Mormo23: другие произведения.

Гарри Поттер и Путь Силы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Главы с 10 по 15

  
  Десятая глава.
  
  Первый день в Хогвартсе, по мнению ситха, прошел довольно плодотворно, и он надеялся, что и дальше все будет так же хорошо. На следующее утро, идя на завтрак, Гарри с улыбкой вспоминал вечернюю разборку между Минервой и Помоной.
  
  Когда Невилл позвал своего декана, то не успел все рассказать, так как в коридоре появилась кошка. Рон, который к этому времени уже успел придти в себя, тут же принялся жаловаться ей на меня. Мессия стал возмущаться и начал спорить с Роном, который, не выдержав, попытался наброситься на меня, крича что-то про то, что я испортил все, о чем он мечтал. Невилл ринулся меня защищать. Мысленно подавив смех, я сделал вид, что не понял, в чем дело, и принялся разнимать драчунов, помогая себе Силой. По-другому лишить магов желания начистить друг другу физиономии не получалось. Но, пока я разнимал своего ученика и рыжего, Помона с Минервой, видя драку барсука со львом, тоже начали препираться.
  
  Сейчас, вспоминая ту ссору, Гарри первым делом посмотрел на учительский стол, когда зашел в Большой Зал. Деканы Пуффендуя и Гриффиндора сидели подальше друг от друга и изредка перекидывались злобными взглядами. Усмехнувшись, мальчик сел на свое место и, пододвинув себе еду, принялся завтракать. Сегодня ему предстояло посетить до обеда историю, а потом в расписании стояла двойная защита от темных искусств, на которую вороны должны были придти вместе с барсуками. Последний предмет очень заинтересовал Поттера, и он с нетерпением ждал его.
  Быстро доев, Гарри нашел кабинет истории и, зайдя внутрь, приготовился слушать. История мира, по мнению брюнета, была важным фактором. В тех знаниях, что скрывало от глаз прошлое, было то, что можно использовать. Зачем изобретать велосипед, если он уже создан, и наступать на те же грабли, что и твои предки? Но реальность была жестока и в отношении такого предмета, как история. Это ситх понял перед тем, как окончательно закрыть глаза и заснуть под монотонный голос призрака. Да, этот предмет в школе вело привидение, и зеленоглазый решил для себя изучать историю самостоятельно. Впрочем, к такому выводу пришло большинство воронят.
  Распихала Гарри Падма, которая была единственной из класса, кто умудрился не заснуть. Поблагодарив девочку, Поттер вышел из кабинета и направился на обед. Возле входа он вновь столкнулся с Уизли номер шесть. Решив немного подшутить над гриффиндорцем, Гарри прошел вперед, отошел на пару шагов в сторону и, с помощью Силы, сделал Рону подножку. Рыжий, громко крича, влетел в зал и с грохотом рухнул на пол. Ученики дружно рассмеялись, а Уизли, покраснев, поспешил убраться за гриффиндорский стол. По пути мальчик попытался пихнуть плечом застывшего, якобы от удивления, Гарри, но брюнет ловко ушел от удара, а шестой чуть было снова не упал. Решив больше не испытывать судьбу, мальчик сел на свое место.
  
  
  Гарри
  
  Многие хорошие идеи приходят во сне. В этом я не раз убеждался. Пока я отсыпался на истории, то успел продумать план своих дальнейших действий.
  Если все и дальше пойдет с такой скоростью, то начальная подготовка для Невилла займет около года. Талант у Мессии есть, да и я сам столько тренировался, прежде чем появились хоть какие-то хорошие результаты. Накладывая себе второе, окидываю изучающим взглядом свой факультет. Присматриваться к воронам буду уже на втором курсе, когда окончательно привяжу к себе Невилла. Может, вылечить его родителей? А за компанию и своих. Выполню мечту детства. Или не стоит. Зачем мне родители сейчас, когда они мне уже не нужны? Надо посоветоваться с Хранителем. К тому же, если я вылечу их, то от меня ведь не убудет. Я ведь сам давал себе слово, что буду лечить лишь тех, кто, по-моему, будет достоин этого. Пора его сдержать...
  - Привет, - смотрю на Невилла. - Ну, что, пойдем на ЗОТИ?
  Решено. Вылечу его родителей с бабушкой. Это привяжет его ко мне. Главное, чтобы не влез Дамблдор. Старик может попортить мне все планы. Улыбнувшись, встаю из-за стола:
  - Конечно, очень надеюсь, что это будет интереснее, чем история.
  - Уже слышал про нее. У нас завтра будет. Призрак, кажется, ведет, да?
  Вспомнив по урок, помимо воли зеваю:
  - Можешь спокойно не приходить. Твоего отсутствия, впрочем, как и присутствия, учитель не заметит.
  Идя следом за Лонгботтом я пытался избавиться от своих сомнений. В исцелении родителей были лишь плюсы, но что-то сдерживало меня. Глупости. Я просто параноик.
  Пытаясь отвлечься, продолжаю прорабатывать план дальше. С воронами и барсуками разобрался. Одни ценят знания, и я с легкостью смогу найти тех, кто пойдет за мной ради новых знаний и простора для исследований, а из других выйдут хорошие последователи, но они не так уж и важны мне. Остаются змеи и львята. Слизеринцы ценят силу и мощь, а значит, я просто должен буду показать им, что достоин того, чтобы змейки шли за мной. Показать свою силу, но это потом. Курсу к четвертому, а пока... остаются только гриффиндорцы. К которым я и не знаю, с какой стороны подступиться. Слишком непредсказуемы и прямолинейны.
  - О чем задумался?
  - Обо всем помаленьку... Что у тебя утром было?
  - Полеты с Гриффиндором, - вздохнул мальчик. - Меня метла совершенно не слушалась.
  - Да ладно тебе, - начинаю антипропаганду. - Это всего лишь метла. Она не надежна и неудобна. Только представь себе, если нам удастся найти заклинание для полетов. Вот это будет то, что нужно, а этим деревяшкам я, если говорить прямо, не доверяю.
  Невилл улыбнулся:
  - Знаешь, а я с тобой согласен. Мы обязательно найдем это заклинание. О, - завернув за угол мы влетели в толпу первокурсников. - А почему никто не заходит?
  В ответ раздался недовольный гул:
  - Потому, что кабинет закрыт!
  Фыркнув, прислоняюсь к стене, а Невилл встает рядом. Глядя на то, как на Мессию косятся дети, я поблагодарил Силу, что в ту ночь Темного Лорда победил именно он, а не я. Мне такая известность была бы ни к чему. Пока меня устраивает роль друга Спасителя.
  Через минут двадцать мы дождались. С криком:
  - Ой, ребята, простите меня! Я немного опоздал, - в коридоре появился довольно странный тип, который быстро открыл кабинет защиты и запустил нас внутрь.
  Сев на предпоследнюю парту, я принялся изучать преподавателя. Странно, почему я ни разу не видел его в Зале? Высокий молодой мужчина, лет тридцати, быстро бегал по кабинету. Короткие светлые волосы, казалось, торчали дыбом, а в серых глазах читалось искреннее раскаяние:
  - Я обещаю больше не опаздывать, - солнечно улыбнулся преподаватель и, оглядев сидящих учеников, с предвкушением потер ладони. - Приступим к знакомству. Меня зовут Джестер Фокс. На моих занятиях не будет никаких профессоров и учеников. Каждый из нас будет учить другого и учиться сам. У нас будет много практики, так как от темных сил защититься учебником будет трудно, хотя... это зависит от размера книги.
  Я тихо хмыкнул. Потрясающее зрелище! Этот Джестер определенно интересная личность. Думаю, что у него многому можно будет научится. Лис - прирожденный психолог и манипулятор. Так быстро успокоить толпу и привести её в восторг. Может, взять у него пару уроков по ораторскому искусству?
  Пока я обдумывал, как можно использовать мистера Фокса в своих делах, мужчина принялся знакомиться с детьми. Начал он с барсуков. Про каждого Джестер находил пару фраз, а когда он дошел до Невилла, то негромко рассмеялся:
  - Примите мои запоздалые поздравления, мистер Лонгботтом. Вы вошли в историю, как самый сильный ребенок, а Темного Лорда возвели на пьедестал самых главных неудачников. На месте всевозможных злодеев я бы держался от вас подальше, но... - Фокс ехидно улыбнулся. - Так как я не претендую на звание следующего Темного Лорда, то вы часто будете видеть меня в стенах этой чудесной школы. Так держать!
  Глядя на красного Невилла, я еле сдерживал улыбку. Настроение было отличным, и поэтому я тихо шепнул своему ученику:
  - А теперь представь, что будет с твоими врагами, когда ты научишься летать. - Начинаю тихо напевать мотив из мультфильма "Черный Плащ" (От автора: я сместил дату выхода пилотной серии этого мультика с 1991 на 1990 год).
  Лонгботтом пришел в себя и робко улыбнулся. А я понял, что пропустил момент, когда лис перешел к воронам, когда услышал свою фамилию:
  - Гарри Поттер... что я могу сказать про тебя? - взгляд преподавателя стал задумчивым. - Ты не похож на своих родителей, хотя профессор Снейп со мной бы не согласился. Для Северуса любой взъерошенный брюнет с фамилией Поттер, как красная тряпка для быка. Но вы необычный маг, Гарри.
  Хм, как интересно. Нет, я не про отсутствие схожести с родителями и странную ненависть ко мне у профессора Снейпа. Я про то, что мистер Фокс что-то знает про меня. Что-то, чего не знаю я. Похоже, мне удалось не ошибиться в своих предположениях. Нужно будет узнать про него побольше, прежде чем попытаться пройти через лабиринт, который создал этот хитрый лис. И лишь потом придет время присвоить ему код.
  
