Монина Елена Александровна: другие произведения.

Ночной Демон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как жить, если ты бессмертна и твое время давно прошло, если ты миф, древняя сказка, которой уже не пугают даже детей? Уйти? Скрыться в переходах времени? Затеряться в толпе? Или... Бороться! Даже, если из этого не выйдет нечего толкового. На гениальность не претендую, где то тут пробегала Мэри Сью, но это не история моей жизни.

   Солнце, тёплое, ласковое, воздух, пропитавшийся им и городом, который вырос, пока я спала. Мой дом, ранее напоминавший замок, теперь похож на старую развалюху, вот-вот на снос. Крыльцо с покосившимися и облезлыми перилами, дверь без дверного замка и дырявый пол, через который видать что там, на нижнем этаже. Он смотрит на мир вокруг пустыми глазницами окон и ему, как и мне, сейчас не нравится то, что мы видим. С моего пробуждения прошло три дня, меня встретил мёртвый дом и, гуляющий в нем, ветер. Вокруг не оказалось не единого живого существа, не то, что человека. Под ногами расползаются сгнившие в труху ещё прошлогодние листья и хрустят запыленные битые стёкла. Мой дом пуст, он не ждёт уже ни помощи, ни сочувствия, он не приемлет жалости и доживает свою жизнь, не веря уже в чудеса.
   Вот только я проснулась и прошлась по, так любимым мной когда-то, его коридорам, заглянула в опустевшие давно комнаты, посидела на сгнившей крыше и, выйдя на старое крыльцо, поняла - не отпущу. Не позволю этому новому миру отобрать у меня, то единственное, что защищало меня от окружающей непонятной мне действительности, я стану его нечаянным счастьем и подарю ему новую жизнь. Где-то здесь, во все ещё моём городе, есть люди, которые продолжают верить в меня или хотя бы просто хранят обо мне память. Пусть они не встретили моё пробуждение и не ждут меня с распростёртыми объятиями, но судя по оставленной для меня пище, они помнят. Пусть, за три прошедших дня, я не встретила ни одной живой души на своей земле, но за оградой живёт город и мои хранители ещё придут, хотя бы для того, что бы убедится, что я не проснулась.
   Город, кажется, перестал быть тёплым и ласковым, сейчас в нем больше стали и стекла, камни уже почти не хранят запах моей крови, но меня все же зовёт земля, принявшая на себя этих холодных монстров. Ветер приносит мне чужеродные и мутно-кислотные запахи и пугающие мёртвые звуки, среди которых нет-нет да проскользнет, так нужный мне, запах тёплой живой крови. Раньше, мой дом окружал сад и парк, теперь же вокруг лишь сухие скелеты кустов и покореженные стволы старых деревьев. То тут, то там видны проплешины сухой мёртвой травы и следы кострищ. Обмелело и заросло камышом, бывшее когда-то красивым, озеро и совершенно высох пруд, что располагался почти за домом. Исчезли без следа, обширный лабиринт и конюшни. Мой мир изменился и ждёт, что я приму это и последую за ним, но я не собираюсь подстраиваться под его правила. Я собираюсь создать свои, и ему придётся их принять, иначе не выжить, я всегда была сильнее.
   Гости приходят неожиданно. На мир опустились сумерки, позволив многому стать не заметным, и мне почти удалось заснуть. Они входят в дом со стороны двора и, нигде, не задерживаясь, сразу следуют в подвал. Кажется, мои гости очень хорошо знакомы с хитрой безопасностью моего дома. Я ждала их с парадного входа, даже уютно устроилась в зелёных и мягких кустах. Представляю, как их удивит оставленный мною бардак, но не спешу к ним на встречу, зачем пугать людей зря, тем более, что они, по-моему, ещё дети. Да, трое, двоим мальчишками не больше шестнадцати, а третьему и четырнадцати не дам. Мне нет необходимости входить в дом, что бы почувствовать и увидеть посторонних на моей территории. Они принесли мне кровь, не много, но и за это количество я им благодарна. Главное, что бы ни испугались и не унесли все вкусное с собой. Я не готова сейчас бегать за ними, как и не готова охотиться самостоятельно, сил моих на игры пока не хватит. Но я уже способна напрячь слух, что бы услышать их разговор.
   - Капец ваще! - восклицает старший, из пришедших.
   - Что там? - откликается второй и смело спускается за другом.
   - Ха, - усмехается старший - сами взгляните... - и, разведя руками, добавляет. - Кажется, она встала.
   - Не может быть! - восклицает младший и, спустившись, испуганно шепчет. - Ни фига себе - бардак!
   - Что делать будем? - ехидно интересуется средний.
   - А что нам остаётся? - спокойно отвечает старший, собирая с пола пустые герметичные упаковки из под крови, - Прибраться.
   - Зачем? - восклицает второй паренек.
   - Может лучше уйти? А то, кто ее знает... - спрашивает младший, но не куда не идёт и принимается помогать старшему.
   - Нет, - четко отвечает тот - Она же нас тут не караулит, не нападает, да и это наша работа, вроде.
   - К чертям такую работу, я даже у себя не убираюсь, а тут так вообще ничего моего нет, - возмущается средний из моих гостей (он явно самый вредный из них).
   - Слушайте, а если она сейчас придёт, а мы тут? - интересуется малыш.
   - Сдрейфил, че ли? - усмехается вредина.
   - Не волнуйся, не придёт, - четко отвечает старший.
   - Уверен?
   - Ну, сами посудите, нам с ней не справится, если бы хотела напасть то бы уже... Да и мы, как бы её кормить пришли, зачем ей кормящую руку кусать.
   - Философ блин. Пошли лучше, а то у меня сегодня от этого подвала мурашки по коже, - смеется вредный мальчик.
   - Точно, у меня от всего этого дома мурашки, - откликается малыш, и первый поднимается наверх.
   - Трусиха, - хмыкает вредина и догоняет его.
   - Это ещё что, вот мы сюда ещё завтра придем, - уверенно произносит старший, прикрывая дверь в подвал.
   - С чего бы? Я сюда больше не ногой, - возмущается вредный, первым покидая дом.
   - Идемте уже, - произносит младший, стараясь, держатся рядом со старшим (кажется, эти двое братья).
   Думаю, эта троица мне уже интересна, хорошо, что они еще придут, завтра. Я не спешу подниматься и не тороплюсь в дом, на сегодня я вроде сыта. Зарываюсь поудобнее, в прохладные кусты и закрываю глаза, завтра у меня будет новый день, а сегодня - спать.
  
  ***
   Мой день начинается с запаха, который накрывает меня, как старое ватное одеяло, душит, заставляя судорожно вдыхать его снова и снова, стараясь наполнить лёгкие хотя бы глотком чистого воздуха. Получается не сразу и каждый новый глоток приносит капельку боли, что меня не очень то и волнует, ведь это правильная боль, живая. Вчера ко мне вернулся слух, сегодня восстановилось обоняние. Скорее всего, к вечеру я снова приобрету стопроцентное зрение, а завтра уже и плавность движения, да и скорость. С рассвета слоняюсь я среди остатков покореженного парка, пытаясь понять, что же позволило людям в этом городе забыть о моей над ними власти. И с нетерпением жду прихода вчерашних мальчишек. Город, раньше расстилавшийся у подножия моего замка, теперь окружает его плотным кольцом, словно сдавливая в тисках, пытаясь уничтожить малейшее напоминание, о когда-то довлеющей над ним власти. С восточной стороны от моего дома расположились богатые спальные районы, а на противоположной от них стороне - трущобы. Между ними находятся те самые стеклянно-стальные монстры, назвать которые домами я не решаюсь, думаю, они и являются рабочей зоной города.
   Хожу и наслаждаюсь солнцем, греясь в его лучах, после долгого сна. Возможно, в этот раз я смогу таки полюбить это время года - лето и перестану прятаться от него в тени и темноте, предпочитая свету яркого дня, прохладные сумерки. Замок сегодня дополнил свою старость звуками скрипящих половиц и осыпающейся со стен каменной крошки. Запахом подвала, который до этого казался мне уютным и тёплым, а на самом деле являлся затхлым и старым до невозможности. Думаю, мой дом уже и не помнит о том, какими красками были окрашены дни и связанные с ними эмоции живущих когда-то в нем существ. Дому не хочется напрягать свою уставшую память, ему давно уже все равно, и нет ни малейшего интереса к происходящим вокруг событиям. Я зависаю на потолке почти над входом в подвал и принимаюсь ждать, обещавших прийти детей. Нет, сегодня я тоже не собираюсь показываться им на глаза, боясь спугнуть, но я оставила послание написанное кровью на пыльном, старом зеркале, похожее скорее на опасное предупреждение, чем на приветствие.
   Мой гость сегодня один, кажется он старший из вчерашней троицы. Скорей всего его друзья все-таки напуганы фактом моего пробуждения. Странно, что с ним не пришёл ни кто из взрослых. Высокий загорелый брюнет, коротко стриженые волосы и карие глаза: крепкий парнишка лет так шестнадцати. Так как он один, то у меня нет возможности послушать, что он мне ответит, но я могу попробовать проанализировать его действия. Вот он спускается по скрипучей лестнице и включает свет, направляясь к мини - холодильнику, в который собирается переложить пищу для меня. Сегодня я решила не мусорить и сложила все упаковки в кучку на полу, вполне аккуратно. Вот только одной не достает, и ему приходится оглянуться, судя по судорожному выдоху - нашёл. Я оставила её у зеркала прямо под надписью и не пустой, подумала, вдруг он мне ответит. Не ответит, он явно не доволен моим желанием пообщаться или просто напуган. Он торопится закончить дела и уйти, но, уже начав подниматься по лестнице, возвращается и все же что-то пишет. Я рада и жду, когда останусь в доме одна, что бы прочесть.
   Написано: "Привет. Ксан 19,07, 3677г." Мне остаётся только переваривать информацию, судя по дате, я проспала 486 лет, прям мой рекорд. Теперь понятно, почему некто не встретил, все давно умерли, а те, кто сейчас живут, не верят в чудеса и скорее всего лишь потакают детской вере в сказку. В прошлый раз, мне пришлось очень долго доказывать окружающим меня людям, что со мной необходимо считаться. Сейчас явно будет труднее, потому что, я скорее всего древнее чем самый старый миф.
  
  ***
   Сегодня я, наконец-то, плотно поела, правда крысы, пойманные мной, как то странно пахли. А на вкус ничего, сладкие, есть у меня подозрение, что с вкусовыми рецепторами что-то не так, надеюсь, пройдёт. Крысы обнаружились со стороны трущоб не далеко от свалки, устроенной уже на моей территории. Толстые, сытые и относительно смирные, за большинством даже бегать не пришлось. Они мне понравились, думаю, я совсем не против, если они останутся там жить, а вот от свалки надо избавиться: не люблю, когда воняет. Ещё нашла, что-то вроде пруда, в котором кто-то живёт, правда оно поумнее крыс: затаилось, наверно его люди днём подкармливают. Пруд этот больше похож на большую лужу и как там что-то живое поселилось? Я с берега явно ощущала его голод и страх, но в воду не полезла - все равно, когда-нибудь выползет, тогда и поймаю, наверное. Ещё нашлись птички, живые и юркие, в лесу со стороны богатых домиков. Красивые, домики и птички тоже, и те и другие мою территорию занимают, птиц, конечно, оставлю. Я с ними уже подружилась. От домиков вкусно пахнет людьми, но я не стала подходить близко, рано пока.
   Самое интересное, что люди богатые никогда не сопротивляются так, как бедняки, только смотрят на меня с непониманием и обидой, словно это я их убедила, что их дом - крепость. Ладно, не буду пока об этом думать, а то аппетит разыграется. Ксан вчера не пришёл, да и сегодня его ещё не было, правда, до заката ещё далеко. Я вчера всю принесенную им кровь выпила и носилась по территории как заведенная, прыгала, ползала, чуть ли не летала. Так, что сегодня все мышцы болят, даже те, о чьем существовании я не догадывалась. Но, благодаря молниеносным и плавным движениям тела, я сыта, а то бы полдня на крыс охотилась. Я бы сейчас от молока не отказалась и от свежего хлеба, но не знаю, где их взять, а мои хранители ничего подобного не приносят, может, не знают даже, что я и это ем. От Ксана, пахло чем то бумажным, хотя и не совсем знакомым, а запах мальчишек я сейчас и не вспомню, вот если ещё придут.
   Ксан приходит с девочкой, вернее она за ним увязалась. Я почувствовала их приближение ещё до того как они переступили черту моей земли. Девочка явно не хочет сюда идти, но и его отпускать одного не решается, ворчала всю дорогу до моего дома. Ксан на неё шипит и огрызается, но явно понимает, что отвязаться уже не получится. Он просит, что бы она ни шумела, и говорит, что я не миф, и я проснулась. Забавная девочка, так и хочется перед ней из кустов выпрыгнуть, для пущено эффекта, а то у неё лицо такое забавно - удивленное, от этой новости. Вот теперь боится, или скорее делает вид, чтобы можно было мальчика под руку взять, а он морщится, но терпит. Хотя я бы не сказала, что он слабый, ей потакает или не может отказать, скорее умный, явно понимает, что я где то тут, наблюдаю, и позволяя ей обнять его, говорит, что хоть ему и не приятно, но она с ним, защищает, своеобразно так. Она ему не верит, но старается подыграть, задаёт вопросы о том, какая я и удивляется, что он меня не видел. В подвале сегодня чисто, а на зеркале новая надпись "Поможешь?"
   - Что это? - спрашивает гостья, оглядев комнату и уставившись на кровавые слова.
   - Диалог, - отвечает ей Ксан и вздыхает, он явно рассчитывал пообщаться со мной, в живую, но подружка сбила ему все задумки.
   - С кем? И чем это написано? - задаёт она вопросы, на что он ей отвечает, заставляя её замолчать.
   - Кровью.
   Переложив в холодильник, пищу и забрав с собой пустые пакеты, он уводит эту болтливую девочку, оставляя дом в полной тишине.
  Настроение мое падает, становится скучно, я решаю идти спать. Но в подвале меня встречает надпись "Следуй за мной!" жизнь явно становится интересной.
  
  ***
   Вчера Ксан написал на зеркале: следуй за мной, и сегодня я на это решилась. Сначала выпила ту кровь, что он принёс, что бы не чувствовать голода слишком остро. Теперь вот хожу у черты, между городом и моей землёй. Здесь у дома я никому не опасна, а там, кто знает, вдруг сорвусь. С одной стороны, мой зверь не позволит мне чувствовать сожаление по поводу убийства или жалость к жертве. С другой стороны, я все же человек и память о моём поступке остаётся где-то внутри меня, изредка напоминая о себе. Я ступаю за черту, в городские трущобы, мечтая уловить особенный запах так нужной мне жертвы. Кровь, в венах которой, заставит мой мир вновь окраситься яркими красками, душу распуститься чувствами, а сердце биться чаще от любви. Я не надеюсь на скорую встречу, нет, готова ждать ещё целую вечность, но для этого мне нужно движение, знание, сила и дом, в котором я смогу стать законом. Сейчас для меня главное понять, как далеко ушёл прогресс, как сильно изменились законы и кому я могу доверять?
   В подвале нашёлся свёрток с вещами, его вчера Ксан принёс вместе с пищей, там явно старые вещи, застиранные. Штаны и рубашка, мне велики: размера так на три, да и ботинки хлябают, скорее всего, к вечеру ноги натру. Одежду пришлось подвернуть в несколько раз, а штаны ещё и подвязать. Смотрюсь, хуже попрошайки: худющая, кожа да кости, щеки впалые, одни только глаза и видать. Походка не четкая, я, кажется, пьянею от запахов, взгляд, поди, сумасшедший и улыбка не улыбка, оскал. Но мне на все плевать, я - жива, я - свободна и я - себя люблю такой, какая есть. Я ведь в отличие от людей знаю, как буду выглядеть, восстановившись, какой стану, сменив ипостась. Я буду завораживать, восхищать и доводить до ужаса, но это все потом. Сейчас я иду среди грязи трущоб, по залитым солнцем подворотням, ведомая запахом крови одного из моих хранителей. Моей целью является найти, его или то, что он хочет показать.
   Дома здесь не высокие, старые, грязные и облупленные, да и изрисованные в придачу. Под ногами хлюпают помои, явно вылитые кем то из окна (средневековье какое-то), валяется разнообразный мусор и спят бездомные. Попавшиеся мне на пути, собаки спешат уступить дорогу, а уличные коты провожают с интересом во взгляде. Для них я уже сейчас опасный и сильный противник. Взрослые люди почти не обратили на меня внимания, лишь взглянули, кто с презрением, кто с сочувствием, кто с беспокойством. Молодёжь меня заметила, а именно пошла за мной. Это забавно, бегать от уличных мальчишек. Они все крепкие и гибкие, перебраться через забор для них труда не составляет. А как они растерянно выглядели, когда меня потеряли... Но все это не важно, я дошла до места назначения, этим местом оказался пустой чердак и только посередине стоит пачка старых книг, а сверху на них лежит пакет с кровью, как предусмотрительно. Ладно, по глядим, что нам тут оставили: история города Ретборн (учебник), кланы вампиров или как себя вести при встрече с ночной нечестью (ага), забытые мифы города Р, страшные сказки, сто самых важных персон города, научная работа профессора Капири или был ли ночной демон. Во! Всего шесть книг. Думаю, что кто-нибудь придёт меня проверить, а пока, почитаем.
  
  ***
   Тем временем в соседнем доме:
   - Привет, - проговорил рыжий паренек, заходя в комнату. - Как дела?
   - Нормально, - ответил ему брюнет, освобождая место на диване рядом с собой. - Садись.
   - Ага, - буркнул тот в ответ, плюхаясь рядом и морщась, от того, что сел на погремушку.- Чертовы хреновины, они здесь везде что ли, - поинтересовался он у друга, тряся игрушкой.
   - Нет, - улыбнулся тот в ответ. - Они тебя преследуют, - и заржал.
   - То же мне мутанты, - не оценил рыжий, шутки. - Нам одного вполне хватало... Ты к ней ходил? - спросил он.
   - Ходил, - раздражённо отозвался тот и вздохнул - Марьяна мне всю встречу сбила.
   - И че теперь делать будем? - поинтересовался рыжий.
   - Да ничего, - ответил друг и улыбнулся - Я уже сделал.
   - Что ты сделал? - выпучился рыжий, он явно был взволнован.
   - Я её в город вывел, - спокойно проговорил хозяин комнаты.
   - Что? - заорал рыжий, соскакивая с дивана - Что? Да ты спятил, Ксан, она же монстр, она... - он схватился за голову и зашипел. - Идиот! Она же...
   - Что она, Люк? Что? - Все так же спокойно спросил Ксандер у друга, затем встал, усадил его на диван и вручил ему стакан с водой. - У меня не было выбора. Ну, сам подумай, твоя мать больше крови доставать не может, а если Ее не кормить, пока она растет, Она на нас станет охотиться.
   - С чего? - возмутился Люк.
   - А с того, что умная, - ответил ему Ксан - Она ведь понимает, что ей силы надо набраться, прежде чем идти мир менять. Сейчас-то она слаба ещё, но если станет охотиться среди богатых, то её там сразу поймают, а ей это не надо. А мы сами подставились: пришли, она наш запах знает и везде теперь найдёт.
   - Чееерт.
   - Не ругайся в моём доме, - возмутился Ксан поведением друга. - У меня тут детей полно.
   - Да уж! - усмехнулся рыжий. - Развел детский сад.
   - А куда их ещё? - спросил Ксан - У Катрины, никого нет, не в приют же её отдавать? Близнецов тётка выперла, да и Луизу на улице не оставишь.
   - Ну да... Просто у тебя в доме своих младших трое, а тут ещё чужих квартет, - покачал головой Люк. - Ты прям мать героиня.
   - А сам?
   - Да че там, - отмахнулся рыжий. - За моими мелкими соседка присматривает, пока мать на смене. А ты тут один с ними справляешься... Что теперь с нами будет? - спросил он, тяжело вздохнув.
   - Ничего, - пожал плечами Ксан - Я позавчера к отцу ходил, рассказал...
   - Ууу, - провыл Люк. - Ругался он?
   - Нет, чего ругаться то, мы же её не специально будили, сама встала, - проговорил брюнет улыбаясь - Он сказал, она своих не обидит. Только помочь надо, многого она не знает, вот и надо ей объяснить, как теперь люди живут.
   - И как ты собрался это делать? - поинтересовался рыжий, на что Ксан отозвался.
   - Да я уже, - и повернувшись к другу, объяснил. - Я её в город привёл и книги ей оставил, по истории и мифологии, пусть читает.
   - Ты - дебил - заключил рыжий Люк - С чего ты взял, что ей именно это надо?
   - А что? Не буду же я, с ней нянчится, у меня своих детей хватает, не хватало ещё и ей на пальцах устройство мира объяснять, пусть сама учится, - возмутился Ксан.
   - Да я не об этом ваще! - всплеснул руками Люк, соскочив с дивана. - Она же кровью питается, все знания и эмоции, из крови берет. А ты раз помочь согласился, своей кровью кормить станешь что ли?
   - Да хоть своей! - заорал Ксан. - Если это поможет моих младших из трущоб вытащить и сытую жизнь им обеспечить, буду. И своей, и чужой, и твоей, если понадобится.
   - Сан... - раздалось испуганно от двери, и в ее проеме появилась маленькая девочка, светленькая, кудрявая, лет четырёх на вид.
   - Не волнуйся Софи, - ответил ей Ксан и нервно провел рукой по волосам. - Мы не ругаемся и не собираемся драться. Хорошо? - попытался он улыбнуться сестре.
   - Угу, - кивнула малышка, и улыбаясь, прикрыла дверь в комнату.
   - Ну ты даёшь, мужик, - проговорил Люк, садясь на диван, и доставая из под себя очередную погремушку. - Это ж надоть...
   - Забудь, я не хотел про тебя, - сказал брюнет, успокоившись и отобрав у друга очередного "мутанта".
   - Да че там, - махнул рукой тот - Разберемся.
  
  
  ***
   Я успела прочитать сказки, мифы, просмотреть кланы и заглянуть в научную работу. Выпила кровь и пару раз поохотилась, а Ксан пришёл только после заката. Полуночник. Сидя на крыше, я слышала, как открывается люк в полу и человек выбирается на чердак, с опаской. Его глазам предстает труп облезлого, тощего кота и шкура, от дохлой крысы, а так же кучка её белых костей. Посреди чердака, все так же стоит стопка книг, только последовательность у неё уже не та, да и закладкой в верхней книжке служит пустой пакет из-под крови. Стоило ему взяться за кончик пакета и я решила дать о себе знать.
   - Не трогай, - произнесла я и мальчик, вздрогнув, отступил от книг на шаг. - Не то забуду, где читала, - добавила я, входя на чердак через оконный проем. - Привет.
  Мне очень хотелось улыбнуться ему, но я не решилась. Я и на свету жутко выглядела, а в потемках вообще кошмар буду.
   - Привет, - ответил мне он, чуть испуганно, и замолчал.
   - Хм, робкий какой, - усмехнулась я, усаживаясь на пол чердака, спиной к оконному проему и предложила. - Садись, - а видя его сомневающуюся мордашку, добавила. - Можешь на книги, верхние, - три я прочитала, только закладку не сбей.
   Он так нерешительно двигается, хотя уже не боится, скорее, излучает любопытство и беспокойство. Укладывает на пол три книги рядом и садится, рассматривает меня.
   - Сытая? - спросил, указывая на труп кота. Тоже мне вопрос на миллион.
   - Нет, - качаю головой в ответ. - Так, перекусила... Крысы у вас жирные, хоть и пахнут странно.
   - Так они ж ядовитые, - произносит он, ошарашено, и явно пытается понять, когда я теперь скопычусь - Их не какой яд не берет.
   - Да? - строю я удивленную моську - А мне понравились, вкусные, - и, неудержавшись, смеюсь в голос - Не боись, ни чего со мной не случится.
  Он пожимает плечами и вдруг, о чем то вспомнив, порывшись в кармане, протягивает мне кровь в пакете.
   - ООО, какой своевременный подарок, - произношу я, протягивая к нему руку, и беря подношение из чуть дрожащих пальцев. - Боишься меня? - спрашиваю. Он отрицательно мотает головой и отвечает: - Есть немного... Не знаю, что от тебя ожидать.
   - А чего ты хочешь? - интересуюсь, он на минуту задумывается.
   - Я хочу вывести своих родных из трущоб, вытащить отца из тюрьмы, но это только мечты, - мальчик тяжело вздыхает. - Нам, не куда идти.
   - Значит - я средство достижения? Когда...
   - Нет! - перебивает меня Ксан, побледнев и, тараторит. - Я не имел в виду, что ты должна что-то для нас делать, просто, девочки постоянно болеют и я боюсь, что...
   - Не мельтеши, - теперь уже я его перебиваю. - Я же не говорю, что не могу этого сделать, просто хочу знать в какие сроки надо уложиться.
   - До холодов, - отвечает он, краснея, и вдруг понимает, что же я сказала, смотрит на меня недоверчиво. - Ты, правда можешь нас вытащить? - спрашивает он, ошарашено.
   - Могу, - задумываюсь я и добавляю. - Правда, одна не справлюсь, остальных будить надо.
   - Кого? - спрашивает Ксан.
   - Армию, - отвечаю я, наблюдая, как вытягивается его лицо и в глазах отражается страх. - А ты думал: я - всесильна? Нет, я, конечно, многое могу, но быть в нескольких местах одновременно...
   - И много ещё таких? - шепчет мой собеседник, обводя меня рукой.
   - Такая, я одна, - стараюсь я его успокоить. - А вот подобных мне, ещё тринадцать.
  Он тяжело сглатывает, впечатывает ладонь в лицо и стонет - какой впечатлительный.
   - Да, не волнуйся ты так, - смеюсь я. - Город их прихода даже не заметит. Ты лучше мне скажи, кто сейчас власть?
  Ксан тяжело вздыхает и собравшись с мыслями отвечает:
   - Не знаю. У города есть губернатор, но он, кажется, только фигура, у кого реальная власть в руках я понятия не имею.
   - Ладно, но ведь здесь, в трущобах есть те, кто знает? Ты можешь мне их найти? - интересуюсь я у мальчика, в миг ставшего собранным и серьезным.
   - Я не настолько важная персона, - возмущается он и добавляет. - Но я могу показать тебе того, кто к ним ближе.
   - Во-о-от, ты все же что-то можешь, - улыбаюсь. - А теперь иди спать, тебя дома ждут, - и добавляю - Придешь дня через два, с информацией.
   Я наблюдаю, как он тяжело встает на ноги (отсидел) и, поднимая прочитанные мной книги, собирается спускаться в люк чердака.
   - Кровь можешь не приносить, - говорю я, подхватывая оставшееся чтиво и, тоже уходя с чердака в сторону крыши - Сама найду.
  
  ***
   Из города я решила не уходить, домой я всегда успею вернуться, да и проголодаюсь скоро, а здесь больше шансов найти пищу. Но, если я остаюсь, мне надо место, где я смогу спать. Этот чердак мне не подходит, потому что, "что знает один, знает и второй", а общаться с его вредным другом у меня сегодня нет желания. Да и прибарахлиться не помешает, а то слишком много внимания привлекаю.
  
  ***
   К месту встречи я заскочила днём, оставив там книги и пустые пакеты, проверив, что за чердаком никто не следит. Настроение просто отличное, за прошедшие 30 часов, я успела намного больше, чем наметила. Я нашла место, где никто меня не найдет, там сухо, тепло и чисто в придачу. Правда, есть небольшой минус, но думаю он сам отпадает через пару дней, если я не решаюсь спасти "ему" жизнь. Мне вообще то ещё предстоит малышей будить, а им нужны будут хранители или наблюдатели, так будет правильнее. Как я поняла, в мире сейчас аж 11 кланов вампиров (вот же расплодились), пакость, и в городе примерно пять из них есть. М-да, но ребятам тоже еда понадобится и не мало, а здесь и завтрак, и обед, и ужин.
   Я для этого города даже и не миф, сказка, но такая забытая, что мной уже и детей не пугают. Думаю, это не плохо, значит никто не подумает на меня, после того, что я тут устрою. Свобода, она так опьяняюще пахнет, главное не забыть, что я ещё слаба и не всесильна.
   Я прибарахлилась, одела на себя: серую майку, кроссовки и черные короткие штанишки на подтяжках, выглядит смешно и забавно, но мне нравится. Плотно поела, благо еды здесь полно, хотя из уличных животных, крысы - лучшее. Люди тут и на улице спят, но грязная еда меня как-то не привлекает. Донора я себе на ближайшие дни нашла, а там может на более опасную тварь поохочусь, власть имущую. Я обзавелась кошельком и ничего, что я его просто сперла, там не убудет. Правда гуляла я пока только по трущобам, да и обошла ещё не все. Пообедала вот, в какой-то забегаловке, из которой вкусно пахло жареным мясом и хлебом. А оказалось, что мясо стоит баснословные деньги, как и молоко, и мука, моему кошельку есть, куда расти. Мне дали миску тушеных овощей, хоть выглядевших не очень приятно, но на вкус ничего, съедобно, и кружку кваса, мне так показалось. Хожу теперь, перевариваю, до вечера же целая прорва времени.
  
  ***
   - А это ни чего, что я с тобой иду? - спросил голос вредного мальчишки, поднимаясь по лестнице на чердак.
   - Если я тебя с собой не возьму, - ответил ему Ксан с ехидством в голосе. - Ты ж весь изведешься. Да и не было с её стороны ни какого запрета, на счёт провожатых.
   - Почему тогда остальных не взял? - в тон ему съехидничал тот, пролазя в люк чердака, и поинтересовался - А где трупы и подтеки крови? - но, увидев убийственный взгляд друга, добавил. - Ну это я так... она же здесь обосновалась... Нет?
   - Не знаю, - буркнул Ксан и направился к стопке книг, аккуратно расположенной по средине помещения.
   - Эй, друг, не злись, я же не хотел нечего такого... - попытался покаяться вредина.
   Я давно уже ждала их прихода на крыше, вслушивалась в окружающие меня звуки. В отличие от них, я сразу уловила отчетливый звук шагов третьего человека идущего за ними на чердак, но не торопилась показываться им на глаза. Ждала, когда это третье действующее лицо, к ним присоединится. Дождалась.
   - Попались! - с торжеством в голосе произносит девочка, откидывая люк и поднимаясь на чердак.
   - Ка-а-арен. - стонет друг Ксана и добавляет - Чёрт тебя подери!
  Девочка в ответ только смеётся, её явно не задевают его слова.
   - Только не говори, что Марьяна с тобой, - произносит Ксан, пристально глядя на девочку.
   - Не скажу, - хмурится она в ответ.
   - Не скажешь, - усмехается вредный мальчишка - потому что мы попросили или...
   - Потому что её со мной нет, придурок, - отвечает девочка раздраженно и интересуется - А чем вы тут занимаетесь?
   - Они меня ждут, - отвечаю я за ребят и не могу удержаться от улыбки, видя, как удивленно вытягиваются физиономии у всех троих. Мальчик, скорее всего, представлял меня совсем не так, Ксан не ожидал такого быстрого изменения моей внешности, а девочке я кажусь странной, очень. Да я и сама сегодня удивилась тому, что выгляжу скорее очень хрупкой, чем тощей, кожа конечно пока ещё очень светлая, тоненькая, но я уже привлекательная, а не страшная. Волосы я промыла и заплела в длинную тугую косу, а на лице лихорадочно сияют зелёные глаза, хоть в обрамлении не сошедших синяков.
   - Здравствуйте, - решила я быть вежливой, за одно, выводя ребят из ступора.
   - Здравствуй, - приветствует меня в ответ Ксан, и указав на книги уточняет. - Прочитала?
   - Да, - киваю я головой, наблюдая, как хмурится девочка и интересуюсь. - Представишь мне друзей?
   - Да, - торопливо отвечает Ксандер - Это Люк, ты наверное его видела уже, - тараторит он, указывая на друга с дурным характером.
   - Привет, - бурчит тот в ответ, вызывая мой смех, и напрягается.
   - Расслабься, - говорю я ему, отсмеявшись - Не съем, просто ты выглядишь точно таким, каким я тебя себе представляла.
   - Это, каким же? - интересуется он, чуть успокоившись.
   - Вредным, - честно говорю я и вновь смеюсь.
  Да, Люк оказался именно таким, каким мне его рисовало воображение. Высокий, коротко стриженный, ярко рыжий мальчишка с канапушками на носу. Глаза у него чуть зеленоватые, так и лучатся задорным ехидством.
   - А это Карен, - произносит Ксан, указывая на девочку, перебивая тем самым мои размышления.
  Девочка светленькая, волосы могли бы быть цвета спелой пшеницы, если бы не были тусклыми (наверное, у неё за ними ухаживать не выходит, или она не умеет) глаза у неё серые. На вид ей лет пятнадцать, нескладная, думаю, лет через пять она станет красавицей, если не сгинет в нищете.
   - Здравствуй, - говорит она, смотря на меня, все ещё не доверчиво.
   - Меня зовут Сара, - говорю я улыбаясь и спрашиваю - Надеюсь, вы все понимаете, что нашей встречи здесь, никогда не было?
   - Понимаем, - отвечает за всех Ксан и смотрит на подругу с предупреждением, та благоразумно молчит.
   - Хорошо, - произношу я и кидаю Ксандру в руки скрученную в трубочку пачку старых газет, он ловко ловит. - Садитесь, - командую и первая плюхаюсь на пол чердака на ловко постеленную газету. - Рассказывайте, чего нарыли, - требую я, не дожидаясь, когда все усядутся.
  Ксан смотрит на Люка, как бы передавая ему слово.
   - Человека, который тебе нужен, зовут Майкл Пат, - говорит Люк - хотя все зовут его Червь, не знаю с чем это связано, но думаю он ближайший к верхушке, в нашем районе трущоб. Он держит подпольный клуб, "Синий попугай" на ...
   - Как он выглядит? - перебиваю я мальчика и интересуюсь - Как я его узнаю?
  На что бывший до этого серьёзным Люк ухмыляется и, пошуршав в своей сумке:
   - Вот, - достав скомканный кусок ткани и передает мне - думаю по таким приметам ты его и за городом найдешь.
  Мне остаётся только посмеяться над его сообразительностью, да.
   - Сам доставал? - дразню я рыжую вредину, сминая в руках полотенце со следами свежей спермы.
   - А че, завидно? - не остаётся в долгу мальчишка, но все же краснеет под моим изучающим взглядом и бурчит отвернувшись - Нет.
   - Не обижааайся, - тяну я, и спрашиваю. - Что хочешь?
  Он вздыхает, пожимает плечами и разраждается - Да, тоже, что и Ксан. Живем в халупе, мать в больничке, на двух сменах загибается.
   - Всё? - интересуюсь я - А ваша подружка чего хочет?
   - Она не в теме, - произносит Ксан.
   - Да ладно! - говорю я. - Думаю это у неё не надолго, - смотрю на мальчишек пристально и, убедительно добавляю - Мне бы хотелось остаться инкогнито.
  Ксандер кивает головой в знак согласия и поднимается
   - От нас ещё что то надо? - уточняет он.
   - Конечно, - оскаливаюсь я в ответ, вряд ли ребята отчётливо меня видят в полумраке чердака, но им сейчас точно не по себе. - Мне нужны 13 детей, которым нечего терять, которых искать не станут и даже не обратят внимание на их отсутствие. Возраст от двенадцати до восемнадцать, красота и здоровье не обязательны.
   - И где нам такую прорву народа набрать так, чтоб их не потеряли, - восклицает Люк возмущенно. - Притом добровольно. Ты...
   - Найдём, - уверенно перебивает его Ксан и кивает мне головой в знак того, что принял моё желание к сведению. - Где и когда встретимся, - интересуется он.
   - Ни где, - отвечаю я направляясь на выход с чердака на крышу, - Окна на ночь не закрывайте, я вас сама найду, - оборачиваясь к ним добавляю. - И с детьми не мельтешите особо, а то подозрение вызовите.
   Все, мне надоело с ними говорить, хотя, подкалывать Люка забавно, заводится он махом. Но проконтролировать, на сколько без проблем ребята разошлись по домам сегодня не остаюсь. Спешу в своё убежище проверить, как там мой донор, не хотелось бы, что бы она загнулась раньше времени.
  
  ***
   Убежище встречает меня относительной тишиной, учитывая наличие девчонки, вновь скулящей на полу. Она, как и в день нашего знакомства, свернулась клубочком и беззвучно плачет, наверно, в туалет ходила, а назад до кровати не доползла. Сажусь рядом с ней на корточки и глажу по горячему лбу кончиками холодных пальцев.
   - Больно? - интересуюсь шепотом, улыбаясь в пространство. - Терпи, скоро отпустит, а если нет... ты умрёшь... тоже выход.
   Жалко ли мне ее? Нет. Она вызывает у меня какую-то извращенную нежность. Сразу вспоминается другая девочка, с этой же болезнью и то, как она улыбалась мне, продолжая бояться, до конца своей долгой жизни. Малышка Молли. Эта девчонка на неё не похожа не внешне, не характером. Пусть сейчас она горит в лихорадке, но стоит ей прийти в себя и она начинает огрызаться, бойкая. В качестве временного донора она вполне подходит, мне интересно наблюдать, как она расслабляется после укуса, открывает свои голубые глаза и смотрит, возмущенно. Она не боится, ей не чего терять, а может она просто не понимает, что я опасна.
  Бросаю на стол свёрток с едой и располагаюсь на кровати. Нечего, что она одна и принадлежит девчонке, по мне так "кто первый встал,"... Мне надо подумать, навестить человека по прозвищу "червь" или лучше понаблюдать за ним пару дней. Анжела особо громко всхлипывает на полу и это меня отвлекает от размышлений, р-раздражает. Впрочем, можно и перекусить, сама напросилась. Я скидываю на пол кроссовки и, подходя к ней в плотную, протягиваю когтистую руку, окружающий мир перестаёт существовать, есть только я - Хищник и она - Жертва, здесь только мы.
  
  ***
   Стоит мне подойти к тебе вплотную и ты открываешь свои слезящиеся глаза, смотришь на меня настороженно. Не успеваешь дернутся и я уже крепко держу тебя за волосы, протягивая вторую руку к твоей шее. Ты против, вздрагиваешь, хватаешь меня... не понимаю, хочешь оттолкнуть или держишься умоляя не отпускать. Я с удовольствием наблюдаю, как в твоих глазах рождается страх, ты дергаешься, сопротивляясь мне, пытаешься кричать, но из воспаленного горла слышен только хрип. Мне нравятся твои эмоции: страх, заполняющий всю тебя, вот- вот готовый выплеснуться наружу всплеском адреналина. Я не тороплюсь, упиваясь чувством полной власти над тобой, лишь сильнее сжимаю твои волосы в руке и улыбаюсь, обнажая клыки в улыбке.
   Тогда тебя накрывает ужас неизбежной смерти, ты удваиваешь попытки вырваться, скуля, отталкивая мои руки и пытаясь уползти, извиваешься и бессильно стучишь пятками по полу. Я ловко переворачиваю тебя, ставя на колени, не позволяя двигаться и жёстко тяну за волосы, заставляя откинуть голову на зад. Когда мои клыки погружаются в кожу в изгибе твоей шеи, ты судорожно всхлипываешь и замираешь, перестав дышать. Твоя кровь, утоляет мою жажду, но ещё она несёт эмоции, в ней все твои переживания, надежды, мечты. Твои горести и радости наполняют меня, предавая твоей крови неповторимый вкус. Главной твоей чертой является страх смерти, передаваемый на пике адреналина - вкусный. Я знаю всю твою жизнь на изусть, но не заостряю на ней внимание, крепко держась за свои воспоминания и оставаясь собой.
   Когда я тебя отпускаю, ты не успеваешь выставить руки и падаешь на пол, с глухим стуком. Лежишь, не решаясь пошевелиться ожидая боли, но ее нет. И поняв это, ты начинаешь дышать, жадно и торопливо наполняя свои лёгкие воздухом, сначала через рот, а затем, носом. Я наблюдаю за тобой с интересом сытого хищника и улыбаюсь все ещё окровавленным ртом. Ты меня не видишь, поднимаешься на четвереньки, садишься на пятки, за тем отводишь руку в сторону и ухватившись за кровать, наконец, поднимаешься. Стоишь на дрожащих ногах и дышишь, прислушиваясь к организму. А когда понимаешь, что жива, улыбаешься. Оборачиваешься ты медленно и так же медленно направляешься ко второму свободному стулу у стола, садишься. Я все ещё смотрю на тебя расфокусированным взглядом и размышляю. Свёрток с едой, который я принесла, содержит в себе серый хлеб и немного черствый сыр, а так же овсянку, которую надо варить. Эту кашу ты не любишь, но будешь есть, пока я приношу еду в твой дом. После твоей крови мне всегда хочется спать, я знаю, это особенность твоей болезни. Я не сопротивляюсь, покорно укладываюсь на кровати в позу эмбриона и закрываю глаза. Ты мне не опасна, мой зверь убьет тебя быстрее, чем ты что-то задумаешь. Да ты и не решишься, понимаешь, что жива только благодаря тому, что я отгоняю твою окончательную смерть. На этом и засыпаю, под шуршание нарезаемой еды и бульканье каши.
  
