Морозов Алексей Владимирович: другие произведения.

Темные Небеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.98*5  Ваша оценка:

  
  1 "Без памяти"
  
  Безумие битвы до сих пор не отпускало его. В груди, алчным огнем горела всепоглощающая злоба. К кому? Этого он не знал. Последним воспоминанием в его распаленном мозгу была неумолимая рука врага, опускающаяся вниз и далекий крик друга, произносящий непонятные слова " - Ард Риаг Веадан!" После этого он помнил только тьму, укутавшую его в нежное покрывало беспамятства.
  И все же сейчас какой-то дикий страх гнал его вперед. Не останавливаясь, он бежал по ночному лесу, спотыкаясь о корни и сучья деревьев. Он не знал, как оказался тут. Мысли его в полном беспорядке крутились в голове, Но он не помнил ничего. Перед глазами, словно из ниоткуда, возникали неясные картины. Что это? Прошлое или просто бред горячечного мозга?
  Он оступился. Тяжелая, зеленая лапа ели хлестнула его по лицу. Нога неловко подвернулась, и земля приняла его в свои объятья. Тяжело дыша, мужчина лежал на резко пахнущей хвое. Перевернувшись на спину, он отточенным движением вскочил на ноги, сжимая в руке клинок. Тусклый отсвет металла отразился на лице воителя. "Откуда взялся меч?" Длинный, но узкий клинок приятно грел ладонь и казался продолжением руки. Дальнейший быстрый осмотр убедил его в том, что позади, за спиной, в отделанных ножнах, мерно покоился его брат-близнец, точно такой же меч.
  Кто он? Вопросы возникали один за другим, но ответов на них мужчина не находил как ни старался.
  Тишина леса, погруженного в ночь, внезапно нарушилась. Захрустели приминаемые тяжелой ногой, еловые ветки. Неровный свет звезд отразился на сером металле и сразу вслед за этим тяжелый иноземный говор оглушил его. На поляну вышли трое вооруженных людей. В руках у них мертвенным цветом блестели длинные клинки. За мгновение как они напали, воитель успел разглядеть на серых латах символ: змею, обвившую гору...
  ...Едва они кинулись в его сторону, как мышцы мужчины отреагировали сами собой. Левая рука воителя взметнулась к рукояти второго меча. Словно волки, нападавшие закружили вокруг своей добычи, выбирая удобный момент для атаки.
  Не медля воитель метнулся вперед вспарывая живот одному из нападавших. Серые латы, не выдержав чудовищного натиска, лопнули, и узкий клинок до основания погрузился в мягкую плоть. Крик боли и ужаса вырвался из горла умирающего, но это не остановило остальных.
  Где-то далеко воитель услышал лай собак, с каждым мигом становившейся все ближе и ближе. Дело принимало скверный оборот. Надо было спешить.
  Взвыв, словно бес, воитель нырнул влево, отбил сверкающий клинок врага, и сталь его меча взметнулась. Тяжелый воротник лат лопнул, и голова противника слетела с плеч.
  Звериный рык вырвался из горла воителя, оба его клинка скрестились. Полыхнула искра и словно демон он прыгнул навстречу последнему оставшемуся в живых. Они сшиблись грудью и зазвенела сталь. Дальше они рубились в полной тишине, лишь звон металла и хруст ветвей под ногами оглашали ночной лес.
  Запах крови будоражил воителя. Где-то глубоко в разуме возникала мысль, что надо торопиться, иначе... Резкий финт слева наткнулся на клинок латника, но следующий удар уже застал его врасплох.
  Перерубленная почти пополам нога нелепо завернулась и латник, гремя металлом, рухнул наземь. Крик боли вырвался из-под забрала шлема раненого. Мужчина ступил ногой на грудь поверженного и занес меч.
  - Тала тандар Ард-Риаг! - издевательски захохотал враг и узкий клинок опустился.
  Воитель замер над телом убитого, переводя дух. Последняя фраза врага колокольным набатом билась в мозгу. Было в ней что-то знакомое и в то же время чрезвычайно далекое... Но что - он понять не мог.
  Лай собак напомнил ему, что опасность еще не миновала. Единым рывком, вырвав меч из тела врага, он заученным движением бросил его в ножны за спиной и скрылся в зарослях брусники. Спустя миг о произошедшей здесь схватке напоминали лишь три трупа с ужасными ранами.
  Некоторое время спустя на поляну, ставшую местом боя, словно призраки, хлынули люди и звери. Псы завыли, почуяв запах крови и смерти.
  На исполинском, черном как ночь, коне на поляну выехал мужчина, закутанный в плащ. Едва он появился, как все вокруг затихли, ожидая его слов.
  Мужчина объехал поляну. В глазницах рогатого шлема поблескивали матово-темные глаза. Неспешно, держа ладонь в металлической перчатке на гарде широкого меча, мужчина обвел взглядом побоище. Задержав на миг блеск темных глаз на бездыханных телах, он простер левую руку в ту сторону, куда скрылся беглец и произнес только одно слово:
  - Эр маан!
  В тот же миг и люди, и звери послушные слову своего господина скрылись в указанном направлении. Всадник последовал за ними...
  
  * * *
  
  Предутренние сумерки застали воителя уже далеко от того места, где он принял бой. Всю ночь он, словно проклятый, бежал, ни останавливаясь, ни на миг. Давно остались позади и темный еловый лес, погруженный в сон, и пыльный тракт, смоченный прошедшим дождем, когда дорогу воителю перегородил бурный речной поток. Слева, серой змейкой вилась тропа, ведущая далеко на запад и теряющаяся в высоких холмах.
  На востоке, из-за серых отрогов скалистых гор показались первые лучи солнца.
  Мужчина распрямил усталые плечи и рухнул на колени, у воды. Опустив лицо в прохладный поток, он с наслаждением пил. Оторвав, через некоторое время, мокрый лик от воды воитель подождал пока на водной глади не развеется рябь и взглянул на свое отражение.
  Из воды на него смотрел мужчина лет двадцати. Густая грива, спутанных молочно-белых волос обрамляла правильные черты лица. Квадратный, волевой подбородок и ярко-синие глаза, настороженно смотревшие из-под бровей, дополняли портрет.
  Печать усталости лежащая на лице мужчины давала о себе знать - хотелось рухнуть на месте и тут же заснуть, но осторожность говорила о другом, и сейчас она предупреждала его об опасности.
  Мужчина резко откатился в сторону, успев заметить взметнувшийся над ним клинок. Руки сами собой метнулись к рукоятям мечей. Спустя миг он уже поднимался на ноги.
  Их было пятеро. Пять отвратительных тварей, лишь отдаленно напоминавших собою людей. Клыкастые морды и гориллообразные фигуры могли внушить ужас кому угодно, но несмотря на звероподобность эти существа были вооружены вполне людским оружием. Чудовищные головы венчали рогатые шлемы, а в могучих когтистых лапах они сжимали окованные медью дубовые щиты. Но лишь один из них был вооружен тяжелым двуручным мечем, а остальные потрясали дубовыми палицами с металлическими навершиями, ощетинившимися шипами.
  Все это воин успел разглядеть в считанные мгновения до атаки. В голову неожиданно пришло название "Урги" и мужчина понял, что в своей жизни ему уже доводилось сталкиваться с этими тварями.
  В дымке рассвета эта пятерка казалась выходцами их ада. Зловеще оскалившись, урги напали.
  Захохотав, словно безумный, воин прыгнул вперед. Сверкающая сталь запела песню смерти. Клинки слились в один вращающийся диск.
  Первый ург пал разрубленный от плеча до середины груди. Черная кровь хлынула из чудовищной раны и труп бесформенным мешком осел наземь.
  Дрожа от ярости, мужчина уклонился от палицы, грозившей снести ему полголовы, и послал клинок вперед. Метнувшись молнией, он до основания погрузился в тело урга. Зло хрипнув еще одно чудище отправилось на тот свет.
  Трое оставшихся усомнившись в своей силе, отступили, но их противника уже нельзя было остановить. Диким вепрем ворвался он в круг, отражая сыпавшиеся на него удары и щедро даря свои. Миг и еще один ург рухнул наземь, обильно орошая ее кровью льющейся из перерезанных артерий.
  Дубовая палица задела плечо мужчины, но он казалось, и не заметил этого. Из пробитой раны текла алая кровь, заливая руку.
  Два клинка пали на незащищенную шею урга, и голова слетела с плеч, вращая чудовищными глазами.
  Последний монстр, уклонившись от удара, неожиданно развернулся, но воитель не дал ему уйти. Свистнул ветер и клинок, пущенный умелой рукой, пронзил спину убегающему.
  Тяжело дыша, воин подошел к трупу и выдернул клинок из тела. Неестественно вывернутая голова мертвеца, вдруг открыла глаза, и из звериной пасти раздались вполне человеческие слова.
  - Жди последней встречи, Белояр! Она грядет...
  Воин отшатнулся, глядя в черные, матовые глаза. Они завораживали своей бездной, тянули во мрак... Через силу мужчина взметнул меч и, хотя руки не слушались его, сверкающий клинок очертил дугу, и отделенная от тела голова, захлебнувшись жутким смехом, умолкла.
  Весь дрожа от непонятного страха воин перевел дух. В голове все еще звучали странные слова. Голос, каким вещала мертвая голова, казался до боли знакомым, но откуда? Память не давала ответа. И это имя "Белояр", Странным звуком вливалось в его душу, вызывая в голове странные картины. Это имя - ЕГО имя?..
  