  Одиннадцатая глава.
  
  На следующий день первым уроком были полеты со Слизерином. Придя на тренировочную площадку, Гарри принялся скептически рассматривать выданные Мадам Хуч, школьным тренером, метлы. Желания сесть на метлу у Поттера не было, но портить отношения с учителем и показывать свою слабость перед змеями не хотелось.
  - Сейчас вы встанете рядом со своими метлами, протянете руку над метлой и произнесете "Вверх"! - мадам Хуч оглядела цепким взглядом первокурсников.
  Вздохнув, брюнет вытянул вперед руку и негромко произнес:
  - Вверх, - метла послушно прыгнула в подставленную руку, заставив мальчика дернуться от неожиданности.
  Оглядевшись, Гарри понял, что не всем удался трюк с метлой. Только у нескольких студентов метла прыгнула в руку. Многие вообще не дождались никакой реакции от транспорта для магов. Слегка улыбнувшись, ситх решил, что, может, у него еще ничего не потеряно.
  Пока Поттер занимался самовосхвалением, тренер решила перейти к следующему пункту:
  - Теперь садитесь на метлу. Вот так, - женщина села на свою метлу, и первокурсники поспешили воспользоваться наглядным примером. - Молодцы. Теперь легонько оттолкнитесь от земли.
  Гарри легонько оттолкнулся от земли и сделал вывод, что полеты на метле не для него. Попытка устроиться поудобнее не принесла никаких результатов, и Поттер начал злиться.
  - Что, Поттер, ничего не получается? - брюнет перевел взгляд с ручки метлы на зависшего рядом Малфоя. - Видимо, мой отец ошибся, когда решил, что в тебе что-то есть. Даже Крэбб с Гойлом и то лучше, чем ты, летают.
  Ситх сощурил глаза и тихо прошипел:
  - Тебе стоит прислушаться к своему отцу и не мешать мне, мальчишка.
  Посчитав свой долг выполненным, Гарри вновь сосредоточил все свое внимание на метле, пытаясь понять психологическую причину неудобства. Пролетевший мимо, на полной скорости, Драко был неожиданностью для ситха, и тот выпустил из рук метлу, которая мгновенно потеряла управление. Взлетев над группой, Гарри поклялся, что белобрысый поплатится за потраченные им только что нервные клетки. Попытки усмирить метлу ни к чему не привели и, в итоге, Поттер соскользнул с метлы.
  
  
  Гарри.
  
  Проклятый мальчишка! Люциусу следовало пороть своего сына, а не выращивать их него полного кретина! Как же бесславно закончится эпопея Гарри Поттера. Черт, я не хочу умирать, тем более так унизительно! Инстинктивно окутываю себя Силой и закрываю глаза...
  Я уже умер? Почему я не ощущаю боли от падения? Приоткрыв глаза, давлю громкий крик. Земля находилась в двух метрах от меня, а я... Я находился в воздухе без метлы и явно не собирался продолжать падение. Мое тело окутывала странная черная дымка.
  Поднеся руку к лицу я негромко хихикнул и перевел взгляд на бледного Драко:
  - Малфой... - блондинчик истерично взвизгнул и отлетел от меня как можно дальше, а я, заметив взгляды окружающих, быстро запомнил то состояние, в котором находился, и расслабился, мгновенно утратив концентрацию.
  Мешком приземлившись на землю, я попытался встать, но не смог. Весь ужас ситуации, в которой я только что был, стал постепенно доходить до моего сознания. Неосознанно обняв себя руками, я шальным взглядом оглядел всех вокруг. Я мог сегодня умереть! Нет, надо заставить Райнера найти способ стать бессмертным.
  Поняв, о чем сейчас думаю, я рассмеялся. Наверное, так и появляются мании. Мне надо успокоиться, а то скоро о мировом господстве начну задумываться...
  - Мистер Поттер, вы в порядке? - сфокусировав взгляд на Мадам Хуч, честно отвечаю:
  - Думаю, у меня состояние шока.
  Странно посмотрев на меня своими желтыми глазами, тренер сказала:
  - Посиди здесь, я позову Помфри.
  Я, уже немного справившись с собой, встал с земли и, отряхнув мантию, остановил женщину:
  - Не стоит. Мне уже лучше.
  - Как хотите, мистер Поттер. Но я все равно должна сообщить декану о вашей... левитации, - главное, что не директору. С деканом я разберусь. - Вы точно в порядке?
  - В полном, - дружелюбно улыбаюсь женщине и получаю в ответ неожиданно мягкий взгляд, что говорит о вершине дружелюбия от Мадам Хуч. - Спасибо.
  Развернувшись, иду прочь с тренировочной площадки. Но возле входа в замок оборачиваюсь, чтобы найти взглядом Малфоя. Именно благодаря этому мальчишке, мой план по змеям теперь усложнен.
  И все-таки в этом есть свои плюсы: я умею летать. И черта с два я еще раз сяду на метлу!
  
  
  ***
  
   После обеда у воронят было зельеваренье с барсуками. Гарри был рад поговорить с Невиллом до того, как слухи о произошедшем дойдут до Мессии. Догнав Логботтома, ситх начал разговор издалека:
  - Ты прав.
  Невилл, который еще не до конца проснулся после истории, зевнул и посмотрел на Поттера, весь вид которого говорил о вселенской грусти и печали:
  - В чем именно?
  - В том, что полеты на метле ужасны, - поморщился Гарри.
  Невилл обеспокоенно спросил:
  - Что-то произошло?
  Именно этого вопроса ситх и ждал. Радостно улыбнувшись, мальчик заговорщически зашептал на ухо Лонгботтом:
  - Я могу летать без метлы!
  - Да ладно? - шепотом спросил Невилл. - И как у тебя это получилось?
  - О, мой юный ученик! Я научу тебя летать, но путь к самоконтролю нужно будет пройти самостоятельно, и многие опасности будут поджидать тебя на этой тернистой дороге, но я верю, что ты справишься, - важно произнес Гарри, а потом, увидев ошарашенное лицо Невилла, рассмеялся и уже нормальным голосом произнес: - Без понятия, как получилось. Из-за Малфоя я потерял контроль над метлой и начал падать вниз с высоты двадцати метров. Но возле самой земли меня охватил какой-то туман, и я замер в воздухе! Представляешь? Если я смогу повторить этот трюк, то и смогу научить ему тебя! Это потрясающее чувство свободы, Нев! Полет без палочки и метлы. Лишь твоя собственная Сила поддерживает тебя в воздухе, помогая лететь быстрее, чем магловские самолеты!
  Невилл радостно улыбнулся, глядя на то, с каким энтузиазмом брюнет рассказывает ему про произошедший утром случай. В этот момент Гарри казался намного старше своего возраста и, несмотря на странные алые проблески на радужке, которые, как уже заметил Лонгботтом, прочно поселились в глазах Поттера, брюнета хотелось слушать и поддерживать все его идеи.
  
  Пока ситх, увлекшись, рассказывал своему ученику о своей новой возможности, они успели дойти до кабинета Снейпа. Сам зельевар пришел ровно со звонком. Уверенной походкой пройдя мимо учеников, Северус слегка сжался от боли в предплечье, когда проходил мимо Поттера и Золотого Мальчика. Поморщившись, Снейп громко прошипел:
  - Заходим в класс и рассаживаемся по двое.
  Дождавшись, пока дети зайдут в аудиторию и рассядутся, Северус на автомате выдал свою вступительную речь и принялся знакомиться с первокурсниками. Пройдясь по списку, мужчина дошел до имени Невилла и решил проверить его знания. Но, к удивлению профессора, мальчик не знал даже элементарных вещей. Выдав язвительную тираду в своем духе, мужчина вдруг ощутил, как заработало его профессиональное чутье на неприятности. Обычно, после появления этого чувства звучало ''Круцио'', произнесенное со слегка шипящими нотками. Оглядев класс, Северус наткнулся на внимательный взгляд отпрыска Поттеров. Решив, что ему показалось и чутье стало давать сбой, Снейп продолжил перечислять фамилии учащихся. Дойдя до сына Джеймса, зелевар злорадно улыбнулся и принялся опрашивать мальчишку, но паренек оказался умнее, чем ожидалось. Гарри смог ответить на некоторые вопросы, относящиеся к пятому курсу, чем оправдал свое поступление на факультет умников и немного повысил себя в глазах Северуса.
  Закончив перекличку, профессор дал учащимся шанс создать их первое зелье и, сев за свой стол, принялся вспоминать распределение в этом году. Профессора сильно удивил Поттер, который был не похож на своего отца или Лили. Было в нем что-то такое, что было знакомо Северусу. Но вот что именно? От скуки, зельевар прошелся по воспоминаниям первокурсников. У барсуков не было ничего интересного, а вот мысли воронят прямо фонтанировали идеями по поводу произошедшего утром события.
  
  ... Драко проносится мимо Поттера на опасной скорости, и равенкловец от неожиданности отпускает ручку метлы, на которую до этого сосредоточенно смотрел. Метла, над которой потеряли контроль, взмыла вверх, и маленькая фигурка, сидящая на ней, соскользнула вниз. Но буквально в метрах двух от земли, фигурку окутала черная дымка, изменив контуры тела. Поднеся руку к месту, где виднелись контуры бледного лица, некто нервно рассмеялся, а потом, оглянувшись на светловолосого слизеринца, негромко прошипел:
  - Малфой...
  
