Мороз Людмила Анатольевна: другие произведения.

неоконченная повесть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    эта повесть написана на основе писем из Афганистана, которые написал юноша, убитый ровно за месяц до своего двадцатилетия. А он мечтал вернуться домой, мечтал, строил планы, которым, увы, не суждено было сбыться. Сергей остался навсегда молодым, так и не перешагнувшим свой двадцатилетний рубеж, юнцом.

  Неоконченная повесть.
  
  Посвящается тем, кто первым ушел в горнило необъявленной войны.
  
  В основу этой повести легли письма вполне реально существовавшего человека - Сергея Шишкина. Этот парень был одним из тех, кто первым сгорел в горниле тайной войны. Тем не менее, сквозь толщу времени к нам прорвался его голос. Голос обыкновенного солдата в письмах. К нам донеслись его размышления и мечтания, его любовь к матери, отцу и сестре. К родной земле. И его горячее желание возвратиться живым домой. Но, к сожалению, он так и не повстречал свою двадцатую весну. Он так и остался навсегда молодым, безусым пареньком.
  Восьмое июля 1979 года.
  Здравствуйте, мот дорогие мамочка, папочка и сестренка Олюшка!
  Поздравляю вас с моим первым письмом! Это письмо я сочиняю прямо в дороги. Сразу нас посадили в поезд, и катили мы прямиком до самого Симферополя. А прибыли на место почти, что в восемь утра. А на железнодорожном вокзале нас пересадили в автобусы, и повезли прямо в аэропорт. Там, в ожидании посадки на самолет мы провалялись почти целый день на травке. А поздним вечером нас всех отправили прямиком на Ашхабад. Ночью наш самолет пролетал прямо над Эльбрусом. Красота непередаваемая! У меня не хватает слов ее описать - надо только видеть, какие огромные, величественные горы! Куда нашим, Крымским. Их нет смысла и сравнивать. А в аэропорту нас обратно погрузили в автобусы, и отвезли на местный стадион. Тут - то мы на футбольном поле и досыпали, досматривали свои сны. Но мама, ты не волнуйся, я не могу простудиться! Тут такая жара - что все местные только и спят на открытом воздухе!
  Девятое июля 1979 года.
  Привет из "курортного полка!".
  Наконец - то мы добрались до конечного пункта назначения! Ночью были в Ашхабаде! Хотя местные говорят несколько иначе - Ашгабат. Там всю ночь, и весь день мы просидели на стадионе. Мама, ты не волнуйся за меня - я не могу тут простудиться. Ведь ночью самая низкая температура - 32 градуса по Цельсию. Если не выше. А потом нас отправили в "скотовозах" на железнодорожный вокзал. И обратно дорога. Мы больше шестнадцати часов тряслись в сторону Кушки. Однако до самой Кушки мы не доехали - высадились в небольшом городке Иолатань. Это было в 0 - 40. наше пополнение попало в мотострелковый полк. В нем до нашего прибытия было только 50 человек. А сейчас уже стало больше, чем полторы тысячи. И все в основном с Украины.
  Двенадцатое июля 1979 года.
   ... В город нас пока не пускают. Было распределение - так я попал в какую - то спецроту. Формы не хватает - так что я еще солдат только наполовину, потому что хожу в гражданском. Но скоро всех уже переоденут. Уже началась маршировка. Немного сержант загонял. Но это с непривычки трудно, потом, я надеюсь, что попривыкну, и не будет так тяжело. Вместо воды пьем чай из верблюжьей колючки, чтобы не подцепить какую - нибудь местную заразу. Это немного непривычно, но хорошо утоляет жажду. Помаленьку начинаю акклиматизироваться. ... Милые мои мама, папа и Оленька! Как я за вами соскучился!
  Шестнадцатое июля 1979 года.
  Горячий привет из Туркмении!
