Mormo23: другие произведения.

Я - Темный Лорд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новые главы будут появляться редко. Заранее извиняюсь. Аннотация: Иногда, наши размышления могут завести так далеко, что, когда придешь в себя, будет сложно выплыть наверх из тех глубин, в которые завел себя сам. Легко сидеть с книгой и думать как бы поступил ты, на месте героев в той или иной ситуации. Что ж... Гордись, судьба дала тебе шанс.

  
  Пролог.
  
  С раздражением захлопываю книгу. Величайшего Темного мага убили простым обезоруживающим заклинанием? Мне стало действительно грустно и даже немного обидно. Эпопея про Гарри Поттера закончилась победой Света. Предсказуемо. Задумчиво откидываюсь на спинку кресла и кладу книгу на подлокотник. Если рассматривать эту историю с точки зрения гриффиндорцев, то злого дяденьку Волдеморта победил Спаситель Поттер. Мнение слизеринцев чем-то похоже, но все же отличается от точки зрения львов одним моментом - змеи терпеть не могут Золотого мальчика.
  Но это лишь верхушка айсберга. После прочтения всех семи книг, у меня выстроилась весьма не та радужная картина, которая описывалась Роулинг. Все началось не с Гарри Поттера, ребенка из пророчества, и даже не с Тома Реддла, маленького мальчика из приюта, а гораздо раньше. Альбус Дамблдор. Великий светлый маг, директор Хогвартса и любитель лимонных долек. Угу, который во времена своей бурной молодости, тесно общался с еще одним Темным Лордом - Гриндевальдом. А потом его же и посадил в тюрьму. На мой взгляд это выглядит как устранение противника.
  А эта ненависть Тома к Альбусу... Ведь не могут на пустом месте возникнуть подобные эмоции! Да и то, что будущий Темный Лорд хотел быть преподавателем в Хогвартсе говорит о многом. Потом именно Дамби присутствовал при рождении пророчества и позволил уйти Северусу Снейпу. В том, что позволил, я не сомневаюсь. Вряд ли такой сильный и опытный лелигмент не смог не заметить Пожирателя. А после рождения Гарри начался образовываться целый клубок неясных вещей. И вряд ли виновником большинства был Волдеморт. Его банально стравливали с Мальчиком-Который-Выжил. Едва получив наводку, Том послушно бежал в атаку. Это поведение после возрождения, кажется немного глупым и безрассудным... В начале становления Реддл вряд ли был таким конченым психом. Иначе аристократические Рода не пошли бы за ним. К слову, вряд ли кого-то из маглорожденных или сторонников директора интересовала причина такого соотношения Светлых Родов к Темным по силе, значимости и возможностям. Меня же этот факт чертовски заинтересовал.
  Но на мой взгляд даже в той ситуации в которую попал Том, можно было бы избежать подобных проблем. Если бы только не его вспышки ярости. Кстати, откуда они появились? Следствие разделения души? Возможно, но вряд ли. В таком случае, тогда в одном из осколков души должна была быть его 'светлая сторона', чего уж точно не было. Да, на месте Лорда я бы во многом бы поступил по-другому. Впрочем, хватит размышлять. Я живу в реальной жизни и день еще только начинается.
  Встав с кресла, я принялся за повседневные дела. День прошел замечательно, и вечером, после возвращения со дня рождения сестры, я, не раздеваясь, рухнул на диван. Повернувшись на спину и взглянув на кружащий потолок, закрываю глаза и проваливаюсь в сон. Мне снится, что я маленький мальчик, живущий в приюте. Мне пять лет и я... особенный? Да, особенный. Вчера я увидел змейку, и мы с ней долго говорили. Она много рассказывала о мире и это было просто потрясающе! Мы договорились о встрече на следующий день. Весь оставшийся вечер, ночь и следующее утро я был в приподнятом настроении, что было, на мою беду, замечено остальными детьми.
  Когда я подошел к дальней ограде, где через два часа должна была появиться змейка, меня увидели старшие и, смеясь, подошли ближе. Я прижался спиной к забору. Именно эта группа, состоявшая из пяти подростков, славилась своей любовью к избиениям и издевательствам тех, кто младше и слабее их. Этот раз не стал исключением. Они снова избили меня. Упав на землю, я закашлялся и ощутил какой-то металлический привкус во рту. Ненавижу. Боже, как я их ненавижу. Когда нибудь они все поплатятся за свои действия. Злые слезы покатились по щекам от чувства своей беспомощности и бессилия. Один из подростков, кажется его тоже зовут Том, склонился надо мной и глумясь произнес:
  - Томми, Томми! Еще думаешь, что тебя усыновят или просто хочешь сбежать?
  Остальные подростки его поддержали:
  - Да его уже три раза возвращали!
  - Псих!
  - Ненормальный!
  С каждым словом я все сильнее прижимал колени к груди, лежа на холодной земле. Стоя надо мной, как стая шакалов, они мерзко смеялись, не забывая время от времени сопровождать свои высказывания чувствительными пинками по ребрам. Громкое недоуменное шипение вырвало меня из объятий жалости к самому себе. Только не это.. Змейка, нет! Заметив мой взгляд, Том усмехнулся и поднял с земли отчаянно сопротивляющуюся змею.
  - О, гляньте! Это же его подружка! А как тебе это Томми? - с этими словами подросток достал неизвестно откуда у него взявшийся нож и одним легким взмахом отрезал рептилии голову.
  Глядя как единственное существо, которое приняло и поняло меня падает на землю, я ощутил, как в душе безвозвратно пропало нечто очень важное. Сердце, до этого бешено колотившее в груди, забилось неестественно спокойно и ровно, а в голове возникло лишь одно желание. Я захотел, чтобы они страдали. Все до единого. Чтобы они испытали тоже, что и я. Почувствовали ту же боль, что и змейка.
  Как будто услышав мои мысли, пятеро подростков упали на землю, истошно крича. А я улыбался. Их крики были для меня музыкой. Наслаждаясь зрелищем катающийся и воющих от боли обидчиков, не сразу замечаю, что по верхней губе что-то течет. Машинально проведя ребром ладони под носом я замер. Кровь. Глядя на эту алую жидкость теряю сознание... Чтобы в следующее мгновенье резко подпрыгнуть на кровати, сесть. Осознать что сейчас ночь и в комнате темно. Боже, это же надо такому присниться. Эта ненависть и ярость до сих пор не отпускают, приятно согревая изнутри. Запускаю руки в волосы. Зря выпил у сестры, вот что приснилось. Всё, больше не пью. Никогда. Ложусь обратно на подушку и закрываю глаза. Надо заснуть, завтра надо сдать на права. Третий раз уже пойду. Внутри вновь всколыхнулась ярость, но осознание полной готовности к письменному экзамену, успокоила её. На удивление быстро, после такого-то сна, засыпая, я хоть и заметил, что-то не так, но решил разобраться с этим потом.
