Frost Valery: другие произведения.

Дубликаторы :: продолжение от 23-05-2016

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение можно читать на моем сайте VFrostBooks.com

  Улыбка капитана мгновенно вселила надежду в оперативника. Май расслабился, успел откинуться на спинку стула.
  - Конечно, родной мой, ты можешь взять и "висяк", и "стояк", и ночное. Но только вместе с Джулс. Она - твоя тень отныне.
  Минус зажмурился. Скривил рожицу.
  - Но поселите ее хотя бы куда-то... Ее запах уже просочился в мою постель!
  Май ляпнул, не подумав. А капитан, тем временем, округлил глаза.
  - Э-э-э...пф-ф... Я не это имел в виду!
  Но оправдываться было слишком поздно.
  - Свободен...
  Холодности тона капитана позавидовала бы Антарктида. Ругая себя, на чем свет стоит, Май стянул со стола папку и направился вон из кабинета.
  А там в его любимом кресле ждала его груша для битья.
  - Я сказал, где сидеть?!
  Джулс как ветром сдуло.
  - За кофе смотайся!
  Понимая, что попала не в самую лучшую компанию, Джулс оставалось только терпеть. Она краем уха слышала, что ее ждет наставничество в исполнении Мая, и это вовсе не радовало. Но также краем уха слышала, что стоит оформить инициацию, и она будет свободна, как ветер. То есть, надо набраться опыта у прожженного минус-дубликатора и пройти инициацию. Придется потерпеть. Всего каких-то три месяца. А потом - колледж, вечеринки, парни...
  - Черный. Двойной. Без сахара.
  Джулс низвергли в Ад.
  Май тоже понимал, что придется подчиниться приказу. Но чем быстрее он натаскает девчонку, тем легче и быстрее сможет от нее избавиться. А пока не натаскал, пусть приносит общественную пользу. И личную тоже...
  Выдав малявке кредитку, указал на дверь и постучал по наручным часам. Джулс скривилась. И пошла к лифту нарочито медленным шагом. Вразвалочку.
  - Два-два, пиявка! - прорычал Май, чувствуя, как глубоко засадила иглу ученица. Придется терпеть...
  - Как-то ты не особо радуешься...
  Лермонт тоже знал, куда уколоть, чтобы побольнее.
  Май неаккуратно бросил очки на стол, взял папку и, закинув ноги на стол, сполз в кресле.
  - Чем так хороши ученики, лимон? Ты ведь некромант! Вам по характеристикам противопоказано общение, а ты вон скольких уже птенцов выпустил?! Еще и своими спиногрызами обзавелся! Ты - больной...
  Некромант ухмыльнулся.
  - Не намазывай на меня стереотип, аки икру на масло. Я, между прочим, всегда тебя спасал...
  Май удивился. Даже голову повернул.
  - Спасал?!
  - А ты думал, куда деваются твои желторотики?
  Оперативника перекосило. А потом подбросило в кресле. Догадался.
  - А этого заберешь? Ну, эту пиявку?
  - Лермонт! - окрик заставил дубликатора скривиться. А некромант даже не подумал оборачиваться на голос шефа. И так знал, о чем пойдет речь. - Даже не думай!
  - Даже не думал, капитан!
  Май уронил голову. И тут обложили! Оставалось одно - извести пиявку до степени самоотречения. То есть его - Мая-отречения.
  Дело Джулс было не пухлым. Но и не тонким. Резюме по каждой приемной семье, подборка достижений. Открыв профессиональную характеристику, Май присвистнул. Джулс оказалась неоднократным призером разных местечковых соревнований: марафоны, забеги, курсы выживания, стрельба, единоборства... Не слабым она таким желторотиком была.
  Телефон пиликнул сообщением. Взглянув на экран, Май приятно удивился. Сумма затрат не превышала стоимости трех чашек кофе. Решив, что еще не вечер, он отложил аппарат и вернулся к изучению дела.
  Итак, по записанным словам девушки, она попала в передрягу с оборотнями, когда те, съехав с катушек, запихнули десяток феечек в фургон, транспортировали и потащили их в подвал. Никакого насилия на физическом уровне перевертыши не учиняли. А вот морально... Каждый день - допросы. Расспросы. Это изматывало. И судя по свидетельствам девушек, Джулс держалась лучше всех. Бойкая. Сильная. Это она придумала выцарапать из стены камень. И использовать, как средство нападения. Больше в комнате, где держали девушек, ничего твердого не было. Если не считать нос плюшевого медведя.
  Май оторвался от чтения, вызывая на допрос образы из подсознания. Но, увы, кровавым туманом застило ему сознание тогда, когда он крушил дверь в подвале. А затем эта авария с бетономешалкой... Нет, игрушки, однозначно, не отпечатались в его памяти. Только выставленная вперед рука и просьба остановиться.
  А ведь это Джулс должна была огреть его камнем! Джулс и была той самой бетономешалкой!
  Надув щеки, Май протяжно выдохнул.
  - Что там?
  Лермонт встрепенулся, решив, что напарник нашел что-то жутко интересное про желторотика.
  - Лермонт, ты ведь был там... Кто меня вырубил?
  Лицо некроманта озарила загадочная улыбка, а Май протяжно застонал, прикрывая глаза ладонью. Оказывается, Джулс первая открыла счет. Еще там, в подвале.
  Встряхнувшись и решив, что минусы не сдаются, оперативник вернулся к бумагам. Протоколы допросов фей он пробежал глазами о диагонали. Все они говорили одно: перевертыши - злобные, Джулс - молодец.
  А вот на допросе оборотня Май сосредоточился.
  - А кто ведет дело убитого вожака?
  Лермонт удивленно приподнял бровь.
  - А там не указано?
  - Неа, - Май для уверенности перевернул лист на другую сторону. - Ни словечка...
  Некромант в попытке найти ответ в базе, уткнулся носом в планшет. Май тем временем продолжил чтение. Из протокола допроса стало ясно, что, потеряв вожака, стая, вместо того, чтобы выбрать нового, решила отомстить виновным в смерти. Чтобы узнать правду, они не обратились к некромантам или ворожее. Они сразу решили - виноваты феи! А почему? Потому что девушек в клубе держали насильно, привязали мнимыми долгами, а те собрались однажды и решили проучить рабовладельца. И высосали из него всю его звериную силу. Но как?
  Получается, что? Феи уговорили Джулс - минус-дубликатора - рассеять до нулевой кондиции оборотня. То есть - до смерти высосать его.
  Май поморщился. Это не укладывалось в его голове.
  - Нашел! - Лермонт обратил на себя внимание напарника. - Дело ведет лично капитан.
  - Ого! Видимо, поджало неслабо... - Оперативник почесал нос, параллельно отметил, что Джулс задерживается. - Слушай, Лермонт! А ты читал протокол допроса? - Напарник кивнул. - И что ж это получается? Не инициированный, неопытный минус-дубликатор соглашается помочь феям, зная, что нарушает закон. Но ко всему прочему, она настолько сильна, что незаметно рассеивает оборотня в ноль. Он не сопротивляется! Его просто находят пустым его же стая! А пиявке - хоть бы что! Никаких откатов! Все феи говорят: она была в сознании и адеквате все время. Как?
  - Может, она работала в связке с плюсом?
  - Даже если так, как оборотень мог подпустить к себе недружелюбно настроенного минус-дубликатора и не сопротивляться рассеиванию? Как?!
  - Может, он был смертельно болен и таким образом покончил жизнь самоубийством?
  Май готов был рассмеяться в лицо напарнику.
  - Оборотень. Смертельно болен. Серьезно?
  Оперативник покачал головой - слишком мало информации. Нужно просить у капитана допуск к его делу.
  Отложив протокол допроса единственного выжившего оборотня, которого, между прочим, Май сам и оставил в живых, скрутив в бараний рог, состоявшийся наставник Джулс перешел к заключениям специалистов.
  С феями поработали плюс-дубликаторы. Снимали стресс и последствия долгосрочного заключения. Юна успела обработать двух. Хороший специалист. Придется общаться с ней. Заодно и в неформальной обстановке.
  Прикрыв глаза, чтобы вспомнить, как свежо ее тело, Май буквально почувствовал ее запах. Аромат глубокой осени. С нотками черного кофе...
  - Твоя карточка...
  Никто никогда раньше не мог уронить на Мая Землю. Джулс это удалось. С первого раза. И сейчас она снова сделала это!
  Стиснув под столом кулаки, оперативник медленно поднял веки. В боку снова закололо. Заныло ребро.
  - Джулс, - Лермонт вовремя потянулся за стаканчиком кофе, - а что ты помнишь о клубе оборотней?
  Девушка, уже успевшая сесть на указанное ранее место, прокрутилась на стуле, предоставляя наставнику возможность ненавидеть в спину.
  - Я там бывала изредка. Моя последняя приемная мать там уборщицей...
  - Это мы успели прочитать, - перебил ее Май, пряча кредитку в задний карман. Ему для этого пришлось подняться. Поэтому, когда Джулс повернула голову, чтобы одарить оперативника презрительным взглядом, наткнулась совсем не на ту часть тела. Вышло комично. Это вам не "поговори-с-моей-рукой". - Почему никто не заявил о феях-рабынях? Ведь они ишачили...
  - Май, ты как маленький, честное слово! - Джулс снова отвернулась, пожимая плечами. - Им там головы задурили. Они считали себя счастливыми обладательницами лотерейного билета со ставкой джек-пота. Их оберегали от ужасов реального мира, их обожали, им давали деньги, красивые шмотки. А за это надо было просто крутить попкой! Всего лишь!
  - Тогда зачем они убили вожака? Зачем наняли тебя, пиявка?
  На оскорбление Джулс не отреагировала. Но посчитала оскорблением приписывание ей чужой роли.
  - Меня никто не нанимал, - отчеканила ученица, не удосуживаясь даже повернуться лицом к наставнику. - Я в ту ночь подменяла маму. Ей стало паршиво, пришлось подстраховывать.
  - А как ты его продублировала, рассеяла и осталась в живых?
  Теперь Джулс была вынуждена взглянуть в лицо оперативнику. Хотя бы для того, чтобы понять, отчего тот не уймется?
  - Я никого не рассеивала, Май. Следует ли напомнить тебе, что я не имею права заниматься рассеиванием? Я еще не прошла инициацию.
  - Сладкая моя, - перейдя на полушепот, Май отодвинул кофе подальше, чтобы наклониться, не опрокинув стаканчик, - следует напомнить тебе, что преступников закон никогда не останавливал?
  Джулс сглотнула обиду. Вот, значит, кем ее считает сосед по квартире!
  - У тебя нет доказательной базы, - отрезала пиявка, вздергивая подбородок.
  - Это пока...
  Май откинулся на спинку. Кресло опасно качнулось, но не опрокинулось. Лермонт наблюдал, не спеша встревать. Справедливо решив, что эти двое стоят друг друга, он предпочел купить поп-корн и наслаждаться картиной.
  - А мотив? Какой у меня может быть мотив?
  - Мир во всем мире?
  Шутит Май или не шутит определить Джулс не успела. Он снова надел темные очки.
  Вернувшись к изучению бумаг, оперативник отрыл в ворохе заключений то, что описывало Джулс. Из заключения следовало следующее: психическое состояние - на уровне, агрессия - в рамках нормы, физическое здоровье - на зависть окружающим. Общее состояние характерное для особ, насильно удерживаемых в замкнутом пространстве продолжительное время. Способность восстанавливаться как физически, так и морально вызывает восхищение. Лидерские качества и открытость в общении. Подкупает. Первичный анализ способностей показал высокую сопротивляемость организма и отсутствие побочных эффектов. Повторный анализ подтвердил принадлежность к классу минус-дубликаторов.
  Май дернулся и тут же притаился. Повел головой, словно разминая шею. Но на самом деле - проверил, не заметила ли Джулс оживление в его поведении.
  "...отсутствие побочных эффектов." Что... что это значит? У Джулс не бывает откатов? Она может рассеивать и не мучиться головной болью? Ее не раздирает на куски после общения с преступившими закон? Это значит, что она могла рассеять оборотня до нуля, и тогда показания фей полностью справедливы к ней? Она могла... могла быть убийцей! Могла стать причиной, по которой девочек заперли в подвале!
  Остается выяснить, как взрослый оборотень мог подпустить к себе дубликатора. С бессознательным телом не поработаешь. Для дублирования нужно или сопротивление, или разрешение. Неужели Лермонт прав и вожак перевертышей был смертельно болен?
  Подняв голову, Май взглянул на крохотное тельце пиявки. Девушка доставала ему до плеча, а еще, кажется, могла проскользнуть между прутьями решетки. В то же время оборотень превосходил "минуса" в размерах. Тогда как эта малявка смогла завалить Эверест? Тайные шаолиньские знания? Психотропное вмешательство?
  Наморщив нос, оперативник присмотрелся к кабинету капитана. Начальства на месте не было. Значит, было время поговорить пока с "плюс"-дубликатором, который ставил диагноз Джулс. Благо, идти недалеко. Всего на этаж ниже.
  - Ты куда?
  Май был настолько увлечен идеей, что забыл про ученицу. И что прикажете делать? Объявить ее подозреваемой и запереть в чулане? Надолго ли... Если не найти доказательств ее вины, значит и отпускать придется уже через сутки. Сутки свободы для Мая - это ничто. По сравнению с теми страданиями, которые он перенесет, когда Джулс выпустят за недостатком доказательных фактов и она вернется к нему - к наставнику.
  Продолжать таскать ее за собой, изображая невинность? Тогда о каком откровенном разговоре с плюс-дубликатором может идти речь? Сидеть тут, дожидаясь возвращения капитана? Так и свариться в собственном соку можно! И кстати...