  ***
   Меня будит скребущий шорох и я, приоткрыв глаза, осматриваю комнату. Никого, только Анжела, спящая в ногах кровати, видимо, что бы меня не потревожить. Сидит, прижав к груди ноги и обняв их руками, голову положила на колени. Она умиротворенно улыбается, явно чувствуя себя хорошо. Шорох исходит от двери, кто-то копается в замке с той стороны. Плавно поднимаюсь на ноги и, потормошив девочку, прохожусь по стене. Зависаю на потолке, чуть за дверью, что бы вошедший заметил меня не сразу, в этой комнате негде спрятаться.
   Когда дверь приоткрывается на пороге показывается щуплый паренек, жадно зыркающий по комнате хитрыми глазками. Наткнувшись взглядом на хозяйку помещения, он огорченно сплевывает себе под ноги.
   - Жива ещё, - цедит он сквозь редкие зубы и делает шаг в перед. - А док говорил помрешь, врал таки.
   - Помру, - произносит девчонка хриплым голосом и улыбается. - Как и ты, когда-нибудь.
  Она его не боится, она уже нечего не боится, кроме меня.
   - Ты девка не заговаривайся, - ухмыляется он. - А то тебя чик... И комната всё одно моя будет.
   - Какой мечтательный мальчик, - ехидно проговаривает она, каркая, и делая шаг к нему на встречу, шипит. - Пошёл во-о-он.
   Ночной гость, ожидавший не такой реакции на сваи слова, отшатывается, хочет напасть и явно замечает то, что так привлекло меня в ней. Она готова бороться за своё, здесь и сейчас. Ее страх в этой комнате чувствую только я.
   - Ты ещё по жалеешь, - обещает он и уходит, даже не прикрыв дверь.
   Анжела опускается на пол, словно из неё выпустили весь воздух, а я спрыгиваю с потолка и закрываю дверь. Она трясется, испугалась, мне приходится встряхнуть ее за плечо. Подняв девочку на ноги, толкаю ее к кровати и, прижав к стене, ложусь рядом. Она всхлипывает, стараясь задавить в себе рыдания, и отгораживается от меня подушкой. Я ухмыляюсь и без труда притягиваю ее худенькое тело к себе, обнимаю, прижав покрепче, и шепчу что-то, успокаивая. Минут через двадцать она, наконец, засыпает, а я обещаю себе найти эту тварь, посмевшую напугать моего храброго донора.
  
  ***
   Просыпаюсь с рассветом и выбираюсь из тёплой постели. Моя девочка спит, дышит с лёгкостью, а не как обычно судорожно, урывками, хотя это и не надолго. Болезнь вернётся, будет грызть ее снова, пока не убьет окончательно. А я все не могу решить, оставить ее себе или забыть о ней.
  Ладно, сегодня у меня будет ещё время подумать. Сейчас мне нужно кое-кого найти, чтобы он больше не причинял неудобство, а потом назначу встречу его начальству.
   Замечаю на столе кастрюльку с остатками каши и завернутый последний бутерброд, девочка мне попалась экономная. Выкладываю на стол кошелёк, может она наберется храбрости и выйдет на улицу. Сегодня она вполне должна с этим справится, не все же мне ее кормить. Ухожу, говоря себе, что ещё вернусь хотя бы ее проверить.
  
  ***
   Улицы встречают меня пасмурным небом и лужами. Дождь, как раз то, что надо для моих планов. Первым делом стоит найти обидчика Анжелы, претендующего на почти мою жилплощадь. Мне придётся отпустить зверя...хотя слишком рано, но не помешает проверить его возможности на данный момент.
   Ночного гостя я нахожу почти сразу, он и не прятался никуда: не знал, что мешает моим планам. Живёт он в подвале соседнего дома, нормальная у него комната, правда маленькая и без окон, чего ему не хватало. Вхожу так тихо, что дверь не скрипнула. Хозяин спит раскинувшись поперек кровати, на полу свернулась клубочком девушка: светленькая, чем то напоминает Энджи, правда по старше будет года на три. Запах в комнате этого парня зверю не нравится, ну и хорошо, нам не к чему здесь задерживаться. Уходя, чувствую спиной испуганный взгляд и оборачиваюсь, из приоткрытого старого шкафа, на меня глядит ребёнок: интересно. Подхожу поближе, он тут же закрывает дверь. Мальчику, где-то около четырёх лет, не больше, меня он не боится, скорее проявляет интерес, играет. Подношу указательный палец к губам и говорю "Тсс", малыш в ответ кивает головой и опять закрывается в шкафу, забавный.
  
  ***
   За Червем пришлось побегать, он весь день перемещался по трущобам, и не только. Вместе с ним побывала в торговой части города, где оставаться незаметной стоило больших сил. Так что я только и делала, что обозревала окрестности с высоты крыш. За день выучила бесчисленное количество названий: притонов, баров, стрип клубов, даже удивительно, как в эту категорию затесались пара дорогих ресторанов. Но я с удовольствием запоминала, как выглядят и пахнут общающиеся с ним люди. Лишь вечером этот человек-смерч остановился и мне удалось с ним пообщаться.
   Мужчина развалился в широком кресле, снял галстук и расстегнул пару пуговиц на рубашке, не подозревая об опасности в моём лице. Люди так наивны: они ставят у дверей охрану, на окна сигнализацию, но представить не могут, что есть сила способная всю их защиту обойти. Майкл расслабился в первый раз за весь день, став по-мальчишески беспечным, он мне нравился. Нет, он не был хорошим человеком, не помогал нуждающимся, не занимался благотворительностью, он был жестоким и жёстким дельцом. Но та четкость и непреклонность, с которой он принимал решения и отдавал приказы, была мне близка.
   Я плавно спустилась на пол с потолка, позади его кресла, наблюдая, как он резко разворачивается в мою сторону. Мужчина поднялся на ноги в миг став собранным, а я на оборот, села на пол, изо всех сил стараясь не улыбаться и не показывать клыки. Скрестив ноги и подняв голову с низу в верх на своего будущего собеседника, произнесла:
   - Здравствуй Майкл, - мужчина излучал возмущение моим нахождением в комнате, но не был зол на саму меня и я решилась улыбнуться. - Присаживайся, я не займу у тебя много времени.
  Он сел назад в кресло и спросил:
   - Что ты здесь делаешь?
   - Пришла пообщаться с человеком, который ни разу не присел за весь день: носился, как заведенный, - ответила я, поднимаясь и пересаживаясь на стул у стола.- У меня еле-еле получалось за тобой успевать.
   - И кто ты такая? - поинтересовался мой собеседник, оглядывая меня и не находя для себя угрозы, - Что ты от меня хочешь?
   - Меня зовут Сара, - ответила я снова улыбаясь. - Я хочу познакомится через тебя с тем, кто держит сейчас в своих руках теневую власть.
   - А не много ли ты хочешь, девочка? - улыбнулся он мне в ответ.
   - Не много, учитывая, что могу просто тебя убить и подождать пока твоё начальство кого-то сюда пришлет, - пожала я плечами.- С ним и договорюсь.
   - Думаешь, справишься со мной? - усмехнулся он и, сделав молниеносное движение, схватил меня за шею, сжав пальцы. - Кто тебя впустил?
   Если бы мне было необходимо дышать, было бы плохо, а так я лишь расслабилась и указала на приоткрытое окно, намекая, что вошла сама. Он расцепил пальцы, отталкивая меня в сторону и зовя охрану. Кажется меня не приняли всерьёз: обидно.
   - Я думала ты умный, - сказала я капризно, поднялась на ноги и направилась к окну. - А ты как все - наивный.
   Он не успел ответить, как оказался пришпилен к стене под самым потолком и мой зверь уже шипел ему в лицо:
   - Как же мне необходим равный!
   Я ушла, оставив его сидеть у стены, ошарашено переводить взгляд с защелкнущегося за мной окна на распахнувшуюся за охранниками дверь.
  
  ***
   - Зачем ты это сделала? - спросила шепотом, молчавшая до этого Анжела.
   Вот только допроса мне сегодня не хватало. Молчала моя девочка, и молчала бы дальше. Нет же, ей надо во всем разобраться, справедливости хочется.
   - Что сделала? - устало проговорила я и добавила - Я сегодня много что сделала, мне теперь перед тобой отчитываться.
   - Нет, - поджала она губы и,) вздохнув, все же продолжила. - Но зачем ты Дикса убила? Он же был не таким уж плохим парнем, можно же было как то договорится и... - не договорила она, наткнувшись на мой пристальный взгляд, промямлила. - Просто Розе теперь нового парня искать, ей жить не где.
   - Сюда пригласи, - предложила я никак не комментируя свой утренний поступок. - У неё ребенок чудной.
   - Ты видела, Ники?! - восклицает Энджи испуганно.
   - Забавный мальчишка, - отвечаю я закрывая глаза и улыбаясь. - Думаю, я ему понравилась.
   - Не надо, - произнесла моя подруга убитым голосом, подойдя ко мне по ближе.
   - Чего, не надо? - решила уточнить я, хотя и так ясно, что она меня вампиром считает (наверно, она их некогда не видела). - Я не вампир Энджи, - произнесла я и, ухватив ее за запястье, подтянула поближе к себе, она не сопротивлялась. - Я не нуждаюсь в безумном количестве крови, моя жажда позволяет ограничиться одним донором на долгое время, - говорю, разворачивая ее спиной к себе и обнимаю, утыкаясь носом в шею. - Сейчас мой донор, ты.
   Она облегчённо выдыхает и расслабляется в моих руках.
   - Спасибо, - шепчет тихо и, высвободившись, идёт доваривать ужин.
   - За что? - задаю я вопрос: мне и правда интересно знать ответ
  - за что можно быть благодарной в ее ситуации. - За то, что не начну охоту на ребёнка? Или за то, что устранила проблему, пусть и таким радикальным методом? А может за то, что питаюсь тобой? Тебе что, это нравится?
   Она замирает, на секунду и отвечает:
   - За всё сразу... И нет, не нравится.
   - Но ты ведь понимаешь, что пока я это делаю, ты живёшь? - усмехнувшись, спрашиваю я.
   - Понимаю, - отвечает она так тихо, что если не быть мной, то и не услышишь.
  
  ***
   Днём, в подвале соседнего дома:
   - Что тут у вас? - спросил высокий и бледный молодой брюнет входя в огороженое лентой помещение.
   - Да вот, парня убили, - развел руками крепкий пожилой мужчина.
   - А я причём? - спросил пришедший, подходя к трупу лежащему на кровати.
   - Так не понятно же, кто его так, - ответил ему все тот же мужчина. - У него тут девка была и ребенок, но не кто ничего не видел.
   - Не каких улик нет, Рей, - произнёс шатен, входя в помещение. - Словно у этого парня шея сама сломалась.
   - Само нечего не бывает Джейсон, - ухмыльнулся тот, кого назвали Реем. - Тебе ли не знать.
   - Да я все понимаю, но шефу же что-то доложить надо, - проворчал Джейсон и предположил. - Может вампир, а... А то в этой части города так копаться не хочется.
   - Не-а Джей, - произнёс парень усмехнувшись, поверхностно осмотрев место преступления и тело. - Это не вампир, я бы своих ещё на подходе почувствовал. Но вот тебе загадка друг...это и не человек.
   - Хрень, - процедил сквозь стиснутые зубы шатен. - Ещё и мелкий этот, про черта рассказывает.
   - Так у тебя свидетель что ли? - удивился Реи и снова глянул на труп. - В таком деле?
   - Да какой там свидетель, - возмутился Джей. - Мальцу четыре года, он всем рассказал, что заходил чертик.
   - Ага. А вы не поверили? - уточнил Реи, смотря на друга с улыбкой.
   - Ты смеешься что ли? - спросил Джей, пристально глядя на собеседника, но Рей в ответ лишь состроил серьёзное лицо. - Он же всем говорит, что черт был серый, - продолжил возмущаться шатен. - С рогами и хвостом... Вот где я теперь эту тварь ловить стану, а? Может скажем, что вампир? - посмотрел он просительно.
   - Нет, - только и ответил тот, заставив Джея тяжело вздохнуть, и поинтересовался, переводя тему. - Как там Вальд?
   - Не знаю, у него сходка какая-то важная ночью, - печально проговорил Джей. - Мы после встретиться должны.
   - Ну, привет ему, - сказал Рей, похлопав друга по плечу, и направился к выходу.
   - Ага, передам, - отозвался Джей, командуя своим ребятам, выносить тело.
  
  ***
   По ужинать, вчера, мне не удалось. Хотя то, что готовила Энджи, пахло очень вкусно. Меня так внезапно вырубило: словно выключили, наверно устала очень. Сегодня я не стала завтракать, пусть Энджи питается хорошенько, а то тощая, как палка. Я всегда смогу перекусить, что ни будь поохотившись. На улице второй день льет дождь: то льет, то моросит - погода явно решила по истерить.
   Я иду туда, где началась моя история, где раньше меня всегда ждали. Мне предстоит разбудить армию, а ей необходима крепость. Раньше мой замок с этим справлялся, каждый из моих детей мог прийти домой в любое время дня и ночи и остаться. Сегодня я хочу наконец понять, есть ли в городе те, кто почувствует, примет и подчинится. Я не надеюсь, что здесь окажутся мои потомки. Нет, просто кто-то из зависимых должен был передать кровь дальше. Пересекая черту своей земли, понимаю, что в доме посторонние и они явно ему не нравятся. Чужие? Но меня уже не остановить. Я раздеваюсь и распускаю косу, делаю глубокий вдох и, закрыв глаза, выпускаю своё второе я. Мой внутренний монстр глядит теперь на мир вертикальными зрачками глаз. Ощущает влагу проливаемую небом, телом, одевшимся в мельчайшие чешуйки. Он улыбается, показывая окружающему пространству острые клыки. Счастливый и свободный, настроенный поохотиться. Я чувствую тысячи запахов и звуков, они складываются для меня в карту окружающего пространства. Как же сильно я по этому скучала.
   Моими гостями являются два крепких взрослых парня и девица, шлюховатой наружности. Они в наглую разожгли в моём доме костер в одной из гостиных. Не смотря на то, что дом почти мёртв, ему такие действия чужаков не нравятся. А они не замечают его недовольства, греются и сушат промокшую под дождём одежду, забыв, чей это дом. Мой дом не может им сопротивляться, пока не может, зато я как раз и могу, заодно поохочусь.
   Спрыгнув в комнату, через дыру в потолке, опираюсь в пол пальцами рук и медленно поднимаю голову.
   - Приве-е-ет! - улыбаюсь я гостям и поднимаюсь не стесняясь своей наготы.
   - Че-е-ерт! - восклицает испуганно один из парней, отшатываясь.
   - Че за хрень?- взвизгивает девчонка, возмущенно и оглядев меня, добавляет. - Во тварь! Третий же только молчит.
   - А вы знаете, что это частная собственность? - интересуюсь я у моих пришельцев, и все так же улыбаясь, договариваю. - И хозяин земли имеет право вас... прибить.
   - Нет у этой помойки хозяина, - говорит девица и кидает мне какую-то грязную тряпицу. - Прикройся. На что я только смеюсь: ну правда, что мне прикрывать, у меня в этом виде даже пола нет, смешная.
   - Есть у этой земли владелец, - внезапно говорит, молчавший до этого, парень. - Только его в живую никогда никто не видел, а по бумагам, есть.
   - Это хорошо! - восклицаю я радостно. - Встречу, памятник поставлю! Прям по середине города. - а за тем, вновь смеясь, добавляю. - Умный наверное человек.
   - Говорят, вампир. - произносит молчун, смотря на меня настороженно.
   - Тогда и без памятника обойдётся, - ворчу - чтоб я вампиров хвалила, да ни за что.
   - А ты кто, вообще? - спрашивает, испугавшийся парень.
   - Хозяйка, - отвечаю я. - Ну та, которая право имеет...вас...прибить.
   - Заливаешь! - восклицает он. - Какая из тебя хозяйка?
   - Точно, - поддакивает ему девчонка и смеётся - Прям под стать этой развалюхе.
   - Смеетесь, - обиженно шепчу я и встав на носочки, подняв руки в верх и потянувшись до хруста костей, добавляю. - А если так. Я наклоняюсь вперед, прогибая спину, как кошка и чуть приседаю. Кости всё хрустят, на коже между уплотнившимися чешуйками проступают капли крови, спину рвут светлые, не до конца окрепшие ещё, крылья, а позвоночник с копчика продолжается гибким и длинным хвостом. Смех прекращается почти сразу. Девчонка, быстрее сообразившая, что пришел конец, взвизгивает, как свинья, и уносится прочь из дома. Парень только пятится, бурча проклятья, и пытается найти под ногами что ни будь в виде оружия. Третий никуда не спешит: садится, опираясь на стену, и закрывает глаза. Я громко фыркаю и высоко подпрыгнув, залезаю на верхний этаж, а уже от туда преследую свою беглянку.
  
  ***
   Девчонка быстрая - далеко убежала, вот только я быстрее. Она падает, запнувшись, разворачивается ко мне лицом, кричит от ужаса. Хотя я совсем не страшная, красивая да же, для тех кто не видел оборота, а так да - жуткая картина. Я как то это у зеркала сделала потом неделю спать не могла - пугалась. Я не человек уже, но ещё и не зверь, задние конечности смесь ног и лап, а впереди когтистые руки. Схватить мне эту жертву нечем, только продырявлю, легче сразу убить, чтоб не мучилась. Поэтому максимально аккуратно переворачиваю девушку к себе спиной, встряхиваю, чтоб замолчала и рычу, чтоб не дрыгалась. Она не понимает, ворочается и хрипит, голос уже сорвала. Освобождаю от когтей одну руку и пережимаю сонную артерию на ее шее, она обмякает, теряя сознание. Притаскиваю добычу в дом и, оставив в одной из комнат, иду искать ее дружка. Я не думаю, что он далеко ушел, раз хотел защищаться.
   Парень находится в холле, стоит посредине с куском металлического прута и орёт что-то угрожающее. Дурак. Выбиваю его оружие в прыжке, он даже понять не успевает с какой стороны меня ждать. Делаю резкую подсечку и он падает. Подскакивает, машет руками вертясь на месте. Тоже мне, мельница. Мне быстро надоедает за ним наблюдать, а он устаёт и останавливается отдышаться.
   - Закончил? - интересуюсь я, рыча. И он обернувшись несётся на меня, я только хмыкаю и пропускаю его мимо. Разворачиваюсь и, ухватив его за рубашку на спине, впечатываю в стену, отправляя в страну снов. Второй парень так и сидит молча у стены с закрытыми глазами.
   - Почему не бежишь? - спрашиваю я, присаживаясь перед ним на корточки.
   - А ты отпустишь? - интересуется он в ответ, все так же не открывая глаз и не двигаясь.
   - Не-е-ет, - потягиваюсь я, проводя по его глазам уже пальцами, и повторяю. - Так почему?
   - Вампиры быстро бегают, - отвечает он и усмехается. - все равно догонишь.
   - Я не вампир! - возмущаюсь я.
   - Я это понял, - шепчет он и улыбается. - Но бегаешь все равно хорошо.
   - Открой глаза, - прошу я и отхожу на пару шагов - Не обижу. Парень сначала поднимает голову, а затем медленно открывает глаза, красивые, карие с рыжими бликами. Встаёт.
   - Меня Освальд зовут, - говорит он, пожимая плечами, и интересуется - А тебя?
   - Я думала ты знаешь, - отвечаю я и, засыпав костер мусором, принимаюсь его топтать. - Вот же пришли, намусорили, закоптили мне гостиную.
   - Не знаю, - отвечает вдруг Освальд, - Я, кажется, про тебя сказки слышал в детстве, от бабушки.
   - Сара я, - представляюсь и добавляю. - Сходи в холл забери своего товарища.
   - А куда его? - уточняет Ос.
   - В подвал, - отвечаю я уже из дыры в потолке - Это в задней части замка, рядом с лестницей в подсобку. Ты до туда дотащи, а я сейчас приду, - громко говорю я направляясь за девушкой.
  
  ***
   Не знаю, тяжёлая эта девчонка или нет, как-то не поняла. Ос уже ждёт у лестницы в подсобку, не понимая где тут подвал. Джонатан в своё время эту дверь на совесть спрятал, чтобы только посвящённые открыть смогли. Оставляю рядом с парнем свою добычу и подхожу к совершенно гладкой стене.
   - Здравствуй детка, - произношу я рисуя на ней только мне известные знаки и с улыбкой добавляю - Сим-сим.
   Дверь в стене проявляется совершенно бесшумно и так же без единого звука открывается. Я подхватываю девушку и, входя в подвал, зову своего нового знакомца.
   - Заноси, под лестницу.
   Лестница в подвале крепкая, винтовая, ведёт она в довольно просторную комнату. Главным достоянием которой является большой гроб, стоящий в дальнем конце от входа. Так же здесь есть книжные стеллажи, стол со стульями и не большой диван на против большого зеркала в дорогущей раме, стены задрапированы тканью и на полу ковёр. Правда мебель вся до невозможности старая, а полотно на стенах и ковёр почти сгнили. В стенах, четыре двери, ведущие в ванную и туалет, гардероб, погреб и тюрьму. Холодильник стилизован под большой сундук - не отличишь. Свет здесь включается автоматически, не знаю как получается, что замок почти развалился, а подвал остался в рабочем состоянии. Здесь есть не только электричество, но и вода: как холодная, так и горячая. Одежды в гардеробе не много, она в основном вышла из моды и почти развалилась, но мои хранители и об этом позаботились: правда, то что они принесли, мне велико, за то чистое и не будет смотреться дико. В погребе пустые полки, нет не единой крошки, на которую обычно приманиваются мыши. Ванная старая, стены в пыли, а из крана сначала долго льется ржавчина, но потом вполне можно вымыться, хотя бы и почти окаменелым мылом, другого не нашлось. Я в прошлый раз его замочила, надеюсь, оно теперь чуть мягче. Не помню уже кому пришла в голову идея устроить мне тут карцер (кажется это была Камилла), но пользуюсь я этим помещением редко.
   - Положи его где ни будь там, - указала я влево, в камеру с решеткой, неся свою ношу в такое же помещение на против. - И дверь закрой.
   - Может его к стене ещё прицепить? - ехидно спросил парень.
   - Хочешь, прицепи, - отозвалась я закрывая дверь в свою камеру. - Но я не думаю, что он куда-нибудь уйдёт.
   Тюремное помещение, в моём подвале, являло собой коридор с четырьмя дверьми, за двумя из которых (ближе ко входу) были идентичные камеры. А за двумя дальними находились: пыточная и ритуальная. На кой, понятия не имею, стоит только удивляться фантазии моих детей.
   - Что дальше? - спрашивает Ос, подходя ко мне вплотную и обтирая пыль с рук о брюки. Он смотрит на меня с каким-то азартом, наверно, все вокруг кажется ему интересным.
   - Мыться, одеться и поесть, - произношу я чётко, словно приказ и направляюсь на выход.
   - Есть мэм! - усмехнувшись, отдаёт мне честь парень, на что я только хмыкаю. Показав своему новому другу ванную и гардероб, отправляюсь забрать свои вещи, так не осмотрительно скинутые на улице.
  
  ***
   На улице все ещё дождь, вещи мои промокли, сушить их теперь сутки, не меньше. Решаю раздобыть еду, погреб то пуст. Правда я не уверена, что мой гость станет кушать крысу, даже если я ее пожарю. Придётся сбегать до леска с птицами.
   Возвращаюсь с не плохим уловом, две больших крысы мне, дюжина яиц - Осу. Мокрая и замерзшая, надеюсь, он уже ванную освободил. Парень сидит на диване, вытянув длинные ноги, в цветастой юбке до полу.
   - Штаны на меня не налезли, - говорит он спокойно, без стеснения, пристально глядя на меня.
   - Ага, - отвечаю я, стараясь не улыбаться, и сложив на старый стол свои трофеи, тороплюсь скрыться в ванной.
   Под горячей водой позволяю себе расслабиться и успокоится. Зверь прячется в внутри, сворачиваясь клубочком, напоследок напомнив, что необходимо поесть. Одеваю сарафан, найденный среди вещей, он мне большой, но это лучше чем ходить в костюме Евы. Зверь мой может себе это позволить, а я нет.
   Освальд все так же сидит на диване, но явно поднимался, посмотреть, что я принесла. Моим внешним видом он немного удивлён, я ведь не выгляжу опасной будучи человеком. Всего лишь - девчонка.
   - Не знаю, как тебе яйца: жарить, - говорю я подходя к столу, и наблюдая, как его глаза превращаются в блюдца. - Или варить.
   - Что? - спрашивает он немного растерянно.
   - Ну ты же крысу не будешь? - уточняю, тряся тушкой в воздухе, и указав на свёрток добавляю - Я тебе птичьих яиц принесла, но как их есть это уже твоя проблема.
   - Ага, - выдыхает парень облегченно и, направляясь к столу, спрашивает, - А ты как ее есть будешь, сырой?
   - Ну так же? Здесь ее жарить не где, - говорю я садясь на стул у стола. - Значит, сырой.
   - А чем тебе костёр не понравился, - интересуется мой собеседник. - Там бы и пожарили.
   - У тебя жильё есть? - спрашиваю я в свою очередь.
   - Есть, - не уверенно отвечает он. - А тебе зачем?
   - А ты представь, - говорю я и, не отвечая на его вопрос, вгрызаюсь в тушку крысы. - Пришел ты домой, усталый, мечтающий свалиться на диван, а тут я, посреди спальни крысу жарю...тебе бы понравилось?
   - Нет, - отвечает он, задумчиво разбивая очередное яйцо, выпивает его сырым, тоже наверно, давно не ел.
  
  ***
   - Наелся? - спрашиваю я парня, гипнотизирующего оставшиеся три яйца.
   - Да, больше в меня не влезет, - отвечает он и морщится. Я его понимаю, в меня саму, только одна зверюга поместилась - жирная.
   - Ну пошли, поколдуем что ли, - говорю я вставая и направляясь в сторону своей тюрьмы.
   - Что мы будем делать? - переспрашивает Ос, догоняя меня.
   - О-о-о, мы сейчас пойдём в дальнюю комнату, приведем туда пленников и станем проводить кровавый ритуал, - говорю я все это с серьёзным лицом. Оглядываюсь, а на меня смотрит бледный взрослый парень (где то лет 28), квадратными глазами. Н-да, а я просто пошутить хотела (не вышло значит). - Расслабься Освальд, не собираюсь я никого убивать, - толкаю я его кулачком в бок и смеюсь: он так забавно выглядит.
   - Слушай, не говори так больше, - просит меня мой собеседник нервно.
   - Ладно, постараюсь, - честно обещаю я, прекрасно понимая, что в следующий раз все равно не удержусь.
   Пленники мои уже не спят, но если девушка вполне мирно сидит на полу, то парень явно очень зол. Я не обращаю на них внимания, сразу проходя в самую дальнюю комнату, Освальд следует за мной. Комната небольшая: где-то метра три на четыре, в середине начертан круг полметра в диаметре, в нем знак бесконечности. Круг окружен знаками (рунами) и все это вновь заключено в круг. У входа стоят стулья, три штуки и стол, ещё пара стеллажей с непонятными колбами и склянками. Также в комнате устроен очаг: над ним висит внушительный котел с крышкой. Выглядит все это довольно ужасающе, особенно сейчас, когда не мытое, хотя на самом деле эта атрибутика ведьмы в основном муляж (но не буду же я это пленникам объяснять).
   - Ос, сходи и приведи сюда одного из них, - говорю я, а пока он ходит, беру пару полусгнивших тряпок и сметаю пыль с узоров на полу.
   Слышу из-за приоткрытой двери, как мой невольный напарник уговаривает своих бывших товарищей пойти с ним добровольно, но ему не верят. Друг высмеивает его внешний вид и то, что он продался. По-моему он считает, что встреча со мной, была подстроена заранее. А девушка оказывается смелой, или ей вопли парня надоели, не знаю, но она идёт ко мне вместе с Освальдом.
   - Сара, - окликнул меня парень, входя вслед за девчонкой и останавливаясь у дверей.
   - Счас, - отозвалась я. - Пусть пока посидит там, - помахала я рукой в сторону стульев. - А ты сходи мне воды набери, я в ванной ведро видела, кажется.
   - Хорошо, - отзывается он и уходит, поглядев на меня недоверчиво. Девушка является крашеной брюнеткой, не высокой и плотной, большая грудь и подтянутая попа, наверное она нравится мужчинам.
   - Здесь ванна есть? - интересуется девушка вполне мирно, оглядывая комнату.
   - Есть, здесь много чего есть, - говорю я ласково. - Будешь хорошо себя вести, покажу.
   - А что тебе от меня надо?
   - Крови, двести грамм.
   - Всего-то, - восклицает она.
   - Ну, если ты хочешь, можешь ещё чем поделиться, - предлагаю я.
   - Не-е, обойдешься. Ос возвращается с ведром воды, не полным, оно оказывается дырявое сверху.
   - Вот, что ещё надо? - интересуется он, переводя взгляд с меня на подругу. Я тем временем расчищаю узор конца и шарю руками на полках. Достаю миску и нож и бросаю в воду.
   - Иди, второго уговаривай, - приказываю я парню. - Мы без тебя разберемся. Он уходит, хмыкнув, и закрывает дверь. А я, потерев серебро достаю его из ведра и, отряхнув от воды, ставлю на стол.
   - Настоящие? - интересуется моя собеседница, протянув к посуде руку.
   - А как же, - ехидничаю я - Другого не держим. И пока она рассматривает рисунок на дорогой посуде, я успеваю протереть узоры на полу.
   Вся процедура взятия крови занимает у нас пару минут, в конце я облизываю ее запястье и порез затягивается на глазах, что девушку вполне устраивает. Зовут ее Диана и она довольно быстро соглашается со мной, что это имя ей совсем не идёт. Мне предлагается звать ее Ди. Я, конечно, соглашаюсь и объясняю ей как найти ванную. Кажется, мы тут сможем вполне мирно сосуществовать.
  
  ***
   Через пару минут, после того, как ушла моя новая подруга Ди, в комнату заваливаются парни. Не знаю, что девчонка им сказала, но я совершенно уверена, что убедил его не Ос.
   - Садитесь, - указываю я им на стулья, раньше чем они начали задавать вопросы. - Сейчас я возьму у вас кровь, ровно двести грамм и вы свободны. - говорю я, пододвигая к Освальду миску с кровью Ди, и беру в руки нож.
   - Совсем свободны? - спрашивает мой новый собеседник наблюдая, как я режу Осу вены.
   - Да, в пределах подвала, - отвечаю я и зализываю рану на руке.
   - Здесь есть нечего, - отзывается Ос.
   - Крыса ещё осталась, - произношу я и, улыбаюсь. - Можешь доесть... вполне питательный зверек.
   - Нет, спасибо...разве я могу лишить тебя такого лакомого кусочка, - усмехается парень в ответ.
   - А можно посмотреть, что ты с кровью делать будешь? - спрашивает брюнет, наблюдая как затягивается рука.
   - Смотри, - откликаюсь я, разрезая уже свою вену. И чего они так этому удивляются?
   Дальше все происходит молча. Кровь я перемешиваю и заполняю ей все узоры на полу, едва хватает. Затем встаю босыми ногами в круг по середине, прямо на знак бесконечности и читаю заклинание. Правда, так кажется лишь со стороны, на самом деле я всего лишь зову свою кровь в пределах города. Я чувствую ее в земле, старых строениях, вещах, а главное в людях. Я обращаюсь к своей крови, прося направить ко мне тех, кто способен понять, поверить и принять меня. О, меня очень радует что таких живых существ в городе двадцать четыре. Это совсем не мало, и ещё мои спящие воины почти все в порядке.
   - Вот и все, - говорю я, поворачиваясь к парням, пытавшимся все это время найти в моих действиях какой-то смысл. - Теперь я знаю, что в городе двадцать один человек и три вампира будут очень рады меня видеть. Правда, зачем мне вампиры, ума не приложу. А ещё я теперь знаю, чем ты мне так понравился. - последнюю фразу я говорю пристально смотря на Освальда и улыбаясь.
   - И чем же? - интересуется он.
   - Не скажу, - проговариваю я смотря в пол и ковыряя пальчиком узоры.
   За тем я выясняю, что второго парня зовут Жан и предлагаю ему тоже побывать в ванной, и переодеться. Ещё, намекаю Осу, что можно разжечь очаг в пыточной, там с дымоходом меньше всего проблем должно быть. И обещаю набрать ещё яиц и пару птиц захватить. Ребята только за, раз уж я их отсюда не выпускаю. Но это, конечно, не все так просто, так как я говорю. Мне, чтобы они сильно не возмущались, приходится снова повторить оборот и тут же сходить на охоту. Возвращаюсь голодная, хоть и с уловом, и прежде чем оставить гостей одних доедаю вторую крысу, то же своего рода демонстрация устрашения, мне же ее жарить не надо.
  
  ***
   Уже в темноте возвращаюсь ночевать к Анжеле и застаю просто обалденную картину. Кровать занята! Если бы я знала, что брошенная мной вскользь фраза, будет воспринята ею к действию, всю жизнь бы молчала. Нет правда, где мне теперь спать-то? Моя малышка пригласила подругу с сыном к себе. Выглядят они хорошо: спят, нежные такие, красивые, ребёнка в середину положили, а сами по краям улеглись. А я сегодня в замок вернутся не могу, там тоже все лежачие места заняты.
   - Сара, - произносит мой милый уже сердцу донор, смотря на меня заспанными глазами, и порывается встать, благо лежит она с краю кровати, а не у стены.
   - Не вставай, - шепчу я и, подойдя по ближе, провожу по ее щеке пальцами. - Спи, вы хорошо смотритесь.
   - А ты? - спрашивает она склоняя голову на подушку.
   - А я на сегодня, найду другую кровать, - отвечаю я, с улыбкой наблюдая, как закрываются ее глаза, и наклонившись к самому ее ушку, добавляю. - Днём зайду тебя проверить.
   В ответ мне слышится лишь невнятное, угу. Так, куда же мне теперь податься? В городе я почти ни с кем не знакома, здесь только Ксан, у которого полон дом детей, Люк, тоже живущий не в одиночестве и Карэн, о которой я почти ничего не знаю. Пойти что ли познакомится, как следует.
   У Карэн закрыто окно, хотя это для меня и не проблема. За то у неё отдельная комната, по крайней мере спит она в одиночестве. Тяну за краешек одеяло, стараясь пододвинуть девочку, освободить себе немного места. Она просыпается и смотрит на меня не понимающими глазами.
   - Спи, Карэн, - говорю я тихо. - Мне сегодня ночевать негде, мой донор к себе подружку с довеском привел - и понимая, что девочка собирается возмущаться , добавляю, заворачивая ее в одеяло и укладывая к себе спиной. - Спи, завтра поговорим, я сегодня жутко устала. Уже через сон ощущаю, как она возится и возмущенно пыхтит, приходится зарычать и прижать ее покрепче.
  
  ***
   Пит рвал и метал: они не вернулись, ни его помощник, ни любовница, ни чертов племянник, которого он приставил следить за этими двумя. Эта чертова троица, как сквозь землю провалились. И хоть все, кто из его ребят на встрече был, твердят, что все прошло гладко, бывший конкурент, а ныне партнёр Валентин Трилл, предъявляет подписанные бумаги. Не понятно кому верить? Были люди и нет, если бы не родственник и не эта чертова шлюха, знающая слишком много, он бы и не волновался. Но если все, что они знают, всплывет, весь его бизнес пойдёт ко дну, словно дырявая лодка.
   Ещё Пита волновал Червь, тихо мутящий воду. Волнения среди его людей были очень аккуратными, почти не заметными, но были. И это наводило на не хорошие мысли. Этот чертов маньяк был довольно сильным противником, хотя после объединения Пита с Валом и не представлял большой опасности. Если выяснится, что люди Пита у него, это будет крах и, надо уже сейчас готовится к ответу.
   Стражи активировались: носятся по городу, словно тоже что-то ищут. Будет не очень приятно, если все они ищут одно и то же. С этими ребятами очень сложно договариваться, до сих пор никому толком не известно, кому эта организация подчиняется. Они есть во всех районах города, они стараются не вмешиваться, занимаются расследованиями преступлений, но наказывают редко. Говорят, что те, кого они ловят идут на корм вампирам, хотя доказательств нет. Пит в эти байки не верил, он как-то видел городскую тюрьму, чьи этажи находились в основном под землей, а не на поверхности. Ужасное место! С самими стражами Пит дел за двадцать лет ни разу не имел и слава богам, слишком осторожен, что бы попасться.
   От раздумий легче не становилось, пошли уже пятые сутки, как его люди исчезли, и ни каких подвижек не наблюдалось. Все говорило, что они просто исчезли: были и нет. Посоветоваться Питеру Ронви было не с кем, он последние десять лет после смерти любимой жены никому не доверял. Дети его были слишком малы, а новый партнёр себе на уме. Хотя теперь, если Пит пойдёт ко дну, то и Вала с собой потащит. Да, пусть он тоже подключается к поискам. Может и обойдётся.
  
  ***
   Найти новое убежище оказалось не просто, можно было остаться у Карэн (которую я покинула без объяснений), или напрячь своим присутствием детей. Но я решила, что для их же безопасности мне нужна чужая постель, которую в случае чего с ними не свяжут. Моим новым донором стал милый мальчик, внешне похожий на девочку, и живущий в красивом доме элитного района. Учился он в дорогой гимназии, добираясь туда на машине с водителем. Охраняли его как сокровище, расписывая весь день по минутам. Но я уже заметила в его глазах искру безразличия, уже поймала его слегка отрешенный взгляд. Заинтересовать это нежное создание не составило труда, он мне кровь и постель, я ему свободу. Даже, если она окажется жестокой.
   Ребята в подвале откровенно скучали, заняться там было не чем. В качестве еды я им ловила рыбу из пруда. Пруд был чистенький, люди живущие в элитном районе там для развлечения карпов разводили. Карпы большие, красивые и жирные, я брала по три штуки в день. Не так много, что бы их не досчитались, не так мало, что бы остаться голодным. Ди сказала, что их скорее всего ищут, потому что она любовница одного из боссов мафии, а Ос был его помощником. Жана вообще за ними следить послали, но у него это не получается, похоже он сам на Ди глаз положил. Мои невольные заложники реально отдыхали, играли в старые шахматы, найденные в подвале и в карты, которые принесла я. При этом просто играть им было скучно и они насобирали по подвалу всяких мелких вещичек, многие из которых были в их мире нереально дорогими и играли на них, хотя я и предупредила, что вынести их будет не возможно, я их всегда найду по запаху. Навещала я их один раз в день, принося только рыбу, от которой на третьи сутки они взвыли, хотя могли ещё неделю ей питаться. Вот тогда то мне и встретился мой мальчик, заставший меня на месте преступления, за ловлей карпов.
   - Съешь? - спросил он шепотом, наблюдая, как я вытаскивают когтистой рукой рыбину из воды. Я так увлеклась, что даже пропустила его приближение. А когда обратила на него внимание, то не смогла ничего ответить. Ребёнок оказался очень красивым, аж дыхание перехватывало. В мозгу сразу забилась яркая, почти ощутимая мысль - "Хочу".
   Ребёнку было жалко живых тварей и на мой вопрос: может ли он предложить что-то по вкуснее, он предоставил в моё распоряжение свой холодильник с кучей деликатесов в нем. Ребята им безмерно обрадовались. А я обрела нового, интересного друга.
   Ксандер и Люк не плохо поработали, подобрав для меня за три дня пятерых мальчиков и трёх девочек. Было заметно, что за них ребята волнуются, но надеются, что я их не убью и не искалечу. Я пообещала, что все, кого я наберу в городе, останутся живы и здоровы. Ну не буду же я им рассказывать, что лучше смерть, чем то, что я им уготовила. Из восьми детей я отбраковала троих, один задавал много вопросов, второй слишком пристально ко всему присматривался и прислушивался, а третья многого хотела. Оставшиеся пятеро меня вполне устраивали, но личный разговор с ними я отложила на потом. Да и с этими общались мальчишки, а я лишь наблюдала и оценивала. Поблагодарив Ксана и Люка за помощь, попросила их больше не светиться, из тринадцати мне не хватает шести, и я с этим сама справлюсь.
   А вот Майкл почему-то совсем не ждал моего прихода и впал в шок от моего появления. Стоял и пялился на меня почти с минуту:
   - Что ты тут делаешь? - наконец выдал он настороженно.
   - А на что это похоже? - поинтересовалась я, покрутившись в его кресле и усмехаясь - Тебя жду.
   Понять его удивление можно, я расположилась в его кабинете, в принадлежащем ему клубе "Синий попугай". Войти оказалось совсем не трудно, вся их охрана рассчитана на людей и вампиров, не как ни на меня, впрочем, меня ни кто и не видел. Он забавный, когда злится.
   - Ладно, - говорю я, резко поднимаясь с кресла и замечая, как он немного дергается в сторону двери. - Можешь занять своё кресло, - указываю я на обозначенный предмет мебели и, шутовски кланяясь, отхожу от стола.
   - Кто ты такая? - спрашивает мужчина и, устраиваясь в кресле, становится серьёзным и собранным. - Ты определённо не вампир...
   - Я герцогиня Ретборн леди Сара Терни-Ретбор, - чётко произношу я и улыбаюсь. Мой собеседник мне не верит и начинает громко смеяться.
   - Ещё не разу не слышал большей чуши, - говорит он, отсмеявшись.
   - Почему это сразу чуши, - наиграно обижаюсь я. - У меня вполне нормальное имя.
   - Леди, - усмехается он спрашивает. - Ты себя в зеркале видела?
   - Видела, - отмахиваюсь я - Но раз уж тебе моё имя ни чего не говорит, то может ты сказки старые помнишь? - интересуюсь я, опираясь на столешницу. - Про ночного убийцу слышал? Того, кто приходит в дом сквозь закрытые окна и дверные замки? - шепчу я, смотря пристально ему в глаза и меняя форму своего зрачка. - Я определённо не вампир.
   Я отхожу от стола, а он вздрагивает и трясет головой, словно увидел в моих зрачках что-то страшное. Хотя, возможно и вправду увидел. Смотрит на меня испуганно и проговаривает, вдруг осипшим голосом.
   - Что тебе от меня надо?
   - Познакомится хочу с тем, кто в своих руках ночную власть держит, - говорю я спокойно. - А желательно подружиться или сместить их, - улыбаюсь. - Там, как получится...Ты со мной? Его глаза становятся похожими на блюдца.
   - А если не выйдет? - говорит он. - Я умирать не собираюсь.
   - Я тоже знаешь ли, - хмыкаю я. - Я собираюсь этим городом править!
   - Наивная, - качает он головой. - По сравнению с ними мы с тобой пыль, я своих ребят подставлять не хочу. Там армия и не одна против нас соберется и вампиры, нам столько народу не победить.
   - Думаешь я в войне первый раз участвовать собираюсь? - интересуюсь я у мужчины. - У меня тоже, к твоему сведению, армия есть. Ей никакие вампиры не страшны... Мне надо до холодов эту проблему решить и отступать я не собираюсь... Ты со мной?
   - У меня есть выбор? - с кислым выражением лица спрашивает мужчина в ответ, на что я только улыбаюсь. - Давай через неделю, раньше вряд ли получится, - наконец произносит он и, я соглашаюсь.
   Как я ухожу он даже не замечает, вот только у стола стояла, а через секунду уже слышится щелчок двери, код от которой известен только двоим и, я в это число не вхожу. Позже он, конечно, допросит весь персонал, но меня никто не видел, о чем ему и сообщат.
   Ну и, наконец, мой донор - Анжела ( ей так хотелось отделаться от меня) остаётся с подругой, что она мне в лицо сообщила: чувствует себя хорошо и кормить меня не собирается. Храбрая, сильная и глупая. Моя девочка. Да, уже моя, хоть она ещё не знает, что станет одной из моих наблюдательниц. Жестокая судьба стать носителем гена смерти, но у неё нет другого выбора, и она придёт сама, когда ее неизлечимая болезнь вернётся.
   Может кто-то скажет, что городу и его жителям и без меня хорошо живется, но я то вижу, как город переходит в руки вампиров, обрастает трущобами и страдает. Моя кровь, моя земля, магия этого места, ещё способны рассказать какого им...
  
