Monosugoi: другие произведения.

Голова над холмами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Давайте предположим, что после глобальной войны кое-где очаги цивилизации все-таки сохранились - например в такой тропической глуши как Соломоновы острова. Казалось бы преподанный урок должен навсегда отбить желание махать кулаками у их обитателей. Но прошлое так просто из своих цепких лап не выпускает и спустя много лет подбрасывает двум сопредельным экс-государствам крайне неприятный сюрприз... Рассказ занял первое место на конкурсе Веры Камши "Наше дело правое-2011" и напечатан в сборнике "Исправленному верить" издательства "ЭКСМО".


Голова над холмами

  
   Все произошло внезапно.
   Минуту назад под крыльями электроплана Гидеона Сури проплывали неровные лоскуты ямсовых полей острова Фавро в бахроме саговых пальм. Ноябрьское солнце слепило сиянием на фотоэлементах крыльев, стоило Гидеону повернуть голову - и не спасали даже солнечные очки с треснувшим правым стеклом. Именно поэтому, как потом он понял, он и не заметил падение.
   Через плексигласовый фонарь до него донесся лишь глухой звук, как будто в электроплан запустили комом грязи. И лишь затем Гидеон заметил, как над Овау разлилось черное облако, внутри которого мелькали багровые вспышки. От формы облака, напоминавшей растущий из вспучившейся земли гриб на тонкой ножке, пилота продрал мороз по коже.
   На мгновение он застыл, едва не выпустив из рук штурвал, и электроплан тут же клюнул носом. Хлопающие звуки переставших вращаться пропеллеров заставили Гидеона очнуться и потянуть штурвал на себя, одновременно выровняв тягу. Электрические моторы, вращающие винты, ожили и за крыльями заискрили на солнце два прозрачных диска.
   В груди Гидеона забухало, к горлу подкатил тугой ком. Он сообразил, что надо бы сделать вдох. Легкий электроплан в считанные секунды мог сорваться в штопор, а столкновение с поверхностью океана превратит его в ворох пластиковых щепок. Но теперь Гидеон выровнял самолет, и взгляд его вновь обратился к взметнувшемуся над Овау облаком.
   То, что это не ядерный взрыв, он понял почти сразу. Не было вспышки, электромоторы не заглохли, да и на острове пока не наблюдалось особых разрушений. И все же по спине Гидеона пробежали струйки ледяного пота - как и у всех послевоенных детей, картинка с ядерным грибом занимала в пантеоне внушенных родителями страхов одно из первых мест.
   Он положил электроплан на левое крыло, заходя на Северную бухту Фавро. Рука потянулась к микрофону радиопередатчика - что бы это ни было, об этом полагалось сообщить диспетчеру в Шуазель Бэй. Вот только что же это все-таки такое?
   Овау был "ничей" остров. Когда в первые дни после перемирия ПНГ и Соломоновы острова делили границу, о нем просто забыли. С тех пор прошло почти сорок лет, и никто не вспоминал о крошечном клочке холмистой суши - на нем просто никто не хотел жить. Во время войны на остров упала ступень межконтинентальной ракеты с неотработанным топливом, которое погубило местную экосистему, и та до сих пор не оправилась от этого. Лишь кое-где у побережья остались островки пальм.
   В районе острова Фавро, над которым сейчас пролетал Гидеон, периодически случались землетрясения, но он никогда не слышал, чтобы Овау проявлял признаки вулканической активности. На роль вулкана больше подходил находящийся недалеко остров Кломбангара - типичный вулканический конус, склоны которого густо поросли лесом. К тому же облако дыма над Овау, как успел заметить Гидеон, отнюдь не росло, а наоборот расползалось в клочья и медленно опадало.
   Он снял очки и нерешительно пощелкал тумблером радиопередатчика, глядя на собственное отражение - почти черное, блестящее на солнце лицо с широким носом, чуть вывернутыми губами и шаром жестких курчавых волос. Взгляд зеркального двойника Гидеона в изогнутом стекле фонаря выражал искреннее недоумение.
   - Шуазель Бэй, это Гидеон Сури, - заговорил, наконец, Гидеон. - Я сейчас около Овау. Тут что-то произошло. Какой-то взрыв, что ли...
   - Гидеон, дружище, - отозвался Тама Тотори, дежуривший на авиабазе. - Сегодня такой хороший день, не порть его, а? Его величество генерал Бебье страдает жутким похмельем после своего вчерашнего дня рождения, а это делает мою жизнь вдвойне приятней - я не вижу его гнусной хари и на меня никто не орет. Вдобавок ко всему я только что выпел чашку утреннего кофе и собираюсь, не сход с рабочего места, выкурить небольшой косячок...
   - Тама, заткнись, - прервал нескончаемый поток болтовни дежурного Гидеон. - На Овау только что что-то взорвалось, так что будь так добр - засунь свой чертов косяк куда подальше, оторви зад от кресла, и позвони мадам Бебье. Если ты, конечно, боишься сам поднять ее мужа из теплой кроватки.
   - А ты уверен, что все так серьезно? - осторожно поинтересовался Тотори. - Может быть это просто вулкан?
   - Это не вулкан, Тама, - с нажимом в голосе произнес Гидеон. - Но если ты так трясешься за свой хороший день, то дождись пока я туда слетаю и посмотрю, в чем дело. А потом вернусь и сам доложу генералу... Только после этого тебе придется объяснять ему, чем ты занимался все это время.
   - Уломал, - вздохнул Тотори. - Уж больно ты, Гидеон, языкастый. А как все-таки хорошо день начинался...
   Гидеон не стал слушать, что еще будет нести Тотори и выключил радио.
   Под крыльями промелькнула лазурь Северной бухты. Ее берега обрамляло ожерелье крыш с солнечными батареями. За ними, на поросших сумаи и соснами каури склонах, словно исполинские кости динозавров торчали белые столбы ветряков. Лениво вращающиеся пассатом лопасти в обычный день представляли для Гидеона непреодолимое искушение снизиться и заложить между ними несколько виражей, устроить своего рода слалом. Занятие это хоть официально командованием не поощрялось, но пользовалось большой популярностью среди пилотов электропланов.
   Но сейчас Гидеону было не до развлечений, и ветряки остались позади. Через минуту он снова летел над водами Соломонова моря.
   До войны на Овау вряд ли можно было посадить самолет. На старых спутниковых фотографиях остров сплошь покрывал густой лес. Да и теперь, не смотря на гибель деревьев, берега его выглядели неприветливо. Сперва Гидеон планировал облететь остров и осмотреть его с высоты, но дым все еще клубился, накрыв Овау сверху непроницаемой тьмой. Тогда пилот опустил электроплан почти до самой поверхности воды. За ним потянулись две полосы взбитых пропеллером пенных бурунчиков, из-под которых в стороны брызнули косяки тунца.
   - Иисусе, да что ж за наказание! - выругался Гидеон. - И отсюда ничего не видать!
   Что бы не случилось на Овау, оно произошло за грядой неровных холмов в северо-восточной его части. Их склоны скрывали от пилота источник дыма.
   Гидеон направил электроплан к берегу, подыскивая местечко поудобней чтобы после приводнения вытащить его на берег. Подходящую отмель полого переходящую в песчаный берег он нашел почти сразу. Но стоило самолету коснуться воды, как Гидеон понял, что на острове он не первый.
   Когда электроплан мягко ткнулся носом в песок, рядом покачивался на волнах привязанный к выгнувшейся над водой пальме летательный аппарат с опознавательными знаками ВВС ПНГ. Самолет мало отличался по конструкции от "марлина", на котором прилетел Гидеон - остроносый лодочный фюзеляж без хвостового оперения, облицованные кремниевыми фотоэлементами широкие крылья с обратной геометрией, смещенные назад и снабженные двумя пропеллерами. А вот пулемет стоял лишь один - на носу машины, в то время как на электроплане Гидеона их было два и крепились они под крыльями.
   Гидеон отстегнул ремни и откинул фонарь. В лицо ударил прохладный зимний ветер. Он снял сандалии и спрыгнул в воду. Ухватив электроплан за вделанное в нос кольцо для рук, Гидеон дотащил его до берега, где остановился только когда убедился, что машина надежно увязла лыжами в песке.
   Воровато оглядевшись по сторонам, он добрел до электроплана ПНГ и заглянул в кабину пилота. Естественно, там никто не прятался, лишь мигал зелеными огоньками радиопередатчик.
