Морозов Денис Владимирович: другие произведения.

Ледяное царство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глобальное оледенение сковало Землю. Люди стараются выжить в последнем городе, согретом геотермальным источником. Но внутренние распри и интриги не дают сосредоточиться на главном. Эрвин Рама, истово верующий в пришествие Ледяного Царя, оказывается под подозрением в измене, и на него начинается охота...

  Ледяное царство
  
  Денис Морозов (aka Dionis)
  
  Мир перевернулся вверх дном. Где было вечное лето - наступила зима. Но туда, где была зима, лето не пришло.
  Жаркие тропические джунгли сковала вечная мерзлота, на месте пышущих влагой лесов поднялись ледяные торосы. Планета превратилась в снежный комок, несущийся в космическом мраке. Лучи солнца ослабли. Они отражались от бескрайней заснеженной пустыни и уносились обратно в космос, забирая с собой надежду на тепло и весну.
  Последние выжившие скопились в гигантском городе, построенном на геотермальных источниках Камчатки. Этот последний на Земле город питался теплом и энергией подземных вод, разогретых невидимыми вулканами. В глубине промерзшей насквозь ледяной тверди булькал кипящий бульон лавы и грязевых гейзеров. Вокруг этого бульона люди и выстроили свой Ледоград, и все их надежды сводились к тому, что подземный огонь под ним не потухнет.
  
  
  Эрвин Рама шагнул в переполненный зал конференций Ледового города. В уши ударил возбужденный гвалт сотен людей, перекликающихся на все голоса. Его длинное, смуглое лицо под густой шапкой каштановых волос расплылось в непроизвольной улыбке, а в карих глазах засверкали игривые искорки.
  - Эрвин, пойдем к нам! - потянула его за руку маленькая толстенькая Фина, прячущая пышные телеса под меховой шубкой. - Мы только тебя и ждали!
  Он рассмеялся, глядя на ее оживление, и позволил увлечь себя в густой водоворот гостей. Мужчины и женщины всех возрастов, рас и национальностей сновали вокруг. Курчавая шевелюра Эрвина возвышалась над ними, как верхушка айсберга над поверхностью темных вод. Он подошел к огромному, во всю стену, портрету Пера Ольсена, основателя движения "Ледяное царство", и положил перед ним ярко-красный цветок. Такие же цветы всех форм и оттенков уже лежали рядом пахучими горками.
  Внезапно перед ним возникла медвежья фигура могучего великана в накидке из бурой шерсти.
  - Стой! Попался? - выкрикнул великан, разводя в стороны широченные лапы и пытаясь поймать Эрвина.
  Эрвин расхохотался и от души обнял его, утонув в густом ворсе медвежьей накидки.
  - Ранко, дружище! Не сломай мне хребет.
  - Приготовься! - ответил медведь. - Собрание выйдет жарким. Я сделаю объявление, от которого братство перевернется с ног на голову.
  Фина капризно потянула Эрвина за руку и усадила на мягкое кресло, обитое красным бархатом. Обоих горячо поприветствовал известный всему городу музыкант Габор в роскошном белом костюме. Нависшая над их головами люстра отбрасывала на лица тысячи золотых бликов.
  Приглашенные расселись и благоговейно умолкли. На сцену вышла молоденькая стройная африканка с пухлыми губами и пронзительным взглядом. Синяя шуба с белым подбоем делала ее похожей на Снегурочку, но настроение у собравшихся было самым серьезным.
  - Царь льда и мороза, пусть придет царство твое, пусть установится власть твоя над всем миром. И отдели праведников от грешников.
  Зал нараспев повторял эти слова вслед за африканской Снегурочкой. Эрвин подхватил их, и точно так же ему вторила Фина, жарко сжавшая его руку.
  Сзади подсел Ранко Лончар, пригнулся к уху Эрвина и тихо сказал:
  - У меня плохие вести. Среди нас завелся предатель. Если дать ему волю, он весь город угробит.
  - Кто это? - поднял брови Эрвин.
  - Сейчас все узнают. Пойду, сделаю объявление, - подмигнул ему Лончар, вскочил с места и исчез за кулисами.
  Неожиданно раздался оглушительный грохот. Зал заволокло дымом и гарью. В нос ударил едкий запах паленой резины, дыхание сперло, глаза защипало. Сквозь серые клубы Эрвин разглядел, как с узких балконов, предназначенных для вращающихся прожекторов, в зал упали извивающиеся змейки тросов. По ним на пол заскользили люди в бронежилетах, обвешанные оружием и светошумовыми гранатами. Лица их прятались за прозрачными стеклами герметичных шлемов. Эрвин вскочил с кресла и потянул Фину в проход между рядами сидений.
  - Лежать! Мордой в пол и не двигаться! - раздались истошные крики сразу со всех сторон.
  Фина испуганно прижалась к Эрвину и вцепилась побелевшими пальцами в его длинный бордовый плащ. Лицо девушки исказилось от страха. Он бережно обнял ее и пробормотал:
  - Это еще что за шутки? Не бойся, мы сейчас разберемся...
  И тут же затылок раскололся от боли: удар чем-то тупым и упругим заставил его покачнуться. Эрвин едва устоял на ногах. Обернувшись, он увидел игривые отблески люстры на полукруглом стекле гермошлема, а за стеклом - розовые пухлые щеки и сузившиеся до щелок глаза спецназовца, орудующего резиновой дубинкой со стальным стержнем.
  - Эрвин, спаси! - завопила подруга.
  Он ощутил, как какая-то сила отдирает девушку от его плеча. Он ухватил ее покрепче, чтобы удержать, и в этот же миг резкий удар под колени свалил его на пол. Чьи-то тяжелые шнурованные ботинки принялись жестко пинать его, а над головой уже неслись выстрелы, суматошно разлетающиеся во все стороны.
  - Не сопротивляйтесь! Все арестованы за мятеж и измену! - разносился по залу громоподобный голос из мегафона.
  Орущую Фину уволокли прочь. Рядом упал Габор. Его глаза показались Эрвину стеклянными. Из-под белого бархатного сюртука начала растекаться кроваво-красная лужа.
  