  ***
   Сара меня отпустила. Вернее, она просто оглушила меня и утащила из подвала, сказав ребятам, что нас легче сожрать, чем прокормить. Думаю они ещё долго не узнают, что это с ее стороны просто игра. Нет, я не сомневаюсь, что она вполне способна убить меня и даже сьесть. Но думаю такое могло случится только в крайнем случае, когда в городе больше ничего пожевать не осталось. Она велела мне найти вампира, которому по бумагам принадлежит ее дом и не светиться, потому - что вытаскивать меня из передряг у неё нет желания, а если я кому про ребят расскажу, то ... она даже не вспомнит, что я - кровь. Что ее слова значили? Не знаю, но и сдавать ее не собираюсь, как и попадаться на глаза Ронви. У меня и без свидетелей полно компромата на этого мафиози. Хотя, брат, конечно, допрос учинит, ничего отобьюсь.
  
  ***
   Диана была напугана: ей никак не хотелось умирать, тем более быть съеденной. Она считала себя молодой и красивой, а таким умирать не положено. Любимый мужчина остался в городе и был недоступен. Она понимала, что встретившись с ним вновь только умрёт, но ничего поделать не могла - любила. Сама прекрасно понимала, что было глупо влюбится в босса мафии, но он был сильным и представительным мужчиной, от него она просто потеряла голову. Освальда ей было жалко, парень он был хороший, такой нравился с лёгкостью, хотя и не отвечал на ее заигрывания, был серьёзный. Диана дала себе слово, если выберется, то капризничать никогда не будет: выйдет за муж и нарожает детей. Ведь жизнь без адреналина тоже хороша, там ей не грозит быть съеденной.
  
  ***
   Жан сидел тихо, на пыльном диване и думал о том, как жизнь к нему не справедлива. Сначала умер отец, потом спилась мать, дядя не видит в нем специалиста и надежного человека. А зря, он то уж сразу заметил, что этот его Освальд не простой мужик. И, если бы не эта девчонка, он бы уже предъявил родственнику свой отчёт и доказал, что Ос из стражей. Да ещё, угораздило его влюбится в любовницу дяди, притом безответно. И пока Ди ревела над своей страшной судьбой, он анализировал информацию, собранную по крупицам. Понимая, что никто их есть не станет - это всего лишь ход устрашения. Куда их хозяйка утащила стража, он не знал, но почему-то был уверен, что ничего с ним не случиться. А ещё он думал, что девчонке тоже нужны толковые люди и, возможно, у него есть шанс реализовать себя в серьезном деле.
  
  ***
   Комната моего мальчика была яркой, оформленной в синих тонах детской. Наверно, когда-то ему хотелось быть капитаном корабля, но сейчас это лишь огорчало. Он не был маленьким - почти семнадцать. Паренек застрявший в детстве и одиночестве, потому - что никого кроме него самого на корабле не было. На сколько я поняла, родители были очень заняты каждый своей жизнью, забыв, что их мальчик вырос. Его жизнь, как и десять лет назад, расписана почти по минутам, но если раньше в этот график были вписаны родители, то сейчас только одиночество. Я предложила ему взять мою команду на свой корабль, а меня старпомом и он согласился. Я поняла, что как и раньше легко влюбляюсь во все необычное, желаю недоступное, печально. Но этот ребёнок уже не сможет изменить судьбу, написанную мной, и поплывет к горизонту, надеясь, что земля не стоит на черепахах и кораблю не суждено упасть за край. А в наблюдатели, я найду кого-нибудь другого, это не сложно.
   Мальчика зовут Натаниэль Эдзеро и он весь такой милый, слабый, нежный, как тепличный цветок, это если ему в глаза не смотреть. На самом деле мужчиной он будет сильным и даже жёстким. Я думаю он очень обижен на окружающих его людей. За счёт отсутствия друзей и большого количества уроков, в которых он предпочитает преуспевать, мальчик растёт умным и начитанным, на данный момент, на мой взгляд, у него не достает практики. Думаю, если ему немного помочь, его корабль станет "Летучим Голландцем", правда для этого Натану придётся душу продать.
   Я ложусь с ним рядом, подоткнув одеяло, хотя свободного места на кровати много, она у него широкая, но мне хочется прикоснуться к моей новой игрушке, ощутить в руках мягкое тело, хотя его тело скорее угловатое и подтянутое. Да, он же сказал, что занимается гимнастикой и спортивными танцами, хотя лично ему хочется ходить на какую-нибудь борьбу. Мне нравятся его лопатки и выделяющиеся позвонки позвоночника на обнаженной спине. Тёплая, чуть тронутая загаром кожа, влажные растрепанные после ванны волосы и совершенное безразличие ко мне, как к хищнику. От него пахнет ромашковым шампунем и каким-то ванильным мылом, ну точно - растение. Мне нравится, как он тихо дышит, как размеренно бьётся во сне его сердце - живой.
  
  ***
   - Ну привет! - произнёс Рей, входя в комнату, и кивая в сторону сидящего в соседнем помещении парня, спросил. - Нашёлся?
   - Нашёлся, - проворчал в ответ Джейсон. - Молчит только, так бы и придушил, - стукнул он кулаком по столу.
   - Совсем молчит? - изумился вампир.
   - Не совсем, - вздохнул страж. - Столько компромата на Пита накатал, прям нереально и подробно, но вот где был не говорит.
   - А что говорит? - прищурился Рей опираясь плечом о стену, и добавил. - Я ж тебя знаю, ты ж ему не поверил поди.
   - Гулял говорит, - зло произнёс Джей. - У нас в городе столько нереально интересного, причём в самых неожиданных местах, - передразнил он брата и снова вздохнул. - Вот что мне в отчете писать?
   - Правду пиши! - улыбнулся вампир. - Пиши, что Освальд был на ответственном задании и не мог во время его выйти на связь, чтобы не спугнуть преступника. Ну что ты хмуришься, правда же, и информацию нужную он достал, а? - усмехнулся он, берясь за ручку двери и входя в помещение, где на стуле сидел парень.
   - Ну, здравствуй, потерянная душа, - поприветствовал он друга, улыбаясь и спросил. - Чего ты брата то расстраиваешь? Он за тебя волновался.
   - Привет! Да я все понимаю, - откликнулся Освальд, пожимая холодную руку друга, хоть тот и был вампиром. - Но нечего сказать не могу, - парень вдруг насторожился и спросил. - А тебя что, в моих мозгах копаться послали?
   - Да нет, - пожал плечами собеседник, наблюдая как расслабляется младший из близнецов. - Просто я уже и сам тебя искать собирался.
   - Теперь не надо, - улыбнулся Ос другу. - Я нашёлся!
   - Н-да!...Гулял? - усмехнулся Рей.
   - Ага! - весело ответил Ос. - Ты не представляешь, сколько в мире интересного.
   - Так в мире или в городе? - попытался подловить друга Реймонд.
   - И в городе то же, - не поддался тот на провокацию.
  
  ***
   Дети, названные мне Ксандром и его другом, были интересные, разные по возрасту и по характеру, и по внешности:
   Одному было семнадцать, звали его Кевин Ферт и он был крупным парнем, зарабатывающим деньги физическим трудом. Жил он на старом складе среди таких же, как и он, беспризорников. Дети, окружающие его были младше и вся его зарплата уходила на них, хотя не было там ни одного его родственника. Он работал от рассвета до заката, жутко уставал, не получая никакой благодарности, постоянно руша свой организм. На сколько я поняла, его в предложении ребят подкупило то, что я могу обеспечить мелким тёплое помещение и прокорм, три раза в день, и что их не увезут, в его отсутствие, в приюты и приемники. Правда он до конца не поверил, но надежда жила.
   Второго, звали Лукас Мука и его согласие так и было залито интересом. Мальчику было четырнадцать, он был девятым ребенком в семье, при этом, шестым сыном. Терять в этой жизни ему, как он считал, было нечего. "Денег нет, крыши над головой тоже, а чуда хочется".
   Третий, постоянно кашлял, прикрывая рот платком. Он был худой и высокий, Брендон Гарви, шестнадцати лет. Из родни у него была только тётка и кузина, которые постоянно гнали его из дома после того, как он заболел. На врача денег не было, на работу не брали, а самочувствие потихоньку ухудшалось.
   Четвёртой была девочка лет двенадцати, Мирна Чин, меланхоличная особа, считавшая почему-то, что ей пришло время умирать. Невысокая, чуть пухловатая брюнетка, у которой была только мать, не обращавшая на дочь никакого внимания и занятая только своей личной жизнью. Мирна пропускала школу, забывая: то учебник, то дорогу, то зачем встала с утра. Носила одну и туже одежду несколько дней и редко ела. Девочка была больна, но помочь себе сама не могла, а за моё предложение вдруг ухватилась, только просила, что бы я про неё не забыла.
   Пятой оказалась Сандра Щен, восемнадцати лет от роду, работавшая танцовщицей, как было записано в ее документах. На самом деле ее работа заключалась совсем в другом, но девушка очень боялась, что я ей откажу, и потому правды не говорила. Ей хотелось не бояться жить и не подчиняться мужчинам, согласна она была на любую работу какую я дам.
   Все эти ребята мне понравились, и я обещала исполнить каждому по одному желанию, в обмен на одно моё. Жизнь и здоровье на долгие годы им гарантировались, а заодно не плохая оплата.
  
  ***
   Мне понравилось сидеть у ног моего мальчика, пока он делает уроки. Его коленки пахнут цветочным кондиционером для тела, а тёплая рука мягко перебирает волосы на моей голове. Ему тоже нравится так сидеть, только в его мыслях я представляюсь кем-то вроде домашнего любимца, которого у него никогда не было. Мне не жалко: помню, как дети тоже иногда гоняли меня по саду вместо собаки, зверю нравилось. Подчинение позволяет расслабиться, переложить ответственность, забыть на время о проблемах и просто жить. А это дано не каждому, зверь мой позволяет себе такое крайне редко. Натану долго заблуждаться не придётся, в нашей паре я - главная и, если я и позволяю играть с собой, то только пока мне это выгодно.
   Я передвигаюсь по дому не только при нем, но и в его отсутствие. С удовольствием раздражая горничных преставлением маленьких деталей украшающих интерьер. Кухарка благодаря мне постоянно теряет приготовленные блюда, а садовник наоборот: то и дело находит завядшие венки из цветов со своих клумб. Меня не видят охранные системы и разнообразные датчики, что только радует.
   Родители Натаниэля постоянно отсутствуют, находясь то в командировках, то на деловых встречах, то на вечеринках. Ребёнок слышит лишь:
   - Доброе утро дорогой, будь умницей, буду поздно.
   Он так привык к этим словам, что не ждёт чего-то нового. Друзей, с его расписанием у него нет, времени на них не остаётся. Даже в выходные к нему на дом приходят репетиторы, почти не оставляя ему свободного времени на самого себя. Он частенько приходит посидеть у пруда с карпами, что бы с ними поговорить.
   Я смотрю на него с умилением, затаив дыхание, до сих пор не до конца веря, что он весь мой. Не высокий, стройный парень, чуть вьющиеся волосы до плеч пшеничного цвета, большие серо-голубые глаза и пухлые губы. Красивый! Со мной он может поговорить и рассказать, как провёл день, чем не доволен и чего бы ему хотелось. Ещё он с удовольствием задаёт мне вопросы, но я пока молчу. Я ещё помню другого мальчика, который интересовался моим происхождением, а потом неудачно моими секретами поделился.
  
  ***
   У меня есть крыша над головой, тёплая постель и даже живое тело под боком. Чего же мне так не хватает? Мне катастрофически не хватает времени.
   Всего неделя, пока Майкл собирает своих людей и устраивает им муштру. Я понимаю, человек волнуется, не веря моим словам о том, что мы справимся с любой армией. Но должен же он понимать, что за неделю его ребят не исправить и, если они разгильдяи, то такими и останутся.
   Одна неделя на то, что бы Освальд нашёл ответ на заданный ему вопрос. При этом он просто обязан не попасться своему бывшему работодателю-мафиози и остаться вне подозрений на основной работе. Стражи...так он их назвал. Интересно, кто дал патрульной службе города название моей армии?
   Неделя на то, что бы проверить состояние и численность моих спящих ребят, добрать недостающее число наблюдателей для них. А так же убедиться, что пробуждение пройдёт гладко и в подземелье все системы работают исправно, готовые в любое время принять новых жильцов.
   Все та же неделя, что бы найти и познакомится со всеми живыми, зависимыми, несущими мою кровь. Если вычесть семью Ксандра и Люка, а так же Освальда с братом, то останется ровно десять незнакомых мне людей и трое вампиров. Даже не представляю, что стану делать с последними, поэтому встречу с ними отложу на потом.
   Неделя, что бы решить, куда деть ребят из подвала. Убивать их я не собираюсь, но мне совсем не хочется, что бы они мешались под ногами. Надо придумать, чем бы полезным их занять. У меня только неделя, на общение с моим капитаном. Так мало, чтобы насмотреться на него, пообщаться вдоволь, ощутить. За это время необходимо превратить его жизнь без меня в муку, убедится, что в моё отсутствие он не передумает и не захочет вдруг жить без меня. А лучше получить его согласие, заключить сделку на нашей крови. Этого невероятно мало и в тоже время много. Целая неделя на объятья и поцелуи, на нежность и тепло души, на разговоры и мечты, на улыбки и прикосновения. Неделя на мой маленький персональный рай. Мне так много хочется ему показать, рассказать, многому научить. Но есть всего неделя, с которой придется считаться.
  
  ***
   Пришла в подвал и решила, не ломать голову и соединить пару проблем в одну. А именно, спустить пленников в подземелье, пусть там поживут и приберутся. Их двое они должны к назначенному сроку успеть. Ребята встречают меня настороженными и испуганными взглядами, но переубеждать их в том, что я смертельно для них опасна, не собираюсь.
   Спустившись с лестницы, кидаю в руки Жана большой фонарик и командую обоим, следовать за мной. В ответ получаю лишь недоумение, конечно, ведь направляюсь я к гробу, что кажется им подозрительным. Но я то знаю, что за гробом есть рычаг, открывающий потайную дверь внутри. Слышится громкий и противный скрежет, ничего не поделаешь, смазать механизм было некому. Открываю крышку и запрыгиваю внутрь, скрываясь там с головой. Под ногами у меня каменная лестница, уходящая в низ. Никого не жду, спускаюсь в комнату, света там нет, да и мне он не особо нужен: я прекрасно вижу в темноте. Помещение тут небольшое, квадратное, всего три на три метра и так же трёх метровый потолок. Здесь нет ничего, кроме громадного саркофага у стены на против входа с лестницы и ещё одного прохода, слева. Именно саркофаг и является моим спальным местом, в нем лежит сменная одежда и обувь, а так же многочисленные ключи от потайных дверей, как в подземелье так и в городе, на поверхности.
   Стоит мне забрать из постели свёрток с вещами и обернуться, как я вижу в проёме у лестницы, осмелившихся таки спустится ребят. Они освещают пространство перед собой фонарем: правильно, а то я помню момент, когда проснулась, пошла к двери и запнулась спросоня о лежащий посреди комнаты труп, че уж он там делал не помню, но запнулась точно. Жестом зову их за собой и скрываюсь в свободном не освещённом проходе. Иду не торопясь, что бы мои последователи меня видели. Запнуться в туннеле не обо что: стены гладкие так же как пол и потолок. Ребята поторапливаются, чтобы можно было освещать меня фонарем. Мы не долго идем прямо, потом туннель загибается влево, я туда и поворачиваю. Пол уходит под наклоном вниз, ровно до поворота направо: там в верх, где нас ожидает небольшое помещение из которого уже идут три тоннеля. Своих ребят я веду прямо, света в подземельях нет и с виду все тоннели одинаковые. На самом же деле, вернуться назад без провожатого самим у них не выйдет, но говорить об этом я им не стану, каждый доходит до этой истины сам. Нашим конечным пунктом является сокровищница и хотя залежей драгоценностей там нет сокровищами в ней являются многочисленные тайны города и живущих в нем людей. Правда на данный момент думаю все эти тайны в прошлом.
  
  ***
   Мы шли за Сарой по тоннелю, в темноте, освещая путь фонариком. За мой локоть хваталась Диана, плотно прижимаясь к моему боку. Она пугалась паутины, которой были обвешаны проходы и стены. Пугалась шуршащих под ногами трупов каких-то жуков. И темноты тоже пугалась. Чтобы она поменьше визжала я старался направлять свет в основном прямо перед собой. Наш путь проходил петляя. Спускаясь и поднимаясь по обвалившимся лестницам и я с каждой минутой все больше понимал, что без карты от сюда нам не выбраться.
   Когда мы остановились, перед нами была широкая, двустворчатая дверь, от пола до потолка. Она не была обветшалой и казалась невероятно надёжной. Сара открыла дверь и за ней зажегся свет, я не поверил своим глазам. За дверью оказался невероятных размеров помещение. Мы, войдя, стояли на широком балконе, с которого в обе стороны спускались широкие лестницы. Зал был заполнен накрытой чехлами мебелью и стеллажами с книгами, высотой от пола до потолка, каждый стеллаж оказался дополнен лестницами. Так же здесь находились большие витрины, внутри которых были украшения и предметы интерьера. Каждое из изделий стоило целое состояние. В разные стороны от этого помещения вели многочисленные арки, двери.
   Это место хозяйка назвала центром подземного города и сказала, что нам с Ди предстоит здесь прибраться, к приходу армии ее детей и их хранителей. Не выдраить все, как мы подумали в начале, а только слегка прибраться, дальше пришедшие справятся сами. Нам показали тринадцать спален, душевые и кухню с примыкающей к ней столовой. Сара показала, как открываются двери в холодильник, кладовую с продуктами, и кладовку. Так, представив нам фронт работ, наша надзирательница оставила нас одних, пообещав только забежать на днях.
  
  ***
   Спешу проверить герметичность саркофагов, хотя уже сейчас знаю, что две из усыпальниц пусты. Я не волнуюсь о находившихся там детях, они давно умерли, а ген был несомненно передан. И теперь, недостающие стражи где-то прячутся. Но искать я никого не буду, когда пробудится большинство, они сами придут, гонимые зовом.
   Вся земля под городом изрыта тоннелями и проходами, потайными комнатами и подвалами, укрепленными для прочности моей кровью, а значит существующее пока я жива. Усыпальницы - это маленькие комнаты два на три метра, посреди каждой в которых установлен саркофаг, а правильнее даже сказать, капсула. Под неё подведены трубы с водой, воздухом и кровью. Да, я не оговорилась, кровью. Для этого существует резервуар, куда сами жители сливают эту кровь, не обязательно человеческую. За этим серьёзно следит наблюдатель. Правда, последний умер, как выяснилось, уже сто шестьдесят два года назад. Но крови там должно вполне хватить на пробуждение одиннадцати детей. Капсула надёжно прячет в себе спящего ребёнка. Ген в его крови останавливает дыхание и биение сердца, замораживает кровоток. После активации, страж начинает оттаивать и согреваться, восстанавливаются системы организма, в конце аппарат напитывает мою магию кровью, погружая в неё тело. Все дети проснуться одновременно и одновременно придут в убежище. Если такого ребёнка пробудить раньше остальных, он передаёт ген, кусая первого же открывшего капсулу. Сам же страж умирает, разлагаясь за считанные секунды, не оставляя после себя ни малейшей возможности на восстановление и эксперименты с его ДНК.
   Я проверила сохранность одиннадцати капсул и активировала их. Теперь, примерно через неделю, у меня будет действующая армия. Два пустых полуразрушенных помещения очень многое могут рассказать знающему человеку, а я именно такой человек. Одна из усыпальниц подверглась скорее всего вандализму, а именно, попалась расхитителям гробниц. В помещении разрушено почти все: скорее всего, было разбито самими пришедшими, в порыве злости. Но ген активен и находится где-то в спящем состоянии. Со второй же комнатой появились проблемы, не только усыпальница, но и несколько близлежащих тоннелей оказываются в открытом доступе, хотя, находятся замкнутыми в кольцо. Здесь нет людей, но есть следы их пребывания: старое, проржавевшее лабораторное оборудование говорит о том, что тут была лаборатория и не одна. Но и этот ген активен и в одном экземпляре, правда, я не ощущаю его как закованного в стазис живого, а скорее, как активного и дезориентированного ребёнка. Но и это не считается мной, как проблема, уйти от преследования для подобного мне не составит труда, если у него есть цель. А у этого она скоро будет.
  
  ***
   Сегодня мне почему-то вспомнился Фредерик - тот самый мальчик, который рассказал чужим мои тайны. Рыжий мальчик, с очаровательными веснушками. Они у него были по всему телу, яркие рыжие крапинки: они были на лице, переходили с плеч на спину и кисти рук. Ммм...а какие милые канопушечки были на его ягодицах и даже на пальчиках ног. Я как-то решила их посчитать, а он отбивался, смеялся громко, кричал: не щекоти меня, уйди, не надо их считать, их просто много. При этом он так забавно дрыгал ногами, что простыня под его обнаженным телом сбивалась в складки. Он был моим наваждением, сумасшествием, и умер, от моей руки. Фредди...
   Мне нравилось целовать его ушки, ключицы, кожу на сгибе локтей и острые коленки. Я ласкала его тело, а он выгибался и стонал в голос, не сдерживаясь, смотрел на меня затуманенным взглядом желтых глаз и призывно приоткрывал губы. Ему нравилось. Зарываясь пальцами рук в его волосы я наслаждалась их мягкостью. Я просто дурела от запаха его тела распадалась на молекулы от звука его голоса, он был для меня как наркотик. Когда я спрашивала нравятся ли ему поцелуи солнца, он чётко говорил - нет, а потом добавлял - мне нравится, что они нравятся тебе и смущенно краснел, так мило. В начале нашего знакомства я просто хотела Фредерика съесть, а потом влюбилась и оберегала, как сокровище, не замечая лицемерия с его стороны. Я знаю, меня нельзя любить - я чудовище, но иногда и мне безмерно хочется искренней нежности. По этому я каждый раз влюбляюсь - крепко и надолго, не боясь быть брошенной, преданной, надеясь, что в этот раз я встречу, наконец, своего идеального партнёра.
  
  ***
   Картер вот уже третий день ощущал чужое присутствие рядом: пристальный взгляд, еле слышное дыхание. От преследователя не было покоя ни на работе, ни в общественных местах. И только дома получалось расслабиться: неизвестный словно сопровождал его и лишь убедившись, что он в безопасности, уходил. Картер, он же мистер Вильсон, директор старейшего городского банка, понимал, что это неспроста. Неизвестный преследователь не казался ему опасным, скорее любопытным и чего-то от него ждущим. У директора Вильсона в его пятьдесят три года была благополучная семья: жена красавица и взрослая девятнадцатилетняя дочь. Большой дом в центре города и хорошая работа, ему совсем не хотелось все это терять. Поэтому, на сегодня он взял выходной и, выйдя из дома, предварительно сказав жене, что прогуляется, пошёл в сторону городского парка. Остановившись через пару улиц, он развернулся совсем в другую сторону и довольно громко произнёс:
   - Если хочешь пообщаться, я не против, - он тяжело вздохнул и прошептал. - Только семью мою не трогай.
   Он шёл в сторону громадного городского пустыря, в середине которого возвышались почти развалины старого графского замка. О этой земле раньше ходили страшные легенды, а в последнее время все больше происходили споры, стоит ли здесь что-то строить. Место было шикарным, купленным, каким-то важным вампиром. Картер не боялся за свою жизнь, в банке у него был хороший приёмник, жаль только не родственник, а дома волноваться стоило только о дочери и то не сильно, она вроде определилась с кандидатурой в женихи. Он вышел на пустырь и повернувшись вокруг себя спросил:
   - Где ты?
  
   - Здесь, - ответила я мужчине и он обернулся.
   Мой собеседник был удивлён, скорее всего он ожидал увидеть на моём месте вампира, выбравшего цель. Хотя вряд ли мёртвые кровососущие охотятся на таких видных персон, как он. Я повернулась к нему спиной и направилась в сторону, где-то здесь валялся ствол старого дерева. Картер молча последовал за мной. Когда мы сели почти друг на против друга, я позволила ему меня рассмотреть.
   Моим преследователям оказалась девушка, почти девочка. Не высокая, стройная, со светлой кожей и русыми волосами. Двигалась она плавно и грациозно, что завораживало. Смотрела с улыбкой и смешинками в зелёных глазах. На первый взгляд, она казалась не опасной, но я уже давно не мальчишка, что бы верить своим глазам без оглядки. Хоть моя собеседница и не была вампиром, как я думал в начале, она была намного опаснее.
   - Что ты хотела? - перешёл я прямо к делу.
   - Познакомиться, - ответила она. - Хотела знать, кто сейчас держит в руках мои деньги, - улыбнулась. - Ещё, не плохо бы точно знать сколько там накопилось?
   - Тогда тебе стоило просто прийти и назвать номер счёта, - ответил я девушке, стараясь не раздражаться. - Тебе бы сразу сумму сообщили.
   - А если у меня нет счёта? - спросила она, как-то даже мечтательно, растягивая слова. - Что если моему счёту в твоём банке больше тысячи лет? - она пристально на меня посмотрела. - И никто уже давно не помнит его номер, даже я.
   Не знаю, наверно, я даже потерял дар речи, на пару минут, в моём банке есть только один счёт без номера и историей в тысячу лет. Счёт леди Ретборн, владелицы этого города и всего живого в нем. Да, именно так, я не ошибся и не сошёл с ума, леди принадлежат все живущие в нашем городе люди и нелюди.
   - Что ж, я почту за честь быть знакомым с госпожой графиней лично, - отвечаю я, разворачиваясь к девушке лицом и чуть кланяясь. - Правда, я прямо сейчас не смогу назвать вам сумму ваших сбережений, но могу ответить на вопрос, примерно, уже завтра к полудню.
   - Спасибо Картер, я очень рада, что не ошиблась вас, - произносит она протягивая мне руку для рукопожатия и, когда я ее пожимаю продолжает. - Не торопитесь с этим. Я просто хотела быть уверена, что там не маленькая сумма и мне ее хватит на восстановление замка и города.
   - Там и на большее хватит, - улыбнулся я, думая, что на ее деньги пол мира можно купить.
   - Хорошо, - произнесла она соскакивая с места и отряхивая с серых джинсов мусаренки. - Думаю они мне довольно скоро понадобятся.
   - Грядут изменения? - искренне спросил я, смотря на этого красивого подростка с улыбкой. Когда то и моя дочь, выглядела так же невинно и светло.
   - Это не то слово, - засмеялась девушка в ответ. - Я собираюсь разбудить стражей и встряхнуть этот заплесневевший город. Пора ему вспомнить о чудесах.
   Ее слова немного пугали. Нет, я понимал, что моей семье ничего не грозит, но любые изменения этого города всегда оставляют следы на его жителях. С другой стороны, город и вправду превратился в болото, воду в котором мутят вампиры.
   - Не волнуйся, Картер, - сказала вдруг леди, смотря на меня пристально, наверно я сильно погрузился в собственные мысли. - Жизнь станет намного интереснее!
   - Я совсем не волнуюсь, девочка, - ответил я ей, поднимаясь и направляясь за ней к выходу с пустыря. - Я даже рад, давно стоило что-то в нашей жизни поменять, да только мы все сидим и ждём, что кто-то все сделает за нас.
  
   Мы шли рядом и молчали. Мне очень понравился этот мужчина: умный и рассудительный, в чем то даже мудрый. А главное, он верно хранил моё золото, так же верно, как и его предки, истинный дракон.
  
   Распрощавшись со своей собеседницей, я выдохнул с облегчением. Рядом с ней приходилось быть настороже. Кто знает, что могло прийти ей на ум? Много лет назад, будучи ещё мальчишкой, я нашёл на чердаке старый обтрепанный дневник моего пра-пра-прадеда. Если бы не он, я бы испугался, не поверил, и наверняка рассердил свою собеседницу. А так, я даже рад ее пробуждению и энтузиазму.
  
   Домой господин Вильсон возвращался в преотличном расположении духа. Ему и его семье ничего не угрожает и не о чем беспокоиться. А изменения - ничего, что не делается, все к лучшему. А ещё господин Вильсон в этот день напьется, первый раз за двадцать лет, чем напугает свою дорогую жену.
  
  ***
   Эвон Ллойд , один из моих зависимых, нашёлся буквально за забором. А именно, оказался работником соседа, моего мальчика. В соседнем доме жил мистер Валентин Кверз, являющийся помощником губернатора, а Эвон работал его личным водителем. У Эвона была семья: жена и трое детей. Он был просто образцовый семьянин, проводящий все свободное время со своими детьми.
   Поговорить с этим мужчиной было без особых проблем. Правда, он долго пытался выгнать меня из своего дома и не мог мне поверить, но меня выручили, как не странно прозвучит, его милые дети. Ворвавшись в комнату трое маленьких ураганов принялись тараторить, что-то усиленно объясняя отцу. Говорили они на перебой и громко тараторя, понять их было проблематично. Вдруг маленькая девочка, младшая из них, подойдя ко мне вплотную, громко спросила:
   - А ты настоящая?
   - Настоящая! - уверила я ее, и спросила. - А ты?
   - И я, и братья, и папа, - ответил ребёнок серьёзно и, улыбнувшись, поинтересовался. - А ты не страшная совсем, можно тебя потрогать?
   - Не думаю, что твоему папе понравится эта мысль, - ответила я ребёнку, улыбаясь. Девочка развернулась к родителю и, посмотрев на него заискивающе, поинтересовалась:
   - Можно я ее потрогаю?
   Не знаю, что хотел ответить родитель, но он вдруг заметил, что его дети смотрят на меня с восторгом, хотя сам он ничего необычного во мне не замечал. Вот только дети всегда видят больше и, что такого видели его дети, он сам от себя не ожидал, как ответил:
   - Можно.
   Дети протянули руки и с меня спала иллюзия, заставив родителя от неожиданности приземлиться на пуф в коридоре с открытым ртом. В его прихожей стоял Чёрт: невысокое, чешуйчатое существо серого цвета. На голове - рога, за спиной - крылья, а сзади - гибкий хвост. Когтистыми руками чёрт гладил детей по головкам и скалился в улыбке, демонстрируя пасть с полным набором острых клыков.
   В общем, мы договорились, теперь у меня будет личный водитель и его жена, любящая готовить, сможет занять место кухарки. А дети у него забавные и невероятно бесстрашные.
  
  ***
   Религия, ненавидящая подобных мне, отрицающая нашу власть, и порицающая наше существование. Система, которая не по своей воле, признала единственную в мире меня, живой. Давшая мне право жить в пределах этого города, не подвергаясь охоте, как со стороны самой религии, так и со стороны иных занимающихся убийством вампиров организаций. Более того, церковь взяла на себя обязанность заботится о моем покое, выдав мне когда-то так нужное мне количество стражей и, назвавшая эту миссию святой. Вот с ней, я пришла сегодня пообщаться.
   Наша городская церковь довольно большая, вместительная и красивая. Она на столько стара, что привлекает туристов, а прихожан больше привлекает, как я поняла, наш священник. Мужчина красивый и видный, имеющий такой голос, от которого подгибаются колени не только у женской части населения.
   Вот с ним то мне и предстоит пообщаться, а пока, я смиренно жду окончания проповеди, сидя прямо на балке под потолком и откровенно рассматриваю разномастных жителей. Здесь собрались буквально все слои населения: сидят они не по секторам, а рядом друг с другом, нисколечко этим не возмущаясь. Думаю, что проповеди именно этого священника, создают такую мирную атмосферу, стоит людям покинуть обитель бога и они потихоньку изменятся, вновь став высокомерными и гордыми созданиями, а от службы останется лишь лёгкое приятное воспоминание. Священник оказывается невероятно отзывчивым человеком, буквально с каждым он перекинулся парой слов. Невероятная выдержка, после такой откачки сил, он просто должен быть выжат, как лимон, а этот, не только на ногах стоит, но и улыбается.
   После того, как дверь здания закрывается, оставляя церковь пустовать, я отталкиваюсь от балки и падаю. Если бы я была человеком, разбилась бы, а так, лишь тройное сальто и мягкое приземление на четыре конечности. Медленно поднимаюсь и перевожу на священника взгляд (медленно, не потому что красуюсь, а потому что равновесие как-то сбилось).
   - Ну здравствуй, рыцарь, - произношу я, смотря в ошарашенные его глаза и улыбаюсь.
   - Здравствуй, леди, - отвечает мужчина неуверенно, в его глазах интерес. Думаю за всю его службу на благо церкви этим титулом его величали только при переводе сюда. Но, что поделаешь, он и правда мой рыцарь. Он - тот, в святую обязанность которого входит ограждать меня от разнообразных фанатиков.
   - А ты хорош, - подмигиваю ему, усмехаясь. - Какую речь толкнул, даже я с удовольствием слушала.
   - Спасибо, дитя моё, - произносит он в ответ и открыто улыбаясь предлагает. - Чаю?
   - Давай! - смеюсь я и уточняю. - Только не я твоё дитя, а скорее уж ты моё.
   - Как скажешь, - просто соглашается он и ведёт меня за собой, во внутреннее помещение храма. Я вижу, что здание несколько раз перестраивали, достраивали и реставрировали, но при этом, явно старались сохранить первоначальный вариант.
   Отец Себастьян оказывается просто влюблен в религию. Он считает, что помогать людям - это его судьба, а этот город нереально погряз в ереси и без священника не выживет. При этом мужчина смотрит на меня с надеждой, но я не тороплюсь подтверждать его слова. Так и не дождавшись моего ответа, он прямо интересуется, что же я от него хочу. Приходится объяснять, что ничего сверх его обычных обязанностей. Говорю, что наличие вампиров в моем городе меня совсем не устраивает, да и нищеты развелось много, стоит разницу в обществе попытаться уравнять. Мои идеи моему рыцарю по душе и он заверяет меня в своей готовности помочь. На этом и расстаемся. Уходя, уношу с собой понимание, что Себастьян Узгар религиозный фанатик. Но слава богу, мозги у него есть, и он способен ими работать.
  
  ***
   Подземелье, оказалось реально интересным местом. За каждой дверью здесь скрываются чудеса. Целое состояние можно было сделать тут: на мебели, книгах, украшениях, по отдельности, если их вынести, конечно. Но и само помещение было неописуемо невероятным. Украшенные резьбой и росписью потолок и стены, поражали своей эмоциональной составляющей. Они отображали жизнь и смерть, мечты и надежды, печаль и радость, многих поколений людей. Я смотрела вокруг с восторгом и слезами на глазах, понимая, что я ничего не видела в жизни и та моя любовь, за которую я держалась, ничто. В моей душе никогда не было того, что испытывали жившие здесь люди.
   Это место - сокровищница, при этом вполне пригодная для жизни. Мы с Жаном нашли несколько комнат, служивших когда-то теплицами и даже зверинцем. Что тут разводили и выращивали нам было не понять, но ведь производили же. Разнообразные кладовые заполнены: одеждой и обувью на разный возраст, кухонной утварью, постельными принадлежностями, хозяйственными товарами, различного направления. В кухне, здесь даже кухня есть, разнообразная техника для приготовления пищи была, конечно, устаревшей, но вполне рабочей. Сама кухонька была небольшая, за то к ней прилегала столовая, со столом примерно на тридцать персон. Здесь так же обнаружилась обширная библиотека, за которую мы с Жаном, вначале, приняли первый зал. Сам зал, на самом деле, являлся зоной отдыха, а книги, на тамошних стеллажах, оказались дневниками людей, когда-либо живших в подземном городе. Тринадцать одинаковых спален были расположены справа, от входной двери. В каждой: полутора спальная кровать, стол с двумя стульями, стеллаж под книги, кресло, вместительный шкаф и большое зеркало, в полный рост. Слева от лестницы располагались, как их назвала Сара, душевые, на самом же деле это, скорее всего, были бани. Сначала шёл предбанник, в котором можно оставить грязную одежду, затем, те самые душевые, тринадцать одинаковых кабин. За ними, помещение с тремя небольшими бассейнами и раздевалка, комната с ящичками - ячейками, в которой, вымытого человека, встречала чистая смена одежды. Ещё одной волшебной комнатой, для меня и моего сокамерника, оказалась оружейная и зал для тренировок. Когда Жан поинтересовался у нашей хозяйки: кто сейчас фехтовать умеет, она ответила:
   - Я! - и, скинув лишнюю одежду, стала так быстро двигаться, что мы сначала впали в шок, видя лишь размытую тень, а затем, совсем перестали замечать ее движения. Но самое большое впечатление я испытала наткнувшись здесь на детскую, полную игрушек. Яркая комната поражала не маленьким для детской размером и красочными стенами, и потолком. Солнце и звезды смешались над головой, зеркала стали дверями в иные миры. Красиво, но от куда здесь дети, и почему эта прекрасная комната так и кричит о безвременье. Словно молит спасти ее, но без ответно и печально.
   В нашу обязанность входило прибраться и мы прибирались. Сняли и перестирали мебельные чехлы, благо было где, вымели и перемыли полы в спальнях и кухне, столовой, сполоснули стены в душевых. Дальше пусть справляются те, чьего прихода нам велели ожидать. Сара сказала, придут стражи. Разговаривать с ними запретила, разрешила только на их вопросы отвечать. Что это за стражи такие, мы уже примерно понимали, ведь читать здешние дневники нам никто не запрещал. Еда и постель у нас были, оставалось только дождаться гостей.
  
  ***
   Сирену Фишер я встретила почти случайно, решила проверить как там чудовище в моей луже. А встретила кровь: молодая женщина громко жаловалась молчаливому существу на свою работу, кидая в пруд крупные куски подсохшей булки. Чудовище их съедало, хоть на поверхности и не показывалось, только круги в пузырях по поверхности и расходились. А я слушала и поражалась, приятная внешность, приятный голос и характер - стервы сделали бы Сирену профессионалом своего дела. Да только никто не желал почему-то иметь с ней дела. Она работала в какой-то конторке младшим адвокатом, хотя имела высшее образование и на данный момент не плохой опыт. Но начальник был мудаком, держащим ее на рабочем месте, как предмет интерьера. Сотрудники считали ее подстилкой босса и не во что не ставили, не уважая. А клиенты гоняли за кофе как молодую стажерку, любуясь на ее филейную часть стоило ей от них отвернуться. Вот на это и жаловалась, скажу честно меня проняло и, если бы я сидела в этой луже, то обязательно вылезла бы ее пожалеть, но животное чувствовало моё присутствие и взаимностью девушке не отвечало.
   И, когда Сирена уже отвернулась и направилась прочь от пруда в сторону города, я поинтересовалась:
   - А если я предложу тебе место моего личного адвоката, пойдешь?
   - Что? - воскликнула девушка, недоуменно оборачиваясь, а разглядев меня, усмехнулась. - Извини малышка, у тебя денег не хватит.
   - Извиняю, - скопировала я ее интонацию, подходя ближе. - Только я вовсе не малышка, да и постарше тебя буду. Пойдешь?
   Она вдруг зажмурилась и засмеялась:
   - Пообещай моего босса с его кампанией утопить, - посмотрела она мне прямо в глаза и добавила. - И я ради тебя хоть на край света.
   Для меня ее слова стали неожиданностью и я поначалу даже растерялась. Поняв, что ей не ответят, девушка вздохнула и собралась развернуться и уйти.
   - Договорились, - удержала я ее за рукав и улыбнулась - Только мне пока на край света не надо...я ещё здесь не до конца развернулась.
   - А сколько платить будешь? - спросила она, устав уже от своей шутки.
   - А сколько стоит специалист, Серена Фишер? - поинтересовалась я совершенно спокойно и, наблюдая как ее глаза превращаются в блюдца, добавила. - Только ты тоже должна понимать, что быть адвокатом герцогини Ретборн, это тебе не в бирюльки играть.
   В общем, мы договорились, хотя информацию я ей обещала передать только после того, как проснется моя армия. Ну, а уволиться она может уже сейчас - мне есть чем платить ей.
  