  
  2 "Арк"
  - Стой!
  В первых лучах восходящего солнца, вооружённый саблей страж ворот, выскочил невесть откуда и остервенело замахал рукой перед мордой лошади. Возница, укутанный в серый плащ, подбитый мехом куницы, натянул поводья и привстал на козлах. Крытая повозка остановилась, и кляча подалась назад.
  Стражник, затянутый в серые латы с эмблемой Лайтона на груди, бросив саблю небрежным жестом, подошёл к вознице.
  - Ну, старый, говори чего везешь? - Страж оперся на оглоблю - И чего это ты так рано приперся?
  Возница, бросил быстрый взгляд в сторону повозки и принял смиренную позу. Весь его вид показывал повиновение и глупость.
  - Да вот, сегодня проснулся спозаранку, всё жинка торопила. На ярмарку бы успеть, да место получше занять - старик говорил с южным выговором.
  - А в повозке что? - страж двинулся вдоль борта, постукивая ладонью по дереву.
  - Да как же, ясно дело что - старик весь подобрался - Овощи всяки на продажу. Своим ведь горбом-то живем.
  - Ага - страж усмехнулся - Вайлин Отманский тоже собственным горбом зарабатывал, а теперь вот в Арской тюрьме сидит. А сегодня к полудню и вовсе головы лишится.
  - Духи пресветлые! - старик сотворил охранный жест - Так то ж разбойник и кровопийца. Сроду хлебов не сеял!..
  - Слух идет, что Бреда - сподвижник его, поклялся выручить своего вождя, а Арк кровью залить - болтливый страж еще раз ударил по тенту ладонью - Ну ладно, старый - проезжай. Не досуг мне с тобой трепаться.
  Он хлопнул лошадь по крупу и махнул старику на прощанье. Тот приподнялся на козлах и взмахнул змеевиком. Кляча, встряхнув ушами, тронулась с места и повозка скрипя давно не смазанными колесами проехала арку Сторожевого моста. И невдомек было стражу, что в крытой арбе, которую он только что пропустил, тихо переговариваясь, сидели тридцать вооруженных до зубов головорезов.
  Усмехнувшись вслед корявой повозке, страж моста поправил перевязь с саблей и уже было собрался скрыться в сторожевой башне, как что-то привлекло его внимание. Взгляд его, обшаривающий склоны холмов и преддверия небольших рощ, во множестве разбросанных по равнине Дунлада, неожиданно наткнулся на одинокую фигуру, бредущую меж склонов Редколесья по тракту. Путник приближался быстро и уже спустя некоторое время страж смог разглядеть его.
  Могучая фигура исполина даже на таком расстоянии внушала уважение к ее обладателю. Ростом шести с лишним фунтов незнакомец казался выточенным из цельного куска скалы. Длинные, до пояса, странного, молочно-белого цвета волосы неровными космами спадали ему на плечи, скрывая часть лица.
  Когда-то снежно-белая, а ныне грязно-серого цвета туника облегала мощный торс, подчеркивая внушительную мускулатуру мужчины. Широкий ремень с металлической массивной пряжкой в виде солнечного диска охватывал узкие бедра незнакомца. Заканчивали портрет мужчины штаны из кожи медведя отороченные мехом и заправленные за отвороты точно таких же сапог.
  Гадая про себя, вооружен путник или нет, страж не заметил, как незнакомец ступил ногой на дощатый настил моста и бесшумно приблизился.
  Едва его тень достигла горе-охранника, как тот, наконец, заметил, что совершил оплошность. Отшатнувшись в страхе, он, однако, сумел взять себя в руки и принял горделиво-вызывающую позу.
  - Чего надо? - страж выпятил грудь - бродяг и нищих в город пускать запрещено!
  При ближайшем рассмотрении мужчина казался еще более могучим. Чудовищные бугры мышц, под туникой, угрожающе вздулись на реплику стража. Казалось еще миг и незнакомец набросится на него.
  - Мне случалось убивать людей и за меньшее оскорбление - голос путника не сулил стражнику ничего хорошего. Только сейчас он заметил, что за спиной у незнакомца над плечами высятся рукояти двух мечей.
  Страж стушевался под пронзительным взглядом ярко-синих глаз. Дело принимало скверный оборот.
  - Я не имею права пропускать кого попало! - повелительные нотки в голосе стражника исчезли, уступив место деловитой собранности. - Назови себя, кто таков и зачем пришел, а я уж решу - пускать тебя или нет!
  Ладонь стража легла на рукоять сабли, готовая в единый миг взметнуться ввысь вместе с клинком, но незнакомец лишь усмехнулся в ответ на жест стража.
  - Мы оба знаем, олух - в голосе путника слышалась издевка - что прежде чем ты достанешь свой ножик, я сломаю тебе шею и пущу на корм рыбам. Так что, не искушай судьбу, пока она к тебе благосклонна. Что до остального, то я наемник. К северу отсюда, в деревнях я слышал что Бравлин - князь Дунлада со всей охотой нанимает Витязей из Свободной Гильдии и платит за все золотом.
  - А с чего ты решил, что князь здесь - в Арке, а не у себя в Китеже?
  - В деревеньке, южнее Пограничной реки - Исмаре мне сказали, что в Арке сегодня Большая Ярмарка. Говорят, князь будет на ней!
  Страж выругался.
  - Задери тебя медведь! Проходи... чтоб тебя!
  С этими словами он плюнул в сердцах и, развернувшись, скрылся в башне, мимоходом ударившись об притолоку головой.
  Белояр усмехнулся, слушая проклятия стража и пройдя врата, спустился по деревянной лестнице в город.
  Возле городских ворот, распахнутых настежь, неспешно прогуливались латники с алебардами в руках. Скользнув равнодушным взглядом по длинным космам Белояра и его пыльной одежде они прошли мимо, всем своим видом выражая презрительное отношение к незнакомцу. Молча, воитель пересёк городские врата. Солнце поднялось уже достаточно высоко, освещая яркими лучами базарную площадь и гомон, царящий на ней.
  Через врата всё чаще въезжали повозки, груженные снедью, тканями и прочими дарами на продажу. Хитрые торговцы, ещё с ночи приехавшие на своих повозках, уже успели занять лучшие места и теперь вовсю зазывали горожан, расхваливая свои товары на все лады.
  Однако больше всего народу толпилось близ деревянного помоста в северной части площади, на котором могучий великан, поигрывая буграми мышц, предлагал помериться с ним силами.
   Белояр замеревший на миг, оглушенный какофонией звуков базарной площади, расправил усталые плечи и зашагал в обход массивного помоста, который, стуча молотками, уверенно сооружали четверо дюжих молодцев. Белояр вспомнил, что в Исмаре ему говорили, что на Ярмарке будет казнен Вайлин Отманский - самый кровожадный разбойник Дунлада.
  Ускорив шаг, натыкаясь на прохожих ему, наконец, удалось добраться до переулка, на котором, призывно маня вывеской с надписью "Золотой Котел", стоял обыкновенный трактир.
  Вынув из-за пояса последнюю серебрянную монету, которыми его одарили жители Исмара, Белояр распахнул дверь трактира и вошел внутрь
  Дородный хозяин, подмигнув единственным глазом, расплылся в улыбке и, забрав из рук воителя серебрянную монету, скрылся за ширмой. Однако уже через миг вернулся и, поставив перед Белояром кружку с пенящимся элем и кусок ветчины, вежливо осведомился:
  - Благородный господин желает еще что-нибудь?
  Почувствовав в голосе торгаша издевку, Белояр поднял склоненную голову и пристально посмотрел на того. Не выдержав тяжелого взгляда, хозяин трактира отвел глаза в сторону и сделал вид, что занят другими делами.
  Белояр, захватив со стойки кружку с элем и ветчину, удалился с полутемный угол трактира и сел за стол.
  В трактире, казалось, даже не обратили внимания на эту сцену с хозяином. Посетители за столом слева от Белояра о чем-то оживленно спорили. Прихлебывая эль из кружки, воитель рассеяно их слушал...
  - ... А ты сам то ее видал? Небось, страшна, как жаба? - весело заметил рыжебородый мужик с серьгой в ухе.
  - Да говорю тебе... - голос второго, юнца лет восемнадцати, почти срывался на крик - ... краше нашей княженки на свете нет. Сам князь Даингарский к ней сватался, да отказала она ему!
  - А чего отказала-то?
  - А я знаю?..
  - Слыхал я, что и Вайлин Отманский мечтает о ней - вступил в разговор третий, парень лет двадцати пяти.
  - Не долго ему еще мечтать о ней, - хихикнул рыжебородый - в полдень слетит его бедовая голова с плеч.
  - Ох, не нравится мне это - покачал головой второй - говорят, что Бреда мастер поклялся Вайлина спасти и Арк кровью залить.
  - Да ну! - отмахнулся рыжебородый. - Видал, сколько лучников на стенах города, в миг твой Бреда в ежа превратится! У нас лучшие воины в Пеаноре!
  Белояр усмехнулся, вспомнив стража Сторожевых ворот. Куда уж лучше! Однако в разговор лезть не стал - смолчал.
  - Слыхали, недавно буря какая разразилась за Северным перевалом? - рыжебородый понизил голос до шепота - Дикие люди говорят там рыскают, будто ищут кого-то!
  - Да ну тебя - хмыкнул третий - Чушь несешь!..
  Рыжий как будто обиделся и замолчал.
  Белояр допил душистый эль, пожалев в душе, что кружка такая маленькая и поднялся с дубового табурета.
  Рыжебородый, проводив взглядом внушительную фигуру воина, что-то пробурчал себе в усы и приладился к кружке с пивом.
  