  ... У меня дела идут пока что хорошо! Уже малость пообвык к местной жаре. Мы уже приступили к изучению маршировки. Изучаем все виды стрелкового оружия, и оборудуем казарму под жилье. Только у меня получилась тут довольно досадная неприятность. Пока стояла неразбериха с обмундированием, кто - то стащил мой вещмешок. А там, как назло, был ключ от дома. Мамочка, ты не огорчайся! Когда я вернусь, то я в дом могу попасть и через форточку. ... Платят солдату совсем мало - только 3 рубля 80 копеек в месяц. Ну, это солдатская "получка". А у кого звание повыше - так, соответственно, и оклад поболее. В гарнизонном магазинчике ничего, кроме бумаги да конвертов, и нет. Брать нечего. Разве что иногда завозят печенье или сгущенное молоко. Но эти деликатесы разбираются сразу же, они не залеживаются на прилавках. Тут в армии порядки железные, и одно правило: не умеешь - научим, не хочешь - заставим. И я становлюсь дисциплинированным. А вообще в армии хорошо быть ленивым, исполнительным и хитрым. Не таким, конечно, чтобы зад начальнику лизать. А как надо. Пришел служить - служи, а работу делать не спеши. Если слишком быстро сделаешь - так сразу же подкинут другую, чтобы не скучал без дела. А к сроку сделал, не спеша - так никто не ругает, и ты не устал. Но мне такого не позволено. Я ведь комсорг. ...
  Семнадцатое июля 1979 года. Здравствуйте, мои милые! Как я за вами соскучился! ...Храните мои послания. А потом, когда я вернусь домой, будет интересно прочесть на досуге мой "роман" в письмах. ...Мама, передавай всем моим друзьям, чтобы купались побольше в Днепре. А то потом окажутся в эдаком пекле, как Туркмения, и будут после сожалеть, что мало купались в родной реке. А часто ее вспоминаю - и речную прохладу, и спокойные заводи, и старые плакучие ивы...
  Девятнадцатое июля 1979 года.
  Почти что целую неделю мы проживаем на полигоне. Как тут только нас не гонят! Палим из автоматов, бегаем, и, само собой разумеется же, спим и кушаем. Кормят нас тут отлично, но это не главное. Самое главное в том, как быстро летит время. А вообще - то мне очень нравятся стрельбы, особенно ночью. Это такая красотища, что трудно передать! Представляешь, в темноте, трассирующими пулями лупят! А они малиновые, или темно - красные... красотища?... Утром мы встаем чуть раньше восхода солнца, и пробегаем вместо утренней разминки несколько километров. А когда солнце восходит над полигоном, то небо принимает окраску всех цветов радуги. А ночью уже довольно прохладно. На полигоне мы все учения спим под летними навесами на матрацах, брошенных прямо на землю. Утром на нас падет роса, и это вовсе не радует. Но, не смотря на мелкие неудобства, мы выжили, как медведи в "арктических льдах". А сегодня было небольшое событие - даже дождичек "прокапал". Целых 3 - 4 капли на один квадратный сантиметр!
  Двадцатое июля 1979 года.
  Сегодня меня назначили санинструктором мотострелковой роты. Через пару недель у нас будет присяга. Хотя я уже немного привык, пообтерся, но все равно очень скучаю по вас, и по родному дому. По своему милому Херсону. Когда сюда ехал, так думал, что писать буду изредка, а в жизни получилось вовсе по - другому. Как заскучал, так и написал вам весточку. Я так соскучился за своим городом, что из Херсона уже никуда после армии не уеду!
  Двадцать первое июля 1979 года.
  ... мама, как жаль, что ты меня белить не научила. Мы тут ремонт небольшой начали делать, и все эти дни работали у командира дома. Все слесарные работы я выполнил, а белить так и не научился!
  Двадцать третье июля.
  ..... у меня все по - старому. Только на днях должны присвоить звание сержанта.
  Двадцать седьмое июля 1979 года.