  
  В больничной комнате приюта было тихо. Мерное дыхание её единственного обитателя вдруг резко стало прерывистым, а потом, с тихим вскриком, больной сел на кровати. Плохо видящими в темноте глазами он осмотрелся и, выдохнув, запустил руки в волосы. Просидев на кровати в такой позе с минуту, он снова улегся и закрыл глаза. Уже минуты через две, маленький, лет пяти на вид мальчик спокойно спал на больничной постели. На его худом и изможденном лице была улыбка.
  
  
  
  Глава 1.
  
  Пожалуй, то утро стало для меня той самой точкой отсчета, после которой понимаешь, что жизнь больше никогда не будет прежней. Очнувшись в больничной комнате, я долго не мог сообразить, где нахожусь. Потом эти сны... После повторного засыпания мне продолжила сниться жизнь некоего мальчика, по имени Том. И первым, что насторожило меня, когда я сел на кровати, оказалась злополучная палата. Том хорошо знал это помещение. Слишком уж часто попадал в него мальчик после очередного избиения старшими детьми.
  Но это был лишь первый звоночек. Вторым и более сокрушительным стал внешний вид моего тела. Худые, но утонченные руки с красивыми длинными пальцами и тонкими запястьями. Но что более важно - детские. Сердце заколотилось в груди, предчувствуя недоброе. Рывком спрыгнув с кровати, на мгновенье теряю равновесие. Все вокруг казалось таким большим, каким может казаться окружающий мир невысокому человеку. Или ребенку. Или тому бедному малышу из моего сна. Но знание того, что все вокруг не сон, пришло мгновенно, как только я увидел свое отражение в зеркале над старым умывальником. Довольно красивое, но изможденное детское лицо, обрамленное послушными темными волосами, имело приятные, но немного хищные черты, что, к слову, было весьма странно видеть у маленького мальчика. Темно-зеленые, почти черные глаза холодно смотрели из под неровной челки. Изучив свое отражение, прихожу к выводу, что ангелочком меня уж точно назвать трудно.
  - Том, ты уже встал? - резко оборачиваюсь, угрюмо глядя на мисс Олфрин. Кажется, именно так зовут приютскую медсестру. Невысокая и худая женщина с усталыми глазами цепко оглядела комнату и злобно рявкнула. - Что тогда бездельничаешь? Иди к остальным! Сейчас как раз время обеда.
  Кивнув, выбегаю из палаты. Главное, подальше от этой мерзкой женщины. Сколько раз она игнорировала мои переломы, вылечивая мелкие ранки других детей? А на меня смотрела, как будто это я во всем виноват! Но в этот раз я попал к ней один, вот и пришлось этой старой деве лечить меня. Усмехнувшись, резко замираю, не дойдя до лестница каких-то полметра. Понимание того, что мое сознание воспринимает воспоминания Тома, как свои собственные, напугало. В одно мгновенье я осознал, что не помню, как зовут меня-любителя-творчества-Роулинг. Зато я помню свое нынешнее имя - Том Марволо Реддл.
  Громкий смех пронзил тишину коридоров приюта. Я знаю, что много думал о том, как можно было бы изменить мир Поттерианы, и теперь у меня есть шанс воплотить свои мечты в реальность. И как говорится: 'Я сам Творец своей судьбы'. Так чего стоит мне, с моими знаниями, стать Вершителем Судеб?
  Позже, сидя в столовой за грязным, обшарпанным столом, я не спеша ел, обдумывая всю ту кучу проблем, свалившихся на меня вместе с новой жизнью. В воспоминаниях Тома (а теперь уже моих), временами появлялись необычные белые пятна, поверх которых были странные образы-воспоминания немного неестественного происхождения. И если я правильно помню, такой эффект оставляет лишь одно заклинание - Обливиет. Резко помрачнев, быстро доедаю ту дрянь, что здесь называют едой, и иду на улицу. Сейчас время послеобеденного сна, но кто будет следить за сиротами с должным усердием? Идя знакомым-незнакомым маршрутом, достигаю ограды приюта и, проскользнув меж прутьев, бегу к одному из любимых мест Тома. Старый пустырь, куда редко забредают люди и животные, встретил меня тишиной. И именно здесь, сев на камень, я начал строить план своих дальнейших действий.
  Для начала, мне было необходимо разобраться в своих воспоминаниях. Я отчетливо помнил, что у меня была сестра, и вчера у неё было день рождения. Также я помнил, что вчера дочитал последнюю книгу про Гарри Поттера и был не доволен концовкой. Собственно, на этом мои воспоминания заканчивались. Нет, знания из той жизни остались. Я помнил программу школы и три курса юридического. Помнил все книги и фильмы, которые прочитал и посмотрел за ту жизнь. Но память молчала о том, кто я, где жил, когда родился. Зато она во всех подробностях, да еще и от первого лица, повествовала о нелегкой жизни в лондонском приюте. Ну, и кем мне стоило себя считать? Томом, будущим Темным Лордом Англии, или Безымянным, который считал мир Тома лишь одной из увлекательных историй, созданных фантазией писателей? Как бы то ни было, ответ был очевиден и лежал на самой поверхности. Не знаю, где сейчас находится прежний Том, и как я попал сюда. Но точно знаю одно, здесь есть только я. И раз я не помню второго своего имени, то оно и ненужно. Ведь все равно меня будут знать под другими. Сначала я стану известен миру волшебства, как Том Реддл, полукровка с факультета Слизерин, а потом... Хочется, чтобы этот мир так и узнал меня, как своего Лорда. А имя Волдеморт весьма красиво звучит. Значит, решено. А за компанию надо будет указать маглам их место. И провести реформу относительно приютов. Наверняка существует какое-нибудь магическое принятие в Род или усыновление. А потом проведем еще парочку изменений...
  Улыбнувшись своим мыслям, смотрю на небо. Солнце уже клонилось к горизонту, и пора было идти в приют.