  
  "Я что, в солярии? Как ослепительно светит лампа! Не дает открыть глаз..."
  Эрвин попробовал разлепить веки, и тут же застонал от боли. Кажется, этот пухлый северянин с узкими глазами надавал ему по полной программе.
  - Эрвин Рама? - требовательно спросил хриплый, посаженный частым курением голос.
  - Да, - не открывая глаз, пробормотал Эрвин.
  - Что вы делали на сборище тайного братства?
  - Никакое оно не тайное, - предпринимая новую попытку разлепить веки, нехотя пробормотал он. - Мы - законное меньшинство.
  - Законное меньшинство не устраивает терактов, - резко нажал тот же голос.
  - Какие еще теракты? - искренне удивился Эрвин.
  Ему удалось наконец открыть глаза. Если бы не свет мощной лампы, то рассмотреть пожелтевшее лицо, изъеденное морщинами, было бы легче. Под мясистым, в сизых прожилках носом - густые усы того же пепельного цвета, что и табак, в который они, судя по всему, окунаются не один раз на дню.
  - Ты кто? - не особенно церемонясь, спросил Эрвин у этого носа.
  - Полковник Бартош, служба городской безопасности, - смачно пошевелив усами, ответил хозяин носа. - А это - мой помощник, лейтенант Ильмо Мякинен.
  Только теперь, прищурив глаза, Эрвин заметил, что за спиной полковника противно осклабился тот самый розовощекий спецназовец с синими, как голый лед, и такими же холодными глазами.
  - Послушай, сынок, я не стану ходить вокруг да около, - ласково заговорил пожилой полковник. - Либо ты во всем признаешься, и тогда будет не больно. Либо ты запираешься. Тогда пойдешь по делу главным обвиняемым и отправишься рубить лед за внешний обвод. И обещаю: горячего чая тебе там никто не подаст.
  Эрвин судорожно расхохотался и заявил, нахально щурясь в бьющий свет лампы:
  - Сознаюсь во всех смертных грехах. Сознаюсь в рукоблудии, срамных мыслях, похоти и чревоугодии. Каюсь в том, что поглядываю с вожделением на легкомысленно одетых горожанок. И еще каюсь, что мечтаю залепить горяченькую прямо в одну гадкую рожу с усами. А больше мне каяться не в чем. Видит Ледяной царь - других преступлений на совести нет.
  Полковник преспокойно проглотил замечание насчет рожи с усами и вцепился в последние слова:
  - Вот-вот, насчет Ледяного царя - поподробней!
  - Ледяной царь свирепствует на земле уже три сотни лет, - с готовностью поддержал разговор Эрвин. - Океаны промерзли и покрылись коркой льда, суша исчезла под снежным покровом. Не осталось места, где цвели бы растения или пробивались из-под снега деревья. Вы, лохи, можете называть это глобальным оледенением, но мы, сыновья льда, называем это приходом Морозного Государя. Лохи до сих пор не опомнились и не поняли, что они натворили. Они так и будут вымерзать в последнем городе на земле, пока Ледяной Царь не придет и не ударит Посохом Севера. Тогда не останется никого, кроме Избранной тысячи.
  - И кто войдет в эту тысячу? - с интересом спросил лейтенант Мякинен, выглядывая из-за спины сгорбившегося полковника Бартоша.
  - Те, кто верит в Царя и славит его появление, - уверенно заявил Эрвин.
  Он почти перестал щуриться - одни только карие зрачки его глаз оставались маленькими, как две точки.
  - Да его зазомбировали! - посмотрев на полковника, проговорил лейтенант. - Такую ахинею может нести только зомби.
  - Обыкновенная деструктивная секта, - спокойно возразил полковник, достал портсигар и неторопливо закурил, щелкнув маленькой зажигалкой.
  В нос Эрвину медленно заполз резкий запах отвратительного табачного дыма.
  - Кто останется жив - тот и прав, - снисходительно пояснил он. - Ресурсов на всех не хватает. Подземные вулканы скоро иссякнут, их вялое извержение прекратится, и термостанция перестанет давать тепло. Тогда последний город на земле погрузится во мрак, и все десять миллионов его обитателей превратятся в ледышки. За исключением избранной тысячи, которая сядет одесную Морозного трона.
  - Они реально опасны, - сказал Мякинен, уворачиваясь от струйки дыма, выпущенной полковником. - С такими убеждениями они способны на все.
  - Откуда ты знаешь, что иссякают вулканы? - неторопливо спросил Бартош.
  - Я работаю охранником на термостанции.
  - Все адепты этого странного культа почему-то сосредоточились вокруг станции, - заметил полковник. - Тенденция налицо. Кто командует Братством?
  - А вот этого вам нипочем не узнать! - расхохотался Эрвин. - Пророк Ледяного Царя - святой человек. Он повел нас к надежде. Предать его - значит предать свою веру.
  - Веру во что? - не выдержав, заорал розовощекий лейтенант. - В то, что ты сможешь жить на морозе без тепла и еды? Спать в снегу при минус сорока градусах?
  - Ледяной царь спасет своих верных детей, - уверенно проговорил Эрвин.
  - А что будет с оставшимися десятью миллионами? - спросил Бартош.
  - Они не хотят верить с нами. Они сами выбрали морозную смерть, - мстительно заявил Эрвин.
  - И вы решили приблизить их смерть, заложив под термальную станцию бомбу? - спросил полковник.
  Он задал этот вопрос таким невинным тоном, как будто спрашивал, прошел ли надоедливый насморк у его любимого племянника.
  - А вот этого ты не выдумывай! - мгновенно теряя самообладание, закричал Эрвин. - Нечего на нас напраслину возводить. Я охраняю термальную станцию и даю слово, что с ней ничего не случится до тех пор, пока последний поток лавы не уйдет на глубину.
  - Мы тебя выпустим, - переглянувшись с лейтенантом, пообещал Бартош. - Но ты должен кое-что пообещать. Ты явишься к лидеру секты и потребуешь, чтобы он сдался с повинной. Если ты говоришь правду, и взрыва никто не планировал - то беспокоиться не о чем. Но если ты заблуждаешься, и кто-то в вашем ледяном братстве задумал теракт - то через двенадцать часов миллионы людей останутся без последнего теплого дома на этом замерзшем ледяном шарике, который когда-то назывался Землей. Подумай, сколько людей ты еще можешь спасти. И сделай правильный выбор!
  
  
  Кабинка метролинии несла Эрвина по транспортному туннелю. Воздух из широкой восьмигранной трубы был откачан, чтобы уменьшить трение, и кабинка неслась на магнитных подушках, почти не встречая сопротивления. Разглядывать в иллюминаторы было нечего, кроме стремительно проносящихся мимо стенок, облепленных магнитами и проводами, но на широком экране мелькала карта радиального города, по которой двигалась яркая точка капсулы.
  Герметичный мир Ледограда, спрятанного от морозного воздуха внешней среды, походил на искусственный сад. Последний город замерзшего мира представлял собой комплекс из нескольких высотных колец, объединенных радиальными линиями. Каждое из колец уносилось ввысь на две сотни этажей, образуя ярусы, на которых жили и работали обитатели этого рукотворного муравейника. Снаружи город напоминал гигантскую усеченную пирамиду, в плане похожую на кольцевой лабиринт. На плоских крышах колец, расчищенных от снега и льда, ютились технические площадки и ряды длинных зеркал, отражающих яркий солнечный свет на нижние этажи.
  Чем выше располагался ярус, тем меньше жилых номеров умещалось на его улицах-кольцах. Хаотическое загромождение нижних этажей уступало место строгой красоте и порядку, за которым следили тысячи служащих, каждое утро поднимающихся сюда на работу.
  Двухместная микрокабина пронесла Эрвина по радиальной линии и достигла гигантской башни Центрального Стержня - исполинского столба, вокруг которого были нанизаны эти громадные кольца. Сидеть в мягком кресле было удобно, и хотелось дремать, но боль от недавних побоев не давала расслабиться. По тому, как потянуло вперед и вниз желудок, он понял, что кабинка притормозила и перешла на горизонтальный подъем. Теперь она неслась вверх вдоль одной из транспортных шахт, пронизывающих Стержень.
  Он выбрался на площадке комфортабельного сто двенадцатого яруса. Чистый воздух, поступающий сюда по вентиляционным трубам, приятно наполнил легкие после затхлой прокуренной атмосферы служебных низов. Зеркальные потолки изливали потоки яркого солнечного света, которого не хватало на то, чтобы согреть внешний мир, но с избытком хватало, чтобы освещать бесконечные этажи человеческого муравейника. Стволы аккуратно подстриженных деревьев торчали из проделанных в полу контейнеров со сдобренной почвой.
  Миловидная девушка в строгом костюме стюардессы встретила его на подходе к личным апартаментам, сверкнула жемчужными зубами и пригласила следовать за собой.
  - Господин Ольсен ждет вас, - ослепительно улыбнувшись, доложила она.
  Эрвин поправил воротник мятой сорочки и благоговейно переступил через порог кабинета. Пер Ольсен, директор термальной станции и богатейший бизнесмен Ледограда, поджидал его за роскошным столом из натурального дерева, на который падали яркие блики зеркального отражателя.
  Эрвин сложил руки ладонями в почтительном приветствии, по большому секрету сообщаемому только проверенным членам Ледяного братства. Он хотел поклониться как можно почтительнее, но директор Ольсен быстро шагнул ему навстречу и не дал согнуться.
  - Я уже в курсе, что с тобой приключилось, - без лишних предисловий заговорил босс. - Как тебе удалось вырваться из застенка полиции?
  - Они сами меня отпустили, - сбивчиво заговорил Эрвин. - Наплели ерунды, будто братство готовилось взорвать бомбу на станции.
  - Чего только не придумают, чтобы оправдать свое варварство! - с негодованием воскликнул Ольсен.
  Эрвин взглянул на директора сверху вниз. Невысокий, светловолосый, медлительный Ольсен был его полной противоположностью. Он казался усталым, как будто нес на себе все заботы этого бренного города со всеми его обитателями. Эрвин был выше на целую голову, но по сравнению с директором чувствовал себя мелкой букашкой.
  - Тебя били? - участливо спросил Ольсен.
  - Не важно! - отмахнулся Эрвин. - В нашем братстве завелась крыса. Конференция была замаскирована под концерт оперной музыки. Она не вызывала подозрений. Ранко Лончар хотел сообщить о предательстве, но ему не дали договорить. Кстати, что с ним? У меня нет новостей.
  - Он пропал без вести, - на светлое лицо Ольсена набежала темная туча. - Боюсь даже подумать, что сотворили с ним эти опричники. У нас восемь погибших и больше двадцати раненых.
  Эрвин скрипнул зубами и резко сказал:
  - Мы не можем простить!
  - Нет! - прервал его Ольсен. - О мести даже не думай. Наше движение никогда не прибегало к насилию. Сила братства - в вере, а не в оружии.
  - Больше всего меня беспокоит, что предатель, который нас сдал, до сих пор среди братства, - взволнованно заговорил Эрвин. - Силовики искали вас, босс. Они не успокоятся, пока не заметут всех подчистую.
  - Кто тебя допрашивал?
  - Полковник Бартош и лейтенант Мякинен.
  - Ах, эти... - поморщился Ольсен. - Бартош - старый служака, но туповат, как и все ищейки. А Мякинен - молодой карьерист, так по крайней мере о нем говорят.
  - Босс, я костьми лягу, чтобы вас защитить! - сбивчиво заговорил Эрвин, подгибая коленки, чтобы оказаться с Ольсеном лицом к лицу. - Мне бы только узнать, кто нас сдал! Мне дали двенадцать часов, осталось уже одиннадцать с половиной.
  - Найди крысу, Эрвин! - Ольсен заглянул ему в глаза и положил руку на плечо. - После арестов от братства осталась едва половина. Оно давно раздражало мэра, и вот он перешел к действию. Боюсь, он не остановится ни перед чем. Нам нужно спасать тех, кто еще цел.
  - Да я всех в порошок сотру! Мне бы только зацепку. Чтобы было, с кого начать.
  Босс помедлил и с огорчением произнес:
  - Фина Фоголт. Она приносила нам пользу, пока работала в оранжерее. Но в последнее время вела себя странно. Отказывалась помогать друзьям. Может, она что-то знает?
  - Фина? - Эрвин задохнулся от внезапного всплеска чувств. - Эта милая и безобидная толстушка?
  - Внешность бывает обманчива...
  - Да, конечно. Я вытрясу из нее все, и если она хоть в чем-нибудь виновата...
  
