   - Может, тебе на самом деле на алхимический нужно? Если заблудилась, могу проводить, сам туда же направляюсь. Алхимики в другом крыле. Давай, давай, с меня причитается. Я же тебя чуть не раздавил.
   С трудом сдерживаясь (я-то знаю возможные последствия, когда разозлюсь как следует, а он пока нет), я посмотрела вверх и твердо сказала, окончательно перестав сомневаться в своем выборе:
   - Нет, я не ошиблась. Мне именно сюда и именно к вам, если, конечно, вы действительно магистр боевой магии.
   И тут я увидела, что все-таки не сдержалась - на противоположной стене темнела пара подпалин. И когда я успела? Хорошо же начался мой первый учебный день, огорченно подумала я, поглядывая на изумленное и, между прочим, довольно симпатичное лицо магистра, проследившего за моим взглядом. Ну, ничего, где наша не пропадала...
   - Тебе точно сюда? - все еще сомневаясь, недоверчиво вопросил тот.
   - На кафедре алхимии мне делать нечего, способности немного не те.
   - Ну, тогда пойдем, что ли, - оглянувшись почему-то на дверь, вздохнул обреченно "мышелов".
   - Но...ведь кабинет-то ваш - вот он, - нерешительно напомнила ему я. - Разве документы на поступление не сюда нужно отнести? В деканате сказали...
   - Это подождет, - прервал меня он, вновь с тоской обозрев дверь кабинета. - Сначала тебе нужно осмотреться, определиться с комнатой в общежитии, ну и немного привыкнуть к обстановке. А документы я сам позже оформлю.
   Я благодарно промолчала, лишь кивнув. Надо же, а я и забыла, как началась наша беседа. Уж больно отвлеклась на попытки "отослать" меня на кафедру алхимии, бегство на которое я, кстати, обдумывала, стоя перед дверью кабинета. Ну, все к лучшему, теперь-то я уж точно поняла - мне туда не надо. Я потрогала шишку на лбу.
   - Осторожнее надо быть. Надеюсь, ты не меня в этом винишь? - хмуро поинтересовался мой будущий куратор.
   Угу. Конечно же, нет. Я же сама на внезапно распахивающиеся двери натыкаюсь. Я мрачно посмотрела на магистра. И тут вдруг я вспомнила, что его имени так и не узнала. Странно, и на табличке его не имелось.... А сам он, естественно, не представился. Ну ладно, как-нибудь попозже мы выясним данный вопрос. Сейчас... момент неподходящий. Я вновь взглянула на нахмурившегося куратора, явно забывшего о моем присутствии и что-то напряженно обдумывавшего. Внезапно я улыбнулась своей мысли. А ведь он выглядит очень даже ничего. Ну, немного растрепан и одет чуть-чуть неряшливо. И темные волосы взлохмачены, будто он по полу катался, а потом из окна выпрыгнул. Ах, ну да, вспомнила я невольно подслушанный мной разговор, если можно было так это назвать. Ох, и досталось же ему, наверное, от той фурии. И что его заставило бесславно покинуть свой же собственный кабинет, не дав ей отпор? И зачем... в общем, вопросов накопилось уже довольно приличное количество. Но самым интересным мне показалось ругательство, вылетевшее вслед за магистром. Почему "мышелов-то"? В лоб же не спросишь...
  
  
  Авентия, Высшая Школа Магии, комната студенческого общежития, год 999-й от основания, месяц дождей, число 29-е.
  
  Итак, я очутилась в комнате, которой суждено стать моим пристанищем на время учебы. Она оказалась довольно славной. Бежево-голубые стены, две кровати, два небольших учебных стола из отполированной светлой древесины, над каждым из которых висела книжная полка, пара стульев и большой шкаф, видимо, один на двоих. Одна из кроватей была уже застелена, а на другой стопкой лежало постельное белье с рисунком из симпатичных темно-зеленых химер. В углу валялись две огромные неразобранные сумки. Заглянув в шкаф, я поняла, что соседке просто до демонов не хватает места, хотя она честно оставила половину полок мне. Хорошо, у меня вещей не так уж много. На дверью висел медный символ студенческой удачи - крылья с выбитыми на них книгой и кольцом (1). А что, мне тут нравится. Правда, ужасно не хватает хоть каких-нибудь цветочков. Ничего, дело поправимое. Кстати, о зелени.
  Наверное, стоит написать немного о своем происхождении. Кто я? Не думаю, что ответить на этот вопрос легко мне самой, а уж выяснять такие вещи кому-то другому я тем более не советую. Голову сломаете. Начнем, пожалуй, с имени. Виттарина Эль-Кет-Айна. Ну, Виттарина - еще куда ни шло - "цветок жизни". Но с остальным родственнички перемудрили, по-моему. Хотя звучит красиво - "ЦВЕТОК ЖИЗНИ СВЯЩЕННОГО ЗЕЛЕНОГО ВЕТРА". Ну, странно немного, а что поделаешь. А если бы остальные родичи присоединились к созданию, так сказать, моего имени, то я бы так легко не отделалась. Хуже всего, я не знаю, к какому роду-племени отношусь, точнее, чего во мне больше. За это моим предкам отдельная благодарность. Ну как, скажите, пожалуйста, могли сойтись гном и троллька, пусть и миниатюрная (по тролльим меркам)? Конечно, в тот момент ему могло отказать зрение, но не все же органы чувств сразу! Между прочим, они до сих пор живут долго и счастливо в уютной трехэтажной (если можно так выразиться) пещерке в Элекетских горах, (2) отделяющих нашу Авентию (3) от соседних государств.
  Ладно, оставим в покое моих бабушку и дедушку. Все-таки, живя в горах, особо не повыбираешь. Хотя меня лично тролли не очень привлекают. Но о вкусах, как известно, не спорят. Теперь вы знаете, откуда взялся в моем имени "зеленый ветер". Но это бы еще полбеды.
  Вот как мог мой папаша, чистокровный эльф, по самые свои острые ушки влюбиться в существо, получившееся из союза вышеупомянутых гнома и тролльки? Под каким-то зельем был, не иначе. Нет, я не хочу сказать, что мои мать или бабка красотой не блещут, наоборот, они в своем роде довольно-таки привлекательны. Но моя мать Ха-Аза (4), спасая еле живого незнакомого эльфа, неизвестно как оказавшегося в горах, едва ли могла надеяться на его взаимность (а не влюбиться в такого эльфа, как мой папочка, пусть и полумертвого, было практически невозможно).
  Ладно, любовь, как говорится, зла. А мне-то что теперь делать? Добро бы, только внешность была, мягко говоря, необычная. Многие, кстати, считают, будто мне с ней крупно не повезло, но это уж их личное и мало меня интересующее дело. Что уж досталось от родичей, с тем и живем. А способности мои? Да половина - хорошо бы еще, лишь половина! - и самой до сих пор неизвестна. Ведь в полной мере они годам к двадцати пяти раскрываются. А на данный момент - мне сейчас девятнадцать - я еле-еле научилась пламя контролировать. Кстати, от кого этот огненный дар, до сих пор неясно. Да еще ядовитыми колючками попусту не разбрасываться. Любовь к садоводству, конечно же, от бабушки. Видели бы вы ее сад из вечнозеленых гигантских росянок, перевитых ядовитым плющом! А лужайка перед домом из травы - шептуньи (5), там и сям украшенная живыми поганками?! Красота, да и только! За ней теперь старательно ухаживает моя младшая сестра Сильма (6). Раньше это было моей обязанностью. Эта травка-то как раз и составляет главный доход нашей семьи, однако и другие нужные для магии растения в нашем саду тоже есть.
  В общем, вот вам и последствие романтической истории - я, то есть. Мда, а если я, помимо вышеперечисленного, на каждого встречного с гномьим мечом набрасываться начну? Между прочим, кое-какие навыки обращения с этим оружием у меня уже имеются. Потому и пришла я в Школу Магии. Вернее, меня "пришли". Хочу научиться хотя бы нынешние мои способности в узде держать. А вот, поди ж ты! Чуть в первый же день своего куратора не спалила.
  А дальше что? Буду зажигать, то есть, жечь... все подряд... а нечего смеяться было.... Да-да, так и скажу, когда меня в Королевском Суде спросят, какого лешего мне понадобилось Высшую Школу Магии с землей сравнять. Ну, надеюсь, до этого все-таки не дойдет. В общем, такая я добрая и незлопамятная - во всей красе.
  А если серьезно, нужно очень постараться, чтобы кому-нибудь из местных обитателей шерстку не подпалить. Как я уже успела заметить, тут имеется парочка весьма занимательных личностей. А, может, и не парочка даже. Да и нашего магистра со счетов списывать не стоит, тем более, после нашего "дружеского" знакомства он наверняка как следует покопается в моей биографии. Ну что ж, удачи ему. Сдается мне, он точно не разочаруется. Хотя наш интерес, кажется, будет взаимным. Люблю чужие тайны лишь в том случае, когда они становятся известными мне, и, желательно, мне одной. Любопытная я - просто сил нет. Видимо, и в этом гномская кровь виновата.
  
   Примечания
  (1) Крылья символизируют творчество, книга - тягу к знаниям, а кольцо - магическую силу и защиту от чужих чар. Эту троицу почти каждый студент чертит накануне экзамена с наружной стороны двери своей комнаты. Считается, чем красивее нарисованный символ, тем больше шансов получить хорошую оценку. Правда, рисовать на дверях категорически запрещено, но когда студентов останавливал такой пустяк?
  (2) Элекетские горы (древнеэльф. букв. El - зеленый, keth - ветер) -горный массив с вечнозелеными деревьями на севере Авентии (прим. автора).
  (3) Авентия (видоизм. древнеэльф. Буквально означает "центр в виде кольца") - государство, находящееся в центре материка (см. карту). Горные массивы, окружающие страну со всех сторон, создают естественные границы. В горах существует только три прохода в соседние страны. В центре государства - большое магическое озеро Аль-Веран (прим. автора).
  (4) Ха-Аза (древнеэльф. букв. Ha-Aza - "свободная жизнь") - очевидно, дочь тролльки и гнома была названа так неслучайно. Ее родители довольно далеко отошли от привычных норм и правил (прим. автора).
  (5) Трава-шептунья, или трава забвения - очень редкое даже для Элекетских гор растение, получившее свое название благодаря тому, что ее серебристо-зеленые листики издают звуки, похожие на шепот. Второе название более точно характеризует ее магические свойства. Цветет данное растение раз в три года, и вдохнувший запах его цветков забывает все, что с ним было раньше. Его популярность объясняется также тем, что оно входит в состав многих зелий, в том числе, приворотных и исцеляющих. Именно их аромат нечаянно вдохнул и полностью забыл свое прошлое эльф Энвиньатар (эльф. Envinyatar - целитель), отец Витты, когда лежал, смертельно раненный, на одной из вершин Элекетских гор, где его и нашла Ха-Аза (прим. автора) .
  (6) Сильма - сокращ. От Silmawenta - букв. "серебристый ручеек" (прим. автора)
  
  
  Вопрос второй: Как найти себе подругу и случайно не убить ее?
  
  Истинный друг - это драгоценное зеркало,
  превращающее все твои недостатки в достоинства.
  
  Из трактата "О дружбе" эльфийского поэта и философа Эссинараэля Валентайна
  
  Авентия, комната в студенческом общежитии, год 999-й от основания, месяц дождей, число 30-е.
  
  Упс... где я? И почему потолок в рыжих подпалинах? Прямо леопард какой-то. А по стенам, что, плющ ядовитый вперемежку с вьюнками ползет? Я опять украшением ландшафта во сне занималась?! И кто это там в вышеупомянутых зарослях барахтается?
  Ой, это же комната моя в студенческой общаге... вернее, не моя, а наша с... как зовут-то ее? Или скоро действительно только моя будет... соседка по комнате находилась тут же. Вот уж не повезло бедняге. А чего это я лежу, надо же помочь. А впрочем, не надо уже. Разве что себе... убежать подальше. Мда. Лихо же она с ними расправилась. После ледяных молний мало что выживает. Ой, кажется, она собирается и в меня парочкой швырнуть. А ведь я могу и ответить. Причем от меня можно чего угодно ожидать, я же не знаю, чья именно защитная реакция сработает - у всех моих родных с этим все в порядке, слава богам. Тем временем в голове медленно прояснялось. Ну да, славно мы вчера отметили мое заселение в эту комнатку. И ничего, что только вдвоем с этой милой девушкой - как бишь, ее? Не припомню никак. Точно говорят, лучшая компания при любой попойке - наличие хорошего вина. А оно у нас было. Дедушка самолично две бутылки лучшей бабушкиной настойки в сумку засунул (6).
  Заметив мой ошарашенный взгляд, он невозмутимо произнес, наверное, свою самую длинную речь в жизни:
   - Ничто так не помогает познакомиться с новыми людьми, как бутылка отличного вина. Да и друзей быстрее найдешь. И вино непростое - тот, кто его выпьет, покажет тебе свою истинную суть. Ну, если захочешь, конечно. Сама только не напивайся, - предупредил, усмехнувшись, он, - а то утром ничего не вспомнишь.
  Ой, он будто в воду глядел! С другой стороны, я что, должна была сидеть и спаивать соседку, оставаясь притом абсолютно трезвой? Это выглядело бы по меньшей мере странно. В общем, пользы пока от вина никакой - только вред один. Хотя что-то в этом есть, по крайней мере, эта льдинка со мной общаться понемногу начала, а то ведь поначалу молча, высокомерно так, меня оглядывала. Ага, пока я ей бутылку вина на стол не поставила и не предложила выпить за знакомство. Ну и за соседство.
  На нимф вино вообще непредсказуемо действует, а уж бабушкина настойка - и подавно. В итоге дружеская беседа все-таки получилась. Хотя сейчас у меня все шансы свести полученный результат на нет. Я глянула на оледенелые останки побегов, напавших на соседку. Надо что-то делать...
  - Селена, - с трудом извлекла я из своей памяти имя новой знакомой, - не надо на мне экспериментировать, это может плохо закончиться. Для всех...
  - А вот нечего комнату всякой плотоядной дрянью озеленять. Как-нибудь обошлись бы. И предупреждать надо, что они у тебя такие опасные. Между прочим, сначала меня нужно было спросить, а я растения вообще не очень люблю, а уж такие...
  Ну, и так далее и тому подобное.... Я уже успела заметить, поток слов у Селены - практически неисчерпаем. Ладно, тогда просто выключим звук и дождемся окончания монолога. Кстати, вот она как раз одна из тех интересных экземпляров, которых мне довелось встретить здесь в первый же день. Слава всем богам, вышеозначенное знаменательное событие произошло без взаимных наскакиваний, падений и прочего. Сегодняшнее утро... ладно, опустим мелкие детали и сделаем вид, что все прошло замечательно и без проблем.
  Итак, чистокровная нимфа Селенаринаранарилиа Тинна ми Нураринге Аль-Веран ми ун-эльда рива Миддла, а если короче, то Селена, ибо никаких сил и терпения (и дыхания тоже) произносить такое каждый раз не хватит. А в переводе означает "Лунный блик, отразившийся в озере Аль-Веран в беззвездную морозную полночь". Ничего себе имечко, да? Беру обратно свои слова о том, что мои родители (и не только они) намудрили с моим собственным именем. Его хотя бы произнести можно, без риска вывихнуть себе челюсть, а заодно и сломать язык. Пусть и немногие знают, что оно означает - все-таки древнеэльфийский...
  Однако я отвлеклась. Вернемся к девушке с зубодробительным именем. В придачу к данному наименованию прилагались соответствующий характер и внешность. Ну, про характер немного уже понятно, а вот в облике ее, действительно, присутствовало нечто лунное. Стройная, тонкая и изящная, словно натянутая струна сорнейла (7). Черные блестящие, слегка вьющиеся волосы длиной до середины спины, которые будто чуть посеребрил лунный свет, а в глазах - незамерзающая иссиня-черная глубина Аль-Веранского озера, где, как говорят, можно даже в лютый мороз плавать.
  Есть, правда, одна ма-аленькая особенность такого купания именно в беззвездную полночь. Нырнешь - и обретешь бессмертие. Зато рискуешь забыть обо всем, что знал раньше. На мой взгляд, так себе замена. Хотя о бессмертии я, вообще-то, особо и не задумывалась - думаю, с моими генами мне даже старость пока не страшна. Но кто его знает. В целом девушка, с трудом, но отзывающаяся на сокращенное имя Селена, очень привлекательная, особенно для любителей острых ощущений, если вспомнить, что время от времени она довольно метко швыряется ледяными молниями, и не обращать внимания на такой же ледяной взгляд из-под полуопущенных длинных ресниц, словно покрытых первым инеем. А так вполне себе адекватная особа. Вот она, кстати, свою речь, кажется, заканчивает, надо бы узнать, о чем это она...
  - Ты меня совсем не слушала, Виттарина Эль-Кет-Айна, - надо же, какая проницательная и злая. И имя-то мое запомнила, я же говорю, не девушка - совершенство.
  Я с минуту раздумывала, как же остановить очередной приступ словоблудия Селены. Внезапно мне в голову пришла отличная идея...
  - А пойдем, прогуляемся, изучим обстановку, так сказать. Ты кого-нибудь оледенишь, я его потом подожгу, глядишь, настроение у тебя поднимется, а то какая-то ты хмурая с утра, - пошутила я.
  - А пойдем, - неожиданно легко согласилась нимфа.
  И что-то мне в ее тоне та-ак не понравилось, прямо сама не знаю, что. Подозрительно все как-то. Ну да ладно, на месте разбираться будем, по факту, так сказать.
  И пошли мы искать приключений... сами знаете, на что.
  
  Примечания
  (1) Это был не единственный дар Витте в дорогу. Поучаствовал в сборах каждый член семьи - от деда-кузнеца достался меч, выкованный им лично для Витты, с учетом ее особенностей и роста. Бабушка - троллька, как уже было упомянуто, одарила внучку вином и парочкой зелий, мать передала фамильную драгоценность - цепочку с золотым кулоном, украшенным изумрудами, и пару книг из семейной библиотеки. Эльф, по роду деятельности являвшийся целителем, добавил от себя эликсир, исцеляющий от ран. Сестра Витты Сильма, в свою очередь, преподнесла в подарок платье, собственноручно сшитое из редкого арнийского шелка, имеющее свойство менять свой цвет и покрой по своему усмотрению, поэтому что хозяйка этого платья могла не волноваться об отсутствии у нее нового наряда для выхода в свет (прим. автора).
  (2) Сорнейл (темноэльф. Букв. "очарованная стрела") - популярный в высшем обществе темноэльфийский музыкальный инструмент, по форме напоминающий маленькую ручную арфу. Как правило, бывает украшен рубинами или изумрудами (прим. автора).
  
  
  Вопрос третий: Откуда берутся пышики?
  
  Красота - это звездная пыль на сапогах творцов Вселенной.
  
  Цитата из повести "Прекрасное и красивое" Эссинараэля Валентайна
  
  Авентия, общий коридор мужского и женского общежитий, год 999-й от основания, месяц дождей, число 30-е.
  
  Мы решили, что будем исследовать Школу, начиная прямо от нашей двери в комнату общежития. Ну, и веселиться там же начнем. Жаль, наша новая игра не всем прохожим понравилась. Студенты (по-моему, в большинстве своем будущие алхимики и маги - телепортисты, но лучше не спрашивать, как мы их узнали) шарахались от нас в разные стороны. Один стихийник вздумал было присоединиться к нашей забаве, но быстро выдохся. Неудивительно - ведь нас было двое, а он со своей магией ветра всюду сразу не поспевал.
  В результате он немного вышел из строя. А мы его предупреждали, между прочим. Ну, мол, поосторожнее, видишь, мы какие быстрые. Не послушал. Так ему и надо. Нет-нет, ничего плохого с ним не случилось, просто устал немного. До дна магию вычерпал. Мы аккуратно передвинули страдальца к стеночке, хотя был он довольно-таки тяжелый и крупный, и весил, соответственно, немало. А для меня это было очень важным обстоятельством. Хорошо хоть, паренек-телепортист подсобил.
  Селена только в самом начале помогла. Ну как помогла - ногой далеко не тщедушное тельце к стенке пнула - и все на этом. На мое справедливое возмущение она лишь высокомерно плечиками пожала: "не нанималась я всякие обессилевшие по собственной глупости тела туда-сюда по коридору таскать".
  Какой-то резон в ее словах, конечно, был, и поэтому я предпочла промолчать. И мы продолжили без него. А задумка была интересная - я бросаю огненные шарики в Селену, а она их льдом встречает. В итоге получается красивый такой маленький светящийся клубок во льду, который тут же вспыхивает крошечными искорками и исчезает. И все бы хорошо, однако, Селена неожиданно промазала, и полетел мой импровизированный мячик в кого-то, проходящего мимо. Утешило лишь то, что у того реакция была отменная. В результате мой шарик изменил траекторию полета и с размаху впечатался в белую стену, отчего та обзавелась новым необычным украшением в виде рыжей подпалины. Если чуть-чуть подправить, будет похоже на солнышко, отрешенно подумала я. Надеюсь, мне ничего за это не будет. В этом минус моего дара - ведь от молний Селены на стенах следов почти не остается. Подумаешь, фикус, стоящий в кадке в самом темном углу, превратился в ледышку - он и так бы не выжил при таком освещении и при столь бурном течении нашей студенческой жизни.
  В то время как я размышляла, Селена уже допрашивала незнакомца - судя по голосу, это все-таки был он, а не она. Точнее ничего сказать о нем я не могла - все вокруг заволокло серым облаком неизвестного происхождения.
  - А чем ты его, а? - допытывалась нимфа.
  - Э-э... мое собственное название - звездная пыль, - ответил кто-то.
  - А нельзя ее как-нибудь обратно убрать, или мы вечно будем блуждать в тумане? - продолжала недоумевать Селенаринаранарилиа.
  - Через несколько секунд действие этого эффекта закончится, - смущенно откашлявшись, произнес голос.
  И действительно, через несколько мгновений мы уже постепенно начали различать очертания фигуры незнакомца. Но когда туман окончательно рассеялся, мы тотчас снова ослепли. И оглохли. И затаили дыхание. От красоты.
  - Девушки, с вами все в порядке? - поинтересовался неизвестный ослепительный красавец. Как позже выяснилось, об этом ему пришлось справляться трижды.
  Я молча кивнула, скептически посмотрев на Селену. Ладно, я - из глубинки, красивых парней там раз-два и обчелся, или, лучше сказать, ни одного нет (знакомый тролль не в счет - мы просто друзья). Мне простительно так пялиться. Но эта-то, Лунный Блик, как-там-ее-дальше! Глаза, словно две тарелки, челюсть чуть ли не до пола отвисла - прямо подходи и забирай, кому надобно. Разве что слюни еще не текут, и то, наверное, по причине полной остановки дыхания. Дожидаясь, пока соседка хоть немного соберется с мыслями и вернет все части тела в исходное положение, я вновь посмотрела на парня.
   Мда, может же природа, когда сильно захочет. Данный образчик ее
  искусства явно привлекал внимание, да что там, я удивилась, обойдя его кругом и не заметив длиннющего такого хвоста из орущих и визжащих, или хотя бы замерших в молчаливом восторге поклонниц и обожательниц. Одни глаза чего стоят. Вроде бы серые, а начнешь приглядываться - они изнутри каким-то золотистым цветом отливают. И взгляд этакий задумчиво-внимательный, невольно сомневаешься - на тебя он смотрит, или о чем-то своем думает, например, проблемы вселенского масштаба решает. И тебя туда засасывает. Засасывает... Стоп! А то одна уже, по-моему, там утонула.
  А волосы! Никогда не думала, что буду в этом парню завидовать. Темно-каштановые, до плеч, чуть вьющиеся, с плавными переходами в золото. У Селены вроде бы тоже и волосы, и глаза, и даже кожа будто светятся. Но этот свет холодный, лунный, и красота ее похожа на мерцающий лед.
  А он - точно расплавленное золото с примесью темной меди и серебристого тумана. Что уж говорить, в детстве я слишком увлеклась изучением драгоценных камней и металлов и их свойств. Наверное, сказались дедушкины гномские корни. Ну а если вкратце, то перед нами стоял писаный красавец, худощавый (что же они все такие высокие-то), и молча смотрел на нас, а мы обалдело таращились на него.
  Наконец, Селена вышла из ступора, подняла челюсть, пару раз сглотнула и прошелестела (видно, голос еще не вернулся к ней полностью):
  - А ты... вы кто и откуда здесь взялись?
   Как точно, а, главное, с какой изысканной, почти придворной вежливостью, был задан вопрос!
  - Я - Виралаадаршхаршал Джасвантариал Рунитанс, - торжественно представился наш новый знакомый.
  - Виралаадаршар... ой. А попроще-то никак нельзя?
  Вот кто бы говорил, а?
  - Ну, как-то уменьшительно, что ли..., - пришла я на помощь нимфе. Видя недоумение на лице ... (нет, даже в мыслях не могу это имя произнести), я быстро спросила:
  - А как вас дома называют?
  - Дома? Пышиком.... И, кстати, может, перейдем на ты?
  - Как?!!!
  - А почему Пышик-то?
  - Вы же просили попроще, я вам и сказал, - смутился парень.
  - Ладно, допустим, мы выяснили, как тебя зовут, - предвидя бесконечно нудные прения по данному вопросу, вмешалась я, - но хотелось бы узнать о тебе побольше, раз уж мы теперь накоротке. Ты кто?
  - Простите?
  - Ну, на эльфа, тролля или гнома ты точно не похож, - закинула я удочку.
  - Ну, я...
  - А мы тут особую боевую группу набираем, - неожиданно вклинилась в нашу занимательную беседу нимфа. Умеет же кое-кто все испортить! Я еле-еле до сути добралась - и на тебе! Просто удивительно, как некоторые существа любят быть в центре внимания, причем любой ценой!
  Разговор между тем продолжался.
  - Позвольте узнать, а с какой целью?
  - Чтобы было, - отрезала нимфа. - Только абы кого нам не надо, здесь бездарей и тупиц - пруд пруди.
  А я-то думала, Высшая Школа Магии для того и существует, для обучения редких дарований. Здесь же куда ни ткни, каждый второй - уникум (а то и каждый первый, я же тут недавно и со всеми обитателями пока близко не знакома). Но Селене, конечно, виднее. Совершенно некстати я вспомнила мальчишку- стихийника, так не вовремя подвернувшегося нам под руку, и прикусила язык, чтобы не сказать лишнего. А то мало ли...
  - А по каким критериям идет отбор? - полюбопытствовал Пышик.
  - Главное - незаурядные способности и выдающийся ум.
  - Тогда я подойду.
  И ни капли самоуверенности - одна лишь безграничная вера в себя. Причем у обоих. Однако же быстро Селена в себя пришла, узнаю занудную стерву.
  - Нам нужны лишь о-очень редкие, можно сказать, уникальные кадры.
  - Да, а я полагал, что в Школу и, в особенности в нашу группу, именно таких студентов и набрали, - с хитринкой в серо-янтарных глазах изрек Пышик.
  - Надо понимать, ты тоже на факультете боевой магии, - полуутвердительно сказала я, воспользовавшись возникшей, наконец, паузой.
  - Да, - просто ответил парень.
  Но Селену смутить было нелегко.
  - А что ты умеешь делать, ну конечно, помимо звездной пыли?
  - Кстати, почему "звездная пыль"? - поинтересовалась я. - Какое-то прямо романтичное название.
  - Потому что все, против чего я ее обращаю, превращается в пыль. Красивую, с искорками. Похоже на маленькие звезды.
  - Ничего себе. А если бы ты нас так красиво распылил? - возмутилась я. - Вот оно, вопиющее несоблюдение техники безопасности при использовании чар!
  - Извини, инстинкт самосохранения сработал. Но я радиус и силу воздействия точно рассчитал. А вы, между прочим, тоже не очень-то о безопасности окружающих заботитесь, - лукаво добавил он, - мне бы не хотелось превратиться в кучку пепла. Да и умереть я предпочитаю в более красивой обстановке и не сейчас, а веков примерно через двадцать. Если это вообще случится.
  - Ладно, мы квиты, - смущенно откликнулась я, но неловко мне было ровно до того момента, пока я не переварила последнюю фразу. Кто ж он такой-то?! - А на первый мой вопрос ты до сих пор не ответил. - Я - таки решила настоять на своем, оглянувшись на нимфу, вновь выпавшую из реального мира и бесцеремонно разглядывавшую нашего будущего одногруппника.
  - А я могу задать вам пару вопросов, а то у нас не беседа, а допрос получается? - лучезарно улыбнулся Пышик.
  - Можешь, - милостиво разрешила очнувшаяся Селена.
  Я торопливо выразила согласие кивком.
  - Я бы хотел узнать ВАШИ имена, для начала. А то, знаете, неудобно двум совершенно незнакомым, пусть и очаровательным, девушкам всю свою биографию выкладывать.
  - Ой, - спохватилась нимфа и представилась, как водится, по полной программе. Как ей удается ни разу не споткнуться на собственном имени - ума не приложу. Наверное, сказываются долгие годы ежедневной тренировки - у них же там, в высшем свете, только так и общаются. Представив себе нимфу, сидящую вечерами перед зеркалом в попытках заучить свое длиннющее имя наизусть и подобрать к нему соответствующее выражение лица, я не удержалась и хихикнула, заслужив уничтожающий взгляд Селены.
  - А вы, прекрасная леди, - обратился ко мне Пышик (ну не могу я его по-другому называть - язык в трубочку свернется).
  - Виттарина Эль-Кет-Айна, - не осталась в долгу я. - Можно просто Витта.
   - Виттарина Эль-Кет-Айна и Селенаринаранарилиа Тинна ми Нураринге Аль-Веран ми ун-эльда рива Миддла, - к моему величайшему изумлению, без малейшей запинки повторил Пышик, - замечательные и необычные имена. "Цветок жизни" - очень тебе подходит, - поклонился мне симпатяшка, - а ты просто создана для имени "Лунный блик", - очередной поклон, уже Селене.
  Удивлена была лишь я. Нимфа же повернулась ко мне и торжествующе заметила:
   - Видишь, этому воспитанному молодому человеку, - она сделала заметное ударение на слове "воспитанный", - совершенно ничего не стоило с первого раза запомнить мое прекрасное имя. А ты говорила, что его детям вместо скороговорок учить можно. А он к тому же еще и перевод знает.
  - Как?! - только и спросила я.
  - Видите ли, у меня особое свойство памяти - все, что я когда-либо слышал или видел, я запоминаю навсегда, а имя этой чудной девушки при мне упоминали не однажды. А сегодня я, наконец, имел честь познакомиться с ней лично.
  - И в какой же связи упоминалось мое имя? - кокетливо поинтересовалась Селена.
  - Хм, насколько я могу судить, я имел дело лишь с отвергнутыми поклонниками, поэтому отзывались они о тебе... не очень лестно.
  - А точнее? - вкрадчиво проговорило "лунное совершенство".
  - Ну, например, "бессердечная ледышка" или "заносчивая кукла с куриными мозгами"; остального при дамах повторить не могу. - И взгляд наивно-отстраненный - я, мол, здесь совершенно ни при чем, это все они, бяки этакие. Уй, а он далеко пойдет, с подобной-то выдержкой. Не может быть, чтобы он не заметил очередной назревающей ледяной молнии, судя по нехорошему блеску в глазах Селены.
   - Но, разумеется, - невозмутимо продолжил Пышик, - я и понятия не имел, насколько они были неправы, ведь ты просто воплощение мечты любого мужчины.
  О как завернул! Да я его уже люблю! Это ж надо исхитриться выйти из щекотливого и, прямо скажем, откровенно опасного положения, размышляла я, переводя взгляд с растерянного лица Селены на вроде бы искренне восхищенного парня. Ему бы в дипломаты надо идти, а не на факультете боевой магии штаны протирать. Кстати, ловко он снова тему перевел - мы ж не узнали, кто он. И я решила брать быка за рога, пока мне снова не помешали.
  - Я думаю, мы можем теперь услышать ответ на вопрос о том, кем ты являешься. И покороче, пожалуйста, желательно в трех словах.
  - В трех словах... - задумчиво повторил "дипломат". - Хорошо. Маг иллюзии, вампир и влюбленный. Похоже, не уложился, - добавил он, с милой улыбкой посмотрев на нас.
  Я опешила.
  - Кто... а как..., надеюсь, про вампира ты пошутил? - сформулировала, в конце концов, свой вопрос Селена.
  - Нет, он не шутит, - убежденно заявила я, посмотрев в золотистые зрачки нашего нового знакомого. Как ни странно, гораздо больше меня напрягла новость про иллюзии. Само по себе очень редкое явление, а уж в руках вампира...
  - Точно, не шучу, - усмехнулся он, на сей раз показав острые клыки. - Другого подтверждения не надо? А то как-то неправильно. Мы едва познакомились, а вы уже на обед напрашиваетесь.
  - Да, этого хватит, - поспешно согласилась я.
  - А в кого влюбленный? - видимо, нимфу больше всего занимал последний пункт. Я мельком подивилась избирательности интересов Селены.
  - В тебя, конечно. Как же может быть иначе? Не обижайся, пожалуйста. - Это уже мне.
  Вот и доигрались, устало подумала я, опять подбирая наши с Селеной челюсти с пола. Наш знакомый при желании, наверное, уже закусивший нами обеими (хотя нет, мной вряд ли - подавился бы) побил все рекорды по части странностей в моих глазах. Но, вообще-то, других представителей здешнего мирка я еще и не видела, демон знает, может, тут такое водится, что мне и не снилось.
  - Хорошо, леди, полагаю, тема исчерпана, - улыбаясь, сказал вампир.
  Я промолчала.
  - Надеюсь, в вашу особую группу я могу считать себя принятым, - добавил он, обращаясь к Селене.
  Ошалелый кивок нимфы, на миг растерявшей свои великосветские замашки.
  - Тогда разрешите откланяться. До скорой встречи, буду считать минуты. - Неуловимый взмах руки - и коридор снова заволокло серебристым искрящимся туманом. А когда он рассеялся, нашего вампирчика будто и не бывало. Ну да, маг иллюзии, вспомнила я. Крайне интересное явление. И чем дальше, тем любопытнее становится. А я чего хотела? Этого самого. Вот и распишитесь, так сказать, в получении.
  
  
   Вопрос четвертый: Насколько опасно заниматься алхимией недоучке?
  
  - Все мы когда-то устраивали свой первый взрыв в школьной лаборатории.Так выпьем же за то, чтобы первый взрыв никогда не становился для юных пытливых умов последним!
  
  Начало хмельной речи студента-выпускника Школы Магии
  
  Авентия, еще немного коридоров и одна лаборатория, год 999-й от основания, месяц дождей, число все еще 30-е.
  
  -Ну, и что будем делать дальше? - равнодушно спросила у меня озерная нимфа.
  - Ты хочешь сказать, с осмотром местных достопримечательностей покончено? Или после этого обаяшки уже и взглянуть не на что?
  - Нет, я просто спрашиваю, куда мы идем, - отозвалась нимфа, уже с раздражением.
  - Ладно, тему не развиваю, и интересоваться твоим мнением насчет него не буду. И так все понятно. - Я вздохнула, получив в ответ уничтожающий взгляд. Не знаю, как Селене, а мне сознание того, что этот очаровательный паренек при случае может запросто перепутать меня со своим обедом, добавило уважения, осторожности и чего угодно еще, но вот оказаться в его объятиях, честно говоря, не хочется. А вдруг чего не так скажу или сделаю (а со мной это очень часто случается) и привет, была Витта - и нет ее. Нет, это явно не мое. Хотя Селене такой вариант может понравиться, судя по всему, вкусы у нее довольно специфические.
  Задумавшись над данной проблемой, я не заметила, как мы прошли широкий коридор общежития и оказались в другой части здания (1). Ух ты, да это ж учебные лаборатории! Жаль, на всех замки висят. Ой, не на всех! Сгорая от любопытства, мы влетели в открытую настежь дверь и тут же оказались в густом едком дыму.
  - Ну что за день сегодня - то туман, то дым, - пытаясь откашляться,
  возмущенно заорала я.
  Селена же, видимо, не нашлась с ответом и чихала и кашляла молча, если можно так выразиться.
  - Вам что, жить расссхотелосссь, а?! - бесцеремонно выталкивая нас наружу, прошипел кто-то. - И ведь написссано же: "Проводится опыт. Опасссно для жизни". И защщщиту от осссобо любопытных поставил. Как вы, интересссно, через нее пробилиссссь?
  - Но дверь-то была открыта! - Признаваться неизвестному хаму в том, что никакой надписи я лично не заметила, не хотелось. Да если б и увидела таковую, не факт, что она остановила бы любопытную меня.
  - Дверь открыта, а вход заблокирован - я ограничитель расссстояния поссставил!
  - Значит, плохо заблокировал, - огрызнулась я, пытаясь рассмотреть невольного вредителя нашему здоровью.
  - О, боги, дроу, - вдруг завопила Селена (видимо, она занималась тем же, что и я, но выводы сделала гораздо быстрее).
  - Вообщщще-то, я чуть не оглох. Может, на вас все-таки парочку опытов поссставить, а то у меня как раз крыссы закончилиссссь? - зло осведомился у нас темный эльф (а это был именно он) (2).
  - Ну, надо же, уж кого-кого, а темного ушастика я здесь встретить никак не ожидала, - от неожиданности выпалила я и тут же пожалела о своих словах. Все-таки темные эльфы - это не те создания, над которыми можно шутить и безнаказанно называть их "дроу" и "ушастый". Хотя я в первый раз видела настоящего живого темного, я была достаточно наслышана об их образе жизни и обычаях (3).
  Однако даже в таких обстоятельствах я поразилась удивительной избирательности страхов озерной нимфы. Значит, при виде дроу мы визжим от ужаса, а сногсшибательной красоты вампирчик - это исключительно милое и безобидное создание, вызывающее только положительные эмоции. Ну-ну, возьмем на заметку.
  - Немного повежливее, девочки, а то я претворю в жизнь свое желание поэкссспериментировать на более крупных экземплярах.
  - Интересный эффект получился, - проигнорировав грубость ушастого - что с него взять - решила я отвлечь его от кровожадных мыслей. - Хмырь озерную в состав добавлял? (4)
  - Да, - отозвался дроу с недоумением.
  - Вот поэтому и ограничитель не сработал, она же всю защиту напрочь сносит, - заметила я.
  - Умная, значит, - в голосе темного промелькнули нотки уважения.
  - Опытная, - вздохнула я.
  - Что далеко не всссегда одно и то же, - с пониманием ухмыльнулся дроу.
  - Просто я предпочитаю учиться на своих ошибках, а не с чужих слов, и не пускаю пыль в глаза или, в данном случае, дым, как это делают некоторые.
  - Уела. Значит, у нас ничья. Предлагаю заключить перемирие, - сказал он, неожиданно протянул мне руку и представился:
  - Надаль Аркенаршшш.
  Действительно, от темных эльфов всего можно ожидать, но вот следования правилам приличий, принятых среди большинства рас? Может быть, это просто очень-очень вежливый эльфик? Однако следующие его слова заставили в этом усомниться.
  - А ты ничего. Хоть и не красавица, но чем-то цепляешь. И я обязательно выяссссню, чем именно.
  Я невольно вздрогнула, представив возможные способы и последствия таких "выяснений", и растерянно переваривала странный... комплимент?
   Тем временем в коридоре послышался голос Селены, высказывающей кому-то свои бесконечно нудные претензии. Почти в самом начале нашего разговора с темным она благополучно испарилась, оставив меня один на один с представителем одной из самых опасных и непредсказуемых рас в нашем мире! Дезертирство, да и только!
  - И вот этот самый темный эльф нас чуть не отравил, - закончила нимфа свое, похоже, исключительно сольное выступление.
  - Ну и что же вы хотите, студентка? - устало изрек второй, уже знакомый мне голос. Наш куратор собственной персоной! Только его здесь и не хватало.
  - Ясно же ведь написано - входить нельзя - проводится опасный опыт по алхимии. Или для вас слово "опасный" означает нечто другое? И зачем вас туда понесло? - Голос появившегося в поле нашего зрения магистра звучал по-прежнему негромко, но почему-то мне вдруг сильно захотелось оказаться подальше отсюда, желательно - дома.
  - Вы сами виноваты. Тьма, и эти олухи собрались на боевом факультете! Если надеетесь дожить хотя бы до получения диплома (в чем я лично сомневаюсь), постарайтесь привить себе элементарный инстинкт самосохранения! Ну и группка подобралась в этом году! С такими горе - магами нашу страну даже завоевывать не требуется - вы же и закопаете.
  - А кто собирается нас завоевывать? - недоуменно вопросила нимфа и тут же замолкла, заметив разъяренный взгляд магистра.
  - Значит, так. Ты, - он показал на темного, - немедленно прекращаешь все свои опыты, по крайней мере, до начала занятий, а то к алхимикам отправлю, как и положено.
  Дроу молча мрачно кивнул.
  - Ты, - очередной указующий жест на Селену, - бросаешь свою привычку без разбора оледенять все, что движется, - нимфа сконфуженно потупилась и, уж совсем немыслимо, даже покраснела, что ей очень шло.
  - Что касается тебя, - ой, а я-то наивно считала, что до меня он не доберется, и я ни в чем не виновата, - ты сейчас же убираешь из коридора общежития всю свою ядовитую зелень. Причем бегом, а то там кактусы совсем охамели - на мимо проходящих магистров бросаются. - В последних его словах послышалась едва уловимая усмешка.
  Но долго разбираться в смысле сказанного мне было не с руки: я уже неслась по коридору, а сзади меня догоняла Селена.
  Поспешно локализовав угрозу нашествия моей взбесившейся зеленой рати и выцарапав из ее ядовитых лапок парочку зазевавшихся студентов (а нечего ходить, где не просят!), я хорошенько отдышалась и спросила у нимфы, что именно (или кого) она успела оледенить в мое отсутствие.
  - Ну... - как-то слишком застенчиво промямлила Селена, - я же хотела, как лучше. И потом, когда этот кактус, между прочим, твоих рук дело, в нас с ним колючками бросаться начал, у меня просто не осталось другого выхода...
  - Стоп! Дай-ка, я сама угадаю. Ты что, молнией в магистра попала?
  - Я же говорю - не хотела. Да и не попала я в него даже.
  - Не успела? Или промазала? - ехидно поинтересовалась я.
  - Успела. И не промазала. Просто он мой удар чем-то таким отразил - до сих пор в себя прийти не могу. Хорошо еще, не в полную силу бил.
   - И защиту ты, конечно, не ставила, зачем себя утруждать - он же всего лишь магистр боевой магии!
  - Кажется, теперь я понимаю, почему у тебя все растения ядовитыми или плотоядными получаются, - обиженно вздернула нос девушка.
  - С такой жизнью по-другому точно не выйдет, вот и бью на опережение, - хмуро откликнулась я. И чтобы предотвратить дальнейшее продолжение спора, решила сменить тему и немного разрядить атмосферу:
  - А тебе наш мальчик - дроу не напоминает этакого безумного ученого, который готов весь мир взорвать, только бы опыт удался?
  - Напоминает, - хихикнула Селена.
  - Ох, чувствую, натерпимся мы еще от него. Да, я так понимаю, он тоже на боевом факультете учиться будет? Странно, при его-то способностях к алхимии.... - Я хихикнула. - Но больше всех не повезло нашему куратору. Ведь если мы друг друга покалечим или даже убьем (чего бы мне лично не хотелось), то в первую очередь шкурку спустят именно с него. Даже жаль его немного.
  - Жаль?! Тебе? Ни за что не поверю. Да и не нуждается он в твоем сочувствии. Мне кажется, - доверительно сообщила мне нимфа, - если мы его очень уж сильно достанем, он всегда сможет нас где-нибудь тихо прибить, - на последних словах она рассмеялась.
  И, хотя наше возможное уничтожение на самом деле не выглядело таким уж забавным, я тоже начала хохотать. Да, такие вот мы безголовые - смеемся, можно сказать, над краем пропасти, ибо понятно, что наш непосредственный руководитель уже взял нас на заметку, и ничем хорошим нам это не грозит. Что теперь поделаешь, не станем мы его любимчиками. Хотя что-то мне подсказывало, заслужить доверие и уважение такого экземпляра - дорогого стоит. Как он ловко и, главное, без тени колебания, поставил на место не только нас с Селеной, но и заносчивого и немного сумасшедшего дроу - а про них говорят: "заноза в том месте, до которого не дотянешься"! Но, может, все еще поправимо? Ладно, поживем - увидим.
  
