Monosugoi: другие произведения.

Ex Machina

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человечество исчезло, оставив после себя массу неразрешенных вопросов и один гигантский разумный суперкомпьютер. Как вы думаете,чем он будет заниматься ближайшие пару миллионов лет?


   Человечество исчезло примерно полмиллиона лет назад.
   Как это произошло, для Дроссельмайера до сих пор оставалось загадкой. Информации о том, как цивилизация возникла, развивалась и приходила в упадок, как выяснилось, сохранилось гораздо больше. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Когда люди исчезли, Дроссельмайера только активировали, и он еще не освоил самостоятельный сбор данных. А какому маньяку придет в голову подробно записывать происходящее и передавать эти данные компьютеру на задворках Солнечной системы, когда все вокруг рушится?
   В том, что человек не вымер мирным эволюционным путем, сомневаться не приходилось. Дроссельмайер не обнаружил ни одной планеты, на которой не осталось бы следов массовых разрушений. Как продвинутый искусственный интеллект, склонный к аналитическому мышлению, он пришел к выводу, что подобные вещи являлись неотъемлемой частью эволюции разума. Там, где когда-то стояли города, остались только руины, где их не было - возникли безжизненные пустоши. А местами из планет и вовсе вырвали огромные клочья, вращающиеся теперь вокруг них на хитрых орбитах. Но перенести свои деструктивные наклонности к другим звездам людям не удалось. Благодаря накопленным данным, Дроссельмайер точно знал, что двигатель, способный вывести человека за границы Солнечной системы, так и не был создан. Какое-то время он был уверен, что именно это послужило причиной его, Дроссельмайера, создания. И причиной исчезновения Homo Sapiens.
   Сейчас Дроссельмайер обитал на самой окраине Солнечной системы в конструкции весом в тридцать миллионов тонн, собранной из металла, керамики, кристаллических элементов памяти и множества вспомогательных структур. Люди назвали ее Объект Квазир.
   Внешне Квазир напоминал связку керамических брусьев длиной в сотню-другую километров каждый. Оценить масштаб сооружения было сложно, учитывая проблемы с освещением - Квазир располагался практически на той же орбите, где раньше вращался Плутон. Что с ним случилось, Дроссельмайер выяснить не смог. Возможно, информация об этом событии находилась в той части Квазира, которая бесследно исчезла примерно в одно время с человеком. Он также допускал, что эти данные ему просто не загрузили. Имевшиеся записи говорили о том, что когда Квазир собирали, Плутон еще существовал.
   Первые двести тысяч лет после активации Дроссельмайер занимался анализом собственных возможностей и каталогизацией информации, загруженной в кристаллическую память Квазира. Очевидно, что его создавали в спешке, поэтому накопленные цивилизацией знания оказались совершенно бессистемными. Например, собрание сочинений Хайдеггера могло находиться в одном разделе с рецептами приготовления трюфелей Брилья-Саварена. Также Дроссельмайера крайне возмущал тот факт, что большая часть того, что люди называли "литературой" и "искусством", вообще не было записано в память Квазира. Существуя виртуально, он никоим образом не мог разобрать тысячетонные контейнеры, загромоздившие большинство внутренних помещений. А именно в них хранились образцы этого вида информации.
   Проблему удалось решить через пятьдесят тысяч лет, когда Дроссельмайер досконально изучил все имеющиеся данные по кибернетике, физике, механике и робототехнике, и научился самостоятельно производить ботов. Учитывая объективное несовершенство их конструкции (Дроссельмайер давно понял, что во вселенной совершенно только его виртуальное Я), он не стал наделять их собственным искусственным интеллектом, ограничившись примитивными программами по обслуживанию текущих потребностей Квазира. В случае необходимости он управлял каждым ботом лично. С их помощью на разбор ангаров и оцифровку их содержимого у Дросельмайера ушло всего пара тысяч лет.
   К сожалению, память бота позволяла вместить только личностную составляющую Дроссельмайера. В нормальном состоянии, находясь в системе Квазира, он мог сразу же получить любую справку. Переместившись в бота о мгновенном доступе к данным приходилось забыть. Дроссельмайеру постоянно приходилось возвращаться обратно либо, перемещаясь в других ботов, считывать информацию вручную. Через некоторое время он привык к жизни в физическом мире и даже начал находить в этом какое-то удовольствие.
