Frost Valery: другие произведения.

Вердикт: виновна. :: Завершено

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.50*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершено 22-04-15

    Книга написана. объем 9 а.л.
    Здесь будет выложена часть чистовика.

    Большая часть текста ЗДЕСЬ


    Тииду Рич - одну из самых успешных учениц Звездной Академии направляют на орбитальную станцию "Ци-Тадел" с особым заданием. В течение четырех недель девушке предстоит играть роль запасного игрока в двух командах-соперницах, лидирующих в популярных "Гравитационных Играх". А параллельно - составлять психологические портреты двух лидеров линеек. По замыслу руководства программы "Звездные шаги" один из капитанов должен будет в ближайшем будущем занять руководящую должность. А вот, кто именно - и должна помочь решить Тиида. Конечно же, девушке дают полную свободу действий. Но разве настоящие профессионалы позволяют личным интересам влиять на результат трудовой деятельности?
    Тииде Рич придется подчиняться диктатору и подстраиваться под лидера-либерала, противостоять соблазнам и провоцировать, чтобы лучше разобраться в психологии поведения. А однажды придется признать себя виновной в преступлении, которого не совершала. Интересно, что может заставить человека, будущего дипломата, одну из лучших учениц Академии брать на себя вину и ставить крест на будущем?
    Если у вас нет вариантов, предлагаю свой...





   Вердикт - виновна.
   Аннотация: Тииду Рич - одну из самых успешных учениц Звездной Академии направляют на орбитальную станцию "Ци-Тадел" с особым заданием. В течение четырех недель девушке предстоит играть роль запасного игрока в двух командах-соперницах, лидирующих в популярных "Гравитационных Играх". А параллельно - составлять психологические портреты двух лидеров линеек. По замыслу руководства программы "Звездные шаги" один из капитанов должен будет в ближайшем будущем занять руководящую должность. А вот, кто именно - и должна помочь решить Тиида. Конечно же, девушке дают полную свободу действий. Но разве настоящие профессионалы позволяют личным интересам влиять на результат трудовой деятельности?
   Тииде Рич придется подчиняться диктатору и подстраиваться под лидера-либерала, противостоять соблазнам и провоцировать, чтобы лучше разобраться в психологии поведения. А однажды придется признать себя виновной в преступлении, которого не совершала. Интересно, что может заставить человека, будущего дипломата, одну из лучших учениц Академии брать на себя вину и ставить крест на будущем?
   Если у вас нет вариантов, предлагаю свой...
  
   Пролог.
  
   В просторной каюте вдруг стало тесно. Каждый из присутствующих на докладе невольно потянулся рукой к вороту, чтобы ослабить давление на шею. Тишина в помещении стояла такая, что можно было услышать далекое урчание двигателей.
   Дао Синь - несменный руководитель триумфальной программы "Звездные шаги", сидел, расправив плечи. За все время доклада он ни разу не моргнул. Отказавшись от процедур омоложения и дотянув до первой сотни земных лет, заведующий оперативно-аналитическим отделом мог внешне сойти за иссушенную мумию тибетского идолопоклонника, однако, ума и прозорливости от этого сходства меньше не становилось.
   - Сколько у нас осталось времени? - голос командора заставил вибрировать грудную клетку, проникая больше через кожу, чем сквозь барабанные перепонки.
   - Год, - последовал ответ одного из докладчиков, - максимум - два.
   Ресницы Дао Синя трепыхнулись, выдавая движение глаз. Теперь бесстрастный взгляд был устремлен на седеющего мужчину кельтской внешности.
   - У тебя есть предложения, Рих?
   Подчиненный вытянулся по струнке, но в столь коротком и простом движении не прослеживалось и капли страха или желания выслужиться. Только знак глубокого уважения.
   - Есть двое. Игорь Чарвински и Джед Краш. Оба игроки "Джи-Геймз". Капитаны. Соперники.
   - Кто лучший?
   - Вне понимания.
   Впервые за время доклада Дао Синь склонил голову на бок, обозначив некоторую степень заинтересованности.
   - Предпочтения?
   - Девушки, - в словах докладчика проскользнуло облегчение, плечи чуть опустились.
   - Что делаем дальше?
   Легким касанием руки Рих отправил на середину проекционного экрана-стола данные. А уже через секунд взору главнокомандующего предстало решение поставленной задачи.
   - Тиида Рич, финальный уровень подготовки. Специализация - психология общения. Специальность - дипломат.
   - Дипломат на "Джи-Играх"? - Дао Синь позволил себе ухмылку недоверия.
   - Идеальный психотип, - парировал Рих, но был перебит главным.
   - Для обоих?
   - По предварительным данным - так и есть, - слишком устало и недовольно проявленным недоверием сообщил Рих. - У нас есть еще время проверить....
   - У нас нет времени! - слишком резко для хладнокровного млекопитающего оборвал Дао Синь своего визави. - Подробности мне ни к чему. Сам разберешься.
   Кивком головы главнокомандующий отпустил всех кроме Риха.
   - Ты думаешь, она справится?
   - Она - дипломат. И у нее высший бал на потоке...
   - Ты забываешь о личных предпочтениях, Рих, - метко заметил Дао Синь.
   Прочитал ли в глазах подчиненного осуждение, либо просчитал заранее - в любом случае командор Синь больше не стал развивать тему, оставив право выбора одному из лучших аналитиков спецгруппы.
   - Ты же понимаешь, что я лукавил, когда говорил, что мне не до подробностей?
   Рих кивнул, на что Дао Синь тяжело вздохнул, позволяя себе расслабиться в присутствии старого друга. К сожалению, недавняя вспышка нетерпимости, несдержанность в присутствии посторонних подкинула козырь в руки конкурентам. У основоположника "Звездных шагов" оставался совсем не год, чтобы подготовить себе замену...
   - Еще год, - Дао Синь обернулся к панорамной картине на стене - проекционные экраны работали без перебоев. - Проиграем сейчас, и больше шансов не будет.
   - Уверяю тебя - ты не прав, - Рих не смог отвлечь начальство от созерцания бесконечности, - судьба игрива... Пролог написан, тут соль и перец, найдешь ли вдохновение в игре?
   Еле заметно качнув головой и приподняв уголок рта в доброй усмешке, Дао Синь согласился с доводами аналитика и снова замер, превратившись в безэмоционального истукана:
   - Начинай.
  
   Спустя полтора часа и один лишний стакан фруктового сока на "си-кард" - аналог устаревшего комма Тииды Рич пришло сообщение о вызове в главный аналитический наземный центр "Ци-Тадел". Это могло означать лишь хорошие новости. И Тиида тихо радовалась этому призыву.
   В кабинете Риха Тароцци было довольно шумно. Все знали, что Рих - человек со сверх-способностями, способный уловить суть бессмыслицы и вычислить доли вероятностей, не пошевелив и мизинцем. Работать под началом такого специалиста - честь для любого. Что уж говорить про курсанта седьмого уровня обучения... Пускай даже и с лучшим результатом на потоке.
   - Тиида, присаживайтесь, - Рих прокрутился на кресле, указывая на место через стол, и снова отвернулся к экранам. После некоторых манипуляций звук вещания уменьшился и позволил девушке сосредоточиться на услышанном.
   То, что глава отдела обратился к ней на "вы", не сулило ничего хорошего, вселяло страх и неуверенность. Однако, проанализировав сложившуюся обстановку, Тиида пришла к единственно верному решению - задание уже началось, ее проверяют, как специалиста. И заставила себя расслабиться, войти в состояние полного доверия к собеседнику.
   - Тиида, ваше задание. Два претендента на руководящие должности оперативно-аналитической группы, - Рих махнул рукой, отправляя файлы на край стола. Данные тут же систематизировались, являя Тииде изображения двух объектов с указанием имен. - Вам следует по истечении месяца предоставить полную характеристику субъектов. Никаких дневников либо записей в процессе изучения характеристик субъектов. Запрещено. Личное общение на любых уровнях. На ваше усмотрение.
   Последние слова Риха Тииде не понравились. Доступ к телу, так сказать, разрешался, но не поощрялся. Это игры непрофессиональных дипломатов. А Тиида собиралась оставаться лучшей и впредь. Не ради себя, но ради других.
   - Все условия для вхождения в контакт уже созданы. Вас ждут.
   Тиида поднялась, еще раз коротко взглянув на имена двух молодых мужчин. Что ж, за месяц она сумеет добраться до них и изучить не только подшерсток, а и костный мозг.
  
   Глава 1. џ\_(?)_/џ Добро пожаловать в космос.
  
   Вета прыгала от радости, хлопая в ладоши:
   - Это так здорово! Это просто замечательно! Тебе обязательно понравится! - заколотые у висков белокурые спирали локонов то и дело пружинили, то удлиняясь, то сворачиваясь.
   Тиида изображала кислый энтузиазм, глядя, как за двоих радуется подруга.
   "Грави-Геймз", "Джи-Геймс", "Джи-Игры", "Гравитационные Игры" - много имен одной забавы. Хоть и было это развлечение возведено в ранг полноценных испытаний и включено в обязательную программу экзаменовки, Тиида ни разу не принимала участие в подобных игрищах. Более того, предпочитала избегать просмотров чемпионатов, но безуспешно - близкое окружение фанатело от Игр и испытывало терпение будущего дипломата, обсуждая по несколько недель последние этапы соревнований.
   Четверть-финалы, полу-финалы, финалы... Тиида знала правила игр наизусть, заучивала и забывала имена игроков, названия команд, осваивала кодовые названия комбинаций и своим беспристрастным отношением обесценивала каждый ход конкурирующих команд.
   А тут... какое совпадение! Ее отправляют именно на "Грави-Геймз"!
   Конечно, Тиида в совпадения не верила. С детства привыкнув к прагматичности материнских взглядов и образу жизни "думай про завтра, живи сегодня", она не позволяла себе расслабляться. Предпочитала не теряться в оттенках серого и проводила четкую границу между черным и белым.
   Вета щебетала, а Тиида готовилась к отправке на орбиту. Как и в первый раз, сидя в кресле и слегка поглаживая глянец ремней безопасности, выпускница Академии с нежным трепетом ожидала старта. Непередаваемое чувство, когда разум отказывается воспринимать окружающий мир, как нечто отдельное, сливается воедино с огромной вселенной. Для того, чтобы чувствовать себя живой, Тиида шевелила пальцами. Обувь на ногах держала жесткую форму, поэтому манипуляций конечностями никто никогда не замечал. Сама же путешественница всегда излучала спокойствие и уверенность, вызывая у сокурсников зависть и удивление.
   Тиида выглядела старше своих одногодок, абсолютно не огорчаясь по этому поводу. Таинственное, необъяснимое обаяние представительниц семьи Рич было сродни земному притяжению. Эту черту нельзя было назвать харизмой. Однако, работала эта особенность бесперебойно. Следовало лишь держать дистанцию, отрезвлять холодностью и умением избегать конфликтов.
   - Это даже лучше секса! - негромко раздалось над ухом.
   Тиида лукаво прищурилась и скосила взгляд: сидящий по левую руку младший, хоть и "седьмая-вода-на-киселе", но все же брат, нетерпеливо ерзал в кресле. Хотелось поспорить на тему "что может быть лучше", но разве переубедишь того, кто совсем недавно покинул клуб девственников?
   Какой бы по счету ни был перелет на станцию, Тиида ни за что на свете не стала бы сравнивать эти две вещи - полет в невесомости и погружение в сладкую пучину плотского наслаждения. Никогда!
   Картинка на мониторах сменилась: теперь мобильная камера не ласкала своим многопиксельным взглядом матово-черные бока транспортировочного шаттла, пытаясь очаровать новичков, а замерла на месте, транслируя картинку из кабины пилота.
   - Хорошо там, где нас нет, - не глядя в линзу объектива, сообщил бородатый мужчина и вдохнул. Пассажиры, что сидели в креслах перевозчика впервые, напряглись. Знающие - расслабились и приготовились к традиционной шутке перед взлетом. - Но мы уже в пути! - радостно закончил фразу пилот и подмигнул.
   Салон наполнился криками одобрения, за которыми никто не услышал звука усиленно заработавших двигателей.
   Вертикальный взлет могли позволить себе лишь военные структуры. Остальным приходилось довольствоваться долгим полетом по наклонной относительно поверхности Земли, а затем наслаждаться красочной околоорбитальной прогулкой. Именно поэтому все места у иллюминаторов были заняты новичками - вид завораживал, хоть и не был столь впечатляющ, чтобы тягаться с полнотой эмоций, упомянутых молодым кадетом.
   Тиида была на пределе. Непередаваемое чувство усталости, сменившееся облегчением в момент отрыва от земли... словно сброшена старая, отмирающая оболочка... все заботы, все проблемы оставлены позади, брошены, как надоевший, обременяющий груз... и свобода полета... бесконечность звездного неба... тонкие солнечные лучи, затрагивающие потайные струны души... и абсолют небытия, пробирающий до костей, впитывающийся кожей.
   - Ты меня слушаешь?
   Все еще пребывая в определенной степени эйфории, Тиида повернула голову к обратившей на себя внимание подруге:
   - Конечно, Вета, я тебя внимательно слушаю.
   Однако, профессионально врать учили с первых курсов, поэтому сарказм подругой был воспринят всерьез, и, к сожалению, стал лишь очередным покатым барьером, через который тяжеловесная тележка знаний Веты об Играх натужно перекатилась, и радостно поскрипывая устаревшими сведениями, понеслась по новой наклонной.
   - Вот увидишь, тебе обязательно понравится! Наш командир - Первый - он такой... такой... - "кудряшка Сью" закатила мечтательно глаза и заломила руки.
   - Какой? - не без интереса уточнила Тиида, и действительно приготовилась внимательно слушать.
   - Он сильный... он умный! Знаешь, какие схемы он придумывал?! - у Веты лихорадочно разгорелись глаза, она разрумянилась, и тонкие пальцы начали слегка подрагивать. Состояние подруги Тиида описала бы, как "невольный фанатизм", только если бы не знала сидящую в соседнем кресле девушку. "Слепое поклонение" - вот подходящий термин для подобного обожания. - Он... он командир! Настоящий! Прирожденный командир... Он тебе обязательно понравится!
   - Без сомнений, - Тиида накрыла своей ладонью руку белокурого ангела, немного испугавшись холодности кожи, но разрывать контакт не стала - теплота ее собственной руки должна была отвлечь Вету от распевания оды.
   Когда шаттл приблизился на обзорное расстояние к станции, салон снова загудел. Висящая в пространстве черно-матовая капля, окруженная глянцевыми сферами и полусферами, больше походила на пластиковую модель молекулы этанола в классе химического образовательного направления, чем на академическую станцию программы "Звездные шаги".
   Впрочем, первое впечатление всегда обманчиво. То, что могло показаться игрушкой, на самом деле таковым не являлось. Сферы, что так обильно усыпали поверхность "материнского" тела при малейшей опасности превращались в спасательные капсулы и боевые корабли. "Мама" могла "выплюнуть" деток, как бешенный огурец выбрасывает семена, и встать на защиту Земли в считанные минуты. Подобных академических станций на орбитах всех планет было довольно много: исследователи, ученые, медики, социологи, военные - огромное количество инстанций, призванных изучать космос и защищаться от внешней угрозы. Между ними беспрестанно сновали челноки, перевозящие людей, технические "штучки", продукты и самое главное - воду.
   Солнечная планетарная система решительно не принимала участия ни в каких галактических военных кампаниях, обходилась дипломатией и коммерцией. Однако, пополнения рядов стратегов с пугающей регулярностью не оставляли простора для воображения - руководство "Звездных шагов" не исключало возможностей возникновения военных конфликтов и в собственной экзосистеме. И готовилось противостоять демаршам.
   - Добро пожаловать... опять, - улыбнулась девушка за стойкой "си-кард"-контроля. - Как там?
   Лица Тииды коснулась улыбка Мона Лизы - работнице таможенно-пропускного пункта уже наскучило сидеть на рабочем месте, и она с жадностью проглатывала каждую новость, а лучше - сплетню, принесенную пассажирами, как багаж ненужных знаний.
   - На Дерибасовской опять дожди, - голосом диктора новостей продекламировала Тиида и, медленно моргнув, перевела взгляд на мерцающую рамку сканера. Там, за белесой дымкой, у ленты выдачи багажа прыгала от восторга встретившая подруг Вета. И вроде виделись недавно, а радуются, как после года расставания...
   Комната для нынешнего пребывания Тииды Рич на станции располагалась в незнакомом жилом модуле. Старшекурсница связала данный момент с расположением учебно-тренировочной зоны "Джи-Геймз", однако досадовать не спешила. Для начала - осмотреться, затем - серчать.
   По легенде выданной командованием, Тиида, как и многие другие выпускники, должна была стать участником "Грави-Геймз" в рамках сдачи дипломных испытаний. Экзаменов, если хотите.
   Игры были придуманы и предложены для включения в общую образовательную программу еще до рождения Тииды. До этого, как, впрочем, и многие общедоступные теперь разработки, игры использовались лишь в тренировочных центрах военной подготовки. Затем, стали достоянием публики - вышли на арену, и мгновенно заняли достойное место в сердцах и головах поклонников гравитации.
   В процессе игры развивалось командное мышление, специалисты выявляли скрытые лидерские способности, оттачивали психологические приемы манипулирования... Огромные массы полезной информации обрабатывались вычислительной техникой, выводились схемы... По сути, игроки были лишь подопытными крысами в лаборатории. Однако, сами геймеры не воспринимали себя "тестерами", а потому отдавались забаве по полной программе.
   Именно из-за таких "буйно помешанных" энтузиастов "Джи-Геймз" были включены в общеобразовательную программу и стали одним из обязательных предметов для сдачи на экзаменах. Вроде как программа физической подготовки. Но ее-то тоже оставили - сдача нормативов!
   И Тиида дотянула до последнего. Если ученик, студент, слушатель или курсант имел желание, мог вписать "Гравитационные Игры" в свой учебный план, закрепив его, как один из основных предметов, в то время, как подобные Тииде студенты-кадеты, не желая принимать в играх активное участие, должны были нести повинность всего один раз. Для галочки, так сказать. И вот, девица Рич дотянула - ни разу не сдавала нормативы "Джи-Игр", все откладывала, не спешила...
   А теперь так удачно "выстрелила" ее лень. Тииду возьмут в линейку Джеда Краша на место временно выбывшего с травмой игрока - девушка станет восьмым номером в команде "Джангл". Будет подчиняться приказам, анализировать капитана линейки, выводить схемы и писать психологический портрет. Две недели для работы с одним объектом. Затем - еще две недели для работы со вторым. Славно! Четыре недели бесконечного плавания в гравитационных полях...
  
