Monosugoi: другие произведения.

Апокалипсис вчера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная версия "Чужого вчера" без купюр и цензуры. Жаль только, что это не хентай :). Повесть о том, что получится если мы вдруг поймаем не "бип-бип" с далеких планет, а повально все их телепередачи. Вышла в CD-версии журнала "Реальность фантастики" N10 за 2010 год.


   Звонок телефонного аппарата разорвал тишину, прочно обосновавшуюся в новом кабинете Джеймса Далли.
   Конечно, это был не его кабинет, а только временно выделенная каморка, которую еще пару недель назад занимали коробки с бумагой и канцелярскими принадлежностями. Но, теперь сюда протянули телефонную линию, поставили компьютер, а так и не вынесенные картонные коробки вполне успешно заменили полки.
   Телефон звонил не переставая.
   Далли какое-то время смотрел на него, пытаясь понять, что нужно этому эбонитовому анахронизму, затем сдался и поднял трубку.
   - Далли у телефона, - произнес он, опасливо придерживая трубку подальше от уха.
   Опасения оказались не напрасными - черный диск динамика разразился громогласными воплями, кошмарной смесью коверканного английского, испанского и какого-то местного индейского бульканья.
   Значит, звонили из охраны. Трехсотметровая чаша радиотелескопа в Аресибо располагалась в естественной впадине и особо не нуждалась в том, чтобы ее стерегли. Сумасшедших, готовых карабкаться по обросшим деревьями крутым скалам только для того, чтобы свалиться в алюминиевую чашу, на которой в солнечный день можно было спокойно печь яйца, пока еще не находилось. Да и здания обсерватории, разбросанные вокруг телескопа, не представляли ни для кого особенного интереса. Но, между тем, на въезде в комплекс все равно стояли автоматические ворота и будка для охранников. Последних, ввиду резкой нехватки финансирования, набирали из местных жителей, которые и по-испански говорили как-то странно. А уж их английский для Далли и вообще находился за гранью понимания.
   Голос в трубке возвестил еще что-то, после чего смолк, видимо ожидая ответа.
   - Простите, что вы сказали? - поинтересовался у трубки Далли.
   В последовавшем в ответ потоке бурных словоизлияний, из знакомых слов Далли уловил только "ворота", "машина" и свое имя. Хотя насчет последнего полной уверенности не было. Поразмыслив, он пришел к выводу, что охранник также упомянул некоего посетителя. Таким образом, выходило, что к нему, Джеймсу Далли, кто-то приехал.
   - Сейчас буду, - сказал он и бросил трубку, благодаря чему избежал необходимости выслушать мнение охранника по поводу своего ответа.
   Далли набросил на плечи льняной пиджак (по местным меркам на улице стоял жуткий холод) и перешагнул через так и не разобранные ящики со справочниками и дипломами в рамках. Последними он планировал украсить стены.
   Конечно, его удивил тот факт, что к нему прибыл посетитель. Далли попал в Аресибо только благодаря тому, что нынешний руководитель радиообсерватории Патрик Олдберн дружил еще с отцом Джеймса. Олдберн часто бывал у Далли в гостях и именно благодаря ему Джеймс увлекся астрономией. А потом подался в Корнеллский университет. Отучившись, он остался там в аспирантуре и успешно защитил диссертацию. После этого Далли предложили остаться преподавать. Он согласился, взялся за докторскую и... через три года понял, что вся эта возня с бумагами ему до смерти надоела. Бросив все, он ушел в обсерваторию Огайо, где провалял дурака еще пару лет. Случайно встретив на одном из симпозиумов Олдберна, общение с которым после Корнелла ограничилось рождественским открытками по электронной почте, Далли получил предложение перейти к нему в Аресибо. Особого желания тащиться в Пуэрто-Рико Далли не испытывал, но и работа в Огайо его уже начала доставать... Так что в один прекрасный день он собрал свои немногочисленные вещи, сделал один международный звонок, и вылетел ближайшим рейсом в Сан-Хуан. Многочасовой перелет завершился встречей в аэропорту с коротышкой, почти не говорящим по-английски, но цепко держащим в руках табличку с именем Далли. Несколько позже Далли понял, что на самом деле здесь все отлично понимали английский и даже весьма бегло говорили на нем - когда дело касалось денег. Полчаса езды на джипе, и перед Далли предстали свежепокрашенные ворота в обсерваторию.
   По истечении месяца, восторги Далли по поводу возможностей телескопа поутихли. За исключением экзотического окружения и толп туристов, обстановка в Аресибо мало отличалась от Огайо - та же подковерная возня, интриги, драки за машинное время и приоритеты исследований. Вдобавок ко всему, здесь остро ощущался недостаток финансирования. Корнелл и Национальный Научный Фонд не могли полностью оплатить все запросы обсерватории, и Олдберну приходилось идти на невероятные ухищрения, чтобы самостоятельно привлечь средства.
   На самого Далли первое время смотрели косо - слухи о том, что его привел лично Олдберн, расползлись быстро. Джеймса закрепили за группой, занимающейся проблемой SETI, которой руководила весьма мнительная особа по имени Сильвия Белл. Первое время при встречах ее взгляд был готов испепелить Далли, затем все более-менее устаканилось, но она так и не доверяла ему полностью.
   Дверь из "кабинета" Далли открывалась в многозначительную тишину машинного зала, изредка прерываемую перестукиванием клавиш и шелестом кондиционеров. По всему залу были развешаны колонки, призванные транслировать загадочные голоса бесконечной вселенной, но они молчали уже многие месяцы. Эти голоса можно было слушать неделю, две, месяц или год - от этого они не наполнялись ни каплей смысла. Более того, белый шум так успели всем надоесть, что когда колонки включали для туристов, вся лаборатория разбегалась кто куда. Искать в космосе разумную жизнь и слышать лишь звуки колебания межзвездных газов, а то и вообще просто бессмысленный грохот...
   Некоторые не выдерживали. За неделю до приезда Далли один из сотрудников, Мартин Элиссон, вбил себе в голову, что от одного из обследуемых секторов в районе скопления М-13 получен повторяющийся осмысленный сигнал. После двух суток без сна, от компьютера Элиссона пришлось оттаскивать силой. Проверка его записей, к всеобщему удивлению, действительно выявила повторяющийся сигнал. Удивление, судя по рассказу Олдберна, оказалось настолько сильным, что Далли пришел к выводу, что никто в группе SETI давно не верит в возможность получения сигнала от братьев по разуму. Впрочем, ажиотаж быстро спал, а Элиссона отправили в Канкун восстанавливать психику. Принятый сигнал оказался эхом сошедшего шесть лет назад с орбиты европейского телекоммуникационного спутника. История, настолько привычная для поиска внеземных цивилизаций, что о ней забыли через два дня.
   Миновав лабиринт коридоров, Далли вышел под пуэрториканское солнце, прорывающееся осязаемо горячими лучами под прозрачный пластик перекрытий пешеходных маршрутов обсерватории. Прикрывая глаза руками от слишком яркого света, он быстрым шагом направился к проходной.
   За воротами стоял пикап цвета хаки, покрытый грязью до самой крыши. Курящий около него тип показался Далли смутно знакомым, но его лицо скрывала надвинутая почти на самый нос бейсболка. Охранник, выскочивший из будки при приближении Далли, что-то залопотал, тыкая пальцем в сторону пикапа. Далли отмахнулся от него и, пройдя через будку, внутри которой надрывался телевизор, вышел к посетителю.
   - Добрый день. Чем могу быть полезен? - поинтересовался он.
   - Скажи, Джеймс, - произнес посетитель, не выпуская из зубов сигарету и водя ботинком по дорожной грязи. - Ты уже так же не веришь, что инопланетяне существуют, как и все остальные в этой дыре?
   Этот голос оказался хорошо знаком Далли. Он принадлежал Августу Блейлоку. Последние несколько лет Далли и Блейлок общались только по электронной почте, хотя были знакомы еще со школы, где оба были завзятыми членами астрономического общества. Тогда в их головы и начали закрадываться первые мысли о том, что человек должен быть не одинок во вселенной. Вместе они поступили в Корнеллский университет, где их пути стали расходиться. Далли с головой ушел в астрофизику, а Блейлока потянуло на исследования в области квантовой теории. После окончания Корнелла он ушел в Калифорнийский технологический. Там, судя по письмам, Блейлок занялся какими-то глобальными исследованиями в области скоростной передачи данных. В чем их суть, Далли так и не понял. Как и руководство Калтека, с которым у Блейлока складывались все более напряженные отношения. На последнее отправленное на электронный адрес Блейлока письмо, Далли получил короткий ответ, извещавший его, что тот больше не является сотрудником Калтека.
   Они обнялись, и Далли тут же принялся сыпать вопросами:
   - Ты где пропадал столько времени?
   - Да так, - пожал плечами Блейлок. - Можно сказать, подвизался на вольных хлебах.
   - А что с Калтеком?
   Блейлок фыркнул, достал новую сигарету и закурил.
   - Обычная история. Раньше как шарлатанство воспринималось все, что не вписывалось в рамки фундаментальной науки... Я думал, что после Хокинга стало чуток полегче, но видимо механизм настолько заржавел, что смазка уже не помогает. Его надо разбирать полностью.
   - Погоди, ты хочешь сказать, что ТЕБЯ объявили шарлатаном?
   - Ну да. Знаешь, обычная история - ты хоть раз видел, чтобы теория, выходящая за рамки представлений большинства шишек от науки, проходила с первого раза?
   - Для этого, вроде как, и существуют научные исследования. Фундаментальная наука, знаешь ли, серьезно отличается от философии тем, что словесные построения за доказательство не принимает.
   - Ага, конечно, - Блейлок скривился. - Проблема в том, что сама она при этом сильно зависит от такой штуки, как бюджет.
   - Нам здесь про это можешь не рассказывать, - усмехнулся Далли.
   Он слышал, что когда СССР еще не развалилось, советские ученые даже не знали, что такое ограниченные ассигнования на исследования. Конечно, там имела место быть ведущая роль коммунистической партии и соответствие объектов исследования марксистско-ленинской идеологии... Зато здесь и сейчас перспективность научной работы оценивалась исключительно в зависимости от ее ценности для транснациональных корпораций.
   - В общем, правительство в очередной раз произвело секвестр расходов на науку. Как всегда после этого выкрутились только те, кто занимался прикладными исследованиями или вкалывал на деньги корпораций. Мою работу объявили излишне расходной с минимальными перспективами на внедрение... Тут я еще имел глупость поспорить. Ты сам знаешь, к чему приводит в наших кругах пойти против незыблемых авторитетов. Короче, мои исследования пустили под нож. А чтобы упростить этот процесс - вообще объявили, что я занимаюсь лженаукой...
   - Стоп-стоп, Август! А чем ты занимался на самом деле?
   Лицо Блейлока расплылось в улыбке.
   - Вот поэтому-то я здесь, Джеймс! Мне стоило большого труда найти тебя. А уж то, что ты оказался в Аресибо, так это вообще удача, ниспосланная свыше.
   Тут Далли спохватился, что они уже давно перегораживают ворота. С трудом объяснив охраннику, что от него требуется, они загнали пикап на стоянку. Продолжить разговор Далли предложил в кафе на территории обсерватории.
   - Предположим, что ты заинтриговал меня, - продолжил Далли, размешивая сахар в кофе. - Давай, выкладывай, что за крамолу ты толкнул в Калтеке и зачем тебе я.
   Блейлок откинулся на спинку стула и достал новую сигарету.
   - Здесь курят? - осведомился он.
   Далли кивнул и пододвинул пепельницу.
   - Знаешь, Джеймс, мне не хотелось бы заходить издалека, но ответь на вопрос - сколько лет вы уже бьетесь над проблемой SETI?
   - Сложно сказать... Человечество ищет иную жизнь с тех пор, как сообразило, что звезды не приколочены Боженькой к небесному куполу.
   - И как успехи?
   - Конкретно в поиске иного разума - никак. Только не забывай, что это не основная наша задача. Так что если ты хотел пожаловаться на то, что деньги налогоплательщиков уходят в никуда, то будешь прав только частично.
   - Джеймс, хватит городить чепуху. Я приперся сюда не для того, чтобы попенять на то, что вас еще не прикрыли в отличие от моей работы.
   - Извини.
   - Суть не в этом. Я спросил тебя про результаты, потому что прекрасно знаю, что их нет. И, подозреваю, не будет много лет.
   - Вполне возможно, - согласился Далли. - Мы крутимся как можем. Дошли уже до того, что данные по SETI обрабатываются через Интернет добровольцами. Все это отнюдь не от того, что финансирование льется рекой.
   - А если дело в том, что вы не там ищете?
   - Что значит не там? Телескоп не пялится в одну точку, мы сканируем весь доступный из Аресибо сектор. Кроме того, есть еще Огайо, Паркс, "Феникс"...
   - Да я не об этом. Если спросить тебя, какие звезды в вашем секторе ты считаешь перспективными в плане обнаружения жизни, ты назовешь их мне под сотню.
   - Верно. Но это не значит, что мы получим с них какой-нибудь сигнал. Это только наши предположения и...
   - Да никакого вы сигнала не получите, Джеймс, - опять перебил Далли Блейлок. - Посмотри правде в глаза. Вселенная, скорее всего, бесконечна. Единственное послание, который вы сможете поймать - это узконаправленный сигнал, отправленный такими же старперами с другого конца нашего спирального рукава. Представляешь - они, как и вы, упорно бомбардируют какой-нибудь участок своего небосвода своими гребаными радиосигналами. Короче говоря, все, на что вы можете рассчитывать - это наткнуться на ихнее SETI...
   - Август, если вселенная действительно бесконечна, шанс на это также бесконечно велик, как и мал, если ты это хотел сказать.
   - Вот! Вот поэтому меня и выперли из Калтека. Ну поймаете вы этот упорядоченный сигнал и что? Да вам еще пару лет надо будет его получать непрерывно, чтобы расшифровать и убедиться, что он действительно искусственного происхождения! И даже если вы его расшифруете, то что? Пошлете обратно в ответ атомарную схему водорода? И сколько надо будет ждать, пока они вам тоже ответят? Сто лет? Тысячу? Миллион? И даже если ваш сигнал дойдет до адресата, кому он там уже нужен будет через столько лет? Кто его поймет? Я так думаю, что этруски тоже написали массу ценных наставлений своим потомкам. И что, много народу их прочитало? Дай Бог, чтобы этрусками во всем мире интересовалась хотя бы пара тысяч человек! Так что этот ваш сигнал от иного разума будет такой же сенсацией, как пластическая операция на сиськах какой-нибудь плейбоевской старлетки. Что вы покажете людям? "Бип-бип-бип" и пару синусоид на экране?
   Далли опешил от напора Блейлока. Ему в голову начало закрадываться смутное подозрение, что, впустив его на территорию обсерватории, он совершил крупную ошибку.
   - Пять минут назад ты жаловался на то, что злые корпорации дают денег только на исследования, имеющие практическое применение, - попытался возразить Далли. - А теперь из твоих слов можно сделать вывод, что наука должна развлекать людей.
   Блейлок хотел что-то сказать в ответ, но обнаружил, что от его сигареты остался только фильтр. Он яростно вмял его в пепельницу и снова закурил.
   - В чем-то ты прав, - очевидно, новая сигарета несколько успокоила нервы Блейлока. - Возможно, я слишком разошелся. Наука должна приносить цивилизации реальные плоды, а не существовать ради самой себя. На самом деле никому из нас не хотелось бы вдруг обнаружить, что мы живем в Касталии Гессе. Но знаешь что самое смешное? Мне пришлось туго, но я много успел сделать в Калтеке. И мои бывшие боссы были столь милостивы, что позволили кое-что забрать из лаборатории. Не безвозмездно, конечно. Тяжелое финансовое положение, Джеймс, как выяснилось, необычайно обостряет умственные способности - я закончил свой проект буквально на коленке в мотеле. Теперь он полностью завершен и готов развлекать толпу, вызывать сенсации и помогать миру науки. Но есть одна мелочь. И ты должен мне с ней помочь.
   Далли почувствовал себя неуютно.
   - Август, не пойми меня неправильно... - начал было он.
   - Но я тут недавно, у меня нет времени, запишись ко мне на прием через годик-другой, - передразнил его Блейлок. - Перестань, Джеймс, я уже вижу, что ты мне уже не рад. Чхать я на это хотел. Но тебе не кажется, что ты мне кое-что должен еще со студенческих времен? Поверь мне, я дошел до ручки и, зная о твоих отношениях с Олдберном, теперь с тебя не слезу. Я хочу точно знать - работает моя идея или нет.
   Последние слова Блейлок практически выкрикнул.
   - Так, давай для начала снизим тон, Август, - Далли начал беспокойно озираться по сторонам. - Может быть, ты хотя бы скажешь, что конкретно от меня нужно?
   - Извини, сорвался, - пробормотал Блейлок. - На самом деле я уверен, что все сработает. Я, конечно, несколько погорячился, но, согласись, что даже если вы получите сигнал от внеземной цивилизации, это ничего не изменит.
   - То есть? - удивился Далли.
   - Сам подумай - половина населения Земли и так верит в существование маленьких зеленых человечков. Другая половина верит, что Яхве или Аллах создал человека единственным и неповторимым во вселенной, и все домыслы о существовании иной жизни во вселенной - это происки нечистого. Что ты докажешь, получив из космоса табличку с набором единиц и нулей? Что где-то далеко пару тысяч световых лет назад, пара высоколобых придурков вроде нас с тобой запустили в небо радиосигнал? Вот это будет новость, ничего не скажешь. Знаешь, Джеймс, я уверен в том, что ваш подход к проблеме поиска внеземных цивилизаций в корне неверен. Любая технически развитая цивилизация излучает огромное количество информации. Вся она уходит в космос...
   - Ну да, конечно. Ты сам должен представлять, сколько может пройти, не рассеявшись, обычный радиосигнал. Не говоря уж о том, что с ним станет еще в атмосфере.
   - Естественно. Именно поэтому вы и не поймали пока ничего, кроме передач своих спутников.
   Далли не сдержался и фыркнул.
   - Джеймс, - Блейлок укоризненно покачал головой. - Мой аппарат не принимает радиосигналы. Он принимает информацию.
   - Что-что он принимает?
   На стул рядом с Далли и Блейлоком опустилась Сильвия Белл. Далли почувствовал, что у него загораются кончики ушей. И тут Блейлок его удивил.
   - Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть, - он смерил фигуру Сильвии оценивающим взглядом. - Привет, Сил.
   Еще большим идиотом Далли почувствовал себя только когда Сильвия небрежно махнула рукой и сказала:
   - Привет, Август. Ты все еще пытаешься доказать, что можешь двигаться быстрее скорости света?
   - Увы, нет. Теперь я уверен, что специальная теория относительности верна на все сто, а тахионы - полное дерьмо.
   - Да ну?
   - Точно. Я только что пытался объяснить это Джеймсу, но ты нас прервала.
   - Джеймс, - Сильвия приспустила очки на кончик носа и пристально посмотрела на Далли. - Ты давно знаком с мистером Квантом?
   - Что ты, мы только присели выпить кофейку, - огрызнулся пришедший в себя Далли. - А он тут же набросился на меня со своими сумасшедшими идеями.
   - Правда? - изумленно вскинула брови Сильвия.
   - Господи, конечно же нет! Это я его сюда привел. Но о том, как он добрался до Пуэрто-Рико, я понятия не имею, - Далли повернулся к Блейлоку. - Ну а ты откуда знаешь мисс Белл?
   - Белл? - настала очередь удивляться Блейлоку. - Когда мы виделись последний раз, она еще была Пристли...
   - Это было очень давно, - отрезала Сильвия. - Я успела выйти замуж и развестись, Август.
   - Да, если бы я знал, что ты здесь, я бы не стал напрягать Джеймса. Ты обещала его загрызть насмерть, если он проведет туриста бесплатно?
   Сильвия пожала плечами.
   - Ну, колись давай, что ты ему втирал?
   - Фактически я построил прибор, который может обеспечить вас славой на веки вечные.
   - Ага. И что это?
   - Ты прервала нас на самом интересном месте. Итак, Джеймс, мой прибор позволяет принимать информацию. Надеюсь ты в курсе, что сама по себе информация, раз появившись, никуда не пропадает. Если в космос из Аресибо ушла радиоволна, которой вы пытаетесь сообщить о себе братьям по разуму, но в облаке Оорта она рассеялась, то информация о том, что несла эта волна, все равно будет двигаться дальше...
   - Знаешь, звучит как-то э-э... ненаучно.
   - Пока Марконе не изобрел радио, мысль о передаче слов на расстояние тоже звучала ненаучно. Ты сам когда-нибудь бозон в руках держал?
   Далли мотнул головой.
   - Но это не мешает тебе шмалять в небо фотонами из своей космической пушки. Так что просто напряги мозги и представь себе, что информация не просто абстрактно существует где-то во вселенной, а существует именно в виде информационной волны. Теорию я тебе разжую потом. Так вот, пока мне не известен фактор, который мог бы помешать ее прямолинейному движению. И если где-то во вселенной эти самые пресловутые братья по разуму построили излучатель хоть какого-нибудь сигнала, то мы здесь можем этот сигнал поймать. Если, конечно, он шел в нашу сторону.
   - И зачем тебе мы? - спросил Далли.
   - Во-первых, мне нужен радиотелескоп.
   - Зачем?
   - Можно я пока не буду вдаваться в технические подробности? Информационную волну тоже так легко не найдешь. А, во-вторых, я надеюсь, что вы сможете указать мне звезды, которые имеют больше всего шансов быть обитаемыми.
   - И что еще? - Сильвия забарабанила кончиками ногтей по столу. - Ты надеешься поймать хит-парад созвездия Геркулеса?
   - Вполне возможно. Но вообще-то я рассчитываю перехватить телесигнал.
   - А сколько требуется, чтобы его расшифровать?
   - Сколько? - Блейлок уставился на Сильвию непонимающим взглядом. - А сколько нужно твоему телевизору, чтобы принять ВВС? Распознав телепередачу, мой прибор считает ее содержимое, и выдаст на экран то, что когда-то отправилось с исходного передатчика.
   - Когда-то? - Сильвия перестала барабанить по столу. - Разве в ваших кругах не принято считать, что информация распространяется мгновенно?
   - Это именно то, что я и пытался вам сказать. Ничто во вселенной не движется быстрее света. И сигналу, который мы получим с расстояния в тысячу световых лет, будет ровно тысяча световых лет.
  
