Морозов Роман Альбертович: другие произведения.

Кэйл. 3 глава. Трясущийся пилот.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   3. Трясущийся пилот.
  
   Великая планета Альтерс поражала своей важностью и торжественным изяществом. Раздолбан­ный катер смотрелся там, как недобитая муха на просторной и убранной до блеска посадочной пло­щадке. Она была до такой степени аккуратной, и её так изящно освещало бардовое солнце, что Кэйлу хотелось плакать от умиления. В идеальном порядке на площадке располагались новенькие голубые катера, компактно собранные военные корабли цвета "металлик", разноцветные гигантские транспор­тёры и грузовые фрегаты, а с боков то и дело скромно садились и взлетали маленькие тарелки местных работников. Катер пилота-старичка, кроме всего грозно плюхнувшийся поперёк посадочного места, хотелось смести отсюда поганой метлой.
   Примерно через полчаса Кэйл Дуаллен сидел в просторной проходной возле кабинета управ­ляющего церемониальными полётами. Проходная, как уже было сказано, была необычайно просто­рной и светлой. Через овальные окна с чистым и прозрачным, как воздух стеклом в помещение падал ласковый свет окраса нежного заката. Это был свет лучей местного Солнца. Ярко-зелёные, до блеска отполированные стены мягко и ненавязчиво отражали его.
   Рядом с Кэйлом на мягких и удобных креслах сидело ещё около двенадцати существ самых раз­личных видов и рас. Лысые, краснощёкие, с вытаращенными глазами, они явно волновались и посто­янно нервно ёрзали на своих местах.
   Совершенно неожиданно отворилась дверь, и к ожидающим приёма вышла потрясающе плавной походкой секретарша. Видимо, она была уроженкой независимой планетки Сан-Амора, где девушки рождаются красивыми, вежливыми и на всё согласными. Обычно они устраивались на работу секре­таршами или моделями, так как умом всё же были немного обделены.
  -- Мальчики, а кто тута из вас Кэйл Дуаллен? - нежно пропела она, - за мной!
  -- Я! - крикнул, вскакивая с мягкого кресла Кэйл. - я - Кэйл Дуаллен!
  -- Па-а-айдём - протяжным возбуждающим тоном томно простонала секретарша, и, повер­нувшись к оставшимся нервничающим бедолагам вполоборота, улыбнулась, - а вы... подож­дите...немного...
   Затем он торжествующе проследовал за очаровательной девицей, краем глаза отмечая искрен­нюю злобу и ярость на лицах оставшихся в очереди существ.
   После необыкновенно роскошной, обитой пышными коврами из шерсти семиглазых блохоедок, секретарской, находился гораздо меньший по площади, совершенно скромный по обстановке, кабинет управляющего церемониальными полётами. Что тут говорить, - голые, серые, с облупившейся штука­туркой стены, которые украшали лишь: картина зелёного тетраэдра кисти широко известного худож­ника, работающего в стиле "ретро, когда-то бывшее модерном", Антисептика Малевича, который был наследником самого первого Малевича в одиннадцатом колене, грубо напечатанные жирными гигантскими буквами таблички: "НЕ КУРИТЬ", "УЦП" и "НЕ ЗАБЫВАЙ ЗАПИРАТЬ ДВЕРЬ!", а также порванный в нескольких местах ветхий лист со списком каких-то телефонов. У одной из стен стоял массивный стол грязно-жёлтого цвета, на котором были беспорядочно разбросаны разные деловые бумаги, стояла пара новых чёрных видеофонов и завершала композицию мощная огромная точилка, которая одна занимала треть стола. Карандашей же, которые следовало бы точить ей, нигде не было видно. За столом важно восседал маленький, абсолютно лысый, краснощёкий и при этом обильно по­теющий человечек. Всем своим видом, включая старый серый малоразмерный пиджачок, он как бы пытался сказать, что ненавидит все эти церемониальные полёты всей душой.
  -- Дуаллен, да?! - зачем-то бросил он противным осипшим голосом, как будто здесь мог стоять кто-нибудь другой, когда вызывали Дуаллена, - будешь, значит вторым помощником механика. Завтра в пять - на нашей площадке у 15-го ангара, и запомни название - "Андроник", - безразлично, на одном дыхании пробормотал он, бросаясь в Кэйла какими-то официальными бумажками, которые надо было зачем-то заполнять. - Запомни: "А-ндрон-ик". Всё! Свободен! Следующий!
   Было бы слишком малым назвать состояние Дуаллена в тот торжественный момент счастливым. Нет! Он просто безмолвно ликовал.
  