  Вздохнув, встаю с теплого камня и иду обратно. Интересно, что случилось с той шайкой, которая убила змейку? Хотя судя по тому, что они довольно мило катались по земле и истошно кричали, им было очень больно. За дело. Будь моя воля - убил бы! На несколько секунд прикрываю глаза и представляю, каково это. В груди одобрительно шевельнулась ненависть. Резко распахиваю глаза. Не может быть! Вот оно! Вот откуда пошли вспышки ярости и ненависти. Даже сейчас, когда я воспринимаю те события, как произошедшие с кем-то другим, во мне бушуют отголоски этих двух чувств. Боюсь представить, что будет, когда заденут меня. Как я отреагирую на агрессию по отношению к себе? Но у меня есть еще шесть лет на выяснение этих реакций.
  Проникнув на территорию приюта тем же путем, я бегом побежал на ужин. Хоть местная еда и была весьма отвратительной на вкус, растущий организм требовал свое. Надо будет найти способ добывать нормальную пищу. А то местная меня доведет. С отвращением отодвигаю недоеденную кашу и иду в свою комнату. В каждой из подобных спален проживало шестеро детей. Реддл считался довольно замкнутым и необщительным ребенком, так что изменения в поведении будут незаметны для окружающих. Когда я уже улегся спать, пришли остальные дети.
  Сироты в приюте были, как на подбор. Большая часть, если не все в будущем, когда вырастут, станут преступниками. Не крупными, а мелочью. Бандиты, карманники, мародеры. Возможно, даже убийцы. Ради денег и еды они будут готовы на все. К тому же, скоро будет Вторая Мировая. Как раз после неё их выпустят в 'светлое' будущее. Жалкая судьба, хотя о чем можно говорить, если этот приют один из самых плохих в Лондоне?
  Пока я молча смотрел на вошедших, один из них, явно лидер в компании, если судить по наглой улыбке, подошел поближе. Он был самым высоким и, как все остальные, имел неопрятный вид. Приказным тоном мальчик потребовал ответа на свои вопросы:
  - Это правда, что ты последний видел Томаса и его друзей?
  Я непонимающе округлил глаза и переспросил:
  - В смысле, последний? Я не видел их после того, как потерял сознание.
  - Тебя отнесли к мисс Олфрин, а их забрали в больницу.
  Пожимаю плечами:
  - Может, они наткнулись на кого-то, кто сильнее их.
  Ложусь лицом к стене и закрываю глаза.
  - Эй! Я не давал тебе разрешение лечь спать!
  Скривившись, сажусь на кровати и немного резко интересуюсь:
  - Что еще?
  - После того, как Тома больше нет в приюте, здесь я главный.
  Мне стало смешно и, свесив ноги с кровати, спрашиваю:
  - А ты не боишься, что с тобой произойдет то же, что с Томом и его шавками? Ведь, на сколько я понял, неизвестно, кто отправил их в больницу, - тут я нехорошо усмехнулся, глядя, как мальчишка стремительно бледнеет. - Будь осторожнее, друг мой.
  Снова ложусь на бок и засыпаю.
  
  Сидя за партой, я внимательно следил за игрой детей во внутреннем дворе школы. За прошедшие четыре года я провел глобальную работу, но большее количество времени я потратил на наведение справок и создание нужной мне репутации, в следствие чего смог попасть в более престижную магловскую школу. Том со своими дружками так и не вернулись в приют. Поговаривали, что их перевели в другой. Может быть и так. Спустя неделю, когда я вновь проверял свои воспоминания, появилась еще одна загадка. Очередной пробел в памяти довольно сильно напряг меня. В тот день, когда он появился, меня вызвали к директору приюта поговорить о случившемся с Томасом. В памяти остался разговор с самим директором и полицейским. Но там было что-то не так, как будто я смотрел фильм с качественной компьютерной графикой. Чувствуя это всей своей сутью, я завел привычку каждый вечер просматривать память, за прошедшие три года подобных случаев было всего три, если учитывать тот разговор с полицией и директором. Но лишь в одном случае я смог заметить нечто странное. Сквозь наложенное воспоминание я заметил человека, с которым, судя по всему, разговаривал. Высокий мужчина в хорошем костюме, с достаточно длинной и не седой бородой. Лица я не запомнил. Но у неизвестного была палочка. Её я узнаю везде. Но из-за невозможности ничего сделать, направил все силы на более тщательное управление своим разумом и эмоциями. Вспышки ярости, к сожалению, были сильны даже при моем контроле. Но я старался их скрыть и у меня это отлично получалось.
  Мнение воспитателей обо мне сильно изменилось за прошедшие четыре года. Я прослыл воспитанным, культурным ребенком с дружелюбной улыбкой и искренними глазами. Таким образом я добился более-менее хорошей еды для себя. Да и отдельная спальня, когда нас, как более взрослых, расселяли по освободившимся от выпущенных из приюта детей комнатам. По двое, по трое. А я жил один. Остальные дети были не против. В отличие от взрослых, они видели не только милого ребенка. Правда, и среди них, и среди взрослых были исключения. Пресловутая мисс Олфрен по-прежнему смотрела на меня, как на врага народа. Но я больше не попадал к ней и, поэтому мне было как-то все равно.
  В этом году случилось то, чего я ожидал, но не думал, что оно вызовет во мне такие сильные эмоции. Жаркое лето навсегда осталось в моей памяти. Произошло еще одно событие, которое поразило меня до глубины души. Наш приют, в рамках культурной программы, вывезли на море. Побережье заканчивалось обрывом и внизу, в метрах пятнадцати, бушевали волны. Они методично разбивались о скалы, и я, как завороженный, следил за ними. Пройдут годы, а они останутся. Где-то здесь должна была быть пещера и, хорошо запомнив это место, я продолжил любоваться пейзажем. Именно в тот день я решил, что создам крестраж. Один или два, не больше. Я хочу жить вечно. Вместе с этими волнами видеть каким станет мир под моим руководством. Не это ли было целью канонного Волдеморта? Ну, кроме господства магов над маглами. Хотя и эту мысль я планировал осуществить. Не сразу правда, чтобы маглы не смогли осознать, что произошло, а когда осознали...
  - Том, ты идешь?