   Из доклада Патрика Олдберна на собрании общества "Друзья SERENDIP":
   Впервые услышать внеземной разум попытались в шестидесятых годах американские радиоастрономы, участвующие в проекте Озма под руководством Френсиса Дрейка. Они направили радиотелескоп диаметром двадцать шесть метров на звезды Тау Кита и Эпсилон Эридана, предполагая наличие у них планет, подобных Земле. Дрейк и его коллеги рассчитывали принять сигнал от технически развитой цивилизации, которая могла существовать там. Однако никаких сообщений они не получили.
   Первое послание в космос было отправлено 19 ноября 1962 года из Центра космической связи в СССР. Ничего удивительного, что звучало оно так: "Мир, Ленин, СССР".
   В следующий раз человеческая цивилизация проявила гораздо более прагматичный подход к контакту с иным разумом. В 1974 году к звездам ушло новое послание. Оно содержало 1679 бит информации, переданных с помощью импульсов двух частот в диапазоне 2380 мегагерц. На одной из частот импульс мог изображаться нулем, на другой единицей. Таким образом, в район созвездия Геркулеса ушло сообщение, состоящее из 1679 двоичных знаков, символизирующим произведение двух простых чисел 23 и 73. Братья по разуму, очевидно, должны были догадаться, что это неспроста. Для расшифровки сообщения им полагалось применить "телевизионную" развертку изображения 73 на 23 элемента. Проявив некоторую фантазию, адресаты узрели бы примерно следующее.
   В первом ряду картинки двоичным кодом изображались числа натурального ряда от одного до десяти. Второй ряд включал их метки. Третий ряд содержал числа 1, 6, 7, 8, 15, символизирующие атомные номера водорода, углерода, азота, кислорода и фосфора. Далее шло двенадцать групп по пять элементов -- обозначение молекул, важных для жизни, и состоящих из указанных выше элементов. Ниже изображалась двойная спираль ДНК. Еще ниже -- фигура человека. Двойная спираль, соединенная с изображением человека, отражала связь ДНК с авторами послания. Справа от фигуры человека находилось число 14, указывающее примерный рост человека. За единицу измерения бралась длина волны радиоизлучения, несущего послание. Слева от фигуры человека стояло число, отражающее численность населения Земли в 1974 году. В десятом ряду изобразили схему Солнечной системы с выделенной из общего ряда третьей от Солнца планетой. По тому, что она находилась рядом с фигуркой человека, несложно было догадаться, что на ней обитают разумные существа, отправившие послание. Наконец, в самом низу оказалась изображена схема радиотелескопа Аресибо, с которого было отправлено послание, и указан его диаметр -- триста шесть метров.
  
