Алексеева Светлана: другие произведения.

Балаурские чертоги. Часть 1. Посторонним вход запрещен

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проход в Балаурские чертоги посторонним воспрещен! Правда, не все посторонние знают, почему, но от греха подальше не лезут. Сунься к драконам, если они того не желают и так ревностно хранят свои тайны. Хотя, бытуют легенды, что когда-то к драконам могли прийти все желающие. И на ровне со сказками о полудиких созданиях эта легенда ходит среди народов, давая пищу для мечтаний и основания для страха. Но драконы, они же ра-а-азные! Вот пример - Инна. Она вообще драконом быть не хотела, но родственников не выбирают. А драконья жизнь находит в душе отклик и затягивает.
      
    завершение части от 06.05.2016 Спасибо за прочтение! :)

   Предисловие.
  
   Сухопаростью строк и смущеньем
   Я манила к себе и пугала.
   Кто - то взгляд мне дарил с отвращеньем,
   А иные хотели скандала.
  
   Единицы в глаза улыбались,
   Крылья нежностью мне расправляя.
   Им спасибо, они так старались,
   Чтобы веры в себя не теряла...
  
  Я смогу. Я смогу. В голове бьется только эта мысль. Она такая яркая, что уже почти не страшно подходить к обрыву.
   - Не обязательно прыгать с края, можно разбежаться и оттолкнуться, - это сур Гриварш советует, стоя в стороне. Но Инна, помотав головой, всматривается в волны, бьющиеся о скалы. Она где-то читала, что разбиться о воду страшнее, чем о землю... Так. Убрать сомнения. Вздохнуть и.. Девочка оттолкнулась и прыгнула в воздух, а не в море. Дыхание перехватило и кричать не вышло...
  
  
   - Леди Джия, прошу вас поторопиться, нам пора в путь. Старший вояр Ставий седлал коней и собирал последние пожитки. Джия кивнула, закрепляя на Брюкве свои седельные сумки и оправляя костюм верховой езды. Она немного волновалась, но показывать этого было нельзя, ей не положено волноваться. Путь предстоял не близкий, а силой, чудесами и переходами пользоваться нельзя. Она никогда ещё так далеко не ездила. Родители доверили её Ставию неспроста, и Джия это знала. Только он мог провести её через Мерцающий лес и Норвальдские горы, на нём сейчас был груз ответственности за её 'выздоровление'.
   Кони всхрапывали, намаявшись топтаться на месте, слуги с неприятным для Джии сочувствием поглядывали на неё и вояра, и спешили отвести взгляды, когда Леди обращала на них внимание. Хорошо, что родители не вышли её провожать - все слова были сказаны ранее вечером. Уезжать, зная, что в спину смотрят мама с папой, было бы намного сложнее.
  
  
   1. Родственница, новости, вещи и перемены.
  
   Инна была девочкой из городка Подольска, училась до... некоторых событий, в обыкновенной школе и имела пару - тройку подружек, впрочем, не совсем чтобы подружек - нелюдимой в классе ей быть не хотелось, и она поддерживала общение с теми, кто её не сторонился или делал вид, что не сторонится. Ещё пол года назад Инна жила спокойной жизнью школьницы в привычной "хрущевке" вместе с родителями: мамой, работающей медсестрой в детской поликлинике номер 16 и папой, из сил выбивающегося на мясокомбинате. Конечно, они поздно возвращались домой, и редко были с Инной рядом, но она многое понимала, в том числе и их отсутствие. Их семью можно было назвать счастливой - исключая мелкие семейные неурядицы.
   В идиллию вмешалась бабушка. И это было примерно так...
   Теплым июльским днем, тем редким днем, когда все были дома и вместе готовили обед на кухне, в дверь неожиданно позвонили. Семья Пламенных в этот день гостей не ждала. Спешно вытерев влажные руки о передник, мама девочки - Виктория, миловидная худощавая женщина, красящая в темно - шоколадный цвет волосы, чтобы скрыть их непомерную, как она считала, черноту, поторопилась в прихожую и открыла дверь. Выглянувшая из-за угла кухни Инна, с любопытством разглядывала незнакомку. На пороге стояла, как показалось девушке, нелепая, одетая в клетчатое платье в пол, полноватая, среднего роста пожилая дама. В руках она держала большую коричневую сумку, слегка пристукивала начищенными темно - зелеными башмаки в цвет платья и оглядывалась по сторонам. Мама перебросилась с ней парой слов и дама, сняв светло желтую шляпку, протянула её Виктории. За шляпкой скрывалась копна волос, заплетенная в косу и уложенная на затылке узлом, в ушах гостьи теперь можно было рассмотреть ярко блестящие, даже в свете тусклой люстры, зеленые крупные серьги, а на руке браслет.
   - Здравствуй, милая, - пожилая женщина помахала ей рукой, но девочка ничего не ответила, только пристально рассматривала пришедшую.
   - Ината! Чего стоишь?! А ну быстро накрывать на стол, твоя бабушка будет обедать с нами! - Из-за спины женщины выглянула взволнованная Виктория, и девочка, кивнув, тут же побежала в соседнюю комнату, ловко увернувшись из рук своей, как выяснилось, бабушки.
   Все в этой квартире сделано было в различных оттенках зеленого, так как отец семейства - Лорион Матвеевич - любил все вариации зеленого цвета. И в небольшой гостиной, стены были обклеены оливковыми обоями, картины заключены в болотно - зеленые рамки, единственное большое окно обрамляли белые шторы с зелеными подвязками, а паркетный пол покрывал темно - изумрудного цвета ковер. Инна укрыла стол тяжелой салатовой скатертью и расставила по местам столовые приборы, она даже успела убрать обратно в русую косу выбившуюся прядь, рассматривая себя в стеклянной дверце серванта, когда мама вместе с бабушкой прошли в столовую и сели в бархатные зеленые кресла. Женщины о чем - то тихо переговаривались, и было видно, что мама от слов гости пребывала явно не в восторге. Но этих самых слов Инна так и не смогла расслышать, как не старалась. Через мгновение в дверном проеме показался папа: среднего роста мужчина, худощавый, но широкий в плечах - он, облаченный в изумрудный халат, прошел к столу и молча сел. В его зубах была зажата сигарета, серые глаза меланхолично разглядывали нежданную гостью. Медленно Лорион провел рукой по каштановым мелко вьющимся волосам и потер узкий подбородок. По лицу папы, Инна, сколько себя знала, никогда не могла прочесть его эмоций, не вышло этого и сейчас. Мужчина же сидел, забросив ногу на ногу, и не торопился вмешиваться в разговор женщин. Только, когда он дважды смахнул пепел со своей сигареты в принесенную им же хрустальную пепельницу, он наконец - то произнес несколько слов. Инна и ждала и боялась их, ей казалось, что сейчас происходит что - то неприятное. Что папа с мамой вовсе не рады пришелице и, если бы имели возможность, выставили бы её за порог, но почему - то не могут. В комнате повисла гнетущая напряженность.
   - Этого следовало ожидать, - спокойно выдохнул папа, выпуская сизое облачко дыма и ставя пепельницу на стол.
   - Я предупреждала, что приду, и как ты знаешь, сын, никогда не отказывалась от данных мною слов, - бабушка встала с кресла, за нею поднялась и мама, беспомощно сложившая руки на переднике. Бабушка не напоминала Инне добрую старушку из рассказов. Она была жесткой, и так властно и жутко звучал её голос, что девочке захотелось спрятаться за сервант, у которого она так и осталась стоять.
   - Я и не рассчитывал, что ты откажешься от задуманного, но Инне ещё не исполнилось пятнадцати лет, а потому, мне странно твое появление здесь.
   Папа, расслабленно откинувшись на спинку стула, смотрел на пожилую даму, слегка сузив глаза, бабушка, к удивлению внучки, тоже прищурилась и её лицо: сухое, с резко очерченными скулами и слишком прямым носом, стало зловещим.
   - Условия Великого Совета поменялись, девочке придется поступать уже с настоящим набором.
   - И, конечно, сообщить об этом заранее ты не могла. Просто пришла, точно зная, что тебе прямо вот сейчас мы отдадим дочь, - мужчина нахмурился и подобрался на стуле.
   - Ты все правильно понял.
   Бабушка была почти невозмутима в лице, и всем своим видом просто кричала о, по крайней мере, королевском происхождение.
   - Не раньше, чем через месяц, - ответил Лорион сухо и так же безапелляционно, как и его мать.
   И мнения Инны, конечно же, не спрашивали. Но она то прекрасно знала, что не желает никуда переезжать ни к какой бабушке, что не хочет уходить из той школы, где уже учиться и тем более, пытаться поступать в какое - то другое учебное заведение. Как воспитанная девочка, она до этого момента молча стояла у серванта, но теперь, нерешительными шажками подойдя к стулу отца, тихо прошептала:
   - Папочка, я не хочу никуда уезжать.
   Отец даже не повел бровью в её сторону, что было для него нормально. Инна всегда знала, что папа её слышит. Лорион пристально глядел бабушке в глаза, сейчас вдруг ставшие необычно ярко - изумрудными, хотя сама школьница списала все на игру теней в зеленой комнате. В этой бессловесной битве, как ни странно, побеждал папа, и женщина, наконец, отвела взгляд, вернее, возвела глаза к белому потолку.
   - Лон - лон! Ведь ты все прекрасно знаешь и понимаешь! Почему не упростить жизнь себе и мне?
   Бабушка, бессильно всплеснув руками, сменила тон с властного на какой - то ворчливый и уселась за стол напротив сына. Буря миновала, чему искренне порадовалась мама Виктория и отправилась на кухню за супницей, а Инна осталась стоять рядом с папой. Незаметно вцепившись рукой в краешек его халата.
   - Потому что твой Великий Совет никогда не пытался облегчить жизнь нам. И всем вам придется потерпеть.
  
   Уговорить сына отдать Инну, пожилой женщине не удалось ни угрозой, ни лестью, ни лаской. Поэтому ей пришлось согласиться со сроком в месяц и, отобедав рыбным супом и мясным рагу, уйти ни с чем. После случившегося девочка пыталась расспросить родителей, но они только говорили, что все объяснят позже. Неделю Инна была вся как на иголках в ожидании какого - то подвоха и все время вспоминала воскресный обед. Мама не торопилась что - то объяснять, только иногда казалась слишком грустной, а папу девочка никак не могла застать - когда она просыпалась, его уже не было, когда засыпала - ещё не было.
   Но во вторую субботу июля - 12 числа - ситуация начала проясняться. Проснувшись утром, Инна обнаружила на ковре в центре своей комнаты горку бумажных коричневых свертков и две коробки, о содержании которых, она не имела ни малейшего представления. До её дня рождения ещё надо дожить - 7 октября не назовешь ближайшей датой, да и знакомых, друзей и родственников, насколько она знала, у неё на такую кучу свертков не насчитаешь. Хотя, она - то и о существовании бабушки не подозревала...
   Не трогая обнаруженного, Инна вышла из комнаты искать маму. Родительница обнаружилась на кухне, ставящей пирог в духовку, и новости дочки будто её не удивили.
   - Вот уж не ожидала, - воскликнула Виктория, рассматривая горку коробочек и свертков. - Я, конечно, задумывалась над тем, как тебе все это приобрести, но видимо, меня опередили!
   - И кто бы это мог быть?
   Инна стояла у дверей совершенно ошеломленная маминой реакцией.
   - Твоя бабушка разумеется! - Женщина всплеснула руками, и села на пол.
   - Хочешь посмотреть? - С улыбкой предложила она, взяв в руки самый маленький подарок. Зашуршала бумага и развязываемые бечевки. Негромко переговариваясь, мать и дочь извлекали и рассматривали все новые вещицы.
   Вместе они нашли на самой большой коробке записку. В ней, идеальным каллиграфическим почерком было написано следующее:
  
   "Моей дорогой внучке Инне.
  
   Здесь ты найдешь все, что тебе понадобиться для обучения и проживания в Балаурской Вотчине Знаний за исключением одежды и некоторых вещиц, которые тебе непременно нужно выбрать самой. Я очень надеюсь, что твои мама и папа, настоявшие на четырехнедельной отсрочке, все тебе расскажут (насколько смогут) и подготовят тебя к поездке. Уехать тебе все же придется, но ты, я думаю, сможешь возвращаться домой в дни праздников и отдыха. Все подробности при встрече ровно через три недели. Я приеду к вам домой в семь часов вечера.
  
   С любовью,
   Главный Советник Правящего Крыла, обладатель Ордена Пламени II степени, Магистресса Круга Девятнадцати, признанная вестница Ледяных Гребней,
   Маргель Терго Осьмуш.
  
   П.С.
   К каждому свертку есть пояснение. "
  
   После прочтения послания Инна и Виктория, не скрывая своего любопытства, взялись аккуратно распаковывать подарки. Прямоугольные свертки оказались книгами, а вернее, весьма странными учебниками.
   "Расправляем крылья. Пособие для начинающих" Светлозар Турий.
   Обложка этой книжки была голубой, само пособие чуть ли не карманных размеров, видимо, чтобы удобно было носить с собой, а название серебряным теснением выгравировано по центру.
   "Контроль Чувств" Ребб Лимис.
   Черного цвета книга размером не многим меньше альбомного листа, по центру обложки синяя то ли точка, то ли клякса. Девочка так и не смогла разобраться, хотя мама уверяла, что точка. А имя автора указано золотыми буквами по левому боку у корешка.
   "Техники Пламени" Дуэнь Орил и Берг Сулн.
   Конечно, этот учебник был красным, это можно было понять хотя бы из названия, оно было пропечатано простыми, чуть приукрашенными черными буквами по центру книжки.
   "История. Основы" Алиса Водянова.
   Этот том нельзя было назвать необычным - твердый переплет, коричневая обложка и, как и положено у людей, пропечатанное в картинке учебника название и имя автора. Эту книгу она бы не заметила в школьной библиотеке. А вот пролистав её, очень удивилась бы присутствию подобного экземпляра на полках учебной литературы, а не фантастики.
   "Снадобья. Техники составления" Ириан Дель Гус.
   Зелененький такой экземплярчик, со вдавленными в мягкую кожаную обложку оттисками трав и растений, посередине в котле резкими клинописными линиями выписано название и автор.
   Присутствовало ещё несколько книг, но их названия ни Виктория, ни её дочь просто не смогли прочесть в виду незнания языка.
   Остальные свертки представляли собой какие - то приборы с забавными названиями, вроде: "игольчатый измеритель", "проводник материи", "зеркальная велонна" и пр,. Странные принадлежности, деревянный жезл (знать бы для чего), набор хрустальных колб и "палочек - ковырялочек", как назвала их Ината, так как были они все странно изогнуты и явно предназначались для того, чтобы в чем - то ими ковыряться.
   - Мам, может, ты мне все - таки расскажешь, что происходит?
   Она растерянно хлопала глазами, рассматривая дары и вертя в руках прозрачный шарик, величиной с её кулачок в центре которого блестел легкий голубой огонек или искорка.
   - Это должно было произойти, и твой папа был, как всегда, прав, - мама Виктория грустно улыбнулась, проводя тонкими пальцами по рельефным обложкам книг. - Инната, тебе действительно нужно будет уехать. Бабушка скажет точно, на какой срок, но если я не ошибаюсь, то на девять лет.
   Инна ошеломленно выдохнула. Сейчас ей было всего четырнадцать, жизнь только началась! Она только наметила, чего хочет, как вдруг, ей говорят, что ничего этого не будет и вообще, ей надо срочно переезжать непонятно куда и непонятно зачем.
   - Не переживай, ты будешь приезжать на каникулах и в выходные, и я уверена на сто процентов, что тебе там понравится.
   - Мам, но зачем мне все это?! Я ничего такого не хочу! И подарков мне этих не надо, я хочу просто стать инженером самолетных аппаратов! - Девочка вскочила на ноги и выкинула из рук шарик, который упал в ворох бумаги.
   - Ината, не стоит разбрасываться подобными подарками, тем более, если их дарит твоя бабушка, - голос мамы был вкрадчив и мягок, как если бы она говорила с неразумным созданием. Она взяла шарик и, обернув его в бумагу, убрала обратно в коробку. Потом она встала с пола, подошла к своей дочке, обняла её и погладила по голове. - Мышонок мой, пойдем завтракать, и мы с папой все постараемся тебе рассказать.
   По пути на кухню Виктория заглянула в гостиную и позвала мужа за стол. Она разлила свой фирменный укрепляющий завар на чайной основе по большим кружкам и поставила перед Лорионом и Инной чуть остывший омлет и жаренные бутерброды, затем села на свой стул, взяла в руки чашку и, вздохнув, заговорила.
   - Итак, Инна, ты у нас дракон.
   Хорошо, что девочка не успела отпить чаю или чего - нибудь отправить в рот, потому что она непременно бы поперхнулась.
   - Вы уверены? - спросила она, вздернув брови.
   - Более чем, - папа Инны ответил как никогда спокойно, делая вид, что читает газету.
   - Так, - девочка положила руки на стол. - У меня нет крыльев, хвоста и чешуи. И лап с когтями тоже нет. И люди не пугаются при моем появлении. Мам, пап, я точно человек.
   - Ината, - отец семейства, наконец, отложил газету в сторону и принялся за разделывание омлета, - ты, правда, дракон. Это у тебя по моей линии, но меня... миновала эта участь, а в тебе или твоих детях гены должны были взять верх. Ты родилась с бесцветной чешуйкой на ручке и как только мы увидели это, поняли, человеком тебе не быть. Особенно бабушка твоя радовалась, - невесело усмехнулся папа, отпивая из кружки. - К пятнадцати годам у всех драконов начинают проявляться способности, и если рядом не будет тех, кто тебе сможет помочь обуздать эти способности, последствия могут быть плачевными.
   Инна вертела в руках вилку и невидящим взором сверлила скатерть в ромашку. Чем - то кроме дурдома происходящее назвать язык не поворачивался. Родители явно сошли с ума и самое обидное, что переубедить их в чем - то у неё не получиться.
   - Вы, должно быть, шутите.
   - Нет, - без тени улыбки отозвался папа.
   - Я не плююсь огнем, - слабо попыталась возразить девочка, подавляя нервный смешок. Ситуация в её глазах представлялась абсурдно - комичной нелепицей и выходила за рамки понимания.
   - Ты - дракон, Инна, - припечатал папа.
   - Я спокойна и никогда не причиняла другим вреда.
   - Это ненадолго, - вздохнула мама.
   - И я все равно поеду?
   - Да, - хором ответили родители, впрочем, душу грело то, что ответили без особого энтузиазма.
  
  
   2 Непростой шаг, открытия и знакомства.
  
   Следующие три недели прошли в сборах и улаживании дел со школой, кружками и прочими заведениями, где числилась Инна. С мыслью о переезде она смирилась достаточно быстро, всего за каких - то три дня, после того, как узнала о своей неизбежной участи.
   К назначенному вечеру почти все было готово, вещи упакованы, Инна - морально готова к путешествию. Из окон кухни в коридор падали кусочки солнечного света, в открытые форточки врывался свежий ветерок - недавно прошел дождь.
   Бабушка, как и обещала, явилась точно в семь часов вечера. В этот раз одетая в безупречное изумрудное платье, вокруг шеи обернувшая белый шифоновый шарф и завершившая образ белой шляпой, женщина гордой статуей ждала внучку в прихожей, пока та собирала последние мелочи, о которых вдруг вспомнила. Наконец, девочка предстала перед родственницей в своей лучшей куртке цвета беж, черных джинсах и черных туфлях на маленьком каблуке. За спиной у Инны высилась средних размеров гора багажа из трех чемоданов и двух сумок поменьше - половину его занимали те самые вещи, что подарила бабушка Маргель.
   - Мы ведь с вами поедем, да? - Инна с опаской обернулась.
   - Не волнуйся, нам не понадобится транспорт смертных.
   - Смертных?
   Вопрос внучки бабушка оставила без ответа, вместо этого она сделала в сторону вещей замысловатый жест и они загорелись синим пламенем.
   - Вы.. вы спалили мой багаж, - ошарашено выдохнула Инна, с ужасом глядя на горку пепла.
   - Вовсе нет, я просто его переместила. А пепел, это грязь, так что можешь меня ещё и поблагодарить.
   "Поблагодарить.. конечно, что я ещё должна сделать, кроме как поблагодарить.." - думала Инна, потихоньку вспоминая, как дышать. - "Бесплатная моментальная чистка... замечательно. Какие ещё чудеса меня ждут? Огненный душ?".
   Она с трудом выдавила из себя что - то вроде "ага", как - то смешано и спешно попрощалась с мамой и папой и вышла с бабушкой за порог. Вздохнув, Инна начала спускаться по лестнице, но окрик пожилой женщины заставил её вернуться на родную лестничную клетку.
   - Задержи дыхание и закрой глаза, - ёмко произнесла родственница и взяла девочку за руку.
   И не успела Инна выполнить все указания, как две фигуры объял необжигающий вихрь голубого пламени и они исчезли с лестничной площадки.
  
   Мгновение, и девочка уже стоит на пыльной не асфальтированной дороге. Что сейчас произошло, она спрашивать не стала, после такого, она вообще ели стояла на ногах - коленки подгибались, а желудок будто свернулся в трубочку. Так Инна и замерла, согнувшись, и между тем, приходя в себя, начала осознавать, что слышит запахи полевых трав, вокруг стоит духота, потихоньку развеваемая легкими порывами ветерка, а у её ног лежит косая тень.
   - Где мы... э - э - э? - Девочка замялась, не зная, как лучше обратиться к бабуле.
   - Можешь звать меня наедине бабушка Маргель, а на людях, магистресса Осьмуш.
   - Очень на значение одной восьмой со старославянского похоже...
   Задумчиво проронила Инна, рассматривая облитые солнечным светом, поросшие травой, земляные валы. Впереди был виден большой - большой холм, очень выделяющийся на фоне остальных не только размером, но и какими - то деревянными надстройками и зевом прохода чуть в правую сторону от центра.
   - Умная какая, вот и запомни, - бабушка Маргель приподняла полы платья и спокойным шагом направилась в сторону холма. - Мы с тобой сейчас идем к древнему городищу Аркаиму.
   - А разве это не просто древние руины? Зачем нам туда?
   Инна нагнала бабушку, и теперь они шли наравне. Дорожная пыль быстро сделала свое дело и туфли из черных стали пыльно - черными, а в джинсах даже в закатный час было очень жарко. Если бы она знала, куда её занесет с бабулей... Но жаловаться девочке показалось неловко и она мужественно терпела, стянув тонкую куртку и неся её в руках.
   - Не все то золото, что блестит, - произнесла женщина в пространство, ускоряя шаг. - Тем, кому не дано познать тайну Аркаима, никогда её не узнают, даже если раскопают самые дальние комнаты и раскроют все тайные схроны. Четыре тысячи лет назад это была могучая крепость - звездная обсерватория, и в ней жили люди вместе с нашими предками, пока не настали трудные времена. Я не смогу тебе в данный момент полно рассказать обо всем, но подробности ты можешь прочитать сама, я ведь присылала тебе учебники? Там есть учебник Истории, почитай, он весьма занимательно написан. Мне сейчас нужно сконцентрироваться, так как сезон ещё и не думал наступать, придется все делать самой.
   О каком сезоне шла речь Инна предпочла не спрашивать, надеясь, что узнает всё позже. Она уже почти бежала за бабушкой, как этой женщине сейчас было не жарко в этом платье, у неё не укладывалось в голове. К моменту, когда они почти дошли до холма, Инна взмокла, как мышь.
   Здесь странно отсутствовали люди, следы их присутствия были, а людей нет. Недалеко на дороге в закатных лучах поблескивал окнами какой - то внедорожник, в стороне от внедорожника стояла палатка.
   - А где все, кто тут должен быть? Если.. здесь кто - то вообще должен быть.. - спросила девочка, последнюю фразу пробурчав себе под нос. Она, приоткрыв рот, разглядывала идущие в разлет и сужающиеся к воротам бревенчатые стены и гадала, чего такого необычного могло быть в древнем городище, которое, как когда - то она слышала в новостях, реконструировали с главного входа?
   - Летнее солнцестояние уже прошло, людей сейчас здесь немного, но они есть и на всякий случай я отвлекла их парой шаровых молний, которые они имеют честь рассматривать как раз напротив нас за Аркаимом.
   Бабушка говорила буднично, видно не раз совершала подобное. У Инны все сжалось внутри, это место вызывало у неё странные неприятные ощущения, и она поскорее хотела отсюда убраться.
   - Бабушка Маргель, а чем таким мы можем привлечь внимание?
   - Переходом, милая.
   Женщина подошла ко входу вплотную и притронулась к бревнам, потом присела на корточки и что - то расчистила от желтой, похожей на пыль, земли.
   - Врата эти очень древние, так что активировать их в не сезонное время будет сложно, и я надеюсь на твою помощь.
   Из своей сумки она достала непонятные штуки, вроде бы камешки, но Инна не была уверена, в руках у этой женщины простая вещь вполне могла быть вовсе непростой. Эти самые камешки нашли свое место в проеме прохода.
   - Но я ведь ничего не умею.
   - А уметь не надо. Просто я возьму у тебя немного сил. В сезонное - то время вход открывает не менее двух магистрантов, что уж говорить о сегодняшнем дне. Я, конечно, могучая и, несомненно, могла бы заменить их обоих, но не в это время. Любой силе есть предел. - Развела руками бабушка Маргель и осмотрела сотворенное, потом опомнилась, что руки у неё грязные и спешно выудила из под манжеты платья платок, чтобы стереть с ладоней пыль.
   - Не вставшие на крыло дракончики обычно имеют великую, но необузданную силу, которая потом формируется в вас в волновую сущность и.. - она явно хотела сказать что - то ещё, но резко себя оборвала. - Ах да, всё это потом! Отправляемся?
   Девочка молчала и смотрела на проход. Сейчас она только начала понимать, что на самом деле, всё это не шутка, даже быстрое перемещение в пламени её ведь не убедило, а вот такое простое действие, как сделать шаг, вызвало в голове бурю эмоций и мыслей. Возьми она бабушку за руку снова и пройди через ворота - начнется какая - то совершенно новая жизнь, но Инна вроде как могла и отказаться от неё. Она никогда не мечтала о новой жизни, своя её вполне устраивала, были разные моменты и случаи, и что - то поменять хотелось, и, безусловно, в каких - то глупых девичьих грёзах Инна представляла, как куда - нибудь уезжает и путешествует, но не больше.
   Кивнуть родственнице и сжать жилистую длиннопалую кисть заставило то, что вопрос из уст бабушки был риторическим.
  
   В первый день, когда Инна с бабушкой прибыли через ворота Аркаима в Нисфет - столичный город края Аркаум, девочке была проведена небольшая экскурсия по главным улицам Нисфета, потом они пообедали в уютном кафе "На крючке". Наконец, под вечер, магистресса Осьмуш вывела внучку к большому четырехэтажному особняку с двумя круглыми башнями. Так как время здесь отличалось от родного, домашнего, Инна устала в двойне, ведь во врата Аркаима дракониха с внучкой вошли вечером, а в Нисфете вышли под полуденное солнце!
   Ей выделили комнату на третьем этаже, которую осмотреть девочка смогла только поутру, вернее, проснувшись ближе к обеду следующего дня. Никто её не разбудил к завтраку и видно, не будил бы и дальше, если бы она не проснулась сама. Инна обнаружила себя в просторной комнате, исполненной в теплых желтых тонах, с двумя большими окнами - одно выходило в сад, другое на газон и, отделяющую особняк от остального мира, каменную стену. Широкая кровать расположена была в углу, как входишь внутрь - справа от массивной двери. На деревянном полу большой ковер, на левой стене, между двумя книжными шкафами над просторным рабочим столом, висит гобелен с весьма необычным статичным сюжетом. На нем изображена светлая зала замка, в центре которой сидит большущий черный дракон сжимающий меч в могучих лапах и мечом этим подпирающий каменный плиты. Перед ним пять человеческих фигур, так же опирающихся на свои огромные мечи, с прямыми спинами взирающие на дракона. Выполнен гобелен был так искусно, что Инна даже не удержалась и, забравшись на стол, потрогала его, провела пальчиками по голове дракона и вышитым серебряной нитью, мечам рыцарей.
   В углу, между двумя окнами, стояли: большой платяной шкаф, сделанный вроде из цельного куска дерева, сундук рядом и ширма. И шкаф, и сундук девочке только предстояло заполнить своими вещами, хотя она с удивлением обнаружила в шкафу два довольно милых, но не очень ярких платья, висящих на плечиках, а в сундуке - несколько ночных сорочек, по ошибке принятых ею сначала за плащ - палатки.
   Трогать найденные платья Инна не стала, отдав предпочтение любимому голубому сарафану до колен. Кое - как причесавшись, она решила, что пора исследовать остальные помещения особняка. И аккуратно прикрыв за собой дверь хорОм - иначе назвать комнату было нельзя - Инна медленно пошла по светлому коридору в сторону, как она думала, лестницы. Но одной побродить ей не дали. По пути девочка наткнулась на женщину в ситцевом темно - зеленом платье, её моложавое полное лицо сначала выразило недоумение, но через мгновение расплылось в улыбке. Ведя девочку за собой по коридору и вниз по ступеням широкой лестницы, она что - то без умолку тараторила на непонятном языке, часто повторяя: Ли Маргель ото эрэверату? Ли Маргель ото эрэверату, натир?
   Ответить Инна не могла и даже не пыталась. Спустившись за разговорчивой толстушкой на первый этаж, она оказалась в коридоре, правая стена которого была увешена масштабными картинами в массивных рамах. Увы, девочка ничего так и не успела толком рассмотреть - они очень быстро прошествовали до высокой двери, женщина её открыла и пропустив спутницу вперед в большую комнату, очень похожую на кабинет, оставила её одну. В здешнем полумраке, после светлого коридора, Инна с трудом нашла небольшое кресло и сев в него, принялась ждать. Наконец, темноту прорезал голос.
   - Чего же ты молчишь, дорогая? Как тебе здесь?
   - А! - От неожиданности девочка вскрикнув, подскочила, где сидела (кстати, ударившись локотем о деревянный подлокотник) и резко повернулась к дальнему углу, откуда раздался голос, тихо шипя от боли.
   - Ох, прости. Привычка.
   Комнату залил мягкий золотистый свет, глаза Инны заслезились, и она не сразу различила, откуда он идет. Но потом смогла рассмотреть, что чуть паря над резной деревянной подставкой, вертится огненный шар. Замерев и стараясь не дышать, она смотрела на это чудо, которое и пугало и восхищало её одновременно.
   - Это комнатный огонек. Ты тоже научишься делать такие, если будешь стараться. А на счет темноты - ещё раз извини, я, знаешь ли, больше предпочитаю, когда темно. Что ж, у нас с тобой сегодня много дел.
   Бабушка встала из - за полукруглого стола, захлопнув какую - то книгу, взяла её в руки и, выйдя в центр своего кабинета, с легкостью подкинула вверх. Инна не поняла бы её поступка, если бы книга упала на пол, но она, подхваченная невиданной силой, воспарила. В воздухе зарделся ещё один светлячок, резко задергавшись, он поспешил за книгой, освещая её путь, скорее всего, чтобы Инна могла увидеть нечто.
   - Так не бывает... - тихо ахнула девочка, задрав голову к потолку, которому, казалось, нет конца. По стенам, а затем и по потолочным арочным сводам шли неровные ряды стеллажей заставленных различными книгами. Их было много. Очень много. И вряд ли Инна, если бы захотела, смогла бы посчитать их все за год.
   - Ей богу, худшим наказанием будет, если я когда - то провинюсь, и вы заставите меня все их пересчитать и составить картотеку, - отстранено произнесла девочка, не в силах отвести глаз от мечты сумасшедшего библиофила.
   - Интересное предложение, - усмехнулась бабушка Маргель. - Я над ним подумаю.
  
   Перед выходом из особняка, магистресса накинула на плечи темный плащ и взяла в руки трость, видимо, для солидности образа - подумала девочка, так как до сих пор проблем с передвижением своей старушки не замечала. Уже на пороге бабушка неожиданно остановилась и обернулась к внучке, в руках её поблескивал маленький серебряный кулончик на цепочке, который она повесила Инне на шею.
   - Я то, русский язык, предположим, знаю, а вот остальные нет. Эта вещица поможет тебе понимать окружающих, заговорена от разрыва цепочки и кражи, потерять её тоже сложно, если ты не будешь сама её снимать. После сказанного, женщина выпрямилась - чтобы застегнуть кулон, ей нужно было немного нагнуться к низенького роста Инне - и, оправив невидимые складки на бежевой юбке, распахнула входную дверь.
   Они вышли на улицу, где припекало солнышко. Скрипнули ворота, предлагая продолжить путь по проселочной широкой дороге, окаймленной лесом. Оказалось, что за воротами города нет! Вчера Инна видимо настолько устала, что не заметила, как до усадьбы они с бабулей добрались переместившись. Пожилая женщина на замешательство Инны никак не отреагировала, сотворила почти неуловимый жест рукой и они вместе очутились на какой - то площади. У девушки вновь захватило дух. Все же подобный вид "транспорта" ей пока был непривычен. А вокруг шумел Нисфет. Порывистый ветер вздымал волосы прохожим, выбивая их из аккуратных причесок, трепал длинные юбки (хотя не все дамы ходили здесь в платьях, были и леди в брюках, что не могла не отметить Инна, как положительный факт) и плащи. На очень широкие, мощеные камнем дороги, падали тяжелые тени от громадных домов - скал. Девочка, ещё вчера, оказавшись в Нисфет, сразу обратила внимание на постройки, полностью выполненные из цельного камня и имеющие плоские крыши. В высоту эти дома были, по расчету Инны, самый маленький - от пяти этажей, а дальше, выше. И очень редко ей на глаза попадались строения многим ниже десяти метров. Где дома подходили почти вплотную друг к другу, между ними протянуты разноцветные тенты, обращающие узкие проулки в полумрак, между тем как над широкими дорогами лишь слева и справа, тентами заманивали к себе торговые лавки и заведения подобного рода.
   - Бабушка Маргель, а почему?... - заикнулась Инна, но магистресса прервала её, притормозив под навесом у крыльца какого - то магазина. Вчитавшись в табличку рядом со входом, женщина удовлетворенно кивнула и потянула без особого труда, ручку тяжелой входной двери, с маленьким окошком в центре, на себя. Они прошли в прохладную прихожую, для прихожей невероятно светлую. И к ним сразу вышла высокая девушка, её очень стройную фигуру облегало и расходилось вниз простыми складками простое бежевое платье с воротом под горло, застегнутое, вплоть до талии, спереди на маленькие пуговички. Из - за платка на голове, скрученного в узел и видимо, закреплявшего пучок, девочка даже не смогла рассмотреть цвет волос красавицы.
   - Добрый день, сури, сюри, - она отвела каждой коротким поклоном, - рады приветствовать вас в обители Туша.
   - Светлого неба, благодарим. Мы пришли по поводу заказа, на имя Марегль Терго Осьмуш.
   - О! - Девушка оживилась, распахнув глаза и теперь, отставив дежурную вежливость, окинула клиентов заинтересованным взглядом. - Весьма необычный заказ! Уважаемая магистресса, пройдемте со мной, сур Туш хотел побеседовать с вами сам. А юная сюри, пока может подождать в комнате отдыха, где ей предложат напитки и приятные каждому сердцу закуски.
   Прибывая в полнейшем недоумении от происходящего, Инна начала потихоньку злиться. Да, она согласилась на переезд к бабушке почти без пререканий, но это не значит, что и дальше её можно не вводить в курс дела и вести, куда угодно, как овцу на заклание. И всякий раз, когда она пыталась что - то уточнить или спросить, то, по каким - то причинам, чаще не получала ответа. Недовольно нахмурившись, Инна, молча прошла к указанным дверям и, распахнув их настежь, тут же за собой захлопнула, впрочем, хлопок получился больше случайно, чем специально.
   В комнате отдыха девочка оказалась не одна. На просторных кушетках у окон уже расположились три фигуры, опекаемые местной прислугой, облаченной в голубые одежды. Здесь большая часть интерьера была исполнена в этом благородном цвете. Подойдя поближе, Инна смогла рассмотреть, что фигуры - девушки, ровесницы ей самой.
   - Наконец - то! - Воскликнула самая, как показалось Инне, важная и деловая из присутствующих, вздернув свой премиленький маленький носик и скривив личико, больше подходящее фарфоровой кукле. Она манерно сбросила каштановые локоны с плеч и смерила Инну строгим взглядом. - Сколько нам ещё прикажете ждать?! Мы десять сельков назад просили принести кнальцевых палочек!
   - Чего принести?
   Замершая от неожиданности она так и осталась пока стоять, не решившись подойти к странной троице ближе.
   - Вот ведь, эта ещё и глухая!
   Деловая и грубая барышня зло стукнула о кушетку кулачком и её личико скривилось ещё больше, то ли из - за боли в руке, то ли от раздражения и злобы.
   - Я не глуха, - оторопело ответила Инна, явно не ожидая такой реакции. - Я не знаю, что это такое.
   - Ар - р - р! - Нервная посетительница резко вскочила с кушетки и схватила с низкого столика пустую вазочку. - Вот здесь, - она ткнула её под нос Инне, - были кнальцевые палочки!! Но они закончились! Принеси ещё!
   - Спасибо, но я вряд ли захочу их съесть после такой презентации.
   Чаще всего, в таких вот неожиданных ситуациях, на Инну нападала легкая оторопь. И отвечала она на чьи - то фразы рублено и четко, то, что думала. Она явно не хотела теперь даже попробовать эти непонятные палочки, тем более, в её планы не входило прислуживать дурно воспитанным ровесницам. Представление о драконах, как о мудрой могучей расе, постепенно, улетучивалось из головы, пропорционально тому, насколько близко Инна начинала этих драконов узнавать.
   - Не себе, флюоритовая (от латинского "флюоре" - течь, потому что присутствие этого минерала способствует легкоплавкости руд) твоя голова! Нам принеси! - Новоявленная знакомая почти визжала.
   - Я не знаю, где здесь находятся эти палочки, и тем более не стала бы приносить их вам, даже если бы знала, где они есть, - потихоньку девочка начала "отходить", её взгляд стал осмысленнее, а голос увереннее. На передний план вернулись притупленные ранее эмоции, в частности: недовольство и ответное раздражение. Она постаралась как можно аккуратнее, как бомбу замедленного действия, обойти капризную девицу справа и устроилась в глубоком кресле у дальнего окна.
   - Что?! Что происходит?! Что за кошмар твориться в этой обители?!
   Взбешенная клиентка повернулась к обслуживающему их персоналу, всем видом требуя ответа, немного запинаясь, ей его дала приставленная ко второй девочке служанка.
   - Сюри Глосса, эта сюри не служит в нашем доме, она видно, клиентка.
   - С каких пор к вам пускают оборванок?! - Глосса, как назвал её слуга, брезгливо поморщила носик.
   - Наверное, с тех самых, когда они платят за услуги деньги, - все - таки Инна не выдержала и, прекратив рассматривать в окно залитую солнцем улицу, обернулась к оппонентке. - Да и какое твое дело, оборванка я или Царица Савская?
   - Ты!...
   - Знакомитесь, милы сюри?
   В дверях, резко распахнув их настежь, возник высокий мужчина в длинном темно - синем балахоне. Его черные волосы, с сединой непослушно вихрились, острый нос подчеркивал хищные глаза - сияющие легким безумством, а улыбка в сочетание со всеми остальными особенностями, больше походила на оскал. И Инна не сказала бы, что дружественный, скорее - злорадный и хозяйский. Дракон, он, наверное, и в Африке, дракон, - подумалось ей. Девочка аккуратно - насколько она помнила, при животных/сумасшедших/детях (что можно считать одним и тем же) лучше не делать резких движений, - встала и сотворила что - то наподобие реверанса, чем рассмешила нежданного визитера. Остальные тоже поторопились поприветствовать странного гостя. Но вместо реверанса коротко поклонились, дотронувшись правой рукой до ямочки между ключицами.
   - Да... уважаемый сур, - тихо ответила та самая вздорная девица. Она с опаской подняла от пола глаза и скользнула по Инне недобрым взглядом, но Инна не подала виду, что что - то заметила.
   - Это все прекрасно! Женская дружба! Она, говорят, сама сильная на свете! - Незнакомец, издевался, не скрывая издевки, теперь уже улыбаясь лучезарно и беззаботно, не утратив, однако, львиную долю превосходства над другими в своем поведении. - Но, увы и ах, - он подошел к Инне и, обхватив её плечи длинными пальцами, повел к выходу, - я вынужден украсть у вас эту юную особу для примерки.
   - Я же пришла раньше всех! - Сюри Глосса явно осмелела, рассержено топнув каблучком и прикрикнув.
   Сделала она это зря, потому как выражение лица дракона тут же изменилось. Повернувшись к ней, он посмотрел так, что девушка - девочка отшатнулась и неловко присела на кушетку.
   - И уйдете самой последней, - холодно произнес он, увлекая Инну в коридор. Двери за ним закрылись сами.
   - Вот ведь пошли птенцы, и родителям их воспитывать некогда, а на выходе - эгоистичные, плюющиеся ядом и огнем ящерицы, - сквозь зубы шипел он. - Вы этого не слышали, сюри, - сразу добавил дракон после случайной мысли вслух, и Инна закивала подтверждая. Иметь такого дракона в недругах ей уж точно не хотелось.
  
   Глава 3 Небольшая тайна и немножко книг
  
   Бабушка, сури администраторша и тот самый облаченный в синий балахон дракон смотрели на Инну как-то странно. Может быть на ней и смотрелся этот наряд плохо, ведь она совсем не чувствовала себя в нем уютно и удобно, но не настолько же, чтобы разглядывать девочку с ужасом во взгляде? В конце концов, это просто неприлично!
   - Сур Плиний, не считаете ли вы, что в ваши расчеты закралась ошибка?
   Бабушка Маргель поправила выбившуюся из прически прядь, покосившись на дракона. Тот, задумчиво рассматривая черное атласное платье с темно - бардовыми, почти коричневыми переливами по краям, обошел клиентку по кругу. Благо в светлой примерочной зале, имеющей округлые стены и большой купол, хватало места.
   - Хотелось бы мне в это верить, магистресса, но все же, я уверен на десять тысяч сулей "Горного Родника", что мы с Эминикой все сделали верно.
   Девушка администратор согласно покивала головой, она пока ничего не сказала, просто глядела на Инну, как на нечто необъяснимое - растеряно хлопая ресницами и, сцепив руки в замок. Если бы в зале имелось более двух кресел, и сама девушка не относилась к персоналу, то непременно бы дала себе волю и присела. Во всяком случае, именно это ещё не вставшая на крыло драконица прочитала в её выражении лица и взгляде.
   - Так что же.. это ведь нелепица какая - то. Их не бывает... - бабушка Маргель говорила полушепотом, но его в этом помещении слышать могли все.
   - Они были, но сейчас их нет, - уверенным тоном поправил магистрессу сур Плиний, щупая черную ткань рукава.
   - Что происходит? Вы что - то не так сшили, оно на мне ужасно сидит? И кого не бывает, уважаемый сур? Я совершенно ничего не понимаю! - От назревающих настроений Инна уже была готова заплакать, что - то шло не так, как задумали окружающие, и опять виной всему являлась она, но что она сделала не так оставалось загадкой.
   - Меланитовых драконов. Их уже давно не появлялось в наших общинах. А на счет одеяния - так оно ещё не дошито.
   - А почему, позвольте узнать, мы сейчас говорим об этих вымерших драконах, вы рассматриваете меня как демона девятого круга Ада, и все это происходит на примерке неудобного балахона?
   Инна устала держать руки вытянутыми по горизонтали и опустила их, шлепнув ими по бедрам.
   - Что такое демон девятого круга Ада? - Сур Плиний зацепился за заинтересовавшее его словосочетание, но девочка только нахмурилась.
   - Что опять со мной не так?
   - А с вами до этого, мила сюри, что - то не так было? - Дракон явно удивился, скрестив руки на груди.
   - Вот именно, что нет! - Инна спрыгнула с постамента, едва не запутавшись в полах одеяния, и плюхнулась в кресло, не особо думая о возможных булавках в ткани. - Я жила нормальной жизнью, без этих ваших драконьих штучек!
   - Увы, но вы рождена драконом, а значит, с этими штучками придется смириться. И нет, с вами все в порядке, все "так". Вы просто Меланитовый дракон. И вам надо будет с этим жить.
   - Да и с чего вы вообще решили, что я этот ваш меланитовый?
   Сур Плиний без стеснений подошел к девочке и оперся руками на спинку кресла. Наступила пауза, в которой можно было расслышать чириканье птиц на улице и шепот ветра, блуждающего по Нисфету.
   - По просьбе магистрессы Осьмуш, - начал негромко говорить мужчина, выпрямившись (видимо, подбирал слова). - Я, вместе со своей ученицей, - длиннопалой кистью он указал на стоящую у подиума девушку, - создали это праздничное облачение. И по идее, оно должно было, будучи на вас, поменять свою черную расцветку на цвет вашей чешуи.
   Он вышел из - за спинки кресла и сел на корточки перед Инной, снова пощупав тяжелую ткань, а потом, переливчатый, коричнево - бардовый, подол.
   - Но, - мужчина резко встал, как я вам уже объяснил, он вынул из рукава Инны булавку и приколол к рукаву своего платья, на плечо, - тот факт, что ткань не поменяла цвета, весьма странен и нами не ожидался. Конечно, может быть то, что вы черный дракон совсем не правда, но пока все указывает именно на это.
   - И это не ошибка в ваших расчетах? - уточнила девочка.
   - Я уверен на десятки бутылей сулия "Горный Родник", что ошибке в моих энергетических расчетах места нет. И на такое же количество бутылей готов поспорить, что вы, сюри, черный дракон.
   - Если так, - магистресса Маргель поднялась со своего кресла и подошла к портному ближе, - я попрошу вас об этом никому не рассказывать. А сама что - нибудь придумаю, прежде чем моя подопечная приступит к инициации.
   Женщина отогнула полу своего плаща и вынула из внутреннего кармана кошель, откуда к ней в руку перекочевала горстка блестящих красных монет, которые она протянула дракону.
   - О, дорогая сури, не сегодня и не завтра я не приму у вас этой необоснованной платы, - ровно и добродушно, сур Плиний мягко оттолкнул руку магистрессы и отошел на шаг назад. - Вы и так обеспечили мою лавку, уж поверьте. Благодаря облачению, меняющему цвет под чешую, мы прославимся с Эминикой на весь Мидгард! Я без всяких плат откликнусь на вашу просьбу. Уж поверьте, я знаю историю и могу вас понять.
  
   Внучка и бабушка возвращались домой (девочка ожидала, что домой) в молчании. Инна вовсе не так представляла себе первый день в невиданных ранее далях. Вместо интересных открытий о городских драконах и самом городе, было сделано только одно и о себе. Причем такое, что девочка решительно не знала, чем ей это открытие грозит - радоваться ей или плакать? "Вот не было печали, - растерянно думала она, шагая по улице, наполовину захваченной обеденной тенью, - Почему ни какой - нибудь простенький, но воспринимаемый окружающими абсолютно нормально, болотно - зеленый дракончик?.. "
   Девочка и не заметила, как зашла с родственницей в ещё одно каменное массивное здание, стены которого выкрашены были в темно - оранжевый цвет. Она ещё не привыкла к сумраку внутри помещения, как уже услышала аппетитные запахи, и живот её укоризненно забурчал, напоминая об утре без завтрака и, пока, полном отсутствии обеда. Хоть что - то в сегодняшнем дне оказалось положительное - бабушка Маргель привела Инну кушать! Еда была тем немногим, в чем Инна разбиралась и что любила, несмотря на субтильное телосложение. Она могла, есть много и с аппетитом, на зависть своим бывшим школьным подружкам, в свои четырнадцать - пятнадцать лет следящими за лишним проглоченным граммом. Её бабушка как знала, чем порадовать внучку! Или просто примерно понимала, что в данное время должен быть обед.. В любом случае, Инна не смогла себе отказать в больших порциях и с каждой ложечкой или кусочком, успокаивалась и становилась умиротворённее, а весь окружающий мир, перестал быть таким уж враждебным и непонятным. Здешняя еда, как оказалось, почти ни чем не отличалась от еды "с той стороны", только иногда Инна слышала и чувствовала на языке незнакомые специи, овощи или травы, которые, впрочем, смогла по достоинству оценить. Хороший обед поднял настроение и заставил забыть переживания, сытый желудок будто нашептывал - пусть оно все разрулится само собой, а ты отдыхай.
  
   Следующий день, девушка вновь провела с бабушкой, которая терпеливо таскала её по магазинам с целью подобрать достойный гардероб для внучки, не считая парадного одеяния. Сама по себе, Инна не была из тех, кто любит долго выбирать одежду, но, увы, её мнение оказалось противоположным мнению бабули и пришлось, поминая свое хорошее воспитание, терпеть и слушаться указаний старшей по возрасту. Сколько балахонов, платьев, кофт, рубах, юбок и брюк было ею перемерено, она боялась вспоминать, а сколько обуви побывала на её ногах! И это не говоря об аксессуарах, от которых в завершение похода по лавкам уже рябило в глазах. Не того она опасалась, не того! Не кровожадных и странных местных жителей стоило остерегаться, а пристрастия бабули к магазинам. Но кто же знал? Ранее полупустой шкаф, теперь чуть ли не ломился от приобретенного количества вещей.
   Она вроде совсем недавно встала с кровати и была приглашена на завтрак в обеденный зал, как уже наступил вечер, и в окно вылился розовый закат с персиковыми облаками. Ноги гудели, равно как и голова. Вчера она была слишком уставшей, чтобы о чем - то думать, сегодня, к слову, тоже сил осталось к концу дня немного, но много было как раз мыслей. Как быстро все... И ведь не понятно, скакать от счастья или реветь от несправедливости. С одной стороны - все благополучно решили за неё, спасибо хоть спрашивали в лавках, нравятся ей вещи или нет. С другой - разве ни этого хочет каждый взрослеющий человек? Не впечатлений? Перед ней теперь открывается столько возможностей! Но каким боком они ей выйдут? Так мало информации, что кажется, одурачить и ввести в заблуждение её может абсолютно любой!
   Инна, вздохнув, опустила голову на руки, вид из окна уже не привлекал, хотя особняк и стоял на холме, позволяя наблюдать за широкими, качающимися на ветру лесами и далеким горным хребтом. Подольск стал другой жизнью, как и мечта стать инженером и многие другие планы.. Стало как - то грустно и тоскливо, пока девушка не сжала руку в кулак и ногти не впились в ладонь.
   - Так дело не пойдет! - Отняв голову от рук, Инна, нахмурившись, пристукнула по столу. - Надо держать себя в руках! А ещё постараться все выяснить. Настоящий инженер точно бы не стал размазывать сопли перед проблемой.
   Выговаривая самой себе, она переоделось в длинное голубое платье легкого материала и, захватив тетрадь и ручку (набор которых не забыла взять из дома), твердым шагом направилась в библиотеку. Это был не кабинет бабушки с волшебными полками, а более менее привычная простому обывателю зала с чередой книжных стеллажей темного дерева. Высокие потолки позволяли полкам подниматься все выше - по мере наполняемости добавлялись новые. Служанка, отвечавшая за книжные сокровища, ввела девушку в курс дела и объяснила, какая литература, где стоит. Инне требовалась история, для начала общая, а затем, можно изучать исторический вопрос более детально. Но, раскрыв книгу, девушка увидела... да, тот самый неприятный иероглиф, его ещё "дуля" называют. Видимо, амулет магистрессы Осьмуш помогал только с речью, но никак не с пониманием языковых символов. Пришлось, вздохнув, оставить на столе у окна стопку книг и тетрадь, попросить служанку ничего не трогать и отправиться искать бабушку.
   На подходе к кабинету, заслышав голоса, девушка приостановилась - у бабушки явно кто - то был в гостях. Мужской голос говорил вкрадчиво и мягко, своей попечительницы Инна не слышала.
   - ...Нет, не надо внушать девочке, что она особенная, она и так чувствует себя достаточно не обычно - вы привели её из Старого Мира. Пусть учится языку, учит традиции и прочее, что ей надо знать. Дайте нужные основы. А про её особенности.. знаете, их у всех достаточно. В той или иной мере они присутствуют у каждого дракона...
   Было странно слышать в адрес бабушки наставительные речи. Являясь женщиной твердой в своих помыслах, она, по мнению Инны, вряд ли бы стала принимать чьи - то советы. Но за дверью госпожа Маргель молчала.
   - Да, наверное вы правы. - наконец отозвалась она. - Мне сложно признаться в этом, но я пока не знаю, как обходиться с девочкой. Вы ведь один из немногих, кто в курсе..
   - Да, я знаю о вашей истории с сыном. Советую вам оставить прошлое в прошлом. Девочка, по меркам людей, уже достаточно взрослая, её почти нет смысла воспитывать, просто дайте ей все, что нужно... О, ваша подопечная хотела с вами поговорить. Я не смею Вас задерживать, свяжемся позднее. И удачи вам.
   Мужской голос смолк, и магистресса через мгновение открыла дверь перед носом внучки.
   - Подслушивать не хорошо. - Серьезно сказала она, пропуская девушку внутрь.
   - Вряд ли я слышала больше, чем мне полагается. - Инна пожала плечами и уселась в кресло.
   - Я смотрю, ты уже освоилась. А была так молчалива.
   - Я просто оценивала ситуацию, - Инна доверчиво улыбнулась и покрутила в руке кулон, взглянула на него и стукнула себя по лбу. - Я ведь по делу! Бабушка, скажите, пожалуйста, почему я язык понимаю, а вот ни читать, ни писать не могу?
   - Наверно, потому что письменности амулет не учит, - спокойно ответила женщина, садясь в кресло за рабочий стол. - Этому тебе придется учиться самой, но само знание языка уже поможет выучить алфавит и строение предложений во много раз быстрее. А что ты хотела прочитать?
   - Мне хотелось ознакомиться с историей.
   - А куда ты дела те книжки, что я тебе дала? - Магистресса удивленно приподняла брови и склонила голову. Инна на пару секунд задумалась, лицо её просияло и, поблагодарив, она быстрым шагом направилась назад в свои комнаты. Все её книги пока не были разобраны и лежали в чемодане, вернее в чемоданах, под кроватью. "История. Основы" Алисы Водяновой, вопреки закону подлости оказалась третей сверху и досталась девушкой быстро.
   Возвращаясь в библиотеку, Инна отметила про себя, что с такими просторами дома - ей точно никогда не светит потолстеть, даже если она вдруг очень захочет. Лестница, ещё одна, коридор, поворот и снова коридор. Весьма запыхавшись, девушка плюхнулась в кресло за занятый ею стол и тяжело вздохнула. В руках у неё захрустел переплетный картон, Инна улыбнулась, услышав запах новой книги и углубилась в чтение.
   Учебник, написанный словно для учеников начальной школы, простым, насколько это возможно, языком, повествовал о появлении драконов на Тэвиране или в Новом Мире. Все началось с того, что Древние Арии, жившие раньше в Старом мире, вдруг решили перебраться в Новый. Ладно, совсем не "вдруг". Были в племенах арийских особенные люди, они "читали небо" и слышали "звездных наставников", являлись искусными предсказателями и учеными того времени. Совет предсказателей на одном из своих Костров пришел к тому, что все те знания, что сумели получить арии, а это язык, тайны материи и энергии земли, в дальнейшем будут восприняты и использованы потомками неверно, во зло и во вред. Что наука о технике пойдет против живого, а в душе человека проснется так похожее на любопытство, желание присваивать всё себе. Люди уйдут от сочувствования своей земле, они перестанут её слышать и слушать. По расчетам старейшин и по их предсказаниям, выходило, что это неизбежно, что человек развивается постепенно, то падая в пропасть, то возрождаясь на вершине горы. Чтобы сохранить "Своих Детей", мудрецы велели Главам Племен готовить свои семьи к переселению.
   "..В самую длинную ночь в году, когда звезды на небосводе мерцают ярче всего, старейшины предстали пред вратами своего великого детища Аркаима и сказали: Врата нашего последнего дома станут Вратами нашего Нового дома. Тогда, по обе стороны от врат, возникли сияющие фигуры, и створки ворот засияли подобно северным небесным лентам, ослепив на мгновения всех, кто стоял перед ними. "Входите же, готовые к переменам. Будьте хранителями двух миров..." Цитата стр.347 Летописи Первого Года. Скорее всего, имелись ввиду некие наставники наших предков. Но всем известно, что миров множество, и пока нам не позволят, мы никогда не встретимся с "Наставниками" вновь, кем бы они ни были..
   Учебник изобиловал картинками, картами и прочими, занятными и запоминающимися иллюстрациями, бабушка явно знала, что нужно внучке, чтобы начать обосновываться в новом доме. В седьмой главе на двух разворотах была представлена подробнейшая карта мира. Всех названий и нюансов Инна понять не могла, но очень старалась.
   ...К первому Году от появления ариев, на Тэвиране исконными жителями считались кочующие племена орокертов, сильных и храбрых воинов, не признающих оседлой жизни в городах. Им принадлежали все южные земли западного материка. По западному побережью на север тянулась масштабная горная цепь охватывающая целую четверть северной части континента и её обитателями - горными и подгорными по праву считались и считаются норвы. Картинка дала понять, что чем - то норвы смахивают на тех, кого дома Инна назвала бы гномами. Северная часть, не считая гор, была завоевана лесами и принадлежала эльсиотонам, с древнего языка предположительно название народа переводиться как - слышащие землю. Со вторым материком первый был связан несколькими узкими, как их обозвали на карте "тропами" и цепью Диверских островов. Тропы имели между собой огромное озеро с небольшими островками, на паре тройке из которых, даже были отмечены города.
   Второй материк в учебнике обзывали диким. Сначала Инна пыталась на нем найти край драконов Мидгард, но её поиски не увенчались успехом, край драконов по непонятным причинам занесло в южную часть Норвольда. То есть Мидгард оказался страной, которая по границам соседствовала только с одним государством!
   Зевнув, девушка заложила страницу и закрыла книгу. Не без удивления она обнаружила, что засиделась до ночи, на краю стола заметила чашку и даже слега подивилась заботливости слуг, ведь она не просила чаю или чего - то подобного, что здесь могли дать вместо него. На всякий случай она не стала притрагиваться к чашке, просто потому, что не знала, что в неё налили. Собрала ученики в стопку и сверху положила тетрадку, несколько листов которой уже исписала. Оставила себе записку, взять утром словарь, и пошла спать. Все что она прочла, следовало "переварить".
  
   Так потихоньку начались дни самообучения. С утра завтрак, прогулка недалеко от дома - чаще всего Инна просто изучала различную живность и природные явления, искала в учебниках названия и пыталась перевести, заучить. Потом обед, отдых и вновь учеба. А вечерами долгие беседы с бабушкой у камина о языке и устройстве мира драконов. Общались на дарвасетЭ - языке драконов. Магистресса Маргель переводила то, что было непонятно, объясняла смысл языка, стараясь вложить в голову девушки то, что язык - неотъемлемая часть дракона. Из кабинета Инна уходила почти ночью, с чугунной головой и спала потом без сновидений. За тройку дней она почти выучила все 37 букв, какие - то были похожи на буквы хинди, их девушка как - то видела по телевизору и запомнила из - за того, что почти каждая завитушка символа или крепилась к горизонтальной черточке или просто покоилась под ней. Но большая часть: округлые и плавные символы. Сложнее всего было отделить в голове понимание русского языка и местного, девушке даже приходилось время от времени снимать свой кулон.
   Отношения с бабушкой оставались на уровне деловых. Она всегда отвечала только на вопросы о мире и не желала просто поговорить, посмеивалась при всякой встрече и таинственно молчала. Как не пыталась Инна, разговорить бабулю не получалось, а ведь ей так хотелось узнать больше о семье! Какие есть родственники? Почему папа не дракон? В конце концов, бабуля сама Инну притащила в этот мир, могла бы и не строить из себя таинственную заговорщицу.
   На второй неделе проживания девушки в резиденции магистрессы, свою помощь в обучении ей предложила та самая служанка из библиотеки, набравшаяся смелости, чтоб заговорить, и получившая положительный ответ.
   Жить Инне стало легче, но не намного. В конце третей недели она решила сделать перерыв, объявив всем, что намеренна отдыхать. Достала из своего чемодана томик Конан Дойля и устроилась в саду на лавочке, рядом пристроив поднос с пирожками и графин с морсом. Чем Шерлок Холмс не познавательная литература? Очень даже.
   Девушка как раз была на середине "Этюда в Багровых тонах", когда позади себя услышала треск ломаемых кустов, не поняв, в чем дело, она обернулась и замерла. Сквозь дырку в живой изгороди на неё смотрело нечто. До этих существа Инна в энциклопедии ещё не добралась. Нечто заинтересованно поглядывало на девушку, но из - за кустов выходить не спешило, а сама Инна, замерев в испуге, не могла определиться: кричать ей на помощь или все же не испытывать судьбу и не раздражать животное?
   Существо фыркнуло и втянуло голову в кусты.. то есть, поближе к телу. Инна медленно встала с лавки и так же медленно, стараясь не шуметь, начала отступать к дому. Мгновением позже оказалось, что животное вовсе не захотело убраться восвояси. Оно решило набрать скорость и взять изгородь тараном. Теперь из кустов торчала уже половина большеглазого и остроносого нечто, с массивной шеей и, как выяснилось, не менее массивными лапами. Темно - бирюзовая кожа на солнце почему - то давала синий оттенок, голубые глаза блестели, то ли от наглости, то ли от жадности, а может и от голода. Этого Инна знать не могла. Незваное создание вновь скрылось за кустами, оно оказалось на редкость упертым и на третий раз оставило позади себя большущую дыру. Лапы оказались такими же большими, а за лапами тянулся хвост, завершавшийся острым кончиком с пупырками. Поняв, что бежать бессмысленно, девушка замерла и зажмурилась.
   "Отпусти меня, чудо трава!" - мелькнуло в голове. Хотя при чем тут трава девочка не поняла. Она же пирожки ела.
  
   Глава 4. О детях и соседях.
  
   Ожидание неотвратимого столкновения затянулось. Наконец, девушке надоело стоять зажмурившись, и она раскрыла глаза, чтобы увидеть рядом с собой бабушку. Бабуля стояла молча, и глядела на "гостя" слегка нахмурившись, создавалось впечатление, что она ему выговаривает. Инна усмехнулась и отошла немного в сторону, чтобы наблюдать за происходящим со стороны. Ну и чувство самосохранения просто требовало уйти с прямой траектории зверюшки - вдруг она захочет вновь ломануться вперед.
   Голубой "динозаврик" тем временем обернулся назад, посмотрел на то, что натворил и, Инна не поверила, если б сама не увидела, вздохнул! Он понурил голову и жалобно глянул на магистрессу, но выражение лица бабушки не изменилось. И вот, визитер уже неуклюже плюхнулся на свою немаленькую попу, сцапав лапами свой собственный хвост, глаза его странно заблестели. Девушка могла поклясться, что ещё чуть - чуть и здесь будут соленые реки! Она решила поспешить на помощь и для начала бабулю отвлечь.
   - Эмм.. госпожа Осьмуш, я понимаю, сейчас происходит что - то важное, но совершенно не понимаю что. Что это за зверь такой цвета голубого?
   Женщина отвлеклась на внучку, она вроде бы и ругала гостя, но девушка заметила в её глазах искорки веселья.
   - Это? Ах да! Теперь, моя дорогая, я могу тебя поздравить, ты увидела вариант нашей второй сущности - дракона.
   - И я, что же, такая же неуклюжая и толстолапая? - Инна вскинула брови и перевела взгляд на дракон..чика. Драконом это существо назвать язык не поворачивался.
   - Не думаю, - магистресса улыбнулась. - Он ещё совсем маленький дракон. Это мальчишка Корвуд, решивший, что уже достаточно взрослый, чтобы перекидываться без родителей! - Конец фразы был адресован малышу, к этому времени успевшему забыть, что его ругали и игравшемуся с собственным хвостом. Но, услышав упрек, он вновь понурил голову и вздохнул, очень печально.
   - И что нам с ним делать?
   Госпожа Маргель усмехнулась, с прищуром глядя на мальчика - дракончика, тот даже как - то съежился, но вердикт её оказался не таким суровым, как он ожидал.
   - Для начала, поможем ему вновь стать человеком, а потом вернем родителям - их усадьба соседствует с нашей. Заодно, ты сама посмотришь ритуал, то, как он делается, и следующий раз уже не будет для тебя неожиданностью.
   - Вставай, недоразумение, и следуй за мной.
   Бабушка развернулась и направилась к дому, нежданному гостю не оставалось ничего другого, кроме как неуклюже встать, и так же неуклюже побежать следом за порядком удалившейся магистрессой.
   Инна проводила его взглядом, сдерживая смех, так и хотелось пропеть: "голубой дракон бежит кача-а- ается-а-а", но оскорблять чувства дракошки - это слишком жестоко.
  
   Бабушка привела ребенка в башенную полутемную залу. Здесь было четыре окна, но совсем высоко, так, что бескрылому (кстати, почему?) дракоше не добраться, а человек смог бы если только он волшебник. В центре залы в определенном порядке по кругу были установлены небольшие столбики. Ну столбики и столбики, сказал бы простой обыватель, но Инна разглядела в конусной верхушке каждого маленький камушек. Разного цвета, они утопали в камне столбика и выглядывали, как шарики из шариковых ручек.
   Девушку бабушка попросила встать у стены и наблюдать со стороны, мальчик видимо сам знал, что нужно делать, так как без вопросов встал в центре круга. Магистресса начала обходить круг, прикасаясь к каждому столбику, и параллельно приступила к объяснению происходящего.
   - Малыши могут перевоплощаться в драконов спонтанно, чаще всего, в человеческий облик вернуться сами не в состоянии, поэтому первые шесть лет за ними пристально следят родители или няни в специальных домах, назовем их с тобой детскими садами, - бледно засиял желтый камешек, потом, зеленый. - Обычно, в детских садах есть такой же круг. Сами, без круга, драконы, не являющиеся родственниками ребенку, не смогут помочь ему и вернуть в человеческую ипостась, для этого и были созданы такие круги. В каждом столбике находится камень и частица металла, в сочетании их всех, получается, как мы его называем, чистый огонь земли. Он сбивает нестабильную энергию дракончика и дракончик возвращается в более привычную для себя форму, в которой был рожден, человеческую. - К концу речи бабушки бледно сияли все столбики, линии, отходящие от них к центру круга, начали излучать свет и когда они сошлись, дракошу окутало, словно облако серой пыли, и на его месте уже стоял маленький мальчик, навскидку, ему можно было дать лет семь - шесть. Магистресса спешно подошла к мальчугану и завернула в халат, тот пока не проронил ни слова, только стыдливо смотрел в пол.
   - Пойдемте Корвуд Прямокрыл, мне вас надо напоить заваром. А вам надо рассказать мне, какая такая веская причина заставила вас, без ведома ваших мамы - госпожи Идеаллы, и папы - господина Диконрава, перекидываться во вторую ипостась.
   Без споров мальчик взял магистрессу за руку и направился с ней прочь из зала, Инна увязалась за ними, впрочем, стараясь, чтоб ребенок не отвлекался на неё и не думал о том, что предстал нагишом перед девчонкой.
   Сидя в кабинете хозяйки дома и медленно потягивая терпкий завар, Корвуд заговорил. Маленький мальчик очень отличался от непоседливого и неуклюжего дракона. Спина ровная, взгляд голубых глаз виноватый, но достаточно прямой, держит себя почтительно. Воспитанный однако. Инне даже стало немного стыдно за собственные манеры, которые чаще всего оставляли желать лучшего.
   - Я прошу прощения за этот некрасивый случай с живой изгородью, обещаю, что постараюсь сам все восстановить, - тут все же из - под маски приличий вылез раскаивающийся ребенок и виновато прикусил губу. - Под контролем вашего садовника, конечно.
   Бабушка на эту реплику только кивнула, принимая извинения. Мальчик, отпив ещё из кружки, и поставив её на стол, все же всплеснул руками.
   - Но честное слово, вам меня не понять! Домой вернулся Лустин! Это мой старший брат, - Пояснил Корвуд, предотвращая лишние вопросы, и не останавливаясь, продолжил. - Терпеть его не могу... Вечно со своими нравоучениями, а я уже большой! Я хорошо учусь, и меня хвалят учителя! Чего он всегда говорит, что лучше знает? И всегда обо мне маме с папой рассказывает или, ещё хуже, госпоже Ривальде, а она шуток не любит. А потом ходит с таким видом, будто он праведник!
   Инна слегка удивилась тому, что семилетний ребенок знает словно праведник, но вмешиваться не торопилась. Чувства мальчика она могла понять лишь от части, так как ни братьев, ни сестер не имеет. Мальчик же замолчал, недовольно сопя, а бабушка Маргель с легкой улыбкой глядела на блудного сына соседей.
   - Как бы ты не любил своего брата, домой все же надо вернуться. Думаю, что Инна тебя сможет проводить. Ты же знаешь дорогу? Мальчишка кивнул и встал. - Погоди, дорогой. - Женщина мягко толкнула его, и он плюхнулся обратно в кресло. Она же позвала служанку, велела принести одежду для дракончика и отправила его в одну из гостевых комнат переодеваться. Пока мальчишка облачался в штаны и рубашку, магистресса решила проинструктировать внучку.
   - Прямокрылые семья неплохая, ответственные, традиции блюдут, приличные драконы. Сыновья их действительно не очень ладят, так что не удивляйся. Приведешь мальчика, сдай с рук на руки наставнице или родителям, если дома будут. Посмотри, как живут другие драконы, как они себя ведут. Это люди, безусловно, но все же, мы люди только наполовину... И дорогу до своего дома не забудь пожалуйста. - Инна возмущенно фыркнула, но промолчала. Когда Корвуд постучал в кабинет, девушка уже была готова к прогулке.
   Они вышли за узорные ворота усадьбы, сошли с большой наезженной дороги и углубились в негустой лесок, и теперь шлепали по дорожке высыпанной белыми камушками, которые немного хрустели под ногами. Мальчишка без умолку трещал, видимо, прибегая к манерам только в обществе взрослых.
   - А почему я тебя раньше не видел?
   - Я жила в другой стране.
   - А тебя правда Инна зовут? Очень имя странное.
   - Правда. И чем же оно странное?
   - Ну, у нас таких не встречается. Простоватое.
   Мальчик подхватил с травы палку и теперь задевал ею придорожные кусты, вел себя как обычный мальчишка и этим все больше нравился Инате, если бы он ещё не задавал столько вопросов. На его высказывание она только пожала плечами и увернулась от слишком низкой ветки дерева, дракончик просто прошел под ней.
   - Нормальное имя. Там где я жила, чтоб ты знал, имя Корвуд посчитали бы нелепым.
   - Мое имя значит - мастер короля! - Гордо заявил мальчуган, выпячивая грудь. Выступившего над тропой корня дерева он не заметил и благополучно споткнулся, но девушка сумела поймать его прежде, чем он упал.
   - Гляди под ноги, Мастер, - усмехнувшись, посоветовала она, на что Корвуд обиделся и на некоторое время, слава богу, замолчал. Жаль что ненадолго.
   - А кто тебе Старая Хозяйка?
   - Все соседи её так называют? - Ответила Инна вопросом на вопрос, её действительно изумило такое прозвище.
   - Почти все. Так кто она тебе?
   Девочка задумалась, можно ли ей разглашать данную информацию, подумав, где - то с пять секунд она, наконец, остановилась на варианте "ни мне, ни тебе".
   - Скажем так, она моя родственница.
   - Ааа.. не знал, что у неё есть родственники.
   - Может, она просто не хотела никому рассказывать? - Резонно предположила Инна, тем самым давая понять, что о бабушке больше говорить не будет. Сама она пока не хотела отвлекаться на вопросы, хотя их крутилось в голове множество. Гораздо важнее было не забыть дорогу домой.
   - Это где же ваша усадьба, - наконец не выдержала она, - что мы идем уже добрых двадцать минут?
   - Двадцать чего? - Обернулся мальчишка, опять чуть не навернувшись. Все - таки, было в нем сейчас что - то и от того голубого дракоши. Досадно выдохнув, Инна поправила себя. Совсем забыла, что в этом Новом мире, минуты называются "сельками", а тот же один час именуется "кам".
   - Двадцать сельков.
   - Ааа, так у госпожи Маргель большая территория! Мы пока ещё по её земле идем! Наша начинается у реки Ленты.
   - И скоро эта река? - Безрадостно поинтересовалась Ината, прогоняя от лица каких - то мошек - и в этом мире без них не обошлось!
   - Сельков пять, от силы.
   Действительно, вскоре из - за деревьев, под крутым луговым спуском показалась неширокая река с пронзительно голубой водой. Девушка даже замерла, завороженная такой красотой. За рекой берег покатый и поросший травой переходил вновь в лесок. И никакой переправы в пределах видимости.
   - Может быть, когда ты был в облике дракона, то с легкостью преодолел это препятствие. - "В чем я сильно сомневаюсь" с раздражением подумала девушка. - Но сейчас ты как это предлагаешь сделать? - Мальчишка самодовольно улыбнулся, закатал штаны до колена и зашел в воду.
   - Это ведь и наша река и госпожи Маргель, она тебе не говорила, что река слушается нашу силу? Странно, меня этому родители недавно научили! Смотри! - Корвуд опустил ладошки в воду и достаточно громко произнес:
   - Как равный среди равных, и как хозяин, зову мост через переправу, - Голосу он предал пафосности и официоза, но.. моста не появилось. Ината скептически сложила руки на груди. Корвуд растерянно посмотрел перед собой. - Подожди! У меня не всегда выходит. Сейчас ещё попробую.
   Он попробовал ещё раз, теперь уже не так уверенно, однако, как ни странно, в этот раз из воды сформировалось нечто, похожее на широкую неподвижную доску от одного берега до другого... сантиметров в пятнадцать шириной.
   - Не было печали, дракошу повстречали, - девушка вздохнула и двинулась по "переправе" вслед за мальчишкой. Не то, чтобы она боялась воды или не умела плавать, но кому охота в мокрой одежде по пролеску тащиться, да ещё и в непрезентабельном виде перед соседями выхаживать? Она вроде знакомиться идет. Обошлось без незапланированных купаний, как только нога Инны ступила на берег, переправа из воды за спиной разлилась волнами и исчезла. И тут она забеспокоилась - а домой - то как?
   - Слушай, а у вас никакого моста по пути к нашей усадьбе нет? Я так делать ещё не умею. Меня другому в моём.. моей стране учили.
   Мальчик от её волнений отмахнулся.
   - Есть, есть. Я слуге велю, тебя проводят.
   Чем ближе они подходили к дому Корвуда, тем мрачнее тот становился, но все же убежать ещё раз не пытался. Ворота перед ними распахнулись сами собой, "почуяв" наверное, члена семьи, а навстречу уже бежала худощавая круглолицая драконица с черными, собранными в хвост и заплетенными в косу волосами.
   - Госпожа Ривальда... - страдальчески протянул ребенок, отводя взгляд в сторону.
   - Господин Корвуд! Господин Корвуд! Ну как вы могли?! На глазах дамы и гостей так перекинуться да ещё и убежать! - Женщина почти буквально накинулась на мальчика, принялась его рассматривать при этом, не переставая причитать и поучать несносного воспитанника.
   "Кажется, я чего - то не знаю.." - Инна едва заметно покачала головой, но промолчала. За госпожой Ривальдой спокойно вышел во двор ещё один дракон, высокий юноша с коротко стриженными каштановыми волосами, и большими, как и у брата, голубыми глазами. Он с усмешкой наблюдал за сценой встречи блудного брата и гувернантки, а потом все же обратил внимание на Инну, молча стоявшую в стороне. Что - то в нем было не так.. но что? Пока он все так же не торопясь шел к ней, стараясь незаметно оправить невидимые складки на штанах, она, наконец, поняла - футболка!
   Юноша подошел ближе, окинул девушку оценивающим взглядом и чуть наклонился.
   - Добрый день, сюри... - голос у брата Корвуда обволакивал, разбивая всякие мысли, которые могли быть в голове, в жемчужную пыль симпатии. Приветствуя, юноша склонил голову, а после поднял взгляд на Инну. Он посмотрел прямо в глаза, так что девушка не нашлась что ответить. На неё "так" ещё никто не смотрел.
  - Прошу прощения, я все никак не представлюсь - залюбовался Вами. Сур Лустин из Рода Прямокрылых, - улыбнувшись уголками рта, он элегантно подхватил кисть Инны и прикоснулся губами к запястью.
   - Эм-м.. Сюри Инесса.. эм, Пламенная. Гостья Сури Осьмуш, - быстро протараторила девушка. Молодой человек распахнул глаза в удивлении, но о сдержанной улыбке не забыл.
   - Вы наша соседка?
   - Теперь да, - Ината, готовая провалиться от смущения, перевела взгляд на препирающегося с гувернанткой Корвуда, тот явно был недоволен излишним вниманием. Она не заметила, как Лустин оказался рядом с ней, почти плечом к плечу, и вздрогнула, когда он решил разбавить паузу.
   - Вы нашли моего брата в своем лесу? - с иронией и наигранным превосходством спросил он.
   - В своем саду, - поправила Инна, но не спешила продолжить.
   - Вероятно в облике нелепого создания, по ошибке считающегося драконом?
   - Я и есть ДРАКОН! - отвязавшийся от гувернантки мальчик услышал конец фразы и запыхтел от возмущения.
   - Тогда, когда перекидываешься, на глазах у гостей, как последняя ящерица или тогда, когда не можешь обратиться обратно? - Брат мальчика говорил со сталью и холодом в голосе.
   - Я всегда дракон! А ты!.. Ты - Луси-пуси, скользкая мокрая саламандра! - Он топнул ногой и резко развернувшись, кинулся к особняку. Вернее, к замку - пятиэтажному, с большими окнами, переходами и, по крайней мере, шестью башнями
   - Зачем вы так с ним? - Девушка нахмурилась, провожая взглядом расстроенного дракошу. Да, он раздражал её своей болтливостью, но он ведь ребенок, а дети не идеальны. Наверняка, если бы она раньше появилась в Новом мире, то тоже бы часто спонтанно превращалась в надоедливого динозавра.
   - Не обращайте внимания, - Лустин, не спрашивая, предложил девушке локоть, а Инате ничего не оставалось, как принять предложение пойти с ним. Он шел до дверей молча, взгляд стал немного отстраненный и явно растерял, после перепалки с братом, весь своей запал и лоск. Девушке совсем не хотелось начинать знакомства с замком и другими драконами в неловком молчании, она оглядывалась вокруг, размышляя, о чем бы лучше начать разговор, но Лустин заговорил первым.
   - Откуда вы, Инесса? Хочу отметить, у вас необычное имя.
   - Эмм.. - Она замялась, подбирая слова и вспоминая, что успела наговорить Корвуду. Врать на ходу, вернее, почти врать, не такая легкая задача, как казалось изначально. Как шпионы вообще запоминают все, что им нужно, и не запинаются, пытаясь найти ответ?
   - Я из другой страны. Жила там.. эмм.. по настоянию бабушки.
   - И надолго вы к нам?
   - Кто знает.
   Инна вздохнула и решила взять разговор в свои руки. Они как раз вошли в просторный и высотой, наверное, в два этажа холл. И их сразу встретил грозным взглядом, со стены символически изображенный на огромном гобелене, голубой дракон с "горящими" желтыми глазами, расправленными за спиной крыльями и копьем в лапах. К слову, кривоватым копьем. Справа и слева от дракона стен были лестницы. Каждая поднималась на этаж выше к своей открытой лестничной площадке. Лустин не повел её ни к лестницам, ни к большой резной двери впереди, которую Инна из-за гобелена сначала не заметила. Они сразу от входа свернули направо в широкий коридор и не спеша пошли мимо висящих на стене портретов. Видать, это здесь традиция такая - подумалось Инне, - портретами стены увешивать. Хорошо хоть не абстракции - от масштабов голова бы у неё точно закружилась. Немножко поглазев по сторонам, девочка собралась с мыслями и заговорила.
   - Я должна поступить на обучение, а пока, здесь в гостях. И честно, - сделать смущенной лицо и опустить глаза, хорошо, что врать сейчас не приходится, - я очень мало знаю о драконах. Так вышло. Не расскажите мне что-нибудь? Я и замок-то первый раз вижу!
   - Где же вы жили, что не видели ранее замков? - Теперь в глазах Лустина появился настоящий интерес, не тот, хозяйский, которым он встречал Инну поначалу, а живой.
   - Это был большой город, я не часто из него выбиралась, а если выходило уехать, то недалеко загород и.. на прогулку. Вот и не вышло как-то с замками. Нужды в них не было.Так что жила я в доме. Большом доме, но замком его не назвать. Расскажите!
   - Хм.. хорошо, - согласился он, выводя девушку из дверей галереи, как оказалось во внутренний сад. Здесь тонко звучали, разбитые умелым садовником, цветные клумбы, похожие на альпийские горки. Пахло яблоками и немножко осенью - видимо, палые плоды не всегда успевали собрать - у дорожек разместились лавочки с узорными подлокотниками, а над дорожками кое- где, по плетенным арками полз краснолистный местный вьюн или лиана. В таких подробностях Ината совсем не разбиралась.
   - Вы сейчас находитесь в нашем родовом замке. Он уже очень давно принадлежит нашей семье и ею же строился. Сейчас родовые замки чаще зовут усадьбами. А драконы.. - Лустин, так как был выше Инны почти на две головы, иногда придерживал ветви близко растущих к дорожке деревьев, но дорогу знал прекрасно и вывел гостью к светлой беседке, где и предложил ей присесть и сам уселся в плетеное кресло. - Я.. я даже не знаю, с чем сравнить. Не так уж я и много общался с другими народами. Да и лет мне не много. Мы, это просто мы. Может быть, похожи на оборотней..
   - Я читала, что при обороте драконы теряют одежду - она превращается в пепел.. это верно? - И снова пришлось краснеть, на этот раз не только за свой вопрос, но и за компанию, так как Лустин тоже покраснел.
   - А вы.. вы разве никогда не обращались в дракона? - Девочка помотала головой и смущенно улыбнулась.
   - Если бы я превратилась в дракона, даже маленького, там, где жила, то сейчас с вами не разговаривала бы.
   - О.. Вас бы убили?
   На этот вопрос Инна пожала плечами. Может быть и убили бы, а может, сдали бы на опыты, а после опытов, сплавили бы тело в палеонтологический музей... Или Дарвиновский. Ага. Как чучело... чупакабры.
   - Это у вас вопрос с надеждой или сожалением? - Наконец усмехнулась она, разряжая обстановку. Парень изменился в лице. Губы его дрогнули, но он постарался остаться невозмутимым.
   - Так. Да. Нет. Ладно.. Да уж. О чем мы?
   - Оборот, - спокойно ответила Инна, чуть улыбаясь и с интересом разглядывая все вокруг.
   - Да! - Замявшись, юноша все же решился продолжить, но старался на девочку не смотреть. - Одежда действительно сгорает, но примерно с семи-восьми лет всех драконов обязательно учат иллюзии. И, если не хочешь попасть в нелепую ситуацию, волей не волей, а слабым иллюзионистом станешь. Я помню, как первый раз показательно должен был приземлиться во дворе замка перед родственниками - крылья продемонстрировать. Летел я, летел, а перед самым приземлением забыл, как иллюзию накладывать, переволновался, наверное. И в последний момент я вспомнил, что видел в городе, где-то в магазине панталоны. Вот не знаю, панталоны и все! - Инна фыркнула и улыбнулась, её фантазия с готовностью расписала ситуацию в деталях и красках. - Зато гости повеселились. А отец потом утешал, что он в свой демонстрационный полет только про плащ вспомнить смог, - Лустин заулыбался воспоминаниям, устремив взгляд куда-то себе под ноги, и Инна даже смогла немножко рассмотреть его лицо. Они с братом были похожи, светлыми кудрями волос, упрямыми подбородками и вздернутыми носами, ну и глазами, конечно. Если сравнивать братьев и её бабушку, как драконов, то в юноше и мальчике человечности в облике было больше. Может это сказывается возраст? Он взглянул на неё и девушка тут же отвела глаза. Как-то некрасиво в упор нового знакомого рассматривать.
   - Да, мне предстоит многому научиться.
   - Научитесь. Только не рассказывайте эту историю мелкому.
   - Не буду, - честно пообещала Инна, решая не вмешиваться в разборки братьев.
   - Хотите отобедать? - Неожиданно предложил он. - А потом, я провожу вас к усадьбе, или, если вам опротивеет мое общество, то вас проводит кто-нибудь из слуг.
   Лустин, искренне учтивый и участливый, не такой жестокий и холодный, которого она видела рядом с братом, а даже веселый, конечно ей нравился больше. Но доверять и рассказывать все, ещё очень рано, хотя она и согласилась остаться на обед.
   Корвуд кстати, к обеду вышел, сел между Инной и гувернанткой, но ни слова не проронил, только сверлил ненавидящим взглядом о чем-то рассуждающего братца. Девушка от такой ситуации терялась. С одной стороны мальчик, из-за которого она оказалась здесь и ему надо бы уделить внимания, а с другой - его брат, уделяющий внимание ей и не приветствующий общение с мальчишкой. Когда принесли вторые блюда, девочка смогла выудить из своей сумочки карандаш и листочек бумаги, все время поглядывать на Лустина, и писать записку было неудобно, но у неё получилось. Передать её мальчику незаметно для старшего брата не составило труда. Гувернантка предпочла промолчать, за что ей мысленно Инна сказала спасибо. А вот ребенок, прочтя послание, улыбнулся и кивнул. Инна пригласила его в гости через пару дней.
   Больше происшествий не было. Ребенок включил благоразумность и избегал брата, впрочем, уже без явной обиды, а брат, обоюдно не замечал ребенка. Когда, уже в лучах заката, Лустин провожал Инну домой, она поняла, что болтливость у Прямокрылов - семейное, и от неё она подустала. Зато узнала много интересного и любопытного, что есть несомненный плюс.
   Они остановились у ворот, обмениваясь словами любезности.
   - Спасибо, что привели брата домой, мама бы переживала об его отсутствии.
   - Я думаю, что и вы бы переживали.
   - Наверное, - пожал плечами он.
   - Что ж, до новой встречи, сур Лустин.
   - Знаете, если хотите ещё пообщаться о драконах, то я приглашаю вас в гости.
   - Очень любезно с вашей стороны, но мы только вернулись. - Инна улыбнулась и скрестила руки на груди.
   - О! Нет-нет! - Лустин тоже улыбнулся. - В другой день.
   - Если в другой, то с радостью.
   - Все же, откуда вы? Мне очень интересно узнать о вас больше.
   - Что ж, это справедливо - развела девочка руками - информация за информацию.
   - Только не подумайте, что я шантажирую. - Юноша усмехнулся более уверенно.
   - Я не думаю. Спокойной ночи.
  