   Гидеон вернулся к своему "марлину", надел сандалии и джинсовую бейсболку с эмблемой SIFF. Немного подумав, он вытащил из-под сиденья флягу и навигатор. Работал последний плохо - после войны несбитых спутников GPS осталось мало - но мог пригодиться. Пистолет, девятимиллиметровый "браунинг" со стертыми до зеркального блеска щечками рукоятки, Гидеон брать не стал. Сколько-нибудь серьезных конфликтов с ПНГ не случалось уже не один десяток лет, и не было никаких оснований полагать, что сейчас что-то изменится. А выглядеть идиотом и параноиком в глазах пилота ПНГ Гидеону не хотелось.
   Рассовав флягу и навигатор по карманам шортов, Гидеон зашлепал в сторону ножки дымного гриба. Идти предстояло где-то с милю. Кустарник здесь рос едва ли по колено, зато по количеству острых жестких веток не уступал колючей проволоки.
   Дым валил из прогалины между двух холмов. Чем ближе Гидеон подходил к ним, тем труднее становилось дышать и начинали слезиться глаза. Когда стало совсем невмоготу, Гидеон остановился, и на мгновение ему показалось, что пробивающиеся через дым лучи выхватили исполинскую фигуру с рогатой головой. Он помотал головой, отгоняя видение, но на всякий случай начал бормотать про себя "помилуй меня Боже, по великой милости твоей...".
   Идти было решительно невозможно. До слуха Гидеона доносился гул огня, пожиравшего скудную островную растительность, маслянистый дым волнами растекался по земле. Вряд ли такую вонь давали горящие кусты, сообразил Гидеон. Он зашарил по карманам в поисках платка, но там оказалось пусто. Он чертыхнулся и принялся отходить назад.
   - Держи, - раздался у него за спиной приглушенный голос. - Только не вздумай в него сморкаться!
   Гидеон обернулся. За ним стоял блондинистый европеец лет тридцати в кедах, шортах и рубашке цвета хаки. На левом плече на ветру болтался погон вооруженных сил ПНГ - Гидеон себя и этим не утруждал. Нижнюю часть лица незнакомца прикрывал мокрый клетчатый платок, второй такой же он протягивал Гидеону. Тот принял его, благодарно кивнув.
   - Гидеон Сури, капитан военно-воздушных сил Соломоновых островов, - представился Гидеон, намочив платок и намотав его на лицо.
   - Лейтенант Альваро де Нейра, - пилот ПНГ шутливым жестом приложил к голове руку. - Выполнял дежурный облет, когда вот эта хрень звезданулась с неба.
   Он говорил на пиджине со странным акцентом, и Гидеон решил, что, скорее всего, это один из беженцев с континента. В последние десять лет оттуда сбежали почти все - судьба засыпанного радиоактивным песком Уханя послужила хорошим уроком.
   - Ты видел, как это было? - удивился Гидеон.
   - Ага. Только чтоб меня прям щас черти в ад утащили, если я знаю что это... Может отойдем туда, где дышать можно? А то пока там вся эта дрянь не рассеется, все равно ничего не увидим.
   Они зашагали вниз по склону. Ветер бросал им в спину тяжелые клочья дыма.
   - Может быть это метеорит? - спросил Гидеон, как только стало возможным снять повязку с лица.
   - Не-а, вряд ли, - мотнул головой де Нейра. - Во-первых, эта фигня была слишком здоровой. Разнесло бы к чертям собачьим весь остров. Во-вторых, там что-то шарахнуло перед тем, как она врезалась в землю. Что-то тут нечисто.
   - Своим доложил? - Гидеон отжал платок и отдал его де Нейре.
   - Угу, - тот кивнул и уселся на камень. - Сказали слетать посмотреть. Ну слетал - а толку-то?
   - Слушай, а может этот эти... Инопланетяне?
   - Ага. Или одноглазые безносые чуваки... Как, бишь, вы их там называете? Ерунда это все. Я думаю, это какой-то спутник с орбиты грохнулся. Тут место какое-то невезучее просто - то ракетным топливом зальют, то при разделе границ забудут. Чего б до комплекта еще и спутнику не упасть?
   Де Нейра достал из нагрудного кармана пачку дешевых сигарет.
   - Будешь?
   - Не курю, жена отучила, - Гидеон сел рядом и принялся протирать очки краем рубашки.
   - Еще один аргумент не жениться, - хмыкнул де Нейра.
   - В смысле?
   - Ну, сперва она тебя отучит курить, потом пить. А там и до запрета по бабам бегать недалеко.
   Гидеон повернулся посмотреть на собеседника.
   - Ты это серьезно?
   - А как же, - де Нейра лыбился во все свои тридцать два белоснежных зуба.
   - Шутник, - фыркнул Гидеон. - Никогда подобных проблем не испытывал. Зачем мне от Марии налево бегать, если я ее люблю?
   - А спиногрызы есть?
   - Двое. Мальчишка и девчонка.
   - Ох ты ж, господи. Только давай без фотографий! Я же из вежливости спросил.
   Со склонов холмов скатилась волна горячего воздуха, и Гидеона обдало дымом от сигареты. Тот принюхался и вытаращился на собеседника.
   - Это же... Это же...
   - Ну да, - пожал плечами де Нейра. - Знатная дурь.
   - Ты же на службе!
   - С коих это пор вояк с островов волнует моральный облик доблестных защитников ПНГ? - де Нейра изобразил негодование, скорчив комичную рожу. - Да ладно тебе, нам тут еще пару часов торчать, не меньше. Все выветрится...
   - Не думаю, - Гидеон обернулся.
   - Что? Да ладно, верняк выветрится, уже пробовал...
   - Да я не об этом! Смотри!
   Гидеон указал рукой туда, откуда они пришли. Налетевший ветер слегка разогнал облако дыма и теперь обоим пилотам стало видно, что упало на Овау.
   Охваченный снизу багровыми языками пламени, между обгоревшими склонами поднимался почерневший металлический столб. Его венчал здоровый шар с двумя прямыми рогами, антеннами или чем-то похожим. Скалы вокруг конструкции усеивали коптящие обломки. Судя по всему, вспышка, которую видел перед падением де Нейра, была лебединой песней резервных тормозных двигателей.
   Перед пилотами возвышался рухнувший с орбиты спутник, гость из смутного времени так надежно, казалось бы, забытого на островках выжившей после войны цивилизации.
  
   Вторая встреча Гидеона с де Нейрой произошла через сутки после падения спутника на Овау.
   В тот день Гидеона подняли ни свет ни заря. Солнце еще только окрасило багряным восточный край неба, когда у него над ухом залился трелями коммуникатор. Гидеон кубарем скатился с кровати, едва не сорвав москитный полог, и схватил светящийся как рождественская елка прибор.
   - Гидеон, быстро дуй на базу! - генерал Бебье не дал пилоту даже слова вставить. - Вылет на Овау через час! Чтобы через сорок минут ты и твое звено на крыле стояли!
   Бебье нажал отбой, не дожидаясь, пока туго соображающий со сна Гидеон что-то пролопочет в ответ. Тот пялился на постепенно гаснущий экран коммуникатора, пытаясь понять, не приснилось ли ему это. А потом бросился натягивать шорты.
   - Гидеон, что-то случилось?
   Мария проснулась и с удивлением рассматривала мужа, прыгающего на одной ноге по комнате. Ему никак не удавалось попасть ногой во вторую штанину.
   - Спи, милая, все в порядке, - Гидеон наконец натянул шорты и заозирался в поисках футболки. - Бебье вызывает, у нас, оказывается, сегодня вылет на Овау. Ну, помнишь, я тебе вчера рассказывал про упавший спутник?
   - Футболки во дворе сушатся, - подсказала Мария. - Значит ничего серьезного?
   - Конечно, любовь моя, - Гидеон сунул ноги в сандалии и зашаркал к двери. - Поцелуй от меня детей, я, наверное, вернусь поздно!
   Перепрыгивая через две ступеньки, он скатился по скрипящей лестнице во двор. Выстиранные футболки действительно висели на натянутых между двух ветряков веревке. Гидеон схватил первую попавшуюся, сунул ее за пояс и побежал к навесу. Там, словно марсианский треножник из романа Уэллса, на опорах стоял бак с водой. За ночь она успела подостыть, но это было только на руку - прохладная струя из-под крана хоть немного прояснила голову.
   Автоматически отметив, что птицы снова загадили солнечные батареи на крыше дома (опять работы на полдня), Гидеон выкатил из-под навеса свой велосипед, оттолкнулся и замолотил педалями, направляя его в вечно незапертые ворота.