  
  Фина
  
  
  Огромные оранжереи занимали весь первый этаж Ледового города. Тепло подавалось сюда от геотермальных источников, кипящих глубоко в недрах земли. Солнечный свет, льющийся над ледяными уступами камчатских сопок, проходил через сложную систему зеркальных отражателей и терял свою морозную мертвенность. Здесь он казался горячим, слепящим, как на экваторе в те благословенные времена, когда люди могли купаться в море и загорать на пляжах.
  Эрвин затаил дыхание, вставляя пластиковую карточку со служебным чипом в пропускной терминал. Сигнальная лампочка вспыхнула и поменяла тревожный оранжевый цвет на спокойный зеленый.
  - Не догадались заблокировать мое удостоверение? - с облегчением расхохотался Эрвин. - А вы не такие умные, как я думал!
  Он быстро прошел через шлюз и небрежно отмахнулся от назойливого робота, предлагавшего переодеться в стерильный халат. Десятки фигур в белоснежных накидках сновали по террасам, засыпанным сдобренным черноземом. Стеклянные трубы с горячей водой, поступающей от термальной станции, тянулись над цветущими садами, как ребра гигантского экзоскелета.
  Невысокий силуэт Фины попался на глаза Эрвину почти сразу. Девушка напоминала кругленький белый комочек, катающийся среди яблонь. Она поливала деревья старательно, отдавая этому занятию все внимание, и не заметила, как высокий худой пришелец в узком бордовом плаще приблизился сзади.
  - Ой! - испуганно воскликнула она, когда Эрвин притронулся к ее плечу.
  - Не бойся! Я хочу только поговорить, - стараясь выглядеть ласковым, произнес он.
  Фина выронила из рук шланг с брызжущей водой и бросилась наутек. Шальная струя намочила Эрвину край его щегольского плаща.
  - Стой! Куда ты? Это же я! - закричал он вдогонку.
  Но девушка мчалась прочь, не оглядываясь. Работники оранжереи в белых халатах распрямлялись и удивленно смотрели вслед двум беглецам, несущимся по пластиковой дорожке между рядами кустов и деревьев. Фина добежала до полукруглой стены из матового стекла, распахнула дверь и заскочила в подсобку. Она судорожно пыталась закрыть за собой дверь на механическую защелку, но автозамок не срабатывал от того, что она слишком сильно лупила по нему пухленькими кулачками. Эрвин рванул дверь и вломился внутрь.
  Фина отскочила к столу, заваленному пакетами с семенами, и вжалась в стену. Эрвин припер ее, заглянул сверху вниз в расширенные от ужаса глаза и спросил:
  - Что с тобой? Ты меня не узнала?
  - Не трогай меня, предатель! Отпусти! - взвизгнула девушка.
  - Многие девушки мечтают, чтобы я их потрогал, да не многим везет, - заявил Эрвин. - А тебя и трогать-то некому, вот ты и вообразила невесть что.
  - Ничего я не вообразила! - горячо дыша и пытаясь вырваться, прошипела Фина. - По кодированной инфосети пришло сообщение: ты - изменник! Ты всех сдал! У нас восемь погибших и почти двадцать раненых! Как ты мог?
  - Что ты такое городишь? - удивленно отстранился от нее Эрвин. - Кого я сдал? Что за чушь?
  - Эта атака в конференц-зале, с арестами и стрельбой - ее ведь кто-то подстроил? Не могла же она случиться ни с того ни с сего? Ведь раньше такого не бывало.
  - Но почему ты подумала на меня?
  - Вот, смотри! - Фина протянула ему маленький видеомобильник, на экране которого негритянка-Снегурочка траурным голосом вещала: "Эрвин Рама - изменник и провокатор. Он объявляется вне закона. С этого момента каждый верный член братства, оставшийся на свободе, обязан его обезвредить при первой удобной возможности..."
  Эрвин почувствовал себя так, как будто его огрели кувалдой. Он отпрянул от Фины и застыл без движения. Девушка перестала рыпаться и уставилась на него.
  - Когда пришло сообщение? - спросил он.
  - Только что. Я едва поверила. Ведь это не ты, правда? - с надеждой спросила она.
  - Если б это был я, я бы знал.
  - Но как ты оказался на свободе? Почему тебя отпустили?
  - Долго рассказывать. Пойдем-ка лучше к этой черной Снегурочке и спросим, с чего вдруг она решила меня оклеветать.
  Эрвин схватил Фину за руку и потянул к выходу. Они снова оказались на узкой пластиковой дорожке между деревьями, под лучами льющегося с потолка света. Женщины в белых халатах и респираторных масках удивленно смотрели на них из-за кустов.
  - Отпусти меня! Коллеги встревожатся! - пискнула Фина.
  Эрвин отдернул от нее руку и демонстративно потрепал по плечу, изображая заботу.
  Они успели добраться до шлюза, когда спокойный зеленый свет лампочки сменился на беспокойный оранжевый. На маленьком видеоэкране перед раздвижными дверями Эрвин разглядел пять темных фигур в бронежилетах и шлемах, с дубинками наготове.
  - Холод и мрак! Как они меня выследили? - вскрикнул он.
  - Твоя карточка! Они отслеживают ее сигналы! - Фина ткнула пальцем в пластик, который Эрвин как раз собирался вставлять в пропускной терминал.
  Створы дверей с шумом разъехались, и в шлюз ворвались спецназовцы.
  - Вот ты где? Сбежать от нас вздумал? - гулким голосом, искаженным шлемом, вскричал командир с красно-синей лейтенантской нашивкой на груди.
  Сквозь прозрачный пластик забрала Эрвин увидел перекошенные от ярости синие глаза, холодные, как лед в тундре.
  - Мякинен? Тебя только тут не хватало! - выкрикнул Эрвин, и тут чья-то дубинка обрушилась на него сзади.
  Спецназовец целил в голову, но не дотянулся, и удар пришелся ему по плечу. Эрвин развернулся и принялся молотить кулаками по прозрачным шлемам, разбивая в кровь костяшки пальцев. Фина отчаянно заверещала и вцепилась Мякинену в бронежилет. Отделаться от нее было непросто, и оба пухлых тела покатились по полу, путаясь под ногами. Двое спецназовцев споткнулись и рухнули следом, а еще двоих Эрвин сбил-таки с ног. Пользуясь суматохой, он схватил Фину за шиворот, и, как котенка, вытащил из свалки. В руках у него оказалась дубинка, вырванная у одного из противников. Резким ударом он снес панель терминала, висевшую на стене, как грибной нарост на древесном стволе, и удовлетворенно сказал:
  - Ну вот, теперь двери еще полчаса не откроются. Уматываем быстрее. Скоро весь город за нами будет охотиться.
  
