Monosugoi: другие произведения.

Пароманс (главы 6-7)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы шестая и седьмая, в которых много стрельбы, погонь, драк и всяческого другого веселья, сопутствующего отбытию капитана Уинтерхарта и его спутников с Европы. Шестая глава немного переформатирована по сравнению с предыдущей, а ГФЛ, по вполне понятным, я думаю, поклонникам творчества мэтра причинам, стал Рэндольфом Картером.


Глава VI,

в которой происходит поспешное бегство с Европы, сопровождаемое перестрелками и драками

  
   За время пути до Берлина к спасенной троице по очереди наведались врач, которого с трудом убедили, что его помощь не требуется, капитан, желавший лично выслушать подробности происшедшего - чем занялся Картер, и ушлый писака из мелкой туземной газетенки, которого, не стесняясь в выражениях, спровадил все тот же Картер.
   По прибытии на станцию ваншипов, всем троим пришлось отбиваться от уже куда более настойчивых, хоть и менее пронырливых типов из юпитерианских изданий покрупней. Но, завидев довольное лицо Картера, большинство тут же ретировалось.
   - Поняли, что им ничего не светит, - пояснил Картер. Сейчас побегут клянчить деньги в редакциях на мои снимки. Вот только, - журналист расплылся в злорадной ухмылке, - Шиш я кому их отдам. Кстати, вам изрядно повезло, капитан. Мое общество на какое-то время защитит вас от лишних вопросов, что, я полагаю, будет для вас весьма кстати, учитывая что вы путешествуете инкогнито...
   - Нам бы вообще не задавали никаких вопросов, мистер Картер, если бы капитан Уинтерхарт не являлся блестящим примером христианской добродетели и милосердия, - бесстрастно оборонила мисс Стрендж. - О чем вы, похоже, скоро заставите его пожалеть.
   Они спускались по обсаженной кипарисами широкой лестнице к корпусу, где поселились Уинтерхарт и мисс Стрендж.
   - Я подожду вас здесь, - Картер оглядел на веранду с кофейными столиками. - Проклятье, да где все?!
   Как ни удивительно, но на громогласные выкрики журналиста никто не откликнулся.
   - Как-то все это странно, - журналист нагнал Уинтерхарта и мисс Стрендж у дверей в холл. - Впервые в жизни я вижу, чтобы на Европе отельная прислуга проигнорировала посетителя.
   - Сейчас вы, похоже, увидите это во второй раз, - Уинтерхарт на мгновение замер в дверях, а затем посторонился.
   В огромном отделанном серо-коричневым мрамором холле отеля царила гробовая тишина. Несколько тележек с чемоданами и платьем в фирменных чехлах стояли у лифта, однако около них не было ни души.
   Врывающийся в дверь ветер шевелил листья ливистон в массивных каменных кадках.
   - Может у них забастовка? - предположила мисс Стрендж.
   - На Европе не бывает забастовок, - мрачно ответил ей Уинтерхарт. - С этим здесь разговор короткий - такой же, как с проигравшимися неплательщиками.
   Девушка уставилась на Уинтерхарта непонимающим взглядом.
   - Ну, то есть, раз - и в море. Профсоюзов на Европе не предусмотрено...
   Уинтерхарт подошел к стойке ресепшена и перегнулся через нее.
   Раскрытая книга учета посетителей лежала на столешнице. Над пристроенной на стопке бланков чашкой поднимался пар. Рядом поблескивал латунными рычажками массивный коммутатор. Снятая трубка издавала короткие гудки. Уинтерхарт аккуратно положил ее на место. С резким металлическим звоном один из рычажков вернулся на место. Цифра на нем была та же, что и у номера, где поселился Уинтерхарт.
   - Так, что бы тут не случилось, это было недавно, - Уинтерхарт отошел от стойки. - Кофе в чашке еще горячий.
   Мисс Стрендж застыла на месте. На ее прекрасном бледном лице отразилась сложная гамма чувств. Она заозиралась по сторонам и попятилась к выходу, налетев на Картера.
   - Мы должны немедленно покинуть это место! - тихо, но без ноток паники в голосе произнесла мисс Стрендж.
   - Обязательно, - кивнул Уинтерхарт, доставая из потайного кармана "маузер". - Но сперва нам придется подняться в номер и кое-что забрать.
   - Слушайте, черт с ней с прислугой, а постояльцы-то где? - шепотом спросил Картер.
   Уинтерхарт прислушался. Сверху доносились приглушенные звуки музыки.
   - Полагаю, - капитан передернул затвор. - Постояльцев под каким-то предлогом заманили наверх, в концертный холл, прислугу выгнали. А вот, портье, я полагаю, сбежал сам, чем и испортил весь сюрприз...
   Не выпуская из рук оружия, Уинтерхарт подошел к застеленной ковровой дорожкой лестнице и осторожно посмотрел из-за угла наверх. Он ступил на лестницу и махнул рукой мисс Стрендж, предлагая следовать за ним.
   - А вы какого черта поперлись? - поднявшись на пролет выше, Уинтерхарт обнаружил у себя за спиной не только девушку, но и журналиста. На носу у последнего красовалось пенсне в золотой оправе.
   - Профессиональный инстинкт, - шепнул Картер, запустил руку под куртку и вытащил оттуда "ремингтон" сорок четвертого калибра. - Что-то подсказывает мне, что в вашем обществе может оказаться гораздо веселей, чем с двумя свихнувшимися морскими червяками...
   - Псих, - буркнул Уинтерхарт и поднялся еще на одни пролет, прижимаясь спиной к холодному и гладкому мрамору.
   Занятые им и мисс Стрендж комнаты находились на третьем этаже, однако от лестницы их отделал десяток номеров.
   Уинтерхарт осторожно высунулся из-за угла. Длинный коридор с высоким потолком был ярко освещен висящими на стенах лампами и абсолютно пуст.
   - За мной! - капитан осторожно ступил на ясеневые половицы паркета.
   Крадучись, он бесшумно миновал несколько дверей, и почти добрался до своего номера, когда его настиг громкий шепот Картера.
   - Мистер Уинтерхарт!
   Капитан, не сводя глаз с двери, сделал несколько шагов назад.
   - Ну что у вас тут?
   - Посмотрите под ноги.
   Уинтерхарт, держа коридор на прицеле, опустил взгляд. По паркету растекались несколько густых темно-рубиновых клякс. Он сделал еще шаг назад и обнаружил еще одно пятно такого же цвета, но размазанное, словно по нему что-то протащили. След уходил под неплотно прикрытую дверь номера с бронзовой табличкой "34", расположенную через несколько дверей от номера Уинтерхарта.
   - Кровь? - одними губами спросил Картер.
   Уинтерхарт кивнул. Он взялся за ручку и медленно приоткрыл дверь, направив в проем "маузер".
   Кровавая полоса тянулась из прихожей в гостиную. На ковре лежал человек. Под ним расплывалась темная, почти черная лужа. Уинтерхарт узнал лежащего сразу - это был штурман Чен с "Фэйань". Лицо китайца походило на восковую маску, однако грудь еще вздымалась.
   Опустившись на колени рядом с раненым, Уинтерхарт прислушался к его дыханию. Рядом опустилась на колени мисс Стрендж.
   Внезапно Чен открыл глаза и уставился на Уинтерхарта. Он схватил капитан за руку.
   - Капитан Уинтерхарт, горные короли продали вас, - прохрипел он.
   - Что? - Уинтерхарт наклонился ближе.
   - Меня послал капитан Ман... - китаец зашелся в приступе почти беззвучного кашля, оросив скафандр Уинтерхарта россыпью мелких кровавых пятен. - Горные короли предали вас... Черный человек... Они боятся черного человека...
   Чен заворочался и захрипел.
   - О чем он говорит? - прошипел Картер, оставшийся у входа.
   - Не знаю, помолчите! - отмахнулся Уинтерхарт и обратился к Чену. - Что за черный человек?
   - Я его не видел. Капитан Ман... Капитан - двоюродный брат Сянбо, он услышал от него про вас, но сам не мог предупредить. Капитан Ман послал меня... Он сказал, чтобы вы опасались синдриков...
   Чен судорожно дернулся, и глаза его закатились, тело обмякло. Штурман "Фэйань" скончался.
   - Что он такое тут нес? - Картер подобрался поближе, при этом продолжая коситься на открытую дверь.
   - Горные короли - это боссы местных триад, - Уинтерхарт вытер вымазанную кровью руку о ковер. - Сюй Сянбо - один из них. Они много что мне должны, поэтому я, вообще-то, никогда не опасался европейских триад. Однако их видимо крепко взяли за горло, раз они поступились своим долгом...
   - Но кто такой черный человек? - спросила мисс Стрендж, отрешенно глядя на труп штурмана.
   - Думаю, это вам виднее. Ваш друг Дефо ведь тоже предупреждал меня о синдриках. - Уинтерхарт закрыл ладонью глаза Чена. - Спасибо тебе, дружище, на Цинминцзе я обязательно сожгу сотню-другую лянов для твоей души...
   Договорить Уинтерхарт не успел. Из коридора донеслись треск и грохот. Капитан бросился к выходу и выглянул наружу. Дверь его номера взорвалась облаком щепок и исторгла из себя клубы сизого дыма. Раздался новый удар, и обломки дверного косяка последовали за дверью. Дыма стало еще больше. Из номера вывалился металлический паук ростом футов в пять. Он катился боком, используя толстые каучуковые колеса на концах четырех задних лап. Четыре передние лапы, меньшие по размеру, были снабжены острыми шипами. Из отливающей лоснящимся металлом яйцеобразной опистосомы торчали трубы, изрыгающие дым и искры, щитообразную головогрудь покрывало множество овальных решетчатых наростов, а вместо хелицер спереди торчали два медных раструба, затканных изнутри плотным узором проволочной паутины.
   Паук несколько раз повернулся вокруг своей оси и остановился, нацелив раструбы на Уинтерхарта. Тот выругался и метнулся обратно в номер, захлопывая за собой дверь. Он уже видел такие штуки, и знал, что за этим последует.
   Издавая бешенный стук поршней, паук покатился по коридору.
   Не говоря ни слова, Уинтерхарт отодвинул с пути Картера и подбежал к окну. Подергав его, он убедился, что крепкая дубовая рама и с места не сдвинется без ключа, который был только у коридорных. Размахнувшись, Уинтерхарт собрался было врезать по стеклу рукоятью "маузера", но тут дверь в номер содрогнулась от удара.
   Из коридора донеслись крики на китайском.
   Уинтерхарт вернулся обратно.
   - Умеете этой штукой пользоваться? - он показал на "ремингтон" в руках Картера.
   Журналист уверенно кивнул.
   - Отлично, - Уинтерхарт вытащил обойму из своего "Маузера" и зашарил по карманам. - По хорошему мы с этими ребятами не договоримся. Мисс Стрендж, спрячьтесь в ванной!
   Девушка осталась стоять рядом.
   - Да что ж такое! - Уинтерхарт сунул пистолет в карман, схватил свою пассажирку за плечо и попытался оттащить из прихожей.
   Дверь рухнула внутрь номера. Вместе с дымом, в проеме показался железный паук. Раздались выстрелы и рядом с ухом Картера из ореховой стенной панели полетели щепки. Журналист рухнул на спину, оттолкнулся ногами и заскользил по натертому мастикой паркету к Уинтерхарту и мисс Стрендж, поднимая револьвер. Паук протиснулся в проем, подобрал ноги под себя и внезапно распрямив их, выбросил из труб фейерверк из искр и сиганул вперед, перескочив через Картера.
