Frost Valery: другие произведения.

Борейские забавы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Артефакт-фэнтези, городское фэнтези, славянское фэнтези,, мистика, детектив и любовная линия. Все как обычно в женских романах... Плюс и минус, запад и восток, черное и белое... Бесконечные споры о палке о двух концах, кто прав, кто виноват, вечная борьба добра со злом - все это было так далеко от жизни главной героини истории. Но однажды пришло скорбное уведомление. И теперь Славе Раладиной придется вступить в права наследства. Снежной лавиной накроют с головой неимоверные приключения и невозможные события Славу и ее сестру. А начнется все с обычной ссоры. Зима, горы, снег, глинтвейн и история длиной в четыреста тысяч лет. В произведении присутствуют три линии, которые поначалу редко соприкасаются, но в конце-концов сплетутся в один клубок.
    Еще одна аннотация
    Борея, по словам наших ученых - цивилизация, предшествующая славянской языческой и христианской. В Борее жили великаны - потомки Титанов, не такие большие, как праотцы, но и не такие маленькие, как мы с вами. Они поклонялись богу Солнца - Ярило, были идолопоклонниками и служителями Солнечного культа. И конечно же, была противоборствующая сторона - культ Луны. И вот наступила зима тринадцатого года. Оба культа отправляют своих лучших представителей в горы - Карпаты, Украина, чтобы завладеть редчайшим артефактом - Светочем Творения, который некогда, по словам служителей культа Луны, был украден у духа Тьмы. Но особенность артефакта такова, что он дается в руки только чистой душе. Коей и станет главная героиня. И как вы думаете, сможет ли она отбиться от агентов-оперативников? Сможет выбрать правильную сторону - Свет или Тьма? Найдет ли выход из ситуации, когда на кону жизнь человечества, а самой хочется простого женского счастья?







   Борейские забавы.
  
  
   1 января.
   Резиденция Культа Луны.
  
   Звук быстрых шагов гулко ударялся о стены, раздирая в клочья ленивую праздничную тишину. Белоснежные печати оконных арок бросались под ноги одна за другой и обиженно хмурились, оставаясь незамеченными. Авест первой ступени целеустремленно двигался в сторону отдела статистики.
   - Это точные сведения? - мог бы и не переспрашивать, но с этими новенькими всегда следует держать ухо востро.
   Вместо ответа зашелестели бумаги. Глава армии Лунного культа резко остановился, вырвал из рук подчиненного записи и раздраженно замахал рукой.
   - Опять целлюлоза?! В мире, где даже младенец получает в подарок электронный гаджет, мне подают расчеты на бумаге?! - ворох исписанных листов с порывом ветра влетел в лицо младшему сотруднику.
   Авест продолжил свой путь, не слушая оправданий упавшего на колени послушника.
   - Вот поэтому и не пользуемся электроникой, - бубнил себе под нос лунный служитель седьмой - низшей - ступени, собирая разбросанные копиры.
   - Ну, где ты там?! - раздалось из темноты коридора. - Мне нужнее твой ключ.
   Ассистент поспешил за наставником, на ходу вынимая из кармана пластиковый прямоугольник идентификационной отмычки. Электронный замок подмигнул голубым зрачком и запустил бесшумный механизм - дверь отъехала в сторону, пропуская крайне важную и раздраженную персону в зал, заполненный машинным гулом и искусственным светом.
   Авест поморщился - рабочая суета никак не хотела вязаться с представлениями о новогодних праздниках. Но придется терпеть - работа.
   Еще несколько представителей руководящего звена с не менее желчными выражениям лиц стояли вокруг круглого стола. Никто не обращал внимания на кресла: напряжение висело в воздухе, сводило судорогами пальцы.
   - Что у нас? - авест упал в кресло, но высидеть долго не смог, вскочил, как только один из коллег ткнул указательным пальцем в пульсирующую точку на голограмме.
   - Мы вычислили точку выхода.
   - Это точные сведения?
   Младший авест закатил глаза, за что получил локтем в бок от такого же новичка-дежурного.
   - Это более, чем точные сведения, Ингмар, - пылающий единственный глаза оппонента напротив отражал танцующий огонек метки. - Альфа начерталась еще двадцать лет назад. Омега будет закончена...
   - Когда? - раздражение авеста вырвалось наружу - пальцы переломили шариковую ручку.
   - Когда - не знаем. Зато можем сказать точно - где.
   Ингмар сжал зубы, медленно оценил взглядом каждого из старших авестов, обернулся на ярко-освещенный зал.
   - Это все, - мужчина развел руки, - это все лишь для того, чтобы сказать мне "где".
   Младший персонал совсем притих. Если бы не машины, можно было бы расслышать писк комара.
   Повернувшись вновь лицом к схематическому изображению планеты, управляющий устало оперся на стол.
   - Хорошо, - выдохнул мужчина, - где?
   - Карпаты, Украина.
   - Вы издеваетесь?
   - Ингмар, ты дашь договорить? - из-за яркого света голограммы увидеть, кто говорил, не было возможности, но авест все равно узнал брата. - Продолжай, Лейф.
   - Украина, Карпаты, курортная зона возле села Сопот, радиус зоны - порядка полусотни ярдов. Из возможных катаклизмов: землетрясение - восемьдесят семь процентов, наводнение - десять процентов, ураган - два с половиной процента, извержение вулкана - полпроцента. Район под контролем.
   - Кто?
   - Авест второй ступени Влодек Доброгост и авеста третьей ступени Мируна Эйш.
   Ингмар скривился на втором имени.
   - Зачем нам женщина?
   - Статистика, авест, показывает семидесяти процентное попадание в категорию младше десяти.
   - Будем надеяться, что в этот раз сыграют проценты старше десяти. Надоело ждать.
   Ингмар, наконец, сел в кресло. Атмосфера разрядилась, перестала искрить.
   - Нам известно, кого отправят волхвы?
   - Не думаю, что отправят новичков.
   Глава культа Луны оттолкнулся ногами и лихо прокатился на офисном стуле.
   - Лейф, ты когда-нибудь видел, чтобы штрафной отправляли пробивать желторотиков? Конечно, они отправят кого поопытней. Главное, чтобы Влодек не облажался.
   - Отправить подстраховку?
   - Глупости. Мы можем отправить туда армию, и добиться прямо противоположного результата. Тем более - новогодние праздники. Дайте людям отдохнуть. Наше от нас никуда не денется.
   Ингмар встал, чтобы покинуть честную компанию.
   - Три цикла, друзья, достаточный срок, чтобы подготовиться к победе. Мы учтем ошибки сорок первого года.
   Однако, последние слова авеста не принесли ни облегчения, ни уверенности.
  
   1 января.
   Резиденция культа Солнца.
  
   - Ваша тактика - это защита. Никаких нападений, выпадов, ударов ниже пояса. Это понятно, Притбор?
   Тот, к кому обращался волхв, не пошевелился. Лишь поджал губы в знак согласия. Или бойкота.
   Старший покачал головой и перевел взгляд на девушку.
   - Вида, тебе, надеюсь, объяснять не надо?
   Младший сотрудник энергично улыбнулась: первое задание и такое важное!
   - Итак, - волхв повернулся к аудитории, - точка выхода определена. Напомню, что после неудачи с Адольфом, лунные поклонники приложат все усилия, чтобы Луч снова оказался в их руках. Мы так же не будем повторять ошибок прошлого, но и ставить целью обладание Искрой тоже не станем. Никаких человеческих жертв, никаких палок в колеса. Мы должны дать Искре сделать выбор самостоятельно. Наблюдаем, анализируем, выбираем наилучшие варианты. У нас будет только одна попытка, Притбор. Одна. Ребята тебе помогут.
   Взмах руки и аудитория превратилась в гудящий улей: задвигались стулья, зашуршали бумаги, ожили мобильные телефоны. Еже одним небрежным жестом старший пригласил оперативников следовать за собой.
   - Еще раз повторюсь, мы не военная организация. Мы не строим заговоров. Мы несем добро. Наша задача - направлять. Не запрещать.
   - Уже известно, кто полетит от авестов?
   Руководитель проекта сел за стол, провел рукой по гладкой коже головы - отсутствие волос уже не приносило беспокойства. Нет и нет. Новые не вырастут, а зимой можно и шапку потеплее надеть.
   - Твой старый знакомый...
   - Влодек?! Гм...
   Девушка вопросительно уставилась на наставника, но ответов не получила.
   - Будешь с ним поаккуратнее, Притбор? Хорошо?
   Оперативник кивнул.
   - Вида, повторишь материал?
   Новенькая уверенно кивнула, уселась поудобнее на стуле, поерзала, вскочила, передумала, снова села, сложив руки на коленях. Притбор спрятал ухмылку, потирая губы пальцами.
   - Объект - Искра, - принялась выкладывать информацию младший сотрудник, решив все-таки не подниматься, - камень преткновения двух противоборствующих культов. Ну, вернее не камень, - девушка замялась, поглядывая на Притбора, но не получив поддержки, продолжила, - Искра - это не камень, это энергетический сгусток инопланетного происхождения. Ну, не инопланетного, а вообще неизвестного, но не нашего производства, точно.
   На нервное хихиканье подчиненной глава проекта ободряюще улыбнулся. Вида набрала побольше воздуха, успокаивая разбушевавшуюся кровь, и уже более лаконично продолжила строчить:
   - Искра, Луч, Светоч - некий нематериальный артефакт, блуждающий в недрах планеты, выходит на поверхность не чаще одного раза в двадцать четыре года. Имеет свойство даровать божественную милость чистой душе. Усиливает пси-поле субъекта, может материализоваться по желанию субъекта. Последний контакт наблюдался семьдесят два года назад. Носитель - Адольф Адольфович Гитлер...
   Мужчины прыснули со смеху. Притбор изобразил падение со стула, старший достал платок и утер слезы.
   - Вида, почему Адольфович? - спросил у растерявшейся девушки.
   - Так... так преподаватель сказал...
   - Авраам Кузьмирович, что ли?
   Вида совсем присмирела, голову втянула в плечи, пальцами вцепилась в сиденье.
   - Шутник ваш Авраам Кузьмирович, Вида. Давай дальше.
   Новенькая ожила:
   - Последний контакт - в сорок первом году. Субъект принял сторону авестов, но Искру не вернул...
   - Не будем говорить, чья это заслуга, - рука Притбора легла на сгиб локтя девушки - Вида тут же зарделась. А лысому начальнику достался хитрый взгляд из-под рыжих ресниц.
   - Наша задача направить помыслы субъекта в правильное русло, предотвратить неизбежное и уберечь субъект от козней авестов...
   - Как романтично...
   - Притбор! Имей совесть! - начальство недовольно глянуло на подчиненного. - Тебе с Видой еще предстоит...
   - Именно! Зачем зеленого новичка кидать на такое сложное дело?
   - Это не обсуждается, Притбор! Свежий взгляд. Это раз. Возможность работы с ребенком - это два.
   Мужчина недовольно отвернулся от говорившего, закатил глаза. Вида могла бы и обидеться, да трехлетняя привязанность, давно перевалившая за границы детской влюбленности, позволяла прощать Притбору многое. В том числе и пренебрежение.
   Мужчина шел широким шагом, его подчиненной, а теперь и подопечной, приходилось очень быстро перебирать ногами, чтобы поспевать за нянем.
   - Притбор Владиславович.
   Волхв не обернулся. Закинул один конец шарфа через плечо и толкнул дверь.
   - Притбор Владиславович, а шапка?
   Оперативник снова закатил глаза - ну, кто здесь кому нянька?
   - Вида, занимайся делом. На тебе - бронировка места жительства. Как минимум дом. С двумя комнатами.
   Девушка стояла на пороге, кутаясь в шерстяную кофточку и переминаясь с ноги на ногу. Тяжелая деревянная дверь норовила закрыться, отсечь обитель Света от зимнего минуса. Притбор еще раз обернулся, но так ничего и не сказав, направился на стоянку, чтобы уже через пару минут моргнуть Виде солнечным бликом поворота.
  
   5 января.
   Украина, Карпаты, гостиный дом "Борейские забавы".
  
   Оказывается, у бабушки было завещание. Не то чтобы мы ее недолюбливали, но в гостях были крайне редко. И новость о наследстве, последовавшая сразу за вестью о смерти, нас откровенно смутила.
   Вообще, она всегда была со странностями. Нам, урожденным горожанкам, было абсолютно непонятно, как можно жить в глуши, в отрезанном горами от цивилизованного мира захолустье. Летом добраться еще можно. А зимой... Либо на санях, либо на вертолете. И ведь ездили!
   Избушка-землянка, электричество по праздникам - специально к нашим визитам, растительная пища, животная только по расписанию, молитвы богам... Да-да, именно богам, а никак не триединому. Бабушка не отрицала христианство, но и от язычества не отказывалась.
   Ее деревянный дом мог стать музеем - столько диковинок можно было в нем найти: от глиняной посуды, обожженной собственноручно, до молельных мест с вырезанными из дерева тотемными божествами.
   Именно она настаивала на наших странных именах: Славагора, Велес, Вея. Мне повезло, мое имя можно было сократить до привычного, славянского - Слава. А вот сестре не повезло. "Вея" - звучит, словно годовалый малыш пытается выговорить "вера".
   А с другой стороны - Славагора Велесовна - звучит очень массивно. Первоклашкам довольно трудно поначалу произносить такое сложное имя учительницы, но уже к концу первой четверти привыкают и выдают, как скороговорку.
   Странностей у бабушки было много. Как и строгости. Характер железной леди, незыблемые правила и безумно интересные истории на ночь. Таких сказок в жизни не найдешь: ни в печати, ни в сети. Она с легкостью могла доказать существование драконов. Не динозавров - нет. Именно драконов: летающих над пастбищами Ирландии, прячущихся в горах Кавказа, говорящих с Добрыней Никитичем и Ильей Муромцем. Или укладывала на лопатки Гулливера, приводя доводы и убеждая нас засыпающих, что великаны и лилипуты - реальны.
   Откуда ж нам было знать, что столь неординарной особе, как Раладина Желя Дажгоровна, были совсем не чужды такие черты, как дальновидность, расчетливость и меркантильность?
   Экологический туризм набрал оборотов популярности еще в начале третьего тысячелетия и на сегодняшний день пребывал пускай не на пике своей популярности, но на пути к восхождению к оному. А гостиный двор "Борейские забавы" шел к вершине в первых рядах первооткрывателей. Располагаясь на приличном расстоянии от цивилизации, но, все еще сохраняя приверженность современным удобствам, небольшой отель, затерявшись в горах, привлекал людей богатых и стремящихся к уединению.
   Пригожие домики из сруба ютились на снежных склонах в несколько ярусов. Как в незабвенной русско-народной сказке повернуты были к лесу передом, а друг к другу - задом. Каменно-деревянные опоры поддерживали строения, позволяя гостям миновать опасные пригорки и любоваться на струящуюся горную воду с безопасного расстояния и головокружительной высоты.
   Бабушка оказалась хорошим психологом - управляющий хозяйством располагал к себе одним лишь взглядом. Беспокоиться относительно недочета или растрат не имело смысла - работник любил свою должность, уважал предприимчивую старушку и искренне огорчался, вспоминая былые деньки.
   - Слава Велесовна, мы для вас придержали одну комнату...
   Я поморщилась, зная, сколько денег потерял бизнес в разгар отпускного сезона, но изменить уже ничего было нельзя - дело требовало внимания. Даже если я собиралась от него избавиться.
   Вею завеяло в бар. Она была обижена на бабушку, на меня и вообще на весь мир, так несправедливо обделивший ее вниманием. Перегибала палку, конечно. Но линию свою гнула исправно и регулярно устраивала истерики: то ей фотограф выставил неправильно свет, то ей модельер не того оттенка синего платье на показе подсунул, то визажист использовал розовый блеск для губ вместо нейтрального. А сегодня вот гидрометеоцентр обманул, потому что насыпало снега на два сантиметра больше вчерашнего.
   - Вея, ты тут остаешься или идешь со мной? - я взглядом попросила извинения у сестриного собеседника и привлекла внимание ехидны, положив руку ей на плечо.
   Нимфа нарочито медленно повернула голову, смерила меня взглядом инквизитора и произнесла:
   - Ну, ладно, - словно одолжение сделала.
   Что обозначало ее "ладно" стало ясно, когда девушка лучезарно улыбнулась иностранцу, угощавшему глинтвейном, и пообещала вновь появится на горизонте очень скоро.
   - Куда мы идем? - высокооплачиваемая модель шла по коридору, шаркая ногами.
   - Нам покажут нашу комнату, - я не стала делать замечание, но не посмотреть осуждающе на сестру не смогла.
   За что и поплатилась.
   - Ну, что опять? Я устала. У меня сил нет, - заныла Вея, продолжая издавать при каждом шаге неприятный шелестящий звук.
   Устала она, конечно. Только что была полна сил и энергии, готова была отправиться на прогулку с тем незнакомцем. А тут вдруг устала от подъема на второй этаж.
   Комната оказалась довольно скромной: кровать, шкаф, телевизор под потолком, пара стульев и санузел.
   Теперь кривилась Вея - недостаточно шикарно для нее.
   - Как тут все... просто, - сестра почесала в затылке и измерила шагами расстояние до балкона. - О! Какой вид!
   Пока я благодарила и прощалась с управляющим, Вея успела обозреть округу с высоты птичьего полета - благо крутой склон позволял, помахать приветливо кому-то рукой и вернуться в комнату, избавляя кочегара от лишней работы по утеплению помещения.
   - Послушай, - я села на стул напротив свалившейся на кровать сестры, - если тебе тут не нравится, мы можем переехать в домик бабушки...
   - ...но там надо будет топить печку и рубить дрова, - закончила за меня Вея, не отрываясь от переключения каналов.
   - Нам в любом случае надо ехать к ней в дом, - я взглянула на отдернутую штору: сквозь отражение комнаты на стекле были видны новогодние гирлянды, перемигивающиеся между собой азбукой Морзе. - Надо проверить, порядок там или нет.
   - Ты ведь все равно решила, что будешь продавать бизнес, зачем тогда ехать, прибираться? Отдавай избушку вместе с отелем - и дело с концом.
   Я действительно, хотела избавиться от ответственности за недвижимость, вернуться к прежней жизни. Но чувство беспокойства и даже некой привязанности мешали принять решение мгновенно.
   - Утро вечера мудренее, правда?
   Вея подтвердила уместное применение народной мудрости и снова уставилась в экран.
   Еще немного посидев в комнате, я решила, что пора менять обстановку. И если внутренний голос требует не спешить с принятием решения, значит, надо ему помочь.
   - Скажите, Ладислав, бабушка Желя... она казалась странной?
   Управляющий нахмурился, взболтал янтарный напиток в стакане. Уютный бар-ресторан на первом этаже главной избы освещался десятком тусклых лампочек, отчего все, чего касался свет, излучало теплоту и покой.
   Я дожидалась ответа, ерзая на высоком барном стуле. Это Вея привыкла быть центром внимания, а я... мне порой было неловко надевать короткую юбку, казалось, все начинают пялиться и злословить.
   - Желя Дажгоровна была особенным человеком, - наконец озвучил свои размышления бабушкин друг. - Она много знала, через многое прошла. И абсолютно все знания применяла на практике. И нам всем от этого было очень хорошо. Знаешь, она ведь все свои привычки, гм, почти все, перенесла и в некоторые моменты управления бизнесом. Думаешь, люди, приезжающие сюда, уезжают довольными и помолодевшими на сто лет только из-за воздуха? Нет. Желя расписала меню, согласно ведическому календарю. Мы никогда не станем есть мясо свиньи, если следует поклоняться Хорсу. - Это я помнила с детства - кушать только то, что прославит богов. - По меркам современного мира она, действительно, могла претендовать на звание экстраординарной личности. Но для своего времени...
   Я насторожилась - для какого "своего" времени?
   Управляющий вновь улыбнулся и все переживания мгновенно испарились.
   - Вы, Слава, завтра обязательно прогуляйтесь к бабушке в дом. Я вам подготовлю снегоходы и топливо для генератора. Я бы и сам все там подготовил, но, боюсь, дом меня не примет.
   Я не сдержала удивления - захлопала ресницами:
   - Дом вас не примет? Он что - живой? Скажет: уходи, путник, не место тебе здесь? - я откровенно насмехалась, но мой собеседник иронии не разделял.
   - Ваша бабушка не была странной, Слава, я уже говорил - она была особенной. И все ее вещи тоже были особенными: одежда, дом, убранство...
   - Ладно, - я подняла руки в общепринятом жесте "хенде хох", - с домом я разберусь.
   - Поедете вместе?
   Я сначала не поняла - с кем "вместе"? А затем вспомнила про сестрицу.
   - Я не уверена. Но вы на всякий случай приготовьте два снегохода, пожалуйста.
   Да, бабушка не могла уйти просто так. Она жила жизнью, полной неожиданностей, и не оставить нам сюрприз просто не могла.
  
   5 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Мораны".
  
   - Это так символично, - молодая женщина рассматривала себя в зеркало: лоб ее украшал обруч из замысловатой вязи цветных ниток и нескольких висящих на коротких цепочках фигурок, вырезанных из кости. - Моя любимая богиня приняла нас в свое лоно и каждый день посылает подарки. А эти глупцы даже не понимают, кто их ведет.
   Влодек был в корне не согласен с напарницей, но кто будет спорить с женщиной - прослывет глупцом. Оперативник культа Луны сидел в кресле перед горящим камином с полуприкрытыми глазами и усиленно сканировал окружающую среду.
   - Есть что-нибудь? - Мируна Эйш присела на мягкий подлокотник, провела пальцем по светлому шраму на лбу мужчины, склонив голову на бок.
   - Если бы было, ты узнала бы об этом первой, - абсолютно холодно ответил напарник.
   - А что за милая девушка щебетала сегодня с тобой в баре? - за долгие годы службы Мируна научилась придавать интонации любопытства оттенок ревности, злости или заботы. На усмотрение клиента.
   Влодек оторвался от созерцания пси-поля и недовольно окинул взглядом стройные ноги авесты.
   - Что? - искренне удивилась женщина. - Не так хороша?
   - Если скажу - буду необъективен, - мужчина поднялся из кресла, его место тут же заняла оперативница. - Не с чем сравнивать, - Влодек обернулся на долю секунды, - пока.
   И снова устремил взгляд в огонь.
   Мируна тяжело вздохнула.
   - Мы тут уже почти неделю торчим, - авеста капризно поджала губы, - и хоть бы что изменилось. Долго еще ждать?
   Мужчина медленно развернулся на пятках, в его руках невозможным образом материализовалась чашечка кофе.
   - Ты для кого играешь, Мируна? - взгляд с прищуром пытался просканировать нутро оперативницы. - Никогда не поверю, что тебе скучно, или неинтересно, или... безответственно.
   Женщина в кресле расслабилась, мгновенно перевоплощаясь в образ змеи - мудрой и рассудительной - полной противоположности недавнему капризному ребенку.
   - Мне здесь не нравится, Влодек. Ты видел хоть одного ребенка?
   - Нет. Но место выхода может быть где угодно...
   - Не надо, - авеста перебила собеседника, - никогда не сомневалась в твоей интуиции. Не зря мы здесь остановились. И не говори, что мест больше нигде не было - не поверю. Более того, уверена, что ты нашел этого самого "ребенка".
   Лицо временной хозяйки гостиничного домика приобрело оттенок холодности мраморного камня.
   - Мне просто понравилась девочка. И чистой душой ее никак назвать невозможно. Модель.
   - Ну, да, этим все сказано...
   Мируна недовольно фыркнула, отвернулась, глянув в окно.
   - Пойду пройдусь.
   И когда входная дверь была готова захлопнутся за спиной, облаченной в шубу из черной лисы, авест второй ступени громко предупредил:
   - И не трогай Притбора!
   Мируна отмахнулась.
  