  3. "Судилище"
  
  Над черными пиками Гиперборейских гор царствовала буря. Яркие сполохи молний освещали безрадостное царство мрака и холода. Дикие ветры, завывая, словно волки, продували насквозь мрачную равнину перед взгорьем и, ударившись о гранитную стену - отступали.
  Ни серебристый свет Луны, ни свет холодных звезд не добирались до унылой стороны.
  Тяжелое небо, затянутое свинцовыми тучами беспристрастно плакало дождем.
  Посреди этого каменного мира, на самом высоком пике Гиперборейских скал возвышался мрачный замок, словно кондор, хищно нависший над равниной. Высокие шпили башен, тянулись ввысь, словно желая пронзить хмурое небо. В пустых и черных глазницах амбразур и окон, словно глаза неведомых тварей вспыхивали неясные огоньки.
  Мрачная зала внутри замка освещенная лишь колеблющимся светом факелов, напоминала могильный склеп. Стены были покрыты барельефами, изображающими чудовищных тварей, пожирающих своих жертв.
  Посередине зала возвышался высокий, массивный постамент, на котором, словно олицетворение зла в немом молчании застыла исполинская фигура, изображающая крылатого демона с оскаленными клыками. Тяжелые перепончатые крылья чудовища взметнулись ввысь, словно он собирался вот-вот взлететь. Ужасная пасть, оскалившись в улыбке, как будто хотела что-то сказать.
  Лотар Черный - маг Немаира в бешенстве кружил по залу, размахивая руками черной тоги, которая только подчеркивала его внушительную фигуру. Откинув на плечи глубокий капюшон, он обнажил аристократические черты лица, орлиный профиль и хищно поджатые тонкие губы. Черные, словно вороново крыло, волосы были зачесаны назад и скреплены тонким серебряным обручем ручной работы.
  Из-за отворота тоги, проблескивая в свете факелов, была видна изящной работы кольчуга.
  Матово-черные глаза пылали бешенством.
  - В который раз!.. - в дикой злости кричал он на пятерых исполинов в смиренном поклоне склонившихся перед ним, - в который раз вы упускаете его! Это всего лишь человек, ничтожный червь, а вы не в состоянии принести мне его сердце! О! Будь проклят тот день, когда я вызвал вас из бездны мрака!
  В безмолвном молчании пятерка слушала своего мага. Черные доспехи воителей слабо сверкали, отражая на стенах лишь затейливые блики. Теней они не отбрасывали. Казалось, они превратились в камень перед своим властелином.
  - Убирайтесь прочь! - гнев мага, казалось, не знал пределов. - Придет час, и я сам вас призову!
  Склонившись еще ниже, исполины покинули зал.
  Оставшись в одиночестве, Лотар извлек из складок тоги шар из черного хрусталя и, поместив его перед собой, заговорил на распев.
  - Thay NaN Sulla Khoddor! - слова давно забытого языка звенящей музыкой отозвались в тишине зала.
  Шар, без видимой опоры, завис в воздухе. Легкая дымка тронула черную глубину шара, и внутри сферы забрезжил свет. Медленно внутри проносились картины скалистых гор, заливных лугов и бушующих рек, пока не замер шар над шумным городом.
  