   Прибор Блейлока решили включить ночью, когда проходило тестирование программного обеспечения обсерватории. Блейлок божился, что, кроме самого телескопа, его аппарату ничего не понадобится. Добровольными свидетелями его звездного часа, кроме Далли, согласились быть Сильвия и сам Олдберн.
   - Значит так, - Далли разложил на столе кальку, исчерченную сотнями линий. - Сегодня мы можем успеть охватить этот сектор. Практически все шаровое скопление. Здесь я обозначил наиболее перспективные области, выявленные при проведении SERENDIP. В общей сложности около четырехсот звезд. Если точечные проверки не дадут результата, еще останется пара часов на сканирование по участкам.
   Далли сделал паузу и выразительно посмотрел на Блейлока.
   - Если и это ничего не даст, ты будешь должен нам очень много кофе.
   - И, кстати, не стоит расстраиваться, Август, - добавил Олдберн. - У нас масса вакансий среди обслуживающего персонала. Нам позарез необходимы уборщики. Представляете, сколько у вас окажется свободного времени? Как раз успеете подать официальную заявку в общественный комитет на проведении повторных испытаний вашей чудо-машины...
   - Спасибо, вы умеете поддержать человека в трудную минуту, - огрызнулся Блейлок, возившийся со жгутами проводов, вьющихся вокруг серой стальной коробки, скрывавшей его изобретение.
   - Я серьезно, - Олдберн явно пребывал в хорошем настроении. - По крайней мере, я могу обещать вам походатайствовать перед комитетом.
   Блейлок фыркнул и вернулся к распутыванию проводов.
   Далли обвел красным маркером еще несколько интересных, на его взгляд, звезд, и, удовлетворенный результатом, плюхнулся в кресло.
   Им с Сильвией на удивление легко удалось протащить идею Блейлока. Олдберн, краем уха где-то слышавший о его теории, согласился практически сразу. Совершенно к месту оказалось, что со дня на день компьютерщики будут проверять все электронные системы обсерватории и, соответственно, работа на это время встанет. Так как Блейлок клятвенно заверил Олдберна, что его прибору кроме электрической розетки и подключения к телескопу ничего больше не понадобится, тот немедленно связался с технической группой и договорился провести тестирование.
   Блейлок, наконец, привел в порядок все провода. Часть он подтянул к системному блоку, с которого управляли моторами верхних платформ, и принялся изучать имеющиеся на нем разъемы. Прикинув что к чему, Блейлок повтыкал все штекеры в произвольном, на взгляд Далли, порядке и вернулся к сваленным посреди зала вещам. Из обще кучи был извлечен ноутбук, который Блейлок подключил к своим приборам.
   Олдберн и Сильвия наблюдали за производимыми им манипуляциями с нескрываемым интересом.
   - Профессор Олдберн, здесь мы закончили, - около них остановился парень из техотдела с ноутбуком под мышкой. - Программное обеспечение поисковых систем и управление телескопом загружены.
   Сильвия взяла кальки Далли, подошла к компьютеру и защелкала клавишами.
   - У меня тоже все готово, - сообщила она. - Ну, Август, теперь попробуй нас удивить.
   Блейлок, не говоря ни слова, водрузил ноутбук на ближайший стол и включил его. Пока тот загружался, он поискал взглядом ближайшее свободное кресло. Недостатка в них этой ночью в лаборатории не испытывалось - Олдберн почти всех отправил в город на какой-то местный праздник. Прикатив понравившееся ему кресло, Блейлок уселся в него и принялся колдовать над клавиатурой.
   На экране ноутбука обои со снимком Млечного пути сменилось окошком, заполненным белым шумом. Под ним располагалась шкала с шустро ползущим бегунком.
   Глядя на экран, Далли никак не мог отделаться от мысли, что Блейлок настраивает обычные телевизор. Ему сейчас очень пошла бы синяя роба и кепка какой-нибудь из компаний кабельного ТВ.
   - А канал для взрослых у тебя ловится? - не удержался он от шпильки.
   Ответный жест Блейлока приличным назвать было сложно.
   - Ты готов? - Сильвия сделала вид, что не замечает происходящего.
   Блейлок, не отрывая взгляд от ноутбука, кивнул.
   - Ну, тогда я начну, пожалуй.
   Рев моторов над головами возвестил, что двигатели откорректировали положение облучателя в направлении первого отмеченного Далли участка.
   Заразившись состоянием Блейлока, все напряженно уставились в экран ноутбука, но... Бегунок проделал с сотню циклов, в углу экрана стремительно менялись цифры, но белый шум так и остался белым шумом.
   - Дальше, - вздохнул Блейлок.
   Сильвия запустила обследование новой области.
   Интереса к процессу хватило на десяток заходов. На каждый из них уходило от трех до десяти минут. Через пару часов стало ясно, что выделенные Далли звезды последние двадцать-тридцать тысяч лет не были обитаемы. Или прибор Блейлока не работал.
   - Ну все, - Сильвия встала, рывком отправив кресло на другой конец зала. - Я уже носом клюю. Кто-нибудь хочет кофе?
   Олдберн, углубившийся в изучение стопки распечаток, кивнул. Подумав, Далли сказал:
   - Мне тоже, пожалуйста. Если можно - со сливками.
   И зевнул так, что едва не вывихнул челюсть.
   Блейлок, похоже, слов Сильвии не слышал. Ожесточенно орудуя мышью, он подкручивал какие-то настройки в своей программе.
   - Август, я запустила поэтапное сканирование небосвода, - Сильвия потрясла его за плечо. - Отвлекись на секунду.
   Блейлок повернул к ней бледное лицо. Глаза горели фанатичным огнем, но связь с внешним миром отсутствовала.
   Сильвия вздохнула.
   - Кофе будешь? - повторила она вопрос.
   - А? Что? Да, конечно, если не сложно.
   Блейлок потер переносицу и вернулся в реальный мир.
   - Извините, - сообщил он. - Ужас как переживаю.
   Олдберн, не отрываясь от чтения распечаток, махнул рукой - ерунда какая, валяй дальше.
   Блейлок подкатил свое кресло к Далли, поставив его так, чтобы видеть экран. Опустившись в него, он откинулся на спинку, забросив руки за голову.
   - Ты как?
   - Ничего, - пожал плечами Далли. - Не боишься остаться здесь уборщиком?
   - Как тебе сказать. Если я все это время ошибался и мы до утра так и будем пялиться на белый шум... Да какая тогда разница? Хоть уборщиком, хоть продавцом бананов.
   - Здесь бананы не растут, - машинально поправил Блейлока Далли. - Зато делают отличный ром.
   - Что, правда что ли? Впрочем, какая разница. Но, знаешь, я предпочитаю думать, что не ошибся.
   - А если не ошибся, что дальше?
   - Это будет настоящая сенсация, а не просто "пара старперов из НАСА нашли в куске космического дерьма, прилетевшего к нам три миллиона лет назад и проломившего башку последнему динозавру, окаменевшие следы кишечной палочки", - Блейлок удачно передразнил интонации закадровых голосов с "Дискавери". - Мы, знаешь ли, сильно прославимся. Как-никак первая достоверная информация о внеземном разуме. В цветном изображении, со звуком.
   Блейлок на секунду замолчал.
   - А, кроме того, у меня есть еще одна идея. Мне ее один мой знакомый из Голливуда подсказал. Если сможем ее осуществить... Знаешь, Джеймс, я последние несколько баксов вложил в бензин, чтобы сюда доехать. И мне надоело считать каждый цент. А именно этим я и занимался с тех пор, как меня выперли из Калтека...
   В голосе Блейлока появились агрессивные тона.
   - Да и там, честно говоря, было не лучше. Сделай то, сделай это, повиляй хвостиком перед большим дядей из Конгресса, чтобы в бюджете на следующий год не оказаться в следующей строке после ремонта сортира...
   Блейлок не договорил. Экран ноутбука мигнул. Угловым зрением Далли уловил, что шум с экрана на мгновение исчез, а затем вернулся. Экран мигнул еще несколько раз. Блейлок толчком отправив кресло и себя к столу. Следом раздалась автоматная очередь щелчков мышью.
   В ответ на это экран мигнул еще пару раз и стал мутно-серым. Затем через муть начали проступать неясные очертания.
   Далли, забыв о приличиях, толкнул локтем Олдберна, выронившего от неожиданности распечатку. Вспорхнув, густо покрытые сетками символов листки, закружились вокруг них. Олдберн, взглянув на экран, тут же позабыл про бумаги.
   На экране проступили светлые и темные пятна.
   - И отделил Дух Божий свет от тьмы, - пробормотал он.
   Постепенно стало ясно, что темные пятна активно двигаются по экрану. Поколдовав во всплывающих менюшках, Блейлок добился того, что темные пятна начали стремительно обретать четкость.
   Спустя пару минут стало ясно, что темные пятна очень сильно смахивают на каких-то тощих существ с огромными головами, активно жестикулирующих верхними конечностями. Серое месиво вокруг фигур тоже приобрело некоторую четкость и стало походить на пологие холмы. Становиться цветным изображение, похоже, не собиралось.
   В лаборатории повисла мертвая тишина.
   Все трое следили за метаморфозами на экране, боясь лишний раз вдохнуть.
   Программа Блейлока уверенно делала свое дело - изображение все больше прояснялось. Стало очевидно, что это черно-белый фильм. Его героями были некие существа, точно имеющие две руки и две ноги. То, что сначала они приняли за огромные головы, оказалось широкополыми шляпами.
   Блейлок вдруг вытянул шею, едва не уткнувшись в экран носом, и, издав сдавленный горловой звук, схватился за голову.
   - Что такое... - начал было Далли, но тут изображение, наконец, обрело окончательную четкость.
   - Поздравляю, Август, - раздался насмешливый голос Олдберна. - Все, чего нам здесь не хватало, так это возможности на халяву смотреть ТСМ. Персонал, безусловно, оценит ваше достижение.
   Он встал.
   На экране ноутбука разворачивался классический вестерн. Мрачные типы в широкополых шляпах и пончо посреди скал махали здоровенными ружьями и беззвучно разевали рты. Их оппоненты, одетые чуть более скромно, демонстрировали ответную приязнь, паля из револьверов.
   Далли выпустил воздух из легких и обмяк.
   - Эй, вы чего тут? - донесся сзади голос Сильвии. - Уже никто не спит?
   - У нас только что появился новый уборщик помещений, - по голосу Олдберна сложно было понять, шутит он или говорит серьезно. - И возможность бесплатно смотреть старые вестерны. Сильвия, тебе нравятся фильмы с Джоном Уэйном? А те...
   Однако что-то в выражении лица Сильвии заставило его прервать тираду.
   - Вестерны, говоришь? - Сильвия, не глядя, поставила поднос на ближайший стол и наклонилась к ноутбуку Блейлока.
   Раздался грохот. Поднос оказался удачно пристроен на стопку бумаги, которая не преминула накрениться и отправить кружки в полет к полу.
   - Э-э, Сильвия, - Олдберн осторожно коснулся её плеча. - Что с тобой? Неужели старые фильмы на тебя так действуют?
   Сильвия с трудом оторвала взгляд от экрана и перевела его на растерявшегося Олдберна.
   - Патрик, - Сильвия нервным жестом поправила очки. - Я что-то не припомню, чтобы в декорациях Дикого Запада на небо было принято вешать две луны, а?
   Прежде чем колонки ноутбука издали квакающие звуки чужого языка, Далли успел услышать, как Блейлок пробормотал:
   - И все-таки она вертится!
  
   Из доклада Патрика Олдберна на собрании общества "Друзья SERENDIP":
   Исследования по программе SETI были начаты в конце шестидесятых годов. За время наблюдений мы обнаружили несколько интересных источников сигналов, но, к сожалению, большинство из них оказалось космическими водородными облаками, излучающие в очень узкой полосе частот. В августе 1977 года радиотелескопом Большое Ухо в Огайо был зарегистрирован особенно интересный сигнал, который назвали "Вау!". Так звучала запись профессора Эмана, оставленная им на ленте самописца, зарегистрировавшего сигнал. Это был очень мощный сигнал, во много раз превышающий уровень шума, наблюдавшийся только в нескольких спектральных каналах. Мы предполагаем, что его характеристики явно указывают на внеземное происхождение сигнала. Однако сигнал наблюдался очень короткое время, а затем исчез и больше не появлялся. Имел ли он искусственное происхождение или нет, до сих пор остается предметом споров.
   Конечно, кроме "Вау!", за время исследований небесной сферы Земли в ходе различных программ, была получена информация более чем о сотне звезд, в излучении которых просматриваются "подозрительные" сигналы. Но, увы, до сих пор мы можем лишь строить догадки о том, какие из них действительно имеют обитаемые планеты.
  
