Monosugoi: другие произведения.

Новенький

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Я сижу и смакую впечатления от этого рассказа. Чистая мизантропия. Чистейшая. Как слеза. Теперь у них в школе никто не курит... но... но... ....все еще пьют!" (с) Олег Mistform Титов. Рассказ написан году этак в 97-98, в бытность автора студиозусом. Шутки ради был выставлен на весенний конкурс РБЖ-Азимут 2010 года с темой "НЕ человек". Шутка удалась - рассказ занял 9-е место.


   Серв-машина жилблока будит меня в семь утра. Она поднимает жалюзи на окнах и в глаза бьет свет Проциона, как всегда кровавого оттенка в это время года. Самое обидное, что с того дня, как я выполз из-под стола и начал получать образование, порядок ни разу не менялся.
   Впрочем, все могло быть и хуже - мои предки, например, встают на час раньше меня и сразу же уматывают на экостанции.
   С улицы доносится грохот. Система Проциона колонизирована совсем недавно - первые разведгруппы корпораций прибыли сюда лет пятьдесят назад. Поэтому сформированная экостанциями окружающая среда еще неустойчива, что создает массу проблем для рядовых колонистов. Местный воздух, например, вполне пригоден для дыхания, но только после специальной очистки. Микробиологическая среда планеты безопасна для человека, но в атмосфере содержится слишком много неорганических ядовитых элементов. Ученые грозятся справиться с ними в ближайший десяток лет, поэтому колониальные постройки не стали накрывать куполами, как на Луне. Просто пока приходится ходить в масках и ставить на вентиляцию огромные грязевые фильтры.
   Другая проблема Локуса - пылевые дожди. В результате работы экостанций смещается естественный баланс и в ранее сухую атмосферу планеты вносится огромное количество добываемой из ледяных астероидов воды. В этом процессе с завидной регулярностью происходят сбои и образуется уникальное явление - дождевые облака, наполовину состоящие из пыли. Вода и неорганика смешиваются, и в виде шариков из вязкого бурого вещества, моментально забивающего фильтры, выпадает на поверхность.
   Грохот, который я сейчас слышу - звук ударов таких "капель" о крыши и стены жилых блоков. Вкупе с назойливым сервом он не дает мне снова уснуть, и я все же выползаю из постели.
   Драгоценные мои ма и па из-за пылевого дождя свалили на работу еще ночью. А так как они не стояли у меня над душой, в школу я, естественно, опоздал.
   Сначала оказалось, что мой учебный планшет разряжен. Потом никак не мог найти дождевик. Пропустив рейсовый роутер, я минут пятнадцать ждал попутку. На своих двоих пересекать образующееся во время дождя болото опасно.
   Так что в школе я оказался лишь к середине первого часа занятий. Благоразумие подсказывало мне, что ломиться в класс посреди урока глупо. Поэтому, повесив отмытые в шлюзе дождевик и фильтр-маску в шкафчик, я тихонько поднялся на технический этаж. Это только самые наивные учителя думают, что он надежно заперт от нас. Винс-вонючка, надо отдать ему должное, вскрыл замок за три минуты и с тех пор все мы бегаем туда курить.
   Курение... Вообще очень интересная штука. Его завезли с Земли вместе с первыми колонистами, я полагаю. Правительство прилагает массу усилий к борьбе с этим развлечением. Понятное дело - впустую. Состоит процесс из весьма простых вещей - сворачиваешь из тонкой бумаги трубочку, набиваешь ее наворованным из генетической лаборатории табаком, измельченные листья которого предварительно сушатся в микроволновке, поджигаешь с одного конца и тянешь получившийся дым с другого. Особый шик составляет курить настоящие сигареты (так это называется), которые производятся только на Земле. Но их почти невозможно достать, поэтому мы довольствуемся самодельным куревом.
   Вот вроде бы чего в этом такого страшного? Ну, может в первый раз с непривычки человека помутить, но потом-то привыкаешь и такой кайф ловишь! Когда я первый раз попробовал брюссельскую капусту, выращенную на местной гидропонике, мне куда как хуже было. И, главное, кайфа потом никакого. До сих пор тошнит от одного ее вида... А курение, например, успокоиться помогает. Странно вообще, почему в колониях оно находится под запретом. Тот, кто его запретил, он хоть раз сам закурить пробовал?
   Официальная позиция правительства - курение опасно для здоровья. Ой, умоляю вас. Чем могут навредить несколько колечек дыма? В Локусе половина школы курит и никому пока не поплохело.
   Правда, помню, на биологии Бжезинский пытался нам лапши на уши навешать. Дескать, курение вызывает рак, (вот умора-то, когда в последний раз о нем слышали?), генетические изменения и прочую чушь. Вспомнил он и дочумной период. Тогда, по его словам, от последствий курения умерло более ста пятидесяти миллионов человек. Ну мы так поржали между собой - актуальная цифра по сравнению с пандемией 2045-го, выкосившей два с половиной миллиарда. Да и не поверю я в эти сто пятьдесят миллионов. Это просто мания, возникшая на Земле после Чумы - всего бояться. Нам, в колониях, это не грозит.
   Все гораздо проще, если послушать Винса. Зря, что ли, у него папик - второй секретарь правительства? Так вот, Винс говорит, что правительство просто жмется на траты по усиление мощности очистных сооружений внутри жилблоков, которые потребуются, если всем разрешить курить. И что, как только будет стабилизирована атмосфера, всем на это станет плевать.
   А пока мы продолжаем ловить кайф от дымка тайком. Может преподы и догадываются, что мы курим здесь, но ничего не делают. И правильно. Ну сгонят нас отсюда - мы другое место найдем. А применить к нам какие-нибудь санкции они не могут. По колониальным законам мы еще не достигли возраста хоть какой-нибудь ответственности.
   На техэтаже уже сидело несколько человек, в том числе и Линдси Мюррей. Кое-кто мог бы назвать ее моей девчонкой, но сам я так не считаю. Да и она тоже.
   Обменявшись парой дежурных приветствий с окружающими, я подсел к Линдси и закурил.
   - Хай, Линдси.
   Линдси неопределенно кивнула мне в ответ, затянувшись своей сигой. Выпустив красивое колечко дыма, она протянула мне флягу с буриком. Штука весьма популярная в школе и, соответственно, с подачи папиков, находящаяся под запретом за повышенное содержание алкалоидов. Как и сиги делаем мы его тоже сами. На мозги не давит, хорошо помогает расслабиться, но если перебрать - уносит капитально.