  Снейпа выкинуло из воспоминаний, и мужчина с ужасом покосился на Поттера, который негромко разъяснял Невиллу, почему не стоит кидать в зелье иглы дикобраза.
  Сам Гарри был опечален и воодушевлен одновременно. Лонгботтом имел потрясающий талант к взрывам, но, похоже, этот талант распространялся только на зелья. А вот Невилла немного пугало пристальное внимание со стороны зельевара, который буквально сверлил их с Гарри взглядом. Как только занятие было закончено, а профессор прошел мимо столов, проверив зелья, Лонгботтом был первым, кто быстро выбежал из кабинета. Гарри смог его догнать только в конце коридора.
  
  Возле входа в подземелья их настигла МакГонагалл. Оглядев неприязненным взглядом Гарри, она сухо сказала:
  - Не знаю, что вы натворили, мистер Поттер, но вас вызывают к директору. Пароль - "шоколадная лягушка". Будьте добры быть там через двадцать минут. Надеюсь, что провожать вас не нужно.
  Развернувшись, женщина удалилась, гордо подняв голову. Проводив её взглядом, Нев спросил:
  - Почему тебя вызывают к директору?
  Ситх пожал плечами:
  - Скорее всего, из-за того, что было утром на уроке полетов. Не волнуйся. Не будут же они из-за спонтанного выброса магии выкидывать меня из школы? Просто поговорят, спросят мою версию произошедшего. Не переживай.
  - Обязательно расскажи мне потом, что произошло, - попросил Лонгботтом.
  Вместо ответа Гарри улыбнулся и направился в сторону ближайшего старшекурсника, чтобы уточнить дорогу к кабинету директора. Выяснив все, мальчик быстро пошел в нужную сторону и уже минут через десять был на месте. Замерев напротив статуи горгульи, Поттер негромко сказал пароль:
  - Шоколадная лягушка.
  Встрепенувшись, статуя отодвинулась, открывая проход к лестнице. Поднявшись по ступенькам, Гарри зашел в полукруглый кабинет и замер, увидев Альбуса:
  - Гарри! - расплылся в добродушной улыбке Дамблдор.
  - Здравствуйте директор, - вежливо поздоровался брюнет. - Что-то случилось?
  - Да, мой мальчик, - ситха мысленно перекосило, но на лице его эмоции не отразились. - Я хотел поговорить с тобой о том, что произошло сегодня утром на занятии Мадам Хуч.
  - А... - выдал Гарри. - Вы об этом.
  - Да. Ты расскажешь мне, что случилось? - учтиво поинтересовался директор и спросил: - Лимонную дольку?
  Поттер, почувствовал, что ему хочется рассказать Дамблдору все, и напрягся. Поняв, что им пытаются манипулировать, брюнет разозлился. Тщательно подбирая слова, ситх начал говорить:
  - Нет, спасибо. Малфой слишком близко пролетел, и я потерял контроль над метлой, а потом еще и упал с неё. Я очень испугался, - Гарри изобразил страх. - Мне показалось, что умру, и я зажмурил глаза. Не знаю, что произошло потом, но когда я рискнул их открыть, то оказалось, что завис в воздухе.
  Дамболдор задумчиво осмотрел мальчишку. Как только он увидел Поттера на распределении, то понял, что с ним будут проблемы. Сын Джеймса и Лили был не похож на своих родителей, но директор сначала не обратил на это внимание. Его больше волновал Невилл, поступивший на факультет барсуков, и шестой Уизли, который своими воплями испортил отношения с Лонгботтомом окончательно. Теперь же, когда Альбус увидел в Омуте памяти, что именно сотворил на уроке полетов равнекловец, в сердце старика появилось волнение, и он быстро вызвал Поттера к себе. Ему было необходимо поговорить с мальчиком, чтобы убедиться, что перед ним именно Гарри, а не Том.
  Вздохнув, директор принялся успокаивать напуганного воспоминаниями ребенка:
  - Все хорошо. Ты жив, Гарри. - мальчик доверчиво посмотрел на Альбуса и спросил:
  - Я могу идти, директор?
  - Конечно, только... - глядя на то, как Гарри встает со стула, Альбус все-таки решил сделать последнюю проверку: - Гарри!
  - Да?
  - Хочешь ли ты что-нибудь рассказать мне? - директор, затаив дыхание, ждал ответа и боялся услышать его:
  - Нет, сэр. Ничего.
  
  Когда за брюнетом закрылась дверь, директор устало откинулся на кресле и прикрыл глаза.
  - Альбус, ты его слышал? - раздался голос с одного из портретов.
  - Да, директор Диппет. Думаю, мне стоит более пристально следить за мистером Поттером. Но это будет легко, так как он все время находится рядом с Невиллом.
  - А ты не боишься, что он и есть Том?
  Дамболдор рассмеялся:
  - Этого просто не может быть. Я хорошо знаю Риддла. Том давно бы убил Невилла, а не помогал ему делать уроки.
  - Как знать, - усмехнулся Армандо. - Как знать.
  
  
  Двенадцатая глава
  
  Зима смело брала власть в свои руки. Дети, выбегая во время перерывов на улицу, с удовольствием играли в снежки и строили крепости из снега. Жизнь шла своим чередом.
  Директор школы чародейства и волшебства, Альбус Дамблдор, сидел в своем кабинете и тоскливо сверлил взглядом вазочку с лимонными дольками. Мужчина был озадачен поведением Гарри Поттера. Предполагаемый Том вел себя совершенно не так, как рассчитывал на это волшебник. Мальчик прилежно учился, бегал по коридорам и вел себя как обычный ребенок. Единственным отличием были медитации, на которые юный Поттер "подсадил" Невилла Лонгботтома. Пуффендуец и равенкловец частенько уходили в один из заброшенных кабинетов, где медитировали. Но Альбус не видел в этом опасности и именно поэтому спокойно позволял своему Избранному заниматься подобными тренировками.
  Не зная, что и думать, Дамблдор решил попросить совета у Армандо:
  - Директор Диппет, вы все еще уверены в том, что Гарри и есть Реддл?
  Пожилой мужчина на портрете задумчиво погладил бороду и развел руками:
  - Уже нет. Молодой Поттер ведет себя иначе. Хоть у него и есть сходство с Томом, но я, за последние пару месяцев, ни разу не замечал за ним ничего странного. Не считая этих непонятных медитаций.
  Альбус недоуменно нахмурился:
  - Вы что-то заметили, директор?
  - Не уверен, - пробормотал Диппет. - Меня удивило то, что эти медитации дают результат. Магия отзывается на них.
  - Какая магия? - мгновенно насторожился волшебник.
  Армандо задумался, пытаясь подобрать слова:
  - Странная... Я никогда не видел ничего подобного.
  Величайший маг столетия резко встал и начал немного нервно мерить шагами свой кабинет. Фоукс, приоткрыв один глаз, негромко курлыкнул и вновь заснул, а Альбус, развернувшись к портрету предыдущего директора, спросил:
  - Это может быть опасно для нашего плана?
  Диппет усмехнулся:
  - Вряд ли. Сын Поттеров - не Волдеморт. Мальчишка никогда не владел ничем подобным. Оставь всё как есть, мальчик мой. Гарри поможет нашему Избранному, когда мы вернем в игру Реддла.
  Альбус рухнул на диван и прикрыл рукой глаза:
  - Я не понимаю вас, директор. Зачем вновь вводить в игру последнего Лорда Слизерина? В прошлый раз он уже почти сорвался с крючка и только чудом я смог удержать "поводок". Может, не стоит рисковать, и вновь использовать Геллерта?
  Армандо недовольно цокнул языком:
  - Глупый ребенок! Тот ритуал, который мы используем, не даст Тому ни шанса на увиливание, будь спокоен. А Геллерт скоро сдохнет в своей тюрьме от распада магического ядра.
  - Надеюсь, что вы правы, директор.
  
  ***
  
  Новый день для Гарри начался с громкого крика:
  - Змея! - приоткрыв глаза, мальчик недоуменно посмотрел на своих соседей по комнате, а потом заметил на полу небольшого ужа.
  Бедное животное в панике металось по спальне, силясь найти укрытие. Недолго думая, Гарри аккуратно подхватил её на руки и обвел недовольным взглядом однокурсников:
  - И кто из вас устроил эту панику?
  - Я, - поник Джо, темноволосый маг-полукровка. - Просто я с детства боюсь змей, а когда проснулся, она лежала у меня на кровати.
  - И поэтому он швырнул меня на пол, - пожаловалась змея, которая уже успела пригреться на руках у Поттера.
  С улыбкой, мальчик погладил змею.
  - Оставлю тебя себе...
  - Ты хочешь оставить его себе? - удивился Крис, чистокровный волшебник.
  - Почему бы и нет? - спросил Гарри и посмотрел на побледневшего Джо. - Зачем ты швырнул её на пол?
  - Я испугался. Cтоп! Ты ведь не решил держать змею в комнате? Это же запрещено!
  Поттер прищурил глаза и вкрадчиво поинтересовался:
  - Ты никому не расскажешь, Джо? - заглянув в глаза полукровки, мальчик произнес: - Только подумай, ты сможешь избавиться от своей офидиофобии.
  Взгляд темноволосого мальчика на мгновенье расфокусировался, и тот послушно согласился:
  - Ты прав. Думаю, его можно оставить.
  Ситх торжествующе улыбнулся и посмотрел на довольного Криса. Тот пожал плечами:
  - Мне все равно. Как хоть назовешь?
  Гарри с несвойственной для него нежностью провел пальцами по синеватой чешуе змеи:
  - Это она. Нагайна.
  