   Наручные часы показывали половину шестого утра. Тагаро еще спал, а по улицам шлялись только бродячие псы. Крутя педали, Гидеон гнал велик мимо занавешенных окон и раскрашенных граффити стен, крошечной белой католической церкви, частоколов солнечных коллекторов, снабжавших горячей водой весь город, автобусной станции с пускающими облака пара автобусами, почты, из дверей которой выносили пачки сегодняшней "Соломон Стар". Потом потянулись вырубки и террасы с ямсовыми полями... А потом город кончился и Гидеон оказался в наполненном птичьими криками лесу. Петляющая по нему дорога вела к пристани, до которой он домчался за пятнадцать минут, когда солнце уже встало.
   На пристани жизнь кипела. Кто-то возвращался с ночной ловли, кто-то только собирался выходить в море. Грузчики таскали в ледник ящики с тунцом. Прямо там же слуги из богатых семей рылись в улове, отбирая своим хозяевам самые свежие продукты, до того, как они попадут на рынок.
   Гидеон затормозил у причала, едва не свалившись в воду. Пристегнув велосипед к первому же столбу, он принялся осматривать пристань в поисках знакомых лиц. Обычно на Таро ходила паровая моторка с авиабазы, но сегодня, похоже, придется с кем-нибудь договариваться.
   - Сури! Эй, Сури!
   Знакомый голос доносился справа. Недалеко от того места, где остановился Гидеон, оказалась пришвартована длинная серая лодка. Из-под навеса с фотоэлементами ему махал рукой Марлон Кабуи, пилот из звена капитана Джозефа Абы.
   - Давай к нам, старый Макини нас подбросит бесплатно!
   Гидеон последовал совету Абы, и через минуту моторка уже запрыгала по волнам в направлении Таро.
   Авиабаза Шуазель Бэй представляла из себя взлетно-посадочную полосу длиной в полмили и несколько ангаров на острове Таро, приткнувшемся у западного побережья острова Шуазель. Но так как местная эскадрилья состояла из двух десятков электропланов "марлин", выстроившихся вдоль причальных пирсов на отмели, полосу использовали очень редко. Пару раз в год сюда прилетали тяжелые транспортные самолеты из Австралии. В ангарах стояли два относительно готовых к взлету вертолета "веном" и полдесятка уже развалившихся - их использовали на запчасти для ремонта. Все машины числились списанными еще до того, как началась война - они достались Шуазель Бэй в наследство от RAMSI в двухтысячных. Также в ангаре стоял почти новый "белл 427", если этот эпитет можно применить к машине, выпущенной полвека назад. На памяти Гидеона все они взлетали от силы пару раз - авиационный керосин, в отличие от поднимавшей в воздух электропланы бесплатной солнечной энергии, стоил бешенных денег.
   Но когда Гидеон со своим звеном топтался на причале, ожидая указаний от Бебье, все три вертолета уже торчали на взлетной полосе и рубили лопастями воздух. В придачу к ним, пилот разглядел две переделанные под электродвигатели "сессны-208", застывшие у двухэтажного здания штаба базы. Похоже, прибыли гости с Гуадалканала.
   Впрочем, беспокоили Гидеона не происходящий на авиабазе шухер, а то, что по глупой случайности он утащил из дома футболку с надписью "Make peace, not war!". И как он в таком виде мог показаться Бебье?
   На его счастье, командующий не почтил эскадрилью своим вниманием. Вместе с какими-то мужиками, видимо из тех, что привезли правительственные "сессны", он сразу погрузился в "четыреста двадцать седьмой". Вместо Бебье к пилотам прибежал дежурный диспетчер Доминик Файзи, сообщивший, что взлетать надо немедленно и сопровождать вертолеты до Овау. Там звенья Джозефа Абы и Бенджамина Нака должны были оставаться в воздухе. Пилотам Гидеона и Массеха Кени предписывалось приводниться в удобном месте и добраться до места падения спутника, чтобы помочь людям из правительства.
   Спустя пять минут эскадрилья поднялась в воздух. Гидеон летал кругами над Шуазель Бэй, считая вышедшие в море рыбацкие лодки, и пару раз нарезал восьмерки вокруг ветряков авиабазы. Потом пролетел над футбольным полем рядом со взлетно-посадочной полосой, на котором техники базы уже гоняли мяч... Наконец вертолеты взлетели и взяли курс на запад. Вслед за ними клиньями потянулись "марлины".
   Как и следовало ожидать, над Овау уже кружились с десяток электропланов ПНГ, а пролетая над холмами, где упал спутник, Гидеон разглядел два посаженных на выжженные склоны вертолета. Сам спутник торчал над ними словно вылезший из преисподней черт, такой же страшный и рогатый. На берегу крошечной бухты со стороны Бугенвиля на песке стояли несколько электропланов, а в проливе между Овау и Бугенвилем оказалось полным-полно лодок.
   Гидеон указал ведомым на то место, где он в прошлый раз приводнялся с де Нейрой. Пока они совершали разворот на посадку, вертолеты из Шуазель Бэй прошли над ними в сторону холмов.
   После посадки Гидеон едва дождался, пока его пилоты вытащат свои электропланы на берег. Он с трудом сдерживал себя от того, чтобы броситься к спутнику бегом. В прошлый раз ему мало что удалось разглядеть, и теперь он собирался наверстать упущенное.
   Зрелище, открывшееся отряду, когда он взобрался на скрывающий место падения склон, удручало. Под ногами скрипел слой черно-бурой сажи, покрывающий все вокруг. Химическая вонь в воздухе по-прежнему ела глаза, но дышать уже можно было без мокрых платков. Сам спутник вблизи производил еще более отталкивающее впечатление, чем с воздуха. Он стоял почти отвесно, воткнувшись в землю какими-то металлическими штуками. При аварийной посадке покорежило их так сильно, что понять, что это такое было невозможно. Чуть выше словно цветок раскрылись три кольца солнечных батарей, тоже почерневших и местами оплавившихся. В первый раз Гидеон их не заметил. А значит внутри спутника что-то все же работало. Насаженный на верхушку рогатый шар, диаметр которого по прикидкам Гидеона составлял около двух десятков футов, при ближайшем рассмотрении оказался состоящим из долек, словно очищенный апельсин. Сквозь нагар виднелись какие-то знаки, но на латинские буквы они походили крайне слабо.
   По расплавленным скалам у основания спутника бродило несколько человек в защитных костюмах. Они водили по воздуху щупами, словно что-то вынюхивали.
   Замеряют радиационный фон, сообразил Гидеон.
   С радиацией, похоже, все оказалось в порядке. Пока пилоты Шуазель Бэй спускались вниз, пространство вокруг спутника уже заполнили люди в форме. Они волокли какие-то приборы, однако приступать к работе не спешили.
   - Гидеон, быстро за мной! - генерал Бебье возник словно ниоткуда. - Фельдмаршал Спенсер сейчас ведет переговоры с командованием ПНГ. Судно с солдатами из Кумбаникеса еще только вышло, так что пока побудете на подхвате.
   Семидесятипятилетний фельдмаршал Адам Спенсер возглавлял вооруженные силы Соломоновых островов и слыл чем-то вроде легенды. Кое-кто в Шуазель Бэй даже не верил, что этот человек существует - а он был одним из немногих, кто не просто помнил войну, но и участвовал в ней. Спенсер служил в натовских войсках и получил ранение в первые дни войны, пока военные развлекались отстрелом противника через дистанционно управляемых боевых роботов и спутниковые лазеры. Он попал в госпиталь на Окинаве еще до того, как в ход пошли ядерные ракеты. В восточном полушарии пострадала, в основном, Западная Европа, китайская спутниковая ПРО отбила почти все атаки, но семь суток спустя нетронутые бомбардировкой земли от побережья Франции до Шанхая скрыли облака радиоактивной пыли, а в обоих Америках по этой же причине пригодной для обитания осталась только территория Патагонии. Остальное завершили несколько тысяч сброшенных с орбиты кассетных вирусных бомб. Чьи были бомбы - никто так уже и не узнал. Спасательное судно "Форт Саттера" с ранеными из госпиталя успело покинуть Японию до того, как страна цветущей сакуры превратилась в огромное кладбище прокаженных. Вот так сержант-майор Спенсер и еще два десятка солдат и офицеров оказались рассеяны по всей Океании. И Спенсер был едва ли не последним, кто остался в живых из вывезенных "Фортом Саттера".
   Теперь Гидеон, наконец, увидел этого человека вживую. Мана его, должно быть, была велика - он пережил самую страшную войну в истории человечества, и все еще находился у кормила власти. Спенсер, тощий, поджарый и абсолютно лысый о чем-то беседовал с одетым в старую британскую форму пожилым мужиком из ПНГ. За ними обоими толпились по несколько высокопоставленных чинов.