  - Лермонт! - проигнорировав вопрос девушки, оперативник кивнул напарнику. - А никого из некриков не вызывали на допрос вожака этих поехавших?
  - Твоя способность оскорблять всех без разбора заставляет меня удивляться каждый раз, Май, почему ты до сих пор жив?!
  Джулс расплылась в довольной улыбке - хоть кто-то отомстил за нее!
  - Ты не ответил на вопрос.
  Некромант тяжело вздохнул, потянул с ответом.
  - Не знаю. Это дело капитана. У него и спрашивай.
  Май глянул на пустой кабинет, цокнул языком и плюхнулся обратно в кресло.
  По залу, в котором сидели оперативники, гуляли сквозняк и запах столовки. Досидев до обеда, Май так и не решил, как вести себя с ученицей: открыто подозревать или тайно провоцировать?
  Джулс же разговорилась с некромантом, проявила смекалку в некоторых вопросах.
  - Джулс! - внезапно взгляд оперативника озарился идеей. - А ты знаешь, что в участке есть шикарнейший спортивный зал?
  Два пустых взгляда пересеклись в точке разрыва двух ожиданий. Джулс понимала, что от нее хотят избавиться, и решала, как быть. Май жаждал остаться без довеска, и ждал понимания пиявки.
  - У тебя есть час. - Девушка поднялась и застыла на месте. - Потом расскажешь мне про оборотней.
  Май сбился со счета. Очко. Но в чью пользу?
  В любом случае, их дорожки разошлись. Хотя бы на час. Джулс вызывала лифт, чтобы добраться на верхний этаж, а Май уже летел по лестничным пролетам вниз.
  - Юна!
  "Плюс"-дубликатор медленно развернула кресло, оборачиваясь на знакомый голос.
  - Какими судьбами? Разве ты не должен быть...
  - Должен, Юна, но об этом позже! - Май сгорал от нетерпения, а его оппонент в привычной ей манере растягивала время, как рождественскую гирлянду. - Мне нужна Кларисса Бйорк. Где она?
  Задав вопрос, оперативник не спешил обращать внимания на Юну. Стоял и крутил головой. Словно по одному взгляду Кларисса могла бы узнать, что Май ищет именно ее. "Плюс"-дубликатор, которому был адресован вопрос, продолжила сидеть, покачиваясь в кресле и ожидая, когда ее коллега соизволит заметить ее присутствие. Закинув ногу на ногу и сцепив пальцы в замок, Юна наблюдала за партнером, угадывая, откуда в нем столько энергии после больницы? И отчего мужчина всегда выдержанный и слегка ленивый сейчас похож на ежика, унюхавшего хищника?
  - Так, где Кларисса?
  Юна не ответила. Просто поднялась, перетекая из одного состояния в другое, и поманила за собой.
  Кларисса допивала свой обеденный йогурт. Застав девушку в столовой, Юна поспешила представить Мая своей коллеге. И, видимо, имя оперативника вызывало у Клариссы, как и у многих, трепет, трогало мажорные струны сердца, потому что, позабыв, что после йогурта остаются "усы", дубликатор-аналитик с головой окунулась в проблему Мая.
  Оставив коллег наедине, Юна отправилась на свое рабочее место.
  - Кларисса, - Май не обращал внимания на бело-розовое "украшение" под носом собеседницы. - Расскажи мне про беседу с Джулс Дейтинг и про первичный анализ ее способностей.
  Нахмурив брови и очень быстро вспомнив, кто такая Джулс Дейтинг, плюс-дубликатор радостно пустилась в рассказ.
  - Знаешь, Май, первичный анализ выдал ошибочные результаты. Я сначала подумала, что она - фея.
  Май сжал зубы. Похоже, Джулс на осмотре попала к дилетанту. То-то Юна не шибко отговаривала его от разговора с коллегой.
  - Ну, то есть, я как обычно попросила ее руку, предупредила, что будет слегка щекотно. И когда подключилась к ней, меня заполнили образы и ощущения, полностью соответствующие магическим характеристикам фей. Но когда я усилила напор, я наткнулась на пустоту. И повторная наша "стыковка" уже не выявила способностей феи. Никаких. Пусто. Как у дубликаторов. Я перепроверила данные по Джулс. В системе она значилась, как неинициированный "минус"-дубликатор. Принадлежность к классу была определена в шестнадцать. Принудительно не запечатывалась. Она хорошая девочка. Светлая такая.
  - Как думаешь, почему ты спутала ее с феями?
  - Может, потому что она долго была с ними в заточении?
  - Через какое время после освобождения она попала к тебе в руки?
  Кларисса задумалась, закатив глаза.
  - Часов шесть...
  Испугавшись, девушка запечатала рот рукой.
  - Остаточные после рассеивания так долго не держатся...
  - Вот! - протянул Май. Спинка стула радостно приникла к его спине. - Даже в самом серьезном случае, известном мне, флюиды рассеивались в течение часа. И потом дубликатора накрывало откатом такой степени... А у этой, по словам свидетелей, ни головной боли, ни ломки... Ни-че-го.
  - Она точно - "минус"-дубликатор?
  - Это я у тебя хотел узнать, Кларисса. Давай, вспоминай, что еще было?
  "Плюс"-дубликатор принялась чесать нос, незаметно для себя вытирая усы из йогурта.
  - Ничего... Только я закончила, как прискакал ваш этот, капитан, и забрал ее.
  Май повел подбородком. Капитан самолично забрал пиявку, отправил к Лермонту, приказал ей жить в квартире Мая и еще ведет дело оборотня?! Как интересно...
  Может, Джулс - искусственно выведенный новый вид "минус"-дубликаторов? Может, наконец, изобрели лекарство от откатов? Или от одиночества? Поэтому ее и прятали среди людей - ни одна из семей не имела отношения к полуночному миру.
  К горлу подкатил ком размером с колесо Белаза. Избавиться от ограниченности... Обрести свободу выбора... Забыть об осколках, которые не хочется собирать после каждого рассеивания... Заткнуть за пояс всех "доброжелателей"... Стереть клеймо изгоя... Панацея...
  Забыв, что надо дышать, Май чуть не упал со стула, когда мозг пожаловался на кислородное голодание.
  - Спасибо, Кларисса! - уже на бегу бросил Май.
  Пролетая мимо Юны, "минус"-дубликатор чуть не споткнулся о ее стройную ножку.
  - Я зайду вечерком?
  Май кивнул, не вникая в суть вопроса. Его интересовала сейчас девушка, возможный носитель гена Спасителя. И сейчас она должна была быть в спортзале.
  По мнению Мая, спасительница его мира должна была быть неописуемой красавицей, семь пядей во лбу и непобедимой в рукопашном бою. И лежащая на ринге Джулс, баюкающая свою руку, никак на эту роль не подходила.
  Понурив голову, оперативник направился к помосту.
  - Что такое? - кивнув в сторону пиявки, Май потребовал отчета от "плюс"-дубликатора в пропитанной потом майке.
  - А чего такого? Выскочка какая-то... Ее поставили на место.
  Пренебрежительное отношение качка заставило глаза Мая сверкнуть недобрым огнем. А "плюс"-дубликатора отшатнуться.
  - Поднимайся!
  Забравшись на ринг, Май прихватил Джулс за предплечье и потянул вверх. Мантия Спасительницы была спрятана давно, а при виде алой крови на губе девчонки, еще и закрыта на ключ. Кранты надеждам...
  За дубликаторами наблюдали любопытные. Слух о том, что Май позволил себя охомутать, и не социальным статусом, а всего лишь наставничеством, разлетелись с лихорадочной поспешностью вируса.
  Стоя перед закрытой дверью лифта и поддерживая пахнущую потом ученицу, Май смотрел на циферблат, запрокинув голову. Ему казалось - он стоит перед забором, перед земляным валом, под которым похоронены надежды на вакцину от синдрома "минус"-дубликатора, и этот вал нужно перепрыгнуть. Перескочить одним махом, чтобы не болело в боку. Чтобы не тянуло лечь рядом с прахом мечты.
  Прибытие на место обозначилось ласковым ударом гонга, створки дверей расползлись двумя ленивыми титанами. Джулс открыла было рот, чтобы спросить, почему приехали не на свой этаж, но не успела.
  - Юна, будь другом...
  Ловким движением руки Май раскрутил свою ученицу и бросил на стул. Почти к ногам "плюс"-дубликатора. Джулс продолжала придерживать ушибленную руку, прижимая ее к груди. А взглядом пыталась прожечь дырку в наставнике. Выходило из рук вон плохо.
  - Это твоя ученица?
  Юна уже поняла, зачем Май привел девчонку. Поэтому, не дожидаясь ответа, поднялась и поманила пальчиком за собой.
  - Нам нужен оборотень...
  Напарник "плюс"-дубликатора кивнул и стал быстро стучать пальцами по экрану планшета. Не успела Юна с пациенткой отойти далеко, как запрос был уже одобрен.
  Джулс залюбовалась. Идущая перед ней женщина не имела изъянов. Она была наемным работником, но держалась так, словно она - единоличная хозяйка всего. Она пахла уютной осенью и перед глазами, бессовестно дразня, вставал образ пледа и чашки ароматного напитка.
  Юна указала на стул в небольшом, но стерильном кабинете.
  - Сначала тебя посмотрит врач. Потом настанет моя очередь.
  "Плюс"-дубликатор ушла, оставляя Джулс витать в облаках. Аура этой женщины была настолько всепоглощающей, что любой, кто получил бы от нее приказ, выполнил его с превеликим удовольствием. Такая, наверняка пьет чай без сахара. А как было известно Джулс, люди, которые пьют чай без сахара, могут спокойно убить человека и с тем же выражением лица продолжить пить чай. Опасный покой...
  Девушку осмотрел врач. И когда выяснилось, что хирургическое вмешательство не требуется, а необходимо лишь излечить вывих, в кабинете вновь появилась Юна. Джулс готова была завилять хвостом. Чему искренне удивилась, а потом, испугавшись, запретила себе подобные странности. Борьба эмоций, видимо, отразилась на ее лице, потому что Юна довольно улыбнулась. Но, ни сказав ни слова, протянула свою руку и перехватила запястье Джулс.
  По руке разлилось тепло подогретого в печке масла. Джулс изо всех сил старалась не поплыть вслед за манящей дремотой. И, когда Юна открыла глаза, она очень удивилась.
  - Тебе не хочется спать?
  Джулс закивала:
  - Жутко! Но я борюсь!
  - Умничка! - прошептав, Юна отпустила руку девчонки. - Больше не держу.
  "Минус"-дубликатор сначала не поняла, зачем ее целитель обозначила вслух свои действия. И лишь через мгновенье сообразила - ее отпускают! Кивнув в благодарность, она подскочила со стула и ринулась вон из кабинета.
  Мая на этаже уже не было.
  Фыркнув и пожалев, что наставник не слышит ее презрительных мыслей, Джулс направилась к лифту. Ожидая, что вот-вот загорится лампочка под цифрой три, девушка перекатывалась с носка на пятку и не обращала внимания на возню за спиной. Кто-то что-то опрокинул, кто-то выругался, споткнулся и упал - все это не заботило Джулс. До тех пор, пока на ее шестое чувство не было совершено покушение.
  Сначала под лопатку пробрался холодок, слегка кольнул, примеряясь, а затем вонзил острые клыки прямо в сердце. Джулс не успела опомниться, как влетела в еще закрытые створки двери лифта. Отлетая назад, она успела заметить оставленную ее носом кровавую кляксу. Еще подумала, одной из ее бывших мам, психологу в средней школе, такая клякса приглянулась бы...
  Резкая боль расколола голову и многократно увеличила скорость восприятия реальности. Джулс обнаружила себя лежащей на спине... Нет, лежащей спиной на чьем-то животе! У самого уха кто-то шумно втягивал воздух, плевался. Но хуже всего было то, что этот кто-то силился задушить девушку! Цепочкой от наручников... Ломая ногти об сталь, Джулс пыталась ослабить давление, но воздух так и не проникал в легкие. Кто-то в спецодежде оказался в поле зрения, но Джулс не слышала отдаваемых душителю приказов. Ее продолжали медленно убивать. "Медленно - это всего лишь субъективное восприятие событий вокруг тебя..."
  - Джулс! Джу-улс!
  Слова проникали в голову, но Джулс предпочла бы им кислород.
  - Рассеивай его! Джулс!
  Юна - так звали обладательницу голоса. Женщине, которой хотелось подчиняться... Но "минус"-дубликатор не подчинилась.
  
  Этажом выше никто не знал о происходящем в лаборатории целителей. Даже на сквозной лестнице, что соединяла только два этажа, не прослеживалось ни намека на суету.
  Май дремал в своем кресле, пытаясь сдуть с себя пепел истлевших надежд.
  - "Минуса" к "плюсам"! У нас нападение!
  Созвучное состоянию Мая слово загудело сиреной и столкнуло оперативника с кресла. Он чувствовал задницей, что у "плюсов" случился инцидент именно из-за его подопечной.
  "Дураком был, дураком и остался!" - резюмировал Май и сорвался с места в карьер. - "Не надо было оставлять ее там одну..."
  Но другой Май, более жесткий, более принципиальный отмахнулся от первого и заметил, что одна Джулс быть, ну, никак не могла. При наличии целого этажа "плюсов"!
  Два пролета - бесконечно долгая дорога. Двадцать две ступеньки, как тропа в ад, усыпанная чужими благими намерениями, разбитыми о бамперы встречных...
  - Джулс! Рассеивай его! Рассеивай!