  * * *
  
  Когда Белояр вернулся, изрядно побродив по городу, был уже почти полдень. Базарные торговки вовсю нахваливали свой товар и предлагали купить. Безденежный Белояр вяло отмахнулся и огляделся по сторонам.
  Напротив массивного помоста, который дюжие мужики соорудили для Вайлина Отманского, уже успели развести другой, поменьше с укрепленными большими креслами. Очевидно, для князя и его дочери.
  Крики толпы отвлекли Белояра от созерцания деревянных конструкций. В центр площади вышел чопорно одетый глашатай в сопровождении двух трубачей.
  - Князь Бравлин и княжинка Елань!
  Восторженные вопли толпы заглушили звуки труб. Белояр стоял возле самого помоста, когда подъехала карета, запряжённая пятёркой великолепных скакунов. На ступеньках, по обе стороны экипажа стояли два пажа.
  Соскочив с подступки один из них учтиво склонившись, открыл дверцу.
  Человек, вышедший из кареты без сомненья был Бравлин. Высокий рост и могучий разворот плеч, а также застарелые шрамы, говорили, что в своё время ему приходилось не только восседать на троне, но и вести в бой кавалькады всадников.
  Внимательные серые глаза князя ещё не потеряли былой остроты. Чему-то, усмехаясь, он тронул дланью окладистую бороду, тронутую сединой и взмахнул рукой. Народ встретил его жест новой порцией восторженных криков. Отбросив в сторону горностаевую мантию, он склонился перед каретой, помогая кому-то выйти.
  Девушка показавшаяся вслед за этим вызвала ещё большую бурю восторга, нежели её отец. С грацией ангела воплоти, Елань рука об руку с отцом прошествовала к помосту и медленно опустилась в кресло.
  Она была невысока, это нежное дитя красоты. Прекрасные золотые волосы нежным каскадом спадали ей на спину, словно воздушное покрывало. Два завитых локона обрамляли нежное лицо с прекрасными голубыми глазами. Густые ресницы прикрывали их.
  Белое платье подчеркивало ее точеную фигуру, способную свести с ума кого угодно.
  Белояр волею судьбы оказавшись от нее в редкой близости, был очарован этим нежным созданием.
  Многочисленная свита, однако быстро оттеснила его в сторону. Дюжие латники в серебристых кирасах окружили помост. Их предводитель, высокий латник с дерзким лицом, встал за спинкой дубового кресла Елани, всем своим видом показывая, что убьет любого, кто попытается к ней приблизиться.
  Толпа на площади собралась внушительная. От крика и восторженных воплей у Белояра даже заложило уши. Оказавшись ближе всех к царственному помосту, он не отводя глаз, следил за прекрасной княжинкой.
  - Ты смотри, как Аллиан Барский вокруг нее вьется. Недаром говорят, что, и он на нее глаз положил, - услышал Белояр знакомый голос над ухом и обернулся.
  Недалеко от него, вытянув шеи, стояли те трое из трактира. Рыжебородый пустился в объяснения своим спутникам, кто такой этот Аллиан Барский.
  Тем временем Бравлин Князь Дунлада обратился к толпе, стоя на помосте. Крики мгновенно стихли, и на площади воцарилась тишина:
  - Граждане Арка! - голос Бравлина был раскатист словно гром. - Сейчас состоится казнь. Разбойник Вайлин, прозвавшийся Отманским, трое лет кряду разорял мирные поселения Дунлада, грабя, убивая, насилуя наших жен и дочерей! Седмицу назад он был узнан и схвачен королевской гвардией в Арке! И сегодня, наконец, он заплатит за слезы отцов и матерей, за ярость мужей!
  Восторженный гул голосов был ответом на слова Бравлина. На помост в центре площади возвели мужчину, закованного в цепи.
  Вайлин Отманский, высокий, хорошо сложенный мужчина лет тридцати, одетый в шелковую рубаху и парчовые шаровары, перетянутые кушаком, криво усмехнулся, обведя презрительным взглядом серых глаз собравшуюся толпу. Он был дьявольски красив, с дерзкими аристократическими чертами лица и прекрасной фигурой истинного бойца.
  - Вайлин, прозванный Отманским, что ты можешь сказать в свое оправдание? - Обратился Бравлин к разбойнику.
  Тряхнув черной гривой густых волос, Вайлин вскинул вверх руки, скованные цепями, и презрительно расхохотался.
  - Этими руками я в свое время вдоволь покрошил дунладских ублюдков! - голос разбойника был по-женски красив и певуч. - И клянусь черными птицами Гертруды, если мне была отмерена еще одна жизнь - я прожил ее также. Я жалею только об одном - что прекрасная Елань не удостоилась отдельного внимания с моей стороны...
  Внимавшая словам разбойника толпа после последней фразы разразилась гневными выкриками.
  - ... Вздернуть мерзавца!.. Да как он посмел!..
  Вайлин расхохотался.
  - Ублюдки, вы даже не представляете, на сколько вы близки к смерти!
  - Вздернуть его... - крики из толпы становились все возмущеннее. Бравлин поднял руку, призывая к тишине.
  Вайлин Отманский. Князем Дунлада и судом людей вы приговариваетесь за совершение преступления к смерти через повешение... Приговор будет произведен к исполнению немедленно.
  Массивная фигура палача, обнаженная до пояса, поднялась по ступенькам на помост. Только сейчас, глядя на мощную фигуру с надетым на голову колпаком, Вайлин ощутил полной грудью неотвратимость смерти.
  Держа пленника за запястье, палач набросил ему на шею пеньковую петлю. Вайлин скривился в презрении и, качнув головой, отказался от шелковой повязки на глаза, всем своим видом показывая пренебрежение к смерти.
  Палач отступил на шаг и ухватился ладонью за массивный рычаг. Толпа замерла в ожидании правосудия.
  Бравлин взмахнул рукой. Палач дернул за рычаг, и под ногами Вайлина открылась бездна. Толпа взорвалась дикими криками, приветствуя конвульсии содрогавшегося тела. Пена выступила на губах разбойника...
  Но неожиданно акт правосудия был прерван. Свистнула тетива и оперенная стрела, срезав веревку с перекладины, вонзилась в стену дома. Толпа в ужасе отпрянула от помоста, когда на него с площади запрыгнул вооруженный мужчина. Неприкрытые ничем седые волосы воителя яростно взметнулись, когда он взобрался на помост. В могучей ладони безудержным блеском сверкала тяжелая катранская сабля. Карие глаза горели дикой яростью.
  Толпа с визгами разбежалась, оставив на площади тридцать вооруженных головорезов.
  При первых звуках беспорядков княжеская стража рассыпалась перед возвышением, на котором сидели Бравлин и княжинка. Руководимые Аллианом Барским гвардейцы обнажили клинки и замерли.
  Тем временем, освобожденный от петли, с синей полосой на шее, на помост взошел Вайлин Отманский. Криво усмехаясь, он выхватил из-за пояса своего подельника тяжелый булатный нож. Не спеша, словно на прогулке, он подошел к замершему у рычага палачу и, ни слова не говоря, вонзил нож ему в живот. Обливаясь кровью, тот рухнул к ногам разбойника бесформенной грудой. Даже не удостоив умирающего взглядом, Вайлин перешагнул через него и остановился перед княжеским возвышением. Теперь князя и разбойника разделяла только узкая пропасть между двумя помостами.
  - Великий князь! - Вайлин театрально раскланялся. - Я предлагаю вам сделку! От вашего ответа зависит жизнь Вашей гвардии и жителей этого вонючего городишки.
  - Чего ты хочешь? - Бравлин нахмурил брови.
  - Отдайте мне вашу дочь, и я уйду отсюда, не причинив никому вреда - взгляд разбойника замер на прекрасной княжинке.
  - А если я откажусь.
  - Тогда я залью Арк кровью, как хотел этого Бреда. - Вайлин отвел затуманенный взгляд от девушки, указав на своего подельника - Он давно мечтает развалить этот город на части.