  
  Изольда
  
  
  Двухместная кабинка метролинии втянулась в вакуумный тоннель и понеслась по широкому радиальному кольцу, вдавливая пассажиров в спинки кресел. Фина откинулась и прикрыла глаза.
  - Эрвин, ты ведь не предатель? - с надеждой спросила она.
  - А сама ты как думаешь? - недовольно ответил он.
  Девушка внимательно посмотрела на него из-под полуприкрытых век, неожиданно приподнялась с сиденья и обняла его пухлыми ручками за шею. Он не успел опомниться, а она уже вновь утонула в глубоком кресле, как ни в чем не бывало.
  Кабинка достигла Центрального Стержня и резко изменила курс. Оба почувствовали, как потяжелели тела, словно на макушки обрушились бетонные плиты. Шахта вертикального лифта была прозрачной, и из нее было видно, как уносятся вниз ярус за ярусом.
  - Нам придется выходить на мороз? - забеспокоилась Фина. - Я не взяла теплой одежды.
  - Кто нас туда выпустит? - мрачно откликнулся Эрвин. - В этом как раз и проблема.
  Так и вышло: кабинка уперлась в невидимое магнитное поле перед самым верхним, двухсотым ярусом, и начала медленно сползать вниз. Тесная камера кессона со свистом наполнилась воздухом, двери раскрылись, и они выбрались на залитую светом посадочную площадку, отделанную разноцветной узорной плиткой.
  - Сто девяносто девятый, - изучив показания вертикального датчика, сказала Фина.
  - Я знаю, что нужно делать. Пробирайся за мной! - велел Эрвин.
  Он вставил карточку в неприметную щель, едва заметную на фоне ярких узоров. Целый участок стены неожиданно пришел в движение и съехал назад, в глубину открывшегося темного коридора. Эрвин уверенно шагнул в темноту и потащил Фину за собой.
  - Здесь должны быть спецовки техников, - забормотал он. - Сейчас, подыщу что-нибудь подходящее...
  Он накинул на плечи Фине широкую куртку с электроподогревом и откидывающимся капюшоном. Девушка утонула в ней и забарахталась, пытаясь нащупать рукав.
  - А что-нибудь поменьше тут есть? - жалобным голоском спросила она.
  - Это и есть поменьше. Ну почему ты такая крошечная?
  Фина почувствовала, как Эрвин цепко схватил ее за край куртки и потянул в темноту. Впереди распахнулась дверь, в лицо ударил ослепительный свет зеркальных отражателей, а дыхание перехватило от ледяного воздуха.
  - Набрось капюшон и держись крепче! - скомандовал Эрвин. - Придется карабкаться по зеркалам, а они очень скользкие.
  