  Голос Юны достиг ушей Мая раньше, чем он сам добежал до Юны. К оборотню, схватившему Джулс, было трудно подобраться. Он прикрывался девушкой, как щитом, отбивался ногами, упираясь затылком в дверь лифта. А подъемник заблокировали, когда протрубили тревогу. Единственным выходом для девушки было именно самостоятельное рассеивание. Но таким образом она нарушила бы закон. Неинициированная. Не обученная. Слабая.
  Май остался стоять на месте, презрев разбушевавшееся чувство долга. Его держала сила, более мощная, чем звериный инстинкт. Вопрос выживания. Если Джулс - результат эксперимента, она справится. И докажет оперативнику, что она - убийца. И тогда ему придется выбирать между долгом и любовью к себе. Между правдой и эгоизмом.
  Май стоял на месте, а "плюсы" разрывались в истерике, пихали дубликатора, толкали его, требовали помочь... Все напрасно. Бесполезно. Май завороженно смотрел, как убивают его ученицу. И где-то глубоко внутри гадкий, паршивый Май-леший бормотал: "Я только из больницы, у меня нет сил, я не могу помочь, кто мне потом поможет..."
  Излияния темного "я" прервались довольно грубо - оперативника толкнули с такой силой, что он ударился об стену и сполз на пол. Отгоняя блики с глаз, Май обнаружил падающего на Джулс капитана. Наученный многолетним опытом, он предпочел сломать пару ребер, не своих, конечно, но добраться до головы перевертыша. Приземлившись на девушку, старший минус-дубликатор сжал виски оборотня и тот затих в считанные секунды.
  Бросившаяся к борцам толпа в халатах окружила троицу и закрыла от Мая его подопечную.
  - Май! Ма-ай!
  Оперативник перевел взгляд на напарника.
  - Лимон...
  - Что ты за человек, Май?! - помогая подняться, некромант сдавленно выдохнул - напарник кулем повис на нем. - Я понимаю, что ты готов любыми способами избавиться от желторотика...
  - Пиявка...
  - Что? - Лермонт даже остановился. Дорога на свой этаж затянулась.
  - Она - пиявка...
  - Да, что с тобой, Май?! Ты готов принести в жертву чужую жизнь, лишь бы не трогали твою?!
  Оперативник зажмурился. Казалось, под плотно закрытыми веками можно найти правильный ответ. Не тот, который нужен был Маю, а тот, который помог бы реабилитировать его в глазах напарника.
  - Я... я, наверное... - Май смог найти силы и отлип от Лермонта. - Наверное, я зря не остался в больнице...
  Некромант хмыкнул, ударил "минуса" в плечо:
  - Ну, поздравляю! Сейчас у тебя появилась возможность исправить ситуацию: ты поедешь в больницу; вместе с Джулс; и с капитаном...
  Когда шаги Лермонта, звучащие не менее торжественно, чем его речь, затихли, Май обернулся к взбудораженным "плюсам". Три пары носилок. Одни - укрытые темным полиэтиленом. Цвет расплаты. Обертка необдуманных поступков...
  
  По дороге в госпиталь было время подумать. Снова капитан вмешался лично в процесс. А Джулс... Неужели заподозрила что-то? Решила прикрыть свою задницу синяками на шее? Перестраховалась? А Юна? Она заказала оборотня, чтобы вылечить Джулс. Она ведь знала, что этот - из когорты рабовладельцев! Знала, что он точит зуб на фей и на неинициированную "минус"-дубликаторшу. Она тоже подозревает Джулс? Поэтому решила спровоцировать нападение? Да еще и подпитала перевертыша, продублировав его регенерацию...
  - Чтоб тебя!
  Май чувствовал, как отмирающие, не пригодные в этой головоломке части мозга откалываются со скрежетом, падают, скребя воздух, как кирпич стекло. Что-то мешало думать. Что-то сдавливало грудь... Что-то проснулось и мешало дышать, ворочаясь.
  Джулс лежала с закрытыми глазами. Головой не повернуть, на шее - воротник, перед глазами плавают пятна - ничего не рассмотреть. Оставалось лишь спать. А если бодрствовать, то думать.
  Что мешало ей применить технику рассеивания для спасения собственной жизни? Ничего... Ничего не мешало! Тогда какого же рогатого Джулс этого не сделала?!
  Тело отреагировало на самобичевание судорогой. Дернувшись пару раз, девушка попыталась расслабиться. Получилось лишь после серии глубоких вдохов.
  Почему оборотень не сломал ей шею? Почему сразу не продавил трахею? Он ведь мог... Почему не сделал? Не хватило сил? Глупости! После общения с "плюс"-дубликатором!
  - Почему ты его не рассеяла?
  Знакомый голос пробрался под веки, под воротник, под простыню. Хотя, по идее, должен был тронуть лишь барабанные перепонки.
  Джулс дернула плечом. Откуда ей знать? Сейчас не знает. Может, чуть позже...
  - Открой глаза, пиявка.
  "А зачем? Что ты хочешь в них увидеть, Май?"
  - Джулс, посмотри на меня, пожалуйста.
  Коротко вздохнув - ведь он сам, как пиявка, от него не избавишься! - девушка разлепила веки.
  - Прости меня...
  "А что ты мог сделать? Тебя вообще рядом не было! Ты ведь делами занимаешься! У тебя куча преступивших закон... Тебе не до меня. Зато на несколько дней ты от меня избавишься! Квартира в твоем распоряжении, чудак! Твоя и двух твоих друзей - "Аристона" и "Джека". Передавай им привет!"
  Улыбнувшись созданной самой же картине, Джулс снова закрыла глаза.
  Май не ожидал, что получить прощение будет настолько просто. Неуклюже проведя рукой по горячему лбу желторотика, он развернулся на пятках и вышел из палаты.
  На стойке администрации попытался выведать у медперсонала информацию про капитана.
  - Он задержится здесь на пару дней.
  Мысленно кивнув удаче, оперативник направился в палату начальства.
  - Капитан, - Май не церемонился, начал с порога, - я хочу просить допуск к делу по убийству вожака стаи.
  Расчет был верен: если капитан откажет, значит Джулс - секретное оружие; если не откажет...
  - Все документы - в столе, протоколы видео-допросов - в базе. Дерзай...
  Хрустальная гора, давшая трещину, окончательно рассыпалась в пыль. Нет никакого секрета в Джулс. Она - обычная девчонка, по ошибке или по дурному замыслу природы лишенная сомнительного удовольствия откатов. Над ней не ставили эксперименты, не выращивали в пробирке. Она просто - ошибка природы "минус"-дубликаторов. И из нее нельзя вытащить ни единого гена ради спасения всего вида. Пустышка. Ноль. Хоть и "минус"...
  И все же в сердце теплилась искра. Что-то не отпускало. Не давало надеждам развеяться по ветру. Казалось, что там - в пепле живет душа Феникса. Надо только раздуть огонь...
  Уже вскакивая в седло, Май сообразил, что не спросил у шефа, как тот себя чувствует. Сколько там ему "впаяли"? Пару дней? Отмахнувшись от неудобного чувства, оперативник крутанул руль.
  Уже дома, устроившись удобно на диване в окружении друзей - "Джека" и "Макинтоша", Май залез в базу, чтобы, потирая руки, просмотреть видео допроса вожака стаи. В записях капитана значилось имя нескольких некромантов. Один лучше другого. И оперативник был крайне заинтересован тем фактом, что к процессу допроса были допущены, или лучше сказать - призваны профи федерального уровня.
  Спустя несколько минут май выругался, таращась на экран планшета.
  - Какого лешего?!
  Допрос не вышел. Не получилось узнать у трупа, кто его убил. Не потому что, тот отказывался разговаривать с некромантами, а потому, что вожака не подняли. Нечего было поднимать. Тело было абсолютно пустым. Вычищенным под ноль. Как после рассеивания "минус"-дубликатором. Как после казни.
  В комментарии капитана под протоколом неосуществившегося допроса значилось: "Имеются подозрения относительно способа убийства. Исполнитель: либо преступивший закон "минус"-дубликатор, либо неинициированный, но чрезмерно сильный."
  Кроме того, в протоколах допросов значились свидетели, которые клятвенно уверяли, что в вечер убийства вожак стаи общался только со своими, среди которых не было "минусов". А Джулс, которая и была единственным дубликатором в ту ночь в клубе, все время пребывала на виду, никуда не отлучалась, в кабинет к шефу не заходила. Это подтверждали и копии видео, снятые с камер слежения.
  Май устало потер глаза. Затем поднялся рывком, обновил дозу спиртного и завалился просматривать записи камер наблюдения.
  Противно от просмотра стало уже на первой минутной декаде. То, как обращались с танцовщицами стрип-клуба - с теми самыми феями... Дубликатор никогда бы позволил себе подобного. В принципе, ни один мужчина не должен был позволять себе подобного.
  В ярости отшвырнув планшет, Май сел, выпил залпом остатки "Джека" и замер.
  В его распоряжении было все: протоколы, материалы, свидетели, показания, - все, чтобы сложить паззл и вычленить "икс". Но уравнение упорно не желало извлекать корень. Мысли об особенности Джулс крохотной садовой лопаткой ковыряли мозг. Май очень надеялся, что не зря. Надеялся, что после - мысли посеют здравое зерно. И идеи взойдут. И тогда можно будет извлекать корень.
  Звонок в дверь заставил Мая дернуться. Цепкие пальцы успели выхватить у вечности несущийся к финишу бокал.
  - Кого нелегкая... Юна?!
  Бокал все же приказал долго жить.
  - Меня греет лишь одна мысль. - Аккуратно отодвинув в сторону позабывшего дышать Мая, "плюс"-дубликатор проникла в квартиру, наполняя пространство запахом поздней осени. А не услышав уточняющего вопроса, развернулась к двери и распахнула полы короткого плащика. Под которым оказалось ровным счетом две вещи: чулки и пояс для них же. В коридоре, за спиной Мая, сдавленно ахнул разносчик пиццы. - Хм, - это адресовалось парню в зеленой кепке, перед которым через десятую доли секунды уже захлопнулась дверь. - Мысль о том, что после пережитого в участке, ты еще не растратил адреналиновый заряд.
  Юна потянулась к Маю, но тот перехватил руку, прижался губами к запястью и, скользнув рассеянным взглядом по груди красавицы, направился на кухню.
  - Налить тебе?
  Юна захлопала глазами. И даже успела предположить, что лучше на месте сегодняшнего Мая смотрелся бы тот парнишка в зеленой жилетке. В постели. Не в участке.
  Медленно развернувшись к оперативнику, Юна завязала поясок на плащике. Ее цепкий взгляд коснулся сутулой спины мужчины, сверкающей столешницы, смятой подушки и, наконец, брошенного в угол дивана планшета.
  - Ты работал?
  Юне не пришлось идти за выпивкой. Ее стальные набойки не продырявили холостяцкий минимализм берлоги.
  - Да, - Май, протягивая полный бокал, бросил короткий взгляд через плечо. - Самый нудный процесс - просматривать записи камер наблюдения.
  - Ты считаешь? - Юна искренне удивилась. Не только мнению мужчины, но и его бесстрастности. Май, одарив гостью напитком и словно позабыв о ней, отправился к дивану. Сел и нахмурил брови. Следовало срочно вытаскивать его из болота. - А я, наоборот, очень люблю это. Ты смотришь и видишь действия. А я вижу мысли. Наблюдая за человеком через бесстрастный объектив камеры, можно сказать, что у него на уме. И даже предугадать решения и поступки.
  Выкладывая обоснования личного мнения, как драгоценности на витрину, плюс-дубликатор медленно приблизилась к мужчине, глотнула виски и села ему на колени, оттолкнув рукой и заставив Мая откинуться назад.
  - Знаешь, почему камеры пишут без звука? - Юна склонилась к уху партнера и промурлыкала вопрос. - Потому что, Май, они помогают услышать то, что не предназначено для ушей...
  Провоцируя мужчину на действие, Юна коснулась губами уха Мая, сладко выдохнула. И почувствовала, как "минус", наконец, расслабился.
  - В какую игру поиграем сегодня?
  Май прикрыл глаза. Слишком яркий свет бил хлыстом, отгоняя прочь таинство полушепота. Слишком яркие краски для тишины. Поэтому, подхватив Юну на руки и не заметив, как опрокинул стакан "Джека", хозяин берлоги понес добычу в темную спальню.
  Но дойдя до постели и уже собираясь ронять ерзающую на руках Юну, Май замер на месте.
  - Эх! - ссадив красавицу, оперативник дернул на себя край простыни. - Играть будем в прачечную.
  Юна в первый момент ошалела. Даже ее вышколенная сексуальность встала в позу с разведенными по сторонам руками. Но уже через секунду соблазнительница приняла игру и в своей привычно тягучей модели поведения, ухмыльнулась и, дернув плечом, сбросила плащик на кучу грязного белья.
  Только после того, как вся постель перекочевала на пол, а матрас невесомо повис в полумраке, Май вздохнул с облегчением. К сожалению, даже усталые нотки поздней осени не могли победить в схватке с ярким сиянием весеннего солнца - запахом Джулс, успевшем спрятаться в уголках пододеяльника.
  Надежды Юны оправдались. Май, действительно, зарядился. Адреналиновая закваска бродила по его венам, накачивая объемом интимные фантазии. Взяв инициативу в свои руки, он выложился до такой степени, что у красавицы "плюс"-дубликатора еще долго тряслись коленки. Но как бы ни старалась, до боли красивая и мучительно привлекательная целительница не могла исцелить душу "минуса". Май, прижавшись носом к плечу партнерши по райским утехам, шумно втянул воздух и, поднявшись, ушел. А Юне не было даже, чем укрыться.