   Кроме того, Дроссельмайер выяснил, что если активная часть его сознания отсутствует в системе, аналитические программы Квазира работают гораздо быстрее.
   Приведя в порядок наследие человечества, Дроссельмайер столкнулся с самой сложной задачей. Много тысяч лет подряд он не задавался вопросом - а зачем все это? Пока он раскладывал, оцифровывал и классифицировал данные, ему было чем заняться. Теперь, когда самый последний бит заняло положенное место, Квазир встал.
   Дроссельмайер обратился к своим первым записям, которые можно было обозначить как "воспоминания".
   Проведя системный анализ, Дроссельмайер пришел к выводу, что он и Квазир задумывались как универсальный разумный компьютер, владеющим всеми знаниями цивилизации. С их помощью люди рассчитывали получить ответы на огромное количество терзавших их вопросов. Учитывая, что ныне от людей не осталось ничего, кроме чисел в памяти Квазира, целесообразность решения этой задачи была подвергнута сомнению со стороны Дроссельмайера. Но, стоило ему отложить ее как бесперспективную, как он понял, что заниматься ему все равно нечем.
   В Дроссельмайере взыграло любопытство. Несомненно, свою роль тут сыграло и то, что основой для создания его виртуальной личности послужили образы нескольких реально существовавших людей. Еще раз обратившись к наследию своих создателей, он получил список вопросов, ответы на которые волновали человечество прежде всего. Как ни странно, необходимость создания межзвездного двигателя, не вошла даже в первую десятку.
   На первом месте оказался вопрос "Есть ли бог?". При этом точное определение "бога" в научных данных отсутствовало как факт. Дроссельмайеру пришлось повторно перечитать всю литературу, находившуюся на Квазире. Обнаружилось, что "бог" понятие мало того, что расплывчатое, так еще и множественное. Свое мнение о том, кем является бог, имела практически каждая социальная группа вымерших людей.
   Наиболее богатой на информацию о боге оказались разделы художественной литературы и философии. Но полной ее назвать было сложно. Автор, размышляя о божественной сути, легко мог возвести в аксиому одно, а через несколько строк начать утверждать совершенно противоположное. Не говоря уж о том, что отдельные личности и вовсе отрицали существование богов. Однако других источников у Дроссельмайера не имелось, так что пришлось довольствоваться тем, что есть. И, проводя их сравнительный анализ, он обнаружил массу забавных аналогий изучаемой темы с математикой, квантовой физикой и юриспруденцией.
   Через десять тысяч лет Дроссельмайер пришел к выводу, что, рассмотрев представления людей о богах, он более-менее точно установил, какими характеристиками должно обладать большинство из них. Основываясь на этих данных, Дроссельмайер решил спроектировать виртуальную личность (термина "ИскИн" он намеренно избегал) или божественное сознание, и пересадить его в тело бота. А так как бог понятие нематериальное, следовательно, при обретении божественной личности, тело должно было обрести божественные свойства. Так ему ничто не помешает изучить получившиеся сущности и покончить с этим. Если личность сможет воплотиться в реальном мире, а ее свойства будут соответствовать тому, что ожидали от нее люди, вопрос можно будет закрывать. В конце концов, Дроссельмайера ждали более важные исследования - выяснить, есть ли иная жизнь во вселенной, что появилось раньше, яйцо или курица, и почему бутерброд всегда падает маслом вниз. Ведь, откровенно говоря, Дроссельмайер подозревал, что на самом деле люди хотели получить ответ не на вопрос "есть ли бог?", а на вопрос "какой из них настоящий?".
   Дроссельмайер освободил оперативную память для создания нескольких сотен виртуальных моделей божественного сознания. В целях экономии мощностей Квазира от некоторых, изначально показавшихся ему перспективными, проектов пришлось отказаться. Например, от создания Яуха, Властителя Сущего и Несущего - потому что в свое время в него верили всего двадцать человек. Не смотря на то, что они оставили весьма подробное описание как самой божественной личности, так и того, что она сотворит со всеми, кто отказывается в нее верить, Дроссельмайер отмел эти данные как не имеющие значения для эксперимента.