   5 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Хорса".
  
   Притбор молча наблюдал, облокотившись на перила. На большом кухонном столе были разбросаны бумаги - графики, карты, расчеты, записи. Закинув ногу на ногу и грызя карандаш, младший сотрудник культа Солнца, волхв с опытом работы оперативником без году неделя - Вида Лельявская, сосредоточенно изучала экран планшета и последние данные, поступившие из центрального офиса.
   Старший волхв был доволен тем фактом, что умной, но крайне непоседливой напарнице, есть чем заняться. Она не кидается во все стороны одновременно в поисках точки выхода, не допрашивает людей, хотя и пыталась. Она не донимает расспросами и не гипнотизирует влюбленным взглядом. Притбор должен был признаться себе: Вида - молодец. Был ли это холодный расчет или сработала женская интуиция, но место для дислокации временной штаб-квартиры выбрано образцовое. Находясь почти в эпицентре окружности предполагаемого выхода Светоча, волхвы оказались в месте, хозяйка которого, хоть и покойная, была явной служительницей культа Солнца. Плюс - сюда же привела авестов знаменитая интуиция Влодека Доброгоста.
   Притбор выпрямился, хрустя позвонками, и двинулся вниз по ступеням. Хоть и было выполнено обещание - найти две комнаты - но дом оставался общим, и оперативнику приходилось каждое утро лицезреть девушку, мирно посапывающую на диване перед телевизором. Отдельную комнату волхв забрал себе.
   - Я выйду.
   Вида вскинула голову и мутным взглядом посмотрела на мужчину, непослушная прядь выбилась из заколотой челки и закрыла один глаз - девушка смешно пыхнула, пытаясь убрать волосы, но локон, подпрыгнув, вновь вернулся на прежнее место. Окончательно избавившись от плена цифрового братства, напарница засуетилась, поднимаясь со стула, зацепила стопку бумаг - записи полетели на пол.
   - Не суетись, Вида, я выйду освежиться, - оперативник даже не подумал помогать девушке, а если и подумал, то не стал бы этого делать - старался лишний раз не оказываться в опасной близости.
   Хлопнула входная дверь, ей вторил опущенный роллет. Вида оставила бумаги, подошла к окну и, отодвинув край занавески, посмотрела вслед уходящему мужчине. Живя с ним под одной крышей, пребывая в постоянном напряжении, чувствуя ответственность за первое важное дело, младший волхв Лельявская еще больше погрузилась в эмоциональную пучину переживаний. Осознавая, что шанс завладеть мыслями Притбора во время выполнения задания стремиться к бесконечности, умноженной на ноль, Вида надеялась, как любая влюбленная женщина, что скоро, очень скоро все изменится. И обязательно с лучшую сторону.
  
   6 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", изба "Рода".
  
   - Притбор Радегаст, как же давно мы не виделись.
   Мируна умудрилась в два коротких слова вложить тысячу подсмыслов - уважение, соблазн, воспоминания, борьбу... Не будь они давними знакомыми, волхв вряд ли бы смог устоять перед соблазнительницей.
   Женщина грациозно проплыла по залу - ни один из присутствующих мужчин не смог не зацепиться взглядом за ладно скроенный силуэт, и присела на высокий стул. Закинув ногу на ногу, авеста перекрыла Притбору путь к отступлению.
   - Мируна, разве ведьмам не должно ложиться спать до полуночи, чтобы сохранить свою красоту на вечную вечность? - волхв отсалютовал чашкой и улыбнулся одними глазами.
   - Какой же ты... заботливый, Раст, - чародейка попыталась зацепить соперника, коверкая его имя, но привыкший к выходкам авесты солнечный служитель, одарил женщину благодарной улыбкой.
   - Угостить тебя чаем?
   Мируна фыркнула и заказала виски. Покачивая ножкой, авеста откровенно разглядывала сидящего рядом оперативника. Каждый думал о чем-то своем.
   - Как же это все символично. Ты не находишь, Рад? Точка выхода... это место... - женщина обвела взглядом помещение, - снова ты и снова я... Словно сама судьба бросает нам вызов.
   - Не переигрывай, Эйш, - Притбор даже не глянул на собеседницу, - романтика - не твоя стихия. Образ девы тебе не к лицу.
   - Ты прав, - авеста залпом осушила стакан и звонко припечатала его к столешнице, - к тебе или ко мне?
   Вопрос заставил мужчину повернуть голову и оценивающе посмотреть на непрошеную гостью. Притбор все молчал, решая, как бы помягче послать старую знакомую куда подальше.
   - На работе? Правда? - наконец выдал оперативник солнечного культа.
   Мируна, не отводя разочарованного взгляда, махнула рукой бармену, заказывая новую порцию спиртного.
   Я наблюдала за немой дуэлью с противоположного конца барной стойки. Слов слышно не было, но скрещенных взглядов колоритной парочки было достаточно, чтобы понять: эти двое - любовники, и если дать им волю - в порыве страсти могут разнести пол-отеля. Сердце кольнуло ревностью. Вот только что было ревновать? Или кого?
   Такие мужчины, как тот, что сидел напротив, никогда не смотрели в мою сторону. Нечего и надеяться. Значит, я приревновала бабушкино чадо. А значит, это место мне не безразлично. И меня волнует его дальнейшая судьба.
   Управляющий продолжал рассказывать мне про детали ведения бизнеса, но я слушала его уже в пол-уха. Мне была сейчас более интересна драма, разворачивающаяся в нескольких метрах от меня.
   Однако, узнать, чем все закончится, мне не довелось - звука-то не было.
   - Передавай от меня привет Влодеку, Мируна, - волхв прокрутился со стулом, оказался спиной к конкурентке, тем самым не нарушая границ, обозначенных стройной ножкой, и вышел из-за стойки.
   На какой-то миг задержал взгляд на разговаривающей паре, сидящей ровно напротив оперативника, зачем-то отметил про себя, что разговор цепляет исключительно деловые темы, и удивился - кто обсуждает дела в столь поздний час?
  
   6 января.
   Карпаты, отель "Борейские забавы".
  
   Я стояла у громко рычащей машины и наблюдала, как Вея готовится к поездке. Это было что-то с чем-то: поправить длинную косу, уложить ее на правое плечо, затем перекинуть на левое, расстегнуть комбинезон, поправить шарфик, снова застегнуть молнию, выпятив грудь, повертеть бедрами, погладить себя по округлым бокам, поправляя резинку на поясе, демонстративно закинуть длинную ногу на снегоход, поправить застежку ботинка, затем, вторую ногу. Прямо диагностика всех систем перед взлетной полосой.
   - Вея, ты еще вчера успела соблазнить всех мужчин в округе. Зачем эти показательные выступления сегодня?
   - А ты не завидуй! - огрызнулась сестрица. - Кому-то достается богатство, а кому-то - красота. Моя внешность - мое богатство. Как хочу, так и распоряжаюсь им!
   Я закатила глаза, но ничего не сказала, потому как себе дороже. К тому же ее величество, наконец, соизволили занять место, и мы могли трогаться в путь.
   Ладислав, как и обещал, подготовил нас к недалекому путешествию заранее, но сам провести нас не смог - дела.
   Солнце, сговорившись со снегом, пыталось ослепить сиянием, но Вея одержала безоговорочную победу над заговорщиками, надев огромные зеркальные очки в пол-лица. Я же обошлась более практичной полумаской.
   Дорога до домика заняла не более получаса, и то лишь по причине чрезмерной мягкости свежевыпавшего снега. По характеру оставляемых следов, даже не будучи специалистом, любой человек смог бы точно описать главные черты двух характеров: моего и Веяного. Плавные дуги учительской выдержки и умопомрачительные зигзаги европейской знаменитости. Не знаю, кого из сестер перепутали в роддоме, но чем старше мы становились, тем меньше походили друг на друга.
   - Ийехоу! - в очередной раз пронеслось мимо меня чудо в перьях, брызгая в глаза снежными каплями.
   Домик в низине, действительно, мог показаться живым. Возможно, какой-нибудь ученый муж мог бы объяснить присутствие снежных завихрений вокруг двора при полнейшем штиле в округе, однако мне подобные знания были недоступны. Поэтому я была удивлена. Горная речушка исправно крутила водное колесо, заряжая аккумулятор, но проверить состояние генератора все равно было необходимо. Помню, были времена, когда и этот полноводный ручей замерзал.
   Первой до дома добралась Вея, лихо завернула и тут же заглушила мотор.
   Тишина наполняла тело покоем. Ветер еле слышно подпевал водной карусели, сочиняя несложный мотив, а мне казалось, что домик, устав от тяжелой снежной шапки, тихонько кряхтит, но лишь для того, чтобы его утешили, приголубили.
   Дверь была не заперта. Бабушка никогда не использовала запоры. Вея влетела в сени, а я, по старой привычке, поклонилась дому в пояс и лишь после исполнения скромного ритуала, вошла.
   Избушка пахла можжевельником. Дом был настолько стар, что еще помнил времена, когда редкое теперь растение, не ведало о существовании бензопилы. Не знаю, как бабушка могла поддерживать строение в таком безупречном порядке, но понадеялась, что и я смогу так же. Подумала и тут же спохватилась: мало того, что я считала это место своим, так еще и планы на будущее уже успела построить. А ведь скоро конец зимних каникул и мне в любом случае придется возвращаться домой. Тревога вновь царапнула сердце.
   - Ух ты, а я этого и не помню совсем! - Вея стояла, задрав голову.
   На длинной полке, прибитой почти под самым потолком, выстроились в ряд изображения тотемных богов. Двадцать четыре фигуры - как я помнила - располагались на одинаковом расстоянии друг от друга и окружали комнату со всех четырех сторон.
   - Просто ты не всегда была такой шпалой, - подстегнула я, - и не могла видеть всего.
   Удивительно, но на этот раз Вея не огрызнулась - продолжала рассматривать полку.
   Я не разуваясь, прошла по помещению. Странно, но никаких эмоций или переживаний по поводу отсутствия родного человека, не испытала. Словно, не ушла хозяйка, а продолжает жить здесь, прибираться, готовить еду, мастерить вышиванки.
   - Тебе не кажется, что тут кто-то есть? - Вея озвучила мои подозрения.
   Я улыбнулась и закивала головой - вот тебе и первый сюрприз. А дом, действительно, оказался живым.
   Мы все же включили электричество. Цивилизация безжалостно загнала этническую сущность дома в сени, лишила обитель волшебства. Зато смогли раздеться и осмотреть убранство комнат при хорошем освещении.
   Глиняная посуда с невообразимыми узорами, костяные гребни и ритуальные чаши. Крайне скудные воспоминания о божественных песнопениях обрели насыщенность: в носу защекотало от душистого дымка зажженных трав, солнечные зайчики заплясали по стенам.
   - Слава! - оклик вырвал меня из мечтаний. - Слава, иди сюда!
   Я поспешила на зов и застала сестру с открытым от удивления ртом. Вея стояла перед открытой дверью, за которой пряталась кладовая. Однако, кроме продуктового закрома, комнатушка выполняла еще и роль гардеробной - здесь бабушка хранила верхнюю одежду. Помню, как по-особенному пахла ее расшитая орнаментами дубленка. А все потому, что висела здесь, под охраной высушенных луговых трав.
   - Нет, ты видела такую красоту?! - Вея ринулась внутрь кладовой, по пути сшибая лубяной короб, и уже через мгновенье вытащила на свет нечто невообразимое.
   Алое одеяние вышитое золотом и обрамленное соболиным мехом могло бы вызвать зависть у самой владычицы морской. Младшая сестра тут же принялась натягивать царскую одежу на себя.
   - Да что ж такое?! Что за невезуха?! - платье было безнадежно мало. Продев одну руку в рукав и обнаружив опушку почти на дюжину дюймов выше запястья, Вея раздраженно сдернула одеяние, покрутила и так, и эдак, а затем демонстративно протянула мне: - На, не мой фасон.
   Я еле сдерживала смех. Наша бабушка, если бы хотела, могла бы одеваться в детском мире, но предпочитала шить одежду сама. Моя младшенькая ростом пошла в деда, поэтому явно гардеробчик прежней хозяйки лесной избушки поступит не в ее распоряжение.
   Не ожидая услышать от Веи комплиментов, я накинула платье поверх свитера.
   - Ух ты ж, блин! - высшая похвала, которую можно дождаться от сестры. - Да ты прям красавица!
   Я искренне поблагодарила за признание и поспешила избавиться от теплой одежды.
   - Да, ну, чего ты? - Вея тут же перехватила мою руку. - Оставайся в нем. Так намного лучше, чем в комбинезоне.
   - И намного неудобнее прыгать по сугробам, - парировала я, - нет, спасибо. Предпочту практичность. - и тут же, реагируя на насупленные брови сестры, поправила: - пока.
   Уборки дом не требовал, похоже, языческие боги охраняли помещение даже от пыли.
   В обратную дорогу собрались не скоро. Да и если бы не Вея, остались бы, наверное, ночевать.
   - Сегодня буду гадать! - провозгласила сестра и, не дожидаясь меня, первой рванула с места.
   Гадать? Ах, да, сегодня ведь заканчиваются Велесовы Святки! Как удачно христианство позаимствовала языческий праздник - Турицы заменили Рождеством. В общем-то, рождество-то и осталось рождеством, только одного бога подменили другим. Бабушка не раз поражала нас своим поклонением язычеству. И этот праздник запомнился мне пуще других, потому что сопровождался не только песнями и плясками, но и волшебным событием - Водосвятьем. Желя Дажгоровна приказывала раздеваться догола и омывала меня водицей из ручья. Я визжала, перепрыгивала с ноги на ногу, смеялась, а потом меня закутывали в огромное пушистое и немного колючее одеяло и усаживали на теплую печную лежанку. Чудные слова, похожие на поверье, всплывали в памяти: спустился Дажбог к родной Земле, заглянул в Дану, и подарил Водице силу животворящую, тот, кто омоется в сей день дюжинный святочный, не будет знать болезни, и род его процветать будет.
   А еще мне позволяли завершить обряд, собрав самого чистого снега, и бросить его в колодец.
   Гадания? Да, гадали в эту ночь, помню. Ждали в отражении зеркал образа своего суженого-ряженого. Еще и смеялись над мальчишками из деревни, которые ходили, обряжаясь в шкуры, и разыгрывали сценки волчьей охоты.
   А ведь в доме на одной из стен висели большие, чуть завитые рога. Украшение тура - почитаемого в этот день животного. Может, стоило бы взять их с собой? Хотя, думаю, в закромах "Борейских забав" найдется и такое богатство.
   Я еще раз обернулась к дому и краем глаза заметила несколько теней, мелькнувших среди стройных сосен. Резко вскинув руку, осветила пространство фонарем, но убедилась, что все произошедшее - игра моего воображения. Никаких теней. Никаких тревог.
   Попросив Хороса оградить нас от неприятностей в пути, поспешила за сестрой. Однако чувство сверлящего затылок взгляда не покидало до задворок "Борейских забав".
  
   Ночь с 6 на 7 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", изба "Рода".
  
   Стоило ли ожидать от Веи другого? Половину кровати занимала невесть откуда взявшаяся доска, украшенная вышитыми по краям платками - ручная забава бабушки, арсенал свечей и традиционные для полуночного гадания зеркала.
   - Вея, ну, что ты вытворяешь?
   - Гадать буду, - чуть не потирая руки, ответствовала сестра.
   Я покачала головой.
   - Ну, во-первых, родная, гадать надо не в жилом помещении, - гадалка мгновенно растеряла энтузиазм, - во-вторых, нужна чистая скатерть, а не платочек. Еще нужны столовые приборы и волшебные слова.
   Вея отмахнулась:
   - Слова я знаю, а вот где тут найти нежилое помещение? - и даже губу закусила от напряженного мыслительного процесса.
   - Вея, хорошая моя, нежилое помещение - это кладовая, гараж, чердак...
   Кардинальные перемены в настроениях сестры уже давно перестали меня беспокоить, а вот люди непосвященные смущались и, бывало даже, пугались.
   - Так, я все сама приготовлю, а ты к полуночи приходи... - я ждала назначения места свидания, - я позвоню.
   И выпорхнула птичкой в открытую дверь.
   Жаркая ночка мне предстоит. Повезет, и Вея, отвлеченная каким-нибудь гостем отеля, забудет про затею. Не повезет... ну, так и будет. А еще я вспомнила, что после прощания с бабушкой и расставания после чтения завещания, никто из родителей не позвонил ни разу. Все ли у них хорошо?
   Вида вызвалась помогать организаторам Святкового вечера еще в день приезда в "Борейские забавы". Уж кто-кто, а она была специалистом по языческим обрядам. Это сейчас люди знают про идолопоклонство, как языческий культ. А ведь раньше, много раньше человеческой цивилизации божественный пантеон был неотъемлемой частью других цивилизаций - борейской, асурской, цивилизации титанов... Запрещенные знания... опасные знания...
   - Думаешь, они придут? - младший оперативный сотрудник солнечного культа успевала заниматься несколькими делами одновременно и еще вопросы напарнику задавать.
   - Нет, - Притбор перекатывал зубочистку из одного уголка рта в другой, - Влодек будет занят. Сегодня - пиковая дата. Светоч может выбрать сегодняшнюю ночь для выхода. А вот Мируна с удовольствием посетит игры. Она такое любит.
   Вида усмехнулась. Прислужники культа Луны умудрились превратить божественный обряд в похотливое представление. Посвящение парней в мужчины, которое должно было проходить, как обрядовые превращения и первая охота, опошлили и ограничили плотскими утехами.
   - Тоже мне, любительница игр... - Лельявская со злостью стукнула об столешницу сувенирной фигуркой быка. - Ужин обещается быть плотным, - девушка заискивающе заглянула в глаза напарнику, - не забудь поблагодарить богов. А то потом никакой "Мезим" не поможет.
   Притбор хмыкнул, но воздержался от комментариев.
   - Ночевать сегодня не буду, - констатировал факт и, махнув на прощанье, ушел.
   - Ну, конечно, - бурчала под нос Вида, продолжая расставлять сувениры - кому волка, кому - тура, - мужчины на охоту, а женщинам сидеть дома, ждать рассвета. Ничего, будет еще и наш праздник.
   Девушка ждала Купала и молила богов, чтобы подержали Притбора в холостяках еще хотя бы полгода.
   Вея тем временем, подготовив все необходимое, набирала номер сестры:
   - Жду тебя в гараже.
   Как лаконично: сообщить, где ждет меня, и бросить трубку. Краткость - сестра таланта. Непримиримость - это моя сестра. Как сказала, так и должно случиться.
   Прихватив запасные шерстяные носки, я направилась в назначенное место встречи. Несколько шагов по крутой лестнице привели меня в зал, украшенный всевозможными праздничными украшениями, могущими кому-то показаться колдовскими. Гости отеля почти полным составом собрались на первом этаже главной избы. Меж людьми ходили ряженные, приставали к зрителям, предлагая принять участие в той или иной забаве, некоторых уговаривали и волокли к выходу на улицу, туда, где горели костры, остальных желающих обхаживали в тепле.
   - Вея, ты тут? - в кромешной тьме мерцали две свечи, но при столь тусклом освещении рассмотреть что-либо было крайне трудно.
   - Тут, тут, иди сюда, - прошипела сестра.
   Накрытый белоснежной скатертью стол ютился у самой стенки, возле невысокого ящика, принявшем на себя роль стула, танцевала Вея, обхватив себя руками - гараж-то не отапливался в той степени, что жилые помещения.
   - На, я принесла тебе утеплежку, - я протянула носки и толстую шерстяную шаль.
   Сестра быстренько экспроприировала имущество и уселась на коробку.
   - Чего за приколы, Слава? - и помахала перед собой носком.
   Я не поняла выставленных претензий, пока не взяла в руку - один носок!
   - Прости, дорогая, наверное, обронила по дороге, - я и не заметила пропажи. Наверное, слишком увлеклась созерцанием забав.
   - Ладно, время поджимает. Чур, я первая. А ты вот тут становись.
   Мне указали место прямо за спиной гадалки, наверное, для того, чтобы я тоже увидела лицо суженого. Пускай и чужого.
   Две тарелки со сладостями, пара ложек, зеркальный дуэт и горящие свечи - традиционный набор. Шум веселья монотонным гулом пытался пробиться в щели под дверью гаража.
   - Ряженый-суженый, зайди ко мне поужинать, - негромко продекламировала Вея и уставилась в зеркало поверх невысокого пляшущего огня.
   Своего отражения я не видела, зато отчетливо просматривался напряженный взгляд сестры. Легкий ветерок дернул пламя, на мгновенье комната в зеркале сменила наклон. Мне показалось, что света стало больше. Вея сдавлено охнула - магический телевизор показывал образы.
   - Как звать тебя? - первой очнулась сестра.
   - Притбор меня зовут, - раздалось со спины.
   - А-а-а, чур меня! - завопили мы разом и дернули в разные стороны.
   Зеркала с тарелками и свечами полетели на пол, звонко озвучивая собственное недовольство.
   - Простите, но мне кажется, это ваше, - мужчина смотрел в мою сторону. Я робко выглянула из-за сидения снегохода и обнаружила в ярко освещенном дверном проеме того самого рыжего красавца, что привлек мое внимание в баре. В руке непрошенный гость держал потерянный мною носок.
   И как только нашел меня? Следил? Тогда почему сразу не отдал находку?
   Пытаясь собрать мысли в кучу, я опасливо поглядывала в сторону, где предположительно схоронилась моя близкая родственница, но Вея не подавала признаков жизни.
   - Вея?
   - Нет меня, вышла вся, - огрызнулась, но не показалась.
   Мне оставалось только вздохнуть и поблагодарить мужчину за возврат пропажи.
   - Получилось увидеть? - очень тихо спросил у меня Притбор. Кстати, ох, и странное имя!
   Я отрицательно покачала головой, продолжая рассматривать носки собственных ботинок. Чувствовала себя, словно нашкодивший ребенок. Как говорится, одно дело нашкодить, а другое - когда тебя поймали с поличным.
   - Простите, - все так же тихо произнес гость, - надеюсь, в следующий раз у вас все выйдет.
   Я молча покачала головой в знак согласия и, наконец, осмелилась поднять глаза. Но того, кто хуже татарина, уже и след простыл.
   - Это кто был? - Вея соизволила явить себя свету.
   - Не знаю, - я пожала плечами - простой жест помог сбросить оцепенение.
   - Вот гад, все испортил!
   - Хочешь сказать, что никого не увидела?
   Пускай я не лучший психолог, и не детектив совсем, но даже ребенок смог бы понять, что задавала вопрос про опознавательный знак Вея не просто так.
   - Что он тебе показал?
   - Ничего он не успел мне показать! - вспылила сестра и тут же сообразила, что теперь отвертеться не получится.
   - Так как он выглядел?
   - А какая теперь разница? Я все равно не довела дело до конца. Лицо видела, а знака не было.
   - Думаешь, без знака указующего он не может быть твоим ряженым?
   - В том-то и дело, что может быть ряженым бесом, но не суженым.
   Вея методично работала метлой, собирая осколки в кучу - снимала стресс подчинением трудовой дисциплине.
   - Тогда хоть расскажи, какой он был? - я настаивала.
   - Какой, какой? Черный! Темноволосый в смысле, - поправилась сестра, узрев мои округлившиеся глаза. - Нос длинноват, как по мне, но в общем... Да что я там могла рассмотреть за пять секунд?!
   - Да, жаль...
   - Зато твоего суженого рассмотрела хорошо! - желчно выдала Вея.
   Я вспыхнула:
   - Какого моего суженого?
   - Рыжего этого! В дверях! Да еще с условным знаком!
   Я хватала воздух ртом, не в состоянии произнести ни слова от возмущения.
   - С каким знаком?!
   - Да с носком же!
   - Это не мое гадание было, а твое!
   - Но в зеркале было двое!
   Не находя слов, я топнула ногой и, развернувшись, зашагала к двери.
   - Тебе же нравятся рыжие! - неслось мне вдогонку, но я не слушала.
   Более внимательным оказался другой слушатель, стоящий на улице за гаражными воротами. Притбор усмехнулся и направился в сторону леса.
   Гости веселились во всю. В свете горящих костров можно было рассмотреть исполнителей обрядовых танцев - ряженных в волчьи шкуры парней - похоже, жители ближайшего селения не остались в стороне. Официантки в ярких одеяниях, притоптывая, сновали меж людей, подпевая и заигрывая со всеми подряд.
   - Это хорошо, что ты все же решился выйти из заточения, - Мируна Эйш отсалютовала напарнику глубокой глиняной чаркой.
   Влодек подмигнул проходящей мимо ряженой девушке, легким движением облегчил поднос, выбрав полупустой сосуд с травяной настойкой, а под конец еще и одарил официантку блестящей монетой чаевых.
   - Ты сегодня в хорошем настроении, смотрю, - не унималась авеста.
   - Слишком большое напряжение пси-поля сегодня. Одно из двух: либо случится выход Искры, либо человечество снова возвращается к религии предков. В любом случае, картина размыта, и ожидать четкости раньше завтрашнего утра - не стоит. Так что, сидеть в четырех стенах не вижу смысла.
   Мируна кивнула, подтверждая доводы.
   - Притбор ушел - твоя работа? - Влодек не смотрел на авесту, его больше интересовали ряженые.
   - Не знала, что ушел. Кстати, хотела спросить, что ты знаешь про хозяйку "Забав"? - довольно резкая смена темы не обманула Доброгоста, но поднимать неприятную для напарницы тему - не стал.
   - Ну, знаю, что ее больше с нами нет. И судя по всему этому, - мужчина обвел рукой пространство вокруг, - была она не простым человеком, а как минимум полноправным членом солнечного культа.
   - Кто теперь здесь хозяйничает? - Мируна выдохнула паром.
   - А вот и займись этим, - Влодек зацепился за кого-то взглядом в толпе, и уже намеревался сменить одну приятную компанию на другую.
   Авеста задержала напарника.
   - Не смей тащить ее к нам в дом, - прошипела Эйш и отпустила руку мужчины.
   Последний не воспринял угрозу всерьез. Может быть, и зря.
  