   Ночь на Альтерсе мало, чем отличалась от какого-либо другого времени суток. Освежал тот же спокойный, слегка прохладный ветер, поражало воображение то же красное Солнце. Может быть, только тени стали чуть длиннее, да какие-то большие незнакомые птицы издавали непонятные пе­чальные звуки. Эта ночь нравилась Кэйлу, и он сейчас думал, что если бы родиной его был Альтерс, то Дуаллен, может, и не думал бы сутки напролёт об опасных и таинственных путешествиях по просторам бесконечной Вселенной.
   Этой тихой и спокойной ночью Кэйл Дуаллен всё же не спал. Он лежал на просторной и мягкой кровати в огромном и шикарном номере отеля "Хаербас". Он думал, как это будет классно, - бороз­дить мили бескрайнего космоса на специальном, сконструированном для этой цели, корабле. Возможно, он соответствует самым последним разработкам ведущих учёных-изобретателей и инженеров и имеет на своём борту множество самой новейшей аппаратуры свежайших разработок. Конечно же, он не позволит там себе бухать сверх меры. Да нет... конечно же, нет! Он вообще не будет там бухать...
  
   Утром, без четверти пять, мягкое прикосновение "Ласкового Будильника" вывело Дуаллена из состояния сна. Тот потянулся, быстро перехватил на пути салат из свежих порхающих Помидоров, и бросился со всех ног бежать на посадочную площадку.
   Когда Кэйл добрался, наконец, до 15-го ангара, он увидел громадное и великолепное нечто. Это нечто на самом деле было церемониальным гиперкатером фиолетового цвета с жёлтыми полосами на боках, изображающими хвосты комет. Также на боку, под жёлтыми полосами, крупными оранжевыми буквами значилось "АНДРОНИК", а чуть ниже, более мелкими буквами, - оригинальный номер SUKSET 040-3.
   "Свежая штучка, " - восхищённо подумал Дуаллен.
   Около "Андроника" стояло аккуратным кружком десяток человек. Все выглядели тревожно счастливыми, было до синевы выбриты и блестели отчищенными зубами. К Кэйлу тут же подскочил на длинных ногах длинноволосый светлоусый прыщавый парень в безвкусном жёлтом халате и хорошо поставленным голосом резво поинтересовался:
  -- Простите, молодой человек, вы - Кэйл Дуаллен? - и, не дожидаясь ответа, обратился уже ко всем:
  -- Ну вот, кажется, все собрались наконец-то! Итак, друзья, сейчас я должен ввести вас в курс дела. Вы, вероятно, знаете, что скоро отправляетесь в великий, мало этого - величайший полёт. Цель этого величайшего и сверх ответственного полёта - доставить и осуществить приглашение правите­лей, так сказать, всех планет, входящих в СПП и также ещё, кажется примерно пяти планет, на вели­чайшее... нет..., слово "величайшее" я, кажется, уже употреблял... на... на грандиознейшее праздно­вание пятисотлетия Содружества. Начнётся миссия у самой ближней к Светилу планеты - Гальвании, и закончится у самой далёкой, малоизвестной, таинственной планетёнки Дра Кал. После этого мы, ра­достные и счастливые из-за удачного завершения данной миссии, весело вернёмся на Альтерс. В полёт мы отправимся на самой последней модели специализированных гиперкатеров. Вот он! Посмотрите! Таких, клянусь всеми Геометрическими богами, вы точно ещё не видели, если только во сне! Краса­вец... Да! О чём я?! Управлять же таким прекрасным творением, имя которому "Андроник", будет пи­лот, единственный во Вселенной, специально обученный этому. Разрешите представить, - Дирк Шай­тэн, - я бы сказал суперчеловек и суперпилот!
   Вперёд вышел строго подтянутый мужчина явно среднего возраста, даже можно сказать - совсем немолодой. Гладкий бронзовый загар равномерно покрывал его кожу. Волосы торчали слегка седова­тым ёжиком. Выражение лица было поразительно серьёзным. И тут он низким, нереально густым ба­сом вдруг заговорил:
  -- Приветствую вас, мои друзья. Я, как меня уже представили, пилот-испытатель Дирк Шай­тэн. Уже двенадцать лет я специализируюсь на том, что совершаю особо ответственные и при этом рискованные на абсолютно новых моделях космического транспорта. Я вообще - с планеты Минза­горо. Конечно, наверняка, вы о ней что-нибудь даже и слышали, - она в совершенно другой системе. Уроженцы нашей планеты Минзагоро могут очень быстро обучаться чему-либо. Например, любую неизвестную ранее сложную систему управления мы сможем подробно изучить за две-три недели. Как показывают многовековые наблюдения, недостатков в восприятии незнакомых нам ваших предметов, обычаев, законов, правил дизайна у нас замечено не было. Но модель SUKSET 040-3 или, как должно быть более привычно для ваших изнеженных ушей, "Андроник" очень сложен в управлении. Его во всех тонкостях и подробностях я смог постичь только за месяц с небольшим. Вот, - Дирк облегчённо вздохнул и попробовал неожиданно для всех немного пошутить, - снаружи вижу этот чёртов катер практически впервые, но изнутри... изнутри я его уже достаточно насмотрелся. Краси...
   Тут, любующийся "Андроником" суперпилот внезапно резко оборвал свой душещипательный монолог, и, глядя на гигантский катер, широко улыбнулся и восторженно округлил свои раскраснев­шиеся глаза.
  -- Да, я вижу, что вы в восторге, - немного с ехидцей заметил длинноволосый, - вы, возможно, хотели сказать - "красив", не так ли? Или ещё что-нибудь? А?! - и в ожидании ответа он как-то скосо­бочено изогнулся, чтобы особо красноречиво изобразить всё нетерпение, с которым он жаждал ответа.
   Но тот уже ни на кого не обращал внимания. Постепенно улыбка его вдруг приобрела налёт не­реальности, стала как-то натянуто широкой, а уголки губ еле заметно подрагивали. Глаза же до пре­дела расширились и готовы были вывалиться из глазниц.
  -- Извините, - обратился к длинноволосому Кэйл, - но мне почему-то кажется, что он не со­всем восторгается совершенством дизайна гиперкатера,... точнее, - ...совсем не восторгается, ка­жется...
   И в этот самый момент у несчастного пилота губы, до этого растянутые в нелепой улыбке, как и все остальные мышцы лица, судорожно затряслись, а глаза стали быстро вращаться в разные стороны. Все окружавшие его, не исключая Кэйла Дуаллена, осторожно, как один, отступили назад на шаг от бедняги. Сам же он повалился на гладкий асфальт под ногами и начал трястись мелкой дрожью, по­путно взвывая, издавая нелепые нечленораздельные звуки.
  