   Переговоры завершились довольно быстро. Спенсер и его оппонент пожали руг другу руки и разошлись. Фельдмаршал направился к застывшим около груды пластиковых контейнеров пилотам.
   - Здравствуйте, господа, - кивнул Спенсер подходя. - Надеюсь, мне не нужно представляться?
   Голос у него оказался таким же громким и скрипучим, как по телевизору.
   - Мы договорились с фельдмаршалом Моале. Изучение спутника будет проводиться совместно. Пока я попрошу вас помочь нашим специалистам установить оборудование. Так что вы временно переходите под, так сказать, командование господина Менапи. Он объяснит вам, что делать.
   Произнеся эти слова, Спенсер отправился к вертолету. Около пилотов, лица которых приобрели кислое выражение, остались генерал Бебье и господин Менапи - нескладный высоченный меланезиец в цветастой рубахе-гавайке и шортах. Как и Спенсер, он был абсолютно лыс, но черен словно искупался в смоле, а на его широком носу горели два стеклянных диска очков. Глаза за ними тоже горели, и огонь этот сильно не порадовал бравых вояк Соломоновых островов.
   Следующие два часа Гидеон и остальные разгружали вертолеты, таскали тяжеленные контейнеры, устанавливали пластины солнечных батарей, тянули кабеля от батарей к привезенным Менапи приборам и проклинали неизвестно где застрявших тупых солдафонов из Кумбаникеса, Менапи, а также, вполголоса, Бебье, прохлаждавшегося в тени "венома".
   Там, где расположились военные из ПНГ, происходило то же самое, только людей у них было больше - видимо подошли те лодки, что Гидеон видел при облете Овау.
   Когда работы закончились, солнце стояло уже в зените. Солдаты так и не появились, зато один из пилотов "веномов" сообщил, что на везшем их корабле сломался двигатель. Теперь полсотни человек дрейфуют где-то в районе Фавро и ловят рыбу. Обливаясь потом, Гидеон уселся на пол салона вертолета и с благодарностью принял из рук пилота флягу с водой.
   Люди Менапи между тем запустили свое оборудование. Назначение большинства приборов оставалось для Гидеона загадкой, да и не особо оно его интересовало. Внимание привлек лишь голопроектор, который, как он слышал, был в штабе на Гуадалканале. В проекционном поле машины вращалось изображение упавшего спутника, собранное по показаниям расставленных вокруг него датчиков. Выглядело оно словно сделанное из мозаики, кое-каких элементов не хватало. Вокруг проектора на складных стульях сидело несколько человек с планшетниками и что-то между собой обсуждали. Периодически кто-то из них ходил на сторону ПНГ, а иногда оттуда приходили со своими компьютерами...
   - Гидеон, ты бы больше не приходил на службу в таком виде, а?
   Голос Бебье над ухом прозвучал неожиданно и Гидеон чуть не поперхнулся водой из фляги.
   - А что такое, господин генерал?
   - Да ничего. Видел Спенсера? - Бебье уселся рядом. - Мы здесь уже почти забыли, что такое форма. А когда ты последний раз стрелял хотя бы по мишени? Но, знаешь, всему есть предел. Еще раз в этом на службу явишься, отправлю на гауптвахту.
   Гидеон мысленно выругался. Ну над же было под конец все-таки попасться. И что мешало ему снять футболку, пока он таскал кабеля?
   - Так точно, господин генерал, - ответил он вслух. - Извиняюсь, очень торопился...
   - Ладно, можете валить по домам. Корабль с солдатами уже на подходе.
   Не подчиняться такому приказу было глупо. Гидеон спрыгнул на землю и припустил к курящим кружком пилотам.
   - Все, народ, дуем отсюда, - сообщил он им. - Швартуем машины в Шуазель Бэй, и по домам - Бебеье разрешил. А я пока задержусь, знакомого увидел.
   С этими словами Гидеон зашагал к маячившей на склоне фигуре Альваро де Нейры.
   - Привет, - поздоровался он, подходя ближе.
   - И тебе не болеть, - кивнул де Нейра, дернувшись, словно его застукали за чем-то непотребным, - А, это ты, Гидеон... Что-то я тебя не заметил. Как служба?
   - Ты чего такой нервный?
   - Спал плохо, - огрызнулся де Нейра.
   - Опять травой балуешься?
   - Да нет же, говорю тебе - спал плохо. Подруга залетела.
   - Ага, - кивнул Гидеон. - Ну, рано или поздно это происходит всегда.
   - Да ты, как я посмотрю, большой знаток женщин! - фыркнул де Нейра.
   - В этом плане они все одинаковы, - пожал плечами Гидеон. - Я вот после этого женился. И ничего как видишь.
   - Погоди, так ты ж вроде говорил, что души в ней не чаешь?! - де Нейра оторопело уставился на Гидеона.
   - Так одно другому не помеха. Мы все равно пожениться собирались. Ну пришлось это раньше сделать.
   - Жесть... А я вот пока жениться не планировал.
   - Пусть сделает аборт.
   - Не хочет. Истерику устроила.
   - Ну, с таким как ты у нее вариантов все равно не останется.
   При этих словах де Нейра раскрыл рот от удивления.
   - А чем это я тебе плох? - спросил он.
   - Мне - ничем. А у нее сам спроси.
   - Ладно, замяли, - буркнул де Нейра. - Ваши что накопали на этого урода? Каждый раз гляжу, и словно на проповеди у отца Рональдо. Вот он нас любит картинами ада стращать...
   Гидеон поежился, вспомнив, какие ассоциации вызвал спутник у него самого.
   - Пока ничего не говорят. Какой-то Менапи всем заправляет, аж из столицы привезли.
   - А... - де Нейра почесал небритый подбородок. - Наши дурни тоже в непонятках. Вроде проверили по довоенным записям орбитального трафика, ничего похожего на этот спутник не нашли. К вашим сходили, у вас натовская информационная база сохранилась - так в ней тоже пусто.
   - Ну ведь не мог же он ниоткуда взяться?
   - Да, говорят, в последние дни войны, кто что только на орбиту отправлял. Я так думаю, что это какой-то из последних, туда такое пихали... Даже думать страшно, что у него внутри может быть. А эти придурки там ходят, только что пальцами во все не тыкают...
   Де Нейра сплюнул под ноги.
   - Ладно, Гидеон, бывай. Рад был тебя увидеть.
   - Я тоже. Поговори со своей подругой.
   Всю дорогу домой Гидеон думал над словами де Нейры. Настроение, и без того испорченное ранним подъемом и возней с приборами на солнце, упало до нуля. И лишь когда во дворе его дома на нем повисли радостно орущие Мика и Джун, он выбросил из головы события на острове Овау.
  
   Погода сегодня не радовала. Небо на севере затянуло клубящимися тучами. Передний край грозового фронта солнечные лучи окрашивали в темное золото, но цвет этот выглядел мрачным, как на надгробии. Предчувствуя бурю, ветер стих, и море застыло, превратившись в огромную солнечную батарею. В ней отражался ярко-голубой небесный купол и крошечный силуэт электроплана.
   Филлипинские метеостанции уже несколько дней передавали штормовое предупреждение, но Гидеону с высоты полета было видно, что до прихода бури еще есть несколько часов. Он снова совершал дежурный облет границ. На Овау на этот раз царило затишье - военные отсняли спутник со всех позиций, замерили вокруг него все что можно, и даже частично содрали нагар. На корпусе действительно нашлось несколько надписей, сделанных иероглифами, но прочитать их никто пока не смог. После чего спутник оставили в покое - сдвинуть такую махину с места можно было только тяжелыми транспортными вертолетами, а они сохранились только в Австралии и Новой Зеландии.
   Гидеон несколько раз прошелся над безжизненными островными вершинами. В один из облетов ему показалось, что среди холмов что-то ярко блеснуло. Он развернул "марлин" и пошел на снижение. В то же мгновение в воздух взлетела сигнальная ракета. А затем Гидеон разглядел на склоне холма фигуру человека, размахивающего руками. Убедившись, что его заметили, тот бросился вниз по склону.
   Когда Гидеон приводнял свой "марлин", он уже знал что увидит. Электроплан ПНГ качался на редких волнах, привязанный к той же пальме, что и в прошлый раз. А его пилот, не жалея ног, мчался к берегу. На груди у бегуна болтался огромный морской бинокль - отблески его линз и заметил Гидеон.