  - Эй, ублюдок! - неожиданно вступил в разговор Аллиан Барский. - Нас не испугаешь твоими глупыми россказнями и скорее мир обрушиться нам на головы, чем Елань уйдет с тобой! Ну, покажи, на что ты способен!
  - Слова герцога для меня закон. - Вайлин Отманский склонил голову в смиренном поклоне. - Убить их всех!
  По этому сигналу головорезы Вайлина как один бросились к княжескому помосту, на ходу обнажая сабли. Но на пути они неожиданно встретили неодолимое препятствие.
  Чтобы добраться до князя и его гвардейцев, им необходимо было обогнуть помост, что они и сделали, когда неожиданно дорогу им перегородил Белояр.
  Что подвигло его встать на защиту князя, воитель не знал. Быть может это была непревзойденная красота его дочери, которая не должна была достаться на поругание этому ублюдку с ангельски красивым лицом; или быть может это было негодование, горячей волной поднимавшееся откуда-то из глубины его существа, но, тем не менее, Белояр сделал свой выбор и был готов умереть за него.
  Сцепившись с гвардейцами князя, головорезы не сразу поняли кто этот хмурый воитель с двумя клинками, бесцеремонно вклинившийся в схватку. Лишь когда один за другим они стали принимать смерть из его рук, пришло понимание. С криками ярости они напали на него со всех сторон.
  Бреда, подельник и правая рука Вайлина Отманского, с редкой жестокостью уничтожал гвардейцев князя, стараясь пробиться к помосту. Его, как и его друга, интересовала княжинка.
  Аллиан Барский, отбиваясь от наседавших на него головорезов, тщательно пытался защитить Елань, но, поняв, что это ему не под силу, отступился.
  Кровавая схватка, разразившаяся ясным днем на площади Арка, сулила князю большие неприятности. Две трети его гвардейцев полегли, защищая своего владыку и его дочь и, похоже, что битва была проиграна.
  Вайлин, выдернув саблю из тела гвардейца, торжествующе захохотал и вскочил на княжеский помост. Небрежным жестом, отбросив прочь преградившего ему дорогу юного герцога Барского он подскочил к Елани и схватил ее за запястье. Бравлин дернулся было ей на помощь, но неожиданно почувствовал, как со всех сторон его схватили сильные руки головорезов Вайлина.
  - Ну-ну, князь, не надо быть таким нервным, - разбойник нежно приобнял княженку. - Я думаю, мы будем прекрасной парой и подарим вам много достойных внуков.
  Вайлин злорадно расхохотался, видя перекошенное от гнева лицо князя и его тщетные потуги освободиться.
  То, что произошло следом, трудно объяснить всем. Белояр, сражавшийся на правом фланге с оставшимися в живых тремя головорезами, Вайлина краем глаза заметил происходящее на помосте. Дикое бешенство охватило его. Словно молния один из его клинков пронзил сердце досаждавшего ему разбойника и в тот же миг он метнулся к помосту.
  Преграждавший ему путь Бреда взмахнул катранской саблей, но, замешкавшись, обезглавленный рухнул на мостовую. Расшвыряв в разные стороны разбойников, Белояр выхватил второй клинок и ангелом боли и смерти вонзился в стан врага.
  Могучая ладонь врезалась в скулу Вайлина, и тот, от неожиданности выпустив руку девушки, рухнул на колени. Звезды заплясали перед глазами разбойничьего атамана.
  Елань в немом изумлении увидела, как могучего телосложения мужчина взметнул вверх тело особо ретивого разбойника и с размаху бросил его на мостовую. Клинки воителя запели песню смерти, отражая сыпавшиеся со всех сторон удары и щедро даря свои.
  Встречаясь с воителем взглядом, разбойники, пораженные дикой всепоглощающей яростью в его глазах, в смятенье отступали.
  Площадка на помосте быстро редела, и вскоре на ней остались лишь Бравлин с дочерью, Белояр и Вайлин. Гора изувеченных трупов на мостовой ясно показывала, кто был победителем на самом деле.
  Горстка уцелевших разбойников замерла рядом со своим повелителем, с опаской поглядывая на исполина с белыми волосами.
  Вайлин поднял голову от застывшего у его груди кончика Белоярова меча и, утерев кровь с разбитой губы, сплюнул. Презрительная улыбка скривила его лицо.
  - Что ж, воин, на этот раз победа за тобой - разбойник устремил на него свой взгляд. Моя жизнь целиком в твоих руках. Но лучше убей меня сейчас, чем после я разыщу и прикончу тебя.
  Они замерли друг напротив друга. Один готовый умереть, другой - неготовый убить. Наконец, Белояр, взмахнув снежной гривой давно нечесаных волос, заговорил.
  - Убирайся прочь! Я не стану марать свой меч твоей грязной кровью, ублюдок! Сегодня Сва к тебе благосклонна - ты остался жив.
  С этими словами Белояр опустил клинок. Вайлин усмехнулся и покачал головой.
  - Сегодня ты сделал ошибку, воин, потому как Вайлин Отманский не прощает своих поражений. Клянусь, мы еще встретимся с тобой, и для одного из нас эта встреча станет последней.
  - Пошел вон, ублюдок! Иначе я передумаю и разрежу тебя на мелкие куски - Белояр скривился от презрения.
  - Скажи мне свое имя, воин, чтобы я знал, кого благодарить за подаренную жизнь? - усмехнулся Вайлин.
  - Меня зовут Белояр, ублюдок!
  Разбойник кивнул. Склонил голову перед Еланью в знак почтения, спрыгнул с помоста и в окружении своих людей скрылся с площади.
  - Я еще вернусь, Белояр! - эхо последнего крика разбойника глухим звуком прокатилось над городом...
  Тронутый нежной рукой воитель резко обернулся, готовясь встретить врага, но неожиданно замер, увидев перед собой юную княжинку.
  Вблизи дочь Бравлина казалось еще более прекрасней и нежнее. На вид ей было не более пятнадцати зим. Прекрасные, пронзительно синие глаза девушки завораживали. Белояр тряхнул головой, силясь освободиться от волшебного очарования, но лишь еще больше погрузился в этот омут.
  - Что с вами, вы ранены? - голос княжинки едва не свел его с ума. В нем звучала непередаваемая глубина и нежность. Теперь Белояр в полной мере осознал, почему народ Дунлада так обожает свою княжинку.
  В ответ на вопрос девушки он яростно замотал головой.
  - Нет! - удалось ему наконец выдавить из себя. - Даже не задет.
  Распрямив усталые плечи, Белояр, опасаясь смотреть в глаза девушке, бросил окровавленные клинки в ножны за спиной.
  - Зря вы отпустили этого убийцу, - князь подошел к воителю - думаю, он постарается осуществить свои угрозы.
  - Мне он не страшен - Белояр криво усмехнулся.
  - Да уж, - кивнул Бравлин - я еще нигде не встречал такого бойца. Откуда вы?
  - С севера - неожиданно для себя ответил Белояр - с севера...
  Тихий стон, раздавшийся неподалеку, прервал их разговор. Из-под груды тел у помоста показалась окровавленная фигура с обломком меча в руке. Пошатываясь и прихрамывая, Аллиан Барский поднялся на помост. Вид у него был не из лучших: черные волосы всклокочены, глаза замутнены. Дорогая одежда неровными клочьями свисала с тела.
  - Дьявол...Что произошло?.. - сбившийся взгляд герцога остановился на внушительной фигуре Белояра.
  - Ничего особенного, Аллиан - голос князя успокоил герцога - просто я выражаю нашу искреннюю благодарность человеку, спасшему Елань от поругания.
  Белояр смутился, но ничего не ответил. Бравлин пристально взглянул на него.
  - Кто вы, Белояр?
  - Просто наемник из Свободного Братства ищущий работу и покровителя.
  Воитель усмехнулся, заметив взгляд Аллиана Барского наполненный презрением и ненавистью. Этот юный герцог уже невзлюбил его.
  - Так, - вторглась в их разговор Елань - с этого дня ты мой личный страж. Я тебя нанимаю!
  Белояр взглянул на князя, но Бравлин лишь развел руками.
  - Желание дочери для меня закон - улыбнулся он.
  