   Олдберн, нервно постукивал ручкой по столу, разглядывая сидящего напротив человека. Во внешности его собеседника не было абсолютно ничего примечательного. Среднего роста, довольно упитанный лысеющий клерк. Блестящая макушка прикрыта жидкой прядью слипшихся от пота волос. В кабинете Олдберна кондиционер сломался еще утром, и сам он сидел в шортах и майке без рукавов. Но даже это не спасало от царившей в Аресибо жары. Похоже, солнце решило взять реванш за все прошедшие относительно прохладные дни и палило нещадно.
   Собеседник Олдберна, носивший имя Иеремия Смит, от жары страдал гораздо больше, чем кто-либо из присутствующих в кабинете, так как оставался облаченным в черный деловой костюм. Будучи владельцем одного их самых больших в мире медиа-холдингов и просто миллиардером, он мог позволить себе поддерживать имидж. Олдберн, после пяти лет проживания в Южной Америке, находил это просто глупым.
   - Послушайте, Олдберн, - постукивание ручкой нервировало Смита. - Мне кажется, вы не вполне понимаете ситуацию
   - Да ну? - Олдберн саркастически ухмыльнулся.
   - Я считаю, что мы находимся в равных условиях. Я повторю вам свое предложение на тот случай, если вы чего-то не поняли. Наш общий друг, мистер Блейлок, весьма убедительно доказал, что владеет технологией, позволяющий принимать телепередачи... э-э, скажем так из космического пространства. И он эксклюзивный владелец этой технологии. Однако его прибор не может работать без вашего телескопа...
   - Еще раз повторяю, он не мой, - Олдберн отложил ручку в сторону. - Здесь всем распоряжаются люди из Корнелла.
   - Эти ваши люди из Корнелла ничего не знают о приборе Блейлока, - вздохнул Смит.
   Он явно привык иметь дело с прожжеными акулами бизнеса, а не упертыми учеными-астрофизиками.
   - Даже если вы настаиваете, что не распоряжаетесь здесь ничем, - продолжил Смит. - У вас, в отличие от меня, мистера Блейлока, мистера Далли и даже прекрасной мисс Белл, есть возможность повлиять на решение упомянутых вами людей. Все, что вам нужно - это убедить их заключить со мной контракт на использование телескопа. Которое, хочу заметить, не отвлечет его ресурсы от проводимых исследований, да еще и будет оплачено. При одном условии - они понятия не имеют, что за работу будет делать прибор мистера Блейлока.
   После этого в игру вступаю я. Олдберн, вы понимаете, что поймали за хвост птицу удачи? Вот мистер Блейлок это понимает, иначе он бы меня сюда не позвал. Я это тоже понимаю, потому что иначе бы не приехал. Вы знаете, какова прибыльность телевещания в наше время? Мне принадлежит три национальных телесети, с полсотни кабельных каналов, десяток радиостанций и даже одна звукозаписывающая компания. Как вы может заметить, владея ими, я отнюдь не бедствую и это притом, что половину того, что они транслируют, изготовляется ими самими. А еще они несут определенные убытки. Теперь посмотрите на прибор мистера Блейлока. Это источник АБСОЛЮТНО бесплатных телепрограмм и фильмов, которые мы можем продать по всей Земле, заплатив только арендную плату Корнеллскому университету и налог с прибыли. Вы же не думаете, что жители этого, как его, Магелланова облака...
   - Шарового скопления М-13, - подсказал Далли
   - Да хоть райских кущ, - отмахнулся Смит. - Предъявят вам иск за нарушение авторских прав? Если я правильно понял мистера Далли, у них уйдет на это примерно двадцать пять тысяч лет при самом идеальном раскладе. Так? Современного потребителя масс-медиа очень сложно удивить и завлечь чем-нибудь... Впрочем, вам всем эти сложности вряд ли знакомы. Но вы уж поверьте мне, что это так. А мы можем предложить ему не просто телевидение - инопланетное телевидение! Когда я прикидываю перспективы проекта подобного масштаба, то начинаю серьезно опасаться того, что мне придется закрыть часть своих телеканалов. Они могут стать просто нерентабельными!
   Смит остановился, чтобы перевести дух.
   - Да, но как же быть с научным сообществом? - спросил Олдберн. - Вы предлагаете скрыть от него величайшее открытие века!
   Смит в притворном ужасе закатил глаза, а затем обратил свой взор на Блейлока. Ты был прав, они что малые дети, говорил этот взгляд.
   - Олдберн, - пустился в разъяснения Блейлок. - Подумайте хоть немного той частью своего мозга, которая не отвечает за расчет излучения Альфа Центавры. Включите ту ее часть, что отвечает за обычный житейский прагматизм. Представьте на минуту, что мы поступим так, как предлагаете вы. То есть отправим в Корнелл отчет о том, что мы нашли способ принимать телесигналы с других планет. Как только там разберутся что к чему, они начнут диктовать свои условия. Спросите Смита, и он назовет вам с десяток своих конкурентов, которые мыслят так же как он и я. Но предложения от них поступит не вам, а в Корнеллский университет. А вам достанется дырка от бублика. Не факт, даже, что вам удастся остаться на своей должности. Сами понимаете, что с моим прибором Аресибо превратиться в очень жирный кусок пирога. Но пока что я и Смит обращаемся к вам, так как в настоящий момент это самый выгодный вариант.
   - Кроме того, у меня хорошие связи с русскими, - подлил масла в огонь Смит. - Учитывая, в каком состоянии сейчас находится их наука, они с радостью примут нас...
   - Так что же вы сразу к ним не поехали? - огрызнулся Олдберн, чувствуя, что его припирают к стенке.
   - Не люблю коммунистов, - нехотя сознался Смит.
   - Их там уже давно нет, - фыркнул Олдберн.
   - Ага, конечно. Вы что думаете, что вся их нынешняя верхушка поголовно прибыла из Лэнгли? Да они все выходцы из этой чертовой коммунистической партии...
   - Ну все, хватит, - прервал Смита Блейлок. - Свои антисоветские взгляды будете пропагандировать по кабельному. И вам, Олдберн, хватит ломаться. Вы ведь все прекрасно понимаете, так чего ждете? Чтобы я собрал свой ящик и валил к русским?
   Олдберн отложил ручку.
   - Ладно. Меня волнует два момента. Первый - почему мы так долго должны держать открытие в тайне?
   - О, вы тщеславны? - удивился Смит.
   - Да! - отрезал Олдберн.
   - Хорошо! Просто замечательно! Это существенно облегчит наше дальнейшее сотрудничество. Итак, объясняю. Если вы сейчас включите любой из каналов, этого космического ТВ, что вы сможете понять?
   - Ничего. Мы не знаем их языка... Языков. Верно, Джеймс?
   - Точно. Сейчас мы можем принимать около полутора десятка каналов. Телевидение там находится на уровне шестидесятых годов Земли. Так что пик еще впереди.
   - Чтобы пустить ЭТО в эфир, для начала надо изучить язык инопланетян и создать команду профессиональных переводчиков с... У них есть какое-нибудь название?
   - Откуда? - пожал плечами Олдберн. - В скоплении столько звезд, что мы присваиваем им только номера.
   - Плохо. Ни к черту не годится. Надо будет срочно придумать название.
   Смит несколько раз чиркнул ручкой в блокноте перед собой и продолжил:
   - Начать вести запись мы можем уже сегодня. А для обработки материала у меня имеется подходящий остров около Антарктиды. Оттуда невозможно сбежать...
   - С ума сойти, Смит, вы там ГУЛАГ что ли устроить собрались? - рассмеялся Олдберн.
   - Я не хочу, чтобы информация просочилась раньше времени, - отрезал Смит. - И ничего смешного в этом нет. Это бизнес, а не холодная война. В бизнесе, знаете ли, все серьезно.
   - Хорошо, вот выдрессировали вы толпу переводчиков... Кстати, сколько на это уйдет времени?
   - Год или два, не могу сказать точно. Надо советоваться с лингвистами.
   - Год или два! Святый Боже! Ну а потом что?
   - Вещательные мощности у меня есть. За то время, пока мы будем изучать их язык, я прикуплю еще пару телекомпаний. Думаю, начнем с пары каналов, по которым пустим уже переведенные записи. Конечно, этому будет предшествовать бурная рекламная компания, главными героями которой станете вы и Блейлок.
   - Этот день станет последним днем моей работы в Аресибо, - мрачно констатировал Олдберн.
   - И вы по этому поводу переживаете?
   - Смит, я, знаете ли, ученый, а не бизнесмен. И на этом хотел бы не только деньги делать.
   - Так в чем проблема? Как только мы раскрутимся, то сами построите себе телескоп. Да еще такой, что Аресибо будет рядом с ним как чайное блюдце.
   - А как же я и Сильвия? - спросил Далли.
   - Да уж и про вас не забудем, - усмехнулся Смит. - Все мы, здесь присутствующие, связаны тайной ящика мистера Блейлока. И плыть нам всем в одной лодке. Так что я думаю, мы найдем способ укрепить желание хранить происходящее в тайне у вас и мисс Белл. Но я говорил о нашем маленьком бизнес-плане. Так вот, я собираюсь пустить часть каналов, наиболее интересных, в прямой эфир с синхронным переводом. Из всего оставшегося сформируем несколько каналов, на которых все будет идти в записи. Кроме того, неплохую прибыль принесет продажа кассет, дисков, курсов их языка... Возможно для тех, кто возьмется изучать их язык, мы выделим пару каналов без перевода. Что-нибудь вроде "Дискавери". Кстати, Олдберн, ваши коллеги будут этому очень рады.
   - О да, несомненно, - голос Олдберна был полон едкого сарказма.
   - А еще реклама... Земная. Я думаю, нам ни к чему реклама шоколадных батончиков двадцатипятитысячелетней давности. Если только ради развлечения. Мы продадим рекламное время нашим, земным, корпорациям.
   - Да, вы умеете выжать идею до последней капли, - кисло заметил Далли, у которого от обилия проектов Смита уже стоял звон в ушах.
   - Ага, точно, - поддакнула Сильвия. - Вы еще забыли про майки, ручки и сувениры.
   - Между прочим, мисс Белл, - парировал Смит. - Ручки и сувениры тоже приносят прибыль. А прибыль - это моя работа, и я, пока что, делал ее хорошо. Но если вам что-то не нравится - не участвуйте в проекте. Я готов прямо сейчас выписать чек за ваше молчание. Какая сумма примирит вас с моими амбициями?
   - Нет, спасибо, - Сильвия выдавила из себя улыбку. - Я, пожалуй, останусь пока в вашей масонской ложе.
   - Вот и замечательно, - Смит удовлетворенно откинулся на спинку кресла. - Ну, Олдберн, вы полностью удовлетворены моим ответом?
   Тот кивнул.
   - Тогда я готов выслушать, что у вас там во-вторых.
   - Меня не устраивает ваше предложение, - бесстрастным голосом выдал Олдберн.
   - Что-о?! - Смит едва не выпал из кресла при этих словах. - Что это вас в нем не устраивает?
   Он придвинулся вплотную к столу и вытянул шею к Олдберну.
   - Может быть, я слишком радикально выразился, - Олдберн явно наслаждался произведенным эффектом. - На самом деле меня не устраивает один ма-аленький, но существенный аспект.
   - Это какой же? - изумился Смит. - Учтите, что ради денег я готов даже перешагнуть через свою ненависть к коммунистам.
   - Хм, Блейлок, я думаю вы тоже меня поддержите.
   - В чем? - спросил Блейлок.
   - Видите ли, бизнес-план мистера Смита безусловно хорош. У него есть опыт в таких делах. Но вам не кажется, что нам в нем отводится роль свадебных генералов?
   - А что вас не устраивает? - удивился Смит. - Кроме Блейлока и меня, из вас в проект никто особо не вложился.
   - Если я все правильно понял, то всем в проекте будут заниматься принадлежащие вам компании?
   - Естественно. А у вас есть своя телесеть?
   - Блейлок, обратите внимание, что это будет означать, что все, что попадет в лапы Смиту, будет принадлежать ему.
   - Ну и что? Мой прибор... - начал было Блейлок.
   - Ваш прибор - это коробка радиодеталей без денег Смита, - оборвал его Олдберн. - И, готов поспорить, что через пару месяцев, у Смита будет точно такой же. И он найдет способ эксплуатировать его и без вас.
   - Ха, очень остроумно, - кислая рожа Смита никак не соответствовала его попыткам придать голосу насмешливый тон. - Олдберн, вы уверены, что не совершили большой ошибки, пойдя в астрофизики?
   Блейлок, Далли и Сильвия уставились на Олдберна с открытыми ртами.
   - Так, ладно, - вздохнул Смит. - Ваши предложения?
   - Вы создаете компанию, которая будет обладать эксклюзивными правами на содержание передач, полученных через прибор Блейлока. Переписываете ее на нас четверых, как акционеров. И именно мы будем продавать вам телепрограммы...
   - Да вы... Да вы... - Смит потерял дар речи от наглости Олдберна и какое-то время не мог совладать с собственным языком. - Да вы просто...
   Он выдохнул:
   - Олдберн, Скрудж часом не одним из ваших предков был?
   - Скрудж - вымышленный литературный персонаж, - ответил Олдберн. - И не рассчитывайте на то, что скоро Рождество.
   - Значит, у него был реальный прототип. Вы соображаете, что предлагаете? Купить вам компанию, а потом еще и платить за то, что она производит?
   - Мы можем договориться о процентах с прибыли, - пожал плечами Олдберн. - Учтите, что отсюда меня точно выпрут.
   - Черт с вами, я согласен. Не каждому удается ободрать Иеремию Смита как липку. Вы настоящий живодер, Олдберн.
   - Не стоит прибедняться, Смит. Я только развил вашу идею. На днях я пришлю к вам юриста уладить формальности.
   - У вас и юрист свой есть?
   - Конечно. Вряд ли я могу доверять вам.
   - О, ну конечно, - Смит повернулся к остолбеневшим Блейлоку, Далли и Сильвии. - У вас за последние полчаса не завелись живодерские привычки? Ну, выкладывайте, не стесняйтесь.
   - Да нет, нас все устраивает, - выдавил из себя Блейлок.
   Далли кивнул. Перспектива постройки собственного телескопа поразила его не меньше возможности смотреть инопланетный "Дискавери" без перевода.
  
   Запись в дневнике Джеймса Далли:
   Удивительно, но оказывается, что мы, до того как заработал черный ящик Блейлока, даже не задумывались о том, что может принести знание о существовании во Вселенной других разумных существ. Как правило, это было привилегией писателей-фантастов. Конечно, я не могу сказать, что в передачах герков нам явилось что-то такое, что им и не снилось... Кстати, сперва "герки" были рабочим названием инопланетян, образованном от созвездия Геркулеса, а теперь оно приклеилось намертво (хотя, понятное дело, в переводе на английский, они сами называют себя "землянами"). Но, безусловно, наблюдая развитие иной цивилизации мы можем узнать многое о собственной. Кроме того, осмысливая слова Блейлока, сказанные им по приезду в Аресибо, я понимаю, что проблемы герков на экране телевизора лучший способ заставить землян понять самих себя. И, конечно, безумно интересно было бы встретить наследников тех герков, что мы видим сейчас на экране. Их цивилизация уже старше земной на двадцать пять тысяч лет. Полагаю, мы бы могли узнать, что ждет и нас.
  