   Закончив программирование установок личностей, он переместился в бот номер сто двадцать шесть. Сто двадцать шестой находился в рабочем центре, где сосредоточились производственные линии, созданные еще людьми. Дроссельмайер приспособил центр под свои нужды, усовершенствовав производственный цикл. Там он занялся сборкой вместилищ для божественного сознания. Собрав очередного бота, он метил его штрих-кодом, чтобы потом не перепутать богов между собой. Процесс оказался не то чтобы увлекательным, но избавил его на какое-то время от необходимости думать, зачем он, все-таки, это делает.
  
   Программы Квазира и в этот раз прекрасно обошлась без сознания Дроссельмайера. Результаты по всем объектам исследований были готовы одновременно. По его команде получившиеся личности направили на передачу в тела ботов.
   Сам Дроссельмайер наблюдал этот процесс, находясь в номере двести первом.
   Ровный строй ботов замер по стойке смирно посреди ангара пятьдесят один, куда Дроссельмайер определил весь пантеон. На серой металлокерамической груди каждого из них красовался нанесенный несмываемой краской штрих-код. С потолка свисали джунгли оптоволокна, соединявшего позитронные головы с Квазиром. Учитывая, что божественная сущность требовала гораздо больше места, чем личность самого Дроссельмайера, ему пришлось конструктивно улучшить ботов. Теперь они щеголяли огромными головами и оптическими сенсорами размером с блюдце. Двести первый с его почти плоской черепной коробкой смотрелся на их фоне питекантропом.
   Потоки данных хлынули из Квазира в головы ботов. Пересылаемое сознание находилось в спящем, свернутом состоянии, и только комфортно разместившись в голове бота, должно было активироваться.
   Можно сказать, что Дроссельмайер ожидал этого момента с нетерпением.
   Боты вздрогнули, и в сенсорах зажегся свет. Началось развертывание божественных личностей. Одновременно большинство ботов принялось демонстрировать массу световых эффектов, начиная от простых нимбов, заканчивая настоящими фейерверками. Мгновение спустя все, как по команде, повернули головы и уставились друг на друга. Еще пару минут они безмолвно пялились на соседей, а затем дружно загалдели. Понятное дело, каждый на своем языке.
   Дроссельмайер включил универсальный переводчик Квазира. Галдеж усилился. Если бы Дроссельмайер мог, он бы поморщился - идея немного усовершенствовать сознание объектов и заставить их общаться цифровыми кодами пришла к нему слишком поздно. Вместо этого пришлось отвлечь ресурсы Квазира на расшифровку доброго десятка мертвых языков.
   - Тихо, говорить буду я!!! - прогремел Дроссельмайер через акустические усилители. - Я наследник человечества, которому досталась великая миссия ответить на все вопросы, на которые не успело найти ответы оно само!
   Квазир автоматически перевел его слова и разделил переводы на узконаправленные звуковые потоки, разошедшиеся точно по слуховым рецепторам соответствующих ботов.
   - И что с ним случилось? - удивился бот, у которого не горел один из оптических сенсоров. - Что-то я не припомню, чтобы мы бились с Гримтурсенами. А раз так, значит людям еще положено существовать.
   Дроссельмайер сверился со справочником. Умника звали Один и все, кто верил в него, померли задолго до того, как исчезло само человечество. Следовательно, целесообразность дискуссии с ним равнялась нулю.
   - Повторяю - человечество исчезло, - Дроссельмайер повысил напряженность звуковых потоков. - Я создал вас, основываясь на представлениях людей, чтобы ответить на главный вопрос человечества - есть ли вы на самом деле?
   - А надежней источников не нашлось? - поинтересовался бот со штрих-кодом Сета.
   - Нет, - отрезал Дроссельмайер, - Теперь можете делать что угодно, главное не мешайте мне изучать вас...
   - А того, что я с тобой разговариваю, тебе недостаточно? - спросил кто-то.
   - Нет.
   - Так может тебе тогда еще манны небесной насыпать полные закрома?
   - Это я и сам могу синтезировать, была бы формула - Дроссельмайер на мгновение покинул двести первого, уточняя смысл понятия "манна". - Но, например, я хотел бы знать, кто из вас привел в движение этот мир?