  4. "Черный всадник"
  
  За много верст от Арка Лотар Черный - маг Немаира расширенными черными глазами не отрываясь смотрел в шар Туллана. Картина Аркской площади растворилась в черной дымке, и сфера исчезла в складках широкополой тоги мага.
  Нервно расхаживая из стороны в сторону, словно раненый зверь в клетке, Лотар силился прогнать из разума образ прекрасной княжинки, но тщетно. Что-то она ему напоминала, что-то виденное им очень давно и отринутое мозгом за ненадобностью.
  Ломая пальцы, он неожиданно торжествующе вскрикнул и размашистым шагом подбежал к постаменту, на котором возвышалась крылатая статуя демона.
  Остановившись возле постамента, он выбросил вперед к древней надписи руку и нараспев прочел заклинание. Тут же вспыхнули искры, и у ног статуи в пылающем зеленоватом огне возникла массивная книга, окованная железом с руническими письменами.
  - Narne si aehor!
  При звуках древнего языка книга вспыхнула и раскрылась. Лихорадочно пролистав страницы, Лотар нашел нужную ему и с торжествующим криком ткнул пальцем в обнаруженный текст. Переведя слова древнего языка, он монотонным голосом зачитал странные слова:
  "...Невинная кровь на рассвете Пурпура
  Подымет из сна замогильного зло
  В час темных небес крики птиц Бар-Ангура
  В таинственный мир вмиг откроют окно..."
  - Невинное дитя! - эхом повторил Лотар и его указующий перст замер на портрете в книге, созданной три тысячи лет назад. С портрета на мага смотрела Елань.
  - О Черный Властелин Мрака! - вскричал Лотар - Грядет день, когда мир покроют темные небеса, и ты возвестишь ему свою волю! Белояр, сам того не желая, ты оказал своему злейшему врагу непередаваемую услугу!
  Дикий хохот, отражаясь от стен залы, эхом разнесся по замку.
  