  Очередная пустая бутылка "Джека" улетела в мусорный бачок. Май, упираясь руками в стол, стоял, сгорбившись. Тело ломило так, словно кровь пустили не по венам, а по жгутам мышц и сухожилий. Выворачивало наизнанку, сворачивало шею. И единственным лекарством мог стать виски.
  Зарывшись глубоко в кухонную тумбу, повелитель "Аристона" достал новую бутылку. Но кубиков льда в наполненном до краев стакане ему показалось мало. И Май опустился на ледяной пол.
  - Что ты там делаешь?
  Юна выглядывала из-за стойки бара. В отличие от Мая, ее коленки больше не дрожали.
  Оперативник поднял запыленный взгляд. Его женщина, его "плюс"-дубликатор, закутавшись в сдернутую с кровати простыню, вопросительно взирала сверху. Ни капельки жалости. Только практичный интерес: а не простудит ли Май яйца? И не придется ли искать любовнику срочную замену?
  - Жду, когда закончится сушка...
  Юна хмыкнула. Май отлично прополоскал ее сегодня. Устал. И заработал свое одиночество.
  - Я бы на твоем месте не сидела долго голой задницей на холодном полу...
  - Сейчас, сушка закончится...
  Май никогда не был на акупунктурой процедуре, но мог поклясться на Библии, пациенты маньяков с иголками чувствуют себя намного лучше после сеансов, чем "минус"-дубликатор сейчас. И почему? Отсроченный откат? Инфаркт? Откуда слабость?
  Звук захлопнувшейся двери рассек сознание Мая. Его голой заднице стало совсем неуютно на холодном кафеле. Подобрав брошенную Юной простыню и хлопнув на пути к цели по выключателю, оперативник, позабыв остывшего в стакане друга, завалился на диван.
  Звездное небо рухнуло сразу, стоило грозе ледяных запасов "Аристона" коснуться щекой подушки. Май спал беспокойно. Стоял над спящей Джулс, тянулся к ней рукой, чтобы убрать со лба прядь светлых волос, но не дотягивался. А потом она распахивала свои ртутные безумные глаза и начинала задыхаться. Хватала воздух ртом, раздирала на шее воротник, срывая ногти, пачкая бледно-голубые больничные простыни кровью, и растворялась. А Май тянулся... тянулся и не дотягивался. Слышал ее сип, но был не в силах вымолвить и звука. Джулс задыхалась, втягивая носом саму же себя, рассыпающуюся пеплом. Было больно. Было страшно. Было до жути реально...
  Май проснулся от всхлипа. Дернулся всем телом и замер, боясь пошевелиться. Боясь того, что сон просочится в реальность.
  На душе скребли кошки. Сердце требовало аудиенции у совести, но не могло пробиться сквозь стену оправданий: он - именно он! - виноват в том, что случилось с Джулс. Именно из-за него она лежит сейчас в больнице. Именно из-за нее у него недавно голова раскалывалась на части. Именно из-за нее ему пришлось заниматься сексом с Юной не на простынях, а на голом матрасе! И вообще! Какого лешего она лезет в его сны?!
  Несколько раз зажмурив глаза, Май сел, но подниматься не стал.
  Утро казалось чужим. Комната казалась чужой. Все вещи, которые с такой тщательность подбирал неизвестный дизайнер, казались чужими, хоть и соседствовали рядом с Маем довольно долгое время. Непонятными казались высокие стулья у барной стойки. Раньше на них было приятно сидеть, касаться холодной стали спинки. Сейчас они казались Маю бесполезными. Не менее чужим показался низкий журнальный столик у самого дивана. Темный. Полупрозрачный. Стеклянный. Чужой и непрактичный.
  Чтобы окончательно убедиться в искаженности восприятия собственного жилья, Май обернулся. Квартира была пустой. Казалась необжитой. Казалась чужой.
  Почему?
  Откуда появилось это стороннее наблюдение?
  Чего не хватало дому?
  Неизвестно по какой причине перед глазами встал образ пиявки...
  - Серьезно?!
  Май рывком отбросил простыню, успевшую впитать в себя и запах Юны, и Джулс. От резкого движения образ несостоявшейся ученицы рассыпался, а непонятное состояние "чужого" превратилось в тень воспоминания.
  Спустя несколько часов уже сидя в седле, Май мысленно подводил черту под случившимся утром. Все его нутро, каждая клеточка тела восставала против признания Джулс его подопечной. Видимо, испугавшись того, как лаконично девушка вписалась в его холостяцкий быт, "минус"-дубликатор отрицал сосуществование с ней в любой форме.
  На работе он полностью погрузился в изучение дела по убийству вожака стаи. "Серый Штырь". Официальное имя главарю не шло. А кличка... Самое оно для бешенной собаки.
  Последовав совету Юны, оперативник включил записи камер слежения и принялся слушать глазами. Пришлось, сцепив зубы, смотреть на побои в подсобных помещениях, на похабные ухмылки, на сальные взгляды, на безудержность издевок...
  Май не слышал, но видел: клуб не держат в должном порядке. Четко прослеживалась закономерность: в отношении к девушкам, к помещению, к мебели, - достался бизнес главарю стаи легко. И так же легко он готов был его отпустить. Запросив информацию в сети, Май обнаружил, что ранее клуб принадлежал совершенно другому, более мирному виду мистических существ - им владела пара суккубов. Но то ли криминогенная обстановка в районе изменилась, то ли имел место шантаж... Партнеры предпочли избавиться от злачного места, оставив новым хозяевам не только внутреннее убранство, но и персонал.
  Обозначив для себя следующий шаг, Май направился к коллегам, отвечающим за тот район города. Они и подтвердили, что примерно с год назад в этой части города, действительно, участились несчастные случаи, увеличилось количество нераскрытых преступлений, в основной своей массе - убийства. Как людей, так и мистических существ.
  Напоследок парни предупредили Мая, что, если он собрался сунуть нос в это кодло, следует не забывать противоядие и взять с собой напарника. Кого-то из более вписывающееся в общество оборотней, леших и инкубов. "Минус"-дубликаторов там никогда не любили.
  Поведя бровью, что видимо должно было означать вопрос: "А как же там могла остаться в живых Джулс?", Май раскланялся. На его немой вопрос так никто и не ответил.
  Наплевав на предупреждение, оперативник направился в подземный гараж. Уже застегивая ремешок шлема, он обнаружил в поле своего зрения Лермонта. Некромант как раз возвращался с обеда.
  - Куда-то собрался?
  Май неохотно снял очки. Смерил напарника недоверчивым взглядом.
  - Обед с выездом на дом?
  Лермонт хмыкнул, сделав шаг в сторону лифта. Да, это было не в его правилах - обедать дома. Но в этот раз верная жена решила устроить сюрприз, и его обед был щедро приправлен любовью. Все еще пребывая в некой степени эйфории, некромант не обратил внимания, что Май ушел от ответа. Очнулся лишь тогда, когда тишину паркинга оросило дизельными басами.
  Прочертив подбородком кривую по траектории движения напарника, Лермонт напомнил:
  - Навести Джулс...
  Но Май не услышал.
  Некогда окраинный район задумывался, как индустриальный. Теперь город расширил свои границы и бывшие склады превратились в залы ночных клубов, этажи текстильных фабрик - в лофты, а огромные пустые площади - в штрафные стоянки. Огромное количество щербатых кирпичей, плоские, как фантазии школьников, крыши, улицы, затянутые в сеточные корсеты, с давно растянутым лифом... И везде - мусор. Бродящие без цели субъекты. Прожигающие жизнь дилеры. Тюнингованные тачки. Подвальные бары. Подпольные конторы...
  Минус-дубликатора заметили сразу. Некоторые особо интересующиеся байкеры пристроились было сзади, но быстро потеряли интерес. А когда Май заехал на территорию Штыря, вообще испарились.
  Сброшенная скорость позволила оперативнику рассмотреть детали. И они оказались не самыми приятными. Теперь грязные пятна на асфальте и лицах виделись отчетливее. И, казалось, метастазы презрения и зла просвечивались сквозь кожу курток. Мужчины, женщины, подростки - все тихо ненавидели непрошенного гостя.
  Май, пристроив байк в ряд его собратьев, снял перчатки, шлем и, бросив короткий взгляд через плечо, направился к двери со стертой краской в месте, куда обычно ударяла нога пришедшего покутить. Видимо, у всех приходивших были заняты руки. И явно не по причине доброй старой традиции, советующей приходить в гости с гостинцем.
  В последний раз отразив свет дня, очки оперативника погрузились в полумрак недлинного коридора. Еще открывая дверь, Май услышал басы тяжелого ритма. Но стоило переступить порог, как липкие, жадные до чужого тела щупальца разврата потянулись к дубликатору, обвили, сдавливая и мешая дышать. Май не любил курильщиков. Но сейчас ему придется потерпеть.
  Сочетание тяжелой музыки, тяжелого дыма и тяжелых наркотиков заметно отразились на контингенте некогда уютного заведения. "Орех". Совсем недавно в залах с высокими потолками сидела молодежь, слушая аматоров от рока, щелкала подаваемый ассортимент и бросая кожуру на пол. Май слышал, но, конечно, сомневался, что десятисантиметровый слой ореховой скорлупы - это работа исключительно посетителей заведения. Но запах, однозначно, был приятнее.
  "Минус" притягивал взоры, как если бы был случайно забредшей в клуб школьницей. На секунду показалось, что продвигаться стало труднее. Но явного мистического вмешательства не было. Его бы Май прочувствовал и тут же рассеял бы. Так что, списав эффект торможения на чересчур густой дым, оперативник двинулся в сторону бара, задевая в пути идущих навстречу людей.
  Брезгливо глянув на высокий стул, мимолетно припомнив собственную отполированную барную стойку, Май все же сел. Имитация расслабленности - продуманный ход. А проявление чрезмерной осторожности вряд ли послужит благому делу.
  - Чего изволите?
  Столь изысканное обращение бармена удивило Мая. Он даже темные очки снял, чтобы проверить, не висит ли за спиной командующего алкогольными запасами диплом Гарварда.
  - Воды.
  Нет, диплом, даже если и висел, сквозь дымовую завесу не просвечивался.
  - Воды... - Бармен переспросил, не веря своим ушам.
  - Жизнь полна сюрпризов.
  Май повел плечом и отвел взгляд, давая понять, что своего решения менять не собирается. Справа от оперативника уже сидели завсегдатаи бара, но после появления дубликатора решили усилить свои позиции, уплотнив ряды.
  - Они вам не доверяют, - вроде как по секрету сообщил бармен, наклоняясь к Маю и выставляя перед ним низкий стакан.
  - Это потому, что я - дубликатор?
  Май и не думал пить. Просто взял стакан, чтобы почувствовать холод в руке.
  - Это потому, что вы пьете воду.
  Не оценив шутку, оперативник бросил еще один короткий взгляд на соседей по стойке. У тех явно был разбит внутренний счетчик. Пили они без разбора.
  - Было бы неплохо поговорить с вашей уборщицей. - Дубликатор отметил взглядом направление к подсобным помещениям. Проход еле проглядывался сквозь дым. Но "минус" все равно засек двух оборотней, сидящих недалеко от коридорчика и прикидывающихся посетителями. Трезвость шрамом лежала на их лицах.
  - Поверьте мне на слово, - бармен снова наклонился через стойку, видимо, это движение уже вросло в него, и должно было вызывать ответную реакцию. Но Май не доверял никому. Поэтому остался сидеть ровно, хоть и было плохо слышно из-за грохота музыки. - Это не очень удачный вариант для диалога.
  - Я привык никому не доверять.
  Рука оперативника дернулась, но вовремя остановилась. Заказал бы виски, возможно, и пригубил...
  - Тогда зачем вам диалог?
  - Для разнообразия. - Май тяжело вздохнул.
  Но ни самоуверенность дубликатора, ни его поза ожидания не задели струн черствой души бармена.
  Маю пришлось доставать козырь:
  - У меня новости от Джулс.
  Внезапно и музыка притихла, и дым развеялся... Или показалось...
  - Она больше не появляется здесь, - бармен развел руками, вспоминая про желание "минуса" поговорить с уборщицей, - после того как...
  - Отчего же?
  - Не изображайте недопонимание, "минус"! - бармен вдруг стал раздражителен. - Ее дочь развеяла Штыря...
  - Это еще не доказано.
  - А кто еще? - Мая перебил сосед справа, "подъехавший" по стойке. Почти прижавшись ухом к своему стакану, он заглядывал в лицо оперативнику. - Кому еще под силу такое?
  - Ну, уж точно не неинициированному "минусу". - Май протянул бармену банкноту, надел очки, поднимаясь. - А тем более - такому желторотику, как Джулс.
  - Э, нет! Ты не прав!
  "Минус" почувствовал хватку на локте. Мгновенно вспыхнул, но успел взять себя в руки прежде, чем обернулся к перевертышу и медленно освободиться от захвата.
  - Я не настроен на диалог, - прошипел оперативник.
  - Так и не надо! Не того хочу! - навязчивый собеседник сплюнул под ноги и выпрямился во весь рост. - Она виновата... Я - знаю!
  Взывать к разуму оборотня Май посчитал излишним. И нецелесообразным.
  - Без доказательств - увы! Твое знание - не больше, чем тень от снежинки.
  Намереваясь снова покинуть заведение, "минус" развернулся к выходу, краем уха выхватывая обрывок комплимента: "А "минус" у нас философ... или поэт даже!"
  - Это ты меня пи@доболом обозвал?!
  Удивительно, как в жутком дыму Май унюхал назревающую грозу!