   Вея нашлась в баре. В который раз убеждаюсь - расстроенную ее лучше одну не оставлять.
   Сестра танцевала на стойке, превратив обычный танец в алкогольное развлечение: бармен со скоростью звука наполнял стопки прозрачной жидкостью, а Вея, проходя в танце мимо очередного участника, указывала на рюмку. Кто выносливей, тот и выиграл. А долго ли смогут сопротивляться господа алкогольному опьянению в разгар новогодних праздников?
   Кружковцев становилось все меньше, пропадал и задор. Вея, наконец, сменила стол на стул, поцеловала победителя и отправила его спать. Сама же присела к тому саму иностранцу, с которым познакомилась в первый день нашего пребывания в "Борейских забавах".
   - Милая моя, ты не желаешь продолжить гадания с расческой под подушкой? - я прервала беседу и мягкой улыбкой попросила прощения у сестриного собеседника.
   - Это ты мне тонко намекаешь, что детское время закончилось? - странно, но Вея не была похожа на пьяную. - Знакомься, Влодек Доброгаст, бизнесмен, меценат, поклонник изысканных блюд и экзотических развлечений. Слава - моя сестра. Наивна, начитана, обеспечена.
   Я улыбалась: вот так всю жизнь живешь с человеком, считаешь его недалеким, а он тебя - раз - и удивил.
   Влодек протянул мне руку для пожатия, подарил сдержанную улыбку. Понимая, что оторвать от столь сладенького кусочка сестру будет невозможно, распрощалась и, не задерживаясь более, ушла спать.
  
   7 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Хорса".
  
   Дверь с грохотом, чуть не слетая с петель, ударилась об стену, пугая девушку - Вида упала с дивана.
   - Сегодня произойдет восьмидесяти процентная статистическая вероятность, - Притбор, не разуваясь, влетел на кухню, принялся разгребать на столе завалы бумаг в поисках карты.
   Лельявская терла глаза, часто моргала, вытирала случайные слезы и пыталась заставить свои шестеренки работать быстрее.
   - Откуда вы знаете? - младший оперативник не могла придумать, куда себя приткнуть, металась по комнате.
   - Я не ночевал дома, если ты помнишь.
   Вида коротко кивнула, но так и не поняла.
   - Что делали наши предки во время обрядового восхваления Тура?
   Девушка вскинула голову, выискивая на потолке ответ, покопалась в памяти и отстрочила:
   - Борейцы проводили обряд юношеских посвящений в мужчины, когда, воплощаясь волком, юноша должен был проявить охотничьи способности и воинскую отвагу, и завалить своего первого тура.
   - Так, - протянул мужчина, - но я уже не юноша совсем, но почитать важного бога обязан...
   - И вы перевоплощались, - прошептала потрясенно Вида, присаживаясь на диван. - Никогда не видела вас в волчьем обличии.
   Притбор покачал головой - какая же все-таки зеленая девчонка досталась ему в напарники.
   - Я был не волком сегодня, но это неважно. Землетрясение будет сегодня. Мне нужны будут снимки со спутников всего района. Будем ждать. Думаю, Светоч уже нашел свою чистую душу.
  
   7 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Мораны".
  
   - Не стоит благодарности, - Влодек предупреждающе выставил перед собой руку, двигая наполненную чашку в сторону напарницы.
   - Какой же ты все-таки самовлюбленный нахал, - но напиток приняла в знак примирения.
   - Сегодня что-то случится, - авест закинул ногу на ногу и щелкнул пальцем по экрану - из динамиков полилась музыка.
   Мируна нетерпеливо поерзала на стуле, но оперативник не реагировал - продолжал изучать плей-лист.
   - Мне стоит спросить у Притбора? - женщина первой нарушила правила игры в молчанку.
   Влодек хмыкнул.
   - Ну, попробуй, - на несколько секунд прикрыл глаза, - он как раз вернулся с охоты. А я тем временем навещу одно место.
   - И куда ты?
   - Проедусь к дому бывшей хозяйки этого места. Сдается мне, точка выхода расположена гораздо ближе, чем мы с тобой предполагаем.
  
   7 января.
   Карпаты, недалеко от отеля "Борейские забавы".
  
   Погода и не думала портиться: чистое небо, яркое солнце, перекличка невидимых птиц - ничто не вызывало подозрений, но авест второй ступени привык доверять внутреннему голосу, и сейчас решил в очередной раз подыграть подозрениям.
   Облачившись в лыжный костюм и взяв напрокат один из отельных снегоходов, оперативник приготовился трогать с места, но придержал коней и привлек внимание своей новой знакомой.
   - Вея, доброго утра, - обворожительная улыбка, бездна обаяния, смешать и не взбалтывая, вылить на голову только проснувшегося объекта.
   - Влодек, и вам бодрого, - девушка расцвела. - Куда так рано?
   Мужчина неопределенно махнул рукой.
   - На свидание, - и тут же обрадовал, - с природой.
   - Да вы шутник! - Вея игриво толкнула собеседника в плечо. - Не хотите выпить чашечку чая? У меня?
   Выразительный взгляд, закушенная губа - явное предложение себя в качестве десерта к горячему напитку.
   - А как же ваша сестра?
   - Ушла, - Вея отмахнулась.
   - Далеко? Куда ушла?
   - Не знаю, она записок не оставляла. Может, по делам, может, тоже на свидание.
   Влодек обратил внимание, что запал девушки немного растерялся по дороге объяснений - следовало срочно узнать, куда направилась теперешняя хозяйка "Забав".
   - А может, стоит позвонить и уточнить, где она и когда вернется?
   Вея недовольно потерла кончик носа, но мобильный все же достала.
   - Где ты? Когда будешь? Просто так! - и нажала кнопку отбоя. - Она возвращается из домика бабушки. Будет через полчаса, - глаза вновь загорелись огнем.
   - Ну, что ж, - Доброгост стянул со лба лыжные очки, - тогда обязательно зайду в гости. В другой раз.
   Рев мотора перекрыл возмущенно-эмоциональный взрыв Веи - ее продинамили.
   А Влодек был уже на полпути к предполагаемой точке выхода Искры.
  
   На учтивого и внимательного иностранца я наткнулась, когда до отеля было рукой подать.
   - Влодек, доброе утро, - мы заглушили моторы, чтобы не перекрикивать машины.
   - Доброе.
   - Спасибо вам огромное за то, что проводили Вею. С ней порою трудно совладать.
   - Но мы легко нашли общий язык, - мужчина сверкнул жемчугом зубов. - Приятного дня вам, Слава.
   - И вам всего хорошего.
   Все произошло быстро: встретились, обменялись любезностями, разъехались - ничего особенного.
  
   Тревога поднимала голову плавно, словно выглядывала кого-то вдалеке. Влодек притормозил, но чувство беспокойства не прошло. И только еще больше нарастало с каждым метром приближения к цели.
   - Старая ведьма, - процедил сквозь зубы оперативник, - не желаешь пускать меня на свою территорию?
   Авесту пришлось остановиться, достать из кармана небольшую тубу. Оставив снегоход развернутым в сторону отеля, Влодек принялся высыпать перед собой по пути следования к домику в низине нечто черное, напоминающее землю.
   - Вот так вот, - мужчина злорадно улыбнулся двум мотанкам, привязанным к нижним веткам деревьев, - я могу пробить твою защиту, пускай я не сломать.
   Мужчина двигался медленно, приставляя одну ногу к другой и ступая только по черной земной крупе.
   Когда до дома оставалось не больше двух десятков метров, из-за высокого сугроба наперерез Влодеку вышла коза. На спине рогатого животного сидела кошка.
   - Тьфу ты, - авест с досады выругался, - пшли прочь!
   И снова сделал шаг к дому. Кошка, доселе спокойно сидевшая, выгнула спину и громко зашипела. Мужчина вскинул руки.
   - Все, все, сдаюсь. Понял, осознал, каюсь, - и поспешил ретироваться.
   Спрятав тубу в карман куртки, оседлал железного коня, но трогать с места не спешил. Прикрыл глаза и прислушался.
   - Дьявол! Ничего нет!
  
   7 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", изба "Рода".
  
   Я отряхнула снег на пороге комнаты и вошла уже босиком.
   - Вея, ты здесь?
   - А где мне еще быть? - пробурчало в ответ нечто, скрывающееся в недрах шкафа-купе.
   - Встретила твоего вчерашнего кавалера. Передавал тебе привет.
   Шебуршание прекратилось, Вея выпрямилась во весь рост и уставилась на меня красными глазами.
   - Ты что, плакала?
   - Привет передавал?!
   Я замялась, привет он, конечно, не передавал, но мне не тяжело придумать приятную деталь. Неужели переборщила?
   - То есть ты его видела в лесу, и он просто передал мне привет?!
   - Ну, а что в этом плохого? Встретились, поприветствовали друг друга и разъехались...
   - Вот! Вот! - сестра рассержено тыкала в меня пальцем. - В этом вся ты! Воспитанная, ответственная, правильная! - начиналась истерика. - Самое лучшее всегда доставалось тебе! Новые шмотки - Славе! Новые книжки - Славе! Лучшие курсы - Славе! Нижние места в купе - Славе!
   Я не могла остановить словесный поток, Вея отмахивалась от моих попыток успокоить ее, активно жестикулировала руками.
   - Думала, выросту, стану красавицей и покорю весь мир! Отбоя от женихов не будет! И тут снова ты! Ты! Ты... ты посмотри на себя! Что в тебе есть хорошего? Нос картошкой, волосы - пакля, подбородок крохотный, глаза блеклые! Что они в тебе находят?! Что у тебя есть такого, чего нет у меня?!
   Истерика закончилась моим стремительным полетом в недра ванной комнаты и грохотом закрывающейся входной двери.
   Совершенно сбитая с толку, я поднялась на ноги, глянула на себя в зеркало - и вовсе не пакля...
   Но спасать людей от взбешенной младшей Раладиной следовало немедленно.
   Помощники управляющего указали направление, в котором умчалась Вея. Я выпросила еще один снегоход и ринулась в погоню.
   Уже через пятнадцать минут езды поняла - след потеряла. Ругаясь почем зря, заглушила мотор и принялась кричать - Вея не отзывалась.
   Не знаю, долго ли длилась экзекуция холодом, однако удача, похоже, была на моей стороне. Обходя в очередной раз кругом свое транспортное средство, я краем глаза заметила несвойственный природе яркий оттенок синего. И уже через пять минут ходьбы очутилась возле брошенного сестрой снегохода. Куда же она пошла?
   Следы обнаружились быстро - в этой части леса мало кто ходил.
   - Вея! Вея! Вернись! - все в пустоту.
   Утопая в рыхлом снегу, я топала за сестрой. И вскоре обнаружила сидящей на опасном выступе: под ногами - пропасть, под попой - холодный камень. Пушистые выкрашенные в цвет пшеничного меда волосы ветер приводил в полнейший беспорядок, нос от холода и регулярного натирания превратился в помидор. Я пожалела, что выскочила за сестрой, не подумав о теплых вещах. Хорошо хоть вспомнила обуться сама.
   - Вея, хорошая моя, пойдем домой, тут холодно, ты простудишься, заболеешь и умрешь. Кого я буду в школу за руку водить? - шутка из далекого детства рассмешила и расстроила сестру еще больше. Она смеялась сквозь слезы, еще сильнее растирая фамильный нос картошкой.
   Ветер крепчал, далеко стоящие деревья не прикрывали от резких порывов. Я снова позвала сестру, та, наконец, обернулась.
   - Вея, милая, поехали домой?
   - К маме? - всхлипнул большой ребенок.
   - К маме, - кивнула я, протягивая руку сестре.
   Уже через миг мы стояли, обнимаясь, а еще через минуту - шли в сторону оставленных снегоходов.
   Внезапно кто-то очень сильный дернул за белоснежный ковер, выбивая опору из-под ног. Где-то сверху что-то грохнуло, раскат грома эхом покатился по склону. Я, как завороженная, смотрела на набирающую скорость снежную лавину.
   - Слава! Слава! - услышала я сквозь вату. - Беги! Беги к деревьям!
   Вея все больше удалялась от меня, отдавая приказы на ходу. До деревьев далеко, бежать по снегу неудобно, но инстинкт самосохранения все же заставлял двигаться наперерез белой смерти.
   - Беги, Слава, беги! Толстое дерево! Ищи толстое... - голос утонул в свистопляске ветра, снег забивался в уши. Сестры я больше не видела.
   - Вея-а-а! - закричала я и шагнула в пустоту. Темнота, тишина и резкая боль в ушибленном боку - я провалилась в никуда. А затем и вовсе отпустила сознание на волю.
  
   Концовка данного произведения будет размещаться на платном ресурсе. Не стесняйтесь высказать свое мнение.
  
   Бабушка Желя опять мастерила. Вязала крючком. Сидела на камне, словно в мягком кресле, щурила глаза, присматриваясь к узору на схеме из журнала. Казалось, улыбается хищно, бросая вызов неизвестному мастеру крючка и нитки.
   - Баба Желя, что ты вяжешь? - я присела рядышком на корточки, присматриваясь к порхающим над вязкой пальцам.
   - А вот подарочек тебе будет ко дню рождения.
   - Ха, - я сменила позу - села на землю, сцепила пальцы, обхватив колени, - если учесть, что мой день рождения был недавно, и ты уже дарила мне подарок, а новый начинаешь вязать за год почти до следующего дня рождения, значит, это будет нечто большое и грандиозное...
   - ... как мир, - бабушка заглянула мне в глаза, откладывая вязание. - Это может стать даром, а может и проклятием. Может подарить жизнь, а может и убить.
   Я тяжко вздохнула, приготовившись к очередной дозе нотаций про черное и белое.
   - Но, - Желя Дажгоровна снова схватилась за крючок, - это уж тебе самой решать...
   У меня не было слов: что б когда-нибудь бабушка вот так просто отказалась от случая поучить уму-разуму - не было такого никогда!
   - Ты, милая моя, девочка взрослая, умная, других учишь, - моя профессия - единственное, что не подвергалось критике, - но и самой надо многому научиться. Я вас хранила, сколько могла, да видно, не судьба... Или судьба?
   Лицо застыло маской, взгляд устремился мне за спину, но оборачиваться не хотелось. Казалось, все, что происходит у меня за плечом, можно увидеть в отражение бабушкиных глаз. А то и больше.
   - Ну, все, я закончила, - хозяйка "Борейских забав" протянула мне варежку: длинную, почти до локтя, и горящую белым сиянием, - с днем рождения, лапушка.
   Я глядела, как руку окутал свет, чувствовала, как свело пальцы, обожгло запястье. Свет постепенно загасал, впитываясь в кожу.
   - Что это? - я протянула раскрытую ладонь к бабушке. - Мой день рождения не скоро...
   - Не думай о дне, милая, думай о миге. В нем вся вечность.
   Мудрые люди такие глупые! Почему надо говорить загадками? Вроде ж на одном языке разговариваем, а понять ничего не возможно.
   - Слава... - донеслось откуда-то сверху.
   - Тебя сестра зовет, - горячая ладонь погладила меня по щеке. - Не гуляйте долго, дом ждет. Дел много.
   - Слава... - где-то ближе, но более плаксиво. - Славка! Очнись, Слава... Давай, просыпайся! Ну, Слава...
   Я еще раз глянула на руку - жаль, больше не светится, в подземном царстве фонарик был бы очень кстати.
   - Слава!
   - Вея... не тряси, - сил еле хватило.
   - Славка! Жива! Жива! - сестра не послушалась - продолжала тормошить и сжимать ребра крепкими объятиями.
   Спустя некоторое время лобызания трансформировались в стенания, жалобы на судьбу и голод. Ушибленный бок уже не болел. Вее тоже несказанно повезло - упала в нескольких дюймах от сталагмита. Головой ударилась, но это нестрашно - сотрясаться нечему.
   - Можно попробовать выбраться, - Раладина младшая стояла, запрокинув голову, рассматривая отверстие в потолке пещеры. - Судя по тому, что мы еще видим свет, и он не в конце тоннеля - мы живы и лавина не засыпала выход. Дай руку!
   Вея намеревалась воспользоваться пирамидкой солевых отложений, чтобы дотянуться до края снежной прорехи. Падающий временами снег не давал сосредоточиться, заставлял сестру фыркать и ругаться.
   - Так, ты держи меня за руку, а я попробую стать вот сюда, - на кончик сосульки, - и дотянуться.
   Лыжница-затейница сжала мою ладонь, закинула ногу на гору, перенесла тяжесть тела и с отборным матом грохнулась на каменный пол - кальциевый памятник надломился, стряхивая с себя девушку.
   - Факир был пьян - фокус не удался, - подытожила Вея и печально вздохнула. - Надо искать другой выход или ждать помощи. Как думаешь, наши снегоходы завалило?
   - Мой оставался в деревьях. Может, ему повезло...
   Пока сестра кусала губы, сидя на земле, я осматривала каменный карман - уж очень он был похож на тот, в котором бабушка вручила мне подарок. Невольно взглянула на руку, но презента не обнаружила. И рука не светилась. Галлюцинации - штука вредная.
   - Будем ждать?
   - Нет, - даже не успела обдумать ответ - просто выдала.
   Удивившись сама себе, обернулась к темноте и протянула руку:
   - Туда идем.
   - С ума сошла? - Вея выглянула из-за камня. - Там же нет ничего. Мрак.
   Не знаю, к чему было привязывать сказанное - к ситуации, в которой мы оказались, или к пустоте впереди, но я была уверена - идти надо!
   - Сиди здесь, я проверю.
   Аккуратно ступая в тень, ощупывая рукой стену справа от себя, я двигалась вперед.
   - Ну, что там? - Вее не терпелось.
   - Пока ничего, - сообщила я и обманула: нога ступила на шаткий валун, земное притяжение позвало в свои объятия, я попыталась остановить падение, уперевшись рукой в стену, но нашла лишь пустоту и полетела в никуда.
   Полет оказался недолгим, но испугать до чертиков успел. Я просто вывалилась на улицу, в снег под яркое солнце. Первой мыслью была - портал! Первой здравой мыслью стала - я в раю...
   - Славка! Ты выход нашла! - мимо меня проковыляло нечто на четвереньках в ярком лыжном костюме. Помогать мне никто не собирался.
   Счищая налипший на ресницы снег, я давалась диву - так легко поверила видению, бабушке, которая и указала на выход. Холодное умывание взбодрило, по телу пробежалась волна адреналина, настрой скакнул выше сосен, меня распирало от радости и счастья - живы и свободны!
   - Ха-ха, - рядом смеялась Вея, - мы как в анекдоте с тобой.
   Я покачала головой - не поняла.
   - Нас съели, но мы нашли второй выход...
  