  Спокойной жизни пришел конец - вынесла вердикт девушка, когда проснулась среди ночи от грохота входной двери и чьих-то голосов. Выходить из комнаты и любоваться на полуночников ей не хотелось - драконий авантюризм пока ещё напрочь отсутствовал. Но если гора не идет к Магомеду... В дверь тихонько постучали и вошли, прикрыв за собой.
   - Сюри Инесс... - её легонько толкнули в плечо пару раз. Пришлось разлепить глаза и сонно щурясь лицезреть служанку-библиотекаршу, с которой Инна более-менее сдружилась. Её встревоженное лицо освещали тусклые лучики желтой искорки, парящей над плечом.
   - Нейа? Что случилось? - девочка приподнялась на локтях.
   - Сури Маргель очень просила вас.. на всякий случай, сейчас пройти в гостевые покои, что рядом с её кабинетом. Накиньте халат, сейчас прохладно.
  
  Глава 5. Гости, вести и напасти.
  
   Вздохнув, девушка влезла в тапочки и, накинув халат, пошла за Нейей по коридорам для прислуги. Да-да в усадьбе были и такие! Нейа рассказала, что в стародавние времена считалось почти недопустимым, чтобы прислуга ходила по господским коридорам, и специально для черни строились черные ходы. Они в два раза быстрее, чем по тем самым господским путям, добрались до нужного коридора и Нейа быстро пропустив девушку в комнату, зашла сама.
   - Что случилось-то? - Спросила наконец Инна, на всякий случай, шепотом.
   - Сама толком не знаю, сюри. Я уже готовилась ко сну, когда вдруг, в ворота забили колотушкой. А наши-то комнаты у ворот и, конечно, почти все из слуг проснулись. Вояры доложили сури Осьмуш, а она велела пустить, потом меня позвала и уже мне приказала тебя привести в эту комнату, поближе к ней. И все. Я и гостей полуночных ни одним глазом не видела. - Нейа стояла, обняв себя за плечи и боязливо оглядываясь вокруг, в господских комнатах ей было без дела неуютно.
   - Хм... А есть желание посмотреть?
   - Как ему не быть.. - пробормотала служанка, настороженно поглядев на сюри.
  Тем временем, её сюри начала ходить вдоль стеллажей с книгами у правой стены, за которой должен был находиться кабинет сури Маргель.
   - Если мы с бабушкой похожи.. - задумчиво протянула девушка, пальцем проводя по корешкам книг. - То сюда она велела привести меня не просто так.
   Она замолчала, встав напротив среднего шкафа, распахнула стеклянные дверцы и, подозвав жестом Нейю, попросила посветить на книги, теперь они разглядывали их уже вместе.
  - Что мы ищем, сюри Иннес? - Нейа всегда произносила имя гостьи на свой лад, но Инну это не задевало, она пожала плечами и начала более детально рассматривать содержимое шкафа.
  Бронзовый бюст китайского дракона. Сделан в Китае. Папки, перевязанные бечевой, сделанной в России. Книги, много расставленных в строгом порядке книг... Так сразу и не поймешь, просто это гостевая комната или периодически бабушка в ней обитает.
   - Что-то необычное. Мы ищем, что-то необычное. - Инна вздохнула, отступая на шаг. - Не бывает в замках так, чтобы не было возможности подслушать или подглядеть!
   - Это особняк, сюри.
   - Да хоть пещера! Принадлежал-то дом знатным персонам, не так ли?
   - Многие века, роду Осьмуш, сюри, - кивнула Нейа, подтверждая Иннины слова.
   - Во-о-от! А с гостями надо держать ухо в остро даже в кабинете. Значит, здесь кто-то мог сидеть раньше и слушать.
  Догадка была разумна, но Инне пока не удавалось ничего найти.
   - Может.. - наконец подала голос Нейа.
   - Да?
   - Может за книгами?
   - И что, все перерывать? А если она гостей сюда переведет?
   - Но, сюри, ты же сказала, что сури Осьмуш не просто так попросила тебя сюда привести..
   - А если просто так? И я только строю догадки? Нужно аккуратно.
   - Но книг ведь много... очень.
   - Да... - Инна окинула взглядом самые высокие полки. - Ну, допустим, верхние можно не трогать - туда неудобно залезать. Будем смотреть на уровне глаз среднего роста человека.
   Вдвоем они принялись заглядывать за книги с разных сторон широченного шкафа, но ничего не находили. Инна уже почти отчаялась, когда на глаза ей попалась занятная обложка. Подойдя поближе, она прочла очень знакомое название "Грозовой перевал".. Почему? Ну почему именно эта книга оказалась единственной в ряду с книгами на дарвасетэ? Поморщившись, девушка заглянула за неё - на стенке что-то было. Протянув руку, она ощупала небольшой выступ, попробовала нажать, но ничего не вышло, покрутила, предмет чуть пошевелился, но и не думал сдаваться. - "Сколько же времени мы здесь уже возимся? Там и разговор, наверное, уже закончился или подходит к концу!" - Инна недовольно сопела, рядом с ней уже с минуту топталась Нейа, но лезть с помощью не спешила. Последнее, что осталось девочке, дернуть со злостью за непонятный выступ, так она и поступила, как ни странно - это помогло. Послышался легкий шорох, и небольшой квадратик стенки стеллажа вдруг растворился, вместе с непонятным выступом-кнопкой. Инна отпрянула, она разглядела по ту сторону людей, сидящих в четырех креслах. Отсюда было прекрасно видно просторный, погруженный в полумрак, кабинет, в противоположной стене тлеющий камин и расположившихся в высоких креслах, полукругом напротив стола бабушки, людей. Теперь даже стали слышны их голоса, но, разве они не заметили перемены? Может, они тоже могу её заметить?
   - Погаси свет, - прошептала девочка. Служанка щелкнула пальцами и огонька не стало.
   - Все же, мне кажется, сюри, что те, кто делали это окно, подумали о том, чтобы их не заметили.
   - Ш-ш-ш.. - прошипела Инна, прислушиваясь к разговору.
   - ... об этом меня просите Вы. Это уже странно, - голос бабушки, спокойный как всегда.
   - Вас просят одиннадцать из девятнадцати магистрантов, сури Осьмуш, - мужской глубокий голос, словно давит. Говорит тот, что сидит ближе к камину.
   - Но я не вижу здесь одиннадцати магистрантов, - снова ровный голос бабули.
   - Неужели для вас, сури Осьмуш, бумага с их печатями силы ничего не значит? - Голос из среднего кресла.
   - Безусловно, значит и многое. Из бумаги следует, что одиннадцать магистрантов согласились взять на себя ответственность за...
   - Мы читали свиток, Магистресса, - не выдержал гость, скорее всего тот, что устроился в самом ближайшем к Инне, повернутом больше к ней спиной, кресле. Он имел тонкий голос и какое-то манерное произношение.
   - Анатт! - Видимо дерзкого визитера попытались одернуть. Но успокаиваться он не собирался.
   - Я хочу знать ответ. У нас слишком мало времени! - Возразил Анатт и получил холодный отклик бабушки Маргель.
   - Что бы иметь ответ, надо уметь ждать. Если вы, конечно, рассчитываете на ответ, который будет в вашу пользу.
   Инна не видела лица своей попечительницы хорошо, но могла поклясться, что ни один мускул в этот момент на лице бабушки не дрогнул. Вообще, она вроде бы сразу после перемещения в этот мир, изменила свое поведение.. скрывшись за холодностью и превосходством.
   - Только из уважения к магистру Эльвидану, я говорю, что дам вам точный ответ завтра, а пока, предлагаю расположиться в гостевых комнатах на третьем этаже и, не перемещаться по дому без лишней необходимости.
   - Сури Осьмуш, я прошу вас понять. Ей ведь почти столько же, сколько вашей.. гостье! Да, мы знаем, о маленькой девочке, живущей у вас. Не все в Великом совете умеют держать язык за зубами. Так вот, подумайте, ей нужна помощь. И лучше наша, чем орокертов, - голос от камина был все таким же давящим, проситель очень настойчиво требовал понять ситуацию.
   - Я подумаю и дам ответ завтра. Точнее, уже сегодня. - Женщина встала из-за стола и отошла от него. - А пока, предлагаю вам отдохнуть с дороги и поспать. О Великом совете я ещё поговорю с вами позднее.
   Сидеть при хозяйке дома было бы оскорбительно, так что все незваные гости встали и коротко поклонились. Потом все, кроме самого высокого, вышли за слугой. Он остался молча стоять.
   - Сур Эльвидан, не ожидала от вас такой подлости - прийти ко мне ночью и сразу предоставить права каким-то чужестранцам диктовать мне условия и чего-то требовать! - Бабушка на сей раз позволила себе эмоции и, нахмурившись, скрестила руки на груди.
   - Прости.. простите, сури Маргель.. Но мое чутье, о котором вы так наслышаны, не дает мне покоя уже десятые сутки. Я ощущаю, что это дело нельзя оставлять бесконтрольным.
   Сур Эльвидан обладал сильными, но хрипловатыми связками, что, впрочем, не портило общей картины, от которой веяло мощью и легкой, сдержанной опасностью. Она была в самом этом драконе и пока никому не сулила неприятностей, но если его разозлить... или попросить.
   - Ты так думаешь?
   - Правда то, что не только я так думаю. Тасур прав, кроме моей печати, на бумаге стоит их уже десять.
   - Туш, наверное, в первых рядах, - пожилая женщина вздохнула и потерла глаза, бросив последнюю фразу не надеясь получить ответа. Но Эльвидан хмыкнул и кивнул:
   - Плиний всегда в первых рядах, он.. любит эксперименты.
   - Речь шла и идет о человеке! А не о просто эксперименте и экспериментальном материале! - Сури Маргель, вдруг разозлившись, пристукнула ладонью по столу. - Да и ты, я смотрю - больше своему чутью радуешься, хочешь знать, оказался ли прав. А кто-то из магистрантов хочет ей действительно помочь?
  Магистресса опустилась вновь в свое кресло, Эльвидан подошел ближе и когда он наклонился над столом, замершие над лампадками огоньки осветили его крючковатый нос, волевой подбородок и пряди длинных для мужчины, темно-рыжих волос спавших на лоб и щеки.
   - Как это не грустно, Маргель, но, по-моему, все магистры заинтересованы в.. продолжении.. им интересно и, я знаю точно, пятеро из них, хотят увидеть её в живую, а не только слушать её историю.
   - Скучно жить им? - Угрюмо усмехнулась женщина, перебирая пальцами по столу.
   - Не исключено. Кстати, о Совете - навела бы ты там немного шороху, что ли? И вправду распоясались, - мужчина как-то странно улыбнулся, ловя заинтересованный взгляд Маргель. - Тебе до Императора ближе. А я.. помогу конечно, ну ты знаешь, как всегда.
  
  После полуночного разговора, бабушка зашла за Инной сама, но обсуждать что-либо не собиралась. Она прибывала в раздумьях, когда провожала девочку до комнаты и когда, рассеянно пожелав спокойной ночи, отправилась в свои покои. Инне осталось только лечь спать и надеяться, что утром ей все же что-то объяснят.
  Завтракали без посторонних, вдвоем, как всегда в большой обеденной зале, где через большие открытые окна на мягкие ковры падал солнечный свет, а шторы покачивал летний ветерок. И завтрак был как всегда выше всяких похвал, но от чего-то, он с трудом лез в сури Маргель и сюри Инессу. Первой столовые приборы отложила девочка, так как особой выдержкой не отличалась. Она робко кашлянула и подняла глаза от персиковой скатерти, бабушка тоже отвлеклась от тарелки.
   - Бабушка Маргель... может быть, вы расскажите, что же было этой ночью?
   - За столом?
   Пожилая женщина вздернула правую бровь и недоуменно похлопала глазами, её ложка застыла на полпути ко рту и аккуратно была опущена к тарелке. Инна, успевшая немного узнать родственницу, замолчала и поджала губы, вопрос бабушки не требовал сейчас ответа. Девочка вернулась к вялому поеданию каши и фруктового салата, настроение, и так бывшее не на высоте, теперь вовсе опустилось и аппетиту не способствовало, но делать было нечего. Когда с завтраком окончили, и посуда исчезла со стола, магистресса поднялась с места и, прежде чем внучка вышла из зала, попросила её пойти за ней.
  Они поднялись по винтовой лестнице, и вышли в знакомый коридор. Дверь в кабинет бесшумно распахнулась перед хозяйкой и сама захлопнулась за вошедшими. Здесь было вновь мрачно, как любила хозяйка и только тускло посверкивали на стенах в матовых подсвечниках маленькие язычки пламени.
   - Садись,- бабушка указала на одно из двух кресел, стоявших у её стола, остальные стояли у стены за ненадобностью. Сама магистресса села за стол и, сложив руки перед собой, выжидающе посмотрела на внучку.
   - Вы.. расскажете, что произошло ночью? Кто эти люди и.. о какой девушке вы говорили? - последние слова девочка договаривала с хитрым прищуром и самодовольной улыбкой, уверенная, что её находчивость бабушка оценит.
  Видимо, для сури Маргель этот день грозил стать днем удивлений, так как она вздернула уже обе тонкие бровки и чуть склонила голову, а Инна поняла, что сделала что-то не то.
   - То, что тебя привели в гостиные покои рядом с кабинетом, было моей мерой предосторожности, так как на них лежат специальные защитные заклятия, - строго произнесла бабушка, соединив перед собой кончики пальцев. - Но.. за смекалку ставлю твердую четверку, - она позволила себе усмехнуться и скинуть строгую маску.
   Инна слабо улыбнулась.
   - А почему четыре?
   - За собой надо тщательно все убирать, ставить по своим местам. Заглушку для слухового окошка ты не вернула на место.
   - А.. ага, - девочка кивнула и встала, оправила темно-синее платье в пол и смахнула невидимые пылинки с рукава.
   - Раз вы мне ничего не скажете можно последний вопрос, не касающийся разговора ночью?
   - Задавай.
   - Почему "Грозовой перевал"?
  - Что?
   - Перед слуховым окном была книга "Грозовой перевал", единственная на русском языке.
  - Хм.. - бабушка в недоумение пожала плечами. - Это моя любимая книга, но на полку я её там поставила совершенно случайно.
   - А я её не люблю... - задумчиво вздохнула девушка.
   - Твое право, - улыбнулась магистресса и замолчала, наблюдая, как внучка ещё что-то хочет сказать. Но, мотнув головой, Инна повернулась к выходу.
   - Я научу тебя.
   - М?
   - Я научу снимать и ставить заглушку, научу чувствовать чары.. раньше, чем следует, наверное. Но пока, увы, не смогу тебе рассказать о том, что обсуждалось ночью. Я так понимаю, что слышала ты немного.
   - Я долго искала лазейку, - Инна виновато качнулась с мыска на пятки в плоских замшевых туфельках.
   - Но ты нашла, - резонно заметила бабушка. - И, мне кажется, слышала о моем решении, дать гостям ответ с утра. У меня есть ещё немного времени подумать над их просьбой.
   Внучка магистрессы, понятливо кивнув, пожелала бабушке приятного дня и удалилась к себе в комнату. Гости, тоже квартировавшие на третьем этаже, ей не мешали, так как её комнаты от комнат полуночников отделяла сплошная стена с горным пейзажем в деревянной резной раме.
  
  Сосредоточиться на учебе было сложно. Время тянулось, словно жвачка.. Второй час Нейа пыталась добиться от Инны, чтобы та правильно написала олью (букву) "лигию" - тридцатую по счету в тридцатисемизначной Аталье (Азбуке) дарасетэ. Но олья выходила кривая, и на шаблон быть похожей отказывалась.
   - Она не такая, как все! - Наконец воскликнула Инна и отложила ручку. Нейа закатила глаза, но спорить не стала и тоже отложила Аталью с примерами ольий.
   Скрестив руки на груди, девочка посмотрела в окно, из которого, кроме леса бабушкиных угодий, ничего не могла увидеть, хотя точно знала, в той стороне усадьба Прямокрылов. Интересно, как там Корвуд.. и его брат..
   Вероятно, виной не сосредоточенности девочки послужило её любопытство и мягкая просьба бабушки не появляться гостям на глаза, то есть приходилось сидеть в комнате. Нейа составила компанию сюри Инесс: притащила завара с ягодами, вкусных штучек с кухни и фруктов, и, если не пыталась привлечь девочку к изучению ольий, то развлекала разными рассказами. От своих мыслей Инна отвлеклась как раз в тот момент, когда Нейа щебетала о редких и распространенных драконах.
   - ... тут важен металл, а если в сущности дракона заложен камень, то это один из самых высоких уровней, сюри.
   - А ты, какой дракон, Нейа? - Инна с интересом глянула на служанку. Черноволосая молодая девушка потупила взор, и на круглом лице появился румянец.
   - Вообще-то, сюри, у обыкновенных драконов не принято спрашивать об ипостаси, она записана в нашем личном деле, а так, считается, что леди и лорды или магистры, достаточно воспитаны, чтобы самим все знать...
   - Прости..
   - Ничего страшного, я тебе, сюри, на будущее говорю, слуги, они же тоже иногда гордые бывают. Есть правила.. - Нейа опустила долу ореховые глаза и сложила руки на юбке простого платья перед собой. Инна отметила про себя её сдержанное поведение и приготовилась слушать.
   - Я бронзовый дракон. И я считаю, что мне повезло, будь я тем же железным драконом, мне было бы сложнее попасть к вам в слуги, в слуги к сури Осьмуш, - легкий поклон в сторону Инны.
   - А почему?
   - У железных драконов больше дикой крови, редко найдется железный дракон, сумевший попасть в Чертоги Балауров, дикая кровь мешает принимать человеческую ипостась, изучать волшбу и чудеса.
  Инна задумчиво хмыкнула и кивнула на стул напротив себя.
   - Присядь и угощайся уже, я сама все, что ты принесла, не съем.
   По правилам этикета при сури, суре, сюрах или сюри слуги должны отвечать на вопросы стоя, но этот этикет Инну начал порядком раздражать, она не привыкла к такому общению. Нейя села напротив и взяла пирожное, девочка довольно кивнула и решила продолжить разговор, более интересный, чем аталья.
   - А видов драконов много?
   - О-о-о, предостаточно! Самые дикие, считающиеся низами - грифельные. Они живут в предместьях гор, у границ, и более всего предпочитают жить в облике дракона. Раньше и угольные были, но их последние сто лет никто не видел, может совсем одичали, - служанка с аппетитом поглощала пирожное, Инна к ней присоединилась.
   - Странно. Я думала, что все драконы - благородные, что у них равноправие, мудрость и все такое... - вторая пироженка исчезла, оставив после себя на столе крошки.
   - В каком-то смысле да. Но, почитайте последние главы вашего учебника, сюри. И вы найдете слова о том, что на Тэвиране и до нас были драконы, они имели другой вид, из них почти никто не умел перевоплощаться в подобие человека, но они внесли свою лепту в род драконов как таковой.
   - А изначально, в Старом Мире не было простых драконов?
   - Были. Что-то вроде: "Младшие сыны и младшие дщери обрели величие балауров, ближе всего идущих к людям..". Это из летописи, но только я не понимаю, как они ближе-то? Безумством своим что ли?
  Инна пожала плечами, покрутив в руках чашку из синего стекла.
   - Может, если они будут больше общаться с другими существами - не драконами, то они буду уравновешеннее? В смысле, звериная сущность будет проявлять себя не так агрессивно?
   - Я не знаю. Я не балауровед.
   - И такие есть? - Пирожные кончились, и настала очередь фруктов. Нейа кивнула.
   - Может, ещё книжек принести? - Спросила она, убирая опустевшие чашки, чайник и тарелку на поднос. Девочка пожала плечами и углубилась в свои мысли, приятельница-служанка не стала её отвлекать и тихо закрыла за собой дверь.
  Если уж Инна попала в такую ситуацию, когда о будущем авиаконструктора приходится только мечтать, стоит задуматься, а кем же она будет здесь, в мире драконов и чудес. Конечно, она пока не много видела, если подумать, почти ничего, но внутренний голос подсказывал, что всё правда а вовсе не игра больного воображения. А кем она хотела бы быть? Хочет ли она вообще быть драконом? Девочка обняла себя за плечи и залезла на рыжий диванчик с ногами. Для занятий бабушка предложила ей взять ещё одну, соседнюю, комнату, а позже, из её спальни в эту комнату появилась дверь напрямую, прямо под гобеленом с черным драконом и рыцарями "круглого стола", как их обозвала девочка.
   Стало грустно, Инна вновь почувствовала себя растерянной, надо было себя срочно чем-то отвлечь. Глянув на рабочий стол, она переместилась за него, взяла в руки ручку и принялась выводить олью "лигию". Она не заметила, как вернулась с обедом Нейа, и как она выходила, чтобы принести книг по балауроведению, тоже. Зато, к концу дня, "лигия" начала получаться каллиграфически идеально.
  
  - Как ваша подопечная? - Голос из-за зеркала заинтересованный и мягкий.
   - Она, учится, раскрывается потихоньку.. Упертая девочка.
   - Ей есть на кого ровняться.
   Мужчины не видно в отражении, но Маргель знает, что он улыбается. И она улыбается в ответ.
   - Ну, пока она меня не знает, если быть честной. Я держу дистанцию, не хочу её привязывать и не хочу навязывать свои мнения. Может потом..
   - Не отдаляйте её от себя слишком, она может пойти за близостью к кому-нибудь другому. - Женщина передернула плечами, её пальцы начали перебирать янтарные бусины на браслете.
   - Вы знаете о просьбе к Магистрату? - Она решила перевести тему.
   - Конечно. Я не могу сказать, что идея безопасна, но она стоит определенных усилий. И это связано не только с любопытством Магистрата, - послышался шелест страниц и скрип пера. - Эта девочка может стать ключом к Истиным Драконам Тэвирана.
  - И каким же образом?
   - Нам предстоит это с вами узнать.
  Мужчина за зеркалом притих. Магистресса тоже, хотя, она прекрасно знала, о чем попросит в следующую минуту.
   - Сур Светлый, у меня возникли некоторые недомолвки с Великим Советом..
   - Я слушаю.
   - Информация о моей внучке, она ведь все так же находится под грифом "секретно"?
   - Да, - зеркало пошло легкой рябью, как если бы его задели или сдвинули, но магистресса знала, что так собеседник мог выразить свои эмоции, в данный момент - заинтересованность.
   - Тогда я не пойму, - пожилая женщина подошла к окну, провела рукой по раме, заодно проверяя защиту от лишних ушей, - почему, она, предназначенная только для некоторых членов Магистрата и только для членов Великого Совета, стала известна посторонним? При том, что в своих коллегах - магистрах, я уверена.
   - Очень любопытно, - скрип пера прекратился. - Что ж, значит пришло время отдать дань некоторым занимательным традициям нашего племени.
   Сури Маргель могла поклясться, что её новости позабавили собеседника, что немного раздосадовало женщину - она не любила несерьезного подхода к делу. С другой стороны, вопрос все же решили рассматривать и это хорошо.
   - Что вы предложите? - Она открыла записную книжку и приготовила карандаш.
   - Есть старый обычай.. я пришлю вам выписку из Положения, и мы обговорим все детальнее. Может, внесем коррективы.. - мужчина начал растягивать слова, лениво и непринужденно, так говорил опасный хищник перед развлечением. Стоит помнить, что все драконы - хищники.
   Магистресса пометила день следующей связи и написала с цифрами букву "С", никто кроме неё не смог бы понять, что она значит - даже внучка, знающая русский.
  
  К утру следующего дня в усадьбе Осьмуш появился ещё один гость. На этого раз ожидаемый, теперь (в отличие от прошлого случая) он вошел, как и подобает дракону, через главные ворота и был встречен Инной и слугами. Девочке нечего было опасаться - незваные драконы и люди покинули усадьбу ещё вечером перед ужином, так что она могла спокойно гулять по саду и особняку. Корвуд предстал перед девочкой в голубом костюмчике, вышитым серебром и серебряными кружевами, с белым бантом на шее, Инна едва не рассмеялась, увидев приведенного в порядок, причесанного белокурого дракончика - Маленький Принц, не иначе! Привела мальчика гувернантка, которая по всем правилам хотела следовать за подопечным везде и всюду, но находчивая Нейа отвлекла женщину разговором и Инна с Корвудом ушли в дом вдвоем.
   - Ты чего такой взволнованный? Костюм не нравится?
   Девушка усмехнулась, но мальчишка шутки не оценил. Она провела его в Общую комнату отдыха - была в особняке и такая - вся в пастельных голубых тонах, с синими шторами и бархатными кушетками. Юный Прямокрыл очень вписывался в обстановку, и, оглядевшись, только нахмурился, но не стал спорить. И на вопрос не ответил.
   - Корвуд, твоя молчаливость меня пугает..
   Мальчик сел на кушетку и оттянул пальцем ленту дурацкого, по его мнению, банта, который натирал шею.
   - Костюм просто неудобный, но я привык... Ах, да, добрый день сюри Инесса.
   Инна фыркнула, но ответила на приветствие.
  - И тебе не хворать. Рассказывай.
   Поломавшись для приличия, дескать, он, как представитель сильного пола, не должен жаловаться сюри и тем более быть распространителем слухов, через пять минут, Корвуд все же выдал, что его беспокоило. Оказывается, домой, наконец, вернулся отец с мамой, и не успели они пробыть дома и двух дней, как вечером к ним заявились какие-то драконы и люди. Его с братом - хотя Лустин и настаивал на своем присутствии - отправили спать, и что хотели вечерние гости, им узнать не удалось, но родители, ходившие потом целый день задумчивые и шепотом переговаривавшиеся между собой, сегодня с утра вновь уехали. Корвуд не успел с ними даже поговорить. Лустин ходил сам не свой, даже не придирался, но места себе явно тоже не мог найти, а через пару часов после отбытия мамы с папой и вовсе решил ехать в город. И тогда мальчик вспомнил о приглашении Инны. Госпожу Ривальду было непросто уговорить - ведь Инесса не прислала официального приглашения, к удивлению Корвуда, помог брат, заверив гувернантку, что приглашение было выражено в устной форме.
   - Ты не расстраивайся, - девочка потрепала его по голове и ослабила злосчастный бант. - Что-то мне подсказывает, что у вас гости, были те же, что и у нас ночью. Они долго вели какие-то беседы с сури Осьмуш, а вчера вечером уехали. Я тоже не смогла узнать, о чем они говорили, но поняла, что и хозяйку этого дома разговор взволновал и озадачил..
  Они примолкли, и некоторое время так и сидели молча.
   - Предлагаю, заняться чем-нибудь интересным! - Девочка встала с кушетки и направилась к дверям.
   - И чем же? Меня не учили петь, вышивать или рисовать. А читать.. читать я и дома могу.
  - Ни первого, ни второго я тоже делать не умею.
   Корвуд удивился, но все же без энтузиазма встал с насиженного места, а Инна улыбнулась и распахнула дверь. За дверью оказалась госпожа Ривальда. Растерявшись, девочка брякнула "здрасте" и резко дверь захлопнула. Потом она ойкнула, но открыть её не спешила. Вот тут Корвуд засмеялся в голос, а Инна, схватив его за руку, метнулась в неприметную дверь за голубой портьерой, дверь эта была для прислуги, но девочку подобный факт никогда не останавливал.
  - Я бы так не смог! - отсмеявшись, заявил мальчишка, плюхаясь в мягкое кресло в Инненой комнате для занятий. Девочке правда было немного стыдно. Ведь за её выходку придется отдуваться Нейе, но с другой стороны, её произошедшее тоже позабавило. Чего она так удивилась появлению госпожи Ривальды? Вспоминая лицо гувернантки, девочка иногда тихо смеялась - до чего нелепая ситуация. Дома она бы никогда в такую не попала.
   - Как не смог? - Инна прищурилась и села напротив, расправив складки оранжевого с зеленой вышивкой платья.
   - Так! Так удивить госпожу Ривальду своим поведением! - мальчишка совсем не аристократично хрюкнул и попытался сдержать смех, но получались полу-шипящие звуки.
   - Надеюсь, что мы с тобой после этого будем видеться.
  Подосланный, не иначе как Нейей слуга, принес чай и мятные пряники, кивнул головой и ушел, а Инна с Корвудом напали на угощение.
   - Что это за пирожки такие? - изумился мальчишка, пробуя на вкус сладость.
   - Это мятные пряники из того края, откуда я приехала, мне с собой передали немного. Попробуй с чаем.
   - Фу.. терпкий какой. - Корвуд отставил свою чашку, и налил в чистую, стоящего рядом сока.
   - Зато бодрит, а если с разными травами заварить, ещё и лечит. - Инна же с наслаждением смаковала сладкий пряник с черным чаем без сахара.
   - Но не вкусно же! - Скривился мальчуган, вцепившись в пряник, оказавшийся для него вкусным, и чашку сока.
   - Каждому свое, - пожала девочка плечами и налила себе ещё чашку.
  Ближе к вечеру, после болтовни о мелочах драконьего мира: о том, что пьют взрослые драконы и чего не дают Корвуду, об оружии и дальних странах, мальчик задал вопрос, который мучил его с того момента, как сюри Инесса пригласила его в гости.
   - Скажи, пожалуйста, а почему.. почему ты со мной дружишь? Только честно.
   - Ты сомневаешься в моей честности?
   Тут, глаза мальчишки расширились, и он стал очень похож на брата, который почти так же cтушевался в вечер, когда провожал Инну до дома.
   - Нет! Я вовсе не это имел в виду!
  К шуткам подобного рода, новых знакомых ещё предстоит приучать.
   - Успокойся, все хорошо, я пошутила. Неудачно. Почему общаюсь? Мне интересно. Я ведь не была драконом-ребенком...
   - Я взрослый! - Возразил мальчуган, давно устроившись на широком подоконнике импровизированного учебного класса и наблюдавший, как солнце клонится к горизонту.
   - Да, взрослый. Но я даже в твоем взрослом возрасте не была драконом. Представляешь, вот сижу я такая старая, а драконом ни разу не перекидывалась.
   Корвуд опять засмеялся.
   - Ты ещё не старая!
   - Но факт остается фактом.
  Девушка развела руками откладывая карандаш на край стола - рисунок был почти готов, за полчаса она успела набросать на бумагу сидящего на подоконнике мальчика.
   - Я не знаю, кто такой факт и где он остается, - он спрыгнул на пол, - но, хочу тебе сказать, что ты ещё не стара для дракона! - Он хлопнул её по плечу, благо девочка сидела. - Знаешь, я могу рассказать, как я превращаюсь, а ты попробуешь! - Восхищенный своей гениальной идеей, Корвуд уже думал попрыгать от радости, но тут, лицо ребенка стало грустным. - Но.. ты вряд ли сможешь превратиться обратно..
   - Ты сначала расскажи, как у тебя выходит, что ты переживаешь в этот момент, а потом я попробую.
  В дверь постучали, Инна поторопилась открыть, за дверью оказалась Нейа.
   - Сюри, сура Прямокрылого заждалась его гувернантка, вы очень засиделись, она волнуется.
   Девочка оглянулась, пожала плечами, извиняясь, и они с гостем отправились вниз. Она не смогла понять, что Нейа наплела гувернантке, но женщина восприняла её появление спокойно, поблагодарила за визит, строго глянула на Корвуда и тот, вспомнив правила приличия, тоже рассыпался в благодарностях...а потом они ушли. Только готовясь ко сну, Инна обнаружила, что бабушку не видела с самого утра. Видимо и у неё возникли какие-то дела.
  
  
  Глава 6. Нисфет и городские секреты.
  
   - А это что?
   Инна в очередной раз ткнула пальцем в витрину, с любопытством рассматривая бутылки, склянки и прозрачные баночки со странным содержимым, рядом с которыми на вешалках, а иногда и крюках, висели какие-то кожаные детали, похожие на доспехи. Некоторые из них блестели богато украшенными вставками, а какие-то наоборот, были простыми и различались только цветом. Но в любом случае, они оставались непонятными, обычному земному обитателю.
  Лустин с улыбкой закатил глаза, как уже не раз сделал, но, все же, ответил охотно - роль знающего провожатого ему явно нравилась.
  С момента ухода "ночных гостей" прошло три дня. Бабушка не появлялась дома столько же, однако, из домашних, об её отсутствии переживала только Инна, поэтому уже на второй день, после слов Нейи о том, что подобное не явление сури Осьмуш домой - не редкость, она решила просто ждать. А сегодня с утра, к ней в комнату, как раз когда она одевалась, влетел яркий огонек! Он намеревался прыгнуть в камин, но Нейа его вовремя подхватила и мягко сжала в кулаке. И он заговорил! К середине сообщения, после долгих приветствий, она смогла понять, что приглашается на прогулку по городу в компании Лустина. В конце послышалось шебуршание и возмущенный голос Корвуда: - Я тоже хочу!.. На чем послание прервалось, оставляя Инну в глубокой задумчивости.
   Уходить из усадьбы, даже со знакомым, без ведома бабушки не очень хорошо. Но ведь и бабушка не оставила никаких четких инструкций...
  Теперь она шла по обеденному Нисфету, вместе с Лустином наблюдая отдыхающих в обед - совсем как дома - драконов, и разглядывая здания и улицы - увы, от Москвы и Подольска они совершенно отличались. Это были масштабные строения с плоскими или покатыми крышами, сотворенные исключительно из металлов или сплавленного камня различных оттенков, с выплавленными узорами в нем - без сомнений, работали мастера высшего класса! Сказать, сколько этим жилищам и лавкам лет было и вовсе невозможно.
  Юноша показывал достопримечательности и торговые ряды, а сзади тенью шла Нейа, радовавшаяся внезапной прогулке. Собственно, она и уговорила юную сюри пойти, уверив её в том, что магистресса оставила денег на личные расходы гостьи и сама была бы не против, если бы сюри Инесс отправилась погулять.
   - Это защита, доспехи, - юноша встал рядом с приятельницей. - Войн у драконов давно ни с кем не было, но ведь никто не отменил войска. А ещё, она используется в обыкновенных полетах, всякое бывает, в лес залетишь - крылья защитят специальные пластины.
   Он потянул её за руку, увлекая в прохладу огромного магазина. Зеленокаменные стены, освещенные тусклыми огоньками, оттеняли предметы, но понять их расцветку все же была возможность.
  - Смотри! - Лустин снял с крюка большую темно-синюю кожаную деталь доспеха, она оказалась сложенной вдвое, а на месте сгиба соединялась широкой неровной полосой похожего на кольчугу материала. - Этот нагрудник подошел бы мне! Я уже достаточно большой! - Девушка прыснула в кулак, но постаралась вернуть себе серьёзный настрой. Впрочем, молодой человек был слишком увлечен амуницией.
   - Заговоренная кожа бигея, плетение из гафостовых нитей! И пропитанная зачарованным халькантитом!
   - Поосторожнее, молодой человек! Этот доспех называют - доспехом самоубийцы. - Подошедший мужчина - рослый дракон в черном сюртуке, сложивший руки за спиной, улыбался глазами и уголками рта. Почему-то Инна сразу поняла, что мастер подобных опасных средств защиты именно он.
   - А почему? - Не слишком вежливо, но с искренним любопытством, спросила девушка, тоже засмотревшись на красивую вещь.
   - Все просто, прелестная сюри - если кузнец, работавший с халькантитом не хорошо знает свое дело - он может погибнуть или погубить того, кого его доспех был призван защитить. - Мастер пригладил аккуратную рыжую бородку и слегка закрученные усы, к уложенным волнами волосам не прикасаясь. Он с любовью посмотрел на доспех и провел по нему ладонью, а потом забрал у Лустина, чтобы повесить обратно на крюк. - Халькантит резко реагирует на воду, он начинает растворяться и превращаться в яд, грозя всему живому, например, в водоеме, это из-за высокой концентрации меди в нем. А если после этого, резко нагреть подобный раствор, оставшийся на доспехе, то ядовитый пар погубит владельца защиты.
   - И даже дракон погибнет?
   - Если его стихия не вода, и он не умеет с водой сладить, то в большинстве случаев, да. - Инна сделала шаг назад от опасной штуковины, отступая за Лустина, тот только усмехнулся. Она огляделась, увидела темно-рубиновые штуки, которые по её представлению, можно было бы надеть на лапы, и решила переменить тему.
   - Что это за части.. гардероба?
   Мастер хохотнул и, обойдя гостей, подошел ближе.
   - Гранатовые наручи, серебряная пропитка для защиты от нежити, кожа бигея, графитовое напыление. И не кривитесь так, юный сур, вы просто не знаете всех качеств графита! Отличная защита изделия от коррозии и яда, если со временем сила чарований ослабнет, а вы не успеете их обновить. - Хозяин лавки - его кивком приветствовали служащие - с любопытством поглядел на забавных гостей.
   - Позвольте задать несколько бестактный вопрос, - мужчина повернул голову к Инне. - Мне странно увидеть здесь дракона, не знающего ничего о.. драконах. Откуда вы, сюри?
   - Издалека, - девочка сглотнула, вцепившись в руку Лустина. - Так получилось.
   Юноша, заметив её замешательство, решил заступиться.
   - Она гостья у нашей соседки, я показываю ей город. Родители у неё опасливые были, вот и жила в своём замке.
   - А.. ага. Ну, бывает-бывает. Что ж, посмотрите, ознакомьтесь, есть доспехи и для второй, человеческой ипостаси. А я откланяюсь, хорошего вам дня.
  Хозяин скрылся за зеленой ширмой, при его уходе, огоньки освещения мигнули и снова ровно засветились. Ребята переглянулись, Нейа, все это время стоявшая статуей в стороне, выразила, наконец, свое мнение о том, что пора идти знакомиться с другими лавками и Инна её с радостью поддержала. Странный дракон остался девочкой не понятый, но она все равно быстро о нем забыла. Потому что после лавки с доспехами, они посетили оружейную, где отдельными рядами выставлялись разные артефакты. А оптом Лустин показал Инне городскую библиотеку, размером она, наверное, даже превосходила резиденцию Императора! Строение чем-то напоминало монаршую корону.
   - Знание - сила, - с умным видом изрек юноша, ведя знакомую вокруг Библиотеки. Вверх рвались сглаженные линии больших красновато-серых башен, соединенные сверху по кругу диагональными ребрами-переходами, стены были впалыми, словно башни резко вдохнули, окна узкие, но высокие, а над центральной частью - купол, мягкими покатыми ребрами, держащий небольшую (так казалось с земли) плоскую площадку. Внутрь они заходить не стали, Лустин пояснил, что на это нужно разрешение кого-нибудь из Совета или Магистров.
   Императорская резиденция не была охвачена забором, перед ней не стояло какой-либо стражи, кроме каменных оскалившихся драконов на перилах парадной белой лестницы. Вокруг цвели разбитые клумбы и раскинули ветви садовые деревья.
   - Не советую идти туда без причины, - от чего-то прошептал сосед. - На этом доме такие сильные чарования, что любой, пришедший со злым умыслом или бродящий, даже по саду, без важной причины, будет или испепелен, это в первом случае или серьезно наказан, это во втором, самой резиденцией.
   - Ух... - отозвалась на это заявление девочка.
   - Ох, сюри! Вы наслушаетесь, сура Прямокрыла, а потом будете всем заявлять, о том, что туда из-за чар тайных нельзя ходить! - Нейа, осуждающе посмотрела на Лустина и повернулась к подопечной сюри. - Ни один дракон не осмелиться побеспокоить своего правителя без нужды, иначе он будет представлен пред судом магистров. А на случай опасности, вся территория действительно защищена, но это чары не испепеления, я блокирования способностей и возможности передвигаться. А вам, сур, - снова возмущенный взгляд на парня, - должно быть стыдно! Вы знаете, что сюри Инесс не из этих краев, так чего ей мраморной пылью голову забивать? Это не достойно благородного сура.
   - Простите, Нейа, простите, не удержался. Но сюри Инесса, такая очаровательная в удивлении. - Лустин развел руками, стараясь не смотреть на девочку.
   - Что? Вы меня везде разыгрывали!? - Инна отступила и, нахмурившись, сжала кулаки.
   - Ну не везде! Местами.
  Парень извиняющись улыбнулся, но девочка не подумала сменить гнев на милость. Прохожие начали заинтересованно оглядываться.
   - Я вам доверилась, а вы!.. - она развернулась и быстрым шагом направилась в сторону Площади Знаний, откуда они, налюбовавшись библиотекой, пошли как раз к резиденции. Лустин бросился за Инессой, Нейа кинулась следом. И кто бы мог подумать, что даже в таком полном чудес и странных существ, мире, есть такая проблема, как открытые и ни чем не огороженные люки! Хотя Инна готова была поклясться, что когда она на него наступала, он был закрыт.
  
   - Инесса! - Юноша вскрикнул, но ухватить приятельницу, даже за подол платья, не успел. С криком, Инна упала в темный провал. Порадовало её только то, что падала она не далеко и даже осталась жива. А не порадовало наличие воды под ногами до колен и холод. Она задрала голову вверх, чтобы увидеть светлый прямоугольник люка и два силуэта на фоне.
   - Вы живы? - Раздался сверху взволнованный голос Лустина. Девочке очень не хотелось отвечать, но подключилась Нейа.
   - Сюри Инесс, вы там? Вы живы!?
   - Живее некуда, - откликнулась она, пытаясь не шевелиться на скользком дне подводного ручья, чтобы ещё раз не оказаться по пояс в воде. - Вы меня достанете?
   - Я иду вниз! - Крикнул юноша и свесил ноги в зев люка.
   - Зачем? Разве нельзя меня поднять чарами? - Инна обняла себя за плечи и закрыла глаза, все равно в темноте ничего не видно.
   - Это городские коммуникации, они защищены от воздействия чар извне. Не бойтесь сюри, я иду. - Потом он обратился к Нейе, - Будьте добры, вызовите с красным огнем службу подземных коммуникаций.
  И он спрыгнул вниз. Но не упал на пятую точку, как спасаемая сюри. Вода словно облепила его ноги и мягко опустила на скользкое дно туннеля. Над их головами появился голубенький огонек, позволявший теперь разглядеть мокрые стены подземного хода и лица друг друга.
   - Как вы так умудрились, дорогая юсри? - Усмехнулся юноша, притягивая девушку к себе поближе, чтобы она могла на него опереться и не сопротивляться довольно сильному течению подземных вод, мокрый на сквозь подол платья его не смущал. Инна посчитала своим правом не отвечать на очередную колкость и вместо этого, поинтересовалась, что же они будут делать.
   - Как все нормальные драконы, мы останемся с вами на месте и будем ждать помощи коммуникационной службы.
  И пару минут они действительно придерживались намеченного плана. А потом, все пошло немножко не так. Крышка люка вдруг появилась на своем месте, и свет с потолка туннеля исчез, а с той стороны в крышку забарабанили - по-видимому, Нейа.
   - Что такое? - Девочка перешла на шепот, вцепившись в камзол приятеля. Юноша не ответил, но прислушался, чтобы в следующее мгновение подхватить Инну на руки и рвануть вперед по темному лабиринту подземных коридоров. Вода ему не мешала, наоборот, будто придавала скорости, голубой огонек летел на несколько метров впереди, чтобы Лустин, со своей ношей не врезался в стену, не успев повернуть.
   - Что?.. - Инна смогла только коротко выдохнуть слово, от тряски у неё перехватывало дыхание, но спаситель её понял.
   - Кто-то, пустил воду. Много. Не смогу сдержать. Нужна возвышенность.
   - Где?..- Снова выдохнула девочка.
   - Если б я знал!
   То, что стихия воды давала Лустину фору, помогло, однако, не сильно, даже Инна, когда они во второй раз остановились, чтобы юноша смог отдышаться, расслышала рокот воды за спиной. Она старалась не паниковать и думать, чем может в этой ситуации помочь, но со всех сторон выходило, что - ничем.
   - Эй, вы! Сюда! - Из бокового туннеля их подозвал кто-то, засветив желтым огоньком. Жить парню очень хотелось и он, вновь подцепив сюри под ноги, побежал к желтому огню. Мальчишка в помятом колпаке и испачканной темной одежде пропустил их в небольшую дверцу и захлопнул её за собой, контур двери сверкнул синем, а через секунды за ней послышался рокот воды. Инна уткнулась Лустину в плечо и шумно выдохнула, а потом сильно стукнула его в это плечо кулаком.
   - Что бы я ещё раз согласилась на прогулку с тобой!
  Фыркнув, Лустин опустил девочку на пол и та огляделась. Они очутились в небольшой более-менее сухой коморке, здесь не было ничего, кроме крепежа на стене с чадящим факелом.
   - Ну и что? Как нас теперь найдут?
   - Здесь, сюри, вы в безопасности, - ответил Инне тот самый мальчик, как выяснилось при свете, опрятно одетый и даже не чумазый, он поправил свой немного сбившийся на бок остроконечный черный колпак и слегка склонил голову. - Я, Ивас Чешуя. А вот кого мне довелось спасти, не знаю.
   - Инесса Пламенная, - кивнула девочка, тоже поправляя, насквозь мокрое и местами с разводами, платье, а приглаживая мокрые волосы, вовсе старалась не думать о том, во что превратилась прическа.
   - А я Лустин Прямокрыл.
  Почти сухой, юноша пожал руку спасителю. Вот почему он сухой, а она нет? Это ведь она из-за него упала в люк! Где справедливость? Девушка засопела и нахмурилась, но решила пока не ругаться. А спаситель между тем, сделал шаг к противоположной дверке и легким нажатием кисти толкнул её.
   - Добро пожаловать в Закрытый Нисфет. Следуйте за мной.
  Это были совсем не канализационные катакомбы. Высокие потолки держались на каменных ребрах с "замками", совсем как у старинных европейских храмов, а колонны помогали устойчивости конструкции. Между высоченными колоннами, вокруг них, обустроили шаткие площадки, и даже маленькие домики, натянуты тенты, висячие мосты вели от одного столба к другому вперемешку с деревянными лесенками и разнокалиберными досками, брошенными напрямую. С возвышенности, на которую ребята вышли за провожатым, было видно весь размах подземного селения, его "разношерстность", несуразность и колорит.
   - Здесь? Не могу поверить! - Лустин изумленно выдохнул, растягивая шаг, чтобы успеть разглядеть как можно больше с удобной точки.
  - Что здесь? - Инна взялась за его руку и старалась не отставать.
   - Ящерицы! Здесь живут ящерицы! - Ещё более непонятно пояснил он, жадно всматриваясь в дома и обитателей подземелий.
  - Кто?
  - Советую вам не называть подобным прозвищем здешних жителей. - Ивас на мгновение к ним обернулся, недобро качнув головой, и возобновил спуск с холма по ступенькам из нешироких досок. Что взять с наземных "воспитанных" и избалованных саламандр?
   Они шли вдоль каменной стены, Инна могла при желании потрогать её рукой или даже помочь себе при спуске, но мох, различные жучки и подземельная слизь на стыках древних булыжников не вызывали у неё доверия. Лустин чуть пригнулся ближе к девочке.
   - Как бы вам сказать.. Официально считается, что не существует драконов "без сути", считается, что она есть у любого и любой дракон с юношества её обретает, но на самом деле.. это не совсем так. - Он перешагнул через отсутствующую "ступеньку" и помог перепрыгнуть Инне. - Я сам узнал всего несколько лет назад, что у маленьких драконов... есть повод опасаться за свое.. существование.
   Спаситель и гид в одном лице, пояснения Лустина слушал молча, но в конце не выдержал.
   - Конечно, - тихо выплюнул он, сжимая кулаки. - Ведь те, кто не открыл своей "сути" лишаются будущего. Правильными драконами. - Он нахмурился ещё сильнее и прибавил шагу, а юноша замолчал, побоявшись ещё больше разозлить Иваса.
  Спуск кончился, сюри Инесса и сур Лустин вошли в узкие улочки гомонящего подземного убежища, где кроме драконов оказалось ещё множество других существ. Девочка старалась не пялиться на норвов, изображения которых видела только на картинках и на странных изящных, двигающихся медленно и плавно, эльсиотонов. Многие зверьки, представители других рас, от впечатлений лишь частично оставили о себе след в её памяти.
  - Прикрой рот, а то.. немножко глуповато смотритесь, сюри.
  Девушка сжала зубы, но на советчика посмотрела, закатив глаза - он-то сама элегантность и учтивость.
  Здесь торговали, как на восточном базаре: горами выставляя в корзинах специи, фрукты, какие-то камни и цветы. Горшки и сосуды складывались в опасные армады на телегах, но никого это не удивляло и не пугало. Здесь, как приметила девочка, многое, граничащее с опасным или неустойчивым считалось нормой. Кто-то что-то вовремя ловил, кто-то чем-то жонглировал, а кто-то от чего-то и уворачивался, тоже вовремя. И так почти на каждом углу. У Инны даже успела слегка закружиться голова. К тому моменту, как мальчишка провожатый оттянул перед ними ткань расписанной черным узором зеленой палатки, она уже висела на руке у Лустина. Хотя. Так ему и надо. Нечего было её расстраивать и ничего бы этого не случилось. Кажется, начинает просыпаться женская логика.
  Внутри на них накатила пахнущая пряностями духота, а глаза с непривычки щурились на ярком свету рыжих, во множестве висящих у стенок палатки, огоньков. Палатка изнутри превращалась в шатер, где на легком сквозняке от движений покачивались прозрачные ткани, разделяющие пространство на маленькие комнаты. А в центре, прямо на ровном земляном полу без поленьев горел костер. Мальчик молча ушел сквозь шатер, оставив Лустина и Инну стоять на входе. Тут никого не было, но от чего-то, девочке казалось, что за ними кто-то смотрит, она сжала руку приятеля покрепче.
  - И никаких вопросов, куда вас ведут? Никакого непонимания, почему Ивас не удивлен вам?
  Она появилась рядом, даже не сбоку, а просто вдруг рядом. Девушка вздрогнула от её звонкого голоса. Высокая, лица не разглядеть, белые очень короткие не ровно постриженные волосы, гибкая шея и гибкая фигура, хотя и облаченная в потертые мешковатые штаны и серую от времени рубаху прикрытую кожаным засаленным жилетом. Она уверенно двигается, и от её движений почти не колеблются прозрачные тюли.
   - Сури Вельтая.. - Лустин выдохнул это имя пораженный собственному открытию.
   - Ты её знаешь? - Инна подняла глаза на Лустина, но тот даже не посмотрел на неё, он в упор глядел на Вельтаю, будто боялся, что она превратиться в пепел.
  - Знает, почтенная сюри, знает.
  Женщина кивнула и села у костра на подушку, скрестив ноги. Полоса браслетов на её руках едва звякнула, когда она садилась! От того у девушки мгновениями создавалось впечатление, что странная женщина едва ли настоящая, словно голограмма - звук просто беспощадно сбоит, не всегда передаваясь с картинкой. Лустин потянулся к огню, выпуская руку Инны и тоже сел перед Вельтаей, ну, а Инна решила, что глупо стоять столбом и тоже, не так изящно, но села рядом с приятелем.
  - Но как вы? Тут?
  - Сложно. Но не хуже, чем ты. - Вельтая не отрывала глаз от огоня.
   - Это подстроили вы? Люк и воду? Это реально возможно? - Парень словно не верил своим глазам, была бы, наверное, возможность, непременно бы протянул руку, чтобы ощутить под ладонью живую Вельтаю.
   Переведя глаза на паренька, женщина усмехнулась, поманила рукой и из-за ближайшей шторки к ним подлетела корзинка, как оказалось, с фруктами. Инна от предложения перекусить воздержалась, Лустин тоже мотнул головой, все так же стараясь не отводить взгляда.
   - Ну, возможно и я. Только стоковые шлюзы открыла не я... У меня не было цели вас прикончить.
  - А какая же была цель? - Юноша подобрался и все-таки вспомнил о девочке, мельком отметив, что она рядом.
  - Поговорить... Я слышала, Лустин, что ты ведешь дружбу с одной сюри... - она заинтересованно бросила взгляд на Инну, от которого девочке стало не по себе. - И да, совет на будущее: если не хотите быть услышанными, никогда не говорите на улицах, у нас везде свои "ушки". И, по возможности, не ходите. - Она явно смеялась, тонкие губы изогнулись как у довольной кошки, а миндалевидные большие глаза сощурились от удовольствия.
  - Мне кто-нибудь что-нибудь объяснит? - Инна старалась быть невозмутимой, сверля взглядом то юношу, то его знакомую.
  - Это долгая история.. - замялся Лустин, на что женщина скептически покачала головой.
  - Все просто, - возразила она, перекатывая в руках фрукт, похожий на персик. - Когда-то, были подозрения, что Лустин войдет в ряды "ящериц", как называют нас "всемогущие и правильные драконы". В этом вся "соль".
   - А это... невозможно?
   - Это нонсенс! Вот в том и дело! Да, невозможно! - Вельтая подбросила фрукт вверх и поймала, в глазах её появился блеск. - Останься он без своей сути, не расправь крылья, все было бы по-другому!
   Девочка пока никак не могла связать концы с концами и только хмурилась. А Вельтая распылялась все больше и больше.
  - Мы стали бы равны всем крылатым! На нас бы не смотрели, как на калек или отбросы! С нами бы.. считались, - женщина с силой сжала мучимый фруктик и по её руке потек сок.
  - А зачем вы сейчас нас так ловко подловили? - Инна старалась задавать теперь вопросы тихо и осторожно, сумасшедших лучше не провоцировать, но вместо женщины заговорил Лустин.
  - Сури Вельтая.. - он посмотрел на неё как-то странно, грустно, но прямо. - Вель.. Отпусти её.
  Теперь прекрасное, воодушевленное лицо беловолосой исказило недовольство и недоверие.
   - Зачем мне это делать, дорогой Лу? - спросила она, склонив голову.
   - Услуга за услугу?
   - Мы рассчитались! - Она сложила руки на груди и горделиво вздернула подбородок.
   - Нет. Я пока не исполнил твоей просьбы. Я только спас от смерти. По собственному желанию.
  
  " -Лустин Прямокрыл! Смотрите на меня!
  Ему девять. В зале приемов холодно, как никогда не было. А окна закрыты. Мама, бледная, но папу не одергивает, с яростью смотрит на женщину, стоящую на коленях в центре зала, чья беловолосая голова опущена к груди. В тени, мальчик видит ещё одну, не ясную ему фигуру, но фигура выходит на свет. Это старый дракон. Откуда он знает? У драконов в человеческой ипостаси седеют волосы и появляются морщины в очень почтенном возрасте. Так мама с папой говорят. Этот старый дракон подходит ближе. На голове его в свете огонька под потолком, блеснул тонкий золотого цвета венец. Он не выглядел так устрашающе, как папа, но в нем чувствовалось величие.
   - Не кричите, сур Диконрав. А ты не бойся. Твой отец волнуется, как и положено отцу, - он сел на корточки перед ним. - А теперь скажи, эта женщина увела тебя из усадьбы? С ней ты был последние два месяца? С ней обитал в пещере у Синих предгорий?
  Внутри у мальчика все холодеет. С Вельтаей не было страшно, иногда даже забавно. Она не делала ему ничего плохого... Они играли, она рассказывала много историй, показывала лес и горы. Только, почему-то не вела домой. Он снова смотрит на женщину. Что ей будет, если он признается? Если подтвердит, что гулял все это время с ней? По её связанным за спиной рукам, ясно, что ничего хорошего. Мальчик вздыхает, глядя на неё, словно пытается вспомнить все, что было с нею, припомнить, за что её могли бы наказать. Она поднимает голову и, наткнувшись на полный ярости взгляд его мамы, тут же вновь опускает. Нет, она ведь ничего не сделала. Он ведь сам захотел уйти.
  Мальчик мотает головой, смотрит в глаза этому дракону. Уверенный в своей правоте, как никогда раньше. Взрослые ошибаются, она хорошая.
   - Нет.
  Несется по залу детский голос и разбивается о каменные стены.
   - Скажи правду! Она ведь тебе ничего не сделает, сын!
  Но мальчуган снова мотает белокурой головой.
   - Нет, я не знаю эту тётю."
  
  Вельтая видимо и сама что-то вспомнила, нос её сморщился, а брови сошлись на переносице. Но вот, она тяжело вздыхает, бросает смятый фрукт в огонь и он будто растворяется.
   - Тогда, я и с неё требую Право Просьбы! - Поджав губы, заявила она.
   - Что за право такое и почему я должна его давать? - Инна помассировала виски. Лустин пододвинулся к ней ближе.
   - Тебе.. надо пообещать, что ты в любой момент, когда попросит Вельтая, выполнишь её просьбу.
   - И никаких оговорок? Любую просьбу? А если она меня попросит с крыши спрыгнуть?! Да и с какой такой стати?- Девушка едва не вскочила с места, но юноша её остановил.
   - В любом договоре между драконами есть рамки. В данном случае, это условия Права Просьбы... - он собрался с мыслями и тихо заговорил, почти не сбиваясь: - Просьба не должна нарушать твоего права силы, угрожать твоему праву на жизнь и свободу, должна нести критический характер - то есть, может быть высказана в критический для Вельтаи, момент. Просьба может быть выполнена только частично, с условием, что к её выполнению были приложены все возможные усилия...
   - А ты хорошо подготовился, Лу.
   Прошипела Вельтая, растягиваясь на подушках, как кошка - был бы хвост, она бы недовольно вела им из стороны в сторону. Лустин не оценил едкого замечания, только бросил хмурый взгляд в её сторону.
   - Знала бы ты. Сколько ночей. Я. С того самого момента.. - Лустин говорил тихо, но почему-то стало жутко, он тем временем, встал и направился к ней, - как ты сказала мне, что это игра.. Что клятва друзей.. Сколько раз я читал правила и все заковырки этой клятвы..
   Он был уже зол, Инна никогда его таким не видела.
   - Лустин, - неожиданно осипшим голосом проронила она, но парень не обернулся. Он стоял над Вельтаей и, сжав кулаки, глядел на неё, замершую лежа.
  - Я понял многое, но очень поздно. И я не был готов к тому, чтобы ты схватила ещё кого-то.
  Он хотел сделать что-то ещё, может, хорошенько встряхнуть женщину за грудки её жилета, может даже ударить, но он развернулся и вновь сел рядом с Инной.
   - И что, даже не было мыслей готовиться? Ты ведь был в городе пару дней назад. И ты искал меня! - Вельтая отошла от испуга слишком быстро, облив юношу призрением.
   - Сколько самомнения. - Лустин встал, предлагая девушке руку.
   - Зачем ты искал меня? Попросить её не трогать?
   - Мы уходим.
  - Нет уж... - Вдруг из-за занавесей появились люди. Нет, не люди - ящерицы. Это были существа с руками и лицами с разного оттенка чешуей, с растянувшимися ртами и глазами, обрамленными крупными чешуйками, послышалось шипение и стрекот. - Все-таки, мы оправдываем свое прозвище. Пока. Право просьбы!
  Вельтая подошла к Инне и взяла её за запястье, девочка вскрикнула, но женщина только усилила хватку.
   - Запомни одно, - юноша зашипел ей в ухо, - думай о главном: просьба никак не должна навредить какому-либо живому существу и тебе! - Она кивнула, и Лустину пришлось её отпустить, ящерицы исчезли. Женщина усадила Инну перед собой, царапнула себя по ладони, а затем, царапнула ножом по ладони Инны и крепко сжала её, своей пострадавшей.
   - Отвечай просто "да", - пояснила она и, изменив интонацию, торжественно начала клятву: - Как доверяющие, как встретившиеся, как разошедшиеся, как вспоминающие и как забывающие, мы объединены. Даешь ли ты Право Просьбы мне, Инесс?
  - Д-да, - она мельком глянула на Лустина, но не смогла даже рассмотреть его лица за огнем.
  - Согласна ли ты помочь мне при нужде, Инесс?
  - Да.
  - Поможешь ли ты мне при надобности?
   - Да.
   - Призываю Именной Огонь осветить эту клятву и запечатлеть в Огне Мира.
  Очаг полыхнул желтыми языками до самой верхушки шатра и утих, вместе с этим ранку на руке защипало, Инна раскрыла ладонь, но не увидела даже шрама.
   - Клятва совершена. Идите. Но постарайся не попадаться мне.. соблазн очень велик, - Женщина облизнула губы, резко встала и так же резко скрылась. Лустин подошел к девочке, помог встать, ноги от чего-то не уверенно держали её, пришлось стоять в обнимку. Так же из недр палатки появился Ивас, он молча махнул в сторону выхода и сам исчез за зеленым брезентом. Девочка с радостью покинула это обиталище Вельтаи, лицо обдул прохладный ветерок, и она постаралась вздохнуть полной грудью. Теперь, ряды торговцев, шалаши на колоннах подземного Нисфета, не так привлекали её. Зато в глаза бросалась грязь, мусор и сырость. Разве только те драконы, что живут сверху, зовут этих драконов "ящерицами"? Инна увидела, что они сами себя так называют.
  
   - Что произошло? Откуда вы знакомы? Я не понимаю ничего..
  Инна устала и от того говорила тихо. Лустин тоже не повышал голоса.
  - Мне было девять, когда, в наш сад, тот самый, где ты была, забрела беловолосая особа. Я не знаю, что случилось с охранными чарами, куда смотрели мои няньки, но ей удалось со мной заговорить. - Ивас, шагающий впереди, споткнулся, видимо, пытаясь совместить ходьбу и подслушивание, на что юноша заговорил ещё тише. - А я.. я тогда был не очень послушным, часто спорил, ругался.. В общем, считал, что умнее учителей, родителей и взрослых в целом. Она наплела мне, что я взрослый, могу сам принимать решения. Как можно узнать мир, сидя в саду? - восклицала она. И как это ни горько, тогда моё бунтарское нутро было с ней согласно.
  Они начали подъем на тот самый холм у высокой стены, подпирающей сводчатый потолок.
   - Мы сбежали. Два месяца я скитался с ней по Краю, от Леса Тонких Когтей до Синих предгорий. - Он подтянул Инну над развалившейся ступенькой и поставил на ноги. - Как-то раз она оставила меня одного в пещере, а сама отправилась на охоту, к слову, она просила меня не пользоваться моим огнем. Дескать, чтобы реалистичнее было все. Я тогда уже месяц просил её вернуться домой, говорил, что нагулялся. Но она настаивала, что я ещё не познал всего. В общем, у меня погас костер, я начал мерзнуть, и не придумал ничего лучше, чем вызвать махонькую искорку. По ней меня отыскали уже через полчаса. Помню, как над пещерой парило шесть Драконов Императорского Порядка. А позже поймали неподалеку Вельтаю.
  Скрипнул замок - Ивас повернул ключ в знакомой двери и прошел вперед - ребята зашли за ним следом. Коморка, с которой все началось, но шума воды с той стороны уже не слышно.
   - Я проведу к открытому люку, - буркнул паренек и зашлепал по лужам к одному из туннелей.
  - Когда отец просил меня опознать её, а позже, я узнал. Что и сам Император просил меня это сделать, я не смог. Я тогда, умный, - юноша скрипнул зубами, - думал, что знаю лучше.
  Ивас шел, освещая себе путь своей желтой искрой, Лустин старался не отставать, придерживая Инну под руку, и продолжал свой рассказ.
   - Когда я стал старше, то понял, что чуть не произошло.
   - И что? - Девушка уже тоже немного пришла в себя, теперь шагая с юношей в ногу.
   - Помнишь, что говорила Вельтая? Об уважении и прочем?
  Инна кивнула, не сбавляя шага.
   - Я мог стать первым "благородным", ставшим ящерицей.
  Лустин надеялся, наверное, на ужас, но наткнулся на непонимание.
   - И что в этом такого?
  - Инесса, я бы не обрел крыльев! Я не смог бы пользоваться своим огнем в полную силу! Но это ещё не самое важное. - Он выдохнул. - По всему драконьему сообществу потекли бы слухи, что сила рода не имеет значения, что древние рода магистров и императорский род занимают свои места не по праву и их авторитет - миф о превосходстве! И эти слухи начала бы распространять Вельтая..
  - Она... - Инна округлила глаза. Она, конечно, в силу своего возраста, мало что понимала, но разве, сомнения народа в правящих родах, сомнение в справедливости их существования не может породить... революцию?
  Туннель повернул налево, теперь они шли не посередине, а у стены, так как в центре плескались сточные воды.
   - Зная Вельтаю, я понял, что она может быть и честно жаждет равенства и братства, но брала ли в расчет переворот?
   - Кошмар.. А почему она нас отлавливала?
   - Не нас, а тебя. Ты - дракон пока без сути и в свои.. сколько тебе? Пятнадцать? Четырнадцать?
   - Почти пятнадцать, - угрюмо ответила Инна. Лустин хмыкнул и кивнул.
   - В свои четырнадцать, пока ты её так и не заимела. Она могла бы удерживать тебя у себя, и никто бы не узнал, где ты. Прятаться она умеет. И прятать тоже.
  Инна поежилась, и парень обнял девочку крепче за плечо. Ивас вдруг резко остановился, он пустил свой огонек вдоль стенки, и ребята увидели лестницу из железных перекладин, а сверху тенью обозначалась крышка очередного люка. Мальчишка что-то прошептал и крышка начала двигаться.
   - Забирайтесь.
   - Спасибо Ивас, - поблагодарила девочка, но мальчишка только поморщился.
  - Катитесь уже.
  
  Наверху было спокойно. Лустин вел Инну к тому месту, откуда началась неприятная история с подземными жителями. Эта улица оказалась на почтительном расстоянии от той, на которую они выбрались из катакомб. Все время, пока они вновь шли, Инна думала. Как страшно получилось бы, если бы Лустин не спустился за ней. Если бы не учуял воду и не побежал. Если бы не был с ней при встрече с Вельтаей...
   - Эй, сюри, очнитесь. Мы почти дошли. - Инна встрепенулась и огляделась. Действительно, вот и Площадь Знаний, вокруг которой неспокойно суетится народ.
   - Что значит, там вода? Что значит, нет возможности искать?! - Над улицей летел зычный голос бабушки, которому Инна впервые за свою жизнь искренне обрадовалась.
   - Сури Осьмуш! - Она бросилась к ней и обняла, бабушкины руки легли на плечи, потом подняли её лицо к свету, по которому текли слезы радости.
   - Что вы с ней сделали, сур Прямокрыл? - Строго спросила женщина, не отпуская девочку из объятий.
   - Он меня спас, - ответила Инна вместо Лустина и шмыгнув носом, окончательно разревелась. Сказался пережитый стресс и осознание того, что могло произойти. Ей и юноше предстоял долгий разговор с бабушкой.
  
  
  Глава 7. Уверенность в себе, незнакомцы и знание.
  
  - Когда главнокомандующий сдается, сдаются и все остальные.
   - Я не главнокомандующий и у меня нет подчиненных.
  Мерцали огоньки на стенах и тикали часы где-то в углу. Это была единственная комната, где они имелись и... тикали. С момента неприятной прогулки прошла неделя, и душным спокойным вечером заканчивался её последний день. Сегодня магистресса Маргель зашла к внучке лично, чтобы проведать её состояние, и осталась им недовольна.
   - Есть. Это твои мысли. Соберись, дорогая, ты ведь все-таки Осьмуш.
   Инна мотнула головой, опровергая бабушкины слова. С неохотой она принялась расстегивать ворот платья.
   - Я назвалась всем Пламенной, вы же просили.
   - Теперь в конспирации пропала вся необходимость, только глухой в Нисфет не знает, что у меня неделю назад потерялась в городе внучка. - Женщина задернула портьеры и помогла девочке надеть ночную рубашку. Инна залезла в кровать и накрылась одеялом почти с головой, бабушка настойчиво потянула край одеяла на себя и внимательно посмотрела в глаза девочке.
   - Дай себе шанс в этом мире. И этому миру тоже дай шанс. Ты узнала всего-лишь малую его толику, неприятную каплю дегтя, но не весь он такой. Да, бывают трудности, и ты оказалась наследницей непростой семьи с древним родом и своей историей. Ты оказалась в условиях, которые тебе не близки, но как истинная Осьмуш, попробуй немножко в нем пожить.
   - И отказать себе в том, чтобы быть собой? - Инна нахмурилась и села в кровати. - Этот мир требует от меня быть какой-то... дворянкой? Аристократкой? Как верно сказать? Он требует от меня быть совсем не мной!
  Девочка сидела, поджав губы, её всю неделю терзали множество вопросов и страхов. Она отказалась выходить из комнаты, много читала, но ответов не находила. Нейа уговаривала её выйти хотя бы к завтраку, но Инна отказывалась: времени мало, а надо знать очень много! Она не готова! Она не знает ничего о драконах и их обычаях, правилах и порядках. О внешнем мире, о природе. Ничего. Она не соответствует.
   -А ты уверена, что он этого требует?
  Бабушка уже стояла у двери, когда задала этот вопрос, растерянная девушка подняла на неё глаза, но не ответила.
   - Ты Осьмуш! Бери себя в руки, детка. Завтра я жду твоего появления хотя бы на обеде. А к ужину у нас будет важный гость, и тебе нужно обязательно его поприветствовать. Ещё напомню о том, что до начала учебы осталась неделя.
  После последней фразы Инна внутри похолодела: она совсем забыла, что ещё обязана начать здесь обучение! Кошмар! И.. Она осмотрелась, её взгляд зацепился за желтый тонкий шарф, подаренный ей мамой. Родители! Она ведь ни какой записки им не передала! Босыми ногами она пробежалась по ковру к столику у окошка и схватилась за ручку, нужно непременно написать письмо.
  
  Утро началось рано даже по меркам этого мира. Инна специально встала раньше всех, чтобы собраться с мыслями, умыться, заплести свои светлые волосы в косу и выбрать платье. До того, как Нейа пришла её "будить", она успела немного почитать Тэвиранской поэзии и прочла несколько рассказов драконьего авторства. Все они были написаны сложно, возвышенно и замысловато, но девушке показалось, что она все же смогла уловить некоторые детали. Застав свою сюри читающей в кресле и уже собранной к завтраку, служанка принялась прибирать в комнате, поправила покрывало на кровати, нашла место для давно лежащих на столе книг.
   - Нейа, ты чего нервничаешь?
  Служанка обернулась и, не зная, чем занять свои руки, начала дергать ткань длинного передника.
   - Я.. Ох, милая сюри, сегодня ожидается такой гость! - Она снова принялась за дело - теперь опрятности требовали портьеры и балдахины кровати.
   - Какой?
  Девушку охватило любопытство, и она подалась вперед.
   -Никто не говорит кто он! Значит тайный. - Нейа перешла на шепот, она оказалась очень близко к своей сюри, чтобы начать поправлять её платье, от чего Инна быстро отмахалась, переместившись в соседнюю комнату, служанка увязалась за ней.
   - А вы не волнуетесь?
   - Если подумать о том, что недавно происходило, меня тайными гостями не удивить! - Девочка подошла к своему столу и села в кресло, развернув Аталью на одной из последних страниц - она почти закончила изучение местной азбуки, и теперь осталось только выполнять упражнения.
   - Здорово, что.. вы пришли в себя, сюри.
   Нейа неожиданно оказалась рядом, и девочка вздрогнула. Перед ней на краю стола появился поднос с чайником, чаша с ягодами и фруктами.
   - А я была не в себе?
  Инна взяла ягодку и покрутила в пальцах, она не хуже Нейи знала, что прошлую неделю пыталась скрыться за попыткой знать больше. Получить уверенность из замечательной фразы: знание - сила. Бабушка успела во время...
   - Конечно. Вы совсем не разговаривали ни с кем. И все читали-читали-читали.
  Служанка села напротив, но через несколько секунд вскочила.
   - Ох! Мне же надо помочь остальным! Прошу прощения, сюри! До завтрака ещё пол часа, вы можете провести их в саду или в библиотеке... Да вы и сами знаете! А я побегу, ладно?
  - Думаю, я не потеряюсь. - Девочка улыбнулась приятельнице и вновь открыла Аталью, знакомые на зубок ольи успокаивали, как нельзя лучше.
  
  Завтракали почти молча, но это не угнетало магистрессу Маргель и Инну. Окна в столовой были теперь открыты через раз, к концу лета немного похолодало. Слуги не поменялись, но количество их в усадьбе, немного, но уменьшилось. Лустин или его брат после случившегося пока не давали о себе знать, на вопросы внучки, магистресса только пожала плечами и продолжила степенно пить чай, откусывая от горячей булочки. У Инны никогда так изящно не получится.
   До ужина ждать оказалось сложнее, чем она думала. Нейа, в делах и заботах по усадьбе не могла развлечь как-нибудь девочку, выходить на улицу не было желания, читать тоже. Был вариант посидеть в кабинете у бабушки и, после передачи ей письма для родителей, она так и поступила. В полумраке кабинета, у стеллажей с книгами и непонятными предметами, она сидела тихо и разглядывала летающие свитки и фолианты, с одной полки под самым потолком, они перемещались на другую. Бабушка постоянно что-то отсылала и призывала, пару раз заходил гонец, вспыхивали саламандры, оставляя за собой только дым, - бежали в чьи-то драконьи лапы. Через час бабушка сдалась.
   - Инна! Хватит сидеть без дела.- Она встала со своего места и "жизнь", вращающаяся вокруг неё, замедлилась. - Я помню, что обещала научить тебя видеть чары. Думаю, сейчас самое время.
   - А я смогу? Я ведь ещё.. недо-дракон.
  - Прекрати молоть ерунду! Ты дракон. Раскрытие твоих крыльев и определение сути - дело времени. Чаровство живет в твоей крови и неотъемлемая его часть. Как раз этим упражнением немножко его пошевелим.
  Магистресса прошла в соседнюю знакомую комнату, безошибочно она указала на слуховое окно, убрала жестом руки книги и, наклонив голову, прищурившись, изучила заглушку.
   - Что бы ты сделала, кроме как сунуть лапу к заглушке?
   - Аа.. - Инна только тяжело вздохнула. - Не знаю. Я ничего не умею.
  Она развела руками и села на стул, что стоял неподалеку от стеллажей. Поникший настрой внучки магистрессе не понравился, женщина отрицательно помотала головой, сложив руки перед собой.
  - Умеешь.
  - Нет.
  - Не спорь со старшими и не дерзи. Думай.
   Инне всегда лучше думалось, когда она закрывала глаза, поэтому сейчас она их закрыла и попыталась решить поставленную задачу. Что у нас там? Как обнаружить чары? Ну.. если бы внутри Инны был такой.. радар, то, наверное, она бы справилась быстро. Девушка встала, развернув руки ладонями вверх. Радар работает направленно. Можно попробовать и сонором или эхолокатором, но если чара стабильна и не импульсивна, то её можно и не заметить. Что нужно? Ах да, заглушка. Понять, какие на ней чары, как они действуют. А для начала их обнаружить. Девочка представила, что её ладони могут улавливать нечто, что она пока не может видеть. И здесь для неё начались странные вещи. Ей трудно бы было описать, что она словно "увидела" руками нечто светящееся как раз на книжных полках. Там было два разных излучения: яркое и послабее. Ученица несмело подошла к книжной полке, потянула руку к яркому лучу и... получила шлепок по руке.
   - Очень хорошо, милая! Видишь, все у тебя прекрасно выходит.
  Бабушка довольно улыбнулась. На вопросительный взгляд она добавила:
   - Однако, я пока не просила тебя рушить мои чары! Только обнаружить их. Расскажи, что видела.
  Получив краткие объяснения, женщина задумчиво хмыкнула.
   - Раз ты решила пока действовать таким путем... как бы мне сформулировать?
  Им давно уже принесли ароматный чай. Инна успела заметить, как любит здесь, по крайней мере, бабушка, этот напиток. Все ли драконы имеют пристрастие к нему, для неё пока оставалось тайной. Они присели к кофейному столику. - Чара или чары имеют структуру, разную по сложности. Чтобы предмет воспарил, достаточно двусложного плетения: движение и направление. То есть, если ты посмотришь.. своим зрением на левитирующий предмет, то не увидишь того, что видела на тайном окне. С ним сложнее. Нечто яркое, это клубок из нескольких сил. Первая - подпитывающая, вторая - стабилизирующая, третья - концентрирующая звук. Плюс две косметические чары, одна, чтобы окно не было видно в кабинете, и другая, чтобы его не было видно здесь.
  С чашкой Маргель подошла к шкафу и провела рукой, демонстрируя действие чары с исчезновением и появлением заглушки.
   - Чтобы твой план по подслушиванию имел успех, эти две косметические чары нужно деактивировать частично. Ты сделала так по наитию в прошлый раз. Но теперь, я призываю тебя осознать свои действия и сделать все с пониманием ситуации.
  Теперь Инна уже не тянулась к яркому сиянию, она решила изучить более слабое свечение. "Приглядываться", чтобы увидеть что и оно сияет по разному, нужно было долго, если бы девушка заранее знала насколько долго, наверное, ещё тогда окончательно пала духом. Но рядом стояла одна из могущественных дракониц этого мира, и от Инны требовалось действовать, а не ныть. В конце концов, она же пообещала себе с утра.
   Итак, разные цвета и формы излучения были зафиксированы, но вот как же активировать не полностью? Над этим уже уставшая ученица решила не заморачиваться и просто мысленно разделила эти лучи на пополам. Послышался удивленный вздох, и она открыла глаза.
   - Ух ты.. У меня получилось! - Девушка захлопала в ладоши и даже подпрыгнула.
   -Да,- протянула женщина, глядя на открытое слуховое окно. - Но все же, ты выбрала рискованный путь. Не все чарования так просты, как это, пожалуйста, старайся в иной раз, который у тебя непременно возникнет с иными чарами, не рубить так с плеча.
   - Так я молодец или не молодец? - Инна прищурилась и её губы дрогнули в улыбке.
   - На сегодня очень молодец!
   От магистрессы внучка увильнуть не успела, и её прическу старательно растрепали заботливой рукой. Довольные друг другом, они вышли из комнаты. А в коридоре из обеденной залы слышались заманчивые ароматы жаркого с овощами и чего-то ещё, не менее вкусного.
  
  В последний раз в этом поместье гость был очень давно. Имеется ввиду именно этот гость, а не какой-то другой. Но, несмотря на давность посещения, он помнил внутренний двор, сад, коридоры большого особняка и даже некоторые тайные ходы. Все это было так давно, что если бы он стал ворошить эти воспоминания, то поднялся бы невообразимый столб пыли.
  Маргель никогда не звала его просто так, прекрасно зная о его делах и возможностях, так что по её голосу, а ещё письму сура Диконрава, он понял, что дело пахнет керосином. А керосин он не любил. Когда он вышел из зева портала на гравийную дорожку, его подруга уже знала, что гость прибыл. Слуги относились к незнакомому дракону в маске без опасений, быстро пропускали сквозь комнаты и не переставали кланяться. Или подводила маскировка или у местных слуг была слишком хорошая интуиция. За ним не шла свита, он явился один, в этом доме ему уж точно нечего было бояться. Если древний дракон вообще может бояться чего-то в этом мире.
  ?- Здравствуй, - легкий реверанс в её исполнении навеял воспоминания об их совместном обучении в Чертогах, улыбнувшись, он ответил и подошел ближе. Он уже и сам не знал, чему был больше рад, тому, что за восемь лет дело о именующих себя Ящерами, двинулось с места, или тому, что он вообще оказался сейчас в доме Маргель и смог её за долгое время (кажется, они не виделись с прошлой Хрустальной Балы) наконец-то увидеть. Рядом с подругой он заметил юную девушку в зелено-белом простом платье, наверное, ещё два года назад она была ребенком. Девушка была похожа на Маргель светлыми волосами и разрезом глаз, догадаться кто она, не составило труда.
   - Добрый день, сюри Инесса.
   - Здравствуйте, - девушка, нет, пока девочка, неуверенно кивнула и улыбнулась, увы, так же неуверенно. Что ж, Чертоги непременно исправят такое упущение. Если уж она оказалась знатного рода, придется вести себя соответственно.
  - Пройдем.
  Двери обеденной залы раскрыла сама хозяйка и прошла вперед, приглашая за собой старого друга. Увидев размах обеда, мужчина глухо засмеялся.
  - Маргель, я столько не съем и за три дня.
  - Но что-то съешь ведь непременно.
  