   - У тебя чего, авария? Ты сколько здесь торчишь? А своих вызывал? - засыпал Гидеон вопросами радостно лыбящегося де Нейру.
   - Дурак, я уже третий день как сам напрашиваюсь на дежурство! Все жду, пока ты появишься!
   - А-а... - опешил Гидеон. - На солнце перегрелся, да?
   - Я женюсь!
   - Что?
   - Женюсь, говорю!
   Гидеон пялился на де Нейру с минуту, а потом свалился на землю и начал ржать.
   - Ой не могу! Ты это всерьез? А как же курево, выпивка и бабы?
   - Курить уже бросаю...
   На лице де Нейры было написана столь явная обида и недоумение, что Гидеон не выдержал и снова зашелся в хохоте, завалившись на бок.
   - Ну ты и скотина, Гидеон, - де Нейра шмякнулся на зад рядом с ухахатывающимся пилотом. - Я думал ты за меня порадуешься, а ты ржать...
   - О Господи, сейчас умру! - Гидеон с трудом загнал внутрь неудержимо рвущийся наружу смех. - Извини, я на самом деле рад. Нет, серьезно. Просто вспомнил, что ты говорил, когда мы впервые встретились...
   Он поднялся с земли, сел рядом и нашарил свалившуюся бейсболку.
   - У, зараза, - де Нейра ткнул его кулаком в бок. - А ведь это все из-за тебя!
   - Ну конечно, - фыркнул Гидеон. - Ты еще скажи, что тебе ночью сам архангел Михаил явился и пожурил за беспутную жизнь.
   - Да я серьезно! Я пока летел обратно в прошлый раз, все о тебе думал. Ну, типа, тебе вот под сорок уже, так? У тебя жена, дети, дом - ты к ним летишь, тебе есть куда возвращаться. А вот я сейчас припрусь в Киету, и что? Не дом, а сарай - мне же все эти годы до одного места было, где я живу. Баб трахать, и так сойдет. Денег тоже вечно нет. У меня в части кличка - Дай Доллар. За две недели до зарплаты стрелять начинаю. А иногда и вообще у своих дам на шее висеть приходится. Самому стыдно...
   - Альваро, ты чего? Я не приходской священник, а ты не на исповеди. Ты же взрослый человек! Решил женится? Молодец, уважаю! Но пойми правильно - мир от этого с ног на голову не перевернется, да и не спасешь ты его этим. Ты же, на самом деле, это для себя делаешь.
   - Ну, хвала всем святым, а то я уж боялся, ты мне тоже мораль читать начнешь! - ожил де Нейра. - Отец Рональдо, так он весь мозг на эту тему вынес. Но, ты знаешь что интересно, сколько лет меня эта его болтовня вообще не трогала. А после встречи с тобой все как с ног на голову встало... Или наоборот? Ты, часом, до того как в военные пошел, в святые отцы не собирался?
   - Не, даже и мысли не было, - отмахнулся Гидеон. - Слушай, ну а чего все-таки так внезапно?
   - Так ты мне сказал с моей подругой поговорить. Ну я и пошел. Скажу тебе честно - в тот день как прилетел, набрался от души. И все мои те мысли, на самом деле, из башки вылетели. Вроде все же решил Тимоли на аборт уломать. А она опять ни в какую. И говорит мне - мол, пошел бы ты, Альваро, куда подальше. Мне этот ребенок небесами послан, пусть и отец у него такой идиот как ты. Так что я как-нибудь сама справлюсь. А ты можешь катиться откуда пришел. И все. Ну я и покатился, опять нажрался. Пью - и чувствую, все вбестолку. Не весело ни капли. И снова разговор с тобой в башке крутится. В общем, встал, бросил как было все недопитое и ушел. А на утро проспался и пришел предложение делать.
   - И что, она сразу согласилась? - удивился Гидеон.
   - Ага, держи карман шире, - ухмыльнулся де Нейра. - Три дня ходил уламывал. Ейный папаша меня чуть не пристрелил даже раз. Но, короче, на третий день сдалась.
   - А не зря?
   - Чего не зря? - насупился де Нейра. - Кончай гнать, счастливый отец семейства. Я может теперь с тебя во всем пример брать буду. Может я тоже хочу иметь свой дом и кучу детей.
   - Ну, предположим, ты еще плохо представляешь, что такое маленькие дети...
   - А тебя, после того как ты узнал, это остановило, когда второго ребенка заводили?
   Гидеону осталось только промолчать.
   - Вот то-то, - де Нейра полез за пазуху и вытащил флягу. - Ну давай, за мой счастливый брак?
   - То есть от выпивки тебя еще не отучили? - отыгрался Гидеон. - А от баб?
   - Язва ты, Гидеон, - беззлобно улыбнулся де Нейра. - Пей давай, грешно по такому поводу отказываться. И не грузи меня про то, что ты на службе. От пары глотков ничего не случится.
   Что за бормотуха плескалась во фляжке де Нейры, Гидеон определить не смог. Сквозь пищевод в его желудок провалился огненный ком, на глаза навернулись слезы, а в ушах зашумело.
   - Святый боже, это что у тебя за дрянь здесь? - выдохнул Гидеон, когда к нему вернулась способность говорить.
   - Держи, дарю, - де Нейра завернул крышку и протянул флягу. - Тренируйся помаленьку, потому что на мальчишнике мы будем пить именно это. А ты на него уже, считай, приглашен. И с семьей на свадьбу.
   - Ну спасибо, - Гидеон сунул флягу в карман шорт и вытер кулаком слезы. - А с днем-то определились?
   - Нет пока. У тебя когда следующий вылет?
   - Сегодня у нас суббота... Во вторник, а потом в пятницу.
   - Тогда в пятницу в это же время здесь и встречаемся. Привезу официальное приглашение.
   Де Нейра поднялся и сунул руки в карманы.
   - И знаешь что?
   - А? - Гидеон тоже поднялся.
   Тучи на горизонте наливались лиловым. Кое-где между ними уже проскакивали разряды, после которых на Овау накатывалась волна глухого рокота. Шелест пальмовых листьев превратился в тревожную барабанную дробь, а налетающие с моря соленые брызги несли бодрящую прохладу.
   - Даже не вздумай отказаться, - де Нейра ткнул Гидеона в грудь пальцем. - Я хочу, чтобы ты был моим шафером.
  
   - Итак, господа, освежу в вашей памяти некоторые исторические факты, - генерал Бебье чувствовал себя крайне неуютно за кафедрой, вытащенной под навес. - Возможно, вы успели забыть школьные уроки истории, но наше соседство с ПНГ не всегда позволяло вооруженным силам страны трескать пиво, совершая формальный облет границ раз в сутки.
   С моря налетел порыв ветра и едва не вырвал из рук Бебье исчирканные листы. Выругавшись, он достал из кобуры пистолет и прижал им бумаги. По рядам сидящих на складных стульях пилотов авиабазы прокатился смешок.
   - Так вот, - продолжил Бебье, засчитав себе победу над ветром. - Хочу вам напомнить, что первые столкновения с ПНГ произошли еще в далеком от нас 1993 году, когда с Бугенвиля к нам хлынули беженцы. У них там, видите ли, мятеж случился. А за беженцами потянулись боевики ПНГ, которые пять лет не давали покоя местной полиции и вашим предкам. И потом еще несколько лет мы с ними границы делили...
   - Господин генерал, - подал голос Джозеф Аба. - У меня дома типа сеть еще работает. И в национальный музей в Хониаре я детей водил. Так что я сейчас и сам могу дальше рассказать - гражданскую войну в двухтысячных мы кое-как пережили, а когда началась третья мировая, то ли ПНГ на нас напала, то ли мы на нее под шумок, когда RAMSI стало не до нас. Две недели палили друг в друга из чего ни попадя, и делили Бугенвиль с Шортлендами. А потом, как стало ясно, что половине мира конец настал, перепугались до смерти и разбежались по домам. И лет через пять только, убедившись, что нас ударной волной от большой войны не снесло, договорились о разделе границ по новой. Я правильно все излагаю?
   Глаза Бебье налились кровью, он рванул себя за воротник форменной рубашки, но вовремя вспомнил, что дядя Абы - член парламента, и лишь молча кивнул.
   - Ну так я к чему веду, - удовлетворенно продолжил Аба. - ПНГ и Соломоновы острова с тех пор ни одной стычки не имели. Так что вы давайте бросайте эту пропагандистскую лабуду, и переходите к делу. Чего там на Овау-то грохнулось, что Хониара опять готова соседям в глотку вцепиться?
   Бебье нервно дернул головой и сглотнул.