   7 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", изба "Рода"
  
  
   В "Борейских забавах" обслуживающий персонал стоял на ушах: вызвали МЧС-ников, создавали спасательные группы, пересчитывали гостей отеля. Напряжение, витавшее в воздухе, схлынуло, стоило нам показаться на горизонте: верхом на единственном уцелевшем снегоходе, без половины снаряжения, измотанные, но счастливые.
   От всепоглощающей заботы нас не спасло ничто: расспрашивали, укутывали, переодевали, кормили и поили, рассказывали, сетовали, благодарили бога за наше спасение, удивлялись рассказу про каменный карман на склоне Вея была в своей стихии - дарила улыбки, смеялась, шутила, пускала слезу, держала меня за руку, рассказывала, какой смелой была, как не дала сестре загнуться.
   Я не обращала внимания на россказни, меня больше интересовал бармен, который имея в своем распоряжении огромное пространство за стойкой, и слушать рассказ мог и тренироваться жонглировать бутылками - красота. У меня аж руки зачесались, так захотелось вытворить нечто такое.
   Не откладывая в долгий ящик, я высвободилась из сестриного захвата и полезла прямо через столешницу. Говор на миг смолк, но задавать вопросы никто не посмел.
   - Меня научи, пожалуйста, - попросила я барного служителя.
   Должна отдать должное самообладанию молодого человека - тот не растерялся, протянул пару болванок. Новая волна азарта накрыла с головой. Я попробовала муляж бутылок на вес, подбросила, приноровилась и уже через полминуты жонглирования схватилась за оригиналы напитков. Народ в зале сдавленно охал, но лучшим индикатором уровня моего умения стал открытый от удивления рот бармена. Калейдоскоп из разноцветных жидкостей, заключенных в стекло, подчинялся ловким движениям руки, вторая потянулась к бокалам, выстроила в ряд на стойке - мал, мала, меньше.
   Я не соображала - просто делала. Желание творения или созидания, как назвать - не знаю, требовала выхода, и я подчинялась. Многослойные коктейли и шот-дринки украсили стойку. И мне бы остановиться, поставить точку, но я решила, что финальный аккорд еще не прозвучал.
   Ловким движением руки влила себе в рот огненной воды, схватила зажигалку и устроила фейерверк - зрители гурьбой отпрянули от стойки, когда им в лица пахнуло огнем. Выдох огненного дракона - и вот все напитки увенчаны серебристо-синими коронами.
   - Милости прошу, господа! - я схватила самую маленькую стопку. - За счастливое избавление!
   Люди зашумели, потянулись к напиткам, бармен в срочном порядке пополнил ряды чарок. Под гомон поздравлений и тостов я продолжала творить и вытворять. Звездный час Веи прошел.
   Вида напряженно всматривалась в карту на экране, Притбор нервно крутил низкий стакан с резьбой, издавая противный скрежет. Лельявскую звук не раздражал. Зато сидевшая через столик Мируна кривилась, изредка поглядывая на конкурентов. Влодек медитировал, закрыв глаза.
   - Эпицентр был здесь, - Вида ткнула пальцем в карту, царапнув ноготком экран, - ближайшее поселение - Сопот, как и говорили. Окружность немного сместилась на запад, точка выхода до сих пор не определена.
   Притбор откинулся на спинку. Такой простой, по сути, жест заставил напрячься служителей культа Луны. Волхв усмехнулся.
   - Светоч будет искать чистую душу, - пробормотал себе под нос оперативник, - мы можем рыскать в поисках, изъездить площадь вдоль и поперек, и в результате ничего не найти.
   - А можно просто сидеть и ждать, - подхватила монолог авеста.
   Притбор показал головой, закатывая глаза: с лунными поклонниками всегда так - будут сидеть и ждать, а потом на все готовенькое прибегут.
   - Если сидеть и ждать, то ничего не случится, - вставила и свою баночку Вида. Ее дико раздражал разговор с авестами, разговор через пространство ресторана, разговор ни о чем.
   - Можно сидеть и ждать, малышка, и когда-нибудь труп твоего врага пронесут мимо твоих ворот, - Мируна сверкнула глазами.
   - Ждать не надо, - очнулся Влодек, смерил холодным взглядом напарницу, затем и конкурентам досталось. - Труп уже принесли.
   Воздух заискрился от напряжения: Вида вцепилась пальцами в край столешницы, Притбор выровнял спину, Мируна поспешила стать вслед за напарником. Авест второй ступени внимательно следил за действом у барной стойки, прищурив глаза.
   Проследив за взглядом лунного почитателя, волхв замер на мгновенье, затем медленно встал, отодвигая стул со страшным скрипом, и обратился к Виде:
   - Отправляй отчет, Лельявская. Мы нашли Светоч.
  
   Концовка данного произведения будет размещаться на платном ресурсе. Не стесняйтесь высказать свое мнение.
  
   Я упивалась свободой. И еще неповторимым чувством легкости. Любая идея, забредавшая в голову - радовала. Любое дело - спорилось. Каждое начинание - венчалось лавровыми листьями успеха.
   Довольно быстро я расписала план дальнейших действий, почти поминутно определила шаги. Одним из важнейших дел стало возвращение домой и увольнение с работы - я приняла решение оставаться полноправной хозяйкой "Забав".
   Вея возмущалась, определяя степень негодования сочными эпитетами:
   - И что ты забыла в этой богом забытой дыре?
   Я усмехалась - хорошо, что этот бог забыл про эту дыру. Здесь ему не место. Здесь живут другие боги - настоящие.
   - Милая, ты помнишь сказки, которые нам рассказывала бабушка? - мы сидели в ресторане, пребывая в благодушном настроении.
   Вечер был настолько хорош, что открытая терраса под покатым навесом была заполнена под завязку. Огоньки низких свечей старались выпрыгнуть из колб матового стекла, тихое жужжание инфракрасных обогревателей колоритно дополняло треск дров в жаровнях, а сладкий запах жареного мяса окутывал и согревал не хуже меховых накидок.
   - Ну, помню, - сестрица ковырялась вилкой в тарелке, перекатывала алую бусину калины по горкам листьев салата, - странные они какие-то были. Другим про русалочку, про Карлсона рассказывали, а нам про летающие "виманы" и армию непобедимых обезьян.
   - А вам не нравятся сказки про обезьян? - Мы с сестрой одновременно вскинули головы - возле стола стоял Влодек Доброгост. - А я хотел вам рассказать еще одну историю... как жаль.
   Глаза моляще уставились на меня - я-то тут при чем?
   Не получив моего устного разрешения присоединиться к девичьей компании, мужчина поставил на стол бутылку темного стекла.
   - Позвольте хотя бы вас угостить...
   А вот этот ход был верным - я указала на стул. Да и Вее будет приятно.
   - Да, Водек, - протянула сестра, и мне показалось, что в голосе прозвучала то ли издевка, то ли упрек, - свое звание вы заслужили не даром.
   - Какое звание? - искренне, как по мне, удивился гость, и постарался скрыть смущение за доброй улыбкой. Бордовые капли брызнули на белую скатерть, украшая россыпью белоснежный покров. Влодек разлили вино, поставил бутылку, провел рукой над пятнами.
   Мы как завороженные следили за мягкими движениями пальцев: гость сгреб воздух, зажав его в кулаке, приподнял руку и раскрыл ладонь - на бледной коже алели полдесятка ягод.
   Вея восторженно ахнула и захлопала в ладоши. Я спрятала скепсис подальше - просто улыбнулась.
   Мужчина высыпал плоды на тарелку и поднял бокал. И только тут я заметила - скатерть была девственно чиста. Но еще больше меня смутил тост и взгляд, которым одарил меня гость.
   - За чудеса! Пускай они случаются...
   После первых глотков сестра вернулась к теме, от обсуждения которой так красиво ушел Влодек:
   - Ваше звание - Добрый Гость - ведь не просто так, - Вея флиртовала: щурила глаза, поглаживала пузатый бок фужера. - Это родовое имя? Хороший, правильный гость...
   Я не могла этого слушать. А смотреть - тем более: брачные игры с закатыванием глаз и распеванием од друг другу раздражали. Посматривая на мангал, с нетерпением ждала, когда же, наконец, густой запах материализуется в порцию зажаренного стэйка у меня на тарелке.
   - Но ведь и ваша фамилия - не просто так придумана от балды, - Влодек сумел-таки привлечь мое внимание. - Раладина - достаточно кричащее имя. Союз двух богов - Солнца и Лагоды, создателя миров и родительницы человечества. Довольно обязывающее звание.
   - Только жаль, что взятое все же с потолка, - поспешила я охладить пыл. Не дай бог, Вея загордится и взвалит себе на плечи непосильную ношу мессии. - Бабушка была детдомовской. Сомневаюсь, что фамилию она помнила и вела род от богов.
   Обстановочка накалилась, судя по нервическим смешкам, но услужливый официант, поставивший на середину стола огромное блюдо, спас ситуацию.
   - Влодек, вы хорошо знаете историю язычества?
   Вея желала блеснуть знаниями, поэтому и начала интересную ей тему.
   - Я знаю много интересного, и не только из истории, - хитрый прищур делал лицо собеседника хищным. Я предпочла абстрагироваться.
   Еще с первого дня пребывания в обители "Забав" я заметила немалый интерес, проявляемый сестрой к иноземцу - зачем же тогда им мешать? Все равно, она скоро уедет, он вернется к себе. Все всё забудут. Сестра часто любила повторять шутку, некогда прочитанную в газете: "Эти мужчины такие ветреные, такие ветреные! Сегодня один целует, завтра - другой...". Так что, господин хороший, не стоит бросать загадочные и многообещающие взгляды в мою сторону.
   - А вы знали, например, что ученые смогли доказать, что история разумной жизни на Земле насчитывает более четырехсот миллионов лет?
   - Про микробов? Конечно, слышал! - наклонился к Вее, словно собирался по секрету рассказать что-то. - Только размеры у них были немножко побольше...
   Раладина фыркнула, задрала носик.
   - Я могу утверждать, опираясь на исследования некоторых ученых, - это она про бабушкиного друга детства, - что биосфера Земли была раньше значительно интереснее. Более...
   - ...разнообразная, - перебил Влодек. Вея согласно кивнула.
   - Более...
   - ...высокая, - снова встрял гость.
   Сестра запнулась, свела аккуратно выщипанные брови.
   - Я тоже читал научные труды вашего знакомого.
   Силу улыбки красивого мужчины не стоит недооценивать. На представителей противоположного пола сей инструмент невербального общения действует не хуже дурман-травы.
   - Вы читали и вы верите?
   - Абсолютно, - Влодек перевел взгляд на меня - задавшую вопрос, - читал абсолютно все и согласен абсолютно со всем. Кроме одного.
   - Интересно, - я подперла рукой подбородок. Мясо доедено, вино не допито - самое время лениво пообщаться.
   - Я не согласен с расстановкой фигур.
   - Вы про культы Солнца и Луны?
   - Совершенно верно, - мужчина осушил бокал и подлил нам с сестрой, - человек, явно симпатизирующий одним, не может быть объективен к другим.
   - Думаете, дед Володя - последователь Солнечного культа? - влезла Вея.
   - Не думаю - уверен. Мы встречались.
   - А когда?
   - А по какому делу?
   Наши вопросы прозвучали одновременно. Доброгост предпочел проигнорировать один и ответить на другой.
   - Мы изучали и сопоставляли восточный и борейский календари.
   Вея что-то буркнула - невнятно, но одобрительно.
   - И к какому знаменателю мы пришли, вы могли читать. - Влодек сделал паузу и продолжил. - Самым интересным стал факт подмены одних животных-покровителей другими. Ваш знакомый, утверждал, что в восточном календаре должно быть ровно в два раза больше тотемных животных. Что императорами становились люди капризные, неуравновешенные, и некоторым из них не нравилось, например, рождение в год крысы. И по велению коронованной особы название года менялось, покровителем рожденного правителя становился тигр. Вычеркивались из списка и забывались животные и насекомые: лягушки, саранча, лебеди. Конечно, ваш дед Володя оправдывался, озвучивая и другую теорию: человеческая вера вливала жизнь в богов, в тотемных животных, в годы поклонения священным представителям животного мира давала огромный потенциал для размножения, ведь их оберегали, не уничтожали. Отсюда и неконтролируемое увеличение популяции и нашествия саранчи, термитов, атаки птиц, так любимые Кингом.
   - Каким Кингом?
   - Стивеном, конечно. И не стоит утверждать, что виноват один человек. Виновато, если так вообще можно выразиться, человечество. Даже ваша бабушка составила меню, соответственно календарю борейцев - предков славян.
   Это я помнила. А еще помнила, как уверенно говорила Желя Дажгоровна про божественный пантеон, про деревья-обереги и про тотемных животных.
   - Человек стал ленив, он стремится к упрощению: сокращение пантеона богов с двадцати четырех до двенадцати, сокращение имен, сокращение количества членов семьи...
   - Членов семьи? - Вея не выдержала потока информации.
   - Да, именно семьи. Наши с вами предки исповедовали полигамию. Семь "я" - это не мама, папа, пятеро детей. Это семь людей, похожих на меня и друг на друга. Идеальное сочетание в ячейке социума. Все животные живут так.
   - Волки так не делают! - Вея готова была выпрыгнуть из-за стола. - Они выбирают себе пару и остаются ей верны!
   Вместо Влодека ответила я:
   - Они выбирают себе пару на время выведения потомства. Но когда младшее поколение уже вырастает - расходятся, чтобы создать новую семью.
   Я не смотрела ни на одного из спорщиков, но чувствовала их взгляды на себе.
   - Семь человек - семья - обычно три женщины и четыре мужчины. Или четыре плюс три. Так бабушка рассказывала, - прозвучало словно оправдание, хоть сама я тоже рисовала красочные картины домашнего очага, где одна шьет, одна стирает, одна пироги печет...
   - А как же они?.. - вопрос не прозвучал, но смысл и так был понятен.
   Это-то меня и взбесило:
   - Тебе больше думать не о чем?! Все время скатываешься на темы ниже пояса!
   Влодек благоразумно не встревал.
   - По правилам и общественным законам наших предков, брат погибшего главы семьи обязан был взять к себе в дом и принять в свою семью родных, оставшихся без кормильца. И не важно, был ли тот человек женат или нет. Вдовец мог просить о помощи у сестры ушедшей жены. И никто не говорил про "шведскую семью", - я ковырнула воздух пальцами, - с эротическим уклоном. Все были счастливы, потому что делали добро. Говоришь, бог дал человеку право выбора? Тогда почему церковь, прикрываясь триединым, запретила и осуждает многоженство или многомужество? Не потому ли, что веник поломать труднее, чем одну хворостинку?
   Мужчина непонимающе покачал головой, а за объяснения принялась Вея:
   - Это такая мудрая притча, в которой говорится о невозможности сломить единомышленников.
   Я промочила горло вином, медленно соображая, что причиной моей горячности и враждебности, могло стать именно оно.
   - Я перебила вас, Влодек, прошу прощения.
   - Все в полном порядке. Я понимаю. - рука мужчины накрыла мою ладонь - я вспыхнула.
   Голова пошла кругом от такого прикосновения. Я спешно забрала руку, спрятав ее под плед. Боги всемогущие, мне стыдно посмотреть в глаза сестре! Что она подумает?
   - Так вот, как я и говорил, а вы, Славагора, подтвердили мои теории - никаких сил Сатаны нет, и культ Луны никоим образом не потворствует разложению общества.
   Дед Володя, помню, говорил, что именно церковью и единобожием - величайшей пи-ар кампанией - и прикрывался лунный культ.
   - А вы, Влодек, отдаете предпочтение Луне? - моя подозрительность вылилась в вопрос, заданный в лоб.
   - А разве моя фамилия не отвечает на ваш вопрос?
   Я отпрянула, словно от огня. Показалось ли мне или действительно, чужой взгляд обжег меня?
   - Мне пора спать...
   - Я провожу.
   - Нет! - я уже поднялась из-за стола. На сестру не смотрела. Очень надеялась, что ей удастся вернуть к себе интерес. - Ты остаешься?
   - Да, - Вея улыбнулась. И эта милая мордашка сейчас была страшнее открытой пасти аллигатора.
   Та легкость, которая была испытана мной совсем недавно, улетучилась, словно маленький ослик, послушно крутивший динамо, устал.
  
   7 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", изба "Рода".
  
   Меня колотило. Крупная дрожь отступала на миг, но лишь для того, чтобы набрать силу и вернуться, навалившись на бренное тело с новой силой. Мне не было холодно, но я куталась в одеяло. Мне не было больно, но я зажмуривалась и стискивала зубы, чтобы не закричать.
   Телевизор монотонно радовал новостями, за стеной, раздражая, скрипела кровать. Казалось, словно голодная чайка жалуется рыбе, что не может ее поймать. Несколько раз порывалась встать и отдубасить стену, но каждый раз комната кружила меня в вальсе и я обессилено падала на постель.
   Пришла Вея. Молча умылась, переоделась и легла. Свет погас, но пожелания спокойной ночи я так и не услышала.
   Измотанная лихорадкой, я падала в глубокий колодец. Предметы, которые в реальности были не выше колена, внезапно превращались в гигантов и наплывали на меня, вселяя ужас. Перед глазами летали бабушкины очки, выпрыгивала кукушка из настенных часов, цепи, на которых висели противовесы, сплетались змеями, окутывали ноги - я не могла убежать, меня накрывало огромной красной в белые горохи чашкой.
   Бред закончился внезапно, когда на лоб легла холодная ладошка.
   - Совсем плоха, - пробормотал старческий голос, - сейчас бузины принесу. На, пока, за щеку положи.
   Включился ночник, я увидела удаляющуюся в темный коридор спину бабушки, бесшумно ступающую по деревянному полу. Она никогда не позволяла себе шаркать ногами.
   Во рту стало прохладно, как от ментоловой конфетки. Я даже улыбнулась. Такое воспоминание было в моих запасниках.
   Повернула голову, чтобы убедится - свет не мешает сестре - она сладко посапывает во сне.
   - Который час? - прошептала я.
   - Всегда? - ответила бабушка, поднося пиалу с густой жидкостью мне ко рту.
   - Что всегда? - не поняла я.
   - Часа нет, есть - всегда. Или никогда.
   Загадки, вызывающие догадки, напомнили мне, что происходящее вокруг - нереально.
   - Милая, - бабушка заглянула мне в глаза, наклонив слегка голову, - ты не спеши играть. Фигуры расставлены, но последний ход должен быть за тобой.
   - Ба, фигуры расставлены все?
   - Все, - седовласая колдунья качнула головой. - И ты не пешка.
   Этого я и боялась.
   - Это из-за твоего подарка?
   - Он не мой подарок, - Желя Дажгоровна улыбнулась.
   - А я белая или черная фигура?
   - Вот этого я не знаю, - у бабушки устало опустились плечи, - и подсказать не могу.
   - Кто играет за белых?
   - Все те же - волхвы.
   - Я знаю хоть кого-то из них? - я спешила с вопросами, потому что казалось, фигура в светлом тает.
   Бабушка не ответила - тускнел свет, расплывался силуэт. Последняя угасающая искра взвилась и прыгнула мне прямо в глаз - я на мгновенье ослепла. А когда, наконец, оторвала руку от слезящегося ока, почувствовала дикое желание очутиться дома. И не у себя в квартире, а в доме с огромным водяным колесом.
   Подгоняемая неведомым ранее чувством, я спрыгнула с кровати и помчалась в коридор, не заботясь о дверях. Лестница, холл, спящий за конторкой дежурный, звон колокольчика, ветер в лицо. Домой! Домой!
   Не чувствуя холода, я спешила на зов. Снег хлопьями падал на распущенные волосы, пар ореолом окружал мое тело. Я бежала бы, да ноги вязли в сугробах. Домой! Домой!
   Семья - это семь меня. Уйти, чтобы стать самостоятельной. Но начать надо с одного - такого, как я. Чтобы походили, но отличались. Чтобы обзавестись хозяйством, вырастить вместе потомство... Домой! Домой!
   Дом оказался совсем рядом. Такой теплый и уютный. Тело стало легким, словно пушинка, словно та снежинка, медленно падающая мне прямо на нос. Светлый, но уютный, жаркий и ароматный. Надежный. Мой дом.
   Я наконец, смогла успокоиться. Свернулась калачиком и уснула.
  
   8 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Хорса".
  