   Глава 2. А здесь вы будете спать...
  
   Двери лифта открылись, выпуская в ярко освещенный коридор голосящих и смеющихся временных обитателей станции. Тиида отметила, что ее личной шкалы градации шума не хватает, чтобы поставить зарубку напротив соответствующего значения, и что в связи с пребыванием на станции в модуле "Джи-Геймз", ей придется изменить некоторым привычкам и постепенно влиться в бурлящий жизнью социум.
   Жилплощадью командование программой Тииду не обделило. Просторная комната с двумя встроенными модулями - кухонным и санитарным - была явной роскошью для одинокой студентки. По каким-то причинам Тииде досталось малогабаритное семейное гнездышко. И будучи девушкой подозрительной, выпускница восприняла этот жилищный презент, как еще одно испытание.
   Для начала, не следует афишировать наличие приличного места жительства. По сравнению с предыдущими условиями - клетушка с двухъярусной койкой и сан-уголок, совмещающий клозет и душ, - данное помещение могло быть приравнено к апартаментам класса "люкс". Многие ли из игроков линеек могли позволить себе подобную роскошь? Следовало выяснить.
   Пока на "си-кард" не пришло сообщение о месте сбора команды, Тиида решила осмотреться. В жилище преобладал стиль металлического минимализма. Окна были заменены картинками. Стена напротив кухонного и санитарного блоков подпиралась низким диваном с квадратными подушками. В углу - тумба с лампой цилиндрической формы. Перед диванчиком - стеклянный столик.
   Подойдя поближе к кухне, Тиида обнаружила проекционную систему. То есть люди, сидящие или лежащие на диване, а он, судя по всему, был еще и раскладным, могли смотреть видео, транслируемое проектором. Покачав головой, осуждая "традиционность" взглядов на меблировку предыдущего жильца, Тиида направилась в ванную комнату.
   - А вот за это - спасибо! - теперь новобранец команды "Джангл" одобрительно качала головой.
   Душевая кабина покорила девушку с первого взгляда. Кто позволил вмонтировать в стандартный жилой отсек это чудо техники? Бурча себе под нос и изучая программы, Тиида вспоминала презентацию подобного девайса, на которую потащила одна из одногруппниц.
   - Минимальный размер - радиус вытянутой руки взрослого мужчины, - вещала рекламный агент, разрисовывая достоинства душевой кабины, - то есть вам будет крайне сложно дотянуться до стенки и испортить волшебство момента. Стандартные встроенные программы: душ-шарко с эффектом набегающей волны, летний дождь и тропический водопад. Звук достигает объема за счет вмонтированных в кабину динамиков - в полу, над головой, в перегородки, - стоя в самой кабинке, консультант указывала пальцами на крохотные ретрансляторы. - Поющие птицы, кричащие чайки, порхающие бабочки, шелест лиан на ветру и далекий голос прибоя - все это дополняется изумительного качества картинкой-панорамой.
   И вот со следующим движением Тиида влюбилась в демонстрирующуюся ванную. Запустив программу тропического водопада, рекламный агент позволила каждому из участников рекламного тура зайти в кабинку и прислушаться. Картинка, действительно, покоряла воображение. И пускай в демонстрационном модуле не предусматривалась льющаяся вода, но эффект присутствия вокруг тебя настоящих джунглей покорял и буквально обрывал связь с внешним миром.
   И вот сейчас, перебирая короткий список программ, Тиида обнаружила три стандартных. А большего и не требовалось. Это богатеи могли себе позволить и осенний дождь, и финскую сауну, и минеральные озера... А Тиида готова была довольствоваться тропическим водопадом.
   Настроение резко задрало нос и подобно транспортировочному шаттлу, стало забирать вверх. Собственный заряд энергии девушка потратила на перестановку. Благо, диван оказался легким и довольно легко проскользил от стены до середины комнаты, став спинкой к кухне и лицом к глухой стене. Проекторный экран более не был нужен, а вот сам проектор переехал. И теперь хозяйка жилья и ее гости могли бы наслаждаться просмотром видео, сидя как на диване, так и за высокой барной стойкой, отделяющей кухонный блок от гардероба и ванной.
   Как раз ко времени окончательной фазы меблирования комнаты на "си-кард" пришло сообщение с указанием места и времени встречи.
   Попросив общую систему перемещения указать ей дорогу, Тиида направилась за бегущими вдоль металлических стен огненно-рыжими огоньками. Пользование лифтами придусматривалось лишь с лучае больших нагрузок на тело либо при переходе на грузовой или транспортный уровень в остальных случаях - пешком. Система с удовольствием высчитывала кратчайший путь между точкой отправления и прибытия, поэтому в коридорах "Ци-Тадел" постоянно присутсвовали люди. Идущие какждый за своим "огоньком".
   Подозревая, что с первого же дня ее вряд ли возьмут в Игру, выпускница решила одеться просто - белый верх, темный низ. Строго, стандартно, без изысков. Покорять она никого не собиралась, очаровывать - тем более. Предпочитая оставаться серой мышкой, Тиида завязала высокий хвост из идеально ровных волос и направилась на встречу.
   Пульсирующие указатели привели засланного казачка в тесное помещение с двумя рядами двухъярусных коек, стоящих торцами к стене и покрытых черно-зелеными одеялами. По-спартански бедная обстановка не ограничивалась спальными местами. За двойным рядом кроватей обнаружилось пустое пространство, обремененное большим круглым столом с оптической и проекционной столешницей. На невысоких стульях за столом сидели игроки. Давно знакомая Вета, некогда знакомый Джал Питра - худосочный парнишка с носом, больше похожим на клюв грифона. Больше никого из присутствующих Тиида не знала.
   Долго стоять в проходе ей не позволили. Ровно минуту отвел на созерцание командир линейки. Он был единственным, кто не сидел в кресле, а стоял, опираясь пальцами в край стола, нависая над экранирующей поверхностью.
   Краш оценивающе оглядел новоприбывшую с ног до головы. Тииде вдруг показалось, что от нее отвалились лишние по чужому мнению куски. Прибегнув к манипулятивным методам, направленным на саму себя, девушка в буквальном смысле отключила эмоции, мышцы лица расслабились, сердце продолжило отбивать привычный ритм после долгой ходьбы. Глядя прямо в глаза своему подопечному, Тиида постаралась вложить в свой взгляд все возможное смирение и безразличие по отношению к происходящему.
   Несмотря на охлажденный кондиционерами воздух, по виску сидящего на ближайшем к Тииде стуле игрока потекла капля пота. Никто не смел пошевелиться, придавленный авторитетом Джеда.
   Игра в гляделки Тииду забавляла. Верховенство командира линейки следовало признать. И девушка первая отвела глаза. Кротость новоприбывшей была признана - по-звериному раздув ноздри, Джед шумно выдохнул.
   - Ты! - парень кивнул в сторону Тииды. - Наш игрок на замену. Сидишь, смотришь, внимаешь. Вопросы не задаешь, пока я не разрешу, рот не раскрываешь...
   Голос первого в линейке "Джанглов" чеканил слова, незаметно растягивал шипящие звуки. Старшекурсница четко прочувствовала недовольство как ее появлением, так и отсутствием основного геймера. Коротко кивнув в знак согласия, она присела на свободное место, нахмурила брови, приготовившись изображать активного слушателя.
   Методику рассеянного внимания, применяемую для обучения дипломатов по международной линии программы "Звездных шагов", Тиида постигла в совершенстве. Натренированная память могла бы в деталях воспроизвести некогда услышанное краем уха, увиденное краем глаза. Сейчас же применение данной техники казалось целесообразным, так как, изучая поведение подчиненных, выпускница могла бы дополнить портрет лидера.
   Итак, Вета... С ней все ясно. Слепое обожание, пропаганда образа, интимные отношения. Стоит в линейке под номером Шесть. Ее так и называют - "Шестая", забывая о настоящем имени.
   "Первым", естественно, называют лидера линейки. А линейка, следовательно, вертикальная. Полное подчинение приказам "сверху". Эффективная модель регулирования, но оправдает ли она себя в больших коллективах? Тиида подозревала, что не оправдает. В противном случае, командиру придется самолично контролировать процесс набора сотрудников и отбирать покладистых и слабовольных. Зато нет инакомыслящих и абсолютно все - внушаемы, а оттого - легко управляемы.
   "Вторая". Еще одна белокурая девица, обладающая невообразимо длинными и черными ресницами. Тиида о таких только мечтала, хоть и сама могла гордиться своими. Наличие темного пигмента в бровях и ресницах Второй оправдывало догадку об искусственной модуляции цвета волос. И слишком суровые, как для девушки, черты лица, словно сложенное оригами.
   "Четвертый" и "Пятый" - клоны самого лидера: темноволосы, смуглы, подтянуты и вышколены. Ни одной расслабленной позы. Только предельное внимание.
   "Третий" был на голову выше своего предводителя и определенно имел "неполадки" в генетическом коде. Альбинос с абсолютно черными глазами. Полностью. Ни намека на радужку или белок. Бесцветные губы, обозначенные длинными кривыми шрамами на довольно милом лице.
   "Седьмой" - Джал Питра - отдаленно напоминающий желейного человечка, лишь мельком глянул на выпускницу, и тут же отвернулся, не удостоив девушку ни улыбкой, ни взмахом руки. Дисциплина...
   Тиида, а теперь носившая порядковый номер "восемь", периодически меняла позу, чтобы иметь возможность сменить угол обозрения. При этом взгляд оставался прикованным к мелькающим над столом рукам Джеда.
   - Нужно ли объяснять, что все сказанное здесь, за пределы этой комнаты выходить не должно?
   Вопрос, конечно же, адресовался новенькой. Сидящие за столом дружно повернули головы.
   Тииде безумно хотелось показать этому напыщенному индюку в костюме цвета хаки, что он - всего лишь индюк. Однако, засунув подальше все свои эмоции, и в очередной раз напомнив себе, что дипломаты обязаны держать марку при любых обстоятельствах, девушка, не отрывая взгляда от визави, чуть склонила голову:
   - Достаточно будет слова или я должна поклясться на крови?
   - Слово, - коротко бросил Краш и одним рывком выпрямился, отталкиваясь от стола. - Свободны.
   Игроки организованно затопали ботинками. Тиида последовала поданному примеру, продолжая обрабатывать информацию.
   Для начала, та, которая прыгала от восторга, когда Тиида пришла с сообщением к подруге о том, кого отправляют на замену пострадавшему игроку команды "Джангл", ни словом не обмолвилась об условиях проживания. Без недели дипломированному специалисту было удивительно смотреть, на какие жертвы идет привыкшая к роскоши и удобствам Вета, и все лишь ради того, чтобы слепо исполнять приказы Краша. А заодно периодически появляться в его постели.
   - Новенькая! - Джед не сдерживал эмоций. Накрыл одним словом, как ковшом гвинейского гуано. - Спать будешь здесь.
   Тиида медленно обернулась, проследив за направлением указующего жеста - нижняя койка двухъярусной кровати в непосредственной близости к столу. В очередной раз проявляя покорность, будущий дипломат кивнула. И снова повернула голову к Первому. Чутье подсказывало - это не конец разговора.
   Ожидая продолжения, новенькая стояла напротив предводителя "Джангл", отделяемая полутораметровой крышкой стола, и тихо впадала в тоску. Джед и не думал продолжать разговор. Вместо этого Первый ощупывал девушку оценивающим взглядом. Его нижняя челюсть периодически сдвигалась в одну из сторон, а когда взгляд задержался в районе нижней пуговицы рубашки, провел языком по зубам, не раскрывая рта.
   Тиида отметила, как взгляд базарного продавца в мгновение ока сменился взглядом охотника. Завоевателя...
   - На раскачку мало времени, - свистя "шипящие", холодно отметил лидер линейки. - Форму получила?
   Напомнив себе, что первое впечатление может быть обманчивым, Тиида качнула головой. Молча.
   - Тогда чего стоим? - усиливая напор и выдвигая нижнюю челюсть вперед, уточнил Первый.
   "Восьмая" могла бы объяснить, почему она стоит, но в ту же секунду выдала бы себя и показала, что она - совершенно неподходящая фигура для линейки "Джангл". Поэтому, хлопнув ресницами, как делала это подруга, влюбленная в Игры, новенькая вяло переступила с ноги на ногу.
   - У тебя есть пять минут, чтобы разыскать свою форму, - презрительно глядя из-под опущенных ресниц, Первый кивком головы указал на мерцающий на запястье Тииды "си-кард".
   Засуетившись, дернув рукой и спрятав взгляд от командира, девушка краем глаза проследила за выходящим из комнаты Первым: он тяжело дышал и тяжело ступал, чеканя широкий шаг и заложив за спину сцепленные в замок руки. Как на плацу. Проверяющий.
   С костюмом, или как его называл Джед Краш - "формой", действительно произошло нечто странное. Кажущееся странным. Тиида не привыкла верить в совпадения и случайности. В то, что, отправляя ее на Игру, командование не позаботилось об униформе, слабо верилось.
   0x01 graphic
  
   Глава 3. Первая большая Игра.
  