   - Это китайский военный спутник, - выдавил, наконец, он. - На Малаите нашли одного старика, который после войны бежал с Тайваня. А до этого он туда попал из Китая, где в каком-то военном институте работал. Ну вот он и узнал по снимкам, что это за хреновина на Овау валяется.
   - Ну и? - выразил общее мнение Аба. - Что за беда нам на голову рухнула?
   - Это один из спутников сети орбитальных лазеров.
   Эка невидаль, подумал Гидеон. Такого добра на орбите болтается как рыбы в море. Только доступа к ним все равно нет - все центры управления сгинули в войне.
   - И, короче, китайцы на каждый такой спутник ставили по дублирующей системе управления всей сетью...
   - Пресвята дева Мария! - присвистнул Аба, единственный на всю авиабазу католик.
   Вслед за ним загомонили все пилоты.
   - Ну, то есть вы понимаете, что тот, кто его получит... - Бебье вытащил из кармана платок и вытер потный лоб. - В общем, еще если учесть, что Овау при последнем разделе не посчитали...
   - Короче, - подытожил Ленсон Лафай, возглавлявший вертолетную команду. - У нас в перспективе опять война с ПНГ. Вопрос лишь в том, кто ее начнет.
   - В Хониаре пока еще ничего не решили, но с завтрашнего дня мы начинаем усиленное патрулирование границы. Облеты теперь совершаются всем звеном, остальные в боевой готовности на базе. Пока с ПНГ есть договоренность, что на Овау не будет никто высаживаться...
   - А они что, уже знают? - спросил Гидеон.
   - Ну... Да, в общем. Знают, - нехотя согласился Бебье. - Видимо у них разведка как-то сработала хорошо... Кто же знал, столько лет мирно жили...
   Бебье спохватился, что сболтнул лишку и принялся сгребать свои бумаги.
   - В общем, вы меня поняли, - забубнил он, не поднимая глаз. - Халява закончилась, можете считать, что объявлено военное положение. При облетах Овау из поля зрения не выпускать. Также туда будут направлены морские патрули. Гидеон, ты сегодня последний летишь по старому графику. И еще. Завтра начинаются учения и проверка готовности техники.
   Бебье на минуту запнулся, все-таки оторвал взор от бумаг и оглядел собравшихся.
   - И всем явиться к интенданту, получите нормальную форму, - добавил он. - А то выглядите как какой-то сброд...
   Бебье засунул пистолет в кобуру и спешно удалился в здание штаба.
   Пилоты стали подниматься со стульев и собирать их. Новости привели всех в возбужденное состояние. Гидеон видел на лицах молодых пилотах радостное предвкушение - как же, после стольких лет однообразных патрульных полетов настоящее дело! Командиры звеньев, что были постарше, этих чувств не разделяли. Поэтому, когда молодняк рванул в сторону склада разведать на предмет формы, они остались курить под навесом. Гидеон присоединился к ним, но, в основном, молчал, вслушиваясь в разговоры.
   - Видел, на Бебье лица не было?
   - А чего удивляться, когда такое начинается.
   - Черт, а у меня племянник в Рабауле с семьей уже десять лет живет!
   - Эх, столько лет прожили спокойно - и нате...
   - Да погоди ты, может все еще обойдется!
   - Ага, как же. Ты видел этого психа Менапи? Мой брат в секретариате генерал-губернатора работает. Так он мне кое-что про него рассказывал. У него знаешь какое влияние на Кадау? А Кадау и сам не без тараканов в голове. По всему кабинету расставлены нузунузу Варохунуки. И почти у всех морда самого Кадау вырезана.
   - Да ладно, мало ли что там себе наш генерал-губернатор навоображал!
   - Угу, только у него за основным кабинетом еще тайный есть. С капищем предков. И Спенсера, говорят, частенько туда видели входящим с Кадау.
   - Слушай, точно! Бебье на дне рождении рассказывал, что у Спенсера в кабинете спутниковая карта висит, а на ней все цели в ПНГ помечены, словно он их бомбить собрался!
   - Ему-то чем ПНГ насолила?
   - Говорят, там до Моале главнокомандующим был какой-то хмырь, что вместе со Спенсером приплыл на "Форте Саттера". Они еще в Японии с ним какую-то медсестру не поделили...
   - Бабкины сказки!
   - Как знать...
   - Ну все, хорош языками молоть, - Джозеф Аба затушил сигарету. - Болтовня ничего не изменит, а все мы понимаем, что ничего с той войны нам счастья принести не может. Идите, делами занимайтесь!
   На Овау Гидеон де Нейру не нашел. Привязанный к пальме, в воде плавал надутый полиэтиленовый мешок с запиской, гласившей: "С датой пока не определились. Жду тебя в понедельник".
  
   Гидеон долго думал, стоил ли ему меняться на дежурство в понедельник. В свете последних событий идея афишировать свое знакомство с пилотом ПНГ не казалась особо привлекательной. В местную сеть и газеты уже начала просачиваться информация о напряженности в отношениях с соседями, они запестрели "сенсационными" материалами на манер того, что пытался изложить Бебье. Вчера вечером сосед Гидеона, Лоусон Рагомо, рассказал, что его лодку около Фавро едва не потопил пограничный катер - Лоусон возвращался от тестя в Поропоро будучи слегка подшофе, уснул прямо в лодке и его отнесло запад. Пограничники решили, что лодка плывет с Бугенвиля, и на окрики она не отзывалась. Лоусон чудом вовремя проснулся - капитан катера даже не собирался давать предупредительный залп.
   А сегодня утром "Соломон стар" напечатала указ генерал-губернатора о введении ограничений на движение через границу с ПНГ.
   В новой форме Гидеон чувствовал себя в кабине электроплана не особенно уютно. В ней он страшно потел, чесалась спина, а дурацкие ботинки, хранившиеся на складе, наверное, еще со времен войны, Гидеон вообще сбрасывал сразу, как садился в "марлин". Сейчас они гремели подкованными подошвами под креслом при каждом маневре.
   Море внизу все время полета оставалось пустынным. Лишь изредка проплывали патрульные катера. Местная рыба, наверное, только диву давалась - что это за праздник такой ей устроили?
   Овау звено Гидеона пролетало уже пятый раз.
   - Гидеон, глянь-ка вниз, - раздался в наушниках голос Моффата Эгеты. - На острове кто-то есть!
   На памятной Гидеону отмели плавал электроплан. Ни на минуту не приходилось сомневаться, кому он принадлежит, и Гидеон лишь подивился наглости де Нейры. Впрочем, нельзя сказать, что и сам он не подумывал о чем-то похожем - наклонившись, Гидеон запустил руку под кресло и нащупал увесистый сверток.
   - На базу докладываем? - спросил Эгета.
   - Нет, - после секундного колебания ответил Гидеон. - Моффат, будь другом - нарежьте пару кругом без меня. Мне надо вниз.
   - Ты с ума сошел?
   - Моффат, я тебя сколько раз выручал? Сколько раз твой зад прикрывал, когда ты пьяным на службу являлся? Давай-ка, прояви благодарность. Неужели ты думаешь, что я внизу схвачу этот дурацкий спутник и заброшу его на Бугенвиль?
   Эгета некоторое время молчал, потом произнес:
   - Ладно, ладно. Я не против. Но как остальные?
   - Ребята, вы как, отпускаете меня? - щелкнул передатчиком Гидеон.
   Три голоса вразнобой забормотали, что ничего против не имеют.
   Когда четверка электропланов превратилась в едва заметные точки на горизонте, Гидеон сидел на берегу рядом с кидающим в воду камешки де Нейрой. Теперь тот тоже был одет в натовскую форму. Правда не летную, а обычную полевку.
   - Вот как значит... - сказал де Нейра, отправив в полет еще один кругляш из зажатой горсти. - И у вас то же самое. Впрочем, кто бы сомневался. Все припомнили, даже девяносто третий год?
   - Угу, - кивнул Гидеон.
   - А знаешь, что самое смешное? Мои родители в ПНГ прибыли даже после дележа островов. Они беженцами были из Южной Африки. А теперь мне говорят - эти сволочи с Соломоновых островов покушаются на самое твое святое! А на самом деле все хотят хапнуть спутник, чтобы остальные плясали под их дудку...
   Некоторое время они молчали. Потом Гидеон потянулся к свертку, который принес.
   - Ты уж извини, вряд ли я у тебя теперь шафером буду.
   - Да ладно, я все понимаю. Все равно я католик, ты протестант. - Де Нейра улыбнулся. - Отца Рональдо удар бы хватил.
   - Вы с днем определились, наконец?
