Морозов Дмитрий Витальевич: другие произведения.

Путь Мага

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.06*17  Ваша оценка:

  
  
   Путь Мага
  
  
  Лес был... пустым. Не было слышно птиц, деревья стояли унылыми часовыми, которым сообщили, что всё, что они охраняли - никому не нужно. Казалось, что из леса исчезло нечто, наполняющее его жизнью - и он стал ещё одним пригородным леском, ничейной полосой между природой и человеком - дикие звери редко живут так близко к человеку, стараясь уйти подальше, а домашние - те стремятся бить как можно ближе, сокращая расстояние подчас до нескольких метров - пусть они заполнены деревом, железом и сталью - но это метры, проще говоря - рукой подать. Здесь же - пустая земля, оторванная от человека, но с опаской и осторожностью принимаемая местной фауной. Даже мелкая живность с неохотой селится тут - и то сказать, пройдёт десяток лет, и сюда придёт человек с пилами и бульдозерами - покорять природу, не задумываясь о том, что она давно оставила эти места - вон, деревья все понурые и чахлые, трава сухая и ломкая, словно не лето сейчас, а поздняя сухая осень...
  Дэн перелез через поваленное дерево - и остановился. Свежая, с комками сырой земли, яма, ещё не заполненная водой - воронка от артелерийского снаряда, обезобразила поляну, ломая деревья и уничтожая всё живое. Человек закрыл глаза - и перед глазами возникла картинка:
  Тяжёлая пыль висит в воздухе. Маленькие тела мечутся между деревьями, в попытке спастись и спасти - а вокруг падают, разрывая, воздух, снаряды, разбивая устроенный быт, унося жизни - и разрезая тоненькую нить доверия, что протянулась между двумя народами...
  - Они пытались. - Дэн присел и гладил потревоженную землю, словно прося у неё прощения - скорее машинально, чем осознанно. - Ни у одного другого народа не хватило бы выдержки и упорства - изучать, пытаясь понять, найти точки соприкосновения, не вмешиваясь, не мешая идти своим собственным путём... А им ответили - жестко и грубо, уничтожая просто ради профилактики... Даже не подозревая о том, что не желающий воевать и покорять - это не всегда слабейший, иногда - более мудрый.
  Дэн вновь оглядел лес - теперь уже узнавая. Вот здесь они веселились и танцевали, там, чуть поодаль, стояли накрытые столы - и они никогда не были пусты... Что бы не искали здесь люди - теперь они не найдут ничего. Вокруг был лишь опустевший лес - грустный и печальный, словно оплакивающий потерю друзей - а, может, так оно и было? Дэн вздохнул и направился в сторону посёлка.
  Первого человека он встретил прямо на опушке. Обычный грибник, в поношенном сером плаще, давно потерявшим свой первоначальный облик - пожилой, но ещё крепкий, с обветренным, чуть заострённым лицом и плотно прижатыми к черепу ушами - он, удобно устроившись на мягкой травке у обочины, разложил на пеньке нехитрую снедь и споро закусывал, перемежая это глотками из фляги, набранной явно не из родника.
  - Как грибы? - Речь из-за набитого рта была невнятной, но карие глаза цепко осмотрели Дэна с головы до пят - и, словно удовлетворившись осмотром, потемнели, спрятавшись за серыми, словно седыми бровями. - Никогда здесь не ходил, а зря - грибов вдоль опушки - хоть косой коси! Уже вторую корзинку заканчиваю набирать - раз уже домой сходил, отнёс, сейчас перекушу - опять пойду. Да и третий раз, наверное, схожу - наши как узнают, сейчас же всё повыметут - от дома недалеко, да и вдоль опушки собирать сподручнее. А у тебя как?
  Дэн растерянно посмотрел на корзинку, которую сжимал в руке - предусмотрительные эльфы, вникавшие во все мелочи, положили в неё немного грибов, заполнив примерно на треть - но куда этому до битком набитых вёдер его собеседника!
  - Зря вглубь пошёл - авторитетно заявил грибник, правильно оценив растерянность Дэна - походи по опушке, а то обидно будет, если полупустым домой придёшь. Когда ещё удастся прособирать! Завтра солдаты приедут, будут полигон расширять - уже объявления повывесили, что в этот лес ходить запрещено. Ну я сразу и сюда - пока никого нет... А то потом хрен походишь...
  - А почему сегодня их нет?
  - Ты что! Сегодня же воскресенье! Сам знаешь, война - войной, а обед по расписанию! Вот когда техники нагонят, тогда да... Не пролезешь и в воскресенье... Угощайся! - Он радушно кивнул в сторону варёного яйца и пары пучков зелёного лука, лежавших на краю пня и чудом избегнувших внимания хозяина. Дэн машинально опустился рядом, взяв в руки флягу и кусок мягкого, ещё тёплого хлеба, глотнул - и закашлялся, разом выбросив из головы все проблемы - в горло словно плеснули огнём!
  - Хорошо перегнал! - Кивнул мужик, с видом знатока оценивая страдания Дэна. - Не боись, не отравишься - для себя делал, это вам не магазинная сивуха, непонятно на чём настоянная - я неделю гоню, месяц очищаю, потом на меду настаиваю, затем снова очищаю!
  Дэн с трудом перевёл дыхание. Что бы за напиток он не выпил - это был не самогон. Слишком сложен и причудлив вкус. Впрочем, если его делать три месяца....
  - А терпения хватает?
  - А это нам только по рекламе внушают, что русский человек без водки пропадёт. Брехня всё это! Ради хорошего вкуса и собственного здоровья я и подождать могу!
  Грибник забрал флягу к себе, сделал большой - для души - глоток и решительно пододвинул к себе Дэнову корзинку.
  - Так, что у нас тут. Ну, это пойдёт, это только варить. Хорошо хоть червивых нет... Угу... Интересные у тебя грибочки. В лесу нашёл?
  Дэн поднял голову - и оторопел: в руках грибника светились неярким светом его браслеты!
  Он рывком выхватил их из рук оторопевшего дядьки - тот очумело завертел головой, пытаясь отследить движение - но Дэн уже надел их, чувствуя, как незримые силы пробуждаются, делая его сильнее, заставляя чувствовать окружающий мир - его силу и мощь, его красоту и страсть...
  Дэн похолодел: напротив него, на другой стороне пня, там, где был давешний собеседник - не было ничего! Он осторожно открыл глаза: грибник спокойно убирал остатки еды, искоса поглядывая на Дэна. Он был - но Дэн его не чувствовал...
  - Интересные игрушки! Вот только уж слишком в глаза бросаются. Не боишься, что тебя за них живьём в землю зароют? Сам знаешь, времена сейчас какие...
  Дэн посмотрел на странного грибника - тот по-прежнему невозмутимо сидел на травке, всем своим видом показывая самые мирные намерения и лёгкий интерес - вот только почему он не прощупывается магически?
  - Это подарок. Не думал, правда, что получу их. Был уверен, что они останутся у моих... друзей. А они тихонько положили их в корзинку.
  - Друзьям нужно доверять. Если, конечно, это действительно друзья. Вот только мало кто без задней мысли делает такие дорогие подарки... Распили их и продай по частям - от греха.
  Дэн вскочил, прижимая браслеты к груди - сама мысль сломать свою последнюю частичку другого мира, казалась кощунственной.
  - Ладно, ладно, парень, дело твоё. Не хочешь - не нужно. Но что-то с ними тебе делать надо... Вот только - что? Хочешь, я тебе погадаю?
  Грибник извлёк из кармана засаленную колоду необычных карт и принялся их тасовать. Дэн поневоле рассмеялся - уж больно смешно это выглядело - грибник с колодой карт.
  - Последний раз мне предлагала погадать цыганка с рынка. Причём заранее обещала кучу всяких благ - если я позолочу ей ручку. Знаешь, я тогда отказался и думаю, что и сейчас...
  - Мне от тебя ничего не нужно, парень. Хотя ты прав - забава бабская, но что делать, если у нас в роду давно девочки не рождались. Бабка помирала, всё, как есть, в тетрадку записала и мне велела - как родится девочка, ей отдать. А карты больно забавные, с картинками. По настоящему гадать я так и не выучился, но когда загадываю желание и вытаскиваю карту, почти всегда смогу узнать - сбудется или нет. Такие маленькие локальные предсказания. Иногда, правда, они ничего не говорят - или я не могу понять...