   Вида плескалась в душе. Пыталась насладиться последними днями пребывания в загадочном и сказочном месте.
   Буквально час назад пришло уведомление от вышестоящих волхвов - Лельявскую отзывают. А это значит - Притбор больше не ее начальник. Странная и непонятная иерархия была у служителей культа Солнца. Нет званий - есть только призвание, нет ступеней, как у авестов, есть только избирательная система. Нет наказаний и поощрений, зато есть преданность делу и другу.
   Финансирование - из собственных источников. Не надо угадывать и играть на бирже - боги сами говорят где, когда и с чего будет прибыль.
   Светоч нашелся, жаль только - не сработала статистически наибольшая вероятность. Объект - совсем не ребенок. И как бы ни желала Вида окончательного успеха в операции своим сотрудникам, как женщина, она была раздосадована и обижена - мысли волхва отныне будут заняты Славагорой Раладиной.
   Притбор стоял на крыльце, упираясь плечом в стену. И активно боролся с желанием закурить. Волхвам не запрещалось иметь вредные привычки, однако образ жизни сам по себе исключал недостатки, избавлял тело от "излишеств нехороших".
   Доклад старшему по возрасту и собору был краток и емок - других не признавали. Светоч найден, объект обрел форму и теперь представляет собой субъект. Субъект - женщина. Молодая. Потомственная веда. Могла бы стать прекрасным пополнением штата сотрудников солнечного культа, но это уж просчитывать статистам. Однако предварительный вывод напрашивался сам: если Искра выбрала эту девушку, значит это - стопроцентная чистая душа. А значит, она еще не выбрала сторону и не склоняется ни к одному из культов.
   Авесты уже активно обрабатывают объект. Оперативница третьей ступени была отозвана. Влодек должен остаться в одиночестве.
   Также не известны планы Славы Раладиной. Каникулы заканчиваются, ей необходимо вернуться домой. Как она поступит с домом бабушки и с наследством?
   Техники в срочном порядке изучают ее жизнь, будут строить предположения и выдавать схемы поведения. Однако, как могут применяться азбучные истины в случае нестандартном? Авест будет идти напролом, взывать к материальности, апеллировать к физическим желаниям. Конечно, флирт с сестрой объекта конкретно подпортил план дальнейших действий - Притбор был этому рад. Как конкурент, как служитель культа Солнца, но еще больше - как мужчина.
   Жаль, Вида не сможет получить должного опыта, но крутиться под ногами и мешать операции - точно не сможет.
   Притбор потянулся к пачке сигарет, одним движением смял ее и выбросил в урну. До мусоросборника было добрых метра три, но комок аккуратно лег в "троечку". Притбор усмехнулся, мысленно похвалил себя за меткость и только тут узрел нечто, похожее на человека.
   Идущий с трудом переставлял ноги, шел почему-то вдоль расчищенной дороги, но не ступал по утоптанному снегу, а норовил усложнить себе путь.
   - Эй, вы в порядке?
   Ночной путешественник не откликнулся. И еще больше удивил волхва, когда поднял лицо к небу.
   - Слава...
   С девушкой явно было не все в порядке. Раздетая, босая, простоволосая и задумчивая.
   Подбежав к хранителю Светоча, Притбор попытался заглянуть в глаза - закрыты. На вопросы не отвечала, только бормотала что-то о желании попасть домой.
   Следовало срочно увести Славагору в тепло. Притбор не задумываясь ни на секунду, куда транспортировать подопечную, подхватил хозяйку "Борейских забав" на руки и понес к себе в дом.
   Тень беспокойства слетела с хорошенького личика, как только голова упала на плечо мужчины. Невесомая, словно снежинка, и такая ценная. Хотелось защитить ее, избавить от испытаний. Но задание есть задание, и только легкое чувство быстрой победы мешало трезво мыслить.
   Видят боги, волхв не искал встречи со Светочем. Но упускать такую возможность не хотел.
   Вида застала напарника в спальне. Еще стоя под горячими струями, девушка решила, что не стоит тянуть до праздника Купала. Поэтому наскоро вытерла волосы полотенцем, обернулась еще одним и босая вышла из ванной комнаты.
   Притбор судорожно срывал с лежащей без сознания молодой женщины штаны. Лельявская встала истуканом, не в силах вымолвить и слова.
   - О, Вида, ты уже вышла! - волхв заметил оперативницу в дверях. - Срочно неси мне шерстяные носки, бальзам, какой там у тебя есть...
   - Доктор МОМ?
   - Давай его! И закури сбор с цветом зверобоя. Ну!
   Пришлось прикрикнуть на замершую соляным столпом напарницу.
   Отметив про себя простоту и неискушенность с выборе нижнего белья незваной гостьи, Притбор бросил промокшую и холодную одежду в угол комнаты, укутал Раладину несколькими одеялами, и принялся растирать ступни принесенным лекарством. Пока Вида, не успевшая облачиться в домашнюю одежду, поджигала травы, волхв сидел в ногах бесчувственного Светоча и читал молитву:
   - Слава Леле ясноокыя, коя красу и младодыньство дарует и веригой ведет по стезе. Здравься, славна и триславна буде! Проси здрова и блажь яви!
   Молитва лилась медом, пряный дурман подожженных трав заполонил комнату и гОловы. Притбор потянулся к носкам, глянул мельком и усмехнулся, припоминая громкий спор сестер в ночь гадания, случившийся в гараже.
   А когда укутанное в несколько одеял тело вновь начало лихорадить, устроил кокон со Светочем у себя под боком и вежливо попросил напарницу выключить верхний свет.
   Камень преткновения перестало бросать в дрожь - хозяйка "Борейских забав", наконец, согрелась.
  
   Концовка данного произведения будет размещаться на платном ресурсе. Не стесняйтесь высказать свое мнение.
  
   День обещался быть прекрасным. Почему? Ну, хотя бы потому, что я проснулась не одна. Абсолютно не волновал тот факт, что я не у себя дома. В какой-то момент даже поверила, что бред продолжается, потому как внутренний голос подсказывал: не может такой мужчина обратить внимание на такую, как я. Внутренний голос и комплекс неполноценности. Еще бы! При такой сестре!
   Было жарко под толстым слоем одеял, однако я стойко терпела муки, боясь спугнуть прекрасный сон. Лицо того, кто совсем недавно вернул потерянную вещь, было очень близко, легкое дыхание щекотало мне щеку. Как мы оказались вместе? Ах, да, это же сон...
   Я рассматривала почти идеальные черты и давалась диву - ни морщинки, ни царапинки, ни единого дефекта кожи. Как такое может быть? Ведь мужчине далеко не двадцать, образ жизни современного человека не позволяет держать печень, отвечающую за состояние дерма-покрова, в идеальном порядке. А тут - мечта любой красотки. И ведь и моя мечта...
   Ресницы спящего дрогнули, аура уединения мгновенно развеялась.
   "У него должны быть зеленые глаза," - подумалось мне. Ан нет, открылись голубые. И уставились на меня. Рыжий и голубоглазый - насмешка над стереотипами.
   Где-то вне зоны досягаемости завибрировал мобильный телефон. Я не хочу сотовых в своем сне! Я требую продолжение банкета!
   Представившийся нам с сестрой и назвавшийся Притбором скорбно улыбнулся и перекатился - звонил его телефон. И вот только сейчас я сообразила, что совсем не во сне я пребываю, и не брежу абсолютно.
   Паника впрыснула адреналина в кровь, сердце зачастило. Несколько раз глубоко вдохнув, попыталась восстановить события недавнего прошлого. Помню всепоглощающее желание поскорее добраться до бабушкиного дома, помню рассерженную сестру и непонятное поведение Влодека. Помню дурман лихорадки и дарующую облегчение ладонь родной души.
   Но как я оказалась в чужой постели?!
   Заглянула под одеяла... Ну, да ,конечно, в трусах и в галстуке. Как в анекдоте - а вдруг кто-то придет?
   - Где моя одежда? - спросила у ровной спины, сидящей на краю кровати.
   Вместо ответа обладатель мощной шеи поднял указательный палец, призывая к тишине. Я мешала ему слушать голос в телефонной трубке.
   Опять придется полагаться на себя. Осмотревшись, обнаружила нечто, напоминающее мое барахло в углу. Маленькая перебежка и полное разочарование - шмотки насквозь мокрые.
   Притбор все еще молчал в трубку, не обращая на меня внимания. Однако, когда я демонстративно хлопнула дверцей шкафа, все же отвлекся. Не поднимая глаз, выудил из большой дорожной сумки футболку и свитер - все размера на пять больше моего - и открыл еще одну дверь - в санузел.
   Я потихоньку зверела. Мне нужны были объяснения. Домик я узнала и возблагодарила Берегиню за то, что не увела меня в дебри лесные. Как же так?! Зачем бабушка послала меня ночью, в стужу? Надо срочно добраться до домика в низине.
   На кухне обнаружился горячий чайник, стол, заваленный бумагами, и задумчивая девушка. Я видела ее раньше в зале ресторана. У входной двери стоял рюкзак.
   - Доброго утра, - я остановилась на пороге.
   Сидящая за столом вздохнула, повернула голову, оценила мой внешний вид, и снова грустно уставилась в чашку. Я была озадачена. Надеюсь, не я стала причиной непонятного поведения хозяйки домика.
   - Можно я сделаю себе чаю?
   Незнакомка повела плечом.
   Налив кипятка, я присела напротив. Теперь нас разделяли полтора метра полированного дерева.
   - С вами все хорошо? Я могу чем-то помочь?
   Такого разочарования в глазах не видела никогда. Даже поежилась под чужим взглядом.
   - Это я вам должна помочь, - вдруг ожила девушка.
   - О, да, - я искренне обрадовалась, - вы не могли бы мне подсказать, как я здесь оказалась?
   - Вы появились вчера ночью.
   - Сама?
   - Этого сказать не могу. Но вы бредили, у вас была температура. Пришлось срочно вас реанимировать.
   Я задумалась, хлебнула чая, неаккуратно обжигаясь питьем, и задумалась. Шла к домику в лесу, а забрела сюда...
   - А ваш... мужчина... он наверняка может рассказать больше. Это он меня сюда привел?
   Девушка встала, грубо отодвинув чашку на середину стола - бумаги полетели на пол.
   - Он не мой мужчина! Сами разбирайтесь. Мне пора.
   Ой-ой, похоже, я стала причиной семейной драмы. Следовало срочно прощаться с гостеприимными хозяевами. Но как идти по снегу в носках и с голыми ногами?
   Телефон! Надо позвонить сестре - пускай немедленно спасает!
   По внутренней связи сообщила растерянной Вее, где меня искать и что необходимо принести.
   Пока дожидалась помощи, со второго этажа спустился хмурый Притбор. Я вжалась в спинку диванчика, зорко следила за каждым движением мужчины.
   - Как вы себя чувствуете? - Притбор уселся на мое место.
   - Вас же Притбор зовут? - я постаралась унять дрожь в голосе.
   Собеседник кивнул.
   - Я хорошо себя чувствую. А как я сюда попала?
   - Я принес вас.
   Удивил...
   - Почему "принес"? Я не...
   - Вы не могли идти, - перебил мужчина. - Вы бредили, шли босиком по сугробам, пришлось вас спасать.
   - Почему не сообщили на ресепшен?
   Притбор смутился. Ему казалось, что вчера он сделал все правильно. А вот почему не сообщил администрации отеля - не знал.
   - Простите, не подумал...
   - Ваша девушка уехала.
   Мой собеседник перевел рассеянный взгляд на окно позади меня.
   - Она не моя девушка...
   - Ну, да, она тоже так сказала. Думаю, другая женщина в вашей постели - веская причина такое заявлять.
   - Вида никогда не была моей девушкой. Мы работаем вместе.
   Конечно, а секс работе не помеха. И как мне помнится, никаких конференций в близлежащих селах не проводилось - какая работа в новогодние праздники?!
   Наверное, недоверие к полученной информации отразилось на лице, потому что Притбор начал оправдываться:
   - Командировки, знаете ли, они разные бывают. Уверяю вас, вы ни в чем не виноваты.
   Спасибо сестре, она избавила меня от необходимости выслушивать извинения. Вручив мне сумку и смерив Притбора оценивающим взглядом, отправила меня в ванную переодеваться.
   - Притбор, если не ошибаюсь? - Вея сложила руки на груди.
   - К вашим услугам, - мужчина слегка наклонил голову.
   - И вы не могли быть поаккуратнее с ее одеждой?
   - А вы не заметили вчера, что вашей сестре не здоровилось?
   Вея удивилась - нет, не замечала.
   - Мы ужинали вчера, вина выпили, а потом она рассердилась и ушла.
   - Вы сами заказывали вино?
   - Нет, нас знакомый угостил, - Вея отвечала на вопросы, продолжая удивляться.
   - А как выглядел ваш знакомый?
   - Да вы что?! Думаете, Влодек нас отравить хотел?! - Вея непроизвольно схватилась за ворот куртки.
   - Влодек Доброгост? - удивленно уточнил мужчина.
   - Ну, да, он...
   Я выскочила из ванной:
   - Я готова. Спасибо вам огромное за помощь, - я вручила мужчине с идеальной кожей лица его одежду, и почему в ванной не оставила? - Я страшно голодная, побежали.
   Вея больше не злилась на меня. Рассказала, что как только я ушла, наш добрый гость рассказал еще несколько шуток и поспешил раскланяться. Как ни завлекала его девушка, как ни намекала - мужчина не поддался соблазну.
   В ресторане мы столкнулись, конечно же. довольно холодное приветствие с нашей стороны нисколько не охладило пыл гостя отеля, и только резкая просьба оставить нас в покое хоть на время завтрака, подействовала отрезвляюще.
   - Однако, я с удовольствием рассказала бы еще несколько интересных историй про наших предков. Например, за обедом. - невозможно навязчивый человек все же добился своего.
  
   8 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Мораны".
  
   Мируна расчесывала волосы, стоя перед зеркалом. Когда в холле хлопнула дверь, она как раз заканчивала процедуру.
   - Ты чего злой такой?
   Влодек сидел на диване и мусолил пальцами сигарету, обернутую темной бумагой. На вопрос авест отвечать не спешил.
   - Вот скажи мне, - наконец, взорвался он, - какого лешего он мешает?!
   Мируна несколько раз моргнула, пытаясь уловить суть вопроса - не получилось.
   - Мы его вознесли, понастраивали ему храмов, развалили веру, подарили ему людей, принесли поклонение на блюдечке с розовой каемочкой, а он отдыхает у себя в чертогах и ни разу пальцем не пошевелит, чтобы помочь.
   Оперативница усмехнулась, подошла, улыбаясь, к напарнику, запустила пятерню в густые волосы и вдруг резко сжала пальцы, запрокидывая голову мужчины.
   - А ты, гад, не понимаешь, что сам напортачил и сам выкручиваться должен? Не надо переводить стрелки. - злой шепот резал тишину дома. - Приворожил девчонку, Казанова хренов, теперь сам убирай за собой.
   Влодек мотнул головой, избавляясь от захвата, поджал губы и все-таки чиркнул зажигалкой.
   Докурив сигарету, схватил телефон, нажал кнопку быстрого набора:
   - Мне необходимо устроить показ. Подальше. В Марокко? Поздно. Давай самую ближайшую дату. В Питере? Подходит. Выписывай директ на Вею Раладину. Расходы на мне.
   Сигарете некрасиво свернули шею, не позволив последней искре истлеть до конца.
  
   8 января.
   Карпаты, недалеко от отеля "Борейские забавы".
  
   Экипировавшись по полной программе, предупредив управляющего, что направляемся с сестрой в домик бабушки, обвешавшись страховками и сигнальными маячками, мы с Веей отправились домой. Недавнее землетрясение и сошедшая лавина превратила сестру в параноика. Я же не сопротивлялась. Берегиня береженого бережет.
   Дом стоял на месте. Ручей по-прежнему крутил неповоротливое колесо, ласково напевал песенку зимнего сна.
   Первым делом, зайдя в дом, я пригласила богов, как учила бабушка. Поклонилась всем четырем сторонам света, разложила дары тотемным богам: смесь пшеницы и сушеной петрушки на алой салфетке с пожеланием свершений для Богини Прави, немного аниса и гречки на белой тряпице с пожеланием удачи для Богини Яви, рис и лавровый лист на куске фиолетовой бумаги с пожеланием славы и почета для Богини Слави, и овса с корицей на черной глиняной тарелке с пожеланием мира для Богини Нави.
   Вея недоверчиво следила за моими передвижениями, недовольно сопела - слишком много времени я уделяю деревянным истуканам.
   - И вот надо тебе оно? - взгляд из-под бровей, зажатые плечи. - Зачем вот так изгаляться перед игрушками?
   - Вея, ты, пожалуйста, не озвучивай больше свои мысли, - я обернулась и сверкнула глазами. - Ты пользуешься электричеством, правда? Подогреваешь чайник, поднимаешься в лифте на сотый этаж, летишь на самолете, открываешь холодильник и достаешь неиспорченную еду, правда? - сестра кивнула. - И разве ты сетуешь на инженера, на строителя, на электрика, на хозяина завода, которые положив половину своей жизни, обеспечили тебя светом и горячей водой? Ты даже возносишь им своеобразные похвалы, жертвуешь деньги на поддержание собственной жизни в привычной форме. Ведь так? Тогда почему ты не задаешь вопрос себе: зачем вот так изгаляться перед игрушками, которые даруют тебе жизнь?
   Спас сестру телефонный звонок. Пока я разжигала огонь в печи, кипятила воду, воительница с предрассудками утаптывала снег под окном домика, что-то активно обсуждала и даже ругалась.
   - Нет, ты видела такое?! - Вея ввалилась в сени, разбрасывая прилипший на ботинки снег, и оставляя за собой мокрые следы. - Праздники еще не закончились, а они меня на работу вызывают.
   Сестрица плюхнулась на деревянный стул, скривила рожицу - не на перинку-то уселась, и хлопнула ладошкой по столу.
   - Они даже уже билет мне забронировали! И откуда только узнали, что я здесь?
   Я покачала головой - и как же эти вредные работодатели могли ее найти? Неужели предатель Джи-Пи-Эс не засекретил нашего местонахождения?!
   - Милая, а в Твиттере кто выкладывал фото с комментариями?
   Вея ругнулась, бросая ни в чем не повинный телефон на стол.
   - Ладно, раз уж нашли меня, значит, надо лететь. Ты ведь не обижаешься? - проблеяла сестрица, сложив губки бантиком, а бровки домиком.
   Я отрицательно качнула головой.
   - Куда приглашают?
   - В Питер, на показ какой-то весенней коллекции. Деньги предлагают заоблачные. Смогу половину бизнеса твоего выкупить.
   Сказала и замерла с глупым выражением лица.
   - А ведь идея! Хочешь себе нового партнера по бизнесу?
   Но я уже не слушала. Вновь заглянув в кладовую, вдохнув невероятную смесь ароматов хвойного леса и заливных лугов, отрешилась от всего земного.
   - Я ушла, - послышалось издалека.
   Я кивнула и махнула рукой:
   - Обереги сватоучюдесные пути и Благость дажди сохранение Яви! - пусть берегут тебя боги на сложном пути.
   Словно воздушные пузыри всплывали на поверхность сознания воспоминания о молитвах и славах богам. Их когда-то давно читала бабушка. Вечерами под аккомпанемент цикад, на рассвете с поклонами первым лучам, перед каждым приемом пищи. Короткие хвальбы спорили дело, насыщали силой, приносили радость. Мы мало болели и много смеялись.
   Бабушка говорила, человеку, с которым разговаривают боги, нет необходимости врать и обманывать. У него нет времени для грусти, потому что грусть никогда не заглядывает в его дом.
   Я еще раз погладила мягкий мех на опушке алого одеяния - что там бабушка говорила про эту шубку? Она явно не простая, не для повседневной носки - слишком уж нарядная. Как бы вспомнить?
   За спиной что-то грохнулось, перепугав меня до смерти. Однако на окрик никто не откликнулся, и я решила, что можно выходить из укрытия. Но скалку, так удачно подвернувшуюся под руку, все же прихватила.
   В комнате было пусто. Однако, что-то издало тот звук...
   Не выпуская орудие истязания теста, я покрутилась вокруг своей оси: искусственный свет хорошо освещал помещение - спрятаться было негде.
   - Здесь есть кто-нибудь? - вопрос остался без ответа. - Вея, это твои шутки?
   Однако, шутками здесь и не пахло - прямо передо мной недвижимое доселе чучело сокола раскрыло крылья и коротко пискнуло. Я замерла, коленки мелко задрожали. Я сто раз видела пернатое создание на одной из полок, но, клянусь всеми святыми, оно никогда не размахивало крыльями.
   - Счастья! - выпалила я и слегка поклонилась - птица еще раз тряхнула перьями, ответила низким поклоном и снова замерла, прожигая во мне дыру взглядом стеклянных глаз. Словно по команде тело перестало бить дрожь, я посмотрела на пол.
   Прямо под местом, где располагалось волшебное чучело, лежала раскрытая книга. Я наклонилась - буквы на какой-то миг расплылись, но вновь обрели четкость. Книга раскрылась на странице, посвященной главному богу борейско-славянского пантеона - звезде Ра.
   Так вот почему мозги мои автоматом выдали нужное приветствие. Бабушкину обитель посетил Ярило, поприветствовал меня своим тотемным образом. Именно ему я пожелала мира.
   Вот так я в очередной раз уверилась - теперь я по-настоящему дома.
   Полистав книгу, исписанную бабушкиным почерком со смешным наклоном влево, обнаружила черно-белую фотографию - Желя Дажгоровна во всей красе в длинном расшитом одеянии с меховой опушкой и в меховой же шапке.
   - Мать моя женщина, это ж сколько лет этому пальтишко?
   Решив без промедленья исследовать одежду на наличие проплешин и следов от моли, я тряхнула стариной с золотой вышивкой и продела руки в рукава. Пускай в прошлый мой визит я уже мерила наряд, но не изучала его досконально, да и про истинный возраст пальто не знала.
   Шапка заняла свое коронное место, заставив меня чихнуть и почесать нос.
   Вытащив из-за стеллажа большое плоское зеркало и уперев его в стол, принялась крутиться, оглядывая себя со всех сторон. Красота неописуемая. Я улыбнулась себе, приосанилась, вздернула носик.
   - Никак не налюбуешься?
   От неожиданности перехватило дыхание: позади моего отражения обнаружилась сидящая у печки бабушка Желя. Я резко обернулась - никого. Снова в зеркало - сидит!
   - Ай, - пропела я поминальную по рассудку, - по-моему, я совсем не в ладах с собой.
   - Думаешь, опять в Нави?
   Я кивнула.
   - Нет, хорошая моя, ты в Яви.
   - А ты где?
   - Я в Прави. Потому и отпускают меня к тебе.
   Я медленно осела на пол, продолжая пялиться в зеркало. Бабушка открыла шкатулку, что держала до сих пор на коленях, вытащила короткую нитку алых бус и показала мне.
   - Наденешь, как за водой пойдешь. Там у колеса яшмовый оберег стоит - следует бусины с нитки сорвать и к столпу бросить. Да, и еще, скажи гостю, что все будет, как раньше.
   - Какому гостю, - я все же обернулась - у печи никто не сидел, только резная шкатулка темного дерева по-собачьи высунула язык из красных бус.
   В зеркале снова отражалась только я. Неплохо бы выпить успокоительного отвара. Однако, забыв про чайник на плите, я осталась без питья - вода выкипела. Вот и сбывается первое пророчество бабули - надо идти за водой к ручью.
   Всунув ноги в стоящие в сенях валенки, выскочила на мороз. Хлопнула себя по бокам и шмыгнула обратно в дом - ведро забыла. В очередной раз пришлось возвращаться с половины пути - бусы забыла.
  
   8 января.
   Карпаты, домик в низине.
  