  Примечания
  (1) АВШМ (Авентийская Высшая Школа Магии) состоит из двух восьмиэтажных зданий, построенных в виде подков, образующих некое подобие окружности. Одно из них, кроме первого и последнего этажа, отведено под студенческое общежитие, разделенное на мужскую и женскую части широкими коридорами, и учебные лаборатории для самостоятельной работы. Лаборатории для удобства, а иногда - неудобства - студентов, находятся на всех этажах, кроме первого и восьмого. Первый занимает студенческая столовая, душевые и жилище тролля (завхоза, привратника и сторожа в одном лице). На последнем этаже - различные хозяйственные помещения.
  На первом этаже другого здания расположены парадный зал для приема гостей и официальных собраний, а также большой и малый тренировочные залы. На втором, третьем и четвертом этажах - учебные аудитории и лаборатории преподавателей, пятый является царством ректората и кафедр факультетов, шестой - это библиотека, лазарет и столовая для учителей. Ну а на седьмом и восьмом этажах размещены апартаменты преподавателей.
  (2) Изначально раса эльфов была едина, но со временем разделилась на два противоборствующих лагеря. Внешне темные эльфы стройные существа среднего, по человеческим меркам, роста, с обсидианово-черной кожей и, в большинстве своем, красными глазами. Их волосы преимущественно цвета светлого серебра. Как и все эльфы, они обладают вытянутыми ушами и острыми чертами лица. Они уступают большинству рас в силе, но значительно превосходят в ловкости.
  (3) Темные эльфы - могущественная и высокомерная темнокожая раса, обитающая в подземных городах. Этот народ печально известен своей жестокостью, вероломством и междоусобными войнами. Свирепые состязания в искусстве выживания и убийства конкурентов обычными или волшебными средствами оказали огромное влияние на темных эльфов. Они обладают гораздо более сильной сопротивляемостью ко всем видам магии. Всех детей темных обучают простому колдовству и низкоуровневым заклинаниям. Обучение главным образом состоит из основ религии, но также охватывает и тактику с другими бойцовскими навыками, грамотность, математику, алхимию, естествознание (историю), навыки ремесленника. Поощряются свирепые состязания, особенно в боевых дисциплинах. Дети с более высокими способностями к магии обычно отдаются в ученики к алхимикам.
  (4) Хмырь озерная - растение, произрастающее вблизи мелких заболоченных озер. Применяется для изготовления некоторых видов зелий, в том числе и уничтожающих.
  
  
  Вопрос пятый: Что делать, если вопросов слишком много, а тебя слишком мало?
  
  - Эти горе-студенты всюду суют свой нос и вечно попадают в неприятности.
  - Любопытство - не порок.
  - А что же такое, по-вашему, любопытство, магистр Стэйн?
  - Это то, без чего невозможно хоть чему-то научиться.
  
  Из ненароком подслушанной беседы
  
  Авентия, комната общежития, год 999-й от основания, месяц дождей. И снова 30-е.
  
   Посетив, к счастью, без приключений, студенческую столовую, мы вернулись в нашу комнату. Наша непринужденная беседа вернула меня к первоначальным мыслям, касающимся нашего магистра. Что же он все-таки собой представляет? И что означали странные слова, произнесенные вчера утром визгливым женским голосом? Очень, очень много вопросов. Но, вероятно, Селена мне поможет прояснить хотя бы часть из них? Принимая во внимание то, что интересуется она в основном собой, ну и немного еще малознакомыми очаровательными вампирчиками... на получение большого количества информации рассчитывать не приходится. Но попробуем.
  - Что ты думаешь о нашем кураторе? - в лоб спросила я, обрубив на корню очередной приступ нарциссизма.
  - А? Ты о чем?
  - Что ты знаешь о нашем будущем руководителе? - терпеливо перефразировала я вопрос, решив, не слушать сейчас всех мыслей и догадок Селены как по этому, так и по любому другому поводу - на это века уйдут.
  - Что знаю?
  - Да, только то, о чем ты имеешь достоверные сведения, без твоих личных домыслов и фантазий - лишь голые факты. Ты знаешь, кто он?
  - Нет.
  На редкость краткий ответ для самовлюбленной и не в меру словоохотливой нимфы.
  - И это все? - не дождалась продолжения я.
  - Ну, ты же сказала - никаких предположений и домыслов, - обиженно фыркнула Селена.
  - Неужели ты совсем ничего о нем не знаешь? - продолжала допытываться я.
  - Если исключить мои личные фантазии и выдумки, то совершенно ничего, - холодно улыбнулась она, вновь превращаясь в заносчивую ледышку.
  - А если не исключать? Твои предположения? - выделив последнее слово, быстро спросила я, пока она не замолкла окончательно, и мне бы не пришлось разговаривать с куском льда.
  - Если ты действительно хочешь услышать мое мнение... - надменно протянул "кусок льда".
  - Ну да, хочу.
  - Он странный.
  - И все?
  - Он слишком небрежно одевается и с расческой его волосам, видимо, приходится встречаться нечасто, - поделилась своими наблюдениями немного оттаявшая нимфа. - А еще мне кажется, у него невыносимый характер - и как только леди Мелисса терпела!
  Ну, о невыносимом характере я бы на ее месте промолчала, а вот последняя фраза меня заинтересовала.
  - Леди Мелисса?
  - Это завкафедрой травоведения. Зеленоволосая красавица, на вид - лет двадцати пяти - шести. Хотя, на самом деле она, конечно, старше, у них, дриад, тоже возраст не особо-то определишь (1). Одного не понимаю, что она нашла в этом магистре?
  - Нет, я просто поражаюсь твоей осведомленности. - Немного лести еще никому не вредило. - Ты же всего на два дня раньше меня здесь появилась. Когда же ты успела все это разузнать?
  - Да эту новость вся Школа обсуждает. Такой скандал.
  - А что случилось-то?
  - Говорят, он ее бросил. Или она его. В общем, точно известно - разругались они в пух и прах. Он даже хотел уйти с кафедры и вовсе с работы. Но потом, видимо, опомнился - ведь, как ни крути, а дорога обратно ему заказана, если он сейчас сбежит. У него же пока только средняя ученая степень (2). Уйдет сейчас - и вся его дальнейшая карьера здесь полетит к демонам в бездну. - Нимфа с явным удовольствием пересказывала последние сплетни. - Хотя по нему не скажешь, что он сильно переживает по этому поводу, - признала она, - сердце у него просто каменное! Вот так легко расстаться с красавицей дриадой и ни капли о том не сожалеть - живет себе спокойно дальше, будто ничего не произошло! - в голосе нимфы прорезались гневные нотки.
  Ну, я бы не сказала, что все прошло столь безболезненно, подумала я, прокрутив в голове события вчерашнего утра, когда я так неудачно познакомилась с магистром боевой магии. Но Селене об этом знать совершенно незачем, опять сплетничать примется. Да и тайнами я своими (и чужими) делиться не люблю, в отличие от некоторых.
  - А как ты думаешь, сколько ему лет? - продолжила я засыпать нимфу вопросами.
  - Ну, если у него средняя ученая степень, то ему... - Селена подсчитала что-то в уме, - самое малое, тридцать пять. А что?
  - Просто интересно, - пробормотала я. - Кстати, я до сих пор не узнала, как его зовут. На табличке кафедры имени не было, сам он не представился, а мне неудобно было спрашивать.
  - Конечно, не было, он же уходить собрался, - язвительно заметила Селена, - а зовут его Стэйн Бэрс.
  - Необычное имя, - медленно произнесла я, задумавшись и чуть было не пропустив момента, когда нимфа, осененная некой внезапной мыслью, вдруг во все глаза уставилась на меня.
  - И почему тебя это так интересует? Он тебе нравится?! - ахнула она. - А как же твой дроу?!
  - ЧТО?!! КТО?!! С какой стати он вдруг стал МОИМ дроу?!!!
  - Я же видела, как он на тебя смотрел. А я в таких вещах никогда не ошибаюсь!
  - Когда это ты успела все это заметить, ежели сбежала, оставив меня наедине с этим алхимиком-маньяком? - Я начала потихоньку успокаиваться. Тоже мне, великая прорицательница нашлась. В конце концов, пусть думает, что хочет, лишь бы не болтала лишнего. К тому же я узнала много интересного, а это дорогого стоит. Правда, как использовать гору свалившейся на меня информации, я еще не решила... неожиданно я поняла, что очень сильно устала и, посмотрев на часы, удивилась:
  - Уже три часа ночи?
  - А ты вспомни, что встали-то мы благодаря вину твоей бабушки далеко за полдень. Поэтому и время быстро пролетело. Не может же день продолжаться до тех пор, пока ты не разберешься со всеми своими амурными делами, - не удержалась от колкости нимфа.
  - Давай спать, а? Завтра же первый учебный день, - устало зевнула я, пропустив последнюю фразу Селены мимо ушей (иначе мы никогда не закончим препираться). И тут же, не откладывая дела в долгий ящик, я начала раздеваться.
  Селена, видимо, сообразив, что продолжения сегодня не последует, громко фыркнула, быстро скинула с себя платье, швырнула его на спинку стула и улеглась в кровать.
  Я потушила свет, свернулась клубочком на своей постели и уже начала засыпать, но тут вдруг во тьме громко раздалось:
  - Он же старый!
  Ба-бах! Один меткий удар и... в конце концов, я могу поспать и без подушки. Я зажгла огненный шарик и, разглядев в полумраке, что мой снаряд достиг цели, спокойно предупредила приглушенно хохотавшую из-под подушки нимфу:
  - Еще одно слово из этого угла, и утром ты рискуешь проснуться внутри какого-нибудь милого кровожадного растения. Например, шмикотивки паучьей (3). Я тебя, конечно, оттуда вытащу, но видок у тебя будет! Брр, вся в противной серо-зеленой слизи! А уж запах... Представляю, как от тебя будут шарахаться! Неделю точно! И что скажет Пышик?
  Мгновенно воцарившаяся после моей речи тишина подсказала мне - угроза подействовала. - Вот и славненько, - добавила я, снова зевнув. И провалилась в сон.
  
  Примечания
  (1) Большинство нечеловеческих существ в этом мире стареют очень медленно, например, дриады, гномы, оборотни и т. д. или, достигнув определенного возраста, далее не стареют (например, эльфы, нимфы и вампиры). В зависимости от расы, срок жизни у этих существ может быть продолжительностью от трехсот лет до бесконечности, т. е. некоторые из них являются почти бессмертными. Средняя продолжительность жизни у людей 180-200 лет.
   (2) "Исходя из нашего волеизъявления и в соответствии с авентийскими законами, каждый маг, получивший среднюю ученую степень, желающий продолжить свою карьеру в этом направлении, при этом претендующий на получение дальнейших степеней, обязан отработать не менее десяти лет в одном из высших учебных заведений, причем данный род деятельности должен быть непрерывным..." (выдержка из королевского указа его величества Сеграна Второго от года 615-го от основания Авентии, месяца весенних птиц, числа 14-го).
   (3) Шмикотивка паучья - плотоядное ядовитое растение семейства росянковых, питающееся в основном крупными и мелкими животными (а иногда и людьми). Главная его особенность в том, что, проглотив жертву, оно обволакивает ее слизью с крайне неприятным запахом.
  
  
  Вопрос шестой: Кто не с нами, тот против нас?
  
  Сила и магия - дары богов. Мудрость и опыт - дары жизни.
  Изречение неизвестного гнома
  
   Авентия, комната общежития, а затем аудитория боевой магии, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 1-е.
  
  Как ни странно, на следующее утро я проснулась очень рано и вполне отдохнувшей. Я посмотрела на соседнюю кровать - нимфа еще спала. Интересно, ей кошмары не снились после моего вчерашнего предостережения? Надо будет обязательно спросить. Я потянулась, зевнула и протянула руку к своей походной сумке.
  Вечный вопрос: "что надеть?", терзающий всех девушек и женщин, независимо от расовой принадлежности и возраста, меня сегодня не беспокоил. Вот что первое вытащу - то и надену! Вытянув наугад рубашку из хлопка нежно-голубого цвета, эльфийский жилет оттенка темной зелени и такого же цвета штаны, я неторопливо оделась. Быстро умывшись из стоявшего тут же в комнате огромного кувшина, снабженного краником (у нас дома таких удобств нет - пожалуйте мыться к ручью), и, собрав волосы в конский хвост, я вновь обернулась в сторону кровати Селены и обнаружила, что та уже проснулась и с недовольным видом поглядывает на меня.
  - Ну, как спалось? - я состроила самую невинную мордочку из всех мне доступных.
  - Твоими стараниями - хорошо, - процедила озерная нимфа.
  - Вот и отлично. А то я подумала, после моей ночной лекции по ботанике ты глаз не сомкнешь, - засмеялась я. - А если серьезно, то давай договоримся сразу - не приставать друг к другу с разными личными вопросами без особой на то нужды. Наверняка ты тоже не хотела бы выносить некоторые вещи на всеобщее обсуждение.
  - Договорились, - на удивление покладисто согласилась со мной Селена. - Только имей в виду - все тайное рано или поздно становится явным.
  - Ну, в таком случае пусть лучше позже, чем раньше.
  - Ладно, давай собираться на лекции. Мне же совершенно нечего надеть! - с беспокойством воскликнула девушка, вытряхивая многочисленные тряпочки из двух внушительного вида сумок (распаковаться ей тоже явно было пока некогда).
  Я громко хмыкнула.
  - Знаешь, ты можешь натянуть на себя даже холщовый мешок и подвязать его веревкой вместо пояса - в любом случае все будут в полуобмороке от восхищения.
  - Вот это, пожалуй, подойдет, - проигнорировав мою реплику как нечто, не стоящее ее драгоценного внимания, нимфа, наконец, облачилась в шикарное длинное серебристое платье с отделкой из мелких сапфиров (несомненно, подлинных). - По крайней мере, выглядит вроде прилично.
  - Ты в этом собираешься идти на занятия? - изумилась я, оглядев ее с головы до ног.
  - А в чем дело? Серебристый сейчас в моде. Мне цвет не идет? - встревожено подняла бровки Селена.
  - Все в порядке с цветом. Но ты же не думаешь, что мы идем на бал? - Узрев полное непонимание в ее глазах, я попыталась расшифровать вопрос, оказавшийся для нимфы столь сложным. - А попроще чего-нибудь у тебя нет?
  - Это самое простое платье из моего гардероба. Я же знаю, куда иду, - возмутилась нимфа.
  Мда, а я сомневаюсь. Я посмотрела на часы, стоящие на столе. Времени почти не оставалось. - Ладно, на первый раз сойдет, а там что-нибудь прикупим. А сейчас ноги в руки и вперед, на вводную лекцию. Ее ведет наш драгоценный куратор, и опаздывать нам категорически нельзя - мы у него и так уже в черном списке студентов-разгильдяев, наверно.
  И все-таки мы опоздали. Угадайте, кто завопил: "мне еще нужно волосы в порядок привести" и расчесывал их тысячу лет?
   ...
  - Итак, я вижу, все, наконец, прибыли, и мы можем начинать, - метнув в нас с Селеной грозный взор, провозгласил магистр. - Но прежде попрошу никого больше не опаздывать, - вновь выразительный взгляд в нашу сторону, - иначе на факультете боевой магии вы учиться не будете.
  На шутника наш куратор ни в коем разе не походил. И я сделала самый виноватый вид, на какой была способна. Однако по нахмуренным бровям мужчины было ясно - в мои угрызения совести он не поверил.
  - Но мы пришли позже буквально на одну минуту, - попыталась возразить Селена.
  - Иногда минута промедления может стоить очень дорого. Например, чьей-то жизни, - от спокойного тона магистра мне стало не по себе. Вот куда меня понесло, а? Сидела бы сейчас на алхимическом. Варила бы себе тихонько зелья там разные... угу, а потом отскребала со стен останки тех, кто не успел вовремя спрятаться от моих огненных шаров или излишне активных зеленых питомцев (хотя во втором случае убирать ничего бы уже не пришлось). Мечты, мечты...
  - Вы должны будете работать в одной команде. Для этого жизненно необходимо доверять друг другу. Даже в мелочах, - тем временем развивал свою мысль наш куратор. - А как можно быть полностью уверенным в том, что тебе прикроет спину тот, кто ведет себя безответственно и глупо - например, опаздывает или приходит на лекцию по боевой магии одетым как для светского раута. Хорошо хоть у нас сегодня не практическое занятие.
  По аудитории пронесся явственный смешок.
  - И если вы не понимаете подобных вещей, то вам здесь не место, - жестко закончил наш куратор.
  - Мы обязательно исправимся, - сдавленно пискнула нимфа, где-то разом растеряв свои гордость и высокомерие.
  Мне понравилось это "мы". Но спорить сейчас по поводу "кто виноват" было не время.
  - Не сомневаюсь, - без тени юмора согласился магистр. - Продолжим. Сегодняшнее занятие я хочу посвятить знакомству и установлению взаимодоверия, ибо, я повторюсь, всем вам придется учиться работать сообща, независимо от вашего желания. Для начала будет нелишним узнать имена и основные умения и способности друг друга. Кто желает представиться первым?
  Началось, нервно подумала я, посматривая на немногочисленных одногруппников. Что я скажу, когда очередь дойдет до меня? Извините, я сама толком не знаю, чего от меня ожидать? Ладно, выкрутимся. Все же один смельчак уже нашелся.
  - Миран Сулейк-Нир.
  Я с удивлением узнала мага-стихийника, так неудачно поигравшего с нами в огнеснежки в коридоре студенческого общежития. Судя по имени - чистокровный человек (1). Заметив мой взгляд, он весело подмигнул.
  - Или, если угодно, можете называть меня Ветерок. Это мое прозвище. Я управляю ветром. Вызываю смерчи, бури и тому подобное. Показать? - с готовностью спросил он.
  - Демонстрацию оставим на практические занятия, - буркнул наш куратор, черкнув что-то на порядком измятой бумажке. - Кто следующий?
  - Мое имя Исилитх Райвелинх (2), а сокращенно - Исил, - поднялась с места рослая, крепко сбитая черноволосая девушка с резкими чертами лица и зеленовато-серой кожей. - Я - на четверть орка, если кто-то не понял, - оскалилась она. - Основной мой дар - слышать землю. Я могу почувствовать приближение людей и нелюдей на расстоянии примерно в одну милю.
  Ветерок присвистнул от восхищения.
  - Также я хорошо владею мечом и отлично стреляю из лука, - бесстрастно закончила девушка.
   - Коротко и ясно, - удовлетворенно изрек магистр, снова отметив что-то на своем листке.
  - Пожалуй, теперь моя очередь, - мягко вступил в беседу Пышик, единым неуловимым движением покинув свою скамью.
   - Меня зовут Виралаадаршхаршал Джасвантариал Рунитанс, а если проще, то Вирал. Я вампир и маг иллюзии. - Хорошо, что он опустил свое третье определение, не сдержала улыбки я, вспомнив нашу первую встречу с этим очаровашкой. А ведь нам он представился немного по-другому (наверное, от неожиданности). Ну, оно и правильно, кто же станет уважать и бояться вампира, который каждому встречному сообщает, что его зовут Пышиком!
  Глянув мельком на Селену, я поняла, что происходящее ее тоже позабавило.
  - Как вы понимаете, мое основное направление - магия сознания. Я создаю иллюзии. А, кроме того, обладаю феноменальной памятью, - добавил, улыбнувшись, вампир.
  - А какого рода иллюзии? - полюбопытствовал Миран.
  - Я считаю, это мы тоже оставим для практики. Полагаю, пока достаточно сведений? - Пышик вопросительно посмотрел на магистра.
  - Более чем, - откликнулся тот, снова что-то записывая. - Кто желает быть следующим?
  Возникла неловкая пауза.
  - Так и быть, я внесу свой посильный вклад в эту нелепую церемонию представления, - неожиданно резко в установившейся тишине прозвучал голос темного эльфа. - Надаль Аркенаршшш, клан воинов. Мое любимое оружие - отравленные дротики и копья, а для особо настойчивых и любопытных имеется катана (3). А на досуге, - здесь он вдруг открыто улыбнулся мне, чего я вовсе не ожидала от угрюмого и мрачного дроу, - я занимаюсь алхимией.
  - И все? Я так понимаю, никакого настоящего активного дара у тебя нет, раз уж ты о нем умолчал? Кроме того, что ты являешься гордым и весьма раздражительным темным эльфом? - насмешливо уточнил Миран.
  Ох, мальчик, по-моему, совсем не понимает, с кем он связался (4)!
  - Ну, почему же нет, - с неподражаемым хладнокровием усмехнулся Надаль. - Сссвой активный дар я могу показать именно на тебе. Сожалею, но ты не уссспеешшшь оценить его по доссстоинссству, - вкрадчиво добавил он, сплетая пальцы в каком-то заклинании.
  - Не надо!!! - в один голос закричали я, Селена и Исил, пожиная невиданно быстрые урожаи на ниве женской солидарности.
  Не обратив на наш единодушный протест никакого внимания, стихийник напряженно нахмурился и приготовился отразить грядущую атаку.
  - Успокойтесь, иначе выгоню обоих, - гневно прорычал Стэйн Бэрс. - Вот примерно этого я и ожидал. Дети, неразумные дети. Как вы собираетесь работать вместе, если готовы из-за любого лишнего слова убить друг друга?
  Темный замер, не доведя вязи заклинания до конца, но рук не опустил. Он явно сдерживался из последних сил. Миран ехидно осклабился.
  - Позвольте мне попробовать отговорить их от взаимоуничтожения, - обманчиво - лениво потянулся Пышик (нет, Вирал, поскольку в данной ситуации забавное прозвище ему совершенно не подходило).
  - Разрешаю, - спокойно молвил куратор, с интересом взглянув на вампира.
  - Я предполагаю, что при желании вы без особого труда сможете прикончить один другого. Но. С момента вашего поступления все мы, теоретически, входим в состав будущей боевой группы, призванной, в том числе, защищать интересы Авентии. - При этих словах вампирчик блеснул улыбкой в сторону озерной нимфы. - Вашим поступком вы автоматически причисляете себя к государственным изменникам и нарушителям мира. Подумай, Надаль, хочешь ли ты нарушить хрупкую автономию территории темных эльфов? Или твоим родичам уже заранее нужно готовиться к войне или переселяться в Великую пустыню? (5) Будут ли они тебе благодарны за это? А ты, Миран? Согласен ли ты только из-за собственной глупости и несдержанности стать первопричиной потенциальной войны с темными?
  Он выжидательно посмотрел на мрачных противников.
  По крайней мере, воинственного пыла в них точно поубавилось. Ай да вампирчик - дипломат, одним словом!
  - Хорошо сказано, - подтвердила мои мысли четвертьорка. Нимфа же молча одарила оратора милостивой улыбкой, отчего тот просто расцвел.
  - Что ж, по-моему, ситуация предельно ясна. Мы ждем вашего ответа, - невозмутимо произнес в наступившей глубокой тишине магистр Стэйн. - Теперь вы знаете, что стоит на кону. И в ваших силах превратить Авентию в арену боевых действий. Какое же вы примете решение?
  Первым молчание нарушил маг воздуха.
  - Я признаю, что немного погорячился, - скрепя сердце признал он. - Возможно, отравленные дротики и копья иногда бывают предпочтительнее других видов нападения и защиты. Извини, что усомнился в твоих силах, - примирительно обратился он к угрюмо смотревшему на него темному.
   - Я сссчитаю, - ответил, наконец, тот после продолжительного молчания, - некоторым сссвойссственно недооценивать темных эльфов, потому что они не встречалисссь с ними на их собссственной территории (6). Может быть, тебе однажды представится случай увидеть, на что споссобен темный воин, если его вывесссти из себя. А нужно для этого, поверь мне, совссем немного. Но, - остановил он жестом уже готового возразить ему стихийника, - принимая во внимание доводы всех присутствующщщих, включая леди, - тут он снова улыбнулся мне, - я готов принять твои извинения и, в свою очередь, обещаю не нападать без весссомой на то причины.
  - Если мы, наконец, все выяснили по настоящему вопросу, - вновь нарушил молчание наш куратор, - то продолжим наше знакомство всех со всеми. Ваша очередь, девушки, - указал он на нас с Селеной.
  Боги, заинтересованно следя за фактами биографии остальных, я совершенно упустила из виду, что мне тоже нужно будет выложить личную биографию. К счастью, меня опередила Селена. Но моя радость была несколько преждевременной - я не учла того, что в этот раз в проявлении нарциссизма она превзошла саму себя. Неторопливо и грациозно подобрав подол своего длинного серебристого платья, она прошла в центр аудитории, встала рядом с кафедрой и церемонно, будто на приеме у короля, промолвила:
  - Вы имеете честь лицезреть нимфу магического озера Аль-Веран по имени Селенаринаранарилиа Тинна ми Нураринге ми ун-эльда рива Миддла. - Не обращая абсолютно никакого внимания на ошеломленные лица окружающих (а впечатлились все, кроме меня, естественно, я-то через это уже прошла при нашей первой встрече с нимфой), девушка немного нараспев продолжила: Моей стихией является вода незамерзающего озера Аль-Веран. Я могу управлять водой в любом ее виде, но особенно мне удаются ледяные молнии, меткость которых я могу показать всем желающим. - Этой небольшой угрозой наша прелестная нимфа закончила свое скромное и содержательное представление.
  - Во дает! - Нисколько не испугавшись предупреждения, прозвучавшего в последних словах Селены, Миран в восхищении хлопнул по столу. - Ну, надо же, и ни разу не запнулась. Долго готовилась?! - И он присоединил свой громкий хохот к тихим смешкам Исил и иронической ухмылке Надаля.
   Справедливости ради нужно отметить, весело было далеко не всем. Вампир, как и я, не принимал участия в развлечении однокурсников, а лишь мечтательно улыбался, задумчиво теребя прядь волос и явно думая о чем-то своем. Да и куратору нашему, очевидно, было не до смеха. Скорее, он был раздражен.
  - Леди, - наконец, собрался с мыслями он, жестом остановив новый приступ хохота стихийника. - Леди, не будете ли вы столь любезны хотя бы немного сократить свое имя?
  - Свое имя я не собираюсь коверкать лишь затем, чтобы кому-то было удобнее его произносить, - с неподражаемым выражением лица заметила обиженная нимфа.
  - В таком случае, леди, - магистр с какой-то затаенной мыслью сделал ударение на последнем слове, - вы рискуете умереть сами или подвергнуть подобной опасности других в первом же мало-мальски серьезном задании, а их, поверьте на слово, будет достаточно.
  - Каким же это образом? - вздернула хорошенький носик Селена.
  - Пока ваш возможный напарник будет выговаривать полный вариант вашего, безусловно, оригинального и очаровательного имени, его (или вас) смогут уже раз двести убить, причем разнообразными способами. И лучше вам прямо сейчас выдать наиболее удобоваримый вариант для общего пользования.
  - Ооо! - немного помолчав, нимфа нехотя согласилась: Хорошо. Пусть будет Селена.
  - Значит, договорились, - облегченно вздохнул магистр Стэйн. - У нас осталась только Виттарина. Послушаем ее.
  Взгляды одновременно обратились ко мне, причем нимфа была заинтересована не меньше остальных. А ведь мы с ней вместе бабушкино вино пили и друг другу о себе рассказывали! Но, может быть, она этого просто не помнит по причине не вполне трезвого состояния?
  Я набрала побольше воздуха в легкие и начала:
  - Я Виттарина Эль-Кет-Айна или просто Витта. Во мне по четверти гномьей и тролльей крови и половина - эльфийской. Так что сказать точно, к какой именно расе я принадлежу, довольно сложно, - под конец фразы я немного смутилась.
  -Ничего себе коктейльчик! - воскликнул Миран.
  Дроу восхищенно прицокнул языком. - Жаль, что ты тогда не соглассилась на небольшой опыт. Было бы интерессно... Ладно, успеется, - он примолк, наткнувшись на мой возмущенный взгляд.
   - А что ты умеешь делать? - это уже практичная четвертьорка.
  - Ну, я думаю, часть присутствующих уже знакома с моими огненными шарами. - Во мне внезапно проснулось нервное веселье. - А еще я могу выращивать растения и немного управлять ими.
  - Только не подумайте, будто речь идет о ромашках или одуванчиках, - продемонстрировала Селена свои поистине глубокие познания в ботанике (она, как и прочие, заметила скептический взгляд Исил, очевидно, сомневающейся в целесообразности применения такого дара в боевых условиях). - Витта говорит о по-настоящему ОПАСНЫХ ДЛЯ ЖИЗНИ растениях.
  - Что угрожающего моей жизни может быть, скажем, в березе? - недоверчиво пожала плечами Исил.
  - Мне кажется, - неожиданно усмехнулся магистр, - у Виттарины даже береза окажется ядовитой и очень-очень голодной.
  А он неплохо успел изучить мои зеленые творения!
  - На данный момент - это все, что ты можешь рассказать о себе, Виттарина? Или есть еще что-то, о чем мы должны знать? - прервал мои размышления куратор.
  - Она неплохо разбирается в приготовлении зелий и знает, как их использовать, - внес свою лепту Надаль, с ехидством посмотрев на меня.
  Я мысленно пожелала ему провалиться к демонам в бездну и послала дроу взгляд, целиком и полностью отражающий мое желание. Вот что ему дома не сиделось а? Нашел бы там себе в пещерах какую-нибудь темную леди, у которой тоже с головой не все в порядке. Занимались бы вдвоем своими темными играми. И чего он ко мне привязался?
  - Итого у нас целых два зельевара, - подытожил наш куратор. - Далеко не каждый боевой отряд может этим похвастать. Наоборот, чаще всего приходится брать алхимика и целителя со стороны. Получается, с этим нам повезло.
  - Угу, если только эти двое не перебьют друг друга, либо нас в процессе приготовления очередного экспериментального составчика, - язвительно вставила нимфа, подметив мой последний взгляд, брошенный на темного.
  - Будем надеяться, этого не случится, - произнес Стэйн Бэрс, так выразительно посмотрев на Селену, что она прикусила язык. - Итак, я полагаю, на сегодня достаточно. Тем более, время, отведенное на лекцию, почти истекло.
  - Подождите, мы не закончили, - раздался вкрадчивый голос вампира, от которого у меня мурашки пробежали. Вот как он это делает, а?
  - Мы что-то упустили из виду? - озадаченно взъерошил и без того лохматую шевелюру магистр.
  - Да, упустили. И не что-то, а кого-то. Вас. - уточнил он. А я-то воображала, будто данный вопрос интересует лишь меня. - Мы имеем право знать о вас столько же, сколько и вы о нас. Ведь по сути дела, то, что мы вам сейчас сообщили, в некоторой степени является секретной информацией - мы же будущие боевики-наемники. И, разумеется, все эти сведения должны остаться строго между нами.
  Селена согласно хмыкнула.
  - Полностью поддерживаю, - подтвердил Миран. - А то мало ли что...
  - Я не думаю... - начала было Исил, но осеклась под предупреждающим взглядом темного. - Ну да, наверное, так будет правильнее.
  - Витту, например, могут запросто разорвать на сувениры или просто закрыть в какой-нибудь магичесской лаборатории. - От слов Надаля я зябко поежилась. - Да и остальные, включая меня, - при этом дроу многозначительно глянул в сторону Ветерка, - кажутся весьма интерессными экземплярами на предмет изучения.
  - Значит, принято единогласно? - полуутвердительно пробурчал магистр, поглядев на меня.
  Он еще спрашивает! Да я эту информацию, можно сказать, почти с самого моего появления здесь пытаюсь выяснить!
  - Наверное, вы по-своему правы. Вы самая странная группа студентов, с которой мне приходилось встречаться, включая ту, где учился я сам. Хорошо. Если кто-то не знает, меня зовут Стэйн Бэрс. Я истинный оборотень огня (7).
  Приехали. Насколько я помню из легенд, хранящихся на свитках в нашей, стараниями деда и отца собранной библиотеке, истинные, или настоящие, оборотни являлись одной из древнейших рас, населявших наш мир наряду с эльфами и драконами. Почему являлись? Потому что до сего момента я (а, похоже, не только я, судя по лицам окружающих) искренне считала истинных оборотней - не чета теперешним перевертышам - давным-давно вымершими по неизвестным причинам. Вот и еще одна загадка, будто остальных мало. А то, что причин было несколько, это точно.
  Ведь раса-то, опять же исходя из сказаний, была практически бессмертной и непобедимой в войнах, бушевавших на заре времен, когда эльфы, оборотни и драконы (остальных тогда и в помине не было) делили власть и территорию. Ход моих мыслей на данную тему был прерван Селеной, которая неосторожно озвучила то, что я не решалась сказать вслух:
  - Не знаю, как другие, а я всегда думала, что истинных оборотней в мире не осталось.
   Не слишком удачная постановка вопроса, если учесть, что один из легендарных представителей этого рода находится перед нами.
  - А каковы все-таки ваши возможности? Ведь и оборотней не каждый день встречаешь. А уж об истинных и подавно лишь в преданиях говорится. - Вампир попытался исправить оплошность Селены.
  - Главный мой дар - магия отражения, - кратко и не очень понятно ответил наш необычный куратор, к счастью, проигнорировав грубоватое замечание нимфы. Где ее изысканные манеры, когда они действительно необходимы?
  - То есть? - Исил, до того молча и настороженно прислушивающаяся, наконец, подключилась к общему разговору.
  - Маг, обладающий подобным даром, может отразить любого рода магию, направленную против него, - разъяснил ситуацию Надаль, проявив удивительную для подземного жителя осведомленность. Причем его шипение при этом куда-то пропало. - Очень редкий дар, можно сказать, уникальный.
  - Я бы и всех остальных здесь не назвал заурядными, - весело улыбнулся Миран, - у такой группы, как наша, и руководитель должен быть соответствующий.
  - Ах, вот как! - очнулась наша ледышка. - Значит, это была МОЯ МАГИЯ?! Моя собственная отраженная магия? - Она кинула на магистра сердитый взгляд.
  - Ты о чем? А, об эпизоде с кактусом... Я постарался максимально смягчить удар. Кто же мог предположить, что некоторые излишне активные студентки на досуге развлекаются метанием ледяных молний в своих кураторов? - в голосе мужчины прозвучала язвительная насмешка. - К тому же щиты надо ставить, если уж магию применяешь. Могло и рикошетом от стены задеть, - неожиданно резко закончил он.
  Селена не успела (да, наверное, и не хотела) ничего возразить, как прозвенел колокольчик, возвещающий о конце занятия.
  Последнее, что мы услышали от удалявшегося в сторону двери магистра Стэйна, была вполне оптимистичное высказывание о том, что, мол, раз мы такие умные, то можно всех нас обучать по ускоренной программе. И лишь в таком случае будет надежда, что мы не спалим Школу Магии дотла, и на ее пепелище не вырастет буйный кровожадный сад со скульптурами в виде оледененных преподавателей, видоизмененных с помощью иллюзии и зелий вампиров и темных эльфов. И так далее, в том же духе. А ничего так картинка получилась, с фантазией у него полный порядок. На том мы и расстались, ибо опаздывать на вторую лекцию подряд было бы слишком даже для нас.
  
  Примечания
  (1) Миран (авентийск.) - букв. "дар богов". Как правило, авентийскими именами называют только людей. Остальные расы и даже полукровки предпочитают давать чадам имена своей расы или эльфийские, несмотря на то, что авентийский язык является государственным и большая часть населения страны говорит именно на нем.
  (2) Исилитх (оркск.) - поющая стрела.
  (3) Катана - темноэльфийский слегка изогнутый меч.
  (4) Стиль боя темных эльфов определяется четырьмя ключевыми моментами.
  Первое - темные эльфы точно знают, что они меньше и более хрупки, чем большинство противников. Они предпочитают нападать с подавляющим численным преимуществом и всеми возможностями избегать рукопашной, если же они вынуждены в нее вступить, то атакуют и используют всяческие уловки, выигрышные для их ловких рук и быстрых ног, уменьшая непосредственный риск. Второе - каждый из них тренируется в нескольких боевых стилях, лучше всего соответствующих их сильным и слабым сторонам. Третье - важную роль играет волшебство. Жрицы искушены в заклинаниях и защиты, и нападения, а волшебники - в боевой магии. Наконец, бой - наверно, единственная область деятельности, где темные эльфы работают командой. Частью она будет составляться обученными в разных, дополняющих друг друга стилях воинами, сработавшимися с магами, составляющими вторую часть. На протяжении боя каждый член команды точно знает свое дело и доверится другим в исполнении их обязанностей - настолько, насколько любой дроу доверяет другому. Даже во время сражения дроу может использовать шанс убрать конкурента.
  (5) Границы местообитания темных эльфов несколько размыты, так как их владения находятся под землей. Но основная часть их территории формально относится к Авентии. Несмотря на свою независимость и обособленность, этой расе приходится постоянно поддерживать связь с верхним миром для приобретения и обмена некоторыми необходимыми ресурсами. Остальная часть пещер темных эльфов находится под великой пустыней (см. карту).
  (6) На поверхности магия темных эльфов несколько ослабевает, поэтому большинство из них стараются восполнить этот недостаток, развивая свои способности в боевых искусствах, в частности, владение клинками и кинжалами, а также применение оружия дальнего поражения - дротиков, копий и стрел.
  (7) Истинные оборотни - одни из древнейших созданий, являющиеся, по преданиям, прямыми потомками четырех стихий - Огня, Воздуха, Земли и Воды.
  
  
  Вопрос седьмой: Что может забыть преподаватель на лекции по травоведению?
  
  - А это - шмикотивка паучья, редчайший экземпляр, который с большим трудом удалось достать вблизи Аграхского болота.
  
  Отрывок из лекции по травоведению у первого курса студентов-алхимиков
  
   Авентия, кабинет травоведения, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 1-е.
  