   Выставив перед собой оканчивающиеся острыми шипами передние лапы, он летел прямо на Уинтерхарта.
   Шпиндели с перфорированными медными дисками, на которых были записаны управляющие действиями паука алгоритмы, вращались с бешеной скоростью, наводя механическое чудовище на цель. Однако, учитывая крошечные по сравнению с аналитической машиной той же "Катти Сарк" вычислительные мощности, паук оказался не в состоянии учесть дополнительные факторы при нападении.
   Револьвер Картера дважды изрыгнул из ствола пламя. Пули не пробили покрытое заклепками стальное брюхо паука, оставив лишь несколько вмятин, но изменили траекторию полета. Завалившись набок, автоматон врезался в тонкую стенку прихожей, проломил ее и рухнул на пол в уборной. Жалобный звон и звук льющейся воды известил присутствующих о кончине унитаза. Сам паук не пострадал. Кроша лапами мраморную плитку, он перевернулся на брюхо и ринулся в пролом.
   Пока паук таранил остатки стены, Уинтерхарт успел перезарядить револьвер. Он молниеносно направил "маузер" на рвущегося из уборной автоматона и нажал на спусковой крючок. Пистолет коротко рявкнул и одна из лап отлетела в яркой белой вспышке. Уинтерхарт выругался и еще дважды нажал на спуск. Вторая вспышка разворотила отвратительную железную морду, а третья оставила после себя дыру с рваными краями в опистосоме. Изрыгнув из труб снопы искр, паук по инерции сделал еще несколько шагов и рухнул под ноги Уинтерхарту, заставив стоящую у него за спиной мисс Стрендж отскочить со сдавленным вскриком.
   В оставленной выстрелом Уинтерхарта дыре виднелось несколько наполненных разноцветными кипящими жидкостями колб, вставленных в крутящиеся барабаны, змеевики, мешанина лопнувших стальных тросиков и продолжающий вращаться маховик. Из-под барабанов с колбами вырвались языки пламени, и по номеру стал распространяться удушливый дым.
   - Быстро назад, в комнату! - Уинтерхарт бесцеремонно толкнул мисс Стрендж плечом и ухватил за руку поднимающегося Картера.
   Втолкнув их в помещение, он захлопнул дверь и навалился на стоящий рядом платяной шкаф.
   - Картер, помогите! - рявкнул Уинтерхарт.
   Вдвоем они задвинули дверь шкафом.
   - Что ж, мистер Уинтерхарт, вижу вы действительно умеете заводить интересные знакомства, - Картер сполз спиной по шкафу на пол, сел, снял пенсне и принялся протирать его платком. - Чем это вы его так?
   - Фосфорные пули, - Уинтерхарт огляделся по сторонам.
   На глаза ему попалось кресло с темно-зеленой бархатной обивкой. На вид ему было лет сто, не меньше, и весило оно немало. Капитан тут же подскочил к креслу и, упершись руками в спинку, стал толкать его к шкафу. Едва не припечатав Картера, он подпер мебельным реликтом импровизированную баррикаду.
   - Мистер Уинтерхарт, что это было за существо? - в голосе мисс Стрендж звенело напряжение.
   - Ищейка, - Уинтерхарт оглядел получившееся сооружение критическим взглядом. - Автоматон, внутри которого находится небольшая химическая лаборатория, вполне способная заменить немецкую овчарку.
   - То есть эта штука находит людей по запаху? - спросила мисс Стрендж.
   - Да. И не только находит, но и убивает. Кто-то очень серьезно взялся за наши поиски, раз даже у местных триад трясутся поджилки...
   Из-под шкафа потянулись маслянистые струйки дыма.
   - Картер, отойдите от шкафа! - Уинтерхарт подошел к окну и потянул за край портьеры. - Как только дым рассеется, они начнут стрелять, и ваша спина будет первым, что окажется на пути их пуль.
   Как следует дернув за тяжелую ткань, Уинтерхарт с треском оборвал портьеру. Та обвалилась на пол. Уинтерхарт поднял ее и принялся наматывать на руку с пистолетом.
   Из-за двери снова донеслись приглушенные голоса и топот. Из доносящихся до него выкриков, Уинтерхарт понял, что китайцы пытаются потушить пожар. Он ухмыльнулся - первое же ведро воды в химический котел ищейки, и преследователей ждет неприятный сюрприз.
   Уинтерхарт коротко размахнулся и ударил замотанной в портьеру рукой по окну. Стекло разлетелось на куски, осыпавшиеся на улицу. Капитан выглянул в дыру. Прямо под окном проходил широкий карниз, загаженный пометом сильфов. Избавившись от зазубренных осколков, торчащих из рамы, Уинтерхарт запрыгнул на подоконник.
   - Ни у кого нет боязни высоты? - осведомился он. - Тогда за мной, пока эти господа бестолково толкутся перед дверью.
   Не снимая с руки портьеру, капитан спрыгнул на карниз и прижался к стене. Следом за ним на карнизе оказалась мисс Стрендж.
   Пожар в прихожей, похоже, разгорался все сильней, и химикаты из ищейки чадили нещадно. Номер заполнялся дымом, вырывающимся в окно. Выбравшийся наружу последним Картер уже начинал натужно кашлять.
   - Без таких моментов моя жизнь была бы куда как более пресной, - сообщил журналист мисс Стрендж, оказавшись на карнизе. - Последний раз я так развлекался только удирая с пиратского фрегата в поясе астероидов.
   - И что вы там делали? - осведомилась мисс Стрендж.
   - Брал интервью у их главаря, Мракобеса Планкетта, для "Тайм", - Картер прижал платок к губам и снова закашлялся. - Но в последний момент они решили, что я работаю на агентство Пинкертона, и пытаюсь пристроить к ним радиомаяк.
   Картер сунул платок в карман и добавил:
   - В общем-то, они были недалеки от истины - я оставил часовую бомбу в их машинном отделении.
   - О, ну по крайне мере теперь мне понятно, что вы находите увлекательным в нашем положении, - мисс Стрендж сделал несколько осторожных шагов вслед за Уинтерхартом.
   - Сейчас мы шустро, но тихо пробираемся в мой номер, - Уинтерхарт, не отрываясь от стены, скользил от окна к окну. - Надеюсь, они не додумаются до такого же первыми...
   Стекла в окне перед ним вдруг зазвенели и Уинтерхарт услышал приглушенный хлопок. Из окна покинутого номера дым повалил густыми клубами. Кто-то, наконец, притащил воду и выплеснул ее на останки автоматона. Раскаленный парогенератор взорвался, смешав уцелевшие реактивы в адский коктейль, немедленно вспыхнувший едким пламенем.
   Приблизившись к нужному окну, Уинтерхарт осторожно заглянул внутрь. Китайцы не были такими уж идиотами - в номере оставались двое человек с винтовками. К счастью, их больше интересовала суматоха в коридоре, так что они стояли спиной к Уинтерхарту. Тот вытащил из кармана нож и подцепил им нижний край рамы - о том, чтобы открыть ее, он позаботился сразу же, как только въехал в номер. Бесшумно подняв окно, Уинтерхарт прицелился из "маузера" в китайцев. Выстрелы укрытого портьерой пистолета никто не услышал и оба бандита, не успев даже вскрикнуть, повалились на пол.
   Уинтерхарт перескочил через подоконник и бросился к двери. Захлопнув ее, он ринулся к кровати и вытащил из-под нее кофр. Пока мисс Стрендж и Картер забирались в номер, Уинтерхарт вытряхнул на пол вещи и набрал код на скрытых под деревянной крышкой колесиках. Замок тихо щелкнул, освободив фальшивое дно.
   - Держите дверь на прицеле, - бросил Уинтерхарт Картеру. - Мне нужна пара минут.
   Он разложил содержимое секретного отделения кофра на полу. Две гранаты размером с лайм и запасные обоймы к "маузеру" он сунул в карман. Теперь перед ним оставался ворох деталей - трубки из вороненой стали, несколько дисков с отверстиями, мощная пружина в коробке с вращающейся заводной ручкой, две деревянные рукоятки, затвор, ствольная коробка, набитые патронами барабаны и стальные крепления.
   Заученными до автоматизма движениями Уинтерхарт вставил трубки в диски, насадил их на ось, крепящуюся к коробке с пружиной, установил получившуюся конструкцию на стальной раме, прикрепив к ней рукоятки и ствольную коробку с затвором. Затем он снарядил собранный пулемет барабаном с патронами, и начал накручивать рукоятку пружины. Вскоре звонкий щелчок известил его о том, что пружина заведена до упора.
   - А вы подготовились к неожиданностям, - в голосе Картера, когда он увидел собранный пулемет в руках Уинтерхарта, звучало восхищение. - Есть что-то, что вы не предусмотрели?
   - Да, - Уинтерхарт подошел к шкафу и достал из него шлем от скафандра. - Того, что "Катти Сарк" окажется не в состоянии покинуть порт. Вот это действительно серьезно осложняет дело...
   - Ага, и сначала неплохо было бы вообще выбраться отсюда, - кивнул журналист.
   - Что же мы будем делать, мистер Уинтерхарт? - мисс Стрендж опустилась на стул.
   - Для начала уберемся с Берлина. Здесь есть причал со скоростными катерами, на любом из них мы попадем к Вавилонской башне за пару часов. Если только лифтовый вокзал не обложен автоматонами-ищейками, есть шанс, что китайцы пропустят нас в толпе. Триады не играют на Европе первой скрипки, так что полномасштабную облаву за такое короткое время они организовать не смогут. В порту будем действовать по обстановке, - Уинтерхарт перешагнул через труп и аккуратно приоткрыл дверь в коридор. - Возможно, получится смыться с кем-нибудь из контрабандистов...
   - Если они не привезут вас прямо в руки Совета Пяти, - хмыкну Картер. - У меня есть предложение получше. В доках Европы-1 стоит моя яхта, "Провидение".
   - Значит наша первая цель - попасть туда, - Уинтерхарт тихо толкнул дверь пулеметом и снял пружину со стопора.
   Издавая тихие щелчки, пружина раскрутила стволы.
   Капитан шагнул в коридор, вскинул перед собой пулемет и нажал на гашетку. Воздух наполнил адский грохот и звон отлетающих от стен гильз. Уинтерхарт успел несколько раз провести пулеметом по сторонам, прежде чем щелчок пружины возвестил о том, что завод закончился. Толпившиеся в задымленном коридоре китайцы попадали как кегли в боулинге.
   Молниеносно выхватив из кармана гранату, Уинтерхарт швырнул ее под ноги последним оставшимся в живых, нырнул обратно в номер и захлопнул дверь.
   За стеной громыхнуло, ударная волна ударилась в дверь, заставив ее подскочить на петлях.
   Уинтерхарт сменил барабан с патронами в пулемете и снова накручивал ручку завода пружины. Закончив, он опустился на четвереньки и прислушался. Из коридора не доносилось ни звука.
   Пригибаясь как можно ниже, Уинтерхарт приоткрыл дверь и выглянул наружу.
   Плотный черный дым застилал коридор. Кое-где языки пламени лизали деревянную обивку, а пара гобеленов на стенах занялись вовсю. Пол оказался завален щепками и каменной крошкой. Видимость была отвратительной, и Уинтерхарт выждал минуту прежде чем отложить пулемет, взять "маузер" и несколько раз выстрелить наугад.
   - Сейчас мы забираем вещи и шлем мисс Стрендж из ее номера и бежим к причалам, - убедившись в отсутствии ответной реакции, Уинтерхарт поднялся с колен и поставил пулемет на предохранитель. - Картер, будьте столь любезны, присмотрите за коридором, не ровен час, еще кого принесет. Вы как, мисс Стрендж?