  ***
   Труднее всего оказалось обнаружить Жанну Таверли, любовницу городского прокурора. Содержанка мистера Яна Крейна оказалась запрятана почти за семь замков и охраняема, как клад. Жила она в небольшом доме за огромным забором, из-за которого выбиралась в машине с тонированными стеклами и с телохранителем. Красавицей она не была: низенькая, пухленькая брюнетка, она оказалась любимой женщиной уважаемого и богатого человека. Как я поняла, охранял он ее в основном от нападок своей жены, ну и от недоброжелателей заодно. У Жанны был легкий, весёлый характер и лучащиеся счастьем глаза.
   Поговорили мы с ней за чашкой чая с плюшками в салоне красоты, куда ее привезли на какую-то процедуру. Но она с лёгкостью отослала девушку, как только заметила меня в комнате у окна. Оказалось, в ее доме сохранился мой последний портрет, а так как он выполнен знаменитым художником, то стоит целое состояние и висит в одной из комнат ее нынешнего дома, переезжая всегда вместе с ней в качестве ее приданного.
   Женщина откровенно расстроилась, поняв, что в городе теперь будут кадровые перестановки и это все скажется на ее любимом человеке. Но, повздыхав, согласилась, что перемены все-таки нужны, а ее мужчина сильный, он удержится. Она была готова ему в этом помочь. Сильная женщина - ради счастья своего мужчины горы свернет. Да, готова сказать, что Жанна мне симпатична и, если бы она не была так привязана к своему мужчине, я бы ей предложила место экономики в моём замке. Не судьба, душа этой милой хохотушки принадлежит не мне.
  
  ***
   Неделя у меня оказалась адская - ни минуты покоя: то туда приходится бежать, то сюда, то проведать ребят в подземелье, то ловить зависимых, то собирать наблюдателей. Одна отдушинка - мальчик мой, нежный мой Натан. Он вдруг понял, что я - не игрушка и не домашний питомец, это его расстроило. Но я ведь не подтверждала все его заблуждения, нет, он сам себе все это напридумывал. Испугался даже сначала. Кто бы знал, как я в тот момент испугалась, думала: сейчас откажется от меня, оттолкнет, прогонит, но нет, взял себя в руки. Сказал, что капитаны решений не меняют, что его слово - кремень, даже если во вред себе. Чётко так сказал...и улыбнулся.
   Я клятву с него стребовала в тот же день, испугалась очень. Ещё страшнее было ему истинный облик показывать, но ничего выдержал жуткое зрелище, даже потрогать подошел. Сказал, что нам дом надо побольше, а то мне развернуться не где будет, не то что порезвиться. Заботливый! Он у меня невероятно тихий, сколько бы мой зверь к нему не ластился, обнюхивал, облизывал - молчит. Спросила его недавно:
   - Тебе противно, когда я к тебе прикасаюсь?
   Молчит, только головой мотает, губу закусывает и краснеет. Вот же, не научили парня общению, он даже не представляет, как эмоции выразить. Но ми-и-илый же.
   Мне нравится прикусывать кожу на его боках, хотя они и не мягкие, он подтянутый весь. И ещё внутренняя сторона бедер, вку-у-уснааая... Он только вздыхает в ответ.
   Ему нравится играть с моим хвостом и чесать меня между крыльями, я от его рук просто таю и начинаю мурчать. Он видит свою надо мной власть и вдвойне кайфует. Он с удовольствием гладит руками моё тело, задевая где шершавые, где гладкие чешуйки. Красит мне ногти ярким лаком - специально купил и учится плести косы.
   Именно эти минуты проведенные с ним - самые для меня важные. Именно они мне ярче всего запомнятся и отложатся в вечной памяти моего мозга. Даже через тысячу жизней я буду помнить его робкие прикосновенья и нерешительные ответы на мои поцелуи. Он несомненно вырастет и осмелеет, станет брать и отдавать в ответ, будет решительный и занятой. А я буду помнить его таким - милым, не решительным, любопытным, нежным и готовым на эксперименты мальчиком. Никто не сможет отобрать у меня эти эмоции и, когда он уйдёт, во мне все ещё будет жить любимый мой мальчик Натаниэль.
  
  ***
   Спускалась сегодня в подземелье, хорошо там ребята поработали, нет, нечего сверхъестественного, но сил они своих не экономили. Хотя создалось впечатление, что им там понравилось. Я даже не ожидала такого чистого потока разномастных эмоций от этих двоих. А ещё они, кажется, наконец то друг друга разглядели. Дай бог, из них выйдет отличная пара. Ладно, это не главное.
   Главное то, что основа для приёма детей готова. Как только придут стражи, все системы, недоступные подземному городу сейчас, придут в движение и мертвое подземелье оживет, осветится, вздохнет и заговорит. Оно безмерно любит своих вечных обитателей, да и строилось оно именно под них. За стражами придут хранители, с ним по началу возникнут проблемы, но это продлится не долго. Все они изменятся сразу после передачи гена. Вся гордость и спесь уйдёт, высокомерие и общественное мнение потеряют ценность, останется только безумное, сильное желание жить и жизнью наслаждаться. Ну а желания? Желания, я исполню, хоть и не совсем так, как каждый из них ожидает.
   Ещё одним важным делом на сегодня было, навестить Анжелу. По моим подсчетам, ее здоровье должно начать заново ухудшаться. Хочу поглядеть, как она без меня с этим справится. Девушка обнаружилась в своей комнате в компании ребёнка подруги. Сидела она с ним на полу, на одеяле, пыталась играть. Почему пыталась, так ее то и дело пробивало на тяжёлый кашель. Она вся сгибалась под его действием, бледнела. Ей явно было не хорошо, но помочь люди не смогут. Буду надеется, она додумается ко мне прийти, я вроде говорила, что замок мой дом. Ну, а если нет, кого-нибудь за ней отправлю, через пару дней.
  
  ***
   Сегодня, гоняясь за последним из моих зависимых, Теренсом Боном, просто неуловимым парнем, я встретила Чудо! Солнечное создание с глазами цвета летнего луга. Девушку с улыбкой ангела! Я не шучу - она прекрасна. Светленькая, с чудными ямочками на щеках. Нет, я не влюбилась, но и мимо пройти не смогла. Такое прекрасное создание необходимо рисовать, о ней необходимо слагать стихи, но не как не проходить мимо. Нежный, гибкий стан, длинные ноги, золотистые волосы и лучистые глаза. Девушка весна - так и хочется притронуться к ней или хотя бы находиться к ней по ближе. Вероника Тарс, невеста губернатора, и чего меня все время на арену тянет, хорошо если на цирковую, так нет же на политическую. Но девушка хороша! Моя будет...пусть не надолго...но чем то город же должен оплачивать мой труд...МММ...
   Теренса я все таки поймала, хотя для этого пришлось выпустить зверя. Правда без награды он охотиться не любит, но увидел невесту губернатора и согласился. И так, перед вами мистер Бонн, он же Ботер - вор, специализирующийся на кражах богатых домов. Шустрый и осторожный молодой человек, умеющий чувствовать опасность, я за ним двое суток гонялась, а догнала лишь выпустив свою истинную суть, затратив на охоту всего пару часов от силы. Стоит у стены, в тупике переулка и отдышаться пытается, бежал быстро. Не высокий, всего 183 см, крепкий, руки сильные, да и фигура в норме, явно следит за собой. Брюнет с модной короткой стрижкой, глаза карие с серыми бликами. Губы сжал в тонкую линию, злится. Нет, не красавчик, одежда чуть мешковатая, на голове старомодная какая-то шляпа. Людям, которые обращают внимание только на себя, он кажется серым и невзрачным, не запоминающимся, что для него хорошо.
   - Привет! - восторженно произношу я. - Быстро бегаешь, молодец, - присаживаюсь на корточки, касаясь земли кончиками пальцев и зовя кровь. - Шустрый.
   - Чего тебе! - зло выкрикивает он.
   - Да особо ничего, - говорю я, поднимаясь, и уже не волнуюсь, что он убежит. - Познакомится с тобой пытаюсь лично, а ты меня двое суток уже игноришь.
   - А какого черта я должен с тобой знакомится? Ты президент что ли, или важная персона, авторитет? - возмущается он ехидно и пытается сдвинутся с места, но это у него не выходит и он поднимает на меня ошарашенные глаза.
   - Не хочу, что бы ты убегал, - поясняю я - У меня не так много времени, что бы ещё и с тобой в прятки играть. Я подхожу к нему поближе и покачиваясь с пятки на носок говорю:
   - А что касается ответа на твои вопросы... Я герцогиня Ретборн...зовут меня Сара и в тебе моя кровь, - указываю я на его неподвижные ноги. - Она то и не позволяет тебе уйти от разговора со мной.
   - И что ты хочешь, герцогиня, - настороженно спрашивает он, а я лишь вздыхаю:
   - По-зна-ко-мить-ся, - по слогам произношу я. - Обижать тебя не собираюсь, просто мне необходимо лично поговорить со всеми моими зависимыми. Ты кстати последний и так долго от меня прятался, что пришлось применить силу...Извини. - поковыряла я носком кроссовки землю под ногами и постаралась улыбнуться.
   Наверно у меня это получилось, потому, что парень расслабился и поинтересовался:
   - А много нас таких...ну...с твоей кровью?
   - Двадцать один человек, - честно отвечаю я и, кривясь, добавляю. - И три вампира.
   - Не любишь ты ночных, - усмехается мой собеседник и предлагает. - Отпусти, пойдём в кафе, посидим, - и, видя мой недоверчивый взгляд, добавляет. - Мне уже интересно.
   - Хорошо, - киваю я и, опустившись вновь на корточки, провожу по земле черту.
   Теренс оказался очень интересным собеседником, слившим мне откровенно много важной информации. Сначала он, конечно, попытался соврать, но когда я ему сказала, что у него этот маневр не пройдёт, как-то даже расслабился. Объяснив ему, что где бы он ни был, я буду теперь об этом знать, даже если он из города сбежит. Он по началу обиделся и возмутился, а потом поинтересовался, приду ли я на помощь если у него проблемы будут, успокоился. Конечно приду, у меня осталось слишком мало жизней, что бы на них наплевать.
  
  ***
   Вампиров я оставила на потом, постаралась вообще про них забыть. Мой зверь вряд ли забудет когда-нибудь, как эти твари сломали мою жизнь. Вместо поисков кровососущих я занялась подбором наблюдателей для моих стражей. Шестеро у меня уже были, не хватало ещё семи. Ими стали:
   Марла Шарли шестнадцатилетняя обиженная на весь мир девчонка. С ярко синими волосами и пирсингом на губе. Желающая отомстить своему богатому и амбициозному отцу, не обращающему внимание ни на что кроме работы и вереницы любовниц. Может с моей стороны было жестоко воспользоваться ее желанием, но каждый должен думать сам, у каждого в этом мире свои грабли.
   Леон Юзеп, щуплый и невзрачный подросток лет семнадцати, найденный мной в лесочке в не вменяемом состоянии. То ли пьяным, то ли накурившимся, я так и не разобрала. Он оказался бастардом уважаемого человека, которого буквально извела жена и теперь с легкостью применяла эту же систему на пасынке. Умирать мальчишке не хотелось, но поделать он ничего не мог, только периодически сбегал из дома. За мою идею он ухватился крепко и обоими руками.
   Кристоф Лори, поспоривший с друзьями, что сможет исчезнуть из города на десять лет, а вернутся другим человеком. Парню было почти девятнадцать, он стал самым старшим из всех собранных мной ребят. Глупец даже не задумывался, что реальность может оказаться жестокой: мы с ним по разному видим его будущее.
   Шейни Чан милая девочка лет восьми, самая младшая из набора. Милая малышка в розовом платьице с бантами, на самом деле оказавшаяся очень серьёзной личностью. Я взяла ее потому, что вспомнила другого ребёнка в ярко розовом платье, запавшего когда-то глубоко мне в душу. Ребёнку хотелось чуда, ей не нужны были дорогие игрушки и украшения, хотелось видеть рядом родителей и все. Не так уж неосуществимо, на мой взгляд.
   Венера Рински, крашенная блондинка, пятнадцати лет, пожелавшая быть королевой красоты, на зависть всем подругам. Ради неё я даже глянула за грань. Будет, но счастья ей это не принесёт ни капли. Это меня впрочем не касается.
   Риккардо Цезили, светлый мальчик тринадцати лет, попросивший счастья для мамы. А именно, прикованный к инвалидному креслу калека, просто пожелавший встать на ноги.
   Савелла Пуни, заказавшая свою же сестру. Не знаю причину размолвки, но своё согласие дала - убить просто. Тем более, что после пробуждения стражей, эта девочка сама меня станет умолять не исполнять ее просьбу и сестренку охранять будет, как зеницу ока. Этой особе одиннадцать лет.
   Вот такие дети попались мне в элитных районах и торговых кварталах. У каждого свои заморочки, у меня свои, пойду потискаю Натаниэля, тем более, что клятву на крови он дал.
  
  ***
   Сегодня последний день этой бешеной недели, последний вечер, который я могу провести с Натаном. Завтра шестеренки в моей машине перестановок начнут ход и все закрутится, не позволяя мне отвлечься на чувства ни на минуту. Поэтому я тороплюсь домой. Да, место в котором меня ждёт мой маленький мужчина, уже дом.
   Он сидит за письменным столом и что-то усердно чертит в тетради. Сосредоточился так, что и моего прихода не замечает. Замираю у приоткрытого окна, в которое и вошла и, стараюсь не дышать, хотя сердце бьется очень быстро, наблюдаю. Натан высунул и прикусил, от усердия, кончик языка, забавный. Пытается заправить за ухо карандаш, напрочь позабыв, что там уже есть один. Что-то трет ластиком и тихо, что бы никто не услышал, ругается. Роняет ручку и, наклонившись, наконец, замечает меня, улыбается.
   - Привет, - произносит неуверенно.
   Не удержавшись на месте, подхожу, сделав только одно плавное движение. Сажусь у его ног справа и прижимаюсь головой к его тёплому боку. На мою макушку опускается его ладонь и зарывается в волосы - идиллия. Чувствую, как уходят проблемы прошедшего дня и отступает в сторону будущее. Все не важно - есть только мы.
   Натаниэль снова принимается за работу: алгебра - совсем не его любимый предмет. Хотя, после того, как я сказала, что капитанам надо уметь рассчитывать путь, он старается в него вникнуть. Я думаю, сегодня стоит ему помочь, не то потратит на уроки много времени, не уделив его мне. Некоторые школьные предметы так затягивают этого мальчика, что он буквально готов забыть об окружающем его мире.
   Поднимаюсь, и встав у него за спиной, обнимаю за плечи. Это не совсем удобно, спинка стула мешает. Наклоняюсь к изгибу его шеи и не могу удержаться - вдыхаю его запах. Мне так хочется запустить в него клыки, но не потому, что меня мучает голод, нет, просто для меня кровь любимого человека самое изысканное лакомство. Поэтому рядом с ним приходится прелагать намного больше усилий, чтобы сдержаться.
   Но вот сейчас к запаху моего мальчика почему-то примешивается чужой. Резко отстраняюсь и уже когтистой рукой тяну с плеча его футболку. Натан замирает и тянет ее назад, громко, с беспокойством шепча:
   - Не надо.
   Но меня уже не остановить, я уже углядела крупный яркий засос на его плече. Но самое обидное не это, а то, что эту метку поставил мужчина. Чужой, пометивший мою территорию так, как я не позволяю своему зверю, щадя этого ребёнка. Натан привстает и оглядывается на меня, что-то говорит, но я уже не слышу. Моё, - рычит мой внутренней собственник, моё, - откликается звериная сущность и то во мне, что всегда старается сначала думать, отключается. Моё, Моё, Моё!!!
   Прихожу в себя уже на полу, в ипостаси мужчины, прижимая своим телом другое, лёгкое и не сопротивляющееся. Натан плачет, тихо, словно стараясь никого не потревожить в доме. Хотя мог позвать на помощь, убить меня сейчас, конечно, трудно, но возможно вполне. На ребенке не осталось одежды все порвано в лоскуты и тело теперь в синяках порезах и ссадинах. Я пью его кровь, стискивая челюсть и сжимаю его в объятьях, словно пытаюсь смять. Мальчик явно рьяно сопротивлялся мне. В глазах, которые он от меня прячет плещется ужас и понимание правды, я - чудовище. Натан скулит, хлюпая носом, сворачивается в калачик на полу, стоит мне ослабить хватку. Расцепляю руки, зализывая укус - так хотя бы от потери крови не умрет. Он что-то шепчет невнятно, из чего я разбираю только:
   - Уйди, не надо, я не хотел.
   Я ухожу, мне нечего больше делать в этом доме я все разрушила сама. Уничтожила, убила, сломала. Сама!
  
  ***
   День сегодня начался, ничем не отличаясь от других. Подьем, завтрак, школа, и только вечер обещал быть особенным. Последний день с моим домашним монстром, а уже завтра она должна заняться своими делами. Последние пару дней мои мысли только ею и заняты. Замечаю за собой, что улыбаюсь невпопад и на уроке опускаю руку вдоль тела, словно, стараясь ухватить прядь ее волос или ощупать рожки. Весь день сегодня думаю, что же ей подарить, что бы она замотавшись от дел, обо мне не забыла. Девчонки в классе говорят, что я выгляжу как влюбленный придурок, а мне плевать, пусть завидуют, ведь их дома не ждёт собственный демон.
   С начала я опасался этого существа и пригласил ее к себе в дом только надеясь спасти карпов. Потом оказалось, что с ней интересно говорить и спорить обо всем. Я стеснялся к ней прикасаться, но ее хвост такого стеснения не испытывал и сам прикасался ко мне всюду, стоило мне оказаться рядом. Ее кожа, покрытая чешуей, оказалась тёплой и мягкой, немного шершавой, а кое- где гладкой, словно отполированной. Мне нравится царапать ее спину, между крыльями, она так забавно морщится и просит почесать ещё. И мурчит, раскатисто и звонко. Меня вгоняют в краску ее поцелуи и то, как она буквально вертит моё тело в своих руках.
   Я дал ей клятву, связывающую нас, поняв, что если испугаюсь, она уйдёт. А без неё моя жизнь станет так же пуста, как и раньше. Смена ее обликов завораживает и пугает одновременно. Она сначала меняет внешность в полуоборот, потом меняет пол, становясь из женщины мужчиной и наконец выпускает на свободу истинную звериную суть. Громадное, то ли волчье, то ли кошачье тело: шерсть блестящая ядовитыми иглами, острые рога, шипастые крылья и гладкий и длинный хвост-хлыст. Не знаю, может, я - не нормален, но мне она кажется прекрасной, смертельно опасной. Да, но и завораживающе прекрасной тоже.
   И вот замечтавшись сегодня днём я сделал ошибку. Знаю ведь, что мне не стоит оставаться с ним наедине, но как-то совсем из головы вылетело. Он же ко мне на глазах класса подошел на перемене, сказал что я ему реферат сдать должен. А у меня только одна мысль: должен, да написать забыл, Сара меня отвлекала, и улыбаюсь мечтательно. Не знаю как, но сам сказал, что после уроков подойду. И спрашивали же ребята, надо ли сходить со мной, а я отмахнулся, сам типа справлюсь. Досправлялся вот.
   Роман Ярди наш учитель по экологии вот уже полтора года ко мне подкатывает, с тех пор, как к нам работать пришел. Он молод и думаю многие бы от его внимания не отказались, но...не моё. Я сначала орал и посылал его куда подальше, бесился, а потом плюнул и перестал заворачиваться, внимания не обращал. И он отстал, я думал у него уже прошла эта одержимость мной. Ан нет. Стоило зайти в кабинет и плюхнутся на одну из множества пустующих парт, как он тут же прикрыл дверь и потребовал не сделанную работу. Я ему так и сказал, что не сделал и ляпнул вдруг, что готов сделать, что ни будь другое. Роман подошел ко мне в плотную, выдернул со стула и придавил к стене. Я даже пискнуть не успел, а он уже меня целует. У меня в тот момент только одна мысль возникла, противно, но ведь и мужская составляющая Сары меня тоже целует, но там лишь приятные ощущения. Очнулся от стука в дверь и голоса завуча, которая пришла что-то уточнить, не уходила, наверное слышала нашу возню.
   - Это тебе на память, - ухмыльнулся учитель, отстраняясь от меня, и, проводя по моим чуть пухлым губам пальцами.
   Он открыл дверь и о чем-то заговорил с завучем явно оставляя мне время оправиться. Но мне было плевать, я схватил рюкзак и унесся прочь под пристальным обеспокоенным взглядом буквально спасшей меня женщины. Мне не было стыдно, мне было страшно: если Сара учует на мне посторонний запах то расстроиться. Я этого не хотел. В туалете минут пять медитировал, рассматривая засос на своём плече. Это - катастрофа.
   К вечеру я готовился тщательно, вымылся всем пахучим, что нашлось в ванной, замазал тоналкой, утащенной у нашей кухарки, синяк. Вещи, все что были на мне, унес в стирку. Одел чистую одежду, футболку выбрал поплотнее. Сел делать уроки и расслабился, забылся. А, когда она пришла, был буквально на седьмом небе, гладил ее по голове и улыбался. Но ничего меня не спасло, она учуяла, а затем и засос рассмотрела. Я пытался что-то объяснить, просил не волноваться, испугался, что она уйдёт и не вернётся. И совсем не ожидал произошедшего далее. Такой я ее ещё не разу не видел.
   Она менялась медленно не торопясь, из ее глаз уходили жизнь и разум. Я в этот раз чётко рассмотрел, как лопается ее кожа явно причиняя боль и, как благодаря выступающей крови к ее облику добавляются новые детали. Она бросилась на меня, оскалив пасть полную зубов, в застывшей ипостаси мужчины. Я отбивался, стараясь громко не кричать, мне совсем не хотелось, что бы ее убили. Просил ее, но ей было все равно, она только рычала. Разорвав мою одежду монстр добрался та ки до моего тела, я попытался кричать и понял, что поздно меня уже ничего не спасёт. По мне беспорядочно шарили, тискали, оставляя синяки когтистые руки зверя. Она придавила меня к полу и укусила. Было ли мне страшно? Нет, меня просто парализовало ужасом, я больше не мог сопротивляться, я смирился. Сам же виноват. Чудовище пришло в себя где-то после третьего глотка отпустило и село прямо на против меня. Я не хотел ее видеть, просил уйти и она ушла, оставив меня лежать на полу в позе эмбриона.
   Поднялся я лишь через полчаса, все тело болело и ныло. Мне не стоило показываться в таком состоянии на глаза прислуге. Стыдно, я же сам впустил эту тварь в дом. Зеркало в ванной отразило отбивную, я весь был в царапинах и порезах, в начинавших темнеть синяках. Вымывшись и одевшись, так, что бы травмы были менее заметны, убрал беспорядок в комнате, чтобы не вызывать не малейших подозрений.
   Уже укладываясь спать понял, что не боюсь ее прихода, жду. Боюсь, что не вернётся. Я идиот, кажется безоглядно влюбился.
  
  ***
   Бежать, бежать, бежать, от его запаха, от ощущения его кожи под пальцами, от вкуса его крови, бежать... А куда?
   Мне не куда идти...у меня нет дома...нет друзей. Я все только что разрушила, всю ту крепкую связь, что так тщательно создавала. Что мне стоило сдержаться, расспросить о причине и решить как то эту проблему. Нет же, моё и все тут. Я и сдержалась бы наверное, если бы этот чертов засос поставила какая-нибудь девчонка. Натан парень видный, девочки поди все же засматриваются. Но мужчина, не подросток, не сверстник, а половозрелая особь, сформировавшаяся личность. Убила бы, да и убью впрочем, что мне стоит. Отомщу за поломанную судьбу. Да уж, как меня разозлило, я прям готова пол города разнести, не задумываясь о последствиях. Только город не виноват, а кто виноват...я.
   Как же, нас обидели, предали, нам изменили. А про мальчика я и не подумала, ему какого. Он привязался к сказочному существу, а сказка обернулась кошмаром. На него напало чудовище, избило, попыталось изнасиловать, укусило... Некогда себе этого не прощу.
   Отпущу, конечно, освобожу от клятвы...пусть во вред себе, но другого выхода нет. Страдать, от наличия связи я ему не позволю, знаю как это мучительно. Но сначала попытаюсь извиниться. Нет, я понимаю, что вернуть ничего не удастся, но хотя бы прощение вымолить.
  
  ***
   Уснуть не вышло, тело болело, в голове роились мысли. В конце концов устроился на одеяле и, обхватив подушку, решил обдумать ситуацию.
   Сара оказалась совсем не ласковым зверьком. Но ведь она и не убеждала меня в том, что белая и пушистая, сам так решил. Нарисовал себе образ и влюбился. А она оказалась реальным чудовищем, до сих пор от ужаса передергивает. Но жить без неё не смогу, наверное, я - мазохист, но она мне необходима. С ней интересно общаться, весело гулять и приятно обниматься. Без неё моя жизнь была пуста, а с ее приходом словно наполнилась смыслом. Мне страшно, конечно, но она ведь предупреждала меня, что ее зверь - собственник. Только я в тот момент пропустил ее слова мимо ушей, придурок.
   Если бы я знал, где ее искать то пошел бы извиняться и клясться в верности прямо сейчас. Но я не знаю, куда унесло этого зверя после моих слов. Нет, я реально идиот, вот о чем я думаю. Она же чудовище, животное, если удастся вернуть ее, произошедшее вполне может повторится и даже не раз. Мне это надо? Нет... Мне надо, что бы она была рядом так, как вчера , позавчера даже два дня назад. А значит придётся быть предельно осторожным в своих поступках...
  
  ***
   На что я рассчитывала, придя к найму снова. На улице глубокая ночь, а мальчик не спит, сидит посреди кровати и смотрит куда-то в одну точку в темноте... Сломала.
   Смотрю на него, сидя на полу, под подоконником и ужасаюсь тому, что совершила. Руки и шея у него в синяках, он периодически морщится пытается менять позы, но в любом положении больно. Я бы могла помочь, но ближе, чем на метр, он меня вряд ли подпустит. А притронуться тем более не позволит. Вздыхает тяжело и шепчет что-то:
   - Вернись...пожалуйста.
   Неожиданно, мне понадобилась пара минут, чтобы понять, что это он про меня. Может не все так плохо? Зажигаю магический светлячок( благо после его крови сил у меня не мало), подвешиваю его под потолком, привлекая внимание и, позволяя увидеть меня в комнате. Дергается, смотрит ошарашено, испуганно.
   - Прости, - говорю тихо, но так, что бы он услышал. С места не схожу стараясь вообще не двигаться. - Я тебя отпущу...только...позволь помочь...больно же.
   Он молчит, стараясь даже не дышать, кажется. Глаза большие, как блюдца, полные ужаса, хотя я сейчас, как человек выгляжу. Так и не дождавшись ответа медленно встаю и, он испуганно соскакивает к двери, хватаясь за ручку.
   - Прости... И не бойся, не приду больше, - говорю, понимая, что он врядли поверит.
   Усмехаюсь горько, мне точно ничего больше не светит. Собираюсь уйти и, отодвигая штору, слышу:
   - Постой, - оборачиваюсь и вижу, как он медленно, опустив взгляд, направляется в мою сторону и, указывая на дверь, добавляет. - Это просто рефлекс...Не уходи...
   Не знаю, что это за галлюцинация такая, но сердце от ее вида несётся вскачь. Не двигаюсь и не дышу, боясь спугнуть, но он с каждой секундой все ближе. Останавливается на расстоянии вытянутой руки и просит:
   - Прости меня...я совсем этого не хотел, - дотрагивается до места, где расположен засос. - Совсем не хотел тебя злить...я...прости. - и плачет, мой мальчик плачет.
   Не могу так. Протягиваю руки и, захватив в ладони его лицо, целую нежно, собираются слёзы и молю меня простить. Рассказываю, как разозлилась, испугалась, какая я страшная и опасная, как мне жаль, что я не смогу с этим ничего поделать. Твержу, что отпущу его, не надо плакать, станет легче. И слышу невероятное:
   - Не надо отпускать... Люблю тебя. Любит, да быть такого не может!? Он любит!
   Зря ты это сказал малыш, я тебя теперь никогда не отпущу. До конца жизни моим будешь. Любит!!! Гашу светлячок, что бы он не видел моей счастливой улыбки и, подхватив своё счастье, несу его в постель. Он, конечно, вздрагивает и пытается отбиться, но я рычу и встряхиваю его резко. Завернув в одеяло, прижимаю крепко к себе и пою колыбельную. Он сопротивляется, возмущается, пытается объяснить мне что-то, но моему голосу сейчас сложно противится, если после моей песни все в этом доме уснут (не удивлюсь).
  
  ***
   Просыпаюсь с утра выспавшимся и потягиваюсь, в теле легкость и истома, но боли нет. Резко сажусь, вспомнив вчерашний вечер. Рядом пустая постель, плечи опускаются, к глазам подступают слезы, она ушла. Слышу громкий хмык и перевожу взгляд на кресло на против кровати. В кресле сидит мужчина: высокий, крепкий и смотрит на меня золотом змеиных глаз.
   - Повтори, - просит, как командует он и улыбается. А я отвечаю, отведя взгляд в сторону двери, стесняясь смотреть Саре в глаза.
   - Люблю тебя, - оборачиваюсь и наблюдаю, как мужчина с гортанным урчанием прикрывает глаза и улыбается, словно смакует моё признание.
   - Хорошо, - произносит это невыносимое существо, вгоняющее меня в краску, и поднимается на ноги уже девушкой.
   Останавливается Сара рядом с кроватью, протянув руку и притронувшись кончиками пальцев к моему лицу, шепчет:
   - Прости меня.
   - Уже простил, - откликаюсь я и, сползая с кровати, заключаю ее в объятья. Девочка она худенькая, тёплая и теперь я точно знаю, что моя вся целиком.
   Жизнь рядом с ней не будет простой, но и одинокой она уже не будет. А с остальным справлюсь, я - сильный. Она уходит, обещая заглянуть на уже этой новой неделе. Клянется не убивать моего учителя, но отомстить достаточно жёстко. Я не против, повторять вчерашний инцидент мне не улыбается. Она уходит, а я собираюсь в школу, будучи уверенным, что один не останусь, Люблю.
  
  ***
   - Рей! - стукнул меня по плечу подошедший Джейсон, отрывая от тяжёлых мыслей и рассматривания двора за окном/ - Ты чего хмурый такой? Все ж хорошо, двух дельцов из трущоб взяли почти тихо. Вальд нашёлся. А?
   - Да, сам не знаю, - отозвался я другу. - Тревожит что-то.
   - Да, ладно! На ближайший месяц у нас только бумажная работа, - произнёс Джей печально и скривился. - Скука будет смертная.
   Да, из стражей никто тишину не уважает, хотя из близнецов, в пекло первым всегда лезет Освальд, Джейсон же волнуется за брата и лучше всех рассчитывает операции, чтобы у близнеца проблем возникало поменьше. А вот мне, как раз по сердцу тишина: я бы полежал где-нибудь в тишине, поразмышлял о жизни.
   - Мне босс даже выходной выдал, - сообщаю тихо.
   - Зачем тебе выходной? - недоуменно поинтересовался друг и предположил. - Посмеялся, что ли?
   - Может и посмеялся, - отозвался я, улыбаясь. - Слушай, Джейсон, - развернулся я лицом к другу. - Меня тут Вальд спрашивал: кому земля на пустыре принадлежит? Я ему имя назвал, но есть у меня подозрение, что этот вопрос неспроста. Может ты в курсе, зачем ему такая информация?
   - Не, я не в курсах, - произнёс страж, махнув кому-то из управления рукой. - Но меня он тоже спрашивал, я его к тебе и отослал. А в чем проблема?
   - Не знаю, - качаю я головой. - Говорю же тревожно что-то.
   - Он сказал, что подруга интересуется, - ответил мне вдруг Джей и, заметив мои поднятые в удивлении брови, ехидно добавил. - Да, да, так и сказал.
   - Подруга значит... - вновь задумался я и даже не заметил, как вновь остался у окна в одиночестве.
  
  ***
   Дозвониться до владельца пустыря оказалось очень сложно, хотя мне когда-то было обещано мгновенное соединение с абонентом. А стоило всё же дозвониться и на меня вылили, кучу офисной херни:
   - Простите мистер Реймонд, но лорд Хатерман не может сейчас подойти к телефону, у него важное совещание, (деловая встреча, переговоры). Если хотите, я впишу встречу с вами в его расписание.
   - Хочу! А когда?
   - О, совсем скоро, ближайшее число 13, 08, 3678г. в 17:02.
   - Нет, спасибо, - я что, придурок, год с лишним ждать, - жаль заорать на эту чокнутую девку нельзя, она все же не в придорожной забегаловке работает. - Когда я смогу его услышать, если буду продолжать вам звонить.
   - Ну, не знаю даже, попробуйте часа через полтора.
   И так надо мной издевались, три дня подряд. Три дня! ТРИ, чертовых ДНЯ... Как будто это мне важно знать, кто тут пустырем интересуется. В конце концов, плюнул, сказал:
   - Девушка, передайте своему большому и занятому начальнику, что в городе Ретборн, неизвестная девушка, землёй на пустыре интересуется, а именно ее владельцем. Владельцем там ваш босс числится, так что если эта информация его ещё интересует,...пусть он мне позвонит. До свидания.
   Положил трубку и даже телефон выключил. Уроды! А чего я так злюсь? Не голоден вроде? Нет.
  
  ***
   В это время в столице, в самом высоком здании города, в компании Хатэр, секретарша лорда Лютера Хатермана положила трубку и со злости кинула, в противоположную от своего рабочего места, стену, пустой хрустальный стакан. Девушка работала на самого уважаемого вампира в мире, на главу самого многочисленного и опаснейшего клана, а ей какой-то ненормальный указывать смеет. Мало того, что три дня нервы мотает, так нет же...
   Возможно, она бы никогда об этом звонке не доложила. Потому - что сразу смяла и выбросила записанную для передачи информацию (а записывала она все всегда автоматически, потому - что работала не первый год и крепко держалась за своё невероятно престижное место), но в этот момент над ней неожиданно раздался глухой старческий голос, от которого ее всегда бросало в дрожь:
   - Что это было? - перед девушкой стоял высокий и худой старик, опираясь на массивную трость с золотым набалдашником, и ехидно интересовался. - В тебе проснулись эмоции дорогая?
   - Простите лорд Хатерман, - попыталась улыбнуться, вскочившая девушка, и пообещала. - Подобное больше не повторится.
   - Что вас настолько расстроило Жаннетт? - совершенно холодно поинтересовался начальник, указывая на осколки - Что вы позволили себе столь неподобающее поведение в рабочее время? - он смотрел на неё пристально и с интересом, но это скорее пугало (она прекрасно была осведомлена, какой этот вампир на самом деле).
   - Вам звонил мистер Реймонд, - вздохнула секретарь и наклонилась к мусорному ведру, достав из него записку, под заинтересованным взглядом старика, прочитала. - В городе Ретборн, неизвестная девушка, заинтересовалась владельцем земли на пустыре.
   Вообще то, эта информация казалась девушке бессмыслицей, она и о городе таком не слышала. Она ожидала, что ее начальник не обратит на сообщение внимания, но вампир вдруг задумался и, взглянув на скомканную ранее бумажку в руках своего секретаря, спросил:
   - Когда этот мужчина позвонил сюда в первый раз? - голос начальника был вкрадчиво- ласковым, но показался Жаннетт приговором.
   - Два дня назад, - созналась девушка, опуская взгляд в пол и понимая, что карьера окончена.
   - Что ж, девочка, - произнёс вампир, предвкушающе улыбаясь. - Ты сейчас делаешь три важных вещи: сначала идешь в архив и запрашиваешь документы на землю города Ретборн, можешь сказать, что оформлены они были, лет триста назад. И пусть ищут быстро, мне срочно нужен весь пакет. Затем, ты ищешь мне самого шустрого, башковитого и быстрого вампира во всей нашей организации. Мне совсем не важно, курьером он работает или зам главы по финансам, главное, чтобы был у меня в кабинете в одно время с документами. И, в третьих, сходи в отдел связи и возьми номер телефона вампира, который тебе звонил. Если дозвонишься, извинись, и делай это, пока тебя не простят, потому - что от этого парня, зависит сейчас благополучие не только всей корпорации, но и всего клана. Дозвонишься, свяжи его со мной. - отдал владелец компании Хатэр распоряжения и добавил. - Вот если Реймонд тебя не простит, можешь писать заявление на увольнение, - ухмыльнулся старый вампир, совершенно мертвым взглядом и приказал. - Действуй!
   И Жанета побежала так, словно она не секретарь главы компании, а стажерка в свой первый день работы. Сейчас ей было совершенно наплевать, что это там за вампир, ей было важно добиться его прощения. И она добьётся, чтобы не потерять своё место работы.
   - Н-да,...зажрались, - вздохнул старый (даже древний) вампир, смотря в след своему секретарю и, покачав головой, отправился в свой кабинет.
  
  ***
   Ааааа! У меня столько дел, а все мысли о моём мальчике,... Любит! Он меня Любит! Меня? Не вероятно! Я самый счастливый монстр в мире! Меня любят...
   Чувствую себя способной взлететь, прямо сейчас, прилюдно и без крыльев. Выгляжу, наверное, сумасшедшей: подпрыгиваю и кружусь, раскинув руки в стороны, вопя от счастья, в голос, чем распугиваю спешащих по своим делам людей.
   Но об этом потом - главное не отвлекаться от намеченных целей, а их с каждым днём все больше и больше. Сегодня нужно сходить и взглянуть, как идут дела с армией Майкла и найти способ отомстить. Да! Это сейчас для меня очень важно. Месссть! Мой зверь рычит от этой мысли.
   Так же не плохо бы подергать за ниточки связи и проверить пробуждающихся стражей, как бы они ребят в подвале не напугали.
   Завтра меня будет ждать Освальд с докладом о том, кто же выкупил мою землю. Вампир, даже думать не хочу. Не о нем, не о троих моих, несущих в своём теле частичку меня. Ненавижу вампиров, нет, если надо я способна с ними общаться, жёстко держа себя в руках, но при этом кровь моя словно кипит. Ненавижу, тварей уничтоживших мою жизнь.
   Майкл сидит и пьёт, горестно о чем-то вздыхая и злясь. Я наблюдаю за ним минут пять, пока он не разбивает о стену полупустую бутылку виски, а затем интересуюсь:
   - Кто умер? - он вздрагивает испуганно и соскакивает, нервный какой, раньше он таким не был. - По ком поминки? - уточняю, указывая на недопитый бокал.
   - К черту тебя! - кричит он в ответ и уже спокойно добавляет, тяжело опускаясь в кресло. - Пита, стражи взяли, а он Вала с собой утянул. Я даже не был в курсе, что эти двое снюхались! - ударяет он по столу кулаком и тяжело вздыхает.
   - Я так и не поняла, что же ты празднуешь? - немного недоуменно произношу я, поднимая с пола стул и садясь напротив Майкла к столу.
   - Да не праздную я, - убито произносит мой собеседник. - Говорю же,...моих конкурентов замели стражи... Теперь я на очереди.
   - А с чего такие выводы? - интересуюсь я, никак не ожидала от него таких упаднических настроений. - Это я твоих конкурентов устранила, думала, ты будешь рад. - говорю, смотря ему в глаза. - А выходит не угодила.
   - Да что в этом хорошего! - орет вдруг на меня мужчина, вскакивая с кресла и нависая надо мной даже через стол. - Дура ты! Они же свои были! - и уже спокойней, опустив взгляд в столешню, добавляет. - Теперь сверху на нас кого-нибудь спустят и не повоюешь.
   - А что тебе мешает, перехватить ребят твоих конкурентов? - спрашиваю я ехидно и наблюдаю, как пробуждается разум в его полу пьяных глазах. - Они же сейчас разрознены, потеряны, напуганы - бери и командуй. Верхние их ведь и не сразу соберут: они чужие, а ты здешний.
   - Дееетка, - выдыхает он вдруг тихо и улыбается хищно. - Я тебя люблю! - и тут же, словно уже забыв обо мне, орет своим ребятам. - Расс, Джей, а ну тащите сюда свои жирные задницы!
   Если честно, я не поняла, в чем прикол, потому - что задницы у мужиков прилетевших на крик вполне себе - не грамма жира. Я их вполне пристально рассмотрела, пока он им команды раздавал.
   - Так то лучше, - произнесла я, поднимаясь и направляясь к открытому настежь окну, добавила. - Удачи!
   В ответ Майкл только хмыкнул, а мужики смотрели заинтересованно, пока я в этом окне не пропала. Все они подошли поинтересоваться, как я приземлилась и не увидели ничего. У них были такие забавные вытянутые рожи: я смеялась, минут двадцать.
   Из моих стражей проснулись только шестеро, а дошли до подземелья только двое. Остальные не торопятся, но призыв мой ощущают. Ничего, скоро все встанут и соберутся вместе, тогда я и наблюдателей для них приведу. Сейчас не буду торопится.
   Решала я это все, сидя на крыше какого-то кабаре в трущобах. Тут же размышляя, куда податься? Ведь я пообещала себе, что не стану привлекать внимание к Натаниэлю, а значит, мне опять нужно искать крышу над головой. А может не стоит по этому поводу и размышлять, подвал мой сейчас свободен.
   Ещё, я, кажется, придумала план мести, осталось только воплотить его в жизнь. Н-да, в какой уже раз убеждаюсь, что я очень добрая девочка.
  