   - Слышал новость, Алекс? - немного охрипшим от курения голосом произнесла Линдси, пока я прикладывался к фляге. - В нашем классе новенький.
   Хоба! Я напряг мозги и попытался вспомнить, какие дыроколы заходили на орбитальную станцию в последнее время. Кажется, это были русский "Гагарин" и "Мэйфлауэр" западных федератов. "Гагарин" приписан к флоту М-13 и является патрульным крейсером. Он пассажиров не возит. "Мэйфлауэр" приписан к Земле, но курсирует на линиях Альфы. А это две первые человеческие внесолнечные колонии, там сейчас как раз время максимального расцвета и оттуда никто не мигрирует на Новый Фронтир.
   - Сойкин говорит, что он не землянин, - сообщила Линдси.
   Вот тут бы я и сел, если бы уже не сидел. В известной нам части галактики существуют более двух десятков цивилизаций, всех их я даже не упомню. Как правило, они поддерживают с Землей экономические и дипломатические контакты, но на самом деле земляне со своей экспансией их интересуют мало. Правда, иногда чужаки оказывали кое-какую помощь. А иногда дают щелчка по носу...
   - Откуда он? - поинтересовался я, переварив новость.
   - С какой-то Манкорры, - пожала плечами Линдси.
   - Чо за цива такая?
   - Без понятия, - Линдси выхватила у меня из рук флягу. - Эй, хорош, не выдувай весь бурик!
   Я и не заметил, как опорожнил половину. Надо будет сегодня синтезировать малек в школьной лаборатории.
   - Что-нибудь еще про этого новенького знаешь?
   - Не-а. Будет учиться в нашем классе. Родаки - какие-то технические спецы. - Линдси немного призадумалась и добавила: - Говорят, у них внешность ваще прикольная.
   На этом информация о новичке исчерпывалась. Я понадеялся, что выражение "внешность ваще прикольная" не означает, что новенький - огромный жук или сгусток разумной плазмы.
   Как только сработал зуммер, возвещающий конец занятия, я пулей вылетел в коридор. Около дверей в наш класс уже собралась изрядная толпа, сквозь которую я едва пробился. Впереди замаячили знакомые лица - Винс Глэдстон, Генка Сойкин (колония Проциона-II реализовалась как интернациональный проект), Милли Форсайт, Джек Киллиген и другие. Генка и Джек стояли спиной к открытым дверям и не пропускали никого внутрь.
   Кое-как протолкавшись последний метр я оказался почти перед входом. Меня заметила Милли и закричала:
   - Генка, Джек! Пропустите Стаффорда!
   Милли относилась ко мне неравнодушно, но, хотя она и была одной из самых классных девчонок в школе, мне всегда казалось, что она в чем-то неуловимо проигрывает Линдси. Внешне похожие - высокие, стройные, с ничешной фигурой. Но Милли была брюнеткой, а Линдси - блондинкой. А джентльмены, как говорит мой отец, предпочитают блондинок. Дальше чисто приятельских отношений с Милли я никогда не заходил. К сожалению, она этого понять не могла.
   Генка Сойкин был старостой класса. Его отец работал на экваториальной экостанции, а мать погибла пять лет назад при взрыве реактора. Тогда Локус не был и вполовину такого размера, как сейчас. Взрыв явился первым предвестником постройки Восточного. Поясняю: вначале на Проционе-II существовал только Локус, находящийся под орбитальной станцией. Когда его окраина едва не взлетела на воздух вместе с реактором, правительство задумалось о том, чтобы перенести опасное производство подальше от города. И тогда на берегу океана начали строить Восточный. Может и далековато, зато безопасно.
   Правда, сдается мне, Генке и его отцу от этого не стало намного легче.
   Генка вообще немного странноватый парень, но уж точно не такая дрянь, как Винс. Меня всегда интересовало - почему чем выше позицию в обществе занимают люди, тем паршивее у них вырастают дети? Я и сам не ангел, но такого поганца как Винс еще поискать надо. Хотя конкретно в этот момент меня занимало только одно - где наш новенький?
   Я протолкался между парнями, обменявшись с ними приветствиями. Народ расступился, пропуская меня вперед. И тогда я первый раз увидел Текку.
   Вообще-то первое, что я увидел, так это пару серых шорт, висящих в воздухе. Я как-то сразу сообразил, что просто так шорты в воздухе висеть не могут, поэтому понял, что вижу перед собой двух призраков. По крайней мере, мне тогда так показалось. Две почти бесплотные, на первый взгляд, фигуры, сквозь которые просматривалась стена класса. Присмотревшись повнимательней, я понял, что эти двое далеко не бесплотны. Внешне они сильно походили на нас, людей, только одно существенное отличие - их ткани тела были прозрачными. Не совсем, конечно, но можно было спокойно разглядывать через них карту окрестностей Локуса, висевшую на стене за ними. Такими же прозрачными были и кости, и сосуды, и прочее, только на лице пришельцев выделялись перламутровые глазные яблоки с черными зрачками.
   Манкоррцы разговаривали с нашим воспитателем Бжезинским. Того, что повыше звали Оргл, а того, что пониже - Текка. Он и был тем новеньким.
  
   На занятиях новенький сидел за последней партой. Бжезинский представил его, но то, что у манкоррцев можно было назвать фамилией, вообще непроизносимо для человека. Так что для нас пацан стал просто Теккой. До прибытия землян, на Манкорре у Текки погибли мать и два брата. Его отец работал на экостанциях по договору. До этого они жили в системе Альфы. Там Текка учился школе земной колонии и спокойно мог продолжать учебу у нас. И хотя я первый раз в жизни видел манкоррца, мне показалось, что когда Оргл уходил из класса, в глазах его было что-то странное.
   Понятное дело, что на занятии Бжезинского никто не слушал. Думаю, весь учебный центр в это время не мог думать ни о чем ином, кроме новичка. Я вспомнил толпу у класса на перемене. Пожалуй, первые пару недель повышенное внимание пареньку обеспечено. Ничего, потом все привыкнут, даже замечать перестанут.