  
  За стеклянным окном диспетчерской вышки расстилалась бескрайняя снежная равнина. У горизонта к синему небу тянулись горы. Их ледяные вершины били в глаза мириадами ослепительных искр. Холодный круг солнца в мутной дымке нависал над черными проплешинами скал. Он не грел, а, казалось, наоборот - только леденил сверкающий простор, пышущий холодным дыханием ветров.
  Изольда вплотную приблизилась к прозрачной стене. Здесь, в диспетчерской, было не просто тепло - тут царила тропическая жара. Экзотические пальмы тянулись к потолку из кадок с искусственной почвой. В ветвях носился крикливый попугай с красным хохолком, а по шерстистым стволам лениво ползал детеныш коалы.
  - Борт один, причаливайте! - распорядилась девушка в микрофон, который держала в руках.
  Вдали, над утонувшей в снегу крышей первого радиального кольца, серебристый борт дирижабля попытался приблизиться к причальной мачте. Однако резкий порыв ветра отнес его в сторону, и пилот, чертыхнувшись, начал долгий и очень медленный маневр.
  От шахты Центрального Стержня по ближайшему радиусу мчались аэросани, поднимая тучи колючего снега. Изольда переключилась на пост охраны и недовольно спросила:
  - Вандерлей, что за гонки затеяли техники? Кто вообще дал им аэросани?
  Огромный негр с лицом боксера-тяжеловеса поднял свои могучие телеса из-за барьера с камерами слежения и направился к выходу. Но не успел он натянуть куртку с эмблемой частной охраны, как наружная дверь распахнулась и обдала его облаком искрящихся морозных клубов. Из этого облака на него выскочили два силуэта - один высокий и тощий, другой - маленький, пухлый, похожий на колобка. Тот, что повыше, схватил его за грудки и зловещим тоном прошипел:
  - Вызывай лифт в диспетчерскую!
  Охранник знал свое дело. Сначала он изъявил полную покорность и подчинение, продемонстрировал готовность выполнять приказы захватчика, а затем, усыпив его бдительность, выхватил электрошокер и пустил синюю молнию ему прямо в грудь. Высокого техника покачнуло, однако на помощь ему пришла пухлая коротышка. Отчаянно завизжав, она вцепилась Вандерлею в лицо, и пока он пытался оторвать от себя ее щупальца, верзила выудил из-под куртки дубинку и огрел охранника по голове.
  Когда темные пятна перед глазами уплыли, и он снова начал различать очертания предметов, то сразу разглядел склонившееся над ним смуглое лицо под шапкой курчавых волос.
  - Изгой! Как ты сюда пробрался? - изумленно спросил Вандерлей.
  - Где эта чертова Снегурочка? - срывая с его пояса наручники и ими же приковывая его к перилам, пропыхтел Эрвин.
  - Наверху, паркует опытный образец дирижабля после испытательного полета. А эта толстушка зачем за тобой увязалась?
  Фина разозлилась, вырвала у Эрвина дубинку и от души огрела Вандерлея по лбу.
  - Это тебе за толстушку! - с чувством сказала она.
  Лифт выбросил их в просторном зале со стеклянными стенами, пронизанными солнечным светом. Эрвин сделал шаг и в изумлении остановился.
  - Вот это да! - произнес он. - Да здесь не хуже, чем в оранжерее! То ли джунгли, то ли райский сад. Не думал, что диспетчерская может так выглядеть.
  - Это частная фирма Ольсена, - осторожно пробираясь между пальмами в кадках, пояснила Фина. - Здесь все обустроено по его вкусу. И дирижабль сделали по его заказу. Не знала, что он уже начал летать.
  - Не двигаться! - раздался испуганный окрик.
  Изольда забилась в угол между высоким, в полстены диспетчерским пультом и экзотическим кустом в кадке. В руках у нее подрагивало дуло короткого автомата, направленное на пришельцев.
  - Я хочу только поговорить! - останавливаясь, сказал Эрвин.
  - Не о чем с тобой говорить! - взвизгнула негритянка. - Ты предатель! По твоей вине восьмерых братьев и сестер застрелили! Ты продал нас гнусной охранке!
  - Вовсе нет! Все не так! - вмешалась в разговор Фина, двигаясь к Изольде.
  Но та вжалась спиной в стеклянную стену и завизжала:
  - Стой, где стоишь! Ты что, вместе с ним?
  В этот миг за окном мелькнула серебристая тень.
  - В нас сейчас дирижабль врежется! - суматошно выкрикнул Эрвин и показал рукой вдаль.
  Изольда непроизвольно обернулась, чтобы увидеть, как ветер уносит прочь неповоротливую махину с блистающими боками. Этого хватило, чтобы Эрвин успел сорвать с дерева детеныша коалы и с криком "лови малыша" запустить его в негритянку. Та испуганно выпустила из рук автомат и подхватила зверюшку. Фина не растерялась и тут же метнулась к ней. Пока Эрвин подбирал автомат, Фина боролась с высокой и стройной подругой, оказавшейся настоящей спортсменкой.
  Эрвин навел дуло на ее светлую, с широкой голубой полосой кофточку, и приказал:
  - Не шевелись!
  - Ну, убей меня! Чего ждешь? - истерично выкрикнула негритянка. - Все равно никому не выжить. Этому городу осталось лет пять, а потом он загнется. Его кольца превратятся в обледенелые горки. Люди станут сосульками. Только одно и осталось - верить в морозного царя, что спасет сотню избранных.
  - Ну и что теперь делать?
  - Улетать!
  - Куда? Вся земля превратилась в сплошной снежный комок.
  - А вот и не вся! - просияла Изольда. - Инженер Ранко Лончар сумел расшифровать сигнал спутника, который до сих пор вертится на орбите. И спутник показывает: в океане есть темные пятна. Это значит: лед над водой растоплен. Там есть подводные вулканы, там бьют горячие источники. Есть острова, на которых жизнь цветет так же, как в этой диспетчерской. Только деревья и животные там настоящие, дикие, а не из питомника.
  - Но это же отличная новость! - просияла Фина. - Почему о ней до сих пор не рассказали по общему телеканалу?
  - Потому что в раю на всех места не хватит! - язвительно отозвалась Изольда. - Спасутся лишь избранные.
  - И ты веришь, что окажешься в их числе?
  - Да, окажусь! - выкрикнула Изольда.
  - Ладно, с этим еще разберемся, - склонился над ней Эрвин. - Зачем ты пустила утку, будто я вне закона?
  - Мне приказали, - отводя взгляд, ответила негритянка.
  - Кто тебе приказал?
  - Не скажу! - визгливо выкрикнула она.
  - А где теперь Лончар?
  - Никто не видел его после налета. Ходили слухи, будто он спрятался за внешним обводом.
  - Не может этого быть! Там вечная мерзлота.
  - Видно, ты плохо знал Лончара. Он одержим мыслью построить Ледовый дворец для морозного государя. Пилот дирижабля во время испытательного полета видел за внешним обводом стройку из ледяных блоков. Говорил, что конструкция напоминала дворец.
  