  В следующую аудиторию мы неслись галопом.
  - Он от нас скоро поседеет, - на бегу хихикнул Ветерок, явно намекая на куратора.
  - Они все скоро поседеют, - пообещала я, переводя дыхание у дверей нужного кабинета.
  - Вряд ли. Насколько я знаю, оборотни стареют очень медленно. А уж про истинных тем более ничего такого неизвестно, - пропыхтела догнавшая нас нимфа. Все-таки ее наряд не очень подходил для бега по пересеченной местности, каковой являлись длинные извилистые коридоры Школы Магии, там и сям усеянные препятствиями в виде некстати подворачивавшихся скамеек, горшков и кадок с растениями, а также зазевавшихся студентов. Глядя на нее, я дала себе слово завтра же прогуляться по местным лавочкам вместе с нимфой и убедить ее приобрести для себя не очередной шикарный наряд, а нечто более подходящее для учебных будней.
  - А кто сказал, что седеют только от старости? - Надаль, казалось, просто плавно перетек из пункта А в пункт Б. По крайней мере, было незаметно, чтобы он хоть сколько-нибудь торопился.
  - Ну, тебе это уже не грозит, - мягко засмеялся также уже поджидавший у дверей аудитории Пышик (все же иногда приятно его так называть), намекая на длинные, до лопаток, серебристо-белые волосы темного эльфа.
  Дроу угрожающе напрягся, но тут Исил буквально спасла положение, прошипев:
  - Быстро заходите и рассаживайтесь. Вы же не хотите, чтобы нас каждый раз отчитывали, словно малых детей? - При этом четвертьорка недовольно уставилась на меня.
  Ее послушались все. Причем мгновенно. Только вампир позволил себе заметить, что из нее получится неплохая староста. Никогда бы не подумала, что в нашей орочке настолько развита способность отдавать приказы, которым сразу же подчиняются. Тем более, в разговор она вступает редко, говорит отрывисто, резко и исключительно по делу.
  Воображение тут же услужливо нарисовало картинку: Исил посреди степи, командует целой армией огромных воинственных орков с палицами наперевес.
  Почему орка сразу и сильно невзлюбила нас с Селеной? Я еще могу понять отношение к нимфе - ее нарциссизм даже я порой с трудом переношу. Но я-то чем ей не угодила? Ума не приложу. Но я обязательно это выясню. Или я не Витта. Чей-то мелодичный голос отвлек меня от дальнейших мыслей о странном поведении Исил.
  - Добрый день. Я магистр Мелисса Весенняя или леди Мелисса. Я буду вести у вас краткий курс травоведения под общим названием "Ядовитые растения, их особенности и практическое применение".
  Услышав название предмета, Надаль широко ухмыльнулся и поглядел на меня. Я ответила ему мрачным взглядом.
  - Что-то не так? - заметив этот маневр, удивленно подняла тонкие брови магистр.
  - Нет-нет, прошу вас, леди, продолжайте. Мы все обратились в слух, - галантно успокоил ее вампир, очаровательно улыбнувшись.
  - Хорошо. Теперь назовите мне ваши имена.
  Началась повторная процедура представления. К счастью, сейчас мы обошлись без подробностей, даже нимфа милостиво разрешила именовать себя Селеной, памятуя о том, что слишком длинное имя может быть опасно для жизни.
  Я украдкой разглядывала стройную зеленоволосую дриаду, гадая, сколько же ей лет на самом деле (выглядела лекторша и в самом деле где-то на двадцать пять) и что произошло между ней и магистром Стэйном на кафедре боевой магии. В том, что тогда я слышала именно ее голос, я была уверена, хотя сейчас в нем не было истерических и визгливых ноток. Еще с минуту я размышляла над тем, как и почему дриада осмелилась обозвать истинного оборотня "мышеловом", причем несчастным. Мы так и не спросили у магистра, в кого могут превращаться истинные оборотни, а сам он скромно промолчал по этому поводу. Кто у нас ловит мышей? Никто, кроме сов и кошек, на ум не приходил...
  - У вас есть вопросы к содержанию курса? - спросила леди Мелисса, закончив вводную часть, содержание которой я благополучно пропустила.
  - У меня есть вопрос, - подала голос Селена. - Будем ли мы в рамках вашего курса изучать свойства шмикотивки паучьей?
  Я поперхнулась смешком, ненароком поймав неодобрительный взгляд орки. Но, может, у нее просто косоглазие и я зря на нее наговариваю? Смотри-ка, Селена даже название правильно запомнила. Значит, мой рассказ ее впечатлил.
  - Вообще-то, это очень редко встречающееся растение, - удивленно и немного растерянно откликнулась дриада, - но, если хотите, мы можем включить его в наш список, - она помахала каким-то листочком. - Правда, хочу предупредить - неосторожное обращение с ним может окончиться весьма печально. - Тут наша преподавательница замолчала, видимо, вспомнив, что читает лекции не целителям или даже алхимикам, а группе боевой магии, которую так просто не напугаешь. После небольшой паузы она продолжила:
  - И нам будет нелегко найти подходящий для изучения экземпляр.
  - Простите, уважаемая леди Мелисса, а в чем именно заключается опасность этого растения? - невинным голосом осведомился вампир.
  Ой, сейчас что-то будет. Они же не просто так спрашивают, стремительно мрачнея, подумала я.
  - Оно отравляет и поедает все живое на расстоянии пяти футов, - ответила дриада, очевидно, не понимая причины столь явного интереса к почти исчезнувшему с лица земли растению.
  - Значит, подходить к Витте ближе, чем на пять футов, нельзя? - невинно хлопнув ресницами, нимфа одновременно быстро отодвинулась от меня.
  - Почему? - удивилась лекторша.
  - Если Виттарина пожелает, то вырастит для вас целый сад этих самых шмикотивок! - мило улыбнулся вампир.
  - Правда?! - пораженно воскликнула лекторша и испуганно посмотрела на меня.
  Так я и знала! Не зря они расспрашивали про эту демонову шмикотивку! Терпеть не могу, когда меня используют без моего на то ведома и согласия. А уж шутить над излишне нервной дриадой или над кем-либо еще из преподавателей в первый же день учебы в мои намерения точно не входило. Теперь она будет весь семестр пялиться на меня, точно на неведомую зверушку, которая, того и гляди, натравит на нее целую свору злобных шмикотивок.
  - Витта, может, ты покажешь, а то леди Мелисса сомневается в твоих возможностях? Да и нам будет интересно, - включился в "игру" Ветерок.
  - Нет! - прорычала я и одновременно услышала испуганное "не надо, я верю!" дриады. Ответом был взрыв хохота. Не смеялись только четвертьорка и темный эльф, но как показало дальнейшее развитие событий, по совершенно разным причинам.
  Исил была категорически против столь вопиющего нарушения дисциплины. И виновной в том, конечно же, считала меня. Она бросала на злобные взгляды, и я, отвлекшись на них, совершенно упустила из вида дроу, который, между прочим, времени зря не терял.
  - Я сссчитаю это достаточно весссомым поводом для начала военных дейссствий, - зло прошипел он, сплетая целую сеть из заклинаний, похожую на серебристую паутину, дрожавшую в воздухе от переизбытка магии.
  Похоже, он выложился весь и решил-таки камня на камне не оставить! Видя, что промедление смерти подобно, и еще немного, и он пустит силу в ход, я осторожно тронула темного эльфа за плечо (меня ощутимо тряхнуло от чужой магии).
  - Надаль, ты чего? Поверь мне, они того не стоят. Это всего лишь глупая и неудачная шутка.
  Эльф вздрогнул, медленно приходя в себя:
  - За подобные шутки у нас обычно рассплачиваются жизнью. Мы все взяли на себя обязательссство не раскрывать никому из посссторонних тайн друг друга. Они не сдержали ссслова.
  - Не беспокойся, Надаль, я найду способ сделать так, дабы это не прошло даром никому из насмешников, - с хитрой улыбкой посулила, я, с удовольствием наблюдая за посерьезневшими лицами шутников.
  - Леди предпочитает мсстить сама. Уважаю. - Темный медленно собрал
   силу обратно в ладони.
  - И больше так, пожалуйста, не делай. По крайней мере, без предупреждения.
  - Как ссскажешь.
  Угу, свежо предание, да верится с трудом.
  Тем временем остальные перестали изображать статуи, символизирующие, всяк на свой лад, различные степени изумления, ужаса и гнева. Первой отмерла нимфа.
  - Витта, ты же не обиделась? - жалобно пропищала Селенаринарана, не помню, как-там-ее-дальше.
  - Похоже, наша нелепая выходка действительно зашла слишком далеко. Леди Виттарина, прошу простить нас за столь недостойное поведение, - Это уже, разумеется, вампирчик.
  Миран же молча хлопал ушами, между которыми явно свистел ветер. Может, поэтому он Ветерок? Не нашелся бедняга, что сказать. Тоже мне герой - стихийник. Н-да, а я еще опасалась вампиров. Выходит, я тут - самый страшный зверь (если не считать радостного до омерзения дроу, в эту минуту, видимо, мысленно представлявшего, что я могу устроить этим весельчакам). Да, особенно, если знать слабые места отдельных представителей вампирской братии.
  Между тем "слабое место" выжидательно сверлило меня взглядом.
  - Ну, ты нас прощаешь? - осторожно спросила нимфа.
  - Да, извини, мы немного перестарались, - добавил Ветерок, которому сейчас, как никогда, подходило это дурацкое детское прозвище.
  Я кивнула, не успев придумать более или менее цензурный ответ, и тут послышался жесткий голос Исил, в котором я, однако, уловила нечто вроде... уважения?
  - Может, теперь приберешь здесь? А то дриада-то уже давно в обморок хлопнулась. Как бы эти твари ее не сожрали.
  Я обернулась в ее сторону и поняла, почему все так впечатлились. Они шевелили листвой у самого потолка и задумчиво склоняли огромные ярко-оранжевые бутоны, будто прислушиваясь к нашему разговору. В их тени мирно отдыхала дриада. Кто бы мог подумать, что они настолько чувствительные создания - растений боятся! А должны жить с ними душа в душу, лесные девы все же. Хотя, с другой стороны, ее можно понять - не каждый день эдакую жуть встречаешь.
  - И как с нею быть? - полюбопытствовал вампир, изящным жестом указывая на дриаду (словно я не поняла, о ком это он), после того как я, с грехом пополам, уговорила-таки своих питомцев уменьшиться до размеров малюсенького кактуса. (Ничего, поставим их в красивых горшочках на подоконнике, авось не заметят, да и насекомых в комнате не будет).
  - Я не знаю. Ты же у нас дипломатичный, придумай что-нибудь, - съязвила я. - В конце концов, не я эту кашу заварила (а обвинят, как пить дать, меня, но этого я, понятное дело, вслух говорить не стала).
  - Может, заклинание забвения попробовать? - предложила вдруг Исил.
  - А ты его знаешь? - во мне проснулась моя вечная и неистребимая жажда знаний.
  - Теоретически, да. И радиус воздействия по времени нам подходит - тридцать минут.
  - То есть наш преподаватель забудет, что здесь творилось последние полчаса? - уточнила я и, дождавшись согласия орочки, подбодрила ее:
  - Ну, давай, действуй!
  - Но я никогда не применяла его на практике! - Девушка попыталась пойти на попятный. - Возможны побочные эффекты.
  - Ничего, всссе когда-нибудь бывает в первый раз, - поддержал меня Надаль.
  Последний довод решил вопрос в нашу пользу. Исил глубоко вдохнула и начала монотонно бормотать, судя по всему, на орочьем. Интересненько, подумала я, на всякий случай отойдя подальше, а то мало ли... Остальные, услышав первые слова заклинания, вообще забились в уголок и затаили дыхание.
  Через пару минут Мелисса Весенняя открыла глаза и удивленно
  осмотрелась:
  - Что происходит? И почему я лежу на полу?
  - Вы любезно согласились рассказать нам о свойствах шмикотивки паучьей. И упомянули, что это довольно редкий экземпляр и увидеть его в стенах Школы Магии практически невозможно. А у Витты случайно с собой имеется несколько растений именно данного вида, - быстрее всех нашелся с ответом вампир, указав в сторону моих крошек. - Она с радостью согласилась предоставить их в ваше личное распоряжение, при условии, конечно, что за ними будут хорошо ухаживать. А вы внезапно потеряли сознание. Мне почему-то кажется, - после небольшой паузы продолжил он своим бархатным голосом с улыбкой записного покорителя сердец, - вы слишком много работаете. Не стоит принимать все столь близко к сердцу, ведь студентов много, а вы одна.
  Ну, тут он немного пересиропил, поморщилась я. Интересно одно, заклинание сработало или нам придется-таки выметаться из учебного заведения досрочно?
  Дриада расширила глаза:
  - У вас есть шмикотивка паучья? С собой? И вы еще живы?
  - Они же совсем маленькие и почти ручные, если вовремя их кормить, - подключилась к беседе я, внутренне ликуя. Она не бьется в истерике и не вопит от ужаса, так как не помнит, что было на самом деле! Значит, заклинание сработало! Я благодарно посмотрела на недоверчиво покосившуюся на меня четвертьорку.
  - Хорошо. Если вы убеждены, что их можно держать здесь без риска быть съеденным, то я воспользуюсь вашим предложением и оставлю себе парочку для демонстрации студентам, - все еще неуверенно сказала дриада.
  - Забирайте их всех, - от души улыбнулась я (растений было пять), - я уверена, вы отлично о них позаботитесь.
  - О да, конечно. Большое спасибо, - расчувствовалась леди Мелисса. Нет, у нее точно с нервами непорядок - нельзя же так кидаться из крайности в крайность - буквально минуту назад она валялась в обмороке от ужаса при виде вполне, в общем-то, симпатичных растений, подумаешь, немного зубастых, а тут - чуть ли не расцеловать их от радости готова. Правда, размеры немного изменились, но аппетит - то никуда не делся! Ладно, это уже не мое дело. Главное, нам повезло. В этот раз. О том, что будет дальше, при нашей активной тяге к разрушениям, гадать не хотелось.
  Хотя в данной ситуации был один жирный плюс. Как говорится, ничего так не сближает людей и нелюдей, как совместное участие в преступном деянии. При крайней необходимости и всеобщем согласии мы даже сможем работать в команде, как мечтает наш куратор. Да и орочка уже не смотрит таким волком. Хотя до взаимодоверия нам еще далеко. Ну, ничего, у нас не один учебный год впереди. Надеюсь...
  
  
  Вопрос восьмой: В каком возрасте можно стать дипломированным магом?
  
  Гениальность - вопрос неоднозначный. То, что одному покажется гениальным, другой примет за безумие или детскую шалость.
  
  Из трактата "Гении или безумцы?" Эссинараэля Валентайна
  
  Авентия, еще две аудитории, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 2-е.
  
   Лекция по общему нежитеведению, которую читал архимаг Ягдан, наверное, старейший из всех человеческих магов, прошла на удивление спокойно. Правда, не совсем понятным было отношение старенького архимага (в прошлом, без сомнения, бывшего охотника на нежить) к нам. Ведь некоторые из нас, в какой-то мере, этой самой нежитью и являлись.
  А то, что архимаг, в отличие от впечатлительной дриады, знал, с кем имеет дело, стало ясно, как только он вошел в аудиторию, пристально оглядел нас поверх очков и пробурчал нечто вроде "нам как раз не хватало вампиров, орков и темных для хорошей встряски". Очевидно, мой вид он определить сразу затруднился, а нимф давно все считают местным населением. Одобряет он эту идею или нет, осталось неизвестным. Но в конце лекции архимаг забросал нас столькими заданиями и снабдил таким огромным количеством источников, которыми мы должны пользоваться при подготовке к следующему занятию, что мы поневоле мучились вопросом, а не запланировал ли он наше тайное захоронение в недрах библиотеки под завалами учебной литературы? Как бы то ни было, а живыми мы с лекции ушли, и на том спасибо.
  Последняя в этот день лекция была посвящена артефактам, и читал ее, как было указано в расписании, магистр Шаффан. Ввалившись всем нашим магическим стадом в нужную аудиторию за миг до звонка, мы, однако, не узрели там никого, кроме худенького белобрысого паренька лет пятнадцати, рассеянно черкавшего что-то на большом листе гербовой бумаги. При ближайшем рассмотрении бумага оказалась не чем иным, как списком наших собственных имен и фамилий с печатью в конце, очевидно, приготовленным магистром заранее, дабы не тратить драгоценное время на такие пустяки, как старательное записывание личных данных студентов. Кто как, а я его прекрасно понимаю, у нас же что ни имя, то подвиг.
   Тут уж нам стало не до церемоний, и мы, не сговариваясь, дружно набросились на опешившего от нашей активности мальчишку с криком: "Ты что же это делаешь, гад ползучий?" (честно говоря, эта фраза была самой цензурной и конструктивной и исходила от вампира).
  Остальные, включая меня, орали что-то бессвязное, но явно ругательное: Селена, вырывая листок, тянула на высоких нотах бесконечно нудную мысль о том, где бы она хотела видеть данный вид идиота и всю его семью до пятого колена, попутно перечисляя всех известных ей демонов и видов низшей нежити. Кстати, предыдущая лекция значительно обогатила ее словарный запас. Исил возмущенно клокотала на языке оркха, я на ходу вспоминала из тролльего, а Надаль выдал нечто неимоверно длинное и свистяще-шипящее на дровском. Надо отдать должное Мирану, он тянул и тащил список молча, не отвлекаясь на такие мелочи, как грязная брань в сторону противника. Если бы бумага не была замагичена, что весьма предусмотрительно, то у каждого остался бы на память кусочек документа.
  Неизвестно, сколько это еще бы продолжалось, но грозный окрик: "Что здесь происходит?!" заставил нас подпрыгнуть фута на два и выпустить злосчастную бумажку из рук. Говоря "нас", я имела в виду исключительно себя и одногруппников, потому как упрямый паренек листочек не отдал и вместе с ним по инерции благополучно откатился куда-то в направлении пыльной финиковой пальмы (без фиников), одиноко засыхающей в углу. Переведя дух, я усмотрела на пороге ну о-очень недовольного магистра Стэйна, на лице которого ясно читалось, какого он мнения о присутствующих здесь студентах. Не слишком высокого.
  - Я повторяю свой вопрос. Магистр Шаффан, что здесь происходит?
  - А где он? - недоуменно поинтересовался Надаль, оглядывая окрестности в поисках вышеназванной персоны. - Я никого не вижу, кроме этого рассстрепанного... - он помялся, видимо, представив себе, какой фурор произведет еще один шедевр на темном наречии, но не рискнул злить магистра еще больше, - мальчишшшки, у которого привычка выводить свои каракули на официальных документах.
  - Вообще-то, магистр Шаффан - это я, - гордо заявил паренек, к тому моменту уже выбравшийся из угла и безуспешно пытавшийся отряхнуть с себя пыль и прилипшие желтоватые листочки финика. Вот кто тут за растениями присматривает, а? Им же ни единого шанса на выживание не оставили! Или это опыт студентов очередной...
  В глазах у темного, так некстати обратившегося к нашему куратору, застыл немой вопрос. Остальные, включая меня, дружно сделали вид, будто нас здесь не было, и, вообще, мы ничего не видели и не слышали, а немые - с рождения. Получилось не очень убедительно, по моему мнению. Или я просто придираюсь? Сказывается недостаток совместной практики.
  - Надаль, я буду тебе ОЧЕНЬ ПРИЗНАТЕЛЕН, если ты будешь говорить о магистре Шаффане в более уважительном тоне... по крайней мере, в его присутствии. Ну, раз мы все уладили, не буду вам больше мешать. - Еле сдерживая смех, наш куратор скрылся за дверью.
  Мы молча стояли, до конца все еще не веря, что этот перемазанный парнишка - наш преподаватель. Чему, интересно, он может нас научить? Кстати, неплохо было бы перед ним извиниться. Особенно темному.
  Как будто услышав мои мысли, Надаль поерзал под ехидным взглядом "магистра" Шаффана и, наконец, негромко произнес:
   - Прошу прощщщения за свои слова, но кто бы мог предположить, что магистр Шшшаффан - это вы?
  Нет, лучше бы он совсем не извинялся!
  - Наш темный друг хотел сказать, что вы выглядите самое большее лет на шестнадцать, а это слишком рано для степени магистра, - мягко исправил положение Пышик. - Может быть, вы объясните нам, во избежание недоразумений, почему так вышло? Вы ведь человек, или я ошибаюсь?
  - Почему выгляжу? Мне и есть шестнадцать, - ошарашил нас признанием паренек (ой, простите, магистр Шаффан). - И да, я чистокровный человек. Просто я поступил в Школу немного раньше, чем обычные студенты, и окончил учебу экстерном.
  - И во сколько же вы начали здесь учиться? - полюбопытствовала практичная Исил.
  - В десять.
  - То есть, программу обучения, рассчитанную по меньшей мере на пятнадцать лет, включая получение магистерской степени, вы прошли за шесть? - прикинув что-то в уме, изумился Миран.
  - Ты быстро считаешь. Может, ты вундеркинд? - В глазах нашего нового преподавателя промелькнули веселые искорки.
  - Но так же не бывает! Да и не обучают в Школе Магии с такого возраста, - позволила себе усомниться в его словах Селена. - Я точно помню постановление приемной комиссии - минимальный возраст поступления - шестнадцать лет (1).
  Надаль хмыкнул.
  - Что?! Тебе тоже десять? - посмотрела нимфа на темного. - Тогда понятно, почему ты так себя ведешь по отношению к девушкам.
  - Мне шестьдесят пять. В пересчете на человечессский возраст - это примерно пятнадцать. А что такого недоссстойного вы усмотрели в моем поведении, ЛЕДИ? - ощерился дроу, демонстративно поглядев на остатки тряпки, ранее гордо именовавшейся платьем Селены. Оно пало смертью храбрых, не выдержав нагрузки сегодняшнего дня.
  - Вернемся все же к магистру, - не дал разгореться ссоре вампир. - Расскажите, пожалуйста, каким образом вам удалось начать обучение в Школе Магии в столь юном возрасте?
  Нет, все-таки наш Пышик умеет повернуть разговор в нужное ему русло. Золото, а не чело... вампир!
  - Просто после того как я, независимо от первоисточника, доказал теорию Калана Либ-Нира о наличии примитивного разума у простейших видов нежити (экспериментальным путем) и самостоятельно создал парочку довольно редких артефактов, моим родителям настоятельно порекомендовали отправить меня в магическое учебное заведение чуть раньше установленного возраста. Я выбрал Высшую Школу Магии.
  А когда выяснилось, что знаю и умею я немного больше, чем некоторые из местных магистров и магистресс, то мне позволили получить диплом мага экстерном, несомненно, в надежде побыстрее от меня избавиться, - тут магистр широко ухмыльнулся. - Но они просчитались в одном.
  Мне настолько понравилось удивлять своими познаниями моих немного заплесневелых преподавателей, что я подумал, а почему бы не начать учить магии студентов? Еще три года обучения - и магистерский диплом был у меня в кармане. Всем пришлось смириться с этим решением. И вот я здесь, - радостно закончил он свою историю. - Если это все вопросы, то займемся, пожалуй, непосредственно тем, ради чего мы здесь собрались, то есть учебным процессом. Итак, предмет "Теория создания артефактов" включает в себя следующие разделы...
   Пока он вещал, мы обалдело переваривали уже полученные сведения. И к концу невольно укороченной с нашей помощью лекции я отчетливо осознала одно: теперь-то уж точно никто меня отсюда не выставит, раз уж такие экземпляры умудрились не только Высшую Школу Магии окончить, но еще и студентам преподают.
  А вот прибить - могут.
  
   Примечания
  (1) Действительно, минимальный возраст, с которого можно обучаться в Высшей Школе Магии - шестнадцать лет. Исключения делаются лишь для особенно талантливых и, как следствие, более опасных для общества в доучебный период обладателей магического дара. Подробнее см. в приложении "Ступени обучения в Высшей Школе Магии".
  
  
  Вопрос девятый: Поговорим о личном?
  
  Хочешь нажить себе врага - подели с кем-нибудь комнату в общежитии.
  Студенческая пословица
  
  Авентия, студенческая столовая и комната общежития, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число по-прежнему 2-е.
  
  После занятий мы всей гурьбой отправились в столовую, дабы подкрепиться после нелегкого учебного дня.
  - Какие впечатления от первых занятий? - задал вопрос в воздух Миран, садясь за стол с полным подносом еды.
  И как только в него столько влезает?
  Вот честное слово, иногда подобный безудержный оптимизм просто не к месту. Я промолчала, сделав вид, словно не расслышала. Орка и темный также проигнорировали реплику Ветерка. Судя по их сосредоточенным лицам, они как минимум строили планы по завоеванию этого бренного мира, и столь незначительные вопросы их не касались. Миран отпустил одну из пошловатых шуточек - не подействовало. Поняв, что больше никаких эмоций из нас он не вытянет, он махнул на все рукой, и наша урезанная в составе компания продолжила есть молча. Почему урезанная? А нимфе и вампиру, сразу же удалившимся за отдельный стол, просто-напросто было не до нас - они разбирались между собой. Я краем уха ухватила обрывок их перебранки:
  - И не вздумай больше называть меня Селеной, - услышала я голос не на шутку разгневанной нимфы.
  - Да, ты, пожалуй, права, - без боя сдался Пышик. - Это тоже слишком длинно. Буду звать тебя Сел.
  - Да ты... такого имени даже нет!
  - А теперь будет. Ты же уникальная, пусть и имя будет единственным в своем роде.
  - Оно и так в одном экземпляре, идиот несчастный!
  - О прекраснейшая из всех леди нашего мира! Если я, как ты выражаешься, идиот, то исключительно счастливый. И все благодаря тебе, неповторимая моя!
  Посмотрев на физиономию Селены, я решила, что здание Школы срочно надо спасать - вампир может позаботиться о себе сам - и рискнула вмешаться:
  - Селена, не хочешь пройтись по местным лавочкам с одеждой? Твой гардероб нуждается в паре-тройке чуть менее... парадных вещей.
  Нимфа поглядела на свое, некогда серебристое платье, которое после стычки с магистром Шаффаном приобрело цвет грязного пыльного мешка, украсилось длинным разрезом почти до талии - за скамейку в коридоре зацепилась - и неровной бахромой по подолу (откуда взялась бахрома, я упустила из виду). И согласилась, а что ей еще оставалось делать?
  - Мы еще вернемся к этой теме, - со злостью пообещала нимфа вампиру, резко вскакивая и направляясь в сторону двери.
  - Тебя я готов ждать вечно, дорогая! - ласково промурлыкал тот. И ведь поневоле поверишь!
  - Чем он так тебе насолил? - поинтересовалась я, закрывая за собой дверь нашей комнаты.
  - Он отказался, чтобы я называла его Пышиком при посторонних.
  Ого, как у них далеко зашло - одногруппники им уже посторонние!
  - Знаешь, я его понимаю. Трудно оставаться грозным и опасным вампиром и хитроумным дипломатом, если тебя на каждом шагу называют детским прозвищем. И, вообще, похоже, он сообщил это имя только нам двоим, ты должна это оценить.
  Нимфа помолчала.
  - Ты действительно так считаешь? - с подозрением в голосе спросила она. - А тебе не кажется, что он просто издевается, а на самом деле я его совсем не интересую?
  Ну вот, дожили! Из меня пытаются сделать эксперта по любовным отношениям.
  - Почему тебя это так волнует? А самой-то тебе он нравится? Если нет, ты можешь его просто игнорировать, я знаю, как устроить так, чтобы...
  - Разве такой как он, может не нравиться?
  - О боги! Что я слышу - ледышка растаяла! А по тебе не скажешь!
  - Не уходи от ответа. Тебе ведь он тоже нравится, верно?
  - Да, конечно, - легко согласилась я. - Я его даже почти люблю.
   Нимфа напряженно застыла.
  - Но иногда он меня просто бесит. Например, когда позволяет себе шутить над тобой, - уже серьезно заметила я.
  Осознав весь смысл сказанного, Селена поняла, что на ее драгоценного вампира я не претендую, и заметно повеселела.
  - Мы сегодня идем за покупками, или нет?
  - Как только ты переоденешься во что-нибудь более чистое, - хихикнула я, - а то нас не пустят на порог ни одной лавочки. - Это я добавила, уже стянув с себя пропыленные вещи и доставая из сумки очередную рубашку, на этот раз зеленого цвета, и темно-серые штаны.
  - Я все хотела спросить, - Селена все еще рылась в своем багаже, - почему у тебя ничего не измято? Судя по размеру твоей сумки, там вообще все должно быть всмятку, а ты достаешь вещи и спокойно их надеваешь, точно они у тебя до этого отглаженные в шкафу висели. Дело в сумке?
  - Нет. Ткань не мнется, потому что замагичена моей сестрой. Дар у нее такой.
  - Да?! Тогда ей просто цены нет! Ее же местные девицы с руками оторвут! Почему ты не привезла ее с собой?
  - Потому и не привезла. Руки ей еще понадобятся, - отрезала я, прервав восторженные ахи нимфы. В дальнейшие подробности вдаваться я пока не желала. - Так мы идем или нет?
  - Ладно. Я помню, ты просила не вмешиваться без разрешения в твою личную жизнь, но это же совсем другое... - она вертела в руках полупрозрачную тряпку, ой, то есть, платье, нежно-бирюзового цвета, - ты почти ничего не рассказывала о своей семье.
  - Так же, как и ты о своей. - Селена виновато опустила глаза.
  - Знаешь, гномы делают такие шкатулки - с секретом внутри. Так вот, я думаю, каждый из нашей группы напоминает подобную шкатулку. Рано или поздно, кому-нибудь придет в голову открыть крышку, и он это сделает. Если ключ правильно подберет. А до тех пор пусть все остается на своих местах.
  - А про магистра Стэйна ты мне тоже ничего не расскажешь? - нимфа просительно заглянула мне в глаза. - Или тебе все же больше нравится этот мальчишка-дроу? Не делай такое злое лицо - тебе не идет. Я обещаю, что никому ничего не скажу. На самом деле я умею хранить тайны, хоть и кажется, будто я болтушка.
  - Неужели? Не от тебя ли я узнаю все последние сплетни и интриги?
  - Я же говорю только о том, что известно уже всем, а не раскрываю чужие секреты! - возмутилась нимфа.
  - Ладно, убедила.
  - Ну и?
  - Что?
  - В кого из них ты влюблена?
  - Почему я обязательно должна быть в кого-то влюблена? Меня просто интересуют люди... и нелюди.
  - Хорошо. Поставим вопрос по-другому: темный или оборотень? - зудела нимфа.
  - Оба. Но по-разному. - Я усмехнулась и, предупреждая следующую фразу Селены, добавила, - а как по-разному, я сама еще не разобралась. Ты готова? Все, пошли.
  - А так красиво? - В процессе нашей беседы нимфа надела умопомрачительной красоты открытое черное с блестками платье с разрезами по бокам, явно эльфийской работы. В принципе, я могла бы возразить, что далеко не всегда и не во всех вечерних платьях можно выходить вечером. Но бегло просмотрев остальной гардероб Селены, я решила, что это платье - наименьшее из зол. Авось успеем добраться до ближайшей модной лавки, до того, как доберутся до нас. Как оказалось чуть позже, я надеялась зря.
  
  
  Вопрос десятый: Кто к нам с пивом придет... от магии погибнет?
  
  - Питие - это большое искусство. Главное в нем, как и в любом другом виде искусства, вовремя начать и вовремя остановиться...
  
  Из трактирного разговора двух до демона пьяных магов
  
  Авентия, небольшая городская площадь с трактиром на ней, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число все еще 2-е.
  
   Столица Авентии Айраналь представляет собой один из классических образцов человеческой архитектуры. По замыслу неизвестного мне строителя, город должен был повторять особенности расположения самой страны, то есть, являться своего рода кольцом, обнесенным высокими каменными стенами, несомненно, символизирующими горы. С огромным фонтаном на центральной площади, который, в данном случае, отождествлялся с озером Аль-Веран, также находившемся в центре страны. На мой придирчивый взгляд, город, скорее, напоминал некую спираль, чем кольцо. По крайней мере, так это выглядело в путеводителе, который я предусмотрительно захватила с собой в одном из придорожных трактиров по пути сюда.
  Ну да ладно, архитектор, видно, и так из кожи вон лез, стараясь угодить всем и вся. Он выстроил вокруг королевского дворца, расположившегося полукругом возле фонтана, множество красивых аккуратных общественных зданий, которые, в свою очередь, были окружены столь же опрятными большими, средними и маленькими домами и домиками с зелеными садиками, пропорционально уменьшавшимися в размерах, чем ближе они были к каменным стенам, окружавшим город. Несколько портило почти идеальную симметрию здание Высшей Школы Магии, расположившееся на западном краю этого "кольца". Но тут стремление к совершенству перевесили элементарные соображения безопасности, с чем я лично полностью согласна. Мало ли какие ученички могут здесь гранит науки грызть!
  Я описываю столицу так подробно, дабы стало понятнее, почему люди здесь почти не пользуются транспортом. Да - да, не удивляйтесь, никаких карет, повозок, лошадей и тому подобного вы в центре города не встретите. Конюшни и ипподром тоже, кстати, находятся на окраине, только в южном конце, поближе к городским воротам, потому как лошади необходимы только для передвижения за пределами столицы. Так что здесь довольно чистые улицы и можно ходить пешком, не рискуя наступить на кучку навоза.
  Ну а для королевской семьи и высшей знати предусмотрены носилки. Маги тоже не чувствуют себя ущемленными в правах - телепорты-то никто не отменял. К сожалению, к нам это пока не относится - у нас первое занятие по теории телепортации только в следующем месяце значится, а уж когда мы эту науку освоим настолько, чтобы свободно передвигаться по городу, и вовсе не известно.
   А к высшей знати нас как-то никто не причислял и потому носилок не выделил, хотя Селена по своему поведению меньше, чем на принцессу, не тянула. Видимо, дело было в том, что мы являлись студентами, а им подобной роскоши не полагается. И, вообще, они должны учиться, а не по городу в поисках сомнительных приключений шастать. Так объяснила мне ситуацию нимфа, недовольная тем, что пришлось идти пешком. Ну, подождите, вот скоро телепортацию освоим, и тогда, прощайте, спокойные улочки - будущие маги прибыли! А сегодня пошли мы на своих двоих.
  И вот что-то мне подсказывало, будто гуляли мы не в гордом одиночестве, как бы нам того ни хотелось. Спиной я отчетливо ощущала чей-то настойчивый взгляд, о чем и сообщила нимфе. В тот момент мы находились на небольшой площади в двух шагах от таверны, украшенной многообещающей вывеской "В дрова!", с обшарпанной дверью, висевшей на одной петле, и покосившимся крыльцом. Обе стороны площади украшали буйно разросшиеся дебри орешника и пыльных акаций. Селена деловито огляделась кругом, остановилась ровно посередине площади и громко возвестила во всеуслышание:
  - Предупреждаю - если тот, кто нас преследует, немедленно не покажется и не объяснит, какого демона ему от нас нужно, то в этом, без сомнения, прекрасном городе наступит преждевременная зима, а нарушивший наш драгоценный покой будет украшать собой эту чудную площадь в виде ледяной скульптуры.
  Неизвестно, дошел ли смысл ее слов до того, кому они предназначались, или он просто устал хранить инкогнито и решился выйти из тени, но на милую просьбу Селены показать свой дивный лик откликнулись сразу четверо.
  Из здания таверны вывернули два дюжих молодца, явно не шибко трезвые, которые, синхронно икнув, заявили, окинув взглядом наряд нимфы:
  - Шикарно выглядите, девочки!
  - А не выпить ли нам вместе?
  - Не выпить! - с угрозой произнес Надаль, вылезая из кустов.
  - Даже не предлагайте, видите, сегодня девочки не в духе. Чем-нибудь этаким в вас швырнут, а мы потом разбирайся, кого из вас как звали и как то, что от вас останется, родным отослать, - гораздо более дружелюбно сказал Миран, появляясь из зарослей на противоположной стороне.
  - А вы что здесь делаете? Просто никакого покоя нет! - начала верещать Селена.
   Насчет покоя я была с ней полностью согласна - из дверей кабачка вывалился еще один субъект, точная копия первых двух, только с кружкой пива в руке, и, в свой черед, громко икнув, вопросил:
  - А чего здесь такое делается?
  Никто не нашелся с ответом (или не счел нужным). Верзила тем временем присмотрелся к нам получше и удивился:
  - Да это никак настоящий дроу! Ишь ты, а чего вам в подземельях-то не сидится? Смотри-ка, и эльфийка с ними! - в очередной раз изумился детина. Очевидно, несмотря на тролльи уши и рост, в эльфийки записали меня.
  - Dalhaar libria shaess liesshaeri amadanshezzeil! Basshara shessi teshaar inssetto resk"afarishh shekh sessaere teskshaa! Horsssh essa errdegahrr malar heri ssin"urn no natha luethh keeshaar shessa tesserin shakken!(1) - гневно прошипел Надаль.
  То ли парень был слишком пьян, то ли участок мозга, отвечающий за инстинкт самосохранения, ушел куда-то прогуляться, а, может быть, мозг в этом мощном организме начисто отсутствовал, не знаю. Только вот угрозами Надаля, выданными на темноэльфийском, он нисколько не впечатлился. Или просто языками не владел. Хотя сейчас того, что эльф взбешен до крайности, не понял бы лишь слепоглухонемой идиот. Он продолжил наступательные движения в нашу сторону, потрясая огромной кружкой, точно мечом, и умудряясь не пролить ни капли пива. Видимо, сказывались долгие годы практики.
  Но дойти до своей цели он не успел: мощным порывом ветра его откинуло к ближайшим кустам, где он был грациозно проглочен шмикотивкой моего собственного производства (сегодня мне особенно удавался именно этот вид растений), к данному моменту успевшую вырасти до размеров злополучной таверны. Последнее, что нам удалось увидеть - это обалделое выражение на физиономии горе-выпивохи, тут же исчезнувшего в пасти растения. Хотя ему, можно сказать, крупно повезло. Ибо в процессе импровизированного полета, устроенного, конечно, Мираном, ему удалось избежать парочки ледяных молний, которые врезались в стоящее тут же деревце (тополь, кажется, точнее не скажу - когда я обратила на него внимание, он уже оледенел). А также странной липкой паутины, где копошились подозрительно зубастые маленькие паучки.
   Я с интересом глянула на темного эльфа, но промолчала - в конце концов, у каждого могут быть свои маленькие секреты. Да и сейчас было неподходящее время для подобных расспросов.
  - Ну и что мы теперь будем делать? - спокойно вопросила нимфа, выделив слово "теперь". Будто мы вышли на прогулку, и ничего особенного не произошло, так, комара прихлопнули.
  - Фу! - вместо ответа громко скомандовала я. Шмикотивка весьма неохотно выплюнула прямо к нашим ногам свою законную добычу - огромный, отвратительно пахнущий комок серой слизи.
  Все, кроме меня, попятились и зажали носы. Остальные два молодца, столь неудачно предложившие нам выпить, и до настоящей поры прикидывавшиеся неизвестными мне предметами мебели, дружно попытались скрыться за дверью забегаловки. Это им не удалось, отчасти из-за того, что дверь была одна, а их двое, отчасти из-за моего грозного оклика: "Куда?! Стоять!", заставившего их подпрыгнуть на добрых полтора фута. Крылечко трактирчика, где они упражнялись в прыжках в высоту, не выдержало и, напоследок горестно скрипнув, развалилось на три части.
  Воспользовавшись невольной заминкой двух горемык, вызванной их внезапным падением, я поинтересовалась:
  - Здесь какой-нибудь пруд есть?
  - Э-э... чего? - неуверенно откликнулся один из парней.
  - Я спрашиваю, пруд, или на худой конец, ручей поблизости имеется?
  - Фонтан не подойдет? - робко вставил второй верзила, в задумчивости почесав затылок. - А вам зачем?
  - Не мне, а вам. Будете его, - я ткнула пальцем в сторону кучи слизи, - отмывать, причем в срочном порядке, иначе эта дрянь так присохнет - нипочем не отдерешь. Ну-ка, живо, ноги в руки, и вперед - водные процедуры принимать, - прикрикнула я на ошалелых детинушек, резво соскочивших с остатков крыльца и рванувших куда-то все в те же заросли. Понятное дело, по пути они захватили с собой третьего неудачника, так и не ставшего обедом для голодной шмикотивки. Кстати, что делать с ней, я понятия не имела, а пока решила все оставить, как есть.
  - Какая-то ты чересчур мягкотелая для мага - боевика, - задумчиво проговорил Миран, - ну, стало бы на свете одним мужиком с пивным брюхом меньше - никто б даже и не заметил. Может, тебе лучше в травники податься - никого убивать не надо, по крайней мере, напрямую - вари там себе зелья разные...
  Эльф злобно рыкнул, но ответить не успел, потому что в разговор вмешалась Селена:
  - Извини, конечно, но ты абсолютно ничего не соображаешь. Зачем нам уничтожать мирных жителей, виновных только в том, что они малость перебрали? - Угу, значит, льдом швырялась не она, или я чего-то путаю? Возможно, нимфа это делала с самыми мирными намерениями, а я просто не поняла. - Я лично считаю, что Витта сделала все правильно - они остались живы и здоровы, а урок надолго запомнят.
  - Да уж, это ты точно сказала, - рассмеялась я, припомнив, какие лица были у парней, улепетывавших со всех ног.
  Надаль не разделял наших мирных намерений (что поделаешь, дроу вообще народ довольно кровожадный и мстительный, иначе им в своих пещерах не выжить), но отступил перед железной женской логикой и не стал высказываться.
  Ветерок же, беспечно хохотнув, быстренько перевел тему разговора:
  - А с растением что делать будешь? Ведь, если ты его здесь бросишь, твой недавний акт милосердия останется незамеченным на фоне будущих роскошных обедов.
  Я разозлилась.
  - Буду рада выслушать все предложения по данному вопросу!
  - Может, ей Мирана скормить? Двойная польза будет - и растение довольно, и одним болтуном меньше станет, - съязвила нимфа.
  - Полноссстью поддерживаю, - злорадно поддакнул темный.
  Стихийник заметно побледнел и попятился. Положа руку на сердце, я его понимаю - никому не захочется так глупо и бесславно погибнуть во цвете лет, сгинув в пасти какого-то (пусть даже чрезвычайно редкого) прожорливого растения. Мне даже стало его немного жаль, и я произнесла:
  - Я имела в виду РАЗУМНЫЕ предложения. А ты что скажешь? - обратилась я к предполагаемой жертве шмикотивки.
  Ветерок, осознав, что есть его сегодня не будут, заметно приободрился и высказал свои соображения.
  - Может, леди Мелиссе ее отнесем? Думаю, она не откажется от еще одного редкого экземпляра.
  - Отлично. Вот ты и понесешь, - совершенно спокойно ответила я.
  - Но как? Ты хотя бы в размерах ее уменьши. Ну как в прошлый раз, - взмолился Миран.
  - Ты же умный, практически полностью обученный боевой маг, в отличие от меня, мягкотелой травницы. Так что решай свои проблемы сам, а не перекладывай их на хрупкие девичьи плечи, - и, не обращая больше на него внимания, я повернулась к Селене:
  - Пойдем уже, а то с такой скоростью мы до центра за неделю не доберемся.
  И под громкий хохот нимфы и дроу, в полной мере оценившим мое чувство юмора, мы покинули стихийника, с несчастным видом глядевшего на растение, которое ему предстояло транспортировать до Школы Магии и вручить дриаде.
  