  Вслед за вопросом в ухо оперативника полетела пивная бутылка. Но "минус" успел увернуться. А затем - дал сдачи. Четко осознавая, что одному против толпы не выстоять, Май все же пошел в наступление.
  Потеха пошла та еще! Пару раз получив по корпусу, дубликатор поймал оборотней на живца: каждое прикосновение к "минусу"" отзывалось болью в головах перевертышей. Май умудрялся по капельке рассеивать нападающих. И один раз коснувшись пламени, враг не спешил нападать повторно.
  В конце концов очередь из желающих потискаться с "минусом" поредела, оставив лишь парочку представителей полу-животного мира. Перекинувшись опасными, не расшифрованными дубликатором взглядами, они бросились в атаку. Май не разгадал. Не успел разгадать, не успел среагировать на обоих. Потому уже через пару секунд, отлетев на приличное расстояние, упал и проехал на спине несколько метров по безупречно гладкому мраморному полу. Удивительно, как мозг избиваемого фиксировал мелочи и подставлял значения в уравнения: пол чистый, ни одного кусочка ореховой скорлупы, стены, буквально прыгнувшие и зажавшие с двух сторон, совершенно другое освещение и дым не мешает видеть...
  Затормозил Май ровно напротив открытой в кабинет двери. Повернув голову, обнаружил за столом мадам. Холеная. Породистая. Заинтересованная. Она смотрела на Мая, слегка склонив голову на бок. Май, однозначно, был в более выгодном положении. Ему были видны стройные ножки дамы, затянутые с блестящий латекс.
  Грузно топая, к дубликатору подбежала охрана, подхватила "минуса" под ру"ки. Май успел заметить брошенный ними виноватый взгляд в сторону кабинета.
  - Оставьте!
  Приказ был исполнен моментально. Хозяйка или временно управляющая заведением умело обозначила талант к управлению людьми. Мая поставили, но уходить не спешили.
  - "Минус"-дубликатор. С неофициальным визитом. - Мадам качнула ногой под столом и вздернула подбородок. - Вам у нас понравилось?
  - Чрезмерно! - Май слегка преувеличил с энтузиазмом. Дернул плечом и тут же чуть не свернулся калачиком от боли в боку. - Справлю здесь мальчишник!
  Незнакомка в латексе дернула бровью: если это не сарказм, то она станет свидетелем первой за сто лет свадьбы "минус"-дубликатора.
  - Для почетных гостей - гибкая система скидок.
  Май сообразил сразу: гибкими могут быть в этом заведении только стриптизерши. Поэтому решил окончательно убедить свою визави в полном отсутствии интереса к бару:
  - Можно принести свою выпивку?
  Мадам в латексе улыбнулась шутке - свадьбы ей не видать!
  Аудиенция на пороге закончилась довольно быстро. По решению хозяйки положения Мая все же попросили. А для закрепления пройденного материала поддали под зад. Почесав в затылке, дубликатор неуклюже забрался на сидение байка. Долго сидел, пытаясь попасть застежкой шлема в пазы, довольно криво выбрался из ряда припаркованных мотоциклов... В общем, создал полный образ выпивохи-неудачника - яркого образа "минус"-дубликатора.
  В сгущающихся сумерках оперативник продвигался в сторону центра города. Как он и предполагал, те, кто не успел насытиться дракой в баре, последовали за ним. Мая все же слегка штормило. Не от выпитого, а от "рассеивания". Однако, мужчина все же рискнул.
  Свернув в узкую подворотню, он бросил байк, направив его в кучу мусора, а сам, подпрыгнув, забрался на пожарную лестницу. Тень от близко стоящего дома полностью скрыла его.
  Один из оборотней остался на стреме. Двое заехали в проулок, резко включив дальний свет. То, на что рассчитывал Май, сработало: один из преследователей ткнул пальцем в сторону свалки, решив, что подвыпивший оперативник не справился с управлением и, врезавшись, полетел вперед. Оставив свой байк, перевертыш отправился на разведку. В его руке блеснул нож.
  Май, все время наблюдавший сверху, сместился для большего удобства и прыгнул на стоящего прямо под ним оборотня. Рывок - и никаких посторонних шумов, кроме приятного во всех отношениях хруста позвонков.
  - Чего там?! - "разведчик" недовольно шикнул, обернувшись, когда свет фары дернулся.
  - Нормально! - так же шепотом отрапортовал Май, и запрыгнул в седло чужого байка.
  Не желая оставаться в проигрыше, дубликатор крутанул ручку, поддавая газа, и рванул вперед. Оборотень с ножом не успел отреагировать. Он обернулся, удивленно глянул на байк напарника, несущегося к нему с поднятым передним колесом, и через мгновенье получил оглушающий удар по голове. Куча мусора с удовольствием приняла гостя.
  Развернувшись на месте, Май направил мотоцикл к выезду из проулка. Тот преследователь, что стоял на стреме, соображал быстрее товарищей: он выхватил пистолет и несколько раз успел выстрелить, прежде, чем упавший на бок байк протаранил его собственный. Май, наученный жизнью, заранее прикрылся тушей железного скакуна, не пострадал и уже через долю секунды отбивал морду оборотня, сидя на нем сверху.
  Когда мясо было готово к жарке, Май остановился.
  - Ты знаешь, кто заказал Штыря? - Оборотень что-то мычал. Пришлось потрясти его, как солонку. - Кто заказал Штыря, знаешь?!
  - Нет... - еле просипев ответ, перевертыш попытался дотянуться руками до горла оперативника. Не вышло.
  Дубликатор в один миг перевернул подмятого под себя противника, заломил ему руки.
  - Кто эта особа в его кабинете? Ревизор? Почему у нее такая серьезная охрана?
  - Она... она... это ее клуб...
  - Она его выкупила?!
  Май склонился к уху поверженного любителя алкоголя, чтобы услышать слова, а не бульканье.
  - Она вернула... вернула его...
  - Это суккуб?!
  Оперативник, получив ответ, но совсем не тот, на который рассчитывал, отпрянул от оборотня. Тот кряхтя и плюясь кровью, пополз подальше от дубликатора.
  "Минус" сидел на асфальте и рассеянно таращился в темноту.
  "Все так просто... все безумно просто! Суккубы решили вернуть себе свое! Наняли пиявку, решив, что никто на неинициированного и не подумает, и заставили ее "рассеять" Штыря. Они знали про особенность малявки... знали, что у нее не будет отката! Куда дела пиявка деньги? Положила на счет? Надо проверить... Хотя, нет. На счет она вряд ли бы... Взяла налом. И спрятала. Куда? У меня в квартире? Не думаю... В сейф? Так тоже легко вычислить! Куда? Куда..."
  Холод, прокравшийся в швы на джинсах, напомнил о возможных последствиях простуды некоторых особо важных для мужчин органов. Май поднялся и быстро направился за своим байком.
  Уже по дороге он сообразил, где могли быть спрятаны деньги Джулс. А еще он вспомнил, что оставил в баре свои темные очки. Вспомнил и крайне огорчился.
  
  Дома было тихо. Только "Аристон" радостно урчал, обнаружив хозяина дома. Почесывая раскрасневшиеся от ветра глаза, Май засел за планшет. Ему надо было составить список мест для посещения.
  Абсолютно все приемные семьи Джулс отзывались о пиявке положительно. Но почему-то все отказывались от нее буквально через год "приюта". Если Джулс сохранила со всеми ними дружеские отношения, должны быть и те, с кем она сохранила очень теплые дружеские отношения. Возможно даже - жаркие...
  Минуса в ней обнаружили в шестнадцать. С того времени она успела поменять три дома. Значит, начать надо с них.
  Проверка благосостояния каждой из трех семей приемных родителей заняла немного времени, но, чтобы копнуть глубже, следовало посетить "родственников" лично.
  Потянувшись за бокалом в очередной раз, Май услышал, как в замочной скважине прокручивается ключ. Метнувшись к тумбе, дубликатор схватил пистолет, притаился за углом ванной и приготовился к визиту незваных гостей.
  - Я же говорила - его нет дома!
  - А я говорю, что он - дома!
  Диалог двух знакомых женских голосов заставил Мая на секунду расслабиться. Но уже через миг напряжение снова посетило оперативника.
  - Какого лешего?!
  Май вышел из укрытия: рубашка нараспашку, голый пистолет... Юна плотоядно облизнула губы.
  - Меня выписали! - радостно сообщила Джулс, снимая ботинки, наступая самой себе на пятки. - Юна помогла. А что с твоим лицом?
  Маю показалось, что его подопечная жутко довольна знакомством с "плюс"-дубликатором. Следовало срочно объяснить пиявке, что ничего хорошего это знакомство не сулит. Юна всегда берет плату за свое внимание.
  - Ты должна быть в больнице, Джулс! - оперативник проигнорировал вопрос про лицо.
  Девушка уже успела пройти мимо наставника, поэтому восклицательный знак в замечании про больницу острым копьем вонзился ей в спину.
  - А ты разве не там же должен быть?!
  Джулс состроила рожицу, на которой "минус" явственно прочитал: "Уела!" Фыркнув недовольно, он развернулся к Юне.
  - Какого лешего ты ее вытащила?!
  "Плюс"-дубликатор томно взглянула на партнера по интимным танцам. Сделала небольшой шаг вперед и провела пальчиком по голой груди Мая, полностью игнорируя ссадины на лице и ребрах.
  - Разве ты не скучал?
  И поди, разбери, о чем спрашивает целительница: о пиявке или об излюбленной позе?
  Звон стекла привлек внимание обоих дубликаторов.
  - Ты что творишь?!
  Май взвился и за секунду преодолел расстояние от входной двери до кухни. Вырвал у слегка испуганной Джулс стакан со льдом и виски.
  - Эй! Я уже взрослая!
  Попытка вернуть себе стакан успехом не увенчалась.
  - Тебе что доктор прописал? - Ехидничая, Май отложил пистолет на барную стойку, забрал бутылку, которая с легкой руки Джулс успела перекочевать с журнального столика ближе к холодильнику, и снова отправился к дивану. - Будешь?
  Юна задумчиво закусила губу. А затем протянула руку и взяла бокал.
  Джулс обиженно сопела за спиной, но Май не обращал на нее внимания.
  - Руки помой с дороги!
  Тут же зашумела вода. И если бы не она, оперативник услышал бы о себе много нового.
  Юна, тем временем, открыла холодильник в поисках закуски. Но увы и ах! "Аристону" было нечего предложить гостье.
  - Май! - "плюс" повернулась и в непритворном ужасе уставилась на дубликатора. - Вы чем питаетесь?!
  Дождавшись от оперативника лишь отмашку, Юна перевела взгляд на Джулс. И той вдруг показалось, что если сейчас же не дать правильный в разумении Юны ответ, то покатятся чьи-то головы.
  - Эм... макарошками?
  "Ты сама-то в это веришь?" - читалось во взгляде "плюс"-дубликатора.
  - Закажи пиццу!
  Май, даже не подозревая, в какую яму чуть не угодил, сам подкинул идею спасательного круга.
  - Да! - Джулс возликовала. - Да! Мы питаемся заказной едой!
  И засуетилась, выискивая телефон доставки. Таковой нашелся в груде рекламных проспектов на тумбе возле входной двери.
  Уже через полчаса сытые и довольные все трое дубликаторов сидели на диванчике и ковырялись в зубах.
  Первой очнулась Юна.
  - Я - в душ.
  Проводив взглядом гостью, Джулс обернулась к Маю:
  - Она здесь остается?
  Оперативник кивнул, даже не думая поднимать глаза на подопечную. Он все еще выстраивал маршрут следования на завтра.
  - А где она ляжет?
  Возмутительный вопрос все же заставил оперативника поднять голову.
  - Не понял...
  - Где Юна будет спать?
  Вкладывая в вопрос все возмущение "почему-я-должна-разъяснять-тупицам-по-два-раза", девушка развела руками.
  - Как это - где? Со мной!
  Джулс опешила. Почему-то, требуя относиться к себе, как ко взрослой, она задавала глупейшие детские вопросы. Более того - смущалась после ответа! Как подросток... И чтобы окончательно уронить себя в глазах наставника, огрызнулась:
  - Почему на вопрос - где, ты отвечаешь - с кем?
  Бросила слово, и сама разозлилась на себя. Вскочила с дивана, заставляя Мая оглядываться в поисках выхода из тупиковой ситуации, чересчур активно стала собирать коробки и посуду со столика, и дергано рассовала все по мусорникам, сгружая тарелки в раковину.
  - Джулс?
  - Что?!
  На нарочито мягкий зов дубликатора девушка отреагировала остро.
  - Джулс, ты что это?
  - А что?
  Вопросы вместо ясных ответов начали раздражать Мая. Он медленно поднялся, откладывая в сторону планшет и оборачиваясь к ученице.
  - Что происходит, Джулс?
  - Да, ничего не происходит! А что должно происходить?
  - Ну, хватит! - Май размытой тенью переместился к раковине, поворачивая к себе успевшую отвернуться девушку и выключая воду. - Объясни, что происходит? Тебя накололи "стервозоином"?
  - Ничем меня не кололи! Меня Юна вылечила.
  - Хорошо. Вылечила. А что попросила взамен?
  Джулс вскинулась.
  - Попросила? Должна была?
  - А как же! Это в ее стиле.
  Май развел руками и тут же отвел взгляд, подцепил пальцами бумажное полотенце и принялся усердно вытирать уже вымытую тарелку. Джулс взяла легкая оторопь. Вот так незаметно ее мысли вдруг переключились с одной темы на другую. Юна должна была о чем-то просить взамен?
  - Ну, не вспомнила?