   - Ох, да хватит уже охаживать меня этой чертовой щеткой! - взвыл Олдберн, отмахиваясь от назойливого гримера. - Джерри Спрингер из меня все равно не получится.
   Девушка пропустила его словам мимо ушей и продолжала методично орудовать присыпанной пудрой кистью.
   Олдберн обернулся в поисках поддержки, но сидящий справа от него Блейлок сам нервно перебирал пальцами, уставившись в крышку стола, и хрустел леденцами без сахара. Уже за неделю до первого эфира с ним стало невозможно разговаривать - он превратился в законченную истеричку. Со стороны камер Олдберна слепили десятки софитов, за которыми метался Иеремия Смит, уверявший, что спокоен как удав. Однако из кармана его пиджака вместо платка торчала обертка новомодного успокоительного.
   По левую руку от Олдберна прихорашивалась Николь Эпплгейт, ослепительная крашеная блондинка, ведущая вечернего ток-шоу на IBC, одном из самых популярных каналов Смита. Искать поддержки у Эпплгейт Олдберн не стал, даже будь она последним человеком на Земле. Пообщавшись с ней пару дне назад, он пришел к выводу, что девушка - странное существо сродни роботу. Во время эфира сыпавшая остроумными репликами и каверзными вопросами, за пределами студии она не могла связать между собой двух слов и пялилась на Олдберна кукольными глазами. Давясь от смеха, Смит объяснил Олдберну, что Николь просто зазубривает заранее написанные ее сценаристом реплики. Он же суфлирует ей в прямом эфире, если возникает непредвиденная ситуация. При этом Смит вручил Олдберну увесистый том со сценарием того самого шоу, на котором они собирались объявить об открытии Alien Vision TV (название, естественно, придумал Смит). Сценарий был расписан по секундам и не допускал ни единого самостоятельного высказывания Олдберна и Блейлока. Впрочем, учитывая как прошли последние пять лет, это было даже похоже на свободу слова.
   Пять лет назад, строя планы в кабинете Олдберна, Смит оказался прав во всем, кроме одного. Полсотни нанятых им лингвистов оказались заперты на пресловутом антарктическом острове на гораздо больший срок, нежели год или два. Руководству Корнеллского университета Олдберн навешал на уши какой-то лапши, Смит заплатил им приличные деньги за то, чтобы приемник телескопа никогда не уходил из зоны телесигнала, и загадочный ящик Блейлока оставили в покое. Правда, напуганный словами Олдберна, Август опутал его немыслимой системой сигнализации, и первые полгода только что не спал на нем.
   К чести Смита надо было сказать, что он, как и обещал, создал компанию Little Green Communication (юмор у Смита был специфическим), которой принадлежали права на все передачи из ящика Блейлока, и ни разу не пытался заполучить его содержимое в обход акционеров. Единственный случай, когда во всей обсерватории внезапно выключили свет, он требовал в расчет не брать и отрицал всякую к нему причастность. Тем более что Блейлок предусмотрел резервный источник питания сигнализации.
   Смит взял в аренду небольшой участок земли около обсерватории и протянул туда кабели от приемника Блейлока. Туда же переселили и его самого. Полученные записи вывозились под вооруженным конвоем в аэропорт, а оттуда самолетом Смита доставлялись в Антарктиду, где их принимали возбужденные лингвисты. Далли, побывавший там раз десять, убедился, что Олдберн в своих шутках насчет ГУЛАГа недалеко ушел от истины.
   Побережье острова обнесли забором из колючей проволоки под напряжением и вышками с вооруженной охраной. С воздуха комплекс казался обнажившимся из породы противоракетным бункером. Весь персонал носил электронные браслеты, по которым в любой момент можно было узнать, где находится тот или иной человек. Смит как-то пожаловался Далли, что сначала он хотел сделать ошейники, которые труднее снять, но вынужден был отказаться от этой идеи. А уж чем ему удалось выманить из роскошных университетских кабинетов мировых светил по языковому анализу, Олдберн предпочитал не задумываться. Но в одном он был уверен точно - пока они не оказались за колючей проволокой острова Смита, ни один из них не догадывался о том, зачем он здесь на самом деле.
   Сам Олдберн, Далли и Сильвия все это время старательно делали вид, что ничего не происходит. И с каждым годом им становилось все сложнее держать язык за зубами. Одно время Далли даже начали сниться кошмары о том, что к нему в квартиру врываются толпа агентов ФБР и арестовывает по обвинению в подрыве национальной безопасности. Сильвия Белл тоже созналась, что запретила себе пользоваться телефоном, оставив лишь электронную почту, боясь сболтнуть что-нибудь лишнее.
   Сложнее всего пришлось Олдберну. Он не опасался проболтаться, но на него давила необходимость и дальше делать вид, что программа SETI все еще чего-то стоит. По вечерам он запирался в домике Блейлока и они вдвоем таращились в голубое окно, ведущее в чужой мир. Через пару лет они стали более-менее сносно изъясняться на одном из тамошних диалектов и начали засыпать Смита звонками с требованиями выпустить, наконец, канал в земной эфир. Но Смит оставался непреклонен. Пока специалисты острова не изучат досконально хотя бы один из диалектов и не сделают переводы основных фильмов и программ, которые займут эфир в первые месяцы, о рассекречивании AVTV и речи быть не может. Все, Олдберн, оставьте меня в покое, я подыскиваю подходящее местечко для постройки вашего нового радиотелескопа, обычно отвечал Смит и возвращался к переговорам о покупке очередного кабельного канала.
   Впрочем, телевизор герков смотрели не только Блейлок и Олдберн. Далли и Сильвия часто присоединялись к ним, не говоря уж о том, что на острове Смита осела армия специалистов самого разного профиля, оценивавших и фильтровавших полученный материал.
   Герк переживал период сексуальной революции, что не могло не сказаться на его масс-медиа. Революция эта происходила столь бурно, что знаменитая сексуальная революция шестидесятых на ее фоне казалось церковной просветительской программой. Это, казалось бы незначительное, обстоятельство, заставило Смита завезти на остров сотню специалистов по компьютерной графике, которые денно и нощно трудились над приведением полученного изображения в угодный цензуре вид. Одновременно магнат радостно потирал руки, подсчитывая будущий доход на порнорынке.
   Самое интересное заключалось в том, что герки мало чем отличались от людей Земли. Кроме биологического сходства, они обладали сходным мышлением и вкусами. Первый фильм, пойманный Блейлоком, действительно оказался тамошним вариантом вестерна, за которым последовали сотни других. От земных вестернов их отличал лишь местные, герковские, пейзажи да неземная речь. Пару лет спустя в эфир пошли сериалы и Олдберн начал серьезно сомневаться, что ЭТО всерьез может кого-нибудь заинтересовать. В конце концов, Бразилия и Мексика продают подобное барахло по всему миру, так что нового слова в жанре AVTV здесь не скажет. Смита же появление сериалов наоборот ввергло в состояние безудержной радости.
   Но интереснее всего был просмотр новостей. Live action show с задержкой в двадцать пять тысяч лет.
   Мир Герка состоял из одного крупного материка и нескольких тысяч рассеянных вокруг него островов. На них находилось около двух сотен относительно небольших государств. Систематизировав собранные сведения, исследователи пришли к выводу, что, за исключением этого и еще ряда мелочей, планета абсолютный двойник Земли. В том числе со всеми ее проблемами - за пять лет приема телесигналов Герка, планета пережила три довольно крупные войны, из новостей о которых телевизионщики Смита смонтировали монументальный сериал.
   Как и предполагал Блейлок, цивилизация Герка находилась на уровне развития шестидесятых годов Земли. Точнее находилась на этом уровне двадцать пять тысяч лет назад. Но, в отличие от Земли, первые космические корабли герки запустили гораздо раньше, чем стали хотя бы догадываться о существовании ядерной реакции. Скорее всего, отсутствие ядерного оружия и сверхдержав, как сдерживающих факторов, и послужило причиной двух последних войн.
   Когда стало ясно, что AVTV накопило достаточно материала для начала вещания, Смит развернул бурную рекламную кампанию. Не зная ее настоящей цели, на Смита работали лучшие профессионалы. За пару дней до того, как IBC должна была объявить о начале вещания Alien Vision TV и показать часть собранных программ, весь мир, усилиями пиарщиков Смита, ожидал нечто, равное по масштабу второму пришествию Иисуса Христа. Это не могло не коснуться членов телемасонской ложи, как окрестили себя Олдберн, Далли и Сильвия. Они начали потихоньку паковать вещи, так как были уверены, что в тот день, когда мир увидит первую передачу AVTV, их работа в Аресибо закончится.
   Олдберн оттянул воротник рубашки, сдавливавший горло, и шумно втянул воздух. Далли и Сильвии было гораздо легче - они не участвовали в шоу. По крайней мере, в первом.
   Он попытался вспомнить положенные по сценарию реплики, но в голове царил хаос. Ладно, экран с подсказками был расположен прямо напротив него, а, кроме того, в правом ухе гнездился крошечный наушник телесного цвета. Пока что из него доносилась успокаивающая музыка.
   - Всем приготовиться! Пять минут до эфира! - раздался усиленный акустикой студии голос режиссера программы.
   Софиты немного притушили и Олдберн смог разглядеть сидящих напротив него Сильвию и Далли, бледных как мел и вцепившихся друг другу в руки. У Далли даже хватило сил ободряюще улыбнуться Олдберну.
   Съемочная площадка опустела. Куда-то исчез назойливая гримерша, зато в левом ухе Олдберна проснулся требовательный голос суфлера, снабженного своей копией сценария.
   - Мистер Олдберн, Вы меня слышите?
   Олдберн застыл, не зная, что ему сделать.
   - Все хорошо, мистер Олдберн, - голос потеплел. - Просто кивните, если слышите.
   Олдберн послушно кивнул.
   - Замечательно, - продолжил суфлер. - Во время эфира не волнуйтесь, следите за подсказками на экране и моим голосом. Я уверен, что все пройдет отлично...
   - Ты как? - шепотом спросил Олдберн у Блейлока.
   Тот трагически закатил глаза.
   - А я рад, что все, наконец, закончилось, - прошептал Олдберн.
   - Нет, все только начинается, - ответил ему Блейлок.
   Яркий свет ударил по глазам.
   - Пять, четыре, три, два, один... Пошла заставка, эфир! - проорал невидимый режиссер.
   При этих словах Олдберн почувствовал одновременно жар, озноб, тошноту и нехватку кислорода, собрался было вскочить со стула, но Николь Эпплгейт уже затараторила:
   - Добрый вечер, дорогие телезрители! Сегодня, в этой студии, мы, наконец, можем снять завесу секретности с самого удивительного события в истории человечества. Я хочу представить вам доктора Блейлока и доктора Олдберна, людей, первых соприкоснувшихся с внеземным разумом...
   Если верить словам Смита, аудитория IBC и транслировавших по ее лицензии передачу каналов, в тот момент составляла два с половиной миллиарда человек.
  
   Запись из дневника Джеймса Далли:
   Что касаемо животного мира Герка, то в нем не существовало никакой экзотики вроде шестиногих млекопитающих или ходячих растений. Даже сами герки, как мы могли заметить, мало отличались от людей внешне. И это дало вторую жизнь порядком истоптанной скептиками эволюционной теории Дарвина. А внешнее сходство герков и людей, как выяснилось, послужило основной причиной успеха AVTV и LGC. Смит, обсуждая этот вопрос, согласился со мной, сообщив, что вряд ли экранные переживания гигантских зеленых слизней или шестируких крылатых уродцев нашли бы отклик у земных зрителей. Оказывается, прежде чем начать финансирование AVTV, он выложил кучу денег за соответствующее социологическое исследование.
  