   Примечания
  (1) "Следи за своими словами, тупой грязный волколак! Лучше тебе спрятаться в ту дыру, откуда ты только что вылез! Иначе я забуду о своем обещании прекрасной госпоже не мараться о таких, как ты, и превращу тебя в жирного черного паука!" - Перевод, данный позже по моей просьбе самим же темным эльфом.
  
  
  Вопрос одиннадцатый: Как найти подходящий наряд для нимфы?
  
  Многочисленные мелкие лавочки Айраналя - настоящая золотая жила для мошенников, именующих себя красивым новомодным словом "стилист". Наша беда в том, что талантов в искусстве шитья одежды становится с каждым годом все меньше - их заменяют жалкие подделки под эльфийский крой. О качестве ткани в таких случаях вообще говорить не приходится.
  
  Из столичной газеты "Вечерняя Авентия"
  
  Авентия, центр Айраналя, а затем общежитие, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число, между прочим, до сих пор 2-е, демон бы его побрал!
  
  Лишь пройдя несколько десятков шагов, я поняла - Надаль увязался-таки за нами, и припомнила, что даже не поинтересовалась причиной появления наших одногруппников, да еще в таком странном составе, на той злосчастной площади.
  - А, кстати, чем это вы двое занимались в кустиках? За нами следили?
  - По поводу стихийника ничего сказать не могу, так как понятия не имею, какая бездна находится в голове у этого шалопая, - с готовностью отозвался Надаль. - Ну а я просто хотел немного присмотреть за тобой. Мало ли что в незнакомом городе может случиться. Видишь, я был не так уж и неправ.
  Странное дело, но злиться и раздражаться сил у меня уже не было - слишком уж длинный и насыщенный событиями день был сегодня. А потому уразумев, что дроу просто так от нас не отцепится, я устало вздохнула:
  - Ладно. Идешь с нами, при условии, что будешь изображать нашу глухую и немую тень.
  - Хорошо, хоть не слепую, и на том спасибо, - подозрительно радостно сказал Надаль, и, игнорируя обжигающие холодом взгляды Селены, которую явно не устраивал такой поворот дела, мы доплелись-таки до центра и стали заглядывать в каждую модную лавку в поисках достойных, но в то же время практичных одежд для нимфы благородных кровей.
  ...
  К позднему вечеру, или, вернее сказать, к ночи, ибо на черном осеннем небе уже проклюнулись звезды, а прямо над нами висела довольная собою круглая желтая луна, мы вернулись обратно. Изрядно потрепав нервы себе и друг другу, в том числе и измученному нашим походом темному эльфу. Вот кто бы мог подумать, будто у них настолько тонкая душевная организация? Или это нам такой неуравновешенный попался? Он клятвенно заверил нас в том, что он больше никогда не будет участвовать в совместных мероприятиях подобного рода. И слава за это всем известным и неизвестным мне богам и демонам, ибо мне, равно как и нашей распрекрасной нимфе, мало понравились замечания и комментарии дроу, бессовестно нарушившего свое обещание молчать в процессе обновления гардероба Селены. Например, шуточки вроде: "Зачем тебе это сейчас, ведь карнавал у нас только в месяце метелей". Или: "Если ты хочешь соблазнить нашего куратора в целях получения хороших оценок, то тебе действительно стоит приобрести это платье, хотя в удачном исходе этого предприятия я совсем не уверен, так как, по слухам, магистр предпочитает ледяным красавицам не в меру хрупких и истеричных дриад".
  Последняя реплика вызвала бездну возмущения у Селены и целую серию огненных шаров, самопроизвольно сорвавшихся с моих рук. За прожженный в нескольких местах настенный ковер пришлось платить хозяину лавки отдельно. Дроу, естественно, увильнул. А моя реакция была, я думаю, совершенно оправданной. Ведь, судя по обрывку разговора, невольно подслушанному мной у дверей кафедры, и изжеванному виду магистра Стэйна, а также по рассказу нимфы, одна конкретная дриада ему теперь нравилась не больше, а может и меньше, чем мне. Да и вообще...
   Ладно, главное, мы купили вещи, которые устроили нас с Селеной (и даже были одобрены Надалем, хотя его мнения никто и не спрашивал): три пары практичных, почти немнущихся, узких брюк черного, серого и темно-зеленого цветов, столько же камзолов на тон светлее, чем брюки; две дюжины отличных шелковых и хлопковых рубашек - девять попроще, с v-образным вырезом и отложным воротничками, а остальные - более парадные и аристократичные - с вырезом под горло или кружевными воротничками и манжетами, спускавшимися до середины кисти руки. А также пять пар изящных черных и коричневых ботиночек и полусапожек на маленьком, несмотря на протесты нимфы, каблучке из мягкой кожи с заостренными мысками, для удобного вдевания в стремена. Хотя какие тут могут быть лошади? Я уже не упоминаю о мелочах вроде ремней, платков, белья и тому подобных вещей, которых мы тоже приобрели с избытком.
  Нагруженные свертками (да-да, все - и темный тоже), что называется,
  усталые, но довольные, мы, с грехом пополам, пробились через магическую охрану общежития в лице растрепанного и заспанного консьержа-тролля. Пропустившего нас только по той причине, что он признал во мне свою дальнюю родню, после того как я начала ругаться по-тролльи и вспомнила парочку фирменных дедушкиных выражений. Доползя до двери нашей комнаты, мы царственным жестом отпустили нашего темного эльфа, которому выпала честь нести немалую часть накупленных нами вещей. Роль королевской особы, милостиво отпустившей своего слугу передохнуть немного после тяжелого трудового дня, исполняла, конечно же, Селенаринаранарилиа.
  Видимо, нимфа после сегодняшних событий уже немного попривыкла к эльфу и не шарахалась сторону от одного его вида, хоть и не переставала опасаться, что он вдруг выкинет нечто, из ряда вон выходящее. Ну и правильно, с дроу никогда и ни в чем нельзя быть уверенными до конца - такой уж они народ.
  Впрочем, почти то же самое я могу сказать о каждом члене нашей странной компании, включая меня саму. Даже, казалось бы, прямолинейная и правильная орка - и та, по-моему, что-то скрывает. А уж что до остальных, тут и говорить нечего.
  Но на сон грядущий забивать себе голову подобными мыслями не хотелось - слишком я устала за прошедший день. Кстати, завтра хотя бы на занятия идти не надо - день осеннего равноденствия (1). Спать хотелось ужасно. Вот Селена уже забралась в кроватку и мирно посапывает. А потому, от души порадовавшись тому, что рано вставать не надо, я бухнулась в постель и, едва коснувшись головой подушки, тут же заснула. Но выспаться в эту ночь нам с Селеной было не суждено.
  
  Примечания
  (1) День осеннего равноденствия, наряду с весенним, зимним и летним, является одним из государственных праздников Авентии и, как следствие, нерабочим и неучебным днем. По традиции, работают только стражи порядка и, естественно, различные увеселительные заведения. Праздник имеет плавающую дату - отмечается в первую пятницу месяца золотых листьев - и заканчивается большим костром, в котором, по поверью, сжигается все плохое, что было в ушедшем сезоне. Об остальных праздниках см. в приложении "Авентийский праздничный календарь".
  
  
   Вопрос двенадцатый: Серенаду заказывали?
  
  Музыка - вот на чем должно воспитывать молодежь. Без музыки наша цивилизация зачахнет, превратится в пустое подражание моде.
  Из "Авентийского культурного вестника"
  
  Авентия, комната общежития, а затем вылазка в город, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, 3-е (ну, почти)
  
  Глубокой ночью, или скорее ранним утром (на часах было уже три), я проснулась от неожиданного и необычного шума. Под окном кто-то пел! Да-да, именно так! Чистый, сильный мужской голос исполнял незнакомую мне песню, сопровождаемую негромкой завораживающей мелодией. Селена, проснувшаяся одновременно со мной, возжелала немедленно сотворить памятник ночному певуну из него же самого, и уже хотела распахнуть окно, дабы осуществить свое доброе намерение. Но я жестом остановила ее, невольно вслушиваясь в смысл песни. Да и голос показался мне странно знакомым.
  Имя, прозвучавшее в серенаде (а иначе ее назвать было нельзя), подсказало моему сонному мозгу, кто нарушил наш ночной покой таким странным образом. Кто сказал, будто вампиры менее романтичны, чем, например, люди? Плюс ко всему у вышеназванных созданий гораздо больше времени для таких вещей, чем даже у эльфов или еще кого-нибудь из долгоживущих, поскольку во сне они особо не нуждаются. В этом я всегда им немного завидовала - ведь порой, не вовремя заснув, пропускаешь кучу важных событий (1).
  - Смотри-ка, а он там, оказывается, не один! - Селена, запахнувшись в простыню и изящно позевывая, уже выглядывала в окно.
  Исполнители тем временем вышли из-за кустиков, где скрывались до той поры, видимо, справедливо опасаясь нашего возмездия. Угадайте, кто стоял рядом с нашим несравненным вампирчиком? Правильно, наш же, до боли знакомый, темный эльф. И аккомпанировал Пышику именно он - я углядела в его руках сорнейл, прежде знакомый мне лишь по картинкам в одной очень старой книге из дедушкиной библиотеки. Ух ты, я и не знала, что он на нем играть умеет!
  Неподалеку от музыкантов - нам сверху это было видно очень хорошо - маячил Миран. А этот-то что здесь делает - чей-нибудь хвост изображает? Но хвост по статусу положен только демонам да оборотням, а их, слава богам (или демонам?), у нас пока не наблюдается. Магистра Стэйна в расчет можно не брать, я ведь его во второй ипостаси не видела, да и кто его знает, имеется ли у истинных оборотней хвост и на кой демон он им сдался. Словом, у нас хвостов нет. Или я чересчур подозрительна, и маг ветра просто хочет влиться в наш, мягко говоря, не очень дружный коллектив? Поживем - увидим.
  А сейчас меня волновал более насущный вопрос: дадут ли нам сегодня поспать? Нет, я ничего не имею против хорошей музыки и романтически настроенных поклонников, но... совесть должна быть даже у вампира! Тем более что Пышик решил не ограничиваться одним произведением и начал вторую хвалебную песнь, обращенную к Селене. Как оказалось минутой позже, импровизированным концертом была недовольна не только я. Где-то неподалеку от нас, по-моему, этажом ниже, громко распахнулось окно и хриплый женский голос злобно (чему я не удивилась) проорал в темноту ночи:
  - Эй, горлопан! Проваливай отсюда, не то следующая песня станет последней в твоей жизни!
  Послышался шум от еще одного открываемого окна, и другой голос горячо поддержал первого оратора:
  - Как вам не стыдно! Вот вылью сейчас вам на головы одно из своих зелий, будете зелеными или желтыми в розовую крапинку бегать! А что у меня всегда отлично получается, так это магическая краска, так что веселенькая расцветка вам будет обеспечена не меньше, чем на месяц!
  Нимфа рассмеялась - ее, похоже, начало забавлять происходящее.
  - Не слушай их! Ты обалденный! Таких больше нет! Настоящий романтик! - завизжала от восторга почти голая девица, наполовину высунувшаяся из форточки через окно от нас. Видимо, ручку окна заклинило. - Твоей девушке жутко повезло! Смотри, если вдруг она будет полной дурой и не оценит твоих усилий (при этих словах Селену передернуло от злости), то я всегда рядом! Кстати, меня зовут Милана!
  Если учесть, что само здание было восьмиэтажным, а мы с нимфой, как и девица, жили на шестом, то с ее стороны было почти подвигом так вопить, свесившись из форточки. Но может быть, она владеет искусством левитации?
  Вампир внезапно прервал свое выступление и обратился, видимо, уже ко всей прекрасной половине общежития (2), ибо с каждой секундой отворяемых окон становилось все больше, со скромной, но содержательной речью в лучших традициях трубадуров:
  - Глубокоуважаемые леди! Прошу простить меня за то, что столь дерзко осмелился нарушить ваш бесценный покой. Мне может послужить оправданием только одно - надежда найти путь к сердцу прекрасной девушки, обитающей в этих чертогах. А теперь, поскольку ответа на свои чувства я сегодня вряд ли дождусь, примите еще раз наши искреннейшие и глубочайшие извинения и позвольте нам откланяться.
  И под общий громкий разочарованный вздох нашей соседки по этажу и как минимум еще десятка-другого разбуженных ночным концертом студенток весь этот балаган, включая Мирана, отбыл, предположительно, по направлению к мужской части общежития. Я и нимфа с облегчением перевели дух и дружно завалились спать, отложив все обсуждения и объяснения на завтра.
   ...
  Наутро - а утро у нас в свете последних событий началось часов этак в одиннадцать - мы с нимфой, зевая, выбрались, наконец, из своих кроваток, оделись, умылись и, по сложившейся уже традиции, решили прогуляться в город, благо, что день был выходной. И заодно позавтракать. Селена открыла дверь нашей комнаты и застыла от изумления: почти весь дверной проем занимали... розы. Снежно-белые, с переливами в перламутр, огромных размеров бутоны, перевитые в виде арки, источали изысканный тонкий аромат, а на пороге стояла огромная корзина все с теми же дивными цветами, украшенная голубыми ленточками и нежно-голубым конвертом, на котором витиеватым почерком были выведены алые буквы: "Для Селены".
  Пришедшая в себя от удивления нимфа, с подозрением глядя на меня, осведомилась:
  - Ты тоже в этом участвовала?
  - Такие роскошные розы я вообще впервые вижу. Да и когда бы я успела во всем этом, как ты говоришь, поучаствовать?! - с негодованием воскликнула я. - Ну что, будем стоять, или все-таки занесем эту прелесть внутрь и освободим проход?
   А вы как думали? Любовь любовью, а кушать все равно хочется по-прежнему. С трудом затащив в комнату корзину (арку мы благоразумно решили не трогать - кому она там помешает, да и внутри для нее места уже не нашлось бы), мы вышли из здания и направились в город. Конверт Селена прихватила с собой. В найденной нами малюсенькой, но довольно опрятной забегаловке мы тихо-мирно позавтракали, или пообедали, смотря как считать, и решили еще побродить по улицам, на которых бурлило праздничное веселье. Ведь день-то был выходной, а задавали нам пока немного (за исключением архимага Ягдана, но его семинар только через неделю, так что успеем подготовиться). Да и тратить такой денек на сидение в пыльной библиотеке - просто кощунство!
  Часам к пяти, немного подустав, мы вернулись домой. В двери торчала новая записка. На этот раз адресованная мне. Развернув сложенный вдвойне лист, я вслух прочитала послание, написанное четким, отточенным, как лезвие ножа, почерком:
  "Витта, приходи сегодня к вечернему костру, на пустырь за зданием Школы. Надаль.
  P.S. Постарайся не заблудиться - просто иди прямо и никуда не сворачивай".
  
  Мда, кратко и информативно. Посмотрев на Селену, я полюбопытствовала:
   - А что все-таки в твоей записке?
  - Сейчас узнаем, - нимфа вытащила откуда-то конверт.
  - Ты до сих пор не прочитала? - поразилась я.
  Вместо ответа нимфа раскрыла конверт, вытащила оттуда небольшой лист голубоватой и судя по всему очень дорогой бумаги - на таких бы, наверное, только королевские указы писать - и начала декламировать:
  
  Блуждал во тьме веков я вольно,
  Закаты и рассветы не деля ни с кем.
  Ночей беззвездных видел я довольно,
  И мне казалось, я владею всем.
  Я жил так до тех пор, пока
  Не встретил глаз, словно полночь, глубоких.
  Так я узнал, что может ослеплять и мгла,
  Сверкая ярче звезд далеких.
  В пустынных сумерках, когда вокруг все серо,
  Блистаешь для меня лишь ты.
  Приди ко мне, душа моя, Селена,
  Как несравненная богиня темноты.
  
  Любимая! Сегодня, в этот великолепный осенний вечер, я счастлив пригласить Тебя к нашему скромному костру в честь праздника осеннего равноденствия.
   Твой навеки, Вирал (для Тебя, если хочешь, Пышик).
  P. S. Мы ждем Тебя и Виттарину на пустыре за Школой Магии. Пожалуйста, оденьтесь потеплее - я не хочу, чтобы вы простудились.
  
  Примечания
  (1) Слова серенады, к несчастью, утеряны, ибо стояла глубокая ночь, и никто не удосужился их записать. Впоследствии, несмотря на все уговоры, Вирал наотрез отказывался исполнить ее снова, видимо, не желая лишний раз напоминать о своем "неудачном" выступлении. А жаль. Песня была очень красивой.
  (2) Каждый этаж общежития Высшей Школы Магии Авентии традиционно разделен на две половины - мужскую и женскую. Эти половины разделены широким коридором, двери которого запираются на ночь особым тролльим заклятием, и их окна выходят на разные стороны.
  
  
  Вопрос тринадцатый: Чем полезны посиделки у костра?
  
  Пункт 5. Во избежание непредвиденных ситуаций и несчастных случаев категорически воспрещается разжигание костров на территории Высшей Школы Магии; в случае порчи имущества Школы предусмотрено наказание в виде штрафа и/или отчисления в зависимости от размера причиненного ущерба.
  
  Из "Свода законов и правил Авентийской Высшей Школы Магии"
  
  Авентия, пустырь за Школой, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, 3-е.
  
  Памятуя о том, что "ночи холодные", я захватила с собой теплый меховой эльфийский ширн, ну и вторую бутылочку бабушкиной настойки для создания теплой атмосферы в прямом и переносном смысле. Прибыв на пустырь, мы узрели там немалых размеров костерок (его было видно издалека) и греющихся возле него Мирана, Исил и Надаля. Вампир сидел немного поодаль и задумчиво чертил на земле палочкой.
  - Ну, наконец-то! Мы уж думали, вы что-нибудь перепутали и ушли искать другой пустырь. - Надаль, конечно, не мог удержаться от шпильки.
  Селена надулась, а я, не реагируя на язвительного дроу, вытащила заветную бутылочку.
   - А это уже совсем другой разговор, - Миран, довольно потирая руки, полез куда-то за пазуху и выудил бутыль, больше моей раза в три.
   Пышик подошел поближе, расстелил на большом камне свой плащ и церемонно предложил импровизированный стул нимфе. Та уселась на него, точно на трон, горделиво задрав голову, словно истинная королева.
  - А ты что стоишь, будто неродная? - темный эльф указал мне на булыжник, стоящий рядом с ним.
  Стараясь не обращать внимания на насмешливый взгляд орки, я завернулась поплотнее в свой ширн и, постелив его нижнюю половину на каменную глыбу, заняла свое место у костра.
  - А теперь я поколдую. - Легкий взмах руки вампира - и словно из воздуха появился огромный, гладко отесанный валун, уставленный разнообразной снедью. Видимо, до того "стол" был надежно скрыт под покровом иллюзии.
  - Интересно, откуда здесь взялось столько огромных камней? Как будто специально для такого случая, - высказалась я.
  - Взялось! Да это Ветерок их сюда натаскал, - расхохотался Надаль, и, поймав мой недоуменный взгляд, пояснил:
  - Магией, в смысле. Он же у нас стихийник.
   Похоже, Миран уже влился в наши ряды, по крайней мере, с мужской частью нашей группы он довольно хорошо ладит. Да и орка стала намного раскованней, вон, собралась в стаканы наливать из бутыли, припасенной Ветерком (1). Нееет, так дело не пойдет! Я осторожно перехватила руку настороженно воззрившейся на меня Исил:
  - Давай сначала мою настойку попробуем. А то после гномьей водки, - я кивнула в сторону второго "сосуда", - вкуса точно не поймем, а бабушка столько сил в свое вино вложила.
  Четвертьорка безразлично пожала плечами и отодвинулась - делай, мол, что хочешь. Разлив настойку и потихоньку посмеиваясь про себя, я предложила первый тост:
  - За доверие!
  - Великолепный тост! - вампир пригубил вино. Остальные последовали его примеру.
  - Ну что ж, - после недолгого молчания Пышик решил продолжить разговор, - раз судьба свела нас всех вместе, неплохо бы узнать друг о друге побольше.
  В воздухе повисла пауза. Затем слово взял темный. - Вижу, никто не горит желанием исповедоваться. По-моему, сидя у костра, принято рассказывать всякие истории, или я ошибаюсь?
  - Ну, раз ты об этом заикнулся, может быть, поведаешь нам что-нибудь? - подначила его я.
  - До чего же ты любопытная! Ладно, слушайте.
  
  История первая. Об одном темном эльфе
  
   Это случилось шестьдесят пять лет назад. В одной обычной темноэльфийской семье появился ребенок. Вроде бы ничего особенного в этом не было. За исключением одной мелочи. Эльфенок был подкидышем. Выйдя однажды утром на крыльцо своего небогатого дома, сложенного из камней подземной реки, Асилиррия Аркенаршш обнаружила пищащий сверток. Поскольку своих детей у супругов Аркенаршш не было, они оставили эльфенка у себя и воспитывали также, как, наверное, воспитывали бы своего собственного сына. Они были довольно неплохими родителями и научили ребенка всему, что знали сами. Так продолжалось, пока эльфенку не исполнилось десять лет (2). У мальчика проявились хорошие задатки магического дара, и он был отправлен в ученичество к одному из придворных алхимиков, Ликару Ашшассу. Покидая дом приемных родителей, эльфенок услышал от них следующие слова:
  - Мы дали тебе все, что могли, хоть ты и чужой нам по крови. Теперь все зависит от тебя самого. Никому не доверяй и никого не жалей, надейся лишь на себя, лги, изворачивайся, предавай и убивай, если это нужно, иди по головам, чтобы достичь поставленной цели. Только тогда ты сможешь стать настоящим темным эльфом и достойным представителем рода Аркенаршш.
  С этим напутствием эльф отправился к придворному алхимику.
  Через пару лет стало ясно - слова приемных родителей не пропали даром. Их дом был разрушен до основания неким магическим эликсиром. Это стало первым экзаменом для ученика алхимика. Правда, самих супругов Аркенаршш в тот момент не было дома. Эльфенок постарался. Все-таки они его воспитали. Да мало ли. Пригодятся еще. К своему пятнадцатилетию молодой алхимик уже знал многие секреты мастерства своего наставника. И подумывал уже о том, как бы стать придворным алхимиком вместо Ашшасса.
  Но тут королеве неожиданно пришло приглашение из Авентии. В Высшую Школу Магии набирались студенты из соседних государств. В письме правитель Авентии Арлан Первый прозрачно намекал на то, что неплохо бы увидеть в стенах Школы Магии парочку учеников из эльфийских пещер.
  Для укрепления дружеских отношений между странами. И выражал надежду на то, что ее величество не откажется принять у себя для обучения двух студентов из Авентии. Хотя послание было составлено в самых лучших дипломатических выражениях, стало ясно - отказ повлечет за собой самые неприятные последствия. Темные эльфы получают наземные ресурсы большей частью именно из Авентии. И лишаться их не хотелось. Однако и отправлять отпрысков из хороших семей терять драгоценное время на обучение в Авентийской Школе Магии тоже не казалось хорошим вариантом.
  В итоге выбор пал на потомка опального рода Ридталя Шессинарха и никому не известного безродного ученика придворного алхимика Надаля Аркенаршша.
  
  - То есть меня. - Окончив свой рассказ, эльф молча выплеснул в себя остатки тролльей настойки.
  - Что значит - "терять время"?! - Нимфа, сверкая своими черными, словно сама ночь, очами (даже в гневе она умудрялась выглядеть сногсшибательно красиво), первой ринулась в атаку на дроу.
  Казалось, она совершенно забыла о нашей первой встрече с этим милым эльфенком, и о том, как она задрожала от страха при одном только взгляде на него. Или это было притворством? Нет, такой визг подделать невозможно!
  - Ну, ТЕПЕРЬ я так не думаю. Здесь есть несколько толковых преподавателей. Ингредиентов для зелий гораздо больше. К тому же, - на этих словах темный придвинулся поближе ко мне, - я и не знал, что здесь будет ТАК интересссно.
  - И это все, что тебе здесь нравится? - подала голос Исил. - А как ты относишься к нам? Как к обязательному приложению?
  Ничего себе! Услышав такое от обычно немногословной и всегда осторожной четвертьорки, я обомлела.
  - А разве не понятно? - Нимфа была, как всегда, сама деликатность. - Нас ты тоже будешь предавать, обманывать и убивать? Идти по головам?
  В первый раз я видела Надаля смущенным. Он явно не знал, что ответить.
  - Что вы так набросились-то на него? - неожиданно вступился за темного Миран.
  - Я думаю, время все расставит по местам. К тому же Надаль сделал уже очень многое - рассказал нам то, что вовсе не обязан был рассказывать. На такую откровенность лично я даже не рассчитывал, Надаль. Благодарю за доверие. Это тем ценнее, учитывая то, что твое повествование было первым. Наш долг - отплатить тебе тем же.
  Это полное достоинства высказывание, исходившее, конечно же, от вампира, немного отрезвило наше не в меру разгорячившееся собрание.
  - Я и сам не знаю, что на меня нашло. Просто захотелось вдруг с кем-нибудь поделиться.
  - Спасибо, - как можно непринужденнее отозвалась я. Не хватало только еще, чтобы они узнали правду о настойке. - А как насчет второго дро... эльфа? Ридталя, э-э... Шессинарха этого? Он сейчас где? И почему его род в немилости? А ты почему не пошел на алхимический? Ведь ты же ученик алхимика?
  - Фуф. Я уж думал, что это с тобой. Где же дождь из ТВОИХ вопроссов. Оказалосссь, всссе в порядке. - Темный вновь превратился в уже привычного, ощетинившегося колючками дикобраза. - Ридталь-то как раз на алхимический и пошел. Насчет опалы... темная история, точно не скажу почему. Может, сама его спросссишшь?
  Вот и насмешливость вернулась. Угу, я же не самоубийца, о таких вещах представителя опального рода дроу спрашивать.
  - Он к архимагу Карсану в подопечные попал. Из лаборатории не вылезает. Там его и найдешь. А что до меня... поначалу и я думал, что на алхимическом окажусь. Пока с магистром Стэйном не познакомился. Ну и попросился к нему на боевой.
  - Ндаа. Видимо, этот Ридталь тот еще тип, раз даже ты от него подальше держишься, - хохотнул Ветерок и, широко зевнув, добавил:
  - Спать уже пора. Пойдемте, что ли.
  Последней моей мыслью перед сном было: "А хорошее все-таки вино у моей бабули!"
  
  Примечания
  (1) По авентийскому обычаю, спиртные напитки разливают именно женщины. Если же компания состоит исключительно из мужчин, вино, в знак уважения, доверяют наливать самому старшему из них.
  (2) Здесь и далее возраст эльфа дается в пересчете на человеческий возраст.
  
  
  Вопрос четырнадцатый: Любви все возрасты покорны?
  
  Любовь таит в себе для каждого свое:
  Тому - подарит блеск, успех, тщеславье.
  Другому - станет смыслом созиданья.
  А третий - выпьет кубок горечи ее.
  
  Из сборника стихотворений Эссинараэля Валентайна "Такая разная любовь"
  
  Авентия, общий лекционный зал, еще одна аудитория и еще один коридор, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 6-е.
  
  -Для государства, еще не отметившего свою тысячную годовщину, Авентия очень хорошо развита в экономическом и политическом отношениях и поддерживает связи со многими сопредельными странами. К слову сказать, в нашей Школе Магии, как вы уже успели заметить, не только студенты, но и преподаватели являются представителями различных рас, населяющих наше и соседние государства. Благодаря данному принципу наши выпускники получают самые разнообразные знания и умения...
  - Есссли доживают до диплома, - тихо съязвил Надаль, усевшийся, конечно же, возле меня. Но из двух зол нужно было выбирать меньшее. Пусть уж лучше он, чем парочка до жути самоуверенных пси-кинетиков (1), которые, попутно выясняя, кто из них самый - самый, хотели пристроиться рядом со мной. Один мрачный взгляд красных глаз и небрежно брошенная фраза: "А не пошшшли бы вы к демонам в Беззздну?" вернули их в реальность, и супер-маги решили срочно удалиться на безопасное для жизни расстояние. Все же иногда полезно причислять себя к расе, прославившейся своей кровожадностью.
  Остальные устроились, кто где. Селена с вампиром свили уютное гнездышко в первом ряду у окна, а Исил, как прилежная ученица, заняла стратегическую позицию поближе к кафедре и преподавателю, дабы не пропустить ни слова, и тщательно конспектировала лекцию.
  Еще раз окинув взглядом всех первокурсников (а здесь были действительно все - и алхимики, и бытовики, и целители, и охотники, и даже маги-погодники), я, наконец, разглядела на одном из задних рядов Мирана, устроившегося в настоящем цветнике из разодетых во все цвета радуги и глупо хихикавших девиц. Поймав мой взгляд, он ухмыльнулся во весь рот и даже помахал мне рукой. Точно он не на лекции сидит, а где-нибудь в злачном месте!
  Наш дружок явно пользовался успехом у доброй половины первокурсниц. А ведь внешне - ничего особенного! Несмотря на громкую фамилию, указывавшую на принадлежность к знатному роду, в нем не было того, что аристократы назвали бы благородством и хорошими манерами. А чертам его лица явно не хватало тонкости и правильности. В этом он откровенно проигрывал и неизменно безупречному, словно с картины искусного художника сошедшему Виралу, и Надалю, сумрачному и злому, но по-своему интересному образцу темноэльфийской расы. И недоставало ему... подлинной мужественности магистра Стэйна, который был небрежно одет и почти постоянно взлохмачен, однако в жестковатом и прямолинейном стиле общения со студентами угадывались следы многовековых традиций.
  Разве что глаза у стихийника были необычные - ярко-зеленые, словно два изумруда, они выделялись на его смуглой курносой физиономии. Но как мне показалось, девушек он привлекал вовсе не глазами, а своим задиристым, легкомысленным характером, громкими замечаниями и шуточками, двусмысленными и далеко не всегда приличными.
  Но вернемся к лекции. Уже битых полчаса мы слушали ужасно нудную речь до неприличия смазливого и ухоженного блондинистого синеглазого нимфа, являвшимся нашим преподавателем по межнациональной политике и экономике. Хвала всем богам, имя у него, в отличие от нашей Селены, было вполне произносимое - магистр Лирианис. И он явно упивался собой, смакуя каждое свое слово. Интересно, все нимфы такие самовлюбленные, или это нам так везет? Отвернувшись от блиставшего красноречием лектора, я вновь оглянулась на Мирана. Да, он времени зря не теряет!
  - Не отвлекайссся, - голос темного вернул меня на землю.
  Я с удивлением посмотрела на Надаля. Что такого мог изречь нимф, чтобы заинтересовать этого темного всезнайку?
  - Не на меня сссмотри, на него. Погляди, как он старается привлечь внимание льдышки, а она злится.
  - Кто?
  - Расскрой глаза пошшире и увидишшь этого павлина, распусстившшего свой хвост. - От смеха эльфа снова заклинило на всех шипящих звуках. - Ну же, неужели не замечаешшшь? - Он указал мне на лектора, в этот момент ослепительно улыбнувшегося Селене. Та делала вид, будто вместо нее сидит ее мраморная копия. А что же наш вампирчик? На лице Вирала играла отстраненная улыбка, в одной руке он крутил перо, умудряясь не разбрызгать при этом чернила, а другой нежно сжимал ладошку нимфы. Ничего не скажешь, полная идиллия!
  - Простите, что прерываю вас, но я придерживаюсь немного другой точки зрения по высказанному вами тезису, - прозвучал вдруг его бархатный голос.
  В аудитории повисла напряженная тишина. Даже девицы, хихикавшие с Мираном, разом замолкли.
  - И с каким же из моих тезисов вы изволите быть несогласным? - надменно вопросил магистр Лирианис.
  - Вы только что утверждали - для победы над потенциальным противником нужно показать ему свое превосходство и раздавить его презрением, не давая возможности отыграться.
  - Не совсем так, но в целом моя мысль была передана вами верно, - самодовольно подтвердил лектор. - Прежде всего, необходимо уничтожить оппонента морально...
  - Простите еще раз, но я в корне с вами не согласен, - обманчиво кротко возразил вампир. - В вашей позиции начисто отсутствует уважение к противнику, а не уважать его - значит, недооценивать, а это чревато порой серьезными осложнениями, особенно в политике... и в любви. - Конец фразы Вирал произнес тихо, но отчетливо - не услышал бы лишь глухой на оба уха.
  - В некотором смысле вы правы, сравнивая эти два понятия, господин романтически настроенный студент, - магистр Лирианис довольно быстро оправился от выпада вампира (но было заметно - такого отпора он не ожидал) и прикрыл свою неудачу сарказмом.
  - Но разве вы не слышали известный афоризм: "в любви, как и на войне, все средства хороши?" По-моему, не стоит недооценивать мудрость мыслителя, изрекшего эти слова, - с ехидством добавил он.
   Прозвеневший в этот момент колокольчик, возвестивший о конце лекции, поставил точку в этом петушином бою. Или, правильнее будет сказать, запятую? Разговор-то явно не завершен.
  - Сдается мне, этот предмет будет гораздо интерессснее, чем я ожидал, - пробормотал Надаль, бесцеремонно подталкивая меня к выходу. - Ну, живей, живей, а то опоздаем. А старый охотник Ягдан с нами беседовать, как этот пустозвон, не станет, а просто сделает из нас чучела.
  А Ветерок, по-свойски хлопнув вампира по плечу, задорно расхохотался:
  - Поздравляю! Теперь ты можешь применить свою теорию о почтении к врагам на практике - ведь, по крайней мере, один из них у тебя уже имеется!
  - Благодарю за совет. Обязательно им воспользуюсь, - серьезно ответил Вирал и, подхватив под руку гордо вышагивавшую Селену, прошествовал по коридору.
  На лице ее не отразилось ничего, но мое чуткое троллье ухо уловило едва слышное: "Мой герой!" Похоже, наша заносчивая и холодная разбивательница чужих сердец сама влюбилась по уши и окончательно растаяла.
   ...
  После семинара с архимагом Ягданом я поняла, почему его занятие вечно норовят поставить последним в расписании. Меня словно выжали как лимон, а оставшееся покрошили на мелкой терке. Зато теперь я знаю все об образе жизни василиска обыкновенного, и подробно могу описать процесс поглощения пищи этим, без сомнения, занятным представителем низшей нежити. Могу, но не хочу.
  Зато Надалю, видимо, понравилось, раз он остался после урока обсудить с архимагом кое-какие детали этого малоприятного действа. Исил скрупулезно конспектировала каждое их слово. Едва закончился семинар, Селена с вампиром удрали, Мирана тоже уже ждали за дверью две разбитные девицы.
  Так в кои-то веки я осталась в абсолютном одиночестве, что было очень даже неплохо - появилось время подумать и помечтать. Опомнилась я, только налетев в коридоре на магистра Стэйна. Тот, видимо, даже не удивился, а просто ухватил меня за рукав, удержав от горячей дружеской встречи с полом.
  - Я всегда был уверен, что с моим ростом не заметить меня невозможно. Очевидно, я ошибался, - услышала я негромкий спокойный голос.
  Я пробормотала немного запоздалое "извините" и хотела уже прошмыгнуть дальше, но вновь неожиданно была поймана за рукав. Мое справедливое возмущение уже готово было вылезти наружу, точно выкипевшее молоко, но тут я усмотрела в глазах магистра Стэйна нечто странное. Я проследила за его взглядом и обнаружила стремительно приближавшуюся к нам леди Мелиссу. Дриада подскочила к магистру и, бесцеремонно чмокнув того в щеку (благо, что ростом боги ее не обидели, в отличие от ума), прощебетала:
  - Котик, нам с тобой нужно срочно кое-что обсудить.
   Я почувствовала, как куратор дернулся, непонятно лишь, от жеста или обращения, или от того и другого сразу.
  - Прямо сейчас, незамедлительно. - Она выразительно посмотрела на меня, но магистр отпускать на волю рукав моей рубашки не спешил. Ну что за произвол!
  - Простите, леди Мелисса Весенняя, но, по-моему, мы уже все выяснили. Если вы хотите что-то добавить к уже сказанному вами ранее, то не стоит, я прекрасно вас понял с первого раза. А сейчас я очень занят и прошу оставить меня в покое.
  - Не понимаю, о чем ты. Ты хочешь со мной поссориться?
  - Мы расстались неделю назад. Не вижу повода для новой ссоры.
  - Что ты несешь?! Расстались?! Я ничего такого не припоминаю! - Голос дриады зазвенел немного громче, чем хотелось бы мне.
  - Можно, я уже пойду? - попробовала я вклиниться в их милую беседу, но мои слова были в корне задушены грозным рычанием магистра.
  - Нет уж, дважды со мной этот номер не прройдет! Ты раз и навсегда решила, что мы слишком разные, я с этим согласился, и все на этом!
  Дриада испуганно отшатнулась и пролепетала:
  - Хорошо, хорошо. Поговорим в другой раз. Не надо только превращаться ни в кого... - и унеслась прочь, словно за ней стая оборотней гналась.
  Стоп! Оборотней? И что значит - превращаться?
  - Может, теперь вы меня отпустите?.. - начала было я, но запнулась, глянув в лицо магистру.
  Вид у Стэйна Бэрса был, мягко говоря, неважный. Темные волосы растрепались еще больше чем обычно, кончики ушей заострились, из горла вырывалось шипение, а в глазах плескалось безумное синее пламя. На моих глазах магистр обращался... в черного барса? Послышался треск материи, и я обнаружила, что моя любимая рубашка разодрана до локтя... когтями! Ну уж нет, я еще жить хочу! Попробуем поговорить.
  - Магистр Стэйн, - осторожно позвала я. - Пожалуйста, успокойтесь, вы же всегда такой сдержанный, невозмутимый. - Я продолжала уговаривать, осторожно и тщательно подыскивая слова. Мне совершенно не хотелось быть разорванной на куски собственным куратором, будь он хоть трижды оборотнем и трижды истинным, что бы это ни значило.
  - Как у тебя это получилось? - вывел меня из ступора хриплый голос магистра, хвала всем богам, вернувшегося к своему привычному облику. Не дождавшись реакции от ошеломленной таким поворотом дела меня, он задал следующий вопрос:
  - Ты животных любишь?
  - Люблю, - машинально отозвалась я, не спуская глаз с магистра - вдруг опять обратиться удумает.
  - Пойдем, я тебя кое с кем познакомлю. Не беспокойся, на такие мелочи они внимания не обратят, - внезапно рассмеялся он, видя, как я уставилась на свой изодранный рукав.
  Ничего себе мелочи. А если бы это была не рубашка, а моя рука? И кто такие эти "они"? Пришлось срочно выяснять...
  
  Примечания
  (1) Пси-кинетики - маги, владеющие телекинезом.
  