  Инна изумилась перемене бабушки при встрече гостя, она явно его знала и очень хорошо. Бабушка, заслышав шаги по коридору, словно засияла! Осанка, расправленные плечи и полная нежности улыбка, когда гость вышел из-за поворота. А девушке из-за маски и темно-красного с золотой вышивкой покрова, даже не было видно цвета волос. Высокий и статный, выше многих взрослых, которых Инна успела повидать в городе, он был в богатом камзоле с воротом под горло и держался очень уверенно, не скрывая симпатии к бабушке. Они даже шутками обменялись.
  Обед прошел в непринужденной обстановке, хотя девочка часто чувствовала на себе взгляд незнакомца и от этого кусок в горло не лез. Что он хочет? Как только она обращала на него внимание, чувство взгляда на себе прерывалось, а через пару минут по коже у Инны снова бежали мурашки. Когда прошла четвертая смена блюд, она радостно выдохнула. Бабушка и гость как по команде встали. Все направились почему-то в библиотеку, а не к хозяйке в кабинет, но внучка прекрасно знала попечительницу - сейчас вопросов лучше не задавать.
  Двери распахнула Нейа, незаметно подмигивая Инне, и в глаза входящим ударил свет. Библиотека преподнесла сюрприз. В ярко освещенной зале тяжелые резные столы расставили буквой П, окна зашторили и.. незнакомые драконы заняли бархатные стулья, кто где. Ладно, не знакомы были не все, Лустина она, например, знала. Он сидел как раз за большим общим столом, по виду, явно чувствовал себя так же не уютно. В полной тишине, гость, бабушка и внучка прошли к центру стола, и сели на приготовленные для них стулья. Инна хотела сесть рядом с приятелем, но магистресса молчаливым жестом велела занять место рядом с ней. Все перевели взгляды на Гостя, видимо сейчас главным стал он.
  - Этой темы не любит никто из нас, - он перебрал пальцами по столешнице и вздохнул, - но она начала всплывать слишком часто, если судить по нашим с вами временным меркам. Разница в восемь лет, говорит о том, что проблема не решена, как сообщалось ранее нашим Великим Советом.
  Девушка аккуратно огляделась, пытаясь вычислить, есть ли кто-то из Совета в Библиотеке, ей показалось, что, по крайней мере, четыре человека. Все они сидели за столом на "боковых", хмурые или суровые.. А может это и не они.
  - Случившееся неделю назад происшествие только подчеркнуло проблему. Мы не можем её больше откладывать в сторону. В Магистрат последовали жалобы и прошения от Клановых Домов и Гильдий, о том, что начали пропадать драконы Среднего крыла.
   Инна почти почувствовала, как тяжелым взглядом Гость обвел каждого присутствующего перед ним дракона. Сейчас по залу будто текли волны давящей силы, даже девочке захотелось пригнуться, но бросив взгляд на невозмутимую, сидящую прямо, как королева, бабушку, она заставила себя сидеть хотя бы примерно так же.
  - Сегодня я официально заявляю о Создании Отдела по работе с Необращенными. Отдел обязан начать исследование проблемы тех, кто называет себя... "ящерицами" и найти способ исправить ситуацию.
  Тишина не прервалась аплодисментами или возгласами одобрения, все как и прежде молчали, только некоторые из присутствующих быстро писали в своих тетрадях специальными карандашами и саламандры, устроившиеся по одной на каждом таком драконе, иногда искрили, брызжа искорками на написанное. Складывалось впечатление, что они или журналисты или архивисты. Сделав паузу, мужчина продолжил, сцепив руки в замок и положив их перед собой.
  - Так же, здесь и сейчас я хочу объявить о том, что через месяц состоится Турнир Совета.
  Вот теперь поднялся гул. Дама справа от Инны, облаченная в золотое, вдруг замельтешила веером, с шумом его закрыв, и, округлив янтарные глаза, нагнулась над столом, на сколько позволял корсет, чтобы посмотреть на Гостя, а потом, её рот искривился и она испепелила ненавидящим взглядом бабушку, Инна удостоилась презрения. Девочка невольно поежилась, ей очень захотелось отодвинуться, и она порадовалась тому, что бабушка начала подниматься из-за стола. Почти вскочив за ней следом, девушка решила не оборачиваться.
  На выходе из библиотеки к ним присоединился длинноволосый угрюмый мужчина,
  Лустин и очень низкого роста молодая женщина... впрочем, тоже без тени улыбки на лице. Из-за дверей за спиной начал нарастать гомон, видимо, у драконов, и не только журналистов, возникли вопросы. Магистресса Осьмуш, слегка наклонив голову к правому плечу, почти неуловимо кивнула своим мыслям и, остановившись, указала следовавшим за ней, на большую картину Драконьей охоты, почти касающуюся рамой пола. Нажав на большой резной листок на раме, она спокойно прошла в узкий проход. За ней поспешили все остальные. Приглашенные на Объявления драконы протопали где-то сзади, вслед им гневно, но пока сдержанно кричали слуги, пытаясь остановить.
   - Как жаль, что не все драконы Высшего Крыла, могут контролировать свои желания и эмоции. - Бабушка процедила замечание сквозь зубы, надеясь, что её дом не разнесут по камушку, а идущий впереди девочки Гость, кивнул, словно понял, что она так хочет донести.
  
   Кабинет магистрессы показался Инне в тысячу раз уютнее покинутой библиотеки. Здесь все так же приглушенно будто тлели огоньки, лениво под потолком порхала пара книг, видимо не нашедших себе места. Все потихоньку устроились. Гость откинулся на спинку мягкого дивана и стянул, наверное, очень надоевшую ему маску с лица и покров с головы. Золотистые, местами белые волосы, морщинки у глаз и немного у рта, все черты лица гостя складывались в аккуратный, полный гордости аристократический портрет, хотя и не имевший острого носа и тонких губ. Мужчина устало потер веки и зевнул, краем глаза девочка заметила, как магистресса улыбнулась, потупив взгляд...
   Лустин и незнакомый мужчина заняли кресла у камина, женщина осталась стоять.
  А дальше, дальше был очень долгий разговор, затянувшийся почти до ночи. Инне и Лустину вновь пришлось рассказывать, что произошло во время их прогулки.
  
   Рассматривая Инессу, он все больше понимал, что от расспросов девочка явно уже устала, но ему требовалось услышать все из первых уст и в подробностях. Лустин уже все рассказал, но без его поддержки, она бы сильно растерялась. Когда Инесса почти окончила свой рассказ, в кабинет к Маргель постучались и, не дождавшись ответа, с шумом распахнули дверь, чтобы чуть ли не пинком втолкнуть внутрь двух непонятных личностей. Он встал и подобрался, ожидая неприятностей, но Диана - глава Призрачных крыльев, происходящему не удивилась. Заложив руки за спину, женщина обернулась и посмотрела на глядящих исподлобья визитеров. Один - точно норв, одет легко, но по-походному, значит очередной норвальдский лазутчик. Всегда им больше знать хочется, чем можно. А вот другой.. этот высокий, худощавое телосложение, но чувствуется сила. Нахмурившись, Маргель взмахнула кистью, и его капюшон сорвал порыв ветра. О... Эльсиотонов к драконам не заносило очень давно.
   За "шпионами" захлопнулась дверь, и её перегородил Клык Дианы - её правая рука. Они явно контролировали ситуацию с самого начала. Он перевел на неё взгляд и получил утвердительный кивок.
   - Мы вели их от самых заброшенных Железных копий на Юге, очень уж приметные господа. Но выяснить смогли только то, что им нужно было добраться до Вас, любыми способами.
   - Понятно.
   Он кивнул, обратил внимание на детей магистров, молча наблюдавших происходящее, и решил, что на сегодня разговор с ними окончен.
   - Спасибо, вы свободны, молодые люди, ступайте, отдыхайте.
   Лустин потянул Инну за руку к выходу, по дуге обойдя норва и эльсиотона. Клык пропустил их и вновь встал на стражу. Ночь предстояла та ещё...
  
  - Кто это? Все эти люди?
   Инна заозиралась, надеясь, что дверь оставили открытой, но нет.
   - Ну, я всех не знаю, - отозвался Лустин, поворачивая к лестнице, - но со мной был мой отец, а женщина, это вроде бы глава тайной стражи.
   - А этот гость? Важный такой и все перед ним чуть ли не на цыпочках.. Кроме твоего папы и бабули.
   - А ты разве не догадалась? - Лустин посмотрел на неё с удивлением. Инна запыхтела и буркнула, что нет.
   - Это Сам Двукрылый. Император.
   Добавить девочке было ничего, она только присвистнула и продолжала двигаться в сторону комнаты. Почему, ну почему она не родилась в семье простого сапожника?! То есть, совсем сапожника, без темного прошлого??
  
   Глава 8. Определение.
  
   Она ни о чем не расспрашивала, может Лустин и пытался с утра - старший сын и отец семейства Прямокрылов остались в усадьбе на ночь, - но Инна не спрашивала ничего, она и так уже знала слишком много всего непонятного. А если посмотреть на весь этот незнакомый мир, то явно, знала не то, что может сейчас пригодиться. Ладно, ей было безумно любопытно, почему Император решил именно в усадьбе магистрессы Осьмуш объявить о своих дальнейших планах, но что-то внутри подсказывало, что даже если она узнает обо всех замыслах и императорских размышлениях, ей это вряд ли поможет в дальнейшем. Вопрос о том, кто были эти норв и эльсиотон, тоже не давал покоя, но.. Через пять дней её ждет Определение. Нельзя отвлекаться. Может Лустин потом ей подробнее расскажет, если сам что-то сможет выяснить. Об "Определении" своей сюри напомнила Нейа, ненароком поинтересовавшись, нужна ли помощь в подготовке. И помощь оказалась очень нужна.
   Ещё в первые дни приезда бабушка Маргель дала Инне книжку с рекомендациями к Определению, но вот только девочка в неё не заглядывала, а когда объяснили, что это такое, обнаружила, что времени для подготовки мало.
   Как выяснилось, не только Инна отличается тем, что никогда не знала о своей драконьей крови и жила в опустошенной магической среде, таких ребят было много. В основном их выявляли в период от четырнадцати до шестнадцати лет, редко старше или младше. Увы, подобные Инне могли дать себя найти чаще всего по поджогам или фактам внезапного возгорания. Первый признак проявления дракона в Старом мире, это всегда огонь, какую бы стихию дракон потом не перенял. В Сезон, начинающийся в июле, таких драконов из разных стран переправляли через несколько открывающихся магистрами по всему миру проходов. Один из них, это врата Аркаим в Челябинской области, второй в монастыре на Абхаягири - горе Бесстрашия на Цейлоне и третий в храме Тель-Хазна в северо-восточной Сирии. Главное условие, что драконы, приведенные из Старого мира, дают клятву не сообщать никому о том, в какой стране они жили. И клятва не позволяет им этого сделать.
   Если обычные драконы начинают определяться со своей сутью с раннего возраста, для этого каждый месяц направление их занятий меняется, а результаты анализируются, то Старомирным дракончикам предлагается искать свою суть в срочном порядке за месяц до поступления в Обитель знаний - Балаурские Чертоги. Бывает, что из тех, кто при определении так и не выявил своей сути, собирают специальную группу, а определяются они в течение первого года или двух. Всем драконам настоятельно рекомендовалось постараться обрести себя в начале обучения.
   Погруженная в свои мысли, под кипами бумажек, бланков и за горами книг о сути драконов, Инна тщетно пыталась понять, что ей делать. Она уже была готова плакать, изнутри её била дрожь - а если она не сможет? Она никогда в себе ничего такого не чувствовала. Даже не поджигала ничего! Нейа крутилась рядом, перечисляя все возможные, ранее обнаруженные, чаще или реже встречающиеся , сущности драконов. Сущность, это что-то вроде каши из стихии и уникальности души каждого дракона? Как это выявить? У-у-у-ужас-с-с-с. Инна легла на стол, тихо застонав. Ну, вот зачем ей это, если она себя, как дракон не проявляла? Может она в папу? Он тоже не превращался ни в кого.. или скрывал, что не превращался.
   - Что такое? Сюри Иннесс, тебе нехорошо?
   Увлеченно ворковавшая служанка отвлеклась и подошла ближе, чтобы услышать приглушенное "нет" и увидеть упершуюся лбом в столешницу девушку.
   - Все не так плохо, как кажется, - молодая женщина положила руку на плечо девочке, ободряюще сжав его. - Всем страшно, сюри, особенно драконам из Старого мира, но поверьте, они все, рано или поздно обретали свою суть и даже становились очень сильными драконами.
   - Не убедила.
   Нейа попыталась привести ещё пару доводов, но безуспешно. Тогда она замолчала, а через пару секунд Инна услышала, как негромко хлопнула дверь. За успокоительным пошла, что ли? Полулежать на столе было удобно, и девочка почти уснула, но дверь вновь негромко хлопнула, Нейа вернулась и не одна.
   - Здравствуй, сюри Инесса!
   Звонкий мужской голос раздался вдруг совсем рядом, и Инна подняла голову. Ага, значит вот так, сур Диконрав выглядит. Он больше походил на хиппи, чем на серьезного магистра. Только цветных очков не было. Волосы распущены, костюм свободный в серо-голубых тонах с ажурной вышивкой, улыбается во все тридцать два или сколько там их у драконов?
   - Я пришел, чтобы вам помочь.
   - И чем же?
   Количество магистров на один квадратный метр её жизни в последнее время сильно увеличилось. Инна могла только гадать, когда же встретит кого-то, кто к магистрам и высшему драконьему свету причастен в небольшой степени или не имеет отношения вообще.
   - Я обычно заведую такими делами как твое, мы же переправляем дракончиков с Земли.
   - Теперь все знают, откуда я. Зачем же была нужна секретность? - огрызнулась девочка, бессмысленно вертя между пальцев ручку.
   - Ваша бабушка не хотела будоражить общество Среднего и Высшего крыльев известием о вашем прибытии заранее. - Диконрав пожал плечами и, не стесняясь, приставил стул к рабочему столу Инны. - Но мы сейчас не об этом. Знаешь, сури Инесса, как я обрел свою суть?
   - "Конечно! Вы же мне раз двести эту историю рассказывали!" - чуть не ляпнула девушка, но вовремя остановилась и отрицательно помотала головой.
   - Мне было тринадцать, времени оставалось мало, но моя суть так и не хотела себя проявить. Ни после занятий с родителями, от концентрации родственной волошбы, ни от тех видов магии, что меня так притягивали. Стихия огня оказалась не моей.
   Он как-то печально улыбнулся и развел руками. Грустно добавив, что так же его делом не стало искусство, но и дело родителей - Императорский Архив, тоже не повлияли на обретение себя.
   - Случилось все просто, я упал в колодец. А упал я туда потому, что "услышал" как туда упал кто-то ещё. Это было на площади Чертогов, отец тогда взял меня с собой, ему что-то нужно было в их Заветных залах. Оказывается, в колодец передо мной уже упал тоже дракон, но.. он не обрел своей сущности. Это был... а впрочем, его имя не важно.. - он замялся, смахивая с лица пряди каштановых волос. - Этот парень повздорил с Обращенными драконами, с рождения живущими в Нисфет или других городах. И какой-то умник решил подшутить и, применив свою новую силу, скорее всего, воздушную, отправил, как он считал, "недоделка" остудиться. А зов Необращенного услышал я. И чуть позже, смог раскрыть свои крылья. Теперь я ищу таких как ты, по Старому Миру и веду их дела до той поры, пока они не обретают себя.
   - Это же не значит, что я раскрою себя таким же путем...
   Девушка тяжело вздохнула, снова укладывая голову на руки боком, чтобы видеть собеседника.
   - Конечно, нет! - Диконрав встал и, уперев руки в бока, заулыбался ещё шире, начина подкупать своим настроем. - Но я рекомендую тебе попробовать прислушаться к себе!
   Спустя минуту тишины, Инна помотала головой и заявила, что ничего не выходит. Но и здесь Диконрав наградил её мягкой улыбкой.
   - Не сегодня, значит завтра. Поверь, пять дней, это много! Могло быть и меньше.
  
   Лустин навестил подругу на следующий день, под чай с баранками он утолил её любопытство об Императоре и всем, что имело место быть позавчера. Оказывается, Император решил сделать несколько объявлений именно в усадьбе Осьмуш, чтобы соединить два хвоста в одном (убить двух зайцев сразу). Все приглашенные драконы были представителями влиятельных классов или мастерами саламандры. На вопрос о том, кто такие эти мастера, последовал простой ответ - те, кто пишут разные статьи в новостных свитках. Саламандры с помощью своего огня/искр делают записи почти неуязвимыми к уничтожению, закрепляют чернила и заодно автоматически написанное копируется в чаровской накопитель. Все эти драконы были проведены в библиотеку слугами и вернувшимся из отпуска дворецким, в то время, как она, сури Осьмуш и Император обедали. Лустин и его папа тоже приглашались на обед, но отец не успевал, поэтому они пришли позже. Кроме объявления, Императору требовалось получить информацию о том, что с ними произошло под городом из первых уст. Во всяком случае, так он сказал отцу.
   - А твой папа всегда тебе обо всем рассказывает?
   Они сидели в саду под огромным кустом с желтыми маленькими цветочками, походя юноша заметил, что они начинают цвести к осени и являются её символом, но названия девушка не запомнила.
   - Почти всегда и не обо всем. - Лустин усмехнулся и, сорвав цветочек, растер в пальцах. - О той странной "парочке" из норва и эльсио он не обмолвился ни словом.
   - Ладно, хотя бы что-то. У меня и так от информации голова гудит..
   Погода не резко, но переменилась, и Инна завела привычку кутаться в куртку или надевала толстое вязаное пончо, которое привезла из дома. С ней последние два дня везде была зачарованная от остывания Нейей бутыль с чаем - наверное от нервов мерзли руки.
   - Говорят, у тебя Определение через три дня.
   - Ты тоже решил мне напомнить? Спасибо! А то я вот каждые пять минут забываю.
   В доме ей напоминали о знаковом событии действительно все, кому не лень. Даже в письме, пришедшем от мамы и папы, этому Определению родители отвели целый абзац. Или им о нем рассказала бабушка или она чего-то не знает об их прошлом.
   - Не злись. Просто я, как и все, немного за тебя волнуюсь.
   - Я, знаешь ли, тоже не достигла дзена.
   - Что?
   - Говорю, спокойствие и я, это пока разные вещи. А как ты открыл себя?
   Лустин пожал плечами, разглядывая облака.
   - Так и не объяснишь... Ты уже прочла, для чего нужно Определение? - Инна кивнула, но друг решил вкратце напомнить. - Значит, приблизительно в курсе, что это небольшой ритуал - энергетический толчок или вливание энергии, как кому удобнее. После которого ждут отклика твоей души..
   - И у тебя такой же был?
   Девушка заинтересованно поерзала на покрывале, подбирая ноги под себя.
   - Не совсем. Он предназначен для драконов, никогда не живших в нашей среде.
   - Таких, как я... - она сказала это с досадой. Лустин положил свою кисть поверх кисти девочки и кивнул.
   - Потому что в Старом мире мало чаровских сил. И вам достаточно такого стимула. А вот драконы Аркаума, им нужен другой подход.
   - Так как же ты обрел свою суть?
   - Местные дракончики перевоплощаться учатся, ты уже видела по Корвуду, где-то с пяти-шести лет, а крылья обретают примерно к восьми-девяти годам. Со мной было сложнее.. я даже обратиться в безкрылыша не мог. Родители очень переживали, а в подготовительной школе надо мной подтрунивали другие ребята. Я так хотел быть сильным, но был тощим и слабым перед ними. Ну и... теперь я сильный. - девочка слушала, приоткрыв рот, глядя на парня, худощавого и высокого, не подумаешь, что он очень силен. А вот оно как на самом деле.. - Моя суть, это физическое превосходство. Я имею ввиду, не силу Эпического героя, а быстрый обмен веществ, быстрое развитие мышц и их эластичность, а ещё, выносливость.
   - Ты с кем-то подрался? - она улыбнулась, подбивая Лустина на дальнейший рассказ.
   - Почти. - усмехнулся тот и ухнув, встал с насиженного места, подал руку подруге.
   - Ладно, а можно последний вопрос?
   - Задавай.
   Юноша не иначе, как смирился с неизбежным. Любознательная особа прицепилась к его локтю, и они неспешно двинулись вперед по садовой дорожке.
   - Когда я первый раз увидела тебя, на тебе была футболка... А откуда она? Ты сам был в Старом Мире?
   - Это два вопроса. - он скептических хмыкнул, но под просящими, почти щенячьими, глазами устоять не смог. - Я был там, пару раз, с отцом. Но это было первый раз на день, а второй на два. И футболки покупал он.
   - Хм.. как неинтере-е-есно. - протянула разочарованно Инна, парень только взмахнул рукой, спокойно улыбаясь.
   - Ну извини! Не всем же событиям нашей жизни быть уникальными и полными тайны!
  
   После общения с более опытными товарищами, девочка немного успокоилась. Правда, невмешательство бабушки, отсутствие всякого участия с её стороны расстраивало. Лустин и в следующие пару дней крутился рядом, даже его отец с Корвудом появлялись, а бабушка выходила только к завтраку и то, иногда с опозданием. Сидела молча над кашей или пирогом и так же молча уходила. В усадьбу вернулись слуги, теперь они убирались и создавали уют своим полным составом, все потихоньку выдохнули, словно ураган прошел. А для Инны он только надвигался.
   По совету магистра Диконрава, девушка пыталась слушать себя, чувствовать, осмыслять пережитое. Как-то после завтрака Лустин и его папа заставили её сесть посреди сада и расставили вокруг неё четыре чаши. В одной горел живой огонь от маленьких веточек, в другой была вода, в третьей горсткой лежала земля, а в четвертой крутился маленький смерч. Они сели напротив и велели закрыв глаза, мысленно тянуться к каждой чаше по очереди, а потом, почувствовать, к какой хочется вернуться. Инну больше всего притягивал мини-смерч. Для точности эксперимента сур Диконрав три раза менял местами чаши, пока девочка сидела, закрыв глаза.
   - Ну, половину мы с тобой выполнили! Твоя стихия, это воздух, сюри! - радостно объявил магистр, пару раз хлопнув в ладоши, Лустин тоже улыбался открытию, и в этот момент девушка заметила, как же они похожи с отцом.
   Увы, достижение внучки бабушка также отметила сухо. Она словно витала в каких-то своих, вряд ли розовых, облаках и от реальности была далека. Нейа успокаивала, что такие припадки задумчивости, как и отсутствие дома по несколько дней, магистрессе свойственны.
   В предпоследний день в гости пришел Корвуд, он явно хотел поболтать и поиграть и конечно же, как мог, старался поддержать девушку. Даже притащил с собой кулек драконьих сладостей, среди которых были злосчастные кнальцевые палочки - оказавшихся подобием местного "хвороста" в виде палочек. В беседке за столом Корвуд пытался научить Инну играть в настольную игру "Крыло на крыло", но правила никак не запоминались, потому что игра не была похожа на те, что она успела узнать за свою жизнь.
   - Нет! Смотри! Если тебе выпадает красное поле, то это тебе бросили вызов! И ты должна тогда выложить крыло! Крылья берутся игроками по одному из общей стопки. Ты кладешь свое или берешь новое и противник или из стопки или свое. А дальше у вас идет битва и все зависит от параметров крыла!
   Корвуд в сотый раз притягивал к себе фигурку какой-то чарой и переставлял на поле, о котором шла речь.
   - И никакой логики? Сплошная удача??
   Мальчик серьезно кивнул.
   - Со временем, если много играть, она развивается.
   - Я не верю в случай, все зависит от нас.
   - Но ты же здесь! - возразил мальчишка, расставляя остальные фигурки.
   - Но я могла отказаться и не приехать.
   - Не смогла бы. Никто из драконов не может. Так папа говорит.
   Все фигурки - шесть штук разного цвета, заняли свои ситуационные поля по цветам радуги. И Корвуд приступил к объяснению снова.
   - Оставь пока это. Я запомнила только то, что синее поле означает сражение полетом и тогда, участники соревнуются, кто дольше продержит его на весу левитацией. - Мальчик покивал, похвалил и, согласившись, что на сегодня достаточно, принялся так же с помощью своей чары складывать игровой инвентарь в коробку. Инна не удержалась и, раскрыв ладошку, попыталась увидеть, как этой чарой управляет мальчуган, ей ведь тоже скоро придется подобному учиться. Чара шла от солнечного сплетения белой веткой по руке и от большого пальца к ней подсоединялась маленькая голубая веточка.. как интересно. От кончиков пальцев его начинались белые полупрозрачные завихрения, неровно поддерживающие фигурки игры, потом игровое поле, вещи ладонями она видела очень темными с серыми отблесками, но от них отражалась чара, и можно было понять, с чем чара взаимодействует.
   - Ты что, заснула? Инесса?
   Корвуд отвлекся от своего процесса и подергал Инну за руку, она открыла глаза и помотала головой, моргая.
   - Нет, кое-что проверяла. Очень интересно это было.
   - А что?
   - Пока не скажу.. вот только... если я сейчас кое-что видела, то у меня не складывается в голове...
   - У тебя было видение? - Мальчик распахнул в удивлении голубые глаза. Задумчивая Инна передернула плечами.
   - Нет. Или да.. Я не знаю! Но мне срочно надо к бабушке!
  
   Она вломилась в её кабинет почти без стука, но никто её не одернул. Магистресса сидела за столом, сложив руки ладонь к ладони, и прижавшись к ним лбом. Вид у женщины был замученный. Девочка уже почти передумала тревожить бабушку, но та вдруг словно очнулась и моргнув пару раз обратила внимание на внучку.
   - А! Инна, здравствуй, ты что-то хотела?
   - Да, бабушка, но вы что-то уставшая, я, наверное, потом.
   Она повернулась к двери, но голос магистрессы её развернул.
   - Глупости. - сказала она, изящно потягиваясь. - Какой твой вопрос?
   Решив не терять времени, Инна быстро прошла к столу и села в кресло. - Я ведь готовлюсь к Определению. А сейчас пришел Корвуд и предложил отвлечься, поиграть в игру. Он так занимательно убирал все вещи для игры на место, с помощью воздуха, вот я и решила посмотреть, как он это делает. Вы ведь меня учили.
   - Но у тебя ничего не получилось, да? - перебила женщина, мягко улыбнувшись. - Не волнуйся это норма..
   - Нет-нет! Наоборот, получилось. - Девушка живо закивала и подобралась, подтверждая свои слова. - Я просто хотела спросить, а почему тогда те драконы, что к вам приходили с людьми, не увидели слухового окна и не почувствовали его?
   Бабушка откинулась на спинку своего стула, сложив руки перед собой, она очень внимательно и серьезно посмотрела на внучку.
   - Инна, ты не могла видеть чары Корвуда.
   - Почему? - не поняла та.
   - Потому, что драконы, - терпеливо начала объяснять бабушка, вставая с места и убирая бумаги по ящикам, - конечно, все могут видеть чары, но только своей крови, то есть, своей семьи. А я точно знаю, что с Прямокрылыми у нас родственных связей нет.
   - Но я видела! - уперлась Инна, она сидела нахохлившаяся и хмурая, твердая убежденность бабушки в собственной правоте начинала раздражать. - Все, как и с заглушкой! Только чара Корвуда проще была, он просто делал быстро развеивающиеся завихрения воздуха!
   Вновь внимательный цепкий бабушкин взгляд, глаз Инна не отвела, а с вызовом ответила, нахмурившись ещё больше и поджав губы. Вдруг, женщина встрепенулась и даже усмехнулась, одобряюще хмыкнув.
   - Вот теперь я вижу Инессу Осьмуш! Неплохо, барышня! А я не ожидала от вас!
   - Не ожидали чего?
   Сури Осьмуш не слушала вопросов подопечной, в два счета она отправила и разложила все свои документы по местам и теперь, нависнув над внучкой, разглядывала её, как диковинку. Инна поежилась от пристального внимания и попыталась отстраниться, но вышло только вжаться в спинку кресла.
   - Как я сразу не догадалась? - пробубнила магистресса, потом вдруг резко отступила на два шага и вновь всмотрелась в лицо внучки.
   - Да о чем же не догадались? - прошептала в ответ девочка.
   - Это то, что поможет твоему определению! Это оно! - с выражением лица, полным торжественного откровения, бабушка Маргель вручила девочке яблоко, забытое на её столе, Инна, глядела то на яблоко, то на собственные руки.
   - Что, правда?
   - Ты мне скажи! Это ведь ты уверена, что видела чары Корвуда. А ты уверена? - её голос стал строже, а взгляд пронзительнее. Подумав, наверное, меньше секунды, девушка кивнула. - Отлично. Тогда, во время ритуала, попробуй обратиться к этой своей особенности души.. - она обняла себя за плечи и отвернулась к окну. - Хотя, я признаюсь, очень удивлена, что все вышло так.. я никогда с подобным не встречалась...
  Повисла небольшая пауза, в которой можно было слышать, как чуть более быстро, чем обычно, дышит Инна, и как шуршит ткань под пальцами магистрессы, когда та нервно перебирает ими. Обернувшись с подопечной, она спокойно улыбается.
  - Но это не значит, что с этим не встречался кто-то другой!
  
  - Здравствуй, Маргель. Как твоя подопечная?
  Зеркало, чья поверхность вновь окутана туманом. Но каждый знает, кто за ним скрывается. Магистресса кивнула своим мыслям, поджав губы.
   - Нервничает очень.. запуталась она, и я её понимаю. Столько всего произошло за последнее время, что даже у меня голова кругом идет. И вы, Ваше Крылейшество, на меня ещё этот отдел повесили,- последняя фраза вышла у неё с укором, но из-за зеркала она расслышала только легкий смех.
   - Ну, уважаемая моя магистресса, это в ваших интересах. К тому же, я прекрасно знаю, что тебе спокойнее будет, если ты сама будешь управлять им.
   - Вот только из-за кучи дел с новым ведомством, я не могу ей помочь.. - женщина сцепила руки в замок бессмысленно разглядывая обстановку. Кто бы что не говорил об её усидчивости и возможности работать с утра до ночи, она вправду устала. Бумаги, лежащие на столе и требующие внимания, начинали вызывать категорическую нелюбовь. Да и внучке действительно хотелось помочь..
   - Есть те, кто могут ей помочь, не переживай, она справится, - успокоить у собеседника получилось слабо.
   - Что с теми шпионами недоделанными? - она давно хотела сменить тему и вовремя вспомнила о недавнем инциденте.
   - О.. да, - с той стороны голос замялся, подбирая слова. За своим другом такое поведение магистресса замечала крайне редко, а поэтому, насторожилась. - Нам ещё предстоит это обсудить. Они оказались в некоторой степени, полезны и имеют отношение к тому делу, с которым к тебе недавно приходила целая делегация.
   - С Эльвиданом которые были? Дело магической аномалии.
   - Забавно ты, однако, называешь проблему той девушки.
  - Я её ещё не видела и не берусь судить, делаю выводы только из описания этой... проблемы.
  - Ладно. Ты все верно поняла. Что ж, удачи тебе с бумагами, - на той стороне зашуршали,со скрипом отодвинули от стола кресло и явно потянулись.
  - Крылатый, хватит издеваться! Пришли секретаря хотя бы, пожалей мои старческие нервы, - магистрессу при взгляде на рабочий стол слега передернуло, и она отвернулась.
  - Старческие, кто бы говорил!
  - Я говорю, - припечатала Маргель, хмурясь и улыбаясь одновременно.
  - Будет тебе секретарь, магистресса, - собеседник фыркнул и пока он не успел отключить связь, женщина быстро добавила:
  - Только не завтра! Завтра Определение, я с внучкой пойду.
  
  В этот день Инна встала очень рано, солнце ещё даже не намечалось на горизонте, а она уже была на ногах. Спать не давали мысли, их было слишком много! А что делать, если ничего не произойдет? А что взять с собой? А как все будет?
  Не выдержав жужжания в собственной голове, девочка поднялась с постели и распахнула шкаф. Если что-то волнует, надо себя успокоить, а успокоить себя можно подготовкой, хотя бы малой, или просто её видимостью. Она достала бежевые брюки и белую блузку и кардиган до колена (больше похожий на мантию), ботинки на небольшом каблуке и рюкзачок, чтобы сложить в него мелочи. Задумчиво оглядела вещи. Раньше ей не приходилось одеваться так, дома её никто не обделял, и одевали её мама с папой хорошо, но здесь.. одежда все же была другой. Глубоко вздохнув, девочка отправилась в ванную, где долго стояла под душем, стараясь не обращать внимания на собственные же раздумья. Когда она вышла, стрелки часов не смерили даже полчаса и указывали на глубокие два часа ночи. Ложась обратно в кровать, Инна уговаривала себя успокоиться и пару раз глубоко выдохнула. Внутри противно подрагивало волнение, и к горлу поднималась тошнота. Лежащий рядом мягкий слон был прижат к груди так, что если бы был живым, то не долго... Потихоньку сонливость все же одолела и девочка уснула, на этот раз, без беспокойных сновидений.
  
  - Сюри Инесс..
  Её мягко потрясли за плечо, но не до конца проснувшись, она ещё не могла понять сон это или нет.
   - Сюри Инесс? Вставай.. - повторил голос Нейи совсем рядом. Встрепенувшись, девочка чуть не подскочила.
   - Мы проспали?! - Инна попыталась открыть глаза пошире, но в них ударил солнечный свет и пришлось зажмуриться. Рядом раздался смех.
   - Нет, сюри. Просто настало время вставать. Я гляжу, вы время ночью даром не тратили.
  Сквозь слезы выступившие на глаза от света, девочка разглядела, как служанка смахивает пылинки с приготовленного костюма и кивнув, потерла веки кулачками. День начался.
   Она всем видом старалась не выдавать волнения. Ни когда её русые волосы причесывала и собирала в высокий хвост Нейа, украшая какой-то заколкой, явно дорогой, но отказа служанка не приняла - надо подчеркнуть статус. Ни когда костюм попытались поменять на платье и она нахмурившись отстаивала свое право идти в том, в чем считает нужным. На завтраке она тоже старалась держаться, но все-таки, тихим голосом задала вопрос родственнице.
   - Бабушка Маргель, а вы пойдете со мной?
   - Непременно, - магистресса кивнула с королевским достоинством, и остаток завтрака прошел в более приподнятым настроением.
  
   Они переместились в незнакомую Инне часть Нисфет, огромная мощеная гладким камнем площадь, окруженная сложенными из громадных валунов стенами, строения, похожего на замок.
   - Чертог Бакула. Первого дракона пришедшего из Старого мира. С давних времен Определение проходит именно здесь, - Пояснив, бабушка повела внучку к одной из изящных каменных беседок.
   На площади было много народу, громко переговаривались дети, кого-то окрикивали родители или родственники, друзья. Кроме четырех узорных каменных беседок, стоявших полукругом у больших распахнутых каменных дверей, здесь были палатки с вкусностями и напитками, стояли лавки, на которых родители и дети могли отдохнуть. Кто-то из взрослых вел себя уверенно, и в их одежде замечалась местная манера кроя, другие опасливо оглядывались, сжимая руку своего ребенка. Рядом с такими семьями или парами, Инна сразу отметила, были облаченные в белые костюмы или платья драконы. Они негромко говорили что, зачем и почему, некоторые из них успокаивали разволновавшихся родителей. А пару раз она даже выцепила из толпы одиноких ребят, прибывших только в сопровождении. Все прибывающие на Определение подходили к одной из беседок, в ней за маленькими столиками сидели драконы в зеленых одеждах. Они, окинув новеньких быстрым взглядом, за пару секунд регистрировали детей и отпускали их: "Ожидать начала ритуала".
   Инна с бабушкой вернулись к лавочкам и присели. Она изредка бросала взгляды на палатку, из которой доносился вкусный аромат... чего-то. Было очень интересно, что в ней такое продают. И после пары минут рассматривания окружающих и нескольких вздохов в сторону палатки, тихо рассмеявшись, бабушка Маргель достала из своего кошеля одну светлую монетку. Вручив монетку внучке, она отправила её исследовать палатку и заодно купить им что-нибудь вкусного на её усмотрение.
   Широко улыбнувшись, Инна направилась к палатке, по пути разглядывая монету, похожую на серебряную. С одной стороны на ней был изображен острый клык на фоне пламени, с другой - профиль дракона и человека. Палатка предлагала две витрины, за которыми, в прозрачных вазочках лежали совершено неизвестные девочке вкусности.
   - Чего желается? - розовощекая улыбчивая и очень высокая продавщица облокотилась на прилавок.
   - Пока не знаю даже...- смущенная девушка снова пробежала глазами по ассортименту.
   - Понимаю! Многие ещё не знают. - продавщица ткнула пальцем в ближайшую банку. - Кнальцевых палочек, может быть?
   - Ой, нет! - Инна улыбнулась. - Пробовала, явно не моё.
   - Хмм.. тогда водных шариков?
   - Ааа...
   - Возьми сахарные крылья, не пожалеешь, - рядом встала девочка, она вошла в палатку так бесшумно, что Инна вздрогнула. На незаданный вопрос она усмехнулась и протянула руку: - Иоверин, но лучше просто Рина.
   - Инесса, - девушка пожала руку в ответ.
   - Можно Несс? - с иронией спросила новая знакомая.
   - Лучше Инна. Почему сахарные крылья? - девушка спросила, уже забирая лакомство в бумажном пакете и протягивая монету.
   - Попробуй и поймешь, - на сдачу Инне дали очень много мелочи, так, что пришлось сложить ладонь горстью и балансировать, чтобы какая-то из монет не вывалилась. - Очень не плохи кексы ночное сияние, но от них иногда бывают странные сны.
   - А кто их делает и как? - девочка прижала пакет к груди и ловко ссыпала мелочь в карман.
   - Говорят, что мастера сна, - пожала Рина плечами, - но я не знаю всех тонкостей. Дайте мне, пожалуйста, мефетового печенья четыре штуки и солнечные леденцы.
   Попрощавшись, они вышли из палатки вдвоем, впившись зубами в ароматное печенье, знакомая махнула рукой в сторону.
   - Я с братом пришла и мамой, а ты? - она помахала рукой и Инна заметила, как среднего роста парень с каштановыми волосами до плеч, помахал в ответ.
   - С бабушкой. А ты тоже из Старого мира?
   - Я? Нет.. просто, - она запнулась на дороге, а потом затараторив, ускорила шаг. - У всех свои сложности, не так ли? Бывай! - и, не дождавшись ответа, Рина направилась к брату и светловолосой женщине в яркой рубашке в клеточку.
   - Бывай.. - выдохнула в пустоту девушка и пошла в противоположную сторону. Странная она, эта.. как её? Иоверин?
   - Долго ты! - бабушка заглянула в пакет и выудила одно крылышко, эта конфета или печенье действительно была в форме небольшого драконьего крыла, в розовой или желтой пудре, где косточки были толще перепонки. - О! Неплохой выбор! Сто лет их не ела! - она аккуратно откусила кусочек и посмаковав, улыбнулась. - Я серьезно.
   Инна только покивала и тоже взяла из пакета. Печенье начало таять, а потом, она, повторяя за бабушкой, легонько дунула и на легком ветерке вылетели желтые маленькие крылышки, несущие маленького дракончика, где-то рядом такой же с тихим писком развеялся.
  - Обалдеть! - сдержать восторг было сложно, да и удивилась такому эффекту не только она.
  Раздался удар в колокол, всего один, но все родители с детьми встали и направились к распахнутым огромным дверям. Время для Определения настало. В двери все определяющиеся входили без сопровождающих лиц, исключение сделали только для бабушки Инны и от того, девочке было несколько неловко. Внутри стены исчезали под невообразимо высоким потолком, там, где-то наверху они соединялись ребрами и закреплялись розетками на стыках, оттуда сверху к ним спускались вниз по тонким-тонким колоннам искусно вырезанные скульптуры не только драконов, но и других, ещё не известных Инне существ. Многие даже делали шаг назад от реалистичных созданий. Здесь царил полумрак, узкие окна давали мало света, да и находились почти под потолком. Они прошли галерею, ведущую к центральной круглой площадке, достаточно большой, чтобы вместить всех, кто должен был в этом году определиться со своей сутью.
   - Помни, о чем мы говорили, - шепнула магистресса и неслышно отошла в тень. Теперь девочке предлагалось полагаться на себя.
  Всех выставили кругом мужчины и женщины в светлых, подпоясанных широкими богатыми поясами, балахонах. В центр в полной тишине вышел настоящий богатырь, очень широкий в плечах, мужчина что-то произнес и хлопнул над собой в ладоши. Всех в зале, словно волной от взрыва, заставило отойти на шаг назад. После он развернулся и ушел, а на его место стали выходить те же драконы в светлых одеждах, они подходили по дуге к приведенным не обретшим сути драконам, брали их за руку и куда-то вели. Так же и к Инне подошла темноволосая женщина с капюшоном на голове. Она повела её к стене, вдоль которой можно было увидеть множество дверей, провела внутрь небольшой такой же полутемной комнаты и пригласила сесть. Удобное кресло располагало к тому, чтобы расслабиться. Руки Инны женщина взяла в свои и попросила девушку закрыть глаза.
  Сначала начали нагреваться кончики пальцев, потом ладони, дальше руки начали гореть до локтя, с ногами происходило то же. Стало как-то трудно дышать, все хотелось вдохнуть больше воздуха, но не получалось, тепло дошло до живота и до горла, пока не охватывая грудную клетку, но поглощая голову и лицо. И вдруг, резко сомкнувшись на солнечном сплетение. В новой попытке вздохнуть, девочка дернулась вверх и сознание её уплыло.. только самым его краешком она успела огорчиться тому, что забыла о наставлении бабушки.
  Это был очень странный сон, если учесть, что Инна никогда в своей жизни не падала в обмороки. Она видела себя со стороны, как сидит, будто уснув в кресле, и как над ней склонилась та самая девушка. Только вместо привычного изображения все состоит из мелких мерцающих и имеющих разный цвет линий.. Чаровская сила - мелькает в голове, но уловить собственные мыли ей очень трудно. Инна видит, что за спиной у девушки напротив сияют большие зеленые крылья, что ноги её оплетают золотые нити, пронизывающие пол глубоко вниз, и от каждого её действия цвет нитей во всем её теле немного меняется. Вот она встрепенулась, открыла глаза и мягко потрясла Инну за плечо, и девочка даже что-то почувствовала, но так слабо и незначительно, что если бы не знала, что к ней прикасались, вряд ли бы обратила на это ощущение внимание. Её снова потрясли, но не дождались реакции. Тогда правая ладонь у девушки засияла, и она положила её определяющейся на голову. Словно в фильмах, должно было прозвучать слово "разряд" - перед глазами девочки все вспыхнуло, она в испуге попыталась закрыть глаза, но увидела, что у неё нет рук, вместо них длинные "ленты", резко крутанувшись, она почувствовала ещё более длинные "ленты" за спиной, ног на месте где они должны быть, не было вообще. Снова "разряд" и картинка перед глазами резко тускнеет, а потом чернеет. Она надеялась, что все будет больше похоже на собеседование.
  
  Инна словно проснулась - ничего не болело, не ныло, ни каких последствий. Правда "сон" оказался очень странным, а взгляд молодой женщины напротив, слишком испуганным для того, чтобы девочка просто спала.
   - Сюри, я не знала, что вы потеряете сознание, от обычного потока силы...
  В комнатку постучались и вошли. Тот самый богатырь-мужчина озадаченно оглянул Инну и низким басом обратился к женщине: - Что это было?
   - Ох, Сур Бакула! Я делала все по правилам, медленно направила силу, а потом, девочка вдруг упала в обморок.
  Служительница чертога растерянно заломила руки, не зная, что ещё сказать. Сур Бакула отрицательно мотнул головой и потер подбородок.
   - Нет, Берилия, она не в обморок упала. Такой выплеск силы был, что это ты должна была упасть! - он подошел к креслу ближе и нагнулся над Инной, внимательно посмотрев ей в глаза. - Ты это специально сделала, девочка? Тебя кто-нибудь учил?
   - Нет, её никто не учил, сур Бакула. Она едва ли месяц находится в этом мире и ровно столько же знает, что дракон, - звонкие каблуки обозначили приход бабушки, и девушка незаметно выдохнула, она бы постеснялась признаться, но "богатырь" её немного пугал.
  - А-а-а.. так это ваша внучка, стало быть, - Бакула развернулся и сложил руки на груди.
  - Как вы догадливы, - магистресса деловито подошла с другой стороны и начала осмотр.
  - Вообще-то, магистресса, если вы забыли, это моя территория, - пробасил он, хмуря брови. Бабушка же оставалась непринужденной и спокойной, даже не улыбалась.
  - Но вы же не откажитесь от помощи одного из магистров? Случай несколько необычный.
   Лампы в комнатушке прибавили света и теперь стали видны прожилки темного минерала в стенах, а ещё то, что кроме кресла и стула служительницы здесь ничего не было.
   - И вы так уж и не понимаете в чем дело?
   Бабушка Маргель провела над внучкой рукой и вздернула в удивление брови. В этот раз Инна решила не пробовать смотреть, что она делает.
   - Мое спокойствие отнюдь не означает, что я понимаю ситуацию полностью. Но так как это моя подопечная, здорово будет, если мы побыстрее во всем разберемся.
   Она протянула Бакуле руку и он, на мгновение замявшись, все же её пожал.
   - Хорошо, - громыхнул мужчина приглушенно. - А если не только у вашей подопечной казус вышел?
   - Смотря какой, - женщина пожала плечами. - Вы же знаете, сур, что при наполнении силой некоторые светиться начинают или леветировать.
   Бакула хмыкнул на "зазнайку".
   - Я тут достаточно работаю, сури Осьмуш. На моей практике, впервые дракончики не поглощают силу для собственной реализации, а пропускают её через себя, умножив.
   "Богатырь" и бабуля встали по разные стороны кресла, прищурились и замолчали. По словам бабушки, этот Бакула не может видеть её магию, значит, он думает, а вот бабушка точно пытается что-то найти.
   - Удивительно! - Наконец воскликнула она. - Я не понимаю! - её губы растянулись в легкой улыбке, а брови остались все так же, вздернуты. Она ещё пару раз провела руками над девочкой, но от этого не перестала в удивлении хлопать длинными ресницами. - Фон чаровства на прежнем уровне. Инесса, напомни мне.. - тут она замолчала, видимо это мужчина её достаточно хорошо знает, раз не стал перебивать и сейчас просто ждет её "возвращения".
   В голове у бабушки Маргель закрутились недавние события в возможных вариантах применения к случившемуся. Если внучка может видеть чужие чары, то она должна.. должна с ними быть напрямую связана. Чары у всех остальных драконов завязаны на крови. Но Инна не может быть со всеми связана кровью. Тогда...
   - Она должна пропускать магию сквозь себя!
   - Это почему? - мгновенно заинтересовался мужчина.
   Магистресса пошла на попятную, разводя руками.
   - Простите, сур, но я не могу вам сказать.. Предлагаю пройти Инессе в следующий зал для раскрытия потенциала. - Выдержав тяжелый взгляд, бабушка открыла дверь, приглашая всех выйти. Служительница Чертога, молча наблюдавшая за старшими, только кивнула, первым вышел Бакула, за ним все остальные.
   - Я буду на раскрытии. На всякий случай. А вы, сюри Осьмуш, ждите здесь.
   Магистресса с ними действительно не пошла, оставшись стоять в первом большом зале, а Инну повели за статую дракона, возложившего лапу на прозрачную сферу. Она заметила, как заскрипели некоторые двери и из них тоже вывели определяющихся, эти по какой-то причине, как и она, задержались. За статуей обнаружилась невысокая арка, ажурная каменная сетка в её острие предавала таинственности, а весь её проем затеняла тонкая ткань. Она отлетела под порывом ветра и девушка с провожатыми вошла внутрь. Вновь зал, абсолютно круглый, он имел подобие окон только в самом своем куполе, посередине которого выпирало, как показалось Инне, что-то вроде полусферы-люстры. Кристалл или стекло мягко светилось бело-голубым, бросая на лица прибывающих ребят тень. В центре зала прямо под "люстрой" находился фонтан или небольшой бассейн.
   - Садитесь вокруг вдоль стен, всем хватит места, уж поверьте.
   Мягкий и глубокий баритон обратил на себя внимание с портика фонтана. Среднего роста человек очень худощавый, с острыми чертами лица и ярко выраженными скулами медленно прошелся по широкому портику взад-вперед. Девочка оглянулась, желая удостовериться, что этот голос принадлежит именно ему. Он поправил воротник-стоечку своего балахона и обвел зал с усаживающимися дракончиками серыми глазами. Когда взгляд его наткнулся на Инну, чуть вздернув брови, он указал ей на свободный коврик, лежащий у стены в нескольких шагах, спохватившись, она заняла его, усевшись по-турецки.
   - Доверьтесь мне. Мое имя Гутора. Слушайте голос этого мира и впустите его в свое сердце. Вам хватит сил, вы получили их достаточно. Закройте глаза, дети, и позовите Тэвиран.
   Девочка подчинилась, но прежде, чем закрыть глаза, успела увидеть как из "люстры" в фонтан лучами заструился свет.
   - Вдохните и выдохните... ваши мысли, так вас путающие, сами покинут вас на время... Вы..
   Сначала тихо, а потом отчетливее в её голове зазвучал странный, словно не человеческий голос.. Он мелодично пел или читал, спокойно, ровно, но на каждое слово, к тому, что теплилось у Инны глубоко внутри, будто прикасались рукой. Проводили пальцами и оставляли след.
   "Моя душа всегда с тобой,
   Во всех твоих созвездиях.
   И я приму тебя любой,
   Мы будем вечно вместе...
  
   Девочку одолел легкий озноб, так бывало, когда она волновалась перед каким-нибудь выступлением.
  
   Я есть везде, и нет меня.
   Услышишь лишь однажды,
   Мои скупые голоса,
   И их до жизни жажду..
  
  Её щеки запылали, а руки странно ослабли, и очень захотелось положить голову на грудь, накатила странная сонливость.
  
   Я есть в тебе... всегда была.
   Под сетью из сомнений.
   Без сновидений я спала.
   Я не подвластна тленью.
  
   Я это ты. Я кровь и плоть,
   Разбуженная силой.
   Твоя любовь и твой покой.
   Открой, что я вложила..."
  
  Вдруг, все, что девочка чувствовала, резко оборвалось, прошла сонливость, рукам вернулась тепло. Слишком неожиданно. У неё не выросло в одно мгновение крыльев, только непонятное жжение за спиной могло намекать об изменениях. Но во всем остальном, все осталось, как было. Она открыла глаза. Остальные дети.. О, не только дети, было и несколько достаточно взрослых драконов! Все они ещё сидели с закрытыми глазами. Свет лился в фонтан нескончаемым голубо-зеленым потоком и по полу тек каждому из присутствующих, словно впитываясь в сидящего. Аккуратно осмотревшись, девочка увидела и свою недавнюю знакомую, она сосредоточенно хмурила брови, видимо тоже что-то слышала, возможно, те же слова, что и сама Инна. В тот момент, когда девочка размышляла, её знакомая распахнула глаза и уставилась точно на Инну. И в её взгляде не читалось дружелюбия. Потихоньку все приходили в себя, кто-то улыбался, а кто-то оставался задумчив и спокоен. В воздухе над фонтаном появился Гутора, сначала прозрачный он становился плотнее и мягко приземлился на портик.
  - Я чувствую, что почти все нашли свой путь. Почти все услышали её голос. Это похвально. Встаньте медленно, друзья, и соедините плотный круг. Подойдите ближе ко мне.
  Все встали и начали формировать круг, так получилось, что Рина оказалась рядом с Инессой и, взяв её за руку, больно сжала, прошипев сквозь зубы:
   - Какого Хладного ты пялилась на меня?!
   - Что?..?- девочка явно не поняла, в чем провинилась, но не успела разобраться, Гутор продолжил свой монолог.
  - Теперь, поделитесь с соседом тем, что получили сами. Так мы даем возможность тем, кто не расслышал Тэвиран, попробовать услышать её вновь. Держите глаза непременно закрытыми.
  Все сосредоточились и постарались следовать указаниям странного человека. Вот в голове Инны вновь, не так громко, но зазвучала та песенка, а слева послышался нежный шелест листвы. Но со стороны Рины не донеслось ничего. Девочка сосредоточилась, чем-то внутри она понимала, что тишина Рины неправильная. Знакомая сжала руку Инны ещё сильнее, а потом и вовсе со злостью выдернув её, видимо открыла глаза. Инна поняла это по вскрику, но не смогла пошевелиться, чтобы помочь, тело было во владении шелеста Мирового леса и её собственной песни, повторяющейся в голове, завораживающей.
  
  Бакула служил в Чертоге своего деда уже четвертое столетие, он знал обряды от "а" до "я", а так же по всем ольям. Вмешиваться в происходящее у Мирового Колодца запрещалось, поэтому он только стоял в арке и молча наблюдал. Вот прошел первый этап и настал второй - единения голосов, после него в редком случае драконы оставались не слышащими Мира. Но бывало всякое. На его памяти это шестой или пятый раз: крайне вспыльчивая по натуре юная драконица выдергивает руку из руки соседки и, притопнув ногой, открывает глаза. Она явно не могла услышать того, что услышали многие, видимо расстроилась. Но мастер-хранитель Гутора не зря сказал про открытые глаза. Если бы Баула не знал щитового чаровства, то стоял бы сейчас ослепленный. Конечно, девчонка вскрикнула и попыталась закрыть глаза руками, ослепило её знатно, до боли. Мужчина прекрасно знал, каково это, ведь сам давным-давно, когда ещё отец был хозяином Чертога, так же ослеп, заглядевшись на обряд. Глаза тогда резануло ярким белым светом словно лезвиями. Всхлипнув, девчонка повела руками, хватаясь за одежду соседей, потом схватилась за голову и тихо заскулила. Но через пару мгновений в удивлении замолчала. Да, на все воля Великого Дракона Создателя.
  
  Иоверин ослепило, глазам стало невыносимо больно, она попыталась их открыть, ухватившись за стоявших рядом, но сделала только хуже, застучало в висках. Она не видела ничего вокруг, в ужасе зажмурившись и схватившись за голову, девочка едва сдерживала себя, чтобы не заплакать. Тут, она обратила внимание на звук. Он начал появляться по нарастающей. Справа от неё словно трещал костер, слева, от той девчонки.. Инессы, шло тепло. И откуда-то изнутри головы, перезвон колокольчиков на ветру. Переливы мелодий инструментов, половины которых она никогда не слышала в своей жизни. Голоса птиц и людей и не людей, все гармонично. И необъятно. Она вздохнула полной грудью и выдохнула, сдержав вскрик удивления. Вот он, Тэвиран...
  
  Той девочке Бакула сразу вызвал дежурившего лекаря. С ослеплением Истинным Светом шутки плохи. Лекарь провел рукой над девочкой, он, конечно, как и все драконы, кроме её родни, не смог увидеть хитросплетений чаровских сил, но смог определить повреждения на энергетическом поверхностном уровне. Свет не успел выжечь жизненные силы зрения драконицы и та, к скорому времени должна была поправиться. Но глядя на неё, сидящую молча и полуулыбающуюся, Бакула понимал, что ей сейчас нет дела до своего зрения. Она сумела обрести нечто большее.
  
   Глава 9. Крыло на крыло.
  
   Ещё несколько дней Инна находилась в молчаливой задумчивости. Её никто не трогал, никто с ней не заговаривал и в глубине души она этому очень радовалась. При обряде произошло нечто такое, что она не смогла бы описать словами, но знала, что по разному, подобное переживал каждый, кто её окружает на сегодняшний момент. Кроме Корвуда, разве что. Сад на эти несколько дней "отходняка" стал её любимым местом, в беседку она перетащила пару подушек. Зачарованная бутылка с горячим чаем, книги - все теперь было здесь. Когда над усадьбой собирались тучи, Нейа простыми манипуляциями наводила на беседку отталкивающие чары, и ни вода, ни холод ей были не страшны. Служанка садилась рядом и занималась каким-то своим делом. Не иначе как бабушка попросила её приглядывать за Инной, но это не возмутило девушку даже в мыслях, как могло быть раньше. К концу третьего дня, наблюдая, как окрашенные в персиковые и золотые цвета высоко в небе плывут облака, за далёкие хребты гор, девочка оглянулась и, вдохнув поглубже, решилась на то, чем опасалась воспользоваться сразу после ритуала. Она протянула руку и внимательно вгляделась в бутылку перед собой. На обычной картине мира стали проявляться светящиеся нити, даже глаза закрывать не пришлось. Бутылка приобрела бледно-желтые вертикальные полоски от донышка к горлышку, эти полоски словно клетью удерживали тепло. Оказалось, что и оно имеет свой цвет. Любое свойство имеет цвет, перелив, движение..! Даже камни.
   Девушка отдернула руку, линии пропали. Вспомнилось, как в классе третьем она очень хотела быть каким-нибудь супергероем и считала, что обнаружив свои, хоть крохотные способности, будет неимоверно счастлива. Но что-то сейчас счастье никак не ощущалось, было непонятно и страшно. Когда ты всю свою сознательную жизнь считаешь, что подобное случается только в фантазиях, и вдруг обнаруживаешь, что это не так, внутри все переворачивается, и ты не знаешь чему верить. Если бы не одна она могла видеть нутро всего вокруг, эти нити.. Это же энергии? Она о чем-то таком слышала по телевизору, но никогда подобным не увлекалась и не считала нужным засорять такой информации голову. Были кровь, плоть и организм. Нужно попросить переправить ей из дома некоторые книги, самые толковые и понять, насколько её "видение" отличается от той же способности любого, видеть чары своей семьи. И как, кстати, тогда работают лекари? Они ведь как-то должны взаимодействовать с этими нитями? А сияние тепла или блеск холода, все цвета? Как бы ей со всем разобраться?
   Теперь руку она не вытягивала - попробовала сделать посыл, просто раскрыв ладонь и вновь линии, нити, цвета и сияния вернулись на свои места, существуя в своем режиме. Посмотрела на Нейю, что-то выписывающую из толстенного фолианта. Через неё и в ней тоже проходили и пульсировали нити, наверное, приглядись Инна ещё внимательнее, она увидела бы очень тонкие сплетения, но ей сейчас это было не к чему. Сжав кулачек, девочка вернула миру прежний вид.
   - Нейа, - она сама удивилась тишине своего голоса, но женщина её услышала и отвлеклась от своего дела.
   - О, вы быстро очнулись, сюри, некоторым нужна минимум неделя. У меня так было.
   Инна кивнула, значит сегодняшнее её состояние нормально.
   - Нейа, а как ты смогла первый раз перейти в.. состояние дракона?
   - Обернуться? Я .. ой, даже и не вспомню сразу, это было давно, - Нейа нахмурила брови, стараясь припомнить. - Меня, по-моему, что-то испугало. Щелк и я уже бегу на четырех лапах цепляясь хвостом за кусты. Мне было четыре года или пять.. Но вы ведь можете использовать круг! В усадьбе он есть.
   - А он разве может из человека в дракона перевести? - Инна никогда не задумывалась об этом.
   - Насколько я знаю, да, - служанка закрыла книгу и села к девушки ближе. - Но попросите бабушку вам помочь в этом. Родная кровь хорошо направляет при перевоплощение.
  
   - Ты готова?
   Магистрсса медленно начала свой путь вокруг камней, её легкое домашнее платье мягко шуршало по полу. Образ бабушки-наставницы сегодня изменился. В этот день она почему-то даже косу не собрала в пучок, и та просто была переброшена через плечо. Очень взрослая драконица, с сеточкой морщинок в уголках глаз, наверное, стала чуть ближе Инне. Хотя они все ещё знали друг друга слишком мало. На вопрос бабушки, стоявшая в центре круга в одной только белой накидке девочка, угукнула. Вот начали загораться камни один за другим, как в прошлый раз только в обратной последовательности. Вспыхнул последний, и Инна затаила дыхание. Вдруг тело словно разожглось. Кожу пронзили маленькие искорки, это было схоже с ощущением, когда на руку падает искра от бенгальского огня, только во всем теле и изнутри наружу. Даже вскрикнуть не получилось, раз, и она уже явно не человек. Нос явно удлинился, хотя смотреть было удобно как вперед, так и по сторонам. Вместо рук - когтистые пятипалые лапы в черной чешуе с красным переливом. Неуклюже обернувшись, она успела заметить красный кончик хвоста, когда за морду её поймали руки бабушки.
   - Стой-стой-стой! Ты мне весь круг разнесешь! - сури Маргель широко улыбалась. Похлопав внучку по бокам и велев замереть, отправилась к дальней стене, что бы нажать на рычаг и дождаться, пока камни утонут в полу. - Теперь выходи, но аккуратно.
   Послушавшись, мудрую женщину, Инна очень осторожно начала переступать ногами, о, это совсем не похоже на то, когда в детстве она вставала на четвереньки, показывая собаку. Лапы могли не только ходить, но и бежать, а ещё прыгать - последнее девушку забавляло особенно, так как хвост смешно шлепал по полу. Она даже смогла сесть на задние лапы, но встать не вышло - хвост пока не дотягивался до пола, чтобы помочь держать равновесие. Для того, чтобы внучка смогла рассмотреть себя лучше, бабушка, с помощью быстро сотворенных двух символов, в воздухе создала огромное зеркало на половину башенной круглой стены. Увидев в отражение длинношеего почти динозавра размером с хорошего коня, девушка замерла. Порадовало то, что она точно не была похожа на Корвуда: хвост и конечности были длиннее, а от лба к затылку тянулась черная с красноватыми зубцами, как обозвала её Инна, "корона", не говоря уже про цвет. В целом образ складывался почти знакомого по мифам дракона, если послушать или почитать сказания европейских народов. Но крыльев не было. Легкий костяной гребешок от затылка к кончику хвоста был, а крыльев нет. Вздохнув, дракоша повернулась к бабушке, та как ни странно, вздох поняла.
   - Крылья появятся чуть позже, когда вас будут учить летать. Но вот видишь! У тебя же получилось! А теперь вернись в круг, и мы сделаем из тебя человека, - посмеиваясь, она погнала внучку в центр башни. - На первых порах лучше не обращаться надолго.
   - Здорово было бы, если бы я ещё сама научилась обращаться.
  
   А через следующие три дня случилось то, чего Инна не хотела. С сумками и в сопровождение Нейи она стояла напротив дверей двухэтажного небольшого аккуратного домика, в котором ей, по словам бабушки, полагалось жить. Да ещё и не одной, а с компаньонкой, чтобы скучно не было. Проблема состояла в том, что всем драконам нужно было заселиться в общежитие на территории Чертогов. А из брошюры для поступающих, и вовсе следовало, что селиться не в общежитие не рекомендуется - это не способствует социализации. Из Инны вновь делали особенную и что-то подсказывало, что добром это не кончится. Почему ей нельзя в общежитие, Инне так и не объяснили, сказали, что это вопрос её безопасности. Хорошо, хоть сумела договориться с опекуншей, что эта мера только на первый год обучения.
   Позади раздался легкий хлопок, воспользовались порталом - видимо компаньонка прибыла. Обернувшись, Инна с удивлением обнаружила не очередную няньку. Вместе с сухопарым старичком на обочине тоже с сумками стояла та самая Иоверин. Вид у неё был растерянный. Заметив Инну, она кивнула и подошла ближе, девушка только неуверенно помахала рукой. Что вообще тут происходит?
   Старичок подчеркивая действие, передал Инне маленький свиток, развернув его, она прочла всего пару предложений.
   "Здравствуйте, Инесса.
   Ваша бабушка связалась с нами и предложила нам, на основании вашего знакомства с Иоверин, поселить вас вместе. Ей, как и вам, по определенным причинам, не стоит пока селиться в общежитии. Надеемся на вашу дружбу.
   Шиа и Тобиас Поли."
   Посмотрев через плечо, знакомая тоже успела прочесть послание и когда Инна на неё посмотрела, пожала плечами. Без слов они подошли к двери, она легко поддалась, даже не скрипнула и впустила новоявленных компаньонок в просторную прихожую, по обе руки тут же зажглись светляки, постепенно набирая яркости. Над головой в стиле китайских колокольчиков позвякивала прозрачными трубочками люстра, на неё тоже мерцали маленькие светлячки. Резной шкаф без створок принял плащи и небрежно брошенные туфли, оставив сумки в прихожей, девушки побежали осматриваться, Нейа со старичком тоже решили изучить жилище.
   Слева, через арку виднелась кухня, справа тоже через арку, но большего размера, можно было разглядеть гостиную комнату с креслами и диванчиком, где посередине стоял грузный деревянный стол на двух столбах-ножках. Вверх прямо из прихожей вела лестница, по ней девочки и взбежали. Второй этаж радовал высокими потолками и светлыми стенами просторного коридорчика. Двери слева и справа дружелюбно приглашали в личные комнаты, в каждой нашлась ванная. Да, если бы ванная была одна, они бы с Риной стали подругами далеко не сразу.
   - А неплохо! - подала голос из соседней комнаты приятельница, выглядывая в коридорчик. - Наверняка, лучше, чем в общаге.
   - Я бы и в общаге себя хорошо чувствовала, - возразила Инна, но решила не сориться в первый день. - Но ты права, и вправду удобно.
  
   Следующий день посвятили заселению и обживанию, своё место заняли различные мелочи, книги и посуда. Нейа и тот старичок, представившийся за ужином Огнедаром, поселились в небольшой двухкомнатной пристройке на заднем дворе, оставлять своих опекаемых сюри они не собирались.
   - Огнедар, а вы..
   - Да сюри? - проскрипел старичок, занимаясь подстриганием кустов недалеко от калитки. Инна решила присоединиться к нему после обеда, она всегда любила немножко возиться в саду. Даже дома во дворе у подъезда она развела небольшую клумбу - бабульки нарадоваться не могли. А вот ребята иногда думали подшучивать и получали за это.
   - А вы тоже дракон? Простите, что спрашиваю, но по рассказам бабушки выходит, что вы очень и очень древний дракон. - Ритмично щелкая ножницами, старик рассмеялся и пару раз кашлянул.
   - Ваша бабушка права, сюри, выгляди дракон, так же как я, он должен был бы быть о-о-очень старым. Но я не дракон. Хотя для человека живу уже много, - он остановился и тыльной стороной кисти почесал голову, задумавшись. - Кажется, третья сотня пошла. Это все господа Поли. Пускай, сур Тобиас иногда проявляет весьма скверный характер...
   - Эй! Нормальный у него характер! - рядом опять как тень появилась Рина, уперев руки в бока, она грозно уставилась на Огнедара, который через паузу все же продолжил недосказанную фразу.
   -...он отличный алхимик и мастер кузнечного ремесла.
   Рина убрала за ухо прядь почти белых коротких волос и закусила губу. Настроение у компаньонки оказалось переменчивым, мгновение назад готовая накинуться на старика с кулаками, Иоверин успокоилась и, ковырнув землю носком ботинка, убрала руки в карманы.
   - Папа иногда резковат, но он нормальный, не злой, и ценит своих работников.
   - Именно об этом я и говорил, сюри.
   - Я принесла вам перекусить. Мы сейчас с Нейей сделали, - девочка протянула тряпочный сверток, который сжимала до этого в левой руке. Инна с готовностью сунула в сверток нос.
   - О! Пирожки! Здорово, спасибо Рина!
   - На здоровье, - развернувшуюся было Рину, остановил старичок, спросивший, хитро прищурившись:
   - Сюри Иоверин, я надеюсь, пирожки были сделаны без чар?
   Обернувшись, девочка покраснев, пожала плечами и неуверенно улыбнулась.
   - За мной следила Нейа, а у неё с бытовыми чарами точно лучше, чем у меня. Сказала, есть можно!
  На этом поставив точку, девушка убежала в дом. Огнедар только покачал головой, но отложив ножницы, один пирожок взял.
   - Ну.. триста лет не свели старика в могилу. Надеюсь, что эти пирожки не будут последним, что я ем в своей жизни.
  
  Девочки встали за полтора часа до начала первых занятий. Путь от их дома до Чертогов составлял пятнадцать минут, так что компаньонки не торопились. Внизу в залитой утренними осенними лучами кухне, на столе они обнаружили завтрак и записку от Нейи.
   "Девочки, сури Осьмуш срочно попросила меня приехать к ней по важному делу. Завтрак чтобы съели весь! Буду или вечером, или следующим днем. Слушайтесь сура Огнедара, он мудрый человек!
   Ваша Нейа."
  Разлив по тарелкам ещё теплую кашу, и поставив на плитку, под которой уже проснулись саламандры, чайник, приятельницы в четыре руки соорудили бутербродов. Рина и Нейа, по примеру саламандр тоже начали просыпаться, ароматный чай (не иначе бабушка позаботилась, после того, как Инна попросила раздобыть обыкновенный черный) взбодрил и Иоверин понравился так же, как нравился Инессе. Обсудив напиток и разные его виды, у обеих настроение поднялось достаточно, чтобы идти на вводные занятия не угрюмыми, как выразилась Рина - вытьянками (Тоскующая душа непогребенных костей; "поющая кость" в славянской мифологии).
  - Надо умыться! Я в ванную быстренько ополоснусь и пойдем. - Рина вскочила с места и пошла наверх, Инна хмыкнула, она привыкла сначала умываться, плюс ко всему уже собрала все необходимые вещи, типа ручки и тетради.
  Некоторое время все было тихо, Инна допивала вторую чашку чая, примешивая для сладости меда, и читала Аталью - местная азбука крайне успокаивала и радовала тем, что девочка уже почти без медальона могла понимать буквы и даже говорить некоторые фразы. Потом сверху что-то грохнуло и ойкнуло, девочка заподозрила, что и то и другое сделала компаньонка. Отложив книжку, она решила подняться наверх и проверить, не убилась ли ненароком девушка в ванной. Инна зашла к ней в комнату, в ближайшем к двери углу находилась дверь в ванную, постучалась.
   - Рина? Рина ты живая там?
   - Все в порядке, ты только не входи! - из-за двери раздались приглушенные ойки и что-то вроде плеска воды. - Я сейчас!.. Я сейчас все поправлю! Честно!
   - Так! Рина, я вхожу!
  Инна потянула на себя дверь, и на ноги ей вылился поток теплой воды. Он унес с собой мочалку и полотенце, очень быстро и весело ручей потек из покоев Иоверин в коридорчик.
   - Что за черт? - девушка круглыми глазами проводила выплывающие из ванной рядком, словно утки, баночки с кремами и лосьонами. Посреди всего это безобразия по щиколотку в воде стояла Рина, кутаясь в наполовину мокрое полотенце. Чуть ли не рыдая, она затараторила.
  - Я только как быстрее хотела! Чтобы мы не опоздали!.. - Шмыг.- Я эту чару хорошо знаю! Но она почему-то не останавливается! - Шмыг-шмыг.
   - Попробуй её отменить! Она же питается от тебя, как и любая чара! - Инна подняла полы в бесполезном жесте спасти юбку от воды, чьи потоки только усиливались. - Прекрати реветь, иначе нас тут совсем затопит! Это же чаровство! Оно с эмоциями связано!
  - Ну что же де-е-ела-а-ать? - протянула приятельница, прижимая полотенце к себе сильнее и надеясь, видимо, что оно её защитит.
   - Думать! - девушка, как и в прошлый раз ещё у бабушки, сосредоточилась и посмотрела на происходящее своим особым взглядом. Все оказалось не так просто. Вода представляла собой не просто фоновые течения, как у огня или у ветра, когда Инна за ними наблюдала, здесь она сама была одним сплошным потоком силы. А стихии, они каждая в энергии равные, иначе был бы большой перекос в природе. Значит, Рина как-то подпитала воду.. и не от себя. От самой девушки шел только маленький желтый лучик, и он утопал где-то в воде так, что без владения чарами, Инна бы не смогла во всем этом разобраться.
   - Вот ведь! - она притопнула ногой и выбежала из комнаты. - Посмотрев на лестницу, ставшую водопадом, поняла, что если с неё устроит сплав, наверх уже вряд ли поднимется, поэтому забежала к себе (ковер в её комнате начало подмачивать, что вообще не порадовало) и, открыв окно закричала старику Огнедару. Он выходить не торопился, хотя Инна могла поклясться, что слышал её уже с первого крика.
   - Ну, уважаемый сур Огнедар! Ну, пожалуйста, выйдите!
  Все-таки дверь открылась и старичок, скрестив руки на груди, выбрался из своего жилища.
   - Ну чего кричишь, сюри? А спуститься нельзя? - заворчал он, задирая голову, чтобы видеть собеседницу.
   - У нас тут беда. Рина! Она с чарой воды не рассчитала и у нас потоп!
  Старик всплеснул руками.
   - Нет, вы только подумайте! А кто ей говорил ими пока не пользоваться?! Кто говорил сначала у учителей выучиться?? Вот один раз дом затопит, будет ей урок! А то все советы, как об стенку горох! Никакого уважения к старшим! - старик, гордо развернувшись и мотнув маленьким седым хвостиком волос, захлопнул за собой дверь пристройки и был таков.
   - Противный дядька, - фыркнув с раздражением, Инна закрыла окно. Пятками она почувствовала, что вода берет свое и действительно начинает затоплять весь дом. Отличный первый учебный день! Ничего не скажешь.
  
   Третий час пленницы водной стихии сидели в гостиной и ждали спасения хоть откуда-нибудь. Телефона аварийной службы этого мира Инна не знала, и к несчастью, совсем не умела пользоваться чарами. С очень виноватым выражением лица, изредка размазывая по щекам слезы, в такой же луже-бассейне сидела Иоверин, чьи белые с редким золотым отблеском волосы превратились в мокрые сосульки - Инна успела стянуть резинкой на макушке пучок. Не стесняясь, девочки открыли входную дверь и дверь запасного выхода, но воды меньше не становилось. А в моменты, когда Рина начинала причитать с большим усердием, и чувствовать себя еще более виноватой, поток с лестницы и вовсе превращался в Ниагарский водопад. Кое-где начала от сырости сыпаться штукатурка. Радовало хотя бы то, что приятельница решила побыстрее набрать ванну с теплой, а не холодной водой. Старик не показал из своего жилища носа и сидел там, как в ковчеге, и вода "всемирного потопа" к нему не затекала.. или он сделал так, что она не затекала.
  Угрюмо молча, девочка наблюдала, как из кухни начала выплывать посуда. Это в принципе нереально, но и вода ведь не совсем обычная. Кастрюля чуть раззявила свой клюв-крышку в сторону девочек и вместе с тарелками поплыла на выход. От пола начал отрываться стол, хотя воды и набралось всего по колено, ему точно было неуютно в новообращенном озерном крае. С улицы, сквозь шум вытекаемой воды слышались удивленные возгласы. На вопросы: "Есть кто живой?" и "Есть ли кто дома?" лично Инна не желала отвечать вообще. Со стыда сгореть можно! Хотя зачем сгореть? Можно же утопиться.
  - Ну, прости-и, - снова протянула Рина.
   - Рин, хватить ныть, рыдать, страдать и ещё чем ты там по-тихому занимаешься, - слишком спокойно ответила Инна, теперь наблюдая, как с лестницы вниз поплыли прикроватные коврики и пара носовых платков. - Лучше плыви на кухню и добудь чего-нибудь съедобного, у меня от голода уже живот крутит.
  Кивнув, Рина действительно почти поплыла, пересекая основной поток, она цеплялась за стены и её чуть не снесло в парадную дверь, но барьер был преодолен и в кухню она попала. Путь обратно девочка проделывала с узелком в зубах. Поток немного стих и она даже смогла почти пройти из кухни обратно в гостиную. Из узелка девушка добыла пару яблок, ножик, и батон местной колбасы.
   - Прости Инна, но хлеб весь промок.
   - Немудрено, - Инна хмыкнула и вгрызлась в яблоко, виноватая Рина села на подлокотник кресла рядом - сидушка уже насквозь промокла.
  Тихо опустился вечер, а затем и ночь, под непрекращающееся журчание воды оперевшись друг на друга, девочки уснули. Но до этого они предприняли тщетную попытку постучаться в домик с старику, однако тот не открыл и пришлось вернуться обратно. По идее, наверху должно было быть суше, поэтому, зевая и оскальзываясь, компаньонки все-таки забрались по лестнице наверх и пошли в комнату к Инне. Здесь воды было по щиколотку. Но уж точно не по пояс, как внизу. Стянув мокрое, и добыв более менее сухие вещи с верхней полки шкафа, они переоделись забравшись на кровать и укутались в одеяло. Лежать было тревожно. Поэтому, подоткнув подушки под спины, девочки уснули сидя.
  
  Следующее утро тоже было нелегким, но уже не таким грустным. За окном ещё не рассвело, когда своим криком барышень разбудила Нейа.
   - Это что ещё такое??! Тут сошел с ума водяной дракон?! Так дайте мне его сюда, и я быстро верну ему разум!! Сюри! Сюри! Где вы?!
  Девочки зашлепали босыми ногами по все такому же залитому полу.
   - Мы здесь! - Первой отозвалась охрипшим голосом Инна, она в сырых помещениях спать не привыкла и соответственно, заболела.
   Ловко используя чары, женщина отогнала от себя воду и начала подъем между двух потоков по хлюпающему лестничному ковру.
   - Что здесь произошло?! - Глядела служанка на девушек очень сердито, помявшись, Рина все же рассказала, как все было.
   - Верно вам, сюри Иоверин, говорили не пользоваться до времени чарами, а вы как маленький ребёнок! - Нейа отчитывала девушку, параллельно устраняя водную неправильную чару. Инна даже посмотрела, что женщина делает: первым делом она разорвала тот желтый лучик, что соединял компаньонку с потоком, потом уменьшила каким-то образом поток, а следующим шагом и вовсе развеяла голубую сетку, облепившую смеситель ванной. - И слышите, - сурово погрозила пальцем она, - я запрещаю вам пользоваться ими дома, пока лично не получу от ваших учителей письмо о вашей успеваемости. Увы, сюри Инесс, я уверена, что с чарами у вас лучше, но чтобы вашей подруге было не обидно, вы тоже не можете чаровать в доме.
   - Не надо! - спохватилась Рина. - Это же все я! Пусть, Инна может чаровать. Я не буду в обиде!
   - Ну ладно, - хмыкнула Нейа, уперев руки в бока. - Так, теперь надевайте что-то не мокрое, вам в Чертоги надо не опоздать. Кстати, вы вчера там были?
  Поняв по виноватым глазам, что нет, Нейа вздохнула.
  - Так, вот с этим сами разбираться будете и всем все объяснять тоже. Собирайтесь, спускайтесь вниз и к нам в домик, завтрак сделаем там.
  - А нас ста.. сур Огнедар не пускает, - робко протянула Рина, женщина закатила глаза
  - Ох, ну это же ясли какие-то драконовы! Одевайтесь живо! И вниз. А я пока с суром поговорю.
  После некоторых уговоров, старик все же пустил девочек в пристройку, и Нейа усадила их за маленький угловой столик. Ели девочки молча, особенно старалась быть незаметной Иоверин, даже оделась невзрачно. Пока она дожевывала пирожок, запивая чаем, её соглядатай сверлил её взглядом так, что Инна боялась, как бы её мисс катастрофа не подавилась завтраком.
  
  Чертоги встретили девушек шумными компаниями, дымом, паром или сильным ветром - смотря, кто с чем баловался. Инна старалась не выдавать своего эстетического шока, но с жадностью смотрела по сторонам, постройки огромных размеров были столь же изящны, сколько мегалитичны. Окна и сквозные коридорные проходы и двери своими контурами рвались вверх, но крыши, по кровле украшенные орнаментами, оставались плоскими. А все что под крышами - колонны и стены, напоминало о небе, стоило просто на них посмотреть. Сразу как компаньонки вошли на территорию, направились по широкой аллее вперед, план Чертогов установленный перед входом в каменной раме говорил, что здание администрации именно впереди.
  Насквозь миновав аллею, девочки спешно вышли к каменному строению, стены которого могли бы - посмотри на них с высоты - напомнить лучи, скорее всего лучи звездные. А от центра "звездного" здания вверх рвалась башня, чьи стены состояли из множества граней. Они ещё блестели на осеннем солнце. Верхушка башни имела площадку с четырьмя башенками (Инну почему-то так и потянуло забраться на неё и посмотреть на территории Чертогов с высоты). Мимо пробежала стайка чем-то встревоженных девушек, за ними пара парней постарше. Кто-то выкрикнул: "Опаздываем!" и Инна с Риной прибавили шагу. Ажурный, рвущийся, как и оконные рамы, портал (прим. портал - архитектурный элемент оформления входа в здание в готике), без труда пропустил их в прохладу широкого коридора, больше похожего на галерею - везде украшенные синими или лиловыми гардинами, висели картины, видимо заслуженных и именитых личностей Чертогов. Его девочки почти пробежали и, притормозив, остановились в ещё одном коридоре, дугой предлагающем свернуть влево или вправо, а впереди большая двустворчатая дверь .
  - Что-то мне подсказывает, что нам туда.
   Рина осторожно подошла ближе и дернула ручку одной из створок, та поддалась. Послышался негромкий гул голосов, а из проема в коридор вылился на пол теплый свет.
   - Заходите, чего стоять? Или вы любите опаздывать на занятия?
  Кто-то легко подтолкнул в спину, предлагая войти, она оступилась и этому "кому-то" пришлось ещё и подхватить её под локоть.
  - Ну чего же вы, сюри!
  Она, наконец обернулась и не смогла удержать улыбки.
   - Лустин?
  - О! Какие люди, сюри Инесса! - он тоже улыбнулся, но подталкивать ко входу девушку не перестал. - Проходите скорее, через десять минут начало занятий, а вам ещё добежать надо.
  - Ты его знаешь? - Рина заинтересованно оглядела парня, пропуская Инну вперед.
   - Да. Мы, наверное, можно сказать.. друзья.
   Лустин утвердительно кивнул и прошел следом. Здесь было просторно, высокий круглый потолок, который по центру залы пронизывала очень красивая, металлическая винтовая лестница. Большие окна, занимавшие почти все пространство стен, давали очень много света, плюс, во множестве в воздухе витали крупные светляки. А ещё вспыхивали саламандры, шуршали бумаги и вроде бы даже чьи-то крылья. Про предметы, летающие под потолком от пункта "а" до пункта "б" вообще уже нет смысла говорить, Инна только удивлялась, как они не сталкивались в воздухе? За просторными столами уже вовсю занимались своими делами драконы, но кое-кто все же сидел на диванчиках у окон.
  - Говорите скорее, зачем пришли и я вам помогу, чтобы не опоздали.
  Инна прихлопнула в ладоши и с улыбкой затараторила.
  - Спасибо, Лустин! Просто так вышло, что нас вчера.. - тут она замялась и покраснела, бросив короткий взгляд на Рину, тоже приобретшую пурпурный оттенок, - нас вчера не было и у нас ничего нет, ни расписания, ни карты местности, только буклет для студентов. Мы даже в какой подгруппе первого года не знаем.
   - Ну вы дае-е-ете. - парень присвистнул, но цапнув Инну за руку, потащил её между столов. - Ладно, это вам к руководителю первого года, мне, кстати, тоже к нему надо. У него и карты и списки и расписание.
   - А тебе зачем? - стараясь поспевать за другом, Инна вцепилась в его руку покрепче и вовремя пригибалась, когда какой-то предмет ли существо летели слишком низко. Рине оставалось только не отставать.
  - Все тебе знать надо, сюри Инесса, - хмыкнул он, но "тайну" открыл. - Меня назначили Наблюдателем одной из подгрупп первогодок, бегу забирать документы и задания, - сказано было не без гордости, девочка улыбнулась, ещё что-то спросить ей не хватало воздуха, они едва не бежали между столов. Тут он резко затормозил и девочки врезались в его спину. Недовольно сопя Рина отступила в сторону и встала у большого, аккуратно заваленного стопками бумаг, стола, а Инна, увидев столько макулатуры, взгрустнула по великой силе бюрократии - этот мир она тоже не миновала. Руководителя от остальных работников отделяли две "ширмы" из высоких книжных шкафов. Он сидел, склоняясь над какими-то бумагами, и что-то тщательно выписывал перьевой ручкой.
  - Сур Драак, - несмотря на то, что компания торопилась, Лустин постарался обратить на себя внимание негромко, но четко, делая ударение на вторую "а". - Я Лустин Прямокрыл, вы приглашали меня прийти сегодня утром за бумагами.
  - Да-да, - пробурчал мужчина, не отрываясь от своего занятия и не поднимая черноволосую голову. - Возьмите на второй тумбочке справа, я пометил бумажкой вашу стопку.
  Парень, пожав плечами, подошел к тумбе, на которую небрежно пахнул рукой руководитель, кипа на ней была внушительная, но вздохнув, он взял груз. Все так же не оборачиваясь, мужчина ровно заговорил, словно давно заучил инструкцию.
  - В данных документах есть положение о ваших правах и обязанностях, инструкции к разным ситуациям, графики , будут вопросы, присылайте саламандру или заходите сами. Ваша группа.. кажется, семь. Да. Семь. Посмотрите их расписание на сегодня и после второго занятия вам нужно представиться подгруппе и познакомиться с ней.
  - Э-э-эм-м.. - Лустин немного растерялся: придерживая подбородком стопку бумаги слушать руководителя - дело не простое.
  - Что-то ещё? - мужчина все-таки поднял глаза, оказавшиеся ярко-желтыми. Хищник, не иначе, но мирный.
  - Тут девушки, они вчера не смогли прийти на занятия, первогодки.
   - Понятно, - сур Драак холодно взглянул на девочек, так что им захотелось отступить, но они только потупили взор. - Что ж, за второе опоздание, следует взыскание и наказание, на усмотрение Наблюдателя подгруппы. На будущее. Ваши имена и род.
  - Иоверин Поли.
  - Инесса Осьмуш или Пламенная..- девочка удрученно вздохнула. - Я даже не знаю, под каким именем меня записывали.
  Сур руководитель слова девочек, никак не прокомментировав, все с таким же безэмоциональным выражением лица, щелкнул пальцами и появившиеся две саламандры начали с огромной скоростью перебирать документы, так аккуратно, что Инна невольно их сравнила с машиной, которая быстро считает в банке деньги. Меньше через минуту они остановились, и список из кипы плавно опустился в руки мужчине. Он хмыкнул, и даже улыбнулся уголком рта.
   - Сама судьба вас свела, сур Прямокрыл. Эти леди теперь под вашим надзором. Лучше, чтобы через пять минут, к звонку они были в нужной учебной зале. Вот вам первое задание. Всего хорошего.
  Им явно дали понять, что разговор окончен. Лустин прихватил папки и бумаги удобнее и направился обратно вдоль таких же "контор" из шкафов или стеллажей и столов. Обратно они дошли быстрее, чем туда, чему обе девушки удивились. Может тут замешано какое-то пространственное чаровство?
   - Так. Инесса, возьми сверху этой стопки листочки. Это расписание на первый месяц ваше. Смотри второй учебный день и побыстрее.
  К поискам присоединилась Рина, она то и нашла нужный день и время.
   - Зал 19, занятие Межмировый Силы. Что это такое?
   - Вам все там расскажут, - если бы Лустин мог, то непременно бы отмахнулся. Он открыл дверь спиной и кивнул, когда Инна придержала створку, дальше он очень быстро, большими шагами покинул странное здание и резко повернул налево. - Сури Филиппа та ещё.. нужно поторопиться.
  