   Сам я твердо решил поближе познакомиться с Теккой. Мои мозги не были замусорены космической романтикой, но, отбатрачив свои три года по договору с профсоюзом колонии, я собирался уйти в Академию Торгового Флота. Любой опыт общения с представителями иных цивилизаций мог пригодиться. Ну и, конечно, меня, кроме всего прочего, как и всех разбирало элементарное любопытство.
   Половину занятия я вертелся за столом, рискуя свернуть себе шею в попытках разглядеть манкоррца. Не каждый день, пожалуй, встретишь существо, прозрачное аки стеклышко, да еще и такое же разумное как ты. Хотя он смотрелся даже очень красиво, особенно когда на него падали лучи света и преломлялись стеклянным телом. Разглядеть легкие было довольно сложно, зато хорошо было заметно, как бьется сердце и по сосудам движется кровь, чуть более темная, чем остальные ткани. На Текке не было никакой одежды, кроме серых шортов огромным количеством карманов и сандалий на ногах
   Стоило прозвучать зуммеру, как коридор мигом наполнился шумом, в класс стали стекаться любопытные. Но к Текке уже было не пробиться - наши окружили его плотной толпой. Кто-то уже успел познакомиться, кто-то просто глазел. Протиснувшись вперед, я увидел, что парень разговаривает с Генкой.
   - Геныч, хватит чуваку по мозгам ездить, - я хлопнул Генку по плечу. - Он, может быть, русского первый раз в жизни видит!
   - Да пошел ты, - беззлобно отозвался тот. - Знакомься, Текка, этого клоуна зовут Алекс Стаффорд. После школы он собирается работать в цирке.
   - Правда? - новенький уставился на меня своими переливающимися перламутром глазами.
   Вообще, зрелище слегка стремное - висящие в воздухе глазные яблоки вдруг поворачиваются, и впериваются в тебя.
   - Так, ладно братцы-кролики, - Генка поднял со стола папку. - Я пойду с Бжезинским к директору. Текку оставляю на ваше попечение. Покажите ему все.
   Стоило старосте и воспитателю удалится, как в класс ввалилась целая толпа. Такое впечатление, что человек за сотню с лишним лет в космосе не научился уважительному отношению к другим существам, не похожим на него.
   - Так, народ, все! - я начал отодвигать любопытных, подходивших все ближе. - Расходитесь, расходитесь, здесь не зоопарк!
   Джек и Тор быстро ухватили мою мысль и через две минуты, нашими совместными усилиями, класс был очищен.
   За все это время Текка не проронил ни слова.
   - Ты в порядке? - спросила его Линдси.
   - Ничего. - Текка кивнул. - Так всегда бывает на новом месте. Скоро привыкнут.
   - Если у тебя все ништяк, то мы можем прошвырнуться по школе, - предложил я.
   Текка не возражал. Но сперва я представил ему всех-всех-всех. Себя, Джека Киллигена, Линдси Мюррей, Милли Форсайт, Софи Уэнрайт, Тора Лагерфельда, Арти Кобольта, Маринку Серову, Чу и Джен Ченов, Артура Смита, Мэддин Гха и даже Вонючку Винса. Всего четырнадцать человек, не считая задаваки Сойкина. В колониях Нового Фронтира всегда мало детей. Но у нас в младших группах уже почти в два раза больше народа, чем в старших - и это хороший признак.
   После этого мы вышли в коридор. Половина класса тут же растеклась по своим делам - кто курить, кто в столовую, кто в заведение-в-конце-коридора, а кто и просто потрепаться. С Теккой остались только я, Линдси, Софи и Винс. Вот от общества последнего я бы точно с удовольствием избавился. Возможно, моя неприязнь к нему носит патологический характер, но и вообще в школе эта личность особой популярностью не пользуется.
   По расписанию у нас намечалось "окно", а потому, пересидев перемену в холле, где обычно проводились балы, встречи с ветеранами и прочие тусы, мы смогли спокойно пройтись по всем закоулкам без почетного эскорта.
   По дороге мы разговорились. Глупых пауз в разговоре не возникало, и все же не исчезало чувство, что какой-то барьер есть. А так Текка оказался своим пацаном. Книг он, наверное, прочитал целые горы, при этом помнил их почти наизусть. Хохмы вперемешку с умными мыслями сыпались из него как из рога изобилия. Про его внешний вид мы давно забыли, хотя порой было странно обратиться к собеседнику и увидеть перед собой стенку, просвечивающуюся через прозрачное тело манкоррца.
   Завершив круг, мы подвалили к столовской стойке и начали загребать скромный перекусон. Лишь усевшись за стол, мы сообразили, что наш новенький ничего себе не взял.
   - А ты чего ничего не ешь? - спросила Софии, кроша булку.
   - Греби сколько хочешь, не бойся - за все платит правительство, - махнул в воздухе ложкой я. - Хоть какая-то от него польза.
   - Спасибо, я не хочу, - Текка сделал вялую попытку отмазаться.
   - Да ладно тебе, налетай!
   - Нет, спасибо. У нас не принято есть в обществе.
   - Что-о?! - хором удивились мы.
   - Это... типа табу? - спросила Линдси. - Или биохимическая несовместимость?
   - Алекс, можно я возьму твой сок? - Текка протянул руку к моему подносу
   - Валяй, - пожал плечами я.
   Он взял со стола стакан суррогатным фруктовым пойлом жидкого красненького цвета, поднес его ко рту и... Боже, ну какой же я идиот, что раньше не догадался!
   Глоток суррогата растекся по глотке, опустился в желудок и повис в воздухе красноватой лужицей, мгновенно обрисовав структуру внутренностей. И мы все это видели через прозрачное тело Текки. Вот тебе и биохимическая несовместимость, и табу, и все прочее! Кому будет приятно наблюдать, как переваривается синтетическая курица в желудке у соседа? Хорошо же мы выглядели в глазах нашего новенького!
   За столом на мгновение воцарилась тишина. Девчонки прятали глаза, меня, честно говоря, от этого зрелища начало подташнивать. Тишину нарушил идиотский хохот Винса. Ну что еще можно было ожидать от этого дебила?
   - Или ты сейчас замолкнешь, или... - тихо сказал ему я, поднося кулак к уху.
   Он предпочел первое.
   - Не беспокойтесь, пища скоро обесцветиться, - Текка вернул стакан. - В нашем желудке за это отвечает специальный фермент. Отец говорит, что он выработался в ходе эволюции, чтобы наши дикие предки были менее заметны для хищников.
   Но аппетит у меня уже пропал.