  
  Лончар
  
  
  За внешним обводом города расстилалась ледяная пустыня. Гигантская пирамида Ледограда с усеченной верхушкой серой глыбой возвышалась вдали, загораживая камчатские сопки, играющие низко висящим солнцем.
  Глубокий снег покрывал землю таким плотным ковром, что пробиться сквозь него не могло ни одно растение. Вслед за растениями исчезла живность, и только голые обледенелые камни торчали кое-где из-под сугробов, добавляя коричнево-грязных цветов в ослепительное сверкание замерзшего синего неба и белой равнины.
  Жесткий ветер начал забираться под нахлобученный капюшон и покалывать щеки. Фина закуталась в куртку поплотнее и спрятала ладони в ее безразмерных рукавах. Эрвин на миг выпустил штурвал аэросаней, притянул Фину к себе и выудил из карманов спецовки толстые рукавицы. На маленьких ладошках девушки они смотрелись, как боксерские перчатки, но все же ей стало легче, и она улыбнулась. Тут аэросани так встряхнуло на кочке, что Эрвин забыл об улыбках и изо всех сил сжал штурвал.
  Сани уверенно пронеслись через каменистую лощину и вылетели на ровное высокогорье. И тут Эрвину пришлось заложить такой крутой вираж, что сани едва не опрокинулись.
  - Вот это да! - изумленно воскликнула Фина, карабкаясь на сиденье, откуда ее сбросило встряской.
  В облаке колких снежинок, поднятых лихим маневром, перед глазами возвышался настоящий ледяной дворец. Он покоился на фундаменте из массивных блоков, вырезанных из небольшого застывшего озерца. Машина с огромной циркулярной пилой стояла тут же, перед ней грудой валялось несколько прозрачно-серых валунов.
  Эрвин выскочил из саней, помог спуститься Фине и по накатанной дорожке прошел к широким ступеням, поднимающимся к портику с ледяными колоннами.
  - Я знала, что Лончар увлекается ледовой скульптурой, но чтобы он мог сделать такое... - проговорила девушка, поднимая голову и пытаясь рассмотреть крышу этого сверкающего сооружения.
  Они вошли в просторный холл, напоминающий лабиринт от обилия колонн, поддерживающих тяжелый свод. Яркое пятно солнца виднелось за серой стеной, но сюда его лучи проникали только сквозь узкие окна, отчего в зале стоял полумрак. Сверху доносился пронзительный визг электропилы, вгрызающейся в ледяные глыбы.
  Третий этаж дворца был еще не завершен. Солнечные лучи отражались от едва намеченного контура стен. Четыре массивных колонны тянулись вверх в самом центре площадки, но поддерживать им было пока еще нечего, и над ними нависало только бездонное синее небо. Лончар, закутавшийся в медвежью накидку с капюшоном так, что наружу не высовывалось и носа, орудовал автоматической круглой пилой на длинной ручке. Каждый раз, когда он прикасался к необработанной заготовке, вокруг разлетались снопы ледяных брызг.
  Эрвин махнул рукой Фине, чтобы она дожидалась сзади, и быстро зашагал к Лончару. Пила прекратила свой оглушительный скрежет и замолкла. В наступившей тишине стало слышно, как хрустят ледяные осколки под ботинками Эрвина. Человек в медвежьей накидке распрямился и вытянул вперед круглую пилу, зубья которой по инерции продолжали вращаться.
  - От кого ты тут прячешься? - приближаясь, выкрикнул Эрвин.
  - Не подходи! - с угрозой ответил человек в медвежьей шкуре. - Тебя объявили предателем. Каждый из членов братства обязан тебя обезвредить.
  - Обезвредить - значит прикончить?
  - Именно, причем без лишних разговоров.
  - И кто мог отдать такой приказ?
  - Только очень большое начальство. У рядовых братьев нет доступа к общей рассылке.
  - Ты мне мозги пудришь! - гневно вскричал Эрвин. - Я был у босса. Он сам дал мне задание найти крысу.
  - А почему тебя выпустили из-под ареста? Что такого ты сказал безопасникам, что вдруг стал им своим?
   - А что ты натворил такого, что прячешься за внешним обводом?
  - Я не прячусь! - отступая на несколько шагов, проговорил Лончар. - Это дворец Ледяного царя. Он придет уже скоро. Ты сам знаешь: этому городу осталось недолго. Скоро всем наступит конец. Выживут избранные.
  - И где они будут жить? Здесь, на морозе?
  - Здесь будет храм новой веры. А жить мы будем в раю.
  Эрвин попытался выхватить у него пилу, но Лончар нажал кнопку, и круглое лезвие закрутилось со скрежетом, режущим ухо.
  - Что за бред? Какой рай? - пытаясь перекричать противный скрежет и одновременно заходя с фланга, спросил Эрвин.
  - Рай - на острове в Тихом океане, - поворачиваясь к нему лицом и тыча пилой, сказал Лончар. - Я получил фото со спутника. Подводные вулканы протопили во льдах гигантские полыньи. Там есть острова с бурной растительностью, а вода там такая теплая, что можно купаться. Там можно жить, Эрвин!
  - Так почему ты не расскажешь об этом всем?
  - Потому что на всех места не хватит! Там уместится человек пятьдесят, а в городе десять миллионов голодных ртов. И скоро они начнут замерзать. Как ты думаешь, куда все ломанутся?
  Эрвин выхватил из-под полы дубинку и попытался ударить Лончара по рукам, но тот ловко подставил пилу, и жесткая резина дубинки вмиг разлетелась на клочки, обнажив стальной стержень. Фина вскрикнула от испуга, и Лончар тут же бросился в нападение. Визжащая пила прошлась у Эрвина перед носом, и тот бросился убегать, петляя между недостроенных колонн.
  - Уходи вниз! Лезь в сани! - скомандовал он Фине.
  Но Лончар не обращал на девушку внимания. Он гнался за Эрвином с таким остервенением, что в самом деле стал похож на обезумевшего медведя.
  Эрвин сбежал вниз и оказался на берегу озера, превратившегося в сплошную льдину. Лончар поскользнулся и кубарем полетел с последней ступеньки. Эрвин тут же подскочил и изо всех сил заехал ему огрызком дубинки по мохнатым шерстистым лапам. Противник взвыл и выронил пилу, чем Эрвин тут же воспользовался. Он наставил ее на инженера и велел:
  - Рассказывай! Говори все, как есть! Что ты натворил?
  Но Лончар ловко увернулся, метнулся к стоящей неподалеку машине для вырубки ледяных блоков и вскочил за руль. Глухо заурчал термостойкий мотор, огромный резак диаметром в три метра пришел в движении, и зубья на его краях завертелись с головокружительной быстротой, слепя глаза мириадами солнечных бликов.
  - Бежим! - испуганно закричала Фина.
  Эрвин бросился прочь, но машина начала набирать ход и догонять его. Спастись от нее было негде - вокруг расстилался лишь ровный снежный простор. Он выскочил на ледяное озеро, и тут же понял, что очутился в ловушке. На его скользкой поверхности нельзя было разбежаться, чтобы не загреметь носом в лед. Набравший ход ледоруб с визжащей пилой вырос у него за спиной.
  Эрвин пробежал еще несколько шагов и оказался перед глубоким рвом, из которого вырубались ледяные блоки. Глубиной ров был метра три, и столько же было до его противоположного края. Собравшись, Эрвин прыгнул, но перелететь через него не сумел. Он лишь ухватился голыми пальцами за ледяной край и повис. Мороз и лед мигом превратили его пальцы в бесчувственные деревяшки, и он заскользил назад.
  - Эрвин, держись! - раздался сзади истошный вопль Фины.
  И тут же за спиной у него что-то загрохотало. Он инстинктивно обернулся и увидел летящую в ров машину с вращающейся пилой. На скользком льду Лончар не успел затормозить и рухнул вниз. Круглое лезвие с визгом врезалось в дно, оторвалось и колесом понеслось прочь по ледяному каньону. Пальцы Эрвина соскользнули с обрыва и он полетел вниз. Если бы не толстая куртка с тройной подкладкой, то удар мог бы выйти опасным, но ему повезло. Он приземлился рядом с машиной, уткнувшейся беззубым рылом в изъеденное резкой дно.
  Вытащить из разбитой кабины Лончара оказалось делом нелегким. Из-под медвежьей накидки сочилась кровь. Он дико вскрикивал при каждом прикосновении - видимо, не одно ребро было сломано.
  - Не вой, старый медведь, мы тебя подлатаем, - бормотал Эрвин, оттаскивая его подальше от дымящейся машины.
  - Не старайся. В таком виде меня все равно не возьмут в последний полет, - через стон выдавил из себя Лончар.
  - Что за последний полет?
  - До взрыва осталось всего два часа. Он разнесет геотермальную станцию. Город замерзнет за пару недель, жить в нем станет нельзя.
  - Кто мог до такого додуматься? - изумился Эрвин.
  - Босс, - прохрипел Лончар. - Он специально заложил дирижабль, чтобы сбежать со своей девкой на остров. Там уже все подготовлено. Райский уголок на полсотни персон. И, конечно, наш Ольсен - царь и бог этого рая.
  - Ольсен? - вскричал Эрвин. - Быть такого не может! Что ты городишь? Наш Ольсен - святой человек. Он столько лет обогревал город! Он даже термальную станцию передал в собственность мэрии. Все знают, что он бескорыстный защитник людей.
  - Станцию у него отняли. Мэр заставил его подписать добровольную передачу. Это же стратегический объект, от него зависит общее выживание. Такой не может быть в частной собственности. Ольсен обиделся и пообещал отомстить. Но главное даже не в этом. Скоро подземные вулканы потухнут, и тепло иссякнет. Если пользоваться им экономно, то хватит еще лет на сто. Но только для нескольких десятков человек, а не для десяти миллионов. От лишнего населения надо избавиться. Ольсен дал мне задание - сделать бомбу и взорвать станцию. Когда народ в городе вымерзнет, выжившие вернутся и восстановят теплоподачу. Так можно будет протянуть еще долго, а там, глядишь, климат начнет меняться, и все станет, как в старые времена.
  - Где заложена бомба? - резко выкрикнул Эрвин.
  - Под главной турбиной Центрального Стержня.
  Фина подползла к краю рва, склонилась и крикнула:
  - Эрвин, ты цел? А как Ранко? Его можно поднять?
  - Нет! - прохрипел Лончар. - На дирижабль меня в таком виде уже не возьмут. Если станция взорвется, то они улетят, а из оставшихся не выживет никто. Остановите взрыв. Эрвин, ты не хуже меня знаешь на станции все ходы и выходы. Останови взрыв, иначе всем крышка!
  Над головой нудно затарахтели лопасти вертолета.
  - Охранники прилетели! - тревожно крикнула Фина.
  Она вытащила из саней конец троса, бросила его в руки Эрвину и дала осторожный ход.
  - Нам надо убираться. Держись, Ранко, они тебя вытащат! - пообещал Эрвин, выкарабкиваясь наружу.
  Аэросани домчали их до внешнего кольца. Шлюзы здесь открывались без карточки - достаточно было нажать на простую кнопку у раздвижных дверей.
  