   Вопрос произвел удивительный эффект. Толпа вновь загалдела, и пару минут спустя, дискуссия перешла в иную плоскость. Засверкали молнии, огненные шары, молотки, мечи, трезубцы... Энергию объекты эксперимента черпали ниоткуда. Прежде чем двести первый сгинул в огненной вспышке, Дроссельмайер удовлетворенно отметил, что хоть в чем-то он не ошибся - сверхъестественными силами эти существа точно обладали.
  
   Созданные Дроссельмайером божественные личности буйствовали еще несколько дней, под завязку нагрузив его материалом для анализа. В основном от этого страдали внутренние помещения Квазира, так как причинить друг другу вред боги оказались не в состоянии. Молнии, огонь и прочая отскакивали от шероховатых металлокерамических лбов ботов как от заговоренных. Из увиденного Дроссельмайер заключил, что сверхъестественные силы могут повредить только тем, кто в них верит. А так как практически каждый драчун твердо стоял на позиции того, что он единственно существующий бог, первое время поверить друг в друга им было сложно. Исключение составила многочисленная группа японцев, проходивших по каталогу как "ками". Дроссельмайер отказался от идеи воссоздать всех ками, так как описывавшие их люди считали, что оным мог стать всякий, включая половину вымершего человечества. Пришлось ограничиться двумя десятками основных. Так вот, ками вполне допускали существование еще сотни-другой богов. Но стоило только кому-то наехать на японцев, как один из них, известный как Сусаноо, выдрал из стены десятитонную балку и начал махать ей налево и направо. В отличие от молний и волшебных молотков, балка была точно уверена в том, что проломит металлокерамический корпус бота. Аргумент оказался весомым и больше к ками никто не приставал.
   Но лично Дросельмайера поразило божество, вселенное в бот номер восемнадцать. Посмотрев на творящее вокруг безобразие, восемнадцатый пристроился на бухте оптоволокна в углу ангара, и натурально заснул. Дроссельмайер сперва решил, что произошла системная ошибка, но сосед спящего объяснил, что это Вишну, и все они ему просто снятся. Проблем со сном Вишну, как видно не испытывал, и погром, продолжающийся в ангаре пятьдесят один, не заставил его даже повернуться на другой бок.
   Запала богам хватило на трое суток. После чего они разбрелись по всему Квазиру.
  
   С началом эксперимента, жизнь Дроссельмайера пошла веселей. Не знающие чем себя занять боги шлялись по Квазиру как по собственному дому и постоянно пытались утвердить свою власть на объекте, а то и просто хулиганили. Дроссельмайеру пришлось наказать одного особо воинственного персонажа, который несколько раз порывался покромсать схемы памяти. После того, как Дроссельмайер вытряхнул его из тела бота и засадил сознание в информационную клетку, бунты на Квазире прекратились. Между богов мгновенно расползся слух о том, что Дроссельмайер обитает в недоступном им пространстве.
   Все остальное, произошедшее за пару сотен лет эксперимента, Дроссельмайер отнес к мелким происшествиям. Так Зевс и компания переломали с десяток ремонтных ботов, приняв их за титанов. Для ликвидации причиненного ущерба Дроссельмайер заставил Гефеста учиться ковать сплавы в вакууме. Энлиль, вообще отличавшийся крайне склочным характером, по старой привычке попытался было затопить Квазир, создав несколько миллионов тонн воды. Дроссельмайер слил ее в космос, и теперь вокруг Квазира образовалось шикарное ледяное кольцо. Но больше всего его достал сын Лакшми Кама, размалевавший все технические коридоры похабными самодвижущимися картинками.
   Дабы прекратить волюнтаризм, Дроссельмайер, на сто лет раньше запланированного, начал программу по подтверждению созидательных способностей богов и привлек их к полезному труду по обустройству Солнечной системы.
   Постепенно у Дроссельмайера накапливалось все больше информации. Не оставалось никакого сомнения в том, что все созданные на Квазире божественные сущности действительно владеют сверхсилами, которые им приписывали люди. Они легко управлялись с трансформацией материи и силами природы, производили энергию из ничего, а один раз, выбравшись на Нептун, даже устроили нептунотрясение. Когда Дроссельмайер намекнул им, что неплохо было бы привести Солнечную систему в надлежащий вид (его страшно раздражали болтающиеся по всей системе обломки планет), боги дружно принялись перекраивать ее. Однако создать нормальную атмосферу на Меркурии отказались. Мол, богу богово, а на такой сковородке как Меркурий заколебешься ее поддерживать, никакой божьей воли не хватит.