  
   - Ма, па! - завопил я, влетая домой. - У нас в классе новенький!
   - И кто же это? - спросил отец, выходя из комнаты с электростиплером в руке.
   Он вешал новые полки, которые обещал сделать еще неделю назад.
   - Е.Т.! - выложил я свой козырь.
   - Надо же. Откуда?
   По виду отца никогда нельзя было сказать, насколько он удивлен.
   - С Манкорры. Его отец работает на экостанциях по контракту.
   - Надо же, первый раз слышу, - отец наморщил лоб. - Надо будет посмотреть в сети управления. А в какой сектор его направили?
   - Не знаю... Па, если найдешь что-нибудь о них, принесешь домой, а?
   - Если найду - обязательно, - он положил инструмент на полку. - Иди умывайся, кажется мама сейчас будет нас кормить.
   И я отправился в ванную, где из крана текла жесткая как камень, десять раз очищенная, но продолжающая сохранять вкус пыли, вода Проциона-II.
  
   Как я и предвидел, через некоторое время к виду Текки все привыкли и его выход из класса уже не вызывал ажиотажа. В учебе он показал себя реальным ботаном, переплюнув по успеваемости даже Сойкина. Еще Текка оказался отличным игроком в баскет. Правда, если в разгар матча манкоррцу становилось жарко, и он снимал командную майку, играть становилось проблематично. А по прошествии двух недель малолетние дурочки из младших классов уже писали ему любовные записки.
   И все же Текка оставался темной лошадкой. Он почти не рассказывал о своей планете, семье, жизни до Локуса. Каждый день после занятий за ним заезжал отец на личном хоппере и Текка исчезал до следующего утра. Никто не знал, где он живет и где работает его отец.
   Однажды Текка задал вопрос, оказавшийся слегка неожиданным.
   - Послушай, Алекс, - начал он. - Я заметил, что вы все постоянно гоняете на техэтаж. Вам же вроде туда нельзя?
   - Ну мы там того, курим помаленьку... - тут я вспомнил, что ни разу не брал Текку наверх и меня осенило: - Чувак, так ты ж не куришь!!!
   - Чего?
   - У-у, старик! Мощная штука. Пойдем, научу.
   Я схватил его за руку и поволок за собой по лестнице. Надо же, столько времени среди нас и ни разу сигу не пробовал!
   В техничке сидели Линдси, Генка и Джек. Вокруг них вились струйки синеватого дыма.
   - Народ, срочно поделитесь сигой! - завопил я, едва показавшись в дверях. - Человек ни разу не пробовал курева!
   Я вытолкнул перед собой Текку. Линдси вынула из сумки пачку родных сигарет с Земли и протянула нам.
   - Вау, где надыбала? - я уставился на пачку.
   - У папика увела.
   И Линдси затянулась.
   - А... это не опасно? - Текка косился на дым с подозрением.
   - Да ну, забей! - отмахнулся я. - От этого даже голова не болит, как от бурика.
   Я зажег сигу и втянул в легкие терпкий дым.
   - Смотри! - я выпустил колечко. - Давай, закуривай!
   Текка вынул сигарету из пачки Линдси и неумело затянулся. Секунду спустя он поперхнулся, закашлялся и уронил сигарету.
   - Все путем, первый раз всегда так, - я похлопал Текку по спине.
   Тот подобрал сигу и затянулся еще раз. Дым проник внутрь прозрачных легких и обрисовал их контуры. Полностью, до мельчайших альвеол. Когда Текка прошел сквозь луч света из крошечного окна, сложилось впечатление, что внутри грудной клетки манкоррца распустила крылья призрачная птица.
  
   Сегодня отец принес домой записи о Манкорре с правительственного сетевого сервера. Сразу после ужина я уволок кристалл к себе в комнату.
   На стекляшку оказалась залита копия отчета дальней разведки с многочисленными лакунами. Кто-то старательно его подправил.
   Астрофизические, геологические и экологические характеристики мне почти ни о чем не говорили. Разве что я выяснил, что Манкорра находится на самом отшибе Млечного Пути. Звезда, вокруг которого она вращается, не имеет названия в нашем астрономическом справочнике, только длинный номер. Звезда, однако, исключительно яркая и планету пронизывает жесткое излучение, чем объясняется необычная эволюция жизненных форм на ней - в приложение вошли частичные записи ксенобиологов. Я быстро прокрутил его - необычные растения, состоящие из сплошных игл и шипов, животные, плоские как блин и прозрачные как стекло... Организм самих аборигенов Манкорры был вполне обычен для гуманоидных рас, за исключением прозрачности тканей.
   Следующая часть отчета сразила меня наповал. Манкорра еще не достигла эры космических перелетов! Следовательно там понятия не имеют о терраформинге и управлении экологическим балансом. Так чем же в таком случае занимался отец Текки в Локусе?!
   Пока я сидел, уставившись в экран, передо мной ползли строчки текста и ролики, рассказывающие о технологии и культуре Манкорры. Я пропустил их почти целиком, уловил только невесть зачем выделенный некий обычай родовой чести "вайсу". На всякий случай я остановил бег строчек и собрался было изучить это дело поподробней, но тут начало текста, появившегося внизу экрана привлекло мое внимание. Я быстренько вывел его в новое окно и прифигел во второй раз.
   Манкорра была планетой-смертником. В момент ее обнаружения автоматами разведки она находилась на пути прохождения гигантского метеорита, который вот-вот должен был врезаться в планету и сместить ее с орбиты. Ни о каком выживании ее населения после этого говорить не приходилось. Манкоррцы оказались достаточно развиты, чтобы осознать, чем им грозит встреча с небесным странником и высчитать его траекторию, но предотвратить катастрофу не могли. Но когда корабль дальней разведки вышел на орбиту планеты, то обнаружил население не на грани паники, а вовсю трудящимся над созданием подземных убежищ - единственной хлипкой надеждой на спасение.
   Естественно Земля не стала спокойно смотреть на гибель целой планеты, траектория полета метеорита была изменена, и он ушел в сторону. Тогда правительство Манкорры (планета представляла из себя единое унитарное государство), во время переговоров...
   - Алекс, ты у себя? - раздался голос отца.
   - Угу, - откликнулся я, нехотя отрываясь от экрана.
   Картина, возникшая передо мной, завораживала. Подумать только - целая планета на грани гибели. Я думал, что такое бывает только в дочумных фильмах.