  Отрываюсь от воспоминаний и поворачиваю голову в сторону одноклассника. Гарольд Эванс. Чуть выше меня, с глазами яркого зеленого цвета и рыжевато-русыми волосами. Внешность вместе с фамилией и именем чертовски напрягали, но Эвансу этого было не объяснить, и он с первого дня нашего знакомства пытался подружиться со мной. Но поняв бессмысленность этой затеи, сменил тактику. Теперь Гарольд просто задавал какой-либо интересующий его вопрос, а я отвечал, высказывая свое мнение. Частенько наши точки зрения совпадали, но на некоторые темы он даже не начинал дискуссии, поняв, что мне не нравится говорить на ту или иную тематику. Вот и сейчас, прошло всего минут пять после начала обеденного перерыва, а он уже стоит рядом и внимательно следит за моими действиями. Почему-то Эванс решил стать моим телохранителем. В принципе, я не был против. Если я прав, то его внук будет небезызвестным Гарри Поттером. Так почему бы мне не проследить за этой ситуацией?
  - Конечно, идем.
  Поднявшись из-за парты, выхожу из класса. Эванс, выйдя следом, вдруг задал весьма странный вопрос:
  - Ты умеешь говорить со змеями?
  - Ты о чем? - невинно интересуюсь вместо ответа на вопрос.
  - Я видел, как ты шипел, держа в руках змею.
  Усмехнувшись, парирую:
  - Ну, ты же мяукаешь, когда пытаешься достать своего кота с дерева.
  Гарольд задумался, а потом рассмеялся.
  - Тогда, получается, я могу говорить с котами. Бред, забудь что я сказал.
  - А ты разве что-то говорил?
  
  Спустя два года пришло то время, когда мне предстояло впервые столкнуться с миром магии. В моей жизни ничего толком не изменилось, разве что я долго бродил по улицам, ища чертов вход на Косой Переулок. Но, увы, не нашел. Когда закончился учебный год, Гарольд подошел ко мне с извинениями и сообщил, что родители переводят его в частную школу во Франции, но он обещает, что будет присылать письма. Не скажу, что это меня обрадовало. За все эти годы я успел привязаться к Эвансу и действительно начал считать его другом, но реальность жестко ткнула меня носом в заблуждения. У будущего Темного Лорда не может быть близких друзей. Они делают людей слабыми и зависимыми. Если пригрозить человеку смертью близких ему людей, он в лепешку разобьется, но выполнит все ваши просьбы. И это было... прискорбно.
  Выкинув все мысли из головы, я сел на кровать и, закрыв глаза, привычно погрузился в свой внутренний мир. Подозреваю, что защиту моего разума чертовски трудно пробить. Я старался сделать её как можно более сложной и агрессивной, направленной на категоричную атаку при необходимости. И сейчас я пытался доделать очередной щит, как я назвал его - Зеркальный. Моя задумка заключалась в том, что мага, который доберется до этой ловушки, откинет обратно в его же воспоминания. Идея-то была просто великолепна, но пока, увы, у меня ничего не получалось.
  Стук в дверь прервал тщетные попытки создать щит. Потерев виски, поднимаю голову и вижу зашедшего директора.
  - Том, к тебе пришел мистер Дамболдор. Он учитель из престижной школы, так что тебе повезло. Не упусти свой шанс, Реддл.
  Не упустить шанс? Ну что вы, директор. Я не упущу его. Смотря на мужчину лет пятидесяти, с холодными светло-голубыми глазами, вежливо спрашиваю:
  - Мистер Дамболдор?
  Вот как ты выглядишь в реальности, Альбус. В голове что-то щелкнуло и светло-голубые глаза сощурились. Я сделал вид, что не понял, что произошло.
  - Да, а ты, судя по всему, Том, - приторно улыбнулся волшебник и обратился к директору приюта. - Я могу поговорить с вашим воспитанником на счет нашей школы и его дальнейшей жизни?
  Директор закивал и, вспомнив о каких-то неотложных делах, поспешно вышел из комнаты. Как только за мужчиной закрылась дверь, я спросил:
  - Мистер Дамболдор, а о какой школе Вы говорили?
  - О, мальчик мой, - мысленно кривлюсь, подавив приступ ярости, - по праву своего рождения ты записан в престижную школу Хогвартс.
  - По праву рождения? - смущенно улыбаюсь. - Но сэр, я - сирота.
  Альбус, уже надевший маску доброго Белого Мага, начал проникновенную речь:
  - Наверняка ты не раз замечал, что вокруг тебя творятся странные вещи, но не понимал их причины. Я открою тебе тайну Том, ты... - будущий директор сделал торжественную паузу и закончил, - волшебник!
  - Сэр, волшебства же не существует!
  - Я докажу тебе, - улыбнулся Альбус и достал волшебную палочку. - Вот, смотри.
  И превратил стол в льва. Я замер. Это не он. Моя теория, в которой Дамболдор был тем самым магом, что накладывал на меня заклинание Забвения, разрушилась. Но все же остальные опасения относительно мага оправдали себя. Я еще пять лет назад понял, что могу видеть эмоции взрослых и читать их. Скорее всего, это было из-за моей прошлой жизни. Да и взрослые в общении с детьми редко следят за собой и своими поступками. И я мог спокойно прочитать каждого из них. В случае с Альбусом я видел перед собой, под маской доброжелательного мужчины, расчетливого, бездушного человека, который переступит через кого угодно во имя своей идеи. Не притворно восхищаясь красивым животным, я одновременно видел в нем, и чудо трансфигурации, и неприкрытый намек на львиный факультет.
  - Какой красивый! А я тоже так смогу?
  Дамболдор, довольно улыбнувшись, ответил:
  - Если будешь хорошо учится, то сможешь создать и не такое. А теперь я хочу отдать тебе вот это, - он протянул мне письмо с характерной печатью.
  Робко улыбнувшись, беру конверт и, раскрыв его, пробегаю глазами по тексту. Учебники были почти все те же, что и во время Гарри Поттера, и это было еще не все. Я заметил несколько новых предметов. Например, этикет и для маглорожденных - введение в мир магов. Наличие этих двух предметов обрадовало. Но меня насторожило, что этих предметов у Роулинг не было. Недосказанность или нововведение Альбуса?
  - А... а когда мы пойдем это все покупать? И еще, у меня нет денег.
  - Я зайду за тобой завтра и мы пойдем на Косой Переулок. Это место можно назвать магическим рынком. А о деньгах можешь не беспокоиться. У Хогвартса есть счет, созданный специально для нужд сирот, - меня одарили еще одной дружелюбной улыбкой и, превратив льва обратно в стол, подошел к двери. Прежде чем выйти волшебник обернулся и сообщил. - Не стоит говорить о магии остальным. Маги скрывают свое существование.