   Девушка ободряюще улыбнулась. Для столь юной особы, попавшей в серьезную передрягу, она держалась на удивление хорошо.
   Уинтерхарт и мисс Стрендж зашли в соседний номер, и журналист остался один. Прижимая одной рукой к лицу платок и держа в другой "ремингтон", Картер сделал несколько шагов вперед. Тишина стояла гробовая, если не считать треска пламени. И тут ухо журналист уловило странный звук.
   - Мистер Уинтерхарт!
   Услышав крик журналиста, Уинтерхарт вылетел в коридор с пулеметом наизготовку.
   - Идите сюда!
   Капитан не сразу разглядел в дыму фигуру Картера.
   - Давайте, идите, тут никто не выжил, - журналист махнул рукой. - Я думаю, вам надо это видеть.
   Уинтерхарт убрал пулемет и подошел к Картеру, склонившемуся над телом.
   Это был не китаец и изорванный осколками гранаты клетчатый пиджак на трупе показался Уинтерхарту подозрительно знакомым. Из-под одежды доносилось механическое постукивание.
   - Смотрите, - Картер опустился на корточки и отогнул ворот пиджака.
   Взгляд Уинтерхарта предстал причудливый механизм, впившийся металлическими скобами в позвоночник трупа. Капитану никогда в жизни не приходилось видеть ничего подобного. Укрытые треснувшим прозрачным колпаком, десятки часовых шестерней с острыми зубцами вращались во все стороны. Именно они издавали монотонное тиканье. Некоторые были погнуты и бестолково стучали друг о друга, будучи не в силах совершить полный оборот. Под шестернями скрывались блестящие валики с нанесенными на них ровными рядами едва различимыми глазом круглыми лунками. Пять или шесть крошечных роторов то раскручивались, то останавливались, издавая странные визгливые звуки. Роторы окружали тонкие металлические трубочки, вибрировавшие в такт вращению. Часть из них лопнула и сочилась белесой жидкостью.
   - Я проверил - пульса нет, - сказал Картер.
   - Что за черт? - Уинтерхарт опустился на колени и перевернул труп.
   На него смотрело белое как мел лицо Малкольма Макриди. И он, похоже, не был мертв. Один глаз бывшего пирата оставался закрытым, а вот второй, открытый, подергивался вверх и вниз. Вот только Уинтерхарт хорошо помнил, что глаза у Макриди карие, а сейчас радужка оказалась черной, словно ее полностью поглотил зрачок.
   - Господи боже, только не это!
   Уинтерхарт не сразу понял, что это кричит мисс Стрендж. Он обернулся. Ни разу до сего момента он не видел свою спутницу в таком смятении. Девушку била крупная дрожь, а в глазах читался панический ужас.
   - Успокойтесь, мисс Стрендж,- Уинтерхарт поднялся с колен. - Этот человек, конечно, выглядит крайне странно, но он не в состоянии причинить вред вам или кому-либо еще...
   - А вот в этом я бы не был так уверен! - Картер отшатнулся от тела, едва не врезавшись в стену.
   Уинтерхарт застыл на середине шага, который он почти сделал по направлению к мисс Стрендж.
   Макриди уже стоял на коленях. Уинтерхарту на мгновение показалось, что к плечам воришки крепились нитки невидимого марионеточника - до того неестественной была поза. Позвоночник Макриди согнулся дугой, как будто мышцы не в состоянии были удержать его ровно, плечи опустились, голова свесилась вниз. Челюсть безвольно болталась как у покойника, но черный глаз беспокойно обшаривал окружающее пространство, пока не остановился на Уинтерхарте и мисс Стрендж. При этом тело Макриди вдруг выгнулось, словно через него пропустили электрический ток. Непонятным образом, он стал подниматься с колен, совершенно не используя руки - Уинтерхарт снова подумал о нитках марионетки.
   Однако подняться ему было не суждено. С непостижимой для Уинтерхарта быстротой мисс Стрендж выхватила из кармана скафандра капитана "маузер" и одну за другой всадила в грудь Макриди полную обойму фосфорных пуль. Одежда на том мгновенно занялась огнем, капли раскаленного металла брызнули во все стороны и к тяжелому химическому запаху дыма прибавилась вонь горелого мяса.
   Тело Макриди зашаталось и рухнуло на спину. В груди зияла огромная дыра.
   Девушка уронила пистолет, который Уинтерхарт тут же подобрал, и, упав на колени, зарыдала.
   - Увезите меня отсюда, мистер Уинтерхарт, пожалуйста! Увезите меня отсюда! - всхлипывая повторяла она как заведенная.
   - Держите! - Уинтерхарт сунул пулемет Картеру и подхватил девушку на руки. - Бежим, пока не подоспело подмога!
   Они ринулись на лестницу, оставив за собой разгромленный этаж и трупы.
   Музыка наверху стихла, и теперь до ушей перепрыгивающего через две ступеньки Уинтерхарта доносились обеспокоенные голоса постояльцев, пытающихся выяснить, что происходит, и оправдания прислуги, которой, видимо, дали указание любой ценой не пускать их вниз.
   В холле по-прежнему не было ни души.
   - Поставьте меня, пожалуйста, дальше я пойду сама, - подала голос мисс Стрендж. - Я прошу прощения за то, что произошло.
   Чувствуя, что девушка больше не дрожит, Уинтерхарт опустил ее на пол.
   - Извиняться тут не за что, но я бы не отказался выслушать ваши объяснения по поводу того, кто вас преследует!
   - Поверьте, вам лучше этого не знать, мистер Уинтерхарт, - мисс Стрендж решительно зашагала к выходу. - Но это в самом деле очень важно, чтобы я попала на Землю как можно быстрее!
   Уинтерхарт скривил губы. Чертова девчонка, похоже, продолжит играть в свои дурацкие игры будучи даже на волосок от смерти. И обещанная Дефо плата за дельце уже не казалась капитану такой уж высокой. Он решил, что обязательно побеседует об этом лично с Уэстом, как только доберется до Лондона. И вряд ли его партнеру этот разговор понравится.
   Очевидно, что нападавшие не рассчитывали на то, что Уинтерхарт так быстро с ними разделается, так что и снаружи отеля капитана и его спутников никто не поджидал. Не тратя время даром, они помчались на причал, около которого покачивались на волнах несколько катеров.
   Уинтерхарт быстро выделил из них ярко-красный "бенето" с водометными двигателями, на корме которого торчали восемь хромированных цилиндров парогенераторов. Места для пассажиров и капитана укрывал стеклянный колпак, запертый на замок. Уинтерхарт вышиб боковое стекло стволом пулемета и спрыгнул на палубу. Не менее бесцеремонно он обошелся с лакированной деревянной крышкой люка в машинное отделение - два мощных ударов ботинком и она провалилась внутрь. Проникающего через люк света хватило Уинтерхарту, чтобы найти зажигание и пустить газ. Через минуту двигатель ожил, и вода за кормой вспенилась мириадами пузырей.
   - Отдавайте швартовы, Картер, - крикнул Уинтерхарт, кое-как приладив крышку люка на место.
   Топтавшийся на причале журналист перескочил на катер, ухватился за канат и скинул его с кнехта. Уинтерхарт спустился в салон и снял руль со стопора. Мисс Стрендж сидела на пассажирском диванчике с красной кожаной обивкой, прислонившись к стеклу. Ее ничего не выражающий взгляд был устремлен на горизонт.
   - Готово, - в салоне показался Картер. - О, тут шикарно! Интересно, а бар есть?
   Двигатель "бенето" работал почти бесшумно, так что как только катер отошел от причала, и Берлин оказался за кормой, о движении стало возможно судить лишь по усилившейся качке.
   - С вами все в порядке, мисс Стрендж? - спросил Уинтерхарт, не отрывая взгляда от гирокомпаса.
   - Все нормально, - откликнулась девушка. - Спасибо за беспокойство, мистер Уинтерхарт. И вам спасибо, мистер Картер.
   - А, да что вы, всегда пожалуйста, - журналист отсалютовал извлеченной из ящика со льдом бутылкой хереса. - Не желаете присоединиться? Где тут у них рюмки?
   К тому моменту, когда на горизонте показалась пронзающая небеса громадина Вавилонской башни, Картер и мисс Стрендж прикончили вторую бутылку. Картер болтал без умолку, травя одну за другой байки из своей журналистской жизни, но Уинтерхарт заметил, что выпитое не слишком сказалось на его рассудке и координации движений. Как ни странно, и мисс Стрендж, выведенная из ступора благодаря болтливости Картера, тоже не сильно походила на пьяную. Уинтерхарт готов был поклясться, что в тот момент, когда он заводил катер под обросшие водорослями сваи причалов грузового морского порта, пассажирка была трезва как стеклышко.
   Хотя вонь там стояла такая, что протрезвить могла даже завсегдатая опиумной курильни...
   Через технический люк беглецы поднялись на причал, оставив "бенето" качаться на усеянных мусором волнах. Теперь перед ними высились уступы разноцветных контейнеров и бочек. Сквозь узкие проходы между ними вдалеке виднелись туши исполинских шагающих кранов, перетаскивающих грузы на пришвартованные суда. Воздух наполняли металлический грохот, рев гудков снующих буксиров и визгливые крики сильфов, в неимоверных количествах усеивающих крыши контейнеров.
   И хотя нагромождение грузов представляло собой запутанный лабиринт, заблудиться в нем было невозможно - над пестрым многоцветьем контейнеров ярко-голубые небеса Европы закрывала труба Вавилонской башни, опирающаяся на толстенный столб - лифтовой канат.
   Стараясь не попадаться на глаза командам портовых рабочих, Уинтерхарт и его спутники поспешили в сторону лифта.
   Спустя полчаса плутания по загаженным сильфами ущельям, они выбрались к проволочному забору, за которым виднелись жилые дома с палисадниками. За ними высилась серая громадина лифтового вагона.
   - Надо поспешить, - Уинтерхарт вытащил из кармана брегет. - У нас есть шанс подняться на этом лифте. Правда, боюсь, мисс Стрендж, первый класс на этот раз нам не светит...
   Он вскарабкался на забор и протянул девушке руку. Та схватилась за нее и через мгновение оказалась рядом с капитаном. Следом, с разбега, на забор забрался Картер.
   На той стороне удача им улыбнулась - во дворе одного из домов на веревках развесили сушиться стираные вещи. В несколько ловких движений Уинтерхарт стал счастливым обладателем потрепанного макинтоша и жуткой кепи в клетку, а также заштопанного монтикота, после чего вся троица помчалась что есть духу прочь от места кражи.
   - Давненько мне не приходилось заниматься такими вещами, сообщил Уинтерхарт своим спутникам, когда они остановились отдышаться после пробежки через квартал.
   - И зачем нам это барахло? - спросила мисс Стрендж.
   Уинтерхарт бросил одежду на землю и принялся топать ее ногами. Когда и без того не новые вещи приобрели достаточно замызганный вид, капитан поднял монтикот, отряхнул его и протянул мисс Стрендж.
   - Одевайте прямо на скафандр и накиньте капюшон, - видя написанное на лице девушки отвращение, Уинтерхарт добавил: - Не бог весть что, но в толпе бросаться в глаза не будете.
   Пока мисс Стрендж облачалась в монтикот, сам Уинтерхарт примерил макинтош и кепи. Макинтош едва налез на него, а кепи наоборот спадало на глаза. Что, впрочем, оказалось к лучшему, так как козырек почти полностью скрывал лицо Уинтерхарта.