   "Си-кард" послушно выполнил задание, обнаружил костюм в гардеробе комнаты и напомнил, что времени отведено мало, а путь - неблизкий.
   - Не надо подслушивать! - возмутилась бесцеремонностью своего персонального секретаря Тиида и сорвалась с места. Пульсирующий охровый пунктир вел по кратчайшему пути, но это все равно не умаляло ситуации - Восьмая могла опоздать к стартовой сирене.
   Бегущий по коридору учебного орбитального центра человек - не событие и не повод. Поэтому, когда Умник, нахмурив лоб и увлеченно рисуя схемы на растянутом экране "си-кард", почувствовал усиленную вибрацию пола, просто отошел в сторону, прижался к стене и не удостоил бегуна и сотой доли своего внимания. Сам Умник никогда не спешил, потому что знал больше остальных и мог позволить себе поспать подольше, поесть побольше, добраться побыстрее, сократив путь, и посмеяться громче всех над неудачной шуткой.
   Однако, сегодня пробежавший мимо курсант смог привлечь внимание Умника. Не столько своим маршрутом, сколько своим запахом.
   Подняв голову и проводив заинтересованным взглядом убегающую вдаль девушку, Умник отметил особый аромат, распространившийся волнами от ее раскачивающегося в стороны хвоста. Запах планеты.
   - Интересненько... - прошелестело ветром и рассеялось туманностью. Экран мигал напоминанием о начале нового раунда Игр. Закинув в "Закладки" информацию по Тииде Рич - новом игроке конкурирующей линейки и спешащей почему-то в противоположном от центра направлении, Умник, проигнорировав указатель маршрута, шагнул в проем, образовавшийся вследствие сдвига потайной панели, и исчез в полумраке подсобного помещения.
   Тиида буквально впрыгнула в свой костюм и, застегиваясь на ходу, вновь побежала по опустевшим коридорам. Финальные туры Игр увлекали абсолютно всех обитателей орбитальной станции: в смотровом зале, в кабинетах, в комнатах - везде сидели люди и таращились на экраны. Дети из более обеспеченных семей могли позволить себе шлемы с эффектом присутствия. Люди постарше и возрастом, и званием, предпочитали наблюдать за играми из персональных лож. Именно поэтому коридоры были пусты, и Тиида не боялась врезаться в кого бы то ни было или хотя бы задеть...
   - Значит так! - команда уже включила защитные поля костюмов и стояла, собравшись в круг перед люком выхода в игровую сферу. - Наша тактика не меняется. Второй и Четвертая занимаете исходные позиции...
   Первый отдавал приказы: четко, коротко, жестко, словно расставлял фигуры на шахматной доске - у каждой фигуры своя позиция, свои маневры, своя задача.
   Из-за защитного поля и надетых на головы шлемов, Тиида не могла четко видеть выражения лиц игроков линейки. Голос командира, льющийся из встроенных в шлем динамиков и обволакивающий со всех сторон так, что казалось: обернешься, и обнаружишь Краша за плечом, - "свистел" и "проглатывал" звуки. Приходилось напрягать слух и вылавливать уплывающий в вакуум смысл.
   - Восьмая!
   Тиида вытянулась струной. Не хотела, но властный голос заставил. Даже в кабинете Риха Тиида не позволяла себе подобного: любая реакция может быть прочитана как другом, так и врагом. А в какую категорию записывать Джеда Караша, выпускница еще не решила.
   - Ты! - Первый ткнул пальцем в новенькую. - Сидишь на приколе и считаешь звезды. Поняла?
   Оставалось лишь кивнуть.
   "Сидеть на приколе" - это поставить на себе клеймо изгоя. В глазах зрителей и болельщиков. Спасибо далеким звездам, Тиида не была ни суеверной особой, ни поклонницей "Грави-Геймз" - ее сердце не тронул грубый приказ командира буквально с первой же игры поставить на себе крест. Однако, не стоило забывать про другие факторы, способные повлиять на качественное выполнение ее основного задания. Поэтому, когда закончится игра и придет время снимать защитные поля и костюмы, настанет час надевать маску обиженной и обделенной вниманием. Ни один из поклонников Игр не остался бы равнодушным к кукованию на "скамье запасных"...
   На заднем фоне шумела толпа. Тиида ее не видела, но знала, какое количество зрителей каждый раз следит за новым туром: тысячи пар глаз здесь - на станции, сотни тысяч - на других станциях, миллионы - на Земле. И никто не в состоянии был сдержать крики восторга или обиды...
   Линейка Джеда Краша, одетая в специальные костюмы - черные с зелеными вставками - стояла в ожидании разрешения на "построение" в игровой сфере. Все молчаливые, вытянутые по струне, ни намека на расслабленность...
   В ярко-освещенной комнате со скошенными по дуге стенами пахло снегом. Ионизация воздуха и специальные фильтры, разделяющие невидимым барьером зоны отдыха и игровое поле, воспринимались на уровне ассоциаций: зима, урчание кошки, мягкий солнечный свет...
   - Выходим! - раздалось в динамиках, и мир вокруг наполнился объемом: болельщики подали голос - свист, крики, подбадривания, улюлюканья, - все слилось в какофонию, ознаменовавшую выход команд в игровую сферу. - Восьмая - на приколе!
   Пробурчав недовольное "угум", еле слышное, но качественно брюзгливое, Тиида оттолкнулась от порога и, зацепившись за поручень, прилипла к стене, описав дугу в анти-гравитационном поле. Реакция наблюдателей последовала мгновенно: зрители притихли - давно такого не случалось, чтобы игрок ведущей линейки оставался на скамье запасных. Но есть время для разочарований, а есть время для веселья: приняв выпад командира джанглов за новый стратегический ход, толпа вновь разразилась криками.
   Тиида четко исполняла приказ, наблюдая издалека за игрой и пространством.
   Игровая сфера была огромна. Бесконечна, как Вселенная. Иллюзорна и обманчива... Такой ее делали защитные проекционные экраны, расположенные по всей внутренней площади шара. Пока еще ни один конструктор не предложил заменить их на обычный прозрачный полимер: затраты на изготовление, демонтаж и конструирование, защита от вакуума и разница давления, радиация, в конце концов, - все это накладывало материальный отпечаток. Находящиеся внутри сферы игроки видели лишь космос, далекие галактики и россыпи холодных звезд, пролетающий мимо космический мусор, спутники и ремонтные модули... А на самом деле, от открытого космоса их отделяли технические отсеки, зрительские залы, кабинеты и комнаты, блоки и кубрики, тысячи километров кабелей и тонны полимерных материалов, сохраняющие человеческую жизнь и дарящих комфорт в условиях, в которых жизнь любого организма не продлилась бы и доли секунды.
   Кроме участников игрищ в пустом пространстве игровой сферы плавали буи. Впрочем, обозначить их висение на ристалище, как "парение" - это сильно преувеличить. Подсвеченные изнутри тетраэдры могли служить игрокам и точкой опоры, и прикрытием, и ориентиром. В последнем предназначении разбирались лишь игроки. Для несведущих или любителей все буи виделись однообразными, идентичными друг другу кубами. Как их различали члены команд - одна Галактика знает! Однако, становившаяся неоднократно свидетелем "разбора полетов" Тиида, слышала про уловки игроков, и имела общее представление об особенностях буев.
   Во-первых, они не двигались относительно стен сферы. Во-вторых, они были не подвержены инерции в моменты, когда игроки отталкивались от них. И самое главное - тетраэдры были неподвластны силе притяжения гравитационных лучей.
   Изобретение, давшее имя Играм - "гравитационные лучи" - являлось самым опасным и непредсказуемым фактором. Или пунктом в списке наказаний. Или самой завлекательной идеей. Самым оригинальным дополнением... Назвать можно, как угодно, но смысл от этого не менялся: гравитационные лучи, рассекая игровую сферу в хаотичном порядке, в различных направлениях и без четких временных интервалов, мешали и одновременно помогали игрокам.
   Так же, как и буи, лучи невозможно было отличить друг от друга. Лишь те, кто несколько лет подряд покорял вершину итоговой таблицы, могли предугадать направление, определить принадлежность гравитации той или иной планете Солнечной системы.
   Самый высокий процент травм приходился на команды низшего эшелона. Не трудно представить себе, что, оттолкнувшись от стены, игрок, летящий по прямой с определенной скоростью и внезапно попадающий в гравитационное поле, мгновенно менял направление полета и мог врезаться в любую из преград.
   Лучей, как и планет в солнечной системе, было десять видов: одни - с земным притяжением, другие - с силой притяжения подобно марсианской поверхности планеты, еще - с притяжением Плутона, а некоторые особо увлекательные - с притяжением Юпитера. В случае, если игрок, оттолкнувшись от буя слабо, попадал в луч земной гравитации на низкой скорости, он менял направление кардинально - на любое количество градусов, и мог знатно приложиться любой частью тела об твердые поверхности. А те, кто попадал в грави-луч Юпитера, мог несколько раз за полет поменять направление, словно в метаниях не мог определить, в какую сторону лучше лететь.
   Грави-лучи были коварны, но опытные игроки с выгодой для себя или команды использовали их появление: могли заранее просчитать, в какую сторону, и с какой скоростью направит участника Игр тот или иной луч, и выиграть дорогие мгновенья соревнований.
   Точно так же, как игрокам представлялась возможность лицезреть иллюзию открытого космоса, зрителям в специально отведенных помещениях, предоставлялась возможность наблюдать за игрой. Тоже на экранах, имитирующих окна в игровой портал.
   Тиида торчала у ворот своей команды, к которым противники должны были добраться, чтобы "оставить след", и внимательно наблюдала за геймерами: курсанты академий - члены команд - были одеты в костюмы, отличающиеся цветами и формами шлемов, полностью защищенные силовыми полями, которые, однако, не могли, или не желали, уберечь людей от травм разной степени тяжести; плавали в невесомости, ныряли, подныривали, кувыркались и старались выстрелить в противника из нейро-блоков. Противная и опасная штука - нейро-блок, превращала силовое поле костюма в ледяной панцирь. Игроку, попавшему в зону поражения, отводилось три минуты бесполезного парения в невесомости. Зазевался, подпустил противника слишком близко и в мгновение ока потерял способность двигаться. Да еще и штрафное очко заработал. Для себя или для команды - решать командиру линейки...
   Звено Джеда Краша, облаченное в форму черно-зеленого цвета, занимало вторую строку зачетной таблицы. На первом месте стояли черно-апельсиновые мо-рины. Команда противников крайне раздражала Первого. Разница в одно очко - это не повод. А вот разница в одного игрока...
   "Восьмой" вышел из строя внезапно. Слег с ветрянкой. Это вам не перелом кости! Ветрянкой надо переболеть по всем правилам: постельный режим, материнская забота, инкубационный период, карантин и зеленка в воспитательных целях. Краш рвал и метал, когда почти перед самым финалом Игр узнал про "выпавшего из обоймы" Восьмого.
   Вот и сейчас, летая и лавируя между буями в игровом поле, Первый жестко отдавал приказы, которые четко и беспрекословно исполнялись членами линейки. Авторитет... Но как бы четко ни действовали зеленые игроки "Джангл", оранжевые мундиры умудрялись обходить противников. Краш все больше вскипал и поливал желчью своих же.
   - Пятый, ты недоумок! Чего зеваем, Шестая?! Захотелось в "травму"? Или в "инкубатор"?
   "Инкубатором" называли команды с самыми низкими показателями и с минимальными успехами на "Грави-Играх". Фабрика желторотиков...
   Огрызаться на оскорбления Первого никто не смел. В ряды одной из самых лучших команд, пускай хоть и на замену, когда-то рвались все: от новичков и до профи. Но с каждым туром Игр, очередь сокращалась - уж слишком давил своим авторитетом Краш. Многие срывались.
   Поэтому, когда Восьмого определили в карантин, а Первому предложили на выбор полдесятка новичков, долго Джед не перебирал. И Тиида встала в строй по протекции, как ни странно, Ветки - подруги детства.
   - Растреклятая дырка! - резануло по ушам и заставило Тииду скривиться. Жаль, что зрителям не позволялось подслушивать переговоры ячеек команд - вот бы все удивились, как умеют выражаться холодные, как лед, джанглы! - Я в ауте на три минуты, Первый!
   - Вот тут ты прав, предпоследний! - Мало того, что Первый страшно оскорбил и унизил Третьего, опустив его по шкале градаций, так еще и его ледяного тона хватило бы, чтобы заморозить не только волю одного человека, но и все южное полушарие Венеры. - Работаем и дальше по схеме!
   Тиида выискала взглядом парящего "замороженного" Третьего: тот, сжавшись в позу эмбриона, кувыркался и летел по прямой линии прямо к стене купола. Игрок какой команды стал причиной "быстрой заморозки" альбиноса, девушка не разобралась. Да и ни к чему это было...
   Восьмая прислушивалась к себе, пыталась найти хоть каплю, хоть намек на восторг и кураж, который испытывали болельщики Игр - ничего. Ей, как психологу, было намного интереснее слушать отдаваемые в динамики шлема команды Краша, его голос и четкое исполнение команд другими игроками линейки.
   "Любой ценой добраться до чужих ворот!" - приказывал или давал последнее наставление Первый перед самым выходом. А сейчас из половины десятка команд три уже выбыли из игры - оставались лишь "Мо-Рин" и "Джангл". Из-за большого расстояния и огромного количества буев, Тиида не могла рассмотреть деталей боя. Только благодаря звучащим в ушах окрикам могла делать выводы: Джед "прикрепил" каждого своего игрока к игроку противоборствующей команды, целью было - вывести из строя и максимально близко приблизиться к чужим воротам.
   Игроков не хватало. Заменявшая выбывшего из игры Тиида не стала полноценным членом команды. А обездвиженный Третий еще больше снизил шансы на победу. Восемь мо-ринов против шестерых джанглов. Совершенно нерадостная комбинация.
   Впрочем, исходя из одобрительных возгласов Джеда, его линейка приближалась к успеху. И к воротам противников, по очереди выводя из строя соперников.
   Только сейчас, когда финал был так близок, а поддержка зрителей все более ощутима, сердце Тииды забилось чаще. Насколько бы далеким от фанатов ты ни был, однако, стоит окунуться в атмосферу и все - тебе уже не убежать. Волнение, возбуждение, азарт, восхищение... Твое игрой и толпы тобой...
   Углубившись в изучение собственных эмоций, новенькая не сразу заметила изменения в окружающем игровом пространстве. Лишь спустя несколько мгновений она уловила движение и, правильно расценив его, как опасность, всем телом развернулась к сопернику.
   По обманчиво прозрачной поверхности купола к ней полз черно-оранжевый паук. Тело сидящей на приколе девушки затрепетало подобно силовому полю, создаваемому защитным костюмом, а в голове мгновенно сложился план. Уши заложило ватой, даже грубые приказы Первого и гул толпы отошли на задний план. Ворота во что бы то ни стало следовало защитить!
   Была бы Тиида заядлым игроком "Грави-Геймз", задалась бы вопросом: а почему она до сих пор не обездвижена? Почему не плавает в невесомости большим безобразного вида сгустком нервов? Но наследница фамилии Рич была далека от Игр. Поэтому и не сообразила сразу.
   Тем временем ситуация менялась. Если Тиида и раньше была в поле зрения мо-рина, но пребывала в сладком неведении в отношении к его планам, то сейчас положение ее стало более, чем шатким. Она рисковала стать мишенью.
   Геймер был уже совсем близко, но недостаточно, чтобы вырвать победу. Решив изменить тактику и выиграть последние секунды, претендент на победу сгруппировался, а затем выстрелил пружиной. В его руке сверкнул Нейро-блок.
   Однако, не в правилах Тииды было сдаваться. Поэтому две вспышки блеснули одновременно. Тело, до сего момента исправно служившее студентке, парализовало от выстрела - никаких ран, только временный паралич. Курсистка Академии никогда раньше не испытывала ничего подобного. Казалось, что из нее в мгновенье ока выкачали всю кровь и вынули внутренности, вплоть до скелета. Казалось, остались лишь пустая кожаная оболочка и слишком много думающая голова. Отмеченная деталь рассмешила девушку - она улыбнулась.
   Игрок команды "Мо-Рин", более опытный и меткий, выстрелил и попал в самое уязвимое место костюма, располагающееся аккурат напротив солнечного сплетения. А вот Тииде не удалось полностью обездвижить претендента на владение воротами.
   Широко распахнутыми глазами новенькая смотрела, как почти успевший увернуться от разряда противник, неуклюже вращая действующей рукой, пытается выровнять ось движения. Бесполезно. Наполовину парализованный в полете он продолжал лететь по направлению к воротам. И если бы не возникший на пути гравитационный луч - влетел бы в вотчину соперников, как сыр, катающийся в масле. Однако - луч. Он замедлил скорость, немного изменил траекторию полета. И теперь черно-оранжевый игрок направлено летел на девушку. Ему не удалось дотянуться и схватиться рукой за поручень у самой кромки выхода из игрового поля.
   Тиида все еще чувствовала последствия выстрела. Она смотрела на медленно приближающегося соперника и гадала - сможет ли тот добраться до ворот? Тогда уж точно ее не примут в команду "Джангл". Тога уж точно она не сможет справиться с заданием и не сможет написать полную характеристику Джеду Крашу.
   Чем ближе подлетал игрок линейки "Мо-Рин", тем более смущенной чувствовала себя девушка. Рассеянный свет защитного поля отражался в серых глазах соперника по Играм. Тиида, не отрываясь, смотрела в лицо геймера и удивлялась, с каких пор Нейро-блок парализует волю?
   Ей бы отчитаться перед Первым, что ее парализовало, что ее вывели из строя... Но Тиида не могла произнести и слова.
   Слишком много эмоций? Слишком много переживаний? Неужели Игры смогли ее задеть настолько, что в них можно было влюбиться? Или это вовсе не Игры?
   Геймер команды соперников подплыл совсем близко и замедлился настолько, что, казалось, остановился совсем. А еще казалось, что остановилось время. Грешным делом, Тиида подумала, что защитные слои купола потеряли свои свойства и сейчас все команды улетают в открытый космос, и сама Тиида становится чужим воспоминанием с горьким привкусом полыни. Хотелось бы ущипнуть себя, но тело не слушалось, а взгляд все никак не мог оторваться от лица напротив.
   Соперник печально улыбался. Защитное поле слегка искажало черты лица, но не заметить грусть и сочувствие оказалось совсем нетрудно. Почему - грусть? Ну, ладно, сочувствие... Но грусть отчего?
   Громкий дребезжащий звук огорошил внезапностью. Тело мгновенно стало пластичным, Восьмая вернула контроль над собой. В динамиках бесилась и ликовала толпа. Очнувшись, как после обморока, девушка принялась озираться. Буи больше не светились, подсказывая, что очередной тур "Грави-Геймз" завершился. Кто-то праздновал победу. Кто-то страдал из-за проигрыша.
   - Звезду вам в задницу, победа наша! - не своим голосом вопил Первый. - Мы победители! Имея минус два, мы выиграли!
   Возгласы ликования перекрывали друг друга, не позволяя распознать голоса. Тиида крутила головой в поисках своей команды. Лишь на секунду она задержалась взглядом на удаляющейся фигуре, одетой в черно-оранжевые цвета.
   - Всем на прикол! - уже более холодно скомандовал Джед, резанув по сердцу Тииды - ей так и не удалось далеко отойти от ворот.
   Команда собралась довольно быстро. Ветку потряхивало от адреналина - это было видно даже сквозь костюм и защитное мерцающее поле. Остальные держались более стойко.
   - Разговоры потом! - бросил Краш и потянулся рукой к поручню, одарив коротким колким взглядом Тииду. Взгляд был настолько резок, что девушке показалось - ее пришпилили к стене, как тропическую бабочку. - Сейчас в дез-камеру и на разбор...
  