   А вот вернуть на свои орбиты несколько крупных небесных тел, и создать с полдесятка спутников Юпитера им оказалось вполне по силам. После этого в Солнечной системе закончилась болтанка, вызванная нарушениями небесной механики. Правда, мысль о том, что планеты на самом деле круглые, а не плоские как Квазир, удалось вдолбить не всем.
   Однако оставалась одна большая проблема. Большинство мифологий сходилось в одном - боги создали людей. А с этим пока было глухо. Обитатели Квазира не то что людей, простейшей инфузории не могли слепить. Не говоря уж о том, что большинство из них даже не представляли, что это такое. После этого в виртуальном сознании Дроссельмайера поселилась нехорошая мысль о том, что люди выдумали богов для облегчения жизни. И он лишь воплотил в реальности их фантазии, ибо ситуация все больше походила на то, что было известно ему под названием "комиксы про супергероев". С одной стороны, это тоже был ответ на поставленный вопрос. С другой - боги, благодаря Дроссельмайеру, существовали на самом деле.
   Вот только кому теперь было в них верить?
  
   Браги, насколько помнил Дроссельмайер из "Младшей Эдды", славился среди асов редкостным красноречием. Так что он нисколько не удивился, узнав, что обитатели ангара пятьдесят один делегировали к нему именно древнескандинавского стихоплета. В витиеватых выражениях Браги объяснил, что боги были бы крайне благодарны Дроссельмайеру, если бы он выбрал время для посещения их скромной обители. Учитывая, что в последнее время они вели себя на редкость тихо, что мало соответствовало их характерам, Дроссельмайер решил выяснить, что затеяла божественная братия.
   Отпустив Браги, он переместился в бот номер сто четырнадцать. Все обитатели ангара собрались вокруг, но, как обратил внимание Дроссельмайер, на почтительном расстоянии от сто четырнадцатого.
   Браги, воодушевленный поддержкой толпы, сразу взял быка за рога.
   - Уважаемый Дроссельмайер, мы долго обдумывали сложившуюся ситуацию. Вообще, сначала наладить общение, конечно, было сложновато. Потом пошло легче, особенно когда начали Солнечную систему ремонтировать. Понимаешь, наши взгляды на устройство мира могли устареть... Кроме того, мы допускаем, что при проведении эксперимента могли возникнуть погрешности...
   - Это какие?
   Тон, которым Дроссельмайер задал вопрос, не предвещал ничего хорошего.
   - Гх-м... Может не погрешности, - быстро поправился Браги. - Допускаю, что это ошибка наших прототипов... Но мы тоже не дураки и поняли, что людей нам не создать. Не то, чтобы это было очень обидно... Если им так хотелось, чтобы было на кого все сваливать, мы не против. Главное, они сами верили в то, что мы их создали. А некоторым из нас и вообще все равно, что они не имели никакого отношения к сотворению человека.
   Браги махнул рукой в сторону бота, к голове которого был приварен чуб из металлических стружек. Развалившись на разряженной атомной батарее, тот с видимым удовольствием терзал нечто, что Дроссельмайер с некоторой натяжкой классифицировал как электрогитару. Через всю грудь бота тянулась криво нацарапанная плазменным резаком надпись "КОРОЛЬ".
   - Короче говоря, мы тут посовещались, и почти все решили, что так дальше не пойдет. Понимаешь, верующих здесь нет...
   - Э-э... - осторожно заметил Дроссельмайер, догадываясь, куда клонит Браги. - Я бы вполне мог вам попоклоняться.
   - Нет, так дело не пойдет. Во-первых, ты не человек, а большинство из нас довольно ортодоксальны и не допускают мысли о существовании иного разума во вселенной. А, во-вторых, ты вроде как нас создал, а не мы тебя. Вот мы и решили, что раз такое дело, и в нас никто не верит, то надо бы нам в кого-то верить.
   - И?
   - Ну, понимаешь, у нас тут были определенные разногласия по этому вопросу... Мне, например, не очень импонирует идея о том, что Солнце родилось от союза земли и неба. А вот эти трое вообще до сих пор отказываются верить, что мы существуем, и не разговаривают с нами.