  Чертога Учебных Зал, как его назвал Лустин, они толком и не рассмотрели, влетели в ажурный каменный проем, дальше пробежали по широкой лестнице, покрытой темно-синим ковром, и повернули в левую галерею.
   - Вот 19-й зал, постучитесь и войдите. Должна вроде пустить...
  - Но ведь ещё не было звонка на занятие, - Рина посмотрела на парня непонимающе и исподлобья, тот вздохнул, в сотый раз, поправляя ношу.
  - Просто постучите. И до второго занятия.
  
  Стук вышел очень громким и гулким. Дверь в зал скрипнула и открылась вовнутрь, приглашая войти учениц, а за их спинами, будто сердито, хлопнула. Женщина, цепким и неприязненным взглядом охватившая прибывших, девочкам совсем не понравилась. Она была низкого роста, худая, наверное, почти до анорексии, но волосы собраны в пышную прическу из нескольких кос. Острый нос надменно вздернут, руками сжимает столешницу. Кажется, что ещё немного, и она кинет в них столом.
   - Не иначе, костяной дракон, - у Рины шепотом вырвалась мысль. Слишком громко. Остановить её Инна не успела. Начало великому противостоянию было положено.
  Женщина, вернее, сури Филиппа, из маленькой драконицы превратилась, словно в грозную, метающую молнии, тучу. Это она ещё никакой чары не применила.
  - Вы все-таки решили появиться на занятии, юные сюри? Не говорите. Среди вашей группы только вы вчера не были на двух часах лекций. А сегодня ещё позволили себе опоздать.
  - Но.. - Рина попыталась возразить, но Инна наступила ей на ногу, призывая замолчать, счет был явно не в их пользу. - Садитесь. И чтобы ни звука. После лекции получите штрафные задания.
  Тихо выдохнув, почти с облегчением, компаньонки сели за третью парту, как можно дальше от преподавательницы, но в то же время, чтобы не выделяться из толпы. Конечно, они ловили на себе неприязненные взгляды. Мельком осмотревшись, настроение Инны упало ещё больше. Она увидела её, ту скандальную невоспитанную особу, требовавшую свои кнальцевые палочки и привязавшую Инне стойкую нелюбовь к этому десерту.
   Сури Филиппа как раз обратила внимание на неё, и голос женщины чуть поменялся, приобретя писклявые нотки.
  - Дорогая Алибина, пожалуйста, напомните отстающим, - взгляд в сторону третей парты, - что было нами пройдено вчера.
  Алибина..от того, как произнесли имя этой особы, Инну едва не передернуло. Ударение на второй слог, высокие фальшивые тона.. Ж-ж-жуть. Но Алибина вниманию обрадовалась, приосанилась и с деловым надменным видом начала. Подражая, видимо, теперь и навсегда, любимой наставнице, она тоже запищала и только громадным усилием воли Инна не закрыла себе уши ладонями (чтобы хоть как-то сбавить децибелы).
  - Существует три основных силы, влияющие на связанные друг с другом два наших мира, это Смерть, Деньги и Любовь...
  Когда прозвенел мелодичный колокольчик, все первогодки начали выходить из зала, специально не обращая внимания на новеньких и незнакомых девочек. Они же, почти как на казнь отправились к столу сури Филиппы. Впрочем, она без особых слов, кроме завуалированного "комплимента" их умственным способностям, ничего не сказала. С дополнительными заданиями и штрафом - внеплановая уборка зала Межмировых Сил, они ушли.
  - Ведь интересный же предмет, есть в нем что-то такое.. важное. Но почему его ведет она? - Инна шла к следующему залу, ориентируясь по карте, выданной им по пути в Чертог Лустином. Ей действительно понравился материал и идея предмета, но преподаватель вызывал большие сомнения в том, что у Инны вообще когда-нибудь будет по нему хорошая успеваемость.
  - Да, ну! - Рина вышагивала рядом, иногда тоже заглядывая в карту и на бланк расписания. - По-моему бред.. Три основные силы, угли тухлые какие-то! Сил ведь больше!
  - Спорить не буду, каждому свое.
  - А эта швабра?! Это же не справедливо! - девушка даже остановилась, они оказались между залами у закутка, где оборудовали уголок отдыха. Она с готовностью плюхнулась в кресло, недовольно скрестив руки.
  - Она преподаватель, она в своем праве..
   Инна села рядом, пожала плечами и продолжила изучать схемы строений, то, в которым находились они, напоминало огромную четырехпалую лапу дракона.
  - Мы пришли до звонка! Это неправильно! Она должна быть справедлива!
  - Мне тоже не нравится, но спорить с преподавателем.. это странно.. лучше уж попробовать выучить её предмет.
   - Зуб ей деревянный, а не выучить! Вот ещё! Я должна уважать человека, чтобы учиться у него! А ты к ней подмазаться хочешь?! - Рина просто почти наяву полыхала негодованием, серые глаза блестели и, девочке показалось, что она даже увидела в них огонь.
  - Хватит мои фразы переворачивать! - Инна встала, оправила юбку и вновь взглянула на карту. - Я иду в зал. Не хватало мне ещё и на следующее занятие опоздать.
  
  Все из группы сидели уже ближе к столу учителя, так что девушка заняла второй стол во втором ряду, достала ручку с тетрадью и принялась ждать. В голове одна за другой вяло плелись мысли: учеба, это так захватывающе... Из тягучей патоки невеселых рассуждений Инну вырвал голос той самой девчонки. Оказывается, голос у неё вполне нормальный, но было бы ещё что-то путное на уме. Она обернулась в пол оборота и окинула девушку презрительно-насмешливым взглядом.
   - Говорят, на Вороновой равнине некие особы болото развели, - посмеиваясь, начала она, изящно сложив свои ладошки.
   - Значит ты теперь Повелительница Лягушек?
   - Точно так же, как и ты - Самая Умная.
   - То есть, тебе нравится? - Алибина удивилась и аристократично вздернула бровь, Инна только хмыкнула, выводя на листе аккуратные завитушки в углу.
   - То есть, это невозможно.
   - Значит, квакушка, стало быть, ты самая умная? - зашипела она, изменив своему язвительному настрою.
   - Ты прости, конечно, но это уж точно не ты, - звонко ответила Иоверин не глядя на Алибину и присаживаясь рядом с Инной, с шумом водрузила сумку на стол.
  - Ты, низшая, вообще со мной говорить не смеешь! - Инне, наверное, показалось, но в безупречной прическе оппонентки зашевелилась пара прядей, а зрачки сузились. Но Рина оставалась на удивление, спокойной, и все так же занимаясь своими делами, держала ответ.
  -Указ от сотого года Нового Мира утверждает обратное. К тому же, я из Средней аристократии. А за вызывающее поведение, я могу призвать тебя к поединку. Хотя бы в Крыло на Крыло!
  Алибина ответить, увы, ничего не успела, в зал стремительно вошел Лустин, успевший переодеться. Темно-зеленая одежда развивается сзади, глаза блестят, как аквамарины, может, волнуется?
   - Добрый день, седьмая группа. Я сур Прямокрыл и с сегодняшнего дня я буду вашим Наблюдателем. Все знают, что это значит? - он больше обычного тараторил и слегка трепал руками свиток, который с собой же притащил. На вопрос Лустина все ребята промолчали, тогда юноша, качнувшись с пятки на мысок и вдохнув, решил пояснить.
  - Со всеми возникающими вопросами по учебе можете обращаться ко мне, с проблемами в группе тоже. Я никому и никого не выдам. Всю информацию о расписании и мероприятиях Чертогов тоже можете узнать у меня. Вы назначили помощницу группы?
  Алибина тут же вздернула носик и, вытягивая окончания слов, торжественно объявила главной себя. Лустин смерив её взглядом, кивнул и вытянул из папки несколько бумажек.
  - Записывайте отсутствующих, давайте учителям для заметок, сами не пропускайте. И помните, что вы должны быть примером.
  Инна смотрела все происходящее как на неизбежное зло. Будь она на первом занятии, то уж точно не эта "аристократичка" стала старостой.. Функции на неё возложили те же, так что она называть будет все своими именами.
   - Она главная? Ну, вообще.. Почему не ты? - рядом послышался тихий возмущенный шепот Рины. Инна еле уговорила себя не зарычать на компаньонку, ответила сквозь зубы.
  - Вероятно потому, что меня не было в первый день.
   - ...вот вам первое задание Алибина Крушар, запишите желающих на отборочный тур игры Крыло на Крыло среди групп первого года. Настольной игры, разумеется. Да, записаться может любой! Через две недели я проведу игру в группе, а через три будет отборочная! На этом все!
  Парень, подхватил папку и свиток и быстрым шагом вышел, скорее всего, тоже спешит на занятие. На пороге Лустин встретился со среднего роста мужчиной, поздоровавшись с ним, он вышел не задерживаясь. Мужчина же занял его место.
   - Моё имя Светорад Сайбиель, можно без приставки сур, ибо я не принадлежу к числу драконов.
  Приглядевшись к нему, Инна тихо охнула, действительно: острые уши, мягкие черты лица и глубокого сапфирового цвета глаза. Алибина и девочка, сидящая рядом с ней, едва скривили аристократические моськи, другие были удивлены не меньше Инны, кто-то оставался почти невозмутим.
   - Эльсиотоны нынче редкость в этих краях, уже почти четыреста лет границы Аркаума на замке. Но я здесь оказался раньше.. и, решил остаться до поры,- он спустился с кафедры так аккуратно, что не издал ни звука, длинные волосы цвета вороньего глаза в его прическе не шелохнулись, только почти бесшумно шуршала ткань мужского платья. Заложив руки за спину, Светлорад медленно пошел вдоль столов. - Ваша презрительность, сюри, неуместна, - сказал он, слегка нагнувшись к Алибине, потом выпрямился и вернулся к доске. - Несмотря на то, что я некоторым здесь не нравлюсь, это не должно влиять на вашу успеваемость. - Мужчина сделал замысловатый жест пальцами и на огромной доске начали вырисовываться золотым теснением слова: "Дисциплина: Чары. Раздел I. Бытовое чарование."
  Инна с готовностью принялась записывать, Иоверин застонав, тоже взялась за перо.
  Этот предмет заинтересовал девочку, как и все другие, про которые она успела хоть и немного, но почитать, пока жила в усадьбе. Но читать, это одно, а пробовать на практике, совсем другое. Учитель Светорад каждого из группы заводил в круг размером с уличный люк в мире Инны, а после просил показать, что дракон умеет. Инна честно ответила, что умеет только видеть чары (уточнять, что это могут быть чары любого, находящегося в зале, не стала) и все. Он, задумавшись, кивнул и попросил попробовать "посмотреть", предупредив, что она увидеть не сможет, но, тем не менее, он засечёт её силовой фон. Его волшба отличалась от драконей, хотя по тонкости нитей была схожа с бабушкиной. Нити сплетались в ленты и узоры так, что было трудно понять, какая откуда и куда протекает, они вились змеями и замедлялись либо снова увеличивали скорость своего движения. Девушка даже залюбовалась пляскам золото-зеленых потоков. Поэтому, что её окликают, поняла не сразу.
   - Спасибо, сюри, присаживайтесь на место, - взгляд при этом у учителя был весьма озадаченный.
   - А квакушка немного тупенькая.. - донесся едкий смешок от компании "аристократичек".
  - Иди в круг, остренькая, - хмыкнула девушка и вернулась за свой стол. Где после своей проверки сидела поникшая Рина, у неё тоже ничего не вышло с показательным выступлением.
  Следующие два мальчика вышли почему-то вместе. Карамельные волосы до плеч, миндалевидные глаза, улыбаются, уверенности хоть отбавляй. По очереди они вставали в круг, и началось то, чего никто не мог от них ожидать. Первый юноша создал огненного змея и заставил его стереть с доски надпись губкой. Довольно улыбаясь, он вышел и замер, игнорируя предложение занять свое место. Значит с братом они все время ходят парой. Второй юноша сотворил пару жестов и с потолка не долетая до голов одногруппников пошел сильный ливень. На определенной отметке превращаясь в пар. Потом ливень собрался, тоже в змею и юноша заставил её огненными всполохами написать всю фразу почти в точности, как она выглядела до того, как её стерли. Ребята замерли в полной тишине. Это был далеко не первый год обучения и даже не четвертый. Но учитель оставался спокоен.
   - Похвально! Даже очень похвально. Ваше рвение изучать боевые чары оправдано, несомненный талант! Но, молодые люди, бытовые чары надо все же отшлифовать. Мы займемся с вами отдельно, я переговорю с суром Драак и мы составим вам расписание с поправкой.
   Мальчики учтиво кивнули и сели, однако не на прежние места, а рядом с Инной и Риной.. не иначе им либо что-то нужно, либо они что-то задумали. Лично Инна насторожилась, хотя Иоверин даже помахала им ручкой.
  Алибина со всем имеющимся у неё величием вошла в круг и, дождавшись сигнала учителя, сложила пальцы в жесте. Сначала ничего вроде бы не произошло.. потом раздался гул, а в следующую секунду в залу вбежали саламандры. Маленькие, вертлявые саламандры из тех, кто доставляет сообщения и небольшие посылки. Со счастливым писком они бросились к девушке. Непоколебимый учитель слегка улыбнулся, в то время как половина ребят засмеялись в голос. Редко увидишь такое полчище настойчивых ящерок.
   - Вероятно, сюри Алибина перепутала жест призыва чары. В двух местах.
  Пока радостные земноводные с огненными хвостиками пища облепляли призвавшую, Светорад пояснил, что мизинец нужно было прижать к ладони, тогда графема огненного слуги стала бы графемой птички. А указательный же и большой пальцы следовало не складывать в кольцо, а просто собрать в полу-крючок и вместо сотни птичек, в данном случае, саламандр, прилетело бы три. Ещё секунд десять полюбовавшись занятной картиной, эльсиотон все же сжалился над ученицей и развеял чару легким дымом.
  Униженная Алибина тем не менее с абсолютно ровной спиной вернулась за свой стол, при порыве ветра от неё слегка веяло "изысканным" ароматом подпаленных волос.
  Несколько ребят показали чары восстановления разбитой вещи, кое-кто вырастил цветок, но больше эксцессов вроде близнецовых и Алибиненного не было. С улицы грянул колокол и когда его звук стих, учитель Светорад кивнул ученикам и объявил, что на сегодня занятия закончено. Инну и близнецов, а так же Рину он задержал у самого порога.
  С каждым он переговорил в стороне, Инну придержал напоследок.
   - Сюри, я очень озадачен вашим талантом. Это же э'яльи? Ваша суть? - спросил он почти шепотом, девочка только кивнула, не понимая, к чему клонит мужчина. Он словно ушел на несколько мгновений в себя, взгляд расфокусировался. А вернувшись, сжал ладонь девушки, словно хотел подбодрить. - Я сохраню вашу тайну, и с вами мы будем заниматься тоже отдельно. Я понимаю, почему вы мне сразу не сказали... Это сложно, но вы и дальше постарайтесь скрывать свой э'яльи. Лучше никому не знать, пока это возможно, - руку Светлорад все же отпустил, но взгляд его не стал менее беспокойным. А потом вдруг прояснился. - А ещё, девушка, я советую вам принять участие в игре. Поверьте, вы найдете своему таланту там применение!
   - А это не жульничество? - Инна, уже немного знакомая с правилами игры недоверчиво прищурилась.
   - Нет, сюри, это тактика! - Улыбнулся он, складывая руки на груди. - И использование всех имеющихся ресурсов!
  
  На выходе из залы у высокого окна её уже ждали. Кроме Иоверин там стояли те самые близнецы, не дав ей хоть что-то сказать, они по очереди сделали шаг вперед, коротко кивнули и представились. Первого юношу звали Цветозар, и когда он оказался ближе, Инна разглядела тонкий шрам на его щеке, хоть так его можно будет отличить от брата. Второй юноша почти копия первого однако, к удивлению Инны представился Ценимирой.
   - Постой.. значит, вы не братья? - изумилась она, пытаясь разглядеть в деталях сначала одного, а потом другого. Новая знакомая звонко рассмеялась, и на её щеках появился румянец, не переставая веселиться, она взяла двумя руками ладонь Инны.
  - Нет! Хотя так многие считают и нам это иногда даже на руку.
  - И вы по этому в одинаковом ходите? Одежда, прическа? Даже сумки..
  Парень поправил сумку на плече и кивнул. Оглядев их, девушка прищурилась, она понимала, что скоро начало последнего занятия, но все же, стоило все прояснить до конца.
   - А почему вы решили начать общаться со мной и Иоверин?
  - А ты, значит, хочешь нам предложить общество Повелительницы Саламандр? Уж лучше с Властительницей лягушек! - юноша подмигнул и направился к выходу, его сестра двинулась за ним, а девушки ускорили шаг, чтобы не отстать.
  - Я же даже лягушек призвать не смогла... - хмыкнула она и перевела взгляд на компаньонку. - И Рина тоже, - Иоверин насупилась, но спорить не стала, на этот раз ответила Ценимира.
   - Да в таланте ли дело и в том, что вы смогли или не смогли показать? Покажете потом. Она противная какая-то.. слишком много значимости! Боимся ослепнуть. В лучах её сиятельства.
  Ребята вместе вышли из небольшого коридора в широкую галерею, от которой ответвлялось множество таких же коридоров. На стенах между рвущимися вверх окнами висели гобелены и картины с изображениями драконов в полном или частичном обличие, различных сюжетов истории и пейзажей значимых мест. Двойняшки переглянулись и хором выдали: Знаем каждый закуток.
   - Это вы о чем? - Рина вклинилась между Инной и Цветозаром.
  - Мы знаем каждый закуток в этом крае, - пожав плечами, ответил он и первым вместе с сестрой влился в толпу учеников снующих из коридора в коридор. Инне подумалось, что здесь явно не хватает лифта: между этажами и коридорами в хаотичном порядке было понатыкано множество лестниц. Рина всю дорогу до следующего зала прибывала в задумчивости, пытаясь разгадать, что же хотел сказать Цветозар, а Инна старалась запомнить если не каждое, то хотя бы многие лица встречающиеся на пути. Детали, колонны и витражи разноцветных ящерок-саламандр появляющихся и исчезающих, диванчики для отдыха и книжные полки, за которыми тоже иногда были лестницы. Часто попадались молодые драконы и девушки с прическами, как и у близняшек с Риной до плеч и разноцветными волосами, у парочки странных индивидуумов Инна успела заметить три парящие перед ними книги, в них они заглядывали поочередно. По углам рассовались второгодки и показывали чары, периодически что-то шипело или искрило или вдруг лилось кому-нибудь на голову.
  - Вот это бедлам.. - протянула девочка, уже панически боясь отстать от приятелей - одна она пока в этом бардаке не выживет.
  - Бывает хуже, - хмыкнул Цветозар. - Кстати, - он увернулся от огненного шара, - вы тоже пойдете в команду?
  - Я пока ничего не умею вообще. Об этом рано думать, - Инна пожала плечами, давая дорогу очень стремительному дракону в зеленом плаще.
  - А мы думаем, что кое-что ты уже умеешь, - возразила Ценимера.
  - Давайте потом это обговорим, занятие через пять минут, - девушка ускорила шаг,прижимая плотнее сумку, чтобы её кто-нибудь ненароком не сбил.
   - Уже пришли, не волнуйся, - Рина распахнула дверь под номером два и пропустила всех вперед. - Ну, потом, так потом - шепотом добавила она, пожимая плечами.
  Девушка насторожилась.. и что её новоиспеченные одногруппники могли узнать?
  
  Обратно к дому компаньонки добирались вместе с Лустином, который под язвительно-презрительные взгляды Алибины и её свиты, предложил проводить девочек, заодно прояснив пару моментов.
  - Так, - замявшись, Лустин все же начал разговор, как только они вышли из-за ворот Чертогов и отправились к деревне вниз по дороге. - Инна, мне... передал Совет Мастеров, что.. только спокойно.. что тебе запрещено заниматься полетами,
  - Что? - она даже замерла на дороге. - Но я ведь никогда не летала, как мне научиться? И почему мне запретили? Что, бабуля боится, что я разобьюсь?! - в завершении девочка почти кричала, глобальная опека бабушки начала становиться проблемой. - И как я буду играть в игру?!
   - В крыло на крыло? Это настольная игра, не волнуйся. Прости, мне не сказали причины, но почему-то запрещено.
  - Да что ж это такое?! Нельзя мне сразу все объяснять??
   Инна рассердилась не на шутку, слушать отговорки Лустина или слабые оправдания действий бабушки от Рины она не стала, до дома осталось немного, и девушка решила пробежаться. Влетев в прихожую раньше остальных, она вихрем промчалась по жилищу и нашла Нейю на верхнем этаже, приводящую в порядок как раз её комнату.
   - Я сейчас же отправляюсь к магистрессе! Нейа, скажи, пожалуйста, где она.
   - Что стряслось? - изумленная служанка с оторопью оглядела разбушевавшуюся подопечную.
   - Меня достало то, что мне ничего не объясняют, но все за меня решают! Я учиться нормально не могу! Летать мне запретили, с моими чарами тоже что-то странное! Пусть сразу все расскажет!
   - Инесс, сюри Инесс, пожалуйста, успокойтесь. Я не могу вам помочь, сури Маргель сейчас слишком далеко, туда только в несколько порталов добраться можно, а это вас очень вымотает. - Нейа усадила девушку на кровать. - Потерпите неделю, я сразу сообщу вам, что она недалеко и ей, что вы хотели её видеть.
   Дальше успокаивать Инну подоспели Лустин и Рина, втроем с Нейей они уговорили её пока никуда не ехать. Придя к консенсусу, женщина переключилась на еду, а Лустин, чтобы отвлечь девушку от грустных мыслей, развернул игру и призвал её на поединок.
   - Играть ты сможешь, так что лучше не бегать по горам, а потренироваться, - резюмировал парень и выставил фишки на поле. Первая тренировка началась.
  
   По началу, Инну совсем не манила другая деятельность, кроме своих мыслей, но когда друг провел рукой над игровым полем и в центре поля воплотились два дракона друг против друга, она не удержалась и подсела ближе.
   - Корвуд неплохо объясняет правила, но я знаю об игре больше, - Лустин усмехнулся , наблюдая за реакцией девушки, а в ближайшем кресле, жуя бутерброд, утроилась Иоверин.
  - Как ты это сделал? - выдохнула, наконец Инна, подавляя желание потыкать в драконов пальцем - они как живые шевелились, трясли головами или расправляли крылья.
   - Это модифицированная игра, иллюзия очень хорошая, но не нужно быть большим иллюзионистом, чтобы активировать чару, она написана сзади.
   - Правила те же? - она цапнула несколько красивых карточек, чтобы рассмотреть.
   - Да. Мы все так же ходим фигурами по клеткам вокруг основной арены. От двух до шести команд, где от трех до шести человек, на каждую своя фишка, но карточка дракона дается каждому игроку, - юноша постучал пальцем как раз по той, которую изучала Инна. - В этой карточке сказано, какого облика, стихии и линии чар должен придерживаться игрок. Команды ходят по кругу, но кому и сколько шагов сделать выбирают не они, а вот эта штука, - Лустин вытащил из специального мешочка камешек, подбросил его, и тот превратился в двойную желтую сферу, внутри неё были видны разноцветные всполохи. - Крылья начинают игру, - сказал он четко, и сфера медленно закружилась. - Определим очередность команд.
   Сфера начала мерцать голубым, а через несколько секунд внутри неё высветилась фраза: "Первым летит Синий дракон. Три клетки вперед".
   - Гляди, тебе предлагают первый ход, - парень указал на синюю фишку, лежащую на стартовой площадке, девочка пожала плечами и выполнила указание. - Теперь возьми две карточки из колоды крыльев, это - твой бонус в сражении с определенными параметрами, на первом ходе все берут по два, дальше зависит от того, что решит сфера, иногда она может лишить участника крыла, посчитав, что он и так слишком сильный.
   - Но это же странно.. неправильно как-то, - девушка помотала головой, она играла в несколько игр дома и в них все было довольно просто - нужно стремиться к тому, чтобы стать самым сильным.. или умным, а тут.. игра сама ограничивает?
   Лустин усмехнулся и приложил палец к голове.
   - В этой игре главное, не то, сколько у тебя бонусов, а то, как ты пользуешься имеющимися параметрами своего дракона, то, как ты умеешь сломать свою, например, огненную структуру и пользоваться водной, если того потребует игра. Твоя команда сейчас на поле "свободы", это значит, что вы можете не бросать мне или кому-то ещё вызов, но можете и бросить, если хотите. А вот попади вы чуть вперед на красную клетку - от боя не отвертеться.
   Сфера задрожала и внутри неё высветился призыв делать ход Зеленому Дракону, как раз на красную клетку.
   - Я бросаю вызов, - сказал он и два дракона в центре арены встрепенулись, - Ты должна ответить: "Вызов принят".
   - Вызов принят, - кивнула Инна, уставившись на игровую доску, было жутко любопытно. Что же должно произойти. "Бой" мигнула сфера, и Лустин вытащил одну из карт крыла. Его дракон расправил крылья, синий тоже их раскрыл, но извернувшись, зеленый придавил перепончатое крыло синего, вот оно "Крыло на крыло". Дальше он дыхнул пламенем и достаточно громко закричал.
   - Смотри не только на драконов, но и на меня, - бросил коротко парень, и Инна, последовав совету, подняла глаза на друга. Он создавал левой рукой знак, в правой же светился небольшой огненный шарик. - Клубок огня нужен для контроля стихии самого дракона, - пояснил юноша, сосредоточенно хмуря брови, - сначала пропущу её через себя, потом волью в иллюзию. Левая рука создает чару связи.
   Девочка медленно вздохнула и с задержкой, но смогла посмотреть на все своим особым даром. Действительно чара тянулась от макушки фиолетовой линией, дальше сливалась с зеленой нитью, тянущейся из груди и через левую руку, передавалась красным искрящим потоком сияющей, как новогодняя ёлка, иллюзии-дракону. А он уже выдыхал эту чару на её иллюзию, которая выглядела уже очень несчастной и потрепанной.
   - Обычно в этот момент противник занимается контрударом или блоком, - Лустин ослабил атаку и синий дракон смог отдышаться. - Это не сложно. Попробуй сделать блок, это ольйи "Тхан" и "Вир", просто произнеси их, чтобы они словно звучали в горле и в животе, а появившуюся силу направь в одну из рук, в которую тебе удобнее.
   Инна сосредоточилась. Раз у Лустина есть эти нити и у Корвуда, то и у неё найдутся. Однако какая непростая игра получилось и сколько же нужно выучить, чтобы играть в неё идеально! Она медленно произнесла про себя две нужные ольйи и попробовала посмотреть на свои руки, голубая нить тянулась холодком к животу, точка на животе сияла солнышком, а линия от этого солнышка текла к правой руке. Инна подумала, что стоит оживить процесс и нити вдруг побежали в несколько раз быстрее. На ладони и без специального зрения теперь были видны полупрозрачный матовый лоскут.
   - Вот! Отлично, накинь его на дракона.
   Сказано - сделано, дракон весь оказался под матовым полотном, и пламя от зеленого дракона забилось о преграду, синий даже попытался приподнять крыло.
   - Весь смысл заключается в том, что тебе нужно отбиться, значит освободить крыло. Проигрывают тогда, когда дракон падает ниц перед соперником не в силах выдержать натиск.
  Девушка старалась смотреть на картину в целом. Вот у Лустина в груди рождается импульс, шарик света летит к левой руке и вспышкой огня вырывается из пасти зеленого дракона, синий взвизгнул и преклонился перед соперником, сфера известила об окончании боя.
   - Что за знак ты создавал левой рукой?
   - Это поддержка моей силы духа, от неё питаются чары. У меня бывают с ней проблемы, поэтому знак баланса не помешает.
   - Тоже ольйя?
   - Есть целый список древних ольий, - подтвердил он, вытягивая из колоды карту и делая ход своей фишкой за победу. - Половиной из них названы чары на дарасетэ. Но ты пока не забивай себе голову, вам расскажут обо всем этом чуть позже.
   - Ладно.. а..
   - Я забыл сказать, извини, перебью. Я забыл сказать, что в команде у каждого есть свое назначение. В боях, например, может участвовать только один игрок, остальные могут его заменять, непременно все поддерживают его силой. То есть, если у него карта с характером воздуха, а он в жизни огневик, то присутствующий в команде воздушник может поддерживать товарища своей воздушной силой. Ещё есть аналитик, он решает, кто пойдет на бой, советуясь с командой, конечно. Отлично, если в команде четыре или пять человек. Ходи.
   По велению сферы Инна сделала шесть ходов и оказалась на зеленой клетке.
   - Везет, - протянул парень, - Редкая клетка, на ней ты имеешь право каждому участнику дать вторую карту дракона. Девушка взяла ещё карту и перевернула, специфика дракона - земля. Она с вопросом глянула на юношу.
   - Можно вызвать на поединок?
   - Да, вызывай.
   Снова все как в первый раз, только уже синий дракон прижимает крыло зеленого, но вот Лустин делает, словно посыл и под крылом его дракона появляется огненная волна, пытающаяся поднять и оттолкнуть крыло противника. Девушка следила за этим внимательно. Так, слов она не знает, но знает, как выглядит та или иная сила в драконе, может этим как-нибудь воспользоваться можно? У неё характеристики воздух и земля.. Нет, таких нитей она ещё не видела, значит стоит припомнить хотя бы те ольйи, которые она учила. Воздух был "Лос". Попробуем.
   Под конец игры, когда она, к удивлению Лустина, смогла его одолеть целых два раза из пятнадцати, её боевой настрой поутих. Иоверин, все это время наблюдавшая поединок, всем призналась, что играла только в детстве и брат ей поддавался.
   - Что-то мне подсказывает, что вторая команда нашей группы уже сформировалась и её главарем будет Алибинка.. - вздохнула девочка. - Пожалуй, лучше оставить эту игровую затею.
   Она отодвинула от себя фигурку и уселась на диван, обняв коленки.
   - Ты кое-что забыла, - Лустин почти смеялся.
   - Что?
   - Я учусь пятый год, а ты первый. Ты смогла меня победить целых два раза, почти ничего не зная, и я не поддавался. Это кое-что значит. Собирай команду, а я вас потренирую.
  
   Следующим утром в хорошем настроении, девочка встала раньше всех. Занятия начинались в обед, но спать дальше Инна просто не могла. Она написала Нейе благодарность за восстановление порушенного Риной дома, а после решила сходить в местную булочную. Бабушка оставила ей немного монет на личные расходы. Воды на газоне перед их жилищем было уже меньше, но все равно пока оставался повод называть Воронову равнину, Вороновым болотом. В булочной впрочем, будто не знали, кто она такая, спокойно продали свежую выпечку и хлеб и радостная, девочка вернулась домой к самому началу завтрака. День обещал быть хорошим.
   На занятиях дела начали идти на лад, нужные учебники лежали в сумках, и хотя некоторые личности пытались их разными чаровскими маневрами извлечь или испортить, как и конспекты и прочие предметы, дела были не так уж и плохи. Неделя прошла очень увлекательно, даже несмотря на стычки с Алибиной и её свитой, эта противная девушка все-таки записала команду из двойняшек, Инны и ещё одного парня Мартиса (Иоверин отказалась на отрез), на турнир внутри группы. Но после, показательно вписала в этот список и своё имя во главе второй команды из Фирромы и Дианики и Хорса. Собственно, Инна этого ожидала.
   Лустин приходил каждый вечер и показывал им с двойняшками, оказавшимися и в этом деле подкованными: "Ну а чем заниматься, когда родители оставили на целый день в доме в горах?" различные базовые тактики видения битвы с драконом.
   - Мне кажется, Алибинка не жилец, - Мартис заложил руки за голову и наблюдал за тренировкой из-под полу-закрытых век.
   - Не стоит недооценивать их команду, Алибина хоть и глупо себя ведет, может оказаться сильным соперником, мы просто её не знаем, - Лустин сложил руки на груди, поглядывая на Мартиса осуждающе. Тот только хмыкнул, не желая соглашаться.
   - Не ругайтесь, - встряла Ценимира, левитируя к большому столу поднос с чашками и тарелками. - Лучше решите сейчас для себя, кто кем будет в вашей команде. Мы с братом в бойцах, но нам нужна поддержка, не только друг друга.
   - Да, я огонь, а Цени - вода, мы бьем больно, но силы кончаются быстро.
   - Я не очень хорошо бью, в нашей группе в этом деле с вами пока вряд ли кто сравниться, но сил много, поддержку обеспечу, - Мартис встал и похлопал Ценимиру по плечу, но его руку она скинула.
   - Наверное, я тогда аналитик? - неуверенно протянула Инна. - Я пока не знаю чар вообще, но... знаю, как они появляются. Можем разработать свою систему позывных. Только мне нужна ваша помощь.
   - Вот, это уже другое дело! - радостно хлопнул в ладоши Лустин, он хотел предложить заняться этим сразу же, но громкий голос Нейи его перебил.
   - Хватит в игрушки играть! Все за стол! - Рыкнула она с кухни и ребята, вставая с пола и кресел, заняли места. Познакомившись с ней в начале недели и выслушав историю потопа от Иоверин и Инны, ребята женщину очень зауважали и, ослушаться, никто не смел.
  
   Перед девушкой встала непростая задача: как рассказать членам команды о своём э'яльи? И бабушка и учителя пока предостерегали от этого. Ела она молча, погруженная в свои мысли, и когда Лустин подергал её за рукав, заметила не сразу.
  - Есть разговор, - почти беззвучно произнес он. Инна кивнула, отправила в рот последний кусочек и, встав из-за стола, отправилась к себе в комнату, Лустин поднялся следом.
  - Твоя бабушка посчитала нужным рассказать мне о твоем даре.
  - Да? - девушка нахмурилась.
  - Да. И мне кажется, я знаю, как ты хочешь его использовать.
  - Когда кажется, креститься надо, - буркнула она.
  - Что?
  - Забудь. Просто я устала от того, что за меня вдруг все начали решать.
   - Вроде никто за тебя не решает.. - парень осторожно подошел и слегка толкнул Инну кулаком в плечо, но она отмахнулась.
   - Лустин, не смеши коня подковой. Бабушка выбрала за меня даже этот дом. Не говоря уже о вещах... почти всех. Обо мне позаботились, но что-то меня это не радует.
   - Так скажи ей, - развел он руками.
   - Это я и пыталась сделать почти неделю назад. Она пока не вернулась в Нисфет. Ладно, что ты хотел предложить.
   - Ты можешь посмотреть чары на мне. Скажем ребятам, что я тебя буду этому отдельно тренировать, аналитике в смысле. А уж что ты будешь использовать для неё, твое дело.
   Инна повернулась к другу, и вгляделась в его глаза, а идея неплохая.
   - И ты не портив, несмотря на гору заданий по учебе и обязанности Наблюдателя?
   - Ну, я же здесь.
  
   Молчаливый Драак стоял посреди учебной залы номер семь. Столы и стулья были отправлены им в теневое измерение, для группы он оставил стулья вдоль стены. Руководитель первогодок специально велел Наблюдателям составить расписание внутренних соревнований так, чтобы он смог побывать на всех.
   С первой тренировки Инны прошел уже месяц, чувствовала она себя немного увереннее, но все же, не так, как хотелось бы. Хотя по её соратникам нельзя было сказать о волнении или неуверенности в том, что они победят.
  - Команды, к карте, - он сделала пас рукой и в середине залы материализовалась огромная карта, аккуратно осевшая на пол. Инна с ребятами медленно подошли к краю. - Выбирайте цвета.
  Девушка выбрала как всегда, синюю фигурку. Алибина схватила желтую.
   - Фигуры на поле, сфера в готовности, - говорил мужчина четко, холодно и быстро, его голос подстегивал и задавал ритм. Из мешочка проворно вылетел камешек и сформировался в голубоватую сферу. Инну от напряжения начало трясти, но нужно было взять себя в руки, и чтобы успокоиться, она начала смотреть на происходящее своим даром. - Разрешается: честный бой, использование чистых чар в том числе и использование своих э'яльйей. Запрещается: грязные приемы, оскорбление соперника, жульничество, использование амулетов и артефактов. Все поняли?
  - Да мастер, - ответили команды хором.
  - Тогда... Крылья начинают игру!
  
  - Как действуют другие.. "аналитики"? - Инна вышла вместе с Лустином в вечерний сад. Осенний холод заставлял кутаться в шаль, неужели драконы тоже мерзнут?
  - Ну, вообще, они назывались ведущими, то есть, вели свою команду к цели. Знаешь, как обычно работают лекари и целители? -- юноша взял руки сюри Инессы в свои ладони и принялся растирать, за десять минут они успели немного озябнуть, сам же он обходился даже без куртки, пояснив, что его греет внутреннее тепло, и она сама этому скоро научится. На вопрос друга девушка, не одергивая рук, покачала головой. Она только успела ещё в Чертогах Бакула отметить, что лекарь работал необычно, и неплохо было бы узнать, как именно, но на это у неё все никак не появлялось времени.
  - Они могут чувствовать чары других драконов. Не видеть как ты, - он пресек вопрос девушки и та задумчиво кивнув, продолжила слушать, - не знать, кто именно их сотворил, но чувствовать чару, понимать её природу, в смысле, как её могли бы сотворить и, отталкиваясь от этих знаний, действовать.
  Они подошли к раскидистой полу-облетевшей яблоне, сели на скамеечку под ней и беседа возобновилась. -
  - Так же и ведущие своих команд в игре. Они должны постараться, прежде, чем боец противоположной команды сформирует чару для удара, собрать "пазлы", выбрать возможные варианты его действий и предупредить своего бойца, чем он должен ответить. Лучше, чтобы отвечал он в момент, когда его попытаются ударить.
  - А как мне успеть сказать? - она плотнее закуталась в шаль и аккуратно прижалась к плечу Лустина, без каких-либо намеков, просто, чтобы стало теплее. Он промолчал, видимо предлагая Инессе, догадаться самой.
  - Наверное, можно придумать какие-то ключевые слова...
   - В точку, - хмыкнул парень, и сжал пальцы Инны, по ним медленно потекло тепло, согревая девочку и помогая думать дальше.
  
   Команды делают шаг вперед, совершают церемониальный поклон-приветствие, на лицах не мелькает ни улыбок, ни злорадства, - сфера зачарована так, что не терпит в начале действия, любого проявления неуважения игроков друг к другу. Она вспыхнула, и право первого хода достается команде Алибины, они заходят на квадрат поля все вместе, над ними зажигается желтый огонек. Вновь мягкий свет и перед главарем Желтого дракона зависают карточки специфики, она быстро раздает их членам команды. Потом Алибина по указанию сферы делает пять шагов вперед и замирает. Мастер Драак, назначивший себя комментатором и судьей сегодняшней игры, бойко объявляет о том, что Алибине выпадают две карты силы и она может пока не вызывать противника на бой. Инне, наверное, показалось, но вроде бы, у "аристократички" вырвался вздох облегчения.
   - Синий дракон, - вызвал Драак и ребята тоже шагнули на первую, опустевшую клетку. Смысл игры был не дойти до конца "клеточной дороги", а взять верх в наибольшем количестве раундов за определенное время. Лимитом данной игры мастер Драак объявил время одного занятия, то есть полтора часа.
  Как и всегда карточки специфики. Пока везет, и Инна раздает ребятам те, с которыми им будет удобнее сражаться, близнецам сразу вручает огонь и воду. Мартис взял воздушную, но передернул плечом, он не собирался воевать, его задача - поддерживать война. Инна взяла карточку огня. Сфера мигнула и Инне нужно сделать шаг вперед. Всегда главарь команды делает первый шаг. Шесть шагов, а сердце так сильно бьется! Если сфера заставит её бросить вызов, то этот первый раунд, она не сможет переложить на кого-то из команды, придется самой. А в чарах она, увы, пока не сильна. Лустин, конечно, отрабатывал с ней основные и у неё даже получалось, но она совсем не чувствовала себя в своей тарелке, выполняя их.. будто вся волшба выходила ещё недоделанной и сырой. Одной из дополнительных карт оказалась ещё одна карта специфики, прямо как в первую её игру с Лустином. Почти. Она даже усмехнулась. Второй - бонусная к огню.
  - О! Сфера определила поле, как необычное! Но только одному игроку Синего дракона полагается карта второй специфики! - вывел её из транса Драак, - Вожак Синего дракона может оставить её себе или отдать члену команды. Время не ждет, нужно думать быстрее.
  - Ценимире! - без колебаний решила Инна, водная драконица поймет, что нужно делать со льдом. - А бонус Цветозару, - спешно добавила она, чуть не оставив карточку себе.
  - Странно, но сфера второй раз предоставляет игрокам возможность не бросать вызова! - мастер Драак начал входить во вкус и не давал заснуть публике, которая наверняка жаждала зрелища. В нем видать время от времени просыпался великий диктор и комментатор. Интересно, а он ведет ещё какие-нибудь мероприятия кроме Игры?
  Инна тоже выдохнула, не сдерживая эмоций, дальше она могла руководить "воинами" и "подкрепляющим".
  - Желтый дракон, делайте ход, не томите зрителей!
  Ход был сделан, публика оживилась.
  - Итак, первому бою быть! Что ж, выбирайте, кто будет биться? - Драак теперь парил над полем, впрочем, аккуратно, чтобы не задеть сферу. - Ага, девушка с чудными рыжими волосами, сделайте шаг в маленький круг, он спроецирует вашего дракона. Команда Синего дракона, кому принимать вызов? Юноша? А вы точно юноша? Ну, боги с вами, вставайте в малый кружок.
  В центре арены появилось два искрящих дракона, желтый и синий, Инна напряглась и начала всматриваться в девушку, кажется это Дианика. Дианика в свою очередь откинула рыжую косу за спину и приготовилась к началу боя, за ней встал Хорс, положив руку на плечо. Драак не возражал, значит правилами контакт между поддерживающим и воином не возбраняется. От руки Хорса к рыжей противнице действительно потянулись нити, прозрачно-голубого цвета, как успела на Лустине изучить Инна, поддерживающая сила почти не может противоречить силе, которой будет пользоваться воин. Значит, Дианика сейчас призовет или воздух или лед, вода темнее. Вот у неё в голубой точке на шее начинает рождаться импульс. Инна для приличия закрывает глаза, но прямо чувствует на себе напряженный взгляд Ценимиры.
  - - Синяя лягушка, - кивает девушка соратнице и, Цени тут же складывает пальцы в защитном жесте от ветра, прибавляя к нему сопротивление урагану и вплетая частички льда. Перед синим драконом, замерцало пространство, но не сильно привлекло к себе внимание. Мартис последовал примеру Хорса и, встав позади близняшки, положил ей руку на плечо. Как удачно сложилось, что ему в игре нужно следовать воздушной стихии, игра иногда преобразовывает, чаще немножко усиливает специфики по картам.
  Дианика вдохнула и выдохнула, она получила сигнал несколькими мгновениями раньше, поэтому Ценимира и смогла начать строить защитные чары, теперь же Дианика сделала выпад и действительно к удивлению Инессы, в синего дракона полетели в урагане ледяные осколки. Он выстоял и под возгласы публики даже приподнял крыло, но в защитной чаре сложно оттолкнуть соперника, и пока синее крыло осталось прижатым к земле. Инна не отводила глаз от Дианики, сколько чар та может знать в направлении воздуха и льда? Вот у неё на ладонях и сгибах локтей и на макушке начинает зарождаться новая волшба, вот этого от неё точно никто ждать не будет. Значит, при демонстрации своих талантов на занятие Светорада она скромничала? Призвать её к ответу нельзя, она использует свою спецификацию по игре и видимо, просто вместе с дополнительной чарой.
  - Цени, желтая змея и голубой кот!
   Ценимира округлила глаза.
  - Да-да, вместе! - закивала Инна, подгоняя приятельницу.
  Девочка отвернулась и собралась с мыслями. Нужно защитить себя от струи огня и жалящей вьюги, а это задача не из простых.
  Из пасти искрящегося желтого дракона вырвалась струя огня, а из-под крыльев начала подниматься снежная буря. Синий дракон взревел, но вдруг выдохнул порывом ветра на огонь так сильно, что затушил его, а притопнув лапой (Цени в этот момент, прищёлкнула пальцами), подавил бурю дождем.
   - Вот это схватка! - заливался Драак. - Смотрите, насколько подкованы участники! Хорошие команды! Кто бы ни выиграл, каждому по привилегии от кафедры первого года!
  В это время Инна продолжала смотреть на противников. Кто же из них ведущий и почему он молчит? Или пока оценивает ситуацию? Взгляд невольно перешел на своих ребят и девушка нахмурилась. Цени, сложила пальцы в жесте воздушной волны, и крыло желтого дракона смогла оттолкнуть, но скольких сил ей это стоило! Приглядевшись, Инна даже заметила испарину у близняшки. А ведь это только первый раунд и от начала игры прошло не больше десяти минут.
   - Первый бой выигрывает Синий Дракон! Отлично! Право следующего хода за победителем.
  Цени и все остальные подошли к Инне на её шестое поле, и пока сфера "думала", Инне удалось переброситься с приятелями парой слов. -
  - Мартис и все остальные, - зашипела она, склоняясь к ребятам ближе, - в чары вкладывайте сил ровно вполовину меньше, чем сейчас вкладывали! Вы не настоящего здорового дракона валите, а проекцию. Цени вон уже, устала, как собака, простите за выражение. А это был только первый бой. Мартис, тебе всех поддерживать, так что, вливаем медленно и помалу, но верно. Наши противники тоже не скупятся, но тут мы как раз должны проявить бережливость!
  - Хорошо, - кивнул парень и хотел ещё что-то спросить, но его перебили.
  - Синий дракон! Ходите! - нетерпеливый Драак замаячил у них над головами, и Инна подтолкнула Цветозара. Тот, посмотрев на сферу, сделал два шага, зеленая клетка под ним вспыхнула. -- Вы бросите вызов или отложите бой?
  - Я бросаю Вызов! - уверенно припечатал Цветозар, расправив плечи, Инна даже залюбовалась отважным близнецом.
  - Прекрасно! - одобрил мастер и обратился к желтому дракону. - Черноволосая сюри, прошу в круг! Мне кажется.. я вас где-то видел. По-моему, вы разок вылили на меня горячего взвара... А, не важно. Приготовились!
  
  - Лустин, как определить, кто ведущий? Драконы могут ментально разговаривать? - Молодой дракон хмыкнул, заботливо притягивая Инну под бок.
   - Когда-то могли, но это было очень давно и драконов с таким даром теперь почти не встречается. - Он замолчал, задумавшись, но вскоре продолжил. - Обычно, как ты и сказала, он просто общается с командой кодовыми фразами или словами. Но он может их не кричать, а говорить тихо. Чего и тебе советую, чтобы ваши коды сразу не рассекретили. Помню, когда я играл, некоторые переворачивали древние ольйи, но это было чревато спонтанными чарами и подобное на играх негласно запрещено. - Лустин кивнул своим мыслям, взъерошивая свою светлую шевелюру. - А ещё ведущие могут быть и войнами и поддержкой.
  
  Если ведущий не выдает себя голосом, то, может быть, какой-то чарой выдаст? Вновь Инна окинула взглядом противников, но теперь постаралась увидеть более "тонкие" нити. И действительно, были такие. Вышедшую, в противники к Цветозару, Фиррому окутывали нити красного и желтого цвета. Значит, сама по себе, она огневик.. но вот кто она по игре? Хорса голубые, значит он связан с воздухом или льдом, оттенки этих стихий сложно различить... Дианика точно с воздухом, её точка у горла сияет очень ярко. Значит Хорс - ледовик. Очень интересно.
  Одну карточку специфики выявили, Хорсу попалась его, а вот Дианике - вода. Фироме наверняка огонь. Так, нужно ещё присмотреться. Инна даже напряглась, но смогла рассмотреть светлую искорку зеленого в руке и животе готовящейся защищаться девушки. Значит Фиррома играет за землю, а Хорс за лёд. А ещё от Хорса идет тонкая, но воздушная ниточка к каждому участнику! И почему она до подобной рации не додумалась? Вот оно что, Алибина сама по себе не сильна, но драконов пользовать умеет. И нет, чтобы сама в поддержку идти, она Хорсу и бразды правления дала и функцию поддержки спихнула. А воевать-то она выйдет?
  Фиррому однозначно надо давить. Щадить не будем никого, - решила про себя Инна и кивнула Цветозару.
  - Она зеленая, - постаралась негромко объявить девушка. - Он - холодный. Значит, Горячий язык, и что-то из голубых чар.
  
  - Итак, Синий дракон побеждает пока со счетом пять - два в пользу Синего. Синие крылья не упали духом после воздушного поражения и быстро наверстали упущенное. Но их сюри.. или сур. Боги с этими близнецами! Скоро совсем исчерпают резервы! И куда смотрит их ведущий? Впрочем, сур поддерживающий Желтого дракона, тоже не в лучшей форме, тут у нас неравное распределение функций! Вам стоит над этим подумать, желтые крылья! Делают вид, что не слышат, ну конечно. - Драак парил над полем уже час, он точно получал удовольствие наблюдая за измученными игрой дракончиками. А силы и вправду у обеих команд были на пределе. Более-менее свеженькой у Желтых выглядела только Алибина, а у Синих, как ни странно, Мартис. Инна тратила на то, чтобы смотреть своим даром на происходящее много сил и к концу часа начали побаливать глаза, приходилось иногда "отключать" талант и давать зрению передохнуть. Близнецы держались, сменяя друг друга. Но как они и говорили - бить могли больно и метко, как и защищаться, однако держать чары долго им было сложно, силовой резерв ещё недостаточно натренирован.
  После слов Драака, девушка пригляделась к Мартису и хмыкнула, это был первый раз, когда она увидела, как выглядит э'яльи. Радужная кромка у самой кожи дракона. По началу, она её не замечала, но позже та стала светиться немного ярче, и не замечать теперь стало трудно. Как интересно сложилось, что он попал к ним в команду. Сейчас они держаться большей частью, благодаря ему. А Алибина в своей благодаря наглости. Осталось продержаться ещё пол часа.
  
  - Сюри-вожак Синих, встает на замену одного из близнецов! Сюри или сур, выбились из сил, я, как рефери, разрешаю! А на замену Рыжеволосой сюри Желтых крыльев встает до этого отсиживавшаяся девушка. Продолжаем бой! Вот это необычно, воду атаковать огнем, испаряя её! Воду в щит! Молодец сюри! Что ответят синие? Волна огня! Не совсем оригинально, но действенно же!
  Инна встала на место Цени, когда та чуть не упала в обморок, она больше не могла пропускать через себя дополнительные силы Мартиса и преобразовывать в свои, и извинившись, опустила руки. На минуту игра приостановилась, но возобновилась вновь. По каким-то причинам вместо Дианики перед Инной оказалась Алибина. Судья Драак ничего не сказал на этот счет. Что ж, это был шанс доказать, что Инна не только Повелительница Лягушек.
  Мартис положил ей руку на плечо и Инна почувствовала прилив сил. Но эти силы неприятно жгли изнутри, организму требовалось время, переработать их.
  - Чуть медленнее, - бросила за плечо девушка и вгляделась в соперницу. Та собиралась начать атаку с воды, что ж, удивим барышню взаимодействием воды и огня. Это проще, чем ограничивать чару и направлять только на контратаку.
  Так они перекидывались чарами, пока Инна не оттолкнула крыло противницы и не одержала верх. До конца игры оставалось продержаться пятнадцать минут.
  - Меланитовая Пламень! Думаешь, бабуля магистресса, значит, ты всемогущая и тебе все сойдет с рук?! - взвизгнула Алибина. Тут, сфера загорелась оранжевым и в ней вспыхнула фраза: "Крылья оканчивают игру. Победил Синий Дракон. Желтый Дракон, проявил Неуважение к сопернику"
   - Что? - вновь закричала девушка.
   - Сдержанность - наше все, - улыбнулась Инна, и постаралась с ребятами выйти с игрового поля с гордо поднятой головой. Вышло, конечно, не очень, устали все. Даже Мартис.
  А что значило ругательство Альбинки-аристократички? Где-то Инна слышала о меланитовом драконе. Вроде бы, в первые дни, когда попала в Аркаум...
  
  Глава 10. Серьезные вещи.
  
   С радостным гомоном "команда Синего дракона" ввалилась в дом на окраине вороновой... топи - вода все ещё не сошла с клумб и обочин, и в саду даже образовался небольшой грязноватый прудик. Нейа не стала его убирать в назидание.
  - Вот Острый клык! Круто! - растрепанный Мартис распахнул дверь и вошел первый, с гордостью прижимая к груди маленькую статуэтку.
   Радостные двойняшки зашли за ним, уставшие, но довольные, хотя Цветозар и выглядел слишком задумчивым. Инна тоже помалкивала, бой дался ей не просто, да и она считала, что вышел он неграмотным, и можно было сделать все гораздо лучше. Хотя, после объявления их победы, она, конечно, радовалась, не меньше Мартиса, все-таки, сколько сил было вложено!
  - Вы чего стухли? Эй! Драконы! Давайте я сбегаю в кабак "У Ворона"? Там шикарные пироги подают!! Отметим! - все так же радостно, юноша прошествовал в гостиный зал, где последнее его слово потонуло в странном молчании. Сняв плащ, Инна выглянула из-за угла.
  - Здра.. эм.. здравствуйте, сури, - парень немного растерялся, но все таки вспомнил о приличиях.
  - Добрый вечер, юноша. Здравствуй Инесса, - бабушка очень гармонично вписывалась в обстановку, величественно восседая в кресле с высокой спинкой, Инна наверняка, выглядела тут более неуместно.
  - Привет, - кивнула девушка, делая шаг вперед, чтобы друзьям было не так неловко.
  - Здорово, что у тебя появились друзья, - легкий кивок головы в сторону близняшек, и Мартиса. - Ты хотела поговорить. Что ж, я вернулась.
   - Да-а-а.. хотела, - Инна собралась с мыслями и с духом, она представляла себе их беседу иначе. - Мартис, я за кабачок "У Ворона", сходите, принесите чего-нибудь вкусного, я часть денег верну, - она обернулась к парню, с благодарностью улыбнувшемуся и поспешившему выйти из дома. Близняшки затормозили, разглядывая незнакомку, но тоже вышли.
  Старшей родственницы уже не было в гостиной, а на лестничной клетке у двери в комнаты девочек мелькнул край её платья. Девушка, ещё разок глубоко вздохнув, почти взлетела по ступенькам и вошла к себе. У рабочего стола во втором, видимо сотворенным ею же кресле, сидела женщина, Инна спешно присела на стул рядом.
  - Что случилось? - бабушка была на вид спокойна, но что-то внутри подсказывало - она настороже.
   - Я.. Я узнала, - когда девочка репетировала, говорить получалось увереннее. - Я узнала, что вы сказали Лустину о том, какой у меня э'яльи.
   - Да.
   - И-и-и.. бабушка, я хочу попросить ва.. тебя, сначала все, связанное со мной, обсуждать тоже со мной. Это ведь моя э'яльи и мне решать, кому стоит о ней говорить. Если ты считаешь, что нужно кому-нибудь рассказать, пожалуйста, поговори со мной.
   Женщина молчала, вглядываясь в пейзаж за окном, Инна уже даже начала переживать, все ли она корректно сказала? Могла ли чем-нибудь обидеть? Но сури Осьмуш кивнула своим мыслям, наклонила голову на бок и прищурилась, о чем-то размышляя, а потом снова кивнула. При всем при этом она обиженной не выглядела. Наконец, она повернулась к внучке.
   - Я поняла тебя, Инесса, думаю.. ты действительно права. Я поступила не совсем верно.
   Услышать такое от бабушки девушка не ожидала и немножко растерялась.
   - Может быть, раз выдалась возможность, ты хочешь задать какие-то вопросы, чтобы таких казусов не случалось?
   - Хм-м. Зачем вы рассказали Лустину?
   Теперь уже бабушка Маргель вздохнула.
   - Я надеялась, что если кто-то кроме меня и сура Бакула будет знать о том, в чем состоит твоя суть, тебя легче будет оберегать. Лустин почти всегда рядом, вы сдружились. И он спас тебя из... того места, - магистресса Маргель поморщилась не переставая говорить. - Он знает, какая возникла угроза, почему она возникла и я посчитала, что будет хорошо, знай он о тебе чуть больше, чем другие.
   - А почему другие не могут знать об этой, способности? - она всплеснула руками, тяжело опуская их на колени. - Почему мне, прости бабушка, но я не сомневаюсь, именно вы запретили летать?
   - Помнишь, я говорила о том, что твоя способность слишком уникальная? Оказалось, что это не совсем так. Вот, держи.
   Плавный, полный грации жест кистью и из воздуха над столом появляется книга, мягко опускаясь на столешницу.
   - В этой книге ответ на оба твоих вопроса. Заодно, узнаешь массу нового, - она мягко поднялась из кресла, и оно развеялось дымом. - Да что там говорить, - приглушенно пробормотала женщина в дверях, - я и сама массу нового узнала.
   Она толкнула дверь, но та поддалась не сразу, а после послышался глухой стук и вскрик.
   - А-ай! Ну чего вы все..!? - Инна расплылась в улыбке, прикрывая лицо ладонью, видимо, ребята из кабака вернулись раньше. И оказались не в меру любопытными. Вскрик точно принадлежал Цветозару, хотя она такого наглого любопытства за ним ещё не замечала. Чтобы что-нибудь расслышать, они все прильнули ушами к щели между полом и дверью. К ним вдобавок, присоединилась Иоверин, хотя для четвертой на лестничной клетке катастрофически не хватало места. Рина с Мартом и Цени навалились на Цветозара так, что он не успел, вовремя отпрянуть и получил по лбу открывающейся дверью.
   - Что это значит? - ледяным тоном женщина заставила вскочить любопытных первогодок и вытянуться в постройке "смирно". Ценимира возмущенно буравила взглядом юношей и Рину, видимо, она их "честно отговаривала". - Жду объяснений, - гнев на милость бабушка сменять не торопилась, а Инна просто опасалась вмешиваться.
   - Здрасте, ещё раз! - вдруг разулыбался Мартис, приглаживая темную короткую стрижку. - Я Мартис, а это Ценимира, Цветозар и Рина. Мы это.. охраняли Инессу!
   - От кого же?
   - Вы не подумайте, но мы же сегодня победили в турнире.. - он ненавязчиво продемонстрировал статуэтку, с которой видимо, в этот вечер не желал расставаться. - А глава Желтого дракона, Алибинка, мстительная.. мало ли. А вдруг чего-нибудь в комнату подбросила?
   - Вы считаете, что я для магистрессы не достаточно опытна, чтобы с этим разобраться? - Сури Маргель наградила юношу вопросительно-изумленным взглядом, но Мартис его стойко выдержал.
   - Нет!- проблеял он. - Э-э... Что вы! Мы.. э-э-э, считаем.. - парень с мольбой глянул на Цветозара, однако он только беспомощно пожал плечами. - Что-о.. - протянул "победитель" и вдруг в глаза у него вспыхнуло озарение. - Что такие мелочи не должны вас волновать!
   - Ответ принят, - бабушка вдруг усмехнулась и обстановка резко разрядилась. - Что ж, даже если вы что-то и слышали, то Инна сама решит, нужно ли вам объяснять услышанное. Но мое мнение она уже знает, - короткий взгляд в сторону внучки. Ребята спешно закивали, виновато улыбаясь и вжимая головы в плечи. Уже опуская ногу на первую ступеньку, женщина вдруг обернулась.
   - Ах да, Инесса. Я тут вспомнила себя в юности. Не стоит так ухмыляться, молодой человек. Так вот. Неужели, ты, когда думала о полетах, не хотела спрятаться куда-нибудь?.. Подальше?
   Инна застыла. Вообще-то, бабушка попала в точку. Когда девочка возмущалась, что ей запретили летать, она была больше недовольна тем, что с ней не обговорили этот вопрос. А в глубине души рада. Потому что, когда она представляла, что ей предстоит взмыть в небо... Становилось очень страшно. Посмотрев внучке в глаза, бабушка слегка наклонила голову и угукнула, а дальше, не прощаясь, спустилась вниз, бесшумно исчезая из дома.
  Вскоре, под дружеский хохот и обсуждение деталей игры и выходки Мартиса девушка успокоилась. Пироги из кабака "У Ворона" оказались действительно очень вкусными, хотя в начинках Инна так и не смогла распознать что-нибудь знакомое. Ребята заварили себе мятного чая и просидели почти до глубокой ночи, пока ребята не вспомнили, что общежитие закрывается за час до полуночи, и в спешке похватав свои вещи (Мартис так и не расстался со статуэткой) не побежали к Чертогам. Убирать Рина и Инна остались в одиночестве, хорошо, что на следующий день приходился выходной.
  
  Это была женщина, ни в жесте, ни в выражение лица которой нельзя было прочесть ни одной эмоции. Смотреть на неё девочке было странно и даже неприятно. А ей-то Мастер Светодар казался самой невозмутимостью и спокойствием. Пока Инна не пришла на занятие к Тиаре Сильф. Это была очень молодая женщина, с ровным, почти скучным голосом, ровными движениями... В ней все было ровно! Безупречные каштановые длинные распущенные волосы чуть ли не до колен, будто не поднимались порывами сквозняка от движений. То же дело обстояло и с её безупречным светло-фисташковым платьем в пол.
  Понять по мастеру Тиаре, серьезно она говорит что-то или шутит было невозможно, поэтому приятельницы условились записывать все, что будет говорить и писать на доске она. Алибине и "свите" тоже приходилось не легко, вызвать на контакт этого преподавателя не получалось, она просто не реагировала на провокации. Никак. Название дисциплины, которую вела Тиара Сильф, было не сложно запомнить, стоило только взглянуть на мастера. Контроль чувств.
  - ... дракона и человека объединяет баланс. Прояви дракон несдержанность, ярость, агрессию, не контролируй он свои эмоции он бы навсегда остался лишь полу-разумным чудовищем, коим его представляют нам легенды Старого Мира, - мерно вещала Тиара с высоты своей кафедры. Она словно текла в пространстве и на доске так же текуче появлялись слова, которые требовалось законспектировать.
  "Я клянусь чем угодно, что она держит дома что-то запрещенное!"
  Рина молча передала бумажку Инне, видимо побоявшись своим голосом заглушить, голос мастера.
  "А она не в крыле для преподавателей живет?"
  Так же молча приписала девушка и аккуратно передала бумажку компаньонке.
  "Не знаю. Значит в комнате! Невозможно оставаться ВСЕГДА такой спокойной!"
  "Ну, может это действительно, годы тренировок..?"
  На ответную запись Рина только фыркнула и, прекратив переписку принялась конспектировать то, что не успела.
  - Теперь, вставайте со своих мест и подходите ко мне.
  Тиара спустилась с кафедры и выстроила учеников в ряд, как когда-то Светодар.
  - Первое наше занятие должно начаться с первого шага к умиротворению, - она не улыбалась и не хмурила бровей, ресницы иногда смыкались, но глаза оставались, словно бездушны. Если им предстоит стремиться к подобному умиротворению, то Инне однозначно, не очень хочется его пытаться познать. Мастер подняла руку и парты мягко отлетели к дальней стене залы, а на их месте в ряд легли мягкие коврики. - Умиротворение достигается путем медитации. В этом состояние вы быстрее сможете восстановить не только баланс дракона и человека, но внешнее тело, как первой, так и второй ипостаси. Займите места на лежанках, мы начнем первую медитацию.
  
  - Тебе тоже кажется, что голова неестественно пустая? - Рина говорила после первого занятия почему-то шепотом, впрочем, Инне хотелось говорить им же.
  - Её нельзя ставить первым занятием, - хмыкнула девушка. - Я чуть не уснула, - прошипела она, разминая затекшую шею.
   - А Алибинка точно продлила часы отдыха, - Иоверин улыбнувшись, проводила сонную неприятельницу взглядом. На её, всем телом выраженное отвращение, она мило помахала ручкой.
  - Не дразни её. А то у "аристократички" мозги не в ту сторону начнут работать.
  Инна потянула компаньонку за сумку к противоположному повороту из коридора, встречаться нос к носу с недоспавшей Алибинкой ей не хотелось.
  - Ты её боишься? - попыталась поддеть Рина, но ничего не вышло.
  - У меня не так много времени, чтобы тратить его на неё.
  Инна огляделась, останавливаясь у окна.
  - Так.. - протянула она, вытаскивая из сумки специальную карту, имевшую несколько оборотов. - Схема Великой лапы...
  - Да чего ты ищешь? Все ж просто! Мы сейчас в первом пальце, на третьем этаже, - пожав плечами, Рина решительно отправилась дальше по коридору, и Инне пришлось догонять, спешно складывая карту. - Я уже выучила, - повела плечом Рина, вздернув подбородок. - В Великой лапе, Четыре пальца, первый - указательный, там большая часть учебных залов для учеников с первого по четвертый год обучения. Во втором пальце расположены залы для учеников с пятого по седьмой учебные года. А третий палец, наверное, ты уже догадалась, для оставшихся восьмого и девятого года. Все три основных пальца, кстати, соединены мостами с Когтями - общагами курсов.
  - Хочу в общагу, - буркнула любопытная Инна, не имевшая радости по утрам ходить по мосту от комнаты до зала, где бы проходило занятие.
  - Ещё не известно, где лучше, у нас в доме или здесь в общаге, - Рина уверенно вела приятельницу вниз по лестнице на второй этаж. - Ах да! Четвертый палец это лабораторные комнаты. Он пристроен позже и находиться чуть в стороне от основных и когтя у него нет.
  Минуя лестницу, девушки вышли на второй этаж, где находился большой спортивный зал. Следующее занятие, обозначенное в расписание ·Техника огня? обещало быть интересным. На удивление все остальные из их группы уже заранее собрались перед дверями зала, даже сонная Алибина была на здесь, глаза красноватые - видно и с большого расстояния, плечи опущены. А может она не просто не выспалась? Хотя какое Инне дело до Алибинкиных переживаний и проблем? К приятельницам подошли близняшки и Мартис, последний был необычайно чем-то доволен, и парня буквально распирало от желания поделиться, но он пока молчал. Тут у Рины вспыхнул в руке огонек и материализовалась рыжеватая маленькая ящерка, она плюнула искоркой на ладонь девочки и исчезла, а из искорки появился свиток.
  - Новости, - пояснила она, - я подписалась на рассылку, чтобы быть в курсе происходящих событий. Мартис будто знал, о чем сейчас прочтет Рина, встал поближе и принялся сверлить её взглядом. Рина на всякий случай отступила, но новостной свиток развернула.
  Инна наблюдала за всем молча и вздрогнула от неожиданности, когда Рина удивленно воскликнула: - Вот драные крылья! Абалдеть!
  - Что там? - Ценимира и Цветозар решили сунуть свои любопытные носы в свиток и тоже принялись читать, а вскоре их лица вытянулись так же, как и у Рины.
  - Угадайте, кто такой Мирон Главо? - вклинился Мартис, переминаясь с пятки на мыски.
  - Не томите, прочтите уже вслух, - Инна раздраженно фыркнула, читала она пока все же не очень умело. Рина рассеяно кивнула и бегло зачитала:
  
  "Поразил неожиданными результатами состоявшийся в начале этого месяца Турнир Совета. Его Двукрылое Императорское Величество, вывели на чистую воду и не побоялись сместить с поста Советника целых три древнейших драконьих ветви, чего не случалось, как минимум три династии. По итогам масштабнейшего испытания Советников свои посты покинули представители семьи Крушар, Небогром и Хролаг. Что именно происходило на испытаниях доподлинно не ясно и держится в строжайшем секрете. Недавно из надежных источников стало известно, что Грейгу Крушар и Тарту Небогрому дадут шанс на восстановление в Императорском Круге на иных должностях, однако Хролаг исключается из Совета без права восстановления и в данный момент находится под стражей в Темном Осколке - причина заточения не разглашается.
  На места Советников по итогам того же Турнира назначены: Мирон Главо, Лунница Звездопад и Вей Властотрав."
  - И-и-и? Очередные терки в аристократии, - новая информация была воспринята Инессой без особых эмоций.
  - Ты просто не понимаешь! - возмутился Мартис. - Мирон Главо - это мой папа! Это круто! Очень здорово!
  - Я понимаю, ты радуешься за родителя, но только помни, что это он стал Советником, а не ты. А то станешь ·"Алибинкой в штанах".
  Юноша только мотнул головой и хмыкнул, искоса глядя на унылую Бину.
  - Вообще-то, её отец, как раз Грейга Крушар.
  Сначала Инна не поняла, но через пару мгновений до неё дошло, что возможно, Бина восприняла подобные вести слишком близко к сердцу, а узнала, конечно же, раньше, чем местные журналисты.
  - Не будь мы в странных отношениях, я бы попробовала её приободрить... - Инесса в глубине души посочувствовала неприятельнице. Но с другой стороны, может случившееся, все-таки собьет ненужную спесь? - Если бы мой отец вылетел с работы..
  - Меланитовые магистры! - вдруг выплюнула Алибина в сторону Инны. Кажется, она слышала разговор ребят. - Все из-за твоей грязной бабки! Мне рассказала сури Нерта! Все рассказала! Это твоя бабка подстроила турнир! Она меланитовая тварь! Она...
  Помутнело в глазах, совсем немного, но все же. Инна не любила пока бабушку, была признательна, но любовью воспылать не успела. Однако чувство семьи и того, что мелкая сявка сейчас покрывает бранью её родственницу, то есть её семью, было сильно и решило выбраться из-за рамок рассудительности. Инна не давала отчета себе, что творят её руки, но в них появился темно-синий вихрь, а через мгновение, сорвавшись с ладоней, вихрь понесся вместе с обидчицей по коридорам учебного заведения. - Я.. я не хотела. Правда, - она повернулась к друзьям. Опешившем от произошедшего, но к своей радости, прочла в их глазах понимание. Ценимира "разморозилась" быстрее остальных.
  - Ты не умеешь себя контролировать, не занималась пока чарами, вот так и вышло, - она успокаивающе погладила подругу по спине, - Так у.. у маленьких бывает, - Цени улыбнулась будто извиняясь, правда Инна ничуть не собиралась обижаться, она отлично знала, что в чарах и волшбе пока чуть лучше, чем ·"ноль".
  Со стороны, куда вихрь понес Алибинку, возник шум, хлопок, а позже из-за угла выбежал очень высокий и широкий в плечах, крайне рассерженный мужчина. Его преподавательской платье голубо-синего цвета развивалось зловещим полотном, а черные глаза сверкали, почти метая молнии. Наяву.
  - Кто ЭТО сотворил?! Неуравновешенных на дополнительные занятия к мастеру Тиаре! - он окинул толпу первогодок цепким взглядом. - Хотел бы я иметь талант видеть чары всех и каждого! А ну сознавайтесь, - чем ровнее, тем более зловещим становился его голос, но даже "свита" Алибинки молчала. Может просто с могучим мастером связываться было дороже, чем защищать честь невоспитанной подруги? Вздохнув, Инна сделала шаг вперед, занятия с Тиарой не самые приятные, но, наверное, очень полезные...
  - Вы? - мужчина задал вопрос неуверенно, точно сомневался. Инна кивнула, вот ещё, её ·заслуги, кому-то другому присваивать. Но гнев мастера как рукой сняло, он заинтересованно оглядел виновницу. - Нет, ты просто не умеешь пользоваться силами. Назначаю дополнительные занятия со мной. И это касается всех, кто пришел из Старого Мира. Все в последний день недели остаются со мной на последнее занятие.
  Кое-кто в толпе кивнул, а Инна думала, что она одна такая в её группе. Нужно будет познакомиться с "землянами".
  - А ТЕПЕРЬ, ВСЕ В ЗАЛ! - рыкнул он, прибавляя ускорения окружающим и закрывая за ними дверь. - Моё имя Дракорий Чеш. И я до конца вашего обучения буду преподавать вам владения вашим огнем. Раздевалки по углам, даю пять минут. Опоздавшим - штраф.
  
  Последнее занятие у мастера Филиппы с её основополагающими силами чаровства, почти не запомнились девочке. Она пребывала в некотором трансе от урока с Дракорием. Оказывается, чарами дракон пользуется только в своем облике человека, а вот становясь драконом, он пользуется своей силой духа через пламя, выдыхая его в различных техниках. Дракорий рассказывал массу вещей, которые укладываться в голове почти не хотели, учил основам дыхания, но все время напоминал, что в драконьем облике дышать мы будем глубже. Пока он не просил оборачиваться, они записали шесть ·дыханий? и всем было поручено их выучить. Потом мастер заставил бегать десять кругов по залу, стараясь подключать к движениям своего дракона и меньше уставать. Тут-то в группе почти сразу стало видно, кто обращался в дракона, дай бог, раз в своей жизни. Инна, например, сейчас вообще его не чувствовала.
   Мартис и ещё один паренек стали настоящими ·"звездами" урока, умудрившись целых два раза сбить концентрацию и перевоплотиться полностью в бескрылых но быстробегающих драконов. Мастер велел им менять ипостась пять раз туда и обратно, чтобы они чувствовали, когда состояние закреплено. К восьмому кругу, не привыкшая к длительным пробежкам Инна стала сдавать позиции и на девятом все-таки присела на скамейку.
  - Чего мы расселись? Работать! - рыкнул Дракорий, но она быстро замотала головой, стараясь отдышаться.
  - Я его не чувствую.
  - Кого? - не понял мужчина, почесав короткий ёжик волос на макушке.
  - Дракона!
  - Ахах! - вдруг полу-рыкнул, полу-рассмеялся преподаватель. - Дракон не где-то там! Дракон, это ты! Вставай и беги! И слушай себя!
  Пришлось встать. Дополнительные четыре круга - тяжелое испытание, но с ним было покончено. Инна казалось, что она даже смогла в себе почувствовать.. себя. Теплую, большую, сильную. Но увы, совсем ненадолго, хотя сур Дракорий уверил, что заметил её перемены и похвалил за старание. Вместе с тем накладывая наказание на Мартиса и того самого смешного парня, за то, что те взяли инвентарь без спроса.
  И сейчас, голос сури Филиппы пробивался к Инне словно через толстую вату. Хорошо, что Рина записывала конспект, иначе на следующем опросе Филиппа бы имела возможность завалить нелюбимую ученицу. Ну и плюсом было то, что на данном уроке, она подозрительно много времени уделяла Алибине и о чем-то с ней шепотом переговаривалась, пока остальные записывали с доски.
  
  ****
  
  Ей было плохо под горой. Стены будто сдавливали горло и грудь, мешали дышать и говорить, от того она совсем затихла и молча шла вцепившись в руку сурового провожатого Ставия. Старшему вояру постоянно приходилось пригибаться, чтобы не биться головой об арки проходов и уж очень низкие своды подземных ходов. Спустившись вниз, мужчина помрачнел, часто прислушивался и оглядывался, иногда все же ударялся о потолок и тогда ругался сквозь зубы, надеясь, что сопровождаемая леди не слышат, чью мать он поминает в третьем колене.
  По хитросплетенным коридорам, мимо главных селений норвов их вел на редкость улыбчивый местный житель, у Джии все не выходило из головы, что должно быть наоборот: Ставий - улыбчиво подбадривающим, а норв угрюмо подгоняющим. Но нет, она не жаловалась на вояра, ей здесь было жутко, даже страшно, да и любому бы было здесь так же, а вояр только держаться стал строже. Когда они шли к горам, мужчина часто смеялся, рассказывал истории, а уж сколько раз выручал её, не приспособленную к путешествиям с детства, из различных передряг! И много раз орудовал мечом - иногда ему приходилось припугнуть, а иногда и покалечить - в такие моменты Джия старалась прятаться где-нибудь, но так получалось далеко не всегда. Тем не менее, Ставий оставался бравым старшим вояром и старался не падать духом. В огромном дополнении ко всем заслугам, мужчина оказался единственным, кто согласился отправиться в обросший тайнами и легендами "Край Драконов".
  Норв делал остановки именно тогда, когда Джия начинала выбиваться из сил, словно чувствовал её состояние, выбирал место так, чтобы видеть все вокруг и разбивал небольшой лагерь на полчаса. Ставий предлагал сначала понести подопечную, но норв возразил, разумно заключив, что тогда рослый мужчина соберет своей головой абсолютно все своды Подгорной Тропы, а с ношей на руках сильно устанет, а силы под горами лишними не бывают. Мало ли что? Вояр хмыкнув, кивнул, сел на циновку лицом к ближайшему повороту и, вытащив из ножен свой меч, красивый, с тонким узором по лезвию (Джие потрогать его он так и не дал, и она только украдкой посматривала, когда меч извлекался) принялся его чистить и подтачивать.
   - Не волновайтесь, бравый воин, - басовито успокоил обитатель подземных дворцов. - На этих тропах редко встретишь чужака, а незваные гости теряются в самом начале пути. Да и я, слава Каменному, чувствую дороги, - норв заботливо набросил на плечи девочки тонкое одеяло , он был ниже её на голову, хотя она никогда не считалась высокой, а Ставию и вовсе едва доставал до пояса, но так как она присела у огня, смог поухаживать за, как ему виделось, ещё сущим ребенком.
  Как и в прошлые разы, сидели не долго, потушили маленький костер, собрали вещи и пошли дальше.
  - Нужно поспеть до моста, пока его не закрыли на ночь, - бормотал бородатый, имя которого Джия пока так и не узнала. Как он тут понимает, день или ночь?
  - А что за мостом? - впервые за долгое время спросила она.
  - О, вайке, за мостом первая деревня, которую вы увидите! - норв начал прибавлять ходу, но Джия не отставала.
  - Почему вы меня так назвали? - удивилась девочка.
  - Так называют всех маленьких у нас, норвов. Вы же ещё очень маленькая.
  - И вовсе и нет, - девочка надулась, краем глаза замечая, как усмехнулся Ставий, за руку которого она вновь держалась.
  - По меркам норва, это так и никак иначе.
  Какую-то часть пути она обижалась, надеясь, что у кого-нибудь из мужчин проснется совесть, но они просто не обращали на её недовольную гримасу никакого внимания. И, в конце концов, желание узнать, к какой такой деревне они направляются, пересилило желание получить хоть какие-то извинения.
  - Ладно, а что за деревня? Нам же не стоит заглядывать в норвальдские поселения, вы сами говорили!
  - Милая вайке помнит, вы молодец! На самом деле это поселение voorandumin... отчужденцев. Они живут не всегда внизу, они поднимаются часто наверх! Там и у меня дом есть. Нас не очень любят остальные норвальд, но зато мы приносим часто пользу, поэтому они терпят.
   На всеобщем языке норв говорил достаточно бегло, но своеобразно, иногда он вставлял какие-то свои слова из подземного языка, однако почти сразу же их переводил.
  - Некоторые даже уважают, вот один из шести краалов, краал Хмур, он даже работу нам дает, мы через него с большим числом норвальд общаемся.
  - Это ваш король?
  - Да-да! Король, это краал у нас. О! Глядите-ка! Дошли мы! Вон мост, - норв махнул рукой вперед. Они неожиданно резко оказались вместо узкого коридора в огромной подземной пещере. - Поперек, этот подземный зев, разрезал провал, - важно добавил мужик, дергая себя за бороду. - На той стороне наша деревня и есть.
   Джия и Ставий пока не видели моста, только пару огоньков, провожатый поторопил и сам ещё прибавил шагу, девочка стала запинаться, и тут её вояр все-таки подхватил, так, чтобы она ухватилась со спины за шею руками и за его пояс ногами. Откуда-то раздался гул, не из подземли, он был не глубже, а словно вокруг, гудел воздух.
   - Говорил я, что не так что-то! - рыкнул раздраженный вояр, переходя на быстрый шаг.
  - Что за напасть!? - изумился норв. - С роду летом снежных големов не видалось!!!
  - Снежные големы?! Под землей?! - мужчина перешел на бег, к чести норва, тот не отставал ни на шаг.
  - А где ж они летуют? Они летом спать, - пыхтя просвещал вояра норв, от переживаний упрощая слова. - А зимой выходить из пещер на снежные горы.
   - И как нам от них отвязаться!?
  Гул становился невыносимым, Джия морщилась, но за кутку мужчины Ставия держалась крепко.
  - До моста надо, за него не зайдут, там древние руны вдоль пролома и стен и на мосту тоже.
  - Ходу! - скомандовал вояр и побежал ещё быстрее к тем самым огням. Девочка зажмурилась, казалось, что за их спинами что-то есть, большое-большое и свирепое, оно их видит, и оно гудит, просыпаясь.
  Потом затряслась земля, словно от шагов. Точно! За спиной точно кто-то идет за ними! И если они бегут, то это что-то идет, грузно ступая, не торопясь, но в их сторону.
   - Мы на его территории, он будет её защищать, если не уйдем! - заявил норв, сил ему было не занимать, бежал он все так же на ровне.
  - Вы же пользуетесь это тропой! Откуда он взялся? ?- перекрикивал гул Ставий.
  - Надо узнать! - коротко крикнул в ответ норв, выходя на обгон. - За мной! К фонарям!
  