   Глава 4. Разбор полетов.
  
   Из рассказов подруги новенькая помнила - так заканчивалась каждая игра, каждый тур. Никаких разговоров, никаких оправданий или объяснений. Сначала очистительные процедуры, затем - разбор полетов. И лишь после двойной головомойки - отдых.
   Собираясь без остатка влиться в коллектив, Тиида не отправилась к себе, подавив порыв выразить протест, оторваться от команды, которая не вступилась, подчинилась главному, а направилась вслед за геймерами.
   - Знаешь, - Вету было совершенно не видно в дымовой завесе - она предпочитала паровую ванную обычным водным процедурам, благо, воды на станциях было предостаточно. Говорила, от пара кожа становится более чувствительной. - Мне тоже было трудно сначала. Меня тоже отправляли на прикол. Оставляли одну. Но потом я себя показала!
   Чувство гордости в последнем восклицании заставило Тииду горько усмехнуться: все знали, за какие заслуги Вету поставили номером "шесть" в линейку. И успехи в подчинении на Играх стояли далеко не в первых рядах ее возможностей.
   Тиида была расстроена. Насколько авторитетным казался ей Джед Краш, настолько же она была невысокого мнения о его моральных качествах. Странно, что в командном секторе именно ей дали задание по составлению характеристик. Ведь она не обладала столь ценным качеством, как беспристрастность. Вета - вот тот ржавый винтик, который явно нарушал работу механизма. Упустить подобную связь руководство не могло. Значит, либо посчитало не столь важной деталью, либо имело несколько иные взгляды на проведение экзаменовки...
   - Его уважают, - напомнила Восьмая Вете. - Он хороший тактик.
   - И стратег, - обиделась подруга.
   Тиида могла подвергнуть сомнению замечание друга детства, однако поостереглась делать поспешные выводы. На сегодняшний день ей было известно про отношения Веты и Джеда со слов подруги. Не более. И брать за основу субъективное мнение влюбленной девушки - себе же дороже.
   Краш предпочитал называть игровые костюмы "формой" и не ограничивался строгостью в рамках соревнований. На слет по разбору игры Тиида облачилась в еще один рабочий вариант комбинезона - черный с зеленой прострочкой и лейбами на груди и рукаве. "Джангл".
   В ретро-зонах на Земле еще оставались нетронутые человеческой рукой объекты. Тропики, так любимые Тиидой, были одной из таких ретро-зон. "Джангл" - производная ассоциаций с зеленью флоры.
   Новенькая изучала кмнату, пока мужская половина команды принимала душ. Несколько раз пройдя недлинным коридором между двух рядов двухярусных коек, не обнаружила ничего сверх-естественного, неопределенного или запрещенного. Все - в рамках дозволенного. Все - в рамках партизанской сдержанности.
   После очередного променада Тиида вернулась в глубину прямоугольного помещения. У круглого стола, как и в первую встречу, стоял Краш, опираясь на столешницу двумя руками и внимательно всматриваясь в неподвижную проекцию игровой сферы.
   Когда все геймеры, посвежевшие, но уставшие, заняли свои места в креслах, Первый продолжал стоять, нависая над картинкой. Тиида оглядела собравшихся: только альбинос и два близнеца сидели, надев маски бесстрастности. Вторая пыталась изобразить скуку. Тем не менее, глаза ее горели предвкушением - разбор игры сулил неописуемые эмоциональные встряски, особо полюбившиеся Второй, так как отчитывать будут не ее. Она-то все поставленные задачи выполняет на "отлично"...
   Джал Питра - седьмой в линейке - прятал нос в "си-кард".
   Выдержав театральную паузу, показавшуюся Тииде слишком затянутой, Краш провел рукой по краю стола - в глубине комнаты зашипел механизм, закрывающий панелью вход и отрезающий компанию от внешних раздражителей.
   Стало труднее дышать. То ли от самовнушения, то ли, действительно, вентиляция стала менее продуктивно работать... в любом случае, Тиида на своей шкуре испытала не просто моральное, но и физическое превосходство Первого: стоило двери закрыться, он сел в кресло, устало развалившись. Наигранно устало.
   Краш играл. Улыбнулся, обведя всех присутствующих повеселевшим взглядом, выискивая жертву и приготовившись к прыжку. Третий втянул голову в плечи. Знал, что начнут с него.
   - Вета, хорошая моя... - Первый излучал доброжелательность. Однако, от внимания Тииды Рич не ускользнул момент, когда от улыбки Джеда по спине пробежали мурашки, а взгляд подруги стал напряженным. - Принеси нам бумагу и приборы для письма.
   Восьмая попыталась не реагировать. Бумага и пишущие средства - такого не могли позволить себе рядовые обитатели орбитальных и академических станций. Слишком дорогое удовольствие. К тому же -неконтролируемое... В оличие от электронных.
   Вета, скрывшаяся мгновение назад в боковой двери, вернулась и выложила перед Первым лист бумаги, расчерченный тонкими линиями вдоль и поперек, создающими монотонный клетчатый рисунок. Один из краев листа был неровно обрезан. Тиида видела подобное лишь в музеях. Под тонкой пленкой защитных экранов. И еще ни разу в жизни не дотрагивалась до подобного чуда.
   С огромным трудом удержавшись от страстного желания тут же дотронуться до листа, девушка отодвинулась от стола, усевшись на самый край стула, а руки, от греха подальше, засунула под бедра, зажав ладони между сидением и ногами.
   - Хотелось бы напомнить, что Третий - это номер три. Это цифра "три", - проглатывая пуще прежнего шипящие, продекламировал Краш. - Пишем, какая часть тела предпочтительна для получения стимуляции...
   Тиида продолжала внимать. Джед предложил Вете начать: она беспощадно разорвала лист бумаги на несколько кусочков, взяла один из них, написала короткое слово и, сложив два раза, протянула его Первому. Остатки бумаги передала по кругу вместе с прибором для письма. В полнейшей тишине ручка обошла стол по кругу и дошла до новенькой.
   - Пиши часть тела, - подсказала тихонько Вета и снова вернулась к наблюдению за схемами на столе.
   Восьмая, решив пошутить, написала: "левая пятка", и передала листок Первому, предварительно сложив его пополам.
   За все время подготовки к экзекуции Краш молчал. Внимательно следил за каждым, к кому переходил пишущий предмет. Так же молча собрал все бумажки в кучку, перемешал их и вытащил одну. Уперев локти в столешницу, Первый развернул бумажку, прочитал, усмехнулся. От этой усмешки Третий ощутимо вздрогнул.
   - Губы... - сообщил Краш и направил взгляд на подчиненного.
   Тиида никак не могла справиться с потоком мыслей. Сначала она с трудом сдержала возглас удивления: бумага на ощупь походила на высохший лист терновника - комнатного растения, так любимого матерью; затем сдерживала усмешку, когда придумала часть тела; а теперь она готова была разразиться ругательствами, возмущаясь тем, как Джед обошелся с клочками драгоценного материала. Как можно было испортить целый лист бумаги несколькими словами, коряво выцарапанными непонятным стилусом для письма, а затем безжалостно смять и бросить на пол?! Непозволительное расточительство!
   Но, похоже, даже в этом дорогостоящем ритуале скрывался какой-то таинственный умысел. Возможно, если узнать источник поступления раритетного материала, можно будет узнать и цену вот такому представлению...
   Краш поднялся. Внезапно. Отодвигая стул, задел ножкой проворного робота - "модуль-чистота". Оранжевый луч маячка скользнул по стене, предупреждая людей о работе конструкта. Тииде же показалось, что робот возмутился тому, как неосторожно прервали его работу. Тем не менее, проворно слизал остатки бумаги с пола и удалился в технический отсек.
   - Третий! - спокойно, но однозначно строго прозвучал голос Первого. Он жестом пригласил альбиноса выйти из-за стола.
   Тиида продолжала теряться в догадках.
   В гробовом молчании провинившийся встал, подошел к Джеду и встал точно напротив. Воздух наэлектризовался настолько, что казалось вот-вот начнет искриться.
   Двое молодых мужчин - один чуть выше другого - стояли, глядя друг на друга. Тиида с трудом сдерживала шумное дыхание. То, с каким концентрированным вниманием сидящие за столом ожидали развязки, заставило девушку непроизвольно вцепиться в край стула. Ничего подобного ранее Тиида не испытывала. Лишь однажды: когда на взлетной полосе шаттл потерял часть обшивки, повредившей двигатель, Тиида Рич, испугавшись за свою жизнь, прикусила щеку. Как после парализующего выстрела из нейро-блока: тело здесь, а душу вынули...
   Выпад был неожиданным. Краш, незаметно для остальных, сжавшись в пружину, выстрелил, достав рукой до альбиноса и разбив ему губу. Третьего отбросило назад, но он выстоял. Приложил руку к месту удара и с вызовом взглянул на Краша. Следующие два удара окончательно разбили губы Третьего, но не смогли сбить с ног.
   За все время экзекуции новенькая не издала ни звука. Впрочем, как и все остальные. Только думала - неужели это никогда не закончится? Три удара... Третьему... А сколько выдержала бы она, вынеси Первый приговор Восьмой? Восемь ударов? Она бы и одного не вынесла бы!
   Первый уже сидел за столом.
   - В мед-отсек, - коротко бросив команду, Джед взглянул на Тииду. - Он подвел команду. - Девушка не просила оправданий, но Первый и спрашивать не стал бы. - Штрафное очко мы вешаем на команду. Третий будет играть дальше.
   Тиида внимала. Молча. Сжав зубы. Боролась с желанием выругаться и потребовать объяснений. Развернутых объяснений.
   - Мы - одна линейка. Я - веду, вы - следуете. Слаженно. Четко. Мы вместе идем к победе. Дисциплина и внимание - все, что я требую.
   Трудно было поверить в искренность сказанного.
   - Разве мы не вместе разрабатываем планы? Разве мы не обсуждали индивидуальные подходы? Разве вы не стали достойны лучшего? - Члены линейки вразнобой закивали головами. - Мы вместе добились... добрались до вершин! А все почему? Потому что мы - единое целое! Мы - голова, руки и ноги! Мы - единый организм!
   Как ни пыталась Тиида рассмотреть логику в сказанном, давалось понимание с трудом.
   - Третий отошел от плана. Оторвался от команды... - Взгляд Первого перескочил на Восьмую, заставив девушку внутренне сжаться. - Таковы правила...
   Удивительный контраст между жестким, авторитетным заявлением и мягким финальным оправданием окончательно сбил Тииду с толку. Да, ей удалось расслабиться, однако адреналиновая инъекция все еще продолжала довлеть над сознанием: сердце забилось быстрее, кончики ушей загорелись огнем.
   - Остальные справлялись отлично, - уже совсем радостно продолжил Краш. - Но есть еще один номер линейки, который был вне зоны моего пристального интереса...
   Тиида оказалась в центре внимания. Ни одобрительных возгласов, ни сочувствующих взглядов - лишь молчаливое созерцание и ожидание.
   - Для тебя, Восьмая, у меня хорошие новости...
   Так и подмывало спросить: "Меня бить не будут?", но рациональнее было промолчать. Весь гнев, в который, окунись с головой - получишь массу неприятностей, пришлось скручивать тугим узлом и запихивать куда подальше.
   - Я просмотрел запись, - Первый снова принял расслабленную позу, пугающую еще больше, чем пристальный, строгий взгляд. - Я хотел бы, чтобы это видели все.
   К публичной экзекуции Тиида была совершенно не готова. Она могла предположить, что битье - исключительно мужская привилегия. Девушек из линейки могли унизить и другими способами. Для будущего дипломированного специалиста по психологии общения личное наказание было сродни унижению. И неизвестно, как у других заведено...
   Длинный овал столешницы вывел проекцию панорамы: ворота джанглов, игрок в костюме, висящий на приколе, и ползущий к победе черно-оранжевый жук "Мо-Рин". Вне зоны обозрения Тииды.
   - Мы все видим ошибку новенькой? - не отрывая взгляда от изображения, спросил Краш. Игроки линейки засопели. Видимо, вопрос был риторическим, либо в их команде было непринято отвечать на вопросы, заданные не конкретному человеку, а так - эфиру. Субъект наблюдения, коим являлась новенькая, скрестившись взглядами с Ветой, предпочла последовать молчаливому примеру подруги. - А я отвечу! - Джед поднял голову и впился колючим взглядом. - Я вижу здесь недобросовестное выполнение поставленной задачи, абсолютное отсутствие ответственности за себя и за команду, однополярное видение ситуации и до предела рассеянное внимание. Достойно наказания...
   Тиида внутренне сжалась от страха. Имея в распоряжении самое дальнее по линейке место от командира, она так же была обладательницей самого большого порядкового числа. А значит - самого большого количества ударов.
   - Однако, вот это... - Продолжив речь внезапно, Краш вытащил Восьмую из затягивающего болота страха, как провинившегося котенка за шкирку. Под "этим" подразумевался момент выстрела из нейро-блока. Именно на него командующий обратил внимание новенькой. - Это достойно награды.
   Отступивший было испуг сменился новым приступом - про "награды" Ветка ничего не рассказывала. Впрочем, как и про наказания...
   - Итак, сегодня мы победили. - Краш выпрямился, сложил руки на груди и победно оглядел всех сидящих за столом. - Я не могу дать гарантии, что в следующий раз мо-рины не придумают что-то эдакое. - Упрямый подбородок указал на проекцию игровой сферы над столом. - Все знают - у них всегда припасены сюрпризы. И я бы не смог даже дать гарантий, что в случае с новенькой не растерялся бы сам. Но это все в теории. У них - своя тактика. У нас - своя. Придерживаемся плана. Откорректируем его после отдыха. Сейчас - в пищевой блок. Марш!
   Глава 5. Джангл - звучит гордо, а мо-рин - по-особенному...
  