   Притбор выбрал удобное место - небольшое хозяйство было видно, как на ладони. Посмеиваясь над метаниями девушки, прислушивался к лесу за спиной.
   Небольшие окна низкого домика манили заглянуть, а свадебное одеяние ярким пятном скользило по белоснежному покрову от домика до ручья. Радегаст продолжал улыбаться, наблюдая, как Слава переваливается через сугробы, пытаясь добраться до воды. Конечно, за двором никто не следил, и его засыпало снегом. Давно забытое чувство нежности родилось где-то в районе солнечного сплетения, разлилось по телу горячей волной.
   Решив, что пора делать добрые дела, пускай и в рамках задания, Притбор начал спуск с горы. Однако новое действующее лицо заставило волхва остановиться. С противоположной стороны к дому приближался молодой человек. Совсем молодой. Но сильный. Нес корзину и еще что-то в мешке.
   Притбор трижды прищелкнул языком, закрыл на секунду глаза и потянул носом. Призванное звуком щелчков умение зверя слышать на много километров вокруг, подарило мужчине возможность не присутствовать при разговоре подопечной с гостем, но при этом не пропустить ни слова.
   - Здрави буде, Славагора Велесовна! - парень говорил громко, издалека, чтобы не напугать хозяйку подворья.
   Девушка, только что сидевшая у столба с оберегом, поднялась и удивленно уставилась на новоприбывшего.
   - Вы меня знаете? - услышал Притбор.
   - О, поздравляю вас! - парень сбросил в высокий сугроб свою ношу и оценивающе окинул взглядом веду. Как оказалось, молодой человек, хоть и очень молодой, был как минимум на две головы выше ночной путешественницы, и враз почувствовав себя мужчиной, обнаглел. - Повезло же вашему жениху.
   Удивление и оторопь явно проступили на лице Раладиной, глаза еще больше округлились, а сердце скакнуло.
   - Вы меня, наверное, с кем- тот путаете, молодой человек. Я не собираюсь замуж. И все же, откуда вы меня знаете?
   - Ну, раз ты наряд свадебный надела, но жениха нет, - гость нахально перешел на "ты", - может, я в мужья тебе сгожусь?
   В нос Притбору ударил запах игриво настроенного самца - волхв взбеленился и ринулся к дому.
   - Вы крайне невоспитанны, молодой человек. Одежду я проветриваю, хоть способ и мог показаться вам странным. А женихаться со мной не стоит. Женихалка поди еще не выросла.
   Глаза юноши недобро сверкнули, он раздался в плечах и, не обращая внимания на шум, начал наступать на веду. И вот глянуть бы ему в бок, обратить внимание на хруст ломающихся веток - так нет, занята голова совсем другими мыслями. Был бы умнее, глядишь, и ребра остались целыми, а так...
   Огромный ком из снега и одежды врезался в дерзкого мальчишку, повалил в сугроб и заломил руку в болевом приеме.
   - Еще один шаг в ее сторону и больше никогда не сможешь починить руку. Или ногу. Или голову. - Радегаст нависал над непрошеным гостем, обдавал горячим паром лицо противника. Тот коротко кивнул. - Поди прочь.
   Парнишка вскочил, кинул суровый взгляд исподлобья на хозяйку дома и отправился в обратный путь.
   - И передай своим - все будет, как раньше, - донесся голос веды.
   Притбор обернулся на голос, улыбнулся и, не отводя глаз от пышного наряда, принялся обтряхивать снег. Та, кто вышла за водой, ждала объяснений.
   Волхв мотнул головой, избавляясь от остроты слуха и нюха, обвел рукой вокруг себя.
   - Дворника вызывали?
  
   Концовка данного произведения будет размещаться на платном ресурсе. Не стесняйтесь высказать свое мнение.
  
   8 января.
   Карпаты, домик в низине.
  
   Мозги пытались объять необъятное - вычленить из вороха полученной информации первоочередную. Притбор стоял, улыбаясь и разведя руки в стороны. Роились вопросы про непонятное поведение гостя, про еще более странное поведение так называемого спасителя, активное навязывание помощи... Хотя...
   - Вы готовы помочь мне убрать снег? - бесплатно только птички поют, говаривал один хороший человек.
   - Я уберу, вам одной не справится, - мужчина улыбнулся.
   - А взамен? - продолжила я.
   - А взамен, - Притбор обернулся, - а взамен вы меня накормите, - и направился за разбросанными в снегу гостинцами.
   Откуда мой новый знакомый узнал, что в мешке - еда, осталось тайной за семью печатями. Однако в дом все же его пригласила. И пока мой добровольный помощник расчищал подворье, я разглядывала дары: пирог с капустой в корзине, козье молоко в кожаном жбане - оригинально и не разобьется, копчености и, боги пресветлые, - целый окорок пряно пахнущий. Где-то тут был вход в подпол...
   Погреб был заставлен банками: в трехлитровых, словно натертые воском, блестели пузатые помидоры, в таре поменьше - яблоки-груши - вкус детства, в совсем крохотных - разноцветные джемы и варенья.
   Выбираясь на свет, не заметила, что в доме больше не одна, поэтому последние ступени чуть было не стали моими последними днями жизни: Притбор подошел сбоку, слишком тихо, скользнул тенью, я оступилась и стала медленно опрокидываться назад. Попыталась нащупать ногой выступ, но лишь коснулась его краем носка - нога проскочила, тело окончательно потеряло опору. Руки, которые мгновенье назад активно рассекали воздух, вдруг перехватили и с нечеловеческой силой дернули - я взмыла к потолку, описала дугу и приземлилась на ноги, расстегнутая дубленка развернулась веером и тут же запуталась, ударяя по коленям. Мы стояли далеко друг от друга, на расстоянии вытянутых рук, и мне было крайне весело. И приятно. И тепло. А вот Притбору, похоже, не понравилось, потому что он поспешил разомкнуть контакт.
   - Осторожнее.
   - Буду.
   Кушал гость скромно, особенно если учесть проделанную им работу: от порога и во всех стратегических направлениях расходились тропы. И когда только успел?
   - Слава, вы не желаете прогуляться?
   Очередной вопрос позволил посмотреть на вещи под другим углом.
   - Я хотела бы перед прогулкой кое-что выяснить, - вот так вот: и обещание дала, и ситуацию проясню.
   - Спасибо, - Притбор улыбнулся, - спрашивайте.
   - Откуда вы взялись тут?
   - Гулял.
   - Вы были здесь раньше?
   - Был. Красивые места.
   Я задумалась. Чувствую - не врет. Но ведь и я задаю общие вопросы.
   - Почему вы решили напасть на того парня?
   - Он вел себя невоспитанно.
   - Вы знаете, что на мне надето?
   Мужчина дернул уголком рта - вроде улыбнулся.
   - Свадебный наряд. Полагаю - не ваш.
   - Отчего вы так решили? - ишь, какой всезнайка!
   - Простите, Слава, но вы не очень трепетно к нему относитесь. Боюсь, вы вовсе недавно узнали, что это именно свадебный наряд.
   - А вы откуда знаете?
   - Вышивка на подоле - ритуальная, красный - цвет зари, начала нового, цвет истока. Ну, и самый дорогой краситель в древности. Редкий и праздничный. Это сейчас невест одевают в саван, выдавая замуж, словно в последний путь отправляют. Неправильно это...
   Мой собеседник загрустил. Но я еще не все выяснила.
   - Вы знали мою бабушку?
   - Нет. Но...
   Я ждала, а Притбор молчал. Смотрел на полки на стене позади меня, разглядывал тотемы.
   - Но я догадываюсь, кем была ваша родственница. Пойдемте, - гость поднялся, - я покажу.
   Я последовала примеру.
   - Мне надо переодеться.
   - Хотя вам очень идет... - послышалось уже от двери.
   Вот как, комплимент... Значит, мужчину стесняет лишь физический контакт? Подумаю на досуге. Как раз будет пара дней в поезде, чтобы обмозговать.
   Я все же переоделась. Думаю, прогулка будет совсем не по протоптанным дорожкам.
   Мы шли вверх, петляли меж деревьев, забирались на выступы, пока, наконец, я не обнаружила себя на краю обрыва. Испугавшись и приписав проводнику совсем нехорошие намерения, схватилась за ближайшую сосенку.
   - Вы меня боитесь? - взгляд мужчины вопрошал и давал ответ - просил о милости.
   Я вдохнула поглубже, спросила себя - не заболела ли особо опасной формой недоверия, и сделала шаг к кромке.
   - Осторожно, - Притбор предупреждающе вытянул руку, - а то мне надоест вас спасать.
   Ох, зря он так сказал. Я снова струхнула - попятилась назад, чем вызвала волну недовольства у собеседника. Но ругался он сам на себя.
   - Я расскажу вам про свои наблюдения. Про вашу бабушку. Вы знаете, почему дома гостиного двора "Борейские забавы" выстроены по кругу?
   - Удобно? - предположила я.
   - Разве? Посмотрите внимательно, - мне все же пришлось подойти ближе, - разве рельеф не предположил бы более эффективное использование площади? Выстроить дома в несколько рядов и ярусов - поместилось бы больше.
   Я присмотрелась: и вправду, зачем так было мучиться и выстраивать обязательный круг? Пожала плечами.
   - А ваша бабушка знала - она защитила свое детище. Она выстроила дома не по кругу. Она поставила дома на концы звезды...
   - Звезды Велеса, - я перешла на шепот. - Эти деревянные переходы, перекрещивающиеся дорожки. Если снег сойдет - все четко будет видно.
   Я была поражена.
   - Вот это что? - мужчина указывал на самый большой дом - избу "Рода".
   - Это изба "Рода".
   - А это?
   - Это домик Купала, а за ним - домик Перуна.
   Я перечисляла имена богов, перемещая взгляд за рукой мужчины, против часовой стрелки, пока не закончила именем Велеса.
   - И еще, - Притбор приобнял меня за плечи, перемещая немного в сторону, затем провел пальцем, копируя контур черной змеи - речушки, над которой стояла изба "Рода", - это нить, на которой висит ваш оберег - звезда Велеса.
   Сознание раздвоилось: одна часть меня восхищалась бабушкиной задумкой, а вторая обращала внимание лишь на жаркое дыхание у самого уха, на тяжесть мужских рук на плечах.
   - Ах, вот вы где! - раздалось из-за спины, вновь соединяя мою личность воедино. Притбор тут же отпустил меня, предварительно переместив на безопасное расстояние от края. - Прибор, дружище, давно ищу тебя.
   На обзорную площадку выходил Влодек. Шел с протянутой рукой и сигаретой в зубах. Только сейчас обратила внимание, что оба моих новых знакомых были без шапок.
   Притбор был явно не рад, руку протянул, но пожал вяло.
   - Любуетесь видами? Рассказываешь сказки Славе? Он вас не утомил?
   Последний вопрос, конечно же, адресовался мне, но похоже, Влодек не желал услышать ни единого ответа, потому как строчил без остановки.
   - На самом деле, Слава, ваша бабушка тут ни при чем. Это не она строила отель, а уже купила его готовым. И то, что она переименовала домики и сам отель, обозначив принадлежность к славянскому язычеству - только рекламный трюк. Уловка.
   Влодек постепенно переместился и встал между мной и Притбором, а затем вообще умудрился взять меня под локоток и потянуть за собой.
   - Речка-нитка, - пыхнул мужчина, - сказки и выдумки. Русло-то искусственное. А домики вообще-то так расположили, чтобы никто не заглядывал соседям в окна.
   Я качала головой - вот это вполне резонно. Притбор молча брел за нами, а Влодек продолжал увлекать меня за собой, обратно в низину.
   - Тут половина деревень, что остались нетронутыми войной построены таким же образом. Дома по кругу. Спиной ко всем. - Влодек склонился ко мне, выдыхая ароматный дым, - разве стали бы дружные семьи выстраивать дома спинами друг к другу? Всем есть, что скрывать. Никто не желает быть замешан в чужих делах. Вот только бабы... те нос из ворот высунут, подслушают чего и давай разносить сказки, приукрашивать.
   Я слушала раскрыв рот. Шла и всматривалась в профиль собеседника. Красивый, но приторный. Такие обычно завышают себе цену и имеют друзей. Да, да, именно имеют.
   - Радегаст, ты там не потерялся часом? - спросил, но даже не оглянулся. Вместо него это сделала я.
   Обернулась, убедилась, что Притбор не отстал, и тут же поплатилась за любопытство - споткнулась и полетела. И летела бы я долго, если бы не ловкие руки Влодека: мужчина подхватил меня за талию, провернулся, хватаясь за ствол дерева, и тут же подгреб меня к себе. Наши лица оказались совсем близко, но в силу разницы в росте, я уткнулась носом в шею спасителю. Дурманящий запах пробрался в ноздри, оплел паутиной, волосы под шапкой зашевелились.
   - Не стоит благодарности, - прошептал добрый гость и почти оттолкнул от себя.
   Что за день такой сегодня - все сначала спасают, а потом бросают?
   У дома стояло два снегохода - один мой, а второму я была удивлена.
   - Это мой, - поспешил успокоить Влодек. Однако вызвал только больше подозрений - к смотровой площадке он пришел с другой стороны. - А что, хозяюшка, напоишь узваром добрых молодцев?
   Притбор получил от друга мощный удар под ребра, но сделал вид, что ему приятно, и крепко сжал в объятиях плечи товарища. Теперь кривился Влодек.
   - Заходите, гости дорогие, - сделала свой ход, - попотчую вас, чем боги одарили.
   А у самой в голове - месть! Найду сейчас у бабушки в закромах рецепт какого-нибудь отвара, языки развязывающего и попотчую-попотчую.
   Найти книгу рецептов не удалось, пришлось заваривать обычный сбор, только чабреца побольше бросила.
   - Вот ты говоришь, - Влодек подвинул тарелку с сушками поближе ко второму гостю, - звезда Велеса. А кто о ней помнит вообще? Кому она нужна? Даже евреи, и те ее ополовинили. Это я в продолжение нашего с вами разговора, Слава. Помните? Мы обсуждали тотемных животных и восточный календарь. А ведь все связано.
   - Знаешь, Влодек, - тарелка с сушками подвинулась ко мне, - если бы не ограниченность во времени, все было бы как раньше. Земля вращается все быстрее, дни становятся короче. Люди не успевают за свою жизнь сделать и выучить и сотой доли всей вселенской мудрости.
   - Ты оправдываешь человечество?!
   Мне было крайне интересно:
   - А почему Земля крутится быстрее?
   - О, это очень интересно! - первым выскочил на сцену иностранец. - Земля - это фигуристка. Если она, фигуристка то есть, крутит фуэте на месте, то чем больше она вытягивается в струнку, тем быстрее вращается. Так же и наша планета - обрастает на полюсах льдами, вытягивается вдоль своей оси, и крутит нас быстрее.
   Я смутно помнила подобные рассказы.
   - Еще пятьсот лет назад Антарктида была зеленым континентом. В записках европейских путешественников говорится про странные земли с животными, огромными, словно корабли, с длинными шеями и кожей, как у змеи.
   Я перевела взгляд на Притбора - тот опустил голову: то ли соглашаясь, то ли игнорируя рассказ.
   - По телевизору шумят: парниковый эффект, парниковый эффект! Какой еще парниковый эффект, если площадь льдов на полюсе расширила свои границы на четыре километра за последние десять лет?! Нас ждет не потоп, а ледниковый период.
   Я невольно глянула на окно - стекло было полностью темным.
   - Уже ночь? Пора домой...
   Сказала вроде как для себя, но гости тут же поднялись из-за стола.
   - Ты пешком или тебя подвезти? - Влодек ухмыляясь, смотрел на товарища.
   - Мой конь стоит привязанный чуть выше по ручью. Так что я поеду с вами.
   - Ну, как хочешь, - мужчины шагнули в дверь, с улицы потянуло холодом и сладким дымом - кто-то закурил.
   Высохший свадебный наряд я повесила снова в кладовую, напоследок провела рукой по меху, улыбнулась, вспомнив бабушкино фото, и выключила свет. Большое зеркало так и стояло прислоненное к столу. Проходя мимо, я заглянула в отражение: за спиной, на скамье у самой печки сидела Желя Дажгоровна и укоризненно качала головой.
   Из сеней позвали. Я отвлеклась, а когда вновь перевела взгляд к зеркалу, больше никого не увидела.
   Пора домой - к звезде Велеса.
   Первым в нашей троице ехал Влодек, затем - я, и замыкал шествие Притбор. С веток сыпал снег, расчерчивая пространство, что выхватывали фары, в косую линию. Из-за шума двигателя ничего не было слышно, но обсуждать так же было нечего. Я просто ехала, ориентируясь на горящие впереди огни стопов, как вдруг маячки вильнули в сторону, а железный конь и его наездник покатились в кусты. Я не успела сообразить, что произошло - нечто огромное с горящими глазами и горячим дыханием сбило со снегохода и вдавило в снег. Я на мгновенье окунулась лицом в холодную кашу, уши заложило, но тут же из темноты ледяного плена меня резко вырвали и оттолкнули к деревьям, прочь от тропы.
   Я ничего не видела - глаза залепило колючей стружкой, паника отхватила половину туловища. Я слышала рык и вой, звук разрывающейся ткани, но толстые перчатки мешали очистить лицо. Наконец, удалось освободить руки и убрать снег. Боги, лучше бы я оставалась в неведении.
   В свете фонаря одного ровностоящего снегохода была видна драка - на наш караван напали волки. Влодек отбивался парой длинных ножей - и где только их прятал? Притбора не было видно, но ломающиеся сучья и громкий рык со стороны, куда не доставал свет, обнаруживал еще одну потасовку. Я сидела в сугробе - меня волки не трогали. Значит, следует этим воспользоваться.
   На моем скакуне должна была быть сигнальная ракета. Пускай - не оружие, но распугать стаю сможет. Я на четвереньках принялась передвигаться к снегоходу. В толстый ствол дерева прямо над моей головой врезалось нечто и с диким скулежом рухнуло в снег. Мне на какой-то миг стало жаль "собачку", я даже не задумалась, каким образом волк смог отлететь от свалки так далеко да еще и с такой скоростью. Однако, послужил своеобразным напоминанием - я вновь ринулась за ракетницей.
   С двух сторон раздавались рык, скрежет, треск и вой. Было страшно до невозможности, из головы враз вылетели все слова молитв-оберегов, я полагалась лишь на собственные силы. Вот она - моя цель! Рука протянулась к перевернутому, но все еще разгоняющему темноту снегоходу. Сумка оказалась придавленной сиденьем, пришлось отгребать снег, закоченевшими пальцами вытаскивать пистолет.
   Куда стрелять? В кого целиться? С какой стороны волки? Как не поранить своих? Они еще живы? Куда нажимать? Тут есть предохранитель?
   Я встала во весь рост, обхватила рукоять ладонями и направила в сторону Притбора, но нажать на курок не успела - из темноты на меня выпрыгнула зубастая пасть. Я усела закричать, перед тем, как меня повалило назад, а потом уже не переставала визжать - волк зубами вцепился в левое плечо, задней лапой полоснул по руке - ракетница улетела. Я пыталась отбиться, найти болевую точку под толстым слоем шерсти - бесполезно. Верхняя одежда пропиталась кровью, рука отнялась, левый бок горел огнем.
   Попрощавшись с жизнь, впала в апатию. Заметила, как ножом рассекло пасть чудовища, склонившегося надо мной, как брызнула алая кровь, как волк бросил меня, отвлекся на нового противника. Руку пекло, словно кто-то наложил горящих углей. Казалось, сердце сгорит, сварится, как рак, перестанет биться.
   Из транса выдернул Влодек, но я вместо друга увидела врага, очнулась от испуга, дернулась, попыталась отползти. Мужчина тянулся ко мне, но истерика была сильнее - я колотила воздух рабочей рукой, отползала прочь от монстра. Лицо, что я видела перед собой, не было человеческим.
   Я слышала, как мужской голос произносил мое имя, но видела лишь раздвоенный язык, выпрыгивающий из пасти змея. Паника... Истерика... Я звала на помощь, но никто не шел.
   Отползая назад, уперлась во что-то мягкое. Новая волна испуга накрыла с головой - мягким был враг! Непослушное тело дернулось, я обернулась и тут же была схвачена, зажата в тиски и прижата к холодному камню.
   - Притбор! - кто-то орал у меня над ухом, кто-то не давал мне пошевелить ни рукой, ни ногой. - Притбор, сюда! Хватит! У нас проблема!
   Я опять бредила - мне снова мерещился змеиный язык у самого уха.
   В круг света вступил Радегаст - грязный, взъерошенный, в порванной одежде.
   - Ты все? - уже знакомый голос раздался над головой - это Влодек держал меня, - у нас ранение и яд в крови. И галлюцинации. Змеем меня обзывает...
   - А ты и есть змей! - Притбор плюнул кровью. - Рана большая?
   Хватка ослабла, одна рука пленителя потянула ворот разодранной куртки комбинезона. Я решила воспользоваться случаем - попыталась вырваться.
   - Ах, ты ж, выдра! - меня снова спеленали по рукам и ногам. - Давай сам!
   Я следила за мужчиной: бросился в ноги, дернул на плече ткань, разрывая еще больше и открывая левую часть груди. Он смотрел на рану, а я смотрела на него.
   - Чего стоишь, увалень? Потом пялиться будешь! Светоч спасать надо! Давай борачивайся!
   Притбор отходил задом, не отрываясь, смотрел на меня. Я снова задергалась - не оставляй меня со змеем!
   - Тише, моя хорошая, тише, - зашептал на ухо монстр, - все будет хорошо. Мы сейчас тебя вылечим. Я знаю - больно. Я знаю - печет. У оборотней иногда так бывает. Укусит и ядом изойдет. А нам потом страдай. Лечись. Вот и тебя сейчас вылечим, ничего болеть не будет.
   Я не верила, смотрела, как Притбор раскинул руки над головой, запрокинул лицо к небу, затем резко присел, сжался в клубок, зачем-то кувыркнулся через голову и утробно зарычал. И чем больше нарастал звук, тем больше становился комок. Меня трясло, сердце сжималось, а глаза уже совсем не моргали.
   - Оборотни злые, - продолжал шептать голос, - мстительные. Ведь бабушка рассказывала тебе, правда? Их не надо бояться, их надо жалеть. Потерянные души, не нашедшие своих потомков. Мстительные и не прощенные.
   Да, да, я помнила: цикл перерождения возможен, но только если твой род продолжается. Душа ушедшего возвращается, но если не находит наследников - вселяется в животное. И обязательно в хищника, в сильного, в лютого. Ведь если род закончился, значит, кто-то в этом виноват, а значит, должен быть наказан. И душа вернувшаяся ищет, а если не находит, получает еще один шанс на возобновление линии рода - раз в месяц животное может вернуть себе облик человека. Раз в месяц на один день и раз в год на один месяц.
   Пока воспоминания лились потоком, глаза неотрывно следили за растущим черным комом, а уши уже не слышали шепота.
   Горб все рос и рос, утробный рык нарастал пока не превратился в рев - передо мной скинув морду к небу вырос медведь. Я снова закричала и попыталась вырваться. Медведь шел медленным шагом на меня, а змей все еще держал.
   Крик вылился в рыдания и скулеж. Медведь ткнул носом в рану - боль пронзила тело и выгнула его дугой.
   - Дурень! Ты чего творишь?! - Влодек рвал и метал, сидя со мной в обнимку.
   Мишка рыкнул на конкурента и принялся медленно зализывать псиную метку. С первых же касаний телу стало легче. Жар начал отступать, сознание очищаться. Страха перед животным я не испытывала: потапыч чесал языком кожу на плече, груди, ребрах. Слизывал кровь и постоянно заглядывал в глаза - не больно ли?
   Эти откровенно человеческие взгляды начали меня смущать, пришлось отвлекаться.
   - Влодек. Почему они напали?
   - Откуда ж мне знать? Может, вон этот им дорожку перебежал? А, топтыгин, никого не порешил за последние десять лет?
   Медведь нехорошо глянул мне за спину и включил мотор.
   - Ладно, ладно, но я им точно малину не портил.
   Зря съязвил - медведь рывком оторвался от земли, встал во весь могучий рост и зарычал, разбрызгивая слюну.
   - Погоди, Влодек, у меня есть предположение, - я попробовала пошевелить раненой рукой - бесполезно. Но хоть уже не больно, - Притбор, остынь. Тот парень, что приходил, он тут?
   - Что за парень? - тут же подхватил эстафету недавний змей.
   Я покачала головой.
   - У меня еще будет время тебе все рассказать. И судя по всему, к вам у меня будет не меньше вопросов, - я попыталась встать, не удержалась на ногах и схватилась за первое, что подвернулось под руку - за мохнатое ухо успокоившегося мишки. А со спины поддержал Влодек.
   Попыталась прикрыть оголенную грудь обрывками комбинезона - не вышло. Так и держала руку, собирая лоскуты в кучу.
   - Ты, наверное, мохнатый, давай сам до дома добирайся, а я девушку довезу. И не переохладись.
   Мне шутка показалась удачной. Или только показалась? Завтра разберусь. А пока прикрою глаза на чуть-чуть, пускай меня сильный и храбрый мужчина транспортирует домой.
  