   - Мистер Картер, - капитан повернулся к наблюдающему за переодеваниями с нескрываемым интересом журналисту. - Вы заберете наши кофры, отправитесь на вокзал и купите три билета в третий класс на ближайший рейс наверх. Затем мы встретимся у автоматического кафе "Новые времена". Позавчера оно еще работало и там толклось достаточно всякого сброда, чтобы мне и мисс Стрендж остаться среди него незамеченным.
   - Вряд ли ваш доморощенный маскарад обманет ищеек Совета Пяти, если они всерьез возьмутся за дело, - взгляд Картера был полон скепсиса.
   - Я на это и не рассчитываю, поэтому чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше, - отмахнулся Уинтерхарт. - Люди Совета Пяти вполне могли накрыть нас на Берлине, но раз они этого не сделали, значит пока Сюй Сянбо действует на свой страх и риск. Но если его серьезно взяли за глотку, то уже через несколько часов ситуация изменится.
   На ближайшем перекрестке Уинтерхарт вместе с мисс Стрендж и Картер с их вещами разошлись в разные стороны.
   Капитан и его спутница торопливо шагали мимо обшарпанных жилищ портовых рабочих. Прохожих в это время почти не было, разве что несколько пьяниц да выгуливающие драгоценных чад мамаши. Никто из них, судя по всему, не мог похвастаться особым достатком, так что обряженные в краденное Уинтерхарт и мисс Стрендж вполне могли сойти за обитателей квартала докеров.
   - Мисс Стрендж, я бы посоветовал вам опустить голову и плечи, - Уинтерхарт некоторое время наблюдал за девушкой, прежде чем заговорить. - Вам в позвоночник будто палку вставили, черт возьми! Со стороны можно подумать, что вы - сама английская королева, тайно посещающая местные притоны...
   Мисс Стрендж бросила на Уинтерхарта неоднозначный взгляд из-под капюшона, но последовала совету. Сам же Уинтерхарт сунул руки в карманы и шагал вразвалку. Прятать лицо особенно не приходилось - его скрывала безразмерная кепи.
   По мере приближения к вокзалу становилось все многолюдней. Жилые дома сменили обвешанные крикливыми вывесками конторы и модные магазины, а тротуары захватили армии столов и стульев под полосатыми тентами уличных кафе. С учетом нависающего над островом раструба Вавилонской башни, почти полностью укрывавшего его от света Юпитера и капризов погоды, целесообразность этих тентов представлялась Уинтерхарту сомнительной.
   Пешеходные улицы заполняли толпы самого разнообразного люда - от преуспевающих туристов (к каковым еще недавно Уинтерхарт и мисс Стрендж могли себя отнести), как правило с сопровождающими, до безработных, застрявших на Европе будучи списанными с проходящих кораблей. Большинство последних ошивалось на лифтовом вокзале в надежде что какой-нибудь капитан будет набирать команду или подвернется разовая работенка в порту. Единственными, кто отсутствовал здесь как класс, были нищие и карманники. Совет Пяти ревностно следил за тем, чтобы подобные личности не досаждали гостям Европы. Методы при этом использовались очень простые и действенные, но не слишком гуманные.
   Впереди показалось здание вокзала - конус без верхушки из красного кирпича со стеклянными арками в основании. Из него, как стальная пробка в жерле вулкана, торчал вагон лифта. Несколько кранов загружали в распахнутые люки контейнеры - грузовые отсеки вагона располагались в верхней его части. Вокзал окружала мощеная брусчаткой площадь, полная народу. Торговать на ней запрещалось. Площадь разделялась по диаметру двумя каналами по которым подвозились грузы. Переброшенные через каналы мостики имели вид весьма крутых дуг с огромным количеством ступенек. Таковыми они были сделаны для того, чтобы под ними могли спокойно проходить груженые баржи.
   Запрет на торговлю привел к тому, что все отстроенные по окружности дома представляли собой одну нескончаемую торговую галерею. Впрочем, продавали здесь всякую грошовую чепуху и дешевые аксессуары в дорогу. Серьезные и уважаемые торговые дома внеземелья располагались либо на набережной, либо на основных островах.
   Вокзальная площадь кишела зазывалами из близлежащих магазинчиков и недорогих гостиниц. Судя по тому, что эта публика не проявили к беглецам ни малейшего внимания, Уинтерхарт сделал вывод, что маскировка их не столь уж безнадежна, как показалось Картеру. Однако же и расслабляться не стоило. В толпе то там, то здесь мелькали китайцы, и любой из них мог оказаться соглядатаем Сюй Сянбо, выискивающим улизнувшую из отеля парочку. А вот автоматонов-ищеек, которых Уинтерхарт опасался гораздо больше самих китайцев, не наблюдалось.
   Таким образом, под своды вокзала Уинтерхарт и мисс Стрендж проникли незамеченными. Там капитан сразу потащил девушку к подъемнику на верхние ярусы, с которых происходила погрузка третьего класса.
   Времени до отбытия лифта оставалось достаточно, однако в сложившейся ситуации это был одновременно и плюс и минус. Плюс заключался в том, что Картер точно должен был успеть купить билеты, и тогда они спокойно отбудут наверх. Минус - полномасштабная облава могла начаться в любой момент. Мысль эта свербела в мозгу Уинтерхарта, пока он пробирался к нервно мигающей неоном вывеске "Новые времена", сжимая в руке прохладную ладошку мисс Стрендж.
   Усадив девушку за круглый заляпанный жиром столик спиной к ограждению яруса, Уинтерхарт подался к состоящей из стеклянных окошек стене. За каждым окном стоял освещенный тусклой электрической лампочкой муляж блюда из числа предоставляемых кафе. Сунув несколько медяков в монетоприемник, Уинтерхарт набрал код на истертых до блеска клавишах автомата. В трубах загудел сжатый воздух и из трубы раздатчика на латунный поддон вывалилось два желтых картонных цилиндра. Внутри находились бумажные стаканчики и два пакетика с заварным цикорием. Над краном рядом с раздатчиком замигала зеленая лампочка. Уинтерхарт подставил под него стакан, нажал на рычажок и в стакан пролилась струйка желтоватого кипятка. Наполнив точно также второй стакан, Уинтерхарт осторожно перенес их на столик.
   - Пить это совершенно необязательно, - шепотом сообщил он мисс Стрендж. - Да и не советую, редкостная дрянь. Но если мы просто будем торчать за пустым столом, найдется много недовольных.
   Мисс Стрендж опустила низко голову и вперила взгляд в стоящий перед ней стакан с бурой жижей. Сам Уинтерхарт уселся так, чтобы контролировать взглядом происходящее по сторонам. Попутно он прислушивался к доносящимся до него обрывам разговоров, но не уловил ничего интересного кроме обычного трепа о работе и выпивке.
   Минут двадцать спустя появился Картер. Он близоруко сощурился, пытаясь разглядеть в толпе на ярусе Уинтерхарта и мисс Стрендж, но ему это не удалось. Чертыхаясь, он полез в карман за пенсне, при этом стараясь не выпускать из рук багаж. Уинтерхарт соскользнул стула и не торопясь подошел к журналисту, роющемуся в карманах.
   - У касс все спокойно? - спросил он.
   Обнаруживший, наконец, пенсне Картер ошеломленно уставился на подошедшего бродягу и лишь через мгновение он сообразил, что это Уинтерхарт.
   - Там ошивается несколько китайцев, и они уж очень тщательно разглядывают всех, кто берет билеты, - журналист передал Уинтерхарту один из кофров и убрал пенсне. - И вот еще что... Может мне показалось, но, как бы это сказать...
   - Да не тяните вы резину, мистер Картер, - Уинтерхарт потянул журналиста за собой к столику, который он занимал с мисс Стрендж. - Говорите уж как есть.
   - Там было с пяток синдриков... Ну, вы помните - эти богомерзкие тритоны со звезд, о которых говорил китаец.
   - Да, да, - буркнул Уинтерхарт. - Вы наверняка считаете их дальними родственниками своих Глубинных с Юпитера. Но, уверяю вас, эта публика водится в любой точке Солнечной системы, где можно что-то купить или продать, так что вряд ли это потянет на сенсацию.
   - Тогда, быть может, вам не покажется странным и то, что китайцы в самом деле пляшут под их дудку? - свою фразу Картер заканчивал, присаживаясь за стол. - Когда я брал билеты, пара тритонов давала какие-то указания одному из этих бандитов.
   - Мисс Стрендж? - обратился Уинтерхарт к девушке. - Что вы на это скажете?
   - Что мы как можно скорей должны покинуть Европу, - отозвалась мисс Стрендж, не поднимая взгляда.
   - Ну, тут я полностью с вами солидарен, - Уинтерхарт повернулся к Картеру. - Билеты у вас?
   - Угу, - тот выложил на стол три картонных прямоугольника.
   - Тогда не будем медлить, поспешим на лифт.
   Проталкиваясь сквозь толпу, они добрались до трапа - хлипкой на вид конструкции из металлических труб, перекинутой до входа в лифт. Сунув билеты топчущемуся у трапа кондуктору, Уинтерхарт пропустил Картера и мисс Стрендж. Идя последним, он перегнулся через борт, вглядываясь в кишащий людьми зал, однако с такой высоты все казались сборищем детских куколок, и отличить человека от синдрика было невозможно.
   Третий класс в лифте, как и следовало ожидать, отличался от первого также как в поездах. Здесь наличествовали некрашеные стальные стены, тусклые желтые лампы, спрятанные за решетки, жесткие неудобные кресла с ремнями, стоящие спина к спине в три двойных кольца вокруг оси лифта, и мощное амбре из смеси запахов хлорки, пота и нечистот. Единственное, что роднило третий класс с шикарными салонами на первых уровнях лифта, это льющаяся из репродукторов музыка, но в том гвалте, что стоял в салоне, разобрать мелодию было невозможно.
   Уинтерхарт высмотрел свои места, расположенные на внешнем кольце кресел. На одном из них уже устроился изрядно помятый субъект в рваном матросском бушлате. Судя по неуверенным движениям, он был пьян и не вполне соображал, где находится. Уинтерхарт не стал церемониться с ним и спихнул с кресла пинком. Падение на холодный пол чуток протрезвило беднягу, он собрался было даже возмутиться столь бесцеремонным с ним обращением, но, сфокусировав взгляд на обидчике, сообразил, что один против троих не потянет. Пробурчав что-то угрожающе-невнятное, он поднялся на ноги и поплелся к компании таких же доходяг, судя по виду матросов какого-то местного корыта, которая встретила появление товарища дружным гоготом. У компании по кругу ходила завернутая в бумажный пакет бутылка, так что после пары глотков обида была забыта.
   Уинтерхарт сел в кресло, надвинул кепи на нос и сделал вид, что спит. Мисс Стрендж последовала его примеру, однако журналисту, усевшемуся по другую руку от Уинтерхарта, не терпелось подонимать того вопросами.
   - Мистер Уинтерхарт, - он склонился к уху капитана. - До сего момента я был уверен, что вас и мисс Стрендж связывает какая-то романтическая история, а гонятся за вами ее разгневанные родственники или кредиторы... Но с появлением синдриков вся эта заваруха приобретает какой-то зловещий окрас.
   Уинтерхарт насмешливо фыркнул.