   Вета шепотом подсказывала, что делать дальше, куда идти. В ее голосе Тиида слышала и усталость, и немного злости, и чего-то еще. Неуловимо знакомое, но настолько размытое, что казалось неважным.
   - Стройсь! - скомандовал Первый и Шестая активно заработала локтями, пропихивая подругу в самое начало строя. - Маршрут задан! Поплыли!
   "Си-кард" коротко завибрировал, обращая на себя внимание. Девушка подняла руку, чтобы обнаружить на экране блеклый оттенок ультрамарина, указывающего путь пунктиром по стене. Знать дорогу до пищевого из блока обитания игроков Тиида не была обязана. Потому и не знала. Но ее больше ставило в тупик построение по убывающей. Дорогу тебе укажут, но зачем идти строем?
   Вздыхая про себя и ощущая легкий пинок от Джала Питры - Семерки, новенькая направилась к выходу из каюты. Панель с тихим свистом, напоминающим произношение Краша, отъехала в сторону и позволила суете станционных коридоров разбавить гнетущую тишину казармы "Джангл".
   Восьмой сторонились. Идя быстрым широким шагом по тубам станции, Тиида короткими взглядами ловила каждый вздох, каждое неосторожное движение людей, идущих навстречу или по пути с линейкой черно-зеленых. Их уважали, уступали дорогу. Им хотели пожать руку, но видимо, рекомендации никого из игроков не трогать до поры до времени, были написаны на лице замыкающего цепочку Джеда. Поэтому джанглам улыбались, кивали, но не спешили бросаться в объятия.
   Новенькая смогла провести некую параллель линейки с волчьей стаей. Вожак, пуская вперед самых слабых, оставался в самом конце, чтобы контролировать ситуацию. А в случае опасности самые сильные, стоящие в середине и в конце каравана, смогут спасти стаю, пока враг занимается ослабевшими волками. Зверье... Но ведь не в космосе же!
   Пищевой блок ни капельки не изменился с момента последнего его посещения Тиидой Рич. Все те же стальные покатые стены, скошенные и закругленные углы стоек и столов, снующая меж рядов большая и проворная армия "модуль-чистоты", еле уловимые запахи кухни... Спасибо особым конструкциям вентиляции - они направляли ароматы печки в строго отведенные секции, так чтобы ни один из ароматов кухни не смел коснуться носов обитателей станции в неурочное время и разрушить концентрацию великих умов.
   Тиида пристроилась в конец очереди. Люди стояли в ожидании выдачи подносов, переговаривались, смеялись, махали руками.
   - Нам не сюда, - промямлил Питра, подталкивая девушку вперед. - Мы в очереди не стоим.
   Вот этого момента новенькая никак не могла взять в толк! Элита? Привилегированные потребители благ? Растерянно оглядываясь, уже не в силах справляться с эмоциями, Тиида шла вперед, обходя очередь и удивляясь, как люди спокойно реагируют на подобное социальное неравенство. Не в их цивилизованном обществе! Не на территории верховенства справедливости и заслуженных ценностей!
   Мысленно возмутилась и сама же себя одернула. Ну, конечно! Заслужили! Получи награду за достижение! Победителей не судят...
   Тем временем, пройдя расстояние от начала очереди до стола с подносами уже готовыми для команды "Джангл", девушка полностью овладела эмоциями и, следуя примеру товарищей, взяла свою порцию. Поднос оказался довольно тяжелым. В один из моментов заметила, как одна из дежурных по пищевому блоку подмигнула Первому. На что тот лишь дернул бровью. Но девушка и это приняла за счастье.
   Общий стол на всю линейку был вычищен до блеска. Нездорового блеска стали.
   Не улавливая ни малейшего изменения в шумовом фоне блока, Тиида уселась вслед за членами команды.
   На станциях всегда кормили неплохо. Но успевшая привыкнуть к стандартному спартанскому набору еды, новенькая искренне удивилась содержанию своего подноса.
   Так и подмывало задать вопрос сидящей рядом Ветке - хоть тут не расселись, соблюдая порядковые номера, но не решаясь нарушить тишину, Тиида молча приступила к еде.
   Громкие выкрики донеслись из коридора, заставив Краша скривиться. Он прервался, поднял голову и посмотрел куда-то за плечо. Тиида тут же проследила за его взглядом.
   Причиной радостных возгласов оказались игроки команды-соперника. Мо-рины не отличались строгой дисциплиной: их шумное появление внесло в и так оживленную атмосферу столовой еще больше хаоса, поднялся градус веселья, даже свет замерцал, смех и порою даже свист ознаменовали приход черно-оранжевых.
   Джед наблюдал, сложив руки и уперев об стол локти, его губы были поджаты, а глаза сужены. Тиида, в отличие от других людей, следила не за шумной компанией, а за своим командиром. Задание никто не отменял!
   Мо-ринов любили больше. На игровом поле им не было равных в импровизациях. Они с достоинством выходили из поражений. Они были одной из немногих команд, которые сохранили свой состав буквально с первых дней "Джи-Джи". Они всегда вызывали добрую улыбку и искреннее сочувствие.
   И в отличие от джанглов отстояли свою очередь за подносами с едой.
   Тиида, не забывая о главной причине прихода в пищевой блок, рассматривала свое будущее задание. Через декаду ее неизвестно, каким образом, переведут в линейку черно-оранжевых. Явное отношение джанглов к соперникам было видно невооруженным глазом - все, как один, сначала хмуро смотрели на приближающихся соперников по Играм, а затем, все так же дружно, демонстративно уткнулись носами в тарелки.
   В противовес черно-зеленым, мо-рины проявляли благодушие.
   Проходя мимо стола джанглов один из игроков команды соперников - широкоплечий улыбчивый богатырь, смел с чужого подноса булочку, подбросил в воздух и поймав ее буквально зубами на ходу, откусил и поблагодарил:
   - Лучшее - лучшим! Питайтесь крепко, набирайтесь сил, ведь впереди еще много-много-много-много поражений! - Вроде и оскорбление, предупреждение, а прозвучало настолько безобидно, что Тиида мгновенно прониклась симпатией к парню.
   Тот лишь мазнул взглядом по девушке, как и по другим, и прошел мимо. И удивил новенькую, когда, уже отойдя на расстояние, повернул голову, чтобы взглянуть через плечо именно на нее. Сердце победно ёкнуло.
   Другие члены команды "Мо-Рин" обошли стол соперников, предпочли не срезать путь, а пройти подальше. Это был не страх, нет. Это была дань уважения. Ну, и возможно, нежелание попадать под горячую руку Краша. Джанглы хоть и выиграли, выглядели настолько напряженными, что казалось, победили их соперники. Во всяком случае, выходка с булочкой заставила глаза Джеда засветиться огнем.
   А кроме того, если бы вдруг возник конфликт, чего почти дипломированный психолог не исключала, игроки черно-апельсиновой команды оказались бы в меньшинстве. Учел бы этот факт Первый, начнись драка?
   Пользуясь случаем, Тиида дернула Вету:
   - Джанглы всегда без очереди идут?
   Подруга сморщила носик, наблюдая за членами линейки черно-оранжевых.
   - Это неписанное правило, - она, хоть и успела уже забросить в рот пару кусочков мяса, все еще оставалась голодной, оттого и раздраженной.
   - Неписанное для всех? - не унималась Тиида.
   - Ти! - Вета, наконец, обернулась. - Писанное... неписанное... мы своими привилегиями пользуемся, в отличие от некоторых.
   Слишком громкое восклицание обратило внимание Первого на девушек. Он все еще продолжая сжимать челюсть, одарил каждую из подруг тяжелым взглядом. Словно привалил огромным валуном.
   - У меня пропал аппетит! - Первый отодвинул свой поднос, поднялся. - Все свободны до завтра. - И послал многозначительный взгляд Вете.
   Девушка тут же подскочила и выбралась из-за стола.
   Когда Краш вышел из столовой Тииде показалось, что абсолютно все в помещении свободно выдохнули. Да и сама она неявно, но расправила крылья. Не у многих за столом сменились позы: клоны стали молниеносно поглощать пищу, Вторая, распустив белоснежные волосы, тряхнула головой, но продолжала держать осанку, полагая, видимо, что раз Первый ушел, все бремя командования ложится на ее плечи; Джал Питра, тот вообще насупился до невозможности, отгородился невидимым барьером, увеличив свой "си-кард" до размеров планшета и читал известные лишь ему иероглифы.
   Оставшись в одиночестве, но пребывая в компании, Тиида расслабила плечи и, подперев подбородок, стала рассматривать зал, периодически забрасывая столовское угощение в рот.
   Абсолютно все скамьи в помещении не имели спинок. Никто не мог расслаблено сидеть, не мог позволить себе растянутый во времени прием пищи. Никаких проекционных экранов, лишь личные "си-кард". Да и те напоминали регулярно о том, что не стоит забывать жевать.
   На станциях не приветствовались популярные на планетах "ток-шоу". Для отвлечения от занятий и работы людям предлагали общение между собой, организацию авторских бесед, уголки уединения и прочее. Пищевой блок - для принятия пищи. Для отвлечения - идите в специальные отсеки.
   Мо-рины веселили публику лучше всяких шоу. Главный заводила - тот самый широкоплечий и улыбчивый парень травил шутки. Они сыпались, как из рога изобилия, и невольно каждый сидящий прислушивался к юмористу. Суровые черты его некоторых товарищей смягчались на глазах и сожаление о проигрыше таяло.
   "Си-кард" нетерпеливо напомнил о себе. Тиида оторвалась от наблюдения за командой противников, перевела средство личной связи в режим отдыха. Своего отдыха. И снова обратила внимание на мо-ринов.
   Командира их линейки в столовой не было. Того, за кем придется наблюдать Тииде в ближайшие дни. Зато красавчик-балагур, казалось, заменял всех и вся. Он, успев проглотить свою порцию, попытался отобрать чужую. В шутку, конечно! Однако, хозяйка крепкого кулака, сидящая прямо напротив шутника, отстояла свою добычу. Не добившись расположения члена своей команды, богатырь извинился перед товарищами, взял свой пустой поднос и, наметив траекторию, разогнался и, прыгнув на брошенный перед собой прямоугольник, проехался по матовому полу. Остановился прямо перед столом, как которым сидели очень симпатичные девушки. Так и замер перед ними, стоя на коленях.
   Грохот от трюка поднялся страшный. Однако, восторг, бурлящим потоком вырвавшийся из девушек, затмил все возможные восклицания недовольства. Еще бы! Красавчик мо-рин одарил вниманием!
   Со щенячьим восторгом подружки одарили парня своей благосклонностью и своими порциями, по очереди кормя его с рук. Все остались довольны.
   "Ребячество!" - хмыкнула про себя Тиида и подозвала "модуль-чистота", чтобы вручить остатки недоеденных яств.
   "Си-кард", настроенный на земные часовые пояса, сообщил о полуночи. Но спать не хотелось ни капельки. Тем более, Краш дал свободу до утра. Тиида решила прогуляться.
   - Я в зону "Дзен", - сообщила она товарищам по команде, но те не удостоили ее вниманием. Похоже, в этой команде не было принято общаться вне игры.
   Маршрутизатор высветил направление движения, стоило Восьмой задать конечный пункт следования. За спиной осталась шумная столовая.
   Путь Тииды лежал через несколько "капсул". Идентифицировать их изнутри не составляло большого труда. Когда монотонный бег округлых стен коридоров завершался, уступая место широким залам, бока пешеходных труб расходились в стороны, увеличивая пространство и транспортные пути пересекались друг с другом, количество идущих людей резко увеличивалось. Впрочем, как и шум, ими же создающийся.
   Со школьной скамьи детям Земли вбивали правила: ходим - прямо, смотрим - прямо, думаем - прямо, говорим... думая. Вот и сейчас Тиида шла, не забывая держать осанку и глядела исключительно перед собой. Шаг ее был уверенным, неспешным, но и не прогулочным. Ровно до того момента, как ее взгляд не пересекся с чужим взглядом.
   Нет, она не споткнулась, не сбилась с шага. Все было гораздо хуже. Глаза, виденные ею всего единожды и взгляд, лишивший воли, словно вынувший душу из тела. Наваждение, обещающее бессонницу и большие проблемы.
   "Как предрассветный час - лишенный суетливости, ленный и заряжающий энергией одновременно", - подумалось вскользь девушке. А тем временем тело послушно двигалось в заданном направлении.
   Ее тоже заметили. Еще раньше. Там... в игровой сфере.
   Игорь Чарвински - капитан линейки "Мо-Рин", так удачно разработавший план отвлечения соперников на "Джи-Играх" и сумевший подобраться к воротам противника незамеченным, провалил собственное задание, стоило новенькому игроку команды "Джангл" повернуть голову.
   Да, защитное поле костюмов искажало картинку. Разглядеть черты лица на расстоянии не представлялось возможным. Но глаза... Ни один защитный контур не смог бы скрыть блеск этих глаз.
   Более того, Игорь вдруг уверовал, что именно эти небесной глубины глаза и стали отправной точкой для изобретателя силового поля. Возможно, близкая родственница оставленного на приколе игрока, бабушка, например, или мать, были музой сочинителю технологий, позволившей космической программе землян надеть семимильные башмаки и помчаться навстречу звездам.
   Ни тогда, ни сейчас Игорь не заметил во взгляде незнакомки страха или удивления. Заинтересованность - да. Работу мысли - однозначно! И огонь, прячущийся до поры до времени в головешках, тлеющий, но обещающий разгореться от единственного дуновения ветерка.
   Не смея спугнуть пламя раньше времени, командир линейки черно-апельсиновых игроков нехотя отвел взгляд. Очень кстати подоспели Беба и Биба - сестры-близняшки, остроумные, хитроглазые танцовщицы. Они не могли ходить - скакали, как теннисные мячики. Казалось, заряжались энергией от всего, к чему прикасались. И отдавали столь же.
   - Рёша! Рёша! Давай завтра выходной сделаем, а?
   Говорили они, слава вселенной, не одновременно.
   Подтанцовывая на ходу, они перебегали дорогу своему командиру, пытаясь запутать следы, видимо. Игорь не злился. Но всегда притормаживал, чтобы ненароком не наступить на малявок. Мелкие, но юркие, Беба и Биба были неразлучны. Различить их можно было лишь по цвету волос - розовым с салатовыми прядями или салатовым с розовыми прядями.
   - Девчонки, объясните, выходной вам зачем?
   Когда прозвучал вопрос, Тиида поравнялась с командиром линейки соперников. И хоть она больше не видела чужих глаз, ощущение прохлады летнего земного утра было настолько реальным, что девушка повела головой в надежде почувствовать морской бриз. Воспоминания - жуткая вещь. От воспоминаний нельзя избавляться. Но следует полностью взять их под контроль, чтобы ни в коем случае не ошибиться, позволив врагу прочитать тебя.
   - А зачем другим выходные? - Ответом на вопрос стал встречный вопрос близняшек. Они хоть и курсировали в опасной близости от Тииды, дорогу ей не перебегали. Зато разгоняли воздух, создавая завихрения и смерчи. - Отдыхать, конечно!
   Рёша хмыкнул. Этим двоим лучше быть занятыми каким-то делом. Иначе, сделай выходной всем членам команды, покоя от непосед не будет. Ни отдыха, ни пользы.
   Тииду посетило чувство вселенской радости. Смертельно захотелось обнять всех - людей, станцию, галактику. И чем дальше удалялся командир черно-оранжевых, тем больше наваливалось чувство одиночества и потерянности. Одна... в целой вселенной...
   Не смея давать слабину, девушка глубоко вдохнула, прикрыла глаза и с резким выдохом оттолкнула от себя любые намеки на неуставные эмоции. Открыла глаза и обнаружила напротив себя испуганный и удивленный взгляд.
   Парень, только что шедший навстречу, замер и не моргая, уставился на Тииду. В коридоре, в который уже успела войти девушка, никого не было кроме них двоих, поэтому и резкая остановка не сбила никого с шага.
   Подумав, что не просто испугала парня, а еще и нечаянно плюнула на него, Тиида поспешила извиниться:
   - Хм, простите... Не хотела...
   С секундной задержкой незнакомец все же ответил на улыбку. Сначала робко дернул уголком рта, а затем расплылся совсем. В руках он держал растянутый на незримое поле картинкой "си-кард". Что было изображено на экране, Тиида не смогла рассмотреть, но видимо, что-то личное, потому что парень медленно отвел руку и спрятал экран за спиной.
   "Сплошное ребячество", - отметила про себя Тиида и усмехнулась, опустив глаза. Если бы было запретное, парень просто бы заблокировал "си-кард". А так... Демонстрация секрета, которым очень хочется поделиться.
   - Умник! - раздалось из-за спины, заставляя молодого человека перевести взгляд за плечо Тииды Рич. - Застрял? Помощь нужна?
   Вопросы задавались автоматной очередью почти слитно, но двумя голосами - опять неугомонные близняшки.
   - Интересненько, - отметил юноша, еще раз переводя взгляд с друзей, ушедших далеко вперед, на Тииду. - Не за что! - Вспомнил, наконец, что девушка - игрок команды "Джангл" извинилась за что-то, Умник, не прощаясь, снова уткнулся носом в планшет, и тронулся с места довольно резко.
   Тиида побоялась оборачиваться. Но то, с какой скоростью двигался незнакомец с красноречивым прозвищем и его маниакальная привязанность к гаджету, насторожило девушку еще больше - а вдруг нос разобьет, споткнувшись о порог?
   Успокоив себя фактом присутствия товарищей, Восьмая направилась туда, куда и собиралась - в зону "Дзен".
   Одна из немногих капсул - самая новая по конструкции и имеющая лишь три входа, один из которых был потайным, располагалась в самой отдаленной части орбитальной станции. Освещенная лишь сиянием далеких звезд, она была предназначена для отдыха всех желающих, а также - для некоторых собраний и трансляций заявлений руководства программы "Звездные шаги". Отдавая дань национальному происхождению До Синя - оператору туманного будущего, дизайнеры оборудовали сферу в стиле японских каменных садов "цукияма" и "ветровым стеклом". К кромке обзорной площадки можно было подходить без опаски и, приложив руку к прохладному прозрачному полимеру, можно было ощутить бесконечность пространства и мизерность собственного существования.
   Игра на контрастах подходила не всем. Некоторые особи не могли находиться в подобном помещении в силу психологического восприятия космического вакуума. И таких особей, как ни удивительно, оказалось довольно много. А возможно, зона "Дзен" пустовала потому, что здесь шумел водопад? А может, отсутствие искусственного освещения и девственная тишина, когда не слышны ни работа двигателей, ни шипение вентиляционных систем, вселяли в души панику? Вероятно, многие считали это место личными владениями командира?
   В любом случае, выйдя на верхнюю террасу в начале первого по земному времени, Тиида обнаружила себя в полном одиночестве. Только она, мокрые от падающей воды камни и блеск далеких звезд.
   Спать по-прежнему не хотелось. До заявленного Крашем времени побудки - несколько часов...
   "Интересно, даст Рёша своим выходной или нет?"
   Тиида сидела на камнях, бессистемно водила рукой по водной глади, пугая механических золотых рыбок, и смотрела на яркий круглый бок Венеры. С земли планета смотрелась ласковой греческой богиней любви. Отсюда же - настоящим Сатаной.
   Раскаленные до предела газы, укутывающие вторую планету от Солнца плотным слоем, окрашивали голубую красавицу в огненно-рыжий цвет. И если бы не парящие вокруг сферы светящиеся точки - станции-заводы - никто бы и не подумал, что планета обитаема и хоть кто-то интересуется ею.
   Если бы не недавний катаклизм, произошедший с планетой в следствие столкновения с другим небесным телом, да не изобретение сверхмощных двигателей, использующих, как топливо, испражнения планеты, названой в честь олимпийской жительницы, не знать землянам ни программы "Звездные шаги", ни столь популярных "Джи-Игр".
   С другой стороны, не появились бы конкуренты, корпорации-империи и инопланетные расы, до сих пор сидевшие тихо-мирно в своих звездных системах и наблюдающих за землянами. А теперь, обнаружив подросших технически букашек, они забеспокоились, засуетились, поспешили первыми выйти на контакт. А то, кто их знает, этих солнечных землян? Вдруг обретут неведомое доселе могущество и покорят все галактики разом?!
   Тиида усмехнулась сама себе, представив, как свихнувшийся Краш, раздавая приказы направо и налево, сверкая глазами и брызгая слюной, вращаясь, как падающая снежинка, вылетает из трюма еще не приземлившегося крейсера и фаер-болами уничтожает ошалевшую команду встречающих зеленых человечков. А потом оправдывается: "По моим расчетам эту планету населяли улитки-доминанты, питающиеся исключительно человеческой плотью и подлежащие полному уничтожению!"
   И еще представила, как повел бы себя на новой планете капитан другой линейки. От Джеда можно было ждать лишь взрывоопасной смеси энтузиазма и непослушания. Рёша же, наоборот, представлялся размеренно-предсказуемым. Хотя, что она может знать после двух случайных встреч с одним и презрительно-оценивающих взглядов другого...
   Рано еще делать выводы. Зато самое время дать организму отдохнуть.
   Глава 6. Это ревность, Восьмая?
  