  - А когда говорят - что, сбывается?
  Грибник помолчал, словно не хотел отвечать на вопрос.
  - У кого - как. Вот на днях деверю гадал, так он...
  - А у тебя?
  - У меня - всегда сбываются. Вытащишь карту?
  Дэн машинально сунул руку куда-то в центр развёрнутой колоды и достал картинку. На простом белом фоне был изображён смешной человек в колпаке с бубенчиками, танцующий на краю пропасти - и одна нога его уже была занесена над пустотой.
  - Давай вытащу другую - видишь, у меня джокер!
  Грибник пожевал губами, словно собираясь возразить, но сунул карту обратно в колоду, тщательно перемешал и вновь потянул Дэну. Тот взял, как заправский игрок подснял и вновь вытащил - ту же карту. Опять плясал над пропастью забавный человечек в смешной одежде - и мир вокруг него был бесцветным. Дэн возмутился:
  - У тебя что, в колоде - одни джокеры?
  Собеседник человека лишь усмехнулся и бросил колоду на пень рубашками вниз. Рыцари и короли, пажи и прекрасные дамы, башни и мечи разлетелись яркими брызгами, закрыв собой всё дерево.
  - Это карта - не джокер. Это - шут. Ты что загадал-то?
  Дэн растерялся.
  - Да ничего не загадывал. Так просто вытащил - на удачу...
  - На судьбу, значит... Не позавидуешь...
  - Никогда я никого не развлекал и не собираюсь юродствовать!
  - И правильно. Вот только, знаешь ли ты, что значит - шут?
  - Фигляр. Скоморох. В лучшем случае - слабенький артист, восполняющих недостаток таланта разными ужимками...
  - Фабрики звёзд насмотрелся? Не хочешь быть "слабеньким"? Конечно, лучше быть всесильным магом, способным одним движением руки перевернуть мир! Одно плохо. Что всё это здесь - только сказки.
  Грибник закрыл глаза и заговорил страстно, горячо, немного невпопад, не обращая внимания, здесь ли его собеседник и слушает ли его:
  - Когда я говорю о нашем мире, я опираюсь на те законы, которые я знаю о нём - а я знаю их гораздо больше, чем большинство людей. Не досконально, конечно, но тем не менее...
  И этому не стоит завидовать, 'в большем знании - больше печали', правы были древние, а понять и принять образ этого мира, можно и не изучая его - нужно лишь открыть ему душу и попытаться понять его, не то, как он устроен, а что он хочет сказать нам.
  Так вот, я никогда не пытался определить мага как человека, постигшего законы этого мира и умеющего частично управлять этим миром, используя эти законы. Возможно, потому, что это слишком скучно и банально - для меня, во всяком случае.
  Этот мир и так уже раздирают на части множество жадных личностей и совершенно неважно, что не все из них - люди. Я даже подозреваю, что не все из них - личности, но это ещё менее важно.
  И чем больше я вижу истинную подоплёку этого мира, тем отчётливей понимаю, что за зримыми силами стоят незримые, и когда какой - нибудь уверенный в себе... хм, маг принимает очередное 'судьбоносное решение' - он просто делает очередной ход в непонятной для него игры - игре жизни. Или, вернее, им делают ход - и он в лучшем случае пешка, потому что офицеры и ладьи - они стоят сзади - за пешками, перенимая манеру своих играющих.
  Это как матрёшка - 'матрёшка, матрёшка, я тебя знаю", а под ней другая, меньше, под ней - ещё меньше, и вот она уже такая маленькая, что мы её не видим - но она важнее всех.
  А мы - вот простая, но подходящая аналогия - просто марионетки, танцующие свой танец жизни - но только с помощью кукловода. Так можно ли назвать Магом ту куклу, что танцует лучше всех - если за ней всё равно - в вышине и темноте, незримо стоит кукловод?
  Если кукле перерезать нити - она умрёт. Значит, кукловод необходим, и все мы - лишь пешки в чужой игре?
  А если не так грубо? Самые сильные нити, которые заставляют нас двигаться - наши желания. Человеком в большинстве случаев движет не разум - а лишь инстинкты данного ему тела. Попробуем отказаться сперва от них - не отрывая, а лишь давая обвиснуть, лишая кукловода возможности дёрнуть на ненатянутую нить?
  Это не значит - не есть или не испражняться - просто отчистим разум от давления тела, сделаем его свободным от страстей.
  Нити никуда не делись, они держит нас, не давая упасть в пустоту небытия, но они ослабли, давая нам крохотный островок свободы - глоток воздуха самоопределения. Теперь мир. Он действует на нас, Действует и через желания, конечно, но если желания убрать, мир останется. Можно, конечно, всё бросить, залезть в тёмную пустую келью, или уехать на необитаемый остров и т.д., а потом сказать - я уничтожил мир в себе. Чушь! Мир остался, он никуда не делся и он по-прежнему, даже ещё больше, в тебе. Он может вместить в себя всё: и тебя и твои потуги и твоего кукловода и даже его потуги - и всё равно останется тем же миром, какой и был. И когда ты умрёшь, он не рухнет и даже не изменится: просто обеднеет на одного любопытного человека.
  Нельзя! Нельзя уничтожить мир, даже не мир в себе - но можно уничтожить себя в мире. И это опять на грани самоубийства, опять надо рвать по живому и это ещё сложнее - эти нити сродни пуповине. Соединяющей тело младенца с матерью - но без этого тебе не видать свободы, не иллюзорной, а подлинной.
  Очень трудно ослабить эти нити. Твой уклад жизни, твоя работа, друзья, родственники - всё должно перестать быть первоочередным, отступить на шаг в сторону, давая возможность увидеть заслоненное ими. Не уйти совсем - не порвать окончательно, это смерть ещё более верная, чем от рук палача - потому что эта смерть - духовная.
  Следующий шаг - нити обвисли, и ты оказался вне танца, вне игры - но ты ещё должен понять, осознать почувствовать и принять это.
  Понять - разумом, осознать - телом, почувствовать - сердцем и принять - душой. Это ещё сложнее и зачастую на это требуются годы. Так и хочется рвануться, натянуть нити, почувствовать себя живым и в центре Вселенной - ну пусть не вселенной, но своего мироздания - наверняка. Но это тоже желание и ты гасишь его, но при этом - это уже твой выбор, не зависящий от твоего кукловода - эти нити тоньше и тянут за них совсем другие игроки: Но ты отказываешься от их игр - и потому оказываешься втянутым в новую игру - игру, правила в которой отсутствуют.
  Первый ход в ней всегда делаешь ты сам: первое движение, неуверенное движение только что родившегося ребёнка - движение не по потребности мира, или желанию кукловода, а самостоятельное - без причины и следствия, даже не из прихоти - у тебя не может быть желаний, даже случайных - вот тогда и рождается шут. Если он не найдёт в себе источник сил, сил, свободных от любых воздействий и чаяний - его бессильные дёргания способны лишь всех рассмешить: поглядите на эту нелепую куклу! Шут, паяц! Смешной арлекин!
  Но если твои движения наполнены силой, если стены мироздания дрожат, раздвигаясь под непонятными, нелогичными движениями шута. Если нити желаний натягиваются в бессильной попытке удержать, но тут же вновь опадают - приходит черёд смеяться шуту: над кукловодом, над миром, над собой. Не презрительно, нет - и не торжествующе, а искренне и легко, как смеётся ребёнок, довольный своей первой удачной шуткой.
  И тогда игрокам страшно: страшен не шут, страшна ситуация - кукла получила свободу! Она делает что хочет, не обращая внимание на потуги кукловода! И можно перерезать бесполезные теперь нити совсем, но дрожит рука: а вдруг непонятная кукла, вместо того, чтобы обвиснуть нелепой грудой, поднимет голову и, глядя поверх кукловода, увидит игрока? И тогда страх сводит губы, выдавливая из них неуверенную улыбку.
  И это тоже шут!
  Грибник выдохся и, махнув рукой, принялся собирать свою снедь. Подхватив вёдра, он совсем уже было собрался уходить, но остановился, и, поколебавшись, добавил:
  - Знаешь, мне тоже выпадала эта карта...
  