  
  Вопрос пятнадцатый: Какие тайны скрывают оборотни?
  
  Что составляет суть тайны? Это необходимость сокрытия, помноженная на страх чужого любопытства и приправленная радостью обладания тем, что никому неведомо.
  
  Из трактата архимагистра Дарристана "О происхождении и сущности вещей"
  
  Авентия, кафедра боевой магии, школьный пустырь и комната общежития, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 6-е.
  
  "Они" оказались четырьмя здоровенными котами, со злобным шипением и ревом бросившимся к двери, едва мы вошли в кабинет куратора, и довольно заурчавшими, стоило мне только заговорить с ними и почесать за ушами.
  - Значит, ты действительно заклинательница. Поэтому тебя и растения слушаются. А я тебя чуть было на факультет алхимии не отправил!
  - Не понимаю, что особенного в том, что я понравилась вашим котам. Это же каждый может сделать, главное - подход знать.
  - Вот именно, что не каждый. Мелиссу, например, они на дух не переносят. А ведь она дриада, и с любой живностью может общий язык найти. Теоретически.
  Я вспомнила нашу излишне нервную лекторшу, рухнувшую в обморок при виде шмикотивок.
  - Может, она неправильная какая-то дриада? Или ей просто практики не хватает, молодая еще слишком, с возрастом все придет, - почему-то бросилась я на защиту леди Мелиссы, хотя мне травница была приятна не больше, чем котам магистра.
  - А ты знаешь, сколько ей лет? - и, не дожидаясь моих предположений, он сам ответил на свой вопрос:
  - Где-то около двухсот. Точнее не скажу. Как ты считаешь, к такому возрасту можно научиться чему-то полезному? Например, ладить с животными и растениями, раз уж с остальными не научилась?
  - А... а сколько лет вам? - Я не нашла ничего лучшего чем ответить вопросом на вопрос.
  - 38. Ты думала, больше? - усмехнулся магистр, заметив мою растерянность.
  - Нет. Наоборот, - на всякий случай сказала я.
  - Ну, не всем же быть гениями магии, как магистр Шаффан.
  Промолчав, я огляделась вокруг. В кабинете царил идеальный порядок, резко контрастировавший с внешним видом его хозяина. Каждая вещь лежала на строго определенном ей месте - мне подобного никогда не добиться, даже если я буду наводить чистоту день и ночь. Спасибо магии сестренки за то, что моя одежда замагичена. А то ходить бы мне в измятых лохмотьях - я же постоянно за что-то цепляюсь и по сторонам особо не смотрю. И это, конечно, очень плохо для мага-боевика.
  Я машинально глянула на разодранный рукав рубашки, которому уже полагалось быть целым. Сестра свое дело знает. И... он был-таки по-прежнему рваным! До сих пор. То есть от когтей оборотней магическая ткань не защищена. Любопытно. Вопросы в моей голове громоздились один на другой. И истерзанный рукав был далеко не первоочередной проблемой. Так что я оставила его на далекое "потом".
  А сейчас я в кабинете у магистра Стэйна.
  Утешив себя мыслью, что Стэйн Бэрс, должно быть, нечасто здесь бывает, а чисто там, где не сорят, и больше не заморачиваясь по данному поводу, я продолжила осмотр помещения и окинула взглядом стройные ряды фолиантов, теснившихся на полках от пола до самого потолка. Ну да, некоторым даже лестница не нужна, чтобы достать, например, толстенный трехтомник "Жизнь замечательных вампиров", занявший собой чуть ли не половину одной из полок. Как бы при случае туда заглянуть, а? Ведь там и про Пышика может быть написано что-то интересное.
  А ничего так здесь. Уютно. Немного мрачновато, но вкус у владельца кабинета, без сомнения, отменный. Особенно умилила меня чернильница в виде грациозно изогнувшейся черной пантеры, стоящая сбоку на массивном, из черного же дерева столе.
  - Это вы? - рискнула пошутить я, указав на чернильницу.
  - Похоже. Но не я. - без тени улыбки отозвался магистр. - Моя сестра Нази. Погибла шестнадцать лет назад.
  Ну вот. Опять я влипла. Может, пора завязывать с юмором?
  - А я думала, истинные оборотни бессмертны. Или нет?
  - Ты отчасти права, мы почти бессмертны. Но она умерла не сама по себе. Ее убили эльфы.
  - Эльфы? Но за что? Нет, я понимаю, дроу народ жестокий...
  - С чего ты взяла, что я говорю о темных? - В голосе магистра я услышала горечь и грусть. - Это были прекрасные светлые эльфики. А Нази узнала слишком много чужих тайн. Она была очень любопытной. Вроде тебя. И поплатилась за это. - Он осторожно погладил фигурку пантеры.
  Угу. Мне вежливо намекнули на то, что больше ничего сообщать не намерены. Ладно, я ж не тороплюсь никуда, в конце концов, все равно узнаю. Или сам магистр в порыве откровенности расскажет. Жаль, вина больше нету бабушкиного. Тьфу, что за бредовые мысли в голову лезут? Споить куратора?!
  В воздухе повисло задумчивое молчание.
  - И все-таки зачем мы здесь?
  - Я хотел выяснить, действительно ли ты являешься заклинательницей или то, что произошло, случайное совпадение.
  - Ну и как, выяснили? - в душе я уже знала, каким будет ответ.
  - Да. Похоже, я нашел заклинательницу. Одну из тех, что ищут оборотни уже третью тысячу лет. Правда, в несколько неожиданном варианте. Но, может, это и к лучшему... - к концу речи магистр, видимо, окончательно ушел в себя.
  - Я вас не совсем поняла. И что к лучшему-то?
  - А, это я так. Придет время - узнаешь. Возьми, почитай на досуге. - Он протянул мне толстый фолиант, на обложке которого змеилось название "История происхождения оборотней. Мифы и реальность". - На сегодняшний день - это один из самых достоверных источников. А про вампиров тебе лучше расспросить Вирала. Думаю, он не станет отмалчиваться.
  Сказать, что я удивилась - значит не сказать ничего. Он будто мысли мои прочитал. Или я слишком явно пялилась на трехтомник о вампирах? Но еще больше я поразилась, когда уже у самой двери, крепко прижимая к себе книгу (а вдруг передумает и отберет), услышала:
  - Витта. У меня к тебе будет одна просьба. Присмотри, пожалуйста, за Надалем. Как бы эльфенок чего-нибудь непоправимого не натворил. - И, видя мой полный недоумения взгляд, магистр, наконец, улыбнулся:
  - По-моему, у тебя должно получиться.
  - Почему я?! Вирал, например...
  - Я прошу именно тебя. Что-то мне подсказывает, к твоему мнению темный прислушается скорее, чем ко всем другим, - и еще одна хитрая усмешка.
  Как вот после такого отказаться? Правильно, никак.
   ...
  Наступил пятничный вечер. И пришло время для новой истории. Нам, наконец, удалось снова собраться вместе у костра на пустыре, чтобы услышать рассказ Исил. Она была уже привычно немногословна.
  
  История вторая. О людях и орках.
  Шел 112-й год войны (1). В одном из становищ урук-хай (2) жил шаман, который умел видеть будущее. К нему обратились матери клана Дикой Лошади (3), чтобы узнать, когда же закончится эта затянувшаяся война, и кто в ней победит. Шаман ответил без всяких колебаний: "Победу одержат люди. А завершится все тогда, когда из союза женщины племени урук-хай и человека родится сын-полукровка. Он и положит конец борьбе за земли людей и начнет новую династию вождей племени". Его предсказание сбылось - через десять лет дочь главы клана сбежала с человеком и вскоре родила от него сына. Война прекратилась.
  
  - Вот так просто? - не выдержав, перебила рассказчицу Селена.
  - Ничего себе просто! - фыркнул Надаль. - очевидно, до орков к тому времени, наконец, дошшшло, что Авентию им без поддержки не завоевать, ведь у людей еще и союзников прибавилось - гномы-то почти всссе на их сторону перешли. Ну и подустали немного - все-таки 122 года непрекращающихся военных действий - это вам не на пещщщерных слизней поохотиться. Кстати, что сталосссь с шаманом? Хотелось бы с ним встретиться - должно быть, очень толковый орк.
  - Он был найден с заговоренным кинжалом в груди на следующий день после предсказания, - совершенно равнодушно сообщила Исил.
  - Почему-то я так и подумал. - В голосе темного не прозвучало ни удивления, ни сожаления.
  - А причем здесь все же ты? Мы же вроде о себе рассказываем? - поинтересовался Миран.
  - Если я правильно понял суть повествования, то наша прекрасная Исилитх является одной из потомков этого полуорка. Угадал?
  Орка кивнула, с подозрением покосившись на Вирала. Очевидно, она не считала себя красавицей. - Да. Сирикх - так его звали - мой прадед. А мой отец - вождь клана Дикой лошади. Хотя раньше никому и в голову бы не пришло, будто полукровка и его дети могут встать во главе клана. Шаман оказался прав.
  - Витта, а ты-то что молчишшшь? Я был убежден, что вопросссы посыпятся из тебя, словно горох из дырявого мешка! Ну же, оправдай мои ожидания! - Ехидство и Надаль были неотделимы друг от друга.
  Но на провокацию эльфа я не повелась, а обратилась к Исил:
  - Жаль, что твой предок приказал убить того шамана. Как хотелось бы мне узнать о своем будущем!
   - О будущем лучше ничего не знать - счастливее будешь, - меланхолично заметил Вирал.
  В последние три дня вампир был каким-то уж чересчур задумчивым и даже печальным - явно неспроста. И что за упадочнические мысли вслух - вампир он или не вампир, в конце концов? А может, он просто кушать хочет? Ночь же все-таки почти, ему наверняка на охоту пора или как там у них это называется. Кстати, как он решает эту проблему здесь, в столице?
  - Виттарина Эль-Кет-Айна! Сколько можно тебя звать уже?! - донесся до меня раздраженный вопль Селены.
  Я оторвала взгляд от догорающего костра, посмотрела вслед удалявшимся Мирану, Виралу и Надалю и Исил, потом медленно встала и потянулась - от долгого сидения в одной позе ноги затекли. Нимфа следила за моими движениями, нетерпеливо пританцовывая на месте, точно породистый скакун. Замерзла? Забросив пару льдинок в костер, Селена двинулась к общежитию. Я побрела за ней.
  Тролль-вахтер приветствовал нас, будто родных, и не задавал глупых вопросов вроде: "Разве вы не знаете, что двери общежития закрываются на ночь?" или "А почему так поздно?" Просто пробормотал: "Эх, молодо-зелено!" Причем самому наверняка только лет двести и набежало. Надо будет его чем-нибудь вкусненьким угостить. Например, солеными лягушками с опятами (4). Жаль, у меня в основном все несъедобное получается. Нет, я не про растения. Я про то, что готовлю не очень. Помню, как дома так вот отвлечешься - и в грибное рагу вместо сушеных рыжиков и волнушек игонотакуса (а попросту - развей-травы) сыпанешь. А потом удивляешься, чего это бабуля перед подачей на стол все мои кулинарные изыски на зуб пробует - можно ли есть?
  - Витта!!! - Вот кто ее таким голосом наградил? Даже стекла зазвенели, хоть и замагичены на прочность. - Ты что творишь?!
  - А?
  Нашу с Селеной комнату украшали кустики этой самой развей-травы. Даже с потолка свешивались - вниз головой. Мне взгрустнулось. Домой хочется...
  - Это что еще за пакость такая? - Нимфа тем временем окончательно вышла из себя. - Она тоже ядовитая?
  - Нет, но цветочки лучше не трогай. Они полностью распуститься должны. - Я махнула рукой в сторону мелких желто-сиреневых бутончиков, на глазах набирающих цвет.
  - Да не собираюсь я ничего трогать! Убери их сейчас же! - в черных глазах Селены зажглись нехорошие огоньки.
  - Лучше оставить их в покое до полного распускания цветов, - пустилась я в объяснения. - Это же развей-трава. Она...
  - Неважно. Убрать ее ты можешь? - девушка нетерпеливо притопнула ногой.
  Вместо ответа я принялась уговаривать травку. В итоге я пообещала своим незапланированным питомцам, что непременно высажу их семена в более подходящем месте, чем наша комната. Напоследок печально прошелестев листиками, кустики начали медленно исчезать.
  - Ну вот. Теперь я уже у своих растений в долгу. А дальше что будет?
  - Ты просто настоящая заклинательница!
  - Кто? И ты туда же! - вздрогнула я. - Что вы все - сговорились? Заклинательницу какую-то выдумали!
  - Ты только не горячись. А то еще какая-нибудь мерзость вылезет, - уже гораздо сдержаннее отозвалась нимфа. - Я имела в виду факиров, которые змеям зубы заговаривают - вышло похоже. Подожди, а кто еще тебя так назвал?
  - Магистр Стэйн, вот кто!
  - Когда же это он успел? Ни на минуту тебя отпустить нельзя! Опять куда-то влипла?
  - Кто бы говорил, - мой тон был не менее язвителен. - Все, давай спать, - я зевнула и потушила магический светильник.
  - Я так понимаю, больше ты ничего не расскажешь? - Селена не унималась.
   - Правильно понимаешь. Мы же говорили с тобой об этом. Я не спрашиваю тебя о вампирах, а ты меня - о магистрах. - А еще меня любопытной называют!
  - Значит, про дроу интересоваться уже можно?
  Бах! Видимо, на роду мне написано спать без подушки...
  
  Примечания
  (1) Речь идет о Великой войне, разгоревшейся на 678 году существования Авентии, продолжавшейся 122 года. Скитающиеся по степям племена орков решили захватить территорию, надежно укрытую со всех сторон горами, с обширными пастбищами, на которых эти кочевники могли бы откармливать свой скот - лошадей, овец и коз. Война продолжалась, пока люди не призвали на помощь всех своих магов, а также большое количество нелюдей, ставших на их сторону (среди них, как ни странно, были и орки), и не разбили огромное орочье войско в битве под Айраналем (столица Авентии).
  (2) Так называют себя сами орки.
  (3) Каждое племя орков делится на кланы, названия которых происходят от различных животных, обитающих в степях.
   (4) Любимое блюдо горных троллей.
  
  
  Вопрос шестнадцатый: А кто сказал, что практика - это просто?
  
  Тренируй свое мастерство каждый день, или пользы от тебя будет с хвост осла.
  
  Орочья поговорка
  
  Авентия, пустырь, общежитие, пустырь, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 21-е.
  Две прошедшие недели были на удивление спокойными, состоящими из мелких ссор и примирений Вирала и Селены (милые бранятся - только тешатся), веселых и не очень шуточек и выходок Мирана, колких, едких замечаний Надаля и сдержанных, осторожных реплик и взглядов Исил.
  И учебы, конечно же. Именно из-за нее (главным образом!) я и не написала за все это время ни строчки в дневнике. Нас просто забросали разного рода заданиями, уроками и поручениями, так что сил оставалось только на то, чтобы добраться до кровати. Нет - нет, я вовсе не жалуюсь. Но так полюбившийся нам пустырь за Школой скучал без нас уже два пятничных вечера подряд.
  А тут еще и практическое обучение началось. Как раз на том самом пустыре... Было очень занятно наблюдать, например, за тем, как широкоплечий, чем-то смахивающий на медведя, Миран пытается одолеть отбивающегося от него худощавого изящного вампира. Со стороны казалось, будто силы их примерно равны. Однако я была уверена - Вирал "держит птицу в рукаве" (1) и по неким соображениям не хочет пока выкладываться в полную силу.
  Да, чуть не забыла. Наши тренировки проходили без возможности пользоваться магией. Да-да! "Настоящий воин должен уметь обходиться какое-то время без магии, иначе грош ему цена!" - любимая присказка магистра Стэйна.
  Вот мы и выясняли, кто и сколько может выдержать бой без магических штучек. Похоже, наш куратор не зря поставил Мирана в пару к вампиру, а не к Надалю. Может, магически Ветерок и был сильнее (хотя на самом-то деле этого еще никто не проверял), но вот останься он без своих волшебных штучек... Я бы без колебаний поставила на темноэльфийского мальчишку. Стихийник явно уступал темному в ловкости и отточенности движений. Да и провоцировать дроу на драку с Мираном лишний раз не стоило. Спокойнее так. У всех еще свеж был в памяти первый день нашей учебы.
  С Надалем магистр занимался лично. Было просто загляденьем созерцать кошачью грацию одного и змеиную гибкость и увертливость другого. Конечно, опыт был на стороне Стэйна Бэрса, зато темный не стеснялся пользоваться приемами обычной уличной драки без всяких правил, до чего магистр в поединке со своим учеником не опускался. Такая тактика позволяла дроу выигрывать один бой из десяти - совсем неплохо для мага-первокурсника.
  Плохо обстояли дела у Селены. Нимфа, лишенная привычной возможности швыряться льдом, раз за разом безнадежно уступала закаленной в степях четвертьорке. Селена проигрывала Исил по всем статьям и держалась исключительно на своем упрямстве. В очередной раз опрокинутая соперницей в пыль школьного двора, озерная нимфа поднималась, отряхивалась, окидывала Исилитх взором, полным аристократического презрения, и вновь атаковала.
  Насмешка и раздражение, поначалу читавшиеся в глазах орки, постепенно сменялись удивлением. После очередного "поединка" Исил подошла к поверженной нимфе и подала ей руку, помогая подняться.
  - Давай-ка я тебе пару приемов покажу...
  С этого дня их тренировки в корне изменились - Селена отрабатывала технику боя под руководством четвертьорки, которой, похоже, очень нравилось выступать в роли учителя. Магистр не возражал. Даже наоборот.
  Ну что ж, все к лучшему. Нимфа стала чуть менее надменной, а Исил - чуть более общительной и дружелюбной.
  Что касается меня, магистр Стэйн решил - со мной он также будет заниматься лично. Дело было не только в отсутствии пары. Подозреваю, что магистр посчитал меня среди одногруппников самым слабым звеном - моя хрупкая эльфийская внешность явно сыграла мне на руку.
  После первой же схватки, когда я воспользовалась парой хитрых подсечек, которые ввиду своего роста могут применять только гномы, и два раза достала мечом до груди магистра, он понял, что особо поддаваться и миндальничать не стоит, и начал тренировать меня уже всерьез.
  Сегодня была уже пятая по счету тренировка. К этому времени я уже немного изучила стиль боя каждого из одногруппников. Конечно, до темного мне было далеко, а предел возможностей вампира и магистра и вовсе был неизвестен, но думаю, с остальными я могла бы потягаться. А при известной доле везения - и одолеть. Наиболее опасным противником из всех троих я считала дитя степей. Однако, внимательно понаблюдав за ней несколько тренировок подряд, я заметила некоторую однообразность и монотонность в нападениях четвертьорки. Вот здесь я бы сделала так.... Засмотревшись на Селену и Исил, я пропустила первый удар магистра и полетела на землю.
  Нет. Ни о каком везении и речи быть не может, уныло подумала я, потирая ушибленные места и глядя, как магистр, рыча, тушит свой черный камзол. Ну не сдержалась я! Это само собой как-то получается.
  - В следующий раз ставишь полную блокировку на магию, иначе зачет по практическим занятиям получишь... посмертно!
  - Хорошо, - я задумчиво рассматривала заросли позади нашего куратора. Зачем же так злиться?
  - А кактусы у тебя ничего выходят, шипастенькие такие. И с размером угадала - как раз с меня! - заливисто хохоча, Миран подбежал поближе.
  Недолго думая, кактус ответил на комплимент парой - тройкой колючек. Ветерок отскочил, а магистр просто пригнулся. Но поскольку роста он был немалого, один шип все-таки успел вонзиться ему в плечо.
  - Подождите, я за противоядием сбегаю!
  Стэйн Бэрс бешено сверкнул на меня глазами, но сдержался. Вытащив колючку, тяжело вздохнул. Помолчал минуты две. Возможно, для успокоения сосчитал про себя пару десятков маленьких оборотней, но за это не поручусь.
  - С ядом я как-нибудь уж сам справлюсь. А ты пока убери свои кактусы и становись в пару с Надалем. Остальные - продолжайте отрабатывать навыки ближнего боя в том же составе. Вернусь - проверю.
  - Боюсь только, вернется он нескоро... - негромко пробормотала я, так что услышал меня только в мгновение ока возникший рядом Надаль.
  - Яд смертельный? - совершенно спокойно, точно о самом обыденном, осведомился он.
  - Нет, что ты! Просто он галлюцинации вызывает. - Не переставая удивляться особенностям воспитания темных эльфов, я приступила к ставшим уже привычным для меня уговорам своих растений. Мой долг перед ними неуклонно рос. Угу, где потом высаживать всю эту прелесть будем? Покончив с этим делом, я обреченно повернулась к дроу.
  - Давай начнем.
  - Сначала блокировку магии поссставь! - предупредил меня темный.
  Пришлось заблокировать все магические потоки, лишая себя последней надежды победить Надаля в предстоящем поединке. Он мне поддаваться точно не станет.
   ...
  После тренировки мы всей гурьбой отправились... помыться (воняло от нас, словно от стаи волколаков), затем тем же составом - в столовую и, наконец, в общежитие. Селена тут же начала рыться в своих вещах, прикидывая, как сделать свою совершенную внешность еще более совершенной. И я откровенно заскучала. И когда мне стало совсем уж невмоготу сидеть и наблюдать за нимфой, вертящейся перед зеркалом, я решила прогуляться. Одна. Пустырь наш проведать. А что такого?
  Я добралась до него за считанные минуты. И уже подходя к нашему заветному местечку, приостановилась. На одном из валунов, в свое время доставленных откуда-то Мираном, кто-то сидел. Приглядевшись, я узнала стройную фигуру Вирала, склонившуюся над рисунком на песке. Вампир был грустен, но, как всегда, умопомрачительно прекрасен. Селене крупно повезло - встретить в таком красивом флаконе почти идеальное содержание. Умен, благороден, а главное, умеет постоять за себя и свою даму сердца. Чего еще надо?
  - Витта? - Вампир поднял голову и встал с камня.
  - Извини, если помешала. Не думала, что здесь кто-то будет в такое время.
  - Нет, ты нисколько не помешала. Наоборот. Мне нужно с тобой поговорить.
  - Со мной? О чем? Селена...
  - Нет. Речь не о ней. - Вампир помолчал. - Присядем?
  - Скажи, что ты думаешь о наших одногруппниках? - продолжил он, когда я устроилась на роскошном подбитым мехом вампирском плаще. Сам он сел напротив.
  Вопрос был неожиданным.
  - Ну, я так сразу ответить не могу... - начала я.
  - А ты попробуй - в двух словах, - лучезарно улыбнулся Вирал, очевидно, вспомнив нашу первую встречу.
  - Ммм... ладно. Исил - практичная и правильная. Скучноватая. Селена... - взбалмошная. Настойчивая, даже настырная. Любопытная. Надаль - он - непонятный.
  - Не стесняйся. Его же здесь нет, - подбодрил меня вампир.
  - Опасный. Не знаешь, чего от него ждать - то ли ужалит, то ли... - я не закончила фразу.
  - Возможно, ты ему просто нравишься. Вот он и не знает, как себя вести. А любить его никто не научил. - На лице вампира появилось плутовское выражение. - А что насчет меня? Я не кажусь тебе опасным?
  - Да, ты опасен. Очень. Не сомневаюсь, что ты можешь быть жестоким противником. Но тем не менее... может, это и глупо, но я тебе доверяю. Думаю, ты не сделаешь ничего плохого ни мне, ни Селене, - добавила я, заглянув в золотисто - серые глаза вампира.
  Лицо Вирала вновь осветилось улыбкой. - Ни тебе, ни, разумеется, Селене. А вот остальные.... А Миран? Что про него скажешь?
  - Ловелас, хвастунишка и задира. Но обаятельный. Иногда - может, это просто совпадение - он находится там, где вроде бы быть не должен.
  - Точно подмечено. Ты вообще очень наблюдательная.
  - А к чему все эти вопросы?
  - Я ожидал от тебя этих слов немного раньше, - пошутил Вирал, но тут же посерьезнел. - Магистра Лирианиса припоминаешь? - Словно этого павлина можно забыть! - Видишь ли, он тут на днях мне прозрачно намекнул, чтобы я оставил в покое Селену. И в качестве одного из дополнительных доводов привел некоторые факты из моей биографии. Известные в Школе Магии, как я думал, лишь мне одному. Ну и Стэйну еще. А он болтать никому не станет. Ему можно верить. Из чего следует, что, скорее всего, в нашей группе завелся маленький шпиончик. А мы тут у костра тайны свои рассказываем...
  - Но зачем?! И кто?! - Ничего себе, какие сейчас магистры пошли!
  - Тише. Вот мы уже и не одни. - Вампир указал в сторону приближавшихся к пустырю парочки учеников. - Поговорим об этом позже.
  Пришлось мне придержать свое любопытство. Умеют же некоторые заинтриговать. А еще почему-то душу грела фраза, брошенная вскользь вампиром о магистре: "ему можно верить"...
  
  Примечания
  (1) "Держать птицу в рукаве" - эльфийская поговорка. Означает "умалчивать, скрывать что-то до поры до времени".
  
  Вопрос семнадцатый: Можно ли любить вечно?
  
  Любовь можно сравнить со знаком бесконечности, заключающем в себе и отраду сотворения, и горечь разрушения.
  
  Из цикла Эссинараэля Валентайна "Такая разная любовь"
  
  Авентия, комната общежития, пустырь и снова общежитие, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 27-е.
  
  Несмотря на загруженность учебой и практикой, я потихоньку читала толстенный том об оборотнях, врученный мне магистром. И находила там уйму интересных вещей. Правда, многое из написанного в книге мне было не очень-то и понятно. Например, что такое "психомагическая самоинициация истинного оборотня через дифференцирующий объект"? Один демон знает! А встречается это чудное выражение, как назло, довольно часто. Спросить у магистра, что это нагромождение слов означает? Нет. Лучше сама сначала попробую разобраться...
  Зато мне ужасно понравилось описание зарождения цивилизации истинных оборотней, похожее на красивую сказку:
  "...И разверзлись врата небесные, и породили солнце, луна и созвездия оборотней воздушных и крылатых - птиц и драконов, и наделили их дарами воздуха - способностью летать, перемещать вещи и существ и повелевать ветрами. И разверзлись врата океана, и породили волны оборотней водных и чешуйчатых - рыб и драконов, и наделили их дарами воды - способностью плавать и жить под водой и повелевать волнами. И разверзлись врата земли, и породили ее недра оборотней земных - змей, волков, лисиц и драконов, и наделили их дарами земли - способностью жить на земле и под землей, находить и хранить ее сокровища, излечивать живых существ и повелевать земными стихиями. (Здесь, наверное, имелись в виду землетрясения и прочие похожие чары). И разверзлись врата пламени, и породило оно оборотней огненных - пантер, львов и драконов, и наделило их дарами огня - способностью отражать и изменять магию воздуха и земли, и повелевать стихиями огненными..."
  Ничего себе "дары!" Да с ними такого можно было наворотить! И наворотили, судя по тому, что истинных оборотней большинство сейчас небылицей считают. И я тоже так считала... до встречи со Стэйном Бэрсом.
  "Они населили этот мир и стали жить, мирно сосуществуя с остальными магическими созданиями. С эльфами они обменивались магическими знаниями, дриады делились с ними лесными тайнами, а гномы превращали сокровища, хранимые оборотнями Земли в ее недрах, в искусно сделанное оружие, утварь и украшения. Так продолжалось около четырех тысяч лет. А потом на материке появились другие существа. Из-за Великого моря приплыли люди, спасаясь от жестокого внезапного холода, сковавшего их землю. Они основывали королевства, сменявшиеся одно другим и воевавшие друг с другом. Вслед за ними пришли вампиры, не могущие жить без крови. В неприступных горных ущельях поселились угрюмые тролли. Они вырыли себе огромные дома-пещеры и жили, сторонясь всех остальных существ. Лишь немногие гномы да самые отчаянные из людей осмеливались заводить знакомство с ними. Вечный спор о власти внутри эльфийского племени привел к тому, что часть из них отказалась жить по установленным правилам и ушла жить в пещеры, объявив себя отдельным народом - темными эльфами. От союза других эльфов, возжаждавших еще большего могущества, с демонами, зародилась новая раса - орки. Они не нашли себе постоянного пристанища и кочевали с одного места на другое в вечных поисках чего-то лучшего, нигде не чувствуя себя, как дома...
  ...И оборотням, издавна заселявшим этот мир, стало тесно и тягостно от стольких чуждых им созданий. Они не ведали теперь, как им быть. Одни - оборотни Воды - хотели искать неведомые дотоле земли и моря, чтобы жить отдельно от других рас. Другие - оборотни Земли и Воздуха - желали остаться на материке, поделив его с новыми созданиями. А оборотни Огня, самые неуступчивые и гордые среди них, никак не могли примириться с тем, что края, где они жили, не очерчивая границ, заселили странные существа, во много раз слабее их самих по силе и магии. Они желали уничтожить или изгнать их с материка, бывшего для оборотней родным домом. И разгорелся меж ними всеми спор великий, и все неистовее и горячее становился он, пока, наконец, один из огненных не обратил мощи своей против оборотня водной стихии, возразившего ему. Не бывало никогда такого, чтобы оборотни враждовали меж собой - ибо делить им было до той поры нечего..."
  Нет, войны не получилось. Первое же действие огненного оборотня превратило центр материка в "громадную впадину, окруженную со всех сторон горами", при этом полегло немалое количество людей и орков. Я так понимаю, речь здесь шла о будущей Авентии! Такой версии о происхождении нашей страны я не слышала, но выглядела она гораздо правдоподобнее, чем "естественное образование природного котлована с озером посередине, окруженного со всех сторон горными массивами", - описание из учебников по естественным наукам. Хвала всем богам, что хотя бы ни эльфов, ни гномов, ни вампиров этот умник не задел. Иначе войны было бы не миновать. А так... люди и орки при всем желании оборотням противостоять точно не смогли бы. Да и сейчас, столкнись они лбами, еще большой вопрос, кто бы кого одолел. А дальше - самое интересное:
  "Разгневались все четыре первородные стихии, из которых вышли истинные оборотни, и превратились два оборотня, начавшие тот спор, в зверей навечно. И повелось так, что остальные истинные, впадая в дикую ярость, обращались в животных, как бывало и раньше. Но отныне вернуть их к прежнему облику могли лишь ЗАКЛИНАТЕЛИ, наделенные для того особой магической силой и рожденные от других рас..."
  И встречались эти самые заклинатели, кстати, очень редко. Примерно раз в тысячелетие. О как! Я читала и перечитывала это место в книге несколько раз. Тут было над чем подумать. Значит, магистр убежден, будто я одна из тех заклинателей. Которые вымирающий вид. И которых надо холить и лелеять. Становилось понятным, почему Стэйн Бэрс предпочитал тренировать меня лично. И все его грозные взгляды, и вечные напоминания об осторожности. С другими-то он особо не церемонился. Вон, по Селене тогда отраженной магией хлестнул, и ничего! Мм. А я-то надеялась, что хоть капельку ему... нравлюсь. И вообще, с одной стороны, такая забота, конечно, приятна. Но с другой... Что я, маленькая? Я, между прочим, маг-боевик! Вот!
  А у первородных стихий с чувством юмора был полный порядок! Как все завернулось-то! Истинные оборотни, такие гордые и всесильные, оказались в зависимости от других рас, тех самых, от которых они хотели избавиться. Ну, избавиться-то не все хотели, конечно. Но оборотни огня - точно. Потому-то и предпочли исчезнуть, оставив после себя красивые и туманные легенды.
  - Витта, ты что, на пустырь не идешь? Там же Вирал сегодня рассказывать будет!
  - Да-да, уже бегу! - Еще бы я такое пропустила.
   ...
  Все уже собрались у костра и ждали только нас. Вампир, сидя на своем привычном месте - чуть в отдалении от остальных, задумчиво перебирал струны черной, искусно сделанной черной гитары. От ее глянцевой поверхности отражались язычки пламени, а дека была испещрена рисунками и узорами, переходящими один в другой. В них можно было вглядываться бесконечно! Как завороженная, я подошла поближе и коснулась гитары рукой. Вирал отвлекся от своего занятия:
  - Вот и еще две наших прекрасных леди удостоили нас своим вниманием. - Голос Пышика искрился мягкой иронией. - А то Надаль хотел уже пойти поискать вас. Подумал - вдруг вы кого-то заморозили или испепелили, и вам нужна помощь в сокрытии следов.
  На лице дроу промелькнула явная досада, но он лишь раздраженно сверкнул на Вирала глазами. И промолчал. Мальчик учится сдерживаться?
  - Извините, что мы так поздно сегодня. Я просто зачиталась, ну и не заметила, как время пролетело. Но мы очень хотим послушать твою историю.
  - Ну что ж. Тогда - слушайте. Вампир тронул струны гитары своими сильными гибкими пальцами и вполголоса запел.
  
  История третья. Баллада о вечной любви.
  
  Жил однажды вампир - род прославлен его
  Далеко за пределами Ллиры (1).
  Он и в дружбе был первым, и первым в бою -
  О нем громкая слава ходила.
  Был любимым он всеми и зван к королю,
  Как друг детства и верный соратник.
  Вечерами он пел под гитару свою
  Королю и придворным баллады.
  Он обласкан придворными дамами, но
  Друг - король посвящен в его тайну:
  Что амурные стрелы минуют его,
  Как минуют в любви испытанья.
  
   И не знал он забот, и печалей не знал,
  Каждый день для него был прекрасен.
  Смелых воинов сталь он с улыбкой встречал -
  Ведь клинок чем острей, тем опасней!
  
  На жемчужной заре он у тихой реки
  Искал тему для следующей песни.
  Вместо песни нашел деву чудной красы,
  Что жила в обедневшем поместье.
  И не знавший дотоле любовной тоски,
  Был вампир сражен в самое сердце!
  Дав ей клятву в своей вечной преданности,
  Ко двору он представил невесту.
  Свадьбу пышную ту долго помнил народ -
  Храбреца обожала вся Ллира.
  Но вот только в супругу... влюбился король.
  А она короля полюбила!
  
  С того мига, когда наш вампир все узнал,
  Обожгло до дна душу несчастье;
  Но удары судьбы он с усмешкой встречал -
  Ведь клинок чем острей, тем опасней!
  
  Волны бьются печально о борт корабля,
  И не время для долгих прощаний.
  Он решил, что умерят чужие края
  Сердца жар и утешат в страданьях.
  Три столетья провел он, мечтая найти
  В славных подвигах смысл всей жизни;
  Но покоя и счастья не смог обрести -
  И обратно вернулся в отчизну.
  "Отчего ж родной город весь в траур одет?!"
  Но отводят придворные взгляды.
  Ведь любимой на свете его больше нет!
  А король умирает от яда.
  
  Думал он, что конец его жизни настал -
  Светлый день обернулся ненастьем.
  Мрачным смехом слова сожаленья встречал -
  Ведь клинок чем острей, тем опасней!
  
  Весть о том, что вернулся герой, во дворец
  Полетела со скоростью ветра.
  И увенчанный славой взбешенный храбрец
  К королю поспешил за ответом.
  "Что ж возлюбленную ты, друг мой, не сберег?
   Ведь ты был моим другом когда-то?
  Я расстался с мечтой ради счастья ее,
  А теперь мне и жизни не надо!"
  Грустно молвил король: "Дружбы я не ценил,
  Но простишь ли меня перед смертью?
  Ты свою жизнь отдал ей, а я положил
  На алтарь все свое королевство!
  
  Я б хотел, чтобы сына ты нашего взял,
  Душой чист он и разумом ясен...
  И Мужчиной его, как ты сам, воспитал,
  Ведь клинок чем острей, тем опасней!"
  
  Согласился вампир. Друга в смерти простил...
  А любовь за века не остыла,
  Он же клятву давал в вечной преданности -
  И дитя воспитал, словно сына.
  Мальчик вырос красивым, как бог, - весь он в мать -
  Милой голос, лицо и улыбка!
  И отец его учит... в любви побеждать,
  Чтоб не сделал он той же ошибки.
  
  Наставляет он волю и нрав закалять;
  Каждый день проживать не напрасно,
  И удачи, и беды с улыбкой встречать,
  Ведь клинок чем острей, тем опасней!
  
  В тишине, наступившей после окончания этой так необычно поведанной нам истории (2), дерзкий вопрос темного эльфа прозвучал оглушительно громко:
  - Ты сын короля?
  - Я сын своего отца, - просто сказал Вирал. - А отцом я всегда считал того, кто дал мне свое имя и воспитал.
  - Но это же неправильно - вот так взять и отказаться от своей любви! - Селена с силой притопнула ножкой в изящном, отороченном мехом сапожке. - За нее надо сражаться!
  - А я думаю, правильно он сделал. Девиц много на свете, а друг один. Да еще и король! Только зря он, по-моему, на ней вообще женился. Вокруг столько девушек крутилось! Вот и ловил бы момент! - Нет, сентиментальности и такта у Мирана не было ни на грош. Ну какой из него аристократ, а?
  - Смотря, какая девушка. Я вот ни за что бы не отступил на его месте, - гордо вскинул голову Надаль. - Что же это за вампир такой - взял и жену другому отдал, пусть даже и самому королю!
  - Какой-то он и не герой вовсе. Слишком мягкотелый для настоящего воина. А может быть, он ее не так уж сильно любил? - Исил поддержала темного.
  - А мне вот кажется, он повел себя очень мужественно и благородно. Ведь она-то любила короля. И он ее тоже. Завоевывать любовь, конечно, стоит. Но кто говорит, что он не пытался? Жизнь - она гораздо сложнее любой баллады. Кто знает, как оно было на самом деле? И потом, каждый понимает любовь и долг по-разному.
  Пышик посмотрел на меня с благодарностью. Затем встал и начал прохаживаться туда-сюда. Наконец, он заговорил:
  - Я долго размышлял об этом его поступке. Сначала я осуждал его. Вслед за тем - жалел. Позднее начал относиться снисходительно к его, как мне казалось, слабости. Пока однажды не осознал, что любовь-то он свою никому не отдал, он просто сделал все возможное, чтобы его возлюбленная была счастлива. Пусть и не с ним. Разве это не доказательство подлинной любви? Далеко не каждый пойдет на такой шаг. Я, во всяком случае, на такое не способен.
  Все молчали, не зная, что на это сказать.
  И лишь темный, исподлобья посматривая в мою сторону, угрюмо повторил:
  - А я бы все равно не отдал. Что мое - то мое!
  Мдя. Безнадежный случай. Наш мальчик-дроу - настоящий собственник. Надо с ним поосторожнее быть. Одно неверное слово - и все, ты замужем. Навечно...
  - Каждый волен жить, как он хочет. - Селена, видно, все хорошенько обдумала и решила изменить свое мнение. - Кто знает, что было бы, не сделай тот вампир того, что он сделал? Может, и Вирала тогда бы на свете не было?
  - Вот этого чуда? И не было бы?! - хохотнул Миран, переводя все в шутку. - Мы бы многое потеряли. Такой поэтический и музыкальный талант у парня!
  На этой веселой ноте мы и попрощались друг с другом.
  Селена была непривычно молчалива и по дороге домой не только не проронила ни слова насчет меня и Надаля, но и умудрилась не обсудить ни одну из своих бесчисленных тряпочек.
  И только уже ложась в постель, я услышала от нее одну-единственную фразу:
  - А орочка-то наша влюблена!
  С чем я лично была полностью согласна.
  
  Примечания
  (1) Ллира - название города-государства вампиров. Данное государство, по сравнению с другими, относительно небольшое, как и количество самих вампиров. Это связано с тем, что численность вампиров строго регулируется указом их короля - одна семья может позволить себе иметь лишь одного ребенка (иначе им просто нечем было бы питаться - они просто убили бы всех окружающих существ, а затем вымерли сами).
  (2) Баллада была написана одним из странствующих менестрелей и повествует о запутанных событиях, связанных с борьбой за вампирский королевский трон. Король и его прекрасная возлюбленная Льелис (мать Вирала) были отравлены неизвестным ядом. В общем, темная история. А менестрель поплатился жизнью за "разглашение государственной тайны". Тем не менее, баллада получила широкое распространение. И, несмотря на высочайший указ о запрете исполнять ее где бы то ни было, под страхом смертной казни, эта история о вечной любви стала непременным атрибутом большинства вампирских свадеб. Слова баллады записаны мной с ведома и разрешения Вирала.
  
  
  Вопрос восемнадцатый: Чем ночные пробежки полезнее утренних?
  
   Ученик:
  - Как не ошибиться в том, кого считаешь своим другом?
   Учитель:
  - Ошибиться может любой. Это не так страшно, как ты думаешь. Гораздо важнее то, что ты будешь делать с этим потом. Ибо разочарование - наихудшее из всех зол.
  Беседа из трактата архимага Дарристана "О происхождении и сущности вещей"
  
  Авентия, ночное общежитие, кабинет ректора и снова пустырь, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 28-е.
  