   - Боюсь, мистер Картер, я вас чудовищно разочарую, - заговорил он шепотом. - Я не имею ни малейшего понятия о том, что происходит. Две недели назад на Титании я был нанят неким мистером Дефо (каковой, судя по всему такой же Дефо, как я Стивен Гордон), который уплатил мне более чем приличную сумму за доставку на Землю мисс Стрендж. Естественно, я сразу, как и вы, предположил, что девица в бегах. Но не прошло и пяти минут после заключения договора, как на нас напали какие-то странные типы. Они явно не были настроены увещевать мисс Стрендж возвратиться в отчий дом, а устроили пальбу прямо в толпе. С тех пор я и сам теряюсь в догадках о том, во что на самом деле ввязался. И, да, мой наниматель сразу предупредил меня, чтобы я опасался синдриков. После ухода со службы до меня доходила масса слухов об этих инопланетных тварях, но я все равно не могу понять, что им может быть нужно от обычной девушки.
   - А что было известно о синдриках в Адмиралтействе?
   - Увы, но информация, которой располагает наша разведка, не сильно отличается от болтающихся по внеземелью слухов. Так что, возможно, это вы, мистер журналист, сможете как-нибудь пролить свет на все, что связано с синдриками.
   - Мне приходилось собирать кое-какую информацию о них. Синдрики появились на Земле около пятидесяти лет назад, сразу сообщив о себе правительствам крупнейших земных стран. Они сразу заявили о том, что прибыли только в торговых целях, и пока никто не смог доказать обратное. С их же слов мы знаем, что за пределами Солнечной системы лежит множество обитаемых миров, населенных самыми причудливыми разумными существами, но по каким-то причинам синдрики не пожелали сообщить никаких подробностей об этих мирах или хотя бы показать изображения их обитателей. Хотя кое-какие сведения все-таки просочились, впрочем их достоверность порой представляется мне сомнительной. Еще большей завесой тайны покрыты сведения об их родном мире и двигателях, позволяющих им перемещаться между звезд...
   Уинтерхарт скрипнул зубами - на него вновь нахлынули воспоминания восьмилетней давности, когда столь вожделенный приз - звездный корабль синдриков - выскользнул из его рук, ведомый проклятым пиратом Гиллианом.
   Картер, не заметив, какое впечатление его слова произвели на капитана, продолжал:
   - С тех пор синдрики торгуют со всеми, кто может предложить им то, что их интересует - минеральное сырье, редкоземельные элементы, драгоценности, произведения искусства. Все это идет в обмен на различное оборудование, которое современная наука создать пока еще не в силах, а также всякие занятные безделушки вроде этой.
   Картер отвернул ворот рукава и продемонстрировал Уинтерхарт заключенный в матово-серый корпус хронометр. Циферблат его представлял собой сложную систему вращающихся дисков, с помощью которых, как пояснил Картер, можно было узнать время в любой точке мира, совершать математические действия и даже вести астрономические наблюдения и узнавать свои географические координаты. Корпус хронометра представлял собой одну из главных загадок, так как отличался невероятной прочностью и при этом не являлся ни металлом, ни деревом, ни вообще каким-либо из известных материалов.
   - Ну или, возьмем, к примеру... Мистер Уинтерхарт, вы ведь управляетесь со своим судном в одиночку, а "Катти Сарк" отнюдь не крошечная яхта вроде моего "Провидения". Значит вы используете аналитическую машину, верно?
   - В точку, мистер Картер, - кивнул Уинтерхарт. - Сразу после покупки судна я поставил на него аппарат производства корпорации "Синклер".
   - "Синклер" ничего не производит, мистер Уинтерхарт! - в голосе Картера чувствовалось торжество. - Они лишь импортируют поставляемые синдриками машины, которые создаются где-то за пределами Солнечной системы. Но корпорация тщательно скрывает правду. Я беседовал с инженерами из фирмы "Монро" и специалистами технических кафедр Мискатоникского университета, так они до сих пор не могут воспроизвести настолько миниатюрные детали, которые используются в аналитических машинах "Синклер". Более того, они утверждают, что для их создания используются неведомые нам технологии, ибо точность пригонки деталей недостижима имеющимися у нас инструментами!
   Голос из репродукторов на стене объявил об отправке лифта. Гвалт в салоне утих и даже самые буйные пассажиры ринулись занимать свои места и пристегиваться. На некоторое время воцарилась тишина, которая вскоре была нарушена металлическим скрежетом, за которым последовала некоторая болтанка. Лифт начал свое движение к порту.
   Выдержав паузу, и убедившись, что все вокруг снова вернулись к разговорам и выпивке, Картер продолжил:
   - Но это еще не самое интересное - пару лет назад синдрики перестали ввозить в Солнечную систему и эти машины, и многую другую технику, в том числе использующуюся на космических судах. Три месяца назад сэр Клайв Синклер продал министерству транспорта Лунной Республики последнюю, по его словам, аналитическую машину, которая хранилась на складах корпорации. И объявил о бессрочной приостановке продаж. Со дня на день эта новость станет достоянием гласности, и акции "Синклер" стремительно ухнут вниз, что, учитывая обстоятельства, повлечет панику на бирже.
   - Вы полагаете это как-то связано с мисс Стрендж? - спросил Уинтерхарт, дослушав Картера.
   - На первый взгляд оснований к такому выводу нет... Однако же штука на хребте того бедолаги в отеле, что так ловко уконтрапупила ваша милая спутница, мало походила на творение человеческих рук, а тритоны явно караулили вас на вокзале.
   - И когда мы убегали на Титании, я столкнулся с одним из них, - добавил Уинтерхарт.
   - Быть может мисс Стрендж, э-э... скажем так, позаимствовала у тритонов нечто, что они считали для себя очень ценным? - Картер заговорил зловещим шепотом, едва различимым на фоне гомона пассажиров.
   Уинтерхарт украдкой глянул на мисс Стрендж, которая, похоже, на самом деле уснула после всего пережитого
   - Ну, это вряд ли. Если только это что-то такое, что она носит с собой даже отправляясь в ванную комнату. Видите ли, мистер Картер, это, конечно, было с моей стороны совсем не по джентельменски, но сразу после инцидента на Титании я втихомолку обшарил весь багаж мисс Стрендж.
   - О! - брови Картера взметнулись вверх.
   - Ничего, - прошептал Уинтерхарт. - Вообще ничего, кроме весьма недурного качества белья.
   - А вы, мистер Уинтерхарт, либо редкостный извращенец, либо параноик! - восхищенным шепотом заявил Картер. - Кстати, вы не находите, что пришло время немного выпить?
   - Вы же вылакали на катере две бутылки хереса?!
   - Тю, да когда это было! - отмахнулся Картер. - Сидите здесь, а я спущусь в бар и прихвачу пару этих груш с виски.
   Журналист отстегнулся и осторожно поднялся на ноги. Сила тяжести еще не начала меняться, так что он вполне твердо держался на ногах, спускаясь по спиральному трапу в нижний салон.
   Уинтерхарт устроился в кресле поудобней и вновь нахлобучил кепи на нос. Шестое чувство подсказывало ему, что расслабляться рано, однако события последних часов совершенно его вымотали, и сопротивляться наваливающейся дремоте стало невмоготу.
   Интуиция не подвела капитана - едва-едва чары Морфея овладели им, как он был разбужен грубым тычком в бок. Разлепив глаза, Уинтерхарт обнаружил рядом Картера, выражение лица которого не предвещало ничего хорошего.
   - У меня две новости, и обе плохие, - заявил Картер, убедившись в пробуждении Уинтерхарта.
   - Начните с самой плохой, - буркнул тот.
   - Виски здесь дрянь.
   - Это я и так знаю. А вторая?
   - Там внизу шарится пара синдриков. Они ну очень внимательно рассматривают всех пассажиров, причем чрезвычайно внимательно. Что еще хуже, они делают это уже во втором классе и вот-вот доберутся сюда.
   - Проклятье! - прошипел Уинтерхарт.
   Он завертел головой по сторонам. Салон третьего класса располагался прямо под грузовыми отеками лифта. Бежать отсюда было некуда, а наверх вели только несколько наглухо задраенных люков.
   Из люка в полу показался темно-синий атласный цилиндр. И, увы, водружен он был на влажно поблескивающую черную лупоглазую бошку, усыпанную белыми пигментными пятнами.
   Уинтерхарт с размаху бухнулся на место. План в его голове созрел почти мгновенно.
   - Мистер Картер, где стоит ваша яхта?
   - Пятая причальная колыбель на двадцать третьем уровне внешнего рейда.
   - Прекрасно, - Уинтерхарт осторожно потряс за плечо мисс Стрендж. - Мистер Картер, вы готовы слегка вздремнуть?
   - Что?! - опешил журналист.
   - Сейчас я затею драку, и вы мне в этом поможете.
   Тут до Картера дошло, чего добивается Уинтерхарт.
   - Да вы что это, серьезно?! Нет, с вами действительно не соскучишься...
   - Что происходит, мистер Уинтерхарт? - мисс Стрендж осторожно, но с силой убрала со своего плеча руку обшаривающего взглядом салон Уинтерхарта.
   - Мисс Стрендж сейчас мы устроим небольшую потасовку, - Уинтерхарт пустил руку в свой кофр. - Наденьте шлем и забейтесь куда-нибудь в угол, а лучше вообще залезьте под кресла. Скоро тут станет душновато.
   Времени для выдумки предлога к драке у Уинтерхарта не оставалось. Синдрик в темно-синих сюртуке и брюках и его спутник, облаченный аналогичным образом, но отличающийся каким-то нездоровым болотным цветом кожи уже расхаживали по салону, довольно бесцеремонно тыкая массивными тростями в пассажиров.
   Капитан подскочил к матросу, которого давеча пинком отправил на пол, ухватил его за ворот бушлата и, рывком развернув к себе лицом и с криком "Что-то рожа мне ваша не нравится, любезный!" заехал ничего не соображающему бедолаге в ухо, отчего ноги у того мгновенно подкосились. Его приятели пребывали в недоумении считанные мгновения, после чего побросали карты и с ревом бросились на обидчика. Уинтерхарт, не теряя времени даром, взмахнул другой рукой, в которой был зажат извлеченный из кофра шлем, и встретил первого нападающего мощным апперкотом. Закаленное армированное стекло при соприкосновении с массивной челюстью здоровенного лысого детины издало глухой звон, и отправило противника в нокаут, наглядно продемонстрировав, что стеклодувы из "Конвей" не даром едят свой хлеб. Матрос отлетел в сторону, потянув за собой еще одного из своей компании. Они рухнули под ноги дремлющему в кресле бродяге в латаном плаще. Взвыв, тот, не разбираясь спросонья в чем дело, засветил в нос пытающемуся подняться матросу, тот в ответ боднул его головой в живот...
   - Наших бьют! - дурным голосом заорал Картер и врезал в челюсть проходящему мимо мужичку в рабочем комбинезоне, судя по виду портовику с Европы-1.
   Почтенная публика не стала уточнять, каких именно наших бьют, и минуту спустя салон превратился в настоящее побоище. Раздавая тумаки налево и направо, Уинтерхарт старался не выпускать из виду синдриков. Орудующие тростями как дубинками чужаки не могли пробиться через толпу, а выкрик Картера "гаси тритонов!" и вовсе привел к тому, что они оказались вовлечены в общую потасовку.
   Репродуктор на стене что-то пролаял, но в ход пошли уже битые бутылки, брызнула первая кровь, и никто не обратил внимания не несущиеся оттуда предупреждения.
   На шум драки прибежали двое стюардов. Однако стоило им подняться по трапу, как они тут же кубарем скатились обратно, получив увесистому тычку в лицо от подкарауливавшего их Уинтерхарта. Перескакивая через две ступеньки, он помчался вниз, не забыв показать неприличный жест бородатому типу в разорванной тельняшке и с измазанным кровью лицом. Типчик бросился за Уинтерхартом, однако, не преодолев и половину пути, споткнулся и посчитал зубами половину чугунных ступеней.