   К Рождеству Смит собрал телемасонскую ложу на первый годовой отчет в шикарном офисе на последнем этаже здания IBC.
   - Итак, господа, пора подводить итоги, - развалившийся в кресле Смит больше всего походил на обожравшегося сметаны кота. - Мои ребята подсчитали доходность AVTV и процент прибыли LGC. То есть ваш.
   - А что, у нас еще и прибыль есть? - Олдберн, изучавший очередную разгромную статью в свой адрес в "Астрономер", в отличие от Смита пребывал в препаскуднейшем настроении. - Помнится год назад вы нас пугали тем, что первую пару лет мы будем жить впроголодь.
   - Христос с вами, Олдберн, - отмахнулся Смит. - Просто решил попугать - вдруг вы бы продали свои акции.
   Олдберн закрыл "Астрономер" и отложил его на стопку других журналов, сваленных на стол.
   - Олдберн, вы не с левой ноги часом встали? - поинтересовался Смит, обратив, наконец, внимание на то, что тот не в духе.
   - Нет, встал он нормально, - хихикнула Сильвия. - Его, наконец, выперли из Корнелла. А теперь еще и каждое уважающее себя научное издание считает своим долгом написать про то, что мы предатели интересов науки. Обычно там его сравнивают с Иудой.
   - Какие ужасы, - хмыкнул Смит. - Олдберн, хотите чтобы весь этот ваш научный мир через неделю приполз к вам на коленях? Мне только стоит позвонить и дать указание прекратить рассылку свежих записей. Между прочим, те самые научные круги, которые сейчас поливают вас грязью, получают их бесплатно только по вашему настоянию.
   - Спасибо, так обойдусь, - огрызнулся Олдберн.
   - Ну, дело ваше, - пожал плечами Смит. - Вернемся к вопросу о прибыли. Я попрошу открыть вас папки.
   Смит настоял на том, чтобы заседание провели поздно вечером, когда почти все разошлись по магазинам закупаться рождественскими подарками. В пустом VIP-зале воцарилась тишина, нарушаемая лишь щелчками гирлянд на стоящих в углах искусственных елках.
   - Ну и что это за хрень, Смит? - первым подал голос Далли. - Вы полагаете, что я что-то понимаю в этих таблицах? Скажите, вы это нарочно делаете, чтобы мы сбросились и на последние деньги наняли специалиста по финансам, который переведет все это на английский?
   Лицо Смита расплылось в довольной улыбке. Неожиданно он вытащил из-под стола красный колпак и напялил его себе на голову.
   - Сегодня, детки, я ваш Санта-Клаус! - объявил он.
   - Смит, вы пьяны? - поинтересовался Олдберн. - Или спятили, потому что заложили свою компанию?
   - Пока еще не пьян, - обиженно произнес Смит. - Хорошо, я пошутил. Открывайте сразу последнюю страницу. Она напечатана специально для вас четверых.
   Далли перелистал страницы, покрытые графиками и схемами. Последним оказался вложен белый лист, разделенный пополам короткой строчкой цифр.
   - И что это? - спросил Далли.
   - Доход каждого из акционеров LGC. Если вас интересуют подробности доходов всего холдинга и то, откуда взялись эти суммы, придется все-таки разбирать годовой отчет. Или поверьте мне на слово.
   - Так, если поделить сумму на четыре... - он наморщил лоб, производя подсчеты в уме.
   - Далли, это доход КАЖДОГО акционера.
   - ... и вычесть расходы на налоги... - продолжал по инерции Далли. - Что?! Каждого?!
   - Да. И налоги я уже вычел. Эта сумма достанется каждому из вас лично.
   Далли еще раз посмотрел на цифры. Строчка уже не казалась такой уж короткой.
   Выражение, застывшее на лицах четверых компаньонов, доставило Смиту истинное удовольствие.
   - Ну, кто хочет выпить шампанского с Сантой? - Смит выудил из-под стола бутылку "Ruinart". - Только предупреждаю - я сам раньше его никогда не открывал.
   Он окинул взглядом сидящих за столом.
   - Ну чего вы на меня уставились? Сегодня не первое апреля, так что я никого не разыгрываю. Деньги уже лежат на ваших счетах.
   Первым пришел в себя Далли.
   - Смит, у вас есть что-нибудь покрепче? - спросил он. - Мне нужно промочить горло, но не уверен, что эта газировка подойдет.
  
   Цитата из Financial Times:
   Впервые за историю существования рынка ценных бумаг мы видим такой небывалый взлет акций телевещательных компаний. "Финансовое чудо" удалось совершить холдингу IBC Иеремии Смита. Безусловно, основной причиной роста акций холдинга является прорыв на рынок телевещания самого необычного проекта за историю телевидения - сети каналов AVTV.
  
   На следующий день Смит изволил-таки объяснить, откуда на акционеров LGC обрушился денежный водопад.
   Во-первых, пояснил он, затраты на производство самой телепродукции равнялись нулю. Во-вторых, агрессивная реклама сделала свое дело. Число зрителей уже работающих каналов AVTV росло в геометрической прогрессии. На данном этапе, по словам Смита, необходимо было только грамотно поддерживать возникший интерес. В-третьих, на работающих каналах рекламное время было скуплено на три года вперед. Оно было раскуплено даже на тех каналах, которые Смит только планировал запустить.
   - Вот подождите, - пообещал Смит. - Дорастут герки до телевидения высокого разрешения, и мы сможем делать деньги на кинопрокате!
   Как выяснилось, все то время, которое Олдберн потратил на ругань со своими бывшими научными соратниками, медиаимперия Смита вовсю вкалывала на его кошелек. Таким образом, сам того не подозревая и не ударив палец о палец, он стал миллионером.
   Пересчитав на досуге полученную сумму, обалдевший Олдберн поинтересовался, что, по мнению Смита, ему надо с ней делать.
   - Да что хотите, - пожал плечами тот. - Не обижайтесь, Олдберн, но вы четверо - халявщики. Кроме, разве что, Блейлока. Ваша компания ничего не производит, а значит не несет никаких расходов кроме налогов. Я просто перечисляю вам процент от прибыли холдинга по итогам года. И за что? Только за то, что, оказавшись один раз в жизни в нужное время в нужном месте, вы стали совладельцами одного чертовски интересного черного ящика, который будет кормить вас до конца жизни. Так что благодарите Господа за тот день, когда Блейлок постучался в ворота Аресибо.
   - Но если вам, Олдберн, совсем некуда девать деньги, - добавил Смит после некоторой паузы. - То начните строить себе собственный телескоп где-нибудь в Непале.
   - А почему в Непале? - удивился Олдберн.
   - Полагаю, там никогда не слышали про Корнелл и НАСА. Так что вы сможете спокойно изучать всякую дребедень вроде пульсаров, и никто не будет писать гнусные пасквили в ваш адрес. Но, сказать честно, Олдберн - не знаю, на кой черт вам теперь это может быть нужно?
  
   Запись из черновиков Джеймса Далли:
   Вообще-то сами герки придерживались мнения, что раньше на планете существовало несколько рас. Но много тысяч лет назад они сгинули в глобальной катастрофе, утопившей целый материк. Тема эта служила основой для бесчисленного количества книг, фильмов и псевдонаучных исследований. Существование утонувшего материка никогда не было доказано.
  
   Совет Смита оказался к месту.
   Как только первая истерика в институтских кругах прошла, Олдберна стали звать к себе все подряд. Правда, как только выяснялось, что Блейлок и его удивительный черный ящик по-прежнему остаются в Аресибо, интерес к персоне Олдберна резко снижался. Приняв это к сведению, тот забросил вообще все попытки завязать новые контакты, а так как в Корнелле его точно не ждали, то предался вынужденному отдыху.
   Продлилось это недолго. Ровно до того момента, когда он решил набрать номер Далли, отдыхавшего где-то в Альпах вместе с Сильвией Белл, и поинтересоваться его планами на будущее.
   - Знаете, Патрик, - ответил ему Далли. - Я никогда не думал, что отдыхать может быть так утомительно...
   Через три минуты они уже пришли к выводу, что еще один радиотелескоп никому не помешает. Более того, позволит, наконец, заняться теми проектами, на которые раньше всегда зажимали деньги. Конечно, даже с их доходами глупо было бы замахиваться на гиганта, такого как в Аресибо, так что они договорились ограничиться небольшой тарелкой метров в шестьдесят.
   Следующий звонок Олдберн выдал Блейлоку, который внимательно изучал котировки акций холдинга Смита. Блейлок сообщил, что по трезвому размышлению часть денег решил вложить в масс-медиа. Еще часть он потратил на то, чтобы организовать разгромную кампанию в прессе в адрес Калтека, а заодно учредил специальный грант за самое идиотское исследование. Его уже получил выгнанный оттуда автор проекта помещения всей Земли в защитную пирамиду, так что руководство Калтека было в бешенстве. Что делать с оставшимися после этого деньгами, он не знал.
   - Блейлок, а как вы относитесь к идее построить еще один свой приемник? - поинтересовался Олдберн.
   - Это было бы неплохо, - согласился Блейлок. - Только вот куда бы его пристроить?
   - Вообще-то у меня была масса интересных предложений...
   - Вы меня извините, Олдберн, но я в наших бывших коллегах сильно разочаровался. И я не столь незлопамятен как вы.
   - Вот об этом и речь. Мы тут пообщались с Далли и Белл, и пришли к выводу, что вполне можем позволить себе строительство небольшого телескопа, вроде того, что используют в Парксе. Хотите присоединиться?
   - Черт возьми, отличная мысль! Когда собираемся?
   Они обговорили детали и распрощались вполне довольные друг другом.
   После разговора у Олдберна, впервые за многие месяцы, поднялось настроение. Он подошел к бару и плеснул виски в бокал со льдом. После чего позволил себе удовольствие опрокинуть его, глядя как золотого цвета шар солнца опускается в воды Магнетик Айленд.
   Пятизвездочный номер ему нравился все больше, и он уже было подумывал о том, чтобы забронировать его себе на весь год (ну чего мелочиться, если финансы позволяют?), как зазвонил телефон.
   - Олдберн, - раздался в трубке жизнерадостный голос Смита. - У меня к вам чертовски выгодное предложение...
   Олдберн вздохнул и налил себе еще виски. Или кто-то из них четверых слишком болтлив, или Смит прослушивал их телефоны.
   Он устроился в шезлонге и приготовился слушать Смита. Уж если деньги сами плывут к нему в руки, с этим придется смириться.
  
   Запись из черновиков Джеймса Далли:
   С тех пор, как AVTV начало вещание на всю планету, жизнь на Герке текла своим чередом. Иногда это было похоже на то, что происходит на Земле, иногда нет.
   Специалисты единодушно сходятся в том, что герки чрезвычайно воинственны. Планета, фактически заселенная одной расой, говорящей на разных диалектах одного языка, с единой религией и качающимися как маятник отношением к сексу (за время приема сигнала на по странам Герка успело прокатиться с десяток секс-революций, сменявшихся, как правило, зверскими пуританскими режимами) больше всего напоминала средневековую Японию эпохи княжеских междусобиц XVI-XVII веков. Маленькая, территориально замкнутая страна в течение многих лет не знала ни одного спокойного года, когда практически не подчиняющиеся императорскому двору князья-даймё только и занимались тем, что лупили друг друга при дележе земель.
   На Герке не было императора, а роль японских провинций исполняли целые государства.
  
   - Вы уверены, что выбор Монголии в качестве площадки для Большого Уха-3 это удачная идея? - спросил Смит, припрыгивая на месте и пряча лицо от порывов ветра.
   Осенний монгольский ветер мало отличался нравом от бешенных земляков - ханов Орды. Он, казалось, пронизывал все вокруг, забиваясь даже в самые незаметные щели домов обсерваторского поселка, ютившегося вокруг чаши радиотелескопа. Телескопу ветер был нипочем, так как он опирался на десяток глубоко вбитых в землю решетчатых стальных стрел. Внутри получившегося кольца антенна легко ходила в любом направлении.
   - Да ладно Вам, Смит, - ухмыльнулся Олдберн, затягивая замок на горловине куртки. - Вы не видели, что здесь творилось летом, когда сюда заносило песчаные бури!
   Не смотря на то, что на пути ветра стоял джип, за которым укрылись Смит и Олдберн, он ухитрялся продувать их обоих насквозь.
   - И даже знать не желаю, - Смит совершил еще пару прыжков и остановился. - Все, пойдемте в дом, я чувствую журналистов сожрали эти, как их... койоты.
   - Здесь нет койотов.
   - Ну и что? Значит, сожрал еще кто-нибудь. Или им надоело посещать каждый открытый вами телескоп. Вы их уже десять лет строите, а что толку? Кроме как в Аресибо так ничего и не поймали.
   Олдберн обиженно огрызнулся:
   - А чего вы тогда каждый раз вкладываете в наши проекты деньги?
   - Надеюсь, что рано или поздно что-нибудь поймаете.
   - А если нет?
   - И гениальные финансисты, бывает, ошибаются. Жаль будет потерянных денег. Впрочем, реклама все равно большую их часть отобьет.
   - О Господи, вы только о деньгах и думаете!
   - Если бы я о них не думал, вы бы до сих пор сидели в Аресибо и гадали, одиноки ли мы во вселенной!
   Смит замялся и спросил:
   - Олдберн, у вас есть, чем согреться?
   - Кофе в термосе.
   - Давайте.
   Олдберн открыл багажник джипа и вытащил оттуда термос с двумя пластиковыми кружками.
   - У вас что, совсем нет связи с сопровождающими? - спросил он, разливая горячий кофе.
   Ветер тут же слизнул пар, едва успевший показаться над чашками, и унес его в степь.
   - Была, пока не поднялся ветер. А у вас?
   - Далли и Белл уехали с вашими пиарщиками, поэтому не взяли спутниковый телефон. А Блейлок здесь, корпит над своим приемником.
   - Надеюсь, эта железяка работает. Иначе что толку от ваших телескопов...
   - Толку от них, хочу вам сказать, и без вашей телеразвлекухи хватает. По крайней мере, мои коллеги могут позволить себе работать без оглядки на бюджет, который гребут под себя военные.
   Они замолчали, делая вид, что увлечены поглощением кофе.
   - Может послать кого-нибудь за ними? - проронил, наконец, Смит.
   - Уже послали, - Олдберн завинтил крышку термоса и поставил его обратно. - Не хотите мерзнуть - идите в дом для гостей. Это ваша была идея тащить толпу журналистов на каждое открытие.
   - Зато теперь каждый сопляк с пеленок мечтает пойти по вашим стопам...
   - Здорово. Вы еще сериал про меня снимите.
   - А вы продадите авторские права на биографию?
   - Смит, вы что, шуток не понимаете?
   Они снова замолчали, вслушиваясь в завывания ветра.
   Начинало темнеть, и по периметру обсерватории зажгли прожектора. С наступлением темноты ветер совсем озверел и стал пробирать даже сквозь куртки с электроподогревом.
   Несколько раз мимо Олдберна и Смита проходили охранники, бросавшие на них недоуменные взгляды.
   - Так, все! - Олдберн решительно развернулся и открыл дверцу джипа. - Полезли внутрь. Если мы продолжим ждать их на улице, то у ваших гостей, Смит, будет два почти сенсационных материала - открытие телескопа и ледяная статуя медиамагната.
   - Сенсацией будет только вторая, - беззлобно огрызнулся Смит, но послушно полез в машину.
   В салоне джипа было тепло. Это ощущение усиливалось воем беснующегося снаружи ветра.
   - Послушайте, Олдберн, а как они там?
   - Кто?
   - Ну как кто? Герки.
   - Иеремия, вы что, даже не смотрите то, что сами производите? - Олдберн уставился на собеседника.
   - Ха, если бы я смотрел хотя бы полпроцента от того, что вываливаю в эфир, то давно бы свихнулся. Я уже не говорю о том, что управлением заниматься некогда было бы. А для того, чтобы знать, что показывать, я и плачу приличные деньги толпе народу, занятой только одним - изучением общественного мнения.
   - Понятно. А я смотрю все время. Они опять воюют.
   - Что, снова?
   Олдберн кивнул.
   - И что на этот раз?
   - Западный Грайкс и Летав разошлись во взглядах на трактовку второго пророчества Акмелитов.
   - Поразительно. Одна-единственная религия на всю планету, а они которую сотню лет лупят друг друга из-за разночтений каких-то заплесневелых бумажек!
   - Ну почему же. Прошлые две войны были за нефтяные месторождения. Впрочем, это еще пока цветочки, возня в песочнице. Судя по новостям, они скоро додумаются до мировых войн.
   - Ну мы-то с вами ничего изменить не можем. Помните, Олдберн - они уже додумались до этого двадцать пять тысяч лет назад.
   - Верно. Но все равно не радует... О, а вот, похоже, и ваша пресса!
   Озарившиеся электрическим светом ворота между вышками распахнулись, пропуская колонну внедорожников. Из первого выскочил Далли, закутанный в ярко-оранжевую парку с капюшоном, и бегом бросился к джипу Олдберна. По его знаку въезжающими машинами занялись охранники, направляя их к местам стоянки.
   - Что у вас случилось? - Олдберн сам выскочил из машины и схватил Далли за плечи.
   - Все нормально, - голос Далли звучал устало. - Колесо спустилось на одном из джипов, а почему сдох телефон - не знаю.
   - Все живы? - спросил Смит, появляясь с другого бока машины.
   - Все, все. Только устали как собаки. Может перенесем пресс-конференцию на завтра?
   - На завтра?! - взвился Смит. - Хрен им! Я в этой чертовой Монголии, Далли, не останусь ни на минуту больше, чем было запланировано программой открытия! Тащите сюда этих писак!
   - Как скажете, - согласился Далли, и направился к толпящимся у стоянки гостям, одетым явно не по погоде.
   - Олдберн, вы еще не решили, где будете строить следующую обсерваторию? - спросил Смит.
   - А что, средства снова позволяют?
   - Да.
   - Нет, еще не решил.
   - Так зарубите себе на носу - хватит с меня Антарктиды и Монголии. Какого черта вам не построить ее где-нибудь в Полинезии?
  