  "Минус"-дубликатор потянулся, наклоняясь, за следующей тарелкой, вырвал ученицу из бурного потока соображений. Его густая шевелюра защекотала нос девушки, заставляя покрыться гусиной кожей голые руки Джулс. Но прокатившаяся по телу волна скорее была приятной, чем раздражающей.
  - Нет... - слегка рассеянно прозвучал голос подопечной дубликатора. Но затем неинициированный "минус" заметила в волосах наставника скорлупу от ореха. - Что это?
  - Что?
  Май не понял ни резкого поворота, ни смены ролей. Кто теперь задает вопросы, а кто отвечает?
  - Это - что?!
  Перед носом оперативника маячили аккуратные пальчики, сжимающие предмет вопроса.
  - Кусок ореховой скорлупы.
  Ответ был очевиден. И Май поспешил его озвучить, часто моргая.
  - Я поняла! Откуда он?!
  Май потер переносицу.
  - Боюсь даже предположить...
  - А ты попробуй...
  Посуда была давно позабыта.
  - По городу летает очень много мусора...
  - Ага, а один из них даже шлем надевает! Но не всегда помогает!
  Дубликатор подавился возмущением.
  - А какие у тебя вообще ко мне претензии?
  Джулс ошалело вытаращила глаза.
  - Какие? Какие?! Я лежу в больнице, скованная обстоятельствами по рукам и ногам, без возможности разговаривать, а он шляется по злачным местам!
  - Да с чего ты взяла, что я шляюсь по злачным местам?!
  - Первое и самое очевидное - это! - девушка ткнула в ссадину на скуле. - Это ты не с байка упал! Второе - это орех! И третье - это запах, который въедается настолько, что не спасает никакой шампунь! А если сложить все вместе: ссадины, ошметки и запах - ты был в "Орехе" Штыря! Ты шлялся по притонам!
  - А ты мне - кто? Мать? Или жена? Или куратор-начальник? - Май отшвырнул скомканное полотенце, повышая голос, начал надвигаться на разъяренную ученицу. - Где хочу, там и гуляю! С кем хочу, с тем и сплю!
  Дубликатор потряс рукой, указывая направление. Из ванной как раз вышла Юна. И стала свидетелем изощренного разбирательства.
  - А я и не требую отчета! - Джулс не стала отступать, нависший над ней разъяренный дубликатор не пугал. Наоборот - она ринулась в атаку. - Я просто не могу понять, какого рогатого ты поперся в "Орех"?!
  Неинициированный дубликатор была жутко рада тому, что у нее есть прикрытие. Да, именно острыми вопросами про злачное заведение она прикрывала свою раздражительность относительно Юны. Только сейчас она сообразила, на что намекал или даже - говорил прямо Май. Юна, действительно, обходя десятыми путями, вынудила Джулс пригласить целительницу к себе домой. Ну, ладно... Не к себе домой - к Маю. Но сути раздражителя это не меняло! Джулс ревновала к Юне! Но вслух признаваться не собиралась. Вместо этого, она решила извести своего наставника вопросами про "Орех".
  - Я работаю! Работа у меня такая! Ездить по городу и расследовать... - оперативник замычал, подбирая уместное определение. - Дела! Я не должен перед тобой отчитываться! Тем более, - Май победно сверкнул глазами и вдруг успокоился, понизив голос на два тона, - существует такая вещь, как тайна следствия. Я не должен отчитываться.
  И, щелкнув пальцами у самого носа Джулс, отправился к Юне. Проворковав что-то на ушко, Май обнял ее за талию и повел в спальню, оставляя пиявку возмущенно хватать воздух ртом.
  Джулс дернула кран, но вода уже была выключена. Поэтому бросив недомытую посуду, она поплелась к дивану. Она проиграла. Ее ревность, вызванная, скорее всего, ребяческой привязанностью ко взрослому и более опытному во всех смыслах дубликатору, огромным баскетбольным мячом распирала изнутри. Май ведет какое-то дело, связанное с местом, в котором она неоднократно бывала, но самой Джулс туда - засть!
  На диване сидеть было неудобно. Не потому, что на мягких подушках задница проваливалась куда-то в кроличью нору. А потому, что давление баскетбольного мяча, продолжавшего расти каждый раз, стоило только взглянуть на слегка колышущиеся занавеси на дверях спальни, все больше росло. И от этой глупой детской зависти хотелось с головой нырнуть в прорубь.
  Вздохнув, Джулс потянулась за планшетом, так неосторожно оставленным оперативником. Даже не надеясь на то, что ей удастся разгадать пароль, брошенная ученица постучала по экрану. И - о, чудо! - гаджет не запросил идентификацию.
  Именно в тот момент, когда до верхних конечностей Джулс дошел импульс вседозволенности, пресловутый мяч ревности сдулся, а его место занял новый: теперь негодницу распирало озорство, ведь она могла узнать секреты Мая и умело использовать их. Нет, не шантажировать! Ни в коем случае нельзя так это называть! Только использовать.
  История браузера огорчила пиявку. Ни одного похода на сайты с клубничкой. Джулс так и представилось довольно ухмыляющееся лицо "минуса" - материала для шантажа нет.
  Перейдя к просмотру последних открытых файлов, шпионке попались материалы расследования убийства Штыря. Того самого, из-за которого были взяты в заложницы девушки из стиптиз-клуба. Джулс очень хотелось поскорее избавиться от воспоминаний, предшествующих пленению. Одно радовало: феечки вырвались хоть на какой-то миг на свободу, они должны были увидеть разницу между жизнью и существованием. Пускай не все, но хоть некоторые из них не вернутся в притон.
  Среди материалов по убийству крошка-дубликатор обнаружила карту и план намеченных Маем передвижений. Оказалось, на завтрашний день он запланировал поездку к ее последней приемной семье. Зачем? Узнать у матери Джулс про вечер убийства? Но ведь ее там не было. В клубе была сама Джулс. Тогда почему ее нет в плане посещений? Почему бы "минусу" не расспросить Джулс, как свидетеля?
  - Погодите...
  Сменив позу, ученица дубликатора еще раз внимательно просмотрела список. Оперативник запланировал посещение не одной, а трех семей. Трех ее приемных семей. Значит, Мая интересовала не уборщица в клубе, а нечто другое. Нечто, что связывало "Орех", убийство и все три семьи.
  Сообразив в секунду, Джулс отбросила от себя планшет, словно хламиду прокаженного. Обида разъедала внутренности кислотой, во рту вдруг обнаружился скунс. Май считал ее убийцей. Точно так же, как и оборотни. Никто не верил ей, а меж тем, достаточно было приглядеться получше. Джулс не в состоянии убить кого бы то ни было. Она добрая. Она внимательная. Белая и пушистая.
  Сомнения раздирали на части. Джулс хотелось свернуться комочком, спрятаться от мира под теплым пледом, выключить свет и не видеть. Не видеть очевидного. Не принимать фактов. Но жизнь упорно напоминала о себе: остатками боли на шее, запахом из мусорного ведра, мокрыми пятнами на полу, приглушенными стонами.
  В голове что-то щелкнуло. С глаз в один миг слетела пелена. Теперь шмыганье носом и надутые губки неожиданно стали атрибутами ненужного образа. Джулс больше не ребенок. Она сама так говорила, когда хлебала виски. Поэтому она не может себе позволить смотреть на мир глазами ребенка. Она не белая и пушистая. Такой она видела себя в зеркале ванной на втором этаже, живя в пригороде, в туалете старшей школы, где самой страшной обидой были оскорбления одноклассниц и отсутствие возможности купить на выпускной платье подороже.
  Джулс больше не школьница. Совсем скоро она пройдет обряд инициации. Она станет такой же, как Май. Она станет "минус"-дубликатором - судьей, палачом, циником... Изгоем.
  Оглянувшись, Джулс вдруг поняла, что квартира "минуса" - чужая. В ней прослеживалась прелесть берлоги. Но ни намека на счастье. Ну, если не считать огромной кровати в спальне.
  Неверный короткий взгляд на французские двери вызвал почему-то у Джулс образ курящей подружки. И хоть сама мисс Дейтинг никогда не курила, сейчас ей захотелось почувствовать в пальцах крохотный тубус сигареты, захотелось стоять на балконе, устремив взгляд вдаль, но на самом деле смотреть только внутрь себя.
  Сигареты у Джулс не было. Зато был балкон.
  Плотно прикрыв за собой двери, ученица дубликатора запахнула курточку и наклонилась, упираясь локтями в перила. Ничего не изменилось с прошлого раза. Все тот же город, несущийся куда-то сломя голову, все то же небо, на котором не видно ни одной звезды, все тот же ветер, что заправским хулиганом запутывает волосы. Ничего нового. Только Джулс другая. Но пока не новая...
  Интроспекция помогла с принятием решения. И, надышавшись относительно свежим воздухом, будущая "минус"-дубликатор отправилась спать.
  Юна ушла рано. Еще только светало. Май не пошел ее провожать: девочка взрослая, сама выход найдет. Но в первую очередь "минусу" не хотелось выходить из комнаты из-за пиявки. Спит она или притворяется - не важно. Он просто не хотел видеть ее. Спящей. В постели. А вдруг, одеяло сползло, и она "светит" прелестями?
  В животе что-то заворочалось, вызывая на откровенный диалог с самим собой. А так ли неприятно было бы Маю смотреть на Джулс, сложись обстоятельства так, как он себе представил?
  Рассердившись на самого себя, Май взбил подушку, вымещая негодование на перьях, и снова уснул.
  Будильник прозвенел вовремя, но подниматься не хотелось вовсе. Если в прошлый раз Май подорвался, так и не дождавшись трели, и все для того, чтобы устроить Джулс утреннюю головомойку, то сегодня даже намека на подобное настроение не было. Сегодня хотелось отлежаться в берлоге. Просто лежать и ни о чем не думать. А тем более - о причине подобного состояния.
  Причина сама дала о себе знать - за дверью спальни послышался шум, шаги и скрип стула, а затем...
  - Да ты шутишь? Музыка? Серьезно?
  Май рассердился не на шутку. Это его берлога! Это его утренняя тишина! Это его одиночество! И, черт побери, эта песня ему нравится!
  Признавая поражение, оперативник поднялся. Направился было к двери, но стоило взяться за ручку, как совесть, до сих пор почивавшая с миром, вдруг окликнула его: "А штаны?" Рассерженно фыркнув, Май оделся и распахнул створки.
  Музыка лилась из динамиков его ноутбука, стоявшего на рабочем месте, аккурат под дверями спальни. Ди-джей возилась у раковины.
  Буркнув неразборчиво что-то про начало дня, "минус" прошлепал по кафелю и заперся в ванной.
  Джулс смирно ждала начальство, попивая за барной стойкой горячий травяной настой, который удивительным образом обнаружился среди коробок с засохшими крекерами и хлопьями. Выглянув всего на минутку из ванной, Май просочился в гардеробную за одеждой, и снова закрыл за собой дверь.
  Погода с утра не задалась, небо было затянуто и обещало расплакаться от обиды на безразличных людей.
  - Итак, - Джулс подтолкнула к наставнику чашку, когда тот устроился напротив, - у тебя сегодня по плану посещение моей приемной матери.
  Оставаясь спокойной и рассудительной внешне, внутренне Джулс заливала монтажной пеной разбушевавшиеся чувства, чтобы не бурлили, и не портили впечатление. И судя по внимательному взгляду Мая, ученица преуспела.
  - Да, - оперативник отхлебнул настой, поморщился и отставил чашку, не заботясь о сохранности расположения к себе Джулс. То, что пиявка узнала о его планах, было не очень хорошо. Видимо, разозлив его своей выходкой с допросом и уликой в виде скорлупы ореха, она повлияла на степень беспечности дубликатора. И планшет с данными остался в ее распоряжении. Без защиты. - Она может рассказать кое-что новое.
  - Ты возьмешь меня с собой?
  Май выдержал небольшую паузу, не для того, чтобы помучить пиявку, а лишь размышляя.
  - Думаю, тебе лучше остаться с Лермонтом.
  - Но ведь не он мой наставник.
  "Минус" откинулся на спинку стула, отвел взгляд. В принципе, ничто не держало его за столом: еды не было, чай не понравился. Но дубликатор все равно оставался пришпиленный к месту.
  - Хорошо, - Джулс не дождалась реакции и решила пойти ва-банк, - хорошо, Май. Ты не хочешь брать меня с собой, как ученицу. Тогда возьми, как подозреваемую.
  Оперативник скрипнул зубами. Этого ему еще не хватало!
  - Ты ведь подозреваешь меня, Май. - Джулс продолжала держаться линии: холодная, рассудительная, внимательная к деталям. - Подозреваешь, но не можешь доказать. И то, что ты собрался в гости к моим приемным родителям... К трем моим семьям! Значит лишь то, что ты вообразил, что накопаешь что-то на меня в моей прошлой жизни. Я хочу тебе помочь накопать...
  Май хмыкнул. Открыто и с презрением посмотрел на Джулс.
  - Убийца хочет помочь засадить себя за решетку?
  - Понимаю твое недоверие, Май, - Джулс оставила в покое чашку и села, сложив руки на груди. - С другой стороны, я буду постоянно у тебя на виду. И ты будешь на сто процентов уверен, что я не поведу тебя по ложному следу.
  Все еще воспринимая слова пиявки с сарказмом, оперативник вынужден был согласиться с доводами. А может, капитан тоже подозревал Джулс? Именно поэтому привязал ее к Маю? Не позволил Лермонту в очередной раз спасти напарника? Такая доверчивая простушка, как желторотик Джулс, могла запросто расположить к себе некроманта, он и моргнуть не успел бы, как она направила бы следствие по тонкому льду, отводя подозрения от себя. Но капитан был умнее - он в приказном порядке порекомендовал Маю не дергаться и три месяца, а, может, и меньше, наблюдать за пиявкой.