   Глава 2
  
  - Мам, я вернулся! - Дэн с трепетом переступил порог родного дома. Да, на Земле прошло совсем немного времени - но для него прошли годы - и кто знает, насколько сильно он изменился. Эльфы уверяли, что внешне он - всё такой же, но часто ли им приходилось сравнивать между собой людей? Никогда!
  Впрочем, всё прошло гладко. Дэн отсутствовал чуть больше суток - если вызвало что-то удивление, так это, скорее, быстрое возвращение: уезжал на три дня, а вернулся после первого...
  - Да скука там страшная - пряча глаза, соврал Дэн. - Все перепились, поговорить не с кем. Я плюнул и ушёл.
  Матушка качала головой и верила - а на душе было гадко. За эти годы в университете он совсем разучился обманывать - даже такая маленькая и необходимая ложь вязла на губах, отдавая чем-то затхлым и постыдным... В университете нередко скрывали правду, но не искажали её - и разница между этими понятиями больно резанула по нервам. Похоже, он отвык играть по правилам собственного мира - или усвоил другие, более естественные?
  Дэн торопливо перекусил и выскочил из дома - на свежий воздух, придти в себя и полюбоваться родным, земным солнышком. Крыльцо дома, нагретое за день, щедро делилось теплом создавало ощущение уюта и покоя. Старое дерево обычно хранит в себе память бесчисленных прикосновений человеческих рук, создавая особый настрой, легко читаемый внимательным слушателем...
  Всё-таки хорошо - вернуться домой! Где-то высоко в небе щебечут птахи, стрекочут сверчки, доносится мычание возвращающихся с полей коров. Житьё в пригороде имеет свои преимущества - здесь природа ещё не закована в панцирь из железа и стали, не отравлена выхлопными газами - и можно вот так бездумно посидеть на солнышке, раскрывшись миру - и ощутить его биение, его ласковое и нежное внимание...
  Дэн сидел, закрыв глаза и полностью расслабившись - он был дома. Покой и умиротворение усталого путника, вернувшегося домой - его никогда не испытать тем, кто не выходил дальше собственного района, кто о путешествиях знает по экскурсиям, а из всех опасностей предпочитает лишь тщательно оплаченные, причём в сопровождении внимательных инструкторов и проводников, помогающих интересно провести двухнедельный отпуск и подсказывающих, наиболее красочные для его дорогой камеры виды... Его не понять и псам войны - крутым профи, способным написать пулями на мишени восьмёрку или победить медведя голыми руками, но недоумённо пожимающих плечами при виде пламенеющего заката - не до этого им, им бы приказ выполнить да стресс после снять - а эти слюни... Это не из их жизни. Мир вообще так устроен - те, что в силах оценить, не могут почувствовать, а те, кто мог бы - не захотят оценить...
  Дэн привычно отрешился от окружающего мира, уходя в глубь себя и начиная погружаться в состояние полудрёмы, когда воспринимаешь окружающее как нечто привычное и обыденное, не отвлекаясь на эмоции и желания. В глазах вначале замелькали жёлтые искры, но их хоровод быстро успокоился, и тёмно-зелёный цвет начал расползаться по векам, даря покой и тишину...
  Дэн почувствовал нити судеб. В его мире они были тонкие и ажурные - лёгкие, невесомые конструкции, не способные оказать серьёзного сопротивления... Вот только на Земле не было никого, способного сопротивляться - им. Светлые нити связывали его - и дом, землю - не удивительно - это его крепость, он здесь родился - и привязан к этому островку суши желаниями и устремлениями собственной души.
  Вот совсем тонкая нить, идущая от его собаки - старый пёс, увидев хозяина, сперва долго принюхивался, заставив сердце тревожно ёкнуть - но потом признал - и ластился, как щенок, подсовывая голову под его руки. Нить чуть заметно подрагивала - пёс не спал, переживая аромат запахов незнакомого мира...
  Вот линия потолще и посветлее - это матушка. Возится по дому, что-то готовя, убирая, по своему обыкновению. Сколько Дэн себя помнил, на всегда чем-то занималась, не оставаясь ни секунды без дела, придумывая тысячи крохотных необязательных дел - тех, которые можно отложить на потом - если их не сделать, ничего страшного не случится - но займись ими - и твой крохотный мир станет гораздо светлей и уютней, создавая комфорт для всех его обитателей.
  Вот только откуда в её линии этот странный жёлтый оттенок? Дэн, не глядя, пододвинул себе сумку, куда переложил браслеты, надел - и зачерпнул энергии, оглядывая магическим взором мир.
  Почти ничего не изменилось. Нити судеб пропали, сменённые другим видением - но новые, возникшие взамен их, были столь же тонкими и еле заметными - по сравнению с миром эльфов, в них почти не было энергии - так, намёк, позволяющий жизни не погаснуть... Лёгкие, почти прозрачные поля привычно оттенили предметы, создавая энергетический фон - но такой слабый, что сквозь него легко можно было читать и на больших расстояниях.
  Аура была бледной. Даже с учётом слабой энегроподпитки полей Земли, аура здорового человека должна быть сильнее, ярче, чётче выражена. Местами энергетика матери была истощена настолько, что не улавливалась глазом - умом Дэн понимал, что поля действуют - не могут не действовать - но поёживался, глядя на зияющие дыры. Он щедро впрыснул энергии в ауру матушки, успев услышать её изумлённый вздох - но прорехи никуда не делись, лишь аура стала чётче и более насыщенней.
  - Ну почему я не изучил подробней методы лечения! - Ведь не отказали бы, осыпав ворохом знаний - глядишь, мальчик-вундеркинд что-нибудь и усвоит! Может, не мучился бы так сейчас...
  Мать давно уснула, продолжая тихонько удивляться неожиданному приливу сил - а Дэн всё изучал тонкое кружево чужих полей, пытаясь сделать хоть что-то - но не решался, помня главный девиз медиков - не навреди! Он уже несколько часов сидел, уставать в стенку - полагаться на зрение Дэн не мог, а силовые поля легко проникали сквозь дерево в комнату матери. Умом он понимал, что бессилен - но оставаться равнодушным, видя, как куча болезней разъедает ещё крепкий организм...
  В конце концов он решился - как в случае с Панеей, он разомкнул свои и чужие силовые поля, соединив их в единую цепь, подменяя чужую энергетику - своей, более здоровой... Он ожидал боли - но её не было - лишь навалилась усталость, организм вдруг начал неметь, и страшно захотелось спать. Казалось, всё тело набили ватой, и не было сил пошевелить ни рукой, ни ногой, хотелось закрыть глаза - и отдыхать долго-долго... Дэн прикусил губу - резко, зло. Боль отрезвила голову, заставив сбросить сонную одурь, встряхнуться и разобраться с процессами, протекающими в организме. Он ветшал. Тысячи мелких, неопасных мелочей накапливались по всему телу, создавая удручающую картину - в крови, в костях, в мышцах и сухожилиях. Казалось, что это тело долгое время находилось в условиях, неблагоприятных для него - и вынуждено было, что бы не погибнуть, раз за разом перестраиваться, используя мало-мальски подходящие внешние ресурсы...
  - Эльфы наверняка смогли бы подстегнуть обмен веществ, обеспечив при этом тело подходящим строительным материалом.... Но где они, эти эльфы? - Дэн вздохнул и принялся латать дыры в энергетике матери, заменяя истощённые участи полей своими, более здоровыми. Подобная методика, как предупреждали его учителя, не была особо эффективной - но в подобных условиях она могла принести хоть временное, но облегчение. Что бы сделать что-либо большее, нужно было бы создать новое направление в земной науке, соединив знание врачей о человеческом теле с его мощью... " - Вот только пока учёные будут спорить, браслеты уже полностью истощаться... Да и не будут создавать новый научно-исследовательский институт ради лечения одной пожилой женщины" - с грустью думал Дэн, выходя на свежий воздух и восстанавливая теперь уже собственную ауру.
  Утром Дэн не пошёл на работу. Проснувшись, он позволил себе понежиться в кровати, лишь теперь наконец осознав - он - дома! Позади были сложные и интересные дороги - в иных мирах, с иными правилами - но они привели его домой! Теперь он может побыть самим собой, не думая о том, что его ежесекундно оценивают, пытаясь по его поведению узнать, что же такое - люди? И можно расслабиться и выкинуть что-нибудь смешное или безумное - хоть колесом пройтись, хоть... Дэн поднял трубку телефона и набрав номер начальника, улыбнулся.
  - Доброе утро!
  - Даниил Дмитрич, это вы? Какое, к чёрту, добро - на работе - завал, а некоторые тунеядцы позволяют себе опаздывать уже на целый час! Сегодня же напишите объяснительную!
  Руководитель отдела АСУ, где работал Дэн, всегда считал, что всё держится только на нём - и выбил себе соответствующую зарплату, урезав её у всех остальных. При этом он был в лучшем случае, администратором, не понимая в программировании на той сложнейшей системе, которая получилась после соединения новой и старой техники завода в единое целое, почти ничего - но это не могло поколебать его самомнения. Он привык оценивать способности и талант по рублёвой системе - сколько получаешь, так и стоишь, следовательно, он - царь земли, а те, кто получает меньше - так, батраки, которым он милостиво даёт жить...
  - А я у вас больше не работаю. Попозже зайду, принесу заявление.
  Ответом Дэну, уже начавшему тихонько хихикать, было долгое озадаченное молчание.
  - Ты что, напился? Что ты несёшь? Что бы через пять минут у меня в кабинете!
  - Вы же знаете, что я не пью, Вадим Вечаславович. Или за те пять лет, что я у вас проработал, вы в этом ещё не убедились?
  - Значит, обкурился! Даже если собрался увольняться - обязан две недели отработать, подготовить себе смену, и лишь потом...
  - Я никому ничего не должен, и меньше всего - вашему предприятию, на которое бездарно потратил пять лет своей жизни. Смену подготовите сами, на то вы и руководитель отдела - это не только деньги получать, на этой должности ещё и думать уметь нужно.
  Новая пауза была ещё более долгой. Дэн почти воочию видел, какие мысли бродят в голове его недавнего начальника - дерзит, значит, в себе уверен. Сманили в другое место? Или на моё метит? Нужно проверить...
  - Хорошо, я повышу тебе зарплату, хватит в позу вставать. На 30%. Доволен? А теперь...
  - Нет, Вадим Вечаславович. - Дэн мельком подумал, что ещё на прошлой неделе - по календарю Земли - он прыгал бы от восторга, услышав такое. - Я говорю вполне серьезно. После обеда занесу заявление в отдел кадров.
  - Хорошо, Дэн, давай серьёзно - кто? Дельта Интернешенел? Они тебя сманили? Это же фирма-однодневка! А тут тебя все знают... На 50% - и должность техника тоже твоя!
  Дэн вздохнул. Он не раз пытался получить на полставки должности техника-технолога, благо всю грязную и кропотливую работу с железом тоже взвалили на него. И теперь всё преподносят на блюде... Как это странно и горько - вчерашняя мечта! Словно остывший суп - ещё недавно такой ароматный и благоухающий, а теперь - холодный и склизкий, с кругами застывшего жира, плавающими на тарелке.
  - Вадим Вечаславович! О людях нужно думать не тогда, когда они собираются уходить - это нужно делать постоянно, вам за это деньги платят. Именно за это, а не за лизание задницы начальству. Если хотите, можете меня увольнять по статье, благо сейчас трудовую можно купить в любом подземном переходе. А хотите меня видеть в качестве пришлого специалиста - поднимите всему отделу зарплату в полтора раза, и я иногда буду консультировать вас по сложным вопросам - за отдельную плату, разумеется...
  Дэн сам удивлялся бесшабашности своей речи. Он всегда робел перед начальством, не решаясь возразить и настоять на своём мнении - но события последнего времени слишком на многое заставили его посмотреть по другому. Он научился не обращать внимания на такие мелочи, как внешние атрибуты - деньги, должность, внешность, апломб - всё это было неважно для того, кто научился заглядывать в душу. А она у начальника оказалась жалкой и мелкой, словно дворовая собачонка, которая всегда готова пресмыкаться перед любым, кто предложит кусок послаще - и облаивать тех, кто не может ответить.
  