  Следующей ночью меня разбудил осторожный, но настойчивый стук в окно. Но... живем-то мы на каком этаже! Это у кого ж такие длинные руки-то?!
  Окно все-таки я открыла. Минуты через две. И узрела там вампира. И как-то мне неуютно стало. А вдруг он того? Этого? В смысле, покушать пришел? Днем-то, на уроках в Школе, забываешь как-то, что он весь такой клыкастый и пообедать тобой может. Да и вечером, когда у костра сидишь, тоже не до таких мыслей... не прослушать бы чего любопытного. А вот здесь и сейчас... в голову полезли всякие нехорошие мысли. Но все мои сомнения развеялись, когда он вполголоса изрек:
  - Прошу прощения, леди, что потревожил вас во внеурочный час. Но другого случая может не представиться.
  Адресовал свою фразу Вирал судя по всему нам обеим. Официальность обращения, видимо, должна была искупить двусмысленность момента. Но поскольку нимфа видела уже десятый сон и не вскочила с кровати, даже когда я открывала окно, долг гостеприимного хозяина повис на мне. Однако гость, оценив сложившуюся ситуацию в виде дрыхнувшей нимфы, переступать порог - ой, то есть подоконник - не стал, а просто тихо произнес:
  - Витта, скорее одевайся и спускайся вниз.
  - Зачем?!
  - Ты помнишь наш последний разговор? Сейчас у тебя есть возможность получить ответы на некоторые вопросы. - И вампир исчез во тьме ночи.
  Ну просто демон-искуситель! Конечно, я пошла. То есть, побежала сломя голову.
   ...
  - А ты что, еще и летать умеешь? - спросила запыхавшаяся я. Шутка ли, такой забег, хорошо хоть тролль, спавший вполглаза, ничего мне не сказал. Может, не успел?
  - Вот этого не умею, - засмеялся Пышик. - Но по каменным стенам в детстве научился карабкаться.
  - И все-таки куда мы бежим среди ночи? - Да, меня все еще жутко волновала эта тема, о детстве я вампира всегда расспросить успею.
  - Тебе никогда не хотелось побывать в кабинете ректора?
  - Где? - От неожиданности я остановилась как вкопанная.
  - В кабинете ректора. - Глаза под длинными черными ресницами блеснули хитрецой.
  - И что мы там забыли?
  Ответ был кратким:
  - Шпионов ловить будем.
  
  ...
  Тихонько войдя в кабинет и оставив Пышика на страже (как мы туда забирались по отвесной стене, минуя магию и сторожей - это отдельная история), я быстро огляделась в поисках доказательств наличия шпиона в нашей группе. Самое интересное было в том, что я не знала, что именно должна найти. Я бесцеремонно открывала все ящики шкафчики, ища... что-нибудь. Вдруг мой взгляд упал на полку, где ровными стопками лежали разноцветные папки. Их было не меньше ста штук. Я схватила первую попавшуюся. Зеленую. "Личные дела студентов первого курса алхимии и травоведения. Год 999-й от основания Авентии". Наверное, то, что нужно! Но передо мной встала другая проблема - как найти среди этого количества именно нашу? Тут я подумала что папки, должно быть, цветные не просто так. Я наугад вытянула желтую. Артефакторы! Каким же цветом должны быть помечены маги-боевики? Правильно, красным! Я вытащила все красные папки. Их имелось очень много. С припиской "год 999-й" папки на месте не оказалось. В общем, в наличии были все, кроме нашей. Значит, все зря? Я расстроенно вздохнула, аккуратно сложила все обратно, и в этот момент раздался вкрадчивый голос Пышика:
  - Как успехи?
  От неожиданности я шарахнула в вампира огнем. Он отскочил, успев при этом развеять оба моих огненных шарика в пыль. Потрясающая реакция! Или это я такая предсказуемая?
  - Никак! Почему ты не за дверью-то? А караулить кто будет?!
  - Просто хотел узнать, как обстоят дела. И не заскучала ли ты здесь. - Узрев мой вид, не предвещавший одному знакомому вампиру ничего хорошего, он примирительно улыбнулся:
  - Не поделишься тем, что ты нашла?
  - Ищу красную папку, похожую на эти, - я провела рукой по корешкам стопки, которую уже успела вернуть на место.
  - Случайно, не вон ту, что так одиноко лежит на подоконнике? - поинтересовался Пышик, подошел и взял ее в руки.
  - Как это она мне сразу на глаза не попалась? - пробормотала я.
  - Извини, но без меня ты вряд ли бы ее увидела. На ней полог незаметности.
  - А ты как же разглядел?
  - Я маг иллюзии. Мне положено по статусу, - притворился обиженным вампир. - Я, конечно, могу удовлетворить твое любопытство и попробовать объяснить, как я это сделал, но, возможно, мы вместо этого все же заглянем внутрь?
  Довод был убедителен. В конце концов, не так уж и важно как, результат же налицо? Я быстро развязала шелковый шнурок, которым была стянута папка. Вот оно! Я начала вполголоса читать:
  
  ЛИЧНОЕ ДЕЛО ? Б901
  Полное имя: Исилитх Райвелинх.
  Возраст: 18 лет.
  Раса и происхождение: Полукровка. На четверть - орка, на три четверти - человек. Дочь главы клана Дикой Лошади.
  Физические характеристики: Сила, выносливость, быстрота реакции. Быстрая регенерация.
  Способности к магии: Стихия Земли. Магический радар. (Вот как это правильно называется, отметила я про себя). Может почувствовать приближение любого существа с активным магическим даром в радиусе двух миль. Вероятны, но пока не развиты и не проявлены зачатки навыков целительства.
  Цель обучения: Предположительно получение статуса наемника.
  Основные черты характера: Дисциплинированность, жесткость, практичность, немногословность, подозрительность. Предпочитает действовать, а не говорить, к окружающему миру относится скептически. Ум - сугубо практический, способности к тактике и стратегии - слабые. Отсутствие системного образования. Фаталистка. Охотнее выполняет чужие приказы, чем действует по своей инициативе. (Ну, с этим я бы поспорила).
  Возможность воздействия через: Надаля Аркенаршша.
  Документ о рождении: прилагается.
  
  Ну, ничего себе, подумала я. И тут успели выяснить, что к чему! Вирал точно не ошибся насчет наличия у нас доносчика. И кто ж это у нас такой быстрый и сообразительный? Ладно, потом. Сначала прочитаю все, ведь времени в обрез. Точнее, не знаю, сколько еще его осталось. Кстати, вздрогнула я. Почему вампир-то здесь! Он же должен следить за коридором! Перехватив мой взгляд, Пышик успокаивающе улыбнулся и прошептал:
  - Все под контролем. Давай следующее.
  Я послушно раскрыла следующее дело.
  
  ЛИЧНОЕ ДЕЛО ? Б902
  Полное имя: Надаль Аркенаршш.
  Возраст: 65 лет, в пересчете на человеческий возраст - около 15-ти.
  Раса и происхождение: Темный эльф. Подкидыш. Возможно, является побочным потомком кого-то из правящего рода. Более точных сведений об этом пока не имеется.
  
  - ЧТО? Надаль - принц?
  - Может быть, - пожал плечами вампир. - А что, для тебя это имеет какое-то значение? Да и вообще, это лишь предположение.
  - Это имеет значение ДЛЯ НЕГО, - возмутилась я, но продолжила читать дальше:
  
  Физические характеристики: Ловкость, быстрота, выносливость, молниеносность реакции. Исключительная способность к регенерации (опираясь на общие данные о темных эльфах). Огромный запас энергии при кажущейся хрупкости телосложения. Отлично владеет кинжалами и темноэльфийскими клинками, но данному оружию предпочитает отравленные дротики и копья.
  Способности к магии: Стихия Земли. Применение различного рода заклинаний, в основном уничтожающих. Вероятно, с помощью амулетов и артефактов. Активный магический дар пока не выявлен, ввиду ограниченности его применения. Увлечение опытами по алхимии.
  Цель обучения: Официально - установление более тесной дипломатической связи с Авентией. Неофициально - возможно, с целью шпионажа.
  Основные черты характера: Раздражительность, угрюмость, вспыльчивость, жесткость, иногда переходящая в жестокость, властность и подозрительность. Некоторая одержимость при увлечении какой-либо идеей (в частности, в области алхимии). Достаточно хорошо образован, ум изворотливый, часто проявляются плохо контролируемые вспышки ярости. Одиночка. Отталкивает от себя своей нетерпимостью и грубостью, хотя имеет все необходимые задатки лидера.
  Возможность воздействия через: магистра Стэйна Бэрса, и, частично, Виттарину Эль-Кет-Айна.
  Документ о рождении: прилагается, но не соответствует действительности.
  
  - Мы, что, нашли шпиона? - окончив чтение, ошеломленно спросила я, не обратив внимания на последнюю строчку. - Как все оказалось просто!
  - Возможно. Но совершенно необязательно, что это именно он. Все так неопределенно... Ты заметила, как много в наших делах разных словечек вроде "предположительно", "пока", "неясно", "не выявлено"? - подавив аристократический зевок, нарочито лениво произнес Вирал. - Вот честное слово, я бы о нем к этому времени выяснил гораздо больше.
  - Выяснил бы или уже выяснил? - уточнила я.
  - Ну, скажем так, - по крайней мере, я знаю, чем конкретно может быть опасен этот эльфик.
  - А мне не сообщишь? - жалобно протянула я.
  - Чуть позже - обязательно.
  Я достала следующую стопку бумажек. Вампир, увидев под заголовком длиннющее имя, замер в напряженном ожидании.
  
  ЛИЧНОЕ ДЕЛО ? Б903
  Полное имя: Селенаринаранарилиа Тинна ми Нураринге ми ун-эльда
   рива Миддла.
  Возраст: 17 лет.
  Раса и происхождение: Чистокровная нимфа из известного магического рода. Отец погиб при невыясненных обстоятельствах при исполнении дипломатического поручения.
  
  Тут Вирал не удержался и весьма неаристократично фыркнул:
   - Невыясненных!
  
  Физические характеристики: Довольно ловкая и быстрая, но имеет некоторые проблемы с реакцией. Холодным оружием владеет весьма посредственно, за исключением кинжала. С ним управляется отлично.
  
  - О! А про кинжал я не знала. Это для меня новость! - воскликнула я.
  - А для меня - нет... - прошептал вампир, явно думая о чем-то своем.
  Я проглотила назревающий вопрос - потом, все потом - и продолжила:
  
  Способности к магии: Стихия Воды. Криомант. Может заморозить любой предмет. Применение магии в виде ледяных молний. При дальнейшем развитии способностей сможет управлять льдом по своему желанию. Других видимых способностей не замечено.
  Цель обучения: Официально - получение независимости от семьи. Неофициально - нежелание выходить замуж.
  
  Интересно. И об этом я узнаю не от Селены, а вот так?
  
  Основные черты характера: Гордость, тщеславие, самовлюбленность, эгоизм, раздражительность, презрительность и высокомерие. При этом излишне любопытна и болтлива. Любит манипулировать чувствами других.
  
  - Это что, очередной отвергнутый поклонник писал? - нахмурил идеально очерченные брови вампир. - Тогда вычислить его будет легче, чем я предполагал.
  
  Возможность воздействия через: магистра Стэйна Бэрса, Виттарину Эль-Кет-Айна и Виралаадарша Рунитанса.
  Документ о рождении: прилагается.
  
  - Ну вот, мы с тобой опять попали в этот список. Давай прочитаем следующее. Интересно же знать, что про меня пишут.
  И верно, этот листок был посвящен нашему вампирчику.
  
  ЛИЧНОЕ ДЕЛО ? Б904
  Полное имя: Виралаадаршхаршал Джасвантариал Рунитанс
  Возраст: 17 лет.
  Раса и происхождение: Вампир. Потомок одной из ветвей вампирского королевского рода Ллиры.
  
  На этом месте я прервала чтение и ошалело уставилась на вампира. И об этом тоже знают! Тот ответил на мой взгляд безмятежной улыбкой - клыков не показал - и махнул рукой, чтобы я продолжала.
  
  Физические характеристики: Сила, ловкость, выносливость, быстрота реакции. Как и у всех вампиров, быстрая регенерация.
  Способности к магии: Магия Сознания. Создает иллюзии, при соответствующей подготовке сможет ощущать чужие эмоции и передавать свои. Пределы действия сотворенных иллюзий пока в стадии изучения. Кроме того, может уничтожать предметы и живых существ на расстоянии примерно до 7-и футов с помощью так называемой звездной пыли или тумана. Возможно, при использовании соответствующего артефакта.
  Цель обучения: Официально - установление более тесных контактов с представителями правящей и знатной части Авентии. Неофициально - возможно, с целью шпионажа.
  
  Я глянула на вампира, уже с подозрением, но миг спустя взяла себя в руки и продолжила:
  
  Основные черты характера: Обаяние. Изворотливость и дипломатичность. Некоторая мечтательность. Безупречное воспитание и манеры, умение вести продолжительную светскую беседу. Образование разностороннее. Предпочитает действовать в одиночку.
  
  - Уже неправда, - заметил Вирал, - видели бы они нас сейчас!
  Я постаралась проигнорировать сказанное.
  
  Возможность воздействия через: магистра Стэйна Бэрса.
  Документ о рождении: прилагается, но не соответствует действительности.
  
  - Что правда, то правда. К магистру Стэйну я действительно питаю глубочайшее почтение.
  - Ну ладно еще Селена. А я здесь при чем?
  - Читай дальше. Времени мало.
   А дальше было про Мирана.
  
  ЛИЧНОЕ ДЕЛО ? Б905
  Полное имя: Миран Сулейк-Нир иль Латур.
  Возраст: 21 год.
  
  Вот это да, а по поведению больше 17-ти никак не дашь...
  
  Раса и происхождение: Человек. Выходец из рода Иль Латур - одной из знатных семей времен основания Авентии. Является последним потомком этого разорившегося рода.
  Физические характеристики: Большая сила и выносливость, реакция хорошая (по человеческим меркам).
  Способности к магии: Стихия Воздуха. Управление бурями и смерчами. Способен вызывать ветер, бури и небольшие смерчи. В дальнейшем вероятно развитие дара полета.
  Цель обучения: Получение статуса наемника. Возможно, желание вернуть своему роду прежние известность и влияние.
  Основные черты характера: Харизматичен. Грубоватое чувство юмора, самонадеянность, умение находить выход из затруднительных ситуаций (при этих словах Вирал хмыкнул, явно выражая свое сомнение), легкость в общении, особенно с женщинами. Ловелас и дебошир.
  Возможность воздействия через: магистра Стэйна Бэрса?
  Документ о рождении: прилагается.
  
  Мда. Вот значит как. Авторитет имеет для этого будущего "летуна" только наш куратор, и то под вопросом.
  - Ну вот и последнее дело осталось, самое таинственное лично для меня.
  - И для меня, - призналась я, со вздохом беря последнюю стопку бумаг.
  
  ЛИЧНОЕ ДЕЛО ? Б906
  Полное имя: Виттарина Эль-Кет-Айна.
  Возраст: 19 лет.
  Раса и происхождение: Полукровка. Отец - эльф. Род неизвестен. Мать - полугномка-полутроллька. Остальное пока не установлено ввиду удаленности и уединенности проживания данных объектов.
  Физические характеристики: Особой силой и выносливостью не обладает, но имеет хорошую реакцию (если при этом не отвлекается). Регенерация, скорее всего, по эльфийскому типу, т. е. отличная.
  Способности к магии: Стихия Огня - стандартные огненные шары класса D (1), пока еще плохо управляемые. Магия природы - способность быстро - в течение нескольких минут - выращивать растения, преимущественно ядовитые, и управлять ими (также пока с трудом контролируемый дар). Имеются некоторые навыки в алхимии. Ввиду неясного происхождения, возможны еще нераскрытые магические силы.
  Цель обучения: Получение статуса наемника?
  Основные черты характера: Любопытство, скрытность, нетипичная для такого возраста зрелость мышления, склонность к авантюрам. В характере сочетаются практичность и мечтательность. Несколько рассеянна.
  Возможность воздействия через: Неизвестно.
  Документ о рождении: прилагается.
  
  - Да ты просто девушка-загадка! - восхитился вполголоса Пышик.
   - А почему "склонность к авантюрам"? - я даже немного обиделась. Честно говоря, я ожидала от своего личного дела гораздо большего. Вон, у других даже будущее развитие их дара расписано. А у меня - только "плохо" и "с трудом". Огненные шары, и те - лишь четвертой категории. Про владение мечом - тоже ни слова! Неужели это даже упоминания не стоило? И кто вообще это писал? Неужели наш куратор?
  - Мм. Может, имеется в виду твой несколько необычный выбор факультета?.. - вампир был сама тактичность. Мог просто прямо спросить - и чего, мол, ты на боевом делаешь?
  - Кстати, нам пора. Вдруг ректор сегодня пораньше на работу решит прийти? Ты пока положи все, как было, а я охранное заклинание сниму. Мы же не можем оставить здесь улики. Это было бы крайне неразумно. - И Вирал исчез в облаке тумана.
   ...
  Не буду здесь пересказывать, как мы выбирались из кабинета. Хочется только отметить, что лазание по стенам - это явно не мое. Ладно. Сейчас гораздо важнее было другое. Выяснить один сильно интересующий меня вопрос.
  Как только мы пришли на пустырь (ну а куда же еще, не в комнату ж его для беседы приглашать), я решила бить в лоб - будь что будет - не съест же он меня!
  - Ну и как ты попал в шпионы?
  - Леди? - Вампир чуть приподнял безупречно очерченную бровь.
  - Ты понимаешь, о чем я говорю! Как ты мог? Шпионить и рассказывать о своих, можно сказать, почти друзьях, кому попало!
  - Простите, леди! - Это официальное обращение вампира меня уже откровенно бесило. - Я не доносчик. Если я и добываю какие-то сведения, то оставляю их исключительно для собственного употребления. Впрочем, как и вы.
  - Но...
  - Еще раз прошу меня извинить за излишнюю резкость. Но я не идиот. И тебя Витта, таковой тоже не считаю. - Вампир перешел на вновь привычное "ты", и раздражал меня уже гораздо меньше. - Неужели ты думаешь, что вот так просто в личном деле напишут - шпион и доносчик? Эти личные дела может прочитать любой!
  - Ну, так уж и любой... - протянула я. - Кабинет ректора. Недоступное место.
  - Неужели? Мы же туда попали. И даже выбрались без труда.
  Хм. Ну, я бы так не сказала... спуск по вертикальной стене, где не за что даже толком зацепиться, как-то не очень мне дается. Интересно, это будет входить в подготовку магов-боевиков? Но все же... в чем-то он прав. Кто ж будет такие ценные сведения просто так на подоконнике оставлять? Пусть и под пологом незаметности. Пышик же разглядел?
  - И я о том же подумал.
  - Ты что, мои мысли читаешь? - напряглась я. - Только этого мне не хватало! Если вспомнить, ЧТО я о нем думала, особенно при первой встрече!
  - Витта! Ты меня слышишь?
  - А?! - Почувствовав, что краснею, я поглядела на почему-то погрустневшего вампира.
  - Нет, я не читаю мысли. Просто у тебя сейчас на лице все написано. - Вирал вздохнул. - В этом смысле я очень хорошо понимаю Селену. Трудно быть для окружающих исключительно красивой картинкой.
  - Нет-нет, я так не считаю. Ты, конечно, просто загляденье! Но невозможно общаться и дружить с кем-то только из-за красивой внешности. Это глупо. Того же магистра Лирианиса взять. - Вампир брезгливо поморщился. - Красавчик - ну слов нет. Но желания с ним разговаривать нет никакого. А вот ты... ты другое дело. Не знаю, как точнее выразиться, ты и снаружи и внутри одинаково прекрасен, как мне кажется. Полная гармония. Да и Селена, хоть и строит из себя невесть кого, на самом деле внутри другая.
  Смущенный моей прямолинейностью Вирал - сам напросился! - молча кивнул, видимо, соглашаясь с моим мнением о нимфе. Не ожидал от меня такого?
  - А на Мирана посмотри! Как к нему девицы липнут! А что в нем такого? Обычный паренек высокого роста с замашками этакого добродушного медведя. - Я уже вошла в раж и с азартом продолжала прохаживаться по внешности и моральным качествам всех моих друзей и знакомых. - А эльфик наш! Пусть он злой и раздражительный, как тысяча демонов, вместе взятых, но... интересно же с ним! А Стэйн, что, писаный красавец? Да еще и вечно взъерошенный, то и дело рычит, ворчит и оборачивается в ужасающего вида зверюгу. Зато... - И тут я поняла, что вроде надо бы уже остановиться и заткнуть фонтан своего небывалого красноречия. И что это со мной сегодня?!
  Вирал во время моей пламенной речи уже вполне пришел в себя и задумчиво так на меня смотрел.
  - Хороший вкус у тебя... бедный Надаль. Даже жаль его. Никаких шансов у него против, как ты выражаешься, СТЭЙНА, конечно, нет.
  - Да с чего ты взял. Подумаешь, оговорилась... - вяло отмахнулась я.
  - Прошу простить меня, Витта. Может статься, я вмешиваюсь не в свое дело. Но то, что он тебе нравится, заметно невооруженным глазом. Когда ты о нем говоришь, у тебя глаза светятся. К тому же обычно из тебя, кроме вопросов, ничего не вытянешь. А тут... словом, видно, что ты неравнодушна к нему. Можешь не беспокоиться - это останется только между нами. Только сама себя не выдай... - Он немного помолчал, а затем продолжил:
  - Надеюсь, с вопросами на сегодня покончено? Если у тебя появятся еще какие-то подозрения, лучше спрашивай прямо, я тебе обязательно все расскажу. Только не при всех, исключая, разумеется, Селену. Ты поймешь, что доносчик - не я, и все встанет на свои места.
  Вампир перевел тему разговора, и я с облегчением выдохнула. Говорить о магистре в таком ключе я была еще не готова, тем более с вампиром.
  - Давно хотела тебя спросить. А почему при первой встрече ты назвался Пышиком? И откуда взялось такое прозвище?
  - Честно говоря, когда я увидел Селену, я немного растерялся. И ты так настойчиво расспрашивала меня о том, кто я такой. Поэтому ничего в голову, кроме Пышика, мне в тот момент не пришло. Меня мама так в детстве звала. Очень давно и недолго.
  Ну вот. Снова мой вопрос не вовремя. С другой стороны, разве такие вопросы хоть когда-нибудь бывают к месту?
  - Извини.
  - Не стоит извинений. Мне даже приятно, что ты поинтересовалась... Проводить тебя до общежития? Правда, мне сейчас немного в другую сторону, но это может и подождать...
  - А куда ты ночью-то?! - изумилась я.
  - Вообще-то, я иду поохотиться. Хочешь пойти со мной? Не советую. К сожалению, это не очень приятное зрелище.
  - Нет, я лучше домой. Сама дойду. Попробую досмотреть сон, на котором остановилась, когда ты появился.
   - Ну, тогда доброй ночи!
  - И тебе... доброй охоты! - сказала я вполголоса вслед удалявшемуся вампиру.
  Надеюсь, он все-таки не шпион?
  
  Примечания
  (1) Огненные шары классифицируются в зависимости от скорости метания, интенсивности и мощности на пять категорий: А, B, C, D и E, где категорией А обозначают высшую ступень магической силы.
  
  
  Вопрос девятнадцатый: Верить или нет?
  
  Истина в первой инстанции - это то, что не является заведомой ложью. Истины же в последней инстанции попросту не существует.
  
  Из трактата архимагистра Дарристана "О происхождении и сущности вещей"
  
  Авентия, разговор по душам на пустыре, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 30-е.
  
  После очередной тренировки, завершившейся, естественно, швырянием меня в пыль школьного двора - это что, уже становится недоброй традицией? - магистр Стэйн милостиво отпустил всех отмываться от пыли и грязи. Почти всех. Кроме меня и вампира.
  - Ну, искатели приключений, вы ни в чем не хотите мне признаться? Что это вы двое забыли ночью в кабинете у ррректоррра? - Конец фразы магистра потерялся в настоящем рычании разгневанного голодного барса. Ну, с барсами я, конечно, не встречалась, однако представить себе, как они рычат, могу.
  Ой. Кажется, сейчас нам устроят хорошую взбучку. Только бы он не вздумал снова превращаться. А то одежды так не напасешься. Наверное, синеглазые пантеры выглядят очень красиво... когда не злятся и не рычат. А такое бывает? Нет, ну что за нелепые мысли лезут в голову? Тут бы ноги унести...
  - Уважаемый магистр Стэйн, наши, может быть, несколько необдуманные, действия можно оправдать лишь одним, но весьма важным, обстоятельством. Мы пытались поймать шпиона, который рассказывает наши тайны всем, кому не лень их слушать, - совершенно спокойно отозвался вампир. - Знаете, мне совершенно не нравится, что о моей принадлежности к королевскому роду рассказывают на каждом шагу. В особенности некоторым, не имеющим никакого представления о благородстве и честности, магистрам, которые не стесняются на глазах у всех первокурсников добиваться внимания студентки, причем в присутствии ее избранника. Думаю, остальным студентам, с которыми я имел счастье оказаться в одной группе, не больше, чем мне, хочется, самим не зная того, делиться чем-то личным с совершенно посторонними и даже враждебно настроенными личностями. Поэтому мы и предприняли попытку узнать таким образом, кто же из наших одногруппников занимается подобного рода вещами. К моему великому сожалению, не вполне удачную.
  Вот интересно, Вирал был готов к такому повороту событий, или просто настолько умеет держать себя в руках? Если второе, то никогда не хотела бы иметь его в числе своих врагов. А если первое, то тем более. Он абсолютно не устрашился грозного вида магистра и с виду совершенно спокоен! Как там, в балладе-то: "Ведь клинок чем острей, тем опасней!" На редкость меткое сравнение. Вирал - хорошо отточенный клинок.
  А что же Стэйн? (ну хотя бы про себя могу ж я его так называть). Гневный огонь в его глазах бушевать, как будто, перестал, и теперь он скорее был удивлен.
  - Вот за что ты мне особенно нравишься, Вирал, - устало улыбнулся он, - так это за твое умение вести мирные переговоры. Отправить послами в соседние государства пару-тройку таких виртуозов слова, как ты - нам и воевать ни с кем не придется. Ты никогда не задумывался о карьере посла?
  - Все возможно. Думаю, сия участь меня не минует. - Вампир вернул улыбку магистру. - Ведь жизнь почти бесконечна. Можно будет и этим заняться.
  - Понимаю. Ты хотел все выяснить. Но зачем было тащить с собой Виттарину?
  Демоны! Я фыркнула, выражая свое несогласие с таким положением вещей. Но сказать мне ничего не дали. Меня опередил Вирал:
  - А почему нет? Я ей доверяю гораздо больше, чем другим. Очень честная и здравомыслящая девушка. И умеет хранить тайны. А среди девушек - это большая редкость.
   Я почувствовала, что заливаюсь краской смущения, а вампир подмигнул мне и продолжил:
   - Заодно она получила немного практики лазания по стенам и даже ухитрилась ничего не взорвать и не поджечь.
  Как это мило с его стороны - умолчать о том, что я чуть не испепелила его самого! Даже совестно.
   - Подводя итог всему вышесказанному, могу сказать, она - просто чудо. Или вы возражаете, магистр Стэйн?
   Я уже готова была провалиться сквозь землю. Ну, к подземным истинным оборотням. Что за непрошенные и неожиданные дифирамбы в мою сторону? Он сваху изображает, или мне показалось?
  Магистр неопределенно хмыкнул.
  - Не понимаю только одного. Каким образом была обнаружена наша вылазка? Ведь я постарался замести все следы.
  - А это объяснить очень легко. Вас ждали. И папку оставили специально для тебя, Вирал. Хотели, чтобы у тебя появились определенные подозрения по поводу Надаля. Вот только на Виттарину они не рассчитывали. Скорее считали, что ты будешь один или с Селеной. Которая темного, похоже, недолюбливает. И тоже сделает соответствующие выводы.
  - А откуда ВЫ в курсе таких подробностей? Я была обижена и на куратора, и на вампира, но не могла удержаться. Уж очень хотелось узнать.
  - Потому что я знаю, кто сообщал данные сведения в ректорат. Миран. И делал он все под моим личным руководством.
  ЧТО?! Я прокричала это слово мысленно, потому что потеряла дар речи.
  - Я с самого начала подозревал Мирана, но вы... вам я доверял! Зачем вам это, магистр?
  Я смотрела на Вирала и не узнавала. Впервые я видела неизменно милого и обходительного вампира таким. Глаза его, устремленные на Стэйна Бэрса, горели яростным золотистым огнем, губы были плотно сжаты, пальцы стиснуты в кулаки. Теперь я ясно могла себе представить, как он сдавливает горло своей жертвы, перед тем как выпить кровь, или рассекает клинком противника. Тот Вирал, которого я видела на тренировках, даже отдаленно не напоминал нынешнего. Да, сейчас он был похож на настоящего вампира!
  - Держи себя в руках, Вирал, и дослушай до конца. Не мог же ректор Школы оставить без присмотра таких магически одаренных студентов, как вы. Тем более, четверо из вас - представители, скажем так, не очень дружелюбно настроенных к людям рас. Да, Витта, в тебе видят прежде всего эльфийку, а не кого-то другого. К вам приставили соглядатая в лице Мирана. Ректорат получал о вас сведения, подправленные мной для вашего же блага. Так что все, по-настоящему важное, дошло до адресата в несколько ином свете. А кое-что и вовсе не дошло. Например, про заклинательницу там не было ни слова...
  - Хорошо, пусть так. А почему именно мы? Тут же и других студентов полно. За что нам такая честь? И разве обязательно было рассказывать, что Вирал на самом деле - сын короля? Это вы тоже посчитали неважным и оставили? А как же Селена? Нимфы что, тоже враждебны по отношению к людям? - Я была раздражена очередным напоминанием про заклинателей, но решила взять переговоры на себя. Каким бы прекрасным дипломатом ни был Вирал, но в разговоре со Стэйном ему, наверное, тоже нужна была передышка.
  - Постараюсь ответить на твои вопросы по порядку, Витта. Вы - своего рода заложники мира короля Авентии с другими государствами. Война ему сейчас абсолютно некстати. Видимо, намечается "небольшой" заговор. Вот он и постарался обезопасить себя со всех сторон. Разве вы не поняли? Вы же потомки правящих родов, или как в случае с Исил, главы клана.
  Дальше. Про Вирала им было уже известно и без нас с Мираном. Как - не знаю. Я своего слова о сохранении тайны не нарушал. Это придется тебе самому выяснять. С Селеной - другая история. У нимф, конечно, своих королей не имеется. У них прежде всего ценятся магические способности. И семья Селены тут далеко не на последнем месте. А что касается враждебности... по-моему, у нее к некоторым особам имеется свой маленький счет. Но это только мои догадки. То, что нимфа сочтет нужным, она расскажет вам сама. Или не расскажет.
   Вы можете мне не верить, разумеется, но я на вашей стороне. Вспомните, кто я. Я НЕ ЧЕЛОВЕК. И мне мелкие и даже крупные интриги людей не особо важны. Я здесь нахожусь с совершенно другой целью. Витта, ты прочитала книгу, которую я тебе дал? Если да, то ты понимаешь, о чем я. Для моей расы есть проблема важнее, чем любая война.
  - Хорошо, допустим, мы вам поверили. Мне хочется думать, что я не обманулся в вас. И Витта - тоже. Хотя вы могли бы и заранее предупредить нас о том, что содержание наших разговоров станет известно кому-либо еще. Кстати. По поводу леди Виттарины. Вы хотите сказать, она также - наследница правящего рода? Причем - эльфийского?
  Стоп. Этого еще не хватало! Я с тревогой взглянула на магистра. Он что, знает о моем отце-эльфе больше меня? И если да, то откуда, интересно?
  - Не имею ни малейшего представления. Виттарина сюда никак не вписывается. Мне кажется иногда, что она на факультете боевой магии оказалась совершенно случайно. Возможно, ты все-таки ошиблась факультетом в тот день? И я этому несказанно рад...
  Стоило ли расценивать это, в качестве признания? Ну, не в любви, конечно, а хотя бы в неравнодушии. Или я снова что-то не так поняла?
  
  
  Вопрос двадцатый: Какие несчастья бывают у красавиц?
  
  Настоящий, чистокровный подлец тот, кто делает подлость ради подлости и получает от этого удовольствие.
  
  Из "Большого Авентийского сборника цитат" на столе
   у Селены. Автор цитаты неизвестен
  
  Авентия, терзания в общежитии и очередная история на пустыре, год 999-й от основания, месяц метелей, число 1-е.
  
  Зима наступила неожиданно, без всяких переходов. Только вчера мы бродили по шуршавшим у нас под ногами разноцветным листьям, а сегодня уже с раннего утра беспрерывно шел снег. К полудню все было завалено сугробами, и для меня, выросшей в вечнозеленых Элекетских горах, все вокруг стало слишком белым и каким-то бесцветным. Казалось, что снег и холод пришли навсегда и весны больше никогда не будет. Сегодня мне в первый раз захотелось все бросить и уехать домой. Вернуться к родным зеленым холмам и таинственным пещерам с высокими сумрачными сводами. К своей семье... Я была так расстроена, что даже на занятия не пошла. Тем более что в этот день у нас было только три лекции. Ни пугливой истеричной дриады, ни бесцеремонного пижонистого красавца-нимфа Лирианиса видеть мне сегодня не хотелось. Ничего, как-нибудь наверстаю. Обе этих дисциплины не казались мне такими уж сложными, и пропуск пары лекций моей учебе не повредит.
   Правда, в расписании имелся еще и третий предмет, которого до нынешнего дня у нас не было - "Стратегия защиты и нападения". Наверное, очень важный. Но его вел магистр Стэйн. А как теперь к нему относиться, я пока не знала. Со времени нашего последнего разговора я старательно избегала встреч с ним и всяческих упоминаний о нем. Это удавалось мне довольно легко, поскольку его занятий все три прошлых дня в расписании не значилось. Мне нужно было хорошенько поразмыслить о том, как вести себя дальше. Так что моя сегодняшняя хандра по поводу зимы и снега и внезапно нахлынувшая тоска по дому пришлись как нельзя кстати. Видеть магистра я была еще не готова.
  Селена собиралась сегодня еще медленнее, чем обычно. Наверное, надеялась, что я передумаю и все же пойду. Она без умолку трещала что-то о глупых темных эльфах и не менее глупых оборотнях и о том, как вообще все на свете глупо и неправильно устроено. Во время этой непрекращающейся болтовни, тоже не показавшейся мне слишком умной, мне уже захотелось украсить ее наряд парочкой небольших подпалин, желательно в форме сердечек. Ну, чтобы хоть как-то поддержать тему разговора. Но я сдержалась. Наконец, она ушла, а я осталась, наедине со своими мыслями.
  Между прочим, Надаль, по-моему, подозревал, в чем тут дело. И вчера ходил еще более хмурый и злой, чем обычно. Надо же, а раньше я считала, что это в принципе невозможно. От его язвительных замечаний страдали все первокурсники (и не только они!), попадавшиеся на его пути. Но связываться с психом - дроу никто не желал... И я их понимаю.
  Но я, кажется, обещала себе подумать насчет магистра.
  Итак, наш куратор мне нравится. Нет, не то. Я люблю Стэйна Бэрса. Наверное. Так точнее. Что дальше? Для начала надо выяснить, как ко мне относится он. Одного слова "хорошо", "плохо" или даже "неплохо" здесь явно недостаточно. Допустим, он относится ко мне хорошо. Как к студентке? Или как к "заклинательнице"? Или тут есть еще третья версия? Романтическая? (чего бы хотелось лично мне). Допустим, последнее. Что делать в этом случае?
   Первый вариант - обо всем забыть и относиться так же, как и к остальным преподавателям. Не получится. Значит, не подходит.
  Второй вариант - попытаться обо всем забыть и относиться так же, как и к остальным преподавателям, до конца учебы. Не подходит. Тем более что здесь еще дриады всякие вокруг него бегают...
  Третий вариант - отловить в уголке и признаться в любви. Или записку подкинуть. Тут опять же все неясно и имеет несколько возможных продолжений:
  Первое. Магистр потрясен моим признанием и предлагает мне немедленно убираться из Школы Магии.
   Второе. Магистр потрясен моим признанием и предлагает сделать вид, что ничего не случилось.
   Третье. Магистр, опять-таки, потрясен, но сознается, что влюбился в меня с первого взгляда, и с того дня не может думать ни о ком, кроме меня. С того самого дня, когда он внезапно выскочил с кафедры боевой магии, стукнул меня дверью и налетел, сбив меня с ног... Ну да. Конечно. Я сама-то в это верю? Похоже, я перепутала магистра с Пышиком. Ха-ха. В общем, тоже не подходит.
  И, наконец, четвертый вариант - немного подождать. И посмотреть, как поведет себя дальше Стэйн. И постараться выяснить настоящие причины такого его отношения ко мне. Влюбленность это, или что-то другое. Этот вариант для меня тоже непрост в исполнении. Но он, по-моему, самый разумный. Подходит...
  Приняв это решение, я с тоской глянула в окно (там ничего не изменилось - все те же унылые сугробы и одинокие голые деревья), забралась в кровать, свернулась клубочком под одеялом и заснула.
   ...
  Разбудил меня приход Селены.
  - Витта, хватит валяться уже. Собирайся, пойдем на пустырь.
  - Зачем? Сегодня же только четверг еще вроде?
  - Мы решили перенести собрание на сегодня. По некоторым причинам.
  Угу. По каким же это?
  - Сегодня я рассказывать буду. Ты что, не хочешь послушать? Нимфа обиженно надула губы.
  Сегодня - так сегодня. Я вздохнула и начала одеваться.
  Естественно, все остальные были уже на месте. Старательно делая вид, что сегодня - пятница и ничего особенного не произошло. И не спросили ничего насчет моего сегодняшнего отсутствия. Значит, точно из-за меня перенесли. Развлечь меня хотят, что ли? Или отвлечь? Хорошо, что я уже решила, как мне поступить, а то только разозлилась бы на них. Хорошие у меня все-таки друзья. Да, друзья. Даже Миран. Только вот почему он ничего нам о своих докладах не сказал? Ну, ладно. Вот когда его очередь рассказывать подоспеет, тогда и расспросим хорошенько. А сейчас было время истории Селены.
  
  История четвертая. О нимфе с непростым именем и судьбой.
  
  Я родилась в счастливой семье, где все любили друг друга. Мои родители встретились на берегу озера Аль-Веран, когда им было чуть меньше, чем мне сейчас. И с того самого момента они поняли, что нашли свою вторую половинку. Вскоре они поженились, несмотря на то, что оба были еще студентами. Отец учился на дипломатическом факультете, а мама - в Школе Искусств. Их родители считали такую партию очень удачной и взаимовыгодной. Когда они завершили обучение, отца сначала оставили при дворе, а затем начали отправлять в составе посольства в соседние государства. Мама стала гораздо реже появляться на приемах, потому что на свет появилась я. Она посвящала все свое время моему воспитанию. Отца часто не бывало дома, но когда он появлялся, нашей радости не было пределов.
  Когда мне исполнилось 13, меня впервые вывезли в свет. Все были очарованы мной. Некоторые даже в тот же вечер попросили моей руки. Но ни один из кандидатов в мужья мне не понравился. Да и не собиралась я выходить замуж слишком рано. Я могла себе позволить не торопиться, поскольку, помимо всех моих личных достоинств, наша семья была очень состоятельная, знатная и магически одаренная, а это имеет огромное значение при выборе невесты, по крайней мере, среди нимфов. Родители были готовы одобрить любое мое решение, но тоже советовали мне не спешить и слушать свое сердце. А оно пока молчало. Некоторые из моих поклонников оказались слишком навязчивыми и никак не могли смириться с тем, что они не пришлись мне по вкусу. Вскоре я прослыла бесчувственной, холодной и неприступной, что было мне только на руку - количество обожателей немного сократилось. Но один из них никак не хотел оставить меня в покое. Имени его я вам называть не стану. Скажу лишь, что это был один из приближенных к королевской династии. Но ни до него, ни до его титулов мне никакого дела не было.
  Однажды мой отец не вернулся из своей очередной поездки...
  Нам сообщили, что он погиб при исполнении секретного королевского поручения. Этот нимф приехал к нам в очередной раз с визитом, якобы для того, чтобы выразить свое сочувствие. Он предложил мне с ним встречаться. Ни о какой женитьбе речи, разумеется, не шло... Впрочем, я и не собиралась за него замуж! И очередной фавориткой быть тоже не собиралась. Мерзкий слизняк! Это из-за него убили отца! Из-за его любовных похождений! Я в этом уверена!
  К тому времени я уже решила поступить в Школу Магии. Я доходчиво объяснила, что сначала мне нужно научиться держать свою силу под контролем. А то, не дай боги, такую важную особу нечаянно в лед превращу... Иронии он не понял и, очевидно, принял мои слова за согласие. И пообещал, что поручит одному из сильнейших магов присматривать за мной, пока я учусь. Вот только тот маг, похоже, решил со мной сам счастья попытать... Вот и вся моя история.
  