   Вслед за ними драка переметнулась в нижний салон, потому как, как и надеялся Уинтерхарт, в толпе нашелся то ли социалист, то ли анархист, который завопил "это все проклятые богатеи виноваты!". Орущая и размахивающая кулаками людская волна затопила второй класс, в котором тоже оказалось немало любителей попортить внешность ближнему.
   Драка грозила захлестнуть весь лифт и тогда, наконец, надрывающийся дурным голосом репродуктор замолк, а в стенах открылись щели из которых ударили едкие белесые струи.
   Не медля ни секунды, Уинтерхарт натянул на голову шлем, который все это время не выпускал из руки, и рухнул на пол. Сверху на него повались тела тех несчастных, на которых сонный газ подействовал немедленно.
   Вскоре все было кончено и воцарилась тишина.
   Уинтерхарт выкарабкался из-под наваленных на него тел. Салон второго класса представлял собой истинно апокалиптическое зрелище. Тела в живописных позах были навалены одно на другое, а особо рьяных драчунов даже сонный газ не заставил отпустить друг друга. Стараясь не отдавить конечности павшим жертвой его уловки пассажирам, Уинтерхарт добрался до трапа, где обнаружил искомое - сладко спящих стюардов. Перевернув одного из них, он обшарил его карманы и пояс, за что бы вознагражден тяжелым трехгранным универсальным ключом.
   Затем Уинтерхарт поднялся наверх, где около люка уже стояла его пассажирка.
   - Вы в порядке, мисс Стрендж?
   - В полном, мистер Уинтерхарт. Однако же вы не стесняетесь в выборе средств.
   - Зато результат налицо. - Уинтерхарт подобрал с пола свой кофр, стряхнув с него перчаткой отпечаток чьего-то грязного сапога. - Вы не видели мистера Картера?
   - Он там, - мисс Стрендж указала на кучу тел, из которой торчал нога в знакомом тяжелом ботинке.
   - Надеюсь, он не сильно пострадал?
   - Полагаю, отделался парой синяков, не больше, - пожала плечами мисс Стрендж. - По крайней мере, перед тем как пошел газ, он выглядел вполне бодрым и энергичным.
   - Что ж, теперь, когда все, кроме пары механиков и начальника лифта наверху, в отключке, поспешим.
   Уинтерхарт залез по трапу к люку в грузовой отсек. Универсальный ключ отомкнул его, и капитан забрался в темный провал над головой. Протянув руку, он помог забраться туда же мисс Стрендж и захлопнул люк.
   Темноту разорвал луч света от нашлемного фонаря. Поводив им по сторонам, Уинтерхарт обнаружил, что их окружают надежно закрепленные контейнеры.
   - Вы надеетесь отсидеться здесь до прибытия в порт? - мисс Стрендж включила свой фонарь.
   - Ну что вы, - хмыкнул Уинтерхарт. - Здесь нас будут искать в первую очередь.
   - И что же нам делать?
   Уинтерхарт не ответил. Он подошел к покрытому слоем шелушащейся краске борту и осветил его. Слева от Уинтерхарта оказался задраенный люк.
   - Нам сюда, - он ухватился за колесо замка и с натужным усилием провернул его на один оборот. - Порядок, крутится. Теперь подождем немного...
   Сквозь образовавшуюся щель наружу со свистом устремился воздух.
   Мисс Стрендж подошла и встала рядом.
   - И чего мы ждем? - поинтересовалась она, наблюдая, как на люке образуется иней.
   Уинтерхарт подпрыгнул, однако обратно опускаться не спешил. Лифт покидал зону тяготения Европы.
   - Вот этого, - сообщил капитан, плавно коснувшись палубы. - Держитесь.
   Он вновь взялся за колесо и на этот раз открутил до упора. Схватившись руками за край люка, Уинтерхарт открыл его. С яростным ревом воздух их грузового отсека рванул наружу, запорошив палубу белым налетом.
   Как только поток иссяк, Уинтерхарт высунул голову наружу.
   - Воистину завораживающий вид! - сообщил он, жестом приглашая мисс Стрендж следовать за ним.
   Девушка осторожно подалась вперед.
   - О, да, - согласилась она. - Определенно, оно того стоит.
   Серебряная тарелка Европы внизу казалась неподвижной, а над головами Уинтерхарта и мисс Стрендж на усыпанном бриллиантовыми искрами звезд черном бархате космоса раскинулось удивительное зрелище - хаотическое нагромождение огней и стальных конструкций, порт Европа-1.
   По борту лифта рядом с люком бежали три ряда стальных скоб. Уинтерхарт схватился за ближайшую, подтянулся и вскарабкался наверх.
   - Присоединяйтесь, - сказал он мисс Стрендж. - Только не забудьте захлопнуть за собой люк. Этой прекрасной картиной нам предстоит любоваться аж до самого прибытия. Ну а затем, полагаю, мы сможем воспользоваться гостеприимством мистера Картера. Надеюсь, ему действительно не сильно намяли бока...
  

Глава VII,

в которой Уинтерхарт вынужден совершить угон собственного судна

  
   "Провидение" сошло со стапелей лунных верфей добрую сотню тому, однако до сих пор это было крепкое и довольно шустрое судно водоизмещением четыреста пятьдесят тонн, оснащенное экзотическим двигателем "Сайто". По словам Картера, яхта досталась ему в наследство от деда и не в лучшем состоянии. После смерти матери, Картер продал семейный дом, отремонтировал яхту, поставил на нее новейшее навигационное оборудование и связь, и перебрался жить на борт "Провидения". Для журналиста это оказалось чрезвычайно удобно - в любой момент он мог отправиться на другой конец Солнечной системы, а апартаменты и рабочее место следовали за ним. Находящаяся на яхте персональная аналитическая машина, построенная по специальному заказу Картера фирмой Синклера, позволяла не только обрабатывать тексты и вести счет. Картер не преминул похвастаться перед Уинтерхартом новейшим механическим банком памяти - компактный перфоратор прострачивал сотнями игл бумажные ленты, смотанные в бобины, а специальное устройство могло одновременно считывать данные сразу с нескольких лент. При необходимости бобины легко заменялись на чистые, заполненные же Картер хранил в аккуратно подписанных коробках. Банк и аналитическая машина размещались в элегантном секретере из красного дерева, его вводное устройство и вовсе представляло собой произведение искусства - клавиши из слоновой кости с серебряным тиснением были вручную выточены и собраны на украшенной экзотическими узорами доске умельцами с Формозы. Таким же штучным товаром оказался и кинотропический экран на 49152 кубика в обрамлении лакированных деревянных панелей.
   Прекрасно понимая, сколько времени ему предстоит провести в пути, Картер не поскупился на отделку внутренних помещений. Две гостевые каюты, библиотека и кают-компания с огромными овальными иллюминаторами не уступали по комфорту номерам европейского Берлина, а их габариты вполне позволяли принимать на борту гораздо больше гостей, нежели пару беглецов.
   Отдельно стоило отметить прекрасный бар, который Картер пополнял при каждом заходе в порт, и библиотеку. И если содержимого первого оставило у Уинтерхарта сугубо положительные эмоции, то библиотека вызывала лишь кривую усмешку - хоть двое суток безделья, пока он и мисс Стрендж отсиживались на борту "Провидения", скрасить было нечем, заставить себя читать ту мистическую галиматью, что занимала книжные полки в кают-компании яхты, оказалось решительно невозможно. Даже если текст опуса был набран на знакомом Уинтерхарту языке, его содержание, обычно, отдавало редкостным бредом. Некоторые же из книг Картера и вовсе внушали ужас и отвращение своими малоаппетитными иллюстрациями, иные вызывали смех напыщенными названиями и маловразумительным языком...
   "Daemonolatreia", "Cultes des Goules", "Al Azif", "Ars Magna et Ultima", "Livre d'Eibon", "Люди Монолита", "De Vermis Mysteriis", "Неименуемые культы", "Saducismus Triumphatus", "Cryptomenysis Patefacta" - все эти названия ни о чем не говорили Уинтерхарту. Впрочем, обвинить Картера в слепом увлечении мистицизмом оказалось сложно - отвечая на нападки Уинтерхарта, тот зачастую ссылался лишь на библиографическую или историческую ценность труда. И в самом деле, редкой книге на борту "Провидения" было меньше пары-тройки сотен лет.
   Время от времени Картер покидал яхту, чтобы собрать в порту очередную порцию слухов. На текущий момент выходило, что "Европейская компания" завершила ремонт клипера, хоть он и находился под арестом портовых властей. На судне постоянно дежурили пара-тройка головорезов Совета Пяти, и его не снимали с цепей. Однако же, как надеялся Уинтерхарт, рано или поздно "Катти Сарк" вынуждены будут переместить из ремонтных доков куда-нибудь еще, и вот тогда, возможно, настанет время действовать.
   Как действовать - он пока не представлял, но оставлять клипер в лапах Совета Уинтерхарт не собирался минимум по двум причинам.
   Во-первых, это его судно, и лишиться клипера означало то же самое, что оттяпать себе руку. Во-вторых, "Катти Сарк" была единственным способом убраться с Европы в ближайшем необозримом будущем. Картер быстро выяснил, что в обоих портах усилены меры безопасности, и каждое отбывающее судно тщательно досматривается. Пытаться вырваться из порта на "Провидении" не имело смысла - даже если бы его удалось вывести за пределы причальных колыбелей, яхта все равно не годилась для самостоятельных дальних перелетов. Суда класса картеровского "Провидения" предназначались лишь для маневров рядом с планетами, да полетов на не самые дальние луны. От Юпитера до Земли их водили мощные межпланетные буксиры, за раз бравшие с собой по сотне-другой небольших судов и барж.
   Так что, как ни крути, оставалось только сидеть и ждать. Естественно, ярый материалист Уинтерхарт и не менее упертый мистик Картер постоянно находили предмет для спора, ведь заняться все равно было больше нечем. Мисс Стрендж участия в их дискуссиях не принимала, отсиживаясь в выделенной ей каюте. Хотя она не подавала вида, Уинтерхарт понимал, как ее беспокоит непредвиденная задержка. О произошедшем на Берлине он ее не спрашивал - интуиция подсказывала Уинтерхарту, что вряд ли ему удастся получить ответы на эти вопросы. А своей интуиции Уинтерхарт привык доверять.
   Очередной спор по причине отсутствия силы тяжести происходил между Картером, посасывающим их резиновой груши джин на потолке, и плавающем в паре дюймов над кожаным креслом Уинтерхартом. Учитывая, что за прошедшие дни оба оппонента изрядно выдохлись, словесная перепалка носила довольно вялый характер.
   - ...и между тем пятнадцать журналистской практики убедили меня, что мы чрезвычайно мало знаем о мире, что нас окружает, - язык у оторвавшегося от груши Картера малость заплетался. - Вот взять, к примеру, Западный континент...
   - Еще одна расхожая байка, - фыркнул Уинтерхарт, в руках у которого также имелась груша с виски. Гораздо лучшим, надо сказать, нежели подавали в лифте.
   - Факты говорят об обратном, - плывущий под подволоком Картер коснулся спиной люстры и едва не выпустил из рук грушу. - Агентство Пинкертона (в обмен на кое-какие услуги, конечно) допустило меня в свой закрытый архив. Я читал свидетельства землян, в том числе и ваших, мистер Уинтерхарт, соотечественников, умственное состояние и трезвость рассудка которых не вызывает ни малейшего сомнения, и даже лично беседовал с одним из них. Все они описывают одну и ту же картину, наблюдавшуюся ими в Атлантике по мере приближения к сотому меридиану - видимые в подзорные трубы зеленые берега, вдоль которых тянутся пирамиды, отдалено сходные с египетскими, на вершинах которых пылает огонь...