  Глава 2
  
  - Оказывается, за эти деньги мне и не нужно было ходить на работу! - Возвращаясь домой после разговора с начальством, Дэн никак не мог придти в себя. Вначале были крики и угрозы, потом - дружеское обращение и уговоры, кончилось воззванием к совести и откровенным упрашиванием. В результате откровенно скучавший на протяжении почти часовой беседы с ранее неприступным шефом Дэн вздохнул - и выдвинул свои условия, которые, после некоторого колебания, были приняты. Дэн сохранял свой оклад, но теперь он мог приходить не более двух раз в неделю - и проверять, что бы компьютерная система работала исправно. Впрочем, полагал Дэн - вряд ли это продлится долго - такие, как Вадим Вечаславович, не прощают подчинённым собственной слабости - а его начальник откровенно перетрусил, когда последний специалист, детально разбиравшийся в установленной на заводе компьютерной системе, решил уйти. Пару месяцев - и он найдёт молодого и на всё согласного "молодого специалиста", выпускника какого-нибудь технического колледжа, Дэн его понатаскает - и станет не нужен. Тогда воспрянувшее духом начальство возьмёт своё, найдя причину придраться и заставит уйти Дэна, не заплатив - всё это он теперь видел вполне отчётливо, легко экстраполируя собственное будущее. Вот только вряд ли он проработает здесь достаточно времени, что бы осуществились планы начальства. И это не было просто расчётом - скорее, тонким предчувствием собственной судьбы....
  - Э, мужик! Закурить есть?
  Дэн отвлёкся от собственных мыслей и огляделся. Он шёл привычной дорогой, которой ходил уже тысячу раз - мимо стареньких девятиэтажек к окраине города, за которой маячил знакомый лесок, скрывавший его посёлок. Местная шпана никогда не приставала к нему, правильно оценивая потрепанный вид - ну идёт деревня, что с неё взять? Что же изменилась в нём - в глазах этой шпаны?
  - Оглох, что ли? Пацаны, да он, кажись, в штаны наделал! - Самый крепкий из троицы парней, окруживших Дэна, покачиваясь скорее для куража, чем от выпитого, заржал, приглашая дружков присоединиться к нему.
  Не обращая на него внимания, маг огляделся. Чем бы не промышляла эта троица, место было выбрано идеально - кругом гаражи, стоящие не плотно, но заслоняющие обзор - и глухая стена дома. Посторонних глаз не будет. Парни крепкие, главарь явно служил в десанте - чувствуется армейская выучка, ещё не уничтоженная водкой и разгульным образом жизни - а то, что он есть, нетрудно догадаться по сильному запаху перегара, доносившемуся от небритых лиц.
  - Кончай зенки пялить! - Отсмеявшись, крепыш решительно двинулся к нему. - Выворачивай карманы, снимай золотишко - и можешь быть свободен! Ну! - Он щелкнул ножом - выскочило узкое лезвие - обычная магазинная поделка, призванная скорее напугать, чем реально ранить - хотя в умелых руках... Вот только откуда они тут, умелые?
  Дэн улыбнулся, вспоминая свои поединки с Н`Даром. Это он сделал напрасно - троица восприняла улыбку как сигнал к началу боевых действий - и накинулась на свою жертву. Первым перед магом оказался крепыш, грозно ткнувший в живот противника свою железку. Дэн легко сделал пол шага назад и ударил ладонями одновременно с двух сторон по сжатому кулаку. В нём что-то хрустнуло, парень выронил нож и, сжав руку, что-то нечленораздельно заорал. Его кореша, переглянувшись, подхватили по палке и стали обходить Дэна с обеих сторон, зажимая в клещи. Логика их была самой примитивной - противник не выдержит и повернётся к одному из них, подставив второму спину. Там один сильный удар - и можно забыть о страхе и вдоволь покуражиться, пиная лежащую жертву. Но странный парень, действующий совсем не по правилам - где это видано, что бы ударом раскрытых ладоней повредить сжатый кулак! Ни в одном боевике такого не было - и сейчас продолжал спокойно стоять на дорожке, словно не замечая поднятых палок. Наконец, решившись, они почти синхронно кинулись к нему, сжимая свой незамысловатый арсенал - и внезапно этот непонятный парень словно исчез, перетёк в другое место - дубинки с сухим треском столкнулись друг с другом, предваряя столкновение двух грузных, немытых тел, получивших в последний момент дополнительное ускорение. С глухим стоном на земле образовалась куча мала, тут же принявшаяся материться и завывать на все лады.
  Дэн обошёл эту троицу и совсем уже собрался идти дальше, когда услышал:
  - Постой! Как ты это сделал?
  Крепыш, баюкая руку, смог подняться на ноги - вот что значит армейская школа - и в глазах его, омытых болью, уже не было ни злости, ни куража - только открытое, детское восхищение.
  - Ничего удивительного! Ещё пару лет пьянки - и с тобой справится кто угодно. - Дэн вновь улыбнулся, теперь уже не мыслям, а лёгкому, наивному восхищению этого уже немолодого парня.
  - Брошу! Ей богу, брошу... Научи, а?
  - Чему? Как лучше прохожих потрошить? Так я в этом деле не спец...
  - Бес попутал! Деньжат захотелось по быстрому срубить. Ну научи! Что тебе стоит?
  - А с чего ты взял, что у меня есть, чем поживиться?
  - А... - Парень явно растерялся. Он вновь поглядел на Дэна - внимательно, оценивающе - на старую куртку, стоптанные туфли и уже потёртые джинсы - и чуть виновато пожал плечами. Мол, бес попутал.
  - Если бросишь пить и сможешь найти в себе того ребёнка, который смог, несмотря на боль в руке, оценить и восхититься происходящим - сам до всего дойдёшь. Счастливо!
  Дэн повернулся и вновь пошёл к дому, на ходу обдумывая очень не понравившуюся ему деталь. Браслеты он не снимал, но замаскировал их здорово - и магически, и внешне - разве разглядишь что в рукавах куртки, даже если знаешь, что там что-то есть. Но парни были уверенны, что у него есть золото... За этим стояло что-то - или кто-то ещё, подтолкнувший парней к этой мысли. Причём очень тонко - крепыш был явно сконфужен, обнаружив, что неправильно оценил клиента. Дэн жалел, что не посмотрел их линии судеб - пусть он не понимал их хитросплетений, но что-то бы могло проясниться...
  Впрочем, всё может быть намного проще. Наверняка это дежурная фраза гопников - " Снимай золото!" . А что ещё они могут говорить своим жертвам. Его никто специально не подкарауливал - просто совпадение, которые не могут не случаться у живущих в большом городе... Дэн честно успокаивал себя - всю дорогу до дома - он очень хотел верить, что уж в родном мире всё должно быть по прежнему - он в глубине души жил тревожный огонёк - слабый, он не предвещал скорой опасности - но не давал успокоиться, напоминая о том, что он теперь - другой, и свои отношения с миром ему придётся выстраивать по другому...
  
  Глава 3
  
  Утренняя пробежка неизменно приводила Дэна к заветной роще. Он привык бегать ещё там, в другом, немного странном и немного сумасшедшем мире - увидев, как легко и непринуждённо даже не бегут, а перемещаются по лесу эльфы - и сумев понять и выдержать их темп. Конечно, не совсем выдержать - когда эльф сливается с лесом в сумасшедшей гонке "зимнего вихря", с ним не сравнится никто. Но эльфийский "весенний шаг" он знал в совершенстве, передвигаясь по лесу легко и плавно, словно не обходя, а, обтекая препятствия - той скользящей походкой, для которой человеческое тело было мало приспособлено, но которая давалась ему почему-то легко. "Летний ручей" он мог изобразить достаточно точно, передвигаясь в той же манере, но в несколько раз быстрее - хотя это и давалось ему с некоторым трудом. А вот с "осенним ветром" были проблемы. Похоже, эта скорость была предельной для человека - ориентация терялась, деревья оказывались необычайно близко, ветви кустов норовили подсечь ноги или хлестнуть по лицу... Но если удавалось войти, удержать такой темп, сделав его частью себя - наступало единение, словно ты приноровился к скорости урагана и бежишь теперь в оке бури - там, дальше, мелькают деревья и ветви, но на небольшом пятачке вокруг тебя - покой и тело словно расслабляется, умудряясь при этом поддерживать этот сумасшедший темп. Наступает чувство единения с природой, полёта, и начинает казаться, что ты уже не человек, а птица - небольшая серая птица, ловко мелькающая между деревьев...
  - Стой! Запретная зона! - Из-за поворота дороги лениво вышли двое солдат. Они не были настороженны или обеспокоены происшествием - ну бегает, человек, форму поддерживает. Но при этом их фигуры, полные той внутренней силой, что даётся изматывающими тренировками, были напряжены, а автоматы - старые, проверенные "калаши" без приклада - десантный вариант, способный дать сто очков вперёд современным пукалкам, годящимся только для разгона демонстраций да стрельбы в воздух - были явно на боевом взводе. Дэн удивлённо моргнул. Где это видано, что бы в оцеплении, в лесу, солдатам без офицеров давалось боевое оружие? Он растерянно стоял, уставившись на преградивших дорогу парней и недоумение столь явно было написано на его лице, что старший наряда негромко хохотнул и одобрительно кивнул головой, оценивая зоркость взгляда прохожего.
  - По-серьёзному за ваш лесок взялись. То ли на испытаниях что-то стряслось, то ли наоборот, только собираются что-то испытывать. Ты пока сюда не суйся - вот снимут оцепление, тогда... Хотя мой тебе совет - и потом особо не ходи. Мало ли что они там испытывают... И своим передай. А то пооблучаетесь все.
  Дэн согласно закивал, стараясь сохранить на лице выражение недоумения. Словоохотливость сержанта объяснялась просто - его объяснения, рассчитанные на скорейшее распространение, не имели никакого отношения к действительности и были просто ещё одной задающей преградой - на этот раз психологической, которую нужно было укрепить в сознании местных жителей - чем меньше будут соваться, тем легче их работа...
  Вот только те, кто пытался что-либо найти в эльфийской роще там, за этим мощным оцеплением, скоро будут разочарованны - не было ещё на Земле приборов, которые могли бы помочь людям оценить прелесть эльфийских деревьев, выращенных из вполне земных пород и поэтому ничем от них не отличающихся - но способных подарить сердцу ту сладкую боль, что живёт в каждом человеке, способным восторгаться прекрасным...
  Но исследователи, перекапывающие землю там, за оцеплением, искали другое - то, что предусмотрительные гномы, уходя, забрали с собой, тщательно уничтожив любой намёк на присутствие кого-то, отличного от человека. Их ждало лишь разочарование - такое же, которое каждый раз испытывал Дэн, видя пустую рощу...
  Он вздохнул и, развернувшись, отправился обратно, пытаясь не замечать устремлённых в его сторону внимательных взглядов. Не стоило и приходить сюда - но так притягательно очарование летнего эльфийского леса!
  