  Гарри
  
  Идя по коридорам школы, я с довольным видом смотрел по сторонам. Жизнь налаживалась. Райнер написал, что у него появилось много новой информации, и спрашивал, как дела с "лордовской" проблемой. Я отослал ответ, в котором обрадовал блондина, что все вроде улеглось. Невилл не переставал радовать меня своими успехами на почве освоения Силы. Часы за медитациями пролетали как минуты. Еще я заметил, что, когда медитирую рядом со своим учеником, то внешность меняется медленнее. И это было огромным плюсом. Мессия все сильнее привязывался ко мне, и порой я даже замечал странный фанатичный огонек в его глазах, но это меня не настораживало, а наоборот. Это говорило о том, что все идет по плану. Внимание со стороны Дамблдора, в последнее время, стало иссякать. Похоже, старик успокоился. Правда, меня немного настораживал следящий за мной мужчина на картинах. Но я быстро научился узнавать о его приближении заранее, и шпион Альбуса оставался ни с чем, видя лишь то, что я давал ему увидеть. Тот прокол на первой же неделе мог стать фатальным, но мне повезло, и больше я так не подставлялся. А утренняя находка подняла настроение до отметки "отличное".
  Что уж тут говорить - я с детства любил змей. А Нагини была просто подарком судьбы. Когда остальные дети вышли из спальни, я сразу начал скармливать ужу свою Магию. Совсем скоро у меня будет нечто большее, чем безобидное пресмыкающееся. Оставался один вопрос: зачем я это делаю?
  Зайдя в Большой Зал, я дошел до стола воронов, где, усевшись на свое место, принялся за завтрак. Одновременно с этим обдумывал причины своего поступка. Почему мне показалось правильным напитать змею своей Магией? Именно ей, а не Силой? Почувствовав влияние опытного лелигмента, прикрываю свой разум обычной шелухой первокурсника: учеба, домашние задания. Когда присутствие чужого разума исчезло, я немного расслабился. Похоже, Дамблдор проводит еженедельный осмотр. Мельком глянув на директора, вижу довольное выражение на его лице. Как же хорошо, что я последовал совету Шляпы и смог защитить свой разум от вторжения. Нет, противостояние с Альбусом я пока не потяну. Но только пока.
  Продолжаю осматривать стол преподавателей. Кумир Невилла опять ругается с кошкой. Снейп с брезгливым выражением на лице, что странно для Мастера Зелий, ковыряется вилкой в тарелке. Наш декан сидит и с довольной миной следит за пикировкой Минервы и Помоны. Фокс что-то шепчет ему на ухо, и мужчины расплываются в улыбках. Остальные преподаватели пытаются побыстрее доесть и уйти с будущего поля военных действий.
  Кто бы мог подумать, что я помогу развязаться новой войне факультетов? Барсуки против львов. Безрассудная преданность против не менее безрассудной храбрости. Это будет интересно. Вот не выдерживает декан змей. Аккуратно, но громко положив вилку, мужчина выходит из-за стола и направляется в свои подземелья. Ухмыльнувшись про себя, замечаю, что Невилл уже позавтракал и направляется ко мне.
  - Привет, Нев. - заметив, что мой ученик чем-то встревожен, спрашиваю: - Что-то случилось?
  - Да, надо поговорить.
  Удивленно хмыкнув, отставляю тарелку и иду за Мессией. Выйдя в коридор, разворачиваю мальчика к себе лицом:
  - Говори, что произошло.
  - Не здесь.
  Слегка наклонив голову набок, приказываю:
  - Иди за мной.
  Проведя мальчика по коридорам Третьего этажа, я зашел в первый попавшийся класс и, облокотившись на парту, махнул рукой. Невилл тут же громко прорычал:
  - Гриффиндорцы, - в глазах Золотого мальчика полыхнула ненависть.
  Вот это страсти! Нахмурившись, уточняю:
  - Что именно они сделали?
  - Да они хуже слизеринцев, - в груди что-то недовольно шевельнулось, но я не обратил на это внимание, продолжив внимательно слушать Лонгботтома. - Вчера напали на нашу однокурсницу и заколдовали её, сказав, что это их послание тебе.
  - Мне? - я рассмеялся. - Они факультет попутали, что ли? Я на Равенкло учусь. Вот же тупые кретины.
  Невилл всплеснул руками:
  - Да как ты не понимаешь! Я с ней сижу на тех парах, когда у нас смежные занятия с Гриффиндором.
  Прищурив глаза, негромко спрашиваю:
  - Хочешь сказать, что они посмели угрожать МНЕ? - в конце фразы я сорвался на странное шипение.
  Лонгботтом отшатнулся, но меня уже понесло.
  
  ***
  
  Рассказав про девочку, Невилл с трепетом, что было довольно странно в данной ситуации, смотрел на то как Гарри, осознав всю сложность ситуации, пришел в ярость:
  - Хочешь сказать, что они посмели угрожать МНЕ?
  Мальчик от неожиданности отшатнулся в сторону, а вокруг Гарри начал подниматься черный вихрь, эпицентром которого был Поттер:
  - Они решили, что могут сравниться со мной? Смогут мной манипулировать? Я никогда не позволю собой управлять! Мерзкий оплот грязнокровок и любителей маглов!
  Невилл всей своей душой почувствовал, что ему необходимо докричаться до Гарри. Попытка подойти к другу была обречена на провал. Непонятный черный вихрь не давал приблизиться к Гарри, и Лонгботтом вспомнил про то, как стал учеником Поттера.
  
  - Гарри, а ты уверен в этом ритуале?
  Брюнет усмехнулся:
  - На все сто процентов. Считай это своим посвящением.
  Невилл улыбнулся:
  - Мне уже называть тебя Учителем?..
  
  - Учитель! Очнитесь! Да приди же ты в себя!
  Черный вихрь вдруг опал темными хлопьями, и Гарри упал на колени, сжав голову руками и судорожно дыша. Лонгботтом подошел было ближе, когда Поттер глухо произнес:
  - Не надо, Нев. Спасибо, что вытащил меня. А теперь иди на занятия.
  - Но...
  - Я сказал тебе идти на занятия!
  Мессия грустно вздохнул:
  - Да, Учитель.
  
  Гарри
  
   Сидя на пыльном полу, я пытался придти в себя. Что. Это. Было? Взгляд упал на простыню, одну из тех, что закрывали мебель в этом классе. Подняв взгляд, я увидел зеркало. И отражение в нем.
  - Твою мать...
  Высокая фигура мужчины в черной мантии с капюшоном, которое закрывает лицо. Лишь красные глаза полыхают в его тени. Фигура протягивает руку, в которой зажата палочка и чертит в воздухе буквы: Д А М Б Л Д О Р
  Перевожу взгляд на надпись на зеркале:
  "Я показываю то, что когда-то было правдой, но стало забыто"
  - Зеркало правды?
  Встаю с колен и подхожу ближе. Мужчина в зеркале остается неподвижен. Но вот в чем загвоздка. Палочка в его руке знакома мне. Потому что это - моя палочка.
  
  
  Тринадцатая глава.
  
  В гостиной барсуков было тихо. Здесь всегда царила атмосфера тишины и спокойствия. После ужина дети спокойно заходили в гостиную и расходились по спальням, а некоторые оставались сидеть на уютных креслах и диванах, обсуждая самые разные темы. Барсуки жили одной дружной семьей, а их декан - Помона Спраут - была готова на все, чтобы её "малыши" ни в чем не нуждались. После того, как в начале учебного года женщина поссорилась с деканом львов, барсуки стали настороженно относиться к гриффиндорцам и, глядя на Лонгботтома, который общался с Поттером и спокойно разговаривал со змеями, пересмотрели свои взгляды. Если раньше их факультет был на стороне Гриффиндора, то теперь положение дел изменилось. Помону этот факт очень радовал. Женщина была счастлива, что её барсуки стали более жесткими. Факультет становился именно таким, каким он был во времена Основателей. Таким, каким был описан в одной из старых книг, которая теперь хранилась на одной из дальних полок в Запретной Секции.
  В те давние времена, когда Хогвартсу было лишь несколько десятилетий, под знаменем Хельги Пуффендуй собирались безумно жестокие к врагам и так же безумно преданные друзьям волшебники. Не смотря на то, что многие из этих магов были индивидуалистами, при угрозе кому-либо с их факультета, они объединялись и сметали противника безудержной волной. Теперь, спустя столько лет, Спраут видела, что былое величие её факультета начало пробуждаться. Благодаря Невиллу. И Гарри. Если говорить про последнего, то декан барсуков испытывала странное чувство гордости за мальчика. Буквально спустя месяц после распределения он смог расположить к себе почти всех преподавателей. Кроме Снейпа, но и тот был более благосклонен к юному Поттеру, чем ожидалось от ярого ненавистника Джеймса Поттера.
  Помона, видя, что Поттер возится с Мессией, решила немного помочь тому, кто напоминал ей Темного Лорда. Женщина взяла из библиотеки ту самую книгу, где, кроме характеристики Пуффендуя, были также описаны и другие факультеты. Ей показалось правильным, если Золотой Мальчик узнает, что на самом деле представляет из себя его факультет. Пригласив к себе Невилла, она отдала ему книгу, попросив никому не говорить про неё. Лонгботтом, только вернувшийся в гостиную, после случая в заброшенном кабинете был рад возможности отвлечься от своих проблем и мыслей. Он не пошел в тот день на занятия, сославшись на головную боль. Мальчик был сильно встревожен поведением Гарри и еще больше - своей реакцией. Желание подчиниться приказу Гарри боролось в нем с ненавистью к любому, кто посмел бы ему указывать. Любому. Но почему-то сам Поттер в эту категорию не входил.
  Лишь сидя в гостиной, он понял, что смог легко солгать, чего раньше в принципе не подумал бы сделать. Просидев весь вечер в кресле возле камина с книжкой в обнимку, Лонгботтом пытался вспомнить тот момент, когда он изменился. И вспомнил. Все стало иначе, когда он протянул руку Гарри и попросил стать его другом. Тогда все и началось. А потом, после этих тренировок... Мальчик, хмурясь, пытался понять, как именно они могли так повлиять на его характер. Но не смог. Тогда, чтобы отвлечься, он открыл книгу и как будто попал в другой мир. Всю ночь он перелистывал страницы, с упоением вчитываясь в каждую строку. То, каким Хогвартс был много столетий назад и каким он стал сейчас... Это было, будто небо и земля. Мессия с удивлением узнал, что Гриффиндор был факультетом берсерков и стихийников, причем в современном мире ни одних, ни других уже практически не было. Но что более интересно - львы не были самым дружным факультетом. Гриффиндорцы все время спорили друг с другом, дрались и вели себя по отношению ко всем очень агрессивно. Это был факультет ярости, гнева и азарта. Прирожденные охотники и хищники, которых влечет лишь новая цель и победа. Когда Невилл прочитал эти строки, то был ошеломлен. И на этом факультете его хотели видеть?
  Взъерошив волосы, Мессия пролистал вперед и прочитал про свой факультет. После того, как новая информация вновь перевернула его мир, мальчик с облегчением выдохнул - он был доволен характеристикой Пуффендуя. Но потом любопытство подняло голову, и Невилл решил найти описание факультета воронов, на котором учился Гарри. Найдя его, Лонгботтом внимательно прочитал текст на желтых от времени страницах и недоуменно моргнул. Характеристика была неверной. Равенкло был обителью ученых, чьей целью были эксперименты и опыты. Оттуда выходили всегда сильные маги-отшельники, которые делали открытия во всех областях магии и нередко открывали новые. Они славились спокойным характером, хотя, если их отвлечь, то могли устроить небольшой Апокалипсис в пределах сотни метров. Кроме науки и знаний, их ничего не интересовало.
  