  ....Большое спасибо вам за письма. Я их перечитываю по несколько раз. Особенно когда свободен. Каждое утро мы встаем в пять утра. Это когда у вас еще три часа ночи. И бежим делать зарядку на канал - это от нашего лагеря примерно километра три - четыре. После упражнений умываемся, а когда прибегаем в казарму, приводим себя в порядок. А потом после всего этого идем на завтрак. После того, как позавтракаем - на работу по расписанию. На этой неделе мы ездим на стройку, и там никто не сидит без дела. О столовой. Представь себе, мама: в большом бараке стоят столы в пять рядов. За один стол может свободно сесть 10 человек. В центр ставят котел, и дежурный по столу принимается раскладывать еду всем по мискам. Вообще - то маловато получается на 10 человек. К чаю дают сахар - только три кусочка. И то на завтрак. А масла на всех не хватает. Готовят то хорошо, то плохо - все зависит от того, кто дежурит на пищеблоке. А спать нас отправляют, или дают отбой ровно в 23 часа. Не позже, и не раньше. Вот так мы тут живем.
  Двадцать девятое июля 1979 года.
  Горячий привет из Туркмении!
  ....куда не глянь - кругом одни пески. Ну, там редкая, где колючка растет. Тут есть водохранилище - но нам купаться в нем не разрешают. Да!!! Самое интересное я вам забыл сообщить - меня ведь назначили санинструктором. А по должности положено быть старшим сержантом. Так что меня после присяги должно ожидать повышение в чине. Естественно, и получать я буду немного больше, чем простой солдат. На пару рублей.
  Тридцатое - тридцать первое июля.
  Большое спасибо вам за письма. Я их не выбрасываю, а складываю в свою тумбочку. А вы мои письма собираете? Мама, очень прошу тебя - сделай такой календарик на время моей службы до 4.07.1981 года. И каждый день зачеркивай. А тот день, когда придет письмо, обводи красным кружочком.
  29 июня принимали присягу. Это было воскресенье. Сразу начали нормально - присягу принимала каждая рота отдельно. По одному человеку - каждый зачитывал текст. Но потом все устали, да и эта жара, духота! Начали читать по несколько человек одновременно, и в три часа управились. Вы не обижайтесь, что плохо пишу это письмо - я его пишу, как выпадет свободное время, и где попало. То на колене, то в потемках. У меня маленькая радость - сегодня мне присвоили звание младшего сержанта. 15 октября, по всей вероятности, у нас будут учения. Нас усиленно готовят к строевой службе!
  Третье августа 1979 года.
  Привет из тех мест, где нет невест!
  ....Свет в казарме еще не провели, поэтому мы ложимся спать в потемках, и встаем затемно. Мамочка, служу я в пехоте. А служба у нас, как и у всех. Только одно плохо, что слишком близко к Афганистану. А это фото, что я вам выслал, никому не давай! Жаль, что лычек сержанта на них не видно. Тут семь сержантов, и все с Украины.
  Двенадцатое августа 1979 года.
  Самый большой привет вам от вашего любимого сына и братика!
  Сегодня у нас воскресенье - у солдата выходной! Стариков в батальоне почти что нет. Да и этим мы особо не подчиняемся - еще чего не хватало! Правда, старшина начал нас малость гонять - так это не просто так, а все по - делу. А то мы тут малость разленились. ... В четверг вечером репетировали подъем по тревоге - так тут получился и смех, и грех. По сигналу один солдат должен завесить одно окно, а другой - солдат - другое. Так один у нас спит на верхнем ярусе. Вот он и прыгнул с кровати вместе с одеялом на тумбочку. А она возьми, да не удержись. И тот вылетел в окно вместе с рамой на улицу. Ничего, отделался легким испугом, да несколькими синяками. Ну, еще нагоняй получил от сержанта. Ну, ничего! За оставшиеся 691 день мы научимся делать все быстро, четко и ясно. В общем, как положено. Хочешь, или не хочешь...
  Первое сентября 1979 года.