  "Уже на окраине посёлка, когда до первых домов было рукой подать, Дэн встретил давешнего ЮРОДИВОГО "
  
  
  27.04.2007
  
   Включив домашний комп, Дэн удивлённо заморгал: он получил по Интернету письмо от совершенно неизвестного отправителя - причём из-за рубежа. "- Опять вирусы рассылают!" - Дэн совсем уже собрался его удалить, но название... Письмо начиналось словами: " Кандидату на должность..." Не удержавшись, Дэн открыл письмо. " В конце концов, антивирус у меня хороший, обновления постоянно скачивает, да и не ничего такого в компе, что нельзя было бы не восстановить. А любопытство - эта та слабость, которая делает нас сильнее... "
  Успокаивая таким образом свой здравый смысл - ведь сколько предупреждали о незнакомой почте - и всё равно все попадаются! Дэн принялся читать раскрывшиеся письмо.
  
  Кандидату на должность инженера-программиста в нашем новом филиале.
  Наша фирма специализируется на программном обеспечении Майкрософт в тех странах, где работают компьютеры нашей фирмы. Это новое отделение Майкрософт, которое не просто адаптирует готовый продукт фирмы к местному языку, но и подгоняет его под "коренной менталитет", как выразился глава нашей фирмы Билл Гейтс. Естественно, что, создавая филиалы корпорации во всех странах мира, мы опираемся в основном, на местные кадры. Отбор ведётся путём привлечения тех хакеров, которые достаточно смелы и умелы, что бы обратить на себя наше внимание, и достаточно аккуратны и осторожны, что бы не попадаться. Таким образом, наша компания убивает сразу двух зайцев - привлекает на нашу сторону потенциальных конкурентов, и находит новых, перспективных сотрудников. Насколько известно нашей компании, весьма внимательно следящей за деятельностью хакеров в России, вы ещё не разу не нарушили закон, что сделать при вашем роде деятельности весьма непросто. Учитывая, вашу уверенность в том, что за вашей деятельностью никто не сможет пронаблюдать, подобная щепетильность может быть объяснена только искренним уважением к справедливости и законам, может быть не вполне корректным, но налагаемым в попытке эту справедливость защитить. Это ваше качество, вкупе с талантами программиста (хакера), которые мы внимательно изучили, и привело нас к мысли пригласить вас на должность программиста в нашем российском филиале. Работы у нас очень много - вслед за системой придёт черёд других программ, да и ПО всё время меняется, так что приготовитесь к серьёзной и интересной работе. Она требует постоянной самоотдачи, но, думаю, вам к этому не привыкать. Первое время придется работать, возможно, и без выходных, но наша фирма умеет ценить своих сотрудников - пока мы не можем назвать точной суммы вашего оклада, которая будет определена лишь после собеседования, но уверяем вас, что если вы нам подойдёте, она будет никак не меньше 2000 евро в неделю, а возможно, и гораздо больше. Если вас заинтересовала наше предложение, свяжитесь с нами по адресу... или телефонам в Москве... С уважением.... заведующий филиалом Майкрософт..."
  Дэн откинулся на стуле - руки его дрожали. Это было невероятно! Сбывалась его мечта - сколько раз он говорил друзьям, что хотел бы изменить эти безликие, сухие программы, сделать их более понятными именно русскому человеку. И тут - ему преподносят его любимую работу на блюдечке, да ещё платят за неё такие деньги! Триста тысяч в месяц - а возможно, и больше! А, может, это просто злая шутка друзей? Дэн кинулся в дебри инета...
  Через час он обиссиленно отодвинулся от экрана - почта действительно принадлежала компании Майкрософт - и, похоже, там были уверенны в том, что он попытается это проверить. На экране сияла надпись:
  - Мы рады, что вы хотите сами всё проверить. Для подтверждения нашего письма мы отправили его дубликат с официального сервера нашей компании - и вы вполне можете убедиться как в том, что наше предложение о сотрудничестве - не шутка, так и в том, что наши возможности гораздо шире, чем о них думают большинство хакеров - в конце концов, именно мы разрабатываем большинство программ, которыми они пользуются и у нас есть возможности отследить и наказать того, кто становится у нас на пути. Если хотите узнать о них больше - ждем подтверждения о принятии сотрудничества. С уважением...
  Дэн уже не удивился увидев у себя на почте ещё одно письмо. И если текст его был прежним - то адрес стал совсем другим. Всё-таки правда! Его заметили титаны, держащие в руках бразды правления компьютерным миром. И предложили работу. Да что там - предложили приобщиться к своим тайнам, "только для избранных". Намекнув при этом, отказ не примут - угроза делала предложение ещё более притягательным. Да и как сопротивляться, если, отказавшись, по сути, отрезаешь себе выход в мир инета, где Дэн обжился, где, как он был уверен, он знал всё - но как выяснилось, при всех своих заморочках он плавал на поверхности - а теперь перед ним раскрывались глубины...
  Он подскочил к клавиатуре " Здравствуйте... Я с гордостью принимаю ваше предложение..." Не дописав, вскочил - рука сама потянулась к телефону. Лучше позвонить. Всегда лучше пообщаться вживую...
  "- Закрой глаза и расслабься, даже если это единственное, что ты можешь сделать..." - Голос волка словно вживую зазвучал в голове. Как давно это было. Словно в другой жизни. В другом мире. А в этом - нужно было бежать, спешить, не разбираясь и не раздумывая, пока заманчивое место не исчезло, словно утренний туман, пока его должность не занял кто-то более удачливый - и шустрый. Иногда приходится бежать изо всех сил, что бы просто остаться на месте. Дэн с трудом расправил сведённые судорогой плечи. Тело словно онемело от противоречивых приказов, отдаваемых взбудораженным разумом. Он выдохнул - одновременно резко - и протяжно, выгоняя из себя всю скованность и усталость, все лишние эмоции и мысли. Подхватив посох, он направился в лес.
  