  
  Невилл
  
  Этого не может быть! Вновь читаю строки и убеждаюсь, что понял все правильно. Но... как так? Перевернув страницу, цепляюсь взглядом за строку:
  
  ...Бывали случаи, что Равенкло факультет выбирали те, кто спрятаться хотел от глаз чьих-то. Каждый Ворон - сила в себе, именно про них сказано: "один в поле воин", Ровена тщательно оберегает право детей своих на самосовершенствование. Лишь те, кто змеи хитрее и делу преданнее, чем барсук, могут с азартом своим совладать и не позволить ярости вырваться из оков разума.
  
  Прочитав странные строки еще раз, я вдруг понял, что упустил кое-что из виду. Слизерин. Я, поддавшись современному мнению об этом факультете, проигнорировал описание этого дома. Пролистав книгу, нахожу нужные строки и вчитываюсь в них.
  - Не может быть! - не выдержав, издаю истеричный смешок, а потом беру под контроль эмоции. Как учил он. - Значит, вот кто ты, Гарри Поттер.
  Описание подходило почти идеально. С одним НО. Слизеринцы никогда и никого не брали на обучение. Прирожденные лидеры, боевые маги, среди них были как Темные, так и Светлые магистры Магии. Со своей жаждой знаний они могли соперничать с равенкловцами, а жестокостью на поле боя с пуффендуйцами. Их ярость была сравнима с гневом гриффиндорцев. Как, впрочем, и азарт. С этого факультета выходили действительно маги ужасающей мощи, ревностно, как драконы, охраняющие то, что принадлежало им, и не терпящие неповиновения.
  Когда я осознал то, что прочитал, у меня возник вопрос. Нет, то, что Гарри - истинный слизеринец, - понятно без слов. Но вот от кого он прячется? К тому же, я был озадачен тем, как факультеты Хогвартса деградировали. От былой мощи не осталось и следа. Лишь Слизерин еще удержал небольшую долю своих традиций, за что был заклеймен "гадюшником" и "прибежищем темных магов".
  Вскочив с кресла, я заметался по уютной гостиной. Я мгновенно забыл про легкую тень обиды на него, за такое поведение. Теперь я знал, что Поттер ведет себя так потому, что он истинный слизеринец. Стоило лишь смириться и попытаться пробиться в ту группу близких для Гарри людей, чтобы суметь вовремя помочь ему при необходимости. И плевать, что это выглядит, как попытка подмазаться к сильному. Так и должно быть. Тем более Гарри сам как-то сказал, что суть более слабого - в подчинении более сильному и в стремлении достичь его могущества, чтобы самому стать силой. Достичь Учителя я хочу, но лишь для того, чтобы идти следом и, как тень, уничтожать по его слову. Усмехнувшись, понимаю, что из уст одиннадцатилетнего ребенка это звучит как бред. Но что самое интересное, я сам до этого додумался и не сменю свою точку зрения. Еще три месяца назад я бы и не помыслил о подобном. Я был слаб. А теперь буду силой. Тем более, если верить книге, то пуффендуйцы скорее похожи на преданных цепных псов, которые ласковы только с хозяином и его семьей. А раз я принадлежу этому дому, то стану этим цепным псом.
  Я должен рассказать обо всем Гарри. Он обязательно должен прочитать эту книгу. Тогда он, может быть, наконец-то расскажет мне о своих планах. Они должны быть поистине грандиозны. И даже если он захочет изменить мир, я лишь буду идти рядом, расчищая ему путь и наслаждаясь криками врагов. В голове мелькнула идиотская мысль, что, наверное, так же думали и последователи Темного Лорда, идя за ним. Странно... Почему я не чувствую ненависти к Волдеморту? Лишь восхищение. А ведь он погрузил в кому моих родителей с бабушкой и родителей Гарри, а потом чуть не убил нас обоих. Может быть, это потому, что они не умерли? И почему Волдеморт так поступил? Он не убил их, а лишь обезвредил, но вот меня хотел убить. Чем ребенок был опаснее пяти взрослых магов? И почему я выжил, а он нет? Может, спросить у Гарри? Его вроде бы сильно заинтересовала история Темного Лорда...
  Да, так и сделаю. А сейчас пора спать, завтра я поговорю с Учителем и надеюсь, что он мне все расскажет.
  
  
  Гарри
  
  Тот случай с зеркалом не выходил у меня из головы. Всю ночь я размышлял над увиденным и уже за завтраком окончательно пришел к удручающим выводам. Моя палочка в руках того мага говорила о том, что это я. В будущем или прошлом? Неважно. Важно то, что Я предупреждал себя о том, что Дамблдор является тем, кого стоит опасаться. Хоть мои ощущения и так предупреждали меня об этом, но после того, как я окончательно убедился в своих догадках, моя паранойя разрослась до необычайных размеров.
  Также я пришел к выводу, что немного погорячился предыдущим вечером и, быстро поев, решил подождать появления Невилла. Так как извиняться я не собирался, то решил просто продолжить общение как ни в чем не бывало. Лишаться такого ценного последователя, как Золотой Мальчик Дамблдора, не хотелось. Быстро перекусив, жду, пока Мессия доест и направится в сторону выхода. Но Невилл вновь удивил меня, когда с решительным видом подошел ко столу Равенкло. Улыбнувшись одной из своих самых дружелюбных улыбкок, я поприветствовал ученика:
  - Как прошел вчерашний день?
  - Познавательно, - хмыкнул Лонгботтом, чем удивил меня, так как раньше я не замечал за ним ничего подобного. - Мне необходимо с тобой поговорить.
  - Дежавю...
  - Что? - удивленно спросил Нев, чем насмешил меня.
  - Идем. Надеюсь, это будет немного иной разговор, а не как вчера.
  Выйдя из Большого Зала, мы направились в уже знакомый кабинет. Плюсом этого помещения было отсутствие портретов и шпион старика не мог за нами проследить. Сев в учительское кресло, я расслабился и, крутя в пальцах палочку, приготовился слушать. Невилл навернул по помещению пару кругов. Замерев напротив меня, он достал из сумки какую-то старую книгу и, отдав её мне, начал говорить:
  - Эту книгу мне дала Помона, - я в удивлении приподнял бровь. - Там говорится о том, какими должны быть факультеты. И я...
  Тру переносицу и с легким раздражением, прошу:
  - Не мямли. Соберись и скажи прямо.
  Пуффендуец глубоко вздохнул, как будто собирался надолго задержать дыхание, и произнес:
  - Я знаю, что ты - слизеринец! Ты просто прячешься на факультете Равенкло от кого-то. А я... Вот, - с этими словами он забрал у меня свою книгу и, порывшись в ней с полминуты, показал мне текст на одной из страниц: - Тут написано про Пуффендуй. Прочитай, прошу.
  Хмыкнув, игнорирую щенячий взгляд и углубляюсь в чтение. Но как только я начал читать, то понял, что уже знаю содержимое этой книги. Смутно, но я помнил, о чем она. Правда, это касалось только Слизерина. Что за однобокость в знаниях? Прочитав про барсуков, я подавил ликующую улыбку. Теперь Мессия Альбуса в моих руках.
  - То есть вы выбираете круг людей, которым будете верны до конца, не смотря ни на что?
  - Да, - улыбнулся ученик и с тревогой спросил: - Ты мне веришь?
  Откинувшись на спинку кресла, я задумчиво пробормотал:
  - Возможно, но для чего ты завел этот разговор?
  - Я... я хочу быть на твоей стороне. Хочу изучить ту Силу, про которую ты говоришь. Это ведь не Магия?
  - Да, - согласился я. - Она похожа, но более могущественна. С ней я смогу многое.
  Невилл нахмурился, что-то обдумывая, а потом произнес:
  - Тогда я хочу помочь тебе осуществить свой план.
  - Любой? - я хитро сощурил глаза.
  - Да.
  - Даже если я захочу изменить этот мир? - улыбнулся я. - Ведь изменения не проходят без потерь. Всегда будут те, кто против. В истории много примеров того, как тех, кто хотел изменить наш мир к лучшему, называли злом. И ты все равно согласен следовать за мной, Невилл?
  Мальчишка просиял и твердо ответил:
  - Я уже давно решил, что пойду за тобой в любом случае. Увидеть, как меняется мир и помочь с этим... что может быть лучше?
  В этот момент Мессия напомнил мне Райнера. Не выдержав, я рассмеялся, на мгновение поразившись тому, как холодно прозвучал смех в заброшенном кабинете, и вкрадчиво спросил:
  - Не пожалеешь? Ты ведь Мессия Света, тот, кто убил самого Темного Лорда.
  Лонгботтом усмехнулся:
  - С чего мне жалеть? Я не помню этот подвиг, да и сомневаюсь, что он вообще был. Я ведь не глупец, Гарри. Я не шестой Уизли, который кроме спорта ничего не видит, и не Грейнджер, которая видит лишь то, что ей говорят другие.
  - Странно услышать от ребенка такие взрослые рассуждения, - я решил озвучить свои мысли.
  - Жизнь в приюте заставляет быстро повзрослеть. К тому же, тебя тоже сложно назвать ребенком.
  Приподнимаю бровь и, проведя пальцем по скуле, улыбаюсь:
  - Мое детство тоже было не из легких, - встав, подхожу к зеркалу Правды и, сдернув с него ткань, интересуюсь: - Что ты видишь?
  Невилл, нахмурившись, вгляделся в зеркальную поверхность, а потом, посмотрев на меня, ответил:
  - Я вижу лишь то, что сделал правильный выбор.
  