  Здравствуй, Оленька!
  Поздравляю тебя с первым сентября! Учись только на хорошо или отлично! Ты, наверное, пошла в школу с георгинами или розами.... Был бы я дома, то обязательно отвел бы тебя в школу, а вечером встретил. ...Но ничего! Приду в отпуск, или на дембель, обязательно зайду в твою школу. Даже в тот день, когда только приеду в город.
  Седьмое сентября 1979 года.
  Здравствуйте, мои дорогие!
  .... Мне осталось до дембеля всего ничего - только "600 дней".
   Шестнадцатое сентября 1979 года.
  .... Мы были на полигоне почти, что целую неделю. Учения у нас через каждые две недели. Поэтому и пишу редко - некогда. Да и на полигоне особо не попишешь - не до этого. Мы туда и назад идем пешком, с вещмешками, оружием, и прочей требухой. Один раз заблудились, и примерно километров с двадцать пять лишних намотали. Да еще каждое утро вместо зарядки кросс три километра бежим.
  Восемнадцатое сентября 1979 года.
  .... Все у меня хорошо. Только очень уж за вами скучаю.
  Двадцать второе сентября 1979 года.
  ... Вы не обижайтесь, что я так редко пишу, а то домой без ремня приеду! Завтра обратно на полигон пешочком, денька эдак на три - четыре. Будут боевые стрельбы в составе взвода. А это очень красиво. Я вам уже писал, что стрельбы ночью великолепны. Мама, представь, один взвод наступает на весь фронт примерно в двести - триста метров. Выстроились в единой цепи, и все стреляют одновременно. А если еще и трассирующими.... а офицеры и сержанты кидают настоящие гранаты. ... Академ отпуск мне пока не нужен. Я сам не знаю, когда меня отпустят. Обещали в мае. Но если будем в Афганистане, то могут малость и попридержать. Так что с учебой пока придется повременить.
  Двадцать шестое сентября 1979 года.
  ... Работаем в части - готовимся к массовой проверке.
  Тридцатое сентября 1979 года.
  Наша бригада сегодня поехала на уборку хлопка. Зарабатываем на телевизор для всего батальона. Вообще - то хлопок не так трудно собирать. Даже, если увлечешься, то интересно. Но больно уж он легкий, да и растет сильно низко. Наклонившись вперед, идешь целый ряд, и пока тот килограмм наберешь, можно замучиться. А за килограмм хлопка дают только десять копеек. Вот и посчитайте, сколько нам нужно насобирать, чтобы цветной телевизор купить.
  Восьмое октября 1979 года.
  Не волнуйтесь, мама и папа! В Афганистан мы уж точно не поедем. Там, как мне кажется, начинает по - маленько все нормализоваться. Если верить прессе. Поэтому там наведут порядок и без нас. Сейчас наша рота заступаем в наряд. Вчера я у знамени нашей части стоял. Это пост Љ 1. это я в последний раз в карауле был. А теперь только на кухне - так комбат приказал. Буду проверять качество посуды. Почти что два года в посудомоечную ходить. Ни ничего не поделаешь - в армии не спрашивают, что ты хочешь, а чего ты не хочешь! Приказали - исполняй! ... Мы живем вдесятером в одной палатке, когда у нас учения на полигоне. Вчера я и еще один парень получили посылки. Так уж душу отвели - как наелись! Мамочка, варенье твое и коржички мы ухлопали в течение десяти минут. Все было вкусно - а ребятам особенно понравились твои коржики.
  Десятое октября 1979 года.
  Привет из Туркмении!