   В комнату вошел отец, слегка бледный и встревоженный.
   - Ты еще не начал читать кристалл?
   - Начал, - ответил я, не понимая, что происходит с отцом. - Как раз добрался до самого интересного, когда на планету летит метеорит...
   - Алекс, пожалуйста, верни его.
   - Сейчас, копию сделаю...
   - Верни кристалл! - рявкнул вдруг отец.
   Я опешил. До этого момента на меня никогда не повышали голос.
   Я вынул кристалл и отдал его отцу. Он скрылся за дверью и оттуда донеслись приглушенные голоса. Не люблю подслушивать, но сегодня происходило что-то странное. Я тихонько подкрался к двери.
   - Я не смотрел это и принес сыну!
   Это был голос отца.
   - Черт вас побери, Стаффорд, вы чуть не угробили годы подготовки!
   Где я его мог слышать этот голос?
   - Но я не знал про программу...
   - Могли бы спросить у Байера, почему сведения изъяты из планетарной сети! Их еще только правят. Контракт...
   Дальнейшие слова заглушил залп атмосферной пушки в лабораториях. Очередной стратосферный зонд отправился в полет.
   Отец и его гость продолжали еще о чем-то разговаривать, но к тому моменту, когда стрельба умолкла, они отошли слишком далеко. Зато я вспомнил, кому принадлежал второй голос - Мэйну Глэдстоуну, второму секретарю правительства и отцу Винса-вонючки
  
   Об отчете разведки и подслушанном разговоре я рассказывать никому не стал. Но один вопрос выяснить попытался.
   - Текка, отвлекись на минуту от созерцания этого жалкой ошибки природы, называемой на Проционе пейзажем, - обратился я к своему прозрачному другу, застывшему около небольшого окошка на техэтаже.
   - Да, брат, - повернувшись ко мне, он выпустил струйку дыма. - Какие проблемы?
   - Можно тебе задать один нескромный вопрос?
   - Валяй, - Текка снова затянулся.
   Ума не приложу, где он достает родные сигареты.
   - Объясни-ка мне, что такое "вайсу".
   На мгновение мне показалось, что плечи Текки напряглись
   - Ты в порядке? - осторожно поинтересовался я.
   - Все путем. Ты откуда узнал про это?
   - Тебе нельзя об этом говорить?
   - Да нет. Просто я странно, что ты знаешь... "Вайсу" - это такой обычай... Как бы тебе это объяснить? Ну это вроде как один из столпов, на которых держится общество. Он включает в себя все, что у вас понимается под долгом, честью... Ну или даже вендеттой...
   Я скорчил удивленную мину. Текка вздохнул и продолжил.
   - Попробую объяснить на пальцах. Самый простой пример - ты со мной решил поспорить, что я не сделаю пять кругов вокруг школы без маски. Если я откажусь...
   - То прослывешь умным человеком.
   - С точки зрения людей - может быть. Но как манкоррцу, лучше мне умереть, бегая на улице, чем отказаться. Хотя вот тебе пример получше - если кто-то спасет мне жизнь, то я буду обязан ему навсегда, и мои родственники будут, и мои дети тоже. Окончательный расчет может наступить только тогда, когда я сам окажу услугу, которую можно признать равноценной. Да и то не всегда. Невыполнение обещания грозит покрыть позором всю мою семью и, выражаясь по-вашему, не видать тогда ей и мне спокойной жизни на том свете.
   - Вы что, серьезно верите в этот бред? Детский сад какой-то!
   Текка усмехнулся и закурил новую сигу.
   - Может быть. На этом стоит вся наша история. Без "вайсу" мы мертвы. Этот обычай укоренен в нашем сознании также прочно, как потребность дышать или есть...
   Вот же ж ты глянь как! Умеет же человек выражаться!
   - И что, если мы с тобой поспорим... Действительно поспорим на круги вокруг школы- ты побежишь?
   - Угу. И, возможно, тут же коней двину. Но уж лучше это, чем отказаться.
   Я предпочел свернуть разговор на эту шизовую тему. Но через неделю убедился, что шиза эта косит маленький, но очень гордый народ манкоррцев реально.
   Не знаю я, где пересеклись Текка и Винс, так как успел только на финал истории. Позже выяснилось, что Винс развел Текку на спор - подраться с Быком. Эту говорящую кличку получил один чел из последнего класса, Мак Уайт, ошибка природы, обделенная мозгами за счет мышечной массы. Драки в школе не редкость, но после потасовки с Быком, его оппонента, как правило, уносили в лазарет. Пока все это сходило ему с рук - среди нас стукачей нет, но я уверен, что после школы он не долго пробудет на свободе.
   Когда я прорвался через плотное кольцо зевак на техэтаже, то махач между Теккой и Быком был в самом разгаре. Бык обычно сильно тормозил, но уж если его разозлить... Бульдозер, он и есть бульдозер, пока не налетит на стену - не остановится. Однако сейчас на роже Быка читалось явное недоумение. Его причину я понял секундой позже.
   Бык со всего размаху двинул Текке в живот. От такого удара на стенах оставались вмятины, но Текка, отлетев в угол, пролежал там недолго. Он встал и снова двинулся на Быка. Тот остолбенел и пропустил удар в челюсть. Впрочем, спинной мозг у Быка работал отдельно от головного, и ответный удар (чистый рефлекс!) вновь поверг Текку на пол. И тот снова поднялся. Похоже, на этот раз дело могло закончиться так, что смолчать нам не дадут, и я бросился разнимать парней. Но тут до меня дошло, что движет манкоррцем. Мое вмешательство могло только все усугубить.
   Кризис разрешился сам собой. После того, как Текка в очередной раз пропахал носом пол и вновь поднялся, двинувшись на Быка, у того сдали нервишки. Его крошечный мозг сообразил, что на этот раз мордобой с рук ему может не сойти. Как у Мака рожу перекосило - это надо было видеть. Он сплюнул, обложил манкоррца в три этажа и бегом рванул вон.
   Текка рухнул на колени. Я подбежал к нему и помог добраться до ящиков, на которых мы сидели. Народ с чердака начал рассасываться, осталось лишь пара человек да довольно ухмыляющийся Винс. Я подошел к нему и ухватил поганца за грудки. Ухмылка на его харе разом завяла.
   - Слушай, ты, - я тряханул его как следует. - Еще раз увижу тебя рядом с парнем... Ходить будешь на костылях, понял?