   Рих Тароцци поправлял ремни, когда "си-кард" легко завибрировал, сообщая о входящем вызове. Закатив глаза, заранее зная, кто звонит, он расправил плечи, надел маску бесстрастности и провел ладонью по руке.
   - Капитан Рих Тароцци слушает.
   - Есть тысячи глаз и миллионы ушей. В эфире не исчезнуть. - В ответ на хриплое напутствие начальства, Рих только покачал головой, прикрыв глаза - не поспоришь с мудростью веков. - Мой друг и подчиненный лишил меня деталей.
   Рих с радостью бы поделился деталями, если бы они были. За один тур "Джи-Игр" и пару дней тренировок новостей собралось не так уж и много. Девочка справлялась. Куда лучше, чем планировалось. Более того, физические показатели, снятые с ее "си-кард" давали основания на надежду - будет еще веселее. Но это - лишь в будущем.
   - А на сегодня деталей нет, командор, - Тароцци покачал головой. - Прошло слишком мало времени.
   - Была ошибка в расчётах?
   - Скажем так, процент неожиданности в человеческом факторе поведения подопытной превысил заявленный нами.
   - Я люблю, когда процент выше. - Узкие щелочки глаз Дао Синя изогнулись, совершенно скрываясь из виду в складках опущенных век.
   Рих поджал губы и качнул головой. Он помнил. Всегда помнил о любви начальства к неординарным поступкам подчиненных, которые не мог просчитать заранее. Мало таких было - Дао Синь редко ошибался. В этот раз ошибка в расчетах принесла ему радость.
   - Мы работаем дальше, командор.
   - Дальше работы только лес. И волк живет в нем.
  
   Выходной Краш своей линейке не даровал. Объяснил четко и ясно, что до финальной сирены осталось три недели. Позволить себе расслабиться на финишной прямой могут только слабаки и те, кто больше не верит в свою победу. Первый не просто верил в победу джанглов. Казалось, он решил, что с моментом восхождения его на пьедестал, Вселенная изменит сама себе и откроет доселе неведомые человеку секреты. Разрешит себя поработить окончательно.
   Краш готовился не к Играм. Он готовился к войне.
   - Ты не понимаешь, нет?! - орал он не своим голосом на "слепых" тренировках. - Разницу в лучах нельзя увидеть! Нельзя услышать! Ты можешь только чувствовать ее!
   Тиида хмурилась. Кричали хоть и не на нее, но воспитание и дипломатическая составляющая ее образования восставали против методов, выбранных Крашем для управления членами своей линейки.
   Доставалось всем. Столкнувшись однажды в полете с командиром, Третий получил разнос тут же - в игровой сфере. Не успевший увернуться от гравитационного луча, он сломал схему наступления джанглов. И Джед, решив дать прочувствовать подчиненному разницу в силах притяжения, бросал парня из стороны в сторону, буквально на лету угадывая, где и когда появится новый луч.
   Травм Третий не избежал. Подлатали его довольно быстро, как, впрочем, и всегда. С новыми космическими технологиями в ногу шагали и медицинские достижения. Ультразвуковое лечение на сегодняшний день оставалось самым эффективным. Медотсеки орбитальных станций изобиловали камерами с направленными звуковыми волнами. Лечилось все - насморк, перелом и опухоль. Достаточно было определить место и найти соответствие волновой частоты вибраций.
   Когда Четвертый попал в немилость командира, его клон - Пятый - разделил наказание. В этот раз Краш не использовал дорогой материал - бумагу. Он обаял работниц кухни, немало удивив Тииду, и заставил клонов выполнять унизительную, как считал сам Первый, работу. Пятый и Четвертый собирались в будущем стать частью штурмовой команды на одном из военных крейсеров, жаждали свершений подвигов и покорения космических широт. И выгребать объедки из засорившихся машин "модуль-чистоты" было сродни моральному уничтожению. Не унижению.
   Однако, после того, как Джед заставил одних - работать, а других - наблюдать, была проведена беседа со всей командой.
   - Я связался с руководителем вашей военной подготовки, - сообщил он, когда в комнате для разборов полета разрядилась обстановка, а все члены линейки расселись по своим койкам. - Мне сказали, что вы - лучшие. И это случилось только благодаря "Джи-Играм" и вашей принадлежности к "Джангл". По моей просьбе вас освободили от сдачи нормативов.
   Сам процесс сдачи был не так уж и страшен. Важнее было то, что клоны прочувствовали заботу командира и степень проявленного к нему доверия высшего руководства. Там, где все равны, очень трудно высунув голову, не получить по маковке. Джед удивлял всех: он высовывал голову и получал пряник. А затем - делился им со своей командой.
   В начале очередного дня, проснувшись от ноющей боли в животе, Тиида поспешила в медотсек. Отправленный любезным "си-кардом" запрос на обследование уже обрабатывался системой. Первичный анализ секреции потовых желез показал процент роста гормональной активности. По дороге девушка успешно применила мантру для притупления боли и, уже входя в отсек, чувствовала себя довольно бодро. Самовнушение - инструмент, работающий в двух направлениях: либо ты помнишь о том, что человеческое тело чувствует лишь десять процентов боли, остальное - игра страхов; либо ты приказываешь себе помнить, что боль - это страх и от него можно легко избавиться.
   Процедура полного обследования закончилась довольно быстро. Сидя в капсуле, свесив босые ноги, Тиида поправляла манжету рабочего костюма, когда мимо ее открытой двери прошла Вета. Растрепанная. Хромающая. Сутулая.
   Восьмая замерла, копаясь в недавних воспоминаниях. После последней "слепой" тренировки и разбора полетов, когда Тиида, как и раньше просто сидела на приколе и охраняла ворота, Вета ушла в личные покои Первого. И до утра из комнаты никто не выходил.
   Создав для себя некую буферную зону из обшей каюты, Краш все равно ставил себя выше других, морально подавляя. Нет, его отдельной комнате никто не завидовал. Однако запах любовных утех просачивался сквозь щели, как едкая кислота Венеры. Не запрещая другим, Краш выставлял напоказ свое отношение к подчиненным. Вроде и нет секретов, но все настолько явно, что бывало противно. Поэтому все предпочитали спать спиной к двери, ведущей в личные апартаменты командира.
   Тиида ушла из общей каюты еще до будильника. Ее подруга, видимо, тоже попыталась проскочить, пока все еще спали. Проскочить в мед-отсек, чтобы зализать раны. Что же случилось?
   Восьмая потеряла немного времени, пока влезала и застегивала обувь, но выйдя в светлый коридор, не огорчилась, что могла потерять Шестую - ее реабилитационная комната ютилась почти в тупике.
   Вета сидела, точно так же, как и Тиида недавно, свесив босые ноги и не доставая ими до пола. Опустив голову и снимая с руки "си-кард", она роняла слезы, что-то рассказывая работнице мед-отсека. О чем говорила подруга, Тииде слышно не было из-за закрытой двери. Но видно было, как кривились ее губы, когда слова, горькие, как слезы, срывались и падали, разбивая спокойствие орбитальной станции на хрустальные осколки.
   Сердце Тииды сжалось. Она могла дать голову на отсечение - медсестра не в первый раз обслуживала Шестую. Неужели Джед мог позволить себе избивать девушку?!
   Сделав несколько снимков подруги издалека, увеличив и рассмотрев травмы, Тиида развернулась на пятках и направилась к Первому. Самое время всех разбудить!
   Усмирив по дороге праведный гнев, Тиида ворвалась в общую комнату. Наполовину опустевшая, она воспевала монотонным гулом ионизаторов начало новых суток. Так как Вторая оказалась в меньшинстве, душ был занят сильнейшей половиной команды - парни бузили, разгоняя пар так, что тот просачивался даже сквозь закрытые двери ванной комнаты.
   - Первый там? - спросила Тиида у Второй, указывая подбородком на дверь.
   Девушка ответить не успела.
   Отъехавшая в сторону панель выпустила из бани - иначе и не назовешь - клубы пара и фигуру, завернутую до пояса в большое полотенце. При всем уважении к прогрессу, Первый предпочитал показательные выступления: бумага, чернильная ручка, полотенце вместо сушки.
   Тиида застыла на месте. От удивления и нахальства готова была открыть рот, но, видимо, уже привыкла в какой-то степени к выходкам Краша, потому что смогла сдержаться и переключить внимание с голого торса, изрисованного татуировками, на надменный взгляд командира.
   - Восьмая? - напомнил о своем существовании Джед, вытирая руки еще одним махровым лоскутом, поигрывая мышцами.
   Девушка спиной чувствовала, как Вторая внимательно изучает реакцию новенькой.
   - У меня есть дело, не терпящее отлагательств, - отчеканила Тиида, сбрасывая скованность, вызванную скрытым наблюдением бывшей любовницы Первого. То, что беловолосая девушка тоже когда-то делила ложе Джеда, сомневаться не приходилось.
   - Не терпящее отлагательств... - прошипел себе под нос Краш, двинувшись в сторону дверей своих покоев. - Тогда, ко мне.
   Приказав, словно собачке, Первый ударил рукой по приборной доске, припечатывая свою "си-кард" к стальной стене и заставляя панель сдвинуться в сторону. От Тииды не ускользнуло ни раздражение, ни недовольство командира джанглов. Злость, с которой он обычно отдавал приказы, на сей раз проявилась особым способом - Краш сделал больно себе. Не другим. Было похоже на то, что Первый сам себя за что-то наказывал.
   Догадка придала Восьмой моральных сил. Справиться в случае угрозы жизни и здоровью с таким, как Джед, девушка смогла бы. Была научена. Вопрос состоял в другом: тот вид борьбы, которым она владела, был известен немногим и выдавал обладателя знаний с головой. Знания накладывали такую степень ответственности, что свидетелей проще было бы убрать с пути, чем уговаривать держать язык за зубами.
   Грубо говоря, Тиида обладала контрабандными знаниями, доставшимися в наследство.
   Новенькая впервые заходила на территорию вожака. Входила осторожно, забрасывая сети рассеянного внимания, чтобы успеть за несколько секунд до начала разговора отметить детали, прощупать почву, подготовить путь к отступлению. Она собиралась воевать, но не перегрызать глотку.
   Тем временем Первый успел преодолеть расстояние от двери до противоположной стены, толкнул скользнувшую в сторону панель, открывая доступ к гардеробным полкам, и в очередной раз удивляя Тииду - зачем тому, кто предпочитает рабочие комбинезоны, майки цвета хаки и такое разнообразие висящих на плечиках костюмов?! Висящих. На плечиках. Костюмов.
   - Краш... - невольно вырвалось у Тииды, смешивая сомнения и чувства, доселе не возникающие при взгляде на командира.
   Спина Джеда напряглась. Он замер, выбирая пути дальнейшего следования: по имени новенькая не должна была называть его, только "Первый", только "командир"... А еще эта слегка вопросительная интонация... Решимость, с которой новенькая требовала аудиенции, рассеялась, подобно пару. Краш услышал сомнение.
   На этом и решил сыграть. Легким движением руки он превратил обернутое вокруг бедер полотенце в половую тряпку. Но вопреки ожиданиям, не лишил Тииду дара речи. Наоборот, сработало кардинально противоположно.
   - Моя подруга сейчас в мед-отсеке пытается скрыть последствия бурно проведенной ночи, - холодно сообщила Тиида, глядя с какой скульптурной точностью генетика Первого повторила творение мифических богов Олимпа. А еще ее смутило присутсвие татуировки на копчике мужчины. Ведь любые "особые приметы" были запрещены военным флотом уже очень давно. И попадись землянин в руки врагам, подобные знаки могли бы сыграть не самую удачную для пленного роль...
   - Видимо, упала, - предположил Джед, заметивший перемену в голосе подопечной. Нудистский перформанс не задел струн темной стороны ее души. Поэтому, старший в линейке черно-зеленых просто продолжил процесс облачения в одежду. Решив не надевать нижнего белья, Краш потянулся за штанами.
   - Видимо, ослепла, - в тон Первому подхватила новенькая.
   Дождавшись, когда Краш застегнет ремень, Тиида подошла к вмонтированному в стену столу и бросила на него свой "си-кард". Затем холодно посмотрела на Краша.
   - Что это? - прошипев вопрос, Джед двинулся к столу, по дороге натягивая футболку на свежевымытое тело.
   - Наблюдения со стороны, - глядя на Первого, Восьмая увеличила проекцию, растянув картинку на полстола.
   Лицо девушки, запечатленной встроенным объективом, расплылось, но затем, набирая резкость, выставило напоказ все детали "падения".
   - Ой, ой, ой, - играя ужас, прокомментировал Краш, - как же неосторожно девушка ходит!
   За спиной раздался смешок - дверная панель так и оставалась открытой во время разговора. Тиида не стала оборачиваться. Зато на звук отреагировал Джед: он бросил короткий недовольный взгляд за спину Восьмой, припечатав неугодного свидетеля, затем почесал живот, отходя от стола.
   - Так, в чем же дело? Ты пришла просить о чем-то?
   Пренебрежение, граничащее с предупреждением. Просить можно. И возможно, просьба будет исполнена. Но затем придет время расплаты.
   - Я не буду просить, Краш! - Тиида сгребла со стола свой "си-кард", приклеила на правую руку. - Я буду просто брать пример. С тебя.
   Больше не было смысла играть серую мышку. Бросая вызов Первому, Восьмая провоцировала его на новые действия. Характеристику-то все равно писать надо...
   Маска довольства сползла с лица Джеда в мгновение ока. Он все еще стоял, замерев, оценивая нанесенный ущерб, а Тиида направлялась к выходу. В общей комнате слышалось неведомое ранее оживление: Вторая ушла в ванную комнату, в спальне оставались лишь парни, активно обсуждающие последние новости.
   Тиида не успела дойти до выхода. Уже на пороге ее перехватил Краш, развернул, сдвинув в сторону, оттолкнул к стене.
   Глаза его сверкали, ноздри хищно раздувались. Первый молча сверлил девушку взглядом, держа за предплечья. Тиида чувствовала, с какой силой сжимают ее мужские пальцы. И была полностью уверена - на лице Веты явственно проступали последствия именно такой вспышки гнева.
   Восьмая вывела из себя Первого. Но наказания не последовало. Краш разжал пальцы, оттолкнулся и отошел на несколько шагов назад, склоняя голову на бок и скрещивая руки на груди.
   - Это ревность, Восьмая? - с наигранным сомнением спросил Джед. - Девушки с гормональным расстройством способны на многое из ревности...
   Слова резанули по ушам, выворачивая внутренности наизнанку. Тиида готова была взвыть зверем. Краш играл по своим правилам, проявляя уникальную для его характера выдержку и знания психологии. А еще задавая задачку - откуда ему известны результаты обследования Восьмой?
   - Это гормональный всплеск, как ты справедливо заметил, командир, - отлипая от стены, Тиида поправила форму.
   Коротко кивнув, признавая поражение за собой, девушка развернулась на пятках и шагнула в шум нового дня.
  