  Глава 4
  
  В первый же день в родном мире он выстругал себе посох - подобие того, что был у него в университете. Конечно, это была просто палка - в ней не было никаких магических свойств, но её тяжесть напоминала об уроках с Н`Даром, а внешний вид - об университете и прекрасной девушке с совиными глазами. Не удержавшись, он стал думать о ней. Эх, Памика! Эльфийские игры не для простых смертных - зачем же ты так посмеялась над незнакомым тебе человеком. Просто - ради шутки? Что бы убить вечность, ждущую тебя впереди? Или всё-таки не всё было игрой?
  Лес встретил его шелестом листвы, стрекотаньем птиц и нежным ароматом хвои. Это был самый обычный, земной лес, росший сразу за посёлком Дэна и не имеющий никакого отношения ни к эльфам, ни к проблемам землян с ними. Сюда часто приходили играть мальчишки, местные жители искали здесь грибы после дождя - но сейчас здесь было тихо и пустынно - и Дэн, отойдя пару десятков шагов от опушки, опустился на поваленное дерево - нужно было привести в порядок чувства и разум.
  Прямо перед ним было старое кострище - огонь здесь разводили явно местные мальчишки, решившие запечь картошки в золе и заодно хоть немного отогнать комаров - не было видно срубленных и распиленных деревьев, не валялись кругом яркие упаковки из-под заманчивых продуктов, что так вкусны на пробу и так опасны желудку... Полянка была тихой, домашней... Дэн прикрыл глаза - и сухостой, в избытке принесённый детворой, оказался прямо на старых углях. Ещё одно усилие - и небольшие, робкие пока языки пламени показались из чёрной золы - и аккуратно принялись лизать подаренное лакомство. Слабый ветерок обдувал щёки, слышалось потрескивание разгорающегося костра - и, казалось, что он по-прежнему в университете, сидит в своей комнате, рядом, в камине играют языки пламени, и вот-вот в лицо ткётся звериный запах и раздастся тихий рычащий голос, вышедший не из человеческой глотки: " - Привет! Помнишь меня?"
  - Привет! Отдыхаем? - Дэн вздрогнул и открыл глаза. Напротив него устраивался давешний лесник - он отложил палку и ковырялся в корзинке, делая это всё довольно шумно и неуклюже - и было непонятно, как он мог подобраться сюда так незаметно?
  - Кто вы - и что здесь делаете? Я не знаю никого ни посёлка, у кого вы могли бы остановиться! А если бы вы пришли из города в поисках грибов, то не подходили бы так близко к посёлку. К тому же ваши лекции... Они не из этого мира.
  Мужик невозмутимо достал яблоко, надел его на ближайший прутик и пристроил над огнём.
  - Почему же... Как раз из этого. Всё полностью соответствует данной энергетической обстановке. Более того, именно здесь эффект "шута" может проявляться наиболее эффективно. - Он засмеялся своей неуклюжей шутке, не забывая переворачивать румяное яблоко над огнём.
  Дэн моментально вскипел.
  - Я не знаю, кто вы и почему позволяете себе...
  - Ладно, ладно! - Лесник примирительно поднял руки. - Если хочешь, я уйду - а ты можешь остаться и медитировать над огнём, пытаясь сложить два и два - только учти, дров надолго не хватит, детвора никогда не была особо предусмотрительной...
  Собеседник Дэна подтянул к себе палку и, кряхтя, стал приподниматься над землёй.
  - Подождите! Вы... понимаете, что происходит?
  - А тут ничего сложного нет - Собеседник Дэна вновь оказался у огня, обжаривая на тонком прутике яблоко. - Тебя ещё не раз будут стараться ограбить - тем или иным способом. Просто потому, что ты обладаешь вещью огромной ценности. - Он кивнул на браслеты, выглядывающие из-под рубашки Дэна. - Если хочешь зажить как прежде - продай их подороже, или хотя бы сдай в аренду какому-нибудь экстрасенсу на годик - потом они станут никому не нужны и ты сможешь носить их спокойно.
  - Но... Кто на земле может понимать, что именно я ношу на руках? Ни один человек на земле не сталкивался с чем-то подобным! Или...
  - Нет, не, ты прав. Никто из людей ни с чем подобным не сталкивался - ты первый. Но кто говорит о людях?
  - Кто вы?
  Лесник вздохнул.
  - Да какая разница? Я тот, кто хочет тебе помочь. Но принимать участие в намечавшейся сваре точно не буду. Просто потому, что это - не моё дело. Твои отношения с собственным миром - они твои и ничьи больше. Любые посредники - они только мешают. Понимаешь?
  Дэн подумал. Потом ещё раз.
  - Нет. Я был уверен, что никто в мире не поймёт, что я изменился.
  - Ты просто об этом не думал. Как и о том, что то, что ты носишь на руках, может быть не просто силой - а козырем в игре на очень высоком уровне. Как ядерное оружие, например. Энергией ядерного полураспада удобно и полезно греться - но выгодней грозить соседям. И одно другому совершенно не мешает!
  Дэн с ужасом посмотрел на свои руки.
  - Неужели уже появились люди, которые рассматривают меня как оружие - и хотят использовать?
  Лесник хитро прищурился:
  - Насчёт людей - не поручусь. Хотя, если судить по эльфийской роще - и они скоро выйдут на тебя. И почему обязательно - как оружие? Скорее как средство управления...
  " Я благодарен вам за предложение, но по не зависящим от меня обстоятельствам вынужден его отклонить - с уважением... "
  - Блин! Ну почему всё так не просто! -Дэн отодвинулся от компа и с ненавистью посмотрел на экран. - Почему самый заманчивый кусок непременно лежит в мышеловке? А ведь самое обидное - я так ничего и не понял!
  Давешний собеседник так и ничего не объяснил - он лишь подтвердил то, о чём твердила выросшая за годы учёбы интуиция: не стоит верить в чудеса, какими бы прекрасными они не были. Он изменился - и не стоит думать, что никто этого не заметит. Лучше лечь на дно, затаиться, переждать пару недель... Кто я? Самый обычный парень! Вот и нужно вести себя соответственно! А чем обычно занимаются парни? Дэн решительно подвинул к себе телефон:
  - Юрец? Привет! Узнал? Где сегодня зависаешь? Девчонки будут? Хоть косой коси? Ну ты и извращенец! Кто ж так с прекрасным полом! Обещаешь? Буду обязательно! - Дэн положил трубку на рычаг и перевёл дух. Юрка Авдеев был, пожалуй, одним из немногих парней, кто мог бы стать ему другом. Он был лёгким человеком - настолько лёгким, что многие считали его поверхностным - сын богатых родителей, он целыми днями прожигал жизнь по дискотекам и ресторанам, вполне оправданно пользуясь репутацией Донжуана. Но при этом он так же легко мог всё бросить и умчаться на всё лето раскапывать какой-то древний курган, или ухаживать за больной бабушкой, или... Юрок был эгоистом - но эгоистом особого рода. Он категорично делил людей на своих и чужих - собственно, вначале почти все для него были свои - пока не совершали подлости или пакости - и был готов на всё - ради своих, тех, в ком не разочаровался. Они были частью его жизни, частью его самого - а значит, им нужно было помогать и поддерживать. Одно время Дэн с содроганием ожидал, что Юрка озлобится, отгородится от мира - слишком много вокруг было.... чужих, по его собственному определению. Но у его друга душа была слишком широкой, а характер - слишком лёгким. Столкнувшись с подлостью, он вздыхал - тяжело и с сожалением, но затем улыбался - и ещё один человек переходил для него в разряд чужих. "А из-за чужих - чего волноваться? Эмоции нужно оставлять для прекрасных дам!" Такова была немудрёная Юркина философия, позволяющая ему равнодушно глядеть в умоляющие глаза бывших друзей и подруг, просто не воспринимая их как личность. Со временем он должен был повзрослеть и остепенится, чего его родители ждали с нетерпением, Дэн - со страхом, но сам Юрок становиться взрослее не желал и по-прежнему вовсю отдыхал, наслаждаясь сегодняшним днём. Он был прост, понятен и надёжен - для своих. И ещё - около него можно было расслабиться и согреться душой - как возле костра.
  Дэн улыбнулся, и пошёл к шкафу - одеваться для вечера.
  
   Глава 5
  
  Музыка грохотала, немилосердно теребя барабанные перепонки. Дэн поморщился и поспешно поставил внутренний блок - за время учёбы он отвык от такой какофонии звуков, от тесных, пропаренных помещений, от...
  - Привет! - Плечо заныло от увесистого хлопка, и Юрка оказался рядом - все два метра веселья плюс улыбающаяся веснушчатая физиономия. - Решил выбраться из своей берлоги? Давно пора, а то заплесневеешь там, в своей дыре! Слышал, Вадим женился! - Юрка уже тащил его к своему столику в углу кафе, на ходу пересказывая новости, и при этом успевая улыбаться и подмигивать хорошеньким девушкам - впрочем, в этом кафе Юрку уже знали как облупленного и особого внимания не обращали.
  - Небось опять на твоей очередной подружке! Ты уже по-моему, весь наш бывший класс переженил!
  Юрка был натурой заботливой и щедрой - для своих он мог отдать и собственную пассию - а может, дело было в том, что он не разу по настоящему не увлёкся? Загорался, ухаживал, переживал, писал стихи - и так же быстро остывал, исчезая в водовороте встреч и дней. Впрочем, своих девчонок он не бросал, навещая, помогая, выдавая замуж. Вот только не так уж много было таких, кто выдерживал Юркины проверки...
  - Ещё не всех переженил! Ты вот до сих пор в холостяках ходишь! Гляди, какие девочки! Шас познакомлю!
  За столиком сидели один старый Юркин приятель, какой-то незнакомый парень и несколько красивых девчат. Куча имён посыпалась на растерявшегося Дэна, тот улыбался, кивал, судорожно пытаясь вспомнить хотя бы имя Юркиного приятеля - но музыка грохотала, в бокал уже лилось шампанское, а сидевшая напротив красивая девушка застенчиво поглядывали на него поверх стола - Юрец не терпел крепких напитков, неизменно начиная вечер шампанским и заканчивая его красным вином. Он вообще не понимал, зачем люди стараются отупеть:
   - Так, выпить немного для затравки, что бы в голове стало легко и весело, что бы пропала скованность и рука могла уверенней держать девичью талию - а с остальным и сами справимся, не нужно никакой дури! - и Дэн был с ним полностью солидарен. Он отпил из бокала, разглядывая зал и прикидывая, с кем можно потанцевать - и тут на его плечо легла узкая рука.
  - Можно вас?
  Дэн поднял глаза - и замер. Подошедшая к нему дама была божественно красива. Полная, литая грудь, крутые бёдра - и нежные, по детски наивные глаза, широко распахнутые в мир, в глубине которых прыгали лукавые бесенята - глаза взрослой девочки, глаза Мерлин Монро, глаза Евы до грехопадения - глаза, которые Дэн всегда искал в толпе...
  
  22.06.2007
  
  Как зачарованный, он поднялся. Дэн не слышал ни музыки, ни шуток друзей - мир сузился для него до двух бездонных озёр, и чуть насмешливой улыбки... Он не замечал изумлённых взглядов танцующих - он слышал свою мелодию, нежную и прекрасную, и вел случайную партнёршу в одном ему понятном танце - и, казалось, что все вокруг исчезли - люди, столы, дома - вокруг только зелёные деревья и они - двое - кружатся в некому не известном, завораживающем ритме, древнем, как сама жизнь. Он тонул в незнакомых глазах, не пытаясь увидеть или понять - лишь любуясь. И не замечал в них выражения сначала недоумения, затем удовольствия - и, пожалуй, скрытого торжества.
  Девушка прильнула к нему, что-то весело щебетала - её круты бёдра плавно двигались, повинуясь собственному ритму. Рая? кажется, её звали так - становилась всё смелее, её голос звучал всё громче - и вот вокруг уже вновь стены танцзала, шумно и душно, и виден Юрок, злой и недовольный, но он где-то вдали - а девушка - здесь, и она прижимается к Дэну всем телом, покорно и властно одновременно...
  Потом была ночь. Неистовая и хмельная, она была горячей и долгой, полной страсти и удовольствия. Два тела становились одним, сжимая друг друга в объятиях - это было как сон, как наслаждение, столь долгое, что становится мукой. Им было хорошо вместе - они были одним, и говорили друг другу какие-то глупости, давали клятвы и обещания - и вновь были вместе. Лишь под утро уснули коротким, хмельным сном...
  