  Пишу вам письмо в два часа ночи. Сегодня наша рота в карауле. А с вашей посылочкой получился презабавный случай. Сели мы на траву - есть там у нас уголок, совсем, как дома, на Украине. Поели половину, а остальное накрыли куском доски в ямке, и дерном. Хотели доесть после. Я только не учел, что рыбка бабулькина пахнет хорошо. Мы как раз одну разломили, и съели. Погуляли с часик, вернулись - а там только крышка от ящика, да следы кошачьих лап. Видно, кошки разворошили там все, а ящик кто - то забрал. Хорошо, что я вашу фотографию там не оставил. А ребята не так за вареньем жалеют, как за твоими коржичками, мама. Они им так понравились! Но, самое главное, что я вашу фотографию забрал, и она не пропала. Теперь ложусь спать - и всегда на вас смотрю. И желаю вам доброй ночи. ... Ох, как меня на завод тянет! Так хочется поработать по - настоящему! А тут не работа, а так... Пародия на работу. Ни инструмента толкового, ни материала стоящего нет. Все сам ходишь, все сам добываешь.
  Двадцать пятое октября.
  .... В конце летнего сезона у нас были учения в пустыне. А теперь мы будем отдыхать до первого декабря. Посадили нас, двух санинструкторов, на задние БТР, и сказали, что мы будем мобильным батальонным медицинским пунктом. И что ездить нам нужно все время за кухней. То есть находится в тылу. А в тылу "а зори здесь тихие", и работы - почти ничего. Где мы только не были! Проехали порядочное расстояние, и за все время пути не видели ни одного деревца или кустика. Только пески, да где - нигде - верблюжья колючка.
  Четырнадцатое ноября 1979 года.
  Познакомился я с одним туркменом. И при разговоре выяснилось, что он служил когда - то на Украине, в наших краях. Хороший мужик, башковитый! Учил нас немного туркменским обычаям - ох, и смеху же было! Смеялись, конечно же, с нас. Мы ведь, как медведи были неуклюжие. Особенно когда кланялись по местному.
  Двадцать четвертое ноября 1979 года.
  ..... Скоро приеду на дембель - всего год с небольшим осталось.
  Двадцать пятое ноября 1979 года.
  Вчера ездил в полк, и получил вашу посылочку. Добирался на отделение почты на попутном мотоцикле, а назад, на полигон уже пришлось шлепать пешком. Зато попировали на славу!
  Десятое декабря 1979 года.
  .... В сапоге у меня ложка торчит! Это главное оружие солдата. И настроение отличное - вот только домой сильно хочется.
  Тринадцатое декабря 1979 года.
  Обстановка у нас такая, что ни сегодня - завтра уедем из Иолотани. Я не могу много писать вам обо всем, потому что нельзя. Но, я так думаю, что все образуется, нормализуется, и будет хорошо. Мама, ты не глупая женщина, читай центральную прессу, и все поймешь.
  Двадцатое декабря 1979 года.
  ....живем в пустыне, и спим в палатках. А здесь, оказывается, зимой намного лучше, чем летом. Как только прошли дожди, сразу после него песок стал сырой и тяжелый. И такой твердый, что по нему стало намного легче ходить. Ходишь по барханам, как по мостовой, и ноги не вязнут. Вот только ночью холод собачий. Но мама, ты не волнуйся - я не мерзну. У нас в палатке стоит буржуйка, и на ночь мы ее протапливаем, так что спать тепло.
  Тридцать первое декабря 1979 года.
  Привет из Герата! Не удивляйтесь, что адрес старый, а приветствие новое. А пока что пишите по старому адресу. А после будет новый. Уже через год мы увидимся. Тогда за Афганистан я буду больше знать, и вам все расскажу. А это очень интересно. .... Здесь елки рубить не разрешают. Но я нашел две маленькие шишечки, и буду с ними праздновать свой новый год. Хочу сфотографироваться на фоне гор. Погода здесь чудесная. И солнце жарит, не смотря на то, что только что прошел дождь.
  Восьмое января 1980 года.
  Привет из Герата!