  ***
   Встречу с Осом назначала на первую половину дня, поэтому из подвала никуда не пошла. Дверь пошире открыла и ждала, недолго, Освальд пришел в десять утра. Шикарный мужчина оказывается: высокий и крепкий, коротко стриженый шатен с серо-голубыми глазами, нос с горбинкой (явно ломали) и красивые губы, при виде меня растянувшиеся в приветливой улыбке.
   - Привет, Сара! - здоровается парень и садится на старый диван, вытягивая ноги.
   Я сижу на полу в позе лотоса и записываю на пачке белых листов (стащила вчера у Майкла, как и ручку) список самых важных дел.
   - Здравствуй Ос, - откликаюсь я, не поднимая головы, и интересуюсь. - Какое наказание полагается совратителям малолетних?
   - Ты кого-то совратила? - усмехается он в ответ, а я машинально отвечаю:
   - Натаниэля Эдзеро, - и очнувшись, возмущенно вскинувшись, воплю. - Эй! Я не о себе вообще! - но Освальд меня не слышит, кажись, впал в ступор, от моего первого ответа, смотрит на меня квадратными глазами:
   - Эдзэро?!... Но как? У них дом - крепость! К ним не подойти, они ж под защитой ночных, из клана скользящих.
   - А мы с ним на улице встретились, - ворчу я и, улыбнувшись мечтательно, говорю. - Он - чудесный, отзывчивый и живой,...а вампиры мне без разницы, все равно сдохнут скоро.
   Ос молчит пару минут, пристально на меня глядя, и интересуется:
   - Все сдохнут? - заметив мой немного непонимающий взгляд, уточняет. - Вампиры?
   - Все, кроме трёх, во всем городе, - сознаюсь я и напоминаю. - Ты, на мой первый вопрос не ответил.
   - Там, смотря кто и кого соблазнил, - отвечает страж, вздыхая. - Может это не ты его соблазнила вовсе.
   - Нее, тут без комментариев, - усмехаюсь. - Я... Но я не о себе, я вообще спрашиваю.
   - По разному бывает, наказываем смо...
   - Что это? - произношу я, перебивая его и жестом заставляя замолчать, единым движением поднимаюсь на ноги. - Слышишь?
   - Нет, - тихо говорит он, прислушиваясь, и добавляет. - Дом старый скрипит весь.
   - Лааадно, - соглашаюсь я для вида, и вновь сажусь на пол (я то, все ещё слышу чужого в моём доме) и перевожу тему. - Ты принес то, что я просила?
   - Не совсем, - отвечает Освальд и, достав из кармана, сложенный в четверо, лист бумаги, подает его мне. - Вот, все что удалось.
   - Лютер Хатерман, - читаю я с листа имя, кажущееся знакомым и замираю.
   Да, я его помню, единственного вампира оставленного в живых, из уничтоженного когда-то мною клана замирающих. Мальчишку, давшего клятву, что не один из его клана никогда не переступит черту моего города: иначе я приду за ним и его вампирами. Странно, что он скупил землю моего города. Перестал бояться? Забыл? Так я напомню, мне совсем не сложно. Дальше на листе написан адрес, по которому, скорее всего, его можно найти.
   - Хорошо, - произношу я задумчиво, все ещё находясь далеко в прошлом, и поднимаю глаза на своего гостя с намерением отпустить. Ос смотрит куда-то в сторону лестницы и хмурится, перевожу туда взгляд...
   - Тваррррь, - шипит в миг обратившийся монстр и взлетев по лестнице гонит вампира по коридорам замка.
   Ощущаю себя уже в холле, буквально плюющейся ядовитой слюной и рычащей угрозы в адрес, загнанного под потолок, молодого вампира. Парень глядит на меня с ужасом и поскуливает, постоянно перехватываясь когтями, чтобы не упасть. Моя гортань не предназначена для произнесения слов и слова причиняют боль, отрезвляют немного. Перед глазами кровавая пелена: мой внутренний зверь уже разложил вампира на составляющие и ликует, подвывая и приплясывая на месте.
   - Тварррь! Ссспуссскайссся! Киссс, киссс, киссс, - шиплю я, гипнотизируя скулящую жертву.
   - Вальд! Убери ее от меня! - вопит вдруг вампир, смотря куда-то мне за спину, вынуждая меня обернуться.
   - Морррё, - рычу я, обернувшись и оскаливши пасть, и не сразу до меня доходит, что рычу на Освальда, пришедшего из подвала.
   - Я не претендую! - говорит он мне четко и закрывает глаза, сейчас в полном обороте я действительно страшная. - Ты там хорошо смотришься, Реи, - отвечает ему Ос, улыбнувшись и замерев напротив меня с закрытыми глазами. - Да, и она не домашнее животное.
   Вообще то, ничего я этому парню не сделаю, он - один из моих носителей крови, я его заметила ещё, когда он в дом вошел. Но отказывать зверю, в удовольствии пошалить, не собираюсь, будет знать, как ко мне подкрадываться. Правда, провисеть ему там придётся долго, остыну я не скоро. Ложусь на пол прямо под ним и прячу оскаленную в улыбке пасть в лапы, сторожить буду. Минут десять сидим в тишине, пока вампир все ищет удобное положение на потолке в углу.
   - Вальд, - окликает он замершего парня. - Во что ты ввязался?
   - Так, скучно же, - откликается человек и, открыв глаза, добавляет. - Да и не тронет она меня, - и, услышав скептический хмык с потолка, договаривает. - Просто вампиров не любит... Ты зачем за мной поперся?
   - Хотел знать, кто пустырем интересуется, - обреченно ответил вампир другу (о том, что эти двое хорошо знакомы, догадаться было не трудно).
   - Узнал? - зло спросил Ос и добавил. - Это ее пустырь, - заметив, как мой друг расстроился, я встала и направилась к нему и ткнулась в руку, мокрым носом, пытаясь успокоить.
   - И развалины ее и город, - договорил Освальд, проводя кончиками пальцев по моей переносице, вздыхая.
   - Дррруг, - прорычала я и лизнула его пальцы, услышав тихий смех стража, тут же развернувшись прорычала на начавшего спускаться вампира. - Тварррь.
   Парень ловко карабкается наверх и ругается. Смех сдержать не удалось, правда, звучал он угрожающе.
   - Придётся тебе под потолком поселится, - сказал Освальд другу, подходя ближе и задирая голову в верх.
   - Я тебе документы на эту землю принёс, - сказал вдруг вампир в ответ.
   - Ооотдааай, - прошипела я, поднимаясь на задние лапы и протягивая к пленнику передние, от чего он чуть не сверзился с потолка.
   - Ага, что б ты меня сожрала, - откликнулся парень, смотря на меня в ужасе.
   - Дууурррак! - прошипела я, опускаясь на четыре конечности и выбивая хвостом искры из камня под лапами, - Вампиииррры - гадость.
   Ос собрался что-то мне сказать, но я вдруг развернулась в противоположную от парней сторону и насторожилась. Пройдясь по холлу, я вернулась к висящиму на потолке парню и, пошипев на него, дошла до стража стоящего чуть в стороне.
   - Ссследиии зза нииим! - велела я человеку и покинула дом.
  
  ***
   Отвлеклась я от игры с вампиром на Анжелу, которая все таки приползла ко мне. Почти доползла до порога, а это в ее состоянии невероятное достижение. Я сидела на расстоянии вытянутой руки и наблюдала, как ее корежит приступ. В моём нынешнем состоянии никаких эмоций, кроме адреналина, во мне быть не может, поэтому девушку мне не жаль. Как она мне сказала: чувствую себя хорошо, кормить не собираюсь, обойдусь и без тебя, н-да, что-то вроде этого. Вот, наблюдаю теперь, как у неё это получается.
   - Сара, - хрипит она и тянет ко мне руку, хотя если бы она сейчас могла меня разглядеть, то уползла бы с воплями, а не тянулась.
   Глаза у неё гноятся, слезятся и болят, заставляя постоянно моргать, нос заложен, руки трясутся и дышит она тяжело: с перебоями и хрипами. Ноги, кажись, ее совсем не держат. Эх, а мне так поиграть хотелось...
   Трансформация идёт медленно, как будто я машина - робот, это зверь мой упирается. Но я все же отвоевываю своё Я, пообещав, ночью с кем-нибудь поиграть. Он соглашается, в темноте играть интереснее.
   Помогать Анжеле совсем не хочется. Сейчас, после вкусной крови Натаниэля, любая другая покажется неприятной. А кровь именно этой девчонки ощущается просто отвратительной. Но мне эта человечка нужна и я пью, тяну из неё болезнь, позволяя ей расслабиться и успокоиться, забыться.
  
  ***
   - Спустился таки, - произношу я, внезапно появившись рядом с ребятами, чем заставляю человека вздрогнуть, а вампира подпрыгнуть.
   Парень смотрит на меня недоверчиво и ошарашено, словно не может понять, чем же я так страшна?
   - Я это, я, - говорю я его мыслям, ехидно, и сгружаю к ногам Освальда девушку потерявшую сознание. - Знакомься, это - Энджи, - и тут же попинав ее тихонечко в бок, ворчу. - Вставай, падаль, я тебя таскать не нанималась.
   - А что с ней? - интересуется Освальд, присаживаясь рядом с девушкой на корточки.
   - Спит, - откликаюсь я, не собираясь давать объяснения и обращаюсь, уже к вампиру. - Ты значит Реймонд?
   - А ты - хозяйка? - в ответ интересуется он спокойно.
   - Для тебя - госпожа, и не как иначе, - отвечаю я на вопрос и протягиваю к нему руку, живо начинающую обрастать чешуей. - Давай бумаги.
   Сама я в этих бумагах разбираться не собираюсь, отдам своим стражам и Сирене Фишер, своему адвокату. Девушка кстати успела уволиться, купить себе офис и сейчас с удовольствием его обставляет, подбирает небольшой персонал. Шууустрая! Из пакета, выданного мне вампиром, вытаскиваю маленький салатовый конвертик с оставленной мне запиской.
   "Дорогая Госпожа графиня! Приношу вам свои глубочайшие извинения в связи с тем, что позволил себе, чуть больше трехсот лет назад, нарушить данную вам клятву и преступил черту вашего города. Выбор в тот момент у меня был небольшой, вампиры стали занимать территорию вашей крови, насаждая попутно свои правила. Я позволил себе, оформить покупку вашей основной территории в пользу своего, очень сильного клана, дабы не пустить на эту землю других ночных. Сейчас передаю вам все имеющиеся у меня бумаги, руками вашей же крови, чем и подтверждаю нерушимость данной вам, когда то клятвы. Надеюсь, никогда с вами не встречается и впредь. С наилучшими пожеланиями, вечно ваш раб, Лютер Хатерман."
   - О, как загнул! - хмыкаю я, смотря в глаза вампиру, и складываю записку и конвертик снова в пакет. - Умный, заррраза. - перевожу взгляд на девчонку и возмущаюсь. - Вставай, Анжела, хватит валяться.
   - Злая ты, - раздается с пола слабый, надорванный криками боли голос, и девушка садится, а затем пытается подняться, но неудержавшись падает.
   - Эх, горе моё, - вздыхаю я и, сунув документы в руки Осу, хватаю ее в охапку. - Пошли в подвал. Спустившись с лестницы, предлагаю ребятам располагаться и несу свою ношу в ванную. Усадив девушку на дно холодной лохани, включаю и настраиваю воду, от чего Энджи морщится и пищит.
   - Мойся, - командую я и раздраженно снимаю с девушки блузку и юбку.
   Ос сидит на диване и отвечает на вопросы вампира по поводу интерьера. Не обращая на них внимания, прохожу к своему гробу и откинув крышку залетаю внутрь, что явно привлекает внимание обоих и они тоже с любопытством заглядывают внутрь. Поднимаюсь наверх с пачкой чистой одежды в руках и прошу закрыть крышку за меня, чему эти двое следуют беспрекословно. Оставив девушке вещи, располагаюсь на одном из старых стульев.
   - Что ж, мальчики, - говорю я громко, привлекая их внимание. - Сообщаю вам страшную и невероятную новость... Вы трое, будете жить в этом городе долго и счастливо...подчиняясь мне, до конца своей жизни.
   - Трое, это с девушкой что ли? - интересуется вампир, которого явно не проняло.
   - Нет, милый, - ехидничаю я. - Трое: это ты, ОС, и его брат близнец. Вы являетесь носителями моей крови, а значит моими зависимыми.
   Вампир явно хочет возмутиться, но друг касается его руки и шепчет, что все нормально. Тут из ванной вываливается Энджи в клубах пара: счастливая.
   - Сара! - восклицает она. - Я тебя люблю!
   - А я тебя - нет! - восклицаю я ей в тон и тоже счастливо улыбаюсь. - Прикинь!
   - Но как? - откликается девушка, останавливаясь, словно, врезаясь в прозрачную стену.
   - А так, твоё: я чувствую себя хорошо, обойдусь без тебя, разбила мне сердце. - вздохнула я тяжело и пафосно. - Садись, - указываю я ей на второй свободный стул.
   Стул скрипит, но вес девушки выдерживает. Я обвожу все собрание взглядом и вздыхаю.
   - Что касается вас, - говорю я повернувшись к мужчинам. - В городе намечаются перестановки, во всех слоях власти и населения. Вы просто не мешайте!
   - Что именно ты собираешься менять? - спрашивает настороженно Освальд.
   - Многое, - отвечаю я с недовольно, объяснять совсем не хочется. - Уменьшу количество нищеты в городе, сменю многих, сидящих на высоких постах, людей.
   - А вампиры? - спрашивает меня Реи. - Думаешь, они на это без возражений смотреть будут?
   - Вампиры умрут Реймонд, - говорю я строго. - Все. В городе останутся только трое моих зависимых и ты, в их числе.
   - Наивная, - усмехается вампир и качает головой.
   - От чего же? Думаешь, у меня на таких, как ты, управы нет? - печально произношу я и предлагаю. - Обернись.
   Вампир оборачивается и заворожено смотрит на стоящего у гроба ребёнка. Прекрасное создание стоит тихо, не двигаясь, легко дыша и опустив взгляд в пол.
   - Здравствуй Аврора, - приветствую я дитя, и оно откликается:
   - Здравствуй мама, - голос у девочки звонкий и журчащий как горный ручеек. В нем сливаются эмоции: радость от встречи со мной, предвкушение от обретения наблюдателя в лице Энджи и голод при виде Реймонда.
   - Он - свой, милая, - говорю я, наблюдая, как девочка вздыхает и улыбается. - Но я иду охотиться ночью, если хочешь, присоединяйся.
   - Спасибо, - счастливо откликается она и обернувшись к Энджи произносит. - Пойдём, Анжелика, я исполню твоё самое заветное желание.
   Голос у маленького стража звучит завораживающе и гипнотизирующе, и Энджи идёт без вопросов, ведомая волей маленького совершенства. Лишь на минуту Аврора поднимает взгляд на вампира и вновь улыбаясь, скрывается в потайном проходе гроба. Реймонд после ее ухода обнаруживается на стене под потолком, в другом конце комнаты. Его едва удаётся убедить слезть, заверив, что это существо не вернётся. Он, наконец, спрашивает, рассматривая свои трясущиеся руки:
   - Что это было?
   - Это был настоящий страж города Редбор, - ответила я печально. - Вашу организацию назвали в честь таких как Аврора, в надежде спасти город от краха и дать ему веру в лучшее.
   - А я как-то не понял, что с девочкой не так? - спросил вдруг Освальд, не видевший глаз Авроры.
   - Да это не девочка, вовсе! - воскликнул вампир, которого друг никогда не видел подверженным эмоциям. - Это...это...
   - Смерть, - закончила я за него мысль и поднялась. - Когда-то этот город был только моим и я, намерена вернуть его себе, сейчас. И я предупреждаю: Не мешайте мне! Я своего добьюсь, даже если город сначала придётся сравнять с землёй, а за тем выстроить заново.
  
  ***
   Мне перезвонили, хотя для этого им пришлось приложить много усилий, телефон то я выключил. Девушке из корпорации Хатэр, которую зовут Жанна, пришлось искать телефон моего клана в городе, затем телефон моего работодателя, а в последствие и отдела, куда она таки дозвонилась. Произошло это спустя семь с половиной часов после того, как я отключил телефон. Секретарь лорда Хатермана долго извинялась и умоляла ее простить, что было невероятно и неожиданно, а затем соединила все же с самим боссом.
   Лорд Лютер запомнился мне в прошлом очень хорошо, даже немного жаль, что его клан в городе не обосновался. Я этому вампиру невероятно благодарен (хотя видел я его всего один раз в жизни) за то, что он устроил меня к скользящим на свободных условиях. В разговоре со мной он был невероятно вежлив: сначала расспрашивал обо всем замеченным мной в ближайшее время, затем благодарил за своевременное сообщение, а в конце попросил об одолжении. Мне было не трудно выехать за город и получить пакет, а так же указания, кому я в городе должен его доставить - даже интересно стало. Но если б я только знал, чем это приключение для меня обернётся, отказался бы категорически, наплевав на последствия.
   Парень, передавший мне документы в сером пакете, был невероятно молод: десяти лет не исполнилось, как вампиру. Весёлый и разговорчивый, он объяснил, что пакет надо передать той самой девушке, для которой мой друг узнавал имя и адрес владельца пустыря, а главное передать надо лично в руки. Посоветовал держаться поближе к другу и адресату пакета, так как в городе грядет переворот, хотя я живущий в городе ничего не ощущал.
   За Вальдом я следил пару дней, для интереса, но он не нервничал, его ничего не тревожило, все в его жизни было как всегда. А вот в воскресенье, он забежал в офис и забрал из ящика стола лист бумаги с информацией ранее сообщенною мной. Одет он был так, словно идёт на свидание, хотя мы с Джеем были абсолютно уверены, что девушки у него нет. Я подумал, что он идёт на ту самую встречу и последовал за ним.
   Будучи человеком, Освальд меня не увидел и не почувствовал. Он ушёл совершенно беспечно, здоровался со знакомыми и гонял пинками уличных птиц. Шёл он почему-то на пустырь, тот самый про который спрашивал, и мне пришлось следовать туда за ним. Это место было не приятным, идти туда не хотелось совершенно. Говорили, что владелица этого места, умела избавляться от вампиров, в любых количествах, но я в эти байки не верил. За триста с лишним лет, что прошли с моего обращения, старый тогда уже замок, превратился в развалины. Выждав минут десять, как Вальд исчез в доме, я вошел за ним и прислушался. Из далека и с низу, как из подвала, доносились голоса. Они обсуждали почему-то семью Эдзеро, а когда я подошел ближе замерли, словно прислушивались, заставив и меня замереть.
   Когда я дошел до двери в подвал, то застал там двоих: Освальда и молоденькую человеческую девушку лет шестнадцати, сидевшую на полу у ног моего друга. А в следующий миг, меня гнало по замку чудовище, при виде которого меня так захлестнуло ужасом, что я разом позабыл, что давно уже старый и бессмертный вампир. Монстр загнал меня под потолок в холле, где не за что было ухватиться. Эта тварь ухмылялась и дразнила, она угрожала и ехидно звала спуститься, расхаживая из стороны в сторону подо мной. Потом пришел Вальд и, вместо того чтобы убрать эту тварь куда-нибудь, тоже посмеялся надо мной. Он ее совершенно не боялся, погладил даже. В какой-то момент монстр насторожился, словно его позвали, а потом и совсем ушел, наказав Освальду меня сторожить.
   Если бы вы слышали, как он надо мной смеялся, мне даже мысль пришла, не пробить ли его, что б не рассказывал некому. Вернулась, Эта, уже человеком и с собой приперла какое то полу живое тело. Оказалось, живёт она в подвале замка и все эти годы здесь была скрыта усыпальница, хранящая ее сон. Освальд сказал, что все те дни что его искали, он провёл здесь, а Сара, так зовут Эту...кормила их птичьими яйцами, карпами и птицами,...сама ловила. Гроб который стоял в помещении подвала, притянувший мой взгляд в начале оказался входом в подземелье.
   А девчонка, показавшаяся в начале разговора сумасшедшей - графиней Сарой Ретборн, единственной истинной хозяйкой города и моей госпожой. Я не поверил, собрался было возмутиться и послать ее куда подальше, а она показала мне смерть, ту, что способна уничтожить вампиров, во всем городе. Истинные стражи нашего города оказались смертью, той самой, которая не имеет эмоций и просто неотвратимо приходит в жизни к каждому существу. А единственной, кто способен с ними совладать оказалась девчонка, которой давно перевалило за тысячу лет. Мир сошел с ума и я с ним, раз собираюсь присоединиться к этой ненормальной.
  
  ***
   Расставшись с мальчишками, где то около трех часов дня, я прогулялась по своей территории, вздохнув с облегчением от знания, что на неё никто не претендует. Моя земля под городом, чувствуя моё настроение словно всколыхнулась, хотя, скорее всего это было лишь моим воображением. А ещё я была рада, что стражи чинить препятствий мне не станут, не знаю, как эти двое убедят своё начальство, но убедят, я была уверенна. На счёт разбора и оформления бумаг на землю я не беспокоюсь, мои дети справятся без меня. Так много работы предстоит, а я уже с нетерпением желаю видеть конечный результат. Мой замок во всей красе, мой город, чьи стены замешаны на моей крови, мои правила, позволяющие жить всем жителям почти наравне. Я всей душой тянусь к такому своему будущему. Нет, утопии у меня не получится, да и не надо, не тот у меня характер, чтобы долго жить в идеальном мире, сама же его и нарушу.
   Теперь осталось разобраться с местью и поохотиться, в компании прекрасной Авроры. Мои дети просыпаются и это знание находит отклик где-то глубоко в моей душе.
   Месть моя совсем проста: враг мой работает в престижной частной школе, где таких как мой Натан, красивых и богатых мальчиков много. А значит, этого учителя необходимо поймать на месте преступления и чтобы свидетелей у сработавшей ловушки было побольше. Сначала правда я думала привлечь к этому делу Теренса Бонна, в качестве парня с камерой и заснять Романа Ярди за съемом кого-нибудь с улицы, но потом подумала, не поверят. Так что ищем, кого заслать в школу в качестве нового, красивого и богатого ученика, тем более, что денег у нас куры не клюют, хотя может это потому, что кур нет... Не важно, сначала зашлем, а потом сразу уберем с арены, как добьемся исполнения цели. Ну, а когда вокруг учителя утихнет шумиха, можно будет ему и несчастный случай устроить. А чтобы мальчик мой этого не увидел, займем его чем-нибудь тем более, что свои руки я в крови марать не буду. Я же, белая и пушистая.
  
  ***
   Мы с Жаном ждали прихода стражей, примерно нарисовав себе их облик и характер, ведь специально почитали дневники давно почивших наблюдателей. Там говорилось: что стражи молоды телом и стары разумом, потому - что несут в себе жизни и души своих предшественников. Что эти существа не люди и не умеют чувствовать, что говорить с ним надо только в крайнем случае, а смотреть в глаза не стоит категорически. Но мы совершенно не ожидали того, что пришло...
   Дети! Стражами оказались - Дети! Девочки и мальчики тринадцати лет, не старше. Они приходили, молча и тихо мылись, находили что одеть, шли готовить себе и тем, кто придёт в след за ними, еду. Потом садились на диваны читать дневники наблюдателей за последние четыреста с лишним лет и улыбались, поглаживая краешки листиков этих толстых тетрадей. Словно писавшее это люди были им не только знакомы, но и близки. Дети смотрели в пол, не поднимая на нас глаз и молчали, что нас неимоверно обижало. И лишь после того, как одна из девочек спросила:
   - Кто из вас наш наблюдатель? - я поняла, почему, они молчат. Ее голос звучал так, что хотелось слушать его вечно. Меня от этого понимания, аж в холодный пот пробило, девочка это поняла, а может даже специально продемонстрировала. Позже, она подошла и очень тихо провела нас с Жаном мимо каждого из своих братьев и сестёр (как она их назвала) и произнесла нам их имена, что бы мы могли к ним обратиться, в крайнем случае. Мы не знали, как себя везти с этими детьми. Они приходили босиком и голые, в сгустках крови или в пыли. Встречали друг друга и помогли освоиться с душевой кабиной, с техникой на кухне, со спальнями и стеллажами, с дневниками. Они были все разные, непохожие друг на друга, но невероятно прекрасны внешне. Самым страшным ударом для нас стала детская, они рассаживались в круг на полу большой комнаты и доставая игрушки из высокой корзины, передавали их друг другу тщательно ощупывая, складывая во вторую, пустую корзину. Они играли, тихо перешептываясь и переговариваясь. Казалось, эти дети совершенно незнакомы и только в этой комнате начинают знакомиться. Девочку, которая с нами говорила, звали Аврора. Она сказала, что все стражи ждут своих наблюдателей, потому- что только с ними они могут разделить свою судьбу, свою боль и одиночество. В этом мире, наблюдатели станут для них самыми дорогими и оберегаемыми существами, после мамы, конечно (это она говорила с застенчивой счастливой улыбкой). Маму они любили и ждали с нетерпением, к ее приходу навели в подземелье порядок. Перемыли все комнаты, подлатали мебель и постелили ковры. Где только достали?... А так же наладили освещение, водоснабжение и какую то систему наблюдения и охраны, по сей день невидимую для нас с Жаном. Когда мы поинтересовались: откуда у детей такие обширные познания? Та же Аврора, сказала: что первые из стражей, прожили долгую, полную разнообразных знаний и умений жизнь, а они сами просто пользуются. Не знаю, как моему, невольному, напарнику, а мне все больше хотелось оказаться на поверхности, на воздухе, среди толпы людей. Я скучала по солнцу и шуму раскачивающихся на ветру деревьев. Почему я раньше этого не ценила?
  
  ***
   Охота - это азарт погони, адреналин в крови, предвкушение победы и разочарование от знания, что эти эмоции не долговечны.
   С Авророй мы встретились уже в городе, где-то после полуночи. Я ждала ее, напротив одного из зданий, в котором обосновались вампиры. Я выбрала место и позвала, а девочка нашла меня по запаху. Клан Черной Крови был в городе самым многочисленным, как раз то - что надо для трапезы моему стражу и ее младшим. Отсутствия пары вампиров здесь сразу вряд ли заметят, а после будет уже не важно. Аврора всегда была ведущей среди моей маленькой армии - своеобразный такой командир, старшая сестра что ли. Я пить вампирью кровь не собираюсь, оставлю дочери, а вот основательно побегать, погонять жертву по городу - это мое. Выбрав двух не слабых противников, мы открыли сезон охоты.
   Азарт погони чувствуется, когда несешься в темноте по городу, как в лабиринте, стараясь предугадать следующей маневр своей жертвы, не позволяя ей спрятаться и затаиться. Выманиваешь ее из кажущихся надежными укрытий и выцарапываешь из подвалов покрытой сталью чешуи лапой.
   Адреналин в крови приходит, когда твоя жертва понимает, что ты с ней играешь, что ей этого не избежать. Жертва вдруг вспоминает, что она сильный и страшный вампир, не понимая, что это ты просто ослабил контроль, позволяя прийти в себя. Она поворачивается к тебе лицом, готовая убить тебя, уничтожить. И ты ликуешь от предвкушения битвы с опасным противником. Уже заранее зная, что твоя жертва проиграет, но тебе нравится дразнить ее и ты до последнего поддаешься, позволяя ей ликовать. Что для тебя шрамы на теле - царапины, которых ты и не ощущаешь вовсе, зато то выражение лица противника в момент твоего последнего удара запоминается надолго. Детская обида на обман с твоей стороны и восхищение, твоим действиями.
   Аврора, как страж, не одобряет моей несдержанности во время охоты, для нее очень важен покой жителей города: как физический, так и душевный. Ей не нравится, с какой беспечностью я ношусь по крышам, стенам и улицам, преследуя свою жертву, но она никогда мне своё недовольство не выскажет. Думаю, что все мои стражи придерживаются принципа - с едой не играют, и следуют ему беспрекословно. А во мне живёт истинный зверь, питающийся ещё и многочисленными сильными эмоциями своей жертвы, а не только ее кровью. Аврора это понимает и хоть уже давно поймала свою игрушку, но покорно сидит и ждёт: пока я наиграюсь и отдам в ее распоряжение свой трофей. И я отдаю, мне совсем не жалко, тем более, что внутренний монстр так и вопит: убей вампира, но я помню, что детям нужна еда, а кровь вампира наивысшее для них лакомство.
   Уже оставшись одна я, как человек, испытываю разочарование от того, что азартная игра продлилась не долго, хотя мой внутренний зверь громко урчит, от поглощенных им эмоций.
  
  ***
   Следующий день после охоты я трачу на обход, своих, зависимых. Первым делом заношу свои документы в офис к Силене, моему персональному адвокату, чем несказанно ее радую. Думаю, что эта девушка любит свою профессию, но больше всего любит чувствовать себя в ней востребованной. Оставляю с ней Аврору, вдвоём эти девушки должны во всем разобраться.
   Потом забегаю в церковь, глянуть на красавца Себастиана и оставить с ним Радомира, одного из моих стражей. Мальчик, благодаря нам с Авророй, сытый, сам вызвался пообщаться со священником. Для общения своим стражам, я выдала по блокноту и карандашу, что б говорить не вздумали.
   Предупредила своего банкира, Картера Вильсона, что в ближайшее время намечаются ремонтные работы в моём замке и по этому его банку предстоит потратиться. Он оказался не против, даже посоветовал хорошую, строительную бригаду: сказал, что в прошлом году эти ребята ему дом перестраивали, хвалил.
   Братьев Мюррей решила пока не трогать, тем более, что с Освальдом вчера днём виделась. Думаю, парень ещё не отошёл от нашей бурной встречи. Заскочила к семье Ллойд, но застала только Милену - жену моего водителя. Предупредила, что жизнь с мёртвой точки сдвинулась, и передала ей принесенные мной подарки для детей.
   Перехватила в каком то кафе, Теренса Бонна и сделала ему приятное предложение:
   - Привет! - произнесла я, плюхаясь рядом на обшарпанный диванчик, - Составишь мне компанию? Хочу пробежаться по ювелирным магазинам.
   - Как ты меня нашла? - первым делом спросил Теренс с возмущением в голосе, на что я только хмыкнула. То же мне, отдохнуть не дали, а то, что ты тут от скуки дохнешь - это ничего?
   - По запаху, - огрызнулась я, демонстрируя все свои зубы в улыбке, и уточнила. - Так как, пойдешь?
   - А что мне за это будет? - поинтересовался парень, прищурившись, а мне так и захотелось его в ответ стукнуть. Ещё он у меня что-то просить вздумал!
   - А что ты хочешь? - спросила я, решив не рычать, вдруг, что дельное попросит.
   - Пока не знаю, - ответил он, явно закидывая удочку. - А желание можно?
   - Неее, друг, так не пойдёт, - засмеялась я в ответ, хитрый какой. - Я иду украшение покупать, так что могу предложить в оплату что-то материальное, - сказала я и в свою очередь предложила. - Могу не сейчас, не украшение, но материальное.
   - Лааадно, - протянул Теренс вставая из-за столика и, улыбнувшись, добавил. - Пошли, а то ведь не отвяжешься. Вот же, пуп земли, заставила его мне одолжение делать.
   Пока ходили по магазинам, выяснила, что больше с ним никуда не пойду. Теренс оказался невероятным умельцем вытягивать информацию, я за четыре часа успела ему выложить: сколько и каких украшений я хочу купить, откуда у меня деньги и кому собственно подарки. Я, когда это поняла, даже не смогла возмутиться, посмеялась только над собой. Деньги мне утром выдал Картер, когда я обмолвилась, что хочу присмотреть любимому человеку подарок. Он мне просто вручил пластиковую карточку зеленого цвета, висящую на тоненькой цепочке, сказав с улыбкой, что код к ней не нужен. О том, кто такой Натаниэль Эдзеро Теренс не имел понятия, сказал, что фамилия знакомая, но точно он сейчас не скажет о ком речь. А вот, о так понравившейся мне Веронике Тарс, наоборот, сообщил много интересного и никак не положительного, что меня немного расстроило. Я решила не спешить и взглянуть все же, на выбранную мною красавицу вблизи, сегодня же вечером. Что собственно я купила, разглашать не буду, пусть для всех останется сюрпризом.
   Уже в потемках забежала в дом-крепость Жанны Таверли оставить ей записку, что часы движутся. Ее самой в доме не было, когда придёт, прочитает. Помня о том, что ее охрана, о всем волнуется, оставила сообщение так, чтобы никто не заметил, а она сразу обратила внимание. Никаких планов в ее отношении я, конечно, не строила, помня о желании, остаться рядом с любимым мужчиной, но предупредить все же решила.
   Не проведанными остались только мальчишки, Ксандер и Люк с семьями, но к ним я завтра с утра забегу.
  
  ***
   Все мои стражи прошлой ночью, наконец, проснулись и спустились в подземное убежище. Все шесть мальчиков и семь девочек, из которых Аврора ведущая. Я всем своим существом ощущала их желание встретиться, оказаться рядом и притронуться ко мне. По этому сегодня я потрачу день на сбор своих будущих наблюдателей. Но первым делом проведаю своих первых друзей в трущобах.
   Люк такой ми-и-илый, пока спит, ну прямо морская звезда. Кровать ему явно мала и он весь на ней никак не умещается, по-этому спит как-то криво и местами на полу. Одеяло потерял и подушка больше на нем спит, а не он на ней. В комнате у него бардак: даже невероятно, как в таком маленьком помещении уместилось такое количество хлама. Сопит хозяин спальни просто успокаивающе, так и хочется рядом пристроиться. Хотя если я сейчас к нему притронусь, он сразу ощетинится - такой уж у него характер. Но и не потревожить его нельзя, у меня сегодня много дел, и я хочу, чтобы они с Ксаном оказали мне помощь.
   - Лю-ук, - зову его тихо, усевшись на пол у кровати, наблюдая за выражением лица. - Лю-ук, вста-а-авай, - парень хмурится, что вызывает мою улыбку. - Вставай Люк, вста-а-авай, уже утро, солнце встало, - снова окликаю я его и дую в лицо, он морщится и отворачивается.
   - А хочешь, я тебя поцелую? - спрашиваю я, в самое ухо наклонившись над ним и тут же отодвигаясь подальше.
   Вот, как я и думала, эта фраза его сразу разбудит, не окончательно конечно, но все же.
   - Что? - Люк приподнимается на руках и, повернувшись ко мне, пытается разглядеть меня сонными глазами.
   - Хочешь, поцелую? - шепчу я и придвигаюсь поближе, отчего он, разглядев меня, отшатывается и падает с кровати.
   - Не-е-ет, - он правда милый и смешной, домашний такой, пока сонный и не ехидничает.
   - Что ты тут делаешь? - любопытствует он, именно любопытствует, по доброму так, и его губы норовят расползтись в улыбке. Он складывает обе руки в замочек, опираясь на кровать, но не встаёт, так и смотрит на меня через эту преграду.
   - Будить те-бя при-шла, - отвечаю я чуть с заминкой, заворожено глядя на его улыбку, спрашиваю. - Люук, а ты можешь улыбнуться так, словно, все твои желания исполнились?
   - Зачем? - тут же настораживается и хмурится мальчик.
   - Просто улыбнись, - шепотом прошу я, смотря на него с затаенной надеждой, и добавляю. - Пожалуйста.
   Он так тяжело вздыхает, словно я попросила что-то не хорошее, незаконное. Хотя, если подумать, то он скорее всего просто не хочет лишний раз себя обманывать. Но вот он закрывает глаза и улыбается, поднимая ресницы медленно и смотря на меня смеющимися глазами. ДА!!! Это именно она, та самая, так любимая мною улыбка. Теперь я знаю, кто был предком этого мальчишки, я знаю, что буду с ним делать.
   - Я буду очень рада, мистер Хорад, - произношу я, с какой-то эйфорией даже, протягивая через пространство кровати свою ладонь. - Видеть вас в моём доме, в должности дворецкого.
   - Шутишь? - шепчет Люк, смотря на мою ладонь не доверчиво, но все же касается ее и чуть сжимает.
   Я улыбаюсь и, не отпуская его чуть влажную ладошку, закрываю глаза. Как наяву представляя свой замок, я стараюсь передать мальчику эти яркие образы, чтобы он ощутил то, что его ожидает с приобретением этой должности и думаю, мне удаётся. Открыв глаза, я вижу его приоткрытый от удивления рот и ошарашенный взгляд.
   - Вот, ни фига себе, - выдаёт он наконец, когда я отпускаю его руку, а потом чуть расстраивается. - А как же Ксан? Ты же, поди, эту работу ему предложить хотела.
   - Хотела, - спокойно отвечаю я и улыбаюсь от осознания того, что мой собеседник ещё и наблюдательный. - Но твоему другу подойдет работа секретарем. У него же вроде в доме целый детский сад? - спрашиваю, а дождавшись кивка его головы, договариваю. - Если он может приглядывать за оравой детей, не забывая их покормить, переодеть вовремя и проследить, чтобы каждый что-то выучил, то и за мной одной уследить сможет. Как думаешь?
   - Да-а-а, ему пойдёт, - чуть задумчиво говорит Люк и как-то хитро улыбается. - А от меня ты чего хотела?
   - Ну, я от вас хотела, - говорю я, поднимаясь и отряхивая брюки от соринок. - Да там, у твоего друга, дети всю постель облепили, его и не разбудишь,- вздыхаю и улыбаюсь мечтательно. - А ты, когда спишь очень ми-и-илый! - сообщаю я Люку.
   Он немного зависает, теряясь от комплимента, и я успеваю сообщить:
   - Мне надо, что бы вы тех пятерых ребят, в моём подвале собрали, сегодня к закату.
   - Всех, может не получится, - говорит он,0 и трет переносицу поднимаясь.
   - Уговори, - настаиваю я, наблюдая, как он стаскивает с себя футболку, чтобы надеть другую. - Скажи, что бы с собой ничего не брали, я готова ближайшей ночью их желания исполнить. Это займет, где-то от двадцати четырех до тридцати шести часов, - объясняю я. - После, пусть каждый из них сам решит, вернутся ему к прежнему образу жизни или нет.
   - А наши с Ксаном желания, когда исполнишь? - ожидаемо интересуется Люк, и я отвечаю:
   - К осени, мне надо для этого замок построить.
   - Не успеешь, - говорит мой собеседник печально. - У тебя же там сплошные развалины.
   - А это уже не твоя проблема, - говорю я чуть раздраженно и уточняю. - Так соберете?
   - Куда мы денемся? - отвечает Люк и договаривает, оборачиваясь. - Надо так надо. Но последняя фраза произнесена в никуда, я, уже ушла, услышав ответ.
   Итак, если пятерых детей здесь соберут мальчишки, мне остаётся ещё семеро. Ничего, у меня впереди целый день - должна успеть.
  
  ***
   Кристофу Лори, Винере Рински и Савелле Пуни я оставила записки с назначением встречи. Где указала место и время, а так же причину, а то поди забыли уже, кого и о чем просили.
   Марлу Шарли пришлось искать, она настолько взбунтовалась назло своему отцу, что завела себе компанию не подобающую ей (даже на мой взгляд). Нашлась она на чердаке в старом заброшенном доме, на окраине трущоб спящей вповалку в компании таких же невменяемых, как она, подростков, половина из которых были явно начинающие наркоманы. Растормошить ее, при всех, не прилагая усилий, не вышло, пришлось стащить ее вниз на улицу и пару раз окунуть в бадью с немного протухшей дождевой водой. Оооо, как она материлась, я давно так не наслаждалась любимой речью грузчиков. Когда она более или менее встала на ноги и посмотрела на меня вполне осмысленно, я ей объяснила, что от неё хочу, для надёжности заставив повторить. Н-да, надеюсь, она вымоется и переоденется к вечеру.
   Леон Юзеп оказался в больнице: лежал и скучал с несчастным видом, глядя в потолок. Он мне так обрадовался, словно я тот самый святой, который детям подарки приносит. Лежал он в больнице с отравлением, хотя сам сказал, что врачи ещё не поняли, то ли его отравили, то ли он сам что-то съел. Я его поцеловала перед уходом и пообещала, что вечером один из его врачей дверь закрыть забудет и Леон сможет уйти.
   Освободилась я только часам к двум, оставив на вечер двоих детей, малышку Шейни и мальчика-инвалида. Перекусить решила в одном из дорогих ресторанов, при входе показав свою карточку, что бы неопрятную не попросили уйти. Расчёт оказался верным, обслуживали меня быстро и вежливо, стараясь не слишком навязывается, после того, как я попросила персонал не мельтешить.
   В этот ресторан под конец моей трапезы, когда я уже облокотилась на спинку стула и смаковала тортик, запивая его, ну просто идеальным кофе, заявились господин губернатор с невестой, сразу испортив мне все настроение. Расположились они за столиком впереди меня, а пересесть, мне не было никакой возможности. Думаю, что моя неприязнь стала заметна распорядителю зала, вежливо разговаривающему с пришедшей парой. Этот, не молодой уже человек, сразу поспешил узнать, что он может сделать, чтобы впредь ничто не тревожило такую клиентку и не хочу ли я, переместиться в отдельный кабинет. Я отказалась, но заметив промелькнувшее на его лице расстройство, сказала, что у них готовят лучший в городе шоколадный торт. Заверила, что с удовольствием зайду к ним ещё раз, обязательно заняв отдельный кабинет, чтобы неприятные мне люди меня не расстраивали.
   Расстроилась я, представьте себе, из за красавицы Вероники Тарс, той самой, что пришла со своим женихом-губернатором в ресторан. Девушка оказалась не только стервой (как сказал о ней мой вор), но и капризной истеричкой. Более того, невероятно нежная и ранимая внешне, девушка являлась опасной садисткой и с удовольствием мучила своих слуг. Мой зверь, как разглядел ее поближе, так сразу предложил прибить, избавив город от такой мерзости.
   Уже вечером, когда садилось солнце, я забрала из дома Риккардо Цезили. Подхватив дремавшего в саду, в своём инвалидном кресле парня, я понесла его в лесок у пустыря и оставила сидеть, на одном из поваленных там деревьев. Он не сопротивлялся, только беспокоился, что мне тяжело. Забавный мальчик.
   С Шейни Чан мне реально повезло. Я волновалась, что отсутствие девочки заметят, но оказалась, что в доме приём и ребёнка оставили в спальне одного. Нет, конечно, с ней осталась няня, но той хотелось поглядеть на гостей и она, заперев свою подопечную, ушла. Что сыграло мне только на руку. Попросив Шейни одеть что-нибудь попроще, чем платье в рюшку, я взяла ее в охапку и утащила в окно.
   По дороге она шла сама, оглядываясь с любопытством и с удовольствием задавая вопросы. Мы с ней разбудили, задремавшего было, Риккардо и, когда я взяла его на руки, уже он отвечал на вопросы ребёнка. До замка мы дошли довольно быстро и оказались последними. Входя в дом, я уже знала, что тут все, кого пригласила я и все те, кого привели мальчишки. Все эти совершенно разные ребята и девчонки смотрели друг на друга с интересом, неприязнью, превосходством, страхом и волнением. Они не были сплочены, но это ненадолго, пройдёт совсем немного времени и их всех соединит общая тайна, общая боль и общая беда. Потому - что не стоит забывать, что сыр в этом мире не бывает бесплатным.
  