  
  Ольсен
  
  На комфортабельном сто двенадцатом ярусе Ольсен занимал целый сектор. Стюардесса не встретила их у выхода из шлюза, и пост охраны оказался пуст. Мониторы работали - на них мелькали блики движущихся лифтов и теней в коридорах, но людей не было видно.
  - Куда все подевались? - с подозрением спросил Эрвин. - То ли вымерли, то ли сбежали...
  - Смотри, они уезжают! - выкрикнула Фина, указывая на один из мониторов.
  На цветном экране было видно, как с одной из посадочных станций стартует широкая кабинка метролинии на восемь пассажиров.
  - Быстрее, за ними! - скомандовал Эрвин.
  Они ворвались на посадочную площадку, но свободных кабинок, как на зло, не оказалось. Эрвин до посинения жал на кнопки, но знакомых зеленых огоньков на панели слежения не появлялось.
  - Они заблокировали станцию! - заметила Фина. - Инфосистема считает ее аварийной.
  - Адово пекло! - выругался Эрвин.
  Он сбросил тяжелую зимнюю куртку и остался в легком бордовом плаще ниже колен.
  - Ничего, я знаю, как решаются такие проблемы! - заверил он девушку.
  Набрав на контрольной панели аварийный код, он вызвал ремонтную капсулу. Кабинка, оборудованная инструментами для починки туннелей и лифтов, прилетела уже через минуту. Эрвин с Финой плюхнулись в засаленные кресла и понеслись за удаляющейся синей точкой директора Ольсена.
  Сердце ухнуло в пятки - это кабинка резко пошла вниз. Фина непроизвольно сжала подлокотники кресла и откинула голову. Но уже через минуту ее вжало в сиденье и бросило на спинку - кабина сменила вертикальный полет на горизонтальный и начала закладывать вираж по полукруглой дуге кольцевого сектора.
  - Перегрузки большие, - пожаловалась она.
  - Держись! - сочувственно посоветовал Эрвин. - Мы на внутреннем радиальном кольце, тут повороты ощущаются сильнее.
  Синий огонек на транспортной карте, показывающей движение кабинок, замер у одной из пропускных термостанции. Уже через три минуты Эрвин помогал Фине выбраться рядом с брошенной капсулой, но в ней никого не оказалось.
  - Этого я и боялся. Они уехали вниз.
  Едва пара вышла из шлюза, как перед ними выстроился плотный ряд крепких мужчин в синих комбинезонах со стилизованным подсолнухом на груди.
  - Ребята, как долго я вас не видел! - с деланной радостью завопил Эрвин. - Наверное, соскучились по мне?
  - Директор велел задержать тебя и доставить в переговорную, - жестко произнес чернокожий крепыш, до удивления похожий на Вандерлея.
  - А где сам директор? - невинным тоном осведомился Эрвин.
  - Не твое дело!
  Эрвин рванулся вперед, но на него тут же набросились силуэты в синих комбинезонах. Их было не меньше пятнадцати. Удары посыпались сразу со всех сторон.
  - Подождите! Не бейте его! Мы сдаемся! - отчаянно завизжала Фина.
  Ее тотчас оттеснили и быстро увели по темному коридору. А Эрвина втолкнули в тесный куб из прозрачного пластика, ярко освещенный зеркальными отражателями. Обстановка тут была самой спартанской. Кроме стола и привинченных к полу стульев не было никакой мебели. Кабинет отличался полной звукоизоляцией. Что здесь говорилось - оставалось внутри его прозрачных стен, если только говорящий не включит трансляцию.
  Эрвина пристегнули наручниками к подлокотникам тяжелого кресла. Охранники вышли. В прозрачную дверь медленно вплыл рыхлый Ольсен в дорогом деловом костюме. Остановился напротив Эрвина и укоризненно посмотрел ему в лицо.
  - Мальчик мой, что же ты натворил? - спросил он.
  - Я выполнил ваше задание, босс. Нашел крысу, - задыхаясь, ответил Эрвин.
  - И кто это?
  - Вы!
  - С чего ты взял?
  - Кто еще мог объявить меня в розыск через десять минут после того, как я побывал у вас в кабинете?
  - Кто угодно!
  - Вот и нет! Доступ к общей рассылке по внутренней сети имеют только ваши ближайшие помощники. Изольда, например. Но она бы не сделала это по своей воле. Ей нужен был чей-то приказ. А кто мог ей приказать?
  - Но зачем мне было это делать?
  - Затем, что вы сами и сдали братство. И вам нужно было свалить на кого-то вину. И тут подвернулся я - один из немногих, уцелевших и выпущенных на свободу. Какая удачная находка! К тому же вы испугались, что я выведу вас на чистую воду, и поторопились избавиться от меня.
  - Я десять лет создавал братство! Десять лет насаждал веру в Ледяного Царя! Никто не поверит, что я мог стать предателем, - взмахнув руками, как будто защищаясь, проговорил Ольсен.
  - Лончар мне все рассказал! - привставая в кресле и гремя наручниками, закричал Эрвин. - Правительство отняло у вас термостанцию. Ваша должность директора - фикция. Вы больше не олигарх. И задумали всем отомстить. Отомстить и удрать на мифический остров посреди вечных льдов, где растут пальмы и орут обезьяны. Но преданные члены вашего собственного братства не простили бы такой измены, и вы сдали их, напугав силовиков угрозой теракта.
  - Никакая это не угроза! - брызжа слюной, склонился к нему Ольсен. - Бомба заложена под термостанцией. Она разнесет отопление в пух и прах, и лишнее население вымерзнет. Останутся только те, кто верит в меня, как в бога.
  - Термостанцию можно починить!
  - Починить? - расхохотался Ольсен. - Ты считаешь меня дураком. Бомба уничтожит не железки. Она разбудит подземный вулкан и вызовет извержение, которое сметет Ледоград. На его месте останется пепелище, но скоро и его занесет снегом. Ты мог бы очутиться среди двух десятков избранных, которым приготовлено место в раю. Но ты не воспользовался своим шансом. Так что отправляйся в огненный ад и своими глазами увидишь, как подземная лава затопит твой мелкий мирок!
  