  Вы знаете, что я в Афганистане. Пока все идет нормально. Только в конце февраля - начале марта ожидается выпуск в бандитских школах Пакистана. Но если надо - мы их встретим. Как следует. Я уже не санинструктор, а пулеметчик. Домой приду только весной 1981 года. ... Я раньше писал, что Новый год мы будем встречать в Афганистане. 28 декабря мы пересекли границу, а 31 декабря уже стояли в пригороде Герата. Это почти что рядом, и отсюда город видно, как на ладони. Мы расположились на возвышенности, и, наверное, будем дислоцироваться здесь до конца своей службы. А местность здесь очень отличается от Туркменской. Только въехали в Афганистан, и прощай, пески... сразу же начались горы. Сейчас мы от границы километров 90 - 110. и кругом одни горы. Здесь все необычно. В Туркмении вишню не увидишь, а здесь свой фрукт на свой сезон, и все сосны, да сосны. Говорят, что в Афганистане очень трудно вырастить дерево - тяжело найти клочок земли без камня. Вот их и берегут. .... Пока что разбили палаточный городок, а потом будем уже строить сами казармы. Но вообще - то по радиоприемнику передавали, что, как только наведут гражданский порядок, так мы сразу же вернемся домой. Хочется съездить в город, но пока это не делается даже на танке.
  Двенадцатое января 1980 года.
  С горячим приветом к вам ваш сыночек (любимый) Сережа!
  Пишу вам второе письмо из Афганистана. Извините за неразборчивый подчерк, но пишу на сумке, в полутемной палатке. Устроились мы здесь неплохо - часть дислоцируется рядом с Гератом. Голод так хорошо виден, как на ладони. В нашей палатке стоят походные кровати, и топится буржуйка. Но здесь с дровами очень туго, и нам их завозят из Туркмении. Мы недалеко от СССР. Всего 149 км от Кушки. А служить здесь буду до самого дембеля. Жив, здоров. И с бандитами не стреляемся. И стреляться, наверное, не будем. Жаль, что за эти пол - года английский язык немного подзабыл. Тут все местные интеллигенты, особенно военные, на инглише только так шпарят! Так что, Оленька, учи английский язык - он тебе в жизни очень пригодится.
  Двадцатое января 1980 года.
  В понедельник едем обратно на полигон - ох, нас там и нагоняют! Целых пять дней будем там рыть окопы в полный рост, и делать марш - бросок в полной боевой выкладке. Одно радует - хоть постреляем вволю! А так вообще служба - как служба! Вот какие мы конфеты едим!
  Десятое февраля 1980 года.
  Скоро мы обратно поедем на полигон. Поэтому я обратно долго вам не буду писать. ... Здесь солдату много спать не дают. Как говорится "три солдата из стройбата заменяют экскаватор!". Склады начали переделывать под казармы, и тут за оставшееся время службы я основательно изучу все строительные специальности. В кровати, под одеялом хорошо, тепло и уютно. А в шесть утра старшина как гаркнет: "Подъем!". Так и хочется его спросить: "А куда сегодня пойдем?". Лень вылезать из - под одеяла. А тут он как рявкнет на тебя, то сразу вылетишь из - под одеяла не хуже какого - нибудь "нурса"! (это реактивный снаряд такой). ... А хлеб здесь очень плохой. У нас, на Украине, его намного лучше пекут, и вкуснее он. А местный не поймешь какой - не черный, а какого - то землистого цвета, и мокрый. От него только в желудке тяжесть да изжога. Да и серый у них не лучше. А вот лепешки отличные. Жаль, только, что местные не умеют печь такой вкусный хлеб как у нас дома, на Херсонщине.
  Двадцать четвертое января 1980 года.
  .... Сижу в палатке. Печка топится, а на улице холод собачий. Сейчас мы охраняем перевал - стоим в горах, это примерно в 72 километрах от границы. Вы, главное, не волнуйтесь. Ничего здесь страшного нет. Кроме как по консервным банкам и рыбе в горной речке стрелять не по кому. Вообще - то мы живем тут, как в большом турпоходе. Спим в палатках, ловим рыбу и крабиков (не удивляйтесь, тут в горных речках их много, только мелковатые больно уж).