   Запись из черновиков Джеймса Далли:
   На самом деле религия Парту не представляла из себя ничего оригинального, за исключением того, что в ней начисто отсутствовала идея мессианства. Великий бог Парту много-много лет назад создал Герк, животных, растения и самих герков. После чего, оставив им гору соответствующих ценных указаний, скрылся в небесах, откуда принялся наблюдать за происходящим внизу. Интересен тот факт, что никакой противоборствующей стороны у него не было. Все зло, творимое герками, объяснялось лишь личным выбором каждого.
   Ловушка заключалась в том, что учение Парту могло вполне свободно трактоваться священниками-партуистами. Иных догм, кроме неоспоримости существования Парту, в религии Герка практически не существовало. Именно поэтому, не смотря на единобожие, фракции партуистов разошлись во взглядах гораздо дальше чем многие религии на Земле.
  
   - Теперь, мистер и миссис Далли, о ваших вложениях в телекоммуникационные системы, - возвестил голос с голубого экрана. - За прошедший квартал рейтинг выгодности вложений составил...
   Далли вздохнул и отставил в сторону стакан с ледниковой водой. Употреблять спиртное он перестал по рекомендации врачей. По их словам продолжать пить было лучшим способом свести на нет все усилия антигеронтологических программ. Календарный возраст Далли приближался к шестидесяти, но выглядел он все еще на сорок. Совет его жены Сильвии, когда-то давно носившей фамилию Белл, вложить средства в медицину омоложения, принес свои плоды.
   Водрузив стакан на стойку холодильника, Далли развернул экран к себе. Еще одно достижение технического прогресса - напичканный электроникой лимузин "линкольн", который вез в данный момент супружескую пару Далли на очередной юбилей вещания AVTV. Поскольку "линкольн" подарил им на годовщину свадьбы Смит, стоимость о его стоимости можно было только догадываться. Но однажды султан Брунея попросил продать машину ему за два миллиона. Далли отказался, предложив ее султану в подарок, если тот согласится вложить средства в Фонд развития фундаментальных наук, основанный им и Олдберном.
   Экран вмещал в себя смертельно серьезное лицо Майкла Фергюссона, главного финансового аналитика инвестиционной компании Далли и Олдберна. Уткнувшись носом в видеопланшеты, он без остановки сыпал цифрами.
   - Фергюссон, - обратился к нему Далли. - Вы короче не могли бы? А то вместо того, чтобы надраться безалкогольным шампанским на вечеринке у Смита, я снова буду ломать с вами голову, куда девать эти чертовы деньги. Если вам так хочется блеснуть своим знанием фондового рынка, так позвоните Блейлоку. Он как раз вчера закончил свой очередной приемник и выяснил, что у него еще миллиона четыре никуда не вложенных денег. Вы ему очень поможете - если он срочно не придумает, куда их деть, то, скорее всего, сойдет с ума. Мне эти ваши финансовые финты...
   - ... совершенно не интересны, - уныло закончил Фергюссон. - Иначе бы вы меня не наняли.
   - Точно, - подтвердил Далли. - Сильвия, мы, кажется, уже приехали?
   - Похоже. И на улице жуткий ливень. Может посоветовать Артуру вложить средства в метеорологию?
   - С таким же успехом он может пожертвовать пару миллионов обществу североамериканских шаманов, - хмыкнул Далли. - Пусть лучше запустит на них разработку контроля погоды.
   Однако Фергюссон не спешил отключиться.
   - Ну, чего вам еще? - спросил Далли.
   - Ваши подписи, мистер и миссис Далли. Чтобы утвердить новый финансовый план. - Фергюссон вздохнул и добавил: - Который вы опять не читали. Вы поразительно беспечны...
   - Вы что, собрались нас обмануть? - удивился Далли.
   - Нет, что вы! - вспыхнул Фергюссон. - Но если бы на моем месте был кто-то другой...
   - Фергюссон, вы знаете, как нам досталась LGC? - вдруг спросила Сильвия. - Смит отдал нам ее совершенно бесплатно после того, как Олдберн натравил на него своего адвоката. Сейчас этот человек возглавляет юридическое агентство, созданное на наши деньги. Как вы думаете, много ли найдется таких дураков, что согласились бы иметь с ним дело?
   - Э-э, не думаю.
   - И мне так кажется, - Сильвия чиркнула стилом по соответствующей графе на экране. - Всего доброго, Фергюссон.
   Далли подмигнул и расписался следом. Выключив связь, он вылез из машины под заботливо раскрытый швейцаром зонтик.
   Вечеринка происходила в зимнем саду на крыше здания IBC. К моменту, когда супруги Далли поднялись туда, импровизированный банкетный зал оказался забит под завязку. Большую часть из присутствующих теоретически являлась их знакомыми - банкиры, промышленники, конгрессмены, актеры, журналисты и даже несколько видных фигур из науки. Когда кто-нибудь здоровался с Далли, он отвечал уверенными кивками и продолжал целенаправленно пробиваться в сторону альпийской горки у одной из стен. Там они договорились встретиться с Олдберном. На самом деле, Далли не знал и половины тех, на чьи приветствия отвечал.
   Добравшись до цели, кроме Олдберна, Далли обнаружил рядом с горкой Смита, поглощающего один фужер шампанского за другим. Не смотря на то, что магнат был ровесником Олдберну, выглядел он едва ли старше Далли. Как обычно, на лице его светилась лучезарная улыбка.
   - А где Артур? - поинтересовался Олдберн после обмена приветствиями.
   - Снова погряз в финансовых проблемах, - ответил Далли.
   - В жизни не поверю! - Смит отправил фужер в заросли за спиной. - Какие у него могут быть проблемы?
   - Непристроенные четыре миллиона.
   - Вот пример разумного подхода к финансам! - Смит назидательно поднял указательный палец. - Человек думает над тем, что будет дальше с его деньгами! Не то что вы. Ну скажите мне, Джеймс, на кой черт вам сдалась аренда амазонских лесов? Вы же в Бразилии ни разу не были. К тому же их все равно собрались вырубить.
   - Вот именно.
   - Бессмысленная трата денег!
   - Иеремия, я же не из вашего кармана их вынул! - отшутился Далли.
   - Подобное обращение с деньгами я воспринимаю как личное оскорбление...
   Смит не договорил, прерванный писком телефона в кармане пиджака.
   - О, а вот и Блейлок! - провозгласил он, прижимая трубку к уху. - Приветствую вас, Артур. Почему мы до сих пор не имеем чести лицезреть вас лично?
   Смит вслушался в ответ, прикрыв рукой трубку ладонью. Очевидно, слова Блейлока его заинтересовали и, извинившись, он отошел в сторону.
   - Вы что, правда взяли в аренду амазонские леса? - спросил Олдберн у Далли.
   - Ребята из бразильского Института исследования проблем Амазонки попросили. Сказали, что там живут какие-то племена, которые, хоть тресни, не собираются съезжать в новые места обитания. Вот институт и попросили помочь им выиграть время, до того, как они подадут жалобу в международный суд... А мы как раз продали Смиту пару каких-то новых герковских блокбастеров.
   - А у тебя как дела? - поинтересовалась у Олдберна Сильвия.
   - Финансирую разработку безвредного для окружающей среды топлива.
   - Смит уже говорил, что это бессмысленная трата денег?
   Они рассмеялись.
   - Нет, - Олдберн смахнул выступившие слезы. - Клянчит долю в проекте. Я слышал, что ему в руки попал отчет о состоянии нефтяных запасов ОПЕК, который сделали твои ребята.
   - Да это так, пустяк. Мог бы, кстати, сообщить, что взялся за топливо. Как ты думаешь, для чего мы заказали этот отчет?
   - Ты лучше спроси, где Смит его достал. Кстати, я тут подумал вот о чем - помнишь Блейлок говорил, что наши телескопы работают вхолостую, потому что мы буквально наугад тычем пальцем в небо. Так почему бы нам не собрать все накопленные за это время данные и не провести их анализ? Смоделируем изученные звездные системы, а затем определимся с точечным изучением...
   - Да у нас пока нет такого компьютера, который смог бы обсчитать такой массив данных!
   Олдберн пожал плечами.
   - Так заплатим за его постройку.
   - Ты с Блейлоком говорил?
   - Он не хочет сейчас с этим связываться. Говорит - давайте года через два, а то сейчас все средства инвестированы.
   - Врет он все, - рассмеялась Сильвия. - Мы только что Фергюссона отправили советовать ему, куда девать лишние деньги.
   - Может и врет. Мне кажется, он разочаровался в своем детище. Посудите сами - кроме как в Аресибо, ни один его аппарат больше ничего не принял.
   - Ну и черт с ним, - Сильвия пренебрежительно фыркнула. - Блейлок же давно ни о чем, кроме фондовой биржи и инвестиций слышать не хочет.
   Смит вернулся, довольно потирая руки.
   - У нашего общего друга отличная деловая хватка, - сообщил он. - Он собирается вложиться в химическое производство в Бразилии.
   - Здорово, - кислым тоном заметил Далли. - За что боролись, на то и напоролись.
   - Убью Фергюссона, - вполголоса пообещала Сильвия.
   - Ну а у вас-то что нового, Иеремия? - спросил Далли.
   - Я стал первым человеком после Дэна Брауна, которого Ватикан предал официальной анафеме.
   - Да ну? - удивилась Сильвия. - Что вы на этот раз учудили?
   - Да ничего. Просто у католиков шестерни в мозгах вращаются слишком медленно. Иначе бы это случилось лет десять назад.
   - А, точно, вспомнил! - хлопнул себя по лбу Олдберн. - Папа объявил передачи AVTV дьявольским наваждением, как только они пошли в эфир! Кажется, он тогда заявил, что на самом деле никаких герков не существует и все это козни Сатаны.
   - Этак он скоро назначит нас четырьмя всадниками Апокалипсиса, - хмыкнула Сильвия.
   - Ну вас-то пока еще ни от чего не отлучили, - усмехнулся Смит. - А меня, пройдет еще пару лет, и вообще Антихристом объявят.
   - А не из-за того ли это все, что вы герковские религиозные передачи в эфир пустили?
   - А что такого? Вы знаете, сколько сейчас народу ходит в храмы Парту? Полтора миллиона человек. И их число растет ежегодно.
   - Обалдеть, - коротко заключил Далли.
   - Чего обалдеть-то? Вы как думаете, кто скупает всю герковскую литературу и учебные курсы их языка? Может быть ваши ученые? Дудки. Партуисты считают, что службу Парту можно вести только на языке герков. Больше этот язык никому, скажу я вам, не нужен. Бум прошел.
   - Господи, Смит, я и так живу на острове, который охраняют как Форт-Нокс. А теперь оказывается, что мне надо опасаться еще и религиозных фанатиков! И что, кто еще считает нас вестниками дьявола?
   - Вчера прочитал в Интернете, что в Иране нас объявили пособниками Иблиса, - невозмутимо сообщил Олдберн. - И мы первые в списке на казнь после президента США и какого-то иранского диссидента.
   Далли закатил глаза.
   - Смит, дайте мне этого вашего пойла, - обречено вздохнул он, протягивая руку к шампанскому.
   - Джеймс, тебе вроде врачи не рекомендовали... - попробовала было возразить Сильвия.
   - Ну и что? - Далли опрокинул в себя фужер залпом. - Я ведь все равно не проживу столько, сколько они рассчитывают. Месяца через два или три, благодаря жадности Смита, нас с тобой подорвет какой-нибудь полоумный шахид.
   Он отправил в желудок еще один фужер и принялся озираться по сторонам в поисках закуски.
  