   Глава 7. Ты вынуждаешь нас реагировать...
  
   Вета появилась в столовой позже всех. Краш приказал взять ее поднос с собой за стол, избавляя девушку от дефиле вдоль очереди. Ни следа на лице, ни тени сомнений, ни нотки грусти в голосе.
   - Завтра, говорят, круизный прибывает, - сообщила девушка, усаживаясь на скамью и протягивая руку за питьем.
   - Домысли или констатация факта? - уточнил Первый, заглядывая в глаза Шестой. Вета прятала взгляд.
   - В расписании его нет, - перевел внимание на себя Джал Питра - предпоследний в линейке джанглов.
   Краш недовольно покосился на подчиненного. Конечно, он хотел, чтобы Вета встретилась взглядом с ним. И чтобы новенькая увидела лишь нежность и заботу в его глазах. Но Шестая отказывалась помогать. Не отрываясь, рассматривала свою порцию.
   Не дождавшись реакции девушки, Джед поднялся с места. Его порция, только начатая, была отодвинула от края стола. Вся линейка без исключения заподозрила неладное.
   В столовой, как обычно, было очень шумно. Однако, мо-ринов в помещении не было, и что могло испортить Крашу аппетит, никто не знал.
   Тем не менее, Джед покинул компанию в космическом молчании. И направился к началу очереди, все еще стоящей за едой.
   Тиида повернулась к подруге. На шумное дыхание та тоже повернула голову. Две девушки сидели, рассматривая друг друга.
   - Ты о многом умолчала, - Тиида обвиняла Шестую, но так ласково, насколько могла выразить вербально.
   - Не понимаю, о чем ты...
   Но быстро отведенный взгляд говорил о совершенно противоположном - Вета понимала и стыдилась признания.
   - Зато я понимаю, - Тиида вздохнула и, забросив в рот кусочек мяса, покрутила вилкой перед глазами. - И не только я...
   Возвращение Первого не позволило продолжить разговор. Краш вернулся не с пустыми руками - он принес Вете большой стакан жидкости, похожей на кисель.
   - Для улучшенной гидротации, - объяснил он, ставя стакан на стол через плечо девушки и усаживаясь снова на свое место.
   Очередное проявление заботы не оставило у Тииды сомнений: именно Краш стал причиной "неосторожного падения" ее подруги, Первый - искусный манипулятор, и что ее вызов не останется безнаказанным. Тем более, дверь в его комнату постоянно была открыта. Были свидетели.
   На тренировке Джед свирепствовал. На новенькую просто не обращал внимания. Некоторое время. А затем отдал приказ на травлю.
   Сначала, он позвал Восьмую к себе. Девушка, не раздумывая, оттолкнулась от прикола и поплыла на середину сферы. Однако, уже за первым буем ее ждал сюрприз - связь в шлеме отключилась, а из-за тетраэдра в нее выстрелили из нейро-блока. Костюм тут же окаменел, и следующий гравитационный луч поймал обездвиженное тело в свою ловушку. Тииду бросило на буй, но слава Вселенной, приложило не так уж и сильно.
   Не успев отдышаться, Тиида "провалилась". Луч, имитирующий притяжение на планете под нежным названием Венера, впился в девушку звериными зубами и бросил ее к самой кромке игровой сферы. За долю секунды до удара, прозвучала сирена, освобождая от оков нейро-блока, и девушка успела ухватиться за поручень буя. Плечо вывернулось, пронзая болью правую часть тела и заставляя взвыть.
   Динамики мгновенно ожили:
   - Восьмую в мед-отсек! - Первый снова проявлял заботу.
   Остаток дня Тиида провела в обществе приятного молодого человека, помогающего девушке вправить плечо и уговаривающего пациентку не уходить из команды Краша. Ведь остались какие-то три недели. Три тура Большой Игры. Нельзя бросать команду, когда она так нуждается в игроке!
   Первый решил справиться о здоровье подопечной ровно в тот момент, когда Тиида прощалась с мед-отсеком.
   - Восстановила силы? - поинтересовался он, сидя в пол-оборота к экрану. Сидел у себя в комнате. Один. И дверь закрыта - это было отчетливо видно на заднем плане.
   - Готова в бой, - нарочито бодро отчеканила девушка. В бой не хотелось. Хотелось в душ. К себе.
   - Не считаю целесообразным твое рвение, Восьмая, - Краш, наконец, повернулся к объективу.
   Тиида держала экран "си-кард" перед собой. Тот, кто изобрел универсальный коммуникатор, возможно, решил, что носить его, как носили раньше наручные часы, это довольно удобно. Но он не учел травмы руки. Поэтому Тиида медленно зверела, не имея возможности хоть временно дать верхней конечности покой.
   - Жду ваших указаний, командир.
   - Отдыхай, Восьмая. До завтра. - И отключился.
   Тиида устало бросила руку. Вибро-терапия хоть и была универсальным средством, панацеей, не всегда позволяла мгновенно вылечить тяжелые травмы. Ткани восстанавливались, но морально человек восстанавливался намного медленнее.
   Два дня подряд после первого тура игры в составе черно-зеленых девушка уставала настолько, что валилась с ног. Засыпала на ходу. Душ и - в кровать.
   А отдыхать надо было не только телом, но и душой. Поэтому, получив разрешение на отдых, Тиида отправилась в любимую зону "Дзен". Возможно, ей повезет, и она снова окажется там в одиночестве.
   Длинные переходы были заполнены людьми. Стены коридоров изобиловали оттенками курсоров, указывающих путь спешащим. Казалось, какая-то крайне творческая личность решила разнообразить серую монотонность стали разноцветными схемами-стежками. Внимательно следя за своим оттенком ультрамарина, Тиида направлялась в зону отдыха.
   За несколько шагов до выхода на террасу свет искусственных ламп приглушался, глаза постепенно привыкали к полумраку и, уже входя в сферу Вселенского покоя, Восьмой почудился странный звук. Всем известно, стоит одному из пяти чувств создать сложности, как тут же активизируются скрытые таланты человека: у потерявшего зрение обостряется нюх, у лишившегося нюха, обостряется восприятие тактильное и так далее, и тому подобное.
   Стоило мраку взять свое, как тут же аккуратные ушки девушки навострились, пытаясь определиться с источником и причиной странной скрежещущей мелодии. И достаточно было выйти на балкон, причина тут же выплыла из мрака в виде отражающего блеск холодных звезд саксофона. В умелых руках музыканта инструмент пел свою хриплую песню, под которую кружилась в танце пожилая пара.
   Неподалеку от танцующих был сервирован столик, горели свечи. Тихие переливы воды по камням дополняли скромный оркестр, вносили посильную лепту в романтику встречи.
   Тиида, чтобы не мешать паре незнакомцев, замерла, опершись руками об перила. Металл поручня приятно холодил ладони, замораживая бешенный бег мыслей.
   Музыка и чужой танец завораживали, делали все вокруг несущественным. Словно художник, решивший вдруг поменять концепцию задумки, стирал ластиком неугодную его воображению игру светотени, все больше лишал рисунок насыщенности. Воспоминания достали из запыленных глубин запах моря, песнь сверчка. Тиида полностью расслабилась, прикрыла глаза.
   Но лишь для того, чтобы уже через мгновенье широко их распахнуть - подкравшийся сзади человек прижался к девушке всем телом, не оставляя пространства для маневра. Его руки легли вдоль ее рук, ладони накрыли ее кисти, а каменный торс всем своим весом навалился на спину.
   - Попалась, пташка, - уже хорошо знакомые шипящие завладели пространством у правого уха.
   Краш подобрался неслышно. Музыка отвлекла, завладела вниманием и Тиида упустила момент. По коже волнами разошелся озноб. Хоть Тиида и не испытывала никаких чувств по отношению к командиру черно-зеленых, но на близость чужого тела отреагировала однозначно. Дыхание перехватило, ноги внезапно ослабели, грозясь подогнуться и не удержать хозяйку.
   - Готова в бой, - напомнил недавнее заявление Джед и двинул бедрами, заставляя Тииду податься вперед. Однако первая реакция на провокацию Первого сыграла на руку только провокатору - Краш загнал девушку в угол, прижав бедрами к поручням. Тиида сжалась в комок, не пытаясь избежать настойчивых ласк. - Ты, наверное, не успела рассмотреть рисунок, да?
   Память услужливо предоставила архив под кодовым названием "Первый и гардероб". По телу снова пробежали мурашки.
   Краш медленно водил носом вдоль линии плеча, шеи, прокладывая дорожку из горящей лавы, заставляя Тииду отклоняться в сторону и закатывать глаза. Его поступательные движения бедрами будоражили сознание, взывая к животным инстинктам. Попавшая на крючок, девушка все больше теряла самообладание. Сжав зубы. Чтобы ненароком не выдать себя, Восьмая вслушивалась в слова, пытаясь удержать внимание на смысле. Пыталась схватиться за спасительную соломинку.
   - Ты знаешь, что за каждый проступок команда обязана наказать тебя? - Джед отвлекал, имитируя фрикции, не намекал, а однозначно направлял ход мыслей. Пошло зазывал в постель. - И команда решает, как наказывать провинившегося.
   Тиида помнила о процессе выбора наказания. Не слишком-то он и большим был, этот выбор. Но сейчас мыслительный процесс помогал удержаться на плаву, не выдать возбуждения случайным хриплым стоном или судорожным вздохом.
   - Ты вынуждаешь сама наказывать тебя. Вынуждаешь, понимаешь? - Первый провоцировал не только на невербальную реакцию. Искусно манипулируя вопросами, он вынуждал девушку, зажатую в тиски, выдать себя интонацией. - Никто кроме тебя самой не сможет тебе помочь... Все в твоих руках.
   Успевший отдохнуть за небольшой промежуток времени мозг включился в работу внезапно. Услышав знакомую комбинацию, игру слов, Тиида тут же отрезвела. Ее больше не волновали телодвижения, она знала, какими приемами пользуется Краш, чтобы вызвать ее на откровенность.
   "Мы вынуждены", "ты вынуждаешь нас реагировать" и "все в твоих руках" - простые наборы кодов. И никакие жаркие поцелуи не в состоянии выбить почти дипломированного психолога из колеи.
   - Твое внимание не может служить наказанием, Краш, - как можно более отстраненно произнесла Восьмая. С насмешкой, прикрытой безразличием. С сарказмом, завуалированным комплиментом.
   Джед мгновенно сбавил напор. Не резко, чтобы не приведи Вселенная, не выдать себя - не признать поражение. Разжав слегка пальцы, отстранившись достаточно для того, чтобы девушка могла вздохнуть, но недостаточно, чтобы вырваться, он уткнулся носом в ее волосы.
   - Как ты пахнешь...
   Тиида ухмыльнулась. И только Венера стала немым свидетелем краткого триумфа девушки. Восьмая продолжала стоять у перил террасы, наблюдая за парой внизу. Ее дыхание больше не сбивалось, ноги не подгибались.
   - В этот раз я не стану тебя наказывать, - подбодрил Первый, окончательно отстраняясь, но напоследок проводя пальцами по рукам девушки. - Обойдемся выговором.
   Все слова с самого начала неожиданной встречи звучали на полутонах, так что ни музыкант, ни пожилые супруги не могли слышать невольных свидетелей романтического ужина.
   Тиида не стала пререкаться - выговор так выговор. Стоило бы ей еще раз открыть рот и Краш уже не остановился бы. Продолжая держаться за перила, Восьмая повернула голову, опустив подбородок к плечу. Она надеялась услышать тяжелый вздох, означавший ее победу, или хотя бы тяжелую поступь раздосадованного человека... Но нет... Тишина пустых коридоров стала ее визави, темнота скрыла силуэт. Тиида осталась одна.
   Постояв еще некоторое время, посчитав, что Краш не стал бы караулить ее на выходе - уж слишком там светло, да и камер наблюдения не счесть, девушка решила выдвигаться в сторону каюты. Время позднее, подъем предполагается ранний.
   Но стоило Тииде сделать шаг, оторвать руку от поручня, как ее повело, ноги, казалось, стоявшие на полу крепко, вдруг подогнулись. Успев ухватиться снова за перила, девушка устояла. Сердце зашлось в бешенном ритме, грозясь выскочить из груди, оставив на своем месте зияющую черную пустоту.
   Испугавшись за свое состояние, Тиида решила немедля идти в мед-отсек.
   Дежурный врач, неуловимо напоминающая оставшуюся на Земле мать внешним видом и привычкой заламывать бровь, выдала рецепт сразу:
   - Милая, ты когда последний раз занималась сексом?
   Тиида удивленно отпрянула. Настолько, насколько позволяла спинка кресла.
   - Как и положено по программе антистрессовых ситуаций - два раза в неделю.
   - Нет, - усмехнулась врач, лукаво прищуриваясь и улыбаясь доброй улыбкой, полной материнской заботы, - не это имелось в виду. Когда последний раз ты снимала стресс с мужчиной?
   - А, это... - понимающе протянула девушка, и возводя взор к потолку, - ну, да, вы правы...
   Хмыкнув, поднялась со стула и отправилась спать.
  