  
  Четырнадцатая глава.
  
  До начала рождественских каникул оставалось два дня. Ученики готовились к снежному отдыху и ежедневно посылали сов родителям с глупыми, детскими вопросами относительно празднования. Те же, кто решил остаться в школе, составляли планы, чтобы не скучать в полупустых гостиных факультетов.
  Гарри собирался отмечать Рождество на Тисовой улице, вместе с Райнером и Невиллом. К тому же, мальчик еще в пять лет решил, что будет праздновать свой день рождения тогда, когда сам этого захочет. По какой-то, даже самому ситху не понятной причине, Поттер терпеть не мог свой настоящий день рождения, который был летом, тридцать первого июля. Вместо этого мальчик настойчиво праздновал его зимой, в декабре, сохранив лишь день. Старшим Дурслям было все равно, а Дадли лишился тогда одного из поводов поиздеваться над Гарри, так как будущий ситх не раскрывал новую дату. Но после смерти Вернона брюнет перестал скрываться и в открытую праздновал свой день рождения, каждый раз отравляя остаткам семьи Дурслей праздник. С появлением в жизни Поттера Райнера, ситх смог понять, почему дети так любят этот праздник. Чета Кауц с восторгом приняла идею своего сына, они устроили для брюнета незабываемый праздник. И этот год, если судить по тому, что писал Райнер, не должен стать исключением. Особенно Гарри радовало то, что ему удалось уговорить Помону отпустить Невилла к нему на Рождество.
  Гарри вообще нарадоваться не мог на своего ученика. После разговора в заброшенном кабинете, Невилл, с еще большим энтузиазмом, принялся учиться чувствовать Силу и пропускать её потоки через себя. Медитациями Лонгботтом всегда занимался в присутствии брюнета, который внимательно следил за внешностью ученика, ища визуальные проявления после сильного воздействия Темной Стороны. Пока их не было, но Гарри не спешил расслабляться. Характер Невилла сильно изменился по сравнению с тем, каким он был полгода назад. Это значило, что скоро нужно будет переходить к более сложным тренировкам. Хотя ситх в любом случае решил, что на каникулах обучит ученика чему-нибудь попроще.
  Также, по совету Поттера, который, перечитав книгу, решил, что пора начать возвращать былое величие Хогвартса, Мессия начал медленно приучать хаффлпаффцев к мысли, что их факультет не так прост, как привыкли считать окружающие. Доказательством служит он - Мальчик-Который-Выжил, который однозначно не должен был попасть к барсукам. Сначала к словам юного Лонгботтома прислушивались с иронией, и тогда в гостиной Пуффендуя выступил с речью Гарри... Невилл с восторгом смотрел, как, буквально за десять минут, Поттер смог заставить всех присутствующих ловить каждое его слово и соглашаться с каждой фразой. Сам Гарри тоже был доволен полученным результатом. Свой монолог ситх завершил словами о необходимости вернуть их школу к истокам, так как именно это поможет обрести всем то, что им необходимо. Барсуки были впечатлены. Взрослые ученики даже аплодировали ворону-первокурснику, не догадываясь, что речь была рассчитана именно на них.
  На следующий день, двадцать девятого декабря, после обеда, Невилл зашел в Большой Зал и, найдя взглядом погрузившегося с головой в книгу Гарри, приблизился. Сев рядом, мальчик наклонился и прошептал:
  - Все прошло удачно, как ты и думал, - вопреки радостной новости, мальчик был хмур, что было замечено Поттером.
  - Что случилось? Встретил с утра Снейпа или опять подрался с Уизли и Малфоем?
  - Нет! - протестующе воскликнул Невилл, чем привлек к себе внимание декана Гриффиндора, которая решительно направилась в их сторону.
  Гарри поморщился и столкнулся взглядом с женщиной. Та на мгновенье замерла, а её взгляд расфокусировался. Впрочем, буквально через пару секунд Минерва пришла в себя, но про нарушителя тишины уже не вспомнила и принялась придираться к группе слизеринцев. Брюнет довольно улыбнулся и перевел взгляд на Невилла:
  - Так что случилось?
  - Что это было? - спросил ошарашенный Невилл.
  Вместо ответа Гарри постучал длинными пальцами по книге, которую читал. Прочитав название, Лонгботтом еще сильнее запутался:
  - Леги... лелименция? Это еще что такое?
  Гарри подавил вздох и поправил:
  - Легилименция. Это способность проникать в чужое сознание. У маглов синоним к этому - телепатия. Маг может прочитать чужую память, узнать мысли и потаенные чувства, а также создать новые воспоминания или навеять иллюзию. Те, кто владеет талантом к легилименции, в той же степени владеют и даром окклюменции, так как эти две способности являются гранями друг друга и неотделимы.
  - Оккулюмеции?
  - Окклюменции, - терпеливо поправил мальчика Поттер. - Это способность ограждать свой разум от тех, кто владеет легилименцией. С помощью неё можно преподнести легилименту ложь, и он примет её за правду, а также сделать так, что он никогда не сможет проникнуть в те твои воспоминания, которые ты хочешь скрыть. Сейчас я использовал легилименцию и Силу одновременно. Это позволило мне не произносить заклинание, а также не использовать невербальную магию.
  - О... - выдал Невилл, а потом спросил: - А она позволяет отличить ложь от правды?
  - Опытный легилимент сможет почувствовать её. Но в школе таких нет. Единственный сильный маг - Дамблдор, но он сильно не рискует, опасаясь лиса со Снейпом, которые оба являются отличными окклюментами.
  - Даже не буду спрашивать, откуда ты знаешь такие подробности, - пробормотал Мессия и, наконец-то, сообщил причину, по которой разыскивал Гарри: - Насчет директора. Нас с тобой вызывают к нему после обеда.
  - То есть сейчас? Отлично! - раздраженно пробормотал Поттер, в голосе которого вновь проступили шипящие нотки. - Идем, послушаем, что за речь приготовил наш драгоценный Альбус.
  Поттер с задумчивым видом положил учебник в сумку и направился следом за Невиллом. Ситх уже не раз замечал, что Альбус пытается втянуть его ученика во что-то с непонятной целью. Вздохнув, брюнет решил пока плыть по течению. Директору не нужна смерть Невилла. По крайней мере, пока. А раз он плетет интриги, используя именно Мессию, то значит уверен в том, что на эту удочку клюнет крупная рыбка. И что-то подсказывало ему, что этой рыбкой является Темный Лорд. Интересно, а Лорд знает, что он рыбка? Гарри подавил нервный смешок.
  В том, что директор сможет впихнуть его ученика в гущу событий, брюнет не сомневался. Но ему не хотелось, чтобы Лонгботтом умер раньше положенного срока, не справившись с сильнейшим темным магом столетия. А значит, ему, Гарри, придется пока подстраховать Мессию.
  