  Я энергично закивал головой в ответ и только, когда дверь за магом закрылась, а звуки его шагов отдалились, я стер с лица глупо-восторженное выражение и улегся на спину. Что ж, Том, первый шаг к будущему величию сделан. То, что не старик стирал мне память - плохая новость. Но, тогда кто? Пожалуй, ответа на этот вопрос у меня пока нет. Тем не менее, хорошей новостью является то, что Альбус не видит во мне угрозы. Даже попадание на Слизерин не сильно изменит его отношения ко мне, пока я не начну действовать. Ярким показателем является его заклинание. Первое волшебство, уведенное бедным сиротой - огромный лев. Чем не повод пойти в Гриффиндор? Но попытка заглянуть в мои мысли наверняка насторожила его. Хотя он может списать щиты на природные.
  Проведя весь вечер в раздумьях, я быстро заснул и, проснувшись на следующее утро, стал готовиться к приходу Дамболдора. То, что старик не может прочитать мои мысли, должно было сыграть большую роль в той игре, что я задумал.
  Альбуса я встречал возле приюта. Я играл роль счастливого ребенка, получившего второе Рождество и день рождения вместе.
  - Мистер Дамболдор! - подбежал я к старику и радостно воскликнул. - Я боялся, что вы не придете!
  - Не волнуйся, я пришел, - к моему удивлению мужчина искренне улыбнулся. - Давай, хватайся за руку и ничего не бойся.
  Доверчиво улыбаясь, хватаю обеими руками рукав Дамби и в то же мгновенье чувствую, как будто распыляюсь на миллиарды частиц, чтобы собраться в другом месте.
  - Это Косой Переулок? - подпрыгиваю от восторга и тут же одергиваю себя. Главное не переиграть. Но Альбус, похоже, не заметил. Он гордо усмехнулся и ответил:
  - Да, пойдем я тебе все покажу, Том.
  Прослушав получасовую лекцию и запомнив все, что нужно, я напомнил о покупках. Мне выдали деньги, билет и последние наставления.
  - А вы куда? - смотря щенячьими глазами, спрашиваю я.
  - Меня вызвал директор Хогвартса. Но не волнуйся, я уверен, что ты справишься. Увидимся в Хогвартсе, - с этими словами он достал какую-то бумажку и исчез. Кажется, это был портал. Вздохнув, я принялся за покупки. Как оказалось, Альбус дал мне немного больше нужной суммы и, когда я подходил к последнему магазину, у меня оставалось пятнадцать галеонов.
  Волшебная палочка. То, что будет показателем моего статуса мага. Зайдя в магазин, я нос к носу столкнулся с мужчиной лет тридцати.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровался я, глядя в странные глаза. Никогда таких не видел.
  - Здравствуй, юный волшебник. Зови меня мистер Олливандер.
  - Том Марволо Реддл, - представился я в ответ.
  - Маглорожденный, первый курс.
  - Сирота, а в остальном Вы правы, мистер Олливандер.
  - Сильный из тебя волшебник получится, малыш. Я бы даже сказал великий, - улыбнулся маг и спросил, - какой рукой пишешь?
  - Я - правша.
  Пока его инструменты проводили замеры, сам маг ходил между стеллажами и, когда измерение закончилось, он подошел ко мне с несколькими вытянутыми коробочками.
  - Вот, посмотрите эту, - Олливандер протянул мне палочку. - Осина и драконья чешуя. Отличная боевая палочка и прекрасно подходит для светлой магии.
  Я только протянул руку, когда волшебник, покачав головой, вздохнул.
  - Не подходит, - он посмотрел на меня. - Надо узнать почему, а потом уже решать, какие палочки Вам подойдут. Я задам Вам, Том, вопрос. Ответьте честно. Это важно.
  - Хорошо, - я приготовился к самому плохому.
  - Что Вы цените в близких Вам людях больше всего?
  - Их преданность мне и моим идеям.
  - Спасибо, - кивнул волшебник. - Я, кажется, понял, что Вам нужно.
  Буквально через полминуты он протянул мне две палочки.
  - Попробуйте.
  Взяв первую попавшуюся, я вздрогнул, когда раздался звон битого стекла, а Олливандер, на мгновенье выглянув из магазина, перед кем-то извинился. Отставив палочку, я взял вторую и замер. Это было незабываемое ощущение всемогущества. Палочка выкинула фейерверк из изумрудных искр, а маг аж подпрыгнул.
  - Она Вам подошла. Это просто потрясающе!
  - А из чего она? - крепко прижимая к себе палочку, спросил я.
  - Тис и перо феникса.
  
  
  Глава 2.
  
  Сердце громко стучало в груди, когда я проходил на легендарную платформу девять и три четверти. Все было именно так, как я себе представлял. Длинный красный поезд время от времени гудел, готовясь везти детей в школу. Толпы радостных детишек и счастливых родителей весело шумели на залитой солнцем платформе. На мгновенье мне захотелось, чтобы и меня так же проводили в школу родители... Взяв себя в руки, вспоминаю, что моя мать умерла, а отец бросил её беременной. Мерзкое чувство. Глушу вспыхнувшую ненависть и, подойдя к ближайшему вагону, сажусь в поезд. Пройдя по коридору, выбираю пустое купе и, зайдя внутрь, равнодушно смотрю в окно, следя за тем, как взрослые прощаются со своими детьми. Парочка будущих школьников даже расплакались. Отворачиваюсь от окна и, прикрыв глаза, сосредотачиваюсь на своих дальнейших действиях. Предстоит большая игра. Лет на десять она точно затянется. Возможно и больше.
  За прошедший месяц, что оставался до начала учебного года, я с жадностью поглощал все те знания, что находились в купленных мной книгах. После обеда я ходил на пустырь, где пытался сотворить уже выученные на теории заклинания. А как показала практика, Министерство не отслеживало заклинания. Это еще раз доказало мне, что магическое общество сильно деградировало меньше чем за пятьдесят лет. Закончив с заклинаниями и чарами первого курса, я не забыл и про другие, естественно опробовав и их. Далеко не все получалось с первого раза, но упрямо повторяя слова я добивался положительного результата. Лучше всего у меня получались темные заклинания. Так что, перепробовав все, что помнил от Непростительных до Оглушающего, я застрял на патронусе. Не смотря на все мои старания, я не мог вызвать даже серебристый поток, не говоря уже о телесном воплощении этих чар. И это чертовски злило. В итоге, я забросил на время заклинание, решив потом найти способ справится с дементорами без патронуса.
  - Я могу здесь сесть? Остальные купе заняты... - Повернув голову в сторону говорившего, я застыл, а мой собеседник недоуменно спросил. - Том?
  - Гарольд? - не остался в долгу я. - И как школа во Франции?