   Концовка данного произведения будет размещаться на платном ресурсе. Не стесняйтесь высказать свое мнение.
  
   Рука все еще отказывалась полноценно работать - висела плетью. Все силы уходили на то, чтобы не смотреть на растерзанную кожу. На плече и левой груди останутся шрамы - это ужасно!
   Слезы вновь покатились градом. Смешиваясь в горячей водой, льющейся прямо на голову, уплывали в канализацию отеля "Борейские забавы".
   Я слишком много видела. Крайне много непонятного, необъяснимого и невероятного. Хотя, как раз наоборот - абсолютно объяснимого. Призрак бабушки, оборотни, обостренный слух и нюх, слюна, залечивающая раны. Но шрамы все равно останутся. Пускай не на коже, но на сознании.
   Кто я такая? Почему на меня обрушилось все это?
   В дверь постучали:
   - Слава, ты в порядке?
   Когда это мы с Влодеком успели сдружиться? Когда он держал меня и шептал на ухо сказки? Когда огромный и бесконечно ласковый мишка зализывал мою рану?
   По телу пробежала волна озноба, кончики пальцев и уши загорелись огнем. Боги, меня облизывал медведь! Меня облизывал обернувшийся медведем мужчина... А другой держал, чтобы не сбежала. Это была крайняя необходимость! Почему же тогда я чувствую себя участником игрищ? Интимных и совершенно бесстыдных?
   Следовало срочно избавляться от подобных мыслей.
   - Я уже выхожу! - крикнула, закручивая кран до упора. - Все в порядке.
   Но порядка на самом деле, не было. Вытереть тело одной рукой еще можно, но вот закутаться в полотенце - никак.
   - Может, тебе нужна помощь? - голос через двери звучал приглушенно. И очень надеюсь, что мужчина за перегородкой не умеет читать мысли.
   - Я сама справляюсь!
   Я все же завернулась, зажала по мере сил один край полотенца подмышку больной руки, обкрутила полотнище вокруг туловища и все же закончила процедуру. Будем надеяться, что конструкция выдержит.
   Щелкнул замок - я открыла дверь.
   - У меня рука не шевелится, - пожаловалась я, не отрывая взгляд от пола.
   Хозяин домика подтолкнул меня в направлении зеркала, зашел сам.
   - Сейчас глянем, - на столик у раковины прыгнул белоснежный кофр с алым крестом. - Но хоть не болит?
   Вот за это я и была благодарна - половина руки зияет дырами, а боли нет. Полотенце прижато к открытой ране на груди, а мне не больно!
   - Давай смотреть, - сзади под коленки подъехал стульчик, я плюхнулась на сидение.
   Мужчина суетился вокруг меня: накладывал швы, заклеивал хирургическим клеем, сокрушенно качал головой, протирал и кривился.
   - Влодек...
   - Погоди, снимай полотенце!
   Я сделала вдох поглубже, чтобы высказать свое "фе", но сдержалась - следовало обработать рану и на груди. Переборов стеснительность, убедив себя, что сейчас в ванной комнате домика "Мораны" есть только пациент и доктор, распустила узел на полотенце. Ткань упала, открывая только необходимую для лечения часть. Прикрыла глаза и отвернулась, чтобы не смущаться.
   Спасибо Влодеку, он воздержался от комплиментов и сдавленных охах.
   - Ну, тут попроще будет. Тебя зеленкой мазать или йодом, - юмор - это хорошо.
   - А после чего больше шрамов остается - после йода или после зеленки? - шутка из репертуара школьника получилась.
   Мужчина молчал, сопя над ухом, обрабатывая царапины смоченным в спирту тампоном. Я повернулась на звук.
   - Так что со шрамами? - повторила я, не желаю слышать ответ.
   - Ну, ты же едешь домой? Могу подбросить тебя в какую-нибудь частную клинику, пускай пластику сделают красивую, - пробубнил мужчина, не отрываясь от процесса.
   - Зачем Притбор меня облизывал?
   Влодек нахмурил брови, уделяя еще больше внимания ранениям.
   - Нейтрализовал яд.
   - А сразу залечить он не мог?
   - Не мог. Слюна - только противоядие.
   - А у кого слюна с косметическим эффектом?
   Это что, я только что пошутила?
   Гостеприимный медбрат, наконец, оторвался от увлекательного занятия. Рука мгновенно натянула полотенце на голую грудь.
   - У меня - с эстетическим эффектом, - Влодек смотрел прямо и открыто, - можем попробовать, возможно, и косметический эффект присутствует.
   В принципе, можно было бы и улыбнуться, да только та серьезность, с которой были произнесены последние слова, не позволила улыбке даже тронуть губы.
   - Очень испугалась? - мужчина продолжал смотреть, замерев сидя на корточках прямо передо мной.
   Простой вопрос заставил вспомнить не столько события, сколько испытанные чувства. Страх словно накинул на голову лоскут плотной мешковины, тело забило мелкой дрожью, а глаза вновь наполнились влагой.
   И уже через какое-то мгновенье я сидела на коленях у мужчины и рыдала навзрыд, а он гладил меня по голове, шептал ласковые слова. И, ах, если бы помогало! Но нет, становилось только хуже!
   - Все! - я подскочила с места, чуть не потеряв из-за недействующей руки свое банное одеяние. - Все! Не буду больше плакать! У меня еще куча вопросов к тебе. И к медведю. Почему рука не работает? Почему я ее не чувствую?
   Влодек поднялся, продолжал гипнотизировать взглядом.
   - У тебя временная местная анестезия, если так можно сказать. Как только действие яда закончится - сразу придет боль.
   Я скривилась, попыталась снова заплакать. Мой спаситель снова приблизился, провел рукой по мокрым волосам, затем вообще подвинул, чтобы сгрести в кучу и обнять.
   - Хочешь, я тебе кофе сварю? - услышала над ухом. - Вкусный, с мятным сиропом и пирожное принесу. Сладкое имеет благодейственное влияние на расстроенный организм. Или хочешь, уложу тебя спать? Сон - хорошее лекарство.
   Идея была крайне заманчивой. Тем более, Влодек, как кот-баюн, согревая собственным теплом, бормотал приятности на ухо, укачивал поступательными движениями, склонялся все ниже, окутывая дурманом. Очнулась я лишь когда слишком осмелевшие губы добрались до ключицы.
   - Стоп! - я попыталась отгородиться от осмелевшего соблазнителя, но потерпела неудачу. Одно из двух: или полотенце держать, или отталкивать нахала. Я выбрала первое и выкрутилась из объятий. - Влодек. Хватит пудрить мне мозги. Посмотри на себя. Где я и где ты? Ты птица совсем не моего полета. Не надо! А то я не вижу!
   Мужчина поджал губы, дернул головой, поддерживая меня - переиграл.
   - Вея и ей подобные - вот твой уровень. А не такие серые мышки, как я. У тебя была прекраснейшая возможность поиграть с моей сестрой. Ты эту возможность, простите, слил в унитаз. Со мной не поиграешь. Значит, тебе от меня что-то нужно. Что?
   - Ну, почему ты решила, что мне от тебя что-то нужно? - соблазнитель расплылся в белозубой улыбке, выудил из стенного шкафа махровый халат и протянул мне.
   И как? Я должна снова сделать выбор - халат или полотенце?
   Еще раз жалостно вздохнув, мужчина обошел меня сзади и предложил помощь. Облачая меня в огромный белоснежный балахон, Влодек продолжил:
   - Ты себя абсолютно недооцениваешь. Вот скажи, ты уже поняла, почему оборотни напали?
   Я мотнула головой.
   - Да потому что кое-кто их спровоцировал. - я все еще непонимающе мотала головой. - К тебе гость приходил?
   - Да.
   - Знаки внимания оказывал?
   - Да, сомнительные, конечно...
   - Но все же знаки. А Притбор что сделал?
   Я закатила глаза, вспоминая происшествие у ручья.
   - Он набросился на парня.
   - Вот! - Влодек развернулся и зашагал по коридору в сторону кухни. - А тот оскорбился и решил отомстить. Если бы Притбор повел себя более цивилизовано, этого всего не случилось бы. Ты не против?
   Я не поняла, к чему был задан вопрос - по отношению к сигарете или к ситуации. Села за стол, чтобы подумать. В чашку перед носом полился кипяток.
   - Да, - задумчиво потянула я.
   - Вот так вот, звери, они все такие...
   - ...нецивилизованные, - я все еще в задумчивости подняла чашку, но так и не донесла ее до рта, поставила обратно.
   Во входную дверь затарабанили.
   - А вот и мишка пожаловал.
  
   Концовка данного произведения будет размещаться на платном ресурсе. Не стесняйтесь высказать свое мнение.
  
   Притбор был полностью одет. Стоял в дверях, не обращая внимания на тщетные попытки Влодека сдвинуть гостя с места, и смотрел на меня из-под бровей. Я внезапно почувствовала себя крайне виноватой перед мужчиной. Хотя, в чем провинилась-то? Неприятное чувство ворочалось в животе, давя на сердце.
   Хозяин гостеприимного домика, устав повторять слова приветствия, махнул рукой и снова присел за стол.
   - Итак? - спросил иностранец, заставив меня перевести взгляд.
   - Как твоя рука? - Притбор обошел меня позади и присел на корточках. Я недовольно отметила мокрые и грязные следы, оставшиеся на деревянном полу, протянувшиеся дорожкой от порога до кухни.
   - Она не шевелится, - тот непонятный комок в животе взорвался злостью, пришлось стиснуть зубы, чтобы не брызнуть случайно желчью.
   Притбор кивнул головой, немо спрашивая позволения осмотреть рану. Жесткие пальцы царапнули кожу шеи, отгибая аккуратно ворот халата, глаза сурово вцепились взглядом в поврежденную и наскоро залеченную кожу.
   - Если хочешь, чтобы рука заработала, надо снять действие обезболивающего, - после нескольких минут осмотра, выдал лекарь.
   - Будет больно? - уточнила я.
   - Очень...
   - Да что ты пугаешь девушку?! - вступился за меня Влодек. - Слава, пускай сама по себе заживает, это же левая рука - она не главная. А пока можешь пожить у меня, я буду тебе помогать одеваться.
   И таким ласково-сальным взглядом одарил меня мужчина, что мне тут же захотелось обтереться средством для мытья посуды.
   Подавив отвращение, вежливо поблагодарила, но отказалась:
   - Мне завтра на поезд надо - домой.
   - Вы уезжаете?! - Притбор удивился, словно первый раз слышал. Или действительно, не знал про мои планы?
   - Так, - я хлопнула ладошкой по коленке, - мне нужны объяснения. А потом - снова сделаете мою руку рабочей.
   Молчание - знак согласия.
   - Кто начнет? - я выжидающе переводила взгляд с одного на другого. А мужчины играли в гляделки. - Хорошо. Притбор?
   Мужчина, наконец, соизволил сесть за стол.
   - Притбор, почему волки на нас напали? Почему ты стал медведем? Зачем ты меня облизывал?
   Мужчина молчал, я ждала. Влодек крутил свою опустевшую чашку, издавая противный скрежещущий звук.
   - Волки напали, потому что я их спровоцировал. Одного из них.
   - Когда? - я старалась не задавать наводящих вопросов, но боги пресветлые, как же чесался язык!
   - Когда он приходил к вам с дарами.
   - Волк ко мне с дарами точно не приходил, - я прищурилась, заглядывая в такие же узкие щелочки глаз Притбора.
   - Сегодня днем у ручья, когда вы были в том свадебном наряде к вам приходил молодой человек.
   При словах о свадебном одеянии Влодек подвинулся ближе к столу, навострил ухо.
   - Это был человек, - констатировала я увиденное утром.
   - Это был не человек, - Притбор заскрежетал зубами, - это был оборотень, набравший силы столько, чтобы долгое время оставаться в человеческом обличье.
   - Как интересно, - озвучил мои мысли Влодек, и снова откинулся на спинку стула.
   Притбор обернулся к собеседнику:
   - Не паясничай.
   Вместо ответа мужчина со сладко-приторной внешностью поднял руки в жесте повиновения.
   - Итак, если я правильно поняла, то ты, Притбор... кстати, давай уже и ты переходи на "ты", потому как мы с тобой породнились, когда ты облизывал мою грудь, - мужчина поперхнулся, а Влодек ехидно ухмыльнулся, - избавил меня от одного волка, но тем самым натравил на нас целую стаю?
   - Я бы сказал, - влез иностранец, - что это даже не волки были, а трусливые шакалы. Напасть из темноты, целой оравой на трех беззащитных путешественников.
   - Помолчи, пожалуйста, - я зыкнула в сторону влезшего вне очереди болтуна, - ты-то точно не был безоружным. Притбор, дальше, пожалуйста.
   Мужчина вздохнул и решил закончить речь.
   - Оборотни, как ты знаешь, Слава, это души ушедших, которым больше не в кого возвращаться, потому что их род закончил свою линию. На Велесовы зимние Святки богами им дозволено больше, чем обычно - можно дольше оставаться человеком, чтобы найти себе жену и продолжить род. - Я слушала с открытым ртом. - Вот и решил, наверное, тот осмелевший, что ты для него станешь хорошей женой. Но я считаю, что если тебе дозволено стать человеком, то и вести себя ты должен, как человек.
   Влодек попытался встрять с комментарием, но был остановлен крайне серьезным взглядом Притбора.
   - Так, понятно с этим. Как ты в медведя превратился и зачем? И почему не сделал этого раньше, чтобы отбиться от волков?
   - Не превращался я полностью, но силу и чуткий слух призвал сразу.
   - Ух, ты, - выдохнула я, - и ты можешь частично превращаться?
   Мужчина кивнул.
   - А зачем же тогда после полностью превратился?
   - Во-первых, полная трансформация - это полная форма достоинств оборотня...
   - ... и недостатков, - все же влез Влодек. Теперь и от меня получил офтальмологический нагоняй.
   - Я должен был стать медведем, чтобы залечить рану и убрать яд оборотня.
   - А если бы не убрал, я бы стала оборотнем?
   - Нет.
   - А что?
   Поджатые губы и молчание подсказали, что финал бы мне в любом случае не понравился.
   - Ладно, - я сделала глубокий вдох, - а почему ты рану не залечил, а только "продезинфицировал"?
   - Я не могу залечить, только ты можешь.
   Удивлена ли я была - нет? Немножко шокирована.
   - Ты не можешь так поступить, - ехидно заметил Влодек, обращаясь к Притбору.
   - Почему не могу? Я не могу отвечать на вопросы? Я ведь не обманываю, не лгу, как некоторые.
   - Мужчины, вы о чем? Если я могу залечить сама свою рану, то я хотела бы знать, как.
   - Дъявол! - Влодек стукнул кулаком по столу и подскочил с места. Отвернулся и пошел к холодильнику.
   - Притбор? - я отвлекла мужчину от созерцания льющегося янтарного виски в низкий стакан Влодека.
   - Ты можешь залечить свою рану, если обернешься.
   - Я оборотень?! - вот это был бы настоящий шок, если бы не ответ мужчины.
   - Нет, - Притбор махнул головой. - Ты не оборотень.
   От сердца тут же отлегло, но желание отхлебнуть из чужого бокала осталось.
   - Я ничего не понимаю, если для лечения надо обернуться, но я не оборотень, то как смогу сама себя вылечить, не превращаясь?
   - Для того, чтобы обернуться, надо выбрать сторону Солнца.
   - Чего? - я совсем запуталась и готова была сдаться. Час поздний-то.
  
   9 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Мораны".
  
   - Слава, позволь мне тебе все объяснить? - иностранец снова уселся за стол напротив меня, грея в руках шестигранный стакан.
   Я благосклонно позволила Влодеку перехватить инициативу, ведь на вопросы, заданные Притбору, я уже получила ответы.
   - Ты знаешь, что есть две стороны. Были и всегда будут. Культ Солнца и культ Луны.
   Я кивнула - конечно, знаю.
   - Это вера наших далеких предков. И оборотничество - одна из возможностей людей, которые верят в..., - рассказчик замялся, - верят в это.
   Притбор по-медвежьи фыркнул и тоже направился к холодильнику.
   - То есть, если я не буду верить, то и обернуться не смогу? И не смогу сама себя вылечить?
   - Вот именно! - обрадовался Влодек. - Тем более, зачем тебе это, если я уже пообещал оплатить тебе операцию у пластического хирурга?
   Я замерла - когда это он обещал "заплатить"?
   - А ты веришь? - уточнила у иностранца.
   - Конечно, верю!
   - И в кого ты превращаешься?
   Влодек моментально сник. Зато второй мой собеседник, переняв привычку собрата кривляться, зло усмехнулся.
   - Для того, чтобы уметь превращаться, надо не только верить в это, - Притбор уселся на место, поглядывая на мою чашку с остывшим кофе, - еще надо выбрать сторону Света.
   Становилось еще более интересно.
   - Я хочу вылечиться. Как мне выбрать сторону Света?
   - Э, нет, - Влодек вытянул руку и вскочил со стула, - так сразу нельзя. Ты должна делать выбор, опираясь на объективные рассуждения... наблюдения.
   - Почему нельзя? - возмутился Притбор и тоже поднялся. - Девушка хочет - пусть сама выбирает!
   - Да, действительно, - вступилась за свою свободу и я, - почему я не могу, если хочу?
   Гаденькая улыбочка растянула губы иностранца.
   - Потому что, милая, - Влодек подошел ко мне, присел на диванчик, взял больную руку в свою ладонь, - в твоих руках сейчас судьба человечества, и выбрав сторону, ты будешь ответственна не только за себя, но и за события, которые произойдут сразу после того, как ты определишься со своим выбором.
   - Чего?! - я выпучила глаза. Бросила молящий взгляд на Притбора, - ну, хоть ты скажи... Что за бред несет этот сумасшедший? Какая судьба? Какое человечество?!
   - Авесты любят пафос, - снисходительно посмотрев на соседа по кухне, произнес Притбор, - но ты, действительно, сейчас стоишь перед выбором.
   Я переводила взгляд с одного мужчины на другого, на ладонь, которая совсем не чувствовала мягких поглаживаний, силилась понять, перед выбором чего меня поставили.
   - Кто такие авесты?
   - Помнишь землетрясение и лавину? - Влодек завладел миом вниманием, проигнорировав вопрос. - Помнишь?
   Я кивнула.
   - Что-то еще странное происходило?
   Я принялась рыться в памяти:
   - Лавина, мы упали, я ударилась, бабушка варежку подарила, потом в баре я жонглировала бутылками, потом решила не продавать бизнес, потом вино мы с тобой пили... Ты чем меня тогда опоил?! Мне так паршиво никогда не было! Я вообще никогда не напивалась до беспамятства! Я никогда не просыпалась в чужой постели без воспоминаний о прошедшем вечере!
   Влодек не пытался остановить скорбный поток. Зато проследил за моим взглядом на последних словах и округлил глаза, уставившись на Притбора.
   - Она в твоей постели проснулась?!
   - А должна была в твоей? - съехидничал рыжеволосый.
   - Я ничем никого не опаивал! - возмутился рассказчик.
   - Кто такие авесты? - я вспомнила, что меня проигнорировали.
   - Да, - Влодек внимательно посмотрел на меня, - надо было с этого начинать. Авест - это я. Авестами называют поклонников Лунного культа. А он - волхв.
   - Поклонник Солнечного культа, - продолжила я.
   - А ты - чистая душа, - откликнулся Притбор. - А сейчас ты еще и Светоч Творения.
   Меня затрясло, да так сильно, что мужчины не на шутку перепугались. Поспешили влить в меня виски. Я скривилась, но выпило - дрожь ушла.
   - Я -кто?!
   - Ты Славагора Велесовна Раладина, хозяйка гостиного двора "Борейские забавы", учительница начальных классов...
   - Хватит! - перебила я авеста. - Почему я?
   Мужчины замолчали. Первым откликнулся Притбор.
   - Только ты и сможешь ответить на этот вопрос.
   - Зашибись! - я вскочила на ноги, прошла к камину, не замечая, как летает сама по себе нечувствительная левая рука. - Зашибись! За что?!
   Я обернулась, но лишь для того, чтобы увидеть пожатие плечами.
   - Так, - я решила разложить все по полочкам. - ВЫ двое - конкуренты. И вам от меня нужно только одно - ваш Светоч. Да?
   - Нет! - хором ответили мужчины и криво улыбнулись друг другу.
   - Авесты и волхвы бывают только мужского рода?
   Оба замялись, но все же озвучили:
   - Нет.
   - Тогда почему обрабатывать меня не оставили женщин?
   Задала вопрос и сама удивилась своей глупости. Ну, конечно, идиотка. Я - женщина, правильной ориентации. Они - мужчины. Время, наверняка, ограничено. Обработать меня поскорее, забрать то, что им нужно. Любым способом. Кстати...
   - А как... Как вы должны получить этот лучик?
   - Светоч, - тут же подправил меня Влодек.
   - Светоч Творения, - уточнил Притбор.
   - Так, все же, как его отдать вам? Он же внутри меня, как я понимаю. Светящаяся варежка - подарок от бабушки - это и был Светоч. И если ты меня не опаивал, значит, в твоей постели я оказалась, потому что организм так странно отреагировал на инородную энергию? Да?
   Влодек снова скривился, а Притбор отчитался перед конкурентом:
   - Ничего не было.
   Я закатила глаза: кто о чем, а мужчины о том же!
   - Что мне надо сделать, чтобы избавиться от Светоча?
   - Надо выбрать сторону и материализовать его, - отчеканил Влодек, а волхв подтвердил кивком головы.
   - Всего лишь? - удивилась я. - Да, пожалуйста! Шарик или кубик?
   - Что? - удивился Притбор.
   - Шарик, - улыбнулся Влодек. И добавил, - пожалуйста.
   Я прикрыла глаза, сосредоточилась, раскрыла ладонь, глубоко вдохнула...
   - Стоп, - ладонь сжалась в кулак, Влодек разочаровано вздохнул. - А что вы с ним будете делать?
   - Я сделаю мир во всем мире! - провозгласил иностранец и лучезарно улыбнулся.
   А я засмеялась. От души. Вот ведь, действительно, авесты любят пафос.
   - А почему ты решил, что я отдам Светоч тебе? - я перестала смеяться, поставив вопросом Влодека в тупик.
   - А кому?
   - Вам обоим, - я мило улыбнулась.
   Притбор медленно обошел стол, встал рядом со мной на расстоянии вытянутой руки. От него пахло лесом.
   - Ты не можешь отдать нам. К сожалению, тебе придется выбрать сторону.
   Столько жалости во взгляде я не видела никогда.
   - А что ты сделаешь со Светочем? - надеюсь, волхвы не страдают пафосом - всех сделать счастливыми нельзя, даже мои первоклашки знают.
   - Я его спрячу.
   - Ага, в банковскую ячейку, и будет проценты снимать, - съязвил Влодек, отхлебывая из стакана.
   Я снова закрыла глаза, заставив обоих мужчин напрячься.
   - Я очень хочу вылечить руку, - прошептала, не открывая глаз. - Но и мир на Земле мне не безразличен.
   Пауза затягивалась, я стояла с раскрытой ладонью и закрытыми очами. Казалось, воздух вот-вот начнет искриться.
   - Я подумаю над вашим предложением, господа. А теперь - спать.
  