  Ночь. Тьма обступает костёр в ночи, грозя загасить слабое пламя. Его языки трепещут, пытаясь разогнать тьму - но их слишком мало, и тьма наступает, грозя выплеснуть мрак, ставший почти осязаемым, прямо на единственный источник света. Дэн пытается найти дров, что бы подбросить в костёр - но руки становятся непослушными, тело немеет - да и под рукой нет ничего подходящего. А на другой стороне костра за его потугами с сочувственной ухмылкой наблюдает серый зверь, положив большую лобастую голову на передние лапы...
  
  Дэн подскочил, пытаясь прогнать странную одурь. Он лежал, совершенно обнажённый, на шикарной кровати - и явно не у себя дома. Вчерашний день, такой недалёкий, вспоминался с трудом. Были танцы, Юрок - и прекрасная девушка.
  - Рая?
  - Проснулся? Вот и славно. Неплохо вчера погуляли, правда? Наверняка тебе уже пора, но если хочешь, можешь и позавтракать. Только веди себя прилично - стоит мне стукнуть в стенку, тебя отсюда вынесут.
  Дэн ошарашено посмотрел в строну двери - там стояла его вчерашняя подружка, тоже совершенно обнажённая... если не считать золотых браслетов на стройных ногах. Его браслетов!
  Он вскочил, в прыжке метнувшись к своему имуществу - и отлетел от силовой стены. Браслеты надёжно защищали новую хозяйку.
  - Я же сказала! Веди себя прилично. Теперь на завтрак можешь не рассчитывать! А интересные у тебя браслетики... Пожалуй, я никому не буду их отдавать - оставлю себе. Похоже, они много могут... Теперь шокер мне и не понадобится. - Она небрежно бросила на пол небольшую игрушку - из тех, что продаются в магазинах самообороны и применяются против крупных собак.
  - Ну, чо разлёгся? Ты их мне сам подарил, забыл, что ли? Вот козел, а? Как соблазнять порядочную девушку - это всегда пожалуйста! А чуть утро - пожалуйте все подарки назад! Всё вы на дармовщинку хотите в рай въехать! Вали отсюда!
  Дэн поднялся. Ему было одиноко - и немного грустно. Словно потерял пусть и не очень близкого, но родственника.
  - Девочка, ты не понимаешь, что делаешь. Верни браслеты, пожалуйста!
  Райка рассмеялась. Её смех, в котором смешались издевательские и торжествующие нотки, был грудным, с хрипотцой, ничуть не похожим на её прежний и беззаботный смех.
  - Ну и мямля! Ты ещё на колени встань. Отдай, пожалуйста, а то мама будет ругаться! Назови хоть одну причину, почему я должна давать что-то такому хлюпику, как ты?
  Дэн вздохнул.
  - Ну почему всегда люди воспринимают вежливость, как слабость. А причину... Посмотри в зеркало.
  Райка вызывающе фыркнула, но бросила взгляд в сторону зеркального шкафа - и обмерла. Она менялась. Глаза потемнели и стали глубже, разрез тёмных век сместился куда-то к вискам, лицо стало суше, глаза - тоньше. Она по прежнему была красивой, но теперь это была красота не ангела, а беса.
  - Что это?
  - Теперь ты видишь свою внутреннюю суть. Ты получила в свои жадные ручки артефакт, способный менять действительность - и он начал с тебя, создавая гармонию между твоим внутренним и внешним миром.
  Девушка бросила на него подозрительный взгляд.
  - Почему же тогда ты не изменился?
  Дэн пожал плечами.
  - Значит, я таков, как выгляжу.
  Райка рассмеялась.
  - Вот уж точно, лопух лопухом. Ничто этого не изменит. А я - мне и такая внешность нравиться. Теперь без проблем окручу миллиардера, пусть отвалит половину состояния - а там, глядишь... Она задумалась, не замечая, как глаза ввалились еще глубже, а волосы, до того светлые, стремительно начали темнеть.
  Дэн расслабился. Пора было выручать непутёвую дурочку - да и себя тоже. Он шагнул в сторону, входя в то состояние покоя, что было сродни сну наяву - ему, ещё не окончательно проснувшемуся, это было несложно. Райка успела отреагировать на стремительное движение, но заряд силы, выпущенный дурёхой, впитала дипломная печать - " Всё-таки не зря исковеркали ауру!" Рывок - и вот уже девушка летит на кровать, а браслеты занимают своё привычное место.
  - Отдай, гад, это моё! - Райка ещё не придя в себя, ревела, уткнувшись в одеяло. - Какие же вы, мужики, все сволочи...
  - Извини. - Дэн развёл руками. - Если тебе так будет легче - я сожалею о том, что случилось. Знай я заранее, что так всё кончится - ни за что бы не стал с тобой... танцевать. Но, знаешь, если бы ты не изучала мужчин с меркантильной точки зрения, не оценивала каждого на предмет обогащения - ничего бы этого не произошло. Не нужно было рассматривать своё тело как товар.
  - Да пошёл ты! Что мне теперь-то делать? - Девушка подняла зарёванное лицо от подушки. - Может, хоть внешность мне мою прежнюю вернёшь?
  Дэн покачал головой.
  - Боюсь, я не сумею. Тут нужен пластический хирург. - Он закончил одеваться и повернулся к двери. - Боюсь, теперь тебе придётся остаток дней носить на лице каинову печать собственной алчности.
  Маг осторожно прикрыл за собой дверь, из-за которой доносились всхлипывания пополам с проклятьями. Уже на улице он услышал вой - похоже, неудачливая Мата Хари всё-таки добралась до зеркала.
  