  Эванс сел напротив и, взъерошив волосы, виновато улыбнулся.
  - Родители решили, что здесь мне будет лучше учиться. К тому же, я не хотел уезжать в другую страну.
  - Странно, мне кажется, или до нашей первой встречи ты грезил Парижем? - сощурив глаза, внимательно слежу за реакцией зеленоглазого.
  - Грезил... - мальчик вздохнул. - Но даже если бы и захотел, то все равно бы не смог ничего сделать.
  - Понятно. Закрой дверь, не хочу чтобы кто-нибудь еще зашел сюда, - сказав это, отворачиваюсь к окну.
  Гарольд послушно закрывает дверь и, сев на прежнее место, извиняется:
  - Том, - слегка морщусь от упоминания этого имени. - Ну прости меня, я же видел, что ты маг, но решил промолчать.
  Игнорирую бывшего одноклассника. Минут десять мы сидели в тишине, и, наконец, Эванс не выдержал:
  - Ну что мне сделать, чтобы ты меня простил?
  Заинтересованно перевожу взгляд с пейзажа за окном на мальчишку. Возможно, что я ошибся, и Гарольд не отец Лили. Но не стоит скидывать со счетов те факты, что у меня имеются. Еще не стоит списывать со счетов Альбуса.
  - Будь всегда на моей стороне, чтобы не произошло.
  - Клянусь, - по купе пронесся порыв магии, закрепив клятву. - Ч..что это было?
  Подавив довольную улыбку, говорю:
  - Ну ты же у нас сын магов, вот и объясни, - зеленоглазый грустно улыбнулся.
  - Мои родители сквибы. Оба. Они были уверены, что и я такой...
  - И что же произошло?
  - Когда ты пришел в нашу школу, моя магия проснулась. Так бывает очень редко, когда рядом с ребенком-сквибом находиться сильным маг, - теперь все сошлось. Наверняка ему не говорили правду, пока магия не проснулась. Вот так поворот.
  - Понятно. А теперь скажу, что здесь произошло. Ты поклялся быть моим сторонником до конца своих дней, а Магия подтвердила твои слова.
  - То есть, я твой слуга?
  Морщусь.
  - Магически - да. Но не переживай. Ты мой друг, запомни это.
  Зеленоглазый улыбнулся.
  - Я бы и без магии всегда был на твоей стороне. Какие планы, господин?
  Улыбнувшись в ответ, говорю:
  - Называй меня мой Лорд.
  
  Все оставшееся время, до конца поездки, мы провели, разговаривая. Гарольд рассказывал мне все что знал о мире магии, а я запоминал то, что до этого не знал, но догадывался и, в свою очередь, показал пару заклинаний, а Эванс пытался их повторить. В итоге, мальчик, улыбнувшись, заметил:
  - Ты наверняка попадешь на Равенкло.
  - Из-за знаний?
  - Ты по сути ученый. Чего стоят твои эксперименты в школе над учителями. Я надеюсь, что тоже туда попаду.
  Усмехнувшись, отвечаю:
  - Посмотрим.
  Теперь, стоя перед четырьмя столами, я ощущал нешуточное волнение, но, в отличие от Гарольда, не показывал это. Путешествие на лодках к замку не вдохновило меня. Хотя, стоит отметь, что ночной вид Хогвартса вызывал волнующий трепет. Зато привидения, замеченные мной, когда мы находились уже в зале, были просто великолепны. С интересом рассматривая их, я в очередной раз убедился в том, что этот мир меня еще не раз удивит.
  Распределение протекало в спокойной обстановке. Высокий мужчина в алой мантии стоял возле стула и, держа в одной руке список, зачитывал с длинного пергамента имена. Шляпа, лежащая на стуле, к моему удивлению, не пела, а лишь прочитала речь об Основателях и традициях факультетов.
  Очередь зеленоглазого наступила раньше моей, и он явно сильно волновался.
  - Эванс, Гарольд.
  Выдохнув, мальчик направился к стулу и, сев, надел Шляпу. Надо не забыть потом выяснить сквибами каких Родов являются родители Эванса. Пока я обдумывал все, артефакт вынес вердикт:
  - Равенкло.
  Вот и прекрасно. Если бы Гарольд попал на Гриффиндор, то мне бы было труднее контролировать все. Бросаю взгляд на Альбуса. Будущий директор, с дружелюбной улыбкой сидел за преподавательским столом и что-то объяснял своему соседу, пожилому мужчине в зеленой мантии.
  - Макгонагалл, Минерва .
  Резко поворачиваю голову в сторону маленькой девочки с упрямым взглядом идущей к Шляпе. Артефакт долго выбирал между львами и орлами, но в конечном счете сделал выбор:
  - Гриффиндор.
  Победно оглядев всех присутствующих, Миневра, задрав нос, направилась к столу львов. Странно, я думал, что она старше меня. Решив обдумать все позже, я спокойно дожидался своей очереди.
  - Реддл, Том.
  Крепко сжав кулаки, похожу к стулу и, сев, надеваю артефакт на голову.
  - 'Вот это да. Лишь раз видела подобное...'. Слизерин.
  Сняв Шляпу и ободряюще улыбнувшись Эвансу, иду к столу змей. Не смотря на аплодисменты, слизеринцы были настроены отнюдь недружелюбно. Мне предстоит завоевать их доверие.
  Тем временем распределение закончилось, и мужчина в алой мантии подошел к преподавательскому столу. Прежде чем сесть рядом с улыбающимся Дамболдором, учитель громко произнес:
  - А теперь наш директор, Армандо Диппет, произнесет речь.
  Под аплодисменты с высокого кресла встал пожилой мужчина и, улыбнувшись всем присутствовавшим, начал говорить. Не смотря на то, что голос директора был тихим, его было отлично слышно во всех уголках зала.
  - Вот и начался новый учебный год. Я приветствую вас всех в этих стенах и надеюсь, что все вы сможете найти в Хогвартсе не только знания, но и второй дом. С надеждой глядя в будущее, я знаю, что именно здесь мы стали настоящей семьей. Надеюсь, что и вы так думаете. А теперь пора приступить к праздничному ужину. Приятного аппетита, друзья.