   - Ага, а потом они спокойно приплывают в Китай и Индию. Прямо через эти ваши пирамиды. Куда же они, позвольте вас спросить, мистер Картер, деваются?
   - По видимому мир наш не так прост, и некая сила, природа которой необъяснима даже в наш век торжества науки и технического прогресса, препятствует тому, чтобы мы открыли Западный континент.
   - Святый боже, египетские пирамиды в Атлантике, рыболюди под поверхностью Юпитера... - Уинтерхарт приложился к груше. - Мистер Картер, есть ли на этом свете хоть какая-нибудь чушь, в которую вы не верите?
   - "Летучий голландец", - не моргнув глазом, ответил Катер.
   - Что-о?! - Уинтерхарт едва не поперхнулся виски.
   - Я говорю - "Летучий голландец", - повторил Картер. - Неужели вы про него не слышали?
   - Ха! Это просто невероятно - самая известная байка последних лет во всем внеземелье вызывает у вас скепсис?! Это просто потрясающе!
   - Я слишком хорошо изучил историю вопроса, мистер Уинтерхарт. Шхуна "Летучий голландец" была спущена со стапелей Венусбурга двадцать лет назад. Построена по заказу торгового дома Монтгомери, и длительное время использовалась для торговых перевозок, однако около семи лет назад ее переоборудовали в боевой корабль, фрегат, оснастив новейшим вооружением и двигателями. Говорят, на борт поднялся лично Персиваль Монтгомери, пребывающий не в себе после гибели сына. А затем судно пропало со всех известных торговых путей Солнечной системы. Те, кто все-таки встретился с ним в каких-то дальних закоулках внеземелья, утверждают, что корабль мертв и им управляют призраки. Все это, конечно, слухи, но самого лорда Монтгомери никто не видел уже много лет, хотя его компания продолжает работать и вполне успешно. Говорят, совет директоров получает распоряжение от курьеров...
   - Погодите-ка, мистер Картер, вы говорите, что "Летучий голландец" принадлежал Монтгомери? - алкоголь враз улетучился из головы Уинтерхарта.
   - Ну да. Что вас так удивило?
   - Черт возьми, надо было сразу догадаться! - Уинтерхарт выпустил грушу и раздраженно ударил кулаком о ладонь. - До меня тоже доходили кое-какие слухи - о людях, которые интересовались моими маршрутами и стоянками... Следовало ожидать, что он этого так не оставит. Но лет пять назад они словно исчезли.
   - О чем это вы, мистер Уинтерхарт?
   - Я подал в отставку после неудачной попытки изловить Джо Гиллиана. Во время этой операции линкор "Св. Винсент" погиб вместе со всем экипажем.
   - А затем "Океан" столкнулся с "Каледонией", которой командовали вы, - кивнул Картер. - О, черт!
   - Вот именно. Капитаном "Св. Винсента" был виконт Монтгомери, единственный сын старого лорда Персиваля. Не могу сказать, что претензии старого хрена ко мне так уж необоснованны и я хорошо сплю с тех пор... Ладно, теперь, хотя бы от этой головной боли я избавлен.
   - Простите, что-то я вас не понял? - Картер уставился на Уинтерхарта.
   - Вы же сами только что сказали, что "Летучего голландца" видели дрейфующим и брошенным...
   - Я сказал, мистер Уинтерхарт, что его видели под управлением призраков.
   - Да не один ли хрен? Раз даже вы не верите в то, что его экипаж состоит из призраков, значит...
   - Это значит, что им управляют мертвецы.
   - Кто?!
   - Мертвецы. Неупокоенные. Эфирная природа призраков столь маломатериальна, что ее хватает лишь на то, чтобы пугать экзальтированных дам смутными тенями. Настоящему призраку, мистер Уинтерхарт, не всегда удается сдвинуть с места указатель на спиритической доске, а что уж тут говорить об управлении кораблем! Но, как мы с вами могли недавно убедиться, покинутую душой физическую оболочку можно заставить двигаться. Да той же силой электричества.
   Чем больше Уинтерхарт слушал Картера, тем больше у него глаза вылезали на лоб.
   - Матерь божья, мистер Картер, вы не пробовали написать роман ужасов? Ей богу, вы бы имели большой успех у публики! Я только одного не пойму - вас с детства такой ерундой пичкали, или вы все-таки уже взрослым головой ударились?
   - Не знаю, что бы вы сказали про мое детство, если бы узнали, что моя мать так хотела дочь, что до пяти лет наряжала меня как девчонку, - на лицо Картера легла тень. - И хотя мне грех было жаловаться - помимо этого, я получал что хотел - к пятнадцати годам я понял, что если я останусь под опекой родственников, то всю жизнь буду канарейкой в клетке. Умной и начитанной, но не способной летать. Тогда я собрал кое-какие манатки и сбежал из дома, что стало самым важным поступком в моей жизни...
   - Это правда?
   - Да. Домой я возвратился только на похороны матери, и не провел в нем и двух недель. Ну а, как вы выражаетесь, головой я ударился, видимо, еще при рождении, ибо с младых ногтей интерес к естественным наукам у меня был столь же велик, как и ко всему сверхъестественному. Я уверен, что рано или поздно чей-нибудь рациональный ум свяжет их воедино, и те явления, что вы, мистер Уинтерхарт, воспринимаете с явным скептицизмом, будут прекрасно впишутся в картину мира для ваших внуков и правнуков...
   Диалог прервал торопливый стук об обшивку.
   - Кого это нечистая принесла? - Уинхарт потянулся к "маузеру", с которым он ни на минуту не расставался на борту "Провидения".
   - Успокойтесь, это ко мне, - Картер оттолкнулся от потолка и проплыл к шлюзу. - Впрочем, думаю, вам тоже будет небезынтересно послушать.
   Минуту спустя журналист вернулся в сопровождении изрядной чумазости лыбящегося юнца в латаном скафандре с покрытым патиной древним кислородным баллоном за спиной. Из-под облегающей шапочки торчали рыжие вихры, водившие знакомство с мылом или шампунем во времена едва ли менее далекие, чем когда их обладатель в полный рост мог стоять под столом.
   - Познакомьтесь, капитан, это мистер Фланберри. Незаменимый помощник в ряде деликатных поручений.
   - Всегда у вашим услугам, сэр, - без малейшего почтения в голосе произнес недоросль, не прекращая ухмыляться.
   Он бодро протянул руку Уинтерхарту и плохо смазанные сочленения скафандра издали протестующий скрип. Капитану ничего не оставалось, кроме как пожать ладонь мальчишке.
   - А теперь повтори капитану, что ты мне только что рассказал. Он жаждет услышать это своими ушами.
   - Мой кузен Вилли бичует в порту, и у него есть кореш, Ганс, брат подружки которого подрабатывает в "Европейской судоремонтной компании". Так вот тот пару часов назад слышал, как ругались инженер Годвин и какой-то пижон из нижних братков. И этот европеец сказал Годвину, что "Катти Сарк" сегодня в три часа снимают из дока и переводят на другой причал, и его интересует только одно - не развалится и корыто по дороге. Годвин что-то орал про обязательства перед клиентом и честном имени компании, но нижний браток его, по ходу, жестко обломал. Вот такие дела, кэп.
   - Держи, заслужил, - Картер выудил из кармана серебряную монету, которая с необычайной скоростью исчезла между пальцев юного Фланберри. - А теперь проваливай и не вздумай снова попытаться что-нибудь стянуть из рундуков в шлюзе!
   Не изволив попрощаться, мальчишка скрылся вместе с добычей.
   - Что скажете, капитан? - Картер повернулся к Уинтерхарту.
   Тот достал брегет и посмотрел на него.
   - Времени у нас в обрез. Я попытаюсь проникнуть на борт через потайной люк, о котором люди Совета Пяти вряд ли догадываются, и захвачу, гм, собственный корабль.
   - Но как вы выберетесь вывести "Катти Сарк" из порта? Вам придется изрядно постараться, чтобы убедить капитана лоцманского корабля показать вам фарватер!
   - Я выведу судно, - раздался за спиной Уинтерхарта и Картера голос мисс Стрендж.
   Девушка появилась совершенно бесшумно.
   - Вы? - не поверил своим ушам Картер.
   - Да. Я хорошо запомнила маршрут, которым нас вели сюда. Мистер Уинтерхарт, вы мне доверяете?
   - В свете последних событий ваша феноменальная память меня не удивляет, - после небольшой паузы заговорил Уинтерхарт. - И я готов пойти на любой риск, лишь бы заполучить обратно "Катти Сарк".
   Капитана, кончено, грыз демон сомнения, но на крайний случай у него оставалось еще одно средство, прибегать к которому пока не хотелось. Мисс Стрендж же уже неоднократно продемонстрировала, что отнюдь не является изнеженной богатейской дочкой, не отличающей штирборт от бакборта, так что рискнуть стоило.
   - Значит, мы договорились? - взгляд аметистовых глаз мисс Стрендж пронзил Уинтерхарта и тот, кивнув, поспешно отвел взгляд.
   - Не помешал бы еще дробовик с гасителями отдачи и пара фунтов доброй чеширской соли, - Уинтерхарт с сожалением повертел в руках свой "маузер". - Не хотелось бы рисковать что-нибудь продырявить на только что отремонтированном корабле.
   - О, это всегда пожалуйста! - Картер откинул крышку рундука, в котором покоились источающие густой запах ружейного масла парочка помповиков "моссберг". - Но учтите - я с вами.
   - Вы свихнулись? - уточнил Уинтерхарт.
   - Лишний ствол вам не помешает, - пожал плечами Картер. - А мое пребывание во внеземелье в последнее время стало приобретать несколько пресный привкус. К тому же на камбузе "Провидения" имеется целый мешок соли. Могу добавить перца и специи для карри.
   Сборы были недолгими - Картер и Уинтерхарт распотрошили два десятка картечных патронов, набили их солью грубого помола, после чего Картер отключил все корабельные системы, и все трое покинули корабль.
   Причальная колыбель, в которой находилась яхта журналиста, находилась в одном из самых оживленных мест порта - на внешнем рейде. Рейд представлял собой невероятно длинный ступенчатый обод, пропущенные через который спицы тянулись к оси - верхним уровням портовой станции. Ниже раскинулся хаос внутреннего рейда - причалы, мастерские, склады и доки, один из которых скрывал "Катти Сарк". Над стоянкой "Провидения" уступами поднимались ряды похожих на птичьи клетки колыбелей, между которыми сновали тысячи людских фигур на помелах и пауки-погрузчики. Идеальное место для того, чтобы затеряться, ибо все путешественники в скафандрах на одно лицо. Если бы не захваченная Советом Пяти "Катти Сарк", здесь можно было бы отсиживаться годами - суда, торчавшие в колыбелях десяток-другой лет не были редкостью для Европы, главное вовремя платить портовый сбор.
   На "Провидении" имелось три помела, газовые баллоны которые Катер предусмотрительно держал заряженными. Завернутые в плотную ткань дробовики прекрасно поместились в багажных сетках, так что когда три путешественника покинули борт яхты, они не привлекли ничьего внимания.
   На помелах Уинтерхарт и его спутники добрались до горящего огнями цилиндра порта, где в клетке наружного лифта спустились до нужного уровня. Сделав небольшой крюк чтобы не попасться никому на глаза, вся троица вскоре оказалась над доком с "Катти Сарк".