   Концовка данного произведения будет размещаться на платном ресурсе. Не стесняйтесь высказать свое мнение.
  
   Руку, конечно, очень хотелось привести в порядок. Шрамы убрать, функциональность восстановить. Но, Мара претемная, это же надо верить! И всенепременно в Свет. Надо сторону выбрать! А как же я могу, если ничего не знаю про эту самую сторону.
   Вот взяли они и поделили мир на черное и белое. А ведь это не так! Вон даже у серого есть пятьдесят оттенков!
   Может, утро вечера будет мудренее?
   Мужчинам пришлось остаться на кухне - домик небольшой, спальня - одна, раскладной диван - один. Влодек длинный, хоть и худой, ему на диванчике кухонном будет тесно. Но Притбору - еще теснее.
   - Увалень мохнатый, - шипел на соседа по дивану в гостиной авест, - выбрали ж именно тебя мне в нагрузку. Оставили бы Виду - мне хоть спать с ней было бы удобно.
   Притбор не ответил - не зацепило.
   - Иди к себе, - вновь забурчал Влодек. - У тебя и дом побольше моего будет.
   - И оставить Светоч с тобой? Ни за что!
   - Эгоист ты, Бор. Медведи все собственники. И какой же ж хитрый оказался! Просчитал все с самого начала: разозлить оборотня, чтобы тот напал, излечить девушку, но не до конца, чтобы она согласилась принять сторону твоих волхвов, только ради того, чтобы избавиться от шрамов.
   Притбор фыркнул.
   - Не строил я никаких планов. И не в наших... моих правилах плести интриги.
   - Ну, да, вы у нас правильные. Да не всегда, - зло хохотнул Влодек и закрутил на себе плед.
   - Ты опять про Гомору? - посетовал волхв.
   - Не опять, а снова! Нет, что б по человечески... Обязательно надо было бежать Ярило жаловаться?
   - Никто не жаловался. Сами виноваты.
   Глубокий вздох положил конец препираниям и в доме, наконец, воцарилась сонная тишина.
   Я проснулась от ноющей боли: казалось, левую руку тянут, стараясь отделить конечность от всего супового набора. Наверное, действие обезболивающего прошло. Зато пальцы неверно подрагивали, пытаясь нащупать воздух - мозг тестировал механизмы рефлексов.
   Мои вчерашние собеседники мирно храпели на огромном раскладном диване перед огромным телевизором и давно погасшим камином. Лежали валетиком и моих шагов не слышали. Грозный воин в обнимку с вертлявым арлекином. Один принципиален - не врет, второй не прошибаем - юморист. С такими не пропадешь и приключений испытаешь - на десяток томов мемуаров накопиться.
   Я стояла над парочкой и размышляла: оба имеют цель, оба поддержат, подскажут, направят, один запутает, другой поставит в тупик, авест улыбнется, волхв протянет руку. Молот и наковальня, а я - как всегда - между.
   - Выбрала уже?
   Я дернулась, как ужаленная. Влодек высунул нос из-под покрывала и сверлил меня взглядом одного глаза. И Притбора разбудил.
   - Мне вещи нужны - у меня поезд вечером, а до дома я добираться в таком виде не могу.
   - Поезд тебе не нужен, - подскочил авест. Бодреньких и чертовски привлекательный: художественный беспорядок на голове, аккуратная щетина и помятая, по-детски красноватая щека. - На вертолете полетим.
   И не желая слышать отказа, прошлепал в ванную комнату. Притбор продолжал сидеть на диване, скрестив руки на груди.
   - Полетишь с нами? - с надеждой спросила я.
   - Для него не будет места, - отозвался из коридора Влодек. - Пускай своим ходом... Ему не впервой.
   Я вопросительно взглянула на волхва.
   - Я могу оборачиваться не только животными.
   - А как ты это делаешь вообще? - спросила я полушепотом, уже усаживаясь за стол.
   - Ты помнишь про обрядовые танцы шаманов? Про дерганья и песнопения у костров?
   Я кивнула.
   - Для того, чтобы стать зверем, мало просто верить и подумать. Каждое животное - это воплощение того или иного бога. Тотемные животные. Но они все равно животные. Со своими повадками, привычками, особенностями, характеристиками. Волки воют, птицы чирикают, медведи залегают в спячку...
   - А, так вот почему ты кувыркался! - догадалась я. - Для того, чтобы стать кем-то, надо ему подражать! Здорово...
   - Здорово-то здорово, - возник уже умытый и побритый авест, - да только этот процесс все равно не безболезненный.
   И хитро уставился на конкурента.
   - Как говорит ваш бог: дорога в ад благами выстлана, - Притбор сощурился, глядя на собеседника.
   - Он и твой бог тоже, - указал на несоответствие Влодек, - да только благо благу рознь. Кроме того, ты ж сам знаешь, ада не существует.
   - Его придумали пессимисты, чтобы пугать людей, - тяжко вздохнул волхв и повернул голову ко мне, - само превращение не болезненно. Но те травмы, которые ты получил до момента превращения - вот это больно, потому что начинают заживать. В ускоренном темпе. Чувствуешь, как у тебя сейчас болит рука? Печет?
   Я часто-часто закивала.
   - И вот представь, - опять влез Влодек, - вот этот огонь да в сто раз горячее.
   Я с недоверием глянула на авеста:
   - А тебе-то откуда знать?
   Мужчина отвернулся и буркнул:
   - Рассказывали.
   - Ладно, - я махнула здоровой рукой. - Одежду мне принесите кто-то и давайте, уговаривайте меня на объективную оценку сложившейся ситуации. Я же должна, в конце концов, выбрать сторону?
   "И не раньше, чем посоветуюсь с бабушкой", - подумала про себя.
  
   9 января.
   Карпаты, домик в низине.
  
   В дом бабушки я никого не пустила - пускай подождут на улице. Заодно и самовар растопят. Чай с дымком - особый напиток. Родом из детства.
   Поприветствовав дом, поблагодарив богов за сохранность имущества, выставила зеркало на середину комнаты и уселась на лавку у печи. Резная шкатулка так и стояла на скамье, открыв зев и сверкая росинками жемчугов. Ох, и любила я эту шкатулку. Ни дня без любования себя в украшениях не проходило.
   - Поняла уже, зачем тебя сюда позвали?
   Я подпрыгнула от неожиданности. Рядом никого, голос прямо в голове звучит, и только зеркало выдуманную правду показывает.
   - Привет, бабуль, - улыбнулась я отражению. - Поняла, да не все. Ты мне поможешь?
   - Прости, милая, не могу. Ты душа чистая - сама должна выбор сделать.
   - Баб Желя, как я могу быть чистой, если ты у меня по жизни к культу Солнца приучала?
   - Я?! - удивилась бабушка. - Неправда это. Я тебе показывала другую сторону медали.
   - А кто первую показывал?
   - Жизнь твоя городская, соседи твои показывали. Неужто не замечала?
   Я призадумалась. Получается то, что вокруг меня - это Лунное поклонение, а Солнечное - только у бабки в гостях?
   - Знаю, милая, что трудно это мозгами понять, - старушечья рука провела по волосам моего зеркального двойника - я не почувствовала, - а сердцу ты еще не доверяешь. Однако, у тебя есть и будут помощники. Выслушай их, потом подумай.
   - Авесты - плохие? - попыталась я.
   Бабушка усмехнулась.
   - Не бывает плохих и хороших. Бывают другие, не похожие на тебя. Отличающиеся мировоззрением. Есть те, кто верит сердцу. Есть те, кто думает. Есть те, кто выдумывет условности, есть те, кто слепо верят.
   - Фанатики...
   - Фанатики-лунатики, - перекривляла меня баба Желя, - ты только волосы не обрезай, милая.
   Ух, ты, как узнала, что я хотела прическу изменить?
   - Я все знаю, милая, много вижу. Знаешь, почему женщин называют легковерными? - я скривила рожицу. - Потому что женщины к богам ближе. Погоди гордиться. Ближе только за счет антенн своих, - бабушка ткнула пальцем в завернутые ракушкой волосы на самой своей макушке. - Вот смотри, расскажу тебе кое-что.
   Поерзав немного на скамье, я уселась поудобнее.
   - Голова наша - это большая параболическая антенна. Для связи с духовным, божественным миром. И чем площади больше, тем прием лучше. И чем антенны длиннее, тем прием лучше. Но заметь, антенна работает в две стороны: на прием и на отдачу. И чем короче твои волосы, тем труднее до тебя достучаться. И еще один момент. Все, абсолютно все головы отправляют свои запросы богам. Или богу. Одному или многим. И зачастую остаются не услышанными. Некоторые обращаются напрямую, некоторые ходят к посреднику. Как на телеграф.
   - Это ты про церковь что ли говоришь?
   - Точно! Умная какая выросла, - это у бабушки юмор такой, - посмотри на архитектуру дохристианской эпохи. Все крыши соборов, молелен и прочих мест были круглыми, полусферами. Под этими сферами собирались люди, обращались к богам, просили и отдавали. А христианский бог модернизировал "средство связи": уменьшил площадь антенны да еще и крестом перечеркнул.
   - Погоди, - я остановила бабушку, обернулась, забыв, что разговаривать надо с зеркалом, - погоди, но ведь ты сама только что сказала: чем длиннее антенна, тем прием лучше.
   - Правильно, дорогая. Но при этом плоскость антенны приема мала и человеку нужен усилитель сигнала. А как известно, усилитель может исказить звук.
   Я задумалась. Таким образом можно все, что угодно повернуть вспять, окрасить белое в черный, и наоборот. Сердцу, говоришь, надо доверять, а многие головой думают. Мозги - природный "усилитель", который может и сигнал исказить, и свое добавить. Тогда следуя этой теории, волосы должны расти из сердца, а не из головы.
   - Голова - не усилитель, а фильтр, - опять влезла бабушка в мои размышления, - и его периодически надо чистить.
   Смеялись мы недолго - в двери постучали и вежливо пригласили на чай.
   - Значит, я должна сама во всем разобраться?
   - Да, звезда моя. Жаль, времени для этого мало, но я уверена - ты выход найдешь.
  
   11 января.
   Карпаты, "Борейские забавы", домик "Хорса".
  
   У меня было несколько дней на раздумья, на решение вопросов с работой. Было два дня для того, чтобы выплакать всю жалость к себе и своим первоклашкам.
   К пластическому хирургу идти отказалась, превращаться в кого-либо - тоже. Рука болела, но заживало все, как на собаке. Зато хоть на вертолете полетала - увлекательно и страшно до чертиков.
   Влодек регулярно пытался пересечь черту дозволенного, но его обаяние разбивалось вдребезги о неприступную стену моей подозрительности, самодовольство лопалось, напарываясь на острый взгляд сокола.
   Да-да, Притбор оказался совсем не прост. Обернулся пташкой и два дня неотрывно следовал за мной. Сторожил от авеста. Мне бы переживать по этому поводу, но звездой реалити-шоу я себя не чувствовала, посему жила спокойно. Относительно спокойно.
   Однако, вернувшись в "Борейские забавы", на привычной жизни поставила я большой и жирный крест.
   - Что теперь будем делать?
   Все той же неизменной троицей мы сидели за столом на кухне у Притбора. Праздники закончились, гости отеля разъехались по домам, музыка больше не громыхала, одинокие посетители ресторана чаевничали, грея старые кости у домашнего очага.
   - Теперь ты должна выбрать сторону и отдать мне Светоч, - твердо и уверенно сообщил Влодек, рассмешив и меня, и волхва.
   - Прыткий какой, - хмыкнула я, - вот ты мне и расскажи, чем же так замечателен этот Светоч.
   Авест молящее глянул на представителя конкурирующей стороны, но тот лишь ободряюще похлопал собеседника по плечу.
   - Я должен, как всегда, за двоих отдуваться...
   - Я так понимаю, вы раньше встречались? - мой взгляд прыгал с одного на второго дуэлянта.
   - На таких масштабных заданиях - никогда. Все по мелочи что-то было.
   - Например?
   - Ну, там, закон какой принять, митинг организовать, премьерный показ...
   - Сорвать, - встрял Притбор, - звезду зажечь. В прямом смысле.
   Выразительный взгляд в мою сторону и я тут же вспомнила совсем недавний скандал, который из мира шоу-бизнеса перетек в мир политики и экономики: очередную поп-диву подожгли на репетиции, концерт отменили, поклонникам попытались вернуть деньги, но те разбушевались, начались беспорядки, разрослись до масштабов маленького государства, переползли в соседнее, были осуждены СМИ и политиками. Вот так слово за слово и ежик получил по морде. Знатный скандал был. Чуть не до гражданской войны дорос.
   - Ничего себе "по мелочи", - нахмурилась я. - А сейчас особый случай?
   - Очень особый. В прошлый раз такой "особый" случай, - Влодек ковырнул пальцами воздух, - перевернул мир с ног на голову.
   И замолк. Я ждала продолжения, сверлила взглядом рассказчика.
   - И когда же это было? - не выдержала я.
   Партизаны молчали.
   - Когда? - очень деликатно уточнила я.
   - В конце тридцатых годов двадцатого столетия, - совсем тихо произнес волхв.
   Я закатила глаза и принялась на пальцах складывать два и два.
   - Вторая мировая что ли?
   Мужчины разом махнули головами в знак согласия.
   - Тогда тоже Светоч в кого-то вселился?
   - Светоч не вселяется. Он выходит наружу и выбирает чистую душу.
   - А где он бродит все это время? Ну, до того, как выбрать душу?
   - Гуляет в недрах земли.
   Я уважительно закачала головой - долгие прогулки у лучика этого.
   - А что вообще такое этот Светоч?
   Влодек оказался проворнее:
   - Это особая энергия созидания, которую старший брат Тьмы украл у младшего.
   - Не крал он! - взорвался Притбор, немало меня удивив. - Попросил и ему дали.
   - Ага, попросил во временное пользование и не вернул!
   - Так надо было попросить обратно, а не пытаться отобрать!
   - А его и просили, только никто и не думал отдавать!
   Я сидела и моргала, удивленно наблюдая, как два великовозрастных мальчишки не могут поделить игрушку в песочнице.
   - Ну, вы! Черно-белое кино! Один взял, другой отобрал, - покривлялась я, - чего делает этот Светоч-то? Что я могу сделать с ним?
   - Да все, что у годно, дорогая, - Влодек стал мармеладным, - хочешь стать знаменитой - только начни петь или рисовать и все сразу получится.
   - Да-да, Слава, начни рисовать. Один художник уже был - вторую мировую начал.
   - Как? - я была ошарашена.
   - Захотел стать художником и стал. Только никто не приходил на его выставки, не ценил его работы. Он и обозлился на мир - объявил войну и таки добился славы. Всемирной.
   Авест сидел в коконе наигранного спокойствия.
   - И он, этот художник, отдал Светоч культу Луны? Это вы войны хотели?
   Влодек крайне медленно поднял на меня глаза.
   - Мы всегда за мир во всем мире, я уже говорил. Война нам была нужна не больше свекольной ботвы.
   Я недоверчиво взглянула на волхва - вот этот не соврет.
   - Они действительно, войны не хотели. Война, хоть и приносит много горя, но объединяет людей перед лицом врага.
   - И их трудно сломать, - закончила я фразу.
   - Это все философия, - очнулся авест. - Мы - дети Луны, дорожим Тьмой, но ничего плохого людям не делаем.
   - Конечно, не делаете, - Притбор наклонился вперед, вперился колючим взглядом в собеседника, - вы только помогаете людям делать шаги все дальше в болото, все плотнее задергиваете штору и крутите руль в ту сторону, в которую вам угодно.
   - Это ты про что сейчас?
   Я сидела, как мышка. Заслушалась.
   - Да хотя бы про чревоугодие. Или трудовую специализацию. Про конвейерное производство.
   - А что в этом плохого? Мы подсказали людям, как сделать лучше, как ускорить процесс производства, как добиться высоких результатов в труде.
   - Вы создали парадокс специализации и глобализации. Вы выровняли всех под одну линейку: теперь все одинаковые. Никто не может создать шедевр своими руками, потому что не может вложить в вещь душу.
   - Вот ты сейчас сам себе противоречишь - говоришь, мы выровняли всех под одну линейку. Но ведь мы и объединили, сплотили людей. Работники мануфактуры не тратят кучу времени на создание одной вещи, потому что четко знают свою работу и передают продукт по цепочке, создавая шедевр. Форд, Воронин, Панасоник - чем не сплоченность? Чем не шедевры?
   - Эти вещи мертвы. В них нет души. Вы не сплотили, а приучили к зависимости.
   Влодек обернулся ко мне - к арбитру.
   - Вы продолжайте, продолжайте. Мне очень интересно.
   - Хорошо, хочешь шедевров? Пожалуйста! Мы не запрещали творить Палладио, Петрарке, Ботичелли!
   - Не запрещали, - подтвердил Притбор, - но опошлили.
   - Хорошо, - сдал на попятную Влодек, - а как насчет средних веков? Тогда было лучше?
   - Нет, - волхв насупился.
   - Мы сменили гнев на милость? Людям было предложено заменить Инквизицию на гуманизм - разве плохо?
   - Плохо не то, что вы предложили замену. А то, что вы кидали человечество из крайности в крайность. И продолжаете это делать.
   - А человечество-то не сильно и сопротивляется, - съехидничал Влодек. - Вам же предлагали взять в руки меч - вы отказались.
   Я слушала с открытым ртом, даже про обед забыла.
   - Самая большая наша ошибка была не в том, что мы отказались взять в руки меч, а в том, что позволили людям опустить щиты.
   Философы хреновы, по-моему, ребята заигрались. Мне ничегошеньки непонятно. А ведь они должны в первую очередь направлять свои уверения на меня - законченную эгоистку.
   - Ты уже выбрала сторону? - вдруг обратился ко мне авест.
   Я затаила дыхание, а затем полушепотом обратилась к Притбору:
   - Он что, мысли читать умеет?
   - Нет, - волхв покачал головой, - но вследствие необратимых процессов авесты сплошь отличные психологи.
   - Так, - я хлопнула ладошкой по столу, - вы меня еще не убедили. Я так понимаю, что в моих руках сейчас очень важная для обеих сторон штука - оружие, манипулятор, энергия, артефакт - кому как удобнее, и я должна выбрать одного из вас и отдать то, что в принципе, мне совсем не нужно.
   - Да!
   - Нет!
   Я заткнулась, не понимая авестово "да" и волхвово "нет".
   - Что?
   - Нет, ты не должна выбирать кого-то из нас, - на этот раз Притбор выступил первым, - ты должна выбрать сторону.
   - Это она уже слышала, - Влодек не сдерживал язвительность, - чтобы все поскорее закончилось, милая, тебе просто надо отдать эту вещь. И я обещаю, что не сделаю никому ничего плохого.
   Притбор фыркнул и закатил газа. Я не обратила внимания на волхва, зато пристально взглянула на авеста - тот поежился под взглядом, отодвинулся от меня подальше.
   - Влодек, я так понимаю, ты у себя там большая шишка?
   - Ха, авест-шишка, - хохотнул Притбор.
   Иностранец проигнорировал конкурента.
   - Я не шишка, но надо мной всего один начальник. Я авест второй ступени. Первая ступнь - высшая. Седьмая - низшая.
   - А у тебя какая ступень? - я повернула голову к Притбору.
   - У нас нет ступеней. У нас выборная система и мы склоняемся перед мудростью старших поколений, но и к младшим прислушиваемся. Не раз бывало такое, что мнение молодых ценилось наравне с мнением многоопытных волхвов и их избирали на руководящие должности.
   - Как интересно, но раз ты здесь, должно быть у тебя и опыта много и доверия твоих сокамерников к тебе больше. То есть вы оба - шишки! - сама себя развеселила.
   Мужчина молчали, думали: придушить носителя Светоча или накормить? Выбрали второе.
   - В любом случае, - продолжала я уже с набитым ртом, - наверняка у вас есть распоряжения свыше покорить меня чем-то. Вы же не думаете, что я выберу одну сторону, основываясь только на собственных впечатлениях от ваших разговоров?
   Мужчины хитро переглянулись и мне эти взгляды абсолютно не понравились. Я даже жевать перестала.
   - Прошу коллега, - Влодек мило улыбнулся конкуренту.
   - Ты, Слава или хитрая, или слишком умная, - Притбор нахмурился, отчего глаз совсем не стало видно. Красивых таких глаз, скажу я вам.
   - Ни то и ни другое, Притбор. Я - любопытная.
   - Не в бровь, а в глаз! - кому-то сообщил авест и хмыкнул в чашку - получилось эхо.
   - У нас есть возможность отправить тебя в любое время, в любую эпоху, чтобы ты не просто услышала, но и почувствовала, понюхала...
   - ...попробовала на вкус, - Влодек закатил глаза.
   Я не поверила.
   - Это как? У вас есть машина времени?
   - У каждого из нас есть машина времени, - Притбор загадочно улыбнулся. - Куда бы ты хотела отправиться?
   - Э нет, стоп! - Влодек отложил столовый прибор. - Сначала мы, потом она.
   - Согласен.
   - Я не согласна! Но вы объясните сначала.
   Притбор продолжил, наливая себе в чашку пахучего отвара из луговых трав:
   - Сначала мы сами отправим тебя в эпохи и места, которые посчитаем необходимыми для наглядной агитации.
   Мне показалось, а может, и вправду, волхв начал использовать слова и интонации конкурента.
   - А потом ты и сама, если захочешь, конечно, выберешь или уже не выберешь места и времена для экскурсий.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"