  ***
   - Привет всем! - воскликнула я, спускаясь в подвал и счастливо улыбаясь, чтоб усыпить их бдительность.
   - Привет Сара! - в тон мне воскликнул немного раздраженный Люк и улыбнулся как утром, так, что я чуть не споткнулась.
   - А-а-а, просек уже да? - откликнулась я, сгружая свою ношу на диван рядом с Кевином, небось, не подерутся.
   - Что эти отбросы здесь делают? - капризным тоном спросила Венера - будущая королева красоты, указывая на Сандру и Мирну наманикюреным пальчиком.
   - Ждут своей очереди, - ответила я ей и заметила, как скривилась маленькая убийца, но промолчала.
   - Могла бы их в другом месте ждать оставить, - проговорил Кристоф Лори, буквально выплевывая эти слова.
   - Могла бы, - произнесла я. - Но не сделала. Ты никогда не задумывался, что на всё в нашей жизни есть причина?
   - Он наверное не понимает, зачем ты нас всех собрала, - предположил Лукас, с прищуром наблюдая за Кристофом.
   - Да ладно вам спорить, - попытался остановить разгорающийся скандал Леон. - Мы тут все в одной лодке.
   Спокойными в моём подвале были только пять человек - это: Люк, смотревший на всех, как на петухов, Ксан держащий за руку любопытную Мирну, которой на ребят было наплевать, а так же пришедшие со мной дети. И, наверное, в подвале произошла бы даже драка, но в какой-то момент, раздался хлопок закрывшейся двери.
   - Здравствуй Ма, - произнесла медленно спускающаяся по лестнице Аврора.
   - Здравствуй Ава, - ответила я с явным облегчением в голосе и поинтересовалась. - Как дела у Селены? Вы с бумагами разобрались?
   - Вчера, - ответила девочка, обнимая меня за спину и произнося мне куда-то в район лопаток. - Можешь строить, - затем вздохнула счастливо и оглядела, наконец, наше сборище. - Это наши?
   - Да, кроме этих двух, - указала я на моих зависимых.
   Все в подвале оглядывали мою дочь с восхищением и интересом, завистью, а она, покрутившись, засмеялась. Смех ее раздался по помещению звоном колокольчиков и запахом лесных трав.
   - Лукас, возьми за руку Мирну. Сандра, ты присматриваешь за Бренданом. Кристоф идёт с Савеллой, Леон с Венерой, - вдруг стала отдавать приказы моя девочка, да таким тоном, что никто из названных не смог возражать или сопротивляться. - Марла, возьмет ладошку Шейни, а Кевину, придётся понести Рекардо.
   Когда дети встали парами, Аврора, кивнув мне, попросила их следовать за ней и стала спускаться, через потайную дверь, в подземелье.
   - Мы с ними? - спросил меня Ксандер, заворожено глядя вслед следующим за Авой, детям.
   - Как роботы прям, - произнёс тихо Люк, передернув плечами.
   - Нет, сегодня, за ней пойду только я, - ответила я Ксану и пояснила Люку. - Таких как Аврора ещё двенадцать, я вас позже познакомлю.
   - Страж? - посмотрел на меня с интересом Ксандер, я улыбнулась в ответ и кивнула.
   Отправив ребят домой, предварительно договорившись встретится завтра днём, поторопилась догнать ушедших. Подумав, что идя покорно за стражем, они и правда похожи на стайку зомби.
  
  ***
   Прошлой ночью в подземелье собрались все тринадцать стражей. Они готовили еду, делали уборку, разбирали какие-то бумаги в библиотеке, да так слаженно, что их передвижения завораживали. Дети,.. тихие и красивые,.. думаю, Ди, еще долго от этого потрясения не отойдет, да и мне до сих пор не по себе. Правда, говорившая с нами Аврора, вовремя предупредила, что бояться и жалеть их нельзя, они неадекватно на это прореагируют.
   Сегодня к нам в подземелье заглянула Сара, и привела с собой двенадцать молодых людей, хотя среди них есть совсем дети. Наблюдатели...
   Пару дней назад у нас тут уже появилась Анджела, ставшая спутником Авроры. Смешливая девушка, болтающая и задающая вопросы без остановки. Худенькая и бледненькая, но после того, как оклемалась, пережив соединение, глаза ее горят, как угольки и с лица не сходит улыбка. Вот и сегодня, встретила пришедших поклоном и приветствовала Сару, так, что та аж растрогалась. Пока они разговаривали, стражи развели своих наблюдателей по комнатам.
   Сара хотела знать: хотим ли мы наверх? Есть ли нам, куда вернуться? Чем мы намерены заниматься в городе? И не хотим ли поработать там на неё? Предупредила, что Пита с Валом взяли стражи, и места этих двоих активно занимает Червь.
   Не знаю пока, как Диана, а я хочу наверх и с удовольствием бы поработал на нашу хозяйку. Мне возвращаться в прошлое не хочется, да и некуда уже. Думаю, могу помочь с постройкой замка, а именно, я бы попробовал командовать работами: слышал, как об этом вчера Аврора с Анджелой разговаривали. Только мне бы архитекторов пару и старые чертежи, раньше ни в чем не удавалось развернуться, может получится, Сару уговорить.
  
  ***
   Сара ушла заниматься своими делами и я остался один, ходил в школу делал уроки и улыбался. Вся моя прислуга сразу заметила явные перемены, но на вопросы я не отвечал. Сам заметил, как стал более общительным, с удовольствием разговаривал со своими домашними и одноклассниками, хотя с ухода моего демона прошло всего четыре дня. На уроки которые ведёт Роман, я демонстративно не ходил, он сам приходил на следующие, и как бы проверял, наличие меня в классе, мне было плевать. Когда он при нашем классном руководителе попытался сделать мне выговор, я сказал:
   - Ты жить хочешь?... Тогда не приближайся ко мне.
   Он меня не понял, да и миссис Ноди меня отчитала по полной программе, но я то знал, что Сара с ним сделает, если учует рядом со мной. Нет, мне не было его жаль, я был на него зол, но при этом понимал, что он человек, а людей просто так, из-за злости, убивать нельзя. Самому от этих мыслей страшно становится, наверное, это какое-то влияние связи, со стороны Сары.
   Два дня назад я проснулся среди ночи от того, что на меня кто-то пристально смотрел. Но когда я включил ночник и встал, в комнате некого не было. Окно было плотно закрыто и занавешено шторами, не на потолке, не под кроватью, никого не обнаружилось, я специально посмотрел. Тогда, что меня разбудило? Сходил, поглядел, дом спал, в тишине не шороха и демон мой не откликался. Утром, выходя из дома, я снова ощутил этот пристальный взгляд, мимолетный, не долгий, но он точно был. Потом ещё в школьном дворе и вечером у пруда с карпами, за мной явно следили, но кто и зачем, не понятно. Сначала я подумал, паранойя разыгралась, но потом решил раньше времени не волноваться. Сегодня за завтраком, я наконец увидел своего преследователя, он стоял в саду под яблоней и следил за мной, из под опущенных ресниц. Я решил, не светить его перед кухаркой и быстро доев овсянку, и запив ее чаем, с кусочком капустного пирога, вышел в сад. В саду у нас, в дальнем его конце, есть беседка, не видная не с одной камеры, туда-то я и прошёл. Примерно, я представлял, кто это и бояться мне было нечего, но тревога все же присутствовала. Мальчик оказался рядом внезапно, только что место пустовало, а в следующий миг он уже рядом стоит. Светленький, худенький мальчик, в зауженных, светло голубых джинсах и серой футболке, с изображением большого цветка, выложенного стразами, на ногах тёмно серые кроссовки. Волосы у него длинные и гладкие, цвета спелой пшеницы, прихвачены не макушке ярко желтой заколкой. Глаза он не поднимает, смотря на меня из под пушистых и длинных ресниц, и молчит, только застенчиво улыбается.
   Сара говорила, что у нее есть дети, тринадцать особей (так она о них сказала), они же, стражи города, не люди и не вампиры. Существа очень красивые, часто использующие свою красоту как оружие. Молчаливые, от того, что их голос способен свести с ума. Она сказала, что дети слепы, в человеческом понимании этого слова, но способные видеть душу, среди шелухи окружающего мира. Я тогда расстроился, подумав, что они меня не одобрят как ее партнера, а она засмеялась. Объяснив, что для них важно счастье мамы и я, буду вызывать только интерес и желание сохранить для счастья родительницы выбранного ею человека. Эти дети безмерно любопытны и познакомиться, придут обязательно, главное (посоветовала она) их не бояться, они не любят страха.
   - Здравствуй! - сказал я мальчику, не ожидая ответа и улыбнулся.
   Мой гость, молча, протянул ко мне руку, намереваясь дотронуться, а я сделал шаг в сторону, не позволяя ему этого. Он улыбнулся шире и спрятав руки за спину покачнулся с пятки на носок. Мне показалось, что мы ведем безмолвный диалог. Он так и распространял вокруг себя: любопытство, доброжелательность, интерес и словно ощутимое, извинение. Я протянул руку, что бы дотронуться до него, считая, что он повторит мой предыдущий жест, но мальчик сделал все на оборот и сам шагнул на встречу моей руке. Я погладил его по тёплой и гладкой щеке:
   - Красивый! - произнёс я, а мой молчаливый гость лишь кивнул в ответ, то ли подтверждая мои слова, то ли принимая, как комплимент.
   В следующий миг меня окликнули с крыльца и я обернулся, отвлекшись. Когда я вернул внимание к своему гостю, его и след простыл.
  
  ***
   Ей всегда было жаль этого мальчика, слепой и немой, он не казался ей опасным. И хоть прикасаться к образцу, было строжайше запрещено, она не могла себе в этом отказать. Он не чем не отличался от других детей. Ребёнок. Очень светлая кожа, волосы цвета воронова крыла, худенькая, даже щуплая фигурка. Он сначала был принят ею за девочку, слишком изящный. Каждый раз, беря его кровь на анализы, она извинялась перед ним, а ее ассистенты над этим посмеивались.
   Ребёнок не любил боль, да кто ж ее любит, он забивался в угол и сверкал оттуда злым взглядом. Он не кому не причинял вреда, всегда тихий заторможенный, большую часть дня спящий. Единственное на что он реагировал это вампир. Ее бросало в холод, когда глава клана несущих тьму ,посещал лабораторию, ей хотелось спрятаться. А вот мальчик, почему то оживал, начинал принюхиваться, старался подобраться как можно ближе к посетителю и большому начальнику. Ему явно очень хотелось прикасаться к главе клана ночных, но тот не позволял ему этого смотря с брезгливостью. Вампира интересовали только исследования, а результатов было не много. За восемь лет ее работы здесь удалось выяснить, что кровь образца продлевает жизнь человеку, а вампира способна убить. Но начальству нужно не это, он хотел получить точно такого же ребёнка с идентичными показателями, в полное распоряжение. Оказалось, что детей старше тринадцати ген не трогает, а младше десяти убивает. Из подопытных, в живых осталось, на данный момент пятеро, три девочки и два мальчика. В лаборатории ходили слухи о скорой поставке материала. Да, для ее учёных, дети были лишь материалом и не чем иным. Но не для неё, она звала их по имени, прикасалась к ним и жалела. И ненавидела себя за эту нежность, переживая их смерти так эмоционально, словно они были ее детьми. Нет на работе не кто не видел ее слез или печали, но это не значит, что ее не было вовсе.
   А потом что-то изменилось, нет, не внешне, внутренне. Детей увезли в неизвестном направлении, а мальчик, вдруг, стал ей улыбаться. Предвкушающее так. Почему то это не насторожило ее, а главное она об этом не сообщила. И вот сейчас, в компании начальства и охраны, наблюдая на мониторе, как сама же выпускает его на свободу, ужасалась. Доктор Моника Грин, совершенно не помнила, как пришла в лабораторию среди ночи, как увила образец и куда. И ночная охрана не в курсе и в таком же шоке, от произошедшего. Ей было безумно страшно, ведь у вампира один способ наказания.
   Мальчик свободен, и пусть она не знает, к чему это приведёт, но это лучше чем страшные планы вампиров на него. А она справится, она сильная, не впервой.
  
  ***
   Новый день будит меня ярким солнышком, греющим своими лучами остывшую гнилую крышу, на которой я устроилась с ночевкой. Я не тороплюсь вставать, мне так хочется посидеть в тишине без беготни и нервотрепки, отдохнуть, свернувшись в калачик, забыть о проблемах. И я сижу, грея в его лучах, свою остывающую душу. Смотрю далеко в небо, скуля о прошлом...как же я хочу засыпать в кресле у камина, завернувшись в плед и просыпаться в мягкой кровати, под горячим боком моего мужчины. Хочу вдыхать воздух наполненный запахом цветущих лип, гулять по ночным улицам, не заполненным людскими страхами. Хочу слышать детский смех из моего сада, в котором цветет жасмин или шумный разговор из наполненной запахом свежего хлеба кухни. Мммм, как же сильно я хочу вновь вернутся в далекое прошлое, что бы не думать о будущем и не отвечать за жизни тысяч людей, живущих на моей земле. Хочу капризничать и привередничать, а люди что бы крутились вокруг меня, словно я и мои желания ядро вселенной. Но все мои хочу - это детский эгоизм, на который сейчас я не имею права.
   Мой замок полон мусора и вековой пыли, ему предстоит капитальный ремонт и реставрация. Моя земля пуста и безжизненна, нет больше фруктовых рощ и прудов с кувшинками, беседок увитых плющом и прекрасных сортовых роз. То тут, то там, парк зияет ямами и проплешинами кострищ. Город занят вампирами, загажен нищими и безработными лоботрясами. Мои вековые законы осмеяны и забыты. По этому, где-то в глубине моей сущности поднимается гнев окрашенный льдом, холодный и безэмоциональный, жестокий и безжалостный. Он рождается из печали одиночества, горя от потери всего, что было важно, страха за будущее, обиду на тех кто не удержал мою власть в мое отсутствие, отчаяния вечности и повторения ситуации, а главное, из ненависти, к тем, кто сделал меня такой, чудовищной. Мой ледяной гнев не позволит мне простить, дать шанс выжить врагам, отступить, не когда. В один миг я вспыхну огненной яростью от боли за тех, кто мне дорог и мои земли накроит кровавая волна не щадящая даже невинных. Мой гнев не позволит мне пожалеть о содеянном и заставит упиваться победой безумно долго. Такой я буду совсем скоро, осталось чуть-чуть подождать. В конце концов, мой мир вновь станет идеальным прибежищем для семьи и друзей. Я создам прекрасный корабль для моего капитана, заплатив непомерную цену. Сладкую цену смерти и боли ведущую мой город к свободе. Но это все будет попозже, сейчас я не позволю себе думать о потерях и ошибках, ведь у меня в впереди целый солнечный день.
   Дом Натаниэля, как и всегда, встречает меня тишиной и пустыми комнатами, в отсутствии хозяев, прислуга предпочитает собирается в кухне или в саду, а не таскаться по дому. Моего мальчика нет, но в спальне живёт его запах и я могу представить, как он собирается в школу: сонно сползает с кровати направляясь в душ, роется в гардеробе выбирая, что надеть (он всегда долго пялится в заполненный шкаф, в последствии выбирая то, что знакомо), спускается к завтраку ведя одной рукой по перилам, специально оставляя на них свой запах. На завтрак овсянка, не его любимое блюдо и он наверняка морщится торопясь запить ее чуть сладким чаем, потом опаздывая забегает в спальню, что бы схватить собранный ещё с вечера рюкзак и оборачивается в дверях в последний момент что бы подарить опустевшей комнате улыбку на случай если я загляну. Его постель уже перестелили и вытерли пыль на полках по этому я не скрываясь ставлю на одну из книжных полок старую книгу в которой собрана история моего рода, надеюсь, ему это будит интересно. А под подушкой оставляю маленькое украшение в синенькой коробочке. Уже уходя улавливаю нежный розовый запах и усмехаюсь, мои дети явно проявляют любопытство.
  
  ***
   Я тут подумала:
   "Замок большой, перестраивать его долго, а в городе полно вампиров. Может, их чем занять? Да ещё, моему маленькому мужчине нужен телохранитель.
   Моя армия конечно сильная, но против людей они выходить не любят. А вот вааампиррры. Нет. Не собираюсь оставлять их в живых, а тем более властвовать на моей территории, но. Кто сказал, что среди них, нет достойных жить? Наверняка со всего города наберется хотя бы десяток, этого мне будит достаточно."
   Да! Решено!
   Отправлю детей на разведку, пусть разомнутся, а если потом где пары вампиров не досчитаются, так это не мы. Кто ж городской миф, в чем заподозрит?
  
  ***
   Сокровищница встречает меня светом и шумом, которого здесь давно небывало, прям душа радуется, или то, что у меня вместо неё. И это их слаженное, едва слышно:
   - Мама!
   Их объятья, тёплые ладони и нежные щечки, их мысли. Рай!!! Я помню, они давно не дети, но для меня они осколки моей души, брызги памяти, всегда искренние, всегда мои.
   Их наблюдатели разделились, половина ушла наверх, ожидая исполнения своих желаний с моей стороны, вторая осталась.
   Из трущоб, наверх поднялись только двое: это ответственный Кевин, которого там ждали дети и чудачка Мирна, к которой вернулась память. Девочка могла и остаться, но упорно вознамерилась прожить свою жизнь ярко, запоминая каждое ее мгновение, и пусть, теперь ее некто не обидит. Ее парой до конца жизни будет Закери, он не позволит неприятностям помешать ее планам. Так же в свою квартиру отправилась Энджи, безумно желавшая остаётся, но Ава ей не позволила, решив, что девушка больше будет полезна нам там. Кевину, кстати, в пару досталась Хельга, думаю, наша маленькая святая с лёгкостью подружиться с его уличной семьёй.
   Из детей городской элиты в сакровещнице остался только Кристоф, заключивший пари, остальные разошлись по домам. Вивиан проводила до дома своего Рикардо, ушедшего, кстати, на своих двоих. Венеру Рински сопроводил Штефан, ставший, ее короной. Леон получил радость всего мира и я уверенна, Радомир позаботится что бы жизни его льва нечего не угрожало. Девочке Савелле достался Суд в лице Дайны, хотя она уже передумала лишать жизни свою сестру. Думаю эта мысль ей в голову непридет уже не когда. Малышка Шейни получила ручного льва и он позаботьтся о ней лучше кого либо в этом мире. Леон найдет способ примерить ее родителей. Ну, а Джамаль, составил пару для Марлы, месть ее отцу теперь станет продуманной и изысканной, уж он то проследит. Вот так, а тех кому некуда было идти, скрыли подземелья.
   Ещё, двое моих людей рвутся на поверхность, идти им в общем то не куда и они останутся в замке, следить за работами по отстройке дома. Да и на вопросы различных инстанций кто то должен отвечать.
  
  ***
   Итак, Ррррррр, в городе целых пять вампирских кланов:
   Главой клана "Кровавого рассвета" оказалась женщина,( кто сказал мужчинам что они самые сильные?). Клан не многочисленный и молодой, но по словам Иты, принесшей мне эту информацию, самый жестокий ( вот, мы самые кровожадные). Мой зависимый , кстати, ее любовником числится. Зовут его Френк и он ещё до своей смерти-перерождения был безжалостным убийцей. Эх!
   Самый многочисленный у нас, клан "Чёрной крови", но со слов Морганы, в нем нет нечего стоящего моего внимания.
   Свейн рассказал, что в клане "Пьющих жизнь" сейчас находятся его марионетки. Глова этого клана вот уже больше десяти лет, ищет способ создать себе армию против вампиров, подчиняющуюся только ему. Эксперриментаторр, блин, на мою голову!
   Аттика сообщила интересную информацию про клан "Несущих покой". Главами этого клана являются блезницы, мужчина и женщина, а за связи с другими кланами у них отвечает мой третий зависимый, вампир Нолан.
   Самым вменяемым в городе вампиром, как это не странно, является глава "Скользящих в ночи". Это те самые, к которым по документам, приписан Реймонд. Как сообщила Аврора, стражи, те что патруль, были созданы главой именно этого клана. Зачем? Хотела бы я знать. Нет, у меня конечно есть подозрения и я явно не обрадуюсь ответу, но с ним стоит поговорить. Хотя зверь мой мечтает вцепится в глотку каждому вампиру и рвать их когтями.
   - Нельзя! - командую я своей второй ипостаси и улыбнувшись, добавляю. - Пока. И он ждёт, он умеет ждать, а потом наслаждаться победой.
  
  ***
   Леди попросила провести ее в мой клан, сказала, что у неё выгодное предложение к его главе, но я отказался. Не со зла или с опасением, нет, просто отказался. Теперь стоя у ворот особняка "Скользящих" наблюдаю, как она с восторгом рассматривает здание через прутья высокого (для человека) забора. Как маленькая, в самом деле.
  
   Хозяйка, тьфу ты, Госпожа, пришла в корпус к стражам, (обычно люди нас опасаются), спросила Оса по началу. Но в место него к ней вышел Джей и попытался объяснить, что в рабочее время свидания не приветствуются. Она над ним лишь посмеялась, громко, звонков и обидно. А затем спросила меня, что показалось ему подозрительным. Человечка, просящая позвать ей вампира,...да ещё и с улыбкой.
   Когда я спустился, то увидел в холле половину отдела, пристально разглядывающими тринадцатилетнюю девочку. Я не сразу ее узнал, мне казалось, что она старше, зато она меня узнала и буквально бросилась ко мне, поймав в объятья. Я уже и забыл, какого это, когда тебя искренне рады видеть, а она была рада, чем привела меня в замешательство.
   - Рррей! - с рычанием воскликнула она, крепко сжимая меня в объятьях, и добавила, указав на надувшегося Джейсона. - Он забавный!
   - Наверно, - только и смог ответить я, пытаясь сдержать улыбку, а затем строго обвел взглядом помещение и проговорил. - Можете расходиться, господа, больше нечего интересного не предвидится.
   - Бууука, - произнесла моя посетительница, ткнув в бок кулачком, и проворчала. - Мне было весело.
   - Я заметил, - улыбнулся я девочке, и взяв ее за руку повел на верх по лестнице. Правда, на пол пути обернулся и обращаясь уже к другу. - Найди брата и ко мне, - тот лишь кивнул в ответ.
   Держать ее за руку было приятно, тепло и, пожалуй, немного грустно. Леди не сопротивлялась, тихо шла за мной следом, с детской любопытной улыбкой оглядываясь на каждого проходящего мимо. Но это была игра и я понимал, что ей не нравятся не моё поведение, ни мои мысли. Наверное, была бы ее воля, она бы меня сразу убила, ещё в холле, но я каким-то чудом затесался в число важных для неё существ и она теперь всегда будит раздражатся, от невозможности меня уничтожить. По этому, заводил ее в свой кабинет с опаской и ладошку отпустил, только после того как усадил в собственное рабочее кресло. Отступив на пару шагов, поклонился, сам не понял, зачем?
   - Я не кусаюсь! - с возмущением в голосе ехидно воскликнула моя госпожа и добавила по удобнее усаживаясь в кресле. - Можешь присесть.
  
   Знаете, я не раз слышал человеческие сказки о вампирах гипнотизирующих свою жертву, хотя такое и происходит крайне редко. Но некогда не происходило на оборот, до сегодняшнего дня. Что бы я сделал то, что не хочу, да еще и по указке человека! Но вот же, делаю.
   От ворот нас провожали любопытные, недоуменные, насмешливые и голодные взгляды. Но это не заставило ее остановится, она лишь ниже опускала взгляд, не от того, что боялась или стеснялась, как это виделось другим, нет. В ее глазах сияла неприкрытая жажда убивать, именно не желание ее обнаружить у такого нежного создания, роль которого она играла, заставляло ее смотреть в пол. Ее ладонь в моей, становилась с каждым шагом все холоднее, а дыхание все медленнее и глубже. Ей не нравился запах и в какой то момент она и вовсе прекратила дышать.
  
  ***
   - Здравствуйте, - произнесла девочка в легком платье персикого цвета, поднимаясь с мягкого удобного кресла и пристально глядя на вошедших в комнату мужчин.
   - Здравствуй, - улыбнулся ей, глава клана 'Скользящих в ночи' и жестом предложил своему второму гостю присесть. - Чем, могу быть полезен?
   - Умри! - бросила она ему в лицо приказ, присаживаясь в кресло.
   - Так сразу? - улыбнулся мужчина, усаживаясь за массивный стол и усмехаясь. - Мы же и познакомиться не успели.
   - И хорошо, - ответила гостья и поморщилась. - Тебе бы не понравилось.
  
   Странный разговор, скажите вы, а как иначе, если я без приглашения вторглась на его территорию. А он не один и мне очень трудно сдерживаться. Правда его гостем оказался один из моих зависимых - вампир, но что это решает.
  
   - Я начну с Чёрной крови, - произнесла она, поднимая на мужчин взгляд звериных глаз - Затем уберу Кровавый рассвет... Третьими пойдут 'Пьющие жизнь'. Вы и несущие останетесь на сладкое.
   - Подавишься, - ехидно прокомментировал гость главы скользящих, ему этот разговор казался абсурдным.
   - Тобой? Возможно, - чуть улыбнулась - Хотя тебе в будущем нечего и не грозит, Нолан.
   - Как можно изменить твоё решение? - поинтересовался тот, к кому она пришла, отвлекая ее от своего гостя.
   - Не как... Ненавижу вампиров! - прошипела девочка, ежась, как от холода и предложила. - Но ты можешь получить помилование.
   - Для себя? - уточнил он.
   - Нет, - ответила она, закрывая глаза. - Для парочки самых младших, или тройки, не больше.
   - И зачем мне такая милость?
   - Другим и этого не дам, - пожала плечами.
   - А если исчезнем? - спросил он.
   - Попробуй, - улыбнулась она, пристально на него поглядев, и пояснила. - Стражи любят играть в догонялки.
   - Стражи? - воскликнул Нолан недоуменно.
   - Стражи, кровь моя, это смерть несущие вампирам существа, не люди, не вампиры. Он - указала пальцем на власть держащего вампира - просто патруль свой так назвал.
   - Это была идея лорда Хатера, - ответил глава клана.
   - Не плохая идея, но разве он тебя не отговаривал? - поинтересовалась гостья, наклоняясь вперед.
   - Отговаривал, - усмехнулся вампир. - Я тогда ещё не как понять не мог, что же в этом городке такого для нас опасного, что его аж трясло, от одного названия. Оказалось, ты.
   - Я! - улыбнулась - Это моя земля и законы здесь только мои. Никто здесь не будит питаться моими людьми, командовать ими.
   - А люди знают, что они твои? - ехидно откликнулся мой связанный.
   - Нолан! Можно я тебя задушу? - простонала я с отчаяньем, устав сдерживаться и пряча за спину кисти рук с отросшими на них когтями.
   - Попробуй! - предложил он в ответ и свалился с кресла на пол, корчась, как от нехватки воздуха.
   - Пробую, - проговорила я, смотря в глаза главе клана скользящих. - Тебе нравится? - спросила у своего вампира, даже не взглянув на него и ослабляя поводок, давая ему возможность отдышаться.
   - Как...как...ты...я уже мёртв! - высказал наконец свою мысль вампир.
   - Будучи ребенком, я не была человеком, - пожала я плечами. - А после того, как меня покусал вампир, я стала монстром, которому убить вампира не составляет труда, мне даже прикасаться к вам не нужно, - поднялась я с удобного кресла и направилась к двери из кабинета, уже взявшись за ручку, обернулась. - У вас три дня. К холодам, в городе вампиров не будит!
  
  ***
   - Проводил? - спросил Джейсон у Рея, вошедшего к нам.
   - Н-да. - ответил тот задумчиво и пояснил раздраженному брату - Она не хочет не кого обидеть...просто...ей по другому нельзя.
   - А распоряжаться нашими жизнями значит можно? - вопил Джей, возмущенно. - Диктовать нам?! Приказывать?!
   - Она хозяйка, - пожал плечами вампир в ответ.
   - Да в гробу я видал такую хозяйку!  - выматерился брат и вылетел за дверь, хлопнув ей на последок.
   - Все я понимаю, - произнёс устало друг и подняв на меня взгляд, спросил. - Но я то, с чего виноват?
   Глаза вампира смеялись и вообще, он выглядел вполне счастливым. Он запрокинул голову назад и со вздохом произнёс:
   - Она нереальна Вальд. В ней столько эмоций, что можно столетиями кормить армию вампиров и они некогда не попросят крови, - он взглянул на меня и добавил. - Жаль, что она ненавидит вампиров.
   - Главное, что не ненавидит людей, - ответил я ему и улыбнулся брату, вставшему в проеме двери.
   Джей всегда быстро успокаивался, умея почти мгновенно усваивать информацию и находить в ней выгоду, не то что я. Вот и сейчас, он закрыл за собой дверь и присев рядом с Реем вздохнув спросил, не к кому конкретно не обращаясь:
   - Что делать то будем?
  
  ***
   Знакомство с этой раздражающей мелкой особой вывело меня из себя, а главное возразить то нет возможности. Госпожа графиня, блин, какая графиня нафиг?! А ехидная какая. Сколько сарказма, насмешки. Бесит! Мелочь, а туда же. Командует она!
   Вальд ещё, улыбался ей и кивал на каждое слово, дибил.
   Если б я не видел, как она Рея усмирила и заставила делать то, что хочет она, не поверил бы не единому слову. Армия у неё против вампиров, как же!!! Тфу!
   Но, что-то решать же надо.
  
  ***
   Брату не понравилась маленькая леди, нет, она конечно не маленькая, раз ей уже за тыщу лет перевалило, но выглядела она сегодня очень нежно. Скромно очень, хотя ее речи это не как не соответствовало.
   Когда мы вошли в кабинет, то оторопели, хотя, скажу честно, чего-то в этом роде стоило ожидать. Он все же вампир, а она их не любит. Рей сидел на полу, напротив девочки, в нежного цвета платьице и молчал, опустив взгляд.
   - Ого! - вырвалось у меня, а брат произнёс более адекватно:
   - Какого черта?!
   - Ещё раз здравствуйте, - ответила девочка и улыбнулась, демонстрируя нам с братом не маленькие клыки.
   То, что она говорила, было абсурдным, до безобразия, но не как не невозможным. Да, если приложить усилия у неё все получится. Вот только, в ее игре нам отводилась роль и я не был уверен, что брат с этой ролью смирится. Он явно был возмущен до глубины души и вот-вот готов взорваться. Но разве нас стали слушать, нет. Леди заставила Реймонда, каким то немыслимым нам способом, делать то, что ей хочется и ушла, оставив брата кипеть от негодования и не возможности послать ее подальше. Впрочем, выглядел он при этом презабавно.
  
  ***
   - Привет Люк! - восклицаю я, вскочив на подоконник открытого окна и пугая своим появлением не только хозяина комнаты, но и его гостей.
   - Чеерт! - ржет, упавший от неожиданности, со стула, парень - Ты не нормальная!
   - А то я не знаю, - ворчу я, вставая на ноги и подавая ему руку.
   - Через дверь нельзя было войти что ли? - интересуется рыжий, качая головой, осматривая моё миленькое платьице, очень приметное, кстати, для этой части города.
   - Тогда бы моё появление не было бы таким эффектным, - возражаю я ему и интересуюсь, осматривая его гостей. - У тебя детский сад?
   - Ааа - откликается Люк и объясняет - Это Ксан к отцу ушёл, а мне своих мелких сплавил... - Че хотела то? - интересуется он, явно намекая, что я тут лишняя, храбрый какой.
   - Спросить, хотела, - мурлычу я, качаясь с пятки на носок. - Сколько твоя мама получает за год?
   - Копейки, - морщится мой собеседник.
   - А если я эти копейки умножу на три и буду выдавать ей раз в квартал? она уволиться? - спрашиваю я и слышу ответ тоненьким голосом:
   - Да! Она нам сладкого купит.
   - Это Эмиль, - отвечает Люк, представляя мне своего брата, и уточняет. - Ты хочешь моей матери работу дать?
   - Нет, - качаю я головой. - Я хочу, чтоб ты был занят мной и моим домом, а не детьми.
   - Да запросто! - восклицает Люк и улыбается. - Ей давно пора с младшими посидеть, а то они скоро забудут, как мама выглядит.
   - Вот и договорились, - улыбаюсь я в ответ. - Жду тебя у замка дня через два.
  
  *** Тем же вечером:
   - Наконец то! - воскликнул Люк шепотом (если только шепотом воскликнуть можно). - Я уж думал, ты там ночевать остался, - проворчал он наблюдая как друг пробирается через завалы игрушек к дивану. - Твои спят, - указал он другу на двери своей комнаты.
   - Отца выпустили, - ответил ему Ксан устало.
   - Как? Когда? Это же хорошо! - восторженно порадовался за друга парень и, закрыв себе рот ладонью, обернулся на дверь с опаской.
   Ксандр только насмешливо фыркнул, наблюдая, как друг чертыхается и позволил ему утащить себя в кухню.
   - Я как всегда пришёл, а он говорит: подожди, я документы оформлю и пойдём. Пришлось ждать, - тихо рассказывал Ксан, расположившись в маленькой кухоньке за давно немытым столом. - Я до сих пор в шоке, рад конечно, но это все подозрительно как то.
   - Но хорошо же, - сказал ему Люк в ответ и предположил. - Я, наверное, знаю причину.
   - Почему? - наклонился к другу Ксан.
   - Это только предположение, - поднял руки вверх Люк, как бы говоря, что он то тут не причём. - Но ко мне сегодня Сара заходила, предложила, - наклонился он ближе к другу и шепотом. - Предложила матери моей деньги платить за то, что она с мелкими сидеть сама будет, а я буду в полном ее распоряжении, - он вновь отклонился от стола и закончил. - Может и у тебя, тоже, она?
   - Может, - задумался Ксан и поинтересовался - А что ж она ко мне не зашла?
   - Так тебя ж сегодня дома то и не было, - усмехнулся Люк и пожав плечами, ответил - Придёт ещё.
  
  ***
   Мне понравилось ходить по магазинам, хотя там столько ужасных нарядов, кошмар просто. Раньше, за такие наряды вешали, а счасс... Правда, платьице моё, светленькое, вполне красивое и я в нем смотрюсь очень невинно, но это я одна по магазинам ходила, так толком не выбрав нечего.
   Думаю, мне необходима горничная, чтоб не заворачиваться на счёт одежды, обуви и компании при ее выборе.
   В ресторане, что расположился близ городской площади, готовят невероятно вкусный шоколадный десерт и кофе, от мысли о котором текут слюнки. Для меня в этом заведении держат отдельный кабинет, не большой, но уютный. Я попросила окно в нем сменить, сделать его открывающимся, исполнили. Официанты там тихие, не навязчивые, словно тени, для меня с моими разрозненными мыслями самое то.
   Может, стоит впоследствии, их повара - кондитера переманить. Что бы наслаждаться его шедеврами ежедневно.
   На окраине городе расположился конный клуб. Правда, конюшни у них махонькие, не уютные, но зато сами кони хороши, ухоженные. Жаль, демона моего среди них нет, а то ухватилась бы за гриву да вскочила на спину и в поля, с ветром на перегонки. Чтоб душа пела и жизнь в венах, чтоб мысли да желания одни не двоих, хоть ненадолго. А так, да, довольные жизнью кони, только простора им не хватает.
   Конюшни необходимо восстановить, непременно. И этим помочь с расширением территории. Оранжереи в городе не нашлось, к сожалению, мне так хотелось мои розы восстановить. Нашлась группа людей, выращивающих в небольших теплицах цветы и травы. Это конечно не совсем то, что я искала, но хотя бы так. А там подберем хорошего садовника или даже не одного. От старого моего друга у меня дневники остались.
   Вот такие открытия я сделала, праздно шатаясь по городу целый день, ведь на разговор с Люком ушло совсем немного времени. Да и отойти от вчерашнего общения с вампирами стоило, их для меня одной оказалось много.
  
  ***
   - Тук-тук-тук. - стучу я в двери квартиры Ксандра и слышу за ней лёгкие шаги.
   Дверь открывается и в щелку на меня недоверчиво смотрит пугливый младший брат моего будущего секретаря. ... Забыла, ... как же его зовут то?
   - Привет, - говорю я подмигивая. - Кто дома?
   - Папа, - отвечает он с чуть заметным вздохом, открывая мне дверь и вжимаясь в стену, что бы не касаться меня, когда я пройду мимо.
   - А ты забавный! - произношу я, проходя мимо и вдыхая воздух, следую на балкон, к хозяину дома.
  
   - Здравствуйте - пытаюсь я быть вежливой, рассматривая этого не известного пока мне мужчину. Н-да, взрослая копия Ксандра, но если младший слишком серьезен для своего возраста, то в глазах этого играют смешинки.
   - Здравствуй, - отвечает мне в тон мужчина, явно не совсем понимая, кто я. Высокий и крепкий, сильный, под футболкой не разобрать, но кажется, у него на груди изображен дракон, хотя я бы этого мужчину откормила. Что за мысль!
   - Ты значит Георг?
   - Да, - спокойно отвечает он и спрашивает в ответ. - А ты?
   - Это Сара, - произносит тихий и неуверенный голос позади меня, что заставляет улыбнуться.
   - Слушай, Кристофер, - обращаюсь к парнишке, оборачиваясь. - Тебе подружка не нужна, а? А то, я вроде пока свободна.
   - Иди ты, - бурчит он в ответ и уходит.
   - Забавный, - шепчу я ему в след и, оборачиваясь к взрослому, выдыхаю. - Привет!
   - Сара значит, - хмыкает тот и интересуется. - И что же ты хочешь? Я молчу, обдумывая пришедшую мне в голову внезапную мысль. Мужчина... Как давно это было?
   - Что ты хочешь услышать? - вздыхаю я, тряся головой - Подумай сам, большой же мальчик. Что я могу хотеть?
   - Все что принадлежит мне, твоё. Да и вообще... я тебе по гроб жизни обязан, - отвечает мужчина - Бери, что хочешь.
   - Как пафосно, - шепчу я, опуская взгляд, и злюсь, понимая, что разговор свернул не туда. Хотя, чего я хотела?
   - Здравствуй Леди, - говорит Ксан у меня за спиной и, когда я оглядываюсь, добавляет. - Ты его не слушай, он пьяный просто, от свободы, невменяемый, - и так он это говорит, что хочется расслабиться и прижаться к нему покрепче.
   Со мной что-то не так.!!!
   - Ты мне нужен, - говорю я и уточняю. - Придешь?
   - После завтра, в замок? - спрашивает он и тут же, сам отвечает - Приду.
   - Спасибо. - говорю я делая шаг к нему на встречу и провожу кончиками пальцев по его щеке.
   За тем, резко перелетаю через балкон, поняв, что вот-вот сорвусь и растворяюсь.
   Нет, конечно, я не растворяюсь в прямом смысле, просто двигаюсь быстро, человеческому глазу не уловить.
  
   - И давно ты в женщинах разбираешься сын? - интересуется у меня отец и я улыбаюсь в ответ:
   - В девочках, - отвечаю ему я - Недавно, но с ней все совсем просто, она устала, одна. Как и я.
  
  ***
   Я голодна, мне хочется увидеть моего капитана, сжать его хрупкое человеческое тело в крепких объятьях и целовать до потери пульса. Нельзя! Сейчас, после произошедшего недавно, я его только напугаю.
   Придётся, найти того, кто на сегодняшнюю ночь его заменит.
   Н-да, самый простой и доступный вариант меня не очень то привлекает. Вот смотрю на эту кучку ночных бабочек и нечего, кроме злости, не чувствую. Размалеванные девушки и парни, (красивые? не знаю) мне сегодня по душе невинность, но терпения искать что-то другое у меня уже нет.
   Стоит мне сделать шаг в их сторону и:
   - Плохой выбор, - произносит голос Иты за моей спиной, вызывая мой вздох.
   - Не вкусно же, - откликается Аттика ей в тон.
   - Мама, - завет меня Моргана и взяв за руку, тянет в противоположную сторону - Пойдём.
   Желания идти за ними, у меня нет, но я не сопротивляюсь, следую за дочерьми. Идём мы медленно, но недолго и не далеко. Минут через пять девочки замирают в подворотне между домами и выглянув за угол, перешептываются.
   - Вот, - указывает мне куда то на выход Аттика и я, молча выглядываю.
   Дааа, этот экземпляр определённо вкуснее. Не высокий, крепкий парень, лет двадцати трёх на вид, не из бабочек конечно, но это уже нечего не изменит.
   - Привет, - восклицаю я, появляясь рядом с ним внезапно, от чего он вздрагивает и резко оборачивается.
   - При...как? - откликается он и оглядывается явно не понимая, как я сумела появиться рядом так внезапно, если улица пуста.
   - Поделись кровью, - прошу я, не собираясь нечего объяснять.
   И отчетливо слышу, как убыстряется стук его сердца, вгоняя его в беспокойство. Представляю, как сладка его кровь на вкус.
   - Я заплачу, или, - призывно улыбаюсь. - Ты хочешь чего то другого? - предлагаю я, буквально теряя контроль.
   - Нее детка, я по мальчикам. Извини, - отвечает он расслабляясь и, вздыхает, собираясь уйти.
   Ну уж нет, детка, я не собираюсь искать кого то другого, не сегодня. Да и ты мне вполне подходишь, плевать, что ты не совсем трезв и я тебе не интересна. Я ведь, не совсем я.
   - Эй! - окликаю я парня и, наблюдая, как он оборачивается, добавляю. - А если так?
   Да! Не куда ты от меня не денешься. Ты мой! Тебе уже хочется это тело, а значит, я получу твою кровь, в бооольшом количестве. Ммм.
  