  
  Так и начались веселые деньки в школе магии и волшебства Хогвартс. Как я и ожидал, слизеринцы очень настороженно, даже можно сказать презрительно, отнеслись к новенькому, но так как я был осторожен и не лез куда не следует, они постепенно успокоились и мы даже начали разговаривать. Но это случалось редко. Первые месяцы до Рождества мне пришлось туго. Но я не терял время даром и изучение библиотеки позволило мне увеличить свои знания. Кампанию мне составлял Гарольд, что было не удивительно. Зеленоглазый старался все время находится рядом. Это не ускользнуло от внимания змей и те начали сильнее присматриваться ко мне, что было весьма кстати.
  На следующий день после распределения Эванс, не доев свой завтрак, догнал меня, когда я уже выходил из Большого зала:
  - Том! Да подожди ты!
  Привычно подавляя приступ ярости, который возник из-за того, что кто-то посмел мне указывать, поворачиваюсь к зеленоглазому:
  - Жду.
  Гарольд заметно побледнел, глядя мне в глаза.
  - Что-то не так?
  - Н-нет... Мне наверно показалось.
  Оглядевшись по сторонам, успокаивающим голосом спрашиваю:
  - Ты можешь мне доверять. Скажи, что ты видел?
  Эванс так же, как и я до этого посмотрел по сторонам, а потом шепотом сказал фразу от которой у меня зашевелились волосы на голове:
  - Мне показалось, что твои глаза на мгновенье стали алыми.
  На мгновенье маска невозмутимости на моем лице дала трещину. Этого просто не могло быть! Слишком рано, для внешних проявлений. Или это так мои эмоции влияют на внешность? Тогда жутко представить, что испытывал все время Лорд. Особенно если учитывать то, каким его описала Роулинг. Быстро взяв себя в руки, говорю:
  - Тебе показалось. - быстро перевожу тему - Как тебе на Равенкло?
  - Потрясающе! - воскликнул Гарольд, мгновенно забыв про мои глаза. - Эта синяя гостиная с книжными шкафами, большие спальни. Я думал, что ты тоже попадешь к нам, но... почему именно Слизерин? Неужели Шляпа тебе даже выбор не дала? Если честно, то я сильно расстроился, когда узнал, что ты будешь учится не со мной.
  Дружелюбной улыбнувшись, отвечаю:
  - Она предлагала мне выбор, но потом почему-то решила все за меня.
  Ложь привычно слетела с губ. Эвансу было еще рано знать все. Если я когда-нибудь и расскажу ему всю правду, то уж точно не в ближайшие пару лет. За свой разум я был спокоен, то не защищенное сознание Гарольда представляло серьезную угрозу моим планам.
  Тогда у меня появилось много новых вопросов к самому себе. Но так же у меня появились и ответы. Я понял, почему Том из книг был таким психом. Я тоже стал бы таким, если бы не мои тренировки. Если бы не тот подарок судьбы в виде знаний неизвестного Я, то сейчас было бы все по другому и я сам был бы другим. Моей целью, наравне с бессмертием, стал поиск способа контролировать самого себя. Я не хотел в конечном счете сойти с ума и бросаться на всех.
  После того разговора с Гарольдом я стал стараться прищуривать глаза, чтобы никто не видел алые отблески ярости. Так мне прекрасно удавалось скрывать свое настроение. Буквально за пару месяцев я выбился в лучшие ученики, зачастую имея собственное мнение по тому или иному вопросу. Преподаватели были мной довольны. Даже Дамболдор отмечал меня, как способного ученика, что, к слову, немного настораживало, так как декан Гриффиндора недолюбливал факультет Салазара. Это заставило меня пристальнее следить за ситуацией вокруг.
  Единственный предмет, по которому у меня возникли проблемы, было уроками полета на метле. Первый урок проходил у всех первокурсников. Пока дети восторженно рассматривали новые метлы, которые купила школа, я пытался подавить оцепенение, глядя на метлу возле себя. Я искренне не понимал, как можно садится на то, чем подметают на улицах мусор. Кроме брезгливости во мне заговорил инстинкт самосохранения и вспомнилось заклинание, с помощью которого летали Пожиратели. Но произносить его я не стал, решив не рисковать. Я не помнил точную формулу, да и говорить пока не существующее темное заклинание при толпе свидетелей было как минимум глупо.
  Глядя по сторонам я заметил, как метла послушно скользнула в руку счастливого Эванса и во мне всколыхнулась ярость. Даже бывший сквиб, чью магию разбудила моя мощь, смог побороть свое волнение. Так чем я хуже?
  - Вверх! - приказал я этому деревянному недоразумению, на краю подсознания чувствуя себя по меньшей мере идиотом.
  Каково же было мое изумление, когда вверх поднялись все ближайшие метлы в радиусе четырех метров. Крепко держа в руке метлу я сначала с удивлением, а затем со злорадством смотрел, как юные волшебники пытались справится со своим транспортом, который их не слушался. Я был доволен собой, но не долго. Следующим заданием был полет. Я справился с задачей хорошо, но сколько нервов мне это стоило. Поклявшись себе больше не садится на эту адскую машину пыток, я без сожаления отшвырнул от себя метлу как только приземлился и принялся смотреть на то, как летают остальные. Это было довольно забавно наблюдать, как некоторые дети, не справляясь с выражением своих лиц выглядели так, будто стояли в окружении стаи боггартов. Больше всего меня насмешил вид высокого лохматого мальчика, в котором я с ошеломлением узнал Хагрида. Глядя как он летает я вспомнил, что уже видел его на зельеварении, когда нырял под стол от взрыва, устроенного этим полувеликаном. Поставив себе мысленную заметку провернуть трюк книжного Риддла с подставой, я, спустя минуту убедился в правильности своего решения, когда эта громадина, при приземлении, сорвалась с метлы(как можно было упасть с высоты двух метров, осталось загадкой) и чуть было на задавила всех, кто был по близости, включая меня. Увернувшись, я еле подавил желание прибить полувеликана. Чтобы успокоится, я подошел к учители и начал расспрашивать его о альтернативных вариантах полетных средств. Как оказалось, их было не так уж и много и они считались устаревшими. В итоге я начал подводить разговор к тому, что мне не стоит больше посещать занятия. В итоге, преподаватель поставил мне превосходно, но с сожалением заметил, что из меня получился бы хороший игрок в квиддич, если бы моя неприязнь к полетам. Я не стал разубеждать мужчину, что я люблю ощущение полета, но уж точно не на метле.