  Двадцатое февраля 1980 года.
  .... Живем в палаточном городке, который разбили и оборудовали сами. В боях пока что не участвовал, да их поблизости и не было. Вот только с кормежкой стало малость похуже, чем в Союзе. А так ничего. Жить можно. Насчет возвращения - так это знают только верхи. Но я думаю, что это произойдет не раньше этой весны. Я сейчас пулеметчик на БТРэре, а это тоже самое, что наводчик в танке. Эта должность намного интереснее и роднее мне, чем санинструктор. Я ведь слесарь, и техника мне роднее, чем врачевание. Все равно я в этом ничего не смыслю.... У нас недавно выпал снег - всего два дня назад. И была первая гроза. А дожди здесь не такие, как у нас, на Украине. Они намного продолжительнее и сильнее. Один раз такой дождь пошел - настоящий ливень, что даже нашу палатку затопило. А сейчас солнце сквозь облака проглядывает, и начинает припекать, даже сильно. Теперь часовая разница у нас в 1,5 часа.
  
  
  Шестое марта 1980 года.
  ....Мама, ты пишешь, что ждешь меня. И все время покупаешь для меня хорошие конфеты. Не нужно этого делать. Пускай Оленька эти конфеты кушает. И хорошо учится. А я наемся сладкого за эти пол - тора года очень скоро - как только вернусь домой. Посылки нам посылать нельзя. И бандероли тоже. Солдатам это получать не положено. У нас посылки получают только офицеры.
  Первое апреля 1980 года.
  .... Мама, ты написала, что вы собираетесь вырыть погреб? Так отложите это дело ненадолго. До следующего года. Когда я приду домой, то это дело мы с папой быстро одолеем. Землю я копать хорошо натренировался - все - таки пехота!
  Двадцатое мая 1980 года.
  По - прежнему стоим на перевале, в 75 километрах от Кушки. Погода стала непонятная - то дует северный ветер, и в то же время жарко, и дожди. Скоро день моего рождения, а я не знаю, как его буду праздновать. Ну, ничего, это мелочи. Надеюсь, что мое двадцатилетие мы отметим дома. Всех, кто демобилизовался осенью, скоро выводят в Союз. Если так, то и нас зимой отсюда выведут.
  Одиннадцатое июня 1980 года.
  ..... Мамочка, свой день рождения я отметил так: купил в местной солдатской лавке иранского печенья, несколько банок сгущенки, конфет там разных. И потом мы с ребятами отлично полакомились. В Герате пока что тихо. А здесь, на перевале, дуют сильные ветры, и стоит жара. Поспели урюк и шелковица. Так что пока витаминов хватает. Стали кормить хорошо - из Союза завезли свежие овощи. Вчера с удовольствие полакомился двумя небольшими головками капусты - только хрустело за ушами!
  Третье июля 1980 года.
  Работаем над оборудованием своего лагеря. Материала хватает, и работы, соответственно - тоже. Вы спрашивали, когда нас будут выводить из Афганистана? По слухам, которые циркулируют среди нас, то я понял одно - здесь мы увязли надолго. А вообще - то этот Афганистан мне надоел хуже горькой редьки. Так хочется домой - искупаться в Днепре. А здесь и поплавать негде. На перевале озерцо есть небольшое, по грудь глубина, так мы там плескались, как утки. Не выгонишь. А здесь, в Герате, только что под душем можно смыть пыль, и когда никогда освежиться из котелка.
  Двадцать первое июля 1980 года.
  .... Когда читаешь в газетах "стояла жуткая жара. Столбик термометра показывал 25 - градусную отметку", то хочется рассмеяться. Здесь, при такой температуре мы уже немного мерзнем. Но это не страшно. Я успокаиваю себя тем, что мы здесь последнее лето. Осталось совсем немного, и скоро я буду дома. Здесь мы не скучаем - свои развлечения малость отрывают от скуки солдатского быта. Правда, они малость не такие, как на гражданке, но все же. Мы слушаем музыку, смотрим кино, и кто умеет - тот играет на гитаре.