  ***
   Просыпаться было тяжело, голова раскалывалась, хотя я вроде не так уж много и пил, все тело ныло, словно меня катком раскатало. Ещё, мучили, страшная жажда и невероятно пустой желудок, но я ведь вчера плотно ужинал. Что же со мной было то? Не помню?! Странно.
   Попытался подняться и виски, как молнией прошило, нет, не буду торопиться, полежу.
   Мозг работал медленно и со скрипом, меня мутило и хотелось в туалет, но встать не получалось. Сполз, с кровати, а дальше ноги меня не держали, сел. Только тут, ощутив голой задницей холодный пол, понял, что спал, в чем мать родила. Это куда же мои трусы подевались?
   С огромным трудом, голова кружилась, разлепил глаза и оторопел. Вся моя спальня была буквально разворочена.
   С комода, как и с рабочего стола, были скинуты на пол все предметы, занимавшие там места до этого. Зеркало, висевшее все над тем же комодом, было разбито и его многочисленные мелкие осколки усеивали пол вокруг. У стула не хватало одной ножки, а у прикроватной тумбы нижней ручки. Дверь в ванную была сворочена и весела на одной верхней петле. У кровати, на которую я опирался, не было ног, хотя, нет, они были, но явно подкосились за ночь. Оглянувшись на окно можно увидеть гардины, висевшие буквально на сопле и валяющиеся под ними мятые шторы. Глубокие следы когтей, украшающие обои на стене, столешницу и спинку кровати. И что обидно, не единой мысли в голове, проясняющей этот погром.
  
  ***
   - Ммм, хорррошо как, - промурлыкала я потягиваясь и просыпаясь. Все моё тело пело и требовало танца в солнечных лучах. Но я не торопилась, вытянув руки, выгнула спину и медленно села, огляделась, искренне улыбнувшись, Моргане, сторожившей мою бессознательную тушку.
   - Дааа, славно я перекусила, - улыбнулась я и, усмехнувшись, добавила. - Повеселилась, за одно.
   Сколько в этом парне нерастраченных эмоций было, сколько ярких чувств, прям пир. Мора молчала, не мешая мне анализировать произошедшее вчера и оценивать сегодняшнее самочувствие. И жалеть, что парня нельзя было выпить до дна, нечего, я его хорошо запомнила. Ещё встретимся, Ян, хоть ты меня и не вспомнишь.
  
  ***
   - Здравствуй Майкл, - приветствую я нового боса мафии моих трущоб, в коем то веке, придя через главный вход и удивив этим поступком обоих его помощников.
   - Давно не виделись, - восклицает он и лыбится, как придурок. - Привет. - Хочу тебя в гости пригласить, - усаживаюсь я в мягкое, но не удобное кресло. - В замок, завтра утром. Придешь?
   - От чего же не прийти, если приглашаешь, - усмехается мужчина. - Приду.
   - Хорошо, - киваю я своим мыслям и предупреждаю. - Компания у меня не обычная и неожиданная, будь к этому готов.
   - Да после тебя, меня уже не чем не удивишь, - хмыкает он в ответ.
   Ну, это мы ещё посмотрим, как ты не удивишься.
  
  ***
   Вот, когда все мои зависимые приглашены или предупреждены о встрече, я понимаю, что завтра важный день, когда многие проблемы решается, а многие только нарастут. Уже завтра. А сегодня, мне банально нечем заняться. Если только...
  
  ***
   Как же хорошо чувствовать ветер в крыльях. Слышать в его шелесте песни о мире и свободе. Лететь!
   Как давно это было? Кажется, целую вечность назад.
   От сюда я могу видеть засыпающий город внизу, на земле, шумный, живой и мёртвый одновременно. Люди, вампирры, они не видят меня, не слышат, не могут. Магия для них лишь миф, красивая сказка на ночь, и только мои маленькие стражи, мои дети, с восторгом следят за полетом дракона в небе.
  
  ***
   Они такие забавные!!! Чудны-ые. Пришли и сбились в кучки, только Ксан и Люк сидят на ступеньках крыльца, спокойно, без единого волнения, знают, что им уже нечто не может навредить. Они мои.
   Братья Мюррей, в форме, взявшие в свою компанию Реймонда, стоящие отдельно между мафией и вампирами, поглядывающие на них настороженно. Майкл, со своими помошничками и Теренс, судя по разговору, они не плохо знакомы с моим вором. Им видимо тоже не нравится соседство, не с теми, не с другими.
   Отец Себастиан, беседующий с миловидной девушкой, скорее всего это дочь моего банкира. Кажется, мисс Вилсон чувствует себя здесь не уверенно, а священник пытается это сгладить. Незнакомый мне мужчина, стоящий в компании моих, адвоката и водителя.
   Диана и Жан, выбравшиеся, наконец, из подвалов и отказавшиеся стоять на месте. Теперь ходят кругами, дышат и улыбаются, счастливые.
   И наконец, вампиры. Правда их как то многовато будет. Если "Скользящих", с Реем, пришло четверо, то с Ноланом - шестеро. Совсем оборзели, дай им волю, весь клан сохранить попытаются.
   Ладно! Как бы мне не хотелось остаться на крыше, вдали от проблем, пора спускаться.
  
  ***
   Когда моя подопечная попросила сюда прийти, сказав, что это жизненно важно для моего босса, я не поверил. Хотя и пообещал все увидеть и услышать, а главное запомнить. Но сейчас, рассматривая эту необычную и не сочетающуюся компанию, подозреваю, что возможно она была серьезна. Тут и вампиры, из двух разных кланов, и стражи, и какие-то подозрительные личности, и дети, явно из трущоб. Даже священник в этой компании. Девушка, к которой я подошёл за разъясненьями, сказала, что она адвокат, а мужчина, присоединившийся к нам позже, оказался водителем.
   Я все ждал того, кто же собрал всех этих людей вместе, но не как не ожидал увидеть девочку лет четырнадцати в пушистом платьице, делавшем ее похожем на перекрашенного в зелёный цвет фламинго. А уж как она появилась, скатившись по стене здания...слов нет.
  
  ***
   - Привет всем!!! - воскликнула я, поднимаясь на ноги и оглядываясь, мне нравилось видеть выражения их лиц. - Надеюсь, вы все уже перезнакомились, - сказала, не дождавшись от них приветствия. - Думаю, вам хочется знать: - Что же я от вас хочу? Хотя, среди вас есть те, кто догадывается.
   - Ни тяни кота за хвост, - откликнулся один из вампиров, о-о-очень не вежливо. - У нас и без тебя дел хватает.
   - Иди-и-иот! - простонал Ксандер, а Ос откликнулся:
   - Точно!
   - Да ладно мальчики, не волнуйтесь, подумаешь, одним вампиром меньше станет, - промурлыкала я нежным голосом и спросила, обращаясь к вампирам. - Хотела бы я знать, почему вас так много?
   - Со мной только четверо, - отозвался Рей, подходя к своим. - Эти трое, - указал он на трех парней, - Ты сама разрешила. И... - проведя пятерней по волосам, неуверенно спросил. - Тебе ведь архитектор нужен?
   - Нужен, - ответила я, рассматривая невысокую женщину не старше пятидесяти. - А нельзя было ее в число этих определить?
   - Она для главы не так важна, - ответил он, поглядев на вампиршу, явно извиняясь.
   - Ладно, пусть будит, - отмахнулась я. - На сладкое оставлю.
   - А эти? - ткнула я невежливо пальцем (явно в отместку) в остальных ночных.
   - Эти со мной, - откликнулся Нолан дерзко.
   - Мальчик мой, мне повторить твоё удушение? - поинтересовалась я, улыбнувшись и видя, как он побледнел, добавила. - Если я сказала три, это значит три, не как иначе... Ты считать не умеешь или не понимаешь человеческую речь? - съехидничала я.
   - Трое, - выделил он для меня двух девушек и мужчину. - А это садовник, бухгалтер и телохранитель... для тебя, - изобразил он шутовской поклон при последнем слове.
   - Паяц! - плюнула я в его сторону. - Для тебя я всегда госпожа, не иначе. И на кой мне телохранитель? Если стоит ему подойти, и я его убью, а?
   - Мнишь себя бессмертной? - спросил тот самый хранитель, что для тела.
   - Я ночной демон, мальчик, - ответила я со вздохом. - Да если мне будет нужен свихнувшийся вампир рядом, я предпочту кандидатуру Джея из клана" Кровавого рассвета", а не как не тебя.
   После моих слов наступила тишина, думаю, им было что обдумать. Я так и чувствовала их мысли: недоверие, ужас, недоумение. Не знаю, был ли в том клане, ещё какой Джей, но этот был самым известным. Цепной пес смерти.
   Наконец, невежливый вампир развернулся, зашагал в сторону города, даже не заметив, как от замка за ним последовала белая молния. Некто не уйдёт сегодня без сопровождения, тем более лишний вампир, сам подставивший себя моим голодным стражам.
   - Что ж, с этими разобрались, - пробормотала я себе под нос и спросила погромче. - Что делать с остальными?
   Но не успели мне ответить, как я простонала в голос:
   - Наааатан!!! - и все развернулись в сторону нежданного гостя вместе со мной. У меня, как всегда, унесло крышу при виде этого мальчика.
   - Миилый, - шептала я, обнюхивая сваленного с ног Натана, и млела.
   - Успааакойся, - смеялся он, пытаясь меня поднять и подняться сам, что было не так-то просто.
   - Эдзеро!
   - Какого черта!
   - Быть того не может! Шептали голоса вокруг, но я их пропускала мимо ушей. Мой мужчина, только мой!
   - Сдаюсь! - ответил вдруг Натан и, раскинув руки в стороны, расслабился.
   - Что ты тут делаешь? - интересовалась я, проводя чуть когтистыми пальцами по его скулам.
   - Соскучился, - ответил он, выбив меня из колеи, я только и могла, что простонать:
   - Ммм.
   Я была невероятно рада его видеть, соскучилась до дрожи в коленках и бабочек в животе, и нечего, что вчера ночью ела, это же Нааатан!
   - Счастье моё, - произнесла я, продолжая на него любоваться, но вставая и подовая ему руку. - Я тоже скучала.
   - Я прочитал, - подал он мне книгу, продолжая улыбаться, и резко одернул рукав, незаметно, словно поправляя. - Было интересно.
   - Хорошо, - ответила я улыбаясь и вдруг, став серьёзной, произнесла, протянув к нему открытую ладонь. - Покажи!
   Натан тяжело вздохнул, но чуть закатав рукав, протянул мне правую руку, со следами синяков. Мои маленькие пальчики под эти отметины не подходили. Я потянула его руку к лицу и лизнула синяк, растерла слюну по отметине и, продолжая держать его за руку, обернулась к вампирам.
   - Рреймонд! - обратилась я к своему зависимому. - Я хочу голову Романа Ярди, к полудню завтрашнего дня.
   - Она уже твоя, - ответил мне вампир без единой эмоции.
   - Жалеешь? - спросила я у Натана, пристально смотря ему в глаза и продолжая поглаживать подушечками пальцев синяки на его запястье.
   - Нет, - неуверенно ответил он по началу, затем печально улыбнулся и добавил. - Уже нет.
   - Ррастешь, - пробормотала я и предложила, потянув его за собой. - Пойдём, я тебя с кровью познакомлю.
  
  ***
   - Вот! Это мистер Зарфа, мой секретарь, - указала я на Ксандра и разъяснила. - У него в доме семеро младших, по этому, он должен справиться с моим непостоянным расписанием.
   Дождавшись пока мальчишки пожмут друг другу руки продолжила, повернувшись к Люку:
   - А это рыжее безобразие, дворецкий дома Редборн, мистер Люк Хорад.
   - Приятно познакомится милорд, - проговорил рыжий, вместо пожатия руки кланяясь моему мальчику, чем привёл в некоторое замешательство друга.
   И опять эта его улыбка, как долго, видя ее, я буду снова возвращаться на пятьсот лет назад, а?
   - Лааадно, - потянула я моего названного гостя в противоположную сторону. - Это Теренс, мой личный ворр, - ткнула я пальцем в сторону Бонна. - А рядом с ним босс моей мафии Майкл Пат и его прихвостни.
   Наверное, я в этот момент обидела червя, но я старалась выделить Теренса, как кровь. И у меня получилось, Натаниэль пожал ему руку, а Майклу просто кивнул. Держался мой малыш уверенно, словно такие знакомства для него не впервой.
   - Что? - спросила я у Бонна, заметив его хитрый взгляд, переводимый с меня на Натана.
   - Действительно, красивый мальчик, - усмехнулся он в ответ.
   - Нет, не мальчик, - покачала я головой. - Мужчина, - и перешла к трио стражей.
   - Ну, эти наверно тебе более понятны, - произнесла я, полуобернувшись к собеседнику. - Это братья Мюррей, Джейсон и Освальд. Думаю, они справятся с обязанностями охраны моего дома.
   - Доброго дня мистер Эдзеро, - проговорил Джей, а его брат лишь возмутился в мою сторону. - Я думал, ты пошутила.
   - Неее, - усмехнулась я и прижав к груди ладонь Натаниэля само довольно высказалась. - Он мой! - затем тяжело вздохнула и обратила внимание на вампира:
   - Это Реймонд, но я ещё не придумала ему должности. Не знаю, что я ожидала, но оба моих мужчины лишь чуть кивнули друг другу.
   - Это вампиры, - махнула я рукой, в сторону нелюдей. - Не знаю как их зовут, но какое то время они на меня отработают, - сказала я Нату о ночных и услышала возмущение Нолана, почти шипение, на грани слуха, но услышала.
   - Натан, счастье моё, - ласково обратилась я к своему мужчине. - Посмотри на Нолана глазами моего капитана, пожалуйста.
   И он посмотрел, сначала со вздохом опустил взгляд в пол, затем усмехнулся и поднял на вампира взгляд. Жёсткий, насмешливый, не терпящий неповиновения. Этот взгляд, жаждущий убить, заставил Нолана отшатнутся.
   - Она нечего не делает просто так вампир, - произнёс он холодным голосом. - Ты не видел ее настоящую, такую, от которой кровь в жилах стынет. Не обманывайся, знай, что твои глаза врут. О как! Давно про меня так не кто не говорил. Приятно даже.
   - Натан, - отвлекла я его от вампира. - Позволь представить тебе моего рыцаря.
   - Отца Себастиана? - удивился малыш, глядя на священника со смущением.
   - Ага.
   - Здравствуйте Натаниэль, - отозвался мой священник, глядя на нас с теплом во взгляде.
   - Это, - обернулась я к мисс Вилсон, а Натаниэль договорил недоуменно:
   - Роза.
   - Да. Она дочь моего банкира, - объяснила я и продолжила. - Ещё у меня есть водитель мистер Ллойд и адвокат семьи Ретборн, Селена Фишер.
   - Мисс Вилсон, мисс Фишер - поцеловал он девушкам руки, от чего Роза смутилась, а Селена лишь фыркнула. Эвану Натан пожал руку и повернулся к последнему из этой компании.
   - Ммм, этого я не знаю, - отозвалась я, рассматривая мужчину.
   - Моя фамилия Цетри, я работаю на мистера Крейна, - произнёс мужчина.
   - И что ты думаешь о моей компании? - спросила я.
   - Вы тут, что-то масштабное задумали, - пожал он плечами.
   - Да, - отозвалась я улыбаясь. - Мы уничтожим вампиров и поменяем правительство.
   - Таким составом? - усмехнулся он и покачал головой, явно считая меня наивной дурачкой, как и многие до него.
   - А с чего ты взял, что это вся моя армия? - поинтересовалась я и добавила. - Не заблуждайся мальчик, ты не уйдешь с этой поляны в одиночестве.
   - Ну ладно! - воскликнула оглядываясь и увидев оставшихся не названными. - Вон там Жан и Диана, они не кровь, но к дому будут относиться, - пояснила Натаниэлю.
   - Я запомню, - отозвался он, улыбаясь мне. Мой солнечный мальчик.
  
  ***
   - Итак! Дамы и господа! Я приветствую вас в моём близком кругу и желаю удачи в нашем общем деле. А именно: в отстройке Замка, уничтожении вампиров и смене власти... - произнесла я, встав посреди пришедшей к замку толпы и крепко держа своего мужчину за руку - Для тех, кто не верит, повторяю: К холодам все будит кончено, не верите, отойдите, не стоит стоять у меня на пути. Ответом мне было молчание, где то предвкушение, где то скепсис, но против, не было сказано ни слова.
   - Работать вам придётся в тесном контакте с моими Стражами, если не помните, напоминаю, разговаривать с ними и смотреть им в глаза запрещено. А так же, для вампиров, - тяжело вздохнула, стараясь не зарычать. - Терпите, иных помощников у вас не будет, я не могу находиться рядом с вами, в отличается от них.
   - Опять же на счёт вампиров, первыми будет клан Чёрной крови, так как их слишком уж много, затем Кровавый рассвет и Пьющие жизнь. Если среди этих кланов есть кто то, кто вам дорог... предупредите заранее. - Вопросы?
   - Не реально, отстроить эти развалены до зимы, - проговорил Майкл, оглядывая старое здание.
   - Нереально, - улыбнулась я. - А ты представь, что его вампиры строят.
   - Ну да, - отозвался он в ответ.
   - А кем правительство заменишь? - поинтересовался не знакомый мне Цытри, его кстати, Стенли зовут, к нему так Эван обратился.
   - Не знаю пока, - честно ответила я и спросила. - Может, у кого подходящие кандидатуры есть? Предложения по этому вопросу принимаются и мысли тоже.
   - А вампиров, какими силами уничтожишь? - раздался вопрос из рейдов все тех же ночных.
   - Ита! - выкрикнула я и на поляне появилась девочка стройная рыжая гибкая и красивая. - Ты позавтракала дорогая? - спросила я и она отозвалась чуть слышно:
   - Спасибо, было ооочень вкусно.
   - Что ж, - отозвалась я, кивнув дочери головой и повернулась к вампирам. - Очень давно, когда город ещё был только скоплением деревень, "Кровавый круг древних" заключил с герцогиней Редборн нерушимый договор о том, что не одному вампиру в мире не позволено будит основать на ее территории клан, иначе она поклялась стереть элиту вампиров с лица планеты, - помолчала, позволяя им переварить сказанное. - Думаете тогда у меня не было козыря в рукаве?... Не думаю, что кому-то из здешних глав кланов такое разрешение дано, а если и дано...
   - А не боишься, что ударят в ответ? - отозвался другой вампир. - У тебя ведь есть слабое место, - указал он на Натаниэля.
   - Одна капля крови Натаниэля Эдзеро пролитая вампиром или человеком будит ровняться десяти, - ответила им моя девочка, подняв от пола взгляд, от чего вампир дернулся и завизжал.
   - Вы всего лишь корм, ночные, - отозвался Свейн.
   - Много корма, это хорошо, - произнесла Моргана.
   - Сыытно, - отозвалась Аттика.
   - Нас много вампир, очень много, - сказала ему Итта. - Но даже если бы я была одна...
   - Все, что принадлежит мне, принадлежит и моему мужчине, моему капитану, - сказала я, проводя по его щеке костяшками пальцев, затем спустилась ладонь к шее и обхватила ее отращивая когти. - Пока я так хочу.
   Натан даже не дрогнул, продолжая мне улыбаться, только в его глазах промелькнуло что то, вроде желания отомстить.
   - Вырасти сначала, - прошептала я потянувшись к его губам, а когда он ответил на поцелуй добавила. - Я подожду.
  
  ***
   Боги! Как я устала за сегодняшнее утро! Вот вроде нечего не делала, просто говорила, а устала и нервная теперь, к тому же.
   - Тебе он понравился или ты его просто так надел? - немного зло спросила я у Натаниэля, указав на медальон, мелькнувший в вырезе его рубашки.
   - Понравился, - ответил он спокойно, прикасаясь к моему подарку. - Только я не понял, что там внутри, обычно туда портреты ставят или локон волос, а тут...
   - Кровь! - вздохнула я и пояснила. - Моя!
   Да, с моей стороны это была высшая точка доверия, но не стоит заблуждаться, она может убить так же легко, как и спасти жизнь.
   - Я люблю тебя, - прошептал мой мальчик, покраснев. - Спасибо.
   - Не за что, - ответила я наблюдая, как ложка с мороженным пропадает за его губами, как заметив мой взгляд, он снова краснеет.
   Оставив стражей, разбирается с вампирами и людьми, сбежала. Но на тот момент это было лучшее, что я смогла придумать. Теперь вот сижу в ресторане кормлю Натана пропущенным завтраком, в коем-то веке не овсянки поест.
   Сома я сыта, но зла, а значит, мне всего лишь необходимо успокоится. Только, как это сделать, если я зла на своего мальчика, за то, что он открыл всем своё инкогнито. Теперь придётся ещё и по этому поводу волноваться. Устала.
   Вампиры, скорее всего, придут интересоваться, какого лешего их же сородичи что-то строят для левой тети, а если сказать что для себя, то возникает вопрос, почему им эта земля не досталась. Передерутся!
   Надо придумать причину исчезновения целого клана, да ещё и многочисленного. Желательно, что бы ни кто не посчитал ее подозрительной и пошёл их искать. Думаю, дети не захотят ждать и Чёрная кровь исчезнет за одну ночь. Что с этим делать?
   Как защитить людей? Чтоб они не пострадали в будущей неразберихе. Хорошо бы если кто-то из ночных сбежит, тогда дети будут их ловить, попутешествуют за одно. Люди, хрупкие, что с ними делать?
   Кого посадить вместо правителя города? Как этого человека выбрать? Среди кого выбирать? Сколько вопросов, а мгновенного ответа нет.
   - Сара!? - теребит меня мой мальчик за рукав, а когда я обращаю на него внимание, вдруг, ссутуливается, опуская взгляд и бормочет. - Извини. Какого... Ааа, я наверно на него внутренним взглядом посмотрела.
   - Ты тут не причём Нат, на тебя я не сержусь, - устало ему улыбаюсь я и качаю головой. - Уже не сержусь. Я ведь тоже безумно скучала по тебе.
   - Ты в отличие от меня не ограничена в выборе, - ворчит он, вызывая мой смех:
   - Да я свободна, и судя по твоим эмоциям тебе понравилось, - говорю я, пристально на него глядя.
   - Нет!!! - слишком резко возрождает он, выдавая себя и облизнув пересохшие губы понимает, что выдал. - Просто, это было слишком, - краснеет мой будущий мужчина.
   - Я сорвалась, прости... В следующий раз заглушу эмоции, - обещаю ему я.
   - Тебе меня мало да, - вздыхает Натан.
   - Не то что бы мало, - отвечаю я.
   - Тогда, почему? - спрашивает он, смотря мне в глаза и я не отважу взгляд:
   - Ты после ночи со мной не встанешь, проваляешься в больнице неделю, а если ещё и не проснешься... Я ведь не только кровь твою выпью... Тебе будит очень плохо, а я начну расстраивается, злится, казнить себя, - перечисляла я, начиная паниковать, затем сделала глубокий вдох и закончила. - Легче подождать лет пять, пока ты подрастешь, чем потом...
   - Не волнуйся, - перебил меня Натаниэль. - Я не против, просто... волновался. Мой мальчик.
  
  ***
   Усталость бывает разная, бывает выматывающая вызывающая упадок сил, как сегодняшним днём, а бывает такая как сейчас, сытая, когда не хочется двигаться. По этому, не двигаюсь, из под полуоткрытых ресниц, наблюдаю за спящим у меня на груди Натаном. Он так крепко обхватил меня руками, словно боялся отпустить.
   - Не волнуйся, - шепчу я, проводя ладонью по его волосам. - Я не исчезну.
   Маленький, верящий в сказки мальчик, ты так хочешь свободы, внимания и признания, глупый. Заблуждайся подольше, это даст мне право на твою душу. Я построю для тебя корабль, большой и красивый, ты подберешь на него команду сам, сильную, бесстрашную и так же сильно жаждущую свободы, как и ты. Ты дашь кораблю имя и поведешь его в рассвет, не понимая, что у моих кораблей только один путь. Только один...
   - Я тоже скучала, очень скучала. Мне так же как и тебе плохо находится в дали, - продолжала шептать я. - Потерпи малыш, ещё пара, тройка дней и у тебя будит телохранитель, которому нет равных среди ночных, а уж люди ему на один зуб. Я перестану волноваться, а ты сможешь передвигаться по городу, забыв об опасности. Потерпи.
   Какие бы мысли не возникали в моём мозгу, я люблю этого мальчика, люблю. И пока он не предаст меня буду любить, хорошо бы до самой его смерти. Хотя, на моей памяти такое было лишь однажды. Давно.
  
  ***
   Мне издалека видна суета у замка, машины, люди, вампиры. Со вздохом подхожу поближе к крыльцу и останавливаюсь.
   - Все хорошо!? - раздается рядом, повернув голову вправо, я вижу Аттику.
   - Хорошо, - откликаюсь я и слышу голос Морганы, слева:
   - Мы за ним присмотрим, не волнуйся.
   - Его ни кто не обидит, - берет меня за руку Атти.
   - Я знаю, - шепчу я дочерям в ответ и вздохнув направляюсь к крыльцу. Там вампиры, мой зверь рычит и рвётся с привязи, но я не могу его отпустить, не сейчас.
  
  ***
   У входа в здании ругаются люди, а именно Жан и кажется начальник строительной бригады. Рядом топчутся вампиры и вся строй бригада... и тут мальчишки.
   - Не реально, слышите не ре-аль-но, построить всё до первого снега, - возмущается мастер строй бригады.
   - Я вас прекрасно понимаю, - отвечает ему парень. - Но вы только представьте, что это построят вампиры.
   - Да тут только мусор вывозить до зимы придется, не то что строить, - продолжает начальник бригады и кажется, они этот спор ведут довольно давно.
   - Вампирам на нас насрать, мы для них только жратва, а вы говорите они строить будут, - слышится голос из строй бригады.
   Мужчинам явно не комфортно стоять в одном помещении с молчаливыми вампирами. Они то и дело на них поглядывают настороженно. Ночных, кстати, в помещении многовато.
   - Будут! - громко и зло произношу я входя. - И мусор вынесут, и замок выстроят, - обвожу взглядом кровососов. - Жить захочешь, ещё не то сделаешь.
   Бригадир явно хочет возразить, но я ему не позволяю:
   - Мне нужны жилые помещения к холодам и не как не позже, - смотрю в глаза старшему спорщику. - Мне, так же как и вам, не нравятся эти мертвяки, мастер, но не кто кроме них так быстро с работой не справится, - вздыхаю. - Вы не волнуйтесь, работать они будут, даже слова против не выскажут и жизням вашим нечего не угрожает. В этом городе есть более страшные силы чем вампиры.
   И тут рядом раздается четкое:
   - Госпожа, - а когда я оборачиваюсь, Реймонд подает мне пластиковый мешок со словами. - Голова, Роман Ярди, ровно полдень.
   - Ррей, - расплываются мои губы в улыбке и я беру из его рук страшную ношу. - Спасибо.
   - Можно узнать? - интересуется Джейсон Мюррей, находящийся здесь как наблюдатель, наверное. - Что ты с ней делать будешь?
   - Засушу, - отвечаю я, продолжая улыбаться. - А потом на дверь повешу, в качестве дверного молотка. Что бы всяк сюда входящий помнил, что предательство, преступление и даже обида нанесенное моей семье, моей крови и моим фаворитам карается лишением головы...
   - Сурово, - произносит Жан, прикрывая гнетущую тишину, а я хихикаю:
   - Зато эффектно.
   - Думаю, это будит довольно эффективно, - говорит Реи, отходя к компании соплеменников.
   - А куда ты его тело дел? - спрашивает вдруг Джей ему в спину и все снова задерживают дыхание.
   - Оставил там где взял голову, - пожимает он плечами в ответ.
   - Полдень, - вновь разрывает тишину Жан и интересуется у меня. - А если лорд его увидит?
   - Расстроится, - задумываюсь я и махнув рукой договариваю, уходя в сторону двери своего подвала. - Не чего, иногда полезно разочаровываться.
  
  ***
   - Познакомимся? - интересуюсь я у головы, разворачивая свою ношу, но разглядеть лицо в кровавом чёрном пакете не успеваю, его выхватывает Штефан:
   - Не стоит, - произносит он, пряча моего недознакомца за спину. - Испачкаешься. Зачем тебе пятна на чистом костюме?
   - Для антуражу, - ворчу я, чувствуя себя ребёнком у которого в песочнице игрушку отобрали, смесь недоумения, как так, отобрали, и негодования, не жалко вроде, другая есть и в то же время не такая, протягиваю руку. - Отдай.
   - Нет, - делает плавный шаг в сторону мальчик, качая головой. - Не хочу чтоб ты сорвалась, и так раздражительная сверх меры в последнее время.
   Я злюсь, но даже понимая это успокоится не выходит. Делаю глубокий вдох и задерживаю дыхание, спустя секунд двадцать выдыхаю медленно.
   - Я р-р-р сспакооойнаа, - произношу я рыча-шипя и сама себе не верю.
   - Ага, - усмехается сын. - Тебе нужен бой, яростный, до смерти, с несколькими соперниками, а потом кто-то кто не побоится заняться с тобой любовью, - предлагает он и договаривает. - И твой Натаниэль на эту роль не подходит.
   - Хорошая идея, - вздыхаю я, плюхаясь на пыльный диванчик подвала. - Только нет у меня не кого кроме Натана.
   - Зато у тебя есть два клана вампиров, по-моему они не плохие противники.
   - А вторую часть твоего предложения ты тоже с ними осуществлять предложишь?
   - Ну, думаю, мы тебе кого не будь найдём, - улыбается мой мальчик и склонив голову на бок предлагает, покачивая мешком. - Я его почищу и подсушу, а ты потом доделаешь, хорошо?
  
  ***
   На днях, меня, по среди ночи, накрыло эмоциональной волной, буквально смело. Такого я некогда ранее не испытывал и не сразу понял, что это за эмоции. Чьи они было понятно, а вот что их вызывает.
   Эмоции накатывали волнами, то стихая, то сметая разум, небольшой перерыв и все начиналось по новой. Мне даже завидено стало, по началу, почему со мной нечего подобного не бывает. А потом дошло, что же она такое испытывает и стало обидно, почему не со мной. Чем я ее расстроил? Люблю же и даже осмелился признаться в этом. Так почему не я?
   Оргазм был оглушающим, после него в ушах шумело, а перед глазами плавали яркие круги и все тело превращалось в кисель, вызывая на губах блаженную улыбку. Знал бы я раньше, что это бывает, так, не за что бы не отказал Эшли Витс из параллельного, а теперь, поздно. Хотя, все равно отказал бы, ей ведь хотелось породниться, кто знает, чем бы мне этот опыт аукнулся. Да и Сара вряд ли тогда на меня внимание обратила бы.
   Я соскучился и решив нарушить ее запрет, не показываться рядом, поперся к замку, взяв за причину прочитанную книгу. Откуда же мне было знать, что у неё там, в этот момент, какой то сбор. Вышло не плохо, познакомился с ее семьёй, жаль, что она все же злится, хотя и говорит обратное. Мне понравился Люк, своеобразный такой парень, с хитрецой во взгляде, он у моей леди весёлые и печальные эмоции вызывает, при том одновременно. Ксандер кажется взрослым и ответственным, хотя тоже мой ровесник. Вор, очень умный парень, прячущий ум за хитростью и лицемерием. Стражи разные, один наслаждался представлением, другой осуждал и нервничал.
   Вампиры непонятны, они вызывают чувство пустоты в ее душе и только двое, ее кровь, ощущаются мыслями. Думаю Реймонд получит должность ее палача на долго, а Нолан, дурак, по другому и не скажешь. Увидеть в ее компании священника не как не ожидал, так же как и Розу Вилсон. Я знал конечно, что ее отец директор маленького банка, но даже подумать не мог, что он больше чем миллиардер, благодаря деньгам моей девочки. Адвокат у нас явно ехидная, а водитель показался мне усталым. Остальные показались мне не столь важными личностями, но имена я запомнил, на всякий случай.
   Она сказала я хрупкий и она мной дорожит, но легче не стало. Почему не я?! Почему не со мной она испытывает такие крышесносные эмоции? Наверно, я просто ревную.
   Тело Романа Ярди было найдено после полудня, в туалете, со спущенный штанами и без головы, думаю, это не плохо отображает его поступки. Скандал разгорелся не шуточный и школу вроде даже собрались закрывать, только куда нас всех, элитных детей денешь. Было ли мне его жаль, НЕТ. Может это и жестоко, но я вздохнул с облегчением.
  
  ***
   Время летит так быстро, что я не успеваю уловить все происходящие разом. Кажется, я вот только проснулась, только вышла с город, только обрела любимого человека, как...
   Замок строится и людьми, днём, и вампирами, ночью, среди них то и дело мелькают мои стражи и Жан. Этот шустрый парень оказался просто не заменим, да и с детьми он сработался ещё в подземелье. Ди, устроила что-то вроде полевой кухни, что бы рабочие не уходили на обед, кормит их сытно из какого то три ли ресторана, то ли столовой, я не вникала. Пока все довольны, мне вмешиваться не стоит.
   Тот парень, Цитри, работает, как оказалось, на Жанну Таверли, телохранитель. Он на неё так орал, вы бы слышали:
   - Куда ты влезла женщина? Чего тебе не хватает? Зачем надо было в гавно влипать? Да, он так и сказал, говно. А она, вся такая расстеренная и слабая, готовая вот-вот заплакать, вдруг спокойно и чуть ехидно говорит:
   - Какие же вы все дети, мужчины, - и чуть ухмыльнувшись добавляет. - Если ты нечего не понял в произошедшем на развалинах, то выйди в холл и погляди повнимательнее на портрет там висящий, у неё все такие же печальные глаза.
   Вот так, не знаю, чем закончился разговор, Джамаль ушел, поняв, что девушка сама в состоянии разобраться со своим подчиненным. Но Стенли теперь ходит по близости, что бы быть в курсе событий.
   Майкл на меня обиделся, отвечает мне со злостью в голосе, я аж общаться с ним расхотела, отправляю теперь к нему Леона.
   Братья Мюррей ходят хмурые, в особенности Джейсон. Как маленькие прямо. Не знаю, что с ними делать.
   Вампиры активировались, рыщут кругами, интересуются друг у друга куда делся клан чёрной крови. Куда? Да просто дети их в катакомбы увели, кто-то же должен мусор из замка сортировать. А вы думали все просто, съедят, нет, они умеют растягивать удовольствие.
   Натан ревнует, забавный, если бы не чувствовала, не поверила бы, что любит. Но он любит, его эмоции такие чистые, тёплые. Вот только эта колючая ревность... Он не верит, что я его берегу, хотя и мирится с тем, что он единственный связанный со мной мужчина. Я не хочу его расстраивать, но и отказаться от подкорма не имею права, иначе сорвусь, как сказал сын. Наверное, битва, все же хорошая идея.
   Чувство, которое возникает, в последнее время, внутри меня - страх. Мне страшно, от того, что я уже не смогу остановить эти события. Сейчас, у всей этой толпы есть виноватые, а стоит сказать СТОП и виноватой останусь я. Они вспомнят, что и без меня им жилось не плохо, что вампиры им не сильно и досаждали, что правительство не плохое. Да как у всех! Мне страшно, от размаха моего предприятия, от невозможности повернуть время в спять и одиночества, среди всех этих чужих мне существ. Мне хочется кричать от ужаса, но я молчу и пру вперёд, словно носорог, разжигаю в венах ненависть и жажду мести, не смотря на окружающую действительность.
  
  ***
   - Как это понимать?! Что они о себе возомнили?! - бушевала женщина, разнося обстановку своего кабинета. - Куда? куда? Я вас спрашиваю, мог деваться целый клан за ночь, и нет, чтоб большая его часссть, тогда хоть можно было бы сказать, сбежали, так нет же, весь клан, да ещё и самый многочисленный. КУДА??? - вопила она, от чего подчиненные жались к стенам. - Они ведь нечего не оставили, не одной зацепки. Куда?
   - А скользящие? - прекратила она свое движение на минуту, что бы в следующую снова сорваться с места. - С чего они вдруг объединились с несущими? Какого черта они на пустыре что-то строят? Кто им это позволил? До этого столько споров было, а тут вдруг строят! - шипела она, запуская в стену последнюю статуэтку кошки, лежащую до этого на столе не тронутой.
   - А вы, вы, не можете доложить мне нечего вразумительного, только мямлите в ответ, - обвиняюще тыкала она в вампиров пальцем. - Джей! - резко обернулась она к молодому парню, спокойно сидящему в кресле и с улыбкой оглядывающему окружающий хаос. - Я хочу знать ответы на эти вопросы, немедленно, - истерично скомандовала она.
   - К полуночи, - ответил он, неспешно поднявшись и покидая комнату. - не раньше.
   - Аааааа, - донеслось ему в след.
  
  ***
   Как же она его бесит, своими истериками, припадками и эгоизмом. Даже то, что у неё самый яростный и жестокий клан, не умаляет того факта, что она дура. Хочет она, приказывает, а ведь не подумала даже, что право так с ним обращаться стоит заслужить. Да если бы не чертова клятва и узы создателя, он бы давно придушил эту девку, собственными руками.
   Какое ему дело до клана чёрной крови, исчез и хорошо. Нет же, ей надо докопаться, куда. А несущие со скользящими, как будто не знает, что они строят замок, для леди. Ее просто бесит факт, что они поставили кого-то выше нее. Как же, соперница у неё появилась.
   За суетой вокруг замка, он наблюдал уже несколько дней и примерно, ответы мог дать уже сейчас, но не хотел. Пара часов проведённых в дали от неё давали ему мираж свободы. Пусть не надолго, но он избавлялся от ее капризов и эгоистичных приказов, многие из которых скатывались в банальный абсурд. Ему уже и убивать для неё не хотелось, не то, что прикасаться к ней в постели.
  
  ***
   А вот и моя жертва, нет, я не собираюсь причинять ему вред, но раз уж ей нужны ответы...
   - Здравствуй, - пытаюсь я быть вежливым с человеком.
   - Здравствуй, - откликается он с испугом, пытаясь разглядеть меня в сумерках своего сада.
   - Ты ведь сейчас не чем не занят, правда? - интересуюсь я, оперевшись о яблоню и сложив руки на груди.
   - Эээ, - оглядывается парень и неуверенно отвечает. - Н-нет, вроде. Смешной, маленький и храбрый. Но я не смесь, жизнь дороже.
   Я почти сразу заметил эту парочку, они не таились, не боялись, с виду оба подростки, но на деле... Если то, что я о них слышал правда, он самое то, что мне нужно.
   - Прогуляешься со мной? - спрашиваю я и приближаюсь к нему. - Моему боссу нужны кое-какие ответы.
   - Лаадно, - тянет он и просит отступая. - Только руками меня не трогай, а то Она расстроится.
   - Да без проблем, - развожу я ладони в стороны, чуть приподнимая, словно говоря, что я не причиню ему вреда.
   Он идёт тихо, лишь оглядывая с любопытством ночные улицы. Он совершенно не боится, глупый.
   - Не страшно? - задаю я интересующий меня вопрос и слышу голос совершенно уверенного в себе человека, а вовсе не маленького скромника, каким он мне показался в начале:
   - Мне нечего боятся, - пожимает он плечами и улыбается. - Ты меня не тронешь, а остальным не позволят.
   - Смотри-ка, - усмехаюсь я. - Самоуверенный, какой.
   - Если бы, - говорит он и вздыхает, оборачиваясь ко мне. - Я люблю монстра, не вампира, не человека, Демона... - улыбается, как то предвкушающе и продолжает. - Видел бы ты ее, в истинном виде. Она Чудовище!
   - Что тебе мешает уйти? - спрашиваю я и вижу совершенно недоуменный взгляд.
   - Я ещё не настолько сошел с ума, что б от такого отказываться, - отвечает он возмущенно, вновь становясь нежным мальчиком, двуличный.
  
  ***
   Пока его враги паниковали и рвали на себе волосы, бились в истерике и просто волновались, он был совершенно спокоен.
   - Замок значит?! - задумчиво произнёс глава клана 'Пьющих жизнь' глядя на подчиненного.
   Он не считал, этот факт проблемой и даже исчезновение клана чёрных его не настораживало. Он был весь в предвкушении победы. Пока два клана что-то строят на пустыре, он нанесет, наконец, свой удар. Не плохо изучив мерзкий характер головы рассвета, он с лёгкостью устранит весь ее клан, за раз.
   Голова пьющих зловеще улыбался, направляясь в подвалы и пугая своим оскалом младших. Там, глубоко под землёй его ждали козыри, до того тихо сидевшие в рукаве. Дети, способные убивать подобных ему, но находящиеся в полном его подчинении.
   Позже, когда приказ будет отдан, он позволит себе расслабиться и напиться, в компании нескольких живых красавиц, не думая о последствиях.
  