   Санитарная служба не заставила себя слишком долго ждать. Часа через три, когда храбрый и от­важный пилот Дирк Шайтэн лежал пластом, как-то нереально раскинув в стороны руки и ноги, закатив глаза и открыв рот, из которого вытекала густой серо-зелёной смесью неприятная и непонятная дурно пахнущая жидкость, и дрожал мелким, но частым ознобом, вдруг, откуда ни возьмись, материализо­вался невысокий тощий доктор в грязно-белом халате и с огромным увесистым чемоданом в обеих ру­ках. Врач быстро подбежал к пилоту, осторожно и брезгливо дотронулся до него ногой, и, слегка сви­репо глядя на оставшуюся компанию, резким и противным голосом спросил:
  -- Минзагориец?!
  -- Да, а что с ним? - участливо поинтересовался волосатый.
  -- Что с ним?! - удивлённо огрызнулся доктор, - что с ним?.. Да всё с ним!
   Сказавши это, он поспешно удалился, а компания, состоящая уже из десяти человек, смятённо и местами испуганно смотрела на бездыханное тело пилота, которое до сих пор изредка подрагивало в судорогах. Через несколько секунд, громко топая, опять прибежал свирепый доктор, мгновенно скрю­чил своё лицо в крайне недовольное отвратительное выражение и достал из своего тяжёлого чемодана огромную книгу. Собственно, если внимательно присмотреться, то можно было заметить, что ничего, кроме этой книги в чемодане не лежало. Затем своим скрюченным лицом доктор уставился почему-то на Дуаллена и громко и неожиданно крикнул:
  -- Минзагориец он!
  -- Минзагориец он! - крикнул он уже всему окружению. - Минзагориец он! Был! Читайте! - он открыл книгу. - Вот! Минзагориец! Уроженец планеты Минзагоро! Внешне... и дын, и дын, и дын....Да! И дын, и дын, и дын.... Да! Дын-дын... пр-р-р-р-дын.... Да! Вот! Да! Дын-дын... вот! Ви­дите?! Вот оно! Бли-и-ин! Не переносят жёлтого цвета, особенно - полос.... Слышишь?! - крикнул он вновь почему-то Кэйлу. - Жёлтый! Жёл-тый! Жёлтый цвет! Ха-ха! И коньки - в воду! Ха! Полосы! Ха-ха! В воду! Ха-ха! А вы! А он! Всё!
   Он помолчал примерно минуту, при этом оставив рот открытым, из которого обильным потоком сочилась слюна, плавно стекая на грязно-зелёный, заплатанный в нескольких местах, пиджак. Потом он очнулся, издавая несколько громких звуков сразу из нескольких мест, и злобно прикрикнул на прощание:
  -- Минзагориец он! Был... - и ушёл.
   Молчаливый хоровод вокруг бывшего суперпилота стоял в мрачном безмолвии в течение не­скольких минут. Затем разговорчивый волосатик несмело подошёл к телу и осторожно дотронулся до него ногой, как не так давно до этого дотрагивался озлобленный доктор. Тело же слегка колыхнулось и только где-то в своей глубине зловеще булькнуло.
   - Ну, всё, - обречёно прошептал волосатый и срифмовал, - никакому полёту не бывать без пилота....
   После этого он выругался самым грязнейшим образом, сумев при этом обогатить фразу неким тайным смыслом, обличающим скрытые пороки многих вышестоящих органов, не исключая даже всех богов Геометрической религии.
   Все вокруг стояли и, угрюмо повесив головы, слушали эту тираду. Так они тупо стояли, не зная, что добавить к уже сказанному, ещё минут двадцать. И вдруг, совершенно кстати нарушив неловкое и гнетущее молчание, окрестности посадочной площадки окатил мощный низкий гул. С неба, прямо по направлению к 15-му ангару нёсся средних размеров грузотранспортёр серого цвета. Особенно всех поразило то, что транспортёр, приближаясь к поверхности планеты и, конечно же, к 15-му ангару, ка­залось, и не думал снижать скорость. На этот раз волосатик смертельно побледнел и совсем уж обре­чено произнёс тихим голоском:
   - Ну, вот и нам всем - крышка, - после чего повторил своё предыдущее крайне нехорошее ругательство, также добавив к нему лишь незначительную импровизацию, касающуюся всех без ис­ключения родственников того, кто вёл этот серый транспортёр.
   И когда тот был уже в нескольких десятках метров от поверхности планеты, обдавая людей мощной ударной волной (а все находились уже в состоянии, близком к обморочному), транспортёр вдруг резко сменил направление полёта и, промчавшись над самыми головами, гордо вильнул в вы­соту, где описал восьмёрку. После этого весьма художественного аттракциона корабль плавно сел ря­дом с 15-м ангаром в теньке гигантского "Андроника". Побледневшие, но не лишённые восторга лица смотрели на него, в ожидании появления лихого пилота. Только волосатик не смотрел - он тихо лежал возле тела бывшего пилота-суперасса в состоянии лёгкого обморока.
   Входной люк транспортёра плавно, с мелодичным скрипом отворился, и оттуда вышел сияющий лицом, высокий и стройный красавец-пилот.
   - Позвольте представиться, - бодро продекламировал он, - самый знаменитый, никем не заменимый, не потерпевший за всю жизнь ни одной аварии пилот-инженер-испытатель - Анди Фор Мажор!
   "Анди Фор Мажор" он произнёс одновременно с оцепеневшим от изумления и немого испуга Кэйлом Дуалленом.
   Все были ошарашены и восхищены, исключая, конечно, Кэйла и уже вышедшего из обморока волосатика, который медленно с неохотой повернул голову в сторону Фор Мажора и с брезгливым выражением лица произнёс:
  -- Ну и что нам до этого? Всё равно же ты не справишься с управлением "Андроника". Только Дирк Шайтэн, уроженец планетки Минзагоро, был обучен этому.
   Анди Фор Мажор принял какую-то по идиотски торжественную, совершенно нелепую позу и, вскинув правую руку вверх, громко продекламировал:
  -- Я, вероятно, забыл совсем сказать. Я некоторое время являлся неофициальным учеником Дирка Шайтэна. Ещё во время своего обучения он соорудил тренажёр "Андроника", в чём, безус­ловно, я ему помогал, и во время его запланированного безделья* он обучал меня его управлению.
  -- Вот как?! - всё ещё недоверчиво пробубнил длинноволосый, - а вот хочется мне поинтере­соваться для удовлетворения любопытства собственного, а как же это ты, любезный неофициальный ученик, узнал о неприятном происшествии, случившимся с Шайтэнем.
  -- Да я просто гулял тут вокруг Альтерса и совершенно случайно встретил странного и очень злобного доктора, который обо всём мне рассказал, обильно брызгая слюнями от возмущения.
  -- Вот как?! - уже менее недоверчиво промолвил волосатик, - ну тогда, пожалуй, ты нам и за­менишь пилота Дирка. А кстати, ты-то сам случайно не минзагориец?!
  -- Да я чистокровный альт, - гордо сказал Анди и вдруг, покосившись на желтые боковые по­лосы церемониального катера, изобразил кривую ухмылку на лице. Потом он весело заржал и крикнул, - а полосы, если честно, ужасные.
   Все громко посмеялись на эту туповатую шутку, облегчённо вздохнули, со скромными улыбоч­ками на лицах знакомится друг с другом и обсуждать сложившуюся ситуацию. И только Кэйл Дуаллен чувствовал себя не в своей тарелке с момента появления среди команды его старого знакомого Анди Фор Мажора, который вскоре подошёл к пилоту и с ехидной улыбкой шепнул ему на ухо:
  -- А я-то думал, ты домой собирался, - а затем более мягко добавил, - но я забуду это, если ты обещаешь с этого момента не пить на борту.
   Дуаллен пообещал.
  
   21
  
  
   1
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"