  Тридцать первое июля 1980 года.
  Только что вернулись из рейда. Поэтому я вам решил написать. Дела у меня идут нормально. Пока нас не было, в лагере построили магазин. Там мыло, зубная паста, конверты, бумага - в общем, самое необходимое для солдата. У местных начался сбор урожая. Так мы в рейде наелись чеснока, лука, винограда и дынь. Даже творога.
  Четвертое августа 1980 года.
  .... Моя машина была дежурная, и только что я вернулся из Шиндана. Там жара еще хуже, чем у нас, в Герате. Только что пыли такой нет.
  Восьмое августа 1980 года.
  ..... мама, извини с задержками в письмах. Нет времени писать вам ответ. Все в разъездах. Вот и сейчас пишу, сидя в машине, за своим пулеметом. Я исколесил весь Герат, и могу вам рассказать, что это довольно крупный город. Самый высокий дом - губернаторский. В три этажа. В маленьких домишек - уйма! Государственных магазинов нет. Здесь только частная торговля процветает вовсю. В каждой лавке есть все, не считая мясных и хлебных, где пекут вкусные лепешки. У меня сложилось такое впечатление, что здесь торгует весь город. А до дембеля мне осталось семь месяцев.
  Семнадцатое августа 1980 года.
  .... Я уже писал, что все время в разъездах, что исколесил пол - Герата. Герат по площади довольно большой город. Он построен так хаотично, что в путанице улиц чужаку очень легко заблудится. Но население не очень велико. Около недели стоим у одного из местных губернаторов. Здесь город делится на несколько секторов, и в каждом - свой градоначальник. Нам было у него хорошо. Местные коммунисты угощали нас виноградом, дынями, арбузами и лепешками. А мы отдали им свой сухпай. Сейчас обратно вернулись в лагерь - нужно малость подремонтировать свою технику. И опять ехать куда пошлют.
  Двадцать восьмое августа 1980 года.
  Дела у меня идут хорошо. На аппетит не жалуюсь. Недавно были на Кала - и - Нау. Но в сам город не заезжали. Остановились на перевале. Красотища там какая! Представь, мама - большой каньон, и множество ущелий. А горы совсем голые - там ничего не растет. Ни деревца, ни травинки. Тут растут такие старые туи, что и руками не обхватишь. И они так живописно расположены.... Когда едешь по дороге, то слева пропасть, что дна не видно, а справа отвесная скала. А горы разных цветов и оттенков: красные, белые, пепельные, зеленые...
  Десятое сентября 1980 года.
  .... Учи, Оленька, английский язык! Он тебе по жизни очень пригодится. Тут у нас многие афганцы (образованные, конечно), говорят на хорошем английском языке.
  Четвертое октября 1980 года.
  ..... вы пишете, что ходили в лес? Все вместе. А потом - папка с бабушкой. Какие вы счастливые! И я хотел бы пойти в лес. Пустыня и голые горы мне уже просто осатанели! Вот Кала - и - Нау, так это здорово! Леса там, правда, не такие, как у нас. Но все - таки дикие кабаны даже водятся. Сам видел. Буквально в метрах в семи от машины на дорогу один красавец выбежал. Вы пишете, что в этом году гостей было у вас очень много. Ничего. Я на тот год сам по гостям проедусь. У меня здесь, с этими дорогами, у самого тяга к путешествиям появилась.
  Вот и все. Берегите себя, до свидания". Это было последнее письмо. Сергей погибнет через несколько дней, попав в душманскую засаду. И мать увидит сквозь окошко цинкового гроба постаревшее лицо совсем седого сына. А он мечтал вернуться домой, мечтал, строил планы, которым, увы, не суждено было сбыться. Сергей остался навсегда молодым, так и не перешагнувшим свой двадцатилетний рубеж, юнцом.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"