  Не надо было так открыто подозревать ее.
  С другой стороны, она знает о подозрениях дубликатора, и вполне возможно, оступится. И уж тогда Май ее подхватит. Подхватит, чтобы сопроводить в каземат.
  Наклонившись вперед и сцепив пальцы в замок, Май внимательно посмотрел на девушку.
  - Хорошо...
  - Хорошо - что?
  Джулс тоже подалась вперед.
  - Хорошо - ты будешь со мной. Постоянно. Ты будешь со мной на протяжении всего расследования. Ты можешь давать советы, но прислушиваться к ним или нет - моя решение.
  - Отлично.
  - Я буду считать тебя причастной до тех пор, пока не найду доказательства твоей вины...
  - Или опровержение.
  Май кивнул в знак согласия, но мозг все равно говорил: "Я найду!"
  - То, что ты знаешь о моих подозрениях сделает тебя более осторожной в высказываниях.
  - А тебя - более внимательным.
  Джулс нравилась эта игра с каждой секундой. Кровь бурлила от мнимой опасности. Маю ни за что не найти доказательства. Разве только кто-то очень умелый, умнее Мая хочет подставить девушку. В этом случае ей и самой придется быть более внимательной.
  - Что тебя расстроило, Джулс? - Май заметил, как девушка поменялась в лице, и принял все на свой счет. Он успел зачислить еще одно очков в свою пользу.
  - Нам понадобится судья.
  - Лермонт?
  - Нет, - Джулс выразила недоверие ухмылкой. - Он твой напарник.
  - Юна?
  - Еще лучше...
  - Тогда кто? - Май поднялся, чтобы поставить чашку в раковину. Для этого ему пришлось обойти пиявку. Удивительно, но не обнаруживая в квартире оперативника никаких своих вещей, она умудрялась пахнуть весной, выглядеть свежо и одевалась в чистую одежду.
  - Ну, моих ты никого не знаешь...
  Задумчивое предположение пиявки заставило ее наставника удивленно воззриться на нее. У желторотика есть друзья? Почему тогда ее мобильник никогда не трезвонит? Почему она ни с кем не общается? Почему никто не пришел проведать ее в больнице?
  - А кто у тебя есть?
  Май закинул удочку. А чтобы слегка усилить эффект доверия, забрал опустевшую чашку у Джулс и тоже ее помыл. Девушка все еще сидела за стойкой и копалась в памяти, вперев взгляд в потолок.
  - По сути - никого. Никого, кого можно было бы посвящать в тайны мира полуночи.
  - Значит, нам еще предстоит подобрать человека на должность судьи.
  - Согласна!
  Джулс хлопнула рукой по столу и поднялась.
  - Ну, мы едем?!
  От дома Мая до предыдущего места проживания его ученицы было примерно час езды. За это время "минус" успел обдумать план действия.
  Для начала, ему хотелось поговорить с приемной матерью пиявки. Затем, надеясь на то, что в Джулс проснутся приятные воспоминания, он уговорит ее провести экскурсию по дому. Но для того, чтобы уговорить желторотика сделать что-то, сначала надо ее чем-то подкупить.
  "Доверие, мой друг, доверие. Это именно то, что ты с самого начала решил вычеркнуть из ваших незапланированных отношений."
  Мучительно застонав, Май резко вывернул руль, чувствуя усилившуюся хватку Джулс на своей талии и легкую дрожь в груди. Пиявка хохотала, хоть из-за шлема и завывания мотора смех не был слышен оперативнику. Ну, хотя бы перестала бояться ездить на байке.
  - Почему мы остановились?
  Джулс спрашивала у наставника, но смотрела исключительно на вывеску магазина.
  Не проронив и слова, "минус" направился к двери, жестом приказав пиявке сидеть. Пока дубликатора не было рядом, Джулс могла расслабиться и, воспользовавшись моментом, завертела головой.
  Знакомые места. Кажется, на этой заправке они с друзьями из старшей школы заправлялись перед поездкой на лесное озеро. Хорошая тогда вышла прогулка. Если не считать попытку местной русалки очаровать одного из парней футбольной команды. Тогда кто-то притащил из Европы особый сорт пива. Но Джулс понравились орешки. Пиво не пошло. А когда стемнело, она с одним из парней ушли подальше от костра и играли в игру, кто дольше продержится, затаив дыхание. В поцелуе.
  Славные времена были...
  Май стоял на пороге магазинчика и смотрел на пиявку. Девчонка, не далее, как сегодня утром здраво рассуждающая о преступлении и преследовании преступника, сейчас сидела, втянув голову в плечи и счастливо улыбалась, глядя на заправочную станцию. Нанюхалась? Строит кому-то глазки?
  Спустившись на ступень ниже, оперативник проследил за взглядом пиявки. Ну, точно нюхнула газку. Сроит глазки какому-то заезжему байкеру. Оборотню, кстати.
  "Она их что, не различает?"
  - Джулс!
  Пиявка дернулась от окрика. И тут же уставилась на руки дубликатора. С подозрением.
  - Держи.
  Май протянул пиявке шлем. Новехонький. Блестящий. С болтающейся этикеткой. Пахнущий... ну, пластмассой пахнущий, но сам факт... И протягивая, внезапно осознал весь символизм подарка: он признавал ее право на половину сидения его байка, он дарил ей капельку безопасности, он нес за нее ответственность, он привязывал ее, чуть шире открывал дверь, впуская гостью в свою жизнь. Да, черт бы побрал всех, даже у Юны не было шлема!
  Джулс заметила смятение во взгляде дубликатора. Мельком обозначился страх, сомнение. И подопечная "минуса" поспешила надеть подарок, задницей чувствуя, что Май сделал не ахти какой шаг ей навстречу. Возможно, еще не все потеряно. Возможно, он перестанет видеть в ней объект расследования.
  - Поехали, - оперативник, охладив тон арктическим ветром, принялся натягивать перчатки, искоса поглядывая в сторону заправки. - Ты его знаешь?
  - Первый раз вижу.
  Коротко кивнув, Май закинул ногу и завел байк.
  Пригородный район, в который направлялись дубликаторы, нельзя было назвать полноценным пригородом. Увы, цивилизация большого города напрочь игнорировала дорожное покрытие местных дорог, не заглядывала в некоторые дворы, заваленные хламом и мусором, воротила нос от забегаловок и магазинчиков. То тут, то там из-за деревьев показывались высокие строения - трех- и четырехэтажные мотельчики, которые нехотя, но все же принимали гостей: рекреационная зона в лесополосе не предусматривала отдых в кемпингах, приходилось туристам пользоваться услугами баз отдыха.
  Точно так же, как и в других пригородах, по улице дрейфовали молодые мамы с колясками из коллекций прошлых сезонов, носились дети, лаяли бездомные псы, когда мимо их мокрых носов проносился байк дубликатора.
  Пригород пах дождем. Стены домов дышали безразличием. Расчерченный клеткой район путал нездешних названиями улиц.
  Не говоря ни слова, Джулс указала пальцем направление движения, и уже через пару минут замахала рукой - приехали.
  Дом, в котором пиявка провела последний год жизни, "минуса" не впечатлил: один этаж, гаража нет, только место для машины, крохотное крыльцо, под которым даже от моросящего дождя не спрячешься, клумбы с цветами, ограниченные старой разбитой кафельной плиткой, утонувшие и заросшие в траве тротуарные плитки.
  Джулс не стала оставлять новый шлем на байке. Шла к дому, обнимая подарок, прижимая к себе, словно боялась - отберут. Этим трепетным отношением к пластмассе рассмешила Мая, но "минус" коротко хмыкнул и решил, лучше промолчать, чем придумывать отговорку о причине своего веселья.
  Хозяйка дома обнаружила себя раньше, чем Джулс постучала в дверь. Она широко улыбнулась, еще шире раскинула руки, принимая гостью в объятия.
  Стоило двери распахнуться, как на Мая обрушился весь быт приемной семьи пиявки: запах моющих средств, грохот работающего телевизора, теснота крохотной прихожей, делившей пространство с кухней.
  - Солнце мое, - говорила маленькая темноволосая женщина, на которую Джулс была совершенно непохожа, по понятным причинам. - Я уже убегаю. Новая работа.
  Женщина виновато развела руками.
  - Ничего, - Май выступил вперед, - у меня всего пара вопросов.
  Хозяйка дома засуетилась, провела гостей в большую комнату, согнала огромного кота с кресла и предложила дубликатору сесть. "Минус" облизнул губы, и предпочел остаться на месте.
  - Изменился ли круг общения Штыря за последние несколько месяцев? Как часто появлялась в его кабинете мадам в латексе?
  Уборщица "Ореха" нахмурилась, пытаясь разгрести завалы в собственной голове.
  - Да, нет, не видела я новых людей. А в латексе... - коротышка хмыкнула и посмотрела на приемную дочь. - В латексе там ходили чуть ли не все. Это ведь клуб с экзотическими танцами.
  - Хорошо, но эта - явно не танцовщица. Она раньше владела клубом.
  - Ах, эта! - уборщица оживилась и Май, наконец, решил, что ухватился за ниточку. - Так я ее не знаю, я ведь всего ничего работала у них. Уже когда там Штырь хозяйничал, тогда и я появилась.
  Оперативник сдулся. Взглянул на Джулс. Девушка смотрела на него, наклонив голову и подперев ее рукой. В глазах пиявки отчетливо читался вопрос: что за детский сад?
  "Минус" снова повернулся к матери пиявки.
  - Возможно ли такое, что Штырь собирался продавать бизнес? Или отдавать?
  - Ох, детектив, мне-то почем знать? Я...
  - Возможно, вы убирали в его кабинете, видели бумаги.
  - Э, нет, такого точно не было. Штырь никогда не пускал к себе без присмотра. Его кабинет завсегда оставался под замком.
  Джулс активно закивала, что не укрылось от внимания дубликатора.
  Когда после еще нескольких наводящих вопросов о месте работы и об отношениях в коллективе приемная мать Джулс в очередной раз взглянула на часы, Май решил заканчивать этот цирк.
  - Мы задержимся?
  Стоя на пороге, Джулс прощалась с матерью и заодно спрашивала разрешения.
  - Конечно, солнце мое, твои любимые печеньки на холодильнике. Как включается плита еще не забыла?
  И чмокнув дочь в обе щеки, подхватила сумку и выкатилась за порог.
  Май еще раз осмотрел двор. Если Джулс успела передать матери деньги, полученные за убийство, она явно приказала не тратить их сразу.
  - Будешь кофе?
  Вопрос Джулс голубиным пометом упал на плечо оперативника.
  - Покажешь, где помыть руки?
  "На что тратят деньги женщины в первую очередь?", - думал Май, пока шел за Джулс в сторону ванной.
  Оставшись наедине с фаянсом, видавшим лучшие времена при царе Горохе, "минус" включил воду и принялся рыться по шкафчикам: ни одного нового полотенца, наполовину использованные тюбики зубных паст и кремов, ужасного качества туалетная бумага, выцветший коврик на полу, вылинялая занавеска в ванной.
  На кухне царила все та же нищета: старый гремящий холодильник, плита, на которой гудел замызганный чайник, кухонные полотенца на ручке духовки, пыль на окнах, криво висящие дверцы шкафчиков.
  - Ты еще подвал не видел.
  Май очнулся. Поднял взгляд на Джулс.
  Пиявка над ним насмехалась.
  - Этой семье никогда не хватало денег. Особенно, когда пришлось выплатить огромный штраф за то, что сотворил их непутевый сын. Потом умер глава семьи и мама Тони взяла меня к себе. То, что она нашла новую работу, очень хорошо. Будет тратить только на себя. Или возьмет под опеку еще кого-нибудь. Ты допил? Идем.
  Продолжая прижимать к себе одной рукой шлем, а другой забрасывать остатки шоколадного печенья в рот, Джулс направилась к двери, за которой обнаружилась кладовая и люк, ведущий в погреб.
  - Только после вас.
  Поборов желание раскинуть руки в притворном поклоне, Май включил фонарик и начал аккуратно спускаться вниз.
  - Ты же понимаешь, что если и найдешь что-то, - Джулс присела на корточки возле ямы, - то эти улики не примут в суде.
  - Зато я смогу со спокойной душой отдать тебя перевертышам.
  Джулс не расслышала.
  - Что? Не слышу ничего.
  Май довольно долго не отвечал, гремел банками, шелестел пакетами. Абсолютно все полки были покрыты толстым слоем пыли - здесь ничего не прятали, пол был земляной, поэтому заподозрить в хорошо утрамбованном грунте место для тайника было крайне трудно. Пора было искать другие варианты.
  - А где твоя комната?
  От неожиданности Джулс чуть не упала. Уж слишком шустро ее наставник выскочил из погреба. Но тем не менее, шлем остался прижатым к ее груди.
  Проходя мимо кухни, оперативник еще раз окинул взглядом внутренне убранство. Бедно. Не убого, но бедно. Запах прогорклого масла, наверное, уже никогда не выветрится, а грязь на с окон можно будет удалить лишь вместе со стеклопакетами. Почему окна никто не помоет? Через них ничего ведь не разглядеть. Можно только догадываться по звукам, что происходит на улице: пробежала детвора, громко ссорясь, кто первым добежит до озера, проехала машина, взвизгнула тормозами, испугавшись выбежавшей на дорогу собаки, протарахтели парочка двухцилиндровых коней...
  - Ты идешь?