   Глава 7
  
  - Дэн! Ты как? Говорил я тебе, что не стоит с этой дамочкой связываться - она не своя, понимаешь?
  - Я понял, Юрок, спасибо. Жаль, я не прислушался к тебе раньше. Не было бы сейчас так тошно.
  - Да ладно. Слушай, хочешь, я приеду? Или давай к нам - посидим, класс повспоминаем, анекдоты потравим... А помнишь, как сбежали в лагере на ночную рыбалку? Вот шуму то было?
  - Помню... Давай в другой раз, Юрок, ладно? Я позвоню. - Дэн положил трубку на рычаг и с силой потёр лицо ладонью, словно пытаясь отмыться от какой-то липкой грязи. Ему было плохо. Ну не было в нём твёрдости бойца, способного равнодушно взирать на поверженных врагов - он всё время сожалел, причиняя окружающим боль - исключением были лишь твари на тёмном материке - но их жалеть не взялся бы никто в здравом уме...
  Дэн вышел на улицу, сел бездумно на лавочку, уставясь в пространство - родные стены не помогали, а в голове вертелась всего одна мысль: " Власть магии - это тоже власть, и, обладая ей, нельзя не запачкаться. Хотя бы просто в крови врагов. Враги - они ведь тоже чьи-то дети, сёстры, братья. А они найдутся, это уже понятно. Кто-то весьма влиятельный понял, что Дэн обладает чем-то уникальным - и теперь попытается добраться до столь интригующего артефакта. Может, прав давешний лесник, и нужно разобрать окаянные браслеты, продать по кусочкам - и жить спокойно, не ломая жизни окружающим людям?
  - Привет. Ты тут живешь?
  Дэн вздрогнул. Он так углубился в свои мысли, что не заметил, как к нему подошёл мальчишка. Хотя не заметить того было трудно. Огненно рыжий, весь в конопушках, он наверняка был бы страшным озорником, если бы... Это "если", в количестве двух штук, присутствовало на скамейке рядом с пацаном. Костыли, причём не новые. И, судя по неестественно вывернутому телу мальчишки, он уже привык не обращать внимания на непослушание собственных ног.
  Уловив взгляд Дэна, парнишка вспыхнул и торопливо подхватил костыли. Дэн секунду недоумённо смотрел на недовольное лицо пацана, потом понял:
  Жалость! Можно привыкнуть к собственному уродству, но как привыкнуть к сердобольным взглядам окружающих - и это в том возрасте, когда хочется наслаждаться жизнью и совершать подвиги. Она режет сердце больнее, чем острый нож - но именно жалости не было в рассеянном взгляде Дэна, погружённого в собственные мысли. Может, поэтому и подошёл этот нескладный рыжий воробушек, присел испуганно на край скамейки. Ну вот, нужно теперь исправлять положение...
  - Подожди! Извини, я не буду ни о чем спрашивать. Просто я вчера обидел одного человека и теперь мне хреново. Поможешь?
  Парнишка замер. Его, калеку, просят о помощи?
  - Интересно, чем я могу помочь? Такой? Голос, высокий и чуть треснутый, был полон внутренней обиды - и надежды.
  - А посидишь со мной, поговоришь - может, мне и полегче будет. Если общаешься с хорошим человеком - на душе всегда светлее делается. Ты ведь хороший человек?
  Мальчонка присел на край лавки, задумался. Не убегал, торопливо выворачивая костыли - и то хорошо.
  - Не знаю. Вряд ли - в таком-то виде. Злой, наверное.
  Дэн рассмеялся.
  - Злой как раз бы начал говорить: "- Да, хороший." И при этом ни о чём бы не задумывался. А ты не злой - просто чуток озлобленный. Зато на весь мир. Как тебя зовут?
  - Антон. А вы что, верующий?
  Дэн усмехнулся.
  - Скорей - блаженный. Но не юродивый. Тебя это пугает?
  Пацан затряс головой.
  - Не. Меня отец ко всяким водил. Всё надеялся, что вылечат. Врачи-то отступились. А вы тоже лечите?
  - Боюсь, этого я как раз не умею. Жалеешь?
  Антон вздохнул.
  - Да я что, я уже привык. Отца жалко. Мы с ним вдвоём живём - мама умерла, когда меня рожала. Он всё себя винит... Вроде, как если б он не пил, ничего бы не было.
  - А сейчас пьёт?
  Антон помотал рыжей головой - словно всплеск яркого света.
  - Нет, завязал наглухо. Даже пиво. Всё со смой нянчится. А я ему только обуза. Помереть бы, что ли...
  Дэн поднял голову пацаненка, повернул к себе. В уголках глаз у того притаились слезинки - осторожные и непослушные, они не раз подводили своего владельца, стеснявшегося этой слабости....
  - Ты ему не обуза. Скорее - свет в окошке, можешь мне поверить. Я такие веши чувствую.
  Дэн действительно чувствовал - он раскрылся миру, изучая нити судеб - и у парня их было удивительно мало, все тонкие и слабые. Единственная нить, которая поддерживала его, не давая остаться в пустоте, и была нить отца - толстая и крепкая, она держала их обоих. Дэн посмотрел глубже, изучая чужую энергетику - как же всё было перекручено, изломанно!
  - И как он тебя одного гулять отпустил?
  Антон усмехнулся.
  - А он в городе. Няньку мне нанял, так она только рада, когда меня нет - никто не мешает сериалы смотреть.
  - А ты что же, не любишь сериалов?
  - Нет. Там все верят в чудо - и оно происходит. Кто - в сказочного дракона, кто - в доброго и заботливого олигарха, но чудеса случаются - неважно, про что сериал. А в жизни... - В голосе мальчишки прозвучала такая тоска, что Дэн решил: попробую! Мало ли что не умею!
  - Слушай, уже смеркается. Оставайся у нас - матушка пирогов напекла. Ты ведь её знаешь? - Он дождался неуверенного кивка мальчишки и внутренне усмехнулся - уж кто-кто, а его матушка давно должна была найти подход к обделенному лаской мальчонке. Всё-таки педагог с тридцатилетним стажем...
  - А няньке твоей позвоним - скажем, что ты у нас - пусть спокойно смотрит свои сериалы.
  Антона положили на веранде, в гамаке, который Дэн сплёл лет десять назад - сам, никому не доверяя столь важного дела. Он получился излишне громоздким - Антон, как и сам Дэн много лет назад, буквально тонул в нём - но надёжным и удобным - благодаря одеялу, аккуратно растленному поверх верёвочных узлов - и пледу, накинутому на худое мальчишечье тело. На последнем настояла матушка - хоть днём была и жара, ночью могло быть прохладно.
  - Расскажи что-нибудь?
  Дэн усмехнулся.
  - Сказку?
  - Нет. Я в сказки не верю.
  - Потому и не видишь вокруг ничего. Ты знаешь, что вон в той рощице, на полпути к городу, ещё совсем недавно жили гномы? Они любили пировать под огромным дубом, усевшись рядами за накрытыми столами, а по рощице бегали львы - правда, совсем ручные, но вид у них был довольно грозный. А людей они к себе не пускали...
  Антон дышал легко и ровно. Он явно сказал правду - сказкам он не верил. Уже через пять минут после начала рассказа Дэна он заснул - легко и спокойно, как и положено засыпать детям. Магу даже стало обидно - никто не поверит в то, что с ним было - если уж даже ребёнок с такой лёгкостью отмёл его разговоры... Вот если бы он заговорил об НЛО и пришельцах - веры было бы больше.
  - Ладно! Попробуем понять, что мне с тобой делать...
  Дэн расслабился, изучая энергетически потоки ребёнка. Первым делом он углубил его сон, отгородив голову силовым полем - что бы мозг не получал болевых импульсов - и принялся тянуть энергетические каналы. Возникло ощущение, что он голыми руками пытается развязать затянутый узел скрученных резиновых лент, упрямо пытающихся вернуться на прежнее место. Это было ужасно трудно - и наверняка больно - тело ребёнка несколько раз подбрасывало в воздух, мышцы напрягались, каменели... "- Если бы он лежал на кровати - давно бы с неё свалился" - мелькнула у Дэна нелепая мысль. В какой-то миг он сам почувствовал тошноту и головокружение - наверняка и его собственные силовые поля здорово разболтались от подобных усилий.
  Наконец Дэн обессилено откинулся в кресле. Он добился своей цели - каналы, по которым текла энергия ребёнка, были свободны. Теперь их нужно было уложить не так, как велело изломанное тело - а так, как они должны были быть в здоровом. И, если он прав, то тело должно было перестроиться - под внутренние энергетические потоки. Вот только как это сделать, Дэн не знал.
  Немного помешкав, маг принялся снимать браслеты. Единственный его шанс - мысль, мелькнувшая ещё вечером при виде изломанного тела и светлой души - браслеты могут всё уравновесить! Вот только как они это сделают, он не знал.
  Руки ребёнка легко скользнули в золотые кольца. Сперва один, потом другой. Хрупкие и тонкие, они нелепо смотрелись в окружении массивного металла с рядами неярких огоньков. Ничего не происходило. Дэн в нетерпении чуть не приплясывал, изучая ауру Антона. Ведь у Райки они начали действовать почти сразу - наверняка она увидела золотые цацки уже утром, когда проснулась и принялась выворачивать его карманы... Что же не так? Он вспомнил Райку, её стройное тело и браслеты, удобно пристроенные на стройных ножках... Ноги! Он аккуратно снял браслеты с рук и одел на ноги - тут контакт был получше - и изменения не заставили себя ждать. Браслеты заурчали, Дэн увидел, как слабая аура мальчишки наполняется энергией - каналы словно зазвенели, сдерживая внутренний напор. Словно рухнула какая-то плотина внутри маленького тела - яркий, огненный вал прокатился по изломанному телу, сметая грязь и мусор, чистя, меняя... Антон выгнулся, все мышцы напряглись... Он поднялся над гамаком, повисел немного - и опустился обратно. Дэн осторожно, робко заглянул внутрь маленького тела - энергетика несомненно стала другой. Каналы шли по-новому, обозначая здоровое тело - и кое-где перестройка уже затронула и мышечную ткань, заставляя её распрямляться и расти... Дэн осторожно снял энергетический блок с головы мальчишки - тот заметался, когда энергия хлынула в мозг - но не проснулся, лишь лёг поудобней - и при этом его нога скользнула вбок, явно выполняя приказ сознания. Дэн довольно выдохнул, только сейчас осознал, что непроизвольно задержал дыхание - лёгкие горели от недостатка кислорода, но это были мелочи - у него получилось! Хотелось петь, кричать, стоять на голове - всё-таки подарок эльфов был способен принести счастье - но только хорошему человеку! Он сорвался с веранды и рванул по дороге к ближайшему лесу - душа требовало полёта...
  Когда Антон проснулся, Дэн, умытый и умиротворённый, уже сидел на веранде, с любопытством наблюдая за пробуждением выздоравливающего тела: Вот промелькнула искра, мышцы напряглись и энергия хлынули в каналы, заставляя кровь бежать быстрее... Мальчишечьи глаза открылись и с недоумением уставились на странноватого дядьку - неужели он так и просидел возле него всю ночь?
  Дэн откровенно ухмыльнулся, отвечая на невысказанный вопрос:
  - Давай вставай, уже давно солнце встало! Я за это время знаешь, сколько всего успел! И по лесу пробежаться и позавтракать, и зарядку сделать. Кстати, на будущее: Не пренебрегай этой мелочью здоровое тело нуждается в постоянной тренировке - иначе оно перестаёт быть здоровым!
  Зелёные глаза вспыхнули обидой. Антон вскинулся, спустил ноги на пол, потянулся за костылями - и глаза его округлились - его ноги двигались сами! А ведь ещё вчера, для того, что бы уложить их в гамак, приходилось каждую из низ брать в руки и устраивать поудобней! Дэн прикрыл уши руками: он услышал самый восторженный крик за всю свою долгую историю поселка.
  - Нет, ты точно будешь большим озорником! Да не вскидывайся ты! Ходить тебе рановато, не то, что бегать. Может, через месяц - другой, когда мышцы нарастут. А пока лучше передвигаться по старинке - и показаться врачу. На всякий случай. Я же говорил, я не доктор, лечить не умею. И постарайся никому ничего не рассказывать - зачем посторонним знать, как ты выздоровел. Сможешь?
  Дэн вздохнул, увидев откровенное сомнение в глазах ещё не пришедшего в себя пацана?
  - Постарайся, ладно? Ты представь, что тут начнётся, если всё решат, что я очередной целитель - очереди будут тянуться от моего дома до города. А я и правда не целитель - ты сам хотел выздороветь - я лишь немного помог и дал тебе силы для осуществления твой мечты...
  
   Глава 8
  
  Два дня прошли спокойно. На третий перед домом остановилась шикарная тачка, откуда вылези двое крутых "секюрити" в пиджаках, которые, казалось, лопались от груды мышц по ними - и очаровательное создание с деловым видом и строгим кейсом по мышкой. Последним выбрался седеющий уже мужчина, в солидном костюме, с дорогим галстуком - и совершенно восторженным взглядом знакомых глаз. Дэн лишь вздохнул - Антон проболтался.
  - Не беспокойтесь! Я всё понимаю! Нем как могила! Антон и мне говорить не хотел, но шила в мешке не утаишь. - Отец Антона лучился благодушием. Вначале Дэн, оценив ширину шеи охранников и длину ног секретарши, здорово струхнул - к нему явно пожаловала крутая шишка, но, похоже, это был лишь визит благодарности.
Оценка: 5.06*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"