  Селена окинула нас своим коронным гордым взглядом из-под полуопущенных ресниц и замолкла. Нда. Теперь мне многое в поведении нимфы стало понятнее. Ну, не все, конечно. Чтобы отбиться от такого ухажера, еще и не такую снежную леди изобразишь!
  - А ты молодец! Ловко ему ответила. Жаль, он не понял. Признаюсь, я считала тебя безмозглой надутой гусыней. Думала, тебя, кроме тряпок и сплетен, ничего больше не волнует. Выходит, была неправа. Извини.
  Исил, как всегда, попала своим замечанием не в бровь, а в глаз. Помню, при знакомстве с нимфой я подумала о ней примерно то же самое. И только узнав ее получше, я разгадала, что эта ее манера поведения - нечто вроде маски. Или защитная реакция. Нет. Конечно, менее холодной и надменной она после рассказанной истории не стала. Но, по крайней мере, теперь есть хоть какое-то объяснение, почему она такая. А насчет посплетничать и понаряжаться... У всех нас есть свои слабости.
  - Лирианиссс? Это он-то - сильный маг? Я бы так не сказал... Что же он тогда не боевую магию или, например, алхимию ведет, а какую-то межнациональную политику? - Прямолинейность заявления Надаля, как всегда, была "кстати".
   Погодите. Что? Лирианис? Речь о нем шла, значит? Ну, и как это наш эльфик догадался? Или не догадался, а знал? Но я решила помолчать. Пока.
  ...
  На следующее утро я проснулась в несусветную рань - за окном догорали последние звезды, а о рассвете и речи не шло. Я решила немного поваляться, тем более что Селена еще мирно посапывала в своей кровати. Сейчас ее вид, с подложенной под щеку ладошкой, никак не увязывался с историей, поведанной нам накануне. Нимфа была похожа на кого угодно, только не на грозную воительницу, решившую кому-то отомстить.
  Мда. По сравнению с ее историей мои собственные проблемы казались мне теперь сложными, но решаемыми - ведь у меня, по крайней мере, все живы - здоровы. Ну да, влюблена в магистра, своего преподавателя. И что ж теперь? Придумаю что-нибудь. А вообще-то, почему это я должна придумывать? Лекции пропускать и так далее... Сегодня, кстати, первое и долгожданное занятие по теории телепортации. Между прочим, он сам первый признался, что я ему как будто небезразлична! Ну, мне приятнее так думать... вот пусть и решает, как тут быть! С этой обнадеживающей мыслью я повернулась на другой бок и благополучно заснула.
  
  
  Вопрос двадцать первый: Что будет, если вампир укусит нимфу?
  
  Телепортация - одна из важнейших наук. Но следовало бы запретить ее изучение для некоторых студентов, ввиду вопиющей несознательности и безответственности последних. Едва научившись строить свой первый телепорт, они появляются там, где им заблагорассудится, тем самым грубо нарушая внутренний режим Школы и общественный порядок в нашей славной столице. К нам уже не раз поступали жалобы на студентов - магов, неожиданно возникающих в разных частях города и пугающих своими отвратительными, совершенно неуместными выходками добропорядочных граждан.
  Исходя из вышеизложенного, требую усилить контроль над перемещениями наших студентов вне Школы Магии. Преподавателями, ответственными за контроль над построением студентами внешних телепортов, назначаю архимага - телепортиста Ясира Шелеста и магистра боевой магии Стэйна Бэрса.
  Отрывок из речи ректора Авентийской Высшей Школы Магии Бейрана Фас-Нира
  
  Авентия, общежитие, аудитории и та самая городская площадь, год 999-й от основания, месяц метелей, число 2-е.
  
  Ну, или еще кого-нибудь... Эта мысль не давала мне покоя все утро, пока мы собирались на занятия. Вдруг интересно мне стало! Если вампир это сделает, например, не с целью покушать, а...
  - А с какой стати ему меня кусать?!
  Да-да, я не только подумала. Но и сказала. На свою голову. В итоге мы уже где-то с полчаса бурно обсуждали эту тему.
  - Ну ладно. А вот будут у вас дети. Так они на кого, интересно, больше похожи будут? На вампиров или на нимфов?
  - А сама-то ты кто будешь? Гномка? Троллька? Или все-таки эльфийка? - Нимфа с утра была явно не в духе. Опять с Пышиком поцапалась? И когда только успела? Вчера ж все вроде хорошо было. И вообще, на него просто невозможно долго злиться. Он же ангел! Ну, то есть, он вампир, конечно, но...
  - Тоже мне, ангел нашелся! - фыркнула Селена, еще больше рассердившись. Хотя куда уж больше - вон как глаза сверкают.
  - И оставь в покое мои глаза!
   Стоп. Это еще что за новости?
  - Я что, говорила вслух? Ведь нет же? - Я в удивлении уставилась на нимфу.
  - Да у тебя на лице все написано! - отрезала Селена.
  - Раньше ты на моем лице ничего эдакого не находила. Особенно не глядя на него. Ты ж в своих вещах рылась и в мою сторону не смотрела...
  - И что все это значит?! - Нимфа, кажется, была изумлена не меньше моего.
  - Поздравляю вас, леди, с приобретением новой способности! Теперь ты, видимо, можешь читать мысли... и вижу, ты не очень рада.
  - Только этого мне и не хватало. Ладно бы мало-мальски пригодный в боевых условиях дар проявился. Так нет же! Вместо этого у меня в голове появились, демон знает, какие мысли, причем чужие! И перестань думать обо мне всякую гадость! - Свои слова девушка решила подтвердить действием и изо всей силы пнула ножку ближайшего к ней стула.
  Ну и зря. Стул не поддался. Видимо, был закален многолетними боями с неуравновешенными студентками. Взвыв, точно неупокоенный дух, требующий отмщения, гордая нимфа по имени Селенаринаранарилиа
  запрыгала на одной ноге. А нечего мебель ломать казенную.
  ...
  Прежде чем шагнуть за порог кабинета, я чуть помедлила. Хорошо еще, сегодня по боевой магии лекция, а не практика. Пусть и сдвоенная. Еще раз мысленно отругав себя за нерешительность (скривившая губы Селены усмешка мне настроения, понятное дело, не прибавила), я вошла внутрь. Куратора на месте не оказалось. Зато все одногруппники были в наличии. Под пристальным взглядом Надаля я села на скамью впереди него. Будто мало мне забот... Темный и не думал сдаваться и тут же пересел на место рядом со мной. Я вздохнула. До чего ж прилипчивый эльфенок! Но говорить ему я ничего не стала. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы коварных планов относительно меня не строило. Хотя бы в данный момент.
  Стэйн Бэрс влетел в кабинет вместе со звонком. Выглядел он, как обычно, слегка взъерошенным. Будто ему даже причесаться толком некогда. Лекция потекла в уже привычном режиме - новая тема, вопросы, задания, снова вопросы и снова задания... В мою сторону он глянул едва ли пару раз. И то, наверное, лишь потому, что сегодня я не засыпала его градом своих "почему", "как", и "когда". Тема была сложная - "Рассеивание магических потоков при атаке воздухом. Принцип Алькнира". С кучей замысловатых магико-тактических формул, составлявших заклинание этого самого Алькнира. Но я думала совсем о другом. К концу занятия я даже слегка расстроилась. Вот так, значит? Напридумывала, видите ли, себе разных разностей, а на деле и нету ничего?
  В коротком перерыве тоже ничего не произошло - магистр молча вышел и вернулся со звонком.
  Прозвенел колокольчик, возвещавший о конце второго занятия, я вместе с другими помчалась на следующую лекцию. Долгожданную теорию телепортации. Вел ее невысокий черноокий и черноволосый маг, расовую принадлежность которого определить с ходу я затруднилась. Ну, я ж не архимаг Ягдан, в конце концов. Одно могу сказать точно - человеком он не был. Скорее...
  - Да оборотень он. Лис черно-бурый. Только не истинный, а обычный перевертыш. Вижу, у тебя к ним слабость!
  О, боги! Куда вы смотрели, наделяя эту нимфу даром чтения мыслей?
  - Ну, если тебе так не нравится, могла бы и щит поставить! - Селена обиженно надула губы. - Я-то думала, ты не против...
  - А так можно, что ли? Ну ничего себе!
  - Ха! Как, по-твоему, другие от меня свои мысли скрывают?
  - Так ты только МОИ мысли читаешь? А тебе не кажется это странным? Или ты считаешь, будто все остальные вдруг узнали про твой новый дар и срочно поставили против него щиты?
  Пока я ставила простенький щит (мы прошли его на первой же паре по телепатии, вот счастье!), нимфа растерянно теребила прядь волос - видимо, подобное в голову ей не приходило.
  - Похоже, у нас что-то вроде личной телепатической связи, которая почему-то работает только в одну сторону. Жаль. Я уже хотела у тебя полюбопытствовать, о чем там наш магистр думает.
  Селена заинтересованно посмотрела на меня, но промолчала. Наверное, вспомнила про шмикотивку. Ну и правильно. Первый практический опыт по телепатии прошел отлично, настроение мое резко скакнуло вверх, и я сосредоточилась на лекции, которую так долго ждала.
  ...
  Вечер я проводила в гордом одиночестве. В одной из учебных лабораторий нашего этажа. Селена отправилась на романтическую прогулку в город вдвоем с вампиром, предварительно со всем тщанием выяснив у меня, не буду ли я скучать в ее отсутствие. Наконец, она отбыла восвояси, и я вздохнула с облегчением. Мне не терпелось попробовать свое первое заклинание телепортации.
  Так. Как там говорил этот лис, ой, то есть архимаг Шелест? "Соедините все три магических потока в точке "А" и направьте их в точку "Б", предварительно отразив их от точки "С". Строя заклинание, всегда твердо помните о необходимости создания якоря, который должен находиться в точке "А". Якорь - гарантия благополучного перемещения. В противном случае в пункт своего назначения вы рискуете прибыть по кусочкам". С чувством юмора оборотням вообще везет.
  Промучившись с заклинанием где-то часа с два, я уяснила для себя три вещи. Первое. Телепортация отнюдь не столь проста, как может показаться со стороны. Второе. Координаты того места, из которого телепортируешься, вовсе не являются "якорем", как я подумала сначала. Под словом "якорь" имелось в виду нечто совершенно другое. И третье. Этим "нечто" оказался кулон с мелким изумрудиком, подаренный мамой на прошлый день рождения. То, что он служит привязкой к моим телепортам, выяснилось опытным путем.
  Теперь место перемещения. Я как можно более отчетливо представила ту маленькую площадь, где состоялась наша достопамятная "битва" с тремя любителями пива. А что, красивое и уютное местечко, там еще, помнится, фонтан неподалеку был...
  Кажется, все как надо. Получится ли?
  У меня вышло целое наглядное пособие в виде повисшей в воздухе схемы заклинания. Этакий причудливый трехмерный многоугольник, переливающийся переходящими друг в друга синими, белыми и красными линиями. А рядом приглашающе мерцало узкое серое окошко телепорта.
  В которое я тут же и шагнула.
  И сразу же поняла - что-то пошло вовсе не так, как задумывалось изначально. Потому что на площади я оказалась НЕ ОДНА. Я прямо-таки кожей почуяла позади себя чье-то враждебное присутствие. И этот кто-то прошел через телепорт вместе со мной. И теперь маячил где-то сзади. Но времени не хватило даже на то, чтобы обернуться и посмотреть на преследователя. Злобный голос ядовито прошелестел:
  - А сейчас ты умрешшь...
  Надо же, первый мой телепорт и такой неудачный, успела подумать я.
  А потом наступили мрак и тишина.
  
  
  Вопрос двадцать второй: Как стать шпионом?
  
  
  Мы все - потомки древних привидений,
  Уйдем в забытое и вечное "Нигде"
  Из жизни зеркала, оставив только тени
  На кем-то зачарованном стекле.
  
  Отрывок из стихотворения авентийского поэта Керана Лира "Зеркало жизни"
  
  Авентия, лазарет, множество новостей и посетителей, год 999-й от основания, месяц метелей, число 9-е.
  
  О, прародители горных троллей!
  Сознание возвращалось медленно, яркими отрывистыми картинками отпечатываясь в голове. Разум категорически отказывался воспринимать очевидное - меня хотели убить. И где! Можно сказать, в стенах ставшей уже почти родной Школы Магии. Почему почти? Ну не дома же я все-таки.
  Самое обидное, винить и ругать стоит одну лишь себя. Расслабилась. Привыкла. Забыла. Забыла о древнем законе троллей: выживает сильнейший. А заодно и о гномьем, не менее древнем: выживает хитрейший. И все последнее время жила я лишь отцовским изречением: "Мир таков, каков ты сам. Будешь к нему добр - и он станет добрее к тебе".
  Последнее утверждение и сыграло сейчас со мной злую шутку. Да и нападение, судя по всему, было совершено именно на эльфийку. В моем лице. На троллей и гномов здесь, в столице Авентии, вряд ли стали бы покушаться. Первых побаиваются, из-за несдержанного нрава и недюжинной силы в придачу. Хотя какая из меня, к демонам, троллька? Только уши от них и достались. Иногда я жалею, что только уши...
  Ну а гномов все остальные расы обычно стараются не замечать по причине их бесконечного брюзжания и вечного, неуемного желания практической выгоды. Но и не ссорятся с ними. Потому как оружейное мастерство их с лихвой окупает и ворчливый характер, и желание обобрать клиента до последней нитки. И клинки, кинжалы и секиры стараются у гномов заказывать. Ибо испытано сделанное ими оружие веками и создается тоже на века. Кто-кто, а я об этом знаю не понаслышке. К деду изредка, да забредет один из гордых светлых эльфов с просьбой выковать для него единственный в своем роде клинок. А ведь эльфы и сами - отличные мастера. Про другие расы я уже молчу - все они предпочитают оружие, сотворенное гномами. Тем более, эльфы своими клинками с инородцами добровольно не поделятся.
  Светлые эльфы. Те, с которыми молодое человеческое государство Авентия находится в состоянии "тихой войны". То есть, с виду все тихо-мирно, но один неверный шаг - и пиши пропало. Развяжется очередная война, которая, скорее всего, на месте Авентии оставит мокрое место. Но и эльфы наверняка сильно пострадают. Как-никак, за людей и тролли, и гномы выступят. Ведь выступят же? С орками, правда, не все так гладко. А оборотни сейчас живут сами по себе, в своей Великой пустыне. Об этом и о многом другом я исподволь узнавала с раннего детства, вслушиваясь вечерами в неспешные рассуждения старших. И теперь понимала, насколько они были правы.
  Каких бы недостатков ни имел нынешний правитель Авентии его величество Арлан Первый, а в отсутствии дальновидности его обвинить нельзя. Чего стоит один лишь союз с темными! И ловкий ход по обмену студентами. Нет, ну на кой темным эльфам обучение в нашей Школе Магии, будь она трижды магической и четырежды прославленной своими выпускниками? Всем дроу на нее, по правде говоря, начхать. Да и в преподавателях здесь ни одного темного не числится. Значит, дело совсем не в образовании, а в государственной политике.
   Я чуть ли не впервые призадумалась над происхождением Надаля. Отпрыск правящего рода, пусть даже и незаконный, - это вам не шутки. А сам эльфик ни о чем не догадывается. Или знает, но молчит? Одному демону известно, что творится в голове у темного. Сдается мне, не зря сюда отправили именно его.
  А кто же тогда второй? Этот, с алхимического... Ридталь Шессинарх. Из опального рода. Ну-ну. Врагов короны правители обычно предпочитают держать поближе - желательно в подземельях под королевским дворцом. Или где там у темных узилище. Стало быть, "немилость" - тщательно продуманная интрига. Как бы так с ним познакомиться поближе и невредимой остаться? Что-то мне подсказывает, Надаль - далеко не самый опасный экземпляр. Его собратья могут оказаться гораздо хуже.
  В этот момент дверь отворилась, пропуская в комнату нашего хмурого эльфика. С апельсинами в руках! Я едва сдержалась, чтобы не хихикнуть - уж больно смешной у него был вид - и, не мешкая, выдала:
  - Привет! А почему ты нас все-таки не познакомил с Ридталем Шессинархом? Опасаешься конкуренции?
  Надаль прямо-таки посерел от злости. Все заготовленные слова относительно моего самочувствия - если таковые имелись - он проглотил и явно всерьез раздумывал, закопать ли меня тут же сразу под окном лазарета, или прежде все же узнать, на кой демон мне сдался этот темный алхимик.
  Поразмыслив, эльф сначала решил получить от меня нужную информацию, а потом уже рыть для меня ямку. А еще меня любопытной называет! На лице его ясно читалось: эх, не была б ты сейчас в лазарете...
  Понемногу темный успокоился и возвратился к своему более привычному черному цвету. С чуть более кровожадным, чем мне бы того хотелось, блеском в алых глазах он прошипел:
  - Познакомлю, ессли ты так хочешшь. Но на приятельсские отношшения с этим эльфом можешшь не рассчитывать.
  На том и порешили.
   ...
  После визита темного (окончившегося моими стараниями очень скоро) я наивно подумала, будто меня оставят в покое. Но не тут-то было! Вторым визитером оказался не кто иной, как магистр Стэйн Бэрс собственной персоной.
  Выглядел он, прямо скажем, не ахти. Уставший и явно не в духе. Ну а к растрепанной шевелюре я уже начала привыкать, хотя иногда с трудом подавляла желание провести по его волосам рукой. Причесать.
  - И когда же ты успела обзавестись столь опасными врагами, студентка Виттарина Эль-Кет-Айна? Тьма, эти семь дней запомнятся мне надолго. Кстати, на будущее. Когда станешь использовать непроверенный телепорт, учти, в следующий раз я могу и не успеть. Я истинный оборотень, но все-таки не всесилен.
  Мысли заметались в моей многострадальной голове, точно вспугнутые птички, с разбегу ударяясь одна о другую. Вот оно как. Теперь я еще и своим спасением Стэйну обязана. Тут одна из "птичек" особенно настойчиво постучалась в мозг своим острым клювиком. Семь дней?! То есть я тут уже неделю валяюсь?
  Магистр с невозмутимым видом наблюдал за мной. Видимо, на моем лице отразились все мысли, потому что магистр вздохнул, пожал широкими плечами. И пустился в объяснения.
  - Семь дней, на самом деле, недостаточно для восстановления твоего организма после почти полной потери магических способностей. Твой резерв вычерпали почти до дна. И в ближайшее время от применения магии тебе придется воздержаться.
  Некоторое время я молчала, осознавая сказанное магистром. Затем все же поинтересовалась:
  - И сколько продлится это ближайшее время?
  - Примерно месяц. По крайней мере, так утверждает лекарь Школы, и у меня нет оснований ему не доверять.
  - Месяц?! Да я... да меня же так отчислят, сессия ведь на носу! Как я без магии-то...
  - Не отчислят. Если резерв не восстановится до экзаменов, будешь сдавать только теоретическую часть. А на моих практических занятиях вам пока магия не понадобится. Все равно управлять ею на тренировках ваша группа сейчас не в состоянии.
  Ну-ну. Насчет вампира и ушастого я бы по данному вопросу поспорила. А впрочем, магистру виднее. Мысль о том, что я осталась без капли магии, удручала. И, видимо, эта самая мысль была написана у меня на лице, потому как Стэйн решил меня "утешить":
  - Все могло окончиться гораздо хуже. Ты легко отделалась. А то ведь осталась бы не только без магии, но и без головы. Странно. Обычно светлые действуют гораздо тоньше и... эффективнее. Теряют навык? Или подумали, что с первокурсницей справиться легко, и прислали не самого опытного исполнителя.
  Меня накрыло волной запоздалого ужаса, и потому я не сразу сообразила, что именно сказал магистр об эльфах. А когда сообразила, тот уже собрался уходить.
  - Ладно. Восстанавливайся. Дня через два можешь покинуть лазарет. Но с территории Школы теперь - никуда. Ни телепортом, ни пешком. Постарайся ни во что не влезать и держись поближе к Виралу. Его я уже проинструктировал. Ну, или к Надалю. - Куратор едва заметно нахмурил брови и направился к двери.
  - Постойте. А почему вы уверены, что на меня напали именно светлые эльфы?
  Да, вопросов на языке вертелось множество, но этот в данный момент я посчитала самым животрепещущим.
  - Все просто. Ты же заклинательница. А они, по законам светлых эльфов, подлежат уничтожению. Поэтому настоятельно рекомендую за пределы территории Школы сейчас не соваться.
  Опять эта чушь про заклинательницу! Я почти разозлилась, но тут меня посетила еще одна светлая мысль. И вдогонку магистру, уже взявшемуся за дверную ручку, полетело следующее:
  - Я давно хотела у вас спросить...
  - Да?
  - Истинные оборотни, они ведь прямые потомки первородных стихий.
  - Так и есть.
  - Значит, вы - боги?
  Я едва ли ни впервые видела, чтобы магистр так смеялся. Долго и самозабвенно.
  Вдоволь повеселившись, Стэйн Бэрс, наконец, ответил:
  - Боги - это те, кто может управлять не только своим будущим, но и судьбами своих приверженцев. Мы же даже не можем сменить ипостась и затем снова обратиться без посторонней помощи. Хороши боги. - С этими словами он вышел из комнаты, оставив меня в смешанных чувствах, разобраться в которых мне толком не дали - пришел лекарь, имени которого мне сообщить никто не удосужился, и наложил сонное заклинание.
  ...
  Авентия, лазарет, затем пустырь Школы Магии, год 999-й от основания, месяц метелей, число 10-е.
  
  На следующее утро первыми визитерами стали явно выведенный из обычного состояния мечтательного равновесия Пышик и Селена, пытавшаяся за веселой болтовней скрыть смятение, мелькавшее в черных глазах. Я почувствовала себя виноватой. Конечно, было приятно, когда о тебе беспокоятся, но доставлять друзьям лишних забот не хотелось. А затем и Миран с Исил подтянулись. Стихийник был в этот раз непривычно молчалив, орка же и подавно словоохотливостью не отличалась. Надаль нарисовался последним, неся... охапку неизвестных мне цветов. Нечто среднее между огромными аквамариновыми мариниями (1) и ксифинишами (2) - таких цветочков я никогда раньше не видела (3).
  Темный ушастик с ярко-голубыми цветами смотрелся, мягко говоря, необычно. До той поры я вообще считала, Надаль и романтичные подарки в виде цветов - вещи несовместимые. Не иначе, Пышик подсказал. Я широко улыбнулась темному и как можно искреннее поблагодарила за такое внимание к моей скромной персоне. Постепенно тревожная атмосфера сошла на нет, и наш общий разговор стал намного беззаботнее.
   То, что для режима лазарета здесь в конце концов стало слишком шумно, мы поняли, лишь когда узрели взбешенного лекаря, ворвавшегося в комнату, точно злой черно-зеленый смерч (4).
  Он даже произнести ничего не успел - одногруппники, лишь взглянув в полыхавшие черным пламенем глаза, сразу дружно поспешили к выходу. Эх, видел бы их наш куратор - наверняка бы порадовался такой сплоченности коллектива. Замыкала процессию нимфа, на пороге обернувшаяся и произнесшая одними губами: "до вечера".
  Лекарь, надо отдать ему должное, орать и топать ногами не стал. Просто напоил меня травяным отваром, в котором отчетливо слышался запах тумилы высокогорной (5), и сотворил очередное заклинание над моей изрядно подуставшей от визитов головой. И я провалилась в сон.
  Проснулась я уже вечером. Подошла к окну и застыла в восхищении. Вид с шестого этажа, где находился лазарет, открывался совсем неплохой. Ранний зимний закат окрасил снег в нежно-розовый цвет, и все вокруг перестало казаться таким уж серым и безжизненным. Пожалуй, я все же смогу полюбить зиму. Но вдоволь полюбоваться тем, как солнце скроется за горизонтом, у меня не получилось.
  В дверь тихонько постучали.
  - Войдите, - с недоумением произнесла я.
  В комнату осторожно заглянул Вирал.
  - Как удачно, ты одна. Я уж подумал, целитель вообще никогда отсюда не уйдет. - Видимо, выражение моего лица говорило само за себя, так как вампир счел нужным пояснить:
  - Сегодня же очередное пятничное собрание. И день истории Мирана. Мы посовещались и решили в целях безопасности накинуть на тебя иллюзию Селены, - тихо добавил он, видя, что я не спешу отвечать.
  - Ясно. Пошли. - Я огляделась в поисках своей верхней одежды. Разумеется, ее здесь не было.
  Плавным движением Вирал, будто из воздуха, извлек шубку Селены.
   - На случай, если иллюзии будет недостаточно, - пояснил он.
  Пара Вирал-Селена, спускающаяся по лестницам учебного корпуса, выглядела сегодняшним вечером очень странно. Во всяком случае, во взглядах проходивших мимо студентов читалось много всяческих мыслей по этому поводу. И Селена, тяжело опиравшаяся на плечо обаяшки-вампира, в их глазах, наверное, безвозвратно утеряла репутацию ледяной леди. Хм. Надеюсь, она на меня не обидится...
  У костра было тихо. Лишь громкий хохот Мирана слышался издалека. Учитывая, что для него сегодня наступил день "исповеди", он был удивительно беззаботен. Впрочем, и историю свою, в общем-то, не такую уж и радостную, он поведал со смехом и шуточками.
  
  
  История пятая. Похождения Мирана Безденежного, или из князей да в грязь.
  
  Мне жить с родителями было весело. На отсутствие интересных событий тоже пожаловаться не могу. Когда я был маленьким, у нас был постоянно полный дом гостей, которые приходили и уходили, когда им вздумается. У нас было огромное поместье, мы держали кучу породистых лошадей и собак, часто устраивали охоты и приемы. Я никогда особо не задумывался, откуда берутся деньги, хотя уже тогда знал, что все это нам не по карману. Но фразу "мы разорены" я впервые услышал лишь в двенадцать лет. Родители посчитали меня достаточно взрослым, чтобы сообщить об этом. Мои родители всегда жили одним днем, не заботясь о будущем. Они говорили: "Надо жить сегодня так, будто сегодняшний день - последний. Ведь никто не знает, что будет завтра. Даже провидцы и гадалки - и те иногда ошибаются насчет будущего. А сегодня - замечательный день, и незачем портить его раздумьями о завтрашнем".
   В один из таких замечательных дней они исчезли, оставив после себя кучу долгов и письмо для меня. "Дорогой наш сын", - писали они, - "к сожалению, мы вынуждены были уехать и наши наставления - все, что мы можем тебе сейчас оставить. Мы посоветовали бы тебе пойти в наемники. С твоим магическим даром тебя охотно возьмут на службу. Наверное, самым подходящим делом для тебя стала бы охрана караванов или нечто в этом роде. Но для того, чтобы поднабраться опыта и создать хорошую репутацию, ты должен поступить в Высшую Школу Магии. Мы оставляем тебе немного денег. Надеемся, этих средств будет достаточно для оплаты обучения".
   На тот момент мне было 18 лет. Поэтому миссию родителей по моему воспитанию можно было считать завершенной. С тех пор я жил сам по себе. Я решил последовать родительскому наставлению. Вот только оставленные ими деньги я прогулял за несколько дней. Из поместья пришлось уехать, его продали за долги. И я... пошел искать работу. Сначала каменщиком, потом стеклодувом. У меня неплохо получалось, ха-ха! Так продолжалось в течение трех лет. Нет, про совет родителей я не забывал, но мне никак не удавалось накопить деньжат.
   Наконец, мне надоело, и я решил действовать напролом. Пришел в Школу Магии, узнал у ректора про стоимость обучения, и на какой факультет мне лучше всего поступить. Выяснив, сколько мне лет, ректор настоятельно порекомендовал начать учебу именно в этом году. Мол, по возрасту я едва-едва успеваю пройти. В 22 уже поздновато будет. Про магические потоки толковал и про то, как обидно было бы не развивать мой дар. Вышел я из ректорского кабинета. Загрустил. Денег-то нету! Тут меня догоняет этот скользкий белобрысый нимф, Лирианис. Он там, в кабинете, сидел и все, о чем мы с ректором говорили, слышал. Ну и предложил он мне в качестве оплаты за свое обучение здесь сведения о некоторых подозрительных студентах передавать. Сущий пустяк, по его словам. Тем более, это можно считать просто услугой ректору. А если ректору, то значит и королю. Королевская служба то есть. И так далее, и тому подобное. Где-то с полчаса нимф разливался соловьем, потом я устал его слушать и согласился. Все равно больше ничего не оставалось. Решил, по обстоятельствам посмотрю, как дальше действовать.
  В Школе я сначала с девчонками познакомился, с Виттой и Селеной. Даже поиграли немного в огнеснежки, не очень удачно, правда. Силу не рассчитал. А потом и первый день учебы начался. К остальным присматриваться стал. И понял - никакие вы не подозрительные и не враги. Хотя все со своими секретами и заморочками. Да кто ж без них! Вы мне понравились. И ты, длинноухий, тоже. Характер в тебе есть. Признаться, я даже струхнул малость, когда ты заклинание свое плести начал. Ну, думаю, сейчас разнесет тут все в клочья, к демонам! И меня впридачу. А я и малюсенький смерч вызвать не успею. Но тут вампир положение спас. А девчонки - вообще умницы! Льдинка и Огонек - взрывоопасные штучки, а орочка между ними. Золотая середина, значит. Про кровососа вообще молчу. Талант у парня и по части дипломатии, и во всем остальном. Команда подобралась - о лучшем и мечтать нельзя!
  А где-то с неделю назад появился нимф и отчет потребовал. Ладно, говорю, будет вам отчет. А сам к магистру Стэйну подался. Рассказал ему все. Извините, говорю, следить и наушничать не могу. И люди мне эти по душе пришлись. В смысле, нелюди, конечно. Но это без разницы, главное, хорошие. Пришел вот к вам совета попросить, как лучше мне из столицы незаметно выбраться. А то прибьют несостоявшегося доносчика где-нибудь в подворотне. Магистр посмотрел на меня внимательно, подумал с минуту и говорит, ты погоди, мол, сбегать-то. Или учиться здесь не хочешь? Ну как же, говорю, хочу. Составили мы с ним вместе отчет для Лирианиса. У того мордашка довольная стала. Новости, говорит, будут, сразу мне сообщай. Хорошо, говорю. И ушел. И больше я ему ничего не рассказывал. А Стэйн, между прочим, хороший оборотень, правда, серьезный чересчур. Вот так все и было.
  
  Не успел стихийник окончить рассказ, как послышалось ядовитое:
  - Ещще рассс назовешшшь меня длинноухим, и я сотворю заклинание и превращщщу тебя в осссла! Что же помешало тебе быть предателем и доносчиком до конца? Может, тебя просссто не ко времени рассскрыли?
  - Вот смех-то! Наш темный длинноухий малыш решил поговорить о совести? - Мирана,видимо, было уже не исправить. На рожон он лез, как обычно, с широкой ухмылкой и наглым блеском в зеленых глазах.
  - А ты, я вижу, совсссем меня не слушаешшшь!
  Чары, наполнившие воздух пустыря по самое не хочу, не почуять было невозможно.
  А дальше... Нет, никто никого не убил.
  Правда, Миран обзавелся довольно-таки симпатичными длинными и шерстистыми ушами. Ослиными. Ярко-зелеными. Под цвет глаз.
  
  Примечания
  (1) Мариния - низкорослое растение с пятью широкими ярко-голубыми лепестками и темно-синей серединкой, произрастающее на заливных лугах Авентии.
  (2) Ксифиниши - растение с длинным тонким стеблем с продолговатыми листьями и крупными желтыми или оранжевыми цветками, расположенными поочередно.
  (3) Это были цветы нэйвишеллы стрельчатой, которая цветет раз в год в месяце туманов. Где и как достал цветущую нэйвишеллу темный эльф зимой, так и осталось загадкой. Можно предположить, что тут не обошлось без магии дриад.
  (4) Черный и зеленый цвета - классическое сочетание для одежды авентийских лекарей. Черный символизирует смерть, зеленый - жизнь.
  (5) Тумила высокогорная - лекарственное растение.
  
  
  Вопрос двадцать третий: Идеальный куратор - какой он?
  
  
  - Смотрите, смотрите! У принца - ослиные уши! - доносился отовсюду крик, стоило Мираалю показаться на улицах города.
  
  Из эльфийской сказки "Принц - ослиные уши"
  
  Авентия, коридоры и аудитории, год 999-й от основания, месяц метелей, число 11-е.
  
  Все следующие выходные будущий дипломированный маг воздуха пытался вернуться к своему первоначальному облику. Сначала своими силами. Не вышло. Затем обратился за помощью к Пышику. В очередном приступе благородства вампир перерыл чуть ли ни всю студенческую библиотеку в поисках заклинания для отмены длинноухости. Не нашел.
  Миран плюнул на гордость и пошел к Надалю. Упрашивал. Угрожал. Пробовал подкупить разнообразными обещаниями. В конце концов, шипящий и свистящий от смеха темный признался, что обратной чары он не знает и вообще "это ссслучайно вышшшло".
  Кстати, обо всем этом нам в красках расписал сам Миран. Причем хохоча во все горло в самых интересных местах рассказа. Стихийник и впрямь был неисправим.
  В понедельник утром возле аудитории боевой магии собралась внушительная толпа из жаждущих полюбоваться на ослиные уши столь необычного цвета. Зеваки забыли даже о том, что до начала экзаменов остался последний день, и было б куда лучше провести его, скажем, в библиотеке. Или в лаборатории. Или, на худой конец, отточить свои боевые навыки.
  Исчезнуть их заставило лишь появление злого, как тысяча демонов, Стэйна Бэрса в компании самодовольно лучащегося, словно золотой авент (1), магистра Лирианиса. Оборотень окинул мимолетным взглядом зеленоухого стихийника и указал нам на открытую дверь кабинета. Хотя до начала занятий оставалось еще добрых пятнадцать минут, никто и не возразил, - с магистром Стэйном два академических часа пролетали незаметно.
  И неугомонный Миран, и язвительный Надаль, и даже сдержанный, временами немного меланхоличный вампир, менялись на глазах, едва начинался урок по боевой магии. Лично мне они в эти моменты напоминали охотничьих собак, почуявших долгожданную дичь. О девочках и говорить нечего - Селена, позабыв аристократическую гордость, внимала новым знаниям с полуоткрытым ртом, а Исил и подавно записывала каждое слово. Впрочем, орка поступала так с любым учебным материалом.
  Мы вошли и торопливо расселись по местам. Незапланированное появление Лирианиса удивило, думаю, нас всех. И мы просто жаждали... поскорее избавиться от его присутствия - с этим павлином и одного занятия в неделю хватало с лихвой. Нимф неторопливо вплыл в аудиторию вслед за Стэйном. Синие очи магистра боевой магии метали гневные молнии.
  Вальяжно растягивая слова и смахивая несуществующие пылинки с белоснежных манжет, нимф с видимым превосходством сообщил:
  - Доброе утро! С начала следующего семестра я буду вашим куратором вместо магистра Стэйна.
  - Но пока вы еще меня не заменяете и находитесь в аудитории боевой магии. Будьте любезны вести себя более осмотрительно. - В голосе оборотня отчетливо слышался звериный рык.
  - На вашем месте я бы не стал бросаться подобными словами. Слишком уж это похоже на угрозу. - Приторность тона нимфа зашкаливала до такой степени, что мне сразу захотелось выпить ледяной родниковой воды. Ведра два.
  - Это не угроза, а просто предупреждение. И вы не на моем месте. - Наш куратор разговаривал предельно сдержанно, но в это спокойствие никто не поверил. В аудитории повисла жуткая тишина. - Не забывайте, здесь собрались боевики-недоучки. Одно неловкое выражение и... а ведь вам еще их куратором быть. Советую находить с ними общий язык уже сейчас. Но не в ущерб учебному процессу и в особенности моему предмету. Поэтому настоятельно прошу вас покинуть аудиторию.
  - Хорошо, я учту ваши пожелания. - Никогда прежде не встречала столь слащавой улыбочки. В тот момент магистр Лирианис больше всего смахивал на смазливую, капризную и просто до демона избалованную девчонку.
  Наконец, он соизволил удалиться. В кабинете остались лишь магистр Стэйн, да потрясенные таким поворотом событий мы.
  Магистр предупредил град вопросов, кратко пояснив:
  - Подробнее все узнаете в ректорате. Подготовка к экзамену сейчас гораздо важнее.
  Никаких возражений на это не последовало.
  ...
  Авентия, коридоры, аудитории и лаборатории, зачеты по травоведению и международной политике и экономике, год 999-й от основания, месяц метелей, число 12-е.
  
  - Зачет получат все, кто определит все восемь видов предлагаемых растений, а также получит из них отвар для заживления царапин и ссадин. - Мелисса Весенняя раскладывала пучки сушеных трав на столах учебной лаборатории.
  Я постаралась подойти к одному из еще незанятых столов как можно незаметнее. Не хотелось лишний раз действовать на нервы этому созданию - на мое присутствие дриада реагировала слишком бурно. Что ж, в чем-то я ее понимаю.
  Все старания остаться в тени пропали даром. Леди Мелисса обнаружила меня сразу же и торопливо произнесла:
  - Виттарина, ты можешь быть свободна. Тебе зачет я уже поставила.
  Мда, а я-то думала, меня сейчас дополнительными вопросами завалят. Даже жаль. Ну, все к лучшему, тем более что у нас сегодня по межнациональной политике и экономике тоже зачет. У незабвенного магистра Лирианиса, которому предстоит стать нашим куратором на весь следующий семестр. Я решила пока пойти в библиотеку и дождаться Селену и остальных там. А заодно позубрить скучнейшие сведения о количестве жителей, экономических ресурсах, территориях, названиях городов и площадей и прочей ерунде.
  Зачет у дриады получили все. Даже Миран, перепутавший листогривку лиловую с конегривкой синей. В итоге из предложенного набора трав вместо заживляющего отвара у стихийника вышла на удивление стойкая краска. По словам Селены, самого модного в этом сезоне цвета - изумрудного. Ну а то, что краска стойкая, мы узнали от самого Мирана. Брызги зелья угодили ему на волосы. Так что теперь его шевелюра была под стать зеленым ушам - в изумрудную крапинку.
  Однако будущий маг воздуха нисколько не расстроился, а наоборот, сиял, словно начищенный до блеска медный чайник, хотя пара капель краски была и на его лице.
  - Главное, зачет есть! Может, она подумала, что я в угоду ей волосы в зеленый покрасил? Кстати, она и рецепт приготовления себе записала, - хохотал он.
  Наконец, настал час войти в царство занудства и медоточивости, где правил магистр Лирианис.
  Пышику выпало сдавать зачет одним из первых. Нимфа просто распирало от злорадства и высокомерия: он наверняка предвкушал, как посрамит вампира в глазах всех остальных студентов нашего курса. А особенно в звездно-черных очах Селены. Вирал принял вызов, задумчиво улыбаясь. Он легко поднялся с места и прошел к кафедре. И началось...
  
  Примечания
  (1) Авент - самая крупная разменная монета Авентии.
  
   Вопрос двадцать четвертый: Зачем нужны иллюзии?
  
   Подлинное красноречие заключается не во множестве красивых слов, а в способности доказать свою правоту.
   Цитата из книги "Сказания о семи мудрецах" Эссинараэля Валентайна
  Подрезая в темноте чужую подпругу, убедись, что эта лошадь - не твоя.
   Одна из любимых поговорок Имрага Керода (1)
   Иллюзия - впечатление об объекте или явлении, несоответствующее реальности.
   Из учебника по теории магии
  
   Авентия, одна аудитория и одна комната общежития, год 999-й от основания, месяц метелей, число 12-е.
   - Так вы утверждаете, что государство может и должно обходиться без войска, охраняющего его границы? Да вы идеалист! - В голосе магистра Лирианиса послышались нотки абсолютного превосходства. Словесная дуэль Вирала и магистра продолжалась уже больше получаса. Прервать ее было некому - одни радовались отсрочке зачета и тайком списывали ответы, а другие просто жаждали узнать, кто же одержит верх - учитель или ученик.
   - Своими примерами я лишь хотел показать вам, что не в меру агрессивное государство наносит урон не только остальным, но в первую очередь себе. Если правители всех государств осознают, что самое ценное - не ресурсы и даже не территории, а мир и безопасность - войны постепенно сойдут на нет, и армии станут не нужны, разве что в качестве демонстрации силы для разного рода фанатиков. К сожалению, нам всем до этого еще очень далеко - история Авентии - прямое тому доказательство.
  Судя по воодушевлению, с которым говорил вампир, эти идеи он обдумывал уже давно. Все же близкое родство с королями дает о себе знать. Но стоило ли так дерзко и неосторожно делиться подобными мыслями с хитроумным и изворотливым Лирианисом? Надеюсь, вампир знает, что делает. Я переглянулась с Селеной. Та чуть заметно улыбнулась. Эх, мне бы ее уверенность! Нет, вампирчик наш, конечно, искусный дипломат, но... у Лирианиса опыта в этом деле, наверное, побольше будет.
   Одним из главнейших неудобств в отсутствие магии было то, что я не могла поставить даже самого простого щита, чтобы защитить свои мысли от столь не вовремя проснувшегося дара Селены. Чтобы не обидеть нимфу, я постаралась настроиться на позитивный лад и продолжала слушать.
   - Основа любого государства - это сила и власть, - вещал тем временем магистр, упиваясь собой. - Поэтому, естественно, что стремлением всякого государства служит проявление силы, направленное на достижение собственных интересов. Кто силен - тот и прав. Как ни прискорбно, но это факт, - Лирианис явно праздновал победу.
   Сидевший неподалеку от меня Миран разочарованно вздохнул:
   - Эх, клыкастый, я ж в тебя...
   - Иначе говоря, вы предпочитаете миру войну со светлыми эльфами? - Вампир произнес эту фразу спокойно и негромко, но от его тона по спине у меня отчего-то прошелся целый строй мурашек.
   Вся аудитория притихла в ожидании того, что же будет дальше.
   Не ожидавший такого прямолинейного вопроса магистр Лирианис побледнел, вот только неизвестно, от чего больше - от ярости или от страха, что его сочтут подстрекателем неокрепших умов первокурсников к военным действиям против других государств.
   - Вы еще молоды и неопытны и понимаете все слишком буквально. Пожалуй, это уже вышло за рамки нашего зачета. Который вы, разумеется, получили. - Надменно поджав губы, экзаменатор поставил витиеватый росчерк в гербовых бумагах и зачетке вампира и произнес:
   - Следующий!
   Вирал пожал плечами, будто выражая удивление таким оборотом дела, и направился к своему месту возле Селены. <
  dd>   Лирианис недовольно нахмурился:
   - Господин студент, вы сдали зачет и можете быть свободны.
   То, что сделала в этот момент Селена, долго еще потом служило поводом для бурных обсуждений в коридорах Школы Магии. Нимфа грациозно поднялась с места навстречу вампиру, привстала на цыпочки и на глазах у всех поцеловала.
   Остальные студенты первого курса факультета боевой магии, то есть мы, получили зачет по межнациональной политике и экономике без всякого опроса. И вне очереди (2).
  