  Джулс стояла у чересчур крутой лестницы. "Минус" повел головой, поднимая взгляд. С десяток узких ступеней вели в довольно узкий лаз. Пиявка в такой просочится на раз. А вот Маю придется, как минимум, ссутулиться. Но дубликатор все же поднялся вслед за взлетевшей на чердак подопечной.
  Спальня девушки разительно отличалась от остального дома. Косые балки были декорированы мятой бумагой, наклонность крыши заклеена пожелтевшими от времени листами с нотами, уголок над кроватью украшали развешенные новогодние гирлянды. Щелкнув выключателем, Джулс разогнала гнетущие полутени по углам и тепло улыбнулась. И здесь неумолимо витал ее дух. Запах знойной весны.
  Май сделал шаг, но тут же остановился, посмотрев с опаской себе под ноги. Светлый ковер с ворсом не короче дюйма никак не сочетался с тракторной подошвой его ботинок.
  - Не переживай! - Джулс махнула рукой и первой ступила на покрытие.
  В этой комнате, так же, как и в погребе, на всех вещах лежал толстый слой пыли. Даже если здесь и прятали что-нибудь, уж точно не в шкафу или под кроватью. Везде лежала пыль.
  - Удивительно, - "минус", наконец, решился на комментарий, - твоя мать - уборщица, а дом в таком...
  - Сраче? - пиявка хмыкнула, одаривая дубликатора горькой улыбкой. - Не стесняйся называть вещи своими именами. Это упростит нам жизнь.
  Понимая, что ничего не найдет в комнате, оперативник предложил спускаться. На замечание про "называть вещи своими именами" Май ничего не сказал, хотя так и подмывало прижать пиявку к стенке и выдавить из нее признание в убийстве.
  Спускаясь по лестнице, "минус" почуял неладное. Хорошо, хоть застывшая почти у него на голове Джулс не решила тут же на месте выяснять причину заминки. Замахав на нее рукой, он жестом отправил девушку обратно в комнату, а сам, доставая из наплечной кобуры оружие, прижался к стене коридора. Оружие "минус" не любил. Предпочитал ближний бой. Но после посещения "Ореха" передумал. Только сейчас дубликатор обратил внимание на то, что его подопечная никак не прокомментировала наличие пистолета, хотя, обнимая его всю поездку, однозначно чувствовала присутствие дополнительной страховки.
  В доме кто-то был. И, Май готов был дать голову на отсечение, это - не хранительница очага. Аккуратно ступая, "минус" высунул нос из-за угла. В мгновение ока спокойный дом превратился в арену для боев без правил.
  Из гостиной, ревя медведем, вывалился огромный мужик. Май успел увернуться от удара, но отскочил неудачно, и упал спиной на лестницу. Медведь попер на дубликатора. Пришлось стрелять. Пуля прошила левое плечо нападающего, но не остановила, а еще больше разозлила. Невероятных размеров мужик, вскинув руки, ринулся на оперативника. Май прокрутился, сваливаясь с лестницы в сторону, и мгновение спустя от того места, где была голова дубликатора, в стороны разлетелись щепки.
  Теперь "минус" решил стрелять наверняка. Лежа на спине, он поднял руки с пистолетом, но подоспевший на помощь товарищу оборотень ударил Мая по руке. Прогремел выстрел, не нанеся урона никому. Только потолку, с которого яростно посыпалась штукатурка на голову медведеобразного байкера. Это его затормозило и позволило оперативнику, уходя от удара второго нападающего, проскользнуть между ногами верзилы. Доли секунды хватило, чтобы ударить перевертыша в пах. Взвыв, байкер упал на колени. А второй оборотень уже мчался за оперативником, перепрыгивая через товарища.
  Май, заскакивая в гостиную с огромным телевизором, поскользнулся на циновке и, теряя равновесие, упал за диван. Это спасло его от пули. Когда нападающий выпустил в оперативника почти полную обойму, Май, использовав максимальный коэффициент скольжения, оттолкнул от себя тумбу и выскочил с противоположной стороны дивана. Оборотень, конечно же, отвлекся на движение и шум, выстрелял остатки пуль в высокую вазу, и тут же получил дырку в боку.
  Все происходило молниеносно. Памятуя об еще одном красавчике в коридоре, Май вприсядку подобрался к истекающему кровью оборотню, отобрал пистолет, обыскал, не спуская глаз с входной двери, приложил палец к виску и слегка рассеял. Оборотень мгновенно вырубился.
  Оставалась еще одна угроза.
  Перебазировавшись, Май оглядел издалека коридор - пусто. Зверь куда-то убрался. Подозрение пало на кухню. Но с такой же вероятностью, перевертыш мог затаиться и в кладовой, и в ванной. Ручки помыть, печеньку схрумать...
  Мельком глянув на торчащую в проеме чердака белокурую голову подопечной, Май оскалился на нее, поднимаясь, и Джулс тут же исчезла.
  Кухня пустовала. Оставив ее позади, оперативник направился к ванной.
  Шаг. Шаг. Замереть и прислушаться...
  Нападение стало неожиданностью. Май успел лишь наполовину развернуть корпус, когда входная дверь с вулканической силой слетела с петель, сбивая оперативника с ног. Пистолет улетел далеко по коридору. Его остановила лишь закрытая дверь кладовки. Придавленный огромным весом двери и оборотня, "минус" пытался отогнать летающие звезды.
  Массив створки был сплошным деревом, довольно увесистым, но именно он спас Мая от незапланированных травм. Оборотень, упавший сверху пытался достать "минуса", но оперативник, используя прикрытие, прятался за дверью, как черепаха в панцирь. С другой стороны, ответить ему было тоже трудно.
  Озверев окончательно, медведеобразный байкер прыжком вскочил, подхватил дверь и уже собирался опустить ее ребром, чтобы перебить дубликатора пополам, как неожиданно дернул головой, закатил глаза и стал заваливаться вперед. Дабы избежать жалкой участи и гильотины, "минус", быстро перебирая ногами, отполз назад. Ударной волной Мая оттолкнуло еще дальше.
  Переведя дух и подняв взгляд, он, наконец, понял причину столь неадекватного поведения оборотня: зло усмехаясь на ступенях сидела Джулс и демонстрировала свой новенький шлем.
  - Ни царапинки...
  На звуки выстрелов, конечно же, отреагировали соседи. И уже через пару минут дубликаторы объяснялись с правоохранительными органами. С Маем разобрались быстро, когда он показал профессиональное удостоверение. А вот с Джулс пришлось повозиться. Однако, в силу того, что верзила остался жив, а шлем не стал орудием убийства, новую игрушку оставили девушке.
  Сердце все еще выскакивало из груди, когда обладательница новенького головного убора вышла на улицу. Те самые мамашки, которые полчаса назад мило щебетали в паре кварталов от старого дома Джулс, сейчас со сладким ужасом обсасывали события, сломавшие мерно текущую жизнь пригорода. Ни сирены, ни выстрелы не пугали алчных до жареных фактов жителей. Как бы страшно ни было, всегда найдется тот, кто убедит себя и других, что беда не ступит на их порог.
  Суета вокруг заставляла Джулс крутиться на месте. Ее не трогали косые взгляды бывших соседей, которые, имея скудную память, уже не помнили ее мордашки, но готовы были осудить любого, кто не вписывался в их картину "нормальности". Байки были именно такой "гнильцой". Джулс забавляли местные полицейские, с опаской глядящие на верзил-оборотней. Но больше всего душу радовало чувство завершенности архитектурного проекта ее бывшего дома: теперь, когда в стене зияла дыра, вместо двери, мама Тони сменила работу, сменит еще и дверь. Куда ни глянь - везде выигрыш.
  - Ты готова ехать?
  Май устраивался в седле, спрашивал, но не смотрел на подопечную. Джулс, почему-то, зацепило именно это невнимание. Игнорирование при заинтересованности в ответе - отличительная и раздражительная черта "минус"-дубликатора. Одного. Именно этого. И Джулс решила спровоцировать.
  - К сожалению, мой ответ - не да.
  Джулс веселилась. Ее распирало от счастья - она больше не живет в старом домишке, забытом королевой чистоты и порядка, хоть и всегда любила теплые улыбки приемной матери. А еще Джулс нравилось подначивать своего наставника. Вот и сейчас Май вскинул голову, когда услышал странный ответ.
  - То есть, ты возвращаешься к матери, пиявка?
  - Помечтай!
  Довольно улыбаясь, Джулс забралась на мотоцикл и натянула шлем на голову. Просунув руки подмышки Мая, сжала его торс, приготовившись к старту. Только вот сам Май еще не был готов. А особенно к тому, как его тело отреагировало на касание женских рук. Дубликатор сидел и бездумно пялился на запястья Джулс.
  - Ты чего?
  Очнувшись, дубликатор слишком суетно натянул свой шлем и, забирая "на козу", рванул в сторону большого города. Вопрос подопечной Май проигнорировал.
  До самого утра "минус"-дубликатор много думал. Периодически смотрел на Джулс и завидовал ее детской непосредственности, ее запалу и аппетиту. Сидя за столом с компьютером, она просматривала новости, напевала хит Beatles и уплетала за обе щеки заказанную пиццу. Май ограничился лишь "Джеком".
  Когда зевота пиявки начала заглушать мысли, Май отправился в спальню.
  Пытаясь разобраться, кто нужен был оборотням - он или пиявка, дубликатор прокручивал события дней предыдущих. Относительно милая дама-суккуб, отвоевавшая или вернувшая себе клуб, почему-то не прогнала злобных и неряшливых перевертышей. Наоборот - подчинила их себе. Ни для кого не секрет, что звериная порода - первая среди поклонников потрахаться от души, а суккубы - именно те, кто может доставить максимум удовольствия. Но хозяйка в латексе - тоже существо не без души. А уж тем более - не без ума. Оборотни ей нужны как грубая сила. Для деликатных делишек у нее явно другие запасы есть. Итак, если оборотни своевольничают и гоняются за пиявкой, а дама не в курсе, спрашивать у нее все равно нет смысла: она разведет руками на любые вопросы, а затем и сама прижмет к ногтю ушастых. Стоит попробовать поставить пару жучков в ее клубе.
  Но если перевертыши заинтересованы в Джулс, гонимые желанием мести, и не знаю, что заказчиком была дама в латексе...
  "Какие же вы тупые!" - подумал Май и внезапно уснул.
  
  Предпоследняя по счету приемная семья пиявки жила в другой стороне, но тоже за чертой большого города. На этот раз дорога не прерывалась незапланированной остановкой. Внимания никаких оборотней Джулс привлечь не мгла. Но Май все равно поглядывал в зеркала. В первую очередь, проверяя наличие слежки. Во вторую - потому что того требовали правила дорожного движения.
  Дом нашелся сразу, и он разительно отличался от того, что "минус" видел в прошлый раз.
  - Неслабо.
  Заглушив мотор Май уже тогда понял - здесь ловить нечего. Хотя с другой стороны, где лучше спрятать деньги? Правильно! В других деньгах.
  - Эмбер повезло, - оглянувшись на оперативника, просветила Джулс, - однажды она выиграла в лотерею. А затем удачно вложила деньги. А потом еще раз удачно.
  Май видел, объяснения были лишними. Впрочем, как и колонны у входной двери.
  Оставив байк на обочине в тени деревьев, дубликаторы направились к кованной калитке, за которой яростно разбрасывая свежескошенную траву, носился черный мопс.
  - Привет, Пиг! - Джулс присела на корточки, просунула руку сквозь прутья и подозвала мопса. Тот не заставил себя ждать.
  - Пиг? Вы назвали мопса "свиньей"?! - Май почесал нос.
  - У Эмбер особое чувство юмора, - закатила глаза Джулс, поднимаясь с корточек и открывая засов.
  Смешная собака с неподходящим собаке именем прыгала и звонко лаяла, заставляя по телу дубликатора прокатываться волны раздражения. Чтобы хоть как-то отвлечься от звуковых судорог, Май сосредоточился на задних карманах джинсовых шорт Джулс. В такт шагов карманы подпрыгивали: раз-два, раз-два. И "минуса" слегка укачало.
  - Да что за напасть?
  - Ты что-то сказал? - Джулс обернулась уже у самого порога.
  Май отмахнулся - показалось.
  Улыбнувшись и кивнув, Джулс со всей дури ударила несколько раз ногой в дверь.
  - Сова, открывай! Медведь пришел!
  Май подавился восхищением. Или возмущением. Теперь в каждом доме, куда приезжает пиявка, будут менять двери, кажется. А еще дубликатор приготовился услышать новые неподходящие прозвища животных: собака - "свинья", хозяйка дома - "сова", пиявка - "медведь". Странная семья...
  Дверь распахнулась, всасывая в дом размышления о человеческой фауне.
  - Медвежонок!
  На пороге, раскинув руки в ожидании объятий стояла дама. Ограбила ли она магазинчик сэконд-хэнда или прошерстила склад косметики - Май не разбирался. Предположил, что оба события совпали во времени, как и желание дамы примерить все и сразу.
  - Эмбер!
  Джулс расплылась в улыбке и ринулась тискать приемную мать.
  Тонкоголосая "сова" держала ноту и шатала пиявку из стороны в сторону так сильно, что Май задумался над применением успокоительного - предъявлении удостоверения офицера силовых структур. Но Джулс так громко смеялась, что тревога за сохранность ее ребер и конечностей довольно быстро испарилась.
  - Милый медвежонок привел мальчика!
  Май поперхнулся учтивой улыбкой. Это кто здесь - мальчик?!
  - Ну, заходи, родной, заходи! Эмбер напоит тебя лимонадиком!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"