  * * *
  
  Лето в Даэроне вошло в полную силу. Стройные березы и крепкие дубы утопали в зелени, воздух был наполнен чарующим ароматом и птичьим гомоном. Легкий бриз, дувший с запада, из-за моря, нежно шевелил кроны деревьев. В траве быстро катили свои воды шепчущие ручьи. Пушистые облака неспешно прогуливались по нежно-голубым небесам.
  Крупный портовый город Даэрон в этот день как будто отдыхал от повседневных ярмарок и празднеств. Улицы, мощенные красным камнем, не нарушал перестук копыт обычный в это время суток. Тенистые сады, огороженные белыми стенами из известняка, устало склонили тяжелые ветви.
  В воздухе пахло свежестью из-за прошедшего с утра дождя. Обычно шумный в это время дня город казался погруженным в дремоту. Лишь редкие прохожие нарушали общую картину пустоты.
  Корабельная гавань, привечавшая в иные дни торговые корабли со всего приморского Пеанора, сегодня пустовала. У пирсов, покачивая округлыми боками, стояли лишь суда Дунлада.
  За городом, вдоль старого тракта, навстречу солнцу ехали двое верховых. Один, лет двадцати, одетый в белоснежную рубаху, заправленную за пояс кожаных штанов с длинным ворсом. Из-за отворота рубахи были видны массивные пласты мышц и старинный амулет в виде молота внутри диска. Сапоги, подбитые мехом куницы, были затянуты кожаными ремешками на голени. Длинные, почти до пояса, белоснежные волосы воина, перетянутые у лба серебряным обручем с руническими письменами, резко контрастировали с пронзительными синими глазами.
  Спутником воина или вернее его спутницей, которую он тщательно оберегал, была красивая юная девушка лет пятнадцати. Волнистые, золотые волосы безудержным каскадом спадали ей на спину. Два локона обрамляли нежное лицо с голубыми глазами.
  Одета она была в кожаный дублет с короткими рукавами, перетянутый у пояса узким ремешком, который подчеркивал ее талию и кожаные штаны. Стройные ноги красавицы, обутые в атласные сапожки, беспрестанно подгоняли белую кобылу, на которой она сидела верхом.
  Неспешно они ехали рядом друг с другом и о чем-то разговаривали.
  - Послушай, и дернул же меня черт послушаться тебя и оставить свои клинки во дворце! - Белояр, чертыхаясь, нащупал пустые ножны - Из меня сейчас охранник как из лопуха ветка.
  - Да ну тебя - Елань махнула тонкой рукой - тебе везде мерещатся засады. Скучный ты.
  - Угу - буркнул воин - с тех пор как я тебя охраняю, мне пришлось уже трижды спасать кое-кого от похищения. Сперва Вайлин, потом этих два головореза в твоей спальне. Или, по-твоему, они залезли туда, чтобы примерить твои платья?
  Ирония, сквозившая в словах Белояра, смутила девушку. Пожав плечами, она устремила взгляд к морю. В немом молчании они проехали около версты. Наконец девушка не выдержала.
  - Белояр, ты служишь у нас неделю, а я так о тебе ничего и не знаю. Скажи мне - кто ты?
  Воин задумался. Обмануть Елань он просто не мог.
  - Я ведь и сам о себе ничего не знаю - начал он и, заметив удивленный взгляд девушки, объяснил - Впервые я узнал себя таким, каков я есть, много дней назад далеко к северо-востоку отсюда. Из своей жизни я помню только одну черную ночь, разрываемую яркими сполохами молний.
  - О чем ты?
  - Была битва - Белояр погрузился в воспоминания. - Черной ночью в далекой стране, погруженной во мрак и раздираемой на части. Я помню человека, мужчину в широкополой тоге на вершине скалистого утеса, поющего на странном языке. А дальше мрак - темнота, вязкая, словно смола... Знакомый голос, произносящий странную фразу "Ард Риаг Beaдан ".
  Белояр замолчал, словно заново переживая те события.
  - А потом, я очнулся в лесу - грязный с мечами за спиной и с потерянной памятью...
  - Странный рассказ - девушка поежилась, словно от холода, хотя светило жаркое солнце.
  Отгоняя наваждение, она неожиданно тряхнула волосами и задорно рассмеялась.
  - Спорим, что тебе меня не догнать? - она махнула рукой в сторону зеленой кромки леса, виднеющейся к югу. - Я буду там первой!
  Лихо закричав, она ударила кобылу под бока пятками. Взбрыкнув копытами, лошадь рванула с места, оставив Белояра в облаке пыли.
  Зарычав словно лев, воин пустил лошадь галопом. Пригнувшись к холке кобылы, Елань стремительно уходила вперед. Белокурые волосы красавицы знаменем развивались за ее спиной. Залюбовавшись, Белояр дал ей уйти на полверсты, но, вовремя опомнившись, в два рывка нагнал. Его рука обхватила Елань за плечи и, выдернув из седла, пересадила на Белоярова скакуна. Вскрикнув от неожиданности, девушка прижалась к нему спиной и обхватила руками за могучую шею.
  Белояр остановил коня на опушке и спрыгнул наземь.
  - Ты проиграла - усмехнулся он. - Как будешь расплачиваться? Повышением зарплаты?
  Елань звонко рассмеялась и покачала головой. Спрыгнув с лошади, она остановилась напротив него.
  - Тебе нужны деньги?
  Смутившись, он отвернулся. Выдержать нежный взгляд девушки ему было не под силу.
  - Пойдем к морю - неожиданно предложила она.
  Там, где переставал расти Мэлаин - Сиреневый лес - вилась расхожая тропа, тянущаяся вдоль пологих холмов и спускающаяся к самому морю.
  Оставив коней резвиться на опушке и щипать траву, Белояр и девушка спустились к каменистому пляжу.
  - Знаешь, - девушка устремила вдаль взгляд прекрасных глаз, - иногда я думаю, что там - за этим безбрежным синим морем? Мне хочется побывать там.
  - Зачем? - Белояр взглянул на нее. - Там живут такие же люди, они ничем не отличаются от нас.
  - Да уж. - Взглянув на его исполинскую фигуру, Елань рассмеялась. - Думаю, что похожих на тебя нет нигде.
  - Тихо! - резкий шепот Белояра заставил ее замолчать.
  - Что случилось? - спросила она, понизив голос.
  - Птицы в лесу перестали петь.
  Девушка уже хотела рассмеяться, как вдруг Белояр метнулся вперед, закрывая ее собой. Еле уловимый свист, который он услышал, оказался полетом стрелы. Рука воина метнулась на лету, ухватив древко, и почти сразу вслед за этим со склонов обрыва на них ринулись люди.
  Одетые в черные кольчуги и рогатые шлемы они были вооружены кривыми саблями. В полном молчании они окружили Белояра, закрывавшего собой Елань.
  Настороженным взглядом воин следил за движениями черных фигур, готовясь к нападению. И оно грянуло.
  Кривая сабля взлетела над его головой, готовясь снести ее. Белояр молнией метнулся вперед, перехватывая занесенную руку. Послышался хруст, и, вскричав от боли, головорез выпустил саблю, согнувшись перед победителем.
  Закрывая собой девушку, Белояр отвел в сторону саблю противника и рубанул сплеча. Сталь запела, вспарывая ветер, и голова одного бандита слетела прочь.
  На Белояра напало дикое бешенство. Ему хотелось убивать и убивать. Невзирая на численный перевес врага, он с головой окунулся в схватку. Его клинок метался подобно змеиному жалу, разя направо и налево, с завидным постоянством кромсая тела, закутанные в черные доспехи, и от его могучих ударов не спасали ни кольчуги, ни латы, ни умелые руки противников.
  Изувеченные и окровавленные тела уже покрывали все пространство перед ним, когда враги отступили. Тяжело дыша, Белояр замер с клинком в руке. Его могучая грудь под рубахой вздымалась, бугры мышц вздулись на руках. Он казался богом войны, спустившимся с небес. Белоснежные волосы неровными космами обрамляли суровое лицо. Исподлобья он хмуро наблюдал за взбирающимися на крутые склоны бандитами. Но не преследовал.
  Конское ржание слева отвлекло его внимание. Полуобернувшись, он поднял глаза на кромку обрыва.
  Возвышаясь, словно колонна, на краю обрыва нервно перебирая копытами, стоял черный как ночь скакун. В седле, устремив взгляд матово-черных глаз на Белояра, укутанный с ног до головы в плащ, высился всадник.
  Где-то по спине у Белояра пополз липкий и холодный страх. Взгляд этих бездонных глаз вызвал в памяти воина воспоминания о далекой, заснеженной холодной стране, погруженной в вечный мрак. О таинственной фигуре в широкополой тоге, стоящей на скалистом утесе и молящейся неведомому богу.
  Усилием воли Белояр отвел взгляд в сторону.
  - Чего ты хочешь? - голос его вонзился в небеса, покрытые тяжелой дымкой.
  - Мне нужна девушка Байярд. - Голос, шепчущий по- змеиному, гулким эхом отозвался в душе воина. - Мне нужна лишь Елань, у тебя я уже забрал все, чем ты владел! Девушка, Байярд.
  Новое имя щемящей болью отозвалось в сердце Белояра. Кто он на самом деле?!
  Елань, по- детски ойкнув, спряталась за широкую спину воина.
  - Девушку? - Белояр с издевкой усмехнулся - Скорее я проткну твое черное сердце, чем ты получишь Елань!
  - В скором времени тебе представится такая возможность - с этими словами черный всадник растворился в воздухе.
  Дрожа от только что пережитого страха, Елань прижалась к Белояру.
  - Почему он ушел? Ведь он мог...
  - Да, мог - Белояр бросил кривую саблю наземь. - Но время... еще не пришло...
  - О чем ты?
  Но воин ничего не ответил и зашагал по тропе наверх. На полпути он обернулся:
  - Нам лучше убраться отсюда поскорей! Мало ли...
  
  5.
  