   Про себя Уинтерхарт отметил, что они прибыли вовремя - рабочие снимали последние цепи, удерживающую клипер в доке. На мостике горел свет, и капитан разглядел три человеческие фигуры внутри.
   Уинтерхарт подал мисс Стрендж и Картеру знак следовать за ним и направил помело в непроглядную темень под днищем клипера, прицеливаясь на ряд заклепок, отмечающих третий от дюз шпангоут. Там наощупь он повернул две фальшивые заклепки, тем самым открыв искусно замаскированный в шпангоуте люк. Люк вел в крошечное помещение под грузовой палубой - доставшееся от предыдущего хозяина наследство. В свое время Уинтерхарт серьезно задумывался над тем, чтобы ликвидировать тайник, но руки так и не дошли. А потом он вдруг пригодился. А вскоре еще раз, и еще раз...
   Попав внутрь, Уинтерхарт зажег фонарь на шлеме. Луч выхватил тянущиеся вдоль стен трубы и стальную пластину на здоровых шестигранных болтах. К счастью, когда Уинтерхарт последний раз пользовался тайником, он не особенно усердствовал и сейчас болты легко вышли из гнезд.
   Отправив фальшивый кусок палубы парить в воздухе, Уинтерхарт выбрался в трюм и снял шлем. Борта "Катти Сарк" едва заметно сотрясались - люди Совета Пяти на мостике прогревали котлы и поднимали давление.
   Следом в трюме появились Картер и мисс Стрендж. Картер тут же распаковал дробовики. Первый он передал Уинтерхарту, второй оставил себе, а третий, слегка поколебавшись, все-таки отдал девушке.
   - Вот уж не думал, что по прошествии стольких лет после увольнения с флота я снова буду брать судно на абордаж. Тем более свое собственное, - Уинтерхарт оглядел спутников. - При малейшей угрозе немедленно стреляйте в лицо. Соль несмертельна, но хорошо остужает горячие головы. Ну а шрамы, - капитан усмехнулся. - Они лишь украшают мужчину. Хотя вряд ли Совет Пяти оценит мой гуманизм.
   С этими словами он передернул цевье и полез по трапу наверх.
   В коридорах они не встретили ни души и лишь приближаясь к мостику услышали людские голоса.
   Уинтерхарт замер у трапа, ведущего на мостик. Судя по звукам, там находились трое. Из разговоров выходило, что один из них был рулевым, двое других - обычными громилами. Рулевой переговаривался по радио с диспетчером и лоцманом, а громилы перебрасывались сальными шуточками.
   - Чего мы ждем? - прошептал Картер, подплывая к Уинтерхарту.
   - Снимают последние цепи, - ответил ему капитан. - Нет смысла портить сюрприз до того, как двигатель наберет рабочий ход, иначе далеко мы не уйдем.
   Наконец сверху донесся голос рулевого:
   - Вас понял, капитан Круз, следуем за вами.
   Уши Уинтерхарта при этих словах уловили изменения в звуке работы двигателя - тот исторг из хвостовых сопел столб пара, вытолкнувший клипер из дока. Последовавший затем ровный гул подсказал капитану, что судно набирает ускорение.
   - Пора! - Уинтерхарт оттолкнулся от палубы и влетел на мостик.
   - ... ну и я говорю Джеку, мол эта бабца похожа на мою бывшую, а он мне - да ты что... - один из громил так и застыл с открытым ртом на середине фразы, когда из люка в полу как черт из табакерки вылетел Уинтерхарт с дробовиком в руках.
   - Не двигаться! - рявкнул капитан, отскакивая к стене и освобождая проход для Картера.
   Рулевой, благоразумно решив не проявлять геройства, тут же свернулся в клубок, спрятав голову между колен и повис в воздухе рядом со штурвалом. А вот громилы соображали туго.
   - Джо, это ж та сука, что нам тритоны показывали! - завопил второй громила, узрев мисс Стрендж, и потянулся к пистолету на поясе.
   В крошечном как у динозавра мозге две мысли сразу не помещались, так что о том, что на него нацелен дробовик в руках Уинтерхарта громила вспомнил только когда капитан нажал на спуск. Раздался грохот, Уинтерхарт рванул цевье и около щеки повисла бешено вращающаяся гильза.
   Мостик огласил истошный визг - европеец выронил пистолет и схватился за лицо стремительно приобретающее цвет сырого мяса. Вокруг его головы вилась взвесь из крошечных клочков кожи и кровяных шариков.
   - Слышь, шеф, ты это охолонь! - Джо оказался чуть сообразительней напарника и сразу задрал руки над головой. Раскрыв ладонь, он отпустил пистолет и мизинцем толкнул его в сторону Уинтерхарта.
   - Я глупить не буду, да только и ты не горячись! - добавил громила. - Давай по-хорошему поговорим?
   - Разговоры по-хорошему закончились еще на Берлине, - огрызнулся Уинтерхарт. - Эй ты, ублюдок, отвали от штурвала!
   Рулевой поднял голову над коленками и тут же послушно спланировал к Джо и вопящему громиле.
   - Картер, держите их на прицеле, - Уинтерхарт ринулся к приборной доске.
   Беглого взгляда было достаточно, чтобы убедиться, что двигатель работает нормально.
   - Еще кто-нибудь на борту есть? - Уинтерхарт направил ствол на Джо.
   - Нету больше никого, шеф!
   Ухмылка, которую европеец не смог скрыть при этих словах, Уинтерхарту не понравилась.
   Мгновением позже его опасения оправдались - за спинами мисс Стрендж и Картера, в точности повторяя маневр самого Уинтерхарта и лишая его возможности выстрелить, появился еще один бандит, и дробовик в его руках вряд ли был заряжен солью.
   Триумф, впрочем, оказался мимолетным - в квадратный подбородок новоприбывшего врезалась люто скрежещущая торпеда. Флинт, до этого ловко прикидывавшийся, что у него кончился завод, сорвался с насеста и отправил бандита в нокаут.
   Ухмылку с лица Джо смахнуло словно тряпкой, ведь Уинтерхарт уткнул ствол "моссберга" ему прямо в нос.
   - Еще сюрпризы будут?
   Джо скосил глаза на вороненую сталь, прикидывая, что с ним сделает выстрел с такого расстояния. Вывод напрашивался неутешительный.
   - Шеф, больше никаких сюрпризов, христом богом клянусь! - сглотнул вязкую слюну Джо. - Нет больше никого, Фред просто поссать отходил!
   - Мисс Стрендж, присмотрите за люком, - Уинтерхарт вернулся к штурвалу. - Но, думаю, больше опасаться действительно нечего.
   - Слушай, ты ж отсюда не выберешься - лоцман сейчас уйдет, и что ты будешь делать? - сменил пластинку Джо, стоило Уинтерхарту убрать от его носа ружье. - Лучше сдавайся, ты ж не нужен, нужна только баба...
   Уинтерхарт обернулся и пронзил бандита горящим взглядом.
   - Картер, а ну всыпьте и ему тоже, а потом вышвырните в открытое пространство. Мне мусор на борту не нужен.
   Бандит снова побледнел, глядя на черный провал дульного отверстия в стволе дробовика Картера. Краем глаза он скосился на всхлипывающего напарника, не отнимающего окровавленных рук от лица. Рядом мешком болтался Фред, присоединившийся к тройке пленников поле пинка Картера.
   - Кто показал вам снимок мисс Стрендж? - спросил Уинтерхарт, не отрывая взгляда от приборов. - Это тритоны приказали ловить нас?
   - Нет, - замотал головой Джо. - Тритоны такие же шестерки, как и мы, хоть Совет Пяти и предпочитает с ними не связываться. За ними стоит кто-то, кого Совет и тритоны боятся до потери сознания. Поверьте, я не знаю, кто это! Нам ничего не объяснили, но после Берлина вас ищут все братки с Европы и обоих портов. Вчера начали шмонать оба рейда...
   - А мы вовремя свалили! - констатировал Картер.
   - Пожалуйста, не стреляйте, я ведь все равно ничего не знаю! - голос у Джо сорвался. - Я только исполняю приказы босса!
   - Хорошо, а теперь заткнись, - Уинтерхарт взялся за штурвал. - Мисс Стрендж, ваша очередь.
   - Эй, на "Катти Сарк", что у вас там происходит? - раздался из громкоговорителя голос капитана лоцманского судна. - Вы там напились, что ли, и пострелять решили?
   Выругавшись, Уинтерхарт отключил радио.
   Мисс Стрендж подплыла к переднему окну и внимательно вгляделась в приближающееся нагромождение металлических балок и стальных сетей. Под ними медленно вращался красный в белую полоску бакен, устало моргающий фонарями.
   - Курс девяносто-двадцать, - произнесла она. - От бакена ноль-шестьдесят...
   Лоцманский катер впереди несколько раз попытался подать сигналы бортовыми огнями. Он маячил на траверзе, всячески стараясь привлечь к себе внимание минут пять, пока капитан, видимо, не просчитал курс клипера. После этого катер выпустил облако пара и отвалил в сторону, скрывшись за сцепкой из водяных баков.
   "Катти Сарк", повинясь указаниям мисс Стрендж, продолжала маневрировать в лабиринте внутреннего рейда.
   - Шестьдесят-восемьдесят, - диктовала курс мисс Стрендж. - Держать до баржи, от нее двадцать-шестьдесят...
   Уинтерхарт вел "Катти Сарк" на максимально возможной в таких условиях скорости, так что, огибая баржу, он все-таки задел бортом торчащие из нее стрелы кранов, но тут же забыл об этом - проложенный мисс Стрендж курс пролегал между неспешно ползущим лихтером и раскинувшимся под ним полем из разноцветных лоскутов, при ближайшем рассмотрении оказавшихся плотно подогнанными друг к другу контейнерами. Здраво рассудив, что сотня плохо закрепленных железных ящиков предпочтительней борта лихтера, Уинтерхарт бросил "Катти Сарк" вниз.
   Днище судна заскрежетало по контейнерам, удерживающие их стальные тросы не выдержал и лопнули. В одно мгновение монолитная до этого масса заколебалась, и пространство вокруг корабля превратилось в хаос броуновского движения. Контейнеры бились об обшивку один за другим и разлетались в стороны, но "Катти Сарк" уже вырвалась из их цветастого хоровода.
   Впереди маячила полоса свободного космоса с ярко горящими звездами. Уинтерхарт тайком вытер лоб и отпустил потайной рычажок на штурвале, с которого не убирал палец весь путь от доков.
   - Мистер Картер, мисс Стрендж, - Уинтерхарт перевел рукоять корабельного телеграфа на "полный ход". - Выпроводите наших гостей за борт. И учтите, что внизу нет ни сложного оборудования, ни груза. Так что если кто-то поведет себя не по-джентельменски, можете отправить обратно на Европу его труп с дырой в башке.
   Когда так и не проронивший ни единого слова рулевой и трое головорезов Совета Пяти под конвоем журналиста и девушки покинули мостик, Уинтерхарт с наслаждением устроился в капитанском кресле.
   Мимо пронеслись последние бакены Европы-1, и перед капитаном раскинулся бескрайний океан космоса с лунной дорожкой Млечного пути.
   Но, набирая на навигационной панели бортовой аналитической машины новый курс, Уинтерхарт вдруг подумал - а как, черт побери, теперь Картер заберет свою яхту с рейда?

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | В.Василенко "Смертный 2: Легат" (Боевое фэнтези) | | У.Соболева "Легенды о проклятых-1. Безликий" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | В.Конте "Omega. Инстинкт борьбы" (Антиутопия) | | Н.Шнейдер "У бешеных нет души" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"