   Я отшвырнул Винса. Тот встал, отряхнулся и, как ни в чем не бывало, потопал к двери. На пороге он остановился и бросил мне:
   - Дурак ты, Стаффорд... А, впрочем, сам все скоро узнаешь.
   Я повернулся к Текке. Около него уже сидели девчонки.
   - Может врача позвать? - спросила Линдси.
   Текка покачал головой.
   - Не надо. Меня отец заберет, а у вас все равно мне не помогут.
   - Вот что, брат, - я сел рядом с Теккой. - Обещай мне одну вещь - ты не будешь подписываться здесь ни под какие споры. И держись подальше от этого говнюка Винса.
   - Угу, - кивнул Текка.
   Я ему, почему-то, не поверил.
  
   Близился к завершению первый семестр. Скоро должны были начаться рождественские каникулы. Понятное дело, о снеге на Проционе-II мечтать не приходилось, не говоря уж о том, что календарь здесь вообще не совпадал с земным. Но праздник есть праздник.
   Благодаря моим стараниям у Текки больше не появлялось возможности проявить свою приверженность обычаям гордых предков. После драки с Быком он отсутствовал пару дней, а затем появился вновь, словно ничего не произошло. Только Винс при его виде начинал загадочно лыбиться.
   Однако с тех пор с манкоррцем что-то пошло не так. Ему явно становилось хуже - спортивные показатели ползли вниз, он часто жаловался на головную боль. Вдобавок ко всему у Текки начался жуткий кашель. В лазарет он отказался ходить принципиально, ссылаясь на то, что просто немного устал. Так он "немного уставал" уже больше месяца, что мне совершенно не нравилось. И в один прекрасный день я, кажется, понял причину его "усталости".
   Мы снова курили в техничке. Весь день небо было затянуто серой пеленой, на улице стоял тяжелый вязкий туман. Внезапно пелена рассеялась. Из окна протянулся яркий луч, прошивший Текку насквозь, и превратил его в невидимку. Или почти в невидимку - я вполне ясно различал клубящееся внутри его груди облако. Чтобы удостовериться, что меня не сглючило, я подошел поближе. Облако никуда не делось - оно расплылось внутри стеклянных легких Текки.
   - Брат, что с тобой?
   При этих словах мой голос дрогнул. Неужели все-таки наши старперы не брехали?
   - Что? - переспросил Текка.
   - Твои... легкие...
   Лицо парня мгновенно стало серьезным.
   - Ничего, - резко оборвал он меня и, затушив сигарету, бегом бросился прочь.
   - Что, ссыкотно? - Винс-Вонуючка возник словно из воздуха.
   - А тебе чего здесь надо? - огрызнулся я.
   - Пришел вас, лошков, просветить. Как вас папики разводят, узнать не хотите?
   - Ты о чем?
   - Как ты думаешь, кто такой Текка и что он здесь делает?
   - Винс, ты бурика перебрал? Память отшибло?
   - Очень умно. Но может послушаешь, что я скажу?
   При этих словах народ стал подтягиваться поближе.
   - Посуди сам, - продолжал Винс. - Нам перестали промывать мозги лекциями о вреде курения. Кто помнит, сколько раз нас гоняли из мест, где мы курили? И сравните - сколько мы сидим здесь без проблем. Вы что думаете, преподы такие тупые, чтобы не замечать, как сюда полшколы таскается? А Текка? Стаффорд, он же твой кореш - а ты хоть раз у него дома был?
   Крыть мне это было нечем. А Винс, добившись внимания, оседлал любимого конька.
   - Вы все вообще можете себе представить как в природе могли появились такие существа, как манкоррцы? Вы помните, как он с Быком махался? Что, нормальный человек мог бы так легко отделаться?
   Тут я вспомнил про отцовскую запись. Стоило ли про нее упоминать сейчас? И тут Винс преподнес большой сюрприз.
   - Сейчас я покажу вам одну вещь, - сказал он. - А вы уже сами решайте, верить тому, что я дальше скажу, или нет.
   Винс достал учебный планшет и воткнул в него кристалл. На экране появилось изображение комнаты, заставленной аппаратурой. Посередине стояло кресло. В нем, густо оплетенный проводами и сенсорами, сидел... Текка. Вокруг него суетились люди в белых пластиковых комбинезонах. Запись длилась около минуты, затем резко обрывалась.
   - Ну и что? - подал голос кто-то из задних рядов.
   Винс нажал несколько клавиш и остановил включившуюся по второму кругу запись. В углу экрана горела надпись "Собственность научно-исследовательского центра подростковых проблем министерства охраны здоровья".
   По чердаку прокатился дружный вздох.
   - Это я спер из файлов моего папаши. И вот это - тоже.
   Вторая запись была старая, испещренная полосами и постоянно распадающаяся на пиксели. Делали ее, похоже, задолго до первой волны космической экспансии. Несмотря на некоторые трудности со старым английским и периодическими выпадениями звука, из объяснений чела в костюме я понял, что речь идет об испытании какого-то механизма. Типа робота. Использовался он в рамках кампании по борьбе с курением среди учеников нескольких школ.
   Вот странно, подумал я, неужели и у них тогда тоже были проблемы с воздухом?
   Главный принцип работы робота состоял в том, что он мог изображать процесс курения. При этом на его специально сконструированных искусственных легких можно было наблюдать последствия этого процесса. А потом показали самого робота - такую примитивную хреновину, вроде как верхняя половина тела с головой. Полностью прозрачную.
   Тишина наступила гробовая.
   - Винс, - я первым нарушил молчание. - Ты, типа, хочешь сказать, что Текка - такой же робот? Но андроидов запретили производить уже лет пятьдесят как!
   - Да неужели? - Вонючка снова заулыбался. - А как насчет правительства? Думаешь, они сами следуют своим запретам? Вот ты что об этом чушке знаешь?
   Я замялся, собираясь с мыслями. Сейчас я ему все выдам по полной...
   - Стаффорд, ты тупой или как? - Винс не стал ждать, пока я перестану тормозить. - Или ты на самом деле поверил в тут туфту, что твой папик тебе подсунул? Про спасенную планету и прозрачных чуваков?
   Техничка превратилась в гудящий улей. Народ распалялся все больше и больше, пока кто-то не заорал:
   - Тишина!!!