   - А какая теперь разница? Завтра сходим в церковь, пусть быстро повенчают. Не до церемоний уже.
   - Вот, держи, - Гидеон протянул де Нейре сверток. - Это вам от нас. Подарок. На свадьбу.
   Де Нейра взял сверток и тут же чуть его не выронил.
   - Ух ты, черт, тяжелое! Это что?
   - Камень. Только не простой. Под нашим домом зарыт такой же, его еще мой прадед когда дом строил заложил. У того камня хорошая мана, потому что прадед был великим колдуном и собрал в нем всю силу предков нашей семьи. Я на той неделе зарыл рядом с ним этот камень, чтобы на него хоть часть мана с прадедова камня перешла. Ты как свой дом заведешь, тоже зарой его где-нибудь во дворе, тогда и у тебя в семье все будет хорошо. Конечно, ты можешь в это не верить...
   - Спасибо, Гидеон! - де Нейра вдруг обнял собеседника. - Это отличный подарок! Надеюсь, он успеет мне пригодиться...
   Де Нейра отстранился от Гидеона.
   - Ты чего? - спросил опешивший Гидеон.
   - Да так. Знаешь, отец Рональдо на проповеди как-то рассказал нам притчу о царе Соломоне. Она, типа, учит смирению. Так вот, однажды Соломон обратился за советом к придворному мудрецу с просьбой: "Помоги мне -- очень многое в этой жизни способно вывести меня из себя. Я очень подвержен страстям, и это мне мешает!" На что мудрец ответил: "Я знаю, как помочь тебе. Надень это кольцо -- на нем высечена фраза: "Это пройдет". Когда нахлынет сильный гнев или сильная радость, посмотри на эту надпись, и она тебя отрезвит. В этом ты найдешь спасение от страстей!" Соломон последовал совету мудреца и обрел спокойствие. Но настал момент, когда, взглянув, как обычно, на кольцо, он не успокоился, а наоборот -- еще больше вышел из себя. Он сорвал кольцо с пальца и хотел зашвырнуть его подальше в пруд, но вдруг заметил, что и на внутренней стороне кольца имеется какая-то надпись. Он присмотрелся и прочитал: "И это тоже пройдет".
   - И чего?
   - А ничего. Хреновая притча. Ничего, Гидеон, не проходит само по себе. Посмотри, что у нас опять творится! Разве это само по себе пройдет? Надо что-то делать, а мы не меняемся! Столько жили тихо-мирно, а теперь снова суем бошку в ту же петлю, что и полвека назад! Я чертовски зол, Гидеон, потому что как только я нашел в жизни хоть какой-то смысл, как мне говорят - садись в самолет и лети стрелять в своего соседа. Меня это бесит, понимаешь? И я точно знаю, что сколько хочешь тверди "это пройдет", нихрена это не пройдет!
   Де Нейра вскочил на ноги.
   - Понимаешь, надо что-то делать!
   - Да что ты можешь сделать, Альваро? Что я могу сделать? Я военный, если я не приду на службу, меня отправят под трибунал! А что будет с моей семьей после этого? Я уже жутко рискую хотя бы потому, что сижу здесь с тобой! А потом, давай вдруг предположим, что я, мое звено и даже генерал Бебье откажутся взлетать? Ты думаешь, на Соломоновых островах больше нет военных летчиков? А у вас, в ПНГ? И где, в конце концов, гарантия, что ваши поступят также? Я знаю, что Кадау кретин. А ваш, ваш самый главный - он лучше? Кадау - наш кретин, и он не станет палить из этих спутников по Тагаро, где живет моя семья!
   - Господи, Гидеон, неужели ты думаешь, что ПНГ или Соломоновы остова долго протянут, если доберутся до спутников?! - заорал де Нейра. - Мы же кучка крестьян! У нас не вооруженные силы, а один цирк! На моем электроплане запас патронов для пулемета на три-четыре очереди! А у тебя что, больше? А в той же Австралии сохранились нормальные вооруженные силы! Как только они узнают, что контроль над орбитальными лазерами перешел к ПНГ или Соломоновым островам, они раздавят их как червяка! И ничего ни вы, ни мы сделать не успеем, потому что одними этими спутниками войну не выиграешь! В Австралии почти сотня "хорнетов" и полтора десятка фрегатов осталось! Нас пока спасает лишь то, что у них там гражданская война с маори идет, не до нас просто сейчас! Ты понимаешь, что это значит?!
   - Все, Альваро, хватит! - Гидеон тоже вскочил на ноги. - Я больше не могу оставаться! Да и тебе не поздоровится, если твое начальство узнает, что ты здесь. Я убираюсь с этого проклятого острова, и тебе советую сделать то же самое! Извини, что со свадьбой так вышло...
   Гидеон побежал к своему "марлину". Сердце молотило у него в груди по огромному барабану, выводя какой-то дикий мотив. И Гидеон точно знал, что это не из-за того, что оставаться на острове опасно.
  
   Из динамиков компьютера в кабинете Бебье доносился голос Спенсера. Обливающиеся потом пилоты сгрудились вокруг стола, вслушиваясь в его слова.
   - Сегодня в два часа ночи вооруженные силы ПНГ незаконно нарушили водную границу Соломоновых островов, - вещал фельдмаршал. - И попытались высадить десант на острове Овау. Вероломные действия были пресечены нашими морскими пограничниками. Вражеский десант был уничтожен, однако в результате боевых действий погибли семеро наших матросов и офицеров. Со всей ответственностью заявляю - наглое и беспардонное поведение ПНГ не останется безнаказанным! Указом генерал-губернатора Кадау с десяти утра сегодняшнего дня Соломоновы острова объявляют открытыми боевые действия против захватчиков! Мы не отдадим агрессору ни пяди родной земли...
   Бебье прикрутил звук и оглядел собравшихся.
   - Всем все понятно?
   - Нет не все, - к столу протолкался Джозеф Аба. - Он про какую родную землю говорит? Про Овау? Так он всю жизнь ничей был!
   - А до раздела принадлежал Соломоновым островам, - отрезал Бебье. - Ты под трибунал захотел, Аба? Сейчас не та ситуация, родственнички в парламенте тебе уже не помогут. Его того и гляди распустят со дня на день...
   Гидеон молча жевал орехи, подпирая стену. На душе было муторно, страшно хотелось все бросить и пойти домой, к Марии и детям. А вместо этого он вторые сутки торчал на авиабазе.
   Позавчера на нее прилетели два вертолета с Гуадалканала. Они привезли опечатанные пластиковые контейнеры и четырех инженеров. В контейнерах находилось несколько ракетных комплексов, которые установили на электропланы. Один из них оказался на электроплане Гидеона и теперь плавне обводы "марлина" уродовали торчащие под крыльями ракетные кассеты.
   - Значит, смотри сюда, - объяснял Гидеону инженер. - Ты в курсе, что такое система самонаведения? Хотя, откуда. Вы тут уже давно все забыли... Держи.
   Инженер протянул Гидеону шлем с опущенными очками-забралом.
   - Это одна из последних довоенных разработок. Их не так много осталось, так что, надеюсь, ты действительно настолько хороший пилот, как о тебе говорит твой начальник. У тебя под креслом теперь находится специальный квантовый процессор, он обрабатывает информацию через встроенную камеру. Такие же установлены в ракетах. Выделяешь рукой в перчатке цель, которую видишь, вот так вот, понял?
   Инженер сделал пасс рукой в перчатке и перед глазами Гидеона стоящий рядом с взлетно-посадочной полосой ветряк оказался в центре красного мигающего круга.
   - Никакого лазерного наведения - система распознавания трехмерных объектов, почти как человеческий глаз. Так вот, цель захвачена. Процессор теперь отличает ее от любой детали пейзажа. Все, на этом твоя работа закончена - выделил цель, убедился, что она закреплена...
   Красный круг перестал мигать.
   -... и стреляешь. Если для подстраховки решишь послать еще одну ракету, нажмешь пальцем на вот этот круг на перчатке. Процессор в ракете сам будет удерживать цель и доберется до нее. Заряд, правда, рассчитан на поражение целей помощней электропланов, но летающих танков, наверное, все равно нигде уже и не осталось. Так что от электроплана одни щепки останутся. Все, тренируйся.