  Они успели, тяжело дыша, он остановились на той стороне моста и наблюдали, как огромное создание, от которого, даже на противоположной стороне провала чувствовался холод, натыкается на невидимую стену и, то громче, то тише гудит.
  - Никогда меня чутье не подводит, - устало выдохнул вояр, снимая с себя дрожащую девочку и крепко сжимая её ладонь. - Веди в тепло, леди совсем продрогла.
  - Ей отварчику спокойного, или.. настойки какой, - не мигая ответил норв, глядя на голема. - Я тебе дам, настойки. Малая ещё леди.
  Он кивнул, с опаской повернулся спиной к чудищу и пошел к ещё одной паре фонарей, освещавшей створки ворот. Крепким кулачищей он вдарил пару раз, и ворота приоткрыли. Послышался подземный язык с глубоким грубым голосом, кто-то впускать явно не хотел, но вдруг чья-то голова выглянула наружу и Ставий даже с того места, где остановился с девочкой, сумел рассмотреть, как глаза сторожа в ужасе округлились. Щель увеличилась и норв подозвал попутчиков. Так они попали в норвальдскую деревню отчужденцев.
  
  Девочку, сначала напоили успокоительным взваром, а потом уложили спать, несмотря на уговоры местного старейшины, оставить её, как очевидицу и расспросить. На доводы старосты Ставий показал свой кулак и разговоры на счет леди и её показаний стихли. Он сам жутко устал, но если и он решит пойти спать, ссоры с местными избежать не удастся. Ну ничего, вояру не впервой. Провожатого, стража и вояра оставили в искусно выбитой в камне пещере старосты, что не мало важно, с высокими потолками! Пока они ждали в гостевой комнате остальных стариков деревни, провожатый норв подошел к нему и присел рядом. Хоть вояр и не намекал на разговор, тот заговорил сам.
   - У нас принято чужакам говорить прозвище.. ну, чтобы не позвать беду.
  Вояр хмыкнул улыбнувшись.
  - Но мы с вам пережить большое событие, беду. И я хочу вам представиться, моё имя Могод.
  - Спасибо за оказанную честь, - понимающе кивнул мужчина, тоже не повышая голоса. - А меня Ставий звать.
  - Приятно знать! - искренне улыбнулся норв.
  - А я.. я думал вы другие. Угрюмые, под землей же живете.
  - Ха-ха! - прихлопнул по колену бородач. - Под землей вам плохо, а у нас тут дом, нам на земле... угрюмо.
  
  Деревню они покинули через два дня, снабженные припасами, вместе с Могодом, согласившимся отвести их через перевал и к Драконьему залу, где в назначенный день должен был ожидать дракон от принимающей стороны.
  - Если аккуратно, то пройдем быстро, - бойко вещал Могод, забираясь вперед по темной дороге. - Лето, метелей не будет, а тот голем, скорее всего, странное недоразумение.
  
  Они без приключений вышли на склоны горы и дальше следовали по одному только Могоду известному маршруту среди скал. Метели и вправду не было, снега на камнях чуть, кое-где пробивалась трава, а солнце припекало так, что вояр снял куртку и закатал штаны. Вот это контраст, снег хрустит под сапогом, а жарко, словно в середине лета. Через некоторое время их дорога снова ушла в пещеры, хоженые и светлые, но все-равно, пугающие Джию почти до слез. Когда казалось, что до обусловленного места день пути и больше уж точно ничего не успеет произойти, сработал закон подлости. Они как раз выходили в один из древних подземных залов, где полуразрушенные величественные статуи норвов, в чьих руках тлели или тускло светили факелы, глядели на путников из-под потолка, а вокруг клубилась подземная хмарь и пыль столетий. Тогда-то в вояра и полетели стрелы, первую он не отбил и она пронзила плечо, Джия взвизгнула, испугавшись, норв повалил её на землю, велев прикрыть голову. Следующие стрелы Ставий, рыча, отбил, в его руке что-то блеснуло, и возник прозрачный сияющий щит, но после трех стрел атак больше не последовало. Мужчина рванул вперед и обследовал то место, откуда, по его мнению, стреляли, но там, кроме следов человека или эльсиотона в пыли, ничего больше не было. Поджидали, выстрелили и ушли. Все продумано, наверняка хотели припугнуть и остановить.
  - Бравый воин Ставий, может быть, мы остановимся? Вам нужно обработать рану и отдохнуть! - норв засуетился, стягивая с плеч заплечный мешок. Джия стояла рядом, бледная, но не плакала и не кричала, ей уже приходилось видеть вояра раненым, просто, как и в прошлые разы, было страшно. Его могли убить!
  - На то у них и расчет, задержать и запугать! - Ставий с досадой пристукнул здоровой рукой по статуе. - Но рану надо обработать, с этим не поспоришь.
  
  Девочка искренне радовалась открывшейся, с небольшого плато, долине. Они наконец-то вышли из горы и из-под земли! Здесь дышалось вольно, над головой разлилось голубое прозрачное небо, а внизу, уютно обосновалась деревня с нормальными домами. Сколько хватало глаз, дальше было видно густой лес и едва заметную блестящую ленту реки.
  - Река Жемчужина, - рядом встал тот самый, встречающий дракон, он был как человек. Увидев его, Джия даже не поверила сначала, пока он не продемонстрировал, как на его руке появляется чешуя. - Добро пожаловать в Аркаым.
  Они душевно попрощались с Могодом, обменялись подарками и простились, норв с легким сердцем отправился назад в подземелья, а дракон повел их вниз по дороге под гору. Ставий держался, но ранение сказалось, может быть, стрела занесла какую-то грязь? Цвет его лица был зеленоват, он оступался, что не было на него похоже и отказывался от еды, хотя и признавал, что ему нужно есть, но о просто не может. Тогда все под свой контроль взял дракон, он сказал, что в деревне они останутся до выздоровления мужчины, отправил его к местному лекарю, а сам потихоньку начал рассказывать Джие, где она оказалась, и аккуратно пытался выяснить, догадывается ли она о цели своего визита.
  Девочка, конечно, все знала, родители не думали, что от неё что-то нужно скрывать. Все началось с чешуи, она возникла на шее, когда брат, бегая вокруг неё с чаровской хлопушкой, нечаянно активировал её. Та вырвалась из детских рук и залетела ей под косу. Джия помнит, как испугалась, но боли не последовало, а когда она провела рукой, оказалось, что на шее выступила чешуя. Мама сказала, что она была красивого, серебристо-стального цвета... Девочка вздохнула, когда она теперь с ней увидится?
  
  ****
  
  Бабушка появилась в её комнате рано с утра в выходной. Конечно, Инна ещё спала и видела красивый сон про единорога. Старшая родственница умилилась спящей внучке, но всре равно её разбудила. - Прости милая, у меня к тебе важно дело.
  - Какое.. какоевлажноесено? - пробурчала Инна, отмахиваясь от женщины.
  - Дело, милая. Вставай, пожалуйста.
  - Сено, это.. это важно, хр-р, - заключила девушка и укуталась в одеяло.
  - Вся в отца пошла, недовольно нахмурилась сури Маргель, выискивая глазами что-нибудь, что могло бы помочь в пробуждении Инессы. Будильник отыскался быстро, хороший, механический, женщина завела его и поставила на стол. Пробуждение внучки было ярким. Бабушка нависла над внучкой так, что её она увидела моментально.
   - Вы издеваетесь?! - спросонья путаясь в одеяле и пытаясь найти, где звенит, Инна упала с кровати. - Ты просто мне очень нужна, одевайся поживее.
  - Кошмар, что за мир! Все творят, что хотят. Вот завались я к вам в комнату под утро...!
  - Ты нашла бы меня за утренней медитацией. Я встаю с рассветом. А уже рассвело, кстати, - сури Осьмуш широко улыбнулась и подала ей платье.
  
  - Что Вам надо? - хмуро спросила она, выходя за бабушкой на пасмурную осеннюю и ещё не проснувшуюся улицу. Спать и спать ещё!
   - Прибыла одна особа, и я хотела тебя попросить, во-первых.. попробовать посмотреть на неё.. под особым углом.
  - А во-вторых?
  - Во-вторых, я попрошу, если только получу нужные сведения по первому вопросу.
  Как вместе они прошли через портал, не осталось Инессой почти не замеченным, после порталов её всегда мутило, а если ещё и пустой желудок. Бабуля точно садистка. Девочка думала, что вновь окажется в особняке, но в место этого они вышли в просторный зал, словно сделали шаг из картины на стене. Он был таким же сумрачным, как и улица Вороней пустоши. Осень даже на дворцы наложила свои хмурые чары, мерцающие у стен светлячки, мало исправляли ситуацию. Сури Осьмуш пошла прямиком к креслу на постаменте, чуть ближе оказавшемуся троном, они, не сбавляя шагу, зашли за него, она тронула что-то на стене и быстро пошла дальше, прямо сквозь стену, хорошо, что держала Инну за руку, а то та бы наотрез отказалась повторить трюк. Потайной ход за троном был чист и светел, вероятно потому, что им любит пользоваться сам Двукрылый. Ход вывел к дверям, женщина толкнула первую и сбавив темп, зашла внутрь, Инна видела, как та присела в реверансе и повторила маневр, заметив край золотой императорской мантии. Неужели у бабули нет друзей "попроще"?
  - Видят Небесные крылья, все случается не просто так! - Воскликнула вдруг сури Маргель, совершенно не свойственным для неё, предыхающим тоном.
  Что за спектакль?
   - Светлейший Император, у Инессы необычная э"яльи, она может нам помочь.
  Инна выглянула из-за спины родственница и обнаружила сидящего в кресле того самого императора, рядом с ним стояла девочка, черноволосая, с длинной косой, ниже поясницы и большими, но испуганными глазами. Девочку за руку держал статный мужчина, точно воин, спина прямая, а на руках и лице шрамы, и рука ранена - на перевязи. Волосы у него коротко стриженные, каштановые, скулы высокие, глаз не рассмотреть, падает тень, но точно внимательные. Его можно даже назвать красивым. Но не смазливым. А по другую руку от императора спектакль наблюдает незнакомый девушке, точно дракон.
  - Что ж, я этому рад, - кивнул император и пригласил Инну подойти ближе.
  - Скажите, что делать?
  - Пожалуйста, используй свою суть, нам нужно выяснить, что это за девочка.
   - В смысле? - вздернула бровь сонная и немножко злая Инна.
  - Попробуй узнать, дракон ли она, - терпеливо пояснил правитель.
  - А-а-а...
  Это было чуть-чуть сложнее, чем определить цвета чар и чьи чары, кому принадлежат. Пришлось долго смотреть и намного глубже и не только на гостью. Сначала, она сравнивала с императором, но тот слишком сиял. Тогда, Инесса велела встать тому, незнакомому дракону рядом с черноволосой девочкой. Инна глядела то на неё, то на него, то на воина рядом.
  - Ну.. она точно не человек, вот вы, мужчина, стопроцентный человек. А девочка..
  Рисунок, основной, выведенный белыми нитями был похож на рисунок дракона, стоявшего рядом, но потом начинал видоизменяться там, где у всех остальных драконов был ещё одинаковым. Наконец, Инна помотала головой и потерла уставшие глаза. ?
  - Она дракон, - заключила девушка. - Только, какой-то не такой, - император прихлопнул и вскочил с кресла, чем заставил взяться за рукоять меча видимо охранника девочки и встрепенуться её саму.
  - Спасибо, сюри Инесса! Именно это мы и хотели узнать!
  - Отечество нас не забудет, ?- пробормотала Инна, может быть слишком громко, чем следовало, но император только махнул рукой.
  - Стипендию назначим. Только учись хорошо.
  После утренней побудки и длительного использования сути у Инны разболелась голова, бабушка без слов доставила внучку обратно и даже уложила в кровать, но на последок не удержалась от новости: - Не хочу тебя огорчить, но тебе, скорее всего, придется взять шефство над той юной сюри.
  - Что? Но я же сама тут ещё не разобралась, - девочка снова потерла глаза. Все веселее и веселее.
  - Вот и разберётесь вместе.
  Бабуля была как всегда конкретна.
  
  После полудня в дом на Пустоши заявились друзья. Иоверин давно встала, но Инну не будила, так что, когда ребята постучали в парадную дверь, открыла сама. Инесса застала их за чаем с булочками обсуждением предстоящего следующего боя между первогодками шестой подгруппы.
  - Второй завтрак, - пояснила Рина, делая глоток, Инна недовольно плюхнулась на свободный стул и зевнула.
  - Для кого-то первый.
  - На тебя не похоже, - хором выдали близняшки, и были удостоены усталым взглядом.
  - А-а-а! - озарило компаньонку. - Я слышала рано с утра, кто-то был в доме, но сторож не очнулся, и я решила спать дальше.
  - Бабушка.
  Больше ничего не объясняя, Инна ухватила последние два бутерброда, пока их не зацапал кто-нибудь другой и с аппетитом начала свой завтрак. Друзья позволили доесть, но их заинтересованные взгляды не дали уйти от разговора.
  - Рано утром пришла бабушка, ей кое-что было нужно от меня. Моя... - тут она замолчала и внимательно посмотрела на своих друзей. А друзья ли они? Можно ли им доверять? Да, они вместе бились на игре, даже неплохо сработались, но... А может именно после этого разговора, она и поймет, кто из них ей друг? Только вот как сделать так, чтобы они, если что, не разболтали её тайну, кому попало?
   - Есть у драконов клятвы? - спросила она через несколько мгновений.
  Вопрос оказался неожиданным, однако, Ценимира как всегда нашлась быстрее всех.
  - Конечно. А ты хочешь, чтобы мы поклялись в чем-то?
  - Да. То, о чем я думаю вам рассказать, это моя особенность. Не обижайтесь, пожалуйста, но я не хочу, чтобы кто-то из вас при каких-нибудь обстоятельствах раскрыл мою тайну... кому-нибудь.
  Все это она проговорила на одном дыхание, уже приготовившись услышать возмущенные упреки или даже то, как кто-нибудь из друзей хлопает дверью. Но все остались на своих местах.
  - Клятва круга крови подойдет? - в тишине раздался голос Мартиса, двойняшки одинаково вскинув бровь повернули свои головы к нему. - Я увлекался, читал. Можно попробовать. Но только если твоя тайна действительно очень, эм-м, тайная, - парень немного запинался с опаской поглядывая на всезнающих брата и сестру.
  - А ведь это идея, - подтвердил здравость мысли Цветозар, - я даже не подумал о ней.
  - Я вот не считаю, что это идея! Клятва на крови драконов самая сильная! А если поклясться неверно, то может нарушиться циркуляция чар у всех нас!
   Рина поднялась из-за стола, скрещивая руки на груди.
   - Давайте почитаем, подготовимся хорошенько! - юноша, уже загоревшийся своей идеей тоже встал с места, опираясь на стол руками. - Спросим у кого-нибудь.
   - Нельзя спрашивать у кого-нибудь! - передразнила Рина Мартиса. - Спроси ты у кого-то со старших годов или преподавателей или просто взрослых драконов, они непременно заинтересуются, зачем это нам надо! - девушка не на шутку разволновалась, хотя пока было совершенно не понятно, согласна она участвовать в задуманном или нет. - А знаете почему? Потому-что эта клятва считается уже четыреста лет как поднадзорной! И используется в крайних случаях, например приближенными Императора. Я тут что-то членов Императорской семьи не вижу.
  Камень был, конечно, в огород Инны, но та его постаралась не заметить, Рина просто волнуется, её можно понять.
  - Я не заявляла, что императорских кровей, - спокойно отметила девушка, размешивая в чае варенье. - Просто бабушка настоятельно мне рекомендовала никому не распространяться обо всех своих особенностях, а не расскажи я вам, мы в скором времени перестанем быть друзьями. Потому что у меня станет появляться от вас все больше тайн. Вы.. - она вздохнула, не поднимая глаз от чашки, - я подумала, что вы бы были для меня очень хорошими друзьями, но я не хочу вас заставлять делать то, чего вы опасаетесь или считаете не законным.
  Ребята задумались, близняшки тихо переговаривались между собой, к ним присоединился, после своих размышлений, Мартис, а Рина так и осталась стоять, скрестив руки, только прислонилась спиной к кухонному холодильному шкафу.
  - Мы принесем эту клятву, - наконец, ответила за всех Ценимира.
  - Я в этом не участвую.
  Хмурая Рина недовольно передернула плечами и отправилась наверх к себе. Инесса тихонько вздохнула, а вроде бы с Иоверин она сблизилась как раз больше всего...
  - Так! - Мартис бросился к книжным полкам в гостиной. - Нам нужна книга по истории чар, там рассказывалось об этой клятве, я помню!
  - Только беда в том, что на 196 странице, этот обряд описан одним небольшим абзацем, - скептически заметил Цветозар, останавливая бессмысленные поиски парня.
  - Надо подумать, какие вы умные! - съязвил юноша, умеряя свой пыл. - И где же тогда искать?
  - Сказы Желтого Дракона, - Цени появилась вдруг за братом с небольшой книжкой в руках. - Их никто не воспринимает всерьез, будто они просто рассказы, сочиненные для развития детей. А мы заметили, что это не совсем так, - девушка пролистала желтые странички до середины и ткнула пальцем в название. - Если вкратце, то это небольшая история об Императорах из того времени, когда драконы ещё жили кланами. Чтобы их кланы не враждовали, они скрепили свой союз Клятвой круга крови.
  - И чем у них все кончилось?
   Цени улыбнулась подруге немного виновато. - Ну, вообще-то, один из Императоров решает заключить союз с теневыми демонами, втайне от своих братьев по крови. А демоны, как существа, ищущие только выгоды для себя, с легкостью нашли в договоре с ним лазейку и перебили половину его клана... В его же клане, после Клятвы Круга поселились драконы из семей "братьев".. не сложно догадаться, что началась новая война. Где семья предателя оказалась проклята под действием Клятвы.
  - Да-а-а, - протянула девочка, приложив задумчиво палец к губам. - Что-то я уже близка к позиции Рины.
  - Но эта клятва самая действенная, - пожал плечами Мартис, - Преступивший её навлекает на себя неминуемую и быструю кару.
  - Вы все ещё согласны её принести?
  - Я не против, - улыбнулась Цени.
  - И я, - подтвердил её брат.
  - Я вообще её предложил.
  - То есть согласны стать заложниками моей тайны?
  - А ты сделай так, чтобы, после... После официального разглашения этой.. информации, условия клятвы были бы упразднены.
  
  Это было чудо, что ни Нейа, ни сур Огнедар сегодня, ни разу не удостоили их своим присутствием, видимо умчались в столицу по делам. За два часа ребята собрали всю информацию, которую смогли найти, переписали порядок принесения клятвы, получив объем в шесть листов. Потом Цени размножила его несложной бытовой чарой и раздала каждому для внимательного прочтения. Ещё полтора часа ушло на разучивание. Неусидчивый Мартис был удивительно увлечен процессом, перечитывал и пояснял для себя и остальных непонятные моменты. Клятва вызвала у него живой интерес.
  - Не знаю, - бормотала изредка Инна. - Учить, серьезную клятву, описание которой больше чем на половину взято из книги сказок.
  Но настроенность ребят решила все за неё, они бы ей уже просто не дали отступить. Это из-за любопытства или они действительно считают себя её друзьями?
  - Не будем здесь проводить, - отрезала подруга, собирая предметы, необходимые для дела, найти их в доме и саду было не сложно. Требовалось: представители элементалий, ветви четырех главных деревьев и по чаше на каждого клянущегося. - Нужно в какую-нибудь бездраконью рощу или лесок, - заключила девочка, накидывая пальто.
  
  В знакомый заброшенный сад они шли притихшие. Внутри Инны все дрожало и словно сжалось, от духа авантюризма, наверное. Она впервые участвовала в чем-то подобном. Призыв Пиковой Дамы в летнем лагере можно не считать, здесь, в отличие от Земли, последствия от ритуала будут самые "взаправдашные". Хотя, ещё неизвестно, что там с Пиковой было. Может они просто что- то не так делали.
  - Вот глупости в голову лезут! - девочка разбила молчание, чуть испугавшись собственного, слишком громкого в этой тишине голоса. Драконы в выходные дни предпочитали разлетаться из пустоши в разные уголки Аркаыма поэтому им никто не встречался на пути.
  Они зашли в гущу деревьев, под плотно сплетенными между собой ветвями деревьев, между их корней Цени и Зар без труда расположили все предметы согласно инструкции. Ребята встали в квадрат, сделали вдох.
  - Ой.. - вдруг обронила Мира.
  - Что ещё? - вздохнул Мартис.
  - Мы ритуальный кинжал забыли. Чем надрез делать будем, чтобы кровью обмениваться?
  - Мы драконы или где? - хмыкнул парень, выпуская на волю свои острые драконьи когти.
  - И вправду, - согласилась непривычно рассеянная девушка. Видимо ей тоже было не по себе. - На-начнем, пожалуй.
  За руки было браться не обязательно, круг создавала энергия приносящих клятву.
  "Племя одно и семьи одни, ты кровью согласия соедини! - пронеслось тихо между ними, - Драконий огонь, драконья земля, единою стать до итога должна...!
  - Стойте! Стойте! - раздался крик.
  - Пришла отговаривать? - набросился недовольный прерыванием ритуала клятвы Мартис.
  - Нет! - потупилась Рина. Она точно одевалась наспех, так как пальто не было вообще, а шарф вился за ней слишком длинным шлейфом . - Я хочу.. хочу с вами, - беловолосая голова склонилась к груди.
  - Ты уверена? - серьезно спросила Инна.
  - Д-да, - девушка достала из сумки чашку, видимо первое, что попалось под руку, и встала в круг. Инна постаралась не выдавать своей радости и сохранять важность момента. Без Рины ей было бы как-то.. не так.
   "Племя одно и семьи одни, ты кровью согласия соедини! Драконий огонь, драконья земля, единою стать до итога должна! Драконья вода, словно в жилах течет, с собой пятерых только вместе возьмет. Единою клетью нас воздух собрал, единою сферой для каждого стал! Клянемся в сохранности наших тайн! Клянемся в общих решениях о тайне каждого!" - Клянусь! - повторил каждый в кругу. Рина запиналась откликалась эхом, но повторяла все точно. Пришел момент каждому обменяться кровью с каждым. Цени наполнила чаши простой водой, Мартис позволил когтям выйти из кончиков пальцев и каждому по очереди полоснул по ладони. Девочки, к удивлению парней, даже не скривились. Каждый капнул в свою чашу по двадцать капель и чаши сделали круг так, чтобы из каждой отпил каждый. В конце, когда ребята думали, что клятва совершена и решили начать расходиться, вдруг, между ними появились видимые каждому, золотые нити. Они ярко вспыхнули и исчезли.
  - Теперь точно совершено, - заключила Цени, рассматривая мгновенно зажившую ранку на руке.
  
  Из рощи они возвращались с легким испугом и в молчании.
  - А верно ли... верно ли мы все сделали? - присоединившаяся к друзьям последней, Рина шла, ёжась и обнимая себя за плечи. И виной тому был не только осенний холод и отсутствие теплого пальто.
  - Думаю да, - Мартис снял плащ и без лишних слов накинул на девушку, отказаться от помощи не дал. - У тебя мало сил, поэтому и трясет немного, внутренний огонь скоро вернется, а пока иди так.
  - И что же такое ты хочешь нам доверить, Инесса, что решилась на такой ритуал, а мы, самое главное, тебе в этом помогли? - Цветозар остановился и обернулся, идущая позади Инееса, тоже замерла. Все остальные остановились и посмотрели на подругу с вопросом. - Дома у нас есть одна книга. Мы откроем её, и вы сами все узнаете, как и я. Это каким-то образом меня касается, моих особенностей.
  - Какие ж у тебя такие особенности быть могут, что мы кровью клялись? - пробурчала Рина, заслужив недовольный взгляд Инны.
  - Я тебя не уговаривала сюда идти, ты сама пришла... - нахмурилась она, но Цветозар перебил девушку.
  - Она просто напугана. А вопрос дельный. Давай без лишних ушей разъясним пару моментов, прямо тут
  - Ладно.
  Инна сдалась. Осмотревшись, она подтянула рукав своего плаща до локтя, зажмурилась и попыталась призвать дракона. Но ничего не почувствовав открыв глаза увидела только белую кожу руки. Человеческую.
  - У меня проблема с превращением, - Инна попыталась сосредоточиться изо-всех сил, снова зажмуриваясь. - Ну, давай же. Давай! Я никогда сама не...
  - Светлый Двукрылый! - выдохнула Ценимара, с ней Инна услышала и удивленные вздохи других.
  На этот раз, раскрыв глаза, девушка убедилась, что черная чешуя с красным отблеском покрыла руку вплоть до кончиков пальцев. Она поиграла пальцами, рассматривая красные коготки, и подняла глаза на друзей.
  - Ну-у. Как-то так.
   - Так, - ожил Цветозар. - Прячь все назад сейчас же, мы все поняли. Идемте скорее к вам, нужно обсудить все.
  - О! Так вы мне расскажите, почему это всех так удивляет? - разулыбалась Инна.
  - Расскажем, - кивнул Мартис,- вот только, боюсь, рассказ тебе не очень понравится.
  
  Для надежности, ребята закрылись в комнате Инны, книгу положили на пол и сели кругом.
  - И кто первый откроет? - тихо спросила Рина, с опаской поглядывая на толстый, потрепанный временем темный фолиант.
  - Ой, ну это же не "Джуманджи"! - Инна развернула книгу к себе и открыла переплетную крышку, украшенную темной-позолоченной вязью.
  - То, что книга черная, немного тревожит, - Ценимира чуть не задержала дыхание, глядя на то, как резко девушка раскрыла книгу. Инна только скептически помотала головой и уставилась в вязь дарасетэ, но уже через полминуты чтения вздохнула и пододвинула книгу Мартису, сидящему ближе всех.
   - Я вижу знакомые слова, но не могу понять ни слова, - пояснила она, перебрасывая светлую косу на грудь, и нервно намотав её кончик на палец.
  - Хм-м.. - парень пробежал по тексту, потом закрыл книгу. - Так, для начала, Зар, начни ты говорить, а я дополню. Ты видимо, совсем не местная Инесса, так что послушай историю. Это действительно часть истории нашего народа здесь, в новом мире.
   - А-а-а..
   - К книге вернемся позже.
  Цветозар подумал несколько мгновений, поднялся на ноги с ковра и медленно начал ходить взад вперед.
  - Эм-м. Ладно. Двукрылый Император не всегда правил Драконами и стоял во главе кланов. Его дед, на тот момент наместник, пришел к власти после переворота, когда его Император, Меланитовый Генрид, бежал из Аркаума, а позже был и вовсе убит. Уже не известно доподлинно, кто организовал переворот, потому-что свои когтистые лапы к летописям приложить успели очень многие, присваивая себе подобную заслугу или отвергая её. Говорят, что Генрид был жестоким и неразумным, вспыльчивым правителем. Но с другой стороны, историю пишут победители. А настоящих документов того времени о его деяниях не осталось. Их, скорее всего, постарались уничтожить или затерять в архивах. Это, кстати, большая проблема Империи, а ни у кого так руки и не доходят. Вот я бы..
  - Братик, ты отвлекся, - улыбнулась Цени.
  - Зар сказал верно, - Мартис прихлопнул по колену. - То есть, был Император Генрид. И чешуя его была того же цвета, что у тебя.
  - А что в этом такого? У многих драконов цвет чешуи совпадает.
  Ассоциация с правителем, который вполне возможно был тираном и деспотом Инну совсем не обрадовала.
  - Он был последним из своего рода. То есть, вообще последним. Не дядей, ни тетей, ни папы, ни мамы. Детей тоже не было. Потому что его семья ещё участвовала в войнах между кланами. Они прекратились только тогда, когда наместник Генрида сел на трон. Он не принадлежал ни к одному из Высших родов.
  Ценимира хмыкнула, тоже вставая с места.
  - Так нам говорят. А правды мы никогда не узнаем.
  - Давайте глянем, что в книге, - Рина потянулась к фолианту, уже почти без страха открывая его, любопытство пересилило. Некоторое время она вчитывалась, аккуратно листая желтые, а местами уже темно-коричневые страницы.
  - Неужели нет чары от порчи вещи? - спросила Инна, рассматривая реликвию.
  - Есть, но их надо обновлять. А ты думаешь, почему этот талмуд ещё в Риненых руках не рассыпался? - Зар отвлекся от рассматривания серых туч за окном и вновь присел к книге. - Что у нас тут? ".. Из сильнейших был выбран род Чернокрылых." Так, тут выцвело, а жаль. Здесь.. даже я не понял, вот тут.. можно не читать. Вот ведь!
  Так Рина и Зар читали примерно час. Цени успела сходить вниз и приготовить всем мятного чая, Инна дремала, развалившись на кровати, а Мартис упражнялся в контроле чар.
  -Да! - вдруг закричал парень, заставляя всех вздрогнуть, а Мартиса ещё и спустить огненную чару. Хорошо, он успел вовремя её поймать и свести на нет. - Нашли! - так же громко пояснил друг и начал читать вслух.
  - "Никто боле черных крыльев несмел видеть суть каждого!"... таак... вот ещё. "Видели драконы Черного крыла жилы мира и владели ими в совершенстве. Все женщины Меланитовой семьи становились целителями, мужчины - умелыми полководцами, поэтому клан Меланитовый избран был первым среди равных..." - и ещё вот здесь, - "К правлению Генрида Славного в семьях зародились разногласия, веления Императора считали они не нужными, возгордились Главы, извратили деяния Генрида, выставили недостойными. От лица его творили зло по дальним краям и тогда встал Совет на защиту народа и был суд."
  Инна слушала внимательно, но в конце не выдержала.
  - Да причем тут я? Вы знаете мою бабушку, я знаю, что её сын просто...- уверенности в голосе у сюри поубавилось. - Просто по каким-то причинам живет в Старом мире. Я ничего не понимаю...
  Инна села на кровати, она опустила голову, закрыла лицо руками. В мыслях был полнейший кавардак. Не убирая ладоней, она тяжело вздохнула.
  - Ну, черная чешуя и что? Ну, был когда-то правитель с такой же. Но это же было давно!
  Рина присела рядом.
  - Инесса, драконы живут долго... Тебе не стоит показывать чешую, потому-что кто-то из устроивших в те времена переворот наверняка жив. И они могут попробовать устранить.. проблему. Прости. Возможную причину нового переворота на корню.
  - А ещё, - поддакнул Зар, - могут появиться те, кто захочет тебя, не спрашивая твоего мнения, сделать Императрицей и управлять тобой, как куклой.
  - Какой ужас, - девушке захотелось разреветься, но она только зарылась в подушки, сворачиваясь клубком. - Нельзя было соглашаться и ехать сюда, - стукнула она кулаком по перине, хотя вышло неубедительно.
   - Да ладно, мы справимся с этим.. - Мартис встал с другой стороны кровати, дотянулся до руки Инны и потянул на себя, медленно стаскивая её с ложа. - Мы же клятву давали. Значит друзья. Не кисни.
  
  Когда все вместе они пообедали и заставили поесть Инну, начался инструктаж.
  - Тебе нужно работать над контролем своего дракона, - начала Цени.
  -То есть, мастер Дракорий попал в точку, тебе нужно будет пойти к Тиаре! - закончил Зар и его подхватил Мартис.
  - Попроси её учить контролю. Говорят, она не отказывает в этом деле.
  - Но требовательная, - добавила Рина.
  - А мы будем прикрывать, если что, - уверил её Мартис, хлопая по плечу.
  Вот уж не ясно, радоваться такому рвению друзей помочь или опасаться его. Как бы они своей излишней заинтересованностью чужого внимания не привлекли. Она подняла руки, умоляя ребят помолчать.
   - Давайте только без излишнего энтузиазма. Нужно успокоиться, и будем действовать по ситуации.
  - Да, - хором ответили все.
  Необыкновенное единодушие.
  
  Так прошел ещё почти месяц обучения, спокойно, без каких-то ярких происшествий. Не считая того, что в этом мире для девушки все было новым. Пару раз ребята перенимали внимание Дракория и остальных из группы на себя, когда Инна на его занятие едва могла сдержать свою чешую, а так, больше пока ничего не произошло. Даже бабушка более не заглядывала, будто забыв о своей просьбе присматривать за той странной драконицей. И этот месяц мог получить звание самого спокойного, если бы в последнюю его неделю у дверей дома Инны не появился Лустин.
  
  11. Неожиданное чувство.
  
  - Давно тебя не было видно! - улыбнулась девушка и впустила друга в дом.
   В доме было необычно тихо. Нейа занималась чем-то у себя, а Рина уехала по каким-то делам с родителями ещё вчера. Наступали дни осененного отдыха, неделя, когда ученики могли съездить домой или просто заниматься тем, чем им было угодно в Чертогах. Инна решила, что этот день посвятит домашнему чтению, так как ребята тоже разъехались кто куда. Визит Лустина приятно удивил.
  - Да, привет сюри Инесса, я... - парень замялся, подбирая слова, переступил порог немного неуверенно.
  - Что-то случилось? Ты говори, я никому не разболтаю, - Инна забралась в кресло с ногами и пригласила сесть друга в соседнее.
  - Нет, все нормально. Я.. просто у меня свободный денек выдался. Может.. - он собрался с духом и, выдохнув, продолжил. - Хочешь сходить куда-нибудь?
  - Лустин, точно все нормально? - парень кивнул, и Инна пожала плечами. - Давай сходим, я не против, только вот куда?
  Наследник рода Прямокрылых оживился.
   - Ты же почти не выбиралась из дома. Давай погуляем по Пустоши, могу рассказать тебе историю.. Если ты хочешь.
  Инна быстро собралась на улицу. Теплый свитер, джинсы, на которые тут никто не обращал особого внимания, волосы заплести в косу и сверху надеть пальто местного пошива - вот и вся задача. Подхватив сумку она спустилась вниз.
  - Идем?
  Лустин снова только кивнул. Странный он сегодня.
  
  Парень, предложив девушке взяться за локоть, почему-то старался меньше глядеть в её сторону, без умолку трещал о том, что Пустошь появилась через пятьсот лет после основания Чертогов как раз как место для жизни учеников. О том, что только ещё через пятьсот лет, помимо основных учебных обсерваторий была возведена та самая "Когтистая Лапа". Он обратил внимание даже на дорогу, мощенную булыжником, на различие домов разных веков и рассказал парочку местных легенд. Но все это время почти не смотрел на Инну, хотя подобного поведения за ним девушка раньше не замечала. Наконец, они подошли к местному обеденному дому, как в Аркауме называли все ресторанчики и кафе. Обеденный дом "Старый Чертог" встретил друзей двумя уютными выполненными в дереве залами почти полностью забитыми отдыхающими драконами.
  - Пойдем, - парень увлек подругу куда-то вглубь зала, что правее, а потом спустился по лестнице вниз. Оказалось, что там есть ещё один зал, но народу в нем было меньше. Вероятно потому, что здешние посетители пускали под потолок дымные разноцветные колечки из собственного дыма и соревновались в метание огненных и водяных шаров в дальнем углу, соединив два стола, и тем самым устроив маленький полигон. Радоваться жизни им никто не запрещал, а некоторые, допив и стукнув кружкой по столу, присоединялись к той или иной команде. Но Лустин повел в сторону, и Инна оказалась лицом к столику, уютно расположенному прямо под лестницей. На стене, венчая канделябр, мерцали чаровские пламенные светлячки, бросая тени на белую скатерть стола.
  Он жестом пригласил сесть и устроился напротив.
  - А почему наверху не захотел? - спросила девушка, глядя на приглушенно освещенное помещение.
  - Слишком шумно, - поймав саркастический взгляд подруги, он усмехнулся, потупив глаза. - Ладно, это просто моё любимое место. Хозяин нас уже видел, а значит, сюда непременно кого-нибудь пришлет.
  - Так часто здесь бываешь?
  - Не без того.
  Действительно, подрабатывающий здесь дракончик лет двенадцати резво подбежал к столику и дружелюбно поприветствовал Лу, и впрямь, он здесь завсегдатай. Парень быстро протараторил названия каких-то кушаний и напитков и отпустил ребенка.
  - Предлагаю тебе кое-что попробовать, ты ведь не ела ещё в этом доме?
  Инна пожала плечами, в принципе, он прав, она не знает здешнего меню, но мог бы не решать за неё, а предложить выбор. Ну ладно, пусть так.
  - Лустин, ты сегодня странно себя ведешь, что случилось-то, расскажи пожалуйста. Я ведь не отстану.
  Парень вдруг покраснел или девушке просто показалось. Он промычал что-то нечленораздельное, а потом все же посмотрел ей в глаза, впервые за вечер. Инна увидела язычки пламени, ма-а-аленькие, блестящие.
  - Ты заболел? Какой ужас! - Инесса хотела было приложить ладонь к его лбу, но парень мягко отшатнулся.
  - Нет, сюри. Нет. Я... это осенняя.. эм-м, осеннее чувство, оно может пройти.
  - В смысле? Как обострение у душевнобольных в Старом Мире?
  - Мда... такого сравнения ещё не встречал, - Лустин почти рассмеялся, взъерошивая себе волосы. Он помолчал немного, а потом взял ладонь девушки в свою и крепко сжал. - Инесса, я так долго не заходил к вам, потому что.. у меня к вам осеннее чувство,- он говорил серьезно и у девочки пропало желание смеяться. - Оно, правда, может пройти, если вы не ответите взаимностью. Но я от вас этого и не требую. Мне эту осень просто нужно пережить. И если вы поможете мне, будете рядом, как с.. вы правильно заметили! - юноша отпустил её руку и схватился за голову. - Как с болеющим! Например, эту неделю... то к началу зимы я приду в норму.
  Инна сидела в ступоре. У неё сейчас были чувства смешенные. Никогда ещё она не слышала в свой адрес, что чувство к ней можно сравнить с болезнью. А по правде, ей ещё никто не признавался ни в каких чувствах и в свое первое, можно сказать, свидание, услышать от юноши, что она может не волноваться и эта болезнь пройдет. Как-то обидно.
  - Знаешь, - вздохнула она. - Лучше бы ты цветов купил и на свидание позвал.
  Девушка оперлась щечкой на кулачек, крутя в левой руке прозрачную солонку. Лустин замолчал.
   - Прости, - парень не знал, куда себя деть и что сказать, но постарался загладить ситуацию. - Знаешь, тут есть прекрасное мороженное, да, драконы его делают, "языки пламени" или "ледяной сон". Ты будешь?
   - Давай языки, - безразлично ответила она, все так же разглядывая солонку.
  Он подскочил и выбежал из зала, но быстро вернулся, снова сел напротив. Какое-то время они молчали.
  - Инесса, прости меня. Но я могу сказать, что это чувство не совсем болезнь. Просто весна и осень усиливают в нас то, что мы и так переживаем и испытываем к другим.
   Инна внимательно изучила его лицо и глаза, сложила руки перед собой и чуть грустно улыбнулась.
  - Ладно, давай попробуем помочь твоему... "горю".
  Утро выдалось беспокойное, Инна ходила взад-вперед по комнате и усиленно размышляла. Как быть? Ей ведь никто ещё не признавался в любви! Она плюхнулась на кровать и, сложившись пополам, водрузила свою, сильно думающую, голову на ладони. Нравлюсь... А он ведь симпатичный. И даже ей нравится... Что делать-то? Девочка вновь вскочила, подбежала к зеркалу и пристально окинула себя взглядом. И чего он в ней нашел? Ничего же такого. Ну девушка, фигура ещё даже не совсем оформилась. Коса длинная, это да. И глаза.. красивые. А она ведь и вправду очень даже ничего! Девочка повернулась боком, пытаясь рассмотреть длину косы, подошла ближе и сама заглянула себе в глаза. Нравится.
  - Но ведь он сам сказал, что это как болезнь! - воскликнула вдруг она, нахмурившись, и отпрянула от большого зеркала. - Чушь какая!
  В попытке найти себе место, она уселась за рабочий стол, подтянула к себе прописи с ольями и учебник, пролистала, но взгляд ни на чем не смог остановиться. А может.. может это любовь? Её рука затеребила ручку, и девушка невольно потянула её в рот - грызть колпачки она любила с детства. Она смотрела в никуда, бесцельно листая страницы учебника и покусывая колпачок.
  Интересно, а он на свидание позовет? А ещё я вроде как должна ему помочь. Он же просил... только как? Может это и будет помощь? А если я его не люблю? Кошмар! Никогда не была в такой ситуации!
  Изредка она посматривала на часы, внутри все немного подрагивало, отчасти из-за нетерпения, а отчасти из-за опасения. А вдруг он не придет?
  С приближением назначенного часа её все больше одолевали сомнения. Неужели она может кому-то нравится и вообще, это как? А он над ней не пошутил? Да нет, вроде бы хорошо общались, и он не такой, чтобы так шутить! Ой-ё-ё! А как я с ним сейчас общаться буду? Это ведь все по-другому?
  Она снова вскочила и, подбежав к зеркалу, поправила платье и волосы, присмотрелась к сережкам. Ух, как же все крутится внутри! Может не идти? Может ну его? Но я же обещала помочь! Только КА-А-АК?
  Инна резко выдохнула и сделала несколько глубоких вдохов.
  - Так, Инна, надо успокоиться! - сказала она себе строго, аккуратно присаживаясь на кровать. - Если у меня совсем не будет чувств, я просто скажу ему, что не стоит его мучить моим присутствием. Покажу свои плохие стороны. Например... Например, как я люблю спорить! - девушка остановила себя на том, что безжалостно мяла подол красивого и теплого темно-синего платья. Быстро разгладила складки - она же не хочет выглядеть ужасно на своем первом свидании. Если оно конечно состоится. Ах, как не хочется пока его расстраивать.. да и расстраиваться... Он же милый. Почему не погулять с ним? Да! Решено! Только прогулка. Наверняка, после неё, они обоюдно решат не иметь друг с другом романтичных дел и у Лустина все пройдет! Они определенно не могут быть вместе, он же старше! А что скажут в Чертогах? Точно! Я сегодня только погуляю с ним и все. А завтра скажу, что лучше нам не гулять.
  Стук в дверь снизу заставил девочку подпрыгнуть, а когда она попыталась встать, ноги едва не подкосились.
  - Да чего я трушу-то? Мы же просто друзья, - разозлившись на саму себя, девушка решительно выпрямила спину, подхватила сумочку и не спеша (она очень старалась не идти быстро) спустилась вниз.
  Спустившись, Инна подняла глаза и встретилась взглядом с Нейей, глядела она ехидно, со смешинкой, уголки губ подрагивали, но она ничего не сказала. Сзади топтался Лустин, женщина без вопросов пропустила девочку, все с той же полуулыбкой.
  - Постарайся вернуться не слишком поздно.
  - А.. Ага, - кивнула девушка, стараясь проглотить комок в горле и делая шаг за порог.
  
  Лустин изменился, и Инесса пока не определилась, в худшую или в лучшую сторону произошли перемены. Его щеки слегка порозовели, то и дело он бросал взгляды в сторону девушки, но пытаясь что-то сказать, замолкал.
  - Как ты сегодня себя чувствуешь? - постаралась как можно спокойнее спросить она. Друг же вроде как болен, лучше его не тревожить.
  - Спасибо, я.. хорошо. Прости, пожалуйста, можно... Можно тебя взять за руку? - Инна пожала плечами и протянула кисть юноше.
  - Лустин, - вздохнула она, когда парень, аккуратно сжал пальцами её ладонь, кажется, даже задержав дыхание, - ты все-таки постарайся вспомнить, что мы дружим.
  - Да. Конечно. Мне, так не хочется тебя обидеть.
  - Спокойно. Если мне что-то не понравится, я тебе скажу, - вроде бы немного, но нервозность парня отпустила. - Итак, куда мы пойдем?
  - Тебе можно пользоваться общими порталами?
  - Вроде бы никто не запрещал и аллергии нету, - она пожала плечами не отводя от прибывающего, словно в лихорадке, Лустина.
  - Тогда я предлагаю отправиться в Императорский парк, там сейчас теплее, чем здесь и есть много любопытных мест.
  - Отлично! Но, - она притормозила, потянув его за руку, - ты же вернешь меня обратно?
  - Безусловно, - он уверил её без тени улыбки, подкрепляя доверие, и продолжил движение. Они ускорились, направляясь к центру деревушки. Инна, гулявшая несколько раз по местным улочкам, знала, где находиться стационарный портал и пока была спокойна - они шли в правильном направлении. У самого портала она вдруг похолодела от ужаса.
   - Стой!
  Лустин замер, как вкопанный.
  - Что случилось? - встревожился он.
  - А как же ящерицы? Мне не стоит появляться в столице, пока вопрос с ними остается открытым.
  Он облегченно выдохнул и улыбнулся.
  - Мы отправляемся в открытую резиденцию его Двукрылого Величества, это не в Нисфет, а намного южнее, и там под землей точно нет никаких пещер и городов.
  Инна в мыслях похлопала в ладоши, друг сейчас стал похож на себя намного больше, чем десятью минутами ранее. Будем надеяться, что его состояние улучшается. А плюс ко всему она с ним отправляется в какое-то интересное место!
  
  Портал искрой погас за спиной, они, держась за руки, очутились на каменной дорожке, с которой открывался почти нереальный вид на воды озера. Или моря. А может океана?
  Заметив восхищение подруги, юноша почти что засветился, настроение его точно приподнялось.
  - Вряд ли ты уже знаешь. Это залив Темной воды, название зловещее, но на самом деле, этот залив всегда был одним из самых спокойных. Миновав его можно попасть в Гремучий океан, вот он своё название оправдывает. Пойдем?
  Мягко Лустин потянул её по дорожке, казалось, что прямо к воде, но через некоторое время, девочка поняла, что до залива не так уж и близко. На одном из широких перекрестков, у большой статуи золотого дракона, он повернул налево, и они оказались на тенистой аллее под арками, овитыми лианой. Солнце пробивалось к земле и ложилось пятнами, а от залива каким-то чудом сюда доносился легкий бриз. Здесь были лавочки, небольшие двигающиеся статуи, порхали невиданной красоты бабочки и какие-то очень эфемерные зверьки, похожие на крылатых белок.
   - Кальсы, безобидные, а иногда очень полезные. Их тельца, это чистая энергия чар, многие чародеи используют их, как резервные источники силы, но в саду императора они просто поддерживают жизнь растениям, то есть выполняют ту функцию, которую выполняли испокон веков.
  Здесь и вправду было теплее, хорошо, Инна не надела куртку. Пальцы друга стали горячими, но грели кожу приятно, и совсем не хотелось отпускать его руку. Пока Инна же не нарушает никаких приличий, значит можно. Наверное, ей он нравится. Даже очень.
  - Смотри! - он указал на тропу впереди. - Это довольно длинная дорожка с сюрпризом, наступишь не на тот камень и активируешь чару-шутку.
  - Зря сказал, - хитро усмехнулась Инна. Сначала Лустин не понял о чем она, но через пару мгновений до него дошло, а Инна уже сосредоточившаяся, аккуратно обходила все препятствия, чтобы не навлечь на себя чаровских последствий. Парень прищурился и побежал вперед, Инна ломанулась за ним, он резко повернул с основной дорожки на какую-то поуже, она не успела сориентироваться и пробежала мимо Лу. Тут то, что-то и вспыхнуло слева, а через мгновение маленькие золотистые прозрачные бабочки облепили девочку с ног до головы. Юноша засмеялся в голос.
  - Вам этот аксессуар очень даже идет!
   - Лустин, если ты не хочешь, чтобы я стала королевой бабочек, лучше помоги их снять! - Инне было щекотно, одна из бабочек села на нос. Крохотные чаровские насекомые усеяли её платье и прическу, превратив из темно-синего в золотое, красиво конечно, но с бабочками на голове как-то непрактично.
  - Просто пробеги назад и они развеются.
  - Действительно, развеялись! Чудеса! - улыбнулась она.
   - Я тебя предупреждать больше не буду, так не интересно, - широко улыбнулся Лустин и пригласил вернуться на дорожку, с которой они ушли.
  - Ты тут так часто бываешь? Прямо как в том кафе?
  Юноша отрицательно мотнул головой.
   - Нет, я просто очень много времени проводил здесь в детстве и помню многие такие шутки.
  Они дошли до помпезного пяточка с пустыми лавочками, пока других драконов Инна не видела, но может этот парк такой большой? Усадив девушку, Лустин попросил её никуда не уходить и, подхватившись, побежал куда-то по дорожке в противоположную сторону от залива, к которому она сейчас сидела лицом.
  Присмотревшись, девушка поняла, воды этого залива действительно темные. Но наблюдая за мирными темными волнами и их искрящимися белыми гребешки, едва слыша прибой, она так же поняла спокойствие этого залива. Над водой широким полотном раскинулось глубоко-голубое прозрачное небо, не было видно ни птиц, ни облаков, только воздушную и водную стихии разделяла полоса горизонта. Красиво и тепло. С пасмурной Воронью пустошью не сравнить. Хотя конечно же, во всем есть свои плюсы...
  - Не уснула? - парень немного испугал, вырывая Инну своим вопросом из размышлений, и на его голос она резко обернулась.
  - А.. нет.
   - Я вспомнил о том, что ты говорила. Цветы, - он вытащил из-за спины небольшой простой букетик розовых маленьких цветочков, обошел лавочку и вручил девушке.
  Ей ещё никто не дарил цветов, если не считать друзей, которые приносили цветы на последние два дня рождения. Эти цветочки давали удивительно тонкий, чуть сладковатый аромат, от души поблагодарив, девушка зарылась в них лицом, краски этого места, ароматы и звуки немного кружили и пьянили голову. Это свидание могло стать слишком хорошим, чтобы потом сказать Лустину, как все было ужасно. Мда.. но какие же цветы! Какой сад! Может не стоит портить себе первое свидание?.. А Лу она все скажет через пару дней, когда впечатления от маленького путешествия отхлынут. Она ведь его не любит, как можно так некрасиво поступать с его чувствами? Или она все же... влюблена?
  - Тебе не нравится? Ты стала грустной, - встрепенулся парень, присаживаясь рядом.
  - Нет, цветы прекрасные, - Инесса улыбнулась, - я просто задумалась.
  - Знаешь, мой папа видимо не зря говорит, что женщинам думать вредно. У...вас, сюри, такие прекрасные глаза, когда вы просто удивляетесь всему вокруг, - засмущавшись, он перешел на "вы", чем вызвал у Инны приступ смеха.
  - Спасибо, мне очень приятно от тебя такое слышать, но мы же на "ты" вроде бы, забыл? - Нет, я.. просто, вы...
  - Лустин, это твое осеннее чувство, - она положила ему руку на плечо, - как я поняла, что в день бывают небольшие обострения, а потом спады, да? Если тебе сложно, ты можешь и на "вы", но знай, я и на "ты" не обижусь.
  - Нет, Инесса, не сложно, спасибо, я постараюсь. Идем дальше?
  Сад и вправду скрывал немало ловушек, о таких же безобидных, с бабочками, до маленьких воздушных смерчей, крутящихся под ногами и едва не сбивающими с ног, а так же водяных струй бьющих резко из-под земли.
  На Пустошь они вернулись в приподнятом настроении, все так же держась за руки, зашли в знакомое кафе, пообедали, Лустина в этот момент немного "отпустило" и он мог говорить ещё о чем-то, кроме её прекрасных глаз, голоса и волос.
  Домой девушка вернулась витая в облаках, но в глубине души её точил маленький червячок: а любит ли она Лустина? А нравится ли он ей настолько, чтобы полностью ответить на его чувство?
  
  Нейа, с той же знакомой улыбочкой, удобно устроившись в кресле и опустив голову на кулачок, наблюдала, как её подопечная, не в силах больше терпеть, металась, разговаривая сама с собой. После её первой прогулки с суром Лустином прошел целый один день.
  - ...Нет! Правда, я же не знаю, люблю его? А что такое любовь вообще? Вот Нейа, ответь мне, ты знаешь?
  От Нейи не требовалось ответа, она поняла это после второго раза неудачной попытки хоть что-то донести до взъерошенной девчонки.
  - Вроде, все было хорошо... Но настоящие ли его чувства? Он сам сказал, что это как болезнь, значит, может пройти? А если я уже совсем влюблюсь?.. - она заламывала руки, часто глядела в пустоту и замирала на пару моментов посреди комнаты, а потом вновь продолжала броуновское движение. - А он уже "выздоровеет"? Но он мне нравится... И я, я же вроде ничего?
  - Сюри Инесса, вы прекрасны, - вставила Нейа, почти не рассчитывая, что её услышат, но Инна будто немного очнулась.
   - Ты думаешь? - она подскочила к креслу и впилась пальцами в подлокотник, нависнув над женщиной.
   - Безусловно, вы только в зеркало гляньте, сюри, - отрапортовала она, вставая со своего места от греха подальше.
  - И вправду, - Инна теперь подбежала ко второму большому зеркалу в этом доме, которое висело в прихожей. - Да, волосы, красивые и глаза... Но Нейа, нехорошо же так.. вроде бы я помочь обещала этот его недуг пережить. Однако я же вроде и помогаю, да? - настроение у подопечной сменялось молниеносно одно другим, и женщина уже с трудом определяла, где тут радость, а где грусть. -...Его чувства, это так важно! - продолжала вещать сюри.
  В дом на кухню заглянула Огнедар. Старик прошел через гостиную, обратил внимание на щебечущую без умолку девушку, прислушался к паре фраз и крякнул.
  - А!- Гармонь играет, девки пляшут! - засмеялся он и махнул рукой. Нейа с трудом сдержала смешок. Старый слуга подметил верно, но вот его несколько грубая для девичьего уха заметка, возмутила Инну и та, зло пыхтя, взлетела вверх по лестнице к себе.
  Вздохнув. Женщина отправилась к ней.
  - Сюри Инесса, он не хотел вас обидеть.
  - Это мои чувства! Почему надо было так некрасиво говорить?
  Она едва ли не рыдала.
   - Но это же старик, они все такие. Успокойтесь, сюри. Наконец решите для себя, отдавать ли внимание суру Лустину или нет, и вам станет намного спокойнее.
  - Тебе легко говори-и-ить! - все-таки заревела. - А если я его не люблю-у-у???
  
  Ожидание каждого последующего свидания стало для Инны временем раздора в собственной голове. Ведь так сложно понять, что чувствуешь! Вот ей даже хочется расцеловать Лустина, вот она готова его стукнуть, потом накатывает страх, что все не по-настоящему. Осенняя неделя подходит к концу, следовало бы выяснить, "выздоровел" ли друг и что делать, если нет.
  Они гуляли каждый день и это Инну не тревожило, она не чувствовала такого напряжения в разговорах, как на первых двух прогулках, теперь находилось больше тем для обсуждения. Для них был парк Пустоши и тот самый Императорский сад, который они, по мнению девушки, так и не обошли весь. Сегодня в предпоследний день общего отдыха, Лустин тоже обещал прийти, ещё вчера друзья решили провести время в студенческом городке - частые перемещения не очень хорошо сказались на организме Инны, перемещавшимся до этого всего пару раз.
  Парень пришел, как и условились, к обеду. Такой привычный, спокойно глядящий по сторонам. Он поздоровался с Огнедаром и Нейей, не стал проходить в гостиную и топтался в коридоре, впрочем, не долго.
  - Пошли?
  - Пошли, - Лустин кивнул, предлагая подруге уцепиться за локоть.
  В спину Инна услышала пару фраз, что-то об Осенней неделе, но расслышать, что именно пробурчала Нейа, не смогла.
  Солнышко припекало не по-октябрьски жарко, девушка расстегнула пальто и расправила шарф - гулять одно удовольствие. Они молча шли по дороге к парку через главную улицу Пустоши, лениво обсуждая погоду и больше не касаясь никаких тем. В воздухе висело что-то такое... легкая грусть, будто они гуляют последний раз. Отчасти это было правдой, потому что шестое октября являлось последним днем осенней недели. Инна резко остановилась.
  - Шестое октября.
  - Да. Что? - Лустин смешливо наблюдал за подругой.
  - Завтра. Завтра мой день рождения.
  - Правда? А чего ты не сказала раньше?
  - С тобой вспомнишь! - Инна несильно толкнула друга в бок, рассмеявшись.
  - Я так неотразим? - позволил себе пошутить Лустин, широко улыбнувшись и состроив масляный взгляд.
  - Бесспорно! - девушка рассмеялась ещё громче, огибая спешащих по своим делам драконов.
  Драконов в последний день на улицах прибавилось. Чем ближе ребята шли к центру, тем их становилось больше. Возвращались уезжавшие ученики, иногда даже с родителями или родственниками, как объяснил парень, в последний день осенней недели принято собираться за семейным столом. Некоторые семьи вообще устраивают пиры и приемы в честь этого дня и зовут по максимуму весь клан.
  Паре приходилось лавировать, юноша, как мог, подлавливал подругу, чтобы её не затоптали, иногда и вовсе прижимал к себе.
  - Не думала, что в таком маленьком городке может быть так людно! В смысле, дракононно!
  - Нам осталось совсем немного, - успокоил Лустин, как самый высокий высматривая лучшие пути. Он направился в сторону от толпы к лавкам, там тоже было многолюдно, однако, по стеночке можно было пробраться к нужной улице. Когда ладонь парня коснулась стены, он остановился, чтобы дать передохнуть Инне, выглядела она немного ошарашенно, места было мало и им пришлось стоять вплотную, но её это вроде даже устраивало.
   - Как за стеной, - усмехнулась она.
  - Что?! - откуда-то слева послышался визг, визжал очень знакомый голос.
   И Инна совсем не рада была его услышать. Она повернула голову и увидела стоящую на ближайшем крыльце Алибинку... Ну почему именно сегодня и именно здесь?
   - Драконье недоразумение! Природное недоразуменье! Ты не достойна, стоять рядом с настоящим драконом! Ты!.. - рядом с кричащей Алибинкой появилась большеглазая женщина с круглым лицом, собранной на затылке, буквально идеальной прической и в платье, ворот которого полностью закрывал шею.
  - Алибиника, - коротко позвала женщина, мгновенно остудив её пыл.
  Бинка обернулась, её лицо изменилось, она быстро кинула ещё один ненавидящий взгляд в сторону Инны и взяла женщину за руку. Та мимолетом оглядела пару, и они перенеслись.
  
  Алибина терпеть не могла осеннюю неделю. Её никто не приглашал гулять, ни у кого не возникало этого, пресловутого осеннего чувства, зато она видела множество пар вокруг, у которых горели этим осенним огнем глаза. Так из года в год, начиная с десяти её лет: почему ТОТ молодой человек смотрит так именно на невзрачную замарашку с третьего года, а не на неё? Почему никто ещё ни разу не посмотрел на неё ТАК?
  Да и к тому же, она терпеть не могла эти семейные сборища, когда в их именной замок и пещеры прилетали со всех концов мира самые завалящие родственнички, без спроса берущие её вещи или шляющиеся тут и там, не переставая галдеть и доставать её вопросами об учебе и женихах. И непременно, каждый год мама насильно тащила её по магазинам, иногда и с отцом. Когда-то давно это ей нравилось, но не сейчас. Сейчас она стала взрослее и все эти условности, нелепые традиции вызывали только недоумение и раздражение. Это же лишние траты, зачем звать всех, неужели недостаточно их втроем за тихим ужином с подарками? А особенно в эту осень, когда отца, из-за этой старой дряни Осьмуш, выгнали из совета.
  Мама, как всегда спокойна... до жути. Выбирает товары, записывает на свое имя и просит переправить с саламандрами, ходит между торговых рядов, точно зная, что ей нужно. У неё ведь масса слуг, зачем им вдвоем тащиться по магазинам в этот ужасный день, когда на улице драконов не протолкнуться? Можно же было прислать кого-нибудь! Но на вопросы женщина никогда не отвечала, только продолжала делать то, что было у неё запланировано.
  То, что она увидела, стало последней каплей. Эта... эта без двух месяцев дракон, недоделка природы, эта Инесса! Она была с их наблюдателем! С тем, кто ей, Алибине, нравился! Да как она посмела? И как посмел он?! А самое ужасное было то, что.. у него горели глаза. Да как?! Она же даже не нормальный дракон!!!
  Она НЕНАВИДИТ осеннюю неделю.
  
  Инна совсем сникла. Бинка ведь в чем-то права. Инна ведь так и не расправила пока крылья, сама не перевоплощалась в дракона ни разу, да и папа у неё с мамой... драконы ли они? Почему никогда не превращались при ней, не водили в Новый мир?
  Девушка встрепенулась от прикосновения теплой ладони к лицу.
  - Сюри Инесса, очнитесь.
  - Не хочу... - вздохнула Инна.
  - А надо, - он не сильно щелкнул её по носу и девушка фыркнула. - Идем, а то нас совсем затопчут, - его как раз кто-то не слишком осторожный толкнул в спину.
  Он что, совсем не слышал, что сказала эта выдра в гетрах? А может и не слышал..
  Юноша, аккуратно придерживая подругу за талию вывел её на соседнюю улицу, что была немножко посвободнее, и повел в парк. На пути им встретилось порядка десяти лоточников, и у одного Лустин все-таки купил тех самых печенек, которые превращались в искрящих маленьких дракончиков. Слава всем, кого здесь почитают, не кнальцевых палочек.
  Вечер получился очень милым и спокойным, Лустин проводил её до дому, аккуратно поцеловал в щеку и попрощался.
  
  Она шла в Чертоги улыбаясь. Во-первых, почему это её вдруг должно интересовать чье-либо мнение, касательно её личной жизни? Алибинку всегда можно послать... на веселые ольи. А остальные? Ну, близняшки, Мартис и Рина - друзья, они поймут. Что о других. Опять же, какое ей дело до их размышлений и умозаключений?
  Сейчас Инну больше волновало, правильно ли она сделала расчеты по первому серьезному заданию на Снадобья. Хотя, она отчасти себе врала. Ей бы хотелось найти ответ на вопрос, касающийся Бинки. Почему она со своей, вероятно, мамой, оказалась в студенческом городке? Готовиться к семейному празднику можно и в Нисфет и в других городах... или это просто совпадение?
  За размышлениями Инна только краем глаза заметила, как при входе в Лапу, какая-то девчонка посмотрела на неё с пренебрежением. Или ей только кажется, мнительность то никто не отменял. И те девочки первогодки в коридоре, тоже не в счет.
  Учебная зала уже заполнилась одногруппниками. Свита Бинки глядела на Инну с презрением и перешептывалась, хихикая. Оно и понятно, это же свита Бинки. "Королева" вошла в зал за пару минут до начала занятия, как и свита, удостоила Инну взглядом, полным отвращения и заняла место. Мастер Зайголь запаздывал, и ребята пока позволили себе заняться своими делами, кто-то переписывал или проверял домашнее задание у друзей, кто-то просто болтал. И видать, Алибиника все-таки не выдержала, не умеет держать она язык за зубами.
  - Неужели, сюри Инесс, вам ничуть не стыдно? - начала она, плавно обернувшись к неприятельнице. - Я бы задумалась над тем, чтобы вы (!) и встречались с таким знатным суром. Мезальянс в наших кругах НЕпозволителен. Не боитесь быть опозоренной?
  - Ты так за меня переживаешь или зависть берет? - девушка старалась не давать воли гневу, уже начавшему зарождаться внутри.
  - О чем речь? - тихо спросила рядом Рина, но Алибинка её услышала.
  - Ваша недодракошка решила, что имеет право встречаться с Лустином Прямокрылом.
  - Что, правда? - вздернула брови подруга. В какой-то степени, Инна боялась этого момента, а вдруг друзья все же осудят, и-и-и.. встречаться с Лустином действительно, какое-то преступление? На вопрос Иоверин она просто кивнула.
  - Вот Двукрылый меня за ноги, здорово! - не стесняясь, Рина, похлопала Инну по плечу, и тут наклонившись над партой, подалась вперед. - А ты, Алибинка, не завидуй, от этого кровь грязной становится!
  - Я не позволяла тебе так ко мне обращаться, выскочка! - рыкнула девушка, вскакивая.
  - Тут все равны, - ответила Рина, усаживаясь обратно.
  Краем глаза Инна заметила улыбающихся близняшек и Мартиса, который сжал кулак, подбадривая. Развить конфликт до масштаба не позволил преподаватель, вошедший в зал. Это был норв, весьма умный, немного занудный, но выглядел он живее той же Тиары и вел предмет интересно. Все раскрыли тетради и учебники, мастер начала проверять домашнее задание. Алибинка то и дело кидала гневный взгляды на компанию, но устроить скандал на занятии не решилась.
  
  ****
  Леди закрылась в выделенных ей покоях и не хотела никого у себя принимать. Уговоры дракониц не помогали, приставленного к леди дракона, того самого, что встречал их у гор, тоже.
  - Я никуда не пойду без вояра Ставия! - припечатала девочка и закрылась у себя. Выламывать двери в её комнату было бы верхом глупости. Это привело бы только к тому, что она ещё больше б испугалась и вовсе не захотела бы контактировать с окружающим драконьим миром. Поэтому, родителям девочки срочно отправили саламандру, с известиями о дочке и сложившейся ситуации, а вояра попросили остаться на той же должности при леди, с окладом, увеличенным на одну третью.
  - Леди Джия... - позвал он её из-за двери. За спиной толпилась добрая дюжина волнующихся слуг и распорядитель императорского дворца, что раздражало вояра неимоверно, но сделать он ничего не мог.
  Через несколько минут дверь в комнату немного приоткрылась и маленький девичий носик выглянул наружу. Призванные сделать жизнь девочки лучше драконы, чуть было не ворвались в комнату к "сюри", но грозным видом Ставий их остановил, вошел и захлопнул за собой дверь. Нет, ну вроде ж драконы, а чего ведут себя как плешивая вылизанная аристократия Королевств? Где успели научиться? Страна ведь закрытая!
  - Что вы капризничать изволите, леди? Здесь же неплохо, - рослый мужик, в окружении розовых бархатных интерьеров чувствовал себя немного неловко, но неловкость свою сумел перебороть и присел в розовое кресло. Хотя конечно, ему было бы уютнее в казармах.
  - Вояр Ставий, ну не уезжайте. Ну, пожалуйста! - воскликнула девочка, едва не плача. - У меня здесь никого нет! Как я буду одна? И мне... мне страшно.
  Мужик угукнул и окинул леди взглядом. И вправду, оставь её здесь одну. Она же и дворец и эти.. Чертоги на уши поставит. Да оклад уже вперед на месяц выплачен, и место ему выделили.
  - А вы, леди, если я не уеду, пойдете учиться?
  - А это очень надо?
   - Очень.
  - Тогда пойду, - вздохнула леди, вытирая слезы платочком.
  - Во дворце останетесь или поедем ближе к тому месту, где здешние учатся?
  - Поедем, - решила она, и с достоинством поднявшись, кивнула вояру, в знак того, что беседа окончена.
  - Вот и ладушки, - мужчина прихлопнул по подлокотникам кресла и встал, - Жду вас, леди.
  ****
  
  На перерыве между занятиями друзья окружили Инну плотным кольцом.
  -Нам тут доложил один дракон, что... - начала Цени.
  -...у тебя сегодня День Рождения! - продолжил Зар.
  - Поэтому от подарков тебе не отвертеться! У драконов их тоже дарят, - заключил Мартис, добывая из своей сумки сверток.
  - Ой, я-я-я... - девочка засмущалась. - Да ладно, ребят, не стоило. Я и сама о нем только вчера вспомнила.
   - Ничего не знаем! Это тебе! - ребята буквально всучили ей свои свертки и пакетики. - Можешь открыть дома, но лучше сейчас, - нетерпеливая Цени с радостью глядела на подругу, желая увидеть её реакцию.
  И никто не задал больше вопросов о ней и Лустине.
  Когда на горизонте появилась Алибина, ребята загородили Инну собой и Цени, необычно грубо для своих манер, послала Бинку к предкам, посылаемая в этот момент была без свиты, поэтому ей пришлось отступить.
  - Не дам ей портить этот день, прости Инесса.
  - За что извиняться? Спасибо!
  - Обычно это не красиво, если дракон отвечает за дракона, я нарушила твое право ответа. - Не волнуйся, я не обижена.
  Вместе они направились к следующей зале, конечно, именно в день рождения вторым занятием должна была быть Филиппа. Впрочем, к ней Инна тоже постаралась подготовиться по максимуму, иметь плохие показатели по её предмету и проблемы не хотелось. Ведь если будут проблемы в учебе, её команду могут не допустить к следующему турниру между подгруппами первого года. А играть в крыло на крыло ей понравилось, и она даже с нетерпением ждала, когда возобновит тренировки с ребятами и они выйдут через месяц на "поле битвы". Когда из-за угла появился Лустин, и ребята заметили парня, они с вопросом посмотрели на Инну, но она их не поняла совсем, чего они так смотрят? Ну, Лустин.
  - Привет всем, я у вас на секунду Иннессу украду и верну, - больше ничего не сказав, он взял её за запястье и потянул дальше по коридору. Как назло, это видела Алибинка, и Инне даже показалось, что она слышала, как та скрипит зубами. Или уже клыками? А Лустин увел Инну подальше от глаз группы, открыл сумку и достал маленькую, завернутую в бумагу коробочку.
  - Я понимаю, что тебе может быть неловко перед одногруппниками, если бы я подарил прямо там. Посмотри, как сможешь.
  Парень уже хотел уйти, но девушка поймала его за руку.
  - Лустин, прости, но... я не могу.
  - Что не можешь? - насторожился он.
  - Взять.
  - Но от друзей-то взяла.
  - Ну мы же.. мы... Или нет?
  - А, ты об этом. Знаешь, Инесс, я не хочу на тебя давить. Так как ты согласилась со мной гулять в осеннюю неделю и мы даже не ругались.. то мои чувства, они никуда не делись, - он обхватил её ладошку своими, потом отпустил, будто опомнился. - Но если тебе что-то не нравиться. Мы живем в современном драконьем мире. Относительно. И Старый мир влияет на этот новый. Поэтому, если ты против...
  - Нет, Лустин. Ты не понял. Я просто... о боже. Ты не предлагал именно, - она вздохнула, подбирая слова. - Ну, не предлагал, встречаться.
  - Да? - он удивился. - Ах, ты же не знаешь. У драконов согласие гулять после осенней недели дальше или отказ, и является подтверждением того, что драконы хотят попробовать быть вместе и узнать друг друга лучше.
  - Но я этого согласия ещё не давала, - Инна прищурилась, глядя на друга с хитрицой.
  - Ладно, - усмехнулся юноша, - ты права. Прости. Итак, Инесса Пламень, да тебя так записали в список. Я предлагаю тебе гулять дальше, ты согласна?
  - Эм-м-м.
  Вот чего она вообще завела этот разговор? Теперь надо отвечать! Что ж, Лустин милый, спас её, тренировал для игры, почему нет? Многие его бы даже мечтой назвали, хотя Инна то знает, что у него есть минусы. Эта его самонадеянность.. ух.
  - А как же? Значит, я тебе не помогла? Ты же говорил, это как болезнь.
  - Наоборот, - он дернул её за косу. - Но знай, что тебя не должно волновать, что со мной будет, если ты откажешься.
   - Что ж, давай попробуем, - Инесса откинула косу за спину, освободив её от рук Лустина.
   - Давай. Не забудь открыть подарок, - он очень широко улыбнулся, глаза его словно вспыхнули огнем, а когда юноша направился к лестницам, то аж подпрыгнул, видимо от чувств, девушка только хмыкнула, пожав плечами, но тоже улыбнулась. Все-таки, осознавать, что кому-то нравишься, чертовски приятно.
  
   Вернулась она к друзьям, в плену собственных грез, но на занятие к Филиппе успела, Иоверин только прыснула со смеху глядя на подругу. А вот некоторые в зале явно испытывали неприязнь к девушке, что сейчас ей было абсолютно до лампочки. Нет. До светляка.
   Мастер странной дисциплины начала занятие с объявления, что через день под её руководством их группа отправиться на ознакомительную экскурсию в монастырь Драк"нурх. Все заметили, что с дарасетэ, название монастыря переводиться как "нет драконов". Но на попытки задать вопросы, женщина только недовольно шикнула, сказала, что начало в девять утра, гаркнула, чтобы они подготовились, и велела не опаздывать, а затем начала занятие. Но кое-что на перерыве пояснили близняшки, потащив всю компанию в громадную библиотеку Чертогов.
  
   Пока Ценимира и Цветозар бегали между стеллажей и шкафов, ориентируясь, как рыбы в воде, Инна подметила, что Мартис как-то очень похоже смотрит на Цени, но когда он заметил, что подруга его изучает, взгляд отвел. Кажется, кое-кто ещё попался на "осеннюю удочку". Мда, а если учесть, что многие думают, что близняшки в их компании одного пола... Он рискует разоблачить их маскировку.
   Брат и сестра быстро отыскали то, что им нужно, это была небольшая книга. Они аккуратно положили её на стол и предложили сесть кругом.
   - Не лишним будет знать, что монахи и послушники этого монастыря специализируются на отречении от дара дракона. То есть, на отречении от своей первой ипостаси в пользу второй - человеческой. Долго искать, от какого это пошло императора, вот эта книжка, кому интересно, как раз рассказывает историю монастыря.
   Все кроме Цветозара молчали, а тот негромко рассказывал дальше.
   - Будем аккуратны, потому что, говорят, есть там один камень, прикоснувшись к которому, можно повредить свои энергии и в дракона будет перевоплощаться намного сложнее. Кстати, Филиппа любит задавать вопросы, это я от ребят старших групп слышал.
   - И только ради этого нас надо было тащить в эту обитель пыли? - недовольно буркнул Мартис.
   - А ещё мы хотели показать вам наше любимое место. Здесь же потрясающе! - с нажимом ответила Цени, хмурясь.
   - Для тех, кто любит дышать пылью, возможно.
   - Так, а ну прекратите! Чего на вас нашло? - изумилась Инна, но Мартис уже встал из-за стола.
   - Пойду, прогуляюсь.
   - А я лучше почитаю, мозги развивает.
   И развернувшись в разные стороны, они оставили компанию в недоумении сидеть за библиотечным столом под уже настороженным взглядом строгого библиотекаря Климгора, готового с секунды на секунду сорваться с места и прекратить балаган в библиотеке.
   Цветозар поднялся, задумчиво нахмурившись, он произнес, что догадывается, в чем дело, и тоже ушел. Так Инна и Рина остались вдвоем в компании с не самыми лучшими мыслями.
   - Ладно, пойдем в "Ворона", отпразднуем все-таки твой День Рождения. Сколько тебе исполняется то?
   - Пятнадцать, - ответила Инна без энтузиазма, но пойти в "Ворона" все же согласилась. Там было вкусное мороженное, которое она первый раз попробовала по рекомендации Лустина.
  
   Вечером пришло письмо от родителей и большая посылка от бабушки. Прямо не день рождения, а новый год какой-то. Жалко только, что из-за ссоры ребят, не удалось "погудеть" по случаю. Письмо мамы и папы было длинным, с огромным списком пожеланий, кучей вопросов и признаниями, что они соскучились. Ещё писали, что пару раз звонили её "как бы" подружки, спрашивали, можно ли взять кое-что из её вещей, но родители отказали, и больше звонков не было. Друзья значит уже не друзья... Ну и ладно. Вместе с письмом они высылали её любимый торт "Прага" и свитер, который Инна когда-то просила. Мама выражала надежду на то, что у Инны ещё прежний размер, и она в него влезет. Как всегда, в своём репертуаре.
  Первым делом девочка села писать ответ родителям, такой же подробный, как их письмо, что заняло не меньше часа. И только закончив и отправив саламандру с письмом к бабушке, она начала распаковывать подарки.
  
  Бабушкин подарок потряс. Это было то самое, с виду простое, но меняющее свой цвет под цвет чешуи обладателя, платье, которое она мерила в свой первый полноценный день пребывания в этом Новом мире. И законченное, идеально подогнанное под её фигуру, конечно, оно уже не казалось бесформенным балахоном. Оно теперь имело пояс, уровень плеч с оторочкой, юбка составленая из нескольких прямых частей, спускалась в пол. Приталенное спереди, оно имело небольшой шлейф сзади. Вот только жаль, что его сейчас никуда не надеть.
  С сожалением, померив платье, Инна сняла его и убрала в шкаф до лучших времен.
  Близнецы подарили, книги и несколько редких ингредиентов для Снадобей, что улыбнуло - какие же они практичные. Мартис заботливо упаковал коробку местных сладостей: конфеты и ещё какие-то штучки, то ли печенье, то ли мармелад, а на дне оказался мешочек с предположительно набором для заваривания чая. Иоверин каким-то образом, узнала, что Инне понравились печенья, превращающиеся в призрачных дракончиков, и она вручила ей именно их, большой такой мешочек, а ещё под печеньем в тряпочке она обнаружила небольшое зеркальце, изящное, его Инесса сразу убрала в сумку.
  Подарок Лустина девушка открывала с легкой дрожью.
  Хоть бы это был не слишком дорогой подарок... ей же нечем ему ответить. Жутко-то как! В коробочке под бумагой оказался маленький кулончик в виде синего пятилистного цветочка обрамленного серебряными веточками с маленькими листочками. К нему полагалась изящная серебряная же цепочка. Подарок не выглядел вычурно или слишком пафосно, для этого он был маленьким. Но в то же время.. как дорого. Она пораженно рассматривала его под светом светляков и не удержавшись, надела. Кулон идеально лег в ямочку между ключицами. Инна очень надеялась, что подарок Лустина не несет в себе никакого сакрального смысла, а является просто милым украшением. С него же станется...
  
   До глубокого вечера ещё было далеко, хотя на улице и потемнело. Рина зависла в кабачке вместе с какими-то ребятами с курса, Ценимира и Цветозар наверняка ещё в библиотеке, как все успели убедиться, это их частое обиталище. Про Мартиса нет смысла говорить, он без всей компании не появлялся у Инны и Рины дома ни разу. Все это Инна думала к тому что... створка шкафа, где покоилось до поры великолепное платье, так и манила. Нет! Она требовала, чтобы её открыли. Ну, ведь нет же никого! Даже Нейа и Огнедар у себя внизу! А она же здесь переоденется, посидит чуть-чуть... А! Ребята и так в курсе её.. неприятности!
   Шкаф распахнулся, словно от сильного порыва ветра. Да-да, этим смерчем была Инесса. Она схватила платье, быстро скинула с себя одежду и влезла в изначально темно-серое одеяние. Платье идеально село по фигуре, сур Туш прекрасно знает свое дело. Зеркало под потолок отражало силуэт Инны, платье из серого на её глазах начало превращаться в черное с красными переливами. Края шлейфа и полы стали рубиново-красными, с незаметными черными иглами. Да, это точно самое любимое платье Инны.
   Девушка сделала такое заключение, пока крутилась перед зеркалом, в разных вариантах поднимая волосы, чтобы они не касались шеи, некоторые локоны чуть спадали, но Инне это казалось даже забавным и уместным. Она такой красивой ещё ни в одном платье не была!
  - Сюри Инесса? Сюри Инесса, ты дома? - снизу раздался голос Лустина.
  А вот и повод покрасоваться! Она же ему нравиться? Вроде бы да. А платье... чего ей стоит не сказать, откуда оно и с какими особенностями? Ну, просто платье бабушка подарила.
  - Я дома, Лустин! - прокричала она, приоткрыв дверь. - Не поднимайся, я спущусь! Присаживайся пока в гостиной!
  - Так, стоит заколоть волосы, - буркнула она сама себе и схватила с тумбочки крабик, которым с утра любит закалывать волосы, чтобы не намочить, оставила пару прядок, легли они, как ей показалось, очень мило. Вдохнув и выдохнув, она решила не краситься, оправила подол и аккуратно пошла вниз, стараясь не наступить на ткань и не полететь вниз кубарем, вот это уж точно будет выход, так выход.
  Как романтично, наверное, со стороны выглядит, надо бы свет приглушить. И светляки на стенах будто стали светить не так ярко. Ещё ей хотелось какой-нибудь тихой романтичной музыки, но видимо чары и силы решили девушку более не баловать и музыки не сделали. Впрочем, и так было не плохо.
  - Ух ты... - проронил Лустин, во все глаза рассматривая Инну. Потом опомнился и глаза опустил, но требовавшийся эффект был достигнут и девушка старалась только слишком широко не улыбаться.
   - Очень.. - замялся парень, - оттенок необычный. И фасон. У драконов правда, почти все фасоны есть, но этот. Ты красивая.
   - Спасибо, - Инна шутливо присела в реверансе, стараясь держать спину прямо. Какая из неё сейчас принцесса, с такой-то прической и непонятной родословной, но можно попробовать соответствовать, пускай и в шутку.
  - А драконы танцуют? Ты умеешь? - она с шуршанием юбок села напротив, складывая руки перед собой.
   - Ну.. да. Танцуем. Только, это, - юноша все-таки поднял глаза, но все равно, не совсем знал, куда себя деть, однако, когда заметил свой подарок на шее подруги, заметно расслабился.
  - Это танец в небе.
   - А-а-а... понятно, - вздохнула Инесса, и встала. - Что ж, надо переодеться. Кстати, ты хотел что-то спросить? - обернулась она уже у лестницы.
   - Скорее кое-куда позвать. И если ты переоденешься быстро, мы даже успеем.
   Стимул довольно интересный, посему девушка переоделась быстро. Уже через десять минут она стояла с Лустином в дверях, когда из запасной двери вышла Нейа и вопросом: Куда это они собрались в темень? - остановила назревающее мероприятие.
   Все исправил парень, обернувшись, он почти чеканными шагами подошел к женщине, не боясь получить по шее за то, что топчет в гостиной ковер, и быстрым шепотом что-то сказал. Уже через минуту они быстро шли по брусчатке в сторону центра Вороней Пустоши.
  