   Толпа заткнулась. Раздался голос Линдси, обращающейся к Винсу:
   - И что ты предлагаешь?
   - Если предки так поступили с нами, то что мы можем сделать в ответ?
   На техэтаже вновь поднялся гул. Как они посмели подсунуть нам в класс киборга?! Вшивый трюк двухсотлетней давности! Меня самого душила злоба - как я сам-то на это купился? Все пришли к выводу, что нечего делать из нас малолетних дебилов и надо показать предкам, что их дурацкая уловка раскрыта. Но как?
   - Есть идея! - У Винса, естественно, был уже готов план. - В чем цель работы робота? Вот, мол, посмотрите, детки, как из хорошего спортсмена и отличника курение делает доходягу. А правительство, наконец, сэкономит на очистных сооружениях. Чтобы доказать вред курения, киборг действует так же, как и тот допотопный робот. Когда механизм забьется полностью, робот отключится. Что тогда будут делать предки - не знаю. Неважно, главное, с их точки зрения, они докажут вред курения. Но теперь нас так просто не обманешь, а значит нужно демонстративно вывести робота из строя! Раньше, чем это планировали наши драгоценные родители.
   Это был звездный час Вонючки и он все продумал. Точнее это он так считал, что все продумал, а мы, как бараны, поперлись за ним.
   - Здесь предки допустили большой прокол, - распинался Винс. - Они перебрали с попытками сделать программу робота максимально приближенной к реальности. Алекс, не перескажешь ли нам, вкратце, что такое "вайсу"?
   Он пронюхал и про это. Полсотни глаз уставились на меня. Полсотни глаз, в которых была написана ненависть к людям, которые нас предали - нашим родителям. И я, нехотя, начал рассказывать.
  
   Через два дня всю школу опутала паутина заговора, организованного Винсом. Вонючка добился-таки того, что оказался в центре внимания. Но самое главное - никто из взрослых даже не догадывался о заговоре.
   В отношении Текки меня продолжали терзать сомнения. Трудно поверить, что твой друг - киборг. Но было ли это правдой - вот в чем вопрос. Однако я уже стал крутящейся общем механизме шестеренкой...
   На техэтаже организовали склад всех сигарет, которые только могла произвести наша подпольная индустрия. Нам пришлось даже выставить оттуда всю мелюзгу - они были слишком ненадежны, чтобы участвовать в заговоре.
   Внешне школьная жизнь продолжала идти как всегда. Начинались заморочки с семестровыми зачетами, контрольные, тесты. Полным ходом шла подготовка к Рождеству. В этом году колония оказалась способна оплатить настоящую елку с Земли, которую на днях привез дырокол Корпорации Свободной Торговли. Раньше у нас стояли жалкие пластиковые муляжи, потому что хвойные в оранжереях не росли. Теперь огромное пятиметровое дерево, высилось на гидропонической платформе в холле и учителя обвешивали его игрушками.
   Между тем наступил и день, когда Винс, убедившись, что все готово, пошел в атаку.
   - Текка, - начал Винс. - Ты никогда не слышал, что курить вредно?
   Текка, как ни странно памятуя о моем давнем совете, даже не удостоил Вонючку ответом. Впрочем, Винса это не удивило и уж тем более не остановило.
   - Тебе повезло, что ты ни разу не слышал лекций Бжезинского, - пустился он в дальнейшие разглагольствования. - Преподы нам такие вещи рассказывали...
   Дальше начался пересказ старой сказки о влиянии каких-то мифических ядов, содержащихся в табаке, на организм человека. Винсу в хорошо подвешенном языке не откажешь - растрепал он это дело так, что даже я на миг засомневался в безвредности сиг.
   - Скажи, ты веришь, что курение влияет на генетику?
   Текка пожал плечами.
   - Черт его знает. Мне все равно - я курю и мне нравиться.
   - И сколько ты можешь выкурить за день?
   - Я как-то не считал.
   Текка затянулся и выпустил несколько колечек дыма.
   - Готов поспорить, что не особо много.
   - Кто бы говорил. Твой папочка, который возглавляет всю кампанию по борьбе с курением, вытравил у тебя дома весь табак. То-то ты вечно стреляешь сиги...
   Что правда, то правда. Но Винсу это только на руку было.
   - Неужели? Сигарет у меня, к твоему сведению, у меня столько, сколько тебе и в жизни не снилось!
   - У тебя? Ага, конечно.
   - Не веришь? Хорошо. Давай поспорим - если у меня действительно дофига сиг, ты их все скуришь прямо здесь. На глазах у свидетелей.
   Винс обвел рукой чердак, на котором собралось человек пятьдесят заговорщиков.
   Если все, что рассказал мне Текка - правда, то отступать ему было некуда. И тут Винс сделал последний шаг.
   - Э, да ты никак струхнул, - произнес он. - Наверное, твои предки на том свете будут рады поддержать новое начинание - увиливать от спора...
   Договорить он не успел. Текка повернулся к Винсу и встряхнул его словно мешок мусора.
   - Если ты, поганец, - прошипел он. - Отвечаешь за свои слова, я с тобой поспорю. И если ты проспоришь - собирать тебя будут по кусочкам в реанимационном отделении, - повернувшись ко мне, он добавил: - Не надо волноваться, Алекс. Я прекрасно помню твой совет, но он за свои слова ответит.
   Как же мне захотелось в этот момент провалиться сквозь землю!
   Изрядно побледневший Винс вырвался из рук Текки и открыл первую коробку из тех, что мы собрали.
   - Прошу, - он подвинул ее к Текке.
   Тот молча вынул первую сигарету и закурил...
   Скоро дым, несмотря включенные на полную вентиляторы, клубился по всему этажу. Никто не сомневался, что мы разберемся с киборгом одним махом. Винс прикинул, что ресурсы машины рассчитаны максимум месяцев на восемь, иначе бы финал шоу не пронаблюдали бы самые старшие классы. Учитывая то, сколько она уже отработала, сигарет в двух коробках должно было хватить за глаза.
   От излишка дыма начинало резать глаза. Я приложился к бурику. Лучше от него не становилось, в глазах слегка плыло, но я продолжал пить.
   Текка продолжал пережигать сигу за сигой. За три часа он пережег обе коробки почти полностью. От удивления ни один из нас не мог произнести ни слова.