  
   Глава 8. Это было замечательно...
  
   Открыв глаза ровно за несколько секунд до назначенного будильником времени, Тиида проинспектировала внутреннее состояние организма - сюрпризы больше ей были не нужны. А свое неуравновешенное "я" она решила принять, как вызов. В конце концов она - кто? Будущий дипломат, готовый по первому зову срываться с места и лететь в далекие галактики. А если там не будет мужчин - главной причины возбуждения и главного инструмента удовлетворения? Как тогда полноценно справляться с восставшими гормонами?
   - Есть тысячи способов... - раздалось над головой. Но видимо, ответ, предназначался совсем не Восьмой, потому как не мог молчаливый Третий читать мысли. - Начать хотя бы с неоновых двигателей...
   Тиида вздохнула с облегчением. Судя по всему, обсуждались технические моменты, характеристики звездолетов и кораблей, в которых девушка разбиралась лишь поверхностно. До ее проблем от "Звездных шагов", как пешком до Марса...
   Внимание новенькой привлек отблеск искусственных ламп, вырвавшихся на волю из крохотной каюты командира черно-зеленых. Краш сегодня запоздал. Что было крайне странным, ведь Вета, обычно ночующая у Первого, этой ночью занимала свое законное место на двух-ярусной кровати.
   Не обращая внимания на свою команду, Джед прошел в душевой отсек. А Тииде показалось, что их разговор на террасе зоны "Дзен" огромным старинным сундуком стался стоять посреди комнаты отдыха и разбора полетов. Придется писать в характеристике Джеда об уникальности сочетания в его образе личности диктатора и заботливого хозяина.
   Час "слепых" тренировок новенькая снова провела на приколе. За несколько минут до окончания времени предфинального рывка Первый скомандовал:
   - Восьмая, свободна! - Выбивая Тииду из строя.
   Теперь с каждой фразой Краша девушка ждала подвоха, напрягалась и пыталась читать между строк, проигрывала ситуацию, силилась предвосхитить следующий шаг. Командир линейки стал для нее соперником. Вызовом.
   Выбравшись из игровой зоны, Тиида отключила защитное поле костюма, расстегнула зиппер, вдыхая полной грудью ионизированный воздух предбанника.
   Завибрировал "си-кард", сообщая о входящем сообщении.
   "В вашем костюме обнаружен дефект. Заменить?"
   Вопрос без вопроса. Приказ с вопросительным знаком.
   Перенаправив призыв ремонтного отсека Первому, Тиида с чистой совестью и свалившимся камнем с души - слава небесам она пропустит часть "разбора полетов" - направилась на выход, пристально следя за бегущим вдоль стены указателем.
   Проходя очередную "развязку" путей, девушка столкнулась с командой соперников. Такие разные внешне, они удивительно гармонировали друг с другом. Улыбки и смех, словно смазочный материал, улучшали работу шестеренок. Прыгающие мячики-близнецы, большая мужеподобная девушка, балагур Красавчик и холодный, как рассветное утро Рёша - все они были одеты в черно-оранжевые костюмы, шли не в ногу, громко переговаривались и радостно приветствовали идущую наперерез соперницу по играм. Мельком Тиида подумала, что будет так, как она любит: самое вкусное - на потом. После строгости командира черно-зеленых пребывание в команде "Мо-Рин" должно показаться ей десертом.
   Черно-апельсиновые направлялись к игровой сфере. Они могли бы составить компанию джанглам, но самоуверенный Первый вряд ли позволил своим игрокам принять тренировочный вызов главного противника.
   В ремонтном отсеке Тииду удивили. Костюм был в полнейшем порядке. Молодой человек крайне приятной наружности без малейшего следа растительности на лице белозубо улыбался и рассыпался в любезностях и технических деталях. Сойдясь на мнении, что система дала небольшой сбой, новые знакомцы распрощались, дав друг другу обещание следить за техническим состоянием формы. Тиида собиралась, выйдя из отсека, тут же забыть парня, а тот, в свою очередь, намеревался добиваться внимания красавицы с удвоенной силой. Мало того, что натуральная и эффектная, так еще и игрок линейки "Джангл"! Такой шанс упускать не стоило...
   Не уточняя, где может быть Первый и какими должны быть следующие действия его подчиненной, Тиида направилась в сторону своего временного пристанища с двумя рядами двухъярусных кроватей. "Разбор полетов" уже начался, как минимум треть отведенного времени уже утекло, но у девушки была чиста совесть - системный сбой стал хорошим оправданием, хоть и подсунул фальшивую тревогу.
   Подходя к каюте, Тиида обратила внимание на то, что люди, проходя мимо открытой двери обители черно-зеленых, приглушали голоса, понижали интонации. В общем, вели себя тише. Словно хотели подслушать. Или просто боялись помешать процессу.
   Еще одна странность Первого - он не закрывал двери. Возможно, это было неким малым синдромом боязни замкнутого пространства? Но в выданной системой характеристике о ничем подобном не упоминалось. Или это новое приобретение? Пребывание... долгое пребывание в космосе и в игровой сфере могло оставить отпечаток на психике командира.
   Решив, что следует изучить эту деталь под микроскопом, Тиида смело перешагнула порог.
   Почти все члены линейки сидели за столом. Перед ними раскинулось игровое поле - расчлененная на секторы главная сферическая арена. В отсутствие Первого команда яро обсуждала многоходовки противников. Такого оживления при Краше никогда не замечалось. Все-таки, авторитет не просто заставлял уважительно молчать. Джед давил.
   Бросив форму на свою кровать и оставшись в выданном ей дежурном комбинезоне, Тиида присоединилась к обсуждению. На удивление, никто, кроме Веты и Джала Питры, претензий к высказываниям новенькой не имел. Решив использовать карт-бланш, Тиида выдвинула пару идей, которые были приняты к рассмотрению.
   - О, свежий взгляд! - раздалось внезапно из-за спины, заставляя членов линейки мгновенно замолчать. Краш, как обычно, подкрался незаметно. - Это было замечательно!
   Произнося слова, Джед положил руку на плечо Тииды и, наклонившись, поцеловал ее в висок. И мир перестал существовать. Медленно затягивающая в себя черная дыра, насытившись по самый горизонт событий, решила вытереть из хронологии вечности историю про девушку по имени Тиида Рич, оставив вместо нее лишь вакуум.
   В долю секунды отношение к новенькой поменялось. Никто не стал бы разбираться. Краш, оправдывая свою фамилию, нанес сокрушительный удар, подмяв под гусеничный ход трепетную душу девушки.
   У Тииды было два выхода: поддаться панике, удариться в истерику, попытаться оправдаться, приложить максимум усилий, чтобы изменить отношение к себе, либо отойти в сторону, заломить бровь, как привыкла делать это мама, и стать сторонним наблюдателем.
   Восьмая выбрала второе. Находясь ментально на отдалении, она наблюдала, как довольный Джед обошел стол и уселся в свое кресло, даже не пытаясь рассмотреть реакцию членов линейки. Казалось, он принюхивался или особым сенсором улавливал перемены в настроениях.
   Удар был рассчитан до малейших деталей. Влезть в систему, "сломать" костюм, отправить новенькую в долгую прогулку и самому пересидеть где-нибудь, чтобы потом вернуться в коллектив на минуту позже подопечной, изобразив, что задержка произошла по вине обоих.
   Смело, нагло, рискованно. Но, видимо, Джед держал все под контролем. Знал, где собрались члены его команды. Был уверен, что никто не станет сомневаться в истинной причине отсутствия двоих геймеров-джанглов.
   План сработал безукоризненно. Продолжая пребывать одновременно в нескольких местах, Тиида следила за каждым игроком черно-зеленых. Мозг выхватывал малейшие изменения в поведении: сбившееся дыхание, невольный жест, дрожание ресниц, опустившиеся плечи - все мгновенно анализировалось и выдавалось в длинный список отчета. Вторая, как и ожидалось, ничего не сказала, но телом показала, что этого и следовало ожидать. Став свидетелем недавней разборки, она считала сближение командира и Восьмой вопросом времени. Довольно скорого времени.
   Клоны и альбинос, похоже, были удивлены, но не осуждали никого.
   Самой предсказуемой и печальной реакцией стало настроение Веты. Она осуждала Краша, подругу и себя. Ведь именно сама Шестая привела изменницу в группу "Джангл". Она глотала слезы, сидела, вжавшись в кресло и не дышала.
   А вот Джал Питра, его реакция и поведение поставили Тииду в тупик. Парень тихо радовался.
   - Я так понял, - прервал короткие наблюдения Краш, стукнув по столу ладонями, - у нас новая зацепка? И есть шанс разбить врага еще в полуфинале?
   Тииде пришлось собраться. "Разбор полетов" никто не отменял. Сейчас ей, как и всем другим, придется пройти все ступени очищения перед полуфиналом, выложить козыри на стол, проанализировать кучу информации по маневрам главных противников и лишь потом будет возможность сходить в душ и смыть с себя тот невозможно толстый слой грязи, в которой сумел испачкаться каждый сидящий за столом. А был всего лишь один поцелуй в висок...
   - Шестая была права, - изведя всех своими укорами, Первый, наконец, сжалился и закончил инструктаж, перейдя на новую отстраненную тему, - круизный, действительно, прибыл. И у нас, как у почетных игроков "Джи-Геймз" есть возможность посетить один из самых дорогих звездных лайнеров.
   И снова эта лазерная указка на уникальность предложения: только для достойных, только для лучших игроков, индивидуально, ограничено, привилегированно...
   Тиида готова была отказаться. Личность требовала. А профессионал заткнул личности рот - не время бросать начатое! Задание никто не отменял!
   Испытанный недавно шок, подобно нейро-блоку, "заморозил" тело. Словно накачанная снотворным, Восьмая кивала, переводила взгляд машинально на говорившего, откликалась на позывной, на вопросы отвечала односложно. И на приказ - не предложение! - отправиться вечером на развлекательный променад, тоже ответила кивком.
   Но сначала - в душ.
   Планам не суждено было сбыться. Получив разрешение от Первого на свободное времяпрепровождение, члены команды разбежались кто куда. Одна Вета грозно преградив путь подруге, отчеканила:
   - Идем к тебе! Надо обсудить кое-что!
   Сочетание белокурых кудряшек и грозно насупленных бровей веселило Восьмую, но приходилось сдерживаться.
   - Вета, можно я сначала в душ? - Тиида бросила жалостливый взгляд за плечо низложенной любовницы.
   - Нет! - Шестая сделала шаг навстречу. - Мы должны поговорить!
   Решив не тратить остатки внутренних резервов на сопротивление, Восьмая кивнула и, понурив голову, направилась к выходу.
   Личные апартаменты Тииды на подругу не произвели впечатления. Всю дорогу она сопела, метала молнии, распугивая встречных людей, а когда зашла в комнату, тут же налетела на наперсницу:
   - Что ты наделала?! Ты что, не могла отказать ему?! Не могла удержаться, да?! - Вета то и дело делала выпады, норовя запугать мнимую любовницу Первого. - Ну, да, конечно! Кто ж от такого подарка откажется?
   Тиида устало привалилась плечом к стене, сложив руки на груди.
   - Между нами ничего не было...
   - Он, конечно же, красавец - сильный, строгий, прямолинейный. Такому мужчине хочется подчиняться! - Вета не желала слушать подругу, не слышала оправданий. - Где вы прятались, а? Где? Здесь?! Сюда он тебя отправил?
   Девушка, вметая вокруг себя волны возмущения, стала кружиться по комнате в поисках улик.
   - Если бы мы встречались здесь, я бы надела свою одежду, - попыталась воззвать к логике Тиида, но Шестая не вняла.
   - Уже успели прибраться? "Модули" поработали отлично, да! - Вета шерстила пространство комнаты, оббегая барную стойку, заглядывая под стулья. - Зачем... Ти, зачем ты так со мной?!
   Буквально рухнув на пол, Вета закрыла лицо руками и разрыдалась.
   - Уйди!
   Тиида продолжала стоять на месте, хоть и оторвалась от стены. Просьба подруги заставила девушку удивленно открыть рот.
   - Уйти? Куда?!
   - Уйди из команды! - моляще просила Вета. - Уйди! Заболей! Ветрянкой! - на миг лицо девушки просветлело.
   - Ты забыла - мы обе переболели, - Тиида не хотела разочаровывать подругу, но поделать ничего не могла. Пока не закончено задание, дружба и верность сокамернице отходили на второй план.
   Вета снова поникла. Идеи больше не приходили в голову. Восьмая кусала губы. Бежать, утешать подругу? Она оттолкнет! Стоять и смотреть? Дать новый повод для обиды...
   - Он меня подставил, - тихо произнесла Тиида, присаживаясь на диван и разворачиваясь лицом к спинке - так она могла видеть сидящую на коленях бывшую зазнобу Первого. - Он меня просто нагло подставил...
   Обвинения в адрес великого и могучего Краша вернули Вете самообладание. Она подняла полный слез взгляд на подругу.
   - Он не мог этого сделать. - Уверенно произнесла уже успокоившаяся Шестая. - Его благородство не позволило бы...
   Тиида хмыкнула, прикрывая глаза. Она очень сильно устала. Не физически. Морально. Восстановиться мог бы помочь душ. Но сидящая напротив подруга страдала не меньше, и отказаться хотя бы немного побыть с ней рядом, значило потерять ее навсегда. Слепое поклонение богу Больших Игр сделало Вету слабой, безвольной, необъективной. На ее будущую профессию подобные изменения в характере не повлияли бы, но жить счастливо с другим мужчиной, создать семью, белокурая красотка уже не смогла бы.
   Пока Тиида жалела об уходящем времени, Вета одумалась, поднялась с колен.
   - Я принимаю его выбор, - холодно и очень тихо сообщила Шестая и, не прощаясь, ушла.
   Восьмая уткнулась носом в обивку дивана, на котором уже готова была растянуться, отложив поход в санитарный отсек. Но порядок превыше всего - напомнила привычка, и девушка заставила себя встать, по дороге к ванному модулю стянула дежурную экипировку и, заказав летний дождь, нажала на сенсорную панель - с потолка полетели крупные капли, бьющие по коже малыми разрядами тока.
   "Си-кард" остался лежать на полке, периодически посылая ответы на запросы системы: "я в дежурном режиме", "абонент находится в санитарном модуле"...
   Выйдя из душа, Тиида бросила короткий взгляд на "си-кард" - висело новое сообщение. Без грифа "срочно". Предположив, что месседж содержит координаты и время встречи линейки джанглов, девушка выбрала комбинацию напора воздуха и его температуру и в полминуты ликвидировала с поверхности тела и волос остатки влаги.
   Все время пребывания под водой, она запрещала себе думать о случившемся. Всего какая-то неделя - и она покинет команду черно-зеленых. И всем будет наплевать, уже через пару часов после ее ухода, Вета снова займет свое место под боком Первого. Судя по всему, Краш предпочитал не распылять свое внимание на девушек дальше своего личного круга. Хотя, мог бы уложить себе в постель полгалактики.
   Представив себе картину, на которой тот же Джед, что и расстреливал зеленых человечком, возлежит на ложе с женами уничтоженных инопланетян, Тиида засмеялась вслух. И отметила про себя, что подобные фантазии приятно отрезвляют - следовало делать так почаще. Глядишь, и время до полуфинала пролетит быстрее...
  
  

Оценка: 7.50*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"