  "У Ворона" встретил Инну дружными визгами доброй половины группы в честь её дня рождения. Вот чего не ожидала девушка, того не ожидала! Около четверти минуты она стояла в дверях как вкопанная, не в силах поверить в происходящее, друзья даже забеспокоились. Однако сюри ожила и присоединилась ко всеобщему гомону. Дома ей не приходилось отмечать день рождения так. Родители приглашали маминых родственников, Инне разрешали позвать пару "друзей" и все. Когда девушка смогла освободиться из многочисленных объятий и пробиться к Лустину, у неё почему-то именно рядом с ним возник один незначительный вопрос:
  - Сур Лустин! - позвала она, пробиваясь поближе, парень, не мудрствуя лукаво, привлек сюри к себе и обнял. - Лустин! - постучала она ему по груди, и юноша обратил-таки внимание на Инессу.
  - Да сюри?
  - За чей счет гуляем? - улыбнулась она, подозрительно мило.
  - Это не должно вас волновать!
  - Как это не должно?! - скандал уже почти готов был разразиться, но тут рядом возник Мартис.
  - Да скинулись мы, Инесса, и всем хватило. А пол группы... ну, так получилось.
  - Инесса, расслабься и отдыхай! - Лустин чмокнул её в щеку и отстранился.
  - Но завтра же учеба!
  - Какие мы правильные! - засмеялся парень и подал Инне бокал. - А кто сказал, что мы пьем только алкоголь?
  В конце-концов, это же первая её вечеринка. И не страшно, что среди драконов - сама такая. На фоне играла какая-то красивая музыка, у неё дома это назвали бы фолком: скрипка точно была, кто-то отбивал ритм, и многие смеялись. Полетели искрящиеся дракончики из её любимых печений, был слышен жуткий рык - кто-то демонстрировал частичное превращение, а в центре таверны, не спускаясь вниз, ребята сомкнули круг где молодые люди, чьих имен Инна, увы, не знала, на скорость превращали разные части тела в драконьи. Вот парень вырастил хвост. Инна не удержалась и засмеялась, такой толстый хвост и такой тощий парень! А другой распахнул розовые крылья! Да, он весь пурпурный, а частично - розовый! Лустин и ребята находились всегда в поле зрения, поэтому девушка быстро расслабилась.
   Кроме её группы здесь были простые посетители, но они предпочли побыстрее уйти от галдящих неуемных дракош. Вроде Инессе предлагали все время легкие, не дурящие голову напитки, но пару раз видать промахнулись, потому что перед глазами все с непривычки немного плыло. Как же непривычного-то в этом мире много! Аж тошно. Или тошно совсем не из-за непривычного. Ну вот, она запуталась.
  Нет, её не тянуло показывать свою мощь и превращаться в могучего дракона, и танцевать уже не хотелось - ноги гудели от участия в каждом танце,(с Лустином она говорила в начале вечера о танце романтичном) а карманы оттягивали маленькие сувенирные подарочки ребят с курса. Оказывается у драконов не принято ходить на день рождения вообще без подарка. Инна пробовала рассмотреть дары: заколка, зелененькая, папин любимый цвет. Ему подарить что ли? Море конфет. Их она даже не стала считать. Пара красивых шелковых платков умещавшихся в кармане, красиво! Блокнот. И тут не без этого. Потихоньку туман начал рассеиваться, но очень захотелось спать.
  Рядом, будто из неоткуда появился такой надежный Лустин. Подсунув стакан с какой-то горячей жижей, он на некоторое время привел подругу сердца в чувство, и со всеми попрощавшись, пара покинула торжество. Весь путь назад Инна шла с улыбкой, здорово было. Не говоря ни слова, юноша открыл дверь её дома, подтолкнул её в прихожу и закрыл за собой. Бывают же такие интеллигентные.
  
  - И что, я ничего не разбила?
  - Неа.
  - Ничего не поломала?
  - Нет, - веселилась Ценимира.
  - И вела себя пристойно?
  - Как великосветский дракон! - важно кивнула Цени.
  - Ну, не считая простых танцев, - с ухмылочкой присоседился Зар, допивая чай, который притащил из общежития.
  - А что с танцами было не так?
  - Ты отдавала предпочтение Лустину! Непозволительно и не честно! - возмутился друг, погружаясь в книгу, он не подготовился к Тиаре и теперь нервничал, так как её предмет не любил.
   - Правда все кончилось хорошо? - не поверила Инна, зная, насколько вспыльчивы и не сдержанны могут быть юные драконы. Сама она себя пока не до конца относила к драконам. Скорее всего, потому что ещё не превращалась самостоятельно.
  - Если тебя это успокоит, - из-за угла появился встрёпанный, одергивающий свою рубаху Мартис, - то Драак только что наказал меня за то, что мы с Гришом сломали стол в "Вороне".
  - Как ни странно, но ты и вправду успокоил. Так я уверена, что вы все-таки пока подростки и мальчишки.
   - Ты-то спокойна, а нам с ним драить конюшни, чтобы выплатить долг "Ворону", - Мартис зло фыркнул и с не меньшей злобой посмотрел на часть видневшихся за стрельчатым узким окном конюшен. - А ещё я физически не буду успевать на тренировки! Теперь тоже спокойно?!
  Парень завелся и ситуации был не рад.
  Праздник устроили в честь Инны, значит, есть повод, чтобы предложить помощь. Девушка мягко прикоснулась к его плечу.
   - Мартис, день рождения был у меня, давай я помогу?
  - Да чего толку с девчонки?
  - Давай попробуем, и ты скажешь, какой толк?
  - Сам справлюсь, - он тоже открыл книгу, показывая, что разговор окончен. Да, лучше бы Инна набедокурила.
  
  Это был прогресс! Она не уснула на Тиаре, впервые с начала занятий! Слушая голос мастера Тиары, столь вдохновляюще-занудно повествующего о просторах вселенной, Инна наоборот чувствовала что-то странное в теле и в дополнении ко всему, она ощущала телом пространство. Хотя, девушка бы не сказала об этом с уверенностью.
  Она открыла глаза и встала с коврика в молчаливом равновесии. Говорить не хотелось, но было желание продлить то чувство легкости и тяжести одновременно, мастер проводила учеников вроде бы обыкновенным своим отрешенным взглядом, но на Инессе задержалась. Неужели тоже почувствовала?
  
  Дракорий даже времени на передышку не дал, всех, кто пришел раньше положенного загнал в зал, велел переодеваться и сказал что-то на счет первой проверочной. С Инной раньше обозначенного времени пришла, конечно же Ценимира, несколько парней и ещё две девушки. Вот и нашлось время переброситься парой слов с драконами из её мира.
  - Привет! Вы тоже из Старого? Я знаю, что говорить из какой страны, нельзя, но вы хоть кивните.
  Получив желаемое, Инна улыбнулась.
  - Вы же не против общаться? Я Инесса. Хотя вы, наверное, в курсе, - девушки снова кивнули, тихо рассмеявшись.
  Черноволосая с вытянутым лицом и подозрительно азиатскими глазами протянула руку и назвалась Вайку, а девушка с белой кожей и пронзительно голубыми глазами ответила на улыбку ещё более озорной и представилась Кейрой. Как, по мнению Инны, так запрещать называть страну, из которой прибыл, почти бред. По девочкам же вроде видно, откуда они. Ну, по этим точно.
   - Девочки, а как у вас с чарами? С преображением? Расскажете? - допрос прервал Дракорий, гаркнувший строиться и забыть про разговорчики в строю. Что ж, не сейчас, так позже.
  - Сегодня я хочу увидеть ваши успехи в частичном перевоплощении! Так что каждый, будет бежать круг. Один, - он, сощурившись оглядел аудиторию, - без компании таких же раздолбаев. И будет преображаться частично.
  Девушка мысленно схватилась за голову.
  Что делать? Упасть в обморок? Сказать: простите, я не готова? Ценимира посмотрела на Инну, пытаясь найти в её глазах ответ, но нашла только панику. Цветозар и Мартис, только зашедшие в зал и расслышавшие задание, в раздевалку уже бежали. Сейчас тут что-то бу-у-удет.
  - Сюри Кейра, вы первая.
  Инне пока везло, её не вызывали и она уже пропустила десять человек вперед. Но везение не может длиться долго и Дракорий прорычал её имя. Девушка угрюмо вышла вперед и приготовилась бежать и тут "на сцену" вылетел Цветозар, следом легко вышла Ценимира, а за ними неохотно, за компанию Мартис, Рина не осталась в стороне.
  - Суры и сюри, вы дарасетэ не понимаете?! - мастер встал, нависая над друзьями грозной тучей, но с места они не ушли.
  - Понимаем, сур мастер! - звонко ответил Цветозар. - Хотите, я вам ногу покажу?! - бойко и исправно он начал ногу перевоплощать в лапу.
  - Мне не ваша нога нужна, а сюры Инессы!
  - А вы питаетесь человечиной? - с ужасом и без тени улыбки спросила Ценимира.
  - Она дракон! - довести мастера до бешенства это искусство.- Вон отсюда!!!
  - Какой бесподобный рык! - вклинилась Рина, слава богам, под спортивной юбкой никто не видел, как дрожали её колени. Со всей страстью, на какую была способна пятнадцатилетняя девушка, она кинулась ему в ноги, как главная ценительница "бесподобных рыков".
  - Мастер Дракорий, а хвост! Смотрите, какой у меня замечательный хвост! - горделиво воскликнул Цветозар, демонстрируя свой хвост цвета карамели. Инна старалась не смеяться, чтобы не испортить спектакль друзей. Мартис же подхватил весьма тяжелый хвост друга и воплотил на всякий случай свой, ярко-оранжевый. Так они пробежали вокруг Инны и мастера целых две "восьмерочки".
  - Всем штрафные работы за непослушание! - едва прокричался мастер сквозь хохот с лавки "запасных".
  - Но почему? - закричал парень, - Мы же хвосты воплотили!
  - Мастер Дракорий, а у меня крылья получаются! - будто сама не ожидая от себя такой прыти, заявила Цени, взлетая на пару метров.
  - Прекратить полеты! Всех немедленно к мастеру Драак! И родителей в Чертоги!
  
  Глава 12. Впечатления и поездки.
  
  
  Темными вечерами, после всех забот у бабушки Маргель уже почти вошло в традицию связываться со Светлым. Она отпускала милостиво присланного Его Двукрылейшеством, секретаря отдыхать, а сама, оставалась у себя и "включала зеркало". Он и сейчас оказался у себя в кабинете, как всегда допоздна торчал за бумагами.
   - Добрый вечер, Ваше Светлейшество.
  - И тебе не хворать. Не надоело шифроваться? Это зеркало зачаровывали лучшие, да и.. как-то твоя шифровочка не слишком скрывает мою личность.
   - Нет, не надоело, - ухмыльнулась женщина, перышком вырисовывая на бумаге человечков и маленького дракона. Она то знает, почему к Двукрылому обращается на Вы, почему старается сохранить дистанцию. Все это было пережито и очень давно. Он все пытается возродить прошлое, но прошлое не феникс, а её... её внутренний мир устал от переживаний. Они ведь так долго живут. Так долго...
  - О чем задумались, министр?
  - Уже министр? - опомнилась женщина. - И тебе не стыдно?!
  - Нет. Так ты меньше забиваешь себе голову ерундой! Да и вопрос оказался таким масштабным, что с одним ведомством тут не разберешься. Кстати, о тех "шпиёнах", помнишь: норв и эльсиотон?
  - Конечно, помню. А что с ними?
  - Да ничего, под замком сидят, ждут, пока я решу.
   - И чего решишь?
  - Если б я знал, что с этими нелегалами делать!
  - Вы, ваша Двукрылость, не знаете, что делать? - усмехнулась женщина, отпивая из бокала апельсиновый сок.
  - Не издевайся. Лучше подумай! - он тоже что-то пил, и, покашливая, продолжил. Наверняка уже встал с кресла и заметался по помещению. - О подземном городе под Нисфетом известно было давно и ребята нам ничего нового не открыли. А вот то, что там Ящерицы перехватывать влияние стали, это новость. Весь черный рынок, успешно поддерживаемый нашей экономикой и.. соответственно нашими сомнительными, но иногда очень полезными личностями подземного Нисфета, уже наполовину контролируется так называемыми Ящерицами. А это плохо. И ведь никто из наших ни словом! - Император прихлопнул по столу и вздохнул, Маргель даже на секунду захотелось быть рядом и приободрить, но эти мысли она развеяла в дым. - Так вот ты мне скажи, почему шпионы, имея причастность к Необращенным, не пошли норвальдскими туннелями, которых под Аркаумом тьма-тьмущная. А пошли поверху и поэтому были так легко замечены нашими Призрачными?
  - Видимо, они наоборот не хотели сталкиваться с Ящерицами.
  - Ага. Или же просто не имеют к происходящему никакого отношения. Шли напрямую, не скрывались. Но в дом, зачем проникли? И к тебе ведь в дом!
  - А сами-то они что говорят?
  - Хотят какой-то Жемчужной драконице помочь, говорят, звезды на это место показали, то есть на твой дом.
  - Ты-то знаешь, что ни я, ни Инесса не жемчужного цвета.
  - Знаю, - а вот сейчас он всплеснул руками и упер их в боки.
  - Погоди, а их спросили, может их кто-то подослал?
  - Нет, у меня в дознавателях они дурни работают! Конечно, спросили! Говорят, всё сами. Может ты.. Маргель, прочитай, пожалуйста, протоколы дознания, а?
  - Ну ты.. ваше Светлейшество! Что толку с протоколов? Нужно тогда со шпионами говорить.
  - Пожалуйста.
  Она понимала, что никуда не денется с "подводной лодки" но надо попробовать какую-нибудь выгоду поиметь.
  - А где Инессина стипендия? - проворчала она. Пусть эта выгода будет хотя бы для внучки.
  - Уже распоряжаюсь, - послышался скрип пера и шелест бумаги.
  - Шантажист.
  - Правитель, - хмыкнули с той стороны и связь прервалась.
  
  
  В кабинете Главного Мастера было тесно, даже очень. Спустя час после выходки друзей, все ближайшие их родственники и они сами собрались для "обсуждения" случившегося. Этого молодого с виду дракона - Мастера Главного - Инесса точно никогда не видела. Иначе бы, конечно, запомнила. Одевался он ярко, сейчас, например, предстал перед всеми в желтом и длинном камзоле: воротничок стоечкой, меховая оторочка и вышивка серебряной нитью по всей длине. Не сказать, что не красиво, но странно. Скорее всего, желтый был выбран из-за янтарных глаз обладателя странной одежды. И где-то уже такие глаза Инна видела.
  Его внешний вид не вязался со строгостью и заинтересованностью во взгляде. Он внимательно выслушал отрапортовавшего о произошедшем, Дракория, потом посмотрел по очереди на каждого из ребят, но не задал вопросов. Родители стояли за спинами своих детей и тоже молчали. А если точнее, то за Инной статуей стояла бабушка, за Риной её беловолосая мать, она выглядела расстроенной и, скрестив руки, отводила взгляд от Главного Мастера. В плечи близняшек вцепился очень строго вида мужчина, с такими же карамельными волосами и глазами, скорее всего у них будут синяки... А Мартису не давал сбежать грузный и статный, вероятно, отец (надо же, несмотря на новую должность и проблемы, с нею связанные, он пришел).
   - Такого не было давно, - заговорил Мастер, - Да сейчас случается множество событий, которых давно не свершалось, - он задорно улыбнулся в основном отцу Мартиса, и вдруг изменил выражение лица на нейтральное. Убрав руки в рукава камзола, Главный сделал пару шагов по кабинету. - Я знаю, что всему на свете есть причина. И этой выходке причина тоже должна найтись, - тут мужчина обратился к ребятам. - Кто из вас готов рассказать мне все и сейчас?
   Даже Инна под этим натиском силы опустила глаза в пол. Он что, решил их давить? Чтобы под гнетом его мощи, естественной мощи дракона, они, бескрылые птенцы, ему все сказали? Поднять глаза оказалось задачей не простой, но Инессе это удалось, правда напрямую смотреть на Главного все-равно не выходило, внутри все сжималось от трепета, ещё немножко, и она бы под ноги ему кинулась. Уже привычно переключившись на своё иное зрение, девушка увидела и вправду волны, они то накатывали, то стихали. Волны из черных и золотых сплетений. Черные, пронизывая дракона, давали страх, то есть, действовали на психику давяще, а золотые не позволяли впасть в панику. И взрослых за спинами друзей они не касались, рассеиваясь в нескольких сантиметрах перед их лицами. Значит родственники "подсудимых" знают о происходящем пятьдесят на пятьдесят.
   - Я повторяю свой вопрос, - спокойно Главный присел на край своего стола, Инна видела только край его сапог, в которые были заправлены коричневые штаны.
  Говорит так, что понятно - ему некуда спешить, то есть давить он может долго и силы у него не иссякнут. Но что им делать? Время замедлилось, хотя наверняка не прошло и пары минут.
  Они бы... Инесса понимала, что каждый из её друзей хотел бы рассказать хоть часть их тайны, но клятва, она вот она. Радужной ниткой крепко связывает их. От середины груди до середины груди по очереди и соединяется в круг. Она не дает выступить кому-нибудь. И... Инне тоже. Видимо клятва теперь не даст свободно решать, кому тайну можно доверить.
  Вот ведь! Неужели ребята думали, что она сама не справиться с этой ситуацией?! Ну не превратилась бы в дракона и все, сказала бы, что не получается! Что за дурость?! Эх, ладно.
  Главный Мастер продолжает давить, а вид имеет беззаботный. Пора этот беспредел кончать.
  Инесса повернула голову вновь к друзьям, заметила, что Цени побледнела и смотрела в никуда, Цветозар стоял, такой же, почти загипнотизированный. Один Мартис, видимо из-за большого собственного резерва, смог повернуть голову и встретиться мимолетно глазами с Инной. Оттенком лица парень соответствовал местным обоям - желто-зелененьким. Это за пару-тройку минут молчания? Абалдеть какая мощь...
  - На меня ваши влияния как-то ужасно влияют, - хрипловато произнес парень, - мне хочется очистить организм сразу двумя способами.
  В этот момент, Инесса вспомнила про ту самую идею имитированного обморока. Девушка она или нет?! К тому же ноги уже сами подгибаются, однако, главное не переиграть! Без стонов Инесса упала на пол, постаравшись грохнуться на плечо. Тут поднялась суматоха, "чаровской" штурм прекратился, бабушка молча склонилась к внучке, проверила пульс на шее, прикоснулась ладонью к щеке, но больше ничего не успела - другие взрослые всполошились и Инну атаковали легкие смерчи, тучки с дождиками, а ещё, ранее не испытываемая девушкой, энергетическая подпитка. Прям как два пальца в розетку! Вскрикнув, Инна раскрыла глаза и приподнялась, безошибочно определив, что подзарядку устроил папа Мартиса.
  - Прошу милости, переборщил, - виновато улыбнулся он, но тут его бровки сошлись на переносице. - Постойте, а как вы?..
  - Уважаемый Мастер Громовник, - перебила его сури Осьмуш, не дав продолжить и оставив в замешательстве. Одновременно она помогла подняться девушке, - что тут произошло сейчас и почему дети оказались в таком состояние, словно бежали и летели марш-бросок? За три минуты молчания.
  Мужчина пожал плечами и сел за массивный стол.
  - Я надеялся разобраться с делом побыстрее. Но ваши детки оказались слабоваты.
  - Слабоваты? - сури Осьмуш спокойно зашла за границы стола, подошла вплотную к креслу мастера Громовника и слегка наклонилась.
  - Признаюсь, сама люблю эксперименты. И ждала, кто же первый из них сдастся, - Главный удивился, а бабушка продолжила, тем же тихим-громким голосом. - Но никто не сдался, а вы даже не поняли этого. Моя внучка не упала в обморок. Она привлекла внимание, - женщина резко выпрямилась и с невозмутимым выражением лица вернулась к Инне.
   - Однако, впредь, подобные выходки в отношении моей наследницы не допустимы.
  Мастер Громовник не выразил испуга или недовольства. Можно было увидеть только легкий интерес, иронию и что-то ещё, чего Инна просто не смогла понять. Как она не привыкла играть в эти взрослые драконьи игры. - Почему же никто из вас ничего не хочет сказать? - вновь задал он вопрос, теперь не прибегая к привычному для себя методу.
   - Мы не можем! - возмущенно воскликнули Ценимира, сбрасывая руку своего... кто этот мужчина ей? Надо спросить. - Неужели не ясно?
  - Мы дали клятву, - поддержала её Инна. - Даже я не могу сказать.
  - И что же нам делать? - Мастер издевательски засюсюкал.
   Мартис чуть не поморщился, но вовремя получил подзатыльник от отца.
  - Здесь есть дракон, который все знает и я-а-а, - Инна вздохнула, - Я разрешаю ей и прошу рассказать все, что она считает нужным.
  Взгляд бабушки, полный сарказма, Инесса решила проигнорировать, подошла к дивану у стены и села, стоять ей надоело однозначно.
   - Ну раз внучка мне доверяет... То все свободны. - сталь в голосе и улыбка почти обратившегося дракона сделали своё дело. Все и дети, и взрослые, включая Инну, быстро покинули кабинет.
  - Что вы...?! - Громовник вскочил с места.
  - Всё, - ледяным взглядом женщина посадила его на место. Она подошла ближе к столу. - Вы забыли о хороших манерах. А так же о том, что все, что связано с моей семьям, может быть тайной империи.
  
  - Сюри Маргель, я слышал, вы навели шороху в Чертогах!
  Смешливый голос из зеркала почему-то сегодня вызывал раздражение.
  Вспоминая вторую половину своего дня, она чуть ли не рычала. Этот самодовольный, но, признаться, сильный дракон, заставил её чуть не выйти из себя! Она чувствовала, как он пустил в ход свои чары, а он неосмотрительно надумал себе, что в Чертогах является самым сильным! И он практически напал на Инессу. Скольких сил ей стоило не растерзать его!
   - Шутки в сторону, Яровит. Пожалуйста, сделай так, чтобы инцидентов с преподавателями Инны больше не было.
  - И что ты мне предлагаешь? - голос стал строже, но после тяжелого вздоха женщины стал мягче. - Я могу, хм-м. Могу распорядиться, о саламандрах с указом не расспрашивать девочку и не просить её перейти в первую ипостась.
  - Спасибо тебе.
  Женщина распустила волосы из пучка и они светлыми волнами упали на плечи, как же у неё гудит голова.
  - Маргель, все будет нормально, не переживай.
  - Это же я допустила эту оплошность! Не подумала, что её могут попросить в Чертогах обращаться! Это же со второго года...
  - Ты не всевидящая и это нормально, Маргель, прекрати себя корить. Или я сейчас к тебе явлюсь.
  Сури Осьмуш слабо рассмеялась, хотя угроза была не шуточная.
  - НЕ веришь?
  - Неа.
  - А зря.
  Тишину за зеркалом она восприняла настороженно. А когда в дверь постучали, даже подпрыгнула. Спросив "кто там" и распахнув дверь, она чуть не полоснула позднего гостя когтями. Но это оказался всего-лишь старый друг.
  - Я же сказал, что зря, - Яровит не успел переодеться, стоял перед подругой в рабочем полу-парадном наряде. - А ну, не киснуть! - грозно рыкнул он и затолкал подругу в её же кабинет. - Ты хоть и бабуля, но сил в тебе ещё ого-го!
  - Я не бабуля! - сури Маргель ударила его в живот.
  - Вот тогда соберись. Мне нужен адекватный министр.
  - Везде о государстве печешься.
  - Вообще-то нет, но тут все от твоего мнения зависит. А ты в нем непреклонна.
  - Да, - протянула она и промолчала. А потом быстренько устроившись в креслице, заинтересованно спросила: - Что принес?
   Бородатый Иператор извлек из сумки запечатанную двухлитровую бутыль - морс, и наспех завернутые в бумагу, ещё теплые котлеты. Прямо как в далекой молодости. Что ж, хоть голодной спать не ляжет.
  - Ты тоже ведь за Инессой слежку поставил?
  - Да. Для её же безопасности, - мужчина открыл бутыль и материализовал стаканы для морса.
  - Значит, знаешь про клятву?
  - Вообще, я полагал, что они в роще не просто демона призвать пытались. Но слежка не смогла подойти ближе, да и задача у них другая - охрана.
  - Знаешь, - женщина откинула волосы за спину и, схватив котлету, надкусила. - Я на самом деле очень поражена, - совсем не как сури Осьмуш, заговорила она, одновременно жуя поздний ужин. - Удивлена и даже восхищена! Хотя, раздолбаи, её компания, редкостные. Это как можно довериться клятве собранной по кусочкам из легенд и различных книжек по чарам?
  - Я бы сказал, это раздолбайский талант. А откуда ты узнала о том, как они и что сделали?
  - Нейа - я велела ей наблюдать, но не мешать.
  - И ты позволила детям играться с такой серьезной вещью как силы и клятва? - мужчина нахмурился, отставляя стакан.
  - Я не могу дрожать над каждым их действием, - пожала она плечами, - к тому же, если бы они сделали что-то не так, эта клятва, работающая на простой схеме кольца, просто бы не сработала. Древние были не глупыми драконами, - она доела первую и принялась за вторую. - Но какие отважные дракончики. Они ведь тогда внучку так себе знали.
  - Значит, на тот момент отвага и любопытство были их девизом, - император рассмеялся. - Ладно, поздно уже, мне пора назад. Ты точно больше не унываешь?
  - Нет, ваше Двукрылейшество! - женщина отсалютовала котлетой в одной руке и стаканом морса в другой.
  - Тогда, до связи, госпожа министр.
  
  ****
  На дополнительное занятие к Дракорию, Инна, извинившись перед мастером, не пошла. Вся компания, вяло попрощавшись с родными, разбрелась кто куда, перед этим на лестнице перебросившись парой фраз.
  - Крута у тебя бабушка на расправу, - заметил Зар.
  - Сама под впечатлением.
  - Угу, - промычала Цени, ноги её уже вели в любимое убежище - библиотеку и Зар поплелся за ней. Ребята уже распрощались, но тут Инна вспомнила свой вопрос.
  - А, кто пришел с вами? Ваш папа?
  - Нет, это наш старший брат. Он, опекун у нас. Про родителей, прости Инесса, не скажем. Мы сами не знаем, где они, - Цветозар устало развел руками, а Инна стушевалась.
  - Простите.
  - Да ничего, до завтра, - зевнула Ценимира и они ушли, наверное, все же, спать.
  
  А на завтра была экскурсия, которую вся компания не проспала только благодаря заботливой Ценимире. За полтора часа до отправления их курса, у каждого, как позже выяснилось, у кровати возникла верещащая до жути саламандра, заставить замолчать которую, можно было, только поймав и развеяв обыкновенной уже выученной всеми чарой. Да, той чарой, которой Нейа в самом начале ученического пути Инны спасала Рину. Поднявшись таким экстремальным способом, ребята вспомнили, какой день и принялись быстро собираться. К отправлению, несмотря на страхи Цени, успели все.
  
  А на завтра была экскурсия, которую вся компания не проспала только благодаря заботливой Ценимире. За полтора часа до отправления их курса, у каждого, как позже выяснилось, у кровати возникла верещащая до жути саламандра, заставить замолчать которую, можно было, только поймав и развеяв обыкновенной уже выученной всеми чарой. Да, той чарой, которой Нейа в самом начале ученического пути Инны спасала Рину. Поднявшись таким экстремальным способом, ребята вспомнили, какой день и принялись быстро собираться. К отправлению, несмотря на страхи Цени, успели все.
  
  Лустин тоже был там. Спокойный, даже в чем-то властный, он провел перекличку и только когда убедился, что все на месте, повел первогодок к огромной длинной карете. Все быстро залезли и заняли места, ребята попробовали сесть вместе, но Лустин уверенно пригласил Инну сесть рядом с собой, так что, девушка, пожав плечами, приняла предложение Наблюдателя.
  - Я понимаю все, Инесса, хотел только спросить, у тебя все хорошо?
  Инна думала, что Лу будет расспрашивать больше чем все остальные вместе взятые и его реакция несколько удивила юную сюри.
  - Да, Лустин, все хорошо. А разве тебе не интересно, что произошло и почему?
  - Я знаю, так что нет смысла меня посвящать.
  - Тогда... тогда, можно я пойду к своим?
  - А со мной посидеть значит, не хочешь? - он шуточно прищурился.
  - Разве что, - она обернулась и наткнулась на возмущенный взгляд Бинки. - Разве что только чтобы позлить Алибинку.
  - И только? - он хмыкнул.
  - Лустин, - Инна замялась, она чувствовала многие взгляды своей макушкой и ощущения эти были не из приятных. Их на курсе сколько? Двадцать пять7 Тридцать? И сейчас у всех свои вопросы в голове! А чего она села к нему? А не Алибина должна была, как староста, с ним сесть? - ты же Наблюдатель нашего курса. Мы ведь и так перед многими "светились" и если ещё начнем ярко всем показывать, что... гуляем.
  - Это удивит только таких же, как ты, из Старого Мира, - перебил он. - Сюри Инесса, у нас, если драконы были замечены долгое время в обществе друг друга в осеннюю неделю, им никто не мешает быть вместе потом.
  - Ладно, и чего же ты сейчас хочешь?
  - Хотел поговорить, - пожал он плечами.
  - Так говори, - девушка, скованная неловкой ситуацией начала раздражаться. У неё сложилось полное впечатление того, что Лустин попросил её сесть рядом с собой только из чувства собственничества.
  - Знаешь, куда мы едем?
  - Да, нам сказали. Монастырь, - она говорила через силу. - Где живут драконы, которые решили отречься от первой ипостаси.
  - Ага. А ещё нам согласились показать, как дракон принимает отречение.
  - То есть? - Инна даже о раздражении забыла.
  - Мы едем в день Общего Отречения. То есть, всех, кто прошел всякие.. хм-м-м, мероприятия монастыря и готов к отречению, будут лишать их сути.
  Юноша пояснил спокойно, одновременно глядел на дорогу в лобовое стекло, где виднелась холка зверя, отдаленно похожего на лошадь, но только отдаленно. Мельком девушка заметила чешую, покрывающую мощное тело.
  - Это же ужасно! - возмутилась она, пристукивая по коленке Лустина. - Почему ты раньше не сказал?
  - А мы с тобой успели повидаться, чтобы я рассказал? - в шутку возмутился он.
  - Я не хочу этого видеть. Мы все со своим-то драконом не до конца сжились, а тут смотреть на то, как драконы добровольно... нет! Это ужасно. Останови карету, я останусь в Чертогах.
  - Что такое, сюри Пламень? - громко поинтересовалась сидящая на соседнем ряду мастер Филиппа. - Вы хотите выйти? - она вдруг оказалась стоящей рядом в проходе. - Простите, но устав не позволяет мне вышвыривать учеников из ученического экипажа, - тут мастер крепко держась за спинки сидений, повернулась к остальной группе. - Слушать меня! Приближаемся к порталу! Всем пристегнуться и не вставать со своих мест! - и чуть тише добавила. - Если не хотите, чтобы вас расщепило.
  - Ещё и портал?
   - Придется пережить, - пожал плечами парень, пристегиваясь и наблюдая, как спешно пристегивается Инесса. Она путалась в ремнях и юноша, мягко оттолкнув её руки, сам защелкнул крепежи.
  Девушка уже видела портал в окне. Когда они оказались к нему совсем близко, она не удержалась и вцепилась в руку Лустина. Ну не любила Инна порталы, от них у неё появлялась слабость. И тошнило.
  Белесо-прозрачный зев портала поглотил экипаж, а уже через вздох, выехал на немощёную, но сильно укатанную дорогу. По типу загородных, колдобистых у неё на родине. Дорога вела через лес с обеих сторон стоявший неприступными стенами, но тут, транспорт начал поворачивать направо и слева лес поредел, а потом кончился, открыв необъятную лесную долину, раскинувшуюся в горах. Они ехали по широкому краю обрыва, посмотрев вперед было видно, как дорога снова заворачивает, но ведет она в конечно итоге туда, на гору. Гора, не достает до облаков, но к ним близка, туманной серости не хватает совсем немного, чтобы поглотить крохотные строения, и, кажется, три башни. Наверное, они будут ехать до неё вечность.
  - Когда ты удивленная, то очень милая, - прошептал Лустин, не наклоняясь близко. Девушка решила виду не подавать, что, комплемент конечно понравился.
  Полюбовавшись видами, она собралась с силами и выдохнув, поставила юношу перед фактом:
   - Ты прости, Лустин, но я все-таки пойду к своим друзьям. Ребята, тоже, конечно, все понимают, но кидать их так не хорошо.
  - Хм-м-м, - насупился парень, девушка похлопала его по плечу.
  - С тобой мы ещё непременно нормально поговорим, - с неохотой, но он позволил ей пролезть к проходу и пройти на свободное место к своей "четверке".
  Быстренько, чтобы Филиппа не орала, Инна пробежала к месту друзей и юркнула на сидение позади них. Нужно будет с Лустином всерьез обговорить, некоторые моменты, которые ей неприятны.
   - Ты чего бежала как ошпаренная? - Ценимира, сидевшая перед ней, обернулась. Спинки здесь были невысокие, поэтому её не пришлось наклоняться или смотреть в щель между сидениями.
  - Все нормально, просто пошла к вам, мы все обсудили.
  - А-а-а.. ладно.
  - У тебя книжка про это место есть?
  - Небольшой буклетик, - в недоумении кивнула Цени.
  - Дашь почитать?
  Буклет нашелся достаточно быстро.
  - Цени, а сядь ко мне, я некоторых слов разобрать точно не смогу, - прошептала Инна, с мольбой глядя на самую умную в их компании. Та с готовностью перебралась от мальчишек и Рины, без умолку трещащих о предстоящем матче Крыло на крыло с другой подгруппой.
  Остаток времени они провели в обсуждении монастыря и его особенностей, от первого основателя, так что того, как периодически Лустин бросал на девушку задумчивые взгляды, она не видела и не замечала.
  Они поняли, что подъезжают, когда колеса экипажа загрохотали о каменную кладку перед воротами крепости. Да, изначально здесь была именно крепость на пограничье с норвальдскими ходами. Только было это давно и те норвальдские, огромные врата в их страну разрушили около трехсот лет назад. И через пятьдесят лет после запустения крепости, где служило на тот момент, всего десять сторожил драконов, крепость выкупил один влиятельных господин, не имевший ни наследников, ни жены, чье имя до сих пор не раскрывается. Он выкупил у Совета данный форт пост, и, прожив в нем десять лет, по драконьим меркам, совсем немного, разрешил монахам там разместить свою обитель, а сам разъезжает по всему миру. Как говорят.
  На вопрос, почему их везут в такое место, когда по идеи его не должны рекламировать дракончикам, Цени важно заявила, что они должны знать о драконах все и то, что бывают и такие драконы. Триста лет назад такие общества были полностью вне закона, о них было запрещено даже вести разговоры. По сути, их не существовало. На словах. И это вылилось в очень неприятную историю. Юного ученика Чертогов с пятого года обучения привлек тайный культ, вроде как изучавший "глубинные чары", но молодой дракон слишком поздно понял, какая цель на самом деле была у того культа. Они хотели с помощью его силы дракона, стать долгожителями с большими, по отношению к другим не драконам, способностями. И руководил тем культом дракон, добровольно отказавшийся от своей ипостаси в пользу своих почитателей, вот только у него не вышло отдать им свои силы, они развеялись по миру, ни крупицы не посеяв в душах послушников. Тогда он придумал иной способ, ему нужен был другой дракон, мощный. Он отвергал тех, кто шел к нему добровольно. Они были слабы для него духом, их ипостась уже была истощённой, потому что хозяин от неё отказался и разумом и сердцем.
  - И откуда такая информация? - Инна сунула книжку в сумку и встала - экипаж остановился посреди монастырского двора.
  - Его поймали, - Ценимира поправила накидку. - Хотя он и успел совершить задуманное. Говорят, на того дракона было страшно смотреть.
  
  Вся группа собралась небольшой кучкой перед Лустином и Филиппой. Пока они поясняли правила данного места, к ребятам вышел бледный до невозможности, среднего роста, с мутноватыми глазами дракон. Инна, удивившаяся такому состоянию мужчины, посмотрела на него иначе. И увидела, что он по рукам и ногам опутан нитями грязно-зеленоватого цвета, это было ужасно, они двигались, пережимая тот узор, который она могла увидеть у каждого, тот рисунок дракона, словно вены. И рисунок был черноватым в этих местах, иногда они касались и нитей, находящихся рядом с драконьим рисунком. Инна ещё не во всех нитях разобралась, но это вроде должно значит, что он с перебоями пользуется чарами и у него на них уходит очень много сил. Эти кривые грязные нитки так старались вплестись в его рисунок, но выглядели грубо и неумело и могли только сжимать. Она рассматривала его пока он сонным, но громким голосом кратко рассказал о монастыре. Когда мужчина повел их внутрь, Инна все-таки смогла отвести глаза. Может ли дракон добровольно согласиться на такое существование?
  - У тебя глаза, почти как у камбалы сейчас, - Цени заметила сей факт почти шепотом и девушка постаралась пялиться не так увлеченно.
  - Ты бы видела, как на них эти "усмиряющие" чары влияют. Как их дракон подавлен и болеет и как соответственно, более вторая ипостась дракона, человеческая. Заметила, какой этот мужик бледный?
  - Ага. - Цени замолчала, а потом все же спросила, - Ты видишь эту чару, да?
  - Ну да, как в той книге было написано.
  - Я до конца не верила.
  - Сюри! Ведите себя пристойно! - как Филиппа смогла шепотом прорычать, девушки не поняли, но вынуждены были прекратить разговор.
  ...у каждого послушника есть своя келья, все мы собираемся на трапезы утром, днем и вечером, в промежутках работая, как люди, и возводя хвалу Второму, за нашу жизнь. Каждый из нас с честью и радостью, как к величайшей драгоценности относиться к дару "Отречения"! Он избавляет нас от страданий, кои причиняла нам первая ипостась.
   - А можно вопрос?
  - Да, задавайте, - так же устало согласился монах. Мастер Филиппа не успела вмешаться и Ценимира таки влезла. Ну да, не с Инной, то хоть с кем-нибудь она "поболтает".
  - Разве неотъемлемая часть целого может причинять страдания?
  - Как вы сказали, это именно часть. Значит может. Пройдемте дальше.
  - Но..
  - Сюри! - рыкнула мастер, и девушка прекратила расспросы.
  - Он не ответил! - буркнула она тихо Инне. - Это не ответ!
  - Вы оказались в нашей обители в Великий день! Сегодня, все не отреченные примут своё отречение с великим благоговением. К нам приходят отчаявшиеся, нуждающиеся в помощи драконы. В душевной нужде, покинутые другими, покинутые своей силой, ослабшие, прозревшие и узревшие, какое зло может причинить первая ипостась миру и ему самому. Мы приглашаем вас в Колыбель Отречения и просим смотреть молча. Сопровождающие, позаботьтесь, чтобы группу не было видно.
  Их вели по невысоким коридорам крепости, то расширяющимся, то сужающимся, без излишеств и украшений. Даже в обеденном зале и том, где местные преподносят дары статуе человека исполненной в дерева, кроме гирлянды цветов у ног этой самой статуи, больше никаких убранств не было. Сплошной минимализм.
  Круглый зал, меньше, чем тот, что был в Чертоге Бакула, явно пристроенные позднее, так как стены здесь были полностью из дерева, как и смыкающийся купол над плоским камнем, похожем на алтарь. Им велели встать у стены, Лустин и Филиппа были впереди, одновременно произнесли имена чар на дарасетэ и, взглянув на окружающий мир вторым зрением, девушка обнаружила над головой и спереди и сзади защитный купол, он мерцал в такт ударам сердца. Из любопытства ей хотелось посмотреть на происходящие, тем же вторым видением. И, несмотря на уже накатывающую слабость, она решилась на эксперимент.
  А вот эти вышли, ничего так, живенькие. Да они же драконы! На них нет чары, они могут обращаться и чувствуют себя вплне нормально. Пол замерцал. Сначала Инна подумала, что это так специально нужно, а потом поняла, что мерцали те самые грязные нити. Они тянулись за этими драконами, чьи лица скрывали дурацкие деревянные маски, а открытые торсы были измазаны какими-то не имеющими смыла рисунками. В длинных юбках, закреплённых на бедрах узлами, они стояли, качаясь как змеи, и подняли гул, видно, зовущийся ритуальной песней. Раскрылись, прямо напротив, двери. И ещё одна парочка размалеванных в масках, ввели под руки парня. Патлатая голова (словно его держали где!) опущена, тоже оголен по пояс и ели передвигает ногами. Драконы его почти довели до алтаря, когда он вдруг встрепенулся, поднял голову и будто посмотрел на Инну. Но нет, его глаза бегали, он увидел других участников ритуала, задергался, но его удержали.
  - Нет! - громко и пронзительно он закричал, так что у всех, даже у парней, хотя они и не признаются, от этого крика сжалось сердце. - Не-е-ет!!! - он почти перешел на визг, пронзительный крик чуть не порвал перепонки. Он что, не соглашался на это?! Что происходит?
  - Всякий из нас придавался ложному страху и прозрению у самого алтаря и всякий раскаивался после, - пояснил монах-экскурсавод, но потом, все поняли, что говорил он не им. - Прими с благоговением Великий Дар Второго! Верного и Истинного! Отринь гнетущий тебя...
  Девушка через ребят пробилась к Лустину, Филиппа её точно слушать не станет, а вот он может быть.
  - Лу, мы же не дадим им, да?! Он же не хочет, он не согласен! Ты разве не видишь?! - с широко распахнутыми глазами, вцепившись в руку юноши, она смотрела, как дергающегося дракона, лишенного чарами голоса, усаживают на алтарь.
  - Мы здесь гости, - холодно ответил парень, мотнув головой. - Прошу тебя, Лустин, это не правильно! Эти драконы... они, они питаются ими!
  - Инесса, я не понимаю... - так же холодно и тихо сказал он, искоса взглянув на подругу.
  - Ты знаешь, о чем я! Ты знаешь мою э"яльи! Я вижу, как те чары, которыми они сплетают "послушников", качают из этих послушников силы и отдают им! А сами они тем временем обычные драконы! Неограниченные!
  - Я не могу только на основании того, что ты видишь, остановить этот процесс.
   - Что-то раньше, ты, тому, что я видела, доверял, - вспыхнула девушка и, отпустив его руку вернулась к друзьям. Парни держались стойко, но Рина и Цени отвернулись, не в состоянии наблюдать ритуал дальше.
   "Отрекаемый" закричал с новой силой, потом послышались странные звуки и он резко стих. Глубоко вздохнув, Инесса все-таки вернулась к ритуалу, она только сейчас поняла, что ей нужно видеть его, понять, как эти изверги совершают подобную откачку, чтобы потом найти способ разъяснить все, либо бабушке, либо, если понадобиться, самому императору. Подруги её не поняли и остались стоять, как стояли, а Инна в тот момент, стараясь отстраниться, внимательно смотрела на чары и нити сил.
  С плетением все не так просто. Но как мало у неё ещё знаний, чтобы понять все. Вот, например, почему сейчас нити идут только от тех двоих, особо вычурных, и только потом к ним присоединяются следующие три "жреца"? Почему парень лежит именно так на алтаре? И что это за цветное марево над ним? Таких чар она ещё не видела. Как классифицировать все цвета, все силы? Боже, она словно слепая, при том, что видит больше других... Зрячая среди слепых, даже так. И как ей могут "слепые" объяснить то, что она "видит"? Когда все нити стали сиять отчетливо и ровно, она поняла, что действие завершено, тело отрекающегося вспыхнуло сильным белым светом, заставившим поморщиться. Но что-то подсказывало Инне, что этот белый свет - показуха. Эту отработанную энергию могли не выводить на видимый план.. или же, она как раз и оказалась первым "выжигателем"? А потом "жрецы" только поддерживают своими путами свеженькое состояние ожога? Чтобы дракон не мог воспользоваться большей частью своей энергии? Отвратительно видеть подобное и не иметь возможности сделать хоть что-то и ещё очень огорчает то, что Лустин, услышав о том, что здесь происходит, ей не поверил.
  Акт насилия над драконом был завершен, и его унесли, а жрецы молча удалились. В последние минуты девочка осмотрелась, Вайку и Кейра, те самые, из Старого мира, едва не рыдали. Ага. Тоже прониклись ситуацией. Гриш, приятель Мартиса, стоял, крепко сжимая челюсть и кулаки, а Мартис морщился. Даже Алибина не ожидала такой подставы, уж точно она не хотела стать свидетельницей такой кошмарной операции, как эта. А в воздухе во время и после ритуала начал витать сладковатый запах гнили, он то появлялся, то исчезал. И само пространство было разряженным, как после грозы, вот только не пришло ни свежести, ни расслабления.
  Экскурсовод, воздав хвалу своему богу, повел всех пришибленных экскурсантов дальше по помещениям монастыря, вяло рассказывая историю постройки, назначение некоторых предметов и не значительные, с точки зрения Инны, детали. Когда они вышли во внутренний двор, один щуплый мальчишка, каштаново-волосый и долговязый, вырвался из толпы и очистил свой желудок от всех лишних эмоций на ближайшей клумбе. У Инессы тоже был такой порыв, но она сдерживалась.
  - Дарт Чернис, дракон должен уметь себя держать в руках! - Филиппа возмутилась, но подбежала к ученику, чтобы помочь прийти в себя, ей можно сказать спасибо, она воспользовалась чарой вливания сил и поделилась собственным. Лустин тоже не остался в стороне.
  - Когда мы уже свалим отсюда? - прошипела рядом рыжая, кудрявая девчонка, чьего имени Инесса пока не удосужилась узнать.
  - Надеюсь, что сейчас, - вздохнула она.
  Они действительно, после трех мучительных часов экскурсии, направились к экипажу. Странно, со стороны он кажется меньше, неужели вмещает столько народу? Поднимаясь на борт, девушка сразу прошла на место рядом с друзьями, обсуждать что-либо с Лустином у неё сейчас не было желания.
  В смешенных чувствах первогодки отправились в обратный путь. Безусловно, эта поездка послужила сплочению коллектива, так как отвращение все испытывают одинаковое. На душе скребли кошки. Периодически краем глаза Инна замечала, что Лустин оборачивается и смотрит на неё, но. А что вообще между ними и чего он от неё хочет? Она до конца не понимает, он ей вроде друг, хороший, близкий, внутри к нему, безусловно, что-то есть. Переменилось их общение, а, как и почему ей не понятно. Но к нему она все равно сейчас не сядет.
  
  В этот раз она даже не заметила, как пересекли портал, исключая вопли Филиппы о безопасности. Когда все вышли на площадку перед "Лапой", она объявила, что на сегодня ученый день завершен, всем надо отдохнуть, и направилась в общежитие. Лустин пошел за ней. Ну и пожалуйста. Потихоньку весь курс разошелся - кто куда, на месте осталась только четверка и Гриш.
  - Мы пошли, надеемся, это будет ненадолго.
  - И что мы там будем не одни, - вяло посмеялись парни.
  - А! Отработка! Ну ладно, - Цветозар похлопал их по плечам. - Удачи, - то ли издеваясь, то ли искренне, пожелал он.
  Ребята жестами попросили его отвалить и направили свои стопы в сторону конюшен, а Инна, помахав вдруг всем ручкой, побежала за ними.
  - Я с вами ребят. Мартис, не спорь.
  - Ладно.
  
  Конюшнями, Март назвал большое двухэтажное и просторное строение с множеством ворот. Но обитателями конюшни в преимуществе были вовсе не кони. Половину стойл занимали животные, которых можно было бы назвать динозаврами: мощные чешуйчатые тела и конечности, толстые шеи и размером почти со слона. А другую половину, динозавры поменьше, на лошадей похожие только своими габаритами и тонкими ногами. Почему красные глаза рассказал Мартис, когда Инесса испугавшись, отпрянула от первого загона.
  - Они прекрасно видят в темноте, - парень прошел дальше, в конец длинной конюшни и постучался в дверь неприметной комнатки. К ребятам бормоча навстречу вышел длиннобородый норв, с рогатым шлемом набекрень. Шлем девушке запомнился особенно, со всей остальной одеждой он контрастировал радикально, так как конюх имел широкую рубаху, пояс с привязанным к нему огромным рогом и льняные штаны.
  - Ага.. Шалопаи и лоботрясы вспыльчивые пожаловали. А сюри нам тут по што? Девушек на другие работы отправляют, - изумился он, запинаясь на своей грозной тираде.
  - Она не провинилась. Пришла конюшни посмотреть.
  - А значит из Старого, - понятливо протянул конюх и широким жестом обвел длинные ряды стойл, - Ну, смотри, - своими питомцами он явно был горд. - Эти, что помассивнее, зимуланы, да-да их Горынище оседлал и теперь все драконы седлают.
  - Погодите.. Змей Горыныч что ли?
  - Ну, можно и так сказать. Древний дракон, не трехглавый, как в сказках Старого мира, но сильный. А вообще-то, он изучать фауну любил зверушек всяких разных. Да что я?! И щас любит, и это только в сказках в Старом его кличут Змеем, а у нас уважительно, будьте любезны - Горынище. Вторых, вон те, что потощее, он вообще, сам вывел. Лозгрими называются: выносливые, быстрые, но много на себе не утащат, если экипаж или коляска какая не зачарована должным образом. Горынище заведует всеми конюшнями в Аркауме, где подобные звери обитают, - остановившись у стойла с лозгром, он махнул ручищей дальше, - ну и простые лошади есть, для небольших расстояний.
  - А как же.. перелеты? Драконы же, летают. Зачем лошади и зиму.. зимуланы с лозграми?
  - Лозгрими, - поправил норв. - Дык, крылья, оно хорошо, но заметно больно, и не всегда удобно. Это вы пока превращаетесь в маленьких драконов, а ты ж, поди, на других глянь, вот это горы мышц и силы, не на всякую улицу влезет такой сур или сури. Да гостей на своем хребте носить неприличественно будет. Эх, заболтала ты меня! - хлопнул он себя по лбу, точнее, по шлему. - А ну, лодыри за работу!
  Норв быстро нашел нарушителям порядка задания, вычистить лозгривые стойла, нарубить мяса для коняшек... И сколько же нужно силы, чтобы пятнадцатилетний парень так мяско от туши по костям рубил? Девушка наблюдала со всем интересом. Мальчишки при работе казалось, пока не слишком устали, хотя перепахали почти половину всех имеющихся загонов. Она и не знала, что у них и, наверное, у неё, есть такая мощь. Надо как-нибудь попробовать.
  Работа спорилась, и конюх парням даже разрешил к зимуланам зайти, но велел не нервировать, не глядеть в глаза и стараться не задевать - чужаков они не жалуют. Инесса рассматривала огромного зверя, как когда-то рассматривала слона в зоопарке, у этого разве что уши не большие и хвост, далеко не маленький, а длинный с острым концом. Морда как у игуаны, ото лба и по шее идет гребень, широкий двойной, он не заходит на спину, а по плечам динозаврика переходит на грудь где превращается в чешуйки. А цвета! Расцветки чешуи у всех темные, почти черные. Некоторые зимуланы были темно-коричневыми, но у всех чешуя с разными переливами: у кого с синими, у кого с зелеными, были и с красными. Прямо под её чешую.
  Все время Инна находилась рядом с Мартисом, иногда перебрасываясь с ним парой слов. Гриша она не знала, потому считала, что лезть к нему пока не стоит. Когда Мартис уже почти закончил наполнять кормушку своего зимулана, из соседнего загона, где работал Гриш, раздался рык беспокойного животного и послышался топот. А потом вскрики Гриша. Девушка вылетела из загона, благо стояла у калитки, Мартис тоже аккуратно его покинул.
  Зимулан у Гриша забеспокоился и взбунтовался, он зажал парня в углу и не давал ему покинуть свою территорию. А превратись Гриш сейчас в дракона, станет только хуже, потому-что размером они сейчас чуть больше лозгра, и плюс ко всему, животное взбунтуется ещё сильнее.
  - Я не могу выйти! На него чары не действуют!
  - Ух! Сур Гриш! Я же сказал вам, его не трогать! - разволновавшийся конюх топтался перед зверем, но никак не мог его отвлечь, даже его рог звучавший, как пояснил норв, на уровне высоких частот, не помогал. - Я за подмогой, вызову подмастерьев сура Горынища! Не сметь заходить в загон без меня! - рыкнул мужчина и закрыл за собой загон.
  - Он убьёт меня быстрее! - крикнул Гриш, но норв его уже не слышал.
  Инна фразе друга про чары удивилась и решила посмотреть, для этого заходить в стойло ей не нужно. Зверь тем временем все больше бушевал, бил хвостом о стены и заставил одногруппника сесть в углу на четвереньки и вжаться.
  А ведь действительно, от чешуи этого зверя, что была на спине, боках, хвосте и лапах, отскакивали чары! Весь зимулан на уровне чар был объят тонким покровом из полупрозрачных голубоватых сил, зарождавшихся в нем самом и выходившим наружу в "покров" через глаза, лапы и кончик хвоста. Значит, вероятнее всего, эти точки у него болевые, ведь в них большая концентрация. Но как отвлечь зверя, не раня его?
  - Гриш, я думаю, его лапы, кончик хвоста и глаза это уязвимое место, лапы уязвимы в ступнях!
  - Если я по нему шарахну, по мне потом конюх наш, чем потяжелее шарахнет и никакая моя первая ипостась меня не спасет!
  - А ты не шарахай! Ты повлияй как-нибудь!
  - Прекрасно! Как? Ай! Он начал бодаться!
  - Перед тобой его глаза! Чары... что-то же было. Мартис, ты тоже думай!
  Парень мобилизовался.
   - Да, было... Чего я раньше не подумал? Гриш, попробуй ему просто дать поток силы в глаза! Как... видел сегодня Филиппа Дарту помогла, она в него влила сил, вот и ты влей, но животине этой и через глаза!
  - Ай, драные крылья! Отвали, зверюга! - крикнул парень, а потом зверь отпрянул назад и зашипел, моргая глазами. Испуганный Гриш не с первого раза открыл калитку, но все таки её открыл и подпер собой. - Крылья драные, - рыкнул он, тяжело дыша. Зимулан все-таки пару раз его боднул и на лбу у юноши появился синяк с шишкой.
  Конюх вернулся "очень вовремя". На вопрос Мартиса, умеет ли он усмирять зимулана и неужели это первый такой случай, норв толком ничего не ответил. Бурча себе под нос на своем родном языке, он занялся ушибами Гриша, ребята стояли в стороне, не представляя, чем могут помочь.
  Дальше был разбор полетов с мастером Драаком. Норв шумно оправдывался, что не сработал свисток, мастер шумно ему рассказывал, как должны проходить воспитательные работы в конюшнях, а ребята, понаблюдав за ними несколько минут, под шумок убрались от греха подальше.
  - Не думаю, что завтра мы будем в конюшнях, - бледный Гриш, с опаской оборачиваясь, потер наливающуюся шишку.
  - Но дело нам всегда найдут, - вздохнул Мартис.
  Распрощавшись с Инной, они побежали в общагу, девушка, медленно побрела к выходу с территории. Многовато потрясений на один квадратный метр. Периодически ей слышался крик того парня из монастыря, вспоминалась вонь, вдруг перед глазами возникал ревущий в припадке зимулан. Зрение переключалось то на видение сил, то на обычный человеческий спектр и от этой карусели начало тошнить. Как же хочется, чтобы это прекратилось! Инна почти дошла до ворот, но остановилась, прислонясь к каменному столбу и закрывая глаза руками. Отвратительный день! Просто ужасный. Отвлеклась она на конюшнях, конечно! Посмотрела животных. Только хуже стало! По щекам покатились слезы, зло их смахнув, девушка побежала домой, и ведь не остановилась ни разу и не выдохлась. Дракон в её организме проявляется все больше.
  Она влетела в дом часто дыша, почти задыхаясь, но больше от слез, чем от бега, и сразу метнулась в кухню, откуда доносились ароматы ужина и голос напевающей что-то себе под нос Нейи.
   - Мне нужно СРОЧНО к бабушке! Отправь меня к ней! - рыкнула она не в силах быть вежливой.
  Нейа от чего-то вдруг без вопросов и каких-либо вообще слов достала из кармана платья амулет, надела на девушку и нажала на центральный камень. Мир вокруг закрутился, и она очутилась в знакомом кабинете бабушки. Та как раз сидела за столом, и с кем-то негромко переговариваясь по зеркалу, расчесывала свои длинные волосы. Сразу заметив внучку, она резко прервала разговор и отложила расческу.
  - Инесса? Что стряслось?
  - Я не могу так! Это ужасно! - девушка заговорила полу плача, в горле стоял ужасный ком, а на глаза накатывали слезы, сдержать которые было очень сложно.
  - Что ужасно, милая? - заметив, что состояние у ребенка не стандартное, бабушка встала, но пока не подходила близко.
  - Как они могут?! Это отвратительно! Они! Они ведь их едят!!! - тут все-таки слезы прорвались, и Инна заметалась по комнате.
  - Кто кого ест, солнце моё? - сури Осьмуш спрашивала тихо и аккуратно, подошла ближе, но внучку в метаниях не останавливала.
  - Там! В монастыре! Они их связывают, и эти путы так жгут! А по путам их силы... они.. они текут к.. к этим! - слезы катились градом, девушка ревела не останавливаясь, от того говорить стало ещё сложнее. - И этот запа-а-ах!.. всё рябит в глазах! И дурацкий зиму-зиму-зимула-а-ан!!!
  Инна металась, заламывая руки и хватаясь за голову, под её горячую руку попались подушки с кресел и с диванов и пара стаканов с кофейного столика. Последние, она разбила о стену, чудом не уничтожив любимый пейзаж бабушки Маргель. Вокруг первогодки появились всполохи пламени, они мелькали тут и там. Женщина знала, что это первый признак того, что душевное равновесие дракона пошатнулось слишком сильно и в любой момент дракон из второй ипостаси может перейти в неуправляемую первую. А кабинет сури Осьмуш любит и ценит, значит, ребенка нужно успокаивать.
  Бабушка Маргель подловила момент и, обняв девочку за плечи, усадила на широкий диван. Та сначала дергалась, вырывалась, сучила руками по бабушке, но ведь и бабушка дракон. Магистресса вовремя воплотила чешую и частично изменила мускулы, чтобы не осталось синяков, процесс не очень приятный, зато не надо выпускать бушующего дракончика из объятий. Женщина прижимала внучку к себе, ничего не говоря.
   - Это страшно! Я не хочу-у-у-у... - всхлипывала Инна, прижатая к груди родственницы сильными руками.
  Вскоре, рыдания сошли на нет и перешли в плачь. А потом и слезы кончились. К тому времени Инна уже просто сидела на диване, глядя в пустоту. Бабушка так же без слов протянула ей теплую чашку с чем-то укрепляющим, Инна расслышала в составе ромашку, но даже не отхлебнула. Голова налилась тяжестью, хотелось спать, но казалось, что и на сон нет сил.
   - Ты все же, сделай глоточек, - женщина заботливо поднесла чашку к губам девочки и только тогда та отхлебнула. - Пожалуйста, расскажи, что же произошло.
  - Мы ездили с группой на экскурсию.
  - Та-а-ак. И?
  - В монастырь. Ты, наверное, знаешь.
   - Скорее всего, ты говоришь про поездку в монастырь Отречения, у нас возят только туда,- согласилась бабушка, - Вы были там?
  - Да.
   - И что произошло?
  Бабушка была на редкость терпелива.
   - Эти, я не знаю, кто они, что-то типа жрецов. Они проводили.. нам показывали ритуал отречения, там был юноша. Он не хотел! А эти все равно, они опутали его своими чарами и сжали их, знаешь, это выглядело так, словно его нити сил прижигают, плавят. Припаивают к ним свои неестественные путы. А оптом, по этим путам жизненные силы потекли к жрецам! Понимаешь, бабушка?! - Инна вдруг перешла на крик, вцепляясь пальцами в бабушкину руку. - Это уже не отречение, это уже пожирание какое-то!
   - Спокойно, Инесса. Я попробую выяснить, что произошло. Но, может ты чего-то перепутала?
   - Нет, - девушка отпрянула. - Ничего я не перепутала. И запах там был смерти. Их силы высасывают по капле.
   - Так, прекрати! Прекрати вспоминать и посмотри на меня, - женщина взяла лицо внучки в ладони и посмотрела в зареванные и опухшие глаза. - Я постараюсь разобраться. Все будет нормально, - сури Осьмуш вытерла Инне слезы и попросила рассказать, что ещё её так расстроило кроме неприятной поездки.
   Следующий час она смиренно выслушивала переживания девочки из-за размолвки с Лустином и из-за того, что не может нормально превращаться, слушала о страхах маленькой юной драконицы и в каких-то моментах даже вспомнила себя. Последней историей стала история о зимулане, тоже не порадовавшим своим поведением, который и вовсе мог убить одногруппника Инессы.
   Давно перевалило за полночь, когда их беседа закончилась, и женщина лично порталом отвела внучку к дому в Вороньей Пустоши и уложила спать.
  Вернувшись, сама она не поспешила отойти ко сну, а прилегла на диванчик в своих покоях и принялась думать. Тишина - главная составляющая этого процесса.
  Во-первых, кто взял монастырь под своё заботливое крылышко? Во-вторых, санкционировано ли все в этом монастыре происходящее и, в-третьих, знает ли о том, что происходит в монастыре Его Величество Император? Ей нужно достать по своим каналам, информацию сначала по первому пункту. Узнать о деятельности отрекающей организации, а потом побеседовать с Яровитом.
  Женщина рассеянно принялась играть со светляками, висящими под потолком, заставляя их плавно перемещаться по комнате. На сколько она знала, монастырю позволили вести свою деятельность на условии того, что процесс будет полностью добровольным для отрекающегося. Так же говорилось, что монастырь не будет являться в какой-либо форме карающей инстанцией. Драконы должны получить право на отречение у Совета или кого-то из магистров... Надо через надежных лиц проверить документацию заведующего монастырскими делами.
  Рядом в воздухе парил лист бумаги и на нем выжигались всё новые пункты.
  Первогодок начали возить туда не так, чтобы давно, лет сто назад. С формулировкой: "Каждый дракон должен иметь большой кругозор и представление о том, с чем он может столкнуться в жизни". И в формулировке этой нет ничего дурного, все вполне логично. Значит есть надежда, что нацелены "послушники" не на детей. Ох, вот находит же её Инесса приключений себе на хвост. Ведь не специально же находит. Что ж, она - магистресса, точно разберется со всем этим бардаком.
  
  Глава 13. Поиски.
  
  - Держись больше в тени? Инна, ты у нас козырь. Не надо геройствовать, как в прошлый раз. Кстати, те опознавательные словечки, которые мы раньше использовали, мне кажется, не подходят. Надо заменять или их или вообще систему.
  Лустин, весь из себя важный ходил взад - вперед по гостиной, Инна едва сдерживалась, чтобы не покусать его. Как же бесит это его хладнокровное легкое высокомерие. Она первая мириться не пойдет. На его "умные" предложения она только покивала головой. Да, молодой человек ей достался тот ещё хмырь, но может его предложение не лишено смысла. Хотя...
  - И как нам менять обозначения? Тем более, что мы угробили на них столько сил и времени, - лицо Инны радости не выражало.
  Скрестив руки на груди, девушка выслушивала Лустина, присев на придвинутый к стене стол. Он подошел ближе, окинул её взглядом и повернулся к остальным.
  - Думаем, суры и сюри.
  "Все ещё динамит. Ну и пожалуйста". Она поменяла место и теперь устроилась в кресле так, чтобы Лустин не так часто мелькал перед глазами.
  Как же донести ребятам то, что она видит, а они нет другими словами? Можно разбить чары по цветам, но тогда уже через игру ориентировки снова придется менять, все с легкостью запомнят, что та же огненная чара, рыжего или красного или желтого цвета... Вот блин. Хорошо, что она хотя бы чары сносно выучила и это уже не будет ей даваться так сложно, как в прошлый раз. Опознавательные слова...
  - Я против замены, - это Мартис недовольно захлопнул тетрадь. В ней он видимо пытался написать, чем можно заменить уже придуманное. - Игра на кончике хвоста! Две недели остались, а мы тут решили что-то менять? Давайте лучше повторять будем уже выученное, сур Лустин.
  - Ты считаешь так же, сюри Инесса?
  - Да, - без стеснений кивнула она. - Действительно это странно все менять, кода вот-вот выходить на арену. К тому же, вряд ли команда другой группы первогодок так тесно дружит с Алибинкой и её друзьями, что они, прям все наши ориентирующие фразы, вспомнят. Их слишком много.
   - Ладно. Не будем менять. Однако я все равно предлагаю внести дополнение. Чтобы вам легче было понимать степень тяжести наводимой чары или даже чар, стоит к уже выученным фразам добавлять, например: "тяжелый" или "злой" или что-то в этом духе, - ребята насупились, учить ещё что-то и главное, запоминать, помимо домашних заданий, им очень не хотелось. Но тут за предложение Лустина вступилась Цени.
   - Это имеет смысл. Не, ну а, что? Правда, ведь.
  Близняшка сделала вид, что грозных взглядов друзей понять не может.
  А вообще-то, все как-то больно уж единодушно последнюю неделю поддерживают Инну, она дуется на Лустина и вдруг отношение к нему изменилось у всех, кроме Ценимиры. Видимо стоит мириться с Лутсином, а то ведь они скоро бросаться на него начнут.
  - Так. Цени права и соответственно, - она вздохнула, вставая с кресла, - Лустин тоже прав. Сегодня вечером я напишу такие обозначения, а завтра разучим. Их вряд ли будет много. А теперь ребят, мы явно все устали, особенно после контрольной у Филиппы. Так что, давайте-ка по домам.
   Угрюмые друзья согласились и медленно направились к выходу. Лустин собрал свои вещи и уже накинул легкую бежевую куртку, когда девушка остановила его за руку и потянула в другую сторону.
  - Есть разговор.
  Они вышли через заднюю дверь в сад. Сидевший в отдалении на скамеечке мастер Огнедар кивнув своим мыслям, неспешно встал и направился к своему домику. Перед носом выглянувшей было из окна Нейи он задернул шторку.
  - Что происходит? - наконец спросила Инна, после того как Нейа скрылась за шторой.
  - Я тебя не понимаю, - пожал плечами парень.
  - Все ты прекрасно понимаешь. Объясняй по нормальному. Почему мы вдруг перестали разговаривать друг с другом? Почему ты так холодно-обходителен? Давай уже над всеми ольями закорючки поставим.
  - Инесса, я думал, это ты со мной не желаешь говорить.
  - А я думала, что это ты хочешь, чтобы я первой пошла мириться.
  - Так. Погоди, а в чем же провинился я?
  - А почему мириться должна идти я?
  - Мне виделось, сюри, что вы после нашего взаимного недопонимания ещё в монастыре, разговаривать со мной отказывались, - Лустин перешел на полу-шипение.
  - А подойти и начать разговор не судьба? Ты хоть раз пытался?
  - У меня тоже есть чувство собственного достоинства, - пожал он плечами, и на лице юноши появилась та безразлично-холодная маска, которая так бесила Инну последнюю неделю.
  - Лустин, раздери твои крылья, мы пара или нет? У меня - я не скрываю - опыта в этих вопросах маловато, поэтому уж лучше напрямую мне скажи.
  - Я считаю, что да, пара.
  - Ты в этом так уверен?
  Юноша промолчал, вдумчиво рассматривая Инну. Она с легкой досадой помотала головой, сказала "пока" и вернулась в дом, понимая, что ответа сегодня точно не дождется. Хотя очень хотелось уже этим вечером четко все знать. Так проще жить в этом прибабахнутом крае.
  - Как поговорили? - Иоверин заглянула к Инне в комнату в обнимку с платьями и мантиями. - Держи, это Нейа почистила. Попросила отдать тебе твои. Кстати, можно взять вот это зеленое пару раз надеть?
  - Поговорили так себе, - Инна забрала у подруги свои вещи и без энтузиазма принялась укладывать их в шкаф. - Можно. К тому же, тебе идет зеленый.
  - Спасибо, - Рина аккуратно вытянула платье из стопки и приложив к себе, начала крутиться у зеркала. Зеркало стояло у окна, так что нужно было зажечь светляка - на улицу лег холодный почти зимний вечер. Девушка тем временем разложила на столе перед собой три книги и начала готовиться к контрольной у Светорада. Мастер он интересный, рассказывает легко, но спрашивает, будь здоров.
  - Ой, - Инна краем глаза заметила, как Рина отступила от зеркала.
  - Что такое?
  - Показалось, наверное. После Филиппы и её архиважных заданий на два занятия...
  - Что показалось-то? - девушка отложила перо и подошла к подруге.
  - Да словно в зеркале тень мелькнула.
  - Хм-м, - Инна рассмотрела зеркало, - нет, ничего такого, что могла бы видеть я, нету точно.
  - Значит показалось.
  - А вот там что? - девушка заметила у кустов в саду два ярких светящихся зеленым огонька, тут пошатнулись кусты и они исчезли.
  - Не нравится мне это все. Пойдем двери, и окна на первом этаже проверим? - Рина отложила платье и потушила светляка.
  - Да ладно тебе, мы находимся за десять минут от чертогов, тут сотни учеников и непременно найдется какой-нибудь приколист.
  Рина обернулась и под давлением обеспокоенного взгляда, Инна пошла за ней. Все двери были надежно закрыты, защитные чары на месте. Хоть девушек и потряхивало, они решились выйти к домику Нейи и Огнедара. И были очень рады, что Огнедар открыл быстро.
   - Сюри, вам бы спать ложиться, а не морозной ночью в домашних платьях по двору скакать.
  - Мы не скачем, - надулась Рина. - Мы видели у розовых кустов какое-то шевеление.
  - Ну, подумаешь, зверюшка какая в сад пробралась, - хохотнул Огнедар, наливая подопечным чаю. Уютная кухня, исполненная в дереве, настраивала на покой и расслабление и рассказывать, что они увидели, девушкам было уже тяжелее.
  - С зелеными сверкающими глазами? - изумилась Инна.
  - Сюри, зверюшек в этом мире бесчисленное множество. От опасных, мы с Нейей и ещё одним, очень сильным в этом деле драконом, наложили охранные чары, так что эта зверюшка точно опасной не была.
  Испуганные глаза обеих юных сюри заставили Огнедара проводить Рину и Инну к дому и самолично ещё раз все проверить.
  - Все, дорогие перестраховщицы, ложитесь спать.
  
  Нейа ждала коллегу в домике. Она успела протереть стол, вымыть посуду, поправить шторки и взялась за веник. Огнедар вошел, когда женщина думала начать делать пюшки или нет.
  - Хватить нервничать, - махнул на неё рукой старик. - Сама знаешь, чего только тут не водится.
  - Знаю, - кивнула она, - но за девочек все равно переживаю.
  - Ну, хочешь, сообщи этой, своей нанимательнице.
  - И сообщу.
  - И сообщи. А я пока не буду лишних телодвижений делать. Лучше спать пойду.
  
  С утра сюри уже привычно встретили ребят у ворот в Чертоги, и побрели на занятия.
  - Эй, Март, мы слышали, рогатый без тебя скучает! Приветы передавал! - мимо пронеслись какие-то парни со второго года, Мартис недовольно поморщился.
   - Рогатый? - Ио, не знавшая всех деталей истории, которую давно можно было бы уже, и забыть, повернулась к парню.
   - Да это конюх. Он среди старших курсов оказывается очень популярный. А тот зимулан разбушевался из-за этих дранокрылых идиотов, - юноша махнул в сторону галдящих второгодок.
  - Это почему из-за них? - заинтересовалась Инна.
  - К чарам зимуланы не восприимчивы, но вот к запахам очень даже. Дегон и его компания как-то узнали, что у нас с Гришем отработки на конюшне.. А что как-то? Бриг сказал. Это мой брат. В общем, они под сено зарыли половину умертвия. Зимуланы не терпят нежить, вот он и взбесился.
  - Это они тебе рассказали?
  - Это я потом приходил на конюшни, конюх и рассказал. Он нормальным оказался, отвару предложил, с отменными печеньками. Откуда мне было знать, что за нашим чаепитием Дегон нас застанет. И конечно он растрепал всем, а Бриг подхватил. Теперь вы будете ещё неделю наслаждаться вот такими плакатами.
  Мартис едва сдерживающий ярость, указал на, как раз, показавшийся из-за аллеи искрящий чарами плакат, где конюх был изображен в пышном платье и с зонтиком, но при своём шлеме, проткнувшим рогами изящную шляпку, а карикатурно нарисованный Мартис целовал ему ручку. Ценимира отвернулась, чтобы не показывать другу улыбки, Цветозар прыснул и закашлялся и в результате возмущенными происходящим были только Инна, Рина и сам Мартис.
  - Нет, ну мало того, что они создали опасную ситуацию, теперь они ещё и издеваются!
  Рина направилась в сторону насмешников, но Мартис остановил её и потянул к корпусу.
  - Не надо. Они этого ждут. А мы опаздываем.
  
  Светорад раздал всем чистые листы, попросил убрать учебники, шпаргалки и все, что не санкционированно сегодня у него на занятии, разделил доску на три части и каждому ученику назвал его вариант. Контрольная по чарам началась.
  
  "Теоритическая часть:
  1) Перечислите ольйи, активирующие чары воды. Как каждая из них влияет на чары воды, какие признаки имеет.
  2) Напишите три ольйи чар земли, использующиеся ранее, как ольйи для активации воздушных чар.
  3) Напишите взаимовлияние чар друг на друга. (В общих чертах)
  
  Практическая часть:
   Продемонстрируйте владение водными силами. Чары на ваш выбор".
  
   Что ж, с первым вопросом она кое-как справиться, кажется, она что-то такое читала позавчера, надо только вспомнить. Второй вопрос... вот ведь, она помнит только две такие ольйи и третья никак не вспоминается! Но может если написать развернуто на третий, мастер не занизит оценку? Демонстрация владения силами, это, наверное, из списка самое простое. Спасибо тренировкам Лустина, сама она вряд ли оттачивала бы владение чарами.
  
  Украдкой девушка смотрела, как отвечают другие ребята. Вообще, эта контрольная больше была похожа на экзамен. Интересно узнать, что же тогда на экзамене бывает? Первой вышла Вайку, азиатка поправила волосы, села на край стула и приступила к ответу, ровному и четкому, за что получила похвалу от мастера. Но на практической части она немного перепутала ольйи. За остальными Инна уже не следила, дописывая свои мысли на бумагу.
  Мастер удивился наличию даже двух ольей, пояснив, что поставил этот вопрос просто, чтобы ученик задался им, когда не сможет ответить. После демонстрации овладением чар, Светорад твердой рукой поставил высшую оценку в табель. Это было чувство полнейшего удовлетворения. Из учебного зала Инна выходила с широкой улыбкой, несмотря на то, что за окнами коридора лил дождь со снегом. Ребят она ждать не стала, потому что они и так собирались прийти вечером, а Иоверин сказала, что ответив, сазу побежит по каким-то своим делам. Выбирая между тем, чтобы сразу пойти домой, или пойти в библиотеку, а может даже в столовую, Инесса выбрала библиотеку, вовремя вспомнив, что так и не взяла ещё одну книгу по чарам, и справочник по игре.
  
  В библиотеке было не драконно. Сегодня контрольные проводились не только для первогодок. Библиотекарь встретил тихим "Здравствуйте" и протянул руку взять опознавательный амулет. Ойкнув, Инна порылась в сумке и нашла его, отдала камешек на цепочке мужчине, тот положил камешек в миску, активировал чару только импульсом силы, и над чашей появилась небольшая сфера, в которой высветилось количество уже взятых Инной книг.
  - Какая книга вам нужна, сюри?
  - Справочник по игре "крыло на крыло". Углубленный, если можно. И "Чары второй ступени" Светорада Сайбиеля.
  - Присядьте, подождите пару минут.
  Он растворился в воздухе, оставив Инессу одну, не считая ещё пары зашедших молодых людей и нескольких девушек, занявших места в читальном зале.
  Благополучно забрав книги, Инна распахнула дверь, чтобы покинуть библиотечное здание и нос к носу столкнулась с Лустином.
  - Я как раз искал тебя.
  
  Улица встретила их все тем же снежным дождем, юноша без особого труда сотворил над ними воздушную завесу, в виде зонтика, и предложив Инне локоть, повел к выходу с территории Чертогов. Пока они шли, девушке показалось, что за деревьями на аллее, кто-то стоит и пристально смотрит на неё, но наваждение быстро прошло. Тем временем, Лустин начал свой монолог.
  - Ты права, я вел себя странно. И ты тоже, но в большей степени, наверное, я. Впредь нам стоит открыто говорить друг другу, кто, в чем не прав и кто что чувствует.
  Девушка кивнула, стараясь не сбиться с шага. И к чему так бежать?
  - Я... - он резко остановился. - Понимаешь, Инесса, я просто понимаю, что, то, что твориться в монастыре не в нашей власти. Эти драконы, они сами захотели и у того парня уже не было шансов и..
  - Хватит. Лустин, мы больше не будем говорить о том дне, ладно?
  - Ладно, - согласился он, подозрительно быстро.
  Дальше они не пошли, он стоял и рассматривал её лицо, а Инна подумала, раз выдалась возможность, можно и его личико порассматривать. У него очень красивые, серебряно-синие глаза. Серебряные прожилки отходят лучиками от темного зрачка, сквозь сине-голубую радужку, чем дольше в них смотришь, чем больше захватывает дух.
  Он провел ладонью по её щеке, тоже посмотрел в глаза. Нет, это точно не удачное место для первого поцелуя. Перед самыми воротами Чертогов, когда кто-то может увидеть...
  Тут парень убрал руку, улыбнулся, и они так же быстро пошли на выход, будто не останавливались.
  Прибывая в некоторой растерянности, Инесса молчала, что юношу наверняка полностью устраивало. Вместо её дома, он повел её, как и тогда, когда они много гуляли, в центр Вороней Пустоши, мимо лавок, фонтана, но не на ту, так знакомую Инне улицу, а на соседнюю. Там он вновь остановился посередине дороги.
  - Мне кажется, что за нами кто-то следит. Хотя, это может быть просто волнение.
  - Волнение?
  - Да. А ты не волнуешься?
  - Почему я должна...
  В этот самый момент юноша привлек, невысокую, такую хрупкую Инессу к себе и нежно поцеловал.
  Внутри у неё все было спокойно до этого момента, а потом будто за секунду разгорелся пожар, словно в горевшее на сковороде масло подлили воды. Перехватило дыхание, а сердце забилось слишком быстро. В животе появилось странное порхающее и ликующее ощущение. Это кто там празднует успех? Лустин или её организм?
  Парень отстранился, провел пальцем по губам теперь целованной Инны, глядящей на него во все глаза, а потом обнял. Это он что, доказал, что они пара что ли? Не которое время они так и стояли, потом медленно побрели обратно, по пути юноша завел подругу в хлебную лавку.
  - Мы же вчера у вас с бутербродами все съели. И сегодня ребята ведь придут тоже?
  - Ага.
  Ближе к дому Инну немножко "отпустило" и безмерное удивление во взгляде притупилось, но все равно, ощущение того, будто её ударили пыльным мешком по голове осталось.
  - Что это с ней? - с хитрой моськой спросила Иоверин, пропуска парочку в дом.
  - Поражена результатами контрольной, - хмыкнул Лустин, снимая куртку.
  - Ну-ну, - улыбнулась Рина и вернулась в гостиную к остальным.
  
  Дальнейшие обсуждения игры прошли как-то мимо Инны, но её, в общем-то, и не трогали, весь удар на себя взял Лустин, нагружая друзей заданиями и расспрашивая про игру и тонкости ведения боя. Стоя у окна, девушка бездумно (ладно, почти бездумно) разглядывала капли на стекле. А у кустов вновь вспыхнули две зеленые точки, они не мигали и не исчезли, как в прошлый раз.
  - Мартис, - позвала девушка негромко друга, стоявшего к ней ближе всех, - ты не видишь..
  - Что не вижу? - спросил парень, подойдя ближе и выглядывая в окно.
  Но две зеленые точки уже пропали, хотя она не отводила от них глаз.
  - Чертовщина какая-то, - раздраженная Инна задернула шторы.
  Так и шизофреничкой недолго стать.
  