  В княжеском дворце Белояр почти мгновенно потерял Елань из виду. Окруженная со всех сторон мамками-няньками, она исчезла в их толпе, тщетно пытаясь пробиться к Белояру.
  Слухи распространялись по дворцу мгновенно, и уже спустя какое-то время воин был вызван к князю.
  Бравлин встретил Белояра у себя в опочивальне. Молча, указав ему на красного дерева кресло, он уселся напротив и испытующе посмотрел воину в глаза.
  - Что случилось сегодня у моря? Говорят, на вас с Еланью напали?
  Кивнув, Белояр без утайки рассказал князю последствия утренней прогулки. Когда он, наконец, закончил, Бравлин откинулся на спинку кресла и прикрыл карие глаза.
  - Н-да! - протянул он - Странная история: и всадник этот и воин в черном. - Он приподнялся, опершись на поручни. - Знаешь, Белояр, я правлю уже тридцать лет и многим не по нраву мое долгое правление.
  Он встал и зашагал из стороны в сторону.
  - В последнее время довольно часто козни, направленные против меня, отражаются на моем ребенке. Ее пытались похитить, околдовать и даже просто убить... - Бравлин перевел дух - Сегодня я жду посла с северных границ. Там живет князь Каэрглинн. Он уже неоднократно посылал сватов...
  Белояр непроизвольно вскочил с места. Не обратив внимания на его рывок, Бравлин, как ни в чем не бывало, продолжал:
  - Я знаю, ты предан моей дочери как никто другой, Белояр, поэтому я прошу тебя как отец, а не как князь - защити ее.
  С этими словами Бравлин отвернулся, давая понять, что разговор окончен. С мерзкой дрожью в ногах Белояр поднялся, склонив голову в знак покорности и не в силах справиться с охватившим его волнением, вышел вон. В мрачном настроении он прошел по коридору, свернул к выходу и нос к носу столкнулся с Аллианом Барским.
  Герцог стоял посреди коридора, вызывающе подняв голову. Высокомерно взглянув на Белояра, он обратился к нему.
  - эй, безродный пес! Когда идешь мимо знатного вельможи, следует склонить голову в знак почтения!
  Не обратив внимания на его слова, Белояр хотел, было пройти мимо него, как дворянин неожиданно толкнул его.
  - Я к тебе обращаюсь!
  Неожиданно Белояр перехватил руку Аллиана и, выгнув ему запястье, от чего герцог скривился от боли, прошипел в лицо:
  - Не тебе судить о знатности моего рода, ублюдок!
  Отбросив герцога к стене, Белояр прошел мимо него.
  Скривившись т боли и гнева, Аллиан, шепча проклятья всему Белоярову роду, посмотрел ему вслед.
  - Будет день, варвар, когда мой клинок пронзит твое черное сердце. - Сгорая от злобы и стыда, он скрылся за поворотом коридора.
  Белояр, тут же забыв о герцоге, вышел во двор и, усевшись на скамье перед дверями, задумался.
  За седмицу, проведенную с девушкой, воитель претерпел к Елани сердцем, хотя и не показывал вида. Теперь Бравлин своими словами предрекал скорое расставание. Белояр знал, что это должно было случиться, и теперь воспринял весть о будущем замужестве девушки достаточно спокойно. И все же какая-то мысль не давала ему покоя.
  
  * * *
  
  Процессия прибыла в Даэрон к вечеру. Закутанные в серые плащи, подбитые волчьим мехом, с мечами у пояса, в город с последним лучом солнца въехали десяток всадников с хмурыми лицами. Показав стражам ворот верительные грамоты, в полном молчании, нарушаемом только стуком копыт их лошадей, северяне проскакали к воротам замка.
  Встречать их вышел сам Бравлин, сопровождаемый десятком стражников.
  Посланцы спешились, предоставив вынырнувшим из ниоткуда слугам позаботиться о лошадях. Поклонившись князю, один из них заговорил:
  - Великий Князь, мы прибыли из заснеженного Даинсгара от князя Каэргминна. И по его повелению соизволим просить для него руки твоей дочери, слава, о красоте которой достигла и наших суровых земель.
  Посланец перевел дух и продолжил:
  - В знак великой дружбы Каэрглинн Даинсгарский посылает тебе в дар сотню дукатов золотом, а также серебра и камней драгоценных без меры. Караван придет завтра на рассвете - мужчина склонился перед Бравлином. - Мы обогнали его, дабы успеть к закрытию ворот...
  Князь кивнул головой в знак признательности и осторожно прервал длинную тираду посла:
  - Что ж, я благодарен Князю Даинсгара за богатые дары, но на дворе уже поздно. Мой паж проводит вас в отдельную опочивальню, а поутру поговорим о деле.
  С этими словами он повернулся и в окружении стражей вошел во дворец.
  Юный паж, подбежав к послу, поклонился.
  - Не угодно ли высокородным господам последовать за мной?
  Белояр, смотревший за прибывшими послами из зарешеченного окна своей спальни, повернулся и, пройдя к креслу, тяжело опустился в него. Подхватив с резного дубового стола ножны с мечами, он обнажил оба клинка и вгляделся в руническую надпись на металле у самых рукоятей.
  Каждую ночь он сидел, молил богов вернуть ему память о своем прошлом, но боги, казалось, насмехались над ним, и хранили молчание. День за днем он возвращался разумом к тем отрывкам, что возникали словно видения. Часто он видел себя, закованного в сверкающие латы, верхом на белоснежном скакуне в гуще яростной битвы. Потом на него нападала тьма, разрываемая яркими сполохами молний, и сквозь эти блики он видел оскаленные в зловещих ухмылках лица врагов.
  По ночам, забывшись беспокойным сном, ему чудился чей-то голос, зовущий его по имени. Он видел высокий скалистый утес и мрачную фигуру в широкополой тоге, воздевшую в мистическом безмолвии руки к черным небесам. И тогда он испытывал страх и беспомощную, всепоглощающую ненависть, хотя и не знал почему.
  Капли пота выступили на напряженном лице Белояра. Руки его впились в рукояти мечей, в полутьме зловеще мерцающих голубым светом. Мышцы взвились буграми под белоснежной туникой.
  Тихий скрип выбросил его из воспоминаний. Вздрогнув, Белояр резко обернулся к двери, готовый в любой момент сорваться с места. Но неровный свет факела выхватил из темноты тонкую девичью фигурку, стоящую в легкой газовой накидке наброшенной на плечи поверх туники. Несмело, словно чего-то боясь, она переступила через порог.
  - Можно я войду? - Робкий голос Елани нарушил тишину обители Белояра. - Ты не возражаешь?
  - Кто я такой, чтобы запрещать своей хозяйке входить, когда она того пожелает? - Вопросом на вопрос ответил Белояр и поднялся с кресла. - Скорее это я должен просить разрешения здесь остаться.
  Запахнувшись в легкую, овечьей шерсти, шаль девушка подошла к окну и задумчиво опустила голову.
  - Прости, что так поздно вхожу к тебе - произнесла она, не поднимая головы - ...ты верно уже знаешь, что отец... он выдает меня замуж...
  В этих словах Белояру вдруг почудилась какая-то грусть и стонущая тоска, каких он никогда не слышал от кнесинки. Она старалась не смотреть ему в глаза, но он все равно чувствовал странную тревогу, грызущую ему душу. В тот момент ему вдруг захотелось обнять девушку, прижать ее к своей груди - защитить, но поборов себя он оставил сей порыв без ответа.
  - Знаю - голос его, почему-то прозвучал хрипло в окружавшей их полутьме, а свечей Белояр никогда не зажигал, - но...
  - Что ты знаешь! - прервала его неожиданно Елань. - Скажи, тебе когда-нибудь приходилось подчиняться необходимости, жертвовать собой ради блага всего?
  - Не знаю госпожа, я совсем себя не помню, - воин опустил взгляд, голос его звучал непривычно тихо и нерешительно, - но ведь отец никогда не пожелает своей дочери плохого!
  - Да, родитель! - Елань всхлипнула, - он всегда прав и знает что для всех лучше. Ах Белояр, ну почему всегда так тяжело жить? Ты даже сама не можешь выбрать человека, с которым проведешь жизнь...
  Разрыдавшись, она вдруг бросилась к двери и прежде чем Белояр смог остановить ее, скрылась в коридоре. Слушая звук ее удаляющихся шагов, воин молча смотрел во тьму за окном.
  Всю ночь после этого, Белояр не мог уснуть, да и не желал. Мысли ворочались, как каменные глыбы, отчего голова гудела как чугунный колокол.
  
  
Оценка: 7.98*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"