   Цитата из ежегодного отчета Института Герка:
   Последние десять лет на Герке ознаменовались быстрым скачком в развитии технологии. Это произошло благодаря имперской политике, проводимой новоявленным диктатором Пиранилом Энтом, которого можно назвать Александром Македонским Герка. Именно он, объединив значительную часть государств планеты, создал стройную систему научно-исследовательских институтов. К сожалению, их основным направлением деятельности стало развитие военной техники. На Герке осталось еще немало стран, не присоединенных к империи Энта. И он крайне недоволен этим обстоятельством.
   За два дня до сдачи отчета в печать, нам стало известно, что министр энергетики империи официально объявил о покорении атомной энергии. Как и следовало ожидать, герки отнюдь не бросились сразу строить электростанции. А империя Энта получила в свои руки атомную дубинку.
  
   Над марширующими колоннами с гулом прошло крыло бомбардировщиков. Бодрый голос за кадром вещал о торжестве исторической справедливости, попранной пятнадцатилетним существованием империи Пиранила Энта. Теперь, три года спустя после его смерти, войска Акронии направлялись к зыбкой границе с Пилтом, дабы восстановить историческую справедливость. А именно существования на территории Пилта трех прибыльных химических комплексов, построенных на крови и деньгах народа Акронии во времена правления Энта.
   - Как ты думаешь, это на самом деле был несчастный случай? - спросил Далли у видеодвойника Олдберна.
   - Сложно сказать, - Олдберн пошевелил рукой в баке с питательным гелем, внимательно рассматривая как нанороботы перестраивают его кисть, заменяя старые клетки на молодые клоны. - После смерти Энта, даже если это и был заговор, всех заговорщиков смыло как пену.
   Далли переключил канал. Свой курс регенерации он прошел неделю назад и для восьмидесятилетнего старикашки чувствовал себя вполне бодро. Не зря, видимо, он согласился на замену почек мембранными фильтрами.
   - Знаешь, Патрик, а у меня тут роаноты собирается дать отпор агрессорам из Кларта, и попутно аннексировать себе их территорию.
   - Да ну? - удивился Олдберн.
   - Точно. Оказывается, триста лет назад у них был какой-то спорный клок земли. А в Кларте считают, что роаноты незаслуженно владеют залежами апатитов.
   - Занятно, - хмыкнул Олдберн. - Я вчера читал сводку из института. Они считают, что бывшие страны империи Энта вот-вот перегрызутся друг с другом.
   - Неудивительно. Помнишь, что было, когда развалился СССР?
   - Сходство имеется. Но, как только это случится, те, кто не попал под пяту Энта, нападут на своих соседей. Припомнят, так сказать, старые грехи.
   - Они уже не боятся ядерного оружия?
   - Нет. Если верить новостям, скупили через коррумпированных чиновников и военных половину ядерного запаса империи.
   - Вот это дела, - протянул Далли.
   - И я о том же. Кстати, как там Сильвия? Ее давно не видно.
   - Ну, ты же знаешь этих женщин. Она заявила, что не желает показываться на людях до конца курса регенерации. Очередной старческий закидон.
   Далли усмехнулся.
   - Передавай ей от меня привет, - Олдберн отключился.
   Далли положил пульт и посмотрел в окно. Проследив за его взглядом, домашний компьютер отключил свето и звукопоглощение. В комнату ворвался шум моря и последние лучи заходящего солнца.
   На экране под бодрый голос диктора поползли гусеничные тягачи с баллистическими ракетами.
  
   Запись в дневнике Джеймса Далли:
   Вчера разговаривал с Артуром. Он в недоумении - в очередной раз проверил все приемники на наших телескопах. Все работают исправно, но ни один из них не поймал даже азбуки Морзе. Артур до сих пор уверен, что где-то в схеме допущена ошибка.
  
   Это случилось ровно спустя тридцать пять лет после приема первого сигнала герков в Аресибо.
   Далли, Сильвия, Олдберн и Смит собрались в офисе AVTV. За стеклами сплошной стеной стояла вода, хлещущая с небес. Ливень шел без остановки вторые сутки. Не смотря на то, что в общей сложности акционеры LGC потратили на контроль погоды миллиард-другой долларов, не считая вложений других компаний, система иногда давала сбой.
   Настроение собравшихся вполне соответствовало погоде.
   Смит, закончив вдумчивое изучение мраморной пепельницы, первым нарушил молчание.
   - Где сегодня носит Блейлока? - осведомился он.
   - Когда мы звонили ему в последний раз, у него подходила к концу вторая бутылка "Bell's", - вяло отозвался Далли. - Не думаю, что есть смысл его ждать...
   - Вы хотите сказать, что он... - Смит, казалось, был поражен до глубины души.
   - Нарезался как свинья, - закончил за него Олдберн. - И я его прекрасно понимаю. Я бы и сам нажрался, да, боюсь, это бесполезно. Эти чертовы наноботы, которыми нашпиговали меня твои эскулапы, Джеймс, все разложат алкоголь до того, как он доберется до мозгов.
   Далли вяло помахал рукой - мол не стоит благодарности. И, подумав, добавил:
   - Это не слишком большая плата за то, что тебе не грозит цирроз.
   Из них пятерых только Смит и Блейлок не прибегали к помощи медицины омолаживания. Природа и без того наделила обоих удивительным для их лет здоровьем.
   - Все господа, достаточно пререкаться, - вступился Смит. - Лучше нам обсудить, что делать дальше.
   - Что делать? - Сильвия посмотрела на мужчин. - Может вы, наконец, объясните, что случилось?
   - Вы что ей ничего не сказали? - уставился на Далли Смит.
   - Да я вообще не хотел, чтобы она с нами ехала, - устало огрызнулся тот. - Ей врачи нервничать запретили...
   - Да ну вас к черту, Далли! - Смит излюбленным движением придвинул кресло вплотную к столу. - Сильвия давно уже не девочка, чтобы падать в обморок. Я сам все объясню.
   Смит повернулся к Сильвии и начал:
   - Итак, мисс Далли, сегодня в период с шести утра до полудня по местному времени все поголовно телестанции Герка прекратили свое вещание. Блейлок успел два раза перебрать по деталям свою проклятую коробку, прежде чем нажрался, и убедился, что она работает. Вот, собственно говоря, и все. Дальше, насколько я помню, этим делом занимались вы.
   Смит выразительно взгляну на Далли и Олдберна.
   Олдберн вынул из кармана диск и положил его перед собой.
   - Вот, - произнес он.
   - Что "вот"? - переспросил Смит.
   - Включите его, - Олдберн толкнул диск к Смиту. - Только что привез его из института.
   Смит вставил диск в прорезь вмонтированного в крышку стола проектора и уставился на экран перед собой.
   - Вот это да... растерянно произнес он две минуты спустя. - И что, это действительно последнее?
   Олдберн кивнул.
   - Так что, черт возьми, там произошло? - не выдержала Сильвия.
   Смит молча развернул экран к ней, а сам, сцепив руки под подбородком, уставился в пространство.
   На экране были видны лишь руины, покрытые снегом. Тишина царила практически мертвая, лишь кое-где гремели выстрелы и мелькали оружейные вспышки. По развороченным улицам, пригнувшись, бежали люди. Некоторые падали прямо посреди дороги и их тут же заметало грязно-серыми хлопьями снега. Потом рухнул один из домов, подняв столб пыли, но перестрелки не прекратились. А минуту спустя на горизонте расцвел огненный гриб, от которого прямо в снимавшую камеру выплеснулась волна света, и экран погас.
   - Боже мой, - прошептала Сильвия, в ужасе зажимая рот ладонями. - Они все...
   - Да, Сил, я думаю все, - произнес Далли, разглядывая стол перед собой. - Ты же знаешь, там воюют друг с другом с тех пор, как рухнула империя Энта. Рано или поздно кто-то должен был оказаться в роли мыши, загнанной в угол.
   - А потом началась цепная реакция, - добавил Олдберн.
   - Какой кошмар, - глаза Сильвии наполнились слезами.
   - Кошмар?! - вскочил с места Смит. - Кошмар, вы говорите? Кошмар это то, что теперь нам придется переделывать все планы! Половина каналов закроется... Черт возьми, как бы партуисты не разбежались!
   Смит сел на место.
   - Надо срочно дать команду пиарщикам, чтобы они состряпали какую-нибудь последнюю заповедь Парту. Эй, Олдберн, как вы думаете, эти сектанты проглотят, если им сообщить, что перед концом этот, как его... главный по общению с богами у герков, передал завещание землянам?
   - Что? - Олдберн непонимающе уставился на Смита.
   - А, ладно, черт с ним. Успеем и с этим разобраться. Хорошо еще, что того, что мы наснимали с основных каналов, хватит на пару десятков лет. Прибыль, конечно, упадет. Так что теперь в ваших же интересах, чтобы записи, которые вы с такой легкостью раздавали по институтам, стали платными...
   - Вы что несете? - Олдберн удивленно уставился на Смита.
   - А что? Ничего особенного, - пожал плечами Смит. - Просто прикидываю, что надо сделать, чтобы не пойти по миру в ближайший год. Учитывая, что ни один прибор Блейлока больше не сработал, нам нечего...
   Олдберн встал, отшвырнув кресло.
   - Вы, кажется, совсем спятили! Вы не понимаете, что случилось?! Погибла целая цивилизация! А вы все деньги считаете!
   - Олдберн, герки исчезли из этой вселенной много-много тысяч лет назад, когда наши предки еще не определились, на скольких ногах им ходить! Если, конечно, теория Блейлока хоть отчасти верна. Они уже были покойниками, когда вы о них узнали, и даже сам Господь Бог не мог их спасти.
   Олдберн молча смотрел на Смита. Уголок его рта нервно подрагивал.
   - Так что не устраивайте истерик, - продолжил Смит. - Иначе ни одна антигеронтологическая программа вам не поможет - нервные клетки не восстанавливаются. Герки давно мертвы, но мы-то с вами живы и очень хотим кушать, спать и жить подольше...
   - Господи, какой вы идиот, Смит! - Блейлок сокрушенно покачал головой.
   Голоса спорящих доносились до Далли как через густой туман. Взглянув на Сильвию, он заметил, что та сидит мертвенно бледная.
   Олдберн развернулся и быстрым шагом направился к выходу.
   - Патрик, подожди, я с тобой! - Сильвия, утерев слезы, с трудом поднялась из кресла. Руки ее заметно тряслись.
   - Отвези ее в госпиталь, Патрик, - попросил Далли. - Пусть проведут какой-нибудь успокаивающий курс. Я пока останусь здесь...
   Олдберн кивнул и взял за руку Сильвию. Вдвоем они покинули зал.
   Экран на столе продолжал крутить принесенную Олдберном запись. Каждые две минуты Герк вновь и вновь переживал свой давно свершившийся апокалипсис.
   Далли подошел к окну. Через сплошные струи дождя города практически не было видно. Только самые яркие огни небоскребов неподалеку пробивались сквозь стальную пелену. Далли знал, что он сделал достаточно, чтобы Земля не повторила судьбу Герка. Миллиарды, вложенные пайщиками LGC в безопасное топливо, метеоконтроль, проект солнечных сфер, универсальные кормовые культуры, восстановление вырубок сельвы и программу отражения астероидной угрозы давали право Далли надеяться на это. Даже Смит, телеканалы которого размножили апокалипсис Герка на миллиард экранов, приложил свою руку к тому, чтобы Земля повернула в другую сторону. Что, если не реальные хроники апокалипсиса чужого мира, может заставить людей задуматься о судьбе своего? А ведь однажды Сильвия сказала, что герков послал им сам Господь Бог вместо зеркала. Или предупреждения?
   Он повернулся и посмотрел на Смита.
   - Иеремия, - обратился Далли к подсчитывающему вслух цифры телемагнату. - Вы можете хотя бы на минуту заткнуться? Похоже, вы даже не понимаете, насколько нам всем тошно...
   С этими словами он вновь отвернулся к окну.
   Черт побери, подумал Далли, а ведь мне на самом деле так плохо. Если раньше у них была надежда... Блейлок понял это первым. Он давно догадывался, чем все закончится, и в последние несколько лет вообще забросил бизнес, занимаясь только своими приемниками. Но они так и оставались безмолвными.
   Человеческая цивилизация всегда была одинока во вселенной.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца" (Киберпанк) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Даркнет. Уровни реальности" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"