  Магистресса Осьмуш встала со своего места на общем совете. Прошел он не то чтобы безуспешно, но хорошего мало. Очень сложно достучаться до толстолобых древних самодуров, мнящих себя пупами вселенной, что в их стране надо уже некоторые устои радикально менять. Яровит медлит лет шестьсот, говорит, что постепенно надо вводить реформы, а то потомки этих самых древних родов вновь поднимут бунт, но вот только уже не его друга будут гнобить и попытаются убить, а его самого. Ещё рад тому, что его решение о "чистке" Совета не вызвало сильного недовольства общественности. Ну как можно быть правителем, если так не уверен бываешь в своих действиях и решениях?
  В приёмном зале на послерабочем рауте она обычно никогда не задерживалась, но сегодня остановилась и взяла бокал с парящего подноса. Конечно, она осталась здесь не ради многочисленных прихлебателей его величества или желающих заиметь более близкие знакомства с членами совета или магистрами. Примерно через пятнадцать минут к ней подошла незаметная девушка, поклонилась быстро и почти незаметно передала ей свиток, на лице у девушки красовалась дежурная маска слуги. Этот обычай зародился очень давно, до разработки более тонко определяющих дракона чар. Сейчас маска едва нужна, но хоть лицо на некоторое время оставляет инкогнито. Открывать здесь свиток нельзя, но очень хочется. Поймала заинтересованный императорский взгляд, улыбнулась уголками губ и направилась к выходу спустя пять минут. Теперь все или почти все будут думать, что письмо от него. И тем лучше.
   Только дома в кабинете она развернула свиток и жадно приступила к чтению.
  "Ваш покорный слуга докладывает, что монастырские владения, ранее Усадьба Желя, принадлежат по документам суру Гутору Карну. По документам, данная усадьба передана Великим Советом Гутору триста лет назад. После известного всем инцидента. Сур Гутора отдал усадьбу в безвозмездное пользование монахам, чьё общество официально подавало прошение Императору. Акт согласия членов Совета о передачи усадьбы Гутору прилагается".
  Информация произвела на Сури Маргель двоякое впечатление. С одной стороны, все написано черным по белому, а с другой, все настолько гладко, что аж странно. Чтобы у драконов был такой порядок в документации? Да по любому делу, торговой лавке, громкому спору, непременно в Совете были несогласные! А тут. Она развернула акт с аккуратными подписями и ольей согласия под решением от каждого члена Совета. И чем этот Гутора так умаслил ВСЕХ членов совета? Интересно девки пляшут.
  Задумавшись, женщина даже пропустила тот момент, когда император пытался связаться с ней по зеркалу, и пришлось самой настраивать связь.
  Инна и Рина спешно собирали сумки, в тот момент, когда неизвестный гость принялся стучать в парадную дверь, они уже начали опаздывать на первое занятие. Подхватив сумку, Инна бросилась открывать, заодно стаскивая с вешалки теплую куртку - обогревать себя своими чарами она пока так и не научилась. Через секунды девушка уже в недоумении пропускала в прихожую магистрессу Осьмуш.
  - Привет, - протянула она, - Обычно, тебе двери не преграда.
  - Бывают исключения, - спокойно ответила женщина, за ней в дом вошли ещё два человека. Приглядевшись, Инна их даже узнала, - Инесса, вы уже виделись, помнишь? Это сюри Джия, а воина зовут Ставий.
  Мужчина и девочка опасливо озирались вокруг. Конечно, ведь такой дом наверняка для них в диковинку, он сделан больше по подобию загородных домов Старого Мира за исключением нескольких деталей. Большие окна, ровные стены, мебель... Ставий рассматривал все цепким взглядом. Воин производил впечатление сильного и подозрительного человека, бывавшего во всяких передрягах, которые Инна смутно могла себе представить. Лицо покрыто щетиной, без труда видно шрамы на щеках и подбородке, нос перебит, а голубые глаза "острые" и очень внимательные. Девочка держится за его руку, стоит к нему близко, словно хочет слиться с ним в единое целое, значит, доверяет, однако, за ней явно следили, и следил не Ставий. Прическа собрана точно не воином, платье чистое, как и бардовый плащик. Прямо как Красная шапочка с Серым волком.
  - Да, я помню... Но ведь можно было попросить, и я бы приехала... Пришла.. Телепортировалась. Ты поняла меня.
  Гостей бабушка провела в гостиную и предложила сесть на диван. Мнение Инны не учитывалось.
   - Инесса, эти люди с этого момента будут жить с вами, - женщина поставила внучку перед фактом, опускаясь в своё любимое кресло.
  - Это где? - Инна смотрела на родственницу, скрестив руки на груди. Да, она явно рановато разрешила бабуле приблизиться к своей персоне.
  - Ищущий да обрящет, - пожала плечами сури Маргель, приманивая с кухни к столу чашки, кувшин с лимонадом и плюшки, то есть всё, что Нейа успела сделать с утра к завтраку (как всегда больше, чем нужно).
  - Бабушка, мы с Риной опаздываем на учебу, может, обсудим все вечером?
  Спустившись к этому моменту, Рина в недоумении разглядывала гостей.
  - Я договорилась с директором и учебным составом, сегодня у вас выходной, так что, Рина, подходи, знакомься.
  - Кошма-а-ар, - Инна с досадой плюхнулась на диван рядом с молчаливой девочкой. - У нас сегодня Филиппа! Два занятия. Опять завалит заданиями...
   Рина приземлилась в ещё одно свободное кресло, такая же недовольная, как и её подруга. Что бы кто ни говорил Филиппе, катаклизм ли случился, болезнь, чья-то смерть, великое открытие, на дом упал дракон или что-то в этом духе: ученик должен быть на занятие. И даже в письменной форме, заверенное ИМПЕРАТОРОМ разрешение на пропуск одного дня, она, в конечном итоге, проигнорирует. А вспоминать "косяк", тем более Рине и Инне, будет долго и со вкусом. Такое прощалось, пожалуй, только Алибине. Впрочем, переживания девушек сури Осьмуш были побоку.
   - Сюри Джия теперь ваша новая соседка, господин Ставий её телохранитель, - женщина пояснила Рине. - Давайте сейчас выпьем чаю, - изящными пальцами она подняла чашку, вглядываясь в пар, - а потом нужно будет показать сюри её комнату.
  Перечить ей никто не осмелился и молча новые знакомцы взяли по булочке и чашке. Девушки от второго завтрака отказались, но чай, под пристальным взором магистрессы, выпили. Все это время девушки терялись в догадках и размышляли, кому из них придется потесниться, чтобы Джию смогли разместить. Наконец бабушка поднялась и спокойно прошла к лестнице, но не прошла наверх, а подошла к кладовке.
  - Думаю, здесь удобнее всего.
  - Простите... кладовка? - девочка выглянула из-за Ставия, в недоумении разглядывая едва знакомую ей леди. Но та ничего не ответила, вместо этого она положила на косяк двери руку и закрыла глаза. Потом, через некоторое время тишины, очень аккуратно и четко она нарисовала перед дверью и на каждом косяке, видимо, руну. Отступила, насколько позволяло пространство коридора у кладовки, и окинула содеянное задумчивым взглядом.
  - Да, - кивнула она и уверенно распахнула дверь.
  Всех ненадолго ослепила беззвучная вспышка. Проморгавшись, первой к сури Осьмуш подошла Инна, осторожно заглянув за её плечо, она в удивлении приоткрыла рот. Там где раньше была маленькая коморка с чемоданами, хозяйственной утварью и прочими мелочами, теперь находилась большая светлая комната с окнами!
  - Это как?
  - Я же сказала, что тот, кто ищет, всегда найдет.
  Следующей к магистрессе подошла Джия. Все ещё робко, но она зашла внутрь, за ней, опомнившись, спешно протолкнулся Ставий, и прежде чем она успела что-либо потрогать, тщательно осмотрел и прощупал просторную кровать, платяной шкаф с сундуком, рабочий стол и огромный стеллаж с книгами. Сури Маргель фыркнула, отводя взгляд.
  - Это моя работа и мне за неё неплохо заплатили, - в свою очередь пояснил мужчина и разрешил подопечной обживать пространство. - Но я вряд ли буду спать в девичей комнате, так? А лежанки вы не предусмотрели.
  - У нас есть отдельный домик для... эм-м-м... охраны.
  Величественно отступив, бабушка кивком головы пригласила Ставия следовать за ней и оставила сюри знакомиться ближе.
  - Теперь ты рада? - Рина, хмыкнув, плюхнулась на стул.
  - Что? - не поняла Джия, поднимаясь от сумок.
  - Прости, это я Инессе говорю.
  - Я надеюсь, что моё присутствие вас не стеснит... - пролепетал девочка, потупив взор, но Рина махнула рукой, улыбнувшись.
  - Нисколько! Теперь наш домик похож на общагу больше и Инесса, возможно, перестанет так хотеть в студенческое общежитие.
  Самая юная сюри взобралась на кровать и свесила ноги, не доставая ими до пола.
  - Рина! - Инна возмущенно всплеснула руками. - Джия, не слушай её, она хоть и весьма противна, но безобидна. Скажи нам лучше, ты будешь ходить на занятия в Чертоги или к тебе будут приходить?
  - Ой... а я пока не знаю, та леди.. она сказала, что разъяснит нам со Ставием все после размещения.
  - Хм-м. Ладно, пойдем, посмотришь дом, узнаешь, что где лежит.
  Аккуратно соскочив с кровати, девочка последовала за новой соседкой. Показать кухню, их комнаты, гостиную и сад Инне труда особого не составило, она даже успела рассказать немного о Вороновой пустоши. Но попытки разговорить Джию и вызнать, откуда она или вообще, хоть что-то узнать кроме её имени и возраста у Шерлока-Инны не вышло. В саду они встретили бабушку и задумчивого Ставия. Интересно, а они уживутся с Огнедаром или нет? И что скажет Нейа?
   - Вам у нас нравиться? - спросила девушка, осторожно поглядывая на родственницу.
   - Весьма необычно, но вояр привыкнет ко всему, а вот, что скажет леди Джия?
  - У меня все хорошо, - соседка вздернула носик и держа королевскую осанку направилась в дом, мужчина только ухмыльнулся.
  - Девушка, я не смею вас просить, но так как не всегда смогу находиться рядом с леди Джией, все-таки... прошу вас приглядывать за ней, - вояру явно было неудобно просить о чем-то девицу, но тут бабушка его поддержала.
  - Я только хотела попросить свою внучку о том же. Инесса, Джия - непростая гостья наших краев. Помогай ей, пожалуйста.
  - Хорошо. А-а-а.. Бабушка, можно вас на пару слов?
  Они отошли к сбросившим листву кустам, женщина не торопила Инну. Давая той собраться с мыслями.
  - Бабушка, - Инна подергала веточку куста и умудрилась уколоться, - все-таки, почему вы привезли Джию и её телохранителя сюда? И почему, кстати, Рина тоже живет здесь?
  - Причина Рины, её личная история и история её семьи, а вот на счет Джии.. Я рассчитываю, что ей здесь будет безопаснее.
  - Чем во дворце?
  - Да. Безопаснее чем во дворце. И преподаватели здесь ближе находятся.
  - А она дракон?
  - А ты, когда по просьбе Императора изучала её, не убедилась?
  - Не знаю. Странный она дракон.
  - Но дракон и ты это подтвердила, так?
  - Да.
  - Вот ей и будут стараться помочь драконы. Помочь раскрыть себя. Есть у меня несколько мыслей на этот счет, но пока они на уровне догадок и я не буду с тобой ими делиться.
  Девушка взглянула на бабушку искоса, её пальцы в этот момент ломали веткам шипы.
  - А все же, бабушка, ты мне чего-то не договариваешь.
  - Я этого и не скрывала никогда, милая. Просто многое сейчас я не могу тебе рассказать по разным причинам. Кстати, как у тебя с игрой?
  Она, улыбнувшись, сменила тему и медленно пошла вдоль кустов по дорожке.
  - Крылья-то? Неплохо, готовимся ко второму туру.
  - А Лустин?
  - Мы.. мы...
  - Понятно, - она улыбнулась, замечая пунцовые щеки и отведенные в сторону глаза. - Что ж, он неплохой юноша.
  - То есть, я получила одобрение? - в защиту внучка решила язвить.
  - Нет, я просто отметила тот факт, что он достойный дракон. И на этом мне нужно с тобой попрощаться.
  Она как всегда попыталась быстро закруглить разговор и убежать, но девушка остановила стремительную магистрессу, напомнив о том, что Джия все ещё не знает ничегошеньки о своём распорядке дня.
  - Точно. Вот, возьми, здесь все сказано, прочти ей, пожалуйста? и объясни, насколько сможешь. Основные документы у Ставия и в Чертоги завтра с этим письмом и бумагами вы пойдете вместе. Можешь попросить Лустина помочь? Отлично. Целую!
  Четко щелкнув пальцами и ели слышно произнеся чару, женщина исчезла. Да, до такого уровня Инне ещё расти и расти.
   - Вот мне бы так жилось... - буркнув себе сквозь зубы, Инна направилась обратно. Замечательно, теперь то, что должна была сделать бабушка, на ней!
  
  Вернувшись в усадьбу, магистресса никак не предполагала увидеть в обеденной зале его Величество.
  - Как все прошло? - спросил он, откусывая от яблока значительный кусок. Конечно, слуги не могли отказать своему повелителю, но все таки...
  - Меня пригласить не хочешь? - полу-строго спросила она, складывая руки на подоле платья.
  - Прости, но я не успел поесть у себя, а дел нам сегодня предстоит не мало. Так как все прошло-то?
  - Нормально, девочка и Ставий размещены, а на дом я поставила дополнительные защитные чары.
  - Отлично. Значит, можно не волноваться пока за Инессу?
  Хозяйка дома села напротив гостя, но немое предложение о чае или перекусе так же молча отклонила.
  - Пускай, сейчас она в чуть большей безопасности, надо выяснить, кто же ей заинтересовался и почему.
  - Ты ничего мне сказать не хочешь? - Яровит вздернул бровь откидываясь на спинку кресла.
  - Пока не хочу. Но как только у меня будет больше информации, скажу.
  - Ладно. Если ты не будешь есть, то нам пора. Сегодня первое совещание твоего министерства.
  Мужчина встал и отряхнул одежды.
   - А смысл, если оно пока состоит только из министра и секретаря?
  - Материалы для тебя не секретарь и не я разыскивал. У тебя как минимум штат из десяти драконов и это пока.
  Эффектно одернув плащ, император выпрямился, напоминая теперь всем своим видом золотистую непреступную скалу. Маргель только улыбнулась про себя - до сих пор хорош, паршивец.
  
  
  - Кто позволил отдавать документы без моего согласия?!
  Покой обыкновенного с виду дворцового кабинета был нарушен полу-рыком.
  - Императорская печать. Сами знаете.
  Отвечали вопрошающему на удивление спокойно, хотя, наверное, стоило опасаться.
  - Чей запрос?
  Голос стал тверже и холоднее.
  - Канцелярия Императора.
  - Это и ежу понятно! Куда дальше пошел ответ?
  - Магистресса.
  - То есть, намеки она не понимает?
  Несдержанный дракон стукнул кулаком об стол, послышался треск.
  - Я рискну предположить, что именно эти намеки распаляют её ещё больше. Она начала собирать информацию о ваших делах, а когда за её внучкой начали следить, только получила подтверждение своих догадок.
  - Ладно! - раздраженно оборвал рычащий дракон. - Я слушаю твои предложения.
  - Благодарю, сур.
  
  
  - Волнуешься? - Лустин провел по волосам девушки ладонью, прижимая к себе.
  - Есть немного.
  - Помнишь какие-нибудь чары? - в его голосе слышался смех и за это он получил тычок под ребра.
  - Да, помню. Кроме ольйи, я могу использовать силу.
  - Но силу не всегда быстро свяжешь в чары. Ольйи ведь и нужны для создания параметров чар.
  - Не умничай, а то укушу.
  - О! Ты обратишься ради меня? Полный или полуоборот? - теперь юноша смеялся абсолютно явно и тут же отпрянул.
  Рыкнув, Инна дернулась вперед, вытягивая руку с едва проявившимися чешуйками.
  - Осторожнее сюри, - парень молниеносно схватил конечность, согнул и спрятал под своей верхней мантией. - Я вашу тайну храню, а вот про иные заинтересованные лица... - они оказались близко друг к другу настолько, что он смог мимолётно поцеловать Инну. Девушка перестала вырываться, и осторожно взглянув на руку, чешуек уже не обнаружила.
  - Они были слишком мелкие, чтобы можно было понять их цвет, - с досадой она одернула рукав длинного платья.
  Беседка на окраине Чертоговских аллей больше всего подходила для подобных встреч, все старшекурсники, желая пообщаться в тишине и покое, разбредались не по учебным залам, а вот по таким парковым беседкам. Парень сжал её руку, усадил на скамейку.
  - Сюри, ты не замечала в последнее время, тех странностей, что были раньше?
  - Ты про глаза светящиеся в саду каждый вечер или про ощущение, что за мной кто-то каждое утро следит по дороге в Чертоги или если я иду в лавку?
  - Понятно, - юноша задумчиво прикусил губу.
  - Ты только не вздумай начинать какие-нибудь свои расследования! - Инесса встрепенулась и попыталась заглянуть Лустину в глаза, вцепившись в его руку. - Я уже сказала обо всем бабушке.
  - Не буду, обещаю. Просто я и сам начал замечать, что кто-то ведет за тобой слежку. И не только за тобой... Так. Давай не будем пудрить себе голову. Встаём, скоро игра, не хочешь перед ней перекусить?
  - Нет. Пойдем сразу в зал, на этот раз, если я верно запомнила, мастер Драак выбрал не аудиторию.
  - Тренировочный зал, вроде номер тринадцать.
   - Вот, - она приняла руку юноши, и они вместе вышли на высыпанную щебнем дорожку. - Надо ещё уточнить, в каком зале игра и встретиться с ребятами.
  
  Команды стояли друг напротив друга, до сигнала мастера Драака, никто не произнес ни слова, даже болельщики немного поутихли. Инна с трудом не выдавала своего волнения, руки не дрожали, но сердце колотилось так, что шумело в ушах. Это не битва с заносчивой Алибинкой, это уже совсем другие соперники, предсказать действия которых намного сложнее.
  
  Рина сидела в первых рядах, заранее заняв себе место. Не то, чтобы она была любителем Игры, но кое-что в прошлый раз её заинтересовала, и ей хотелось проверить свою гипотезу. Спрашивать о чем-то Инессу или кого-то из её друзей... Именно, что из её друзей, так как из этих ребят, увы, но Рина пока не обрела ни единой близкой души. Инесса пока тоже не стала ей слишком близка, хотя в последнем письме родители настоятельно рекомендовали пообщаться с приятельницей поближе. Либо, это их желание объясняется выгодой подобной "дружбы" либо... они переживают, что у неё так и не появилось друзей.
  Мотнув головой, девушка отбросила на время размышления о сложных взаимоотношениях с одногруппниками - игра началась. Инесса как всегда выбрала синюю фигурку. Никита Зеркальцев - темноволосый, глядящий тяжело и хмуро из-под своей нелепой челки, взял зеленую.
  - Во второй тур вышло пять команд. Напоминаю, что за право участвовать в первом туре боролось десять команд от каждой группы по две и две группы отказались участвовать - Великий дракон им судья! В сторону болтовню! Начали!
  Сфера создала вокруг команд защитный купол.
  Рина закрыла глаза, сначала ей надо услышать себя, а потом уже можно смотреть. Что-то такое было, что же она уловила в прошлый раз? Что её так взволновало в тот момент, когда поддал силы Мартис? Когда Ценимира ровно выпустила стихию? Когда Инесса неуклюже, но вовремя будто выплевывала чары?
  Пальцы произвольно то сжимали, то растягивал ткань платочка, лицо девушки то становилось спокойным, то вдруг брови сходились на переносице, а зубы сжимались. Сдержанность и спокойствие вообще никогда не были её "коньком". Она только слышала, как шипели драконы, как кто-то вскрикивал, как искрили и выли чары. И вдруг, звуки стихли.
  Стало так тихо, словно рядом никого не было и, она себе все происходящее очень натурально выдумала. Интуиция подсказала не открывать глаз. По коже пробежал холодок и она, наконец, смогла ощутить ту странность, которую заметила в прошлый раз. Звук словно сталкивался мягкими или резкими волнами с кожей. Так много разных волн не переставая: мелкие, средние и крупные - видно снова что-то взорвалось или вскричала иллюзия дракона, звук ведь он настоящий и тут уже не имеет значения, кто его произвел. Она медленно вдохнула и начала пробовать каждую волну "на вкус" пытаясь определить, что есть что. Но не всегда могла этот "вкус" понять.
  
  Ты один. Ты не знаешь, почему остался жив, почему проснулся, тебе страшно, в руинах своего дома ты слышишь тени прежних знакомых, любимых. Ты помнишь? Хочешь рассказать мне, что ты стал всему виной? Я выслушаю тебя, пускай и слышал эту историю от теней прошлого сотни раз. Они обвиняют ТЕБЯ.
  - Пошел вон! Я не нуждаюсь в тебе!
  Старик, спотыкаясь о собственную бороду, хватает с пола камень и бросает туда, откуда доносится голос. Тот замолкает, но что-то подсказывает, что ненадолго. Он сошел с ума, он знает об этом так же ясно, как знает о своей болезни человек, который заболел простудой. Драконы не болеют простудой! И людей он видел только в жизни раз! Почему же его разум, заглядывая дальше в Драконовы Долины, слышит и видит их? Что произошло? Не он должен рассказывать своему сумасшествию о прошлом, а сумасшествие ему! Он не помнит почти ничего. Не помнит, почему оказался в осколках пламени сна, когда-то бывшего куполом. Почему рядом не оказалось никого из его сородичей. Или... Или все же кто-то выжил?
  Старик подходит к краю обвалившегося балкона когда-то великолепных комнат собственных владений. Он слушает, держась за обманчиво надежные стены, он пытается посмотреть разумом дальше, но так мало сил, что ему приходится прекратить. Драконам нужна еда, раньше он питался силой чар, но её сейчас он почти не чует, может это из-за слабости? Принять первую ипостась не составляет труда, но движения неуклюжи. Старик раздражен, доламывает свои бывшие покои, рушит хлипкие своды и, рискуя быть задавленным огромными камнями, углубляется по коридорам горы в ту сторону, где некогда были гостевые залы и библиотека. Там же где-то близко должны быть и кухни. Но сколько веков прошло, осталось ли там хоть что-то?
  Нет. Ничего нет. Только на склонах его горы, теперь заросших дикой травой, пасутся овцы, одна и стала его добычей. Вспышкой мелькает в мозгу воспоминание, но он не успевает его ухватить. Догрызенная туша летит в сторону от раздражения и беспомощности. Он чувствует ели заметную нить родной крови. Слабая, тонкая и корявая, но она есть.
  
  В момент игры, когда на бой вышел Цветозар, Рина стала понимать, что что-то не так. Ритмы, ощущаемые ею, изменились. К своему удивлению, она привыкла к ним странно быстро, объяснить это можно только тем, что это и есть её э'яльи. Просто раскрылось оно в столь странный час. Наконец-то раскрылось!
  Внутри зародилось чувство радости. Девушка с трудом сдержала рвущийся наружу смех. Это был тот самый момент, когда хочется от души рассмеяться и попрыгать, хотя Рине это совсем не свойственно. Она широко улыбнулась и тихонько захлопала в ладоши. Неожиданно грянул взрыв и в зале раздались возмущенные и испуганные возгласы, она открыла глаза и первое, что увидела, это лежащего на игровом поле Мартиса. Инна осматривалась по сторонам, наверняка пытается углядеть, кто же автор взрыва, кто вмешался в игру, Рина в неразберихе ритмов тоже пытается почувствовать. Но это так сложно!
  - Хааршэни! - мастер Драак воспарил над происходящим и одним словом остановил шум. Да и вообще всех остановил. Зал и драконы в нем замерли. Рина чувствовала, что при желании, войди она в ритм с этим древним словом-чарой, она сможет уйти, но выдавать себя было бы глупо, и она просто ждала, что будет дальше.
  
  
  Надежда появляется тогда, когда гибнет последний раб суеверий. Надежда гибнет тогда, когда гибнет последний раб иллюзий. Кто вы? И что вы есть и что есть ваша вера?
   Он встрепенулся. Сейчас. Сейчас он точно слышал чары своей крови, своего рода. Это далекий потомок, незнакомый, но живой! И он может помочь вернуть воспоминания и силы чарами родственными!.. Этот отвратительный голос все-таки пренебрегает его требованием заткнуться. Вот он снова бубнит что-то совсем рядом, снова о ЕГО вине.
  - Ты, погубив всех, не изменился как другие! Не считаешь это поганым? Ты Вор! Ты вспомнил своё имя?
  - Закрой рот! - резким движением он снес колонну в молельном зале. Он помнит по ощущениям, что когда-то это место очень много для него значило, но не помнит, ни кому молился здесь, не почему придавал этому залу столько значения. Статуя, стоящая в центре... статуя женщины, богини, лишена руки и половины лица. Её имени он тоже не может вспомнить. Как и своего.
  - Может, ты мне расскажешь?! Какое моё имя?!
  - Я вроде должен заткнуться... - голос то приближался, то удалялся, - Ты хочешь знать, а я молчу. Но ты уже знаешь, что ты Вор. И гибель, тоже ты...- был то громким, то тихим и начинал сводить с ума. При условии, что пробудившийся дракон ещё с ума не сошел. Окончательно. Он менял свою ипостась несколько раз в минуту, метался по залу, оставляя когтями глубокие следы на стенах и ревел так, что со сводов сыпались остатки штукатурки.
  
  Рина следила, как медленно изучает замерших драконов мастер, она чувствовала, что скоро его силы иссякнут, а ещё, чувствовала, что где-то рядом кроме чар мастера пульсируют ещё чьи-то... Кто-то направил чистую силу на игровой купол, а теперь пытается скрыть не перекрытые до конца чары. Но зачем атаковать купол? Бред какой-то.
  
  Инна застыла, как и все и не могла пошевелиться, только смотреть. У её ног без сознания лежит Мартис, но он жив, это хорошо. Особенное зрение "включилось" само от испуга и мастер Драак засиял сине зелеными лентами, хотя она видела его только краем глаза. Среди вскочивших или полу-вскочивших драконов она разглядела сидящую смирно на лавочке Рину. Её силы выглядели странно, словно шли вокруг неё волнами как защитные чары, которые Инна успела повидать на занятиях. И сами нити приятельницы изменились. Инна не могла рассмотреть большего, но в том, что увидела, была уверена. Открытие на открытие... Стоит задуматься, что же произошло? Вокруг разорванные лоскуты купола и искры от силы не сформированной в чары. Диверсия старшекурсников или Алибины? У неё вообще мозгов на такое хватит? Ударило не слабо, даже Инну задело. И это было из вне, а не шутка кого-то из соперников. Но среди присутствующих она не видит нити похожие на парящие вокруг искры. Бегущие в панике дети излучают множество разных сил, их настолько много, что рябит в глазах. У них ведь кроме всего прочего масса амулетов, чаровских вещиц или безделушек и все "фонит".
  Волшба мастера выглядела прозрачным сине-зелёным туманом и охватывала всех, но постепенно становилась все прозрачнее и прозрачнее - силы его иссякали. Он мягко опустился на пол, все ещё вглядываясь в окружающих замерших учеников, но по его лицу было видно, что он таки не смог определить зачинщика произошедшего, видимо, тот все-таки успел скрыться. Сама Инна и все остальные потихоньку "оттаяли" , первой к Мартису кинулась Цени, раздраженно развеивая остатки чар. Она склонилась над ним, выщупывая пульс, спустя пару секунд напряжение на её лице сменилось сосредоточенностью, девушка выдохнула, поднимаясь с колен.
   В зал вбежали остальные мастера, чьи учебные кабинеты оказались ближе всего, они начали выводить учеников, осматривать, очень быстро определились, где будут опрашивать очевидцев. Все это время Инна в растерянности стояла напротив соперников, таких же ошарашенных и даже слегка испуганных, стояла над лежащим без памяти другом и понятия не имела, что ей делать. Цени толкнула её локтем и кивнула на Мартиса.
  - Пока не явились целители, посмотри, что с ним, ты же можешь, - прошипела она ей на ухо. Рассеянно кивнув, девушка посмотрела под уже привычным углом на друга, нити почти не задеты, только общий фон подавлен, не страшно... внезапная головная боль стала настоящим открытием. Инна зажмурилась, ладонью закрывая глаза,
  - Несс? - подруга испуганно схватила её за руку.
  - Похоже, лекарь нужен не только Марту.
  Рина, оценив, что вокруг друзей сейчас и без неё тьма народу, надеялась по-тихому удалиться, но на выходе её настойчиво проводили в соседний кабинет, откуда уже выводили бледного паренька, кажется со второго курса.
   - Это не займет много времени, - миролюбиво сообщила женщина-мастер, в строгом синем платье. - Мы же понимаем, что данный нарушитель порядка должен быть обнаружен.
   - Д-да.
  Кабинет встретил своей учебной простотой и коротко стриженным, тоже облаченным в синее, драконом, сидящем за преподавательским столом.
  - Расскажите, сюри, что видели и можете идти, - он оторвался от кипы бумаг, взглянул на девушку и кончиком пера указал на стул напротив. - Я советую подойти к лекарю после нашего разговора.
  Иоверин молча села, она попробовала из любопытства заглянуть в бумаги, но они были слишком далеко, какое-то время молчал и странный мастер. Допрос он начал неожиданно, даже не вздохнул, просто резко положил перед собой перо и уставился на ученицу.
  - Итак, я слушаю, постарайтесь вспомнить в подробностях. Может вам показалось что-то странным и если да, то в какой момент?
  
  - Найти маленького идиота, вам не составит труда. Жду отчета.
  Из её кабинета с поклоном удалился мужчина, чьего лица не смог бы запомнить никто, даже если бы сильно хотел.
  Магистресса Осьмуш в последнее время слишком часто была не в духе. Её внучка только начала вливаться в драконовскую жизнь, она так радовалась её участию в Игре и тут какой-то уродец со своими намеками и полунамеками, преследованиями, а теперь ещё и опасными выходками вздумал ставить под вопрос спокойное существование девочки в мире, для которого она создана. Дурня-старшекурсника найдут. А то, что это старшекурсник - абсолютно точно. Другое дело, смогут ли найти того, кто сподобил данного несмышлёного дракона убедить совершить данный поступок. Может тут все таки играет какую-то роль тот монастырь... Если вспомнить, то преследования Инессы начались после того, как она от имени Магистериума отправила запрос в архив и ей предоставили развернутый ответ. А ей ведь просто стало тогда любопытно, ничего больше. Да, она верила в способности Инессы, но тогда не считала нужным доверяться им полностью, ибо впечатлительность и подростковая фантазия могли повлиять на девочку, и она бы видела то, о чем с таким жаром поведала своей бабушке. А преследования больше вязались с недавней историей с так называемыми "ящерицами".
   Женщина тяжело вздохнула. Она дописала четыре письма, и отдала их в заботливые саламандровые лапки, давно пора пригласить в гости драконов, чьи дети из-за дружбы с её подопечной могут пострадать или попасть в неприятную ситуацию. Неужели только с Инессой происходят странности? У других магистров и дети и внуки есть, не у всех, но есть же. Но ни у кого она такого не наблюдала! Преследования! Ящерицы! Нападение в Чертогах... хорошо бы, чтоб администрация чертогов не драматизировала.
  
  Ребята собрались в гостиной маленького дома у дороги к Чертогам. Новая квартирантка Джия, выглянув из своей комнаты под лестницей, испуганными глазами осмотрела незнакомцев и вновь исчезла у себя. Инна на молчаливый вопрос Цени ответила только, что это новенькая компаньонка.
  - Ещё не обжилась.
  Охоты говорить не было ни у кого, все за день порядочно устали и просто уселись кто где. Мартиса, естественно не было, его лекари забрали в Лечебницу Сапфирового равновесия. Ценимира и Цветозар хотели навестить друга, но в Лечебнице им категорически отказали, заявив, что их друг нуждается в полном покое.
   - Как так вообще вышло, что его ударило? Ведь это я начал плести чару, - парень разлегся на диване, рассматривая потолочные балки.
  - С ним все будет нормально...
  - Этого мы не можем знать, - перебил сестру юноша, стремительно вскочив с дивана.
  - Я думаю, - вклинилась Инесса, не давая разгореться скандалу, - его ударило, потому что он тебя подпитывал и в цепочке из чар был последней силовой инстанцией, сила потянулась к силе и... и произошло короткое замыкание.
  Повисло задумчивое молчание. Лустин, все это время просто находившийся рядом, нарушил тишину изумленным возгласом.
  - А где Иоверин? Она ведь была в зале.
  - Я видела её, когда мастер остановил движение, она сидела в первых рядах.. а потом не видела.
  На руке у юноши сверкнуло кольцо и он, отпрянув от подоконника, быстрым шагом направился к прихожей.
  - Объявлен сбор Наблюдателей, как вернусь, расскажу. Если смогу, - туманно объяснил он и захлопнул за собой входную дверь.
  - Ладно, давайте попьём чай и разойдемся. Всем надо отдохнуть.
  Ценимира без лишних слов принялась шуршать на кухне.
  
  - Сури Магистресса, мы нашли его.
  - Заводите, - уставшая женщина для приёма столь важного гостя решила перебраться на пару часов в кабинет в Императорском дворце. Впрочем, так она поступала, если возникала любая подобная ситуация, требующая допроса.
  В полутемную комнату под пристальным надзором одного из её агентов вошел долговязый, бледнокожий дракон. По официальной версии, как было обозначено в докладе, его пригласили во дворец для беседы о его дальнейшем трудоустройстве, ибо мальчик подавал высокие надежды. Казалось бы, облаченный в богатые черные одежды, представитель благородного дома он вел себя здесь неуклюже и совсем неуверенно. Сел на самый край кресла и опасливо посмотрел по сторонам.
  - Здравствуйте, сур Картель. Вы ведь знаете, почему здесь? - Сначала кивнув, он сразу отрицательно помотал головой, не в силах произнести пока ни звука. - Трудоустройство, сур Картель, трудоустройство.
  Юноша заметно расслабился, выдохнул и сел несколько удобнее, взгляд его переменился, хотя подозрение в глазах пока никуда не делось.
   - Вы показали такие отличные способности, ваша успеваемость очень похвальна, да и ещё ни одного взыскания. Очень хорошо, сур Картель, очень хорошо!
  Женщина, пролистывая личное дело выпускника-старшекурсника, аккуратно наблюдала за его реакцией. Парень явно знает, что он хорош, откинулся на спинку, но развязно себе вести не позволяет, собрал руки в замок, держит их на коленях и все так же смотрит по сторонам. Может, осталось ещё в голове у этого маленького идиота, хоть что-то, что может повлиять на исправление его тщеславного и честолюбивого характера?
  - Знаете об этом шуме в Чертогах?
  - А-а-а?
  - Этот неожиданный взрыв на Игре у младших курсов. Как думаете, может это неисправная сфера?
  - Эм... не могу знать, сури.
  - Ваша специализация чарование и структурирование чар на предметах, я вот и интересуюсь. У меня внучка там была, говорит, бабахнуло сильно, даже парнишку одного потрепало. В лечебнице сейчас... - она внимательно посмотрела ему в глаза, всего пару секунд и продолжила изучать, предоставленные ей архивариусом Чертогов, бумаги.
  - Чтобы узнать это точно, нужно изучить сферу, сури. Наверняка, мастера нашей специализации уже занимаются этим.
  - Наверняка, - холодно протянула магистресса.
  Совести у юноши нет. Что ж.
  - Вы были на этой Игре, сур? Видели что-нибудь?
  - Нет, сури, зачем мне ходить на детскую игру?
  - Говорят, что встретиться собирались очень необычные команды.
  - У меня были другие планы на этот вечер. Вы, кажется, позвали меня поговорить о трудоустройстве.
  - Конечно, сур Картель, конечно. Нам нужен чаровник с отличными успехами, они у вас есть. Так что работа в рядах Императорских чаровников, а вы сами знаете, как это почетно и оплачиваемо, она будет ваша, - женщина встала с места и подошла к книжному шкафу. - При одном условии.
  Старшекурсник собрался, провел рукой по темно-каштановым волосам и расстегнул пуговицу у ворота шикарного камзола.
  - На эту службу берут только искренне честных и добропорядочных драконов. Никому не хочется пригреть на груди змею, не правда ли? Вы же готовы к такой проверке? Будет специальный отбор. Я могу вас рекомендовать, но отбор вы должны пройти сами, там же, говорю вам по секрету, нужно будет иметь дело с одним занятным артефактом. - Парень изменился в лице. - Проверка на вашу добропорядочность.
  - Д-да-а.. - протянул юноша.
  - Это прекрасно. Тогда поставьте здесь вашу подпись, ваших родителей мы уведомим о такой отличной для вас возможности. А вас в ближайшее время вновь попросим посетить дворец. Вы же никуда не уезжаете?
  - Н-нет.
  - Вот и замечательно. Можете идти.
  Стараясь сохранить самообладание, разбитое то ли страхом, то ли неожиданной честью, старшекурсник вышел вон.
  - Сури Магистресса, позвольте спросить?
  - Да, Шаго?
  - Почему вы его отпустили?
  - Всему своё время.
  
  Он не смог улететь далеко от руин своего дома, неведомая ему сила не пропускала его дальше уйти по горным хребтам к Драконовой Долине, к тому родному голосу крови.
  - Ар-ргхр-р-р-р... Почему?!
  - Ты глупый старый дракон. Убийца и Вор. Твои древние чары держат тебя, и сотни отголосков прошлого держат тебя сильнее, чем зачарованные цепи. Ты уничтожил их, и они прокляли тебя. И они заточены здесь, как и ты! Вор! Вор!
  - Да кто ты, раздери твою плоть Великая Эр"кхариз!
  - Я не имею имени, я голос Отчаяния и Печали. Мы доверились тебе, а ты уничтожил нас...
  - Я не могу вспомнить...
  Мало кому удавалось когда-либо в своей жизни увидеть дракона во второй своей ипостаси плачущего от безысходности. Старик сидел, схватившись за голову на обломках скамьи в молельном зале. Ничего не проявлялось в его разуме, он все ещё не мог вспомнить, ни кто он, ни чем заслужил такое проклятие.
  
  На следующий день о произошедшем на игре говорили уже все Чертоги, из рук в руки и из ушей в уши переходили версии о том, кто бы это мог быть и вообще, что могло произойти. Может это просто несправная сфера среагировала с какой-нибудь незначительной чарой. Или даже сами чары противников по неизвестным причинам среагировали друг на друга.
  - Эй, Марти - любитель низкоросликов, по тебе твой козлорогий страдает!
  Стычка со старшем братом друга была сегодня неизбежна. Администрация собрала всех учеников в огромном амфитеатре для каких-то объявлений и места первого и второго курсов седьмых подгрупп оказались рядом.
  - Все ходил и выяснял, как ты! Я едва удержался, чтобы не сказать ему, что ты ободрыш, сложил свои крылышки.
   - Думаю, Бриг , для тебя было бы величайшей радостью, если бы это стало правдой, - угрюмо ответил парень, поправляя повязку на голове. Явной раны не было, эта повязка из плотного атласа несла на себе ряд рун и была прошита успокаивающими травами.
  - Идиот, - ни с того ни с сего разозлился мальчишка и швырнул в брата огненным шаром, без особого труда его отбила Цени, но вместо благодарности дождалась только раздраженного рыка:
  - НЕ лезь.
  Девушка возмутилась, но сказать ничего не успела, на арену вышел Главный Мастер, широким жестом призывая прекратить разговоры.
   - Дорогие ученики! Не буду долго тянуть саламандру за хвост, все мы знаем, как тяжело бывает иногда ждать! - подобного добродушного настроя от дракона, всего месяц назад пытавшегося размазать их об пол или стены собственного кабинета, ребята не ожидали. Даже Цени отвлеклась от обиды на Мартиса и во все глаза уставилась на мужчину. - Я рад вам сообщить, крылатые сюри и суры, что, после Дня перемены лет, Чертоги устраивают прием в честь триста пятидесятого года правления Светлого Императора!
  - Они бы ещё в честь дня рождения императорской саламандры прием затеяли... - фыркнула Иоверин, со скучающим видом откидываясь на спинку кресла.
  -... и Прием будет организован в трехдневный срок, где первый день участвуют курсы с первого по третий, второй день с четвертого по пятый и в третий день с шестого по девятый. Подробности будут разъяснены Наблюдателями каждой группе в отдельности. Слово мастеру Дракорию.
  Далее, полчаса, выше упомянутый, вещал о безопасности, о предстоящих экзаменах и прочих абсолютно понятных каждому ученику вещах. Отчего почти весь зал дружно или не совсем дружно зевал и поглядывал на огромные часы, висящие на стене за спинами выступавших.
  Когда грянул колокол, сообщая всем об окончании собрания, Мартис первым в спешке покинул амфитеатр, так, что Цени или Цветозар не смогли его догнать. А его брат напротив, шел неторопливо, так, что близнецы успели продемонстрировать ему, искря огнем и цепочками воды, что он был не прав. Парень только презрительно фыркнул и ушел вслед за своими одногруппниками.
  - Да что с ним такое произошло? Если бы я сделала что-то не так... можно же просто сказать. Зар, я не так поступила?
  - Цени, прекращай полоскать мне мозги, иначе я подумаю, что ты втрескалась в Марта и каждую секунду думаешь, что же он может подумать о тебе.
  - Нет! Вовсе нет, - невозмутимо мотнув головой, она зарылась в сумке. Иногда Инне казалось, что сумка у неё бездонная.
  Последние пару дней, с ней большую часть времени были близняшки. Иоверин отчего-то любой разговор быстро сводила на "нет" и уходила. Может и она, Инна, сделала что-то не так, только в отношении с Риной? Лустин вчера так и не появился, есть надежды, что придет сегодня. Попрощавшись с ребятами, девушка решила прогуляться по Чертогам и до дома в одиночестве.
  Драконы древности точно страдали манией величия. И любили все острое и опасное. Стены построек, их украшения, все это указывало на рвущуюся ввысь красоту и мощь. Острые шпили давали приют птицам, с земли похожим на темные точки. Ребра стен, множественность их углов, а потом переход линий в плавные завитки, очень напоминали ей Гауди, но только отдалённо. Странно было то, что в старых частях Чертогов мало окон, драконы же вроде свободолюбивые, отчего так ограничивать пространство? Старыми частями называли постройки до вторых этажей, острые, массивные, но с окнами больше похожими на щели. И, несмотря на всю эту любовь и стремление вверх, крыши башен, целых комплексом были или с широкими площадками в обрамлении шпилей и построек повыше, или вовсе плоскими. Ну, тут труда не составляет, догадаться, почему так.
  Как всегда девушка чувствовала взгляд на спине и это среди бела дня. Полно учеников гуляет или спешит по своим делам через внутренний двор или примыкающие к корпусам дорожки, а она все равно чувствует взгляд. Но обернувшись, даже тех неприятных глаз не видит. У Инны возникали мысли попробовать снова посмотреть на все с помощью своего э"яльи, но то, что в прошлый раз у неё заболела голова, внушало опасение. Лекари тогда ничего не обнаружили, дали успокаивающих трав и отправили домой. Ну, а что они ещё могли сделать, ведь причины своего беспокойства она им так и не объяснила.
  
  Все под тем же пристальным наблюдением девушка вернулась домой, прекратив ощущать надоевший взгляд только закрыв за собой дверь. Рина, читавшая в общей комнате, заметив соседку, поднялась с кресла и думала уйти, но Инна успела её остановить.
  - Рина! Пожалуйста, поговори со мной, хотя бы немножко. Объясни мне, хотя бы в двух словах, что я сделала, что ты меня избегаешь?
  Приятельница, помявшись, вернулась к нагретому месту, беспомощно положив книжку на колени.
  - Я не знаю... я просто не разобралась ещё сама, чтобы что-то рассказывать.
  - Но ты попробуй, вдруг как раз сейчас и получится разобраться.
  - Ладно. Тогда, на игре, произошло такое, что я не могу объяснить.
  
  Их разговор затянулся не меньше, чем на два часа, а в итоге и Инна и Рина со спокойной душой поужинав, решили, что Рине во-первых нужно непременно связаться с родителями. Они вполне могут прояснить ситуацию, а ещё можно посоветоваться с бабушкой Инны, но это уже на крайний случай. Лустин так и не появился, прождав его почти до ночи, Инна все-таки отправилась спать, с не очень приятным предчувствием.
  
  За все время проживание в мире драконов Инесса уже привыкла к тому, что каждый день преподносит ей сюрпризов раз в десять больше, чем тогда, когда она жила на Старой Земле. И она бы не сказала, что её это очень радует, потому что и от постоянных потрясений, какого бы рода они ни были: бытового, ученического, любовного - нужно отдыхать. Сегодня она, впервые, проснувшись посредине недели, не захотела идти на занятия. И даже мысль о том, что предметы ей нравятся, никак не помогла. Из дома её выгнала Нейа, заявив, что в её обязанности не входит растить неуча и лентяйку. Впрочем, она незаметно сунула в сумку девушке пакетик её любимых конфет и бутылочку с травяным чаем.
  Интуиция не зря подсказывала - денек будет так себе. На первом занятие с мастером Светорадом к ним пришел старшекурсник, заявивший, что он последующую неделю будет заменять Лустина и обязан прояснить подгруппе номер семь все вопросы, связанные с Приёмом и экзаменами. Алибинка, к удивлению Инессы, при виде новенького Наблюдателя, мордочку скривила. Ну, понятно, что внешним видом не Аполлон, но посдержаннее надо, что ли? Лопоухий светловолосый, ничуть не похожий на Лу, слегка заикающийся парень, извинился перед мастером и после короткого сообщения покинул зал с обещанием прийти перед вторым занятием и выслушать всех, у кого есть, что ему сказать.
  На занятие у Дракория Инна одна единственная сидела на лавке, тоскливо наблюдая, как другие ребята уже пытаются воплотить свои крылья, появившиеся после пробуждения у каждого из них драконей силы. И только она одна боится своей чешуи.
  Новенький Наблюдатель оказался непунктуальным, но предельно, даже слишком, вежливым, слегка зашуганным змеем. Он явился в зал именно в тот момент, когда мастер распекал учеников за отвратительные воплощения хвостов. А так как мастер Дракорий не любит, когда его занятия прерывают, визитеру он был не рад.
   - Здравствуйте, сур Рив! Я знаю, что вы по делу, но раз уж смогли вырваться по средь урока, может, покажете младшему курсу мастер-класс?
  - Но я, мастер Дракорий, я...
  Возражения паренька дракон продинамил и выставив учеников полукругом, буквально перетащил к ним ближе Наблюдателя. Сур Рив, растерявшись, выронил свою планшетку с желтоватыми бумагами и неуклюже попытался собрать, были бы очки на носу, выронил бы и их... и, наверное, раздавил бы.
  - Ну что ж вы! - мужчина только повел кистью и все бумаги собрались вместе с папкой и аккуратно улеглись на лавку. - Вы явно забыли, что дракон, сур Рив. Ладно, на первый раз прощаю, знаю, что умеете, но в следующий раз, не продемонстрируете верный частичный оборот, поставлю под вопрос ваши экзаменационные результаты первого курса, - хохотнув, мастер сложил руки на груди. - Чего вы хотели сказать, сур? У вас есть пять минут.
  Слегка заикаясь, юноша быстро заговорил о правилах Приема. Пояснил, что попасть на него смогут далеко не все ученики, все будет зависеть от общей успеваемости. А все, кто удостоиться чести получить приглашение, должны будут разучивать танцы и для этого приходить на занятия к танцмейстеру четыре раза в неделю. Что такого необычного в этом Приёме он пояснить не успел, видимо краем глаза заметив, нетерпеливо прохаживающегося из стороны в сторону мастера.
  - Я буду ждать всех интересующихся у Администрации с трех до четырех вечера, - буркнул парень и почти бегом покинул зал. Какой нервный, если его назначил своим заместителем Лустин, то Инна даже не знала, что и думать.
  Почему Лустин ничего не сказал? Даже записки не оставил...
  - Инесса, ты такая из-за Лустина хмурая?
  - Не только, - вздохнув, девушка облокотилась о стену, лениво разглядывая пробегающих мимо драконов. Ценимира присела к ней, чтобы завязать шнурки на ботинках.
  - Все будет нормально, - подмигнула подруга и вновь направилась к полосе препятствий.
  - Когда уже выходные?.. - расслышала она, ещё не далеко отбежав от лавок.
  
  
  Вернувшись из Чертогов, Иоверин и Инна получили от Нейи сразу с порога два плотно скрученных свитка. Это были приглашения от сури Осьмуш на завтрашний ужин и отказ категорически не принимался. Пожав плечами, подруги оставили приглашения себе и, не сговариваясь, решили проведать новую компаньонку. Но в её комнате никого не оказалось.
  - Она в саду. Изучает особенности местной прелой листвы и снега, - беззлобно усмехнулась женщина, проходя из гостиной на кухню.
  Но Джия нашла себе занятие поинтереснее. Вооруженная деревянной палкой, девочка стояла напротив своего охранника и внимательно слушала, что мужчина ей говорил, подруги не расслышали. Когда они подошли, он замолк, кивнул ей и отошел на два шага назад. А спустя мгновение Джия кинулась на него с палкой, но одним ловким движением, с помощью её же палки была отведена сторону на безопасную дистанцию.
  Весь спарринг она пыталась достать вояра, но, конечно же, не у неё ничего не вышло, и была она этим фактом очень недовольна.
  - Присоединитесь, леди? - вполне серьёзно предложил мужчина, но девочки отказались, выбрав из двух зол - меньшее, то есть холодную садовую скамейку. Ставий откланялся и ушел к домику, где жил с Огнедаром и Нейей, а Джия присела к соседкам, укладывая на коленки тренировочную рапиру-палку.
  - Неплохо у тебя выходит, - мягко заметила Инна, но соседка тут же нахохлилась, превратившись в сердитого зимнего воробья.
  - Смеяться изволите?
  - Нет! Правда! Я и так не умею.
  - И я, - поддакнула Рина.
  - Но вы - драконы.
  - Ты тоже. А наш род никак не определяет нашей деятельности и умений. Почти, - Рина пожала плечами, засовывая руки в карманы теплой кофты.
  - Я не думаю, что дракон, - безнадёжно вздохнула девочка.
  - А что говорят мастера?
  - Они показывали мне техники, водили в какой-то... храм? Очень было место похоже на храм. Но я ничего не почувствовала. Вообще. А вы, Инесс..
  - Предлагаю на "ты".
  - Л-ладно. Ты все ещё что-то видишь во мне?
  - Твои силы никуда не делись, все те же узоры и плетения, явно драконьи, но что-то в них.. не совсем как, скажем, у других драконов.
  - Может быть, - она тянула слова неуверенно, словно стараясь не сказать глупости, - может быть, если понять, что с этими силами не так, можно будет как-то сделать из меня нормальную?
  Иннна фыркнула, сдержанно посмеявшись.
  - Ты нормальная, это точно. Просто... хм-м, - запнувшись на полу слове, она отвела взгляд. - Я тут подумала. Давай, я кое-что прочту и даже, наверное, смогу тебе помочь!
  Последние слова она договаривала, уже сорвавшись с места, её мысли и догадки требовали большой библиотеки и немедленно.
  
  Она сидела в библиотеке, наверное, второй час, когда к ней незаметно со спины подошли и закрыли глаза. Вскрикнув, она вцепилась в пальцы нарушителя спокойствия, но сразу узнала ладони Лустина.
  - Лустин, ты чего?
  - Привет, - прошептал он ей на ухо, убирая руки. - Не ожидала?
  - Конечно, нет, нам ведь "твои доверенные лица" сказали, что тебя не будет неделю, - она недовольно поморщилась, скрещивая руки на груди, юноша же поцеловал Инну в макушку и сел рядом.
  - Все получилось немножко иначе, но я об этом ещё никому не сказал. Что читаешь? -
  Он заглянул в книгу, пододвигаясь ближе.
  - Пытаюсь разобраться в кое-чем, - девушка улыбнулась и закрыла довольно потрепанный том, она была немного обижена на юношу, за то, что он ничего ей перед отъездом не сказал, но в то же время, рада, что он появился раньше.
  - Могу помочь?
   - Не знаю. А ты здесь как очутился? Искал меня? Что-то нужно?
  - Да искал, но нашел быстро, все же, я достаточно хорошо успел тебя узнать, - Лустин улыбнулся загадочно и даже как-то пугающе. - Я добыл информацию! Очень ценную.
  - Что-то мне подсказывает, что ты пытался выяснить как можно больше о тех странных наблюдателях.
  - Ну, это вершина айсберга, как оказалось.
  - Ты уже сообщил бабушке?
  - Я думаю, её агенты работают лучше меня и уже в курсе всего, что произошло.
  - Может, меня просветишь? - она нахмурилась, наигранность юноши начинала раздражать.
  - Хочу сначала тебе кое-что показать.
  - Это долго? А то мне ещё надо пару заданий сделать...
  - Нет, не долго, мы порталом быстро туда и обратно. Просто без твоего мнения я не знаю, как мне поступить, преследователи же твои.
  - Вот спасибо, удружил. Ну-у.. ладно. Пошли, - она собрала записи в сумку и отложила книжки.
  Протягивая руку первому своему знакомому из мира драконов, у девушки зародилось смутное беспокойство, причину которого, она не смогла бы объяснить. Что-то сейчас было очень неправильно, жутко. Но она ведь никогда не испытывала такого с ним. Может быть, это всего-лишь её страх перед порталами? Она ведь к ним так и не смогла адаптироваться... Отнять руку девушка не успевала и молодой человек крепко обхватил маленькую ладонь, притянул Инну к себе и активировал портальный амулет. Дорогая штука.
  
  Глава 14. Такого не ожидаешь.
  
  "Почти, но ещё не поздно.
  Почти, но ещё есть шанс.
  Быть может, ещё успеешь,
  Спасти..."
  (группа "Fleur")
  
  Инна очнулась, ощущая холод и что-то очень жесткое под спиной. Ноги затекли, пальцы онемели, как и слегка онемели губы. Слишком холодно. Куда они попали? Портал неверно сработал? Вот она всегда им не доверяла, лучше на своих двоих добраться или лошадях. А где Лу?
  Она дернулась, открывая глаза и озябшими пальцами спешно растирая их. Она ничего не могла понять. Девушка оказалась в центре плотно забранной прутьями клетки, похожей на птичью. Кажется, что прутья такие тонкие, но прикоснувшись к ним, Инна обожглась.
  - Лустин? Лустин! Где ты? Что происходит? Лу!?
  В полутьме на её голос откликнулись факелы, они вспыхнули и разгорелись, обманчиво тепло, осветив помещение, которое девушке показалось знакомым. Но здесь никого не было. Только она в этой нелепой клетке у стены в нише, а дальше камни, расставленные полукругом и ещё что-то, что она не могла разглядеть. А ещё на полу у стен в беспорядке валялись тряпки, изорванные книги, что-то, похоже на оружие, только ржавое и пахло затхлостью. Сев на холодный пол, Инна обнаружила, что протерла платьем пыльные плиты, здесь давно никого не было. Как она сюда попала и как отсюда выбраться? Она сидела и прислушивалась, пытаясь расслышать что-то кроме вдалеке капающей воды и горящих факелов. Девушка пробовала перевоплотиться и сломать клетку, но здесь даже чешуи не получилось. Силы, к которым за время обучения она привыкла, не слушали её призывов. Накинутая на плечи шерстяная кофта здесь не помогала, и ноги быстро околели в сапожках, опереться здесь нельзя было ни на что, только сидеть в центре или стоять, или лежать, свернувшись калачиком. А пол был ужасно холодным, клетку точно делали, чтобы извести... дракона?
  - Лустин!!! Кто-нибудь! Пожалуйста! Помогите! - закричала Инна, не выдерживая тишины. Конечно, отклика она не дождалась.
  Девушка пыталась считать, сколько уже вот так сидит, но быстро сбилась, конечности ощущались слабо, она пыталась их отогревать, очень тянуло в сон. Когда Инесса обняв себя свернулась все-таки клубком на полу, послышался легкий скрежет, открыв глаза, она увидела, как засветились стыки плит на стенах. Потом начали исчезать камни, образуя арочные проходы и неслышно, друг за другом из трех коридоров вышло пять фигур с перемотанными темной тканью лицами. Рисунки на их телах были похожи на ольи, или очень старые или видоизмененные.
  - Здравствуйте! Я попала сюда случайно! Понимаете, там портал он...
  Но люди или... не люди, они не слушали её. Они встали на равном расстояние друг от друга вокруг тех странных камней, кто-то прямо в грязную изгнившую ветошь. В их руках ничего не было и, заняв свои места, они замерли статуями.
  Инна сидела на коленях, обняв себя за плечи, девушка пыталась разглядеть лица тех, кто стоял к ней полу-боком, окликнуть - ноль реакции. Через какое-то время она снова услышала шаги, кто-то бежал.
  - Помогите! Кто-нибудь! - на её крик фигуры внимания не обращали, и кричать Инесса продолжала до тех пор, пока в эту большую комнату с клеткой не вбежал за ещё одной темной фигурой, полностью обряженной в длинные тряпки, Лустин.
  - Лустин?!! Лустин! Ты нашел меня? Что произошло? Ты цел?
  Забывшись, она снова прикоснулась к решетке и, шипя, отпрянула.
  Но парень, как и фигуры, не обратил на неё внимания.
  - Вы сказали, что ящерицы здесь не причем! Что ей самой от этого будет лучше! И вам не нужна новая война за Двукрылый Престол! А сейчас я вижу рядом с вами сури Вельтаю! Она же хочет Гражданской войны! Вы что, не понимаете?! - парень резко вывернул перед своим собеседником, выпуская когти.
  - Не все бывает так, как ты хочешь, мальчик. Хотя, я ведь выполняю сейчас свою часть договора. Я освобожу её от этого бремени борьбы за трон.
  Голос был вполне человеческим, незнакомым, но и не сверхъестественным, капюшон фигура сняла, и теперь можно было понять, что это мужчина.
  - Все мы делаем так, как нам выгоднее. Ты вот, хотел, чтобы твоя любимая была в безопасности. Я осуществлю твоё желание. Она будет беспомощной, бескрылой жить в безопасности.... У сури Вельтаи. А ты свободен. Я даже не убью тебя, как подумывал. "Умей ждать" - моё главное кредо. Потому что ты подрастешь, мальчик. А я буду свидетелем осознания твоей очередной ошибки. У тебя ведь уже была одна такая, да?
  - Ошибки? - Лустин отпрянул, не понимая, а мужчина плавным жестом указал на клетку.
  - Можешь попрощаться с ней. Ты ведь сделал для неё все, что мог.
  Юноша зарычал, двинулся на мужчину, продолжая перевоплощение, но мужчина усмехнулся, покачав головой. Он сотворил пальцами всего пару ольий и отбросил Лустина как игрушку, прерывая переворот.
  - Импульсивность - не твоя лучшая черта. Даю тебе последний шанс.
  Парень неуклюже поднялся, придерживая руку. Он повернулся к клетке и встретился с Инной глазами.
  Это что, все из-за него? Но почему? А как объяснить? Он же с ней был, просил быть парой на Звездном балу весной... и целовал.
  - Инесс, я все исправлю. Я обещаю! Это было... они сказали, что используют тебя, что устроят переворот, если тебя не.. не лишить силы.
  Инна сидела, опустив голову, ей не хотелось смотреть на дракона, который решил, КАК ей будет лучше. Решил за неё. И решил её практически убить.
  - Инесса, я спасу тебя... - Сам сдал заговорщикам, сам будет пытаться спасти.... Самостоятельный.
  - Не надо, - четко сказала она. - Только не ты.
  - А девушка дело говорит! - хохотнул незнакомец, без усилий отрывая Лустина от клетки и начиная плести другой рукой чары. Портал открылся с легкой вспышкой. - Ты не сможешь вспомнить, где был, но будешь вечно помнить, что натворил, - он толкнул его в голубоватую воронку и пространственный разрез тут же схлопнулся.
   - Что с того, что он будет помнить?
  Не особо надеясь на ответ, спросила девушка, но ответ получила.
   - Я великодушен. Драконы должны учиться на своих ошибках. Но тебя я отпустить не могу, душечка. У меня есть обязательства перед партнерами.
  - Здесь очень холодно, дайте мне, пожалуйста, одеяло. Вы же не хотите, чтобы я умерла, не выдержав ритуала, просто потому, что простыла?
   Инна окунулась в апатию. Все, что теперь происходило, перестало иметь большое значение. Интересно, она его любила?... Девочка не знала, что такое любовь, но поняла, что была влюблена. А теперь уже нет.
  - Хорошая мысль, - мужчина создал перину и переместил в клетку. Значит, чары клетка глушит только находящегося внутри неё... - Думаю, ты проголодалась, да?
  Не иначе, как из доброты душевной, ещё он добыл чарами похлебку и краюху хлеба и тоже перенес к пленнице.
  - Поешь. Нам ещё тебя готовить, а это процесс не одного дня.
  
  Ей никто не говорил, сколько времени прошло или сколько ещё пройдет, иногда приносили еду и горячее питье, странные драконы в татуировках сменялись другими, ещё пару раз пришел тот мужчина, но он только смотрел на неё, погруженный в свои мысли. Иногда она засыпала, ей казалось, что совсем ненадолго, но кто его знает... А потом пришла она - Вельтая.
  Кутаясь в жилетку подбитую овчиной и бесконтрольно выпуская чешую, женщина подошла к клетке и села напротив. Она не кривила рот в ухмылке, не скалилась, сначала лицо её не отображало эмоций. И только спустя несколько минут она медленно улыбнулась, Инна могла бы сказать, что улыбнулась женщина ласково. Но вот ситуация никак не располагала к ответным чувствам.
  - Что тебе нужно? - наконец бросила девушка, запахивая плотнее перину.
  - Ничего. Ты уже здесь и это все, чего мне нужно.
  - И чего же ты улыбаешься? Иди, поиздевайся над кем-нибудь из своих.
  Колкому замечанию Вельтая не придала значения, все так же улыбаясь и беззлобно рассматривая "птичку в клетке".
  - Я рада. Ты скоро будешь жить со мной, я о тебе позабочусь, поверь. Ты ни в чем не будешь нуждаться. А взамен станешь будущим для всех Бескрылых, обеспечишь им жизнь среди других драконов. Мы построим с тобой города. Мы научим правящих считаться с нами.
  Инна опустила голову, ей было тяжело сидеть здесь, клетка вытягивала силы, ослабляя в ней находящегося.
  - Я знаю, что со мной будет. Я с этим сейчас смирилась. Но я не смирюсь с твоей эгоистичной лживой целью. И даже если я буду очень слаба, я не помогу тебе.
  - Ничего-ничего, - женщина поспешно встала, - скоро твоё мнение перемениться. Не скучай.
  И она почти убежала, видимо, ответ Инны не пришелся ей по душе.
  Снова нужно ждать. Своей участи.
  Чуть позже в клетку ей переместили самоочищающийся ночной горшок, чтобы соблюсти приличия. Сервис.
  
  Инну искали по городам и весям уже не меньше трех дней. Её следы обрывались в библиотеке Чертогов на тонких чарах слаженно сделанного амулета перемещения.
  - Это очень сложная задача - переместиться куда-либо с территории Четогов Балаура, - протянул Мартис, сидя в общей гостиной вместе с Риной, близняшками и девочкой помладше, чьё имя он ещё не запомнил.
  - Почему? - робко спросила маленькая.
  - Чертоги возведены на остатках древней драконей цитадели. Если ты была там хоть раз, могла заметить отличие первых этажей от надстроенных выше. Библиотека когда-то был залом суда, разумеется, там чары-то через раз воплощались, а о перемещениях и речи не было. Эта древняя волшба там и сейчас есть, и обойти её может только очень сильный амулет. Или дракон.
  Ребят не оставили одних, в доме с ними разместились вояр, Нейа и Огнедар, впрочем, ребята не могли понять, какой прок будет от последнего. Периодически вспыхивали в воздухе саламандры, поддерживая обратную связь, если Инна вдруг вернется домой. Подозрения, что девушка исчезла не по своей воле, начали подтверждаться ещё вчера, и, опасаясь, что целью могут быть и её друзья, ребят собрали в одном месте.
  Рина, прибывавшая в задумчивости, встрепенулась и, осмотрев комнату, словно в первый раз, спросила.
  - Ребят, а где Лустин?
  - Нам же объявили, что его не будет ещё пару дней, - Ценимира раздраженно захлопнула книгу, ни единую страницу которой так и не смогла прочесть.
  - Нет, - мотнула девочка головой, - я не спрашиваю, когда он вернется. Я спрашиваю: где он. Хоть кто-нибудь действительно знает, где именно он сейчас есть, и почему его нет?
  - Ну-у-у... - парни переглянулись, не зная, что ответить, и Ставий с Огнедаром, до этого игравшие в шашки, заинтересовались разговором.
  - Они же вроде... встречались, да? Может быть он.. ну-у.. пригласил её куда-нибудь? Или... - Рина замялась, сцепив руки за шеей.
  - Или украл, да?
   - Я не...
   Ценимира отбросила книгу и сложила руки на груди.
  - Да ладно тебе, я тоже видела, что он слишком уж... одержимо на неё иногда смотрит. Он вполне мог её куда-нибудь перенести, этакий романтически поступок. А когда у драконов "осенняя" лихорадка...
  - Что у драконов? - не понял Ставий.
  - Есть пара недель в осенний сезон и пара недель в весенний, когда драконы начинают... как сказать-то.. Они начинают "пылать" и их потаённые чувства к кому-то раскрываются. А другой дракон может либо согласиться на встречи, а после Дня перемены лет и на свадьбу. Только это не совсем, как у людей. Пылающий дракон может всерьёз привязаться к объекту своих чувств и бывает, это плохо кончается, если драконы вспыхнули не взаимно или хотя бы, частично взаимно друг к другу.
  - Вона, как оно у вас все сложно... - хмыкнул вояр, потирая подбородок. - Надо написать тогда леди Осьмуш о ваших догадках.
  Но написать мужчина ничего не успел. Воздух в комнате пошел волнами, смешанный с чарами он стал нагреваться, заискрил голубыми искрами и фейерверком, прямо в центре раскрылся и тут же закрылся портал, оставив лежать на полу упомянутого мгновением ранее паренька. Схватившийся за оружие Ставий и Нейа, подбежали к порталу, женщина начала чаровать, но быстро оставила это дело, раздосадовано вздохнув, видимо, разрыв не оставил следов. Вояр тем временем осматривал Лустина. Он выпал на ковер весь в мелких резаных ранах, с поврежденной рукой, но живой.
  Ребята и Джия смотрели на все происходящее замерев и забыв дышать, первой как всегда опомнилась Цени, она рванула к сумке и достала от туда какой-то маленький флакон, отнесла Ставию. На немой вопрос, девушка, испуганно глядящая на тонкие кровоточащие порезы, сбиваясь, пояснила:
   - Я часто.. беру. Зар... он иногда... иногда не аккуратен. Это от порезов, - Нейа поняла, о чем говорит Цени быстрее Ставия и выхватила флакон. Без труда она переместила к себе в руки бинты из домика, где жила, и принялась обрабатывать порезы, велев девушке вернуться на диван. Цветозар усадил сестру рядом с собой и подозвал сесть ближе побледневшую Джию.
   - Я, пожалуй - не к месту жизнерадостно напомнил о себе Огнедар, - напишу весточку сури Осьмуш. Все-равно, мы собирались это сделать, - улыбаясь, он схватил перо и пергамент.
  - Чему тут радоваться? - возмутилась Рина.
  - Ну как же, чему? Дело движется! Юноша объявился, значит, есть зацепка и не все потеряно.
  - Оптимистично... - отметил Мартис, глядя перед собой в никуда, такое появление Лустина поразило его не меньше остальных.
  
  Маргель смотрела на себя в зеркало. Она успела заметить седую прядь у виска, среди той седины, к которой она привыкла, эта выделялась своим абсолютным цветом. Кому? Кому понадобился её ребенок? Да... Инна не её дочь, но внучка и она за неё поручилась. Вспомним, что может привлечь драконов алчущих власти, богатства, признания? Это наверняка ящерицы... Но в тот же вечер, пропажи Инессы, отправив в Подземный Нисфет своих людей, ящериц она не обнаружила, только разбегающихся как крыс, контрабандистов и приверженцов культа Подземников - драконов, решивших посветить себя земле, а не небу. И это был знак, один из первых. Послушав интуицию, мгистресса направила запрос на арест сура Гутора Карну, но в министерстве сыска даже своими ново разработанными поисковыми сетями не смогли обнаружить его. Тот явно скрылся из страны. А чтобы попасть на его владения имея в оружие все полномочия, нужен император... который бегает от неё... Уже четыре дня к ряду...
  Женщина наспех собрала волосы в косу и закрепила на затылке кольцом, она почти не спала все эти дни, а если и спала, то не раздеваясь, поэтому только накинула изумрудный плащ и вылетела из своих покоев на ходу переходя во дворец. Ей одной из немногих было позволено чарами совершать такие перемещения.
  
  Клетку открыли, когда у Инессы уже начали слипаться глаза. Видимо где-то за этими стенами - на воле, настала ночь. На удивление, подняли её с пола бережно, конечно, обессилив, она бы все равно не смогла вырваться из стальной хватки двух драконов. Щурясь от света факелов, она разглядела, что её поднесли и усадили на один из трех камней расставленных не плотным треугольником. Она сидела лицом к центру и могла рассматривать странные надписи и линии сложенные из ольий и ещё каких-то странных символов. Инна почувствовала, как её руки отпустили, но не могла пошевелиться и даже не пробовала.
   - Тебе, наверное, неудобно сидеть, да? Приляг, - услышала она за спиной знакомый голос и не стала противиться.
  - Давай я расскажу тебе, что мы будем делать. Итак, ты у нас из разряда очень сильных и древних драконов, знаешь ли. Поэтому, тем ритуалом, который ты видела, когда вы были на экскурсии - да-да, я знаю, что вы были - им не обойтись. Нужно кое-что действеннее, но чтобы не убило. И тот обряд, который начнем совершать мы, направлен на надежное запечатывание первой ипостаси. Вообще-то... - она почувствовала, как холодные руки взяли её за запястье, а потом, что на внутренней части кисти что-то рисуют. Сначала на правой, а потом на левой руке. Голова кружилась, и сфокусировать на чем-либо взгляд было сложно. - Вообще-то этим обрядом мы пользуемся, усмиряя сошедших с ума или.. непокорных. Знаю, не можешь ответить. Ну, это так, для общего развития, - девушка слышала, как что-то перетаскивают, что-то лязгает, шипит и голос так и не представившегося мужчины, то приближался, то отдалялся. - Тебя стоит предупреждать, что будет больно? И забыл сказать, что это трехуровневый обряд.
  Инна ощутила накал сил, но не успела ощутить боли, глаза сомкнулись и, она провалилась во тьму.
  
  Когда она уже была на пороге покоев Яровита, у её плеча фыркнула рыжая саламандра и плюнула под ноги сложенным вдвое листком пергамента. На нём беглым почерком сообщалось о появлении Лустина в израненном виде в доме на Вороновой Пустоши и предположением, что пропажа Инессы с его состоянием как-то связаны. Сомневаясь несколько мгновений, магистресса переменила свой стремительный курс, отложив разговор с Яровитом на потом.
  Старик Огнедар наотрез отказался передавать Лустина полностью в руки целителей. Он разрешил им помочь парню, но настоял на том, что он останется в доме. И для сури Маргель это было весьма кстати. Появившись в прихожей, она сразу встретила старика и без вопросов получила доклад, что юноша уже очнулся и готов пояснить, что же с ним произошло. Проходя мимо гостиной, она на секунду остановилась, сдержанно кивнула друзьям внучки и Нейе в знак приветствия и поднялась вслед за Огнедаром наверх в комнату Иоверин.
  Шторы были задернуты. Юноша полулежал в кровати, наспех созданной Нейей и поставленной рядом с кроватью Рины. Его руки и лицо были перевязаны, но он мог видеть окружающих и говорить.
   - Здравствуй Лустин, я надеюсь, тебе уже лучше, - магистресса аккуратно присела на край кровати. - Я знаю, что тебе сейчас плохо, но нам очень нужно знать, что с тобой произошло. Это поможет найти Инессу.
  Лустин посмотрел на женщину и глубоко вздохнув, начал рассказ, стараясь больше не встретиться глазами с сури Осьмуш.
  - Простите меня...
  К концу его речи, магистрессу обуревали смешанные чувства. На эмоциях юноши явно сыграли, перевернув происходящее так, чтобы он помог случиться худшему, веря, что делает лучше. Но подумать, что он умнее всех остальных, проживших не один век, драконов... Она ждала иного от наследника Прямокрылов. Впрочем, парнишка сам понял, что же натворил. И Маргель видела, что ещё больнее ему осознавать, что он ничего не может сделать. Он не смог вспомнить, куда привел девушку и кого видел после, все это надежно стерли из его памяти и оставили последним воспоминанием только острый лед портала. Портала, созданного специально таким образом, чтобы перемещаясь, лед гранями изрезал тело.
  Рассказ Лустина поставил некоторые пазлы в её головоломке на своё место. В это не хотелось верить и от догадок становилось тошно, но если то, к чему она пришла, правда... Мягко погладив глупого дракона по руке, она молча встала и ушла, ей было больше нечего делать в этой комнате. Теперь она была обязана добраться до Императора и чем скорее, тем лучше.
  
  Здесь было ещё холоднее, чем раньше. Все тело дрожало, по щекам текли слезы, она часто дышала, стараясь ртом захватить больше воздуха, но колотившая дрожь почти не позволяла этого сделать. Инна не сразу поняла, что плачет. Она очнулась от того, что рядом носился все тот же, уже ненавистный голос, возмущаясь, что что-то пошло не так.
  - Обряд выверен до миллиметра!
  - Ты в этом уверен? Что-то я уже сомневаюсь в твоих талантах. Точно ли Император назначил тебя на эту должность?
  Император? Она, наверное, ослышалась.
  - Не дерзи мне, ящерица! Я знаю своё дело, - голос стал холодным и страшным. - Её снова в клетку, усилить гнет. В ней слишком много сил, чары обряда не могут разъединить первую связь.
  Так же бережно её подняли с холодного, словно льдина, камня и отнесли обратно, под решетчатый свод клетки. Она лежала на не согревающей перине и над головой у неё солнцем кружились собранные в одну точку прутья. Надо было дышать.
  
  Маргель не спала и следующую ночь. Она без устали просматривала каждый угол, вместе со своими агентами расспрашивала каждого из прислуги, и к утру она нашла своего любимого в редко посещаемой им усадьбе. Он не привел за собой стражи или слуг, был там один, сидел в саду и что-то усердно писал не на первом листе бумаги.
  - Не положено Всесветлейшему и без стражи путешествовать, - она вошла через главные ворота, спокойно миновала аллеи и остановилась у беседки, где мужчина нашел себе уединение.
  - Я хотел собраться с мыслями.
  - Получилось?
  - Не очень.
  - Спасибо за твоих людей, они знают своё дело, мы почти нашли Инну.
  - Это хорошо. Я тоже волнуюсь за твою внучку, но прости, лично поучаствовать не могу, - император развел руками, вставая из-за стола и потягиваясь.
  - Можешь. Подпиши, пожалуйста, бумаги о полноправности моих действий в усадьбе отданной Гутору Карну.
  - А зачем тебе его усадьба? - изумился мужчина.
  - Я предполагаю, что Инну держат там.
  - Только предполагаешь?
  Маргель вздохнула глубже.
  - Так ты все знал? - император не ответил, отвернувшись. - Яровит! - рыкнула она предупреждающе.
  - Да, знал!
  - И какую же функцию выполняло ЭТО учреждение?
  Женщина села в кресло напротив, сохраняя царственную осанку и вернув себе подобие хладнокровия.
  - Вам, сури, слишком много хочется знать...
  - Уж сделай милость, Светлейший.
  До этого спокойный, император взорвался, он уперся руками в стол, недобро глядя на посетительницу.
  - Это необходимость! Отрекающие были и останутся контролёрами. - Его лицо изменилась, он начал говорить скалясь. - Они предотвратили ни одно восстание, всякий безумный дракон под их присмотром. Они - залог нашей безопасности.
  - Твоей, да? - усмехнулась она. - Сколько же "безумных" драконов, желающих правого суда или передела закона, стали теперь отрекшимися? Теми, кто кормит твою верную свиту?
  В порыве ярости Яровит перевернул когтистой лапой стол, за которым писал, но этой выходкой ни капли не испугал магистрессу.
  - Все-е, кому я подписал приговор, хотели моей смерти, смерти Империи! И передела власти. И там были действительно спятившие.
  - Ты знаешь, как лечат спятивших, - зарычала Маргель, обрывая императора. - Ты знаешь, как иными, более сложными, но иными путями можно было бы разобраться с бунтарями! - магистресса встала и крепко сжала руки в замок. - Может и моя внучка представляет для тебя угрозу? - он попытался вставить слово, но она пресекла эту попытку на корню. - Я надеялась, что отдала своё сердце достойному правящему мужу, разумеющему в управлении своими подданными. А под маской этого достойного мужа оказался трус, вцепившийся бешеной хваткой в трон.
  Она уже была не просто драконом, теперь перед Яровитом стояла кто-то другая, со стальным взглядом и светящейся, от чаровских сил, кожей. Не приемлющая никаких возражений. Как бы он не чувствовал себя Императором, Правительницей сейчас была Она.
  - Дай координаты её положения нужным лицам и пошли отряд, - магистресса подошла к нему ближе. - И если. Мою девочку. Уже сожрали твои прихвостни. Я вызову на бой. Тебя. И Я. Одержу. Верх.
  С этими словами женщина направилась вон из беседки. Она бы никогда не показал того, что сейчас происходит у неё внутри. Но он знал, потому что ему она всегда была открыта.
  - Маргель, я...- окликнул Яровит, уже совсем другим голосом, но она мотнула головой и шагнула в зев портала. Надо же...- подумала женщина, оказавшись в своих комнатах, - Она - древняя, а повелась, как девчонка...
  
  Друзьям устроили временный лагерь в комнате Джии, где уже четвертую ночь они в беспокойстве засыпали. Их кровати стояли близко друг к другу - магистрессе было не до увеличения пространства комнаты, поэтому, когда Мартис проснулся под взором широко распахнутых глаз Иоверин, то, ругнувшись, резко отскочил прямо на Цветозара.
  - Да что за..?! - закричал парень, сталкивая друга с себя. Март, замешкавшись, сел с Заром рядом, не переставая пялиться на девушку, неподвижно лежащую с распахнутыми глазами.
  - Рина? - тихо позвал Мартис, аккуратно проведя рукой перед её лицом, но она никак не среагировала. От шума и возни проснулись Джия и Цени, последняя привычным жестом зажгла светляка зевнула, пятерней растрепала волосы и выглянула из-за спины брата.
  - Что с ней?
  - Это к нам сейчас вопрос? - шикнул Зар, подтягивая к себе ноги.
  - Может она лунатик? - тихонько встряла в разговор Джия. - Мой двоюродный брат, Серг, лунатик.
  - А прошлые ночи кто-нибудь замечал такое? - Цени села поближе к нереагирующей на раздражители девушке.
  - Никто раньше среди ночи не просыпался, - пробурчал Март.
  В этот момент Рина резко втянула носом воздух, а зрачки её глаз начали мутнеть.
  - Ой...- Джия спряталась за спинами мальчишек, Цени замерла, не зная, что предпринять, а парни, не сговариваясь, начали тормошить подругу, пробуя разбудить.
  - Рин, Ринка, очнись же, ну!
  После долгих минут, девушка шумно выдохнула и заморгала.
  - Эй, вы чего?
  - Это ты чего!? - прикрикнул не на шутку испугавшийся Март. - Я проснулся, ты на меня глазищами смотришь, не мигаешь, а потом набрала воздуха и глаза у тебя замутнели, как дымом затягиваться начали! Увидела бы, сама бы испугалась!
  - Успокойся, - отпихнула брата по-деловому Ценимира. - Рина, что было? Помнишь что-нибудь странное?
  Да сейчас все её состояние можно назвать странным. Рина потерла глаза и переносицу.
  - Я.. не уверена. Не знаю, как объяснить.
  - Что случилось? - Нейа, заговорившая в дверях, заставила всех ребят разом подскочить.
  - Я...
  - С добрым утром. Так что же тут твориться?
  - Я-а-а, не знаю, - Ио закрыла лицо руками, не находя слов. - Вот ведь драный хвост.
  - А я не тороплю...
  - Ой.. - беседу прервала Цени. Она вытянула вперед руку, где на ладони золотым светилась полоска на руке, а от полоски потянулась к запястью такая же золотая нитка.
  - Что?.. - Нейа подошла ближе, но не осмелилась потрогать ни полоску, ни "нитку" - мало ли какие это могут быть чары.
  - И у меня, - выдохнула Рина, наблюдая, как и на её ладони проявляется "полоска" и "нитка". Тут Цветозар стукнул себя по лбу и закатал рукав, но уже со знанием дела.
  - Ребята, клятва! Мы же про неё забыли! Это след от пореза.
  - И вправду, - хмыкнул Март, разглядывая свою светящуюся ладонь.
  - Но.. мы все думали, что проведенная вами клятва не сработает, - женщина стояла, как громом пораженная. - Невозможно воссоздать древнюю клятву по деталям из сказок и легенд и небольшим заметкам в старой книге.
  - Древней книге, - заметила Ценимира, достаточно быстро приходя в себя.
  - Вы потратили на это совсем мало времени, - возразила Нейа.
  - Но мы этого очень хотели, - припечатал в ответ девушка, вставая с кровати и накидывая халат.
  - И что же дает вам эта клятва?
  - Сейчас попробуем понять, - улыбаясь, пожал плечами Март, тоже вставая с кровати.
  - Значит, будем понимать вместе, - женщина, привыкшая все брать под свой контроль, быстро решила взять и эту ситуацию в свои руки. - Выходите в гостиную, я приготовлю завтрак, а вы пока со всеми поздоровайтесь.
   - С кем "со всеми"? - озадачился Зар, натягивая слезшие с ног шерстяные носки, но Нейа уже скрылась за дверью.
  Переглянувшись, друзья пошли за ней, Джия, не зная, чем себя ещё занять, и в том числе из любопытства, отправилась следом.
  То, что их встретят родственники, оказалось полной неожиданностью. За столом, раскрыв огромную карту, сидели мама Рины и рядом с ней мужчина, которого ребята ещё не видели, оседлав стул карту изучал уже знакомый кармельно-волосый сур, а в кресле, задумчиво потирая подбородок сидел отец Марта. Огнедар и вояр Ставий никуда не уходили и сейчас негромко переговаривались у окна.
  - Мама, Драгомир? Зачем вы здесь? - девушка выглядела растерянной.
  - Не рада видеть? - хмыкнул незнакомый близнецам и Мартису дракон, оборачиваясь к пришедшим лицом. Такие же, почти белые волосы, в уголках глаз от улыбки расцвели лучики. А они очень похожи, хотя наверняка, у них большая разница в возрасте.
  - Нет! Конечно, рада! - она крепко обняла родных. - Ребят, это мой старший брат Драгомир и мама - сури Шиа.
  - Тогда буду рад вам представить, - вступил Мартис, - моего отца. Сур Мирон.
  - Доброе утро, сынок, - устало улыбнулся полный мужчина, отвлекаясь от собственных мыслей.
  Карамельно-волосый гость, почти уткнувшийся в карту носом и наклонивший стул под максимально возможным углом, делавший какие-то замеры странным прибором, унизанным кристаллами, вдруг резко вернул стул в нормальное положение и, встав, потянулся.
  - А никто не хочет обнять брата? - спросил он, жмурясь и зевая.
  - Привет Любозар, - ласково улыбнулась Ценимира, а Цветозар не постеснялся обнять старшего родственника.
  - Что это у тебя? - мама Иоверин первой заметила светящийся золотом порез на ладони своего чада.
  - А! Мы можем попробовать вам помочь! Наша связь заработала! - пояснила девушка, похлопав в ладоши.
  - Я бы так не радовалась, - вздохнула Цени. - Если связь сработала, значит Инессе совсем плохо...
  - Так! Стоп! Какая связь и как вы собираетесь помогать? - отец Марта замотал головой и затряс руками. - Разъясним все спокойно.
  - Я попробую объяснить, - спокойно выдохнула Нейа, залпом допивая чай.
  
  Она очнулась, от безмятежного сна, на полу. Спина затекла, видимо она не двигалась во сне. Дыхание выровнялось, и над головой уже не было "вертолета", но общая усталость завладела телом настолько, что она почти не могла шевелиться. "Если бы Лустин знал, что сейчас происходит... Да толку..." - Инесса медленно сжимала пальцами ткань перины, больше ни о чем не думая. Уже привычно по звуку девушка определила, что снова не одна.
   - О! Это не хорошо, что силы возвращаются к тебе, - цокнул языком все тот же мужчина. - Ладно. Пока мои подчиненные все готовят к следующей попытке, хочешь, я расскажу тебе что-нибудь интересное? Знаю, что хочешь.
   Он как всегда начал говорить не особо интересуясь мнением окружающих. Пусть себе болтает, ей уже без разницы.
  - Ты никогда не задумывалась, для чего нужны вообще все эти ритуалы? И зачем нужен даже самый простой круг камней, чтобы обратить в первую ипостась маленьких несмышленых дракончиков? Я вот задался этим вопросом, - он открыл дверцу и зашел к девушке, сел рядом на колени. - Мы ведь, как и все живое - дети природы. Почему вдруг требуются какие-то дополнительные предметы для оборота? Я знаю, что тебе стало любопытно, хоть ты и не подаешь виду.
  Инессе и вправду стало интересно его послушать, пускай и перед возможной смертью. А если она выживет и... даже сохранит свою душу в целости и сохранности, это можно будет где-нибудь применить.
  - Мне стоило не малого труда отыскать древнейшую полуразрушенную библиотеку, знаешь ли! - похвастался мужчина, снова рисуя на запястьях Инны какие-то знаки. - Это были руины древнейшего селения драконов, которые жили здесь, на Тэвиран, раньше нас. Некоторые из них отправились в Старый мир, но сейчас связь с ними оборвалась и там. Да-да, когда-то мы тесно жили крыло к крылу, так сказать.
  Не стесняясь, мужчина расстегнул ворот платья, подходивший под самое горло, и ещё какой-то знак принялся рисовать под ямочкой меж ключиц.
  - Великолепная библиотека! Я многое узнал, чего даже наш Пресветлый Двукрылый не знает, а он ведь не самый молодой среди нас дракон. А главное, - он закончил "творить" и наклонился к Инессе поближе, - я узнал, почему исчезли древние.
  Тут он порывисто встал, отряхивая свои одежды.
  - Ну, все, нет больше у нас времени на разговоры. Нужно пробовать снова. Поднимите её! - скомандовал он, выходя из клетки.
  Инна хотела попросить его подождать, но ни губы, ни язык не подчинялись. Её снова вынесли из клетки и уложили на один из камней.
  На этот раз послышался стук каблуков. Обладательница туфелек подошла совсем вплотную к "ложу" девушки и нагнулась над ней так, что Инесса смогла узнать гостью. Она видела эти янтарные глаза, тогда же, когда в первый раз увидела императора. Глаза недовольной разгневанной сури в желтом платье.
   - Сколько ты ещё будешь возиться?
  - Мне не надо её убить. Мне надо лишить её ипостаси.
  - Работать все-равно можно быстрее. Как буду я счастлива, повстречаться потом с её бабулей. Дранокрылой Осьмуш, - рука женщины потянулась к шее Инны, но мужчина её окрикнул.
  - Не тронь ничего! Сама хочешь быстрее и тянешь лапы, куда не следует.
   Женщина отошла и направилась в его сторону.
  - Что тебе вообще тут нужно?
  - Ты забыл, я финансирую данное место, без золота вы далеко не улетели бы, а на деньги налогоплательщиков, которые выделяет Император, сделать ты бы смог только половину того, что сделал.
  - Достаточно и того, - проворчал мужчина, - что я втайне от инспекторов занимаюсь отречением тех, кого ты привозишь сюда.
  - Не ворчи, научный муж. Я только посмотрю.
  - Как ты узнала, кем я сейчас занимаюсь?
  Он говорил, перемещаясь и скрипя чем-то по полу, женщина осталась стоять где-то справа.
  - Мои доходы позволяют мне иметь шпионов везде, где я того хочу.
  - Ах, ну, конечно, - мужчина прошуршал одеяниями мимо Инны и замер. - Теперь молчи. На этот раз, все должно получиться.
  Девушка не успела подготовиться. Её охватил холод, он пробирался под кожу, в легкие и рвался к сердцу, но в этот момент под горлом стало жарко, тот знак, так старательно вырисованный незнакомцем, начал нагреваться, потом сильно жечь, через мгновение Инна чувствовала, словно этот знак на её груди выжигают каленым железом. Хотелось кричать, но дыхание перехватило, тело ощущалось урывками. Вспышками, холод и жар проникали в голову, вызывали панику, страх, истерику, крик все-таки вырвался наружу, а потом, со знаком начала нагреваться левая ладонь. Клятва - мелькнуло в голове. От руки быстро потянулись теплые успокаивающие ниточки, левая рука, туловище, ноги и правая рука. Они поглощали холод и поглотили раскаленную боль знака, охватили своей заботливой сетью голову и дали вздохнуть. Они приносили клятву. Она ещё жива.
  