   Я уже совсем плохо соображал от табачного дыма и бурика, когда Текка бросил на пол последний окурок и направился к посеревшему Винсу. Однако, сделав пару шагов, он вдруг коротко вскрикнул и упал. Меня ноги тоже не удержали, но когда я почувствовал это, меня успели подхватить Линдси и Милли. Так стыдно перед окружающими мне не было еще никогда в жизни.
   В абсолютной тишине все подошли поближе к лежащему Текке. Он мелко подергивался, как будто через него пропустили ток. Внутри грудной клетки клубилось распухшее, отвратительное, грязное облако. Итак, мы все-таки победили. Или...
   Дверь на чердак распахнулась. В нее вошел Кайл Горман, один из школьных техников. Заметив его, толпа расступилась, с молчаливой гордостью демонстрируя поверженного киборга. Едва взглянув на него, Горман побледнел, закрыл рот руками и бросился вон, налетев на кого-то в дверях.
   Отшвырнув инженера, на чердак вошел отец Текки, Оргл. Увидев лежащее на полу тело, он замер. Мы молчали.
   Через какое-то время он поднял свой взгляд на нас. Это уж точно был не взгляд киборга. В нем не было ненависти или злобы. Там были только недоумение, печаль, горе и... жалость к нам. Именно к нам.
   Медленными шагами он приблизился к телу Текки и поднял его на руки.
   Даже сквозь мутный туман в голове до меня стало доходить, что все пошло не по плану.
   Как-то вдруг на чердаке очутились и Горман и Бжезинский, и отец отец Винса, и еще несколько человек из взрослых. Оргл с телом сына на руках, подойдя к ним вплотную, что-то сказал. Не думаю, что что-то приятное - кое-кто даже глаза в сторону отвел.
   Линдси вдруг заревела, уткнувшись мне в грудь. Вокруг как по сигналу начал твориться полный дурдом. Все одновременно заорали, забегали, взрослые начали кого-то разнимать (кажется это был Винс, скрывшийся под бросившимися на него парнями). Стоял ужасный гам, слышались ругань и крики. Но все это происходило за большим стеклянным куполом, отделившим меня от окружающего мира, людей и производимого ими шума, и даже от рыдающей Линдси. Я медленно но верно сползал в забытье, накрывшее меня ватным одеялом.
  
   Очень скоро я сдаю последние экзамены. Я твердо решил, отпахав положенные три года в колонии, податься в Академию Торгового Флота. Ждать осталось не так уж много. А пока я добавлю пару слов о том, что все-таки произошло.
   Процион-II накрыл скандал, самый крупный за всю историю колонии. Конечно, ни одна из приезжих комиссий не возлагала вину на нас, учеников, но этого и не требовалось. Мы прекрасно понимаем, какую роль сыграли. Я никогда не знал (и, надеюсь, не узнаю), что чувствует солдат, убивающий врага, зато хорошо теперь понимаю, что чувствует человек убивая человека.
   Организатор этой затеи, Винс Глэдстоун, попал в госпиталь с парой поломанных ребер и больше не появлялся в школе. Его папаша тоже исчез из Локуса. Говорят, его отправили на самые дальние рубежи Нового Фронтира. Прошерстили и все остальное колониальное правительство.
   Да что там колония! На Земле головы полетели одна за другой, когда всплыла роль министерства охраны здоровья в проекте "Новичок". Позже в новостных блогах я нашел официальную версию событий. Дескать, манкоррцы чуть ли не в ультимативной форме потребовали расчета за спасение их планеты, причем риск для жизни был обязателен. Нашелся какой-то умник, придумавший способ отделаться от них - так появился проект "Новичок", жестко контролировавшийся МОЗ. А случай на Проционе-II списали на досадную случайность. Виновные уже наказаны, а дипломатические отношения с Манкоррой, от греха подальше, прекращены.
   А дальше-то что? Текку не оживить. Вайсу не расторгается юридическим образом. Совесть тоже не такая покладистая старуха, как об этом говорят. Но земное правительство быстро замяло историю с манкоррцами - новости вскоре запестрели куда как более актуальными новостями об обострении отношений с расой Гирати.
   За окном садится Процион. Комната окрашена в золотисто-оранжевый цвет. Передо мной стоит учебный планшет, но плевать я хотел и на него и на невыполненную домашку. Мать и отец молча ужинают на кухне. Когда они оттуда уйдут, приду я. Мы до сих пор не разговариваем друг с другом. Я - потому что они знали правду о Текке, но, как и все, молчали. Они - потому что не могут посмотреть мне в глаза.
   А еще я боюсь. Не того, что так будет продолжаться до конца жизни. Нет, с родителями я, наверное, помирюсь. И не того, что я не смогу нормально общаться со своими одноклассниками. Отношения между нами быстро приходят в норму и Линдси теперь официально моя девушка.
   Я боюсь другого. Винс, по сути дела, был прав. Да из-за наших подростковых дебилизма и самоуверенности, произошла трагедия. Это с одной стороны. А с другой - может мы просто ускорили естественный ход событий? Как должна была выглядеть финальная стадия программы? Никотин, надо думать, до определенного момента не смертелен для организма манкоррцев, как и для людского. Подобные ему вещества можно вывести и спасти пострадавшего, на что в МОЗ, видимо, и рассчитывали. Но спасение возможно только до тех пор, пока концентрация яда не достигнет критического предела. А мы заставили Текку вогнать в организм такую дозу этой дряни, после которой процесс уже необратим.
   Теперь в школе не курит ни один человек. О, здесь МОЗ добилось своего. Стоит кому-нибудь из нас застукать сопляка из младших групп с сигой в зубах, как тот немедля огребает в ухо. Да и, как выяснилось, Бжезинский совсем не сочинял на своих лекциях. Большинство из нас, попытавшись бросить курить, обнаружили, что это не так просто.
   От курения нас МОЗ избавило. Вот уж спасибо. Но осталось еще множество вредных привычек, которые не дают покоя чиновникам с Земли. Так вот, я боюсь, что однажды, когда все хорошенько забудут события в Локусе, в нашей школе, а может и где-нибудь еще, где будут учиться мои дети, появится новичок. Не знаю, как его или ее будут звать, это не важно. Его (или ее) отец прибудет в качестве специалиста-атомщика с Манкорры. И окажется, что новичок никогда не пробовал бурик...

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Н.Новолодская "На грани миров. Цитадель" (Боевая фантастика) | | Е.Кострица "Портной" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"