  
  Пекло
  
  
  Служебный лифт нес их вниз по шахте Центрального Стержня. Здоровяк Вандерлей и его брат-близнец Шафир держали пристегнутых наручниками Эрвина и Фину. Девушка все еще оставалась в просторной куртке техника и куталась в нее, как будто ей до сих пор было холодно. Однако сквозь прозрачные стенки лифта виднелась картина, прямо противоположная той, которую можно было увидеть за внешним обводом.
  Чем глубже лифт погружался в недра, тем реже мелькали в шахте фонари. Зато подземные потоки лавы бросали зловещие багровые отблески на стеклянные стены, создавая впечатление приближающегося ада. Над извергающимися фонтанами тянулись трубы, по которым кипящая вода подавалась на верхние ярусы.
  Лифт был широким, грузовым, и кроме двух братьев-охранников, в него набилось не меньше десятка бойцов, многих из которых Эрвин знал в лицо. Но теперь никто из них не смотрел на него, а если он и ловил чей-то взгляд, то читал в нем лишь злобу.
  Когда жара стала невыносимой, как в печке, клетка остановилась. Широкая огненная река струилась у них под ногами, лениво перекатываясь и булькая оранжевыми пузырями. Вандерлей распахнул клетку и скомандовал:
  - На выход!
  Они оказались на узкой площадке, нависшей над огненной бездной. Прямо посередине стоял работающий механизм с пузатым боезарядом. От заряда к электронным часам тянулся пучок проводов, зеленый циферблат отсчитывал последние тридцать минут.
  - А вот и сторожа для нашей бомбочки прибыли! - издевательски расхохотался Вандерлей. - Везет вам: своими глазами увидите, как начинается огненный шторм! Жаль, рассказать никому не успеете.
  Шафир отстегнул Фину и попытался подтащить ее краю платформы, но та ловко вывернулась и укусила его. Здоровенный охранник отдернул палец и отпрянул. И тут Фина ловко выудила из-под куртки маленький автоматик, отобранный у Изольды. Оказалось, что все это время она прятала его под подкладкой.
  Нервно сдернув предохранитель, она принялась палить прямо перед собой. Звуки выстрелов и трясущийся автомат так напугали ее, что она закрыла глаза и не целилась. Шафир отцепился от нее и прижал руки к животу. По его синему комбинезону расплывалось темное пятно. Охранники в клетке отхлынули от дверцы и так прижали Эрвина к решетке, что он едва не задохнулся. Пользуясь тем, что никто не обращает на него внимания, он выудил у Вандерлея ключ от наручников, отстегнулся и пробился к Фине. Выдернуть автомат из ее закостеневших ладоней оказалось непросто.
  - Отключи бомбу! - крикнул он Вандерлею.
  - Не получится! - нервно откликнулся тот. - Она уже взведена.
  - Тогда я рвану ее прямо сейчас! Нам терять нечего!
  Огромный охранник принялся ковыряться в механизме. На его бритом лбу вздулись жилы, пот ручьями катился по черному черепу.
  - Ее нельзя трогать. Может грохнуть! - испуганно сказал он.
  - Где у часов блок питания? - выкрикнул Эрвин.
  - Они питаются от термоэлементов, подведенных к турбинам...
  - Ах, термоэлементы!
  Эрвин хорошо знал устройство турбин. Вода подавалась к лавовым потокам по трубам, нагревалась и испарялась. Пар вращал турбины, приводившие в действие электрогенераторы. Но рушить эту громоздкую систему было не обязательно, достаточно было лишь перерубить провода, подведенные к электронным часам.
  Одна автоматная очередь - и оголенная медная проволока засияла багровым блеском в зловещих лавовых отсветах. Патронов в магазине не осталось, но охранникам незачем было это знать. Зеленые циферки на часовом механизме погасли.
  - Быстро наверх! - скомандовал Эрвин, наводят на Вандерлея пустой автомат.
  Охранников высадили на ближайшем контрольном пункте. Четырех раненых вынесли на руках. Эрвин запер их в приборном отсеке, вышел на связь со службой охраны и затребовал полковника Бартоша.
  Усатый полковник все так же меланхолично покуривал сигарету, пуская колечки дыма. За спиной его суетился лейтенант Мякинен в бронежилете, с коротким автоматом через плечо.
  - Я выполнил ваше задание, полковник, - доложил Эрвин. - Бомба найдена и обезврежена. Но лучше поторопиться, иначе ее могут починить. Тут раненые и задержанные.
  - Молодец. Оставайся на месте. Сейчас за тобой придут, - велел Бартош.
  Мякинен у него за спиной скинул с плеча автомат и бросился к выходу.
  - Ну уж нет, - рассмеялся Эрвин. - Я за этих фанатиков отвечать не намерен. Да и остались у меня кое-какие дела...
  
  
  Охранять посадочную площадку для дирижаблей было некому. Эрвин и Фина взлетели на лифте в диспетчерскую, но не застали в ней никого, кроме маленькой коалы, меланхолично жующей пахучие листья.
  - Они уже улетают! - показала Фина в прозрачное стекло.
  У причальной мачты раскачивался на ветру огромный серебристый дирижабль. Эрвин успел продрогнуть, пока они летели к мачте на рельсовом электрокаре, а вот Фине было хорошо - она все не расставалась с теплой курткой, в которой утопала по самые брови.
  Если Изольда кого-то и ждала, то явно не их.
  - Эрвин? Фина? - с изумлением спросила она. - А где Вандерлей и Шафир?
  - Сторожат вашу бомбу! - со злостью выкрикнул Эрвин, врываясь в кабину. - Где Ольсен?
  - Я тут! - спокойно проговорил босс, спускаясь из пилотского отсека и направляя на Эрвина пистолет.
  - Сдавайся! Твое дело - швах! Бомба обезврежена, а твоих прихвостней повязали силовики! - сказал Эрвин, наводя на него автомат.
  - У меня еще много друзей в этом городе! - возразил Ольсен. - Мне поверят, а тебе - нет. Я деловой человек, а ты террорист.
  Эрвин зарычал от ярости и нажал на спусковой крючок. Но вместо выстрелов послышались только сухие щелчки.
  - У него кончились патроны, - насмешливо сказала Изольда.
  Ольсен выстрелил, но Эрвин успел нырнуть под сиденья пассажирского ряда. Пуля пробила спинку кресла у него над головой. И тут разъяренная Фина сорвала наконец с себя куртку, оттолкнула пышным боком хрупкую Изольду и набросила подкладку на голову Ольсену. Олигарх начал барахтаться, пистолет выпал у него из рук. Изольда бросилась к причальной мачте и понеслась вниз на лифте.
  Ее белая шубка с синей каймой мелькнула среди заснеженного поля, однако убежать далеко ей не удалось: из раскрывшегося шлюза жилого этажа на крышу ледового города выбегал отряд спецназовцев в мохнатых накидках. Вел его человек, который даже из-под глубокого капюшона пускал кольца дыма.
  - Окружить посадочную площадку! Не выпускать никого! - командовал полковник Бартош.
  - Эрвин, мы с тобой можем еще улететь, - лихорадочно заговорил Ольсен. - Они нас не догонят. Мы будем жить на сказочном острове. Там все утопает в зелени, а вода такая, что можно купаться. Полетели со мной!
  Вместо ответа Эрвин врезал ему по подбородку. Ольсен яростно вцепился в него и попытался вытолкнуть в распахнутый иллюминатор пассажирской кабины, но Эрвин изловчился, провел ловкий бросок - и толстенький олигарх вывалился наружу. Его тяжелая тушка понеслась в глубокий сугроб, вокруг которого уже собирались спецназовцы.
  - Эй, вы там целы? Спускайтесь! - махал им руками полковник Бартош.
  - Ага, щас, - ответил Эрвин и переглянулся с Финой.
  - Что с нами будет? - дрожащим голосом спросила девушка.
  - Призов ждать не стоит. В лучшем случае пойдем соучастниками по делу о теракте.
  - Но ведь мы не хотели! - возразила Фина.
  - Пойди, объясни это таким, как Мякинен! - скептически хмыкнул Эрвин.
  Он забрался на место пилота и принялся изучать электронную карту.
  - Похоже, шанс еще есть, - сообщил он. - Координаты Теплого острова в автопилоте. Стоит нажать на кнопку - и дирижабль сам возьмет к нему курс.
  - А мы сумеем на нем обустроиться? - спросила Фина.
  - Не знаю, - признался Эрвин. - Но думаю, что этот остров такой не один. Где-то должны быть и другие. Это значит - у жителей Ледограда остается надежда. А пока нас не зацапали - летим! Держись крепче!
  Он от души обнял пухленькую малютку и прижал ее к себе. Причальная мачта завибрировала. Нос дирижабля отцепился, ветер начал разворачивать его к югу. Взвыли электромоторы, задавая нужное направление.
  - Эй, вы куда? А ну, стойте! Вы арестованы! Стрелять буду! - орал снизу лейтенант Мякинен, размахивая автоматом.
  Полковник Бартош откинул с лица капюшон и неторопливо наблюдал, как серебристая махина дирижабля проплывает над радиальными кольцами города в сторону заснеженного простора, залитого ледяным солнцем.
  - Шеф, мы еще можем поднять вертолет, - ухватился Мякинен за рукав его куртки. - Он догонит их и собьет!
  - Зачем портить технику? - улыбнувшись в густые усы, возразил Бартош. - Пусть летят себе, куда хотят. Если заблудятся в ледяных просторах, то наказывать будет уж некого. А если что-то найдут - то может, и нам всем от этого выйдет какая-то польза?
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира (2) - Между прошлым и новым" (Научная фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | А.Огнев "Друг мой враг 2. Противостояние" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Т.Серганова "Обрученные зверем 2" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Запечатанное счастье" (Любовное фэнтези) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | В.Василенко "Дикие земли. Шарп" (Боевик) | |

Хиты на ProdaMan.ru ИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиСнежный тайфун. Александр МихайловскийОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОфисные записки. КьязаМои двенадцать увольнений. K A AТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Счастье по рецепту. Наталья ( Zzika)Тайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"