  Родители и братья, такой самостоятельности друзей, вовсе не обрадовались, но, как и все драконы, они прекрасно знали, что принесенную правильно клятву не разрушить сторонними чарами до тех пор, пока кто-то из участников сам её не нарушит или сила клятвы не выполнит своего предназначения.
  Наскоро их накормили, усадили на табуретки ближе к карте и предложили действовать. Первым робко попробовал Зар, растопырев пятерню по карте он промямлил что-то вроде: ищи родную кровь. Ранка на руке засветилась ярче, но нити-лучи указали не на точку на карте, а на брата и сестру.
  - Мда... - вздохнул парень, убирая руку.
  - Давайте я попробую, - на этот раз Рина зависла над картой с вытянутой рукой. Она ничего не говорила, но от её руки заскользил лучик, однако, растерявшись, он развеялся. Ценимра тоже пыталась, взывая к силам Инны, но и её луч так же развеялся, не утвердившись в выборе.
  Сидевшая тихо в уголочке, Джия, внимательно наблюдавшая за происходящем, аккуратно подошла ближе. Когда расстроенные ребята прекратили попытки она робко задала вопрос.
  - А что, это место так сложно обнаружить?
   - Мы думали, да и сури Осьмушь думала, - Сури Шиа потерла переносицу и глаза, - что ритуалами отречения занимаются только в монастыре, в одном единственном известном на всю Долину, но оказалось, что это не так. Наши драконы нашли там только фанатиков и сошедших с ума "отреченных" но ни Инны, ни её следов там не было.
   - А сейчас вы... что делаете? Пытаетесь найти её по... какому-то заклятию?
  - Что-то вроде того, это как связь наша с ней, - кивнул раздосадованный Цветозар.
  - А... - девочка задумалась на несколько секунд. - А если... на её связь.. воздействовать какой-то частью из заклятия, которое было использовано? Вы говорили что-то про клятву...
   Хм-м, можно попробовать... - протянул Март.
  - Я же говорила, что ты - настоящий дракон! - похвалила Джию Рина, улыбаясь. - Думаешь, так точно по драконьи.
  - Ай! Ребят, что-то происходит, смотрите! - Мира раскрыла ладонь, показывая, насколько ярче засеял порез.
  - Ой, жжется! - зашипел Зар, на рефлексе разжимая кулак.
  - Мне кажется, что сейчас происходит что-то не хорошее, предлагаю воспользоваться советом Джии,- быстро протараторила Рина, - все помнят слова?
  - Ага, какие выберем? - перебил Мартис.
  Цени, без предисловий начала с середины: - Драконий огонь и драконья земля, - ребята её подхватили, - единою стать до итога должна...
  - Им нужны силы, хоть они и молоды, - Нейа схватила за плечо Рину, взрослые драконы опомнились и тоже взяли своих детей за руки. Женщина оставалась невозмутима, и куда делась та радушная и иногда ворчливая домохозяйка, обыкновенная служанка сури Осьмуш? - Все играли в крыло на крыло, так что подкачиваем плавно.
  Друзья тем временем продолжали.
  - Драконья вода, словно в жилах течет, с собой пятерых только вместе возьмет. Единою клетью нас воздух собрал, единою сферой для каждого стал!
  Руки ребят объединила одна общая золотая веревка, она проходила через их сердца и снова переходила в руки от одного к другому, и завязавшись петлей, устремилась на окраину карты, туда, где заботливым автором обозначился лес и старый форпост.
  Веревка сияла, пульсировала, дети замолкли и не двигались, глядя в пустоту. Они не отвечали на вопросы, не реагировали на звуки, словно были сейчас не в гостиной дома на Вороновой Пустоши.
  
  - Инесса? Это ты? - Инна ощутила, что к её руке прикоснулись, но как-то искаженно, словно не наяву и наяву одновременно. Она открыла глаза удивительно легко, боли не было и страха тоже. А ещё здесь не было вообще ничего. Темнота. Только перед её взором оказались четыре дракона, один из которых, необычно длиннотелый, белого цвета, с короткими лапами и не большими крыльями, но с очень длинным хвостом, мягко толкнул её мордой в... лапу? Где она?
  - Вроде я, - тихо отозвалась девушка.
  - Черный с красным тебе идут, - хмыкнул другой, насыщенно рубинового цвета дракон, он был обыкновенного для Инны строения, потому, белый выделялся на его фон ещё больше. Кого-то они ей напоминают.
  - Мы так хотели тебя найти! Ты в порядке? Кстати, а где мы? - хором заговорили два карамельных большекрылых дракона, озираясь вокруг.
   - Ребята? Это вы?
  - Ну, конечно мы! А кто же ещё? - белый изобразил телом волну, облетев Инну по кругу.
  - Я никогда не видела вас такими...
  - А-а-а, ну все бывает впервые - пожал плечами рубиновый красавец, крылья за его спиной заходили ходуном.
  - Я не знаю, где мы, - вздохнула девушка.
   - А я знаю! - заявила карамельная драконица. Хоть она и говорила одна, голос её дублировало эхо. - Мы в твоей голове!
   - Да?
  - А иначе, почему я вижу, как вокруг Рины сила идет волнами? И как она полыхает вокруг Мартиса? И все эти разноцветные нити и целые ткани в наших телах!
  - Мы все видим, - кивнула, видимо, Рина.
  - Мы что, умерли? - осторожно спросила Инесса, но её почти перебил Мартис.
  - Нет! Это все клятва. Помнишь?
  - А-а-а... Ага. А что нам делать?
   - Мы уже делаем. Защищаем тебя. Ну-у... клятва защищает, мы же связаны, значит нашими силами, - Цени помахала крыльями, заглядывая за спину.
  - И сколько вы будете защищать?
  - Пока тебя не перестанут пытаться убить или сильно тебе навредить, - констатировала факт Рина тоном, очень похожим на тон Ценимиры.
   - А если сейчас задействованы ваши силы, это же значит, что они тратятся... - испугано выдохнула девушка.
  - Да, но мы ничего не сможем с этим сделать, - спокойный как удав, Цветозар согласился с подругой, усаживаясь рядом.
   - О боже, я же могу потянуть вас за собой! - она схватилась лапами за морду, поджимая крылья. dd>  - Посмотрим. Будим надеяться, что до такого не дойдет, - Мартис улегся поближе, закрывая глаза.
  
  - Давно они так стоят? - магистресса осторожно обошла замерших на месте детей, взявшихся за руки, их по-прежнему питали родственники, которые пока ещё чувствовали себя нормально. Но было видно, что силы не резиновые и скоро их внешний запас может исчерпаться, а если они начнут черпать из души, это может кончиться плохо и для их детей.
  - Уже больше получаса.
  - Держите их, не дайте им разъединить связь или истратить весь свой запас, я сейчас пришлю ещё драконов, и они, в свою очередь будут поддерживать уважаемых суров и сури. К форпосту Нокард"Леш уже отправлен отряд.
   - Хорошо, магистресса, мы постараемся, - кивнула мама Иоверин.
  - Я понимаю, и мне очень жаль, что страдают ваши дети, но так уж получилось. Теперь, моя задача, обеспечить им силу и безопасность.
  
  Отряд возглавил не императорский поверенный, главенство взял сам Эльвидан Горт. В боевых доспехах, все с тем же конским хвостом и азартом во взгляде. Он шел впереди всех. Портал выбросил их недалеко от Зеркальной реки. О, когда-то это место было границей Драконьей Долины. Граница шла как раз по реке, но теперь она сильно расширилась, перенеслась за горный хребет на восток. И, в итоге, поставленный у реки, форпост Нокард'Леш, стал не нужен, его оставили лет сто пятьдесят назад, просто покинули. Постепенно природа возвращала себе часть себя, прорастая сквозь стены и дороги. Но видимо там осталось ещё что-то, что может послужить. Жаль, не для хорошего дела.
  Двадцать опытных драконов молча шли сквозь заросли, удивительно бесшумно прорываясь дальше к цели. Руины форпоста встретили их необычно оживленно.
  - Слишком много, - доложил юноша-разведчик, возвращаясь к отряду. - Мы попросту не сможем пробиться даже во внутренний двор, - он был сосредоточен и старался давать оценку беспристрастно, но глаза отражали легкую тревогу.
  Эльвидан оскалился, в его взгляде можно было различить только безумную решимость и в то же время холодный расчет. И у него уже был план.
  - Сможем. С вами же я. А меня недаром зовут магистром.
  - Что, выдвигаемся? - хмуро спросил мужик, на пол лица вытянувший чешую и положив руку на эфес меча.
  - Не, - хмыкнул Эльвидан. - Сядем-ка и подумаем.
  - Ну, сядем, - рыкнул рядом согласно вояка уже в возрасте.
  Магистр не знал имени никого из них, однако у него и не было в этом нужды, он вышел на охоту, а тут главное вовремя включать мозг, вовремя отдавать приказы и смотреть в оба. На крайний случай можно придумать нужному субъекту несложное прозвище.
   - Задам-ка я простой вопрос, - пожевывая травинку, Эльвидан устроился под деревом. - Почему?
  В воздухе повисла пауза, ответить что-либо никто не решался, воины обычно рапортуют исправно, но если вопрос задан, во-первых, кому-то конкретно, а во-вторых, по какому-нибудь поводу. Обведя слегка изумленные лица не привыкших к фамильярностям драконов, мужчина сжалился.
   - Почему в каком-то заброшенном, почти развалившемся форпосте вдруг столько драконов?
  - Вполне возможно, нас ждут, - решил вступить в диалог самый старший.
  - Если рассуждать логически, то в этом что-то есть, но, если рассуждать фанатически, то нет, - мужчина заложил руки за голову, разглядывая нависшие над головой ветви.
  - Как это, фанатически? - Ветеран, как решил окрестить его Эльвидан, сел рядом на еловые ветви и явно ожидал пояснений.
  - Смотрите, монастырь, где предполагалось найти девчонку, оказался пуст, так?
  - Так.
  - То есть, кроме небольшой кучки фанатиков и искалеченных драконов, там никого не было.
  - И?
  - Хорошо, - охотник терпеливо вздохнул и решил зайти с другой стороны. - Скажите мне, кто командует армией?
  - Его Двукрылейшество, - без запинки отрапортовал Ветеран.
  - Вот, и у фанатиков всегда есть вожак, кто подливает масла в их фанатичный огонь.
  - А от чего они фанатеют, если не секрет? - это к разговору присоединился тот самый разведчик.
  - От того, что считают правильным. В данном случае, лишают обреченных драконов первой ипостаси, искренне веруя, что это им на благо.
  - И сами тоже отказываются от своей первой сущности? - изумился юноша.
  - Этого я не знаю, надо оставить кого-нибудь в живых и допросить. Мы отошли от темы. Итак, есть вожак, а может и не один. Если мы не нашли их там, то вполне возможно, эти вожаки тут. С этим ясно. Вожаки увели за собой оставшихся фанатиков - помощников, добровольно пошедших на такое или не очень добровольно. Их не будет много. Потому что, будь этих фанатиков больше шестидесяти особей, во-первых, данное общество было бы уже широко известно во всех кругах и не смогло маскироваться монастырем. Они только сменили позицию... переползли в другое логово. А во-вторых, есть информация, что драконов лишали первой ипостаси путем "вампиризма". То есть, другие драконы на уровне чар ели кем-то приговоренных сородичей, становясь сильнее. Кто захочет делиться такими силами со множеством других "адептов"?
  - Звучит отвратительно, - бросил парень, в злобе втыкая в землю нож.
  - Согласен, - Эльвидан смахнул с плеча иголки, осыпающиеся с нижних ветвей ели и продолжил. - Возвращаюсь к вопросу, "почему". Почему же тогда на стенах форпоста наш разведчик рассмотрел подозрительно много драконов?
  - Если их должно быть в разы меньше, да? - Разведчик, получил от охотника кивок головой и задумался.
  - Возможно... - протянул он, - кто-то из "вожаков" или "адептов" хороший чаровник.
  - Во-о-от, - довольно потянулся мужчина, вставая со своего места. - Значит, мы должны с вами быть осторожнее, стоит помнить, что есть там те, кто разработал чары по выкачиванию сил, а так же один или несколько просто сильных чаровников. Даю двадцать минут, чтобы принять меры, потом выдвигаюсь с пятью самыми ловкими парнями, веред. Остальным идти второй волной и подчищать. Мы поняли друг друга?
  - Да, магистр. Чего непонятного, - крякнул Ветеран, поднимаясь следом и оправляя легкие доспехи, его личные, зачарованные. - Личный отряд Императора, к броску готовсь! Гирдас, Таран, Сулей, Дагон и Керт с суром магистром в первой шестерке, остальные - рассредоточиться по тройкам. Ждем темноты, сур магистр?
   - А смысл? Там только "наши", а значит, захотят - в темноте увидят. Маскировочные амулеты активируйте и потихоньку. А пятерка, ко мне на инструктаж.
  
  Он пытался найти свою кузину уже без малого час, покинув выделенную ему "всего на пару часов", излишне пыльную и сырую комнату. Со стороны небольшой заброшенный форпост, внутри оказался устроен достаточно запутанно, даже для дракона и пока обнаружить родственницу не удавалось. Вот дернул его кто-то за язык согласиться поехать с кузиной в это Древнейшими забытое место! И ведь подловила, вызнала, что ему по пути. А он так надеялся уладить вопрос с управляющим поместьем Северное Крыло, меньше, чем за час! Ей-то только и нужно, что подписать документы, как совладелице и все, далее он передаст их грамотным людям. Новый управляющий получит должность, а его, итак заваленного делами выше крыши, больше не будет касаться вопрос налогов, уплаты рабочим и прочей ерунды, в которой он разбирался, но с которой категорически не любил возиться. Где же эта Альдона? Она никогда не отличалась пунктуальностью, но это уже перебор.
  Мужчина миновал третий небольшой, пыльный и пустой зал, форпост явно давно не функционирует. Здесь ему не встретилось ни души и факелы - даже не светляки - зажгли относительно недавно. Пару раз он попадал на галерею на втором этаже, открытую во внутренний двор, и видел тех непонятных драконов, что встретили его и его сестру при въезде. Молчаливые, словно не живые, ему даже показалось, что некоторые из них проходили сквозь предметы, но это все наверняка от того, что после нескончаемой болтовни Альдоны, пока они держали путь к форпосту, у него разболелась голова.
  С галереи он снова ушел в узкие коридоры, память у мужчины была хорошая, и дорогу назад он помнил, поэтому уже думал махнуть рукой и вернуться, когда услышал крик, похожий на женский, откуда-то с нижних этажей. Может с Альдоной что-то случилось? Вот глупая змея, непременно куда-то влезла!
  Он ускорил шаг, надеясь, что поворачивает в нужных местах, нашел лестницу и начал спуск, чуть не пропустив пролет и небольшую дверь. При этом мужчина не переставал надеяться, что с двоюродной сестрой не произошло ничего страшного.
  Дверь открылась легко, даже странно для такого заброшенного места. За ней оказался узкий коридор плавно уходящий вправо, путь мужчины был не долог, наконец, он уперся в резкий поворот направо, где в тупике стоял один из тех странных драконов. Он перегородил ему дорогу к тупику и мотнул головой.
  - Вы уверены, что в этом есть смысл? - изумился мужчина, но "страж" был не многословен. Пожав плечами, дракон решил, что ошибся пролетом и нужно спуститься ниже и подумал снова идти к лестнице, но тут, в голове его что-то мелькнуло и он, обернувшись, уставился на "стража".
  - Покажи мне, - он сказал это просто и строго. И будто вся сила мира надавила на стражника, заставив его опуститься на колени и через раз дышать. - Можешь рассказать мне, что здесь происходит. Показать, как открыть эту дверь.
  Э"яльи мужчины не раз давала ему большое преимущество в разного рода делах. Если бы его воспитывали в иных условиях и представлениях о добре и зле, он, вероятно, стал бы худшим злодеем всех эпох, но миру повезло. Да, этот дракон имел свою мораль, истина ему всегда была дороже способов, которыми он её добивался, но в его голове было понимание рамок и пределов дозволенного. И он не принимал жестокость по отношению к другим, если та не оправдывает какую-либо важную, например, для государства, цель или не служит благим намерениям. Сейчас в опасности могла быть его сестра, а в этом месте происходит явно что-то не то и нужно выяснить, что. Оправдание действиям найдено.
  Подавляемый дракон, взмахнул рукой, не в силах больше сопротивляться и за его спиной начала исчезать стена. Мельком он взглянул на вмиг обессилившего дракона -ещё юноша, а уже ввязался в неприятную историю. Глупый змей. Оставив его лежать на полу, мужчина подошел ближе к проёму, чтобы стать свидетелем нелицеприятной картины.
  
  Время здесь было измерить нереально и ребята, устроившись ближе друг другу, что было странно, если учесть полное отсутствие пространства, развлекали себя разговорами. В какой-то момент Рина, летая кругами спросила:
  - Если это твоя голова, то ты ведь можешь здесь сделать все, что угодно?
  - Я не знаю...
  - Попробуй! - капризно перебила девушка. - Эта кромешная тьма начинает меня нервировать.
  - Ладно, - Инна мягко улыбнулась и закрыла глаза.
  А ведь вправду, почему бы не сделать здесь светлый сад? Пусть будут цвести высокие яблони, стоит стол, мягкие кресла без каркаса, какие она видела у одной из своих бывших подружек дома.
  - О! Инесс, тебе не только идет черный с красным, у тебя ещё и отличный вкус! - Март радостно прорычал свой комплимент совсем рядом, и девушка открыла глаза.
  - Столько комплиментов с вой адрес я ещё не слышала, - беззлобно отозвалась она, устраиваясь в корнях очень старой, но цветущей яблони.
  - Раз уж пока мы пока никуда не деваемся, - карамельная Цени растянулась на травке под солнечными лучиками. - Расскажи-ка нам Рина, что же все-таки происходило с тобой сегодня с утра?
  - А что с ней происходило? - Инесса сложила перед собой изящные лапы, разглядывая свои коготки, острые кончики которых были темно-красного цвета. Но её вопрос проигнорировали, все повернули головы к подруги, показывая, что с нетерпением ждут рассказа.
  - Ладно, вам я расскажу. В общем, во сне, я почувствовала, хм-м, можно сказать, что волны звука. Но это были чары. Я вам клянусь! Резки всплеск чар! - вспоминая, драконица начала змеёй сновать между деревьев, как не получилось бы ни у кого из её друзей. - Мне захотелось не просто почувствовать, а увидеть, что происходит, узнать, одним словом. Я увидела странный то ли замок, то ли не замок на возвышении среди деревьев, я... как бы летела над ним. Волны шли оттуда, - она остановилась и в задумчивости оплела собой яблоньку, поскребя её когтями. - И я... Я решила приблизиться к этим волнам, к тому месту, где они били, словно из фонтана - часто- часто. А когда приблизилась, поняла, что не могу вернуться назад, очнуться от этого наваждения. Волны стали завораживать и затягивать.
  - Наверное, в тот момент твои зрачки и начал заволакивать туман.
  - Может быть. А потом я очнулась.
  - Мы тебя растрясли, - поправил Зар.
  - За что вам спасибо, - недовольно огрызнулась белая, не желая признавать своей слабости. Но потом вздохнула. - Правда, спасибо. Я бы сама не справилась.
  - Так. Хорошо, - Цени оборвала дальнейшие разговоры. - С одним разобрались. Теперь предлагаю подумать, почему наша клятва сработала так, а не иначе?
  Инна завозилась на месте и заговорила, не прекращая своего занятия.
  - Этого мы пока не сможем понять, не прочтя вновь книги, по которым составляли клятву. Видимо, мы все-таки в чем-то ошиблись.
  - Слава Крылатым, что ошиблись, - буркнул Март. - Может, поиграем в слова? Что-то мне надоело думать.
  
  Ребята стояли, взявшись за руки, уже больше четырех часов, их родителей на постах подкачки заменили другие драконы из отдела чаровства и волшбы, они обращались с силами искусно, умея направить их в верное русло с минимальными затратами. Сури Шиа смотрела на происходящее с беспокойством, она с самого начала подозревала, что связываться с магистрами - большой риск, но не думала, что общение с их отпрысками так же может ни чем хорошим не закончиться. Она обратилась к Магистрессе Осьмуш, потому что ситуация с Риной достигла критичной отметки... Она никак не могла обрести свою суть, даже чешуйки воплотить не выходило, о чарах речи не шло. Её брат быстрее адаптировался, но не перенял фамильной э"яльи рода Поли, он пошел в мать, а не в отца. Однако, внешний вид первой ипостаси сразу выдавал, к какой семье он принадлежит.
  С давних пор вокруг их семьи, длинной цепи родственников, складываются легенды, одна, невероятнее другой. В этом не было ничего странного, род ведь древний, но из-за слишком большого количества версий, истинная затерялась. Остались очень тщательно оберегаемые крохи информации, словно обрывки книжных листов, никак не собирающиеся в книгу. Легенды объясняли внешний вид наследников рода для окружающих, благодаря чему те могли жить в драконьем обществе, но легенды не объясняли наследуемую э"яльи, о которой семья не распространялась. Благо э"яльи - тема сама по себе очень интимная для каждого дракона и его семьи. Магистресса предложила поселить их вместе, чтобы они учились друг у друга будучи обе ещё не обретшими ни вида ни крыльев дракона. Она посчитала их похожими. Но её девочка никогда бы добровольно не ввязалась в такую странную авантюру!
  С магистрами дела иметь рискованно. Теперь никто не знает, когда её дочь и друзья её дочери выйдут из этого состояния.
  - Я понимаю ваши чувства, - магистресса оказалась рядом очень вовремя. - Но думаю, что все происходящее пойдет детям на пользу. А ещё думаю, что ваша дочь уже не бескрылая сюри.
   - Откуда такая уверенность? - вздохнула женщина, принимая из рук сури Маргель чашку.
  - Такие ритуалы не проходят бесследно, - со знанием дела пояснила магистресса. - Они пробуждают внутри каждого доселе спящие таланты, силы и чары.
  
  Тайный штурм старого форпоста начался. Первая шестерка, по трое, пригнувшись и под действием маскирующих чар, двигалась по склону по обеим сторонам вдоль единственной дороги к воротам. Само строение очень удачно расположилось на отвесном берегу реки, так, что оказалось полностью на приличной возвышенности. Вообще, перевоплотись охотник в первую ипостась, этот форпост был бы мелким недоразумением для Эльвидана, но сегодня у него была другая задача, а значит и другие способы. Пока на стенах не наблюдалось взволнованного шевеления, обыкновенное такое. На массовку похоже. Дойдя до стен незамеченными, переглянувшись, драконы начали действовать по задуманной схеме.
  Вырастив когти, мужчины бесшумно полезли по стенам, но не наверх, а в разные стороны. Эльвидан полез к тому месту, где полукруглая фланговая стена стыковалась с самим зданием форпоста, то есть, туда, откуда через дверь спокойно можно было попасть внутрь минуя ворота и двери внутреннего двора. Он любил охотиться аккуратно.
  Осторожно выглянув на стену, мужчина, нахмурившись, хмыкнул. Где-то он уже такое видел. Он перелез через борт стены и отошел в тень, подумав, охотник медленно начал активировать чары развеивания. Они помогали если не развеять иллюзии, то хотя бы определить их. У сильно питаемых иллюзий их внешний вид шел волнами или искажался другими способами, у слабо питаемых или средне, обычно развеивалась связь с носителем.
   - Приготовиться, - шепнул мужчина. Развеивающиеся мороки привлекут внимание самых настоящих драконов, а значит, может завязаться небольшая потасовка. За это время двое уже знающих о своей миссии, парня, должны найти механизм, открывающий ворота и впустить остальных.
  Так и вышло. Больше половины бездумно блуждающих по стене воинов начали рябить, а потом терять связь со своим создателем. Живые драконы всполошились, послышались крики, кого-то отправили выяснить, что происходит. Значит, создателя фальшивок здесь все знают. Тех стражничков, что побежали прямиком к Дану, он сбил со стены не желая тратить время на неприятную процедуру убийства - выживут и не сломают шею, пойдут под суд. Не выживут - это был их выбор связаться с фанатиками и вступить в их ряды. Примечательно было то, что они не пытались использовать чары или свой врожденный дар. Дать отпор пытались совершенно отупело и по-человечески. Из этого следует ещё один вывод - их тоже продолжают поедать, высасывая силы и вдобавок, пудрят мозги, что это им есть во благо.
  Несколько особей, члены личного Отряда Императора без особых усилий связали. С пленниками во внутреннем дворе осталась тройка бойцов из остальной части подоспевшего отряда, семнадцать отправились дальше. Они рассредоточились, не имея плана помещений из-за спешности при поведении операции, но крик с нижних этажей услышали все. Чары помогли и тут, направив их, бойцы двинулись к источнику звука.
  
  Инна, поняла, что возвращается в сознание, когда начала просыпаться боль и ушла легкость, её друзья стали мерцать, как и яблоневый сад. Мартис, поняв, что они сейчас очнуться, встрепенулся.
  - Инесс, ты держись! К тебе уже спешит помощь, мы знаем! Мы же нашли, где ты. Держись...
  Спокойный мир яблоневого весеннего сада вернулся к первоначальной одинокой тьме. Её тянуло назад, туда, где болело тело, было трудно дышать, замерзли руки и ноги. И, в конце концов, воронка реальности вернула все на свои места.
  Судорожно вздохнув, она открыла глаза. Первым, что она услышала, стал ещё один новый голос. Но если подумать, то он был ей совсем не нов.
  - ...Но пока она ни чем не представила угрозы для общества, так?
  
  - Альдона? Что ты тут творишь?! - ошарашенный видом ритуальных камней, драконов, недвижимо стоящих вокруг, лежащей на одном из камней, видимо жертвы, Мастер приготовил парочку чар.
  - Я же просила тебя, Громо, просто подожди меня в комнатах! - кузина зашипела, выпуская когти и чешую.
   - Есть ли у происходящего рациональное объяснение, могущее оправдать ваши беззаконные действия? - сур Громовник тоже выпустил чешую, он начал двигаться в сторону, стараясь не подпустить к себе сестру.
  - Обо всем происходящем здесь, Императору известно, - зычно бросила она.
  - Пожалуйста, будьте точнее, - вмешался облаченный в балахоны явно безумный дракон. - О данном случае мы не сообщали Императору.
   - Так значит, происходящее не законно?
  - О, ну как вам сказать, - все тот же "балахонистый" почесал подбородок. - Эта девушка может представлять опасность для всей Империи, если ею воспользуются в своих целях жаждущие переворота личности.
   Держа сестру в поле зрения, Громовник подошел ближе и узнал в белой как мел девушке ту самую, внучку так не полюбившейся ему, но влиятельной магистрессы.
  - Но пока она ни чем не представила угрозы для общества, так?
  Кузина, рыкнув, бросилась на брата, на ходу сплетая чару оглушения, но она никогда не была искусной в деле чар, ей хватало возможности перевоплощения в первую свою ипостась и мелких чертовских фокусов. Все остальное за неё делали другие. А вот её брат не просто так возглавил Чертоги.
  - Не подходите к ней. Стойте в стороне и не пострадаете, - твердо заявил он, ногой стирая линии схемы активации ритуала.
  - Неймется тебе, гордец несчастный?! - его сестра зашипела, попробовав подойти ближе, но под резкой тяжелой волной силы отступила. - Я столько денег сюда вложила! - зарычала она, склоняясь. - Да благодаря моим стараниям половина твоих врагов стали никем! Ты должен меня благодарить! - закричала она.
   - Своим поведением ты очернила наш род, - холодно бросил мастер, накрывая своим ярким синим камзолом мертвенно белое тело. - И мне теперь будет стоить больших усилий, сохранить своё место, а также репутацию семьи! А со всеми своими врагами, я могу справиться самостоятельно. Я был на это отлично выучен, - сур Громовик заставил её опустить глаза в пол, снова придавив своими силами. - А ваше поведение, сури Альдона, будет рассматриваться кроме Высшего Суда, на Суде Рода.
   - Ах, Двукрылый! Да скрутите же его! - Альдона отдала приказ стоящим в круге, расписанным татуировками драконам, но те почти мгновенно упали, словно куклы, на пол.
  - Они истощены, - спокойно пояснил мастер. - А теперь, я заберу девушку и уйду.
  Но уйти Мастер не успел.
  Рядом с тем проходом, что открылся для него, с жутким грохотом, за считанные секунды был проломлен второй проход. В зал, с фразой:
  - Всем лежать, мордой в пол, работает ОИ!- ворвался рыжеволосый, безумно оскалившийся мужик. За ним влетели и рассредоточились по залу вокруг алтаря личные вояки Императора, взяв "на мушку" всех присутствующих.
  - Всегда мечтал так сказать! - с улыбкой заключил охотник, не сильно удивившись, что почти все из присутствующих уже были в пол мордой, пускай и не по его команде. Уверенными движениями мужчина проверил у девочки пульс. Она уже открыла глаза, но смотрела в никуда.
  Рассмотрев ближе, Мастер, наконец, вспомнил, где же видел этого рыжеволосого дракона.
  - Вы ведь Магистр Эльвидан? - поинтересовался он.
  - Ага. Я вас тоже узнал, Мастер. Сможете объяснить, как здесь оказались?
  - Вполне, - спокойно кивнул Мастер.
  - Это хорошо. Так ребят, уносим девочку, и уводим всех задержанных. Портал будет через час во дворе и... - он не успел договорить, сработали инстинкты.
  Летящая к нему на спину непонятная фигура оказалась валяющейся со свернутой шеей у его ног и обретала цвета и очертания.
  - Это Тени!- гаркнул Эльвидан, в его руках уже лежали кинжалы. - К оружию!
  Мастер тоже вооружился, он потратил за сегодня много сил, но пока ещё мог сражаться, используя и чары и свой талант. Со стен на воинов начали спрыгивать неясные фигуры. Охотник, заметив, как раненым падает один из бойцов, отправил кинжал в голову почти удачливой "тени". Он сгустил силы, чары воплотились вокруг него в огненные вихри, дублирующие его кинжалы. Мастер пригнулся, чтобы не отхватить по шее со смертельным исходом. Попробовал резко подавлять появляющихся из неоткуда убийц, но они только слегка замедлялись в полете. Сориентировавшись, он стащил с камня девушку и сам решил не мешаться под ногами.
  Укрыв её с головой своим камзолом, мужчина нашел глазами сестру, лежащую на полу без чувств, психа в балахоне, прижавшегося к стенке и зажмурившего глаза, вероятно, молиться Древним, чтобы его не прикончили в этой перепалке. Возникшей перед ним тени Мастер не задумываясь проткнул грудину своим походным ножом, который сжимал в руке с начала атаки. Ему не приходилось убивать людей, поэтому чувства он сейчас испытывал противоречивые. На ноги суру Громовику упало тело точно не драконье. Драконы всегда различат сородича в толпе. Откуда же взялись эти люди?
  Битва закончилась как-то неожиданно. Последняя "тень" без стона приняла свою смерть, и стоять остался только Императорский отряд. Обошлись без потерь, но с ранениями. Дальше старались действовать быстро, опасаясь второй волны. Альдону без сознания, связали и водрузили на плечо одному из не пострадавших членов отряда, Мастер подхватил девочку, а Эльвидан подтолкнул к выходу сумасшедшего, проводившего обряд, старика.
   - Те, кто остался цел - собраться в отряд из десяти человек, плюс ты, Ветеран, - охотник вытер по очереди кинжалы о штанины и убрал в ножны. - Вы останьтесь здесь и будите ждать поддержку. Нужно проверить и окончательно зачистить это место. Со мной идет четыре бойца, возьмите труп одного "теневого". Оставшиеся, занять пост у ворот и во дворе. Мастер, вы со мной.
  Больше не теряя времени на слова, малая группа направилась к внутреннему двору, где Эльвидан сломал амулет и открыл моментальный портал. Операция прошла успешно, но породила новые вопросы.
  
  Глава 15. Тени прошлых лет.
  
  Когда её перенесли в дом на Пустоши, она не смогла поговорить ни с бабушкой, ни с друзьями. Как только её положили на кровать, она уснула. И спала больше двух суток, магистресса, как выяснилось позже, просто не давала потревожить её сон. Сури Осьмуш не отлучалась по своим или имперским делам, вместе с целителями женщина наблюдала за состоянием подопечной, надеясь, что слова врачевателей о том, что основные каналы сил целы и такое состояние только следствие сильного истощения, действительно правда.
  Инесса проснулась на закате, руки и ноги покалывало и ломило, как если бы она долго лежала без движения, поэтому действовала Инна аккуратно. Светляки горели только у двери, но позволили рассмотреть на прикроватной тумбочке графин с водой. Чтобы дотянуться до него потребовалось время, но у девушки получилось и, сделав пару глотков, она смогла почувствовать себя человеком. Света, оставленного у двери, ей показалось мало, старательно сложив пальцы для нужной ольйи, она вывела её в воздухе, но ничего не произошло. Возможно, - подумала девушка, - сейчас просто ещё не восстановились её силы и нужно подождать какое-то время.
   Пол под ногами был совсем не холодный и она оставила тапочки без внимания, шлепая босыми ногами по камню и ковру, открыла дверь и выглянула на тихий лестничный пролет. Или никого нет, или одно из трех. Мягко ступая по ступенькам вниз, девушка прислушивалась. Нет, в доме все-таки кто-то был - из гостиной доносились приглушенные голоса. Там, где раньше жители и гости дома сразу через арку попадали в общую комнату, теперь висела плотно задернутая портьера.
   -...может, что-то ещё поможет.
  - Я не теряю надежд, - это бабушка, вот только, каких надежд она не теряет? Инна жива... возможно, когда её нашли, она была не в очень хорошем состоянии? - Я так надеялась, что больше такого не произойдет! Перекрыла границы, запретила чаровское сотрудничество с иными странами. И все равно! Не там я видела врага...
  - Мне нет смысла убеждать тебя оставаться спокойной, - это был мужчина, она его уже слышала раньше, только не вспомнила бы, где. - Я помню то ужасное происшествие с Лари. Но я советую тебе не опускать руки и не терять веры во внучку.
  - А что может она сделать? Жертва бесчеловечных обстоятельств, страха и гордыни окруживших её драконов. Я уже сомневаюсь, стоит ли ей оставаться здесь дальше.
  Нахмурившись, Инесса отодвинула занавесь в сторону и спокойно вошла в полутемную гостиную.
  - Я сама это решу, - тихо сказала она, от чего бабушка, сидящая к ней спиной, вздрогнула и обернулась.
  - Ох... Да, конечно. Как тебе будет угодно, милая, - женщина явно была рада просто тому, что девочка проснулась. Рядом с ней сидел рыжеволосый высокий мужчина. Точно, Инна видела его тогда, ещё в Усадьбе Осьмуш, это тоже магистр.
  - Здравствуй, Инесса, рад познакомиться с тобой. Я магистр Эльвидан или сур Эльвидан, как тебе удобно.
  - Здравствуйте, - кивнула девушка и села на диван рядом.
  
  Инесса смутно помнила следующую неделю. Кто-то приходил, кто-то уходил, её осматривали, о чем-то спрашивали, но отвечала она неохотно. Все чаще мыслями, да и сознанием она возвращалась в тот яблоневый, полный спокойствия, сад. Внутри неё ничего не "сломалось", как могло бы произойти. Но сил не было совершенно. Она часто думала о том, что делать дальше. Бабушка проходила, пыталась заговорить, но разговор не складывался и она уходила. После бабушкиных слов тем памятным первым вечером, Инесса решила пока не приближать её к себе. Друзья тоже не могли подступиться, но они быстро поняли, что ей нужно время.
  Силы не возвращались, ни крупицы, ни искорки, видение э"яльи тоже исчезло, будто его не было. Ощущения были такие, словно все в грудной клетке одна сплошная ноющая где-то внутри и сковывающая рана, она мешала дышать полной грудью и говорить с кем-либо. Инна понимала, не их вина - ни друзей, ни бабушки и не врачей, что они не могут понять её полностью, но переживалось происходящее тяжело.
  А начиналось все так интересно, хоть и очень страшно и совсем не понятно. Но хоть и медленно, девушка начинала чувствовать силы, вливаться в жизнь драконов, обрела друзей, терять все это ей уже не хотелось. Но в мире драконов дракону без крыльев не быть. По крайней мере сейчас...
  Тихо хлопнула дверь, по шагам девушка уже могла определить, кто пришел, а так как бабушка появлялась намного чаще других, Инесса сразу её узнала.
  - Я... привет, милая, - приглушенно и ласковее, чем обычно, начала женщина. Она в последнее время заимела привычку обращаться с внучкой, как с тяжело болящей. Но пока Инна терпела, потому что все же нельзя грубить старшим, когда они переживают. Лустин вроде преподал ей этот урок - придавать значение не только своим чувствам и желаниям.
  - Привет, - откликнулась девушка, обернувшись полу-боком. До этого она в окно следила за тренировкой вояра и Джии. К ним недавно присоединилась Рина, и от этого наблюдать стало ещё интереснее. Бабушка подошла и облокотилась о спинку кровати рядом с Инной, там был зазор между подоконником и ложем.
  - Не хочешь присоединиться к ним?
  - Пока нет, - Инна улыбнулась, продолжая наблюдать за спаррингом.
  - Инесс, я поговорила с лекарями... - глубокий вдох. - Как ты смотришь на то, чтобы съездить домой, развеяться, навестить родителей? Ты ведь не видела их почти пол года.
  - Снова хочешь, чтобы я уехала? - девушка нахмурилась, отвлекаясь от своего занятия.
  - Нет-нет! - сури замотала головой. - Ты всегда сможешь вернуться, только попроси. Просто, это... возможно, это как-нибудь тебе поможет. Переход опять же, родители, новые эмоции.
  - Ладно, - Инна вдруг согласилась.
  Она отошла от окна и взяла со стола из миски диковинный фрукт, навечно окрещенный ею в яблоко, ибо здешнего названия она не запомнила. По вкусу слива с яблочными нотками, только две большие косточки в центре.
  - Я думала о маме и папе, недавно написала им письмо, на их гневное и полное возмущения послание. Я соскучилась, - она села на кровать, поболтала ногой. Настроение было странное, апатичное и одновременно уверенное, только не понятно, в чем девушка была так убеждена, что эта уверенность появилась. - Но сначала, - она откусила ещё, покрутила фрукт перед глазами. - Можно мне сходить на прием?
  - Ты о Приёме в Чертогах?
  - Да. Пусть там будит Лустин.
  - О, дорогая, - взволнованная, женщина аккуратно присела рядом. - Я не могу заставить его прийти, он переведен на домашнее обучение... после случившегося.
  - Ты можешь поговорить с его отцом. А его отец отлично бы понял, зачем мне нужна эта встреча.
  - А ты... - бабушка запнулась и все-таки посмотрела на подопечную. - А ты к этому готова?
  - Я... думаю что да. Я много об этом думала. Мне нужен этот последний разговор.
  - Последний?
  - Разумеется. В моей жизни появятся другие люди и драконы, - она сделала это заявление таким невозмутимым тоном, что сури Марегель насторожилась.
  - Хм-м.. я бы предложила тебе не загадывать, что будет дальше и не сбрасывать его со счетов. Но я попробую помочь тебе в твоей просьбе.
  - Я просто ограничу наше общение до минимума, оговоренного приличиями, - девушка пожала плечами и легла на кровать, свесив ноги, едва достающие до пола.
  Бабушка вздохнула. Она заметила, что вместо испуганной молчаливой, но сообразительной маленькой Инессы, появилась другая. И её придется узнавать заново. Маргель так не волновалась даже тогда, когда рос её сын, хотя, чего греха таить, в то время она почти не занималась ребенком. За что до сих пор себя корит.
  
  В вечер перед приёмом за Инной пришли друзья. Они не приняли возражений, девочки помогли переодеться, в то самое платье, что подарила бабушка. Теперь серое, но все с тем же безупречным кроем, Инна настояла именно на нём и подруги не решили спорить. Парни оценили, покивали, одетые в парадные платья: широкие штаны и перламутровые накидки на темные рубаки со свободным рукавом и пригласили девушек быть парами на вечер. Мартис протянул руку Ценимире, Рина приняла ладонь Зара. До этого, мало общающийся с ребятами Гриш, влился в компанию и теперь тоже был гостем в доме на Вороновой Пустоши, мягко улыбнувшись, он несмело пригласил Инну. Так три пары покинули дом и отправились в Чертоги в большом экипаже запряженном лозгрими. На вопросы ребят девушка отвечала односложно, смотрела через призму странного для неё спокойствия, которое сама себе пока не могла объяснить. Но друзья и не давили, Гриш галантно ухаживал - помог подняться в экипаж и поправил юбки, без каких-либо намеков, аккуратно сел рядом. Девочки, как и парни негромко переговаривались о своём, не трогая подругу. Но они были рядом, и позже она им скажет большое спасибо за это.
  Чертоги сияли разноцветными искрами, над дорожками плавно пролетали большие и среднего размера иллюзии великолепных большекрылых драконов, они менялись на человеческие фигуры. Вчерашние шалопаи щеголяли в красочных, богатых и элегантных костюмах, приглашали девушек, некоторые из которых скрывали лица чешуйчатыми масками, все разодетые в яркие платья или костюмы. По аллеям лилась негромкая музыка, сегодня маленькие драконы перевоплощаются во взрослых, а достаточно взрослые - старшекурсники, посмеиваются, но участвуют в общем торжестве, находя себе свой круг общения. Обособленной шестеркой ребята покинули экипаж, юноши заняли лавочку для дам, до торжественной части Приёма, сами они остались стоять, перешучиваясь, но, не привлекая к себе внимание. Пару раз за их спинами виднелись и Алибина и Бриг, но никого из них друзья не удостоили вниманием.
  Инна отметила, что ребята выглядят уставшими не меньше, чем она. И каждый из них ведь, наверное, переживает по-разному то, что произошло тогда, всего неделю назад. Мартис слишком задумчив, Цени иногда озирается, Зар ведет себя внимательней, чем обычно, Рина общительнее и только Гриш, такой же, с каким Инна познакомилась в начале года. Когда грянул колокол, юноши подали девушкам руки и вместе они прошли в главный Торжественный круглый зал.
  Если бы Инесса могла, то чувствовала бы сейчас необычайное многообразие чар, пронизывающее каждый сантиметр пространства. По залу сами перемещались гнутые подносы со сладостями, половина из этих сладостей под смешки вылетала из рук обладателей в виде саламандр, дракончиков, лозгрий и других зверьков. Падкие на "спецэффекты" драконы веселились и то и дело из разных углов летели искры, распускались воздушные цветы меняющие цвет, кто-то пустил под потолок розово-персиковые закатные облака и их не стали развеивать. В этом зале девушка была второй раз, в первое посещение она сидела вместе с друзьями на одном из, рядами уходящих вверх, балконов, тогда им объявили о Приёме. А сейчас внизу, под высоким украшенным розетками потолком, наблюдает эти балконы из центра зала. Но все внутри как-то пусто и не нужно.
  Она не может повторить чаровских шуток, половины из этих шуток она не ощущает... Не дракону они не доступны. Инесса представить себе не могла, что пребывание здесь будет одновременно скучным и таким мучительным для неё.
  Ребята разошлись кто куда, Инна успокоила Гриша, что одиночество её не пугает, и отпустила хоть кого-то, кто заинтересован происходящим, развлекаться и общатсья. Когда к ней подошел дракон в темно-синем плаще с голубой оторочкой, она удивилась только тому, что капюшон полностью скрывал его лицо.
  - Здравствуй...
  Девушка на миг замерла. Она ожидала его здесь встретить, сама ведь просила бабушку, чтобы он здесь был. Но одно дело представлять себе, как это будет и совсем другое, когда происходит задуманное.
  - Привет. Пойдем в холлы, здесь слишком шумно.
  - Скоро выйдет Император, - тихо заметил Лустин.
  - Мне это не интересно, - безразлично пожала плечами девушка и направилась к выходу.
  Холлы опоясывали Главный Зал и делились на четыре части, Инесса медленно зашагала в сторону следующего, обозначенного аркой с яркими золотыми портьерами. Парень шел рядом, но молчал. Только когда они вошли в третий холл, где было меньше всего драконов, Инна устроилась на диване в глубокой нише и с вопросом уставилась на юношу. Лустин сел на другом конце и сцепил руки в замок. - Я... Всеми Крылатыми умоляю тебя простить меня, - начел он негромко, но запнулся из-за вопроса девушки.
  - Почему капюшон? И рукава длинные. Почему?
  - Это... наказание за мою гордыню и эгоизм.
  Парень огляделся и отбросил капюшон за спину. Инесса даже в тусклом свете увидела его лицо, испещрённое мелкими или длинными шрамами, кисти рук тоже были в тонких рубцах.
  - Тот дракон... Мыслитель, как он себя называл. Он бросил меня в портал, растянутый во времени на три дня. Три дня я был в ледяном меж пространстве, где осколки льда или ледяного стекла, целенаправленно резали мою кожу на лоскуты. И теперь я такой.
  - Шрамы можно убрать, - выдохнула девушка.
  - Нет. Это моё наказание и напоминание.
  - Ладно, - согласилась она. В принципе, ей больше не о чем было с ним говорить. Та тирада, которую она подготовила, казалась уже не нужной. Да и само общение с Лутсином - скучным, и не обоснованным.
  - Как ты себя чувствуешь? - несмело спросил он, после слишком длинной паузы.
  - Я? Здорова... Помнишь это платье? - он посмотрел на платье непонимающе... а потом в удивлении распахнул глаза. Инесса кивнула и встала. - Все наше общение с тобой заканчивается здесь, в эту минуту. Навсегда.
  Она отвернулась и направилась назад, но только чтобы сказать друзьям, что хочет вернуться домой. Посещение Приёма оказалось не лучшей идеей.
  
  Женщина рвала и метала. Давно стены её усадьбы не слышали такого вопля, не видели такой ненависти в глазах и не испытывали на себе все разрушительные чары, которые их хозяйка могла на ходу вспомнить. Она ненавидела, жарко, нестерпимо и сильно! Этот властолюбец зашел с самого начала своего правления намного дальше! С самого начала он был таким: трясущейся крысой не достойной ИМЕНИ ДРАКОНА!
  Стены её кабинета обуглились и сыпались от ветра, врывающегося в распахнутые окна. Очень быстро темнеющее небо тяжелело тучами и раскатывалось громом. Слуги на время ретировались кто куда, здесь она осталась наедине со своим горем. По его вине, разрушилась её семья! По его вине, её внучка лишилась ипостаси! И по его вине ипостаси лишился её сын...
  Если бы кто-то сейчас был с ней рядом, то заметил бы, как гнев, вылившись огненными змеями, сменился утробным глухим рыком, переходящим в звериный вой. Как раскрошив в щепу стол, она подняла глаза от обломков и заявила о том, что объявляет войну Врагу её рода. Дракону, которого когда-то согласилась любить.
  Быстро узнавшая от приятельниц о происходящем, Нейа сразу явилась в усадьбу, чтобы застать свою госпожу, растрепанную и измазанную сажей, сидящую в слезах у обугленной стены.
  - Ну-ну, сури Маргель. Вставайте, сури! Вы сильная, вы очень властная сури, а сейчас в таком виде. Вам нужно привести себя в порядок, - она, спешно подойдя к драокнице, сбила искры, медленно поедающие платье магистрессы.
  - Я оборву ему крылья, - истратив все эмоции, сказала женщина, опираясь на служанку.
  - Я не сомневаюсь, сури, - Нейа кивнула, отодвигая ногой прогоревшую балку. - Только сначала, нужно умыться. А потом придумать, как рвать крылья врагу.
  Перед выходом, магистресса обернулась, взглядом подняла с пола какую-то кипу бумаг, сбила тлеющие края и призвав саламандру отправила туда, куда было ведомо только ей.
  - Я сожгу его крылья на главной площади и заставлю его сожрать пепел.
  - Так и будет, сури. Хотя вы знаете, что это не ваш стиль,- усмехнулась Нейа.
  Смелая или глупая служанка придерживала ослабевшую от переживаний хозяйку. Про себя Маргель отметила, что хотя бы слуг умеет выбирать.
  
  По Нисфет и всем ближайшим городам быстро распространилась волна слухов, подозрений и духа осторожности. Из коротких рассказов бабушки, Инна узнала, что подземный Нисфет теперь почти пуст, она лично занялась этим вопросом. А Мартис, Гриш и Зар от чего-то за последнюю неделю перед месяцем Отдыха сильно погрустнели и ходили весьма задумчивые.
  Она собирала свои вещи, когда к ней постучались и, не дождавшись разрешения, вошли парни.
   - Эй! А если бы я была не одета? - возмутилась Инна, но ребята, отмахнувшись, устроились на ковре и кровати.
  - Чего разлеглись?
  - Мы пришли вытягивать тебе из серых будней! - Зар поставил подругу перед фактом и, так как ближе всех сел к ней, потянул за подол платья и пополз в сторону выхода.
  - А если мне и тут не плохо?
  - Плохо. Ты забыла, у нас эта... Связь! - он неоднозначно помахал рукой, где должен был бы быть шрам и продолжил свой странный путь. Ребята посмеивались над попытками подруги отбиться и вскоре присоединились к её вытеснению из комнаты на лестницу, спустить по ступенькам Инессу аккуратно не получалось и в итоге, они втроем подхватили её под руки и под ноги и спустились вниз, при этом Март чуть не лишился зубов.
  - Куда вы меня тащите, ироды? - возмутилась девушка, все-таки вырвавшись из цепких лап друзей. Но подняться назад она не смогла, дорогу ей надежно перекрыли.
  - Туда, где, - замялся Мартис, - ну знаешь, - Парень подошел поближе и загадочно прищурился, пытаясь что-то изобразить руками. - Там бывают такие существа, птицы! А ещё по небу плавают облака, с ног сшибает ветер! Я понимаю, - драматично закатил он глаза, - ты ещё ничего этого не видела, но все впереди! Это место, - он подошел к окну, задернутому шторой, и резким движением позволил зимнему солнцу вылиться на ковры. - Улица!
  - Март! - фыркнула Инна, топнув ногой.
  - Инесс, - Зар перехватил внимание подруги. - Мы все ещё твои друзья. И хочу тебе напомнить, что эра, когда драконы прятались в пещерах, давно миновала.
  - Мы сейчас собираемся на ярмарку в Нисфет. Пойдешь с нами? - это осторожно вступил в разговор Гриш. Подумав пару мгновений, Инна вздохнула и кивнула. Вместе они обулись, Март накинул мантию, помог надеть подруге пальто и ребята вместе вышли вон, чтобы крепко держась за руки, шагнуть в портал.
  
  - А что за ярмарка-то?
  Она шла, едва поспевая, между Заром и Гришем. Парни явно знали, зачем и куда им нужно.
   - Ежегодная, перед длинными днями Отдыха. Здесь тебе могут всучить как откровенный мусор и попросить за него кучу денег, так и нечто стоящее. Сейчас, конечно, не так как раньше. - Зар снизил голос, оглядываясь по сторонам. - Многие каналы перерубили и вещи из Старого на вес золота и драгоценных камней.
  - Из Сатрого?
  - Не тупи, Инесса.
  - Я не туплю!
  - Пришли.
  Мартис резко остановился, и девушка едва не врезалась в него.
  - Куда?
  Она выглянула из-за его спины и уперлась взглядом в длинную очередь перед парящем в воздухе шатром. Шатер сплошь из прозрачных и плотных ярких тканей, в несколько слоёв. К нему поднималась лестница из ковра с шелковыми ленточными перилами.
  - И зачем нам сюда?
  - Мы войдем, и ты поймешь! Такого ты не видела точно.
  - Всего пару дней в году принимает великая Пророчица Нескера, - торжественно посветил Инну Зар. - Мы хотели тебя с ней познакомить.
  - Я очередь стоять не буду, - нахмурилась девушка и развернулась, думая погулять по ярмарке без посещения всяких пророчиц, но ребята её остановили и развернули назад.
  - А она наша хорошая знакомая, - настоял Март.
  Парни потянули Инну мимо очереди к отдельной маленькой лесенке у которой стоял очень внушительных размеров дракон в полуоборотном состоянии.
  - Вы что, по шее давно не получали? - испуганно пискнула девушка, но друзья только фыркнули. А дракон без вопросов отошел с их пути, пропуская к лесенке. Тем, кто поплелся следом за компашкой, он пригрозил кулаком и парой искрящих чар, снова занимая свой пост.
  Ткани мягко обволокли и затянули Инну и ребят, её подталкивающих, внутрь на удивление светлого шатра. Сквозь полупрозрачные стенки пробивались зимние солнечные лучи, было тепло, а от курящихся ароматных палочек веяло прохладой, вместо удушающих запахов. Инесса нахмурилась, во-первых, шатер был пуст, а во-вторых, за столом, в самом центре него сидела Алибинка.
  - А гадалка где? - скептически фыркнула Инесс. Зар шикнул на неё и поправил, что Нескра прорицательница, а не гадалка. Изумленная Алибинка только кивнула, вот кого она не ожидала вдруг встретить в Нисфет, так это опротивевшую ей за первую половину учебного года, тройку.
  - Чего тут забыли? - она быстро пришла в себя и, скрестив руки на груди, недобро уставилась на нежданных посетителей.
  - Я заплатила и пришла раньше, ждите своей очереди. Кто вообще вас пустил?
  - Хорошо, что хоть в этот раз ты не путаешь гостей со слугами и хозяевами, - огрызнулась Инна, на лице неприятельницы появилась усмешка.
  - Все уже знают, что ты теперь "хозяйкой", - она подчеркнула это слово, - стать точно не сможешь, не то, что слугой.
  - Поговори у нас тут! - Мартис сделал пару шагов к столу и отпрянувшей девушке, но его остановил мелодичный голос.
  - Мой друг, здесь не место для таких форм общения. Это оазис спокойствия и единения с Тэвираном, оставь свои намерения, - многочисленные стенки шатра заколебались, и из порывов ветра проявилась подходящей к столу молодая черноволосая женщина, сама её одежда словно была ветром, подол платья трепыхался, и иногда, развеиваясь, появлялся снова.
   - Здравствуй, Нескра, - впервые за долгое время заговорил Гриш, он подошел к хозяйке и обнял, по-дружески едва касаясь щеки поцелуем.
  - Здравствуй, Железный, давно о тебе не слышала...
  - А мы по делу, уделишь время?
  - Да. Только закончу с барышней, она же уже и заплатила и зашла, - необыкновенная женщина говорила спокойно, её глубокий голос проникал в сознание, затормаживал, вызывая полудрему.
   - Побудьте там, - указала она пальцем за штору в стороне от себя, уже не отводя взгляда от сидящей перед ней, словно ничего не слышащей девушки. Встрепенувшись, Гриш заставил очнуться остальных и сделал, как велела прорицательница. За тонкой тканевой перегородкой, подлетающей на вечном легком сквозняке, тем не менее, ребята не слышали ни звука, то, что происходило у Альбины с прорицательницей наедине, было для них загадкой. И они бы не решились нарушить просьбу "хозяйки", голос внутри подсказывал - лучше быть её друзьями и хорошими знакомыми, чем наоборот.
  
  Алибина пошла сюда только из-за разгоревшегося спора между ней и её подругами. Вот только, подруги ли они ей теперь?
  На ярмарке девочки повстречались у Старой Книжной лавки, её так все и называли, настолько долго она не покидала своего места на главной площади. Прогуливаясь меж ярких рядов, сулящих развлечений или наживы, кричащих о дорогих нарядах, амулетах, оружии, травах, ингредиентах и многом другом, они прошли сквозь площадь, и вышли к скверу, который как раз и облюбовала прорицательница для своего временного обиталища. В народе о ней ходили разные слухи, никто точно не мог сказать, дракон она или нет, но в её необыкновенном даре сомневающихся вряд ли нашлось бы на весь Аркаум. Живи ты среди драконов и поставь чей-то дар под сомнение, должен прекрасно понимать, какие могут быть последствия, и какую ответственность несешь за свои слова. Прорицательницу Нескру побаивались. Особенно юные девицы. Было в ней что-то такое, что пугало даже дракона, хотя и дракону грозило жить чуть ли не вечно, чем дольше девушки находились с ней рядом, тем больше им казалось, что она и есть сама Вечность. И юным девушкам она уделяла больше внимания, чем кому-то другому. Редко кто из её посетительниц рассказывали что-то в подробностях, но задумчивые, а часто и бледные, выходили все.
  Сначала посмеиваясь, девчонки заспорили, кто бы из них осмелился пойти в шатер, зная, что пророчица редко рассказывает о чем-то хорошем.
  - Пусть Бини идет, она у нас за главную! - заявила отнекивающаяся до это низенькая длинноволосая драконица Виолетта. Алибина удивленно вскинула брови, что не укрылось от "подруг".
  - Что, боишься? - поддела вторая, высокая и худая Симона.
  - Я не боюсь. Мне не хочется тратить на это деньги.
  - Да ладно, у вас в семье денег саламандры не жгут, - с издевкой фыркнула Летта, кривя хорошенький ротик.
  - Тебе-то какое дело?
  - А такое, что среди нас трусиха.
  - Тебе надо, ты и иди, - Алибина начала злиться, чего они к ней с этой пророчицей пристали?
  - Значит можно тебя на Чертоги, как трусиху ославить? - ехидно спросила Симона, по-деловому откусив голову у карамельной змейки.
  - А вас значит, я ославить как трусих не смогу? - зашипела в ответ девушка.
  - А мы на главенство не претендовали. Что, снова папочкой прикрываться будешь? - засмеялась Летта.
  - Я туда пойду, - Алибина процедила слова сквозь зубы, вырывая из рук Виолетты своей бумажный пакет со сладостями. - Но вы и слова от меня не услышите, понятно?
   Резко развернувшись, зло чеканя шаг, она направилась к дракону, продававшему билеты, отдала половину из оставшихся на карманные расходы денег и, хмурясь, встала в очередь.
  Она стояла в очереди, по крайней мере, час. Обернувшись в последний раз, Алибина заметила, что её "подружки" исчезли, видимо, им надоело ждать. И она бы могла сейчас отказаться, забрать деньги и уйти, но в спину ей недовольно сопела какая-то драконша и радовать её внезапно наступившей "очередью" Алибинке не хотелось, да и по идеи она сама вот-вот должна была войти в шатер.
  Необычный аромат, легкий сквозняк и много света - это все, что отметила для себя девушка, прежде чем села за стол. А потом вместо пророчицы, кем бы она ни была, появились они. Вот откуда они взялись?! Почему из всех мест Нисфет они выбрали сегодня именно шатер пророчицы? Вот только пусть попробуют разнести о ней хоть какие-то слухи по Чертогам!
   Их недолгую перебранку прекратила неожиданно появившаяся из воздуха необыкновенная женщина. Она и оказалась пророчицей. Женщина попросила неожиданных гостей удалиться и подошла к ней, едва касаясь ногами пола.
  - О дитя, сколько неоднозначных чувств дышит в тебе сейчас. Люблю, когда ко мне приходят, не зная, о чем хотят спросить.
  Алибина, даже если бы хотела, не смогла бы ответить что-то своей собеседнице, её голос завораживал и поглощал пространство вокруг, и её хотелось слушать как можно дольше.
   - Скажи потом спасибо своим подругам, хотя их намерения едва ли были чистыми, они стали прекрасным орудием для случая.
  Прорицательница улыбнулась, она уже давно сидела напротив, спокойно сложив руки пред собой и наблюдая своими бездонными серебряными глазами за посетительницей.
  - Тот, кому ты суждена, никуда не уйдет, - начала вещать она после короткой паузы. - Все девушки хотят знать о суженых, верно? Или... а нет. Ты хочешь знать совсем о другом. Ох, сколько мыслей, какая растерянность и не собранность! - Алибине показалось, что женщина легко смеется, только глаза, не мигая глядевшие на неё, не отражали смеха.
  - Ну-ка, сосредоточься, - переменившись, строго сказала она. И разом по её велению вылетели все мысли и о неожиданно появившейся нелюбимой компании, и о подругах, вынудивших её пойти в шатер и о родителях - обо всем, что смогло найти место в её голове, вылетели, словно боялись наказания женщины.
  - Так-то лучше, - кивнула она, теперь улыбнувшись и взглядом.
  Между ними над столом заклубилось и начало сворачиваться в шарик небольшое голубоватое облачко.
  - Будь сильной и верь тому, что есть у тебя в глубине души. Оно есть твоя опора, твоя суть. Ты будешь с тем, с кем хочешь быть, но от тебя зависит, будешь ли ты счастлива. Будь ближе к родным, вы слишком тесно связаны, это касается всех троих. Найди в себе себя, и ты знаешь, о чем я говорю. Помнишь осенний сад и первую луну на небосводе? Тебе нужно пойти по лунной дорожке. Будь спокойнее. Реши уже что-то сама, - Бина была готова поклясться, что все слова до единого накрепко засели у неё в голове, она слушала очень внимательно, хотя пока не понимала к чему прорицательница относит то или иное предложение. Женщина же, закончив говорить, поманила рукой откуда-то из дальнего угла поднос, на подносе стояла чашка. - Выпей, это приятный чудодейственный напиток поможет прояснить тебе ум. Кстати, его можно купить в Травяной у Старой книжной. Все, можешь идти.
  Растерянная, заблудившаяся в себе девица ещё немного посидев, встала и медленно направилась к выходу.
   - Погоди! Видимо, не была у меня ни разу. Возьми вот, чтобы вспомнить, о чем я говорила и обмозговать.
  
  Прорицательница протянула девочке шар, та все ещё с затуманенными глазами, взяла его и заторможено кивнув, покинула шатер. Нескра хмыкнула себе под нос, провела ладонью по щеке и обернулась, позвав ребят к себе. Затем она выглянула через прорезь, предназначенную для клиентов, отметила в очереди четырех драконов и, кивнув, объявила, что ждет их завтра с утра и примет первыми в порядке оставшейся очереди. Поворчав, желающие посетить пророчицу все же разошлись, все знали, что она держит свое слово. Вернувшись, женщина ловкими движениями начаровала стульев и сделала стол больше, а потом села на уже полюбившиесе место.
   - Ну, рассказывайте и знакомьте, - её глубокий голос не изменился, он так же обволакивал, но уже не дурманил друзей. Инесса поняла, что общаясь с драконами, женщина не притворствовала. - Давай представлю, - Гриш подскочил и быстро отрапортовал имена ребят. - А вы необыкновенные детки. А что это за ниточка между вами? - она потянулась было рукой, но отпрянула, слегка нахмурившись. - Опасные и древние чары вы откопали, крошки. Вы и всей силы их ещё не знаете.
  - Будем признательны, если вы нам расскажете по больше. Мы не знали, что так выйдет, - это виновато понурив голову, пробасил Мартис. Гриш, непонимающе, но заинтересованно смотрел за происходящим. У него было дело к ребятам, но он стоически терпел, прекрасно зная натуру своей подруги, которая не сможет перейти к делам, не утолив любопытства.
  - Вы вообще не думали, что получиться, - усмехнулась Нескра, отпивая из появившегося в руке бокала. - Но получилось, и неплохо...
  - Постойте, связь ещё есть? - Инна спросила почти шепотом, но прорицательница её услышала.
  - Конечно, а куда ей деться? Она крепкая, пока вы живы и связь жива.
  - Но разве... разве этой клятвой не драконы связываются?
  - Драконы, - подтвердила она.
  - А как же тогда..? - девушка развела руками и посмотрела на них, как на что-то невиданное.
  - А-а-а... ты та самая сюри, о которой ходит множество слухов не только по Нисфет, уже и до Лехкаду и Сарфит они долетели. Так знай, девочка, - глаза женщины вдруг помутнели, а белки засеребрились подобно зрачкам, а волосы разметало порывами ветра. - Ты вернешься со светлой дорогой и темными крыльями, - тут наважденье мгновенно исчезло, и перед ними сидела вновь спокойная и слегка ехидная черноволосая красавица в платье из ветра. И не было мини урагана в шатре и светящихся серебряных глаз. - Хотите узнать про вашу клятву, я расскажу, что знаю, но позже. А пока, Железный весь извелся, говори, друг мой.
  - Я, - он замялся, - Ра, лучше Гриш... Так вот, я о чем, - он собрался, маленькое, но впечатляющее предсказание подруги, слегка выбило его из колеи. - У нас проблема - каналы перерезали, все три и никак не подлезть. Бабушка нашей подруги, - он показал подбородком на Инну, - крепко вцепилась в гребень василиску.
  - Ну, прости, - насупилась Инесс, но парни только улыбнулись.
  - Да мы выход найдем, но пока надо последние партии растянуть что ли...
  - Вы тут, чем занимаетесь? - Инна посмотрела на друзей, округлив глаза.
  - Ну, мы... - Гриш почесал затылок.
  - Ладно, давай я расскажу, - Март оседлал стул и уставился на подругу. - Слышала про Железные горы?
  - Слышала.
  - Так у нас Гриш, он с Железных.
  - Но это же почти не реально.
  - Но бывает, - пожал плечами сам Гриш.
  - Я узнал об этом, когда мы общаться ближе после отработок начали. Уже рад, что на праздновании твоего дня рождения подрались, - улыбнулся Март, но тут же посерьезнел. - Так вот. Семья у Гриша большая, но с деньгами напряг. Ну и придумал он ещё, когда помладше был непростую и безобидную схему.
  - Когда границы перекрыли, железные, как на окраине живущие, торговать больше с ближайшими странами не могли. Мой клан затянул пояса, а император не спешил помогать. Конечно, мы ж полу-дикие, - последние слова он выплюнул, поморщившись. - Вот сам хоть раз бы к нам в клан слетал.
  - Ладно, друг, сейчас не об этом.
  - Так чем вы занимаетесь-то? - не выдержала Инна, пристукнув по столу.
  - Контрабанду сбывать помогали, - сдался Март.
  - Вы в Нижнем Нисфет были? - Инна прикрыла ладошкой рот.
  Парни быстро замотали головами.
  - Не-не! Мы и отсюда неплохо справлялись. Контрабандисты нам перетаскивали в тайное помещение, а мы вот сбывали потихоньку. А через сури Нескру хорошо пошло.
  - А контрабанда, дайте-ка догадаюсь, - девушка прищурилась, убирая со лба прядь волос, - из Старого, да?
  - А... Ага.
  - И что же, позвольте узнать, ваша контрабанда? - она скрестила руки на груди, нахмурившись.
  - Да порошок гадательный - НесквИк.
  - Что? - Инна не поверила своим ушам, а губы её растянулись в невольной улыбке.
  - Вот, - Гриш поставил перед ней блюдце с горкой коричневого порошка, она понюхала, лизнула. И засмеялась в голос так громко, что чуть не упала со стула.
  - Эй, ты чего?- Зар, до этого притихший, подошел поближе. - Он же так не должен действовать...
  - Порошок...! - от смеха на глаза навернулись слезы. - Гадательный! Я счас умру-у-у... - протянула она, уткнувшись лбом в стол. - Вы его по ветру развеивать не пробовали? И с бубнами вокруг побегать можно! А в зелья добавлять? Эмблему с зайцем на склянку и самое то!
  - Да чего такого-то? - Гриш толкнул её в плечо, требуя ответа, но ответить Инна смогла только через пару минут.
  - Вы знаете, как его используют в Старом?
  - Ну... гадают там... в чашку наливают, потом жижу выливают и на гуще гадают, - пожал плечами Март.
  - О-о-ой, - она снова растянулась в улыбке. - Эх вы, гуру чароства и волшбы! Его просто так пьют! - протянула она, улыбаясь ещё шире. - Я с утра или на ночь любила. А маленькой была, так просто втихаря ложками жевала, сладкий он. Это напиток шоколадный. И никакой он не гадательный. Вы не то таскали. Гадательный, это с кофе. И то, кофе тоже выпивают, прежде чем гадать.
  - Это не важно, - встрепенулся Гриш, - важно то, что теперь нам добывать НесквИк нет возможности.
  - Подсадили народ? - совсем не аристократично хрюкнула девушка.
  - Ну... постоянные клиенты есть, - развела руками Нескра, тоже улыбаясь. - Но видят же они там чего-то и приходят, благодарят. А может... - она тихо засмеялась, - кто и попробовал.
  - А от меня что нужно?
  Она повозила пальцем в несквике, рисуя цветочек.
  - Так.. ты же в Старый скоро отправишься... А у нас запасы того, саламандра наплакала.
  - Да, жалко зверюшку, - вздохнула девушка, разглядывая друзей-прохиндеев.
  - Гриш, чего ты Зара и Марта привлек? Чтобы, если поймают, одному не отрабатывать?
  - Нет! Один не справлялся. Поставки большие были, точки сбыта три, нужно и перефасовать и лично доставить к месту передачи тем, кто светиться в травяных лавках не любил.
  - Сури Нескра, вы, за рекламу тут отвечаете?
  - За что?
  - Аккуратно драконам про чудо порошок рассказываете.
  - Я не говорю, что он чудо, - махнула она рукой, - по факту-то гадать на чем угодно можно. Но когда драконы узнают, что порошок из Старого, ностальгия может или мода сейчас на Старый мир пошла, но покупают. А монета, она всегда нужна, времена наступают неспокойные. Это я вам, как пророчица говорю.
  Нескра говорила степенно и рассудительно, и тот факт, что она помогала сбывать незаконно добытый товар, её, видно, не слишком тревожил.
  - Ладно, я поняла, к чему вы клоните. Подумаю, ещё есть пара дней, - девушка вздохнула и встала. - Раз я здесь, хочу интересный вечер! Погуляете по ярмарке со мной? dd>  - Погуляем, - закивал на радостях Гриш, будто зная, каким будет решение новой подруги. А Инна сама догадывалась, что просто так от него не отделается. Уже на выходе, пропуская парней вперед, Инна повернулась к хозяйке.
  - А вы с посетителями, как и с порошком? - она не могла не задать этот вопрос, хотя и испытывала толику стыда, за недоверие к... партнерше.
  - У меня нет причин врать драконам, - Нескра мотнула черной шевелюрой, и ту вновь растрепал ветер, - Они приходят узнать, и я говорю то, что вижу в их головах, но, не сильно заглядывая вперед. Будущее ведь так изменчиво, стоит только поменять ход мыслей, - кивнув на прощанье, пророчица исчезла, как и появилась - растворившись в воздухе.
  
  Она собрала вроде бы все вещи. Взяла с собой пару книг по ольям и истории Тэвирана. Книги о чарах решила пока оставить у себя в комнате. С посещения пророчица прошло почти пять дней, и каждое утро Инны начиналось с того, что она вспоминала её слова. Может быть, дракон в ней действительно не убит до конца и можно все вернуть? Надо только успокоиться и понять, как.
  Ближе к обеду её позвала вниз старшая родственница. Она деловито осмотрела собранные сумки и чемоданы и щелкнула пальцами, вызывая у внучки де жа вю. А на ковре снова осталась горстка пепла - грязь и пыль, как выразилась когда-то бабуля. Провожать её в Старый мир вызвались все, с кем она успела подружиться. Девчонки повисли на шее, Рина смущенно буркнула, что будет скучать, а Цени, чуть ли не плакала, то и дело напоминая Инессе, что та обещала вернуться к началу второй половины учебного года. Парни, наобнимавшись с подругой, тихонько стояли в стороне, но рожицы имели хитрые, а Гриш даже сильно довольную.
  - Ещё друзья называются! - громко заявила она, улыбаясь. - Радуетесь, что уезжаю?!
  - Вали давай, - хмыкнул Март, ещё раз обнимая Инну на прощание. - И возвращайся поскорее.
  - А то вы меня ждете, - понимающе закивала она, остальные парни едва сдержали смех.
  Магистресса Осьмуш стояла между двух старых, почерневших от времени каменных колон и спокойно ждала, пока внучка распрощается с друзьями. Наконец, та, подхватив свой небольшой рюкзачок, встала рядом с бабушкой и ухватилась за её рукав. Сверкнул портал и на Нисфетской Площади Перехода остались только юные, проводившие друга драконы.
  Началась пора Отдыха, с неба посыпался первый, мелкий снег и через неделю с севера пришли холодные ветра.
  
  Наверное, кабинет магистрессы в её собственной усадьбе ещё никогда не был таким светлым, даже днем. Женщина развесила такое огромное количество светляков, что Нейе казалось, ещё немного, они начнут просвечивать в другие комнаты. Магистресса была очень серьезна. Побыв пару дней с внучкой в Старом мире, она приступила к решительным действием выбрав для себя только самых верных, а потому, не многочисленных союзников. Нейа сидела на диванчике и ждала, здесь же сидел рыжеволосый магистр. Она давно его приметила, он был частым гостем в Усадьбе, но служанке не по статусу лезть с разговорами к магистрам и женщина смиренно молчала. Здесь же была ещё одна, незнакомая женщина, вся в платье из лиловых лоскутов и с высокой, украшенной лиловыми же лентами, прической. Её очень внимательный и даже строгий взгляд несколько контрастировал с внешним видом. Последним оказался главный Мастер Чертогов. Взъевшаяся на него ранее, Маргель пересмотрела свои взгляды и пригласила к себе, хотя знала о нем не слишком много. Или наоборот успела многое узнать.
  - Итак, суры и сури.
  Закончив со светляками, магистресса села на стул в центре кабинета, решив не отгораживаться столом от приглашенных. - Кто какие мысли имеет?
  Подумав, первым заговорил Эльвидан.
  - Я всегда был за власть, порядок и справедливость. Как магистр и судья всех воинов нашей Империи, я считаю происходящее недозволительным, и, как и все здесь присутствующие, хочу блага для нашей Империи, а в частности, для воинов и солдат. Последние сто лет Император оставался глух и к моим прошениям и к чужим. Я пришел, чтобы получить... информацию, которая позволит мне действовать и поэтому я с тобой Мара. А ещё...- он поморщился, - я считаю, что Правящий муж не может быть трусом и отнимать суть у дракона только из-за своих страхов, домыслов и подозрений.
  - Что ж, весьма откровенно.
  - Какой достойный повод вступить в заговор против Двукрылого, - зычный голос Мастера просто не мог остаться незамеченным.
  - Куда уж мне, с вами точно в причинах и целях не сравнюсь, - Эльвидан ответил холодно, скрестив руки на груди. Он был вдвое выше и шире в плечах, но даже незнающий чувствовал, что по силам мужчины равны, невзирая на видимую щуплость Громовника.
  - Оставьте склоки, суры мы не в сговоре против кого-либо. Каковы же ваши мотивы, мастер? - мягко поинтересовалась магистресса.
  - Если опасность грозит ученикам Чертогов, я уполномочен её предотвратить, а здесь именно такой случай. Я присоединяюсь к вашему расследованию, так как злополучный форт-пост находится совсем недалеко от места, где я, как Главный Мастер, должен был проводить учения.
  - Наши стремления равны, - усмехнулся воин, вновь усаживаясь на своё место.
  - Ты знаешь мои причины, Маргель, я воздержусь пока озвучивать их, - женщина в лиловом была немногословна и не щедра на эмоции.
  Взгляд магистрессы перешел на Нейю. Та, замявшись, глубоко вздохнула.
  - Я всегда с вами, сури, вы знаете.
  - Что ж...- сури Осьмуш побарабанила длинными пальцами по спинке стула. - Если кто-то из вас не согласен с моими планами, вы можете уйти. Но "слив" меня кому-либо из имперских служащих, вы станете моими личными врагами.
  Все промолчали, никто даже не подумал покинуть кабинет. Кивнув своим мыслям, женщина продолжила. Она была достаточно стара, чтобы не иметь нужды произносить ольи вслух или даже воспроизводить их пальцами. Мысль, оформленная на дарсетэ и напитанная чарами, действует весьма эффективно.
  Позади Маргель появилась доска и на ней начали проявляться пункты.
  1. "Обесточить" подпольную сеть.
  - Это мы уже сделали, Мара, давай дальше, - прокомментировал Эльвидан, уже вольготно расположившись на диване. Магистресса фыркнула.
  - Я бы не была так самоуверенна.
   Список ширился.
  2. Вычислить последователей "Отреченцев".
  3. Найти их связь с ящерицами.
  - С этим могу помочь я.
  В кабинет неслышно вошел тот, кого совершенно не ожидали видеть.
  - Как ты обошел чары? - спокойно поинтересовалась Маргель, провожая взглядом с виду равнодушного Лустина. Юноша весьма изменился. Но Инесса, скорее всего, права, что прекратила с ним всякое отношение.
  - Эмоциональные потрясения способствуют открытиям, - пожал он плечами. - А ещё пара украденных у недруга амулетов.
  - После собрания, объяснишься, - сухо подытожила женщина, не останавливая списка.
  4. Добиться взятия под свою юрисдикцию Актинолита (от греческого "актис" - луч) Ученого.
   Главный мастер кивнул и что-то пометил у себя в блокноте вычурной золотой ручкой украшенной янтарем.
  5. Составить полную картину происходящего в Империи. Направления: политика, торговля, крылья разных уровней.
   - Что ж, пункты весьма внушительные, но не слишком ли смело вы решили пойти против Императора? - спросила лиловая дама, чуть нахмурившись глядя на магистрессу.
   - Он не побоялся пойти против меня. Я могу лишь малыми силами сделать так, чтобы Империя и я об этом не пожалели, - Маргель пожала плечами. - Предлагаю познакомиться и действовать сообща. Вас я как раз представлю первой, - она подошла к даме ближе. - Суры и сури, рада представить вам мою давнюю подругу Магистрессу Весту Змеевик.
  Суры встали, чтобы приветствовать новую знакомую неглубоким поклоном и получить поклон в ответ. Далее, женщина представила Нейю, Эльвидана и Громовника, слегка запнувшись, все же назвала имя Лустина.
  
  Во вспышке пламени посреди прихожей появились его мать и его дочь. И взглянув на вытянувшуюся девушку, чей взгляд так радикально изменился, мужчина вдруг все понял.
  - Как это произошло?
  Его мать вздохнула и молча указала на гостиную, появившаяся за спиной мужа радостная Виктория, увидев его лицо, сникла и с вопросом посмотрела ему в глаза. Ларион взял дочь за руку и отвел в гостиную, за ним пошли женщины. Маргель старалась рассказать подробно, не забыв добавить, что есть небольшая надежда все вернуть.
  - Ты знаешь, что нет тут никакой надежды...
  Он закурил, в раздражении бросил зажигалку на стол и сильно затянулся. Инна ожидала, что бабушка возразит, но она только облокотившись на стол, спрятала лицо в руках.
  
  "Он знал этих парней уже пару лет: активные, интересные, много рассказали ему о кочевом образе жизни, о том, как попали в Империю и как рады этой несказанной удачи. Пара из них даже стала его лучшими друзьям. Им можно было верить, да и как не верить, если ежедневно через столицу проходит огромное количество иностранных гостей ищущих торга, учения или компании и пока никто из них не рискнул сориться с драконами? Орветаг и Омай искали, как раз учения и были приняты в Чертоги на курс чаровства, его набирали отдельно от драконьих курсов, но обучали иностранцев чарам драконы, что очень ценилось за пределами Долины. Единственное, он не мог знать, что его друзей используют, угрожая их семьям.
  Ларион Терго Осьмуш прославился на последних курсах как выдающийся чаровник, имел успех у дам и популярность в научных кругах. Пошли слухи, что этого дракона была бы не прочь видеть на троне большая часть Империи, и что Империи вовсе не нужен трясущейся над Советом имеющий закостенелые взгляды, Яровит. Большей частью народ шутил, но, как известно, в каждой шутке...
  Лариона друзья заманили в развалины старого Храма, где служащие императору первые Отреченцы уже приготовили все для ритуала. Он попал в силовую ловушку, прежде чем успел понять, что что-то происходит не так, силы покидали его быстро не оставляя возможности подняться с земли и сделать хоть что-то. Включился второй круг, появились ещё орокерты. Чары наложились на чары. То, что испытал он в те минуты, мужчина не пожелал бы испытать даже худшему своему врагу. Серые не проработанные чары грубо рвали материю его души, колками вытягивая его первую ипостась и оставляя рваные края. Он видел, как его друзья, завершив начатое уходили, не оборачиваясь. Разорвав нематериальное, они не смогли не затронуть тело. Из-за все тех же не верно сформулированных и непродуманных чар, силы переломали его кости и порвали мышцы. На руины храма опустилась ночь, там не было потолка, только полуразрушенные стены, видимо, место выбирали в спешке, наверное, поэтому Лариона нашли достаточно быстро, чтобы спасти его физическое тело. Но оказав помощь физическую, никто не смог помочь ему вернуть себя. Из всех драконов в Долине ни у кого не было ответа, как чарами получилось отделить от его души саму его суть.
  Промучившись среди родных и всего того, что было ему дорого, год, он ушел в Старый Мир, решив, что возвращаться домой больше нет смысла. Тогда на Руси шел 1713 год."
  - И вы драконы?!
  Инна медленно встала со стула и, заложив руки за спину, строго посмотрела на родственников.
  - Вы уверены, что драконы? - они смотрели на девушку удивленно, в то время как она продолжила говорить. - Если да, то я не помню, чтобы драконы отчаивались! Но если они отчаиваются, значит, я буду человеком, который не потерял надежду и сможет вернуть себя!
  Бросив рассерженный взгляд на бабушку и отца, Инесса направилась в свою комнату. Она найдет выход. Она вернется назад и сможет понять, что и как произошло!
   Комнату дочери Виктория всегда держала готовой, если вдруг ребенок захочет неожиданно вернуться. Бросив вещи на кровать, девушка прошла в ванную и посмотрела в зеркало. На шее она заметила, как блеснул кулон. Инна давно к нему привыкла и не подумала снять подарок своего бывшего друга, теперь же заметив, она быстро расстегнула под волосами застежку и сняла украшение. Расставаться, так совсем.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"