  
  Гарри
  
  Идя рядом с Невиллом к кабинету директора, я вновь задумался о том, что же мог увидеть в зеркале Лонгботтом. Идей было несколько, но спрашивать своего ученика я пока не хотел. Он должен сам рассказать мне все.
  - Как думаешь, что нам будет говорить директор?
  - Завтра начнутся каникулы. Мы собирались провести их у меня. Думаю, наш дорогой директор хочет это изменить. Кстати, не успел тебя спросить, директор уже пытался лезть в твои воспоминания? Ты должен хорошо чувствовать давление на свой разум, так как твоя бабушка была опытным окклюментом.
  Невилл поморщился, видимо, вспомнив что-то:
  - Да, но у него ничего не получилось. Это ведь тот ритуал меня защищает?
  Ритуал? Ах, да... Слегка усмехнувшись, поправляю:
  - Это действует немного измененная Клятва Ученика. Твои основные воспоминания и мысли надежно защищены от всех.
  - Кроме тебя? - спросил Невилл, а я согласился:
  - Да, кроме меня. Переживаешь?
  Вместо ответа Лонгботтом лишь отрицательно покачал головой и, замерев около горгульи, охраняющей вход в кабинет директора, нахмурил брови. Я лишь вздохнул и приготовился ждать, сделав мысленную заметку о проведении с учеником тренировки для укрепления памяти. Наконец, через минут пять, Невилл выдал:
  - Земляничное суфле.
  Горгулья отошла в сторону, а я сделал непроницаемое лицо. Суфле... Земляничное. Чего-то в жизни старика явно не хватает. Пропустив вперед Невилла, я аккуратно последовал за ним. Черт, иду, как по полу с магическими ловушками! Внешне расслабившись, я застыл, смотря на мнущегося возле двери в кабинет Лонгботтома. Скривившись, стучу и захожу в кабинет первым. Улыбнувшись директору своей самой дружелюбной улыбкой, я поздоровался:
  - Здравствуйте! Вы нас звали?
  - Да, конечно! - директор весело улыбнулся в ответ и сделал приглашающий жест рукой. - Садитесь. Чаю, кофе?
  - Нет, спасибо.
  - Не нужно, мы только после обеда.
  - Да, как я мог забыть, - посетовал Альбус и протянул вазочку: - Тогда, может, лимонную дольку?
  - Нет, спасибо, - повторился Невилл, а я лишь отрицательно качнул головой и спросил:
  - Что-то случилось, директор? Мы что-то натворили?
  - Нет, что ты, мальчик мой! Просто я не увидел ваших имен в списке оставшихся в школе, вот и решил спросить, почему. Простите старику его любопытство.
  Ах ты, старый хрыч! Улыбнувшись, поясняю:
  - Мы с Невиллом решили провести каникулы у меня дома. Я хотел познакомить Нева со своим другом, - делаю грустные глаза и добавляю: - К тому же хотелось, чтобы он провел это Рождество в семейном кругу...
  В голове зашумело, но, видимо, Альбус ничего, кроме того, что хотел показать я, не увидел. Улыбнувшись, директор снизошел:
  - Конечно, езжайте. А что насчет летних каникул?
  Невилл решил подать голос:
  - Я бы тоже хотел провести их с Гарри.
  - Мальчик мой! Ты же понимаешь, что за три месяца у маглов может много произойти? В приют тебя, конечно, не вернут, но маглы... Почему бы вам с Гарри не пожить у Уизли? Это прекрасная семья! Знаю, вы не очень хорошо общаетесь с Роном, но в этой семье еще много детей. Уверен, что вы найдете с кем-то из них общий язык.
  Пинаю возмутившегося Невилла и согласно киваю:
  - Возможно, директор. А теперь, можно, мы пойдем? Надо собрать вещи. К тому же, Невиллу нужно зайти в библиотеку.
  - Конечно, идите! Счастливого Рождества.
  - Спасибо, - поблагодарили мы хором.
  Уже возле самой двери директор позвал Невилла:
  - Невилл! - Ученик обернулся. - Помни, мальчик мой, что ты можешь придти ко мне с любым вопросом или просьбой. Будь аккуратен в стенах этого замка. Хогвартс не всегда был школой и хранит множество тайн.
  - Хорошо, профессор.
  Профессор? Я промолчал, но когда мы прошли мимо горгульи и завернули в один из многочисленных коридоров я не выдержал:
  - Профессор? С каких пор ты начал так его называть?
  - Потом, - шепотом произнес Невилл.
  Сощурив глаза, оглядываюсь и впихиваю мальчика в ближайший кабинет. Оглядев его и не заметив картин, пристально смотрю на ученика. Тот смахивает невидимый пот со лба и буквально падает на ближайший стул:
  - У него почти получилось...
  - Что получилось?
  - Внушить мне идею.
  - Какую? - напрягся я.
  - Профес... тьфу! Директор попытался внушить мне поход на третий этаж после каникул. Желательно, в твоей компании.
  - Вот как? - радостно оскаливаюсь. - Значит, после каникул мы пойдем туда!
  - Ты сдурел? - воскликнул Невилл. - Говорил мне, что стоит его опасаться, и теперь сам же полезешь в его ловушку?
  Усмехнувшись, с довольным видом раскрываю часть своих мыслей:
  - Если мы не полезем туда, то старик заподозрит неладное. А если полезем, то будем участвовать в тщательно спланированном шоу. Поверь мне, Нев, Альбусу ты нужен. Он не станет рисковать тобой, своим любимым маленьким ферзем. Ты одна из главных фигур в его плане.
  - А в твоем? Кто я в твоем плане? - тихо спросил Лонгботтом.
  Холодно улыбнувшись, отвечаю:
  - Мой ученик. Первый ученик и будущая правая рука.
  
  
  Пятнадцатая глава.
  
  Поезд стремительно набирал скорость. Ученики радовались предстоящей встрече с родственниками. Но в одном купе было тихо. Невилл внимательно смотрел на Гарри, в глазах которого горело алое пламя с желтыми искрами. Вокруг равенкловца, кажется, рябил воздух. Сам мальчик сидел в позе медитации и пытался разобраться в своих эмоциях. После сна, который увидел ситх ночью, Сила будто пребывала в предвкушении чего-то. Проигнорировав ученика, сверлящего его взглядом, Поттер прикрыл глаза, воспроизводя в памяти сон.
  
  Огромный ангар был в полуразрушенном состоянии. В середине помещения стоит высокая, массивная фигура в черном плаще, ее лицо скрыто под глубоким капюшоном. Вокруг валяются обломки стен и прочий металлолом. Двери в ангар открываются, разъехавшись в стороны. На пороге появляется группа из трех человек. Невысокая девушка, чьи пышные каштановые волосы были собраны в высокий хвост, замерла, сверля взглядом встретившего их. Рыжий парень рванул было вперед, но его остановил третий человек в группе - высокий брюнет с сединой и поразительно яркими глазами синего цвета. Положив рыжему руку на плечо, он отрицательно покачал головой. В его глазах мелькнула грусть. Как будто в противоположность встречающему, одежда всех троих была светлых тонов. Мужчина в плаще поднял голову, и из-под капюшона предвкушающе сверкнули желтые глаза.
  - Я ждал вас... джедаи, - посмотрев на рыжего, мужчина усмехнулся. - А ты изменился, Ронни-пони. Решил сбежать к Свету или к юбке той, что стоит рядом с тобой?
  Синеглазый загородил собой рыжего и спросил:
  - Посмотри, что с тобой стало ... где он, ситх?
  Названный ситхом рассмеялся и скинул капюшон. Пепельная кожа с черными прожилками сосудов смотрелась завораживающе жутко. Растянув губы в улыбке, мужчина показал слегка заостренные зубы. Но в нем все еще можно было разглядеть черты веселого мальчишки с застенчивой улыбкой и любовью к растительности.
  - Почему ты так стремишься вновь увидеться с ним, джедай? Надеешься, что ... раскается неизвестно в чем и встанет на вашу сторону, разрушив все, что сам создавал? Почему в тебе еще жива эта привязанность к тому, в чьей жизни ты предпочел не появляться? В любом случае, скорее у моего бывшего ученика исполнятся его извращенные мечты, чем твои надежды обретут свой шанс на осуществление.
  Рыжий покраснел от гнева и с решительным выражением лица вышел из-за спины мужчины. Выхватив из-за пояса рукоять, он активировал световой меч и сделал длинный прыжок в сторону желтоглазого:
  - Я убью тебя! Ты ... - в воздухе сверкнуло синие лезвие, но оно не достигло своей цели, встретившись с алым клинком.
  Улыбка ситха превратилась в оскал:
  - Не сможешь, предатель. Но ... последний урок, мой бывший ученик.
  Синеглазый побежал на помощь своему другу. Девушка тоже попыталась присоединится к битве, но ей помешала высокая блондинка, чье лицо буквально озарила зловещая усмешка. Замерев, джедайка удивленно воскликнула:
  - Как? Ты же должна была быть...
  - Мертва? - презрительно прошипела блондинка. - Всегда проверяй, жив ли твой враг. Я сейчас ...
  - Зачем? - изумленно воскликнула джедайка.
  - ... пропустить шанс отомстить тебе за свой прошлый проигрыш, - желтые глаза светловолосой заледенели от еле сдерживаемой ненависти, когда она показала на свою скулу, где виднелось начало длинного шрама, змеей опускающегося к шее и скрывающегося за одеждой. - Видишь ... мной должок...
  