   ...
  После зачета Миран неожиданно предложил:
   - А давайте отметим такое удачное начало сессии!
   - Тебе бы лишь отмечать. А ведь послезавтра мы боевую магию сдаем, - кисло процедила Селена, вновь войдя в образ заносчивой ледышки.
   - Так то ж послезавтра. - Стихийник радостно потер руки. - Ну как, бегу за вином?
   - Даже не знаю. Сегодня на улице так холодно... Никак не привыкну к снегу и этому морозу, - с сомнением протянула я поежившись.
   Орка промолчала, но было видно, что мерзнуть ей хочется не больше, чем всем остальным.
   Осчастливленный неожиданным прилюдным поцелуем Селены вампир предложил:
   - Позвольте пригласить всех к нам. Надаль, надеюсь, ты не против?
   Темный только хмыкнул.
   Остальные тоже не возражали. Наверное, всем не терпелось посмотреть, как уживаются в одной комнате вампир и темный эльф.
  
   ...
  
   в комнату Вирала и Надаля (3), я не удержалась и тихо присвистнула:
   - Ну, ребята...
  Селена держалась более стойко - она лишь тихо вздохнула и от комментариев пока воздержалась. Исил же и вовсе старательно сохраняла невозмутимый вид. Вот ничем этих орков не проймешь!
   Посмотреть здесь было на что. Одна половина покоев - а по-другому это назвать язык не поворачивался - принадлежала, несомненно, вампиру. Об этом говорило все: и гитара, небрежно брошенная на оттоманку, накрытую шкурой пурпурного оттенка (похоже, мех шурша скалистого)(4), и обои цвета спелой вишни, расписанные золотистыми птицами. Хорош был и выполненный из темно-золотистого дерева письменный стол, на котором в беспорядке были разбросаны книги и смятые листы уже знакомой нам голубоватой бумаги. Книги лежали и на стуле, сработанном из того же дерева. В довершение всего, над оттоманкой висел портрет прекрасной незнакомки с золотисто-каштановыми волосами, стянутыми тонкой серебряной диадемой. Лицо девушки озаряла едва заметная улыбка, но в ее больших серых глазах, казалось, затаилась неведомая грусть. Присмотревшись внимательнее, я поняла, кто это.
   - А ты еще удивляешься, откуда здесь узнали о твоем королевском происхождении. Стоит только заглянуть в вашу комнату - и все, тайна раскрыта, - с укором обратилась Селена к Виралу.
  Как видно, для нее сверить портрет с оригиналом, пусть и в мужском исполнении, тоже особого труда не составило.
   - Не беспокойся. Все надежно прикрыто иллюзией. Даже Надаль этого всего сначала не видел.
   Я обернулась к темному, бесцеремонно разлегшемуся на диване в другой части комнаты. Он равнодушно пожал плечами, мол, у каждого свои секреты.
   Кстати, вторая половина комнаты разительно отличалась от половины Вирала. В первую очередь, цветом. Черно-серебристый был везде: стены и потолок были отделаны блестящим светло-серым с черными прожилками камнем. Окраска стен повторялась и в оттенках мебели - два стула цвета стали с резными спинками, стол с угольно-черной столешницей, заваленный стопками разномастных книг, среди названий которых лишь пара-тройка была написана на авентийском.
   Ах да, диван, на котором возлежал эльф, был обтянут какой-то бархатисто-черной тканью. Пол же устилал алый ковер, на котором была выткана серебристая паутина, да так искусно, что страшно было на нее наступать - а вдруг порвется? В простенке между столом и диваном висело большое зеркало в массивной раме.
   Второй поразившей меня деталью интерьера стало оружие, занимавшее почетное место над диваном. Несколько кинжалов, небольшой арбалет, миниатюрное копье (наверняка с отравленным наконечником). Венцом коллекции были два небольших скрещенных клинка в простых черных ножнах.
   Орка так и прикипела взглядом к оружию, и ни на что другое внимания уже не обращала.
   Заметивший это Надаль лениво осведомился:
   - Хочешь посссмотреть поближе?
   Исил лишь кивнула.
   Поднявшись с дивана, он снял со стены клинки. Признаться, мне тоже было любопытно узнать, чем же отличается сталь темных эльфов от гномьей. Как я и подозревала, закаленная сталь катаны оказалась превосходной, а скромные кожаные ножны служили лишь прикрытием. Тонкий, слегка изогнутый клинок с небольшой круглой гардой был отполирован до зеркального блеска. Никаких вычурных рисунков, которыми обычно украшают оружие эльфы, я не заметила, кроме крошечной гравировки возле самой рукояти. Клеймо мастера. Неизвестный мне миниатюрный зверек хищно скалился двумя рядами острейших зубов, наверняка ядовитых. Я поежилась - не хотелось бы оказаться наедине с подобной тварью. Украшенный длинными иглами хвост обвивался вокруг затейливой буквы, с которой, как видно, начиналось имя мастера. Селену же больше всего заинтересовал сорнейл, скромно висевший на стене за шкафом. Она уже протянула к инструменту руки, но темный оказался быстрее.
   - Это попрошшшу не трогать. Прикасаться к сорнейлу может только его владелец. Ну может быть еще, девушка владельца. - Тут он с усмешкой бросил взгляд на меня.
   Я на провокацию не поддалась и лишь безразлично пожала плечами.
   - Ну и не надо, - обиженно фыркнула нимфа, уселась на один из стульев и демонстративно уставилась в заиндевелое окно.
  Тут в комнату зеленым вихрем ворвался радостный Миран. Под его плащом отчетливо побрякивало. Найдя взглядом ближайший к нему стол - им оказалось рабочее место Вирала - он начал нахально выставлять бутылки прямо на стопки книг. Одна, вторая, третья. Что-то вкусно пахнущее в шуршащих пакетиках... Вот как он все это мимо тролля-привратника пронес, а?
   - А что это вы такие унылые?
   Даже его длинные уши, казалось, стали еще зеленее, чем раньше. Не иначе как от счастья.
  
   ...
  
   Спустя где-то полчаса у Надаля родилась светлая мысль:
   - А не сходить ли нам в лабораторию? Поэкссспериментируем... Я хотел сказать - потренируемся. Витта, разве тебе не хочется сварить зелье без всяких непредвиденных помех вроде прожорливых растений?
   Мне хотелось. Но и предостережения Стэйна насчет "никуда не выходить, никаких авантюр не затевать, а то светлые прикончат" были еще свежи в моей памяти. С другой стороны, вдруг мне не представится больше случая сварганить что-нибудь этакое без, как выразился темный, "помех"?
  Эх, провались оно все к демонам в бездну!
   - А пошли!
   Селена состроила недовольную мину. Очевидно, она планировала провести остаток вечера совсем иначе. Во всяком случае, поход в лабораторию в ее планы не входил.
   Но загоревшиеся азартом золотисто-серые глаза вампира не оставили ей никаких шансов. Жаль, у нас телепатическая связь с ней односторонняя. Хотя нет. Сейчас вот нисколько не жаль - по ее рассерженной мордашке и так все ясно.
   - А как же подготовка к экзамену? - попыталась возразить орка, но разве могла она остановить исследователей, жаждущих новых открытий в области алхимии?
  
  Примечания
  
  (1) Имраг Керод - дед Виттарины.
  (2) Этот день вошел в историю АВСШМ, как самый удачный для первокурсников 999-го года. Впервые зачет у магистра Лирианиса получил весь поток. Причем с первого раза и без всяких дополнительных вопросов, даже если студент нес явную чушь.
  (3) По правилам, заведенным в АВШМ, студенты размещаются в комнатах общежития строго по факультетам. Никому бы и в голову не пришло поселить вместе, например, травника и некроманта, ибо... Так вампир и темный эльф и оказались в одной комнате. Миран же, подавший заявку на поступление в последний момент, разделил комнату с третьекурсником. О чем оба, впрочем, нисколько не сожалели - один делился секретами своего успеха у девушек, а другой - конспектами.
   (4) Шурш скалистый - мелкий пушной зверек, обитающий в горах. Высоко ценится за необычайно красивый и блестящий мех темно-красного цвета.
  
  
   Вопрос двадцать пятый: Мечты сбываются?
  
  
   Сбывшееся желание одного убивает мечту другого.
   Из "Большого Авентийского сборника цитат" на столе у Селены
  
  
   Авентия, одна учебная лаборатория в здании общежития и коридор рядом с ней, год 999-й от основания, месяц метелей, число 12-е.
  
  - А давай еще вон из той бутылочки плеснем и посмотрим, что получится, - Селена, в конце концов, тоже увлеклась идеей сотворения идеального зелья и принимала в этом процессе самое деятельное участие.
   - Ты, сумасшедшая озерная нимфа! Хочешшшь нашей немедленной коллективной смерти?! - дроу вовремя перехватил руку не в меру расшалившейся Селены.
   - Оледеню! - Наверно, Надаль немного перестарался с захватом. Или у нимфы начался внеплановый приступ аллергии на "дроу обыкновенного пещерного"
  - Озеленю и обушачу!
   - Эээ... что сделаешь? - Селена от изумления даже злиться на мгновение перестала.
   - Будешшшь выглядеть, как этот ветродуй, вот что! - Темный указал на хохочущего во все горло Мирана и аккуратно забрал склянку, наполненную ярко-оранжевой жидкостью, из цепких лапок нимфы.
   - Ты! Да таких слов даже и не бывает! Тебя не только основам этикета забыли обучить, ты еще и неграмотный, оказывается!
   - В тех кругах, где вращщщаются такие безмозглые нимфы, я, конечно, не бывал, хвала Леесссе! (1). Зато я знаю, что такое яд изенды гремучей, как он выглядит и где его можно применять. Так вот, это не тот ссслучай. - В язвительном тоне темного наверняка было не меньше отравы, чем в яде той самой изенды. Хотя поручиться не могу, я ее никогда не встречала.
   - Бесценная моя, успокойся. Надаль, советую тебе немедленно извиниться перед моей девушкой. - В твердом, словно закаленная сталь, взгляде янтарно-серых глаз не было и намека на привычные мечтательность и миролюбие.
   Однако красная от злости нимфа решила постоять за себя сама. Одним взмахом руки она превратила пузырек, который Надаль осторожно держал двумя пальцами, в фигурный кусочек льда. Все-таки парные занятия с оркой были Селене на пользу. По крайней мере, сейчас оледеняла она гораздо более метко, чем в начале нашего знакомства.
  Тут нимфа надменно заявила, обращаясь ко мне:
   - Исил в моей меткости совершенно ни при чем!
   "Поздравляю, твой дар раскрыт", хотела сказать я, но была прервана диким воплем темного, отшвырнувшего ледяной флакон в самый дальний угол лаборатории:
   - Витта, беги! Уходите все! Лед уже начал таять!
   Все бросились к выходу. Кроме меня. Проснувшийся огонь бушевал внутри, и я откуда-то знала, что нужно делать. Один за другим я запустила с десяток огненных шаров в валявшуюся в углу ледяную склянку и обессилено упала на пол.
   Надаля, метнувшегося ко мне, опалило пламенем. Его тут же подхватил Миран, а я оказалась в руках вампира. Миг спустя за захлопнутой дверью лаборатории прогремел чудовищный взрыв. В том, что его услышала вся округа, сомневаться не приходилось.
   Поэтому мы ждали справедливого возмездия в виде ректора и преподавателей здесь же в коридоре, лишь Исил умчалась за целителем. Надаля не стоило сейчас никуда тащить. На темного просто страшно было посмотреть: лицо и тело покрывали ожоги, бровей и ресниц как будто и не было, от длинных серебристо-белых волос тоже почти ничего не осталось. Остатки одежды висели клочьями.
   Селена тихо всхлипывала в объятиях шепотом утешавшего ее вампира, Миран с потерянным видом стоял, прислонившись к стене. Я же сидела на полу, устало прикрыв глаза, и вспоминала все известные мне средства от ожогов, в том числе и магических. О том, что будет дальше, я старалась не думать.
   - Как у васс здесссь интерессссно... - этот голос был похож на шуршание сухой листвы под ногами.
   Я содрогнулась от ужаса и отвращения. Потому что голос я узнала.
  
   ...
  
  
   Рассудив, что врага лучше знать в лицо, я медленно подняла голову. И тотчас же натолкнулась на острый, как стилет, льдисто-голубой взгляд, пронзивший меня насквозь и застрявший где-то глубоко внутри царапающим осколком. Характерный продолговатый разрез глаз. Прямой нос. Заостренные уши, в левом из которых висела серьга с крупным голубым камнем. Серебристо-белые волосы, заплетенные во множество мелких косичек, собранных в хвост. Дроу. Тонкие губы изогнулись в презрительной усмешке:
   - И что же ссс вами случилосссь, леееди? - Слово "леди" прозвучало вызывающе и издевательски.
  - Со мной - ничего. А вот с вашим сородичем дело плохо, - хмуро отозвалась я. Выяснять отношения с таким опасным противником сейчас точно не стоило.
   - Извольте разговаривать с дамой в подобающем тоне! И если желаете помочь, то здесь у нас имеется пострадавший. - Вампир, каким-то образом почуяв неладное, попытался отвлечь от меня внимание жуткого голубоглазого дроу. У него это получилось.
   - Аркенаршшш? Извини, сразу не признал в этой обгорелой тушшшке тебя, - плавный разворот в сторону Надаля.
   - Пошшшел вон, - едва слышно прошипел очнувшийся темный. - А впрочем, знакомьтесссь - Ридталь Шессинархх...
   - Надаль, ты как? - Я и Селена кинулись к нему одновременно.
  - И не надейтесь. Жить буду. - Губы эльфа тронула вымученная улыбка.
   - Какая сцена! Да ты просссто герой романа!
  
   Засветившееся окно телепорта помешало нам как-то отреагировать на это глумливое замечание. Из портала появились уже знакомый мне целитель, встревоженная Исил, архимаг Ясир и, конечно же, мой любимый куратор. Синие глаза потемнели до цвета грозового неба, зрачки вытянулись, а на кончиках пальцев показались устрашающего вида когти. Просто удивительно, что он еще не в шкуре барса, мимоходом отметила я про себя. Не повезло магистру в этом году с подопечными.
  
   - Ну?!! - Вслед за этим коротким словом раздался настоящий звериный рык, потрясший своды всего общежития. Но почему-то я не впечатлилась. Кто знает, может быть просто лимит на страх на сегодня был уже исчерпан.
  - Надалю помогите. - Это что, я сказала? Голос у меня был такой, что впору лечь и умереть - сиплый и очень-очень тихий.
  - Что. Здесь. Творится? - После каждого слова Стэйна следовала пауза, но рычания больше слышно не было.
   - Шессинархх?
   - Магистр Ссстэйн? - Серебристо-белые брови темного взлетели вверх, холодный взгляд голубых глаз, до того сверливший меня, устремился теперь на куратора. - Студенты играли с опасссными вещщщами - зельями, колбочками и ретортами. За что и поплатилисссь. Причем здесссь могу быть я?
  - Вот именно по поводу компонентов для зелий мне и хотелось бы узнать. Яд ваш?
  Дроу не стал отнекиваться.
  - Мой. В данный момент провожу бесценный для науки эксссперимент. Тянет на дипломную. Название - "Ссстепень влияния яда изенды гремучей на отдельных предссставителей различных рассс". - Тут темный нагло ощерился. - Сующщщих свои любопытные носы, куда не просят. А вообще-то, у вассс здесссь студенты боевого факультета или нежные одуванчики?
  Было ясно (судя по лицам одногруппников, не только мне) - дроу провоцировал Стэйна. Только вот зачем?
  
   Тут черноглазый целитель, все это время молча возившийся с Надалем, вдруг быстро глянул на Шессинархха и коротко бросил:
  - Убью и подниму.
  
  
  Вот ведь бездна! Да у нас целитель - некромант! Такое вообще возможно? (3)
  
  Угроза подействовала мгновенно. Во всяком случае, нахально ухмыляться темный перестал. Не хотелось ему зомби становиться.
  - Не здесссь и не сейчассс... - Ответ был столь же краток.
  
  Затем голубоглазый дроу еще раз впился в меня изучающим взором исследователя, только что обнаружившего энциклопедические познания у обычной лабораторной мыши, окинул мимолетным взглядом Надаля, презрительно скривившись, и неторопливо удалился.
   Стэйн Бэрс, между тем, успокоился: когти втянулись, глаза вернули свой первоначальный сапфировый оттенок. И он явно принял какое-то решение. Вслух же магистр произнес:
  - В качестве наказания для всей группы - вычистить до блеска все лаборатории, находящиеся в здании общежития. Разумеется, после сессии. И пересдача зачета по травоведению. Ибо о правилах поведения в помещениях для экспериментов, вы, похоже, не имеете никакого понятия. Ах да. Со стипендией на ближайшие три месяца можете попрощаться. Ректорату лабораторию восстанавливать нужно.
   С этими словами наш куратор и ушел. А мы остались.
  
  - Ну вот и на тебе, - на мордашке Мирана было выражение неподдельного горя. - А жить теперь на что? Опять в стеклодувы подаваться?
  - А я ведь предупреждала - не надо сегодня в эту злосчастную лабораторию ходить, и как всегда, была права.
  - Не трогала бы яд - ничего бы этого не случилось, - припечатала нимфу Исил.
  - Неважно сейчас, кто и в чем прав или виноват, главное, все живы, - Виралу надо было бы уже дать прозвище 'вампир-миротворец'.
  - Легко отделались. - Ой, а целитель-то все еще здесь. - Ладно, с эльфом я закончил. Это ты его так поджарила?
  Я смущенно подтвердила.
  - Простите, а с кем мы имеем честь беседовать? Быть может, вы соблаговолите назвать нам свое имя? - Селена вновь вошла в образ светской дамы.
  - Лэйвилл Ларс. - Черноглазого некроманта манера общения нимфы явно позабавила.
  - Достопочтимый Лэйвилл Ларс, позвольте выразить вам глубочайшую признательность за спасение нашего одногруппника и друга Надаля Аркенаршша. - Нимфа ослепительно улыбнулась, и что уж совсем поразительно, изящно поклонилась.
  - Не стоит благодарности, леди. Обращайтесь. - Некромант небрежно кивнул головой, сотворил телепорт и сообщил:
  - Виттарина, надеюсь, в этот раз до лазарета ты доберешься сама. Прихвати с собой необходимые учебники.
  - Да со мной все в порядке вроде бы... - За исключением того, что магии я по-прежнему не чувствовала. Но об этом говорить при всех не хотелось.
  - Распоряжение вашего куратора. Не обсуждается. - И подхватив сомлевшего эльфенка (не иначе как сонное заклинание наложил), целитель исчез в пульсирующем ломаными голубыми линиями телепорте.
  
  Мдяя. С некромантами и оборотнями не поспоришь.
  
  Кстати, с мечтами надо в следующий раз быть поосторожнее. А то вон, захотелось прямо-таки до демона с Шессинархом познакомиться, выяснить, что же это за дроу такой. А он тут меня прибить пытался. Жуть какая. При воспоминании о льдисто-голубом, будто неживом взгляде меня вновь пробрала дрожь. Чего ему вообще от меня надо?
  
  
  
   Примечания
  
   (1) Леессса - богиня теней, покровительница пауков.
   (2) Изенда гремучая - маленькая, невзрачная, но очень ядовитая змея. Истреблена почти повсеместно. Ее яд используют лишь в особо редких случаях, он крайне опасен как для отравленного, так и для самого отравителя, так как яд передается по воздуху.
   (3) Действительно, целительство и некромантия - вещи, можно сказать, несовместимые. Но в жизни и не такое увидишь.
  
  
  Вопрос двадцать шестой: Целители бывают разные?
  
   Целительство - это не просто работа. Это образ жизни. Связывая свою судьбу с исцелением живых существ, нужно быть готовым к тому, что далеко не все они окажутся одинаково благодарными больными, способными отплатить за лечение словом или делом. Принцип настоящего целителя: стремись излечить каждого, кто к тебе обратится, независимо от его расы, характера и положения в обществе.
   Энвиньатар, отец Виттарины
  
   - Нет на свете науки, которая была бы важнее, чем некромантия. Перед ней склоняются даже целители, ибо, если больного нельзя вылечить, из него можно просто сделать хорошего зомби. В большинстве случаев никто ничего не потеряет, ведь мозги и душу боги дают далеко не всем.
   Одна из любимых шуток преподавателя по некромантии магистра Шэра Кириана
  
   Авентия, комната общежития и лазарет, год 999-й от основания, месяц метелей, число 12-е.
  
   - Ну и как ты все это объяснишь? - Вопрос сорвался с моих губ, едва мы с Селеной оказались, наконец, в нашей комнате.
   - Что именно я должна объяснить? - От сухости тона нимфы загнулись бы, наверное, даже самые неприхотливые колючки в Великой пустыне.
  - Я имею в виду твои недавние расшаркивания перед целителем. Он, конечно, хороший парень, хоть и некромант, эльфенка нашего врачует, и все такое. Но чтобы такая гордая нимфа, как ты...
   - А еще он ужасно симпатичный, - прервала нимфа огорошенную таким неожиданным оборотом дела меня, - и похож на романтического героя одной книги, которую я прочла на днях. Где же она? - она порылась среди учебников на столе и вытащила изрядно замусоленный томик.
  По истершейся позолоте корешка и потрепанным краям обложки можно было предположить, что книга поменяла не одну хозяйку. Или это Селена ее так затискала? Да нет, она же сказала - прочитала недавно.
  - Да вот, сама посмотри! - Она протянула мне книжку. - Вот здесь, с середины страницы.
   Он был высок и статен. Кудри цвета воронова крыла обрамляли мужественное лицо, в котором все было прекрасно - и черные, словно два агата, глаза под черными же бровями вразлет, и тонкий, идеально правильной формы нос, и чувственные губы.
   Ах, эти глаза! Они могли быть нежными и загадочными, но в порыве благородного гнева пылали, точно черные угли. И тогда Его взглядом можно было плавить металл.
  Одевался Он по обыкновению во все черное, словно желая еще больше подчеркнуть свою внешность. На самом же деле цвет Его платья говорил лишь о принадлежности к высочайшему темному искусству...
  
  - И что это за ерунда? - Я помотала головой, пытаясь избавиться от всевозможных оттенков черного, оказавшихся слишком навязчивыми, и захлопнула томик. На обложке витиеватыми буквами значилось:
   Вирсан Веленир. "Похождения некроманта. Тайна черного амулета".
   - Чувственные губы - это как? Про "плавить металл" - тоже чепуха, если, конечно, он не владеет магией огня. И разве пылающий уголь не красного цвета? Этому Вирсану Велениру заняться больше нечем? Литература - явно не его стезя.
  - Видишь, это судьба. Все сходится. И черные глаза и волосы, и некромантия, - мечтательно закатила глаза Селена, пропустив мимо ушей мои высказывания насчет таланта сочинителя.
  - Угу. Осталось только черный амулет найти. И объяснить Пышику, почему ты променяла его на едва знакомого некроманта-целителя, - иронически заметила я. - Кстати, Вирсан, Вирал - звучит похоже, ты не находишь? Может, как раз это и есть перст судьбы?
  - Во-первых, я и с Виралом не так уж давно знакома - всего-то полтора месяца. Во-вторых, все эти загадочные амулеты - это так романтично! Да и целитель - такая благородная профессия... - Заметив, как я недовольно поморщилась, Селена хихикнула. - Да ладно тебе. Уже и пофантазировать нельзя... Да и Пышик пусть не расслабляется, а то иногда ведет себя так, будто мы уже помолвлены или даже женаты.
  - Только не переусердствуй. Очередного разбитого сердца у одного из высокородных вампиров Ллира может и не пережить. Да и Вирал такого не заслужил. К тому же я уверена, и у него есть еще парочка-другая секретов, один другого романтичнее. И вообще, Эссинараэль Валентайн пишет любовные романы намного лучше. - Закрыв эту щекотливую тему, я с тоской оглядела сумку, в которую покидала немного одежды (на всякий случай, вдруг придется задержаться в этом демоновом лазарете), учебники и перья с чернильницей. Сверху я положила тетради с лекциями и стопку чистых листов бумаги.
   - Кажется, ничего не забыла. И зачем только магистр придумал всю эту затею с лазаретом? Словно стоит мне переступить его порог - и ко мне сразу же вернется магия!
  - Наверное, магистр Стэйн просто хочет, чтобы ты была поближе. И я его понимаю - с тобой же все время что-то случается, - лукаво улыбаясь, произнесла Селена. - Кстати, а что там с этим ужасным голубоглазым дроу? У тебя в мыслях был такой сумбур! Я поняла лишь одно - ты его до демона боишься. Ты уже была с ним знакома раньше?
  - Прекрати уже копаться у меня в голове! - Я внезапно разозлилась. - Наделили же боги даром!
  Я закрыла сумку и поспешно покинула комнату.
   ...
  Лазарет встретил меня уже привычной тишиной и запахом трав. Забыла упомянуть, что палат для пациентов было всего две - мужская и женская. И обе крохотные. А если эпидемия какая-нибудь? Хотя у целителя с некромантским даром на этот случай наверняка имелись свои соображения.
  Количество палат я выяснила опытным путем. Просто в одной я обнаружила тихо сопящего Надаля, а в другой все еще красовались те самые преподнесенные им ярко-голубые цветочки. Ну а громадное третье помещение оказалось помесью лекарской и магической лаборатории. Там же и ее хозяин обнаружился. Извинившись за нечаянное вторжение в "святая святых" Школы Магии, я хотела было сразу улизнуть, однако целитель остановил меня вопросом.
  - Ты сейчас не слишком занята?
  - Э-э, вообще-то, у нас послезавтра экзамен по боевой магии...
  - Отлично. Значит, свободна. Зубрить же ничего не надо. Поможешь мне тут с зельями?
  Кто? Я? Помочь целителю-некроманту? С зельями? Чем же, интересно? Может, я должна буду свою кровь на опыты отдать, или еще что похуже?
  Словно отгадав терзающие меня сомнения, Лэйвилл Ларс добавил:
  - У вас же там, кажется, пересдача по травоведению наметилась? Ну вот, сварим пару-тройку зелий, и считай, что пересдача тебе не грозит. А с дриадой я договорюсь. Мой ассистент, Янус, - тот еще фавн. Зельевар исключительный, но периодически уходит в запой. Месяцев этак на пять. Где он ухитряется столько фиалкового нектара находить - ума не приложу. А одному за всем сразу уследить сложно. Да и студенты постоянно в истории попадают, то и дело кого-нибудь сюда притаскивают. Работы невпроворот, - с тяжким вздохом закончил он.
  Конечно же, я согласилась. Да и истеричной дриаде лишний раз мозолить глаза не буду.
  Поначалу моя работа заключалась в непрерывном помешивании некой густой зелено-серой смеси, булькающей в небольшом, ярко начищенном медном котелке. Здесь вообще все блистало чистотой. Ну это понятно, лекарская же лаборатория.
  Понаблюдав за тем, как я с успехом довела дело до конца и даже разлила полученное зелье по крошечным медным же бутылочкам, не пролив при этом ни капли (сама удивилась), некромант тут же дал мне следующее поручение - присмотреть за другим снадобьем. Ярко-красная тягучая жидкость так и норовила выпрыгнуть из высокой стеклянной колбы, и приходилось зорко за ней следить и вовремя сдерживать с помощью круглой стеклянной палочки.
  - А если ты тут мне время от времени помогать будешь? Не за бесплатно, конечно. Вас ведь стипендии лишили, или я что-то путаю? - Вид целитель сохранял самый невозмутимый, однако в глазах его прыгали, веселясь, маленькие демонята.
  Помогать целителю-некроманту готовить зелья - это ж просто мечта! Да еще и заработать кое-что можно. Денежный вопрос для меня сейчас являлся очень существенным. Мне до демона не хотелось обращаться к родным и объяснять, куда же подевалась моя стипендия. К тому же из письма Сильмы, полученного мной несколько дней назад, я узнала, что нынешний урожай развей-травы почти полностью был уничтожен внезапно налетевшей стаей буругов (1). Всего лишь десяток этих с виду безобидных зверьков с пушистым темно-синим мехом, милой мордочкой и маленькими полупрозрачными крылышками голубоватого оттенка может погубить целый сад. Хвала богам, до остальных растений они добраться не успели - сработали дедушкины магические ловушки, поставленные им еще лет пятнадцать назад. Тогда буруги прилетели в первый раз и еле унесли крылья, поэтому никто не думал, что они когда-нибудь снова вернутся. Но ловушки дедушка все-таки оставил. И как оказалось, совсем не напрасно.
  Вспомнив о доме, я вновь загрустила. Как они там без меня?
  - Виттарина? - нетерпеливо окликнул меня целитель, видимо, удивленный моим молчанием.
  Ой. Кажется, я сейчас не о том думаю.
  - Да-да, тысячу раз да!
  - Ну что ж, тогда продолжим.
   ...
  
  Некоторое время спустя я поинтересовалась:
  - А все-таки, как к вам правильно обращаться? Ну там, магистр Лэйвилл или еще как-то...
  - Зови меня просто Лэйвилл, и все. Нет у меня ученой степени, - у целителя от моего вопроса явно испортилось настроение.
  - А как же королевский указ об обязательном образовании для всех магов Авентии? И если у вас нет ученой степени, почему тогда вам разрешили здесь работать? Ой. Извините...
  Эх, видимо, когда боги раздавали тактичность, на меня ее не хватило. Зато любопытством оделили щедро - хватило бы и на десятерых.
  Целитель закусил губу. Видимо, растерялся от моей бесцеремонности.
  - Не знаю, почему я вообще должен перед тобой отчитываться. Но на твой вопрос все же отвечу. Я не являюсь подданным авентийского государства. И работаю здесь по королевскому приглашению, которое принял исключительно из-за Стэйна. В Авентии по-настоящему хороших целителей - раз-два и обчелся.
  Мои неосторожные слова явно задели его за живое, и я не собиралась задавать следующий вопрос, но...
  - Значит, вы со Стэйном уже давно знакомы? То есть, я хотела сказать, с магистром Стэйном. - Я почувствовала, что краснею.
  Лэйвилл Ларс после моей невольной оговорки недоуменно поднял брови. А я готова была провалиться сквозь землю. Пожалуй, постоянная болтовня Селены на меня плохо влияет - становлюсь слишком невоздержанной на язык.
  Целитель деловито помешал что-то в одной из стеклянных колб, из которой струйкой вился бледно-сиреневый пар. Затем взял щепотку измельченной травы из круглой деревянной коробочки, стоявшей ту же на столе, и медленно высыпал ее в сосуд. Содержимое колбы поменяло свой цвет с сиреневого на оранжевый. Казалось, отвечать он не собирался вовсе. Когда пауза затянулась настолько, что я подумала, а не лучше ли мне потихоньку уйти, я услышала:
  - Со Стэйном мы познакомились благодаря его сестре. И с тех пор я ни разу об этом не пожалел.
  - Сестра? Та самая Нази, погибшая пятнадцать лет назад? - вспомнила я фигурку пантеры в кабинете магистра.
  - А не слишком ли много ты об этом знаешь для девчонки-первокурсницы? - Черные глаза Ларса угрожающе сощурились.
  - Мне магистр сам рассказывал! - Я на всякий случай отступила к двери. Не хватало мне того бешеного дроу, так теперь еще и некромант! А ему меня прикончить - что надоедливую муху прихлопнуть. Запоздало проснувшийся инстинкт самосохранения завопил - пора бежать. И я побежала.
  - А-а-а!!! Отпустите! - Меня крепко схватили за шиворот и развернули.
   - Да не ори ты. Если уж сам Стэйн тебе рассказал, значит, доверяет. Только постарайся об этом больше никому не болтать.
  Я облегченно перевела дух. Но на целителя смотрела с подозрением - кто знает, чего от него можно ожидать.
  - Эх ты, маг-боевик! Нервная ты чересчур. Чего на травоведение-то не пошла? У тебя же явный дар к зельеварению.
  - Не хотела испепелять Школу Магии в первый же день учебы. И дриад недолюбливаю. - Не любила я лишь одну конкретную дриаду, но целитель сразу понял, кого именно я имею в виду.
  - Мелисса уже и первокурсникам опротиветь успела! - рассмеялся он. Но тут же вполне серьезно поинтересовался:
  - Кстати, как там твоя магия огня? Не думает возвращаться?
  Я покачала головой. Ну вот, теперь настроение пропало окончательно.
  - Ладно, на сегодня хватит. Надеюсь, я тебя не слишком перепугал, извини уж. А за травоведение не беспокойся - зачет ты точно сдала.
  
   Примечания
   (1) Буруг - мелкий крылатый грызун. Ведет стайный образ жизни, питается исключительно лекарственными травами. Опасен тем, что губит в пятьдесят раз больше растений, чем способен съесть.
  
  
  
  Вопрос двадцать седьмой: Каковы изъяны бессмертия?
  
   Одним из главных преимуществ вечной жизни является наличие бездны времени, которое вы можете потратить на совершенствование своих дарований.
   Из "Большого Авентийского сборника цитат" на столе у Селены. Автор - Эссинараэль Валентайн.
  
   - Цена бессмертья такова, что смерть я за спасение почту.
   Из трагедии "Привилегии вечной жизни" эльфийского писателя и поэта Назраэля Романтика.
  
   Авентия, лазарет Школы Магии, год 999-й от основания, месяц метелей, число 12-е.
   Выйдя из лаборатории Ларса, я еще раз заглянула к Надалю. Тот по-прежнему крепко спал, и сейчас я этому порадовалась. После столь бурного общения с целителем у меня все еще дрожали руки. Не в меру наблюдательный Надаль наверняка почуял бы что-то неладное и, выяснив, кто мой "обидчик", наверняка начал бы страшно "мссстить". Чего мне бы крайне не хотелось.
  В итоге мне не оставалось ничего другого, как пойти в комнатку, временно отведенную для меня.
  Результат экзамена по боевой магии зависел исключительно от того, смогу ли я продержаться против магистра положенные пять минут. Подходящего напарника по тренировке в данный момент поблизости не имелось. Разве что целителю в искусстве ведения поединка попрактиковаться предложить. Смешнооо...
  Выходит, упражнения по боевой магии на сегодня отменяются. Завтра выловлю где-нибудь Мирана или Вирала и попрошу со мной позаниматься. Разбивать уже сложившуюся пару Селена - Исил мне категорически не хотелось. Пусть лучше вместе лишнюю пару приемов отработают. А с Надалем вообще пока ничего не ясно.
  Помимо боевой магии, оставались еще два экзамена, но...
  Учебник по теории артефактов я изучила вдоль и поперек, когда искала связь между кулоном с изумрудом, подаренным мне мамой, и единственным удавшимся мне до сих пор телепортом. Правда, особо удачным его считать было сложно, учитывая все обстоятельства. Но все-таки он у меня получился. А вот почему роль привязки к телепорту играет именно мой кулон, я так и не выяснила.
  Нежитеведение. Вот что стоило основательно вызубрить. Однако копаться в тонкостях отличия кишок волколака пустынного от волколака степного и прочих "прелестных" созданий мне сейчас до жути не хотелось. Все равно до этого экзамена еще пять дней. Да и готовиться к нему лучше всего в компании Надаля или Исил - не зря же они торчали у архимага Ягдана после каждой пары.
  Эх, Надаль... Я успокаивала себя мыслью, что будь все слишком плохо, Лэйвилл Ларс не сидел бы сейчас так спокойно в своей лаборатории. С другой стороны, кто его знает, он же некромант все-таки. Может, у себя на родине он темных эльфов пачками на тот свет отправляет (не забыть бы в следующий раз спросить, где же его родина находится). Вон Ридталь Шессинархх как впечатлился, даром что ненормальный. Тьфу ты. Опять про этого дроу!
  Постаравшись прогнать невеселые мысли, я порылась в сумке и вытащила из ее недр "Историю происхождения оборотней", улеглась на кровати и взялась за чтение. Очередная глава называлась
  
   Миф о вечной жизни и всемогуществе.
   Испокон веков истинные оборотни жили кланами, или родами. Когда старейший из рода уставал от бесконечности бытия, он передавал звание старейшего и главы рода тому оборотню, которого клан находил достойным этой великой чести. Сам же старейший, выпив настойку из корня сеира (1) и колеруя (2), уходил далеко в Великую Пустыню и засыпал навечно.
  Детей рождалось немного - в клане из тридцати-пятидесяти взрослых оборотней воспитывались разом не больше пяти-семи отпрысков до семнадцати лет. Двое детей в одном семействе почитались великой редкостью, чудом и благословением богов.
  По достижении оборотнем семнадцатилетнего возраста он исполнял свою первую лунную песнь (3) и мог выбрать себе пару. Ею мог стать любой хотя бы раз обернувшийся оборотень этого же или другого клана. Союзов с другими расами оборотни не заключали. Исключением были лишь браки с эльфами, становившиеся еще большей диковиной, чем появление двоих детей в одной семье.
  И так продолжалось во веки веков до самого Великого Спора (4). А затем жизнь оборотней круто изменилась.
  Пошатнулись многовековые устои и обычаи: любой оборот, совершенный во гневе, грозил оказаться безвозвратным превращением в животное, и потому каждый клан жаждал заполучить себе заклинателя, принадлежащего к другой расе. Вот только найти их было не так-то просто. Оборотни стали истреблять кланы, которым посчастливилось заполучить такого заклинателя, и со временем почти уничтожили сами себя.
  В конце концов, оставив благодатные земли другим существам, жалкие остатки некогда могущественной расы переселились в Великую Пустыню.
  Некоторые из истинных оборотней Воды, Воздуха и Земли, в надежде избавить от нависшего над ними проклятия хотя бы своих потомков, создавали семьи с людьми или другими созданиями. От этих союзов появились обычные оборотни. Эти существа могли безбоязненно перекидываться в животных и обратно, но бессмертие и большая часть магии истинных были ими безвозвратно утрачены.
  И лишь Огненные не желали для себя такой участи - становиться предками обычных оборотней - и продолжали нападать на сородичей в поисках заклинателей. Постепенно все они были уничтожены, за исключением немногих представителей последнего, в далеком прошлом самого большого среди истинных оборотней Огня клана Огненного Барса...
  
   Примечания
  
   (1) Сеир, или сонный корень - кустарник, растущий только в одном, тщательно охраняемом, месте в лесу у светлых эльфов. Является сильным снотворным средством, облегчающим боли у смертельно раненных. Находится на грани вымирания и занесен в "Эльфийские заповедные скрижали".
   (2) Колеруй огнехвостый, павлинье пламя - редкая разновидность папоротника. В отличие от других папоротникообразных, данное растение можно встретить лишь в Великой Пустыне. Цветет колеруй огнехвостый лишь раз в пять тысяч лет, выпуская необыкновенно красивые бутоны огненной окраски, похожие на хвост павлина (отсюда и второе название). В сочетании с сеиром (см. выше) цветы колеруя огнехвостого - смертельный яд для любых существ, в том числе и для тех, которые считаются бессмертными. Правильно приготовленная настойка из этих двух растений вызывает быстрое и практически безболезненное угасание жизненной силы, наличие противоядия неизвестно. Вероятно, именно этим ядом был отравлен король Ллиры, отец Вирала.
   (3) Первая лунная песнь, т.е. первый оборот.
   (4) Великий Спор - противостояние оборотней Огня и Воды.
  
  
  
  Продолжение следует...
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"