  ***
   Ее не наказали, не оштрафовали и даже не отстранили от работы, хотя с отсутствием образца исследования его крови были прекращены. Да и нечего было исследовать, что странно, вся его кровь не просто свернулась, в течении трёх дней, она буквально разложилась, разрушая всю цепочку ДНК. Она не расстраивалась по этому поводу, была даже рада, что больше не придется мучить и обрекать на смерть человеческих детей.
   Отсутствие наказания, пугало больше чем наличие приговора. Нет, ее не тронули, но наверняка тщательно следили, силами вампиров, ожидая, что она выдаст факт общения с образцом.
   - Здравствуй Моника, - произнёс мягкий голос, в ее кухне, стоило ей включить свет.
   - Ты! - воскликнула она, от неожиданности роняя пакеты с покупками.
   - Я, - прошелестело в ответ, мальчик подхватил ношу в миллиметре от паркета и неуловимым движением переставил на стол, оставаясь на расстоянии от неё.
   Он был шатеном, что прежде было не заметно, не высоким и худым, как и раньше, его взгляд не поднимался от пола. Вот только сейчас его плечи не были опушены, спина прямая, на губах играла улыбка и вся его поза выражала уверенность. Он показался ей красивее, чем раньше, от чего перехватило дыхание.
   - Что ты тут делаешь? - спросила она шепотом и подойдя к окну резко задернула шторы. - Тебя поймают.
   - Беспокоишься? - усмехнулся поздний гость. - Не волнуйся, сёстры и близко некого не подпустят.
   - У тебя есть семья? - удивилась она, не вежливо открыв рот.
   - Есть, - ответил он, подходя ближе и садясь на стул, у противоположной от нее стороне стола. - Мама и братья с сестрами... - мальчик глубоко вздохнул. - Они и раньше были, просто спали и не чувствовали друг друга, как и я их.
   - Я рада, что ты их нашел, - улыбнулась она немного неуверенно.
   - Я тоже этому рад Моника, - произнёс он и спросил. - Хочешь сменить работу?
   - Зачем? - не ожидала она такого предложения.
   - Что б не боятся, - пояснил ее собеседник. - Не оглядываться на улице, с отпечатком паники на лице.
   - Следил? - печально предположила она и услышала в ответ смех, словно окрашенный в серебро, казалось, что его можно потрогать руками, что она впрочем и сделала, вытянув над столом руку.
   - Извини, - сказал он наблюдая за ее недоумением, и пояснил. - Мне неразрешено разговаривать с людьми, как и смотреть в глаза.
   - Почему? - спросила она, помня, что хоть и не слышала раньше его голоса, но не раз заглядывала в его слепые очи.
   - Это убивает, - ответил он печально. - Я оружие против вампиров.
   - Но мне казалось, они тебе нравятся, - удивилась Моника и пришла в ещё большее недоумение услышав :
   - Это от того что они корм. Самая лучшая для меня пища... Их кровь, как сладкий и сытный десерт.
   - А... - замялась она, так и не задав вопроса.
   - Что? - усмехнулся он и продолжил. - Как же дети?... Нормально, - откинулся он на спинку стула, вытянув руки и рассматривая ногти, накрашенные черным лаком. - Ждут. Ты же не думала, что я их вампирам оставлю?
   - Не знаю, - покачала она головой, поднимаясь и начиная разбирать покупки. - Да и откуда мне это знать, ты для меня лишь образец.
   - Ты некогда ко мне так не относилась, - проговорил он, тоже поднимаясь и помогая разобрать второй пакет, при этом, совершенно не ошибаясь и открывая только те шкафчики, которые надо, словно не она, а он жил здесь долгое время. - Меня зовут Свейн.
   - Парень, значит, - улыбнулась она.
   - Так как на счёт работы? - спросил он, замирая и попросил, тихо. - Соглашайся.
   - Не знаю даже, - проговорила она. - Что я буду делать? - вздохнула. - Подумать можно?
   - Нет, - ответил он, подходя к ней ближе и добавляя печально. - Это предложение действует только сейчас и не как иначе. А в чем будет заключается твоя работа, сказать не могу, пока не получу твоё согласие.
   - Не честно, - усмехнулась женщина и ответила. - Нет. Я не хочу сжигать в неизвестность.
   - Жаль. Мне хотелось тебя спасти, - произнес он.
   Не успела она спросить придёт ли он ещё, а ее гостя и след простыл. А если не придёт, ей так и пахать всю жизнь на вампиров и боятся собственной тени. Почему умные мысли не приходят своевременно?
   - Постой! Я согласна! - прокричала она в ночное небо, выскочив на улицу, но ответом ей был лишь шелест ветра.
  
  ***
   - Кто это? - ткнула в человека пальцем моя мучительница. - Зачем он тут?
   - Ну, ты же хотела ответов, - пожал я плечами, усаживаясь в кресло за столом на против неё, в приведенном в порядок кабинете. - Задавай вопросы, он ответит.
   - Человек, - скривила она моську, как будто когда то не была подобной, лицемерка.
   - Не хочешь, не надо, - фыркнул я. - Подожди полчаса, твои ответы сами сюда придут.
   - За ним? - удивилась женщина, оглядывая мой трофей пристальней и не находя в мальчишке нечего занимательного.
   - Представь себе, - отвечаю жестом, приглашая его сесть, он не отказывается.
   - И что он знает, о клане Чёрной крови? - спрашивает она у меня, смотря ему в глаза, и не успеваю я сказать хоть слово, как он ей отвечает:
   - Они корм.
   - Что??? - шипит она, привставая с места.
   - Клана Чёрной крови больше не существует. Стражи города крепко держат свою добычу, - говорит он смело, не отводя взгляда. - Вряд ли вам попадется хоть один вампир из их клана. Они станут кормом для ее детей, если уже не стали.
   - И кто же она такая? - зло интересуется моя владелица.
   - Леди, - улыбается мальчик преображаясь, если пару секунд назад он был жёстким и бесстрашным, то сейчас он невероятно милый, даже тёплый какой то. - Леди Сара Редборн, хозяйка этого города.
   - Малыш верит в сказки? - ехидничает глава моего клана. - Думаю тебе пора вырасти.
   - Не пора, я им и таким нравлюсь, - говорит он ей, снова глядя в глаза.
   - Им? Стражам что ли? Так они так, отбросы, они против вампиров нечто, мы их в миг сметем.
   - Нет, - качает он головой. - Стражи не те, что городской патруль, а те, что древние. Они ее дети, а сама леди Ночной демон, - говорит он уверенно. - Сейчас два ночных клана ей замок строят.
   Я не вмешиваюсь, наблюдая, как она закипает, дура. Они уже здесь, те существа, от которых шерсть встанет дыбом и бросает то в жар то в холод, и только она способна не заметить.
   - Наивный маленький мальчик, - произносит она, выходя из за стола и присаживаясь перед ним на корточки. - Такой мечтатель, глупый, сидишь тут и строишь из себя храбреца.
   - Не прикасайся, - предупреждает он, когда она протягивает к нему руку, чем выводит ее из себя.
   - Тварь, - шипит она и звонкая пощёчина разрывает тишину, а по щеке парня стекают капли крови.
   В следующую секунду в сторону отлетает уже она, ударяясь о стану головой, так, что с неё осыпается штукатурка. Я даже толком заметить не успеваю, как Они появляются, слишком быстро.
   - Больно? - интересуется девочка в красном, отнимая от его щеки ладонь, которой он прикрыл глубокий порез и вздыхает. - Мама расстроится.
   - Плохо, - печально произносит другая, что в голубом, и обнимая Натаниэля Эдзеро за шею, наклоняет к себе. - Сейчас исправим, - шепчет она и зализывает языком, как капли, так и сам порез.
   - Спасибо девочки, - хрипло произносит он в ответ, все же испугался.
   Я слышу, как Шайна копошится у стены и стонет, придерживаемая за шею мальчиком. Обратив на неё внимание, удивляюсь, что не чувствую не малейшей связи с этой стервой. Да и не выглядит теперь она сильной, так падаль, только и может что скулить от страха.
   - Она тебя обидела? - ласково спрашивает мягкий голос позади меня и я оборачиваюсь. Я понимаю, что вопрос задан не мне и все же, этот голос.
   - Немного, - отвечает ей Эдзеро, а мальчик все ещё держащий главу клана Кровавого рассвета добавляет:
   - Она его ударила.
   - Что ж, - поворачивается она к своему любовнику. - Тебе нужна ее голова?
   - Нет, - чуть вздрогнув, поспешно, отвечает он с испугом. - Ее повесить негде, она в интерьер не впишется.
   - И то верно, - качает головой леди, прикрывая ему глаза ладонью и обращаясь ко мне, произносит. - Надеюсь, вы тут справитесь без нас.
   Она уносит его на руках, оставляя меня в ступоре, наблюдать, как какой то мальчишка с лёгкостью отрывает голову главе моего клана.
  
  ***
   - Испугался? - шепчу над ухом любимого мужчины, а он краснеет, вызывая улыбку.
   - Да, - зажмуривается он ощущая мои когти в своих волосах. - Немного.
   - А выглядел таким бесстрашным, - смеюсь, передвигая руку на изгиб шеи, задевая бьющуюся жилку и чувствую, как его окатывает льдом.
   - Ты. Видела?! - испуганно вскидывает он взгляд, заполняющийся паникой.
   - Маалыш, - тяну я, присаживаясь перед ним на колени. - Я, после ритуала слияния, вижу и слышу тебя целиком, вместе со всеми твоими тайнами.
   - Прости, - вновь опускает Натаниэль взгляд.
   - За что? - спрашиваю я спокойным голосом, успокаивающе поглаживая его по коленям и уверенно добавляю. - Ты меня любишь, - он кивает в ответ и улыбается, видя мою улыбку. - Меня ты устраиваешь таким какой есть, - говорю я и, демонстрируя ему свои клыки, тянусь за поцелуем. - Маленький лицемер.
   - Люблю, - шепчет он, заворожено глядя мне в глаза и наклоняясь.
  
  ***
   В моей кровати спит девочка, с виду моя ровесница, но на самом деле...
   - Такая, безобидная, - шепчет присевший рядом с кроватью Радомир. Он пришёл пару минут назад, заставив меня смущаться, вылезая из постели и укутываясь в простыню.
   - Пока спит, - усмехаюсь.
   - Она такая только рядом с тобой, - улыбается он, поглаживая ее по голове.
   - На долго ли? - вздыхаю я и, качая головой, добавляю. - Ей всегда будет мало... Он молчит, ему нечего ответить мне, нечем меня утешить, мы оба знаем, что с любым ее выбором и решением придётся смириться.
   - Не отпускай ее...до рассвета, - просит он, оборачиваясь ко мне и я киваю в ответ:
   - Хорошо...не отпущу.
   - Хорррооший папа, - усмехается древний страж и уходя, целует меня в щеку, легко и невесомо, заставляя в недоумении прижать к щеке пальцы.
   Надо же, папа. Кажется, меня приняли окончательно.
  
  ***
   Со странной, на мой взгляд абсурдной встречи у замка, куда меня отправил отец, прошло дня четыре, а ситуация все вертелась в моих мыслях. Я переставляла информацию и так и едок, но не находила решения. Да и вообще, что это было. Люди и вампиры, решившие, что могут свергнуть власть, глупости. И только слова отца о том, что они могут все, мешали успокоиться и расслабиться. Отцу я верила, но зачем он позволил мне увидеть это. Не уже ли ему так не понравился мой отказ выйти замуж в этом году или он не одобряет мой выбор мужа. Почему же он, в открытую, нечего не высказал? Не понятно.
   - Не ломай голову Роза, - раздалось в тишине моей гостиной, заставив меня подпрыгнуть с кресла. - Тебе не идёт.
   - Кто здесь? - откликнулась я испуганным голосом, ответом мне была включившаяся настольная лампа.
   Мужчина, растянувшийся на диване, лишь тяжело вздохнул, но не поднялся с места.
   - Что вы здесь делаете? Как... как вы сюда попали? - начала паниковать я, пятясь к двери и понимая, что сейчас закричу.
   - Тихо! - скомандовал незнакомец, молниеносно оказавшийся рядом, прикрыв мне рот ладонью и стиснув крепко моё плечо, встряхнул. - Не орать!
   Я только и смогла, что кивнуть головой в ответ. Затем меня отпустили, подтолкнув к покинутому мной креслу.
   - Ты в шахматы играть умеешь? - раздалось в полутемной комнате через пару минут, я снова кивнула, забыв, что собеседник может не увидеть, но он увидел:
   - Тогда неси, - скомандовал он и я, выскочила из комнаты. Не знаю, почему вернулась, даже не подумав сбежать или доложить о нем родителям. Я принесла ему шахматы. Дура? Может быть, только он не казался мне опасным.
   - Все, как и раньше, да, Молли? - спросил он, хмыкнув, и взял меня за руку. - Ты, как и раньше, меня боишься, малышка?
   - Я? - откликнулась я, покрываясь липким потом, он поднял взгляд от моей ладони и посмотрел на меня так, словно впервые увидел.
   - Нет! Не ты, - последовал усталый ответ. - Не обращай внимания Роза, ты просто невероятно на неё похожа.
   - На кого? - спросила я, закончив расставлять шахматы и поворачивая к нему белых.
   - На горничную, - ответил он, делая ход начавший игру.
   - Ты не поверишь, - раздалось вдруг в тишине, заставив меня вздрогнуть.
   - Что? - вырвалось из моих уст.
   - Ты не поверишь, если я скажу, кто я такой, - произнёс он и, видя моё недоумение, добавил улыбаясь. - Ты громко думаешь детка.
   - И все же, - сказала я, решив таки выразить любопытство.
   - Я Сара, - был его ответ, заставивший меня вздернуть брови и приоткрыть рот.
   - Но ты мужчина, - озвучила я свой шок.
   - Вот, кто сказал людям этого города, что герцогиня Ретборн, женщина? - задал он вопрос в потолок. - Кто? Если она вообще не человек. Он смотрел на меня, с насмешливой улыбкой и мне захотелось, улыбнуться в ответ.
   - Шах и мат Роза, - произнёс мой ночной гость, переставляя фигуры, даже не глядя на доску.
   - Но... как? - только и смогла воскликнуть я, переводя взгляд с проигранной партии на него.
   - Смирись, - было велено мне. - Ты некогда не умела выигрывать у меня, - он встал и обойдя столик присел рядом на корточки, так, что бы его взгляд оказался напротив моего. - Даже переродившись, ты продолжаешь меня чувствовать Молли, - услышала я и, не успев возмутиться, замолчала, почувствовав его пальцы на своих губах. - Молчи, не волнуйся, просто помни, что тебя не коснется эта ситуация.
   Проснувшись утром в своей постели, я помнила прошедший вечер в мельчайших деталях, но нечего кроме оставленных на столе в гостиной шахмат не доказывало, что произошедшее не было сном. А ещё, из моей головы исчезли все тревожные мысли, а на губах то и дело появлялась счастливая улыбка.
  
  ***
   - Что будем делать? - спросил Люк друга, так как тот всегда был для него организатором и начальником.
   - Не знаю, - вздохнул Ксан и потер пальцами переносицу. - Все так закрутилось... Отец еще.
   - А че с ним? Моя мамка только рада дома посидеть.
   - Так, то женщина, - откликнулся Ксандер. - А этот же не знает их толком, да и не все из них его...
   - Слушай! - улыбнулся во все тридцать два Люк. - Давай, всех мелких на мою мать скинем, а твой отец пусть в замке помогает, чем не будь.
   - Он не строитель, - покачал головой Ксан. - Хотя, у нас там и адвокат и вор.
   - Воот! Че он дела не найдет? - хмыкнул рыжий и договорил уже спокойнее. - Главное, чтоб не в ущерб Леди.
  
   Этот разговор я слушала сидя на козырьке крыши над комнатой Люка, благо она была чердаком. Я пришла поговорить, но услышав два голоса, решила не мешать ребятам, послушать.
  
   - Люк! А зачем, ты пацану этому поклонился? - задал Ксан вопрос, мучавший его уже пару дней. - Еще и милордом назвал.
   - А как иначе? - откликнулся Люк. - Она же его любит... Да и не так уж он прост, как кажется.
   - С чего? - начал было мой секретарь, но был перебит другом:
   - Он все время следил за ее эмоциями, - пояснил мой дворецкий. - И она его глазами поедала.
   - Ну, это и я заметил, - хмыкнул Ксандер. - Но не кланяться же после этого каждому ее любовнику.
   - Не думаю, что он любовник, - проговорил Люк, прекратив улыбаться. - Он ее не боится и преклонятся не станет. Думаю, она не спроста его всю встречу за руку держала, совсем он не развлечение.
  
   Все же я не ошиблась, дав ему ту же роль, что и раньше. Он и в прошлый раз видел больше других. Люк Хорад, он же Чарльз Моррис, мой не низменный дворецкий. Мальчик, чья улыбка вскоре станет сводить с ума не только меня.
   - Удачи тебе, будь достоин, не позволь мне в тебе разочароваться.
  
  ***
   - Сара, - отвлекает меня Натаниэль от мыслей о будущем, а когда я обращаю на него внимание, просит. - Расскажи мне, с чего это все началось? - обводит он рукой окружающий нас хаос.
   Все эти люди и вампиры, строящие замок, службы желающие знать: кто хозяин? кто позволил? кто за это платит? и поставщики, подвозящие в течении дня, все новые и новые материалы. Дом мой строится сразу в нескольких местах, пока тут загустевает раствор, там уже кладут кирпич или блоки, смотря, что строят в этот момент.
   - Нет, - отвечаю я категорическим отказом и, видя его недоумение, объясняю. - В моей жизни уже был мальчик, с которым я поделилась самым сокровенным:
  
   "
   - Как ты докатилась до такой жизни?
   - Я родилась спящей, а меня разбудили.
   - Это как?
   - Ты тянешь время?
   - Ну.... Умирать некому не хочется. Расскажешь?
  
   - Когда то у меня, как и у тебя, были мама и папа. Я тоже была ребенком. ... Мы жили в замке Шотленд.
   - А я знаю где это!
   - Там сейчас лишь руины. ... Ты передумал слушать?
   - Нет!
   - Мой отец был графом, а мама маркизой. Он встретил ее во Файтредии, когда ей было лишь пятнадцать. ... Он ее украл и привес в свой замок.
   Красивая история, правда? Они очень любили друг друга. ...
   Вот только зависти детей у них все не как не получалось. Я была приемной. Меня нашли в грозу, спящей на пороге замка. О себе я помнила только имя Сара, мне было три.
   У меня было счастливое детство, я была любима. Мама старалась научить меня всему, что умела. А отец брал на рыбалку или охоту, когда замечал, что я стараюсь убежать от очередного урока рукоделия или пения.
   Я была избалованным ребенком, чья счастливая жизнь закончилась в десять лет. Пришла чума. ...
   От чумы умерло половина замка, трупы, трупы, трупы. Среди погибших были и родители. Шону Коноли графу Ронтлифу было только пятьдесят три, а его жене Анжеле, тридцать семь. Я осталась одна, кроме меня не кому было управлять замком и землями вокруг. Письма, которые я отправляла дяде, оставались без ответа.
   И я смирилась, и с приходом весны решила жить не меняя привычного уклада людей. Сняла с деревень налоги на целый год и закончила посевную. Помогла арендаторам и починила кое что в замке. Я больше не смеялась и не играла в игры. Мне приходилось считать, писать и следить за исполнением своих приказов. ...
   Однажды в августе в замок въехали восемь всадников. Мужчины спешились, отдали лошадей на попечение слуг и пожелали видеть графа. Мой дядя, все таки прибыл. Я видела их из окна библиотеки и горничную, присланную оповестить меня, встретила уже на лестнице.
   Мужчины были явно поражены темнотой и тишиной моего замка, а так же рассказанной мной историей и тем, что маленькой девочке, пришлось взять на себя все обязанности сюзерена. Мой родственник гордился тем, что я справилась и ужасался, тому, во что я превратилась. Вместо невинного ангела излучающего солнце улыбки, он увидел перед собой маленькую холодную и строгую женщину. А ведь мне тогда было только одиннадцать лет.
   Через месяц я переехала в дом дяди. Там вся его семья, состоящая из жены, трех сыновей и двух дочерей, старалась научить меня заново радоваться жизни. И я научилась. Через год я уже улыбалась, через два мой смех заливал окружающий меня мир. Я снова ощущала себя счастливой, но на этот раз я это ценила.
   Так как я была наследницей состояния и сумела целый год будучи совсем ребенком управлять им. Мне было позволено учится на ровне с братьями, мужчинами в семье. В свои четырнадцать я их превзошла. И теперь я была не только счастлива, я была свободна.
   Единственное, что омрачало всегда мою жизнь, это постоянные ночные кошмары. Стоило мне закрыть глаза и я видела города, села, деревни, знакомые и незнакомые мне места. Я видела людей которые умирали и я словно умирала вместе с ними, от ран, от болезней, ядов. Каждую ночь я просыпалась от собственного крика, со слезами на глазах.
   В доме моих родителей меня не когда не оставляли на ночь одну. Моя горничная Лотти всегда спала рядом, держа меня за руку. После ее смерти, я научилась не спать несколько суток, что бы потом провалиться во тьму без сновидений. В доме дяди моей горничной стала девушка по имени Гленна. Её очень пугали мои крики посреди ночи и я научилась заполнять время сна информацией. Стоило ей заснуть, как я отправлялась в библиотеку и читала до потери сознания. Если я там засыпала, то среди книг, не кто не слышал моих криков.
   А потом я влюбилась ... и над моей любовью смеялся весь замок и его окрестности. ...
   - Почему?
   - Потому что, моей первой любовью были руки помощника конюха. Ну чё ты ржешь? Это не смешно. Мне просто его руки казались красивыми, а когда он чистил лошадь или перекладывал сено вилами, мне хотелось быть щеткой или вилами в его руках. Нет! Ну хватит ржать, я же серьезно.
   - Ха-ха-ха!
   - Если не прекратишь, укушу.
   - Н - фу! ... Извини, я слушаю.
   - Парень тоже был красивый, его звали Джек и он был единственным кто не смеялся надомной. Сначала он просто наблюдал, как я несколько раз на дню прибегаю на него посмотреть, как кусаю и облизываю губы, как вздыхаю. А потом, он протянул мне щетку и предложил помочь ему с работой, раз у меня так много свободного времени.
   - А ты?
   - А я согласилась. Сначала мы чистили лошадей, за там делали уборку в конюшне.
   Если мой дядя считал, что тяжелая работа отпугнет меня, то Джек считал, что я уже не отстану. Ведь, после работы, полагался отдых и мы сидели на траве за старым сараем и обедали. Он отламывал сыр и хлеб и подавал мне, я могла не только видеть его руки но и касаться их.
   Через пару недель я проняла, что люблю уже не только руки, а всего человека. И тут уже всем стало не до шуток, потому что я пропадала в конюшне все свободное время. Моя влюбленность не осталась без ответа. Джек оказался не только красивым сильным и отзывчивым, но и жутким бабником. Еще он оказался предприимчивым. Как только понял, что пока я рядом, не одна девушка в округе к нему не подойдет, решил менять свои поцелуи на свободное время для себя. Честно, я была не против. Ведь мне прекрасно известно, что мы с ним не пара, но пошалить же мне не кто не запрещал.
   Вскоре невинные прикосновения и поцелуи переросли в нечто большее. Дядя рвал и метал, кричал, что я распутная и бесстыжая, а мне хоть бы что. В конечном итоге, он уволил Джека. Тут уж кричала я и это было хуже. После долгой ругани мы сошлись на том, что меня надо выдать за муж, но Джека мне вернуть.
   Когда мне исполнилось пятнадцать лет, родственники стали устраивать званые обеды и ужены, балы и чаепития, пикники и турниры, лишь бы найти мне мужа. А я каждый раз, после такого праздника бежала к Джеку и жаловалась. ... Но, однажды я не пришла, и он сам решил меня разыскать. Нашел он меня в саду, стоя у дерева я наблюдала за мужчиной, уединившимся в беседке с одной из горничных.
   На безмолвный вопрос конюха, я ответила:
   - Это мой будущий муж! Вот так я сделала выбор, прибавив дяде большую головную боль. Мой жених оказался герцогом Ретборном, которого к нам затащил один из несостоявшихся женихов. Он был убежденным холостяком и женится не собирался, чем приводил моего дядю в отчаяние. Да и я за ним не ходила, не вздыхала, как это было с Джеком. Я просто выбрала и предоставила дальнейшее дяде, продолжая пропадать в конюшне или еще где ни будь.
   - А как вы тогда поженились?
   - Хороший вопрос. В этом виновата моя горничная Гленна.
   Она как то натолкнулась на него в темном коридоре, улыбнулась, напросилась на поцелуй (мне то, как то), потом уставилась на его руки и умчалась, приведя герцога в недоумение. Насколько я помню она бежала до конюшни не разу не остановившись. Влетела в ворота конюшни и как заорет:
   - Саааара!
   - Чего тебе? - ответила я ей с сеновала.
   А она с безумным взглядом:
   - Ты видела? Видела его руки? А паааальцы? - и вдруг у нее коленки подкосились и она по косяку на пол съехала.
   Ну такой я свою горничную впервые видела, слезла с сеновала подошла к ней и говорю:
   - Ну и чего ты шумишь?
   А она смотрит на меня затуманенным взглядом:
   - Ты руки его видела? - серьезно так спрашивает.
   - Да чьи руки? - смотрю я на нее удивленно.
   - Чьи, чьи! Ты руки герцога видела?
   - Нет, - отвечаю я ей, а она встала, руки в боки и говорит:
   - Так иди и погляди, - еще пальцем мне из конюшни указала.
   Ну, я и пошла. Ноги голые, платье в соломе, волосы гнездо напоминают. Пришла в замок и у дворецкого:
   - Хилис! А где сейчас герцог? Он меня обозрел с ошалелым видом и указал в сторону гостиной.
   Представь. Вхожу я в гостиную, а там мои дядя и тетя, гость наш и две моих сестры, чай пьют. ... Короче. Сестры смеются, дядя кипит, тетя возмущается моим внешним видом, а герцог, смотрит на меня с интересом. Я вдруг краснею и выбегаю вон. Все думаю, меня теперь точно куда не будь в глушь зашлют, с глаз долой. Ан нет, герцог решил на мне женится.
   Потом мы с ним подружились, помолвку справили и расстались на целый год, до свадьбы. Хорошее у меня было детство. Братья учили меня стрелять из лука, владеть шпагой. Я даже метать ножи научилась. Сестры научили жить в обществе женщин с их сплетнями, завистью и ревностью. Научили разбираться в мужчинах и не бояться общества. Тетя Амелия научила меня управлять слугами, следить за замком, устраивать приемы и балы. Дядя Рональд научил общению с мужчинами, управлению поместьем и состоянием.
   Я была готова стать женой герцога Ретборна, я этого ждала с нетерпением. ...
  
   - А дальше?
   - Завтра до расскажу.
   - Почему завтра?
   - Потому что, солнце встанет через час, и я устала.
   "
   - И что? - вновь спрашивает Натан, отвлекая меня уже от мыслей о прошлом.
   - Он меня предал, - говорю я и улыбаюсь, откидываясь на спину. - Я его убила.
   - Оу, - слышу я со стороны моего капитана и повернувшись на бок наблюдаю, как он укладывается рядом на плед. - Но я же не он, - говорит тихо.
   - Не он, но так же молод, - отвечаю я и улыбаюсь, сжимая его ладонь в своей.
   - Но, когда не будь, - произносит он, а наткнувшись на мой пристальный, голодный взгляд, сбивается с мысли и краснеет. - Расскажешь?
   - Возможно, - усмехаюсь я, обращая взгляд к небу, и закрывая глаза, шепчу. - Когда ни будь... возможно.
  
  ***
   Мы сутки ждали нападения клана 'Пьющих жизнь', нет, мы не устраивали ловушек и не планировали засад. Весь клан остался не в курсе, что Шайна, мертва, да и не интересовался не кто, помня ее вздорный характер. Думаю, если бы они узнали, вздохнули бы с облегчением. А так, весь клан функционировал без изменений, исполняя ранее отданные ею приказания и вводя врагов в заблуждение.
   Дождались!
   Вот только, если я ждал кровавого боя, то мой напарник, оставался совершенно безмятежен, по нему невозможно было понять, что же нас ожидает. Он словно был в курсе будущего. Они налетели внезапно. Пятеро прошили клан, как нож масло и словно разбились, о Свейна, как о стену. Он стоял неподвижно, изображая статую, в окружении детей и казалось, даже не дышал.
   Дети! Их одежда была грязной и заляпанной кровью, но им было все равно. Я своими глазами видел, как эти звери, которым мне было запрещено причинять вред, ходят вокруг Свейна кругами.
   - Сели! - скомандовал он. Они мигом исполнили приказ, да как не исполнить, если даже я, оказался сидящем на полу.
   - Вот же, - чертыхнулся, решив не вставать, а то ещё чем припечатает.
   - Это все? - ласково спросил он, что мне тоже захотелось ответить, но я содержался, наблюдая, как дети переглядываются.
   - Все, - ответил вполне человеческий голос.
   - Хорошо, - произнёс он, и, что меня несказанно удивило, похвалил их. - Вы все молодцы, все правильно сделали.
   Дети разулыбались и протянули к нему руки, а он прикасался к ним так, словно раздавал величайшую милость. Он их любил и жалел одновременно, буквально окутывая этими чувствами, приручая.
   - Устааали, проголодались, испачкались, - шептал мальчик, поглаживая и пожимая протянутые ему ладони. - Ну нечего, сейчас поедите, помоетесь и спать... - повышал он с каждым словом голос и когда мне захотелось вскочить на ноги и бежать исполнять любой его приказ, он его отдал - Домой!
   И они испарились, другого слова я подобрать не могу, просто были и не стало.
   - Ну вот, - сказал Свейн, поднимая взгляд. - Теперь, можно идти уничтожать клан, подославший их, - он улыбнулся и ехидно поинтересовался. - Как самочувствие? Как же мне хотелось ответить ему в том же тоне, но я содержался, лишь спросив:
   - Что это было?
   - Дети, - произнёс он очевидное и добавил, вздохнув. - Мои. Честно, я не нашел, что ему на это сказать, то ли поздравить, то ли посочувствовать.
   - Брайан Авир очень любит эксперименты и власть, - говорил мальчик, выходя в след за мной из комнаты, в которой мы встречали гостей, - Но этот оказался не удачным. Они принадлежат лишь маме и мне, не кто не сможет ими управлять, как бы он не заблуждался. В клане, происходило невероятное, он собирался, молча и быстро. Каждый, словно собрался уезжать, укладывая все свои важные вещи.
   - Что происходит? - растерялся я и услышал:
   - Они исполняют приказ... Домой, собираются.
   Вот так я узнал, что на любого вампира найдётся управа. Ещё страшнее было видеть, как твои боевые товарищи, словно марионетки, делают что то им не свойственное и улыбаются при этом, счастливой улыбкой. Клан "Кровавого рассвета" перестал существовать, исчезнув из города в неизвестном направлении. Нет, на самом деле эти вампиры даже города не покинули, но встретить их некому было уже не суждено. Лишь не многие, на кого мне разрешили указать, остались в относительной безопасности, присоединившись к строителям замка.
   Я обрёл свободу от капризов истеричной особы, приобретя ещё более опасную хозяйку, но я не жалею, главное не становится ее врагом.
  
  ***
   - Я слышал... вы распустили клан? - произнес глава клана Скользящих, смотря на своих бывших врагов, вольготно расположившихся в креслах его кабинета.
   - Следишь!? - усмехнулся мужчина, а его сестра ответила:
   - Мы не позволим уничтожить наших детей.
   - Она, догонит, - вздохнул глава последнего клана вампиров в городе. Он очень устал, за последний месяц, как не уставал за все триста сорок лет своей вампирьей жизни.
   - Мы ее даже не видели, - произнесла капризным тоном Стефания.
   - Да, но мы верим Нолану, - дополнил ее брат.
   - И я ей не поверил, по началу, - отозвался с улыбкой Маркус. - Но позвонил кое-кому и... выхода нет.
   - Он еще жив? - поинтересовался Рутберг и фыркнул. - Старый маразматик. Как он носился тут, убеждая нас не занимать город... Глаза выпучит и твердит: - 'Она вернется'.
   - Мы не поверили, - вздохнула женщина.
   - Да и кто бы поверил, сестра, - откликнулся мужчина. - Город был пуст, более того, чист.
   - Но и сдать его без боя... жалко, - тоскливый вздох заполнил комнату. На самом деле, Стефании давно было некого жалеть, это в далекой человеческой юности, ей было интересно, стать вампиром и она тащила за собой близнеца. А сейчас, спустя столетия... ей было давно плевать на вампиров и на свой клан в том числе.
   - У нас нет выхода, - произнес Маркус, глядя в темноту ночи, за окно. - Дети видели ее силу, а клан 'Черной крови' просто исчез, словно и не было его.
   - Глава 'Пьющих жизнь' что-то задумал, - откликнулся Рут, казавшийся всего лишь безобидным подростком, как и его сестра. - Его ночные, развивают какую-то бурную деятельность, в разных концах города, явно отвлекая.
   - Да, по моим данным, он планирует нападение на 'Рассвет'.
   - Зачем? - удивилась Стеф, и подняв взгляд на мужчин поинтересовалась. - Думаете, он слухов не слышал?
   - Не знаю... Но мне из его собственных уст известно, что Шайна его бесит.
   - Эта особа всех бесит, - покачал головой вечно юный Рутберг, а его сестра откликнулась:
   - Еще умудряется главой быть... истеричка.
  
  ***
   Все происходило так, как и сказала мама. И как она не ошибается? Клан 'Пьющих жизнь', развел в городе бурную деятельность, да бы отвлечь внимание от своего нападения на 'Кровавый рассвет'.
   К 'Рассвету они отправили пятерых детей и пятнадцать вампиров, ни кто не вернулся. 'Пьющие', ожидали смерти хотя бы половины клана и, не как не укладывалось в их головах, что их способны обыграть на их же поле.
   Кто бы знал, какую эйфорию испытывал Свейн, наблюдая как разбегаются 'Пьющие жизнь', бросая своего главу и его старших последователей. Сегодня, мальчик был старшим, так как именно ему мама дала право командовать.
   - Мы так и будем только наблюдать? - спросил Джей, сидящий рядом с ним на крыше.
   Этот ночной Свейну нравился, жалко, что мертвый, а то можно было подружится... Приходится довольствоваться наблюдением, обижать кровь, запрещено. А расстраивать маму ему хотелось в последнюю очередь.
   - Терррпение вампиррр, - ответил он невольному собеседнику. - Все надо делать вовремя... А ровно через пару минут втянул носом воздух и скомандовал:
   - Пора! Стоило им спрыгнуть в переулок, как тишину ночи разорвал жуткий выворачивающий душу вой. Дааа, ОНО вышло на охоту и все, что попадется на пути, уже некогда не восстанет из мертвых.
   - Мама! - выдохнул мальчик, протянув в темноту ладонь. Он чувствовал частое биение сердца и полный ужаса вскрик вампира, но не двигался с места. ОНО было как всегда прекрасно.
   Монстр выступил под свет фонаря внезапно, словно только соткавшись из тьмы. Он шел, медленно переступая с лапы на лапу и позволяя собой любоваться.
   Громадное, черное чудовище, имело гибкое кошачье тело покрытое чешуей с отблеском ртути, громоздкие, нетопыриные крылья и длинный, словно стальной, крысиный хвост. С оскаленной волчьей пасти капала слюна, а на жертву, с морды, смотрели жуткие разные глаза. Словно два противоположных существа слепленные воедино. Правый глаз монстра был змеиным, ярким, зелено-желтым, с вертикальным зрачком. Левый же, по началу казался человеческим, но то, как в ярко алой радужке вспыхивали фиолетовые искры, говорило об обратном.
   Процокав по асфальту, острыми, словно металлическими когтями, чудовище остановилось ровно в миллиметре от протянутой ему ладони.
   - Готовы? - спросил Свейн в темноту, касаясь подушечками пальцев черного носа, от чего монстр фыркнул, выдохнув облачко сизого пара.
   - Конечно, - ответила ему тьма, позади монстра, словно загораясь яркими бликами, из которых выходили маленькие стражи.
   Свейн чувствовал нарастающую панику вампира за спиной, чувствовал его ужас. Он ждал, что тот сбежит, но ночной держался, сильный. Мальчик был счастлив, не важно как пройдет бой, сейчас рядом была вся семья, а главное - Мама!
  
  ***
   Наш бой с 'Пьющеми жизнь', напоминал резню беззащитных. Ужасно.
   Я считал нас сильными, а мы оказались жалкими. Стражи убивали нас, словно играючи, двигаясь плавно и порывисто, красиво. Им не было равных, и среди нас наверное, не будет. Я даже не понял, КАК?, но спустя полчаса все было кончено. В живых остался только глава, ну и еще те, кому позволили сбежать. Пока позволили.
   Монстр был сыт и доволен. Сейчас он сидел у ног нашего маленького командира и мурлыкал, громко и успокаивающе. И они успокаивались, в их глазах гасла жажда крови, жажда мести и рождалось что-то древние, вроде покоя и скуки.
   А потом ОНО встало... и начало меняться... лучше бы мне этого не видеть...
   Леди! Это была леди, та самая девчонка, пришедшая спасать своего любовника из рук вампиров.
  
  ***
   Я ненавидела и боялась, но ненавидела все же больше. Было наплевать, продали меня, отдали мною карточный долг, подарили или все это вместе. Я не была готова принять факт своего рабства, ненавидела, не подчинялась и раззадоривала его этим ещё больше. Умом я понимала, что сама себе врежу, но сдаться себе не позволяла. Не хотела я быть услужливой рабыней, насмотрелась на них в гареме, спасибо. Что бы он ко мне так прикасался, пил, НЕТ.
   Ему нравилось со мной играть, отпускать и ловить, наслаждаясь моим страхом. Он любил меня выслеживать и причинять боль, наказывать, за неповиновение, за побег и нечего что сам же мне это позволил. Он наносил раны и ломал кости, а потом приходил понаблюдать, как меня лечат, улыбался. Востанавливалась я с каждым разом дольше, но он не сбавлял обороты, ломая и унижая меня с каждым разом все неистовее. Он понимал, что игрушка ломается и это его злило. Нет, он не причинял вреда моему разуму, был занят только телом, играл. Думаю, ему скоро это бы надоело.
   Не знаю, что его разозлило на этот раз, да и в прошлый тоже...разве ему нужна причина, что бы на мне отыграться. Он ломал меня, молча, слушая мои крики и всхлипы, словно хотел слепить из моего тела, что-то иное, как из пластилина. Вот только я человек и это мой придел, я даже рада, что больше не почувствую этой боли, не увижу его перекошенного от негодования лица, не услышу голоса этого монстра. Я улыбалась окровавленный ртом, когда мои мысли тонули во тьме, я была ей рада.
  
  ***
   - Там, - указал мне в сторону подвалов Леон
   - Что там? - прорычала я вопрос, пытаясь успокоится и спрятать когти.
   - Люди, - ответил сын, освобождая мне проход к лестнице, ведущей в низ. Бой был кровавым и жёстким, мой зверь до сих пор рвался кромсать вампиров дальше, но я уже взяла себя в руки, не позволяя ему управлять мной.
   Вампиры клана 'Пьющих жизнь' разбегались из города со скоростью света, спасаясь от обуявшего их ужаса при виде моего истинного облика. Глупцы, это ведь именно то, чего мы от них добивались, нам очень нужны те, кого позже будит интересно искать в самых отдаленных уголках вселенной. И мы найдём и полакомимся каждым, кто покинет наш город без нашего на то дозволения.
   Подвалы были почти пусты, живых здесь оказалось не много: в одной из комнат нашлись тела нескольких женщин, явно выпитых в спешке, в другой, растерзанный мужчина и ребёнок, в третьей девочки, близняшки, с ужасом глядевшие на нас из угла. Ещё были мужчины в клетках, живые, но истощённые до костей и женщина, с безобразным шрамом на лице, открывшая нам двери в гарем. Гарем... додумался же... хорошо, что успели поймать, пока не сбежал, позже поиграю. В гареме людей тоже было не много, человек тридцать - тридцать пять. Женщин больше чем мужчин. Вопили они... но заткнулись при виде меня, сразу. Я так и не поняла, обрадовало их известие, что теперь я их хозяин или расстроило. Нет, как рабы они мне не нужны, но выпустить их не выйдет, слишком привыкли подчиняться. Сразу после моих слов, на пол пали больше половины, слабаки. А потом мы нашли Ее.
   Другие бы решили, что это лишь куча мяса в луже крови, но я слышала затихающий стук сердца.
  
  ***
   Кто то нарушил мой покой, я не слышала его, но почувствовала прикосновения, принесшие новую вспышку боли, к старой то я уже привыкла. Разлепив залитые кровью глаза, увидела подростка с любопытством меня рассматривающего, а за тем и ЕГО. Это не был человек, но и вампиром он не был, на меня с лица мужчины смотрели золотые глаза дракона, да именно такими были его глаза, жестким, мудрым и насмешливым, знающим все наперед был его взгляд. Мне не было страшно, я умирала, ждала смерти с нетерпением, но это существо, вызвало во мне желание его коснутся. Наверное, я как то выдала себя, потому что его черты потекли, начиная меняться и через миг на меня уже смотрел зверь. Ужас захлестнула меня и я попыталась отползти, но поломанное тело не желало двигаться. Я билась перед ним и выла, от ужаса и боли причиняемой самой себе. Некогда прежде мне не было так страшно, казалось, прикоснись он ко мне и покой смерти не наступит.
   - Скажи да, и все кончится, - шептала тьма в моей голове. - Давай же девочка скажи.
   - Да, - прохрипела я из последних сил и отключилась, под страшный смех этого существа.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"