  Гарри
  
  Не сон - виденье. Сила позволяет увидеть будущее. И сейчас это был знак. То, что я увидел, было не достаточно точным. Половина фраз в видении плыла, но то, что я услышал говорило о многом... Без сомнения ситх был Невиллом, а вот девушка... Хм, где-то я уже видел подобный оттенок волос. Означает ли это, что у меня все получится? Однозначно! Я смогу создать свою Империю... Правда, появление джедаев не входило в мои планы. По крайней мере, так рано. Значит, будем готовиться и к этому. Я видел лишь троих, но их наверняка намного больше. При этом двое из них были мне знакомы. Кто бы мог подумать! У судьбы потрясающее чувство юмора. Открыв глаза, смотрю на Мессию. Великолепно! Сила вновь всколыхнулась, а я улыбнулся, глядя на напряженно смотрящего на меня Невилла.
  - Спрашивай.
  - Ты подозрительно доволен. Что послужило причиной? И что опять случилось с твоими глазами?
  Значит, они так и не стали вновь зелеными. И вот почему Сила так ликует. Этой ночью случилось то, чего я давно ждал и чего опасался. Мои глаза решили окончательно сменить цвет. Но радует лишь то, что вовремя. Я боялся, что это событие случится в середине семестра. Теперь у меня есть время скрыть появившиеся изменения. Нужно будет купить цветные линзы. Пока я не планирую раскрываться, стоит быть аккуратным.
  Вновь прислушиваюсь к себе. Как я и думал, магия, что во мне оставалась, почти полностью стала Силой. Теперь меня трудно назвать магом. Остатки Магии будут меняться дольше. Они как-то связаны с тем, что я ощутил, когда призывал свою палочку. Где-то есть множество источников Магии, с которыми я связан. Они тоже начали изменятся, но пока они не станут Силой, во мне останется Магия. Именно её я каждый день отдавал Нагайне. Кошусь на сундук, в котором заснула почти трехметровая змея. Откормил вредину на свою голову. Надо будет оставить её с Райнером. Пусть присмотрит за Хранителем. Вновь смотрю на мальчишку, который терпеливо ждет моего ответа. Хорошее качество. Рад, что он умеет ждать. Порой, выжидать нужный момент, чтобы потом обрушить на врага всю ярость и мощь, просто необходимо.
  
  
  ***
  
  Смотря на Гарри, Невилл заметил, что тот вновь погрузился в размышления. Но вскоре мальчик поднял голову и посмотрел на барсука. В жутковатых глазах мелькнуло удовлетворение.
  - Все очень просто, мой дорогой ученик, - Лонгботтом приподнял одну бровь, явно подражая Снейпу. - И не стоит так скептически смотреть на меня. Помнишь, я рассказывал тебе о Силе?
  - Да, - согласился Мессия. - Ты говорил, что она - следующая ступень после Магии.
  - Рад, что ты меня слушаешь, - довольно улыбнулся ситх. - Сила дает многое. В том числе и возможность увидеть будущее.
  Невилл аж подпрыгнул. Он уставился на Гарри и дрожащим голосом переспросил:
  - Будущее? Значит, ты увидел... - голос подвел мальчика.
  Не сдержавшись, Поттер торжествующе улыбнулся и с искренней радостью в голосе воскликнул:
  - У нас получится, Нев! Мы сможем создать её! - увидев легкое удивление в глазах своего собеседника, Гарри улыбнулся. - Наверное, стоит тебе рассказать все более подробно, чтобы ты не запутался... Но этим займусь не я.
  - А кто? - нахмурился Невилл.
  - Я тебе говорил про Райнера? - дождавшись кивка, Поттер продолжил. - Он выполняет роль Хранителя Знаний в нашей, пока немногочисленной, группе. Все данные, что у нас есть о Силе, находятся у него. Я познакомлю вас, и, пока я буду на тренировке, он все расскажет тебе.
  - На тренировке? - не понял Лонгботтом.
  - На мечах. С тобой мы к ним еще не приступали, но начнем. Я думаю, ближе к лету.
  В глазах Невилла загорелся огонек предвкушения. Мальчик в детстве часто мечтал о том, что станет рыцарем, и теперь, при мысли, что он сможет частично исполнить свою мечту, в нем все переворачивалось. Лонгботтом даже не заметил, с каким весельем на него смотрел Поттер. Теперь Гарри не сомневался в том, что в виденье ситхом был именно его ученик. А это значило, что из Невилла должен выйти превосходный мечник.
  Из мечтаний Лонгботтома вырвал стук в дверь купе. Переглянулись, ребята решили открыть. На пороге купе стоял с мрачным видом Рон. Гарри встряхнул отросшими волосами, которые скрыли глаза, и остановил Невилла, собиравшегося было прогнать гриффиндорца. Потом мальчик повернулся к рыжему:
  - Что случилось, Уизли?
  - Я... Я пришел извинится перед тобой, Пот... Гарри.
  Слегка наклонив голову набок, ворон усмехнулся:
  - Извиняйся.
  Рон стал багровым. Сжав зубы, мальчик буквально прохрипел:
  - Прошу прощения за свое поведение. Я не должен был обвинять тебя. Если сможешь, прости меня.
  - Конечно, я прощаю тебя, - тепло улыбнулся Поттер.
  Рон радостно улыбнулся в ответ, но потом, замявшись, спросил:
  - А мы сможем стать друзьями? С тобой и с... Невиллом?
  Гарри взглянул на Мессию, который с круглыми глазами смотрел на своего Учителя, и улыбнулся рыжему:
  - Нева я беру на себя. Он, в принципе, не обидчивый. Просто мы с ним лучшие друзья, а барсуки всегда защищают своих родных и близких.
  Рон облегченно выдохнул. Мальчик думал, что будет намного труднее. Его мать, Молли Уизли, вчера прислала письмо с гневными высказываниями, в котором требовала, чтобы её сын помирился с Поттером. Ведь именно этот мальчик имел огромное влияние на Невилла. Женщина мечтала о том, чтобы её любимая дочь Джинни стала женой Избранного. Сама Джинни еще не была в курсе планов своей матери. Девочка хранила под своей подушкой фотографию из Пророка, на которой был заснят Гарри Поттер, стоящий рядом с Мальчиком-Который-Выжил. Молли тоже не догадывалась о предпочтениях своей дочери. Она надеялась, что приехавший летом к ним в гости Лонгботтом сразу влюбится в Джинни. Именно поэтому ссора её сына с лучшим другом будущего зятя была нежелательна. Женщина была зла на Рона, и тот не хотел подвести свою мать. Он исполнил ее просьбу, и когда все получилось, гриффиндорец был так рад, что даже не удивился, насколько легко был прощен. Когда поезд остановился на вокзале и дети начали выходить из вагонов, Рон попрощался с новыми друзьями и, подпрыгивая, побежал к встречавшей его матери. Поттер дружелюбно улыбнулся и помахал рыжему рукой, а сам продолжил тащить тяжелый чемодан со змеей. Уже возле вокзала, когда он и Невилл ждали Райнера с тетей Петуньей, Мессия решил поинтересоваться:
  - Почему ты простил его? Это как-то связано с тем виденьем?
  - А кто сказал, что я его простил? Но ты прав. Это вплотную связано с виденьем. Если он так хочет дружить с тобой, что даже переступил через свою ненависть ко мне, то дай ему шанс. Стань его другом, но не позволяй ему стать равным тебе. Запомнил? - Мессия понятливо кивнул. - Вот и прекрасно.
  И Гарри улыбнулся своей обычной, холодной улыбкой, которая разительно отличалась от той теплой, которой ситх улыбался в школе. Но сейчас в ней что-то изменилось. Может, из-за цвета глаз, но Невилл чувствовал, что в ней появилась какая-то ярость. Азарт. Благодаря медитациям, Лонгботтом смог чувствовать, как пульсирует вокруг его учителя Сила. В словах Поттера был смысл, и Избранный был полностью согласен с его решением. Действительно, если этот Уизли так хочет дружбы, то он её получит. А насчет ровни... У Лонгботтома было лишь несколько людей, которых он считал семьей. И лишь они могут быть равными, более никто. Неожиданно, глядя на все еще улыбающегося Учителя, Невилл тоже улыбнулся. Его улыбка была точной копией той, которая играла на лице взрослого ситха, что, где-то в будущем, встречал трех джедаев. Видя это, Гарри довольно прищурил глаза, а потом, со спокойным лицом, посмотрел на подъезжающую к вокзалу машину.
  Когда из машины выскочил взъерошенный Райнер, Поттер не выдержал и хохотнул. Вид у Хранителя был как на его дне рождения, когда мистер Кауц подарил сыну книгу "Звездные Войны", Джорджа Лукаса, с автографом самого автора. Подбежав к брюнету, немец сунул ему в руки папку и принялся ходить вокруг Невилла. Лонгботтом, в свою очередь, рассматривал нового знакомого, а потом протянул ему руку:
  - Невилл Лонгботтом.
  - Райнер Кауц, - улыбнулся блондин и пожал руку барсука. - А ты...
  Гарри, оторвавшись от папки, влез в диалог:
  - Все разговоры потом. У вас еще будет время, чтобы наговориться, - Поттер посмотрел на Райнера. - Ты сделал, что я просил?
  Кауц тяжело вздохнул:
  - Ты себя не жалеешь. Да, я позвонил ему. Он ждет тебя через два часа. Будь на этот раз аккуратен.
  Брюнет улыбнулся и откинул отросшую челку, показывая глаза:
  - Не могу. Ты и сам понимаешь.
  Райнер, не веря, уставился на Гарри. Но спустя пару секунд воскликнул:
  - Не могу поверить! У тебя получилось! - Неожиданно немец нахмурился. - Значит, мы должны купить тебе цветные линзы... Пока не стоит показывать их никому. Кстати, а что ты там говорил про сюрприз?
  - Вот, держи, - Ситх протянул своему Хранителю чемодан. - Осторожно, не урони её. Это будет не лучший способ начать знакомство.
  - Не понял, - удивленно нахмурился мальчик.
  - Я должен был обеспечить тебе охрану. Вот и нашел способ. Она будет тебя защищать. Только будь внимателен.
  - Почему?
  Гарри довольно улыбнулся:
  - Она очень ядовита.
  Райнер с опасением покосился на тяжелый чемодан в своих руках. В нем кто-то шевелился. Немец сглотнул и выдавил из себя улыбку. Гарри не выдержал и рассмеялся. Да, это однозначно будет забавное зрелище.
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"