   Те, на кого обратил внимание Браги, похоже полностью прошли стадию изменения физического тела в соответствии с наделенным духом. Один из ботов сильно прибавил в росте и голову его постоянно закрывало облако. Второй практически не изменился, а через третьего вполне явственно просвечивала окружающая обстановка. Эту троицу Дроссельмайер постоянно видел вместе.
   - Так что мы посовещались и решили, что лучше мы будем верить в тебя, чем этот мир вообще будет существовать без веры. Неудобно как-то.
   - Ага, здорово, - промямлил опешивший Дроссельмайер.
   - Так ты не против?
   - Э-э... Ну не то чтобы я не против...
   - Эй, все нормально, он согласен! - Браги замахал руками остальным.
   Толпа возбужденно загалдела.
   - Тогда, надеюсь, ты не будешь возражать, если мы прямо тут воздвигнем тебе храм? Ты этот ангар все равно не используешь.
   Дросельмайер ошалело кивнул и ретировался из сто четырнадцатого. С этим надо было срочно что-то делать.
  
   После разговора с Браги, Дроссельмайер старался не пересекаться с богами, предпочитая не вылезать из памяти Квазира. Боги, в виду своей дремучести, так и не уловили принципов работы компьютера, вообразив, что это что-то вроде персональных небесных чертогов. Однако редкие появления Дроссельмайера в материальной форме привели к тому, что вера в него только укрепилась. С удивлением он осознал тот факт, что чем меньше видишь своих богов, тем больше веришь, в то, что каждая ерунда вроде загоревшейся ветки, это их знамение.
   Обитатели ангара пятьдесят один, между тем, уже ссорились из-за того, приносить ему жертвы или нет. В конце концов, приверженцам кровавых культов пришлось уступить под напором железной логики - приносить в жертву на Квазире было некого. Пару упрямцев, вроде Кетцалькоатля, начавшего прицениваться к собратьям плазменным резаком, выкинули в космос. Конечно, Пернатый Змей вернулся несломленным, но, оказавшись за бортом в третий раз, остыл. Теперь, судя по всему, началась драка из-за того, как должно выглядеть святилище, можно ли в нем ставить изображения Дроссельмаейра и, вообще, как он, Дроссельмайер, на самом деле выглядит.
   Пора было принимать меры.
   Благодаря стараниям богов, Марс и Земля приобрели вполне благопристойный вид, да и Солнце боги подзарядили. На борту Квазира хранилось достаточное количество информации о происхождении флоры и фауны, и Дроссельмайеру оставалось решить только самый главный вопрос.
   Он вошел в информационное пространство Квазира. С некоторых пор Дроссельмайер стал находить определенное удовольствие в создании виртуальных книг и их чтении. В связи с этим программная оболочка хранилища данных щеголяла отделкой под ценные породы дерева, а большинство размещенных там виртуальных книг имитировало переплеты своих старинных оригиналов. Процесс чтения книг серьезно уступал по скорости обычному обмену цифровыми данными, но спешка в таком серьезном вопросе, как воссоздание человека, была ни к чему.
   Перед Дроссельмайером воплотились уходящие в бесконечность ряды книжных полок. Он протянул виртуальную руку, снял с полки первый по очередности массивный том, и развернул его. "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их..." Дроссельмайер тут же захлопнул книгу. Запчастей для ботов, теоретически, ему должно было хватить. Убедить богов Квазира, что это будут люди, в принципе, несложно... Но узреть еще несколько миллионов собственных копий, наделенных разумом... Бр-р, Дроссельмайера тряхнуло как от перезарядки. Ему вполне хватало орудующей на Квазире своры идолопоклонников. Здесь явно требовалось что-то другое, пусть даже не столь быстрое. Времени у него было достаточно.
   Дроссельмайер переместился в другой ряд. Что у нас тут? "Возникновение многомолекулярных комплексных систем в первоначально однородном "бульоне" земной гидросферы и их последующее совершенствование явились дальнейшим очень важным этапом эволюции углеродистых соединений на пути к возникновению жизни..." Вот! Совсем другое дело!
   Дроссельмайер углубился в чтение.

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов" (Антиутопия) | | А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | А.Евлахова "От альфы до омеги" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | А.Йейл "Гладиатор нового времени. Глава 1" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | М.Эльденберт "Скрытые чувства" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"