   На возню с захватом цели Гидеон и те несколько пилотов, которым установили такие же ракеты, потратили весь оставшийся день. После беспокойной ночи их подняли в небо, и погнали на Пиру, где на отмели с незапамятных времен торчала ржавая баржа. Действуя по указаниям сопровождавших их инженеров, Гидеон навел ракету на баржу и выстрелил. Из-под крыла "марлина" высунулось хищное рыло ракеты с топорщащимися плавниками стабилизаторов. Какое-то время она шла рядом с электропланом, а затем, оставляя за собой бледную полосу, устремилась вниз. Попадания Гидеон не видел, но когда он развернулся, то на месте баржи растеклось грязное масляное пятно, а вокруг него с всплесками падали обломки. От самой баржи не осталось ни одного крупного фрагмента...
   Из задумчивости Гидеона вывел голос Бебье.
   - Теперь все по машинам. Вылет прямо сейчас. Операцией в целом командует генерал Гудвин, а я отвечаю за воздушную поддержку. Вылетаю с вами на вертолете. Пограничники докладывают, что со стороны Бугенвиля уже началось движение. Если не поторопимся, тамошний воздушный флот будет над Овау раньше нас. А они прикрывают подходящие суда, среди которых, если кто забыл, есть два сторожевика с торпедами и ракетами "земля-воздух". Если мы их не успеем разнести, можем лишиться всякого преимущества. Все, ребята, давайте на выход. Да хранит вас Господь.
   За стенами штаба ветер нещадно трепал анемометры и царила аномальная жара. На выцветшем до белизны небе не наблюдалось ни облака. От ангаров доносилась приглушенная мелодия регги полувековой давности - играли III Kings.
   Выйдя к причалам, Гидеон вместе с остальными отвязал тросы, удерживающие электропланы у швартовочных тумб. Перепрыгнув на крыло, он забрался в кабину, опустил фонарь и пристегнулся ремнями. Ботинки снимать не стал, хотя шнурки распустил. Надел шлем и перчатку, управляющие ракетами. В стекле шлема правую руку обернуло несуществующее красное кольцо. Гидеон запустил моторы и развернул электроплан. Горизонт перед ним слегка покачивался, волнение сегодня было чуть выше обычного, и на фонаре тут же образовалась россыпь сверкающих капель.
   Гидеон вырулил в открытое море и электроплан помчался по волнам, набирая скорость. Вслед за ним потянулись ведомые Гидеона и вся остальная эскадрилья. Справа и слева от причалов отчаливали моторки с десантом - вооруженными М-16 солдатами, доставленными за последние два дня со всех островов. Через пролив между Таро и Сипоцаром промчалась, вздымая радужные крылья брызг, машина на воздушной подушке, на которой находился генерал Гудвин со штабными офицерами.
   Набрав скорость, электроплан оторвался от воды и Гидеон положил его на привычный курс. Правда полет в этот раз показался ему куда длиннее обычного, хотя по приказу Бебье они выжимали из моторов максимум.
   И все же они не стали первыми. Когда над голыми холмами Овау стало возможно разглядеть рогатый шар спутника, над ними уже кружили птичьи силуэты электропланов ПНГ. Со стороны Соломоновых островов в воде плавали два пограничных катера.
   - Нака, Кени, ваша задача найти ракетные катера, - раздался в наушниках голос Бебье. - Держитесь на высоте, но огонь не открывать. Приказ от Гудвина еще не поступил. Аба, Сури, вы держите под контролем самолеты и спутник, а также прикрываете наш десант...
   - Гидеон, ты меня слышишь?
   Бубнеж генерала прервал слишком хорошо знакомый Гидеону голос.
   - Я знаю, что слышишь, Гидеон. На этих лоханках одни и те же передатчики, так что ваши частоты все давно знают. Гидеон, я хочу поговорить с тобой. И с твоими пилотами. Выслушайте меня, пожалуйста!
   Гидеон молчал, но руки его охватила предательская дрожь. Он покрепче вцепился в штурвал, чтобы не завалить электроплан в штопор.
   - Помнишь ты говорил мне, что если женишься - мир не спасешь и не перевернешь, - продолжил де Нейра. - А вот я думаю - а что было бы, если бы я не женился? Если бы мы ребенка не ждали - сидел бы я здесь? Говорил с тобой? Мне бы дали завтра приказ, и я полетел бы на ваших, и в тебя стрелял не задумываясь. А я не собираюсь. Разве у меня есть для этого хоть одна причина?..
   - Гидеон, немедленно переключись на резервную частоту! - ворвался в эфир голос Бебье. - Я тебе приказываю! Не сделаешь - я тебя под трибунал отправлю!
   Рука Гидеона, протянутая к радиопередатчику застыла на полпути. Он знал, что нужно немедленно выполнить приказ, и все же колебался.
   - Ведь дело исключительно в этом проклятом спутнике, - звучал у него в шлеме голос де Нейры. - Свались он в океан, так его бы никто никогда не нашел. И ничего этого бы не было... Мы с тобой, правда, тоже никогда бы не встретились. Это, наверное, единственное, что может примирить меня с существованием этой гадины. И то, что она заставила меня измениться. И ты, и она. Зато теперь я хорошо понимаю, что на самом деле во всем мире будущему моего ребенка угрожает только этот спутник. И знаешь что? Я не буду ждать, пока это как-нибудь пройдет. Я собираюсь разобраться с ним сейчас. Надеюсь, Гидеон, ты ко мне присоединишься, ведь у тебя тоже есть дети...
   - Гидеон, какого черта ты еще не на резервной?! - заорал Бебье. - Не слушай этого кретина! Захотел на золотых рудниках остаток жизни провести?
   От кружащих над островом электропланов ПНГ отделился один силуэт, стремительно пошедший на снижение.
   Господи, подумал Гидеон, куда ж он прет со своими пулеметами! Он даже обшивку ему не поцарапает!
   Однако, как выяснилось, не только в Хониаре сохранились остатки военных технологий, современников китайского спутника. Из-под крыла электроплана де Нейры брызнул фонтан огня, и в сторону острова рванула ракета. Увы, это оказался старый "хеллфайр", и взрыв лишь взметнул в воздух облако скальных обломков, почти не повредив спутник с еще живой проактивной защитой, сбившей лазерное наведение ракеты.
   - Сури, Аба - уничтожьте его немедленно! - завизжал Бебье. - Это приказ! Стреляйте!
   Но воздух в кабине словно превратился в густое желе. Звуки доходили до сознания Гидеона как через слой ваты, руки налились такой тяжестью, словно к ним подвесили здоровенные булыжники. А взгляд приковала засунутая за приборную панель фотокарточка с Марией и детьми в ботаническом саду на Гуадалканале, сделанная полгода назад.
   Мир вернулся в обычное состояние внезапно, и было это словно удар в челюсть. Из-за хвоста "марлина" Гидеона вылетела оперенная самонаводящаяся ракета. Он даже не успел заметить, кто ее выпустил. Но еще раньше небо вспороли огненные следы очереди из крупнокалиберного пулемета, выпущенной с одного из электропланов ПНГ. Фонарь машины де Нейры разлетелся яркими брызгами, вслед за этим полетели осколки фотоэлементов. А затем в электроплан врезалась ракета, и он исчез во вспышке, почти слившейся по цвету с белыми от жары небесами.
   В наушниках шлема Гидеона что-то орал Бебье, ему отвечали другие пилоты эскадрильи. Между самолетами, похоже, завязался бой, но в Гидеона пока еще никто не стрелял.
   Не отпуская штурвала, Гидеон стащил с ног ботинки и запнул их поглубже под кресло. Босыми подошвами он ощутил отполированный пластик, вибрирующий в такт винтам. Потом положил ладонь на приборную панель, под которую еще много лет назад спрятал небольшой камешек, специально выдержанный им у прадедова камня под домом, чтобы тот зарядился от него мана.
   - Думаю, исповедоваться самому себе будет глупо, - пробормотал Гидеон под нос, но на всякий случай поцеловал нагрудный крест, подаренный родителями жены перед свадьбой.
   Он резко накренил электроплан на правый борт, почти отвесно сваливаясь вниз. Через несколько секунд, когда двигатели едва не захлебнулись, Гидеон выровнял полет. Остров и спутник теперь были у него как на ладони. Он вытянул руку перед собой и сделал жест, словно схватил пришельца из космоса за уродливую рогатую бошку.
   Скорее всего для того, чтобы разнести его вдребезги, хватило бы и одной ракеты. Но Гидеон решил дождаться, когда наведутся все восемь, установленных на его электроплане...

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Kator "Проект Титанус" (ЛитРПГ) | | A.Summers "Воздушные грани: в поисках книги жизни" (Антиутопия) | | П.Ингвин "Ольф. Книга первая" (Научная фантастика) | | И.Лор "Нежданчик" (Постапокалипсис) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | А.Дмитриев "Мир Побед" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"