  С остальными предметами у меня было лучше, чем я рассчитывал. Чары у меня получались отлично, как и трансфигурация. Последнюю я не очень любил. Может это было из-за того, что Альбус считал своим долгом на каждом из уроков спрашивать меня? Нет, мои ответы были практически всегда верны, но, каждый раз, когда я видел этого мага, у меня возникали сомнения относительно его непричастности к провалам в моей памяти. Хоть палочка у Дамболдора и была другой, остальное совпадало. Отсюда следовал вывод, что у старика их две. А что? Это было удобно. Но было одно но. Правильно подобранная палочка - подпись мага. Она залог успешных заклинаний волшебника и будто становится его продолжением, максимально раскрывая способности мага. И палочки не терпят конкуренции, а значит, если у мага их будет две, то одна будет слабее другой. Исключением была Старшая палочка, которая свободно переходила от одного владельца к другому. Не смотря на то, что мне бы хотелось иметь инструмент подобной силы, я знал, что эта палочка уж точно не будет мне верна, что автоматически вычеркивало ее из нужных мне вещей. Нет, не спорю, изучить ее было бы весьма интересно, но для этого была необходима как сама палочка, так и гениальный маг-артефактор, который сможет понять причину ее силы.
  Для меня моя палочка была особенной. Одна из двух палочек-близнецов. И пусть ее сестра появится не скоро, но факт того, что в моих руках находится то, что является статусом мага, чрезвычайно благодушно действовал на меня.
  Тис, являясь вечнозеленым деревом, символизирует бессмертие, а сердцевина из пера магического создания, чья жизнь бесконечна были просто созданы друг для друга. Я был доволен той палочкой, что была у меня. Я был уверен в том, что ей больше никто, кроме меня не сможет воспользоваться. Для этого я провел один ритуал, что нашел в библиотеке, чей спектр книг был намного шире, нежели это было описано у Роулинг. Привязка на крови весьма хорошо защитила мою собственность от чужих рук. Теперь никто, кроме меня и моих потомков не сможет взять палочку.
  Пока я учился, пытался наладить связь с факультетом, искал способ, как научится контролировать свои эмоции, закончилась осень и наступил декабрь. Именно тогда и произошло событие, которое навсегда изменило отношение слизеринцев ко мне.
  В тот ясный зимний день группа юных наследников решили проучить меня, сироту из приюта, который посмел попасть на факультет самого Салазара. Я ждал этот момент давно, всячески подталкивая избалованных детишек к этому рискованному шагу. Последней каплей для них стало то, что профессор Демалур, преподаватель магии иллюзий у старших курсов, привела меня в пример, как того, чье воспитание и манеры лучше, чем у некоторых потомственных аристократов. Причиной, столь громкого заявления послужило неудачно брошенное в коридоре заклинание, попавшее в женщину и в результате которого та лишилась части своей одежды. Пока другие ученики вникали в чем дело, я снял свою школьную мантию и, отдав ее преподавателю, спросил, нужно ли ее проводить. Француженка отказалась и, зло посмотрев на остальных, кто присутствовал при инциденте, выдала обвинительную речь и ушла.
  Тем же вечером я был приперт к стенке подземелий группой старшекурсников из трех человек, под предводительством Абрахаса Малфоя, который был зол как черт. И все же это вассальство. Крэбб и Гойл - вечные стражи рода Малфой... Оглядевшись, я мысленно ликующе улыбнулся. Место засады змеи выбрали хорошо. Для меня. Подземелье прекрасно экранировало все заклинания, сказывалась близость Тайной комнаты. К тому же в этом коридоре было множество статуэток змей, которые очень интересно реагировали на парселтанг. Направив на меня свою палочку, пятикурсник начал говорить:
  - Это позор для рода Малфой, что нам указывают на то, что какая-то полукровка, - слизеринцы еще в сентябре решили, что грязнокровкой я быть не могу, по причине попадания на факультет змей. - имеет манеры лучше, чем наследник Древнего рода! Сидел в своей библиотеке с Эвансом, так и сиди себе спокойно, не возникая. Из-за тебя мне пришло письмо от моего отца с вопросом, как я позволил полукровке оказаться лучше себя. Хотя я не уверен в том, что ты полукровка. И вообще, как ты оказался на нашем факультете? А Томми?
  Если в начале монолога я сдерживал улыбку, то когда я услышал ненавистную интерпретацию своего имени, то меня как будто перекинуло. Я не стал прищуривать свои глаза и заглянул в лицо Малфоя, наслаждаясь тем, как эмоции на нем меняются. Теперь там читался страх. Отпихнув руку, уже слабо державшую меня, я достал палочку. Волшебники напряглись, когда я взмахнул ей, но я не собирался атаковать. Очистив мантию, я тихо заговорил, но каждое слово было отчетливо слышно в тишине подземелий:
  - По праву дара. Поприветствуйте наследника рода Малфой, дети Салазара. - Это было забавно, но все змеи в Хогвартсе, созданные Слизерином начинали слушаться только если я говорил сними языком превосходства. Пафос наше все...
  - Приветствуем тебя, наследник Малфоев...
  С холодной улыбкой, вертя палочку в руках, смотрю на то, как бледнеют старшекурсники, видя как оживают статуи змей. Одна из них подползает ко мне и я провожу пальцами по ее каменной чешуе и она быстро ползет на свое место, где вновь застывает. Малфой быстро оправился. Пристально оглядев змей, он склонил голову в знак уважения:
  - Прошу прощения за свои слова, мне не было известно о вашем... даре. Могу ли я задать один вопрос? - Кивнув, готовлюсь услышать, что же у меня спросит маг: - Как оказалось, что потомок Салазара Слизерина оказался в приюте?
  - Если бы я мог знать, - смотрю на Абрахаса. - Я могу рассчитывать на твое молчание?
  - Да. Твоя тайна не выйдет за пределы факультета Слизерина. Мы чтим традиции.
  
  Малфой не солгал мне. Никто за пределами моего факультета не знал о моем даре, но многие заметили, что отношение змей ко мне изменилось. Если до этого я не замечал змей, а те в свою очередь не обращали внимание на меня, то теперь аристократы приняли меня как равного, а это был еще один шаг к моему величию. И я был рад, что он успешно сделан.
  На очереди было формирование круга общения, который в будущем, после школы, должен стать в круг моих первых соратников. Но это будет уже на старших курсах, а пока мне предстоит многое сделать. В частности, навестить одну милую змейку и внимательно изучить то, что Салазар Слизерин оставил в своей Комнате, кроме неё. Я должен стать сильнее, намного сильнее, чтобы выжить и создать тот мир, которым я смогу гордится. Но есть одна проблема. Что делать с Гарольдом Эвансом, который в будущем станет дедом того, кто согласно какому-то непонятному